Прайдли Любовь: другие произведения.

Космос. Выжить и вернуться. Глава 4

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава 4 повествует о дальнейших приключениях Сэма Стуокера

  Глава 4.
  
  Встреча.
  
  
  
   ...Крупные миндалевидные глаза кармионов, достигших подножия Плачущих Скал, где находился вход, ведущий внутрь каменных стен к месторождению селия, стали ещё больше: такого они не видели никогда в своей сущности. Там, где должна была находиться пещера, закрывая отверстие, лежал огромный камень невиданной формы, отполированная поверхность которого местами поблескивала матовым светом, слабо отражая окружающие её предметы, и преграждал любой доступ внутрь скалистой стены. Кое-где на внешней стороне камня виднелись глубокие борозды и рваные раны. К особенно большой вмятине вела страннная тропа необычного для кармионов вида, кроме того, камень в одном месте светился изнутрии слабым белым светом.
   Отряд триадров при виде странной каменной глыбы, замер в оцепенении, не зная, что это такое и что им предпринять дальше? Было понятно одно - именно этот огромный камень, упавший откуда-то сверху, закрыл выход из пещеры, внутри которой находился отряд заготовителей племени кармионов во главе с сыном Проктора Овидием.
   " Что ты думаешь делать, Градер?" - Виктарий дотронулся до плеча предводителя, чем вывел его из оцепенения.
   " Я думаю, что этот огромный камень не только закрыл выход из пещеры, но он мешает установить нам связь с отрядом Овидия. Нашей силы телепатии не хватает, чтобы пробить толщу камня и связаться с заготовителями".
   В телепатический контакт двух воинов вступил врачеватель Дарий, подошедший ближе к каменной глыбе и с удивлением разглядывающий её:
   " Есть надежда, что никто из отряда Овидия не погиб, они могли скрыться в глубине пещеры, а селия там достаточно, чтобы поддерживать их энергию".
   " Но что теперь делать нам?! Мы не сможем сдвинуть этот камень с места, даже если сюда вызвать всё наше племя?!" - Эльсифия, пораженная случившимся, с тревогой смотрела на самцов, ожидая ответа на поставленный ею сложный в настоящий момент вопрос.
   " Я немедленно выйду на прямую связь с Проктором и провидицей Маврией, чтобы получить совет, что нам делать дальше?" - ответил ей и всем остальным триадрам вожак.
   Чтобы не мешать командиру отряда, воины разбрелись по поляне, расстилающейся перед невиданной каменной глыбой, не решаясь, между тем, приблизиться к незнакомому предмету на близкое расстояние - неведомое пугало их.
   Сначала вожак триадров обратился к вождю племени кармионов Проктору - он объяснил ситуацию, в которую попали отряды - первый, возглавляемый его сыном, и второй, возглавляемый им самим. Проктор, повидавший немало за свою сущность в Сером Ущелье, с тем, что телепатически описал ему Градер, не сталкивался ни разу, поэтому не смог дать вразумительного совета воину.
   " Градер, если, как ты описываешь, каменная глыба так велика, что её не сможет сдвинуть даже всё племя кармионов, я не нахожу смысла идти на выручку отряда заготовителей, который теперь заживо погребён в пещере с селием. Я скорблю не только о моём сыне, но о каждом из членов его отряда. Не рискуйте своими сущностями, вы и так уже потеряли двоих триадров. Хватит жертв! Возвращайтесь! .. Хотя... Пообщайся с провидицей и узнай, какими она представляет последующие события. Удачи вам!"
   Перед мысленным взором Градера возникло лицо Маврии, изборожденное глубокими морщинами, с глазами, затянутыми прозрачными веками. Скользнув длинным языком по впалым щекам, словно совершая колдовской обряд, или отмахиваясь от действительности, чтобы точнее прочесть страницы будущего, которые сейчас открывались её сознанию, провидица ответила на послание воина:
   " Я всё знаю, триадр! Я восприняла твоё общение с Проктором! Вы должны остаться там: через некоторое время к вам придёт помощь, какую вы не ждёте. Эта помощь будет необычна - не оттолкните её!"
   Лицо Маврии померкло, растаяв в сознании вожака, как туманный призрак, растворившийся под дуновением ветра. Градер открыл глаза, совершенно сбитый с толку противоречивыми советами провидицы и главы клана кармионов. Обведя взглядом своих спутников, ожидавших от него решения, он остановил взор на Виктарии: триадры переключились на прямой контакт.
   " Ты воспринял моё общение со старейшими?"
   " Да, Градер, но я не представляю, какое решение ты сможешь принять - их советы совершенно противоположны!"
   " Я думаю, нам надо остаться и посмотреть, что будет дальше! Маврия очень опытная провидица - я не помню ни одного случая, когда бы она неточно предсказала будущее. Доверимся её видению. Отдай распоряжение всем членам отряда расположиться лагерем здесь на несколько дней".
   " Хорошо, Градер. Но..."
   " Что, но? Ты хочешь возразить мне, Виктарий?"
   " Неужели мы будем бездействовать, когда наши соплеменники ждут помощи?"
   " Бездействовать? Нет, бездействовать мы не будем. Только пусть сначала триадры отдохнут и пополнят энергию, а потом мы кое-что сделаем. У меня появилась одна мысль..."
   Виктарий кивнул своему вожаку и пошел выполнять его распоряжения. Воина озадачил ответ Градера, но вторгаться в его мысли Виктарий не посмел. Он решил выждать, чтобы узнать, что намерен предпринять вожак в данных обстоятельствах
   Триадры разместились вокруг каменной глыбы с той стороны, откуда пришли. Они отдыхали после всех событий, произошедших с ними во время четырехдневного перехода. Но спокойствия в отряде не было - каждый с трепетом думал о тех, кто замурован огромным камнем внутри пещеры. Как они там? Живы ли они?
   Эльсифия, не скрывая волнения, подсела к Градеру, отдыхающему на одном из валунов, разбросанных вокруг их временной стоянки. Даже в такой, казалось бы, не подходящий момент, самец не смог не залюбоваться её гибким чешуйчатым телом. Он подвинулся, давая ей место подле себя, и, заглянув в её огромные чёрные зрачки прекрасных глаз, подобных двум бездонным колодцам, участливо обратил к самке свои мысли:
   " Что с тобой, Эльсифия? Ты выглядишь усталой. Отдохни".
   " Градер, не об отдыхе нужно сейчас думать - мы должны спасти заготовителей! И это нужно сделать неприменно! Ты это понимаешь?!"
   В душе мужской особи шевельнулось чувство ревности к другому кармиону, замурованному сейчас в пещере. Ему подумалось, что, может, всё-таки Эльсифия отправилась в трудный поход за сыном Проктора.
   " Я вижу, что ты очень обеспокоена судьбой Овидия?! Он тебе очень дорог?!"
   " Да, мне дорог Овидий так же, как дороги и все члены отряда заготовителей селия! Ты меня не понимаешь! А я хочу тебе объяснить, что нам обязательно надо отодвинуть этот камень, чтобы освободить вход в пещеру. Вы все сейчас думаете о происходящем в данный момент. А надо подумать ещё и о холодном времени, которое принесет в наше племя голод и болезни, если мы не сможем добывать селий. Вы подумали о том, чем особи кругов будут пополнять энергию, когда растения завянут и перестанут нам давать питание? Если мы спасем отряд заготовителей - значит, мы спасем весь клан кармионов!"
   С удивлением и восхищением посмотрел Градер на Эльсифию - оказывается, самка, ставшая его возлюбленной, не только красива, она - очень умна и дальновидна.
   " Ты права, Эльсифия! Я принимаю решение - мы не уйдем отсюда до тех пор, пока не сумеем открыть хотя бы небольшой проход в пещеру, и не только для того, чтобы спасти отряд Овидия, но и для того чтобы потом можно было спускаться в пещеру за селием. А сейчас отдыхай! Скоро мне понадобятся усилия каждого триадра. Отдыхай, моя сияющая".
   После непродолжительного отдыха вожак собрал отряд, желая поведать всем план действий. Воины с тревогой и возбуждением стояли полукругом возле него и, безоговорочно веря в правильность суждений и действий своего предводителя, внимательно воспринимали его телепатические посылы.
   " Скоро совсем стемнеет, и мы не сможем предпринять что-то, чтобы каким-то образом сдвинуть эту глыбу с места. Поэтому я хочу попытаться установить связь с заготовителями. Надеюсь, это у нас получится, если из них хоть кто-то сохранил свою сущность".
   " Как мы сможем это сделать, они ни разу не вышли на связь за всё время нашего передвижения"?
   " Да, Дарий, это так. Но надо попробовать сконцентрировать наш телепатический сигнал, для чего я и собрал вас всех вместе. Сейчас мы подойдем вплотную к месту, находящемуся ближе всего к входу в пещеру, и одновременно пошлем обращение - "Отзовитесь, мы пришли на помощь". Потом будем ждать ответ. Итак, по взмаху моей конечности все одновременно".
   Триадры сосредоточились, направили свои взоры в сторону глыбы, загораживающей вход в пещеру, и ждали команды вожака. Именно сосредоточенность позволила им почувствовать приближение опасности задолго до её возникновения. Они все одновременно повернули головы в сторону, откуда ожидалось появление чего-то неизведанного, не поддающегося их телепатическому анализу, и замерли в оцепенении...
  
  ***
  
   ...День приблизился к своему завершению: очертания предметов расплывались; блёклые краски ущелья померкли окончательно, окрасив всё в тёмно-серый цвет; с трудом можно было ориентироваться в окружающем пространстве. Но обостренное зрение Сэма Стуокера, который уже привык к полумраку каньона, где совершил посадку его зведолёт, выхватило необычные фигуры то ли зверей, то ли человекообразных существ, лишь только он обошел свой звездолёт с намерением подняться по трапу внутрь его. Человек, так ждавший контакта с разумными существами, оказался совершенно не готов к встрече, тем более, что в полумраке он не мог понять, с кем он всё-таки встретился.
   Сэм внезапно остановился и стоял, не двигаясь, как вкопанный, забыв даже включить подсветку, имеющуюся у него в скафандре - первоначальное удивление сменилось неосознанным чувством страха.
   - Что это передо мной? Похоже на гуманоидов... Или не похоже? Мне надо как-то пробраться в мой корабль...
   Но Сэм не только не стал пробираться в звездолёт, но боялся даже пошевелиться, чтобы не вызвать неадекватную реакцию у существ, стоявших скопищем недалеко от его корабля. Человек смотрел, не отрываясь, на аборигенов, фигуры которых еле различались в сгустившихся сумерках, а те в свою очередь, как заворожённые, не сводили своих огромных глаз с него.
   " Что это?.. Что это?.. Что это?" - проносился молчаливый вопрос от триадра к триадру, не смевших пошевелить конечностями, чтобы не навлечь на себя гнев неведомого ими доселе существа.
   Неопределенность положения затягивалась, но не могла продолжаться вечность. Чувство самосохранения взяло верх надо всеми остальными чувствами, обуревавшими каждого из воинов-кармионов.
   " Приготовить луки и ждать моей команды"!
  Приказ Градера был выполнен всеми без промедления.
   Сэм заметил, что в руках, если можно назвать руками извивающиеся, подобно змеем на сказочной голове горгоны Медузы, конечности неведомых существ, появилось какое-то оружие. Землянину трудно было ориентироваться в сгущающихся сумерках, поэтому вступать в бой он не хотел. Он твердо знал, что одержит победу над таким маловооруженным отрядом - его эктотрон за несколько секунд оставит от этой кучки аборигенов один только пепел. Нет, надо налаживать с ними контакт, а не воевать, но сделать это всё-таки лучше в светлое время суток.
   " Как дать им понять, что у меня мирные намерения? Я не могу включить даже разговорный адаптер, чтобы не вызвать агрессивную реакцию с их стороны. У них огромные глаза, но вряд ли они поймут через шлем скафандра, что я им улыбаюсь. Что же делать?" - размышлял Сэм, наблюдая, как аборигены ощетенились стрелами, готовыми сорваться с луков и, возможно, пронзить его тело.
   Хотя, землянин надеялся, что материал, из которого изготовлен его скафандр, выдержит обстрел из оружия аборигенов, если только оно не изготовлено из какого-либо особо прочного металла. Однако стоять под прицелом пусть и примитивного, но всё же оружия, было рисковано. Сэм это прекрасно понимал и лихорадочно искал выход из данной ситуации, перебирая в памяти всевозможные приветствия, когда-то виденные им при контактах с различными инопланетянами. Ничего путного на ум ему не приходило, и, в конце концов, он поступил просто - он поклонился этим, как он надеялся, разумным существам.
   " Он приветствует нас"! - с удивлением и осторожностью восприняли поклон неизвестного существа триадры.
   " Опустить луки"! - приказал Градер и первым выполнил собственную команду.
   Сэм видел, как аборигены опустили оружие, но они по-прежнему не произнесли ни слова и оставались стоять неподвижно, устремив на него взоры своих огромных чёрных, как антрацит, глаз.
   " Риск - благородное дело! Так что ли говорят"? - прошептал Сэм.
   Он сделал шаг в сторону звездолёта, ожидая ответной реакции на своё действие. В лагере противника ничего не изменилось. Тогда человек снова отвесил поклон и сделал ещё один шаг в направлении летательного аппарата. Триадры молча наблюдали за ним, не меняя поз, казалось, не реагируя на его телодвижения.
   Так, кланяясь через каждый шаг, Сэм добрался до входного люка в звездолёт. Волнение его нарастало и стало столь велико, что холодный пот потоками струился по лицу - не помогал даже микроклимат скафандра. Последний шаг внутрь корабля он делал, будучи в огромном напряжении, так как выполнял его уже стоя спиной к инопланетным наблюдателям. Но ничего не произошло, и человек благополучно зашел в космический дом.
   Триадры, в свою очередь, были поражены тем, что в камне вдруг образовалось отверстие, которое, поглотив чужака, мгновенно закрылось. Они увидели вспыхнувший внутри каменной глыбы яркий свет, пробивающийся через прозрачное отверстие сверху.
  Градер срочно собрал совет, в который вошли Дарий, Викарий и Эльсифия.
   " Нам надо принять решение, что мы станем делать дальше? Я удивлен произошедшим сейчас не меньше всех вас. Я видел левадаров, пучеглазых, пиламетов, но ни один из поселенцев этих племен не похож на того, кого сейчас поглотил камень".
   " Градер, мне кажется, что его не камень поглатил, мне кажется - он сам туда проник".
   " Может, ты права, Эльсифия. Но, всё это так необычно! Что ты думаешь об этом, Виктарий?"
   " Я тоже не видел ничего подобного. Поэтому предлагаю выставить на тёмное время охрану", - решительный посыл Виктария выдавал в нем опытного и осторожного воина.
   " Этот член незнакомого племени мне показался добрым - он столько раз приветствовал нас! Наверно, он очень рад встрече с нами", - выразил своё мнение даритель сущности.
   " Дарий, если это так, то почему он спрятался от нас в каменной глыбе?"
   Эльсифия о чем-то задумалась, склонив голову набок и прикрыв прозрачными веками свои прекрасные глаза, в которых отражалась борьба чувств и эмоций с обостренным разумом, обнаружившимся у отважной самки племени кармионов. Повернувшись в пол-оборота к вожаку и двум другим триадрам, она передала им свои выводы, сделанные после глубоких раздумий.
   " Кто-нибудь из вас обратил внимание, что мысли чужака не поддаются локации? Лично я ничего не поняла. Может быть, он - животное, у которого нет никаких мыслей"?
   Трое мужчин озадаченно переглянулись между собой: они одновременно вспомнили, что телепатического контакта с чужаком не случилось, хотя каждый из них пытался выйти с ним на связь. Это казалось более, чем странно. Все племена в Сером Ущелье обладали телепатическими способностями в большей, или меньшей степени. Решив отложить выяснение всех, возникших у них вопросов на завтра, совет триадров, выставив часовых, отдал команду расположиться воинам отряда на ночлег.
   Звездолётчик был настолько ошеломлен неожиданной встречей с местными гуманоидами, что не сразу пришел в себя. Войдя внутрь межпланетного корабля, ставшего ему домом на чужой планете, он некоторое время стоял, прижавшись спиной к входной панели, не в силах сделать ни одного шага. Что принесет ему эта встреча - гадать совершенно бесполезно, и он решил отложить решение проблемы на утро.
   - Дьявол, вот уж не ожидал встретить разумные существа именно сейчас! Разумны ли они? Кажется, что - да. По крайней мере, они чем-то вооружены, - прожевывая фиолетовую хвою и всматриваясь в смотровую панель, за которой, впрочем, стояла кромешная тьма, рассуждал сам с собой Сэм.
   Трудно успокоиться после таких событий, и человек снова и снова задавал себе вопрос - разумных ли существ повстречал он в этом скалистом ущелье на чужой планете?
   - Где я видел подобное оружие? Скорее всего, в каком-нибудь историческом альманахе... Вспомнил! Это луки и стрелы! Похоже на то. Как мне действовать дальше? Здесь я в безопасности. Со своим примитивным оружием эти аборигены мне не страшны. Но я не смогу долго сидеть в звездолёте - хвои-то я нарезал мало.
   Не снимая скафандра, расположившись в капитанском кресле перед смотровой панелью, звездолётчик, измотанный событиями последних дней, заснул тревожным сном. Временами он вздрагивал всем телом: ему снилось, что он убегает от гуманоидов; они вот-вот его нагонят и проткнут своими стрелами; и надо было бежать быстрее, но ноги его не слушались, и, несмотря на огромные усилия, как обычно происходит в сновидениях, он оставался на месте; аборигены совсем рядом, они огромны, и тянут к нему тысячи своих страшных щупалец, которые обвивают его тело, руки, ноги, дотягиваются до шеи и начинают душить. Сэм судорожно схватился рукой за воздух и... проснулся, не сразу поняв, что это - всего лишь страшный сон.
   Но приснившийся кошмар повергает человека в уныние. Сэм с тоской смотрел через смотровую панель в темноту ночи и пытался представить, что в этот момент делают аборигены, окружившие его корабль...
   ...В лагере триадров в это время все спали, выставив часового, бдительно охраняющего сон соплеменников от существа, исчезнувшего в глубине каменной глыбы. Не спалось только Градеру: он снова и снова мысленно возвращался к словам Маврии, предсказавшей во время последнего с ней телепатического контакта неожиданную помощь, которую не стоит отталкивать.
   " Откуда придёт помощь и когда? Неужели провидица говорила мне об этом странном животном, с которым мы столкнулись?! Не могу представить, как и чем оно может нам помочь? Хотя, кажется, оно настроено вполне дружелюбно, но какой от него может быть толк?! Наступит светлое время, и, надеюсь, мы все узнаем", - то была последняя мысль, посетившая разум Градера перед тем, как он заснул беспокойным сном...
  
  ***
  
   ...В Сером Ущелье забрезжил бледный рассвет, заставший противодействующие стороны бодроствующими. Сэм после пригрезившегося ему кошмара заснуть больше не смог и весь остаток ночи думал, как себя вести с туземцами, чтобы не только остаться в живых, но и наладить с ними дружеские отношения. Он рассчитывал, что это племя поможет ему с пропитанием: ведь едят же они что-то среди этих камней. Землянин отчасти был разочарован тем фактом, что встретил таких примитивных разумных существ. Небольшая надежда на то, что коренные обитатели незнакомой планеты окажутся прогрессивно развитыми и помогут ему вернуться на родную Землю, угасла теперь окончательно.
   - Придется доживать мне свой жизненный срок среди серых камней и недоразвитых существ, - разочарованно вздохнув, пробормотал звездолётчик в полудрёме.
   Перед глазами Сэма возникло лицо Джины: только теперь он осознал, как сильно её любит. Да, теперь, когда исчезла последняя надежда увидеть любимую женщину снова. Так, бывает очень часто с людьми: не замечают того, что всегда рядом - протяни руку и возьми в любой момент; но стоит только потерять привычную вещь, как начинают понимать, насколько она необходима и дорога, и что жизнь без неё оказывается никчемной и пустой. Женщина, с которой мужчина состоит в брачных узах, с которой не один год делит кров, быт, постель, со временем становится обыденной, не вызывает первоначальных восторгов, и воспринимается им, как собственное приложение. Но стоит ему только потерять свою спутницу жизни, он осознает, наконец, что безвозвратно утратил то самое дорогое, что судьба подарила ему в жизни, словно ушла часть собственной души, и заполнить образовавшийся вакуум не сможет никакая другая любовь - боль от потери останется в сердце навсегда...
   ...Память нарисовала Сэму их последний день на берегу океана, и он, почти физически, ощутил запах прибоя и тепло руки любимой женщины в своей руке. Мужчина застонал от нестерпимо жгучей боли расставания:
   - Неужели я никогда больше не увижу тебя, моя родная Джина!? Господи! Дай мне шанс увидеть мою жену ещё раз хотя бы на закате жизни! Неужели это невозможно!?..
   ...Триадры с наступлением блёклого рассвета, пополнив свою энергию и отправив на отдых часового, в напряженном ожидании расположились вокруг каменной глыбы, присутствие которой вызывало у них не только любопытство, но вселяло в них неконтролируемый страх, который забирается в души воинов в предверии смертельного боя.
   " Градер, мы попытаемся выйти на связь с заготовителями"?
   " Сейчас не время, Виктарий? Сначала надо понять, что за животное обитает в странном камне".
   " А если оно больше не появится оттуда? Сколько же мы будем ждать"?
   " Нет, Эльсифия, оно появится. Должно появиться. Я думаю, мы увидим его, когда станет совсем светло", - улыбнувшись одними только глазами, ответил самке вожак.
   Дарий обошел огромный камень вокруг, казалось, он совсем не боится обитателя необычного осколка скалы, а стремится познакомиться с ним ближе и скорее вступить в контакт.
   " Я уверен, что оно - существо доброе! Вы видели, сколько раз оно приветствовало нас поклонами. Жестокие и злые никогда не отдают поклон при встрече. Кто-нибудь из вас видел, чтобы также приветствовали наше племя левадары, пучеглазые, или пиламеты? Эти злобные племена сразу кидаются в схватку. Не так ли?"
   Все, стоявшие рядом с Дарием триадры, закивали головами в знак согласия. Но тут в безмолвный телепатический разговор вступил вожак отряда:
   " Ты торопишь события, Дарий. Нельзя расслабляться и вести себя подобно глупым детёнышам. Будьте все начеку. Скоро истина откроется нам".
   Совсем рассвело, и серый день вошел в каменистое ущелье, наделив бледными красками его обитателей и однообразный растительный мир, который всё-таки оживлял неприступные скалистые стены и каменистый пейзаж, раскинувшийся вокруг межпланетного корабля. Сэм, оставаясь в скафандре и командирском кресле, приблизился к смотровой панели. Теперь он отчетливо видел существа, с которыми повстречался накануне вечером.
   - Черт меня побери! Да, они больше похожи на ящериц, чем на людей! Скорее они съедят меня, чем помогут мне добыть нормальное пропитание! Как же они общаются между собой? Странно, они не открывают рта - значит, они не умеют говорить! А если они не умеют говорить - они не умеют мыслить? Выходит, что это - животные, или люди на стадии развития, недалеко ушедшие от животных. Неутешительное для меня открытие! - воскликнул человек.
   Сэм продолжал внимательно рассматривать аборигенов, расположившихся вокруг звездолёта. Было понятно, что они ждали его появления. Но Сэм Стуокер не торопился, предпочитая знакомиться с этими человекоподобными ящерами издали: он внимательно изучал их внешность, определив при этом, что одна особь среди всех является особью женского пола; увидел, что все они вооружены луками, стрелами, заостренными палками; почувствовал их нервную озабоченность присутствием его космического корабля.
   - Интересно, где они берут дерево? Что-то я не видел ни одной сухой ветки, а все сырые бьются током. Вот это сюрприз! - воскликнул звездолётчик, когда увидел, как у одного существа изо рта выскользнул длинный язык, раздвоенный на конце, больше напоминавший змеиное жало, и впился в фиолетовую хвойную ветку.
   - Неудивительно, что они не разговаривают! Чем им говорить-то!? - сделал неутешительный для себя вывод звездолётчик.
   Поев остатками вчерашней хвои и выпив немного воды, Сэм решил приступить к налаживанию контактов с местным населением. Не зря говорят, что худой мир лучше доброй ссоры, в этом плане рассуждал и землянин, оказавшийся на незнакомой планете в окружении человекоподобных рептилий.
   - Пусть они - не сосвем люди, а, вернее сказать, совсем не люди, но всеже с ними мне лучше наладить мирное сосуществование, тем более, что я тут нахожусь в гордом одиночестве. Только как это сделать? В каком закоулке моего мышления, отыскать ответ на этот вопрос?
   Не придумав ничего другого, он собрался действовать так же, как делал это вчера.
   - Я чувствую себя артистом, выходящим на помост перед публикой. Правда, выступления ещё не было, а поклоны уже надо раздавать, да и аплодисментов я вряд ли дождусь, - ухмыльнулся человек, собираясь покинуть звездолёт.
   Он, одетый всё в тот же облегченный скафандр, убрав переднюю часть прозрачного шлема, чтобы аборигены лучше разглядели его лицо, выражавшее, как он считал, добрые намерения, проверил по клапанным карманам скафандра наличие эктотрона, разговорного адаптера, биохимического анализатора, вспомнил про нож, лежавший на панели управления. Немного поразмыслив, эктотрон вложил в ладонь - так, на всякий случай. Теперь он был полностью укомплектован всем необходимым для собственной защиты и готов к встрече с инопланетянами.
   - Удивительно, но здесь я - инопланетянин для них. Ну, что ж, вперед, человек - покорять новый мир! - с таким напутствием самому себе Сэм Стуокер открыл входной люк и во всей красе предстал перед аборигенами...
  
  ***
  
   ...Наконец кармионы увидели того, кого ждали, сгорая от любопытства, но их не покидало и чувство тревоги, возникшее при первой встречи с неизвестным животным.
   " Быть всем осторожными! Приготовить луки и копья! Без моей команды не стрелять"! - отдал приказ Градер, с удивлением разглядывая существо, появившиеся из чрева каменной глыбы.
   Каждый из отряда триадров задавал себе вопрос - что же это такое? Человек же стоял в начале трапа, возвышающего его на несколько метров над аборигенами, не решаясь сдвинуться с места. Прозрачное забрало шлема скафандра было открыто, и он отчетливо, так же, как и окружающие ящероподобные его, видел их. Сейчас, при свете дня, человека поразили их огромные, миндалевидные, красивые глаза на чешуйчатых лицах. Всё остальное - телосложение, кожный покров, змееподобные конечности со щупальцами, отсутствие ушных раковин - всё это показалось ему на первый взгляд просто омерзительным. Землянин в родной галактике постоянно сталкивался с различными видами инопланетян: были среди них, кажется, ещё более мерзкие, но таких, как эти, он ещё не встречал.
   " Сейчас, наверное, зашипят и высунут свои длинные языки. Да, пусть шипят, лишь бы меня не съели. Ну, что ж, будем действовать по вчерашнему плану", - подумал человек и отвесил первый на сегодняшний день поклон.
   Сэм распрямился и внимательно осмотрел всю группу аборигенов-гуманоидов, стоящих возле звездолёта: он насчитал восемнадцать особей, в их числе одна - женского пола. Все они стояли неподвижно и внимательно наблюдали за пришельцем, не производя никаких движений. Человек растянул рот в широкой улыбке, на какую только был способен, и решил заговорить:
   - Я приветствую вас, собратья по разуму! - громко и с расстановкой произнес звездолётчик, в то же время подумав: " Чёрт, как это пошло звучит!"
   Не успел он договорить последнее слово, как длинная стрела просвистела и ударилась о внешнюю обшивку звездолёта в нескольких сантиметрах от его головы. Сэм замер, не зная, что предпринять дальше.
   " Кто стрелял?! Не стрелять!" - команда Градера облетела сознание каждого воина, один из которых смущенно опустил лук - это он не выдержал нервного напряжения и при первых звуках, издаваемых неведомым животным, выпустил стрелу.
   Землянин обостренным восприятием окружающего заметил: одно из существ, как по команде, опустило своё оружие. Не понятно было - как он получил эту команду?
   В целях безопасности Сэм решил пока помолчать и, поклонившись ещё раз, сделал несколько шагов вниз по трапу. Ничего необычного больше не произошло, и человек, не меняя тактики поведения, медленно спустился к подножию звездолёта: теперь он стоял прямо напротив них - этих ящероподобных созданий. Сейчас человеку стало понятно, что его рост почти на голову ниже их роста, что немного смутило его - трудно чувствовать себя уверенно среди змееподобных верзил.
   Стоя на каменистой почве чужой ему планеты, в окружении инопланетян-аборигенов, вооруженных, пусть и допотопным, но всё же оружием, человек не решался предпринять что-либо ещё. Аборигены тоже не меняли поз и стояли, молча, как будто выжидали, что будет делать дальше невиданное ими доселе существо. Сэм даже не предполагал, что между этими чешуйчатыми воинами прямо сейчас шло активное бессловесное общение:
   " Какие у него маленькие глаза!"
   " Какая у него странная кожа!"
   " А вы видите - у него на верхних конечностях больше щупалец, чем у нас?"
   " Какой у него огромный нос!"
   " Да, нос огромный, а сам невысокий!"
   " Почему он не общается с нами?"
   " Он - животное?"
   Восклицания и вопросы у триадров сыпались, как из рога изобилия. Вожак, Дарий, Эльсифия пытались переключиться на прямой контакт с необычным существом, но все их попытки оказались безуспешными. Вдруг один из аборигенов - врачеватель Дарий - подошел к человеку и отвесил ему низкий поклон. Сэм в ответ тоже поспешил поклониться и ждал - что же будет дальше? А дальше ничего не происходило.
   " Они, действительно, немые! Я жду приветствия, а он молчит, как воды в рот набрал! И зачем мне тогда разговорный адаптер?" - думал Сэм, не решаясь заговорить сам, чтобы не навлечь на себя ещё одну стрелу какого-нибудь неуравновешенного существа, из рядом стоящих.
   Время шло, молчание затягивалось. Не выдержав неопределенности ситуации, человек сделал ещё одну попытку общения с местными гуманоидами, заговорив на этот раз тихо и растягивая слова.
   - Я пришел к вам с миром. Я не желаю вам зла.
   В ответ полная тишина, аборигены только удивленно переглянулись между собой.
   " Вы слышите? Он издает какие-то звуки ртом, похожие на рычание зверей!"
   " И сознание его не поддается раскрытию!"
   " У него в голове ни одной мысли, какая-то несуразица!"
   " Значит, он - неразумное существо!?"
   Сэм не знал, что пока он ждал ответной речи, между ящероподобными шло активное телепатическое общение, в котором человеку давалась нелестная характеристика. В полной растерянности, что ему предпринять дальше, он сделал несколько шагов навстречу триадрам.
   - Вот тупые! Как же я с ними смогу налаживать контакт? Что же придумать? Может быть, они изъясняются жестами? - негромко пробормотал Сэм и предпринял попытку объясниться с аборигенами, не прибегая к человеческой речи.
   Звездолётчик поднёс руку к губам, пытаясь дать понять чешуйчатым, что он хочет с ними говорить; потом поднес руку к ушам, что должно было значить - слышат ли они его? Кармионы сразу всё "поняли":
   " Смотрите - он хочет пополнить запасы своей энергии!" - понеслось по отряду триадров.
   " Дарий, отведи его к питательному растению и покажи, как мы делаем это", - приказал вожак дарителю сущности, взявшему на себя смелость общаться с неизведанным существом.
   Дарий, выполняя приказание предводителя, подошел к чужаку ближе и знаком поманил за собой: человек послушно вслед за Дарием приблизился к одному из рядом растущих фиолетовых кустов, покрытых пышной хвоей. Врачеватель присел возле куста на камни, выпустил изо рта длинный гибкий язык, пронзил им ветку растения и стал высасывать энергетический сок растения, приглашая глазами незнакомца повторить за ним те же действия.
   " Ничего себе - завтрак! Меня бы уже шарахнуло током так, что летел бы и радовался! Значит, они тоже являются носителями электричества. Так что, упаси меня, Боже, поздороваться с кем-то из них за руку. Да и не руки это, а какие-то щупальца с присосками. Что ж, пока есть возможность, поем и я", - решил Сэм воспользоваться подходящим моментом, чтобы позавтракать.
   С этой мыслью человек опустился на камни недалеко от Дария у другого куста и ножом, рукоять которого он хорошо изолировал ранее, устав соскабливать хвою каменным тесаком, принялся стругать ветки, а затем, не торопясь, отправлял в рот фиолетовую хвою. Проделав эту процедуру несколько раз, землянин вдруг заметил, что все члены "банды", как он мысленно окрестил отряд триадров, выстроились возле него и не только внимательно за ним наблюдают, но почему-то поменяли цвет своей кожи с серого, который землянин видел у них до того, на тёмно-зеленый. Тогда ещё Сэм не знал, что этот цвет отражает крайнее удивление у особей племени кармионов.
   " Какой помощи можно ждать от подобного безмозглого существа, которое вместо энергетических запасов растения жуёт его бесполезные иголки!?" - эта мысль, выраженная Градером, облетела умы всех членов отряда.
   Одна Эльсифия, обладающая большой наблюдательностью, думала совсем о другом:
   " Вы видели, какой у него острый плаш? И сделан он не из камня и не из ветки растения? Я в своей сущности не видела ничего подобного!"
   Градер подошёл к "безмозглому существу" и протянул к нему переднюю конечность, указывая на нож Сэма, которому ничего не оставалось, как отдать нож, предварительно положив его на камни. Вожак траиадров долго и внимательно рассматривал необыкновенный кинжал, затем испробывал его в деле: резко ударил им по ветке, рядом растущего фиолетового куста - нож легко вошел в плоть растения, из которого стала вытекать, переливаясь фосфорическим свечением, густая жидкость.
   "Да, этот плаш, действительно, необыкновенно остр, но разве с его помощью мы сможем освободить отряд заготовителей?" - мысленно обратился к своим воинам их командир.
   Он вернул нож владельцу, бросив на камни к его ногам.
   " Только бы он не нажал на датчик излучателя - наделает он тогда немало бед! - думал во время испытания Градером резонаторного ножа Сэм, - Интересно, это, наверное, предводитель банды аборигенов?"
   Виктарий подошел к вожаку и, глядя ему в глаза, обратился ко всем членам небольшого отряда спасателей.
   " Мы не можем больше ждать помощи, которую предсказала ведунья - эта помощь, может быть, не придет никогда! Нам надо решать, как попытаться спасти Овидия с его заготовителями селия. Я предлагаю всем подумать и к наступлению темноты на совете отряда поведать свои мысли".
   К двум воинам, стоящим друг против друга, решительно подошла Эльсифия.
   " Градер, а что делать с этим существом?"
   " Да, что с ним делать? Не навредит ли он нам?" - пронеслась в голове каждого триадра, внимательно впитывающего в себя общение троих лидеров отряда, эта, или подобная ей мысль.
   Дарий, кроткий взгляд которого выдавал в нем доброго, беззлобного и сострадательного представителя племени кармионов, рассматривая чужака, продолжающего сидеть возле куста и жевать срезанную хвою, телепатически обратился к своим соплеменникам:
   " Вы же видите - он совершенно не опасен. Ни одно животное не ведет себя так миролюбиво в присутствии разумного существа. Если ему нравится такая пища, пусть он использует её, сколько хочет".
   " Нет, Дарий! Он - иной, не такой, как мы. Поэтому мы не можем доверять первому впечатлению. Может быть, он только кажется беззлобным, а на самом деле - окажется хитрым и коварным. Его мысли невозможно понять, а это значит, что мы не знаем, что чужак собирается делать в следующий момент".
   " Ну, что ж, Градер, и из этой ситуации есть выход - пусть кто-то из воинов постоянно наблюдает за ним", - продолжал защищать чужака даритель сущности.
   " Вожак, можно я буду вести наблюдение за этим существом?"
   " Хорошо, Эльсифия, следуй за ним всегда, следи за каждым его движением, и, как только увидишь что-то подозрительное, дай знать всем".
  
  ***
  
   Триадры разбрелись по поляне, занимаясь каждый своим делом: одни впитывали в себя энергетическую субстанцию из растений; кто-то затачивал пики, или плаши; другие приводили в порядок примитивную амуницию. Сэм был предоставлен самому себе, но находился под неусыпным бдением Эльсифии, расположившейся неподалеку и не сводившей с него пристального взгляда прекрасных чёрных глаз.
   Самка ящероподобных представителей местной фауны, поблескивая чешуйчатой серой кожей, спокойно сидела на мшистом валуне, свернув вокруг себя нижние конечности подобно спирали. Изящная шея переходила в голову небольших размеров; губы такого же серого цвета, как и вся кожа её, временами выпускали наружу длинный чёрный язык с раздвоенным кончиком, который касался то шеи, то лица.
   " Мошек что ли отгоняет?" - подумал человек, наблюдая за стражником, приставленным к нему.
   Поражали звездолётчика глаза аборигенки: огромные, подобные двум чёрным жемчужинам, они, не мигая, следили за ним, временами затягиваясь прозрачными веками, которые не скрывали от их хозяйки внешний мир. Изгибы её змеевидного тела притягивали мужские взгляды не только кармионов - человек, рассмотрев самку, как следует, восхитился женскими пропорциями и изяществом, не смотря на то, что это создание мало напоминало земную женщину.
   " Интересно, как она получила команду наблюдать за мной? Они читают по глазам что ли? А глаза у них красивые, особенно у этой женской особи. Женщиной назвать её - язык не поворачивается", - думал Сэм, разглядывая Эльсифию, которая почувствовала пристальное внимание к себе чужака - от этого кожа её приобрела розовый оттенок.
   " Чудеса! Только что была серой, а теперь розовая! Они, оказывается, не просто ящеры - они хамелеоны! Чего ещё можно от них ожидать?!" - наблюдая за самкой, размышлял землянин.
   Сэм поднялся и медленно направился к звездолёту - после завтрака всухомятку его мучила жажда. За ним в отдалении неотступно шла Эльсифия. Сэм медленно взошел по трапу до самого входного люка в звездолёт и, приняв неожиданное для себя решение, поманил рукой свою надзирательницу. Недолго раздумывая, смелая кармионка решительно направилась за ним. И вот они уже оба скрылись в чреве каменной глыбы.
   Огромные прекрасные глаза Эльсифии стали ещё больше: было понятно - всё, увиденное ею внутри звёздного корабля, для неё настолько необычно, что просто не умещалось в примитивном разуме. Она хотела сразу же поделиться своими впечатлениями с другими членами отряда триадров, но её попытка потерпела фиаско - стенки корабля не пропускали телепатические сигналы, посылаемые кармионкой наружу. Женщина протянула переднию конечность к пульту управления, на что последовал предостерегающий жест землянина. Сэм знаком остановил её. С детским наивом рассматривала кармионка внутренности звездолёта, а Сэм, воспользовавшись моментом, выполнил свои физиологические потребности, выпил воды из серебряной колбы и расположился в командирском кресле, знаком предлагая сесть в другое кресло "даме", ставшей к этому моменту тёмно-зеленого цвета.
   "Черт возьми, минуту назад она была розовая, а сейчас какая-то зелёная стала! Сразу к таким переменам трудно привыкнуть!" - вертелось в мыслях удивленного Сэма Стуокера.
   С трепетом, опустившись в кресло, стоявшее рядом с командирским, и боясь сделать лишнее движение, Эльсифия переводила взгляд с одного предмета на другой. О, сколько вопросов она могла бы задать чужаку, если бы умела говорить, или если бы он мог общаться с ней телепатически! Пока женщина рассматривала пульт управления, Сэм наблюдал за ней, за её эмоциями, за сменой расцветки кожного покрова - и неизвестно, кто из этих двоих в данный момент удивлялся больше.
   На площадке перед космическим кораблем в отряде триадров произошло волнение: некоторые из них видели, как самка вошла внутрь каменной глыбы за незнакомым существом и назад не появлялась. Воины привели свое оружие в боевую готовность и стали медленно продвигаться к отверстию, за которым исчезла женщина, увлекаемая иным. Но то, что произошло в следующую секунду, заставило воинов забыть о судьбе Эльсифии...
  
  ***
  
   ...Приближалась опасность, признаки которой уловили почти одновременно все члены спасательного отряда:
   " Левадары! Левадары! Левадары рядом!"
   " Затаиться и приготовиться к бою! Будем надеяться, что с самкой ничего плохого не случиться. Судя по активности телепатических сигналов, приближающийся враг превосходит нас числом! Повелеваю - быть начеку, не вступать в прямой бой пока у левадаров не иссякнет весь запас стрел! Берегите свою сущность - иначе некому будет спасать отряд заготовителей", - послание Градера впитал в свой разум каждый воин и поспешил исполнить приказ вожака как можно точнее.
   Триадры выбрали себе позиции, укрываясь за каменными глыбами: они знали с какой стороны подходит к ним враг, и это давало им хоть незначительное перед превосходящими силами противника, но преимущество.
   А враг приближался действительно опасный. Он не шел ни в какое сравнение ни со сциодами - летающими пауками, ни с одионами - хищными растениями, ни с другими злобными обитателями Серого Ущелья. Левадары - одно из разумных племен, населяющих этот, безмерно простирающийся в длину и в высоту, каменный каньон. В то же время, это одно из самых воинственных и жестоких племен, имеющих вооружение не хуже, чем у кармионов, одно из самых сильных племен, превышающих ростом все остальные племена Серого Ущелья почти на голову. Такого врага трудно перехитрить, трудно победить. Единственный недостаток противника, о котором хорошо знали триадры, была слабая способность к телепатии: на этом уровне левадары общались лишь на близком расстоянии.
   Затаив дыхание, триадры из засады ожидали появления врага. Первый воин противника показался среди валунов, озираясь по сторонам: крупные ноздри его плоского и широкого носа жадно вдыхали воздух, пытаясь почувствовать запах иноплеменников. Остановившись, воин с удивлением уставился на огромный валун, преградивший ему путь - звездолет НР-208. Пока разведчик стоял в оцепенении перед звездолётом, сзади к нему приблизился основной отряд левадаров, насчитывающий особей сорок. Их замешательство длилось недолго - противник принял решение продолжить движение в обход огромной и необычной глыбы.
   Численное превосходство противника было очевидным, поэтому первый выстрел воинов-триадров должен стать особенно метким, чтобы нанести значительный урон вражескому отряду. Почуяв запах чужаков, левадары, приведя луки в боевую готовность, ощетинились стрелами и крадущейся поступью продвигались вперёд.
   Как только враг приблизился на расстояние выстрела, Градер отдал команду триадрам начать обстрел: стрелы со свистом полетели в сторону противника, и каждая поразила одного из вражеских воинов, но их оставалось ещё довольно много. Двое кармионов рухнули на камни, сраженные отравленными вражескими стрелами. Левадары стремительно рванулись вперёд, чтобы вступить с кармионами в ближний бой, зная своё физическое превосходство над "мелким" племенем.
   Тем временем в кабине звездолёта, продолжая рассматривать необычные для неё предметы, Эльсифия кинула взгляд на прозрачную смотровую панель, и в тот же миг лицо её исказилось от ужаса, а кожа приобрела фиолетовый цвет: там внизу, на площадке перед валуном, внутрь которого она попала, шел смертельный бой. Женщина увидела, как пали два её соплеменника и несколько воинов наступающего врага. Сэм, наблюдавший за своей гостьей, заметил в ней разительную перемену и перевел свой взор по направлению её взгляда. Картина, раскрывшаяся перед ним, поразила его воображение - он не ожидал увидеть битву племён, населяющих чужую планету. Бой был в самом разгаре: вот уже противники сошлись вплотную и наносили удары друг другу кинжалами и пиками. Происходящее с воинами при непосредственном контакте во время схватки, настолько впечатлило человека, что некоторое время он не мог пошевелиться, оторопело взирая на небывалую битву: ящероподобные существа голубой раскраски, сталкиваясь друг с другом, испускали снопы электрических искр и молний, прорезающих серую мглу ущелья и озаряя всё вокруг слепящим белым светом. Можно было бы посчитать это праздничным фейерверком во время карнавала, если бы не гибель некоторых из этих рептилий.
   Женщина-воин не могла бездействовать в ситуации, когда на поляне перед каменной глыбой гибли её товарищи, и решительно рванулась к выходу на помощь соплеменникам.
   - По всем земным и межгалактическим законам я не имею права вмешиваться в отношения между местными аборигенами, но мне стали симпатичны мои новые знакомые - разноцветные ящерки, и я им помогу!
   С этими словами, опустив прозрачный шлем скафандра и прихватив с собой эктотрон, Сэм поспешил следом за ящероподобной самкой. Выскочив наружу, звездолётчик не сразу определил, которые из воинов принадлежат к его "знакомым", но, внимательно присмотревшись, он понял, что чужаки гораздо выше ростом и крупнее телосложением. Не зная последствий применения эктотрона на чужой планете, человек испробовал его на первом вражеском воине, переключив на импульс среднего излучения - доля секунды действия экотрона, и, вспыхнув ярким факелом со снопом электрических искр, разлетающихся в разные стороны, воин противника сгорел дотла. Убедившись в правильности выбранного режима, Сэм Стуокер за две минуты превратил всех особей враждебного племени в кучки пепла, рассыпавшиеся по каменистому дну ущелья.
   Только потом, когда было покончено с последним верзилой, он заметил, с каким нескрываемым ужасом смотрели на него аборигены, на защиту которых он встал. Цвет их кожи поменялся на фиолетовый, они стояли, как вкопанные, опустив своё примитивное оружие, и не сводили глаз с неизвестного существа, обладающего такой мощной разрушительной силой.
   Сэм, пытаясь разрядить сложившуюся ситуацию, медленно поклонился оставшимся в живых аборигенам и также медленно вошёл в свой звездолёт. Он с тревогой думал, насколько теперь поменяют свое отношение к нему смелые ящероподобные создания, к которым он уже стал привыкать и считать почти что друзьями...
  
  
  ***
  
   ..." Вы видели это!? Это ни с чем не сравнить!!!" - делились своими мыслями оставшиеся в живых бойцы отряда спасателей.
   Потери их оказались значительны: от отравленных стрел и могучих конечностей противника пали в бою пять воинов-триадров. Почерневшие от горя оставшиеся в живых кармионы, стаскивали своих соплеменников, потерявших сущности, и левадаров, что погибли не от эктотрона, а от стрел и ударов копий, на возвышенность из камней подальше от места стоянки отряда, дабы не привлечь в свой лагерь падальщиков. Воины, склонив головы, простились с погибшими в схватке и, вернувшись к огромной каменной глыбе, во чреве которой скрылся иной, стали готовиться к ночлегу. Но события прошедшего дня, насыщенного необычайными происшествиями, не располагали уставших, но возбужденных воинов ко сну. Пополнив энергию, лежа на мшистых камнях, они телепатически обменивались между собой информацией о минувших событиях.
   " Странное существо не так безобидно, как мы сначала о нём подумали".
   " Дарий, это ты о нём так думал, но я не доверял ему сразу, я и сейчас сомневаюсь в его добром отношении к нам, - Виктарий широко раскрытими глазами смотрел вверх, где уже давно померкла серая полоска света, и только изредка над головой пролетали светящиеся мотыльки. - Эльсифия, а что ты видела там, внутри этой скалы?"
   " Я видела настолько необычные предметы, что даже не смогу найти слов, чтобы их описать вам. Внутри этого камня камней нет, нет там и растительности, но там столько всяких штук, изготовленных из чего-то странного, очень необычных и совсем непонятных. Я думаю - это вовсе не обломок скалы. Это совсем другое. Мне кажется, что существо, вступившее на защиту нашего отряда, очень разумно - гораздо разумнее нас. Если оно смогло придумать столько всяких штук, и умеет ими пользоваться, а мы нет, значит, оно разумнее", - логично завершила свои глубокомысленные размышления Эльсифия.
   " А что ты там так долго делала?" - обратился к женщине один из воинов.
   " Я была так удивлена всем увиденным, что смотрела на всё, как завороженная. Он - хозяин этого камня - не позволил мне ничего трогать, а только сесть на необычный предмет, в котором удобно настолько, что вставать с него не хотелось, и разрешил мне рассматривать всё".
   " Думаю, его надо обезвредить, как только он выйдет из своего логова", - Виктарию не нравился иной с его необычным жилищем.
   " Как вы не понимаете, что он защитил нас?! Да, у него есть страшное оружие, но если бы не его оружие, мы, скорее всего, погибли бы все, и ты, Виктарий, тоже", - Эльсифия с присущей ей горячностью встала на защиту иного существа.
   Посыл Градера прервал спор, разгоревшийся среди триадров:
   " Теперь я иначе воспринимаю предсказание Маврии о помощи, "которую мы не ждем". Я думаю, помощь придет от этого существа - он обладает оружием невиданной силы, способной испепелять живые особи. Может быть, у него есть еще какая-то сила, способная сдвинуть странную скалу, служащую ему прибежищем, с места?"
   " Да, но как объяснить ему, что наши соплеменники заперты в глубине пещеры? Он совершенно неконтактен! В голове у него разумных мыслей нет - она полна мусора!"
   " Дарий, ты не прав! Он разумен! Я была внутри его каменной пещеры и видела, как он там себя ведёт, просто мы не понимаем друг друга", - Эльсифия после посещения звездолёта, и, тем более, после битвы, в которой иной уничтожил левадаров, полностью встала на сторону чужака.
   " Градер, но мы не можем больше бездействовать. Надо что-то предпринять по спасению отряда Овидия".
   " Виктарий прав! Да, Виктарий - это правильно!" - согласились со всех сторон другие особи поредевшего отряда триадров.
   " Завтра мы попытаемся установить телепатическую связь с отрядом заготовителей. А сейчас самое время отойти ко сну".
   Указание вожака отряд воспринял с облегчением: измученные прошедшими событиями триадры, разбившись по парам и прижавшись друг к другу спинами, быстро уснули, даже не выставив часового. Что это означало? Безрассудство, или возникшее доверие к иному?..
   ...Долго не мог заснуть и обитатель " огромной скалы". Сэм Стуокер, лежа в капсуле для сна, перебирал в памяти страницы минувшего дня. Он понимал, что применение им оружия по всем межгалактическим канонам являлось неправомерным, но ему было жаль терять своих новых знакомых - человекоподобных хамелионов; и больше всего ему было жаль потерять обладательницу таких прекрасных, огромных, искрящихся глаз, посетившую его космический корабль. Эти два восторженных глаза со жгучими чёрными зрачками стояли перед его воображением, вызывая воспоминания о любви к женщине, которая находилась сейчас где-то на расстоянии миллионов парсек от него. Щемящая тоска сжала сердце, нахлынувшие воспоминания не давали долгое время заснуть. И ещё одна деталь беспокоила человека - он видел, с каким ужасом провожали его взглядами аборигены после применения эктотрона, когда он возвращался в свой звездолёт. С этим надо было что-то делать.
   - Как-то теперь ящерки встретят меня? Ведь они увидели мощь моего оружия, и, наверняка, не станут больше относиться ко мне лояльно. Завтра надо быть начеку, завтра..., - пробормотал Сэм и уснул тревожным сном, в котором ему снилось то падение на неизведанную планету, то бой с жуткими монстрами, то ему привиделась Джина, которая, печально улыбаясь, манила его к себе, но, вдруг, перед ним засияли искрящиеся, незабываемые глаза аборигенки...
   ...Вот и еще один день в Сером Ущелье подошел к своему логическому завершению...
  
  ***
  
   ...Сэм с трудом открыл веки: сон не принес желанного отдыха. Тело ломило, как будто он вчера таскал огромные камни; во рту стоял противный запах - Сэм уже два дня не чистил зубы. Тут он вспомнил события вчерашнего дня и понял, что у него есть проблема, которую надо решать сегодня и как можно быстрее.
   - Сначала приведу себя в порядок, а потом что-нибудь, да придумаю, - решил он, вынимая бритвенный прибор.
   После утреннего туалета звездолётчик почувствовал голод, но запасов фиолетовой хвои на борту не оказалось, и чтобы добыть её, надо выйти туда - наружу из корабля к аборигенам, которые, по всем прогнозам, должны встретить его не особенно дружелюбно, а, скорее всего, настороженно.
   - Ничего не остается, как снова почувствовать себя артистом на сцене после выступления. Пойду на очередной поклон к этой банде хамелионов. Вот только оваций я от них, вряд ли, дождусь, - усмехнулся человек.
   После собственного монолога Сэм вышел из звездолёта и увидел оставшихся в живых аборигенов, собравшихся напротив его корабля. Они встретили его, как он и предполагал, настороженно. Поклоны иного существа больше не ввели их в заблуждение - теперь они знали точно, что иной вовсе не так безобиден, как они думали вначале. Но Сэму не оставалось ничего другого, как отвесить им очередной поклон.
   " Эльсифия, ты не боишься приблизиться к нему?" - обратился вожак к кармионке.
   " Да, Градер, я это сделаю".
   " Градер, может, проще пронзить его стрелой прямо сейчас, чем постоянно оглядываться на него и ждать, когда он испепелит нас своим страшным оружием?"
   " Нет, Виктарий, кроме него нам никто не поможет спасти отряд Овидия, - ответил непримиримому воину вожак, а затем обратился к дарителю сущности. - Дарий, ты - врачеватель, ты много знаешь. Не знаешь ли ты, как объяснить иному, что нам нужна его помощь?"
   " Вожак, дай мне некоторое время подумать, хотя очень трудно что-то сделать в такой ситуации, но я постараюсь".
   " Постарайся. Мы не можем оставаться здесь надолго. После того, как уничтожен отряд левадаров, их племя пошлет ему на выручку ещё один отряд. Мы не способны выдержать ещё один бой - нас осталось слишком мало. Эльсифия! Ты продолжай наблюдать за чужаком".
   - Вот и надзирательница моя опять рядом, - проговорил негромко Сэм, рассматривая подошедшую особь женского пола и, по-прежнему, поражаясь красотой её огромных черных глаз.
   Он отвесил ей приветственный поклон и медленно направился к фиолетовому растению, так как голод давал себя знать. А тем временем, все остальные аборигены собрались у скалы в том месте, где НР-208 вплотную соприкасался с поверхностью каменной, отвесной стены. Прожевывая очередную горсть хвои, человек с нарастающим любопытством наблюдал за "бандой хамелионов", готовившейся к непонятному для него действу.
   Сэм с интересом следил за аборигенами, а Эльсифия с опаской - за Сэмом. В то время, когда её соплеменники пытались выйти на телепатическую связь с отрядом спасателей, женщина усиленно думала, как можно объясниться с иным. Её твердое убеждение в разумности этого существа подталкивало её на установление с ним телепатического контакта.
   Собравшиеся было вместе, аборигены снова разбрелись по поляне - они не смогли выйти на связь с заготовителями селия.
   " Дарий, ты что-нибудь придумал?" - кивком головы показывая в сторону иного, обратился Градер к врачевателю.
   " Да, Градер. Я думаю, что способность иного к телепатии очень незначительна. Может быть, она возрастет при непосредственном телесном контакте с ним. Я попробую сейчас это сделать".
   Дарий опустился на камни рядом с иным, поклонился ему, желая показать доброту своих намерений, и, протянув переднюю конечность, дотронулся до плеча неизведанного существа.
   Не ожидая такого нахальства от одного из аборигенов, Сэм не успел уклониться от прикосновения щупальцеподобной руки - искры посыпались в разные стороны, и человек с криком боли отлетел на несколько метров от того места, где сидел до этого. Даже ткань скафандра не смогла защитить звездолётчика от удара электрическим током. Дарий в свою очередь тоже испытал болезненные ощущения, хотя и в значительной степени меньшие, чем иной.
   - Дьявол! Он чуть не убил меня! - пытаясь подняться с каменистой почвы, стонал землянин.
   " Вы видели - он не такой уж и могучий, если падает и издает жуткие звуки от одного только прикосновения к нему!" - Виктарий с презрением смотрел на иного.
   Женщине стало искренне жаль беззащитное существо, которое в данный момент являл собой человек, но она не знала, чем ему можно сейчас помочь.
   " Не надо, Дарий, не трогай его больше! Ему очень больно от наших касаний! Я сама попытаюсь с ним общаться".
   " И как ты это хочешь сделать?"
   " Я попытаюсь ему показывать наши мысли конечностями".
   Сэм, корчась от боли, постепенно пришел в себя, сел на камни, растирая через плотный материал, из которого изготовлен скафандр, свои суставы. Голова гудела, но сознание, затуманенное на какое-то время от удара электрического разряда, прояснилось. Теперь он точно знал, что, практически, все хвойные растения, а также ящероподобные существа каменного каньона, куда занесла его судьба звездолётчика, являются носителями электрических зарядов. Они - ходячие электрические аккумуляторы.
   - Только не трогай меня, - сказал он подошедшей самке, не надеясь, однако, что она его поймет, и поэтому предупредительно поднял руку.
   Эльсифия, не сводя своих прекрасных чёрных глаз с иного, стала показывать ему щупальцами передних конечностей замысловатые знаки: то водила ими вокруг головы; то показывала ему на грудь; потом указывала в сторону звездолёта на каменную стену; временами выпускала наружу длинный жалоподобный язык, чем вызывала оторопь у человека.
   - Что ты от меня хочешь? Нет, она, в самом деле, что-то пытается мне объяснить? Но что?! Я ничего не могу понять!
   Сэм с возрастающим интересом наблюдал за пассами аборигенки и не находил в них никакого смысла: у него никак не получалось соединить непонятные движения в одну картину, изображающую рассказ.
   - Вот для чего мне разговорный адаптер, если я не могу им пользоваться?! Кстати, где он у меня? - Сэм пошарил по многочисленным карманам легкого скафандра, где умещались всевозможные приборы, обеспечивающие жизнедеятельность человеческого организма, а также куча всяких мелких приспособлений, необходимых звездолётчику в различных нештатных ситуациях.
   Наконец, он отыскал нужный прибор и стал вертеть его в руках, рассматривая более детально, чем обычно. Кармионка стояла рядом и, наблюдая за иным, продолжала выделывать передними конечностями непонятные ему кренделя.
   - Совершенно новая модель - я такой ещё ни разу не пользовался. И почему я пропустил последнюю стажировку по работе с этой модификацией? Вот что это за фигулька? - нажимая на индикатор, светящийся красным светом, проговорил Сэм.
   " Ты ничего не понимаешь! Как мне объяснить тебе, что нам нужна твоя помощь? Если ты нам не поможешь, нам никто уже не поможет!"
   Сэм подскочил на месте - он услышал перевод на вселенский язык, выполненный разговорником.
   - Вот это фокус! Это ты со мной разговариваешь?! Нет, ты же рта не раскрываешь! Или ты так думаешь, а я слышу твои мысли?! - человек с восторгом сделал новое для себя открытие.
   Эльсифия застыла на месте от удивления, от чего кожа её приобрела темно-зеленый цвет. Кармионка вдруг начала понимать иного. После минутного замешательства женщина обратилась к чужаку:
   " Я не просто думаю - я пытаюсь с тобой общаться, и всё время посылаю тебе телепатические сигналы, а ты ведёшь себя как неразумное, бестолковое существо. Почему ты только сейчас меня понял?" - категоричность особи женского пола поразила звездолётчика.
   - Так вы - телепаты!!!... Я очень плохо владею передачей мысли на расстоянии: и учили меня долго, но нет у меня к этому способностей. А я все не мог понять, почему мигает этот красный индикатор?!
   " Что такое индикатор?"
   Сэм поманил к себе пальцем женщину и показал на прибор, где светился маленький красный огонёк. Она внимательно посмотрела на мерцающий огонёк, совершенно не понимая, для чего он нужен.
   - Смотри, это - индикатор. Давай сначала познакомимся: меня зовут Сэм. А как зовут тебя, и кто твои соплеменники?
   " Я - Эльсифия. Мое племя - племя кармионов, послало сюда отряд триадров, чтобы спасти заготовителей селия, которых замуровала в пещере твоя огромная скала. Провидица дала нам указание - ждать неизвестно от кого помощи. Мы решили, что эта помощь будет от тебя. А ты не идёшь на контакт, как безмозглое животное!!!"
   Женщина не столько обрадовалась, что иной наконец понимает её телепатические посылы, сколько была раздражена его несообразительностью, схожей с глупостью малолетнего детёныша. К ним подошел вожак и вступил в общение:
   " Успокойся, Эльсифия. Я вижу, что с помощью этого предмета мы сможем теперь общаться с иным. Меня зовут Градер. Я вожак отряда триадров - воинов племени кармионов. Объясни нам: откуда ты, как ты попал в Серое Ущелье и почему у тебя такое странное жилище?"
   Только сейчас звездолётчик увидел, что все аборигены стоят рядом с ним и Эльсифией, с большим интересом улавливая их телепатическую беседу. Он внимательно осмотрел отряд тёмно-зеленых в данный момент рептилий, глаза которых выражали крайнее удивление и неприкрытый интерес, и решил, что самое время налаживать с ними дружеский контакт.
   - Я приветствую тебя, вожак отряда триадров! И хочу заверить всех вас в своих добрых намерениях. Я не желаю никому из вас зла, и обязательно расскажу всё о себе. Но, как я понял от женщины, у вас стряслась какая-то беда, и вы ждёте от меня помощи. Так ли это, Градер?
   " Да, Сэм. Мы пришли сюда из своего поселения, чтобы спасти отряд заготовителей. Они находятся внутри пещеры, вход в которую закрыла скала, где ты обитаешь".
   - Я потом объясню вам, где я обитаю. А сейчас идёмте ближе к скале, и вы мне подробнее расскажите и покажите, где надо искать ваших товарищей, попавших в беду...
  
  ***
  
   ...После достаточно невразумительного объяснения триадрами, наперебой излагающими обстоятельства, приведшие их к Плачущим Скалам, Сэм понял, что явился причиной всех печальных событий, произошедших за последнее время с племенем кармионов. Да, именно падение его звездолёта повлекло за собой все неприятности, случившиеся сначала с отрядом заготовителей, затем с отрядом спасателей.
   Человек, уже достаточно разобравшийся в сложившейся ситуации и продолжавший слушать многоголосый, льющийся из разговорного адаптера, но, в то же время, безмолвный хор находившихся рядом телепатов, задумался о странности бытия, подвластного законам Вселенной. Кто и каким образом сложил мозаику событий так, что от столкновения с каким-то космическим телом его звездолёт долетел сюда и упал на эту планету, преградив доступ в пещеру, где кармионы, быть может, веками производили заготовку селия, так необходимого для их жизни? Почему корабль упал именно здесь, а не в другое место? И где найти ответы на все эти и, подобные им, вопросы? Сторонники теории случайностей доказывали, что всё в мировом Космосе происходит само по себе, а вот их оппоненты утверждали противное - всё во Вселенной запрограммировано и происходит не только по плану, но и с определенной целью.
   - Так, в чём же цель? Для чего я здесь? - произнес звездолётчик, не замечая того, что высказывает вслух продолжение собственных мыслей.
   " Мы же объясняем тебе - ты должен помочь нам освободить отряд Овидия"!
   - Да, Эльсифия, - очнувшись от размышлений, проговорил Сэм, - я уже это понял. Но я пока не знаю, как это сделать. Мне надо подумать.
   " Думай быстрее - день близится к концу, и, если мы опять ничего не сумеем сделать, то наши соплеменники проведут ещё одну ночь в каменном плену. Мы даже не знаем, сохранили ли они свои сущности".
   - Я попытаюсь вам кое-что объяснить. Мое жилище, которое вы называете скалой, на самом деле - не скала. Это такое... Эх, не поймете вы меня, - простонал в отчаянии Сэм, сознавая, что не сможет объяснить в двух словах суть звездолёта - триадры его не поймут даже при подробном рассказе, на который времени абсолютно нет.
   " Меня зовут Дарий. Я - врачеватель, и я многое знаю, а хочу знать ещё больше. Ты объясняй - мы попытаемся понять тебя, хотя уже ясно, что ты к нам попал из другого мира. В детстве мать мне поведала о верхних племенах, - Дарий запрокинул голову и показал передней конечностью вверх, туда, где виднелась светло-серая полоска неба, - которые много холодных сезонов назад спустились в Серое Ущелье. Они не смогли выжить в наших суровых условиях. Может быть, ты и есть один из верхнего племени?"
   - Я не только не из верхнего племени, я совсем с другой планеты.
   " А что такое - планета?" - огромные глаза Эльсифии становились ещё больше и прекраснее при каждом непонятном для неё слове, сказанном иным.
   - Как же с вами трудно, ребята! Вот вы обитаете в этом каньоне, который называете Серым Ущельем. Под ногами у вас лежат миллионы - очень много - камней разной величины; есть огромные, а есть очень маленькие, совсем крошечные, - Сэм наклонился, поднял мизерную песчинку и выставил её на всеобщее обозрение. Затем он продолжил. - Представьте себе, что вы живёте на этой песчинке, конечно, вы размером ещё меньше, чем эта песчинка. А вокруг, видите, сколько ещё камней, и на них тоже живут другие народы, племена. Так создано всё бытие - и ваше, и моё. Оно называется - Космос. Мой народ тоже обитает на одной из таких песчинок, только, находится эта песчинка от вашей очень далеко. Градер, ты когда-нибудь доходил до конца Серого Ущелья?
   " У Серого Ущелья нет конца! Я никогда не слышал об этом", - ответил озадаченный вожак, ничего подобного не воспринимавший в своей сущности.
   А человек, между тем, продолжал пространное объяснение устройства мироздания, не замечая испуганных, непонимающих взглядов членов отряда из клана кармионов.
   - Я думаю, что всё-таки есть. Только очень далеко! Вот моя песчинка, где живёт народ под названием земляне, лежит также далеко и ещё дальше. Мы, земляне - очень любознательное и находчивое племя, придумали машины, с помощью которых можем перелетать с одного камня на другой. Вот, как эта козявка, - Сэм показал рукой на пролетающее мимо насекомое с множеством крыльев, начинавших светиться в опускающихся сумерках. - На одной из таких машин я случайно и прилетел к вам, - землянин обернулся и показал рукой в сторону рухнувшего звездолета НР-208.
   " Так, улетай на своей козявке обратно - откуда прилетел. Из-за тебя у нас столько проблем и бед!", - зло телепатировал Виктарий, по-прежнему, не доверяя иному.
   - Я не могу улететь, потому что моя машина потерпела аварию, она больше не летает.
   " А что такое авария? И где у твоей машины крылья, чтобы летать?" - Эльсифии очень шел тёмно-зелёный цвет удивления.
   - Авария... это болезнь машины. А крылья ей не нужны, она летает на энергии, подобной той, которая течёт внутри вас.
   " Если внутри неё течет энергия, значит, она - не камень?! Она - живая!!! Её надо врачевать!!!" - с сочувстивем проговорил даритель сущности, осматривая звездолёт со всех сторон.
   - Нет, Дарий, она не живая. И мы не сможем её врачевать. Она..., короче, она умерла.
   На поляне воцарилась тишина. Землянин посчитал свои объяснения исчерпывающими, а кармионы, ничего не поняв из сказанного им, таращили и без того огромные глаза, пытаясь хоть что-то впитать в свой разум из такого необычного повествования, предоставленного им чужаком.
   " Так, что же делать теперь?!!" - на лице Эльсифии было написано отчаяние.
   - Я говорю: мне надо подумать. Чтобы освободить ваших собратьев, нужно сдвинуть с места мою машину. Я хочу осмотреть её, может, что придумаю.
   " Можно мне с тобой?" - огромные глаза Эльсифии смотрели вопросительно на Сэма.
   - Да, можно. Дарий, и ты иди с нами, если хочешь. Только у меня есть одно условие - не дотрагивайтесь до меня. Энергия, которая течёт внутри вас, не только вызывает во мне боль, она может убить меня, - посчитал не лишним предупредить любознательных триадров звездолётчик.
   Дарий вызывал у Сэма симпатию: человеку нравился этот добрый, уравновешенный ящероподобный гуманоид. Втроем они поднялись в звездолёт. Даритель сущности с крайним удивлением осматривался по сторонам. Ничего подобного он не только не видел, но даже не предполагал о существовании такого места, где сейчас оказался. Врачеватель протянул щупальцы передней конечности в желании потрогать пульт управления кораблём, но окрик человека остановил его:
   - Ничего не трогайте. Если мне понадобится ваша помощь, я скажу об этом.
   Сэм снял с себя скафандр, сковывающий движения, чем вызвал не просто удивление кармионов, а полную их оторопь.
   " Ты снял свою кожу?!!"
   - Нет, это не кожа - это специальная одежда. Потом объясню.
   Слово "одежда" ни о чем не сказало кармионам, продолжающим с нарастающим интересом, порой переходящим в изумление, наблюдать за чужаком.
   Звездолётчик стал лазать по отсекам, чтобы более тщательно проверить приборы и системы, приводящие в движение космический корабль. Аборигены сидели в креслах перед смотровой панелью и наблюдали то за человеком, то за своими собратьями, находящимися внизу на каменистой поляне.
   " Почему мы не можем общаться с остальными триадрами?"
   - Знаешь, Эльсифия, мне кажется, что обшивка моего корабля поглощает телепатические волны.
   Эльсифия кивнула в ответ, хотя она опять ничего не поняла из сказанного Сэмом, предложившего им переночевать у него в звездолёте, а сам он при внутреннем освещении корабля пытался что-то наладить, хотя не особенно верил в успех своей затеи.
  
  ***
  
   Наступило утро. Бледный свет осторожно, словно пастелью, обрисовал контуры спящих фигур человекоподобных ящериц, прижавшихся спиной друг к другу, лохматые ветки кустов и деревьев, звездолёт, опирающийся одним своим боком о каменную скалу. На поляне сон властвовал в полную силу, а в звездолёте, удобно устроившись в креслах перед пультом управления кораблем, спали только аборигены. Человек работал всю ночь, пытаясь определить, на что ещё способен его НР-208. Глаза Сэма покраснели, веки припухли и слипались. Не выдержав напряженной бессонной ночи, землянин заснул прямо на полу звездолёта, сжимая в руке микрочип...
   ...Ему снилась Земля: шумел сосновый бор, подбежавший, казалось, к песчаным дюнам, чтобы омыть свои прямые, высокие стволы в волнах океана, безмерно расстилающегося до самого горизонта, переливающегося всеми гаммами синего и зелёного цветов, манящего в свои глубины; он видел Джину, выходящую ему навстречу из морского прибоя, сверкающую каплями воды, словно бриллиантами, и задорно улыбающуюся. Затем картинка резко изменилась: полезли математические формулы, технические термины; вдруг возник кабинет космоколледжа, где Сэм стажировался десять лет назад - на сенсорной доске опять какие-то формулы, графики; командир отделения курсантов кричит Сэму прямо в ухо: "Сэм, проснись! Сэм, пора вставать!". Тут Сэм понимает, что это уже не сон и просыпается с тяжёлой головой. Перед ним сидит Эльсифия, держит в передних конечностях разговорник и пытается разбудить землянина:
   " Сэм, вставай, ты долго спишь! Нас ждут остальные триадры. Ты что-нибудь придумал?"
   - Я не спал почти всю ночь, - ответил землянин, вспоминая свои сновидения, - и, кажется, я что-то придумал. Сейчас я только проверю эту версию. А вы можете идти, я буду позже, - с этими словами звездолётчик, осененный новой идеей, полез в один из отсеков корабля.
   Отряд триадров был в сборе и ждал появления из внутренностей машины соплеменников Эльсифии и Дария, а также иного, по имени Сэм. Вскоре врачеватель и женщина вышли наружу, а вот землянин не показывался долгое время. Виктарий и некоторые из членов отряда уже потеряли терпение, бранились и даже стали отпускать угрозы в адрес иного. Их сдерживал благоразумный вожак, призывая возбужденных воинов умерить свой пыл. Наконец, из звездолета вышел и человек, по-прежнему, облаченный в лёгкий скафандр. Его лицо сияло счастливой улыбкой.
   " Что, Сэм?" - Эльсифия уже стояла около него, с нетерпением заглядывая ему в глаза.
   - Я сумел немного подлечить машину, правда, совсем чуть-чуть.
   " Интересно, как можно врачевать мертвое тело?" - проворчал, негодуя, недоверчивый Виктарий.
   " И что теперь будет?" - вожак вопросительно смотрел на иного.
   - Градер, я сейчас буду включать внешнее антигравитационное поле моей машины. Нет, это вам не понять. Короче, сейчас машина поднимется над почвой на небольшую высоту - я не знаю, на какую. Может быть, это позволит твоим соплеменникам выйти из пещеры.
   " А что надо делать нам? Чем помочь?"
   - Как только машина поднимется вверх, ты с отрядом должен связаться со своими соплеменниками, находящимися в пещере, и объяснить им, что они должны, как можно быстрее, выйти наружу.
   " Сэм, а что будет потом? Где потом будет твоя машина? Она опять загородит вход в пещеру с селием?" - дальновидная Эльсифия озвучила проблему, о которой остальные в данный момент забыли.
   - Эльсифия, я не подумал об этом. Давайте сначала освободим Овидия и его отряд, а потом будем решать и эту задачу.
   Усталый, не выспавшийся и голодный, но окрылённый собственным замыслом, человек опять скрылся внутри звездолёта. Через некоторое время машина загудела, началась вибрация. Не ожидая такого явления, аборигены разбежались от вздрагивающей "скалы" в разные стороны и смотрели на всё происходящее с трепетом и недоверием. Наконец, произошло то, чего они желали увидеть - невиданная машина сначала выровнялась относительно каменистой почвы, а затем стала медленно подниматься вверх. Все воины отряда триадров смотрели на происходящее, как заворожённые. Время шло, а никто не двигался с места. Первой опомнилась Эльсифия.
   " Что же мы стоим?! Надо скорее выходить на связь с Овидием!!!"
   Градер, оторвавший свой взор от невиданного им до толе действа, первым кинулся к отверстию пещеры, открывшемуся уже наполовину. Казалось, прошла вечность прежде, чем триадры уловили ответный телепатический сигнал из глубины пещеры.
   " Мы здесь, мы стремимся к вам!" - шло сообщение от заготовителей, уже окончательно потерявших надежду на спасение.
   " Овидий, скорее покидайте пещеру - вход в неё опять может закрыться!"
   Градер, согнувшись пополам, стоял у самого входа в пещеру и нервно смотрел то на расстояние от гудящей машины до дна ущелья, которое перестало увеличиваться, то в темноту пещеры, откуда он надеялся почувствовать приближение соплеменников.
   Вот из зияющей черноты пещеры появились первые заготовители. Они жмурились, как им казалось, от очень яркого света и выходили наружу почти на ощупь. Здесь их встречали радостные триадры, которые хватали их за передние конечности и вытаскивали из-под вибрирующего днища звездолёта. Уже вышел последний кармион из отряда заготовителей - Овидий. Значит, не только на Земле неприложно действует закон - тонущий корабль последним покидает его капитан. Радости соплеменников не было предела. И только одна Эльсифия стояла в стороне от всех, не принимая участия во всеобщем ликовании, и наблюдала за вибрирующей машиной.
   " Градер, посмотри на меня!!! Я что-то придумала! - Эльсифия с трудом обратила на себя внимание вожака, - Смотри - машина висит, её ничто не держит".
   "Я не понимаю тебя, Эльсифия. Что ты хочешь мне объяснить?" - вожак хотел отмахнуться от любознательной женщины, устремляясь навстречу сыну Проктора.
   Но Эльсифия была насколько смела, настолько и настойчива - она дернула со всей силы, на какую была способна, Градера за переднюю конечность, и ему ничего другого не оставалось, как внимательно воспринять её посылы.
   " Смотри! Теперь вместе с отрядом Овидия нас много. Я думаю, что мы можем попытаться оттолкнуть машину в сторону от пещеры, чтобы она, в случае падения, снова не загородила доступ к входу в пещеру с селием."
   " Ты это здорово придумала!" - удивился смекале женщины вожак.
   " Да, но ты видишь, как пугаются заготовители рокота машины, и её самой - они боятся к ней приближаться. Объясни им всё. Только надо торопиться. В любой момент эта громадина снова может упасть вниз".
   Приняв объяснения Градера и других триадров, не совсем поняв их, заготовители, пугливо оглядываясь на звездолёт, всё же стали помогать отряду спасателей. Градер взял на себя командование объединенным отрядом. Упираясь нижними конечностями в каменистый грунт, кармионы пытались сдвинуть в сторону от зияющего чернотой отверстия пещеры вибрирующую громадную глыбу, которая продолжала висеть в воздухе. Осыпались камни под нижними конечностями, мускулы передних сжимались, как пружины, но тяжёлая машина оставалась на прежнем месте. Все усилия казались напрасными.
   Вдруг вибрация стала меньше, и звездолёт начал медленно опускаться вниз. Именно в этот момент машина поддалась усилиям кармионов и отодвинулась от входа в пещеру на несколько метров, рухнув на почву. Никто из кармионов не устоял, все по инерции попадали вслед за космическим кораблём. Но цель достигнута - вход в пещеру свободен, и теперь племя могло спокойно пережить не один холодный сезон.
   Поднимаясь и отряхиваясь от прилипших мелких камешков и пыли, соплеменники обменивались между собой информацией. Высокий, мускулистый кармион подошел к Градеру.
   " Благодарю тебя, воин! Ты и твой отряд освободили нас из каменного заточения. Мы почти потеряли надежду на это. Один из дозорных нашего отряда погиб под этой странной гудящей каменной глыбой, когда мы уже собирались покидать пещеру, остальные успели отскочить внутрь. Мы решили, что обвал замуровал нас навечно, так как не могли установить с племенем телепатической связи, а это значило, что обвал велик. У нас, конечно, был бесконечный запас селия, но будущее в каменной ловушке приводило нас в полное отчаяние".
   " Я рад видеть тебя в полной сущности, Овидий. Именно такой ход событий я и предполагал, когда возглавляемый мной отряд триадров подошел к Плачущим Скалам. Сначала племя терялось в догадках, но потом я телепатировал им сложившуюся ситуацию".
   К двум вожакам, стоящим поодаль от остальных кармионов и ведущих прямой телепатический контакт, подошла женщина. Градер оглянулся и, встретив её открытый взгляд, не выдержал, чтобы не выразить ей своего восторга по поводу смекалки, проявленной самкой во время освобождения отряда заготовителей из каменного капкана:
   " Ты такая умная кармионка! Как здорово ты всё придумала!"
   " Благодарю тебя, Градер, за то, что прислушился к моему мнению", - Эльсифия от смущения зарделась розовым цветом.
   " Градер, познакомь меня со своей самкой", - Овидий с восхищением смотрел в прекрасные глаза Эльсифии.
   " А я всё время думал, что вы знаете друг друга - так рьяно она стремилась на выручку твоего отряда. Это Эльсифия, и она не моя самка, она беглянка. Очень умная и смелая женщина", - протелепатировав это, Градер не скрывал своих отношений с Эльсифией, а просто оставлял ей свободу выбора, по-прежнему, ревнуя её к вожаку заготовителей.
   " Я вижу с вами Дарий, Виктарий, а где же Грион?"
   " Грион повредил свою сущность. В начале нашей спасательной операции мой отряд насчитывал двадцать триадров, Эльсифия стала двадцать первой. А сейчас нас осталось только четырнадцать. Раненый Грион ждет нас в некотором отдалении отсюда. Остальные погибли - двое во время пути сюда, а пятеро пали в сражении с левадарами".
   " Я скорблю вместе с вами, это большая потеря для нашего племени..."
  
  ***
  
   ... Командир, управляющий звездолётом стоя во время операции по освобождению заготовителей селия, при падении летательного аппарата на каменистую почву не удержался на ногах. Он отлетел в противоположную от смотровой панели сторону, ударился головой об один из приборов и потерял сознание. Тупая боль привела его в чувство - затылок и плечо ломило. Сэм ощутил себя лежащим на полу кабины управления кораблем. Потрогав рукой голову, он обнаружил шишку размером с грецкий орех.
   - Черт меня угораздил свалиться - не сам я упал! Однако, какая радостная встреча! Ну, если судить по искрящимся глазам этих хамелионов. Вон они какие все оранжевые ходят, - оценивал ситуацию звездолётчик, наблюдая сверху за аборигенами.
   На поляне перед межпланетным кораблём, действительно, происходила бурная встреча соплеменников: триадры-спасатели ликовали по поводу благополучного завершения своей миссии; заготовители селия никак не могли поверить в счастливое освобождение из поглотившей их навечно, как они уже думали, пещеры; все вместе торжествовали победу разума над силами природы, но только интерпретировали это кармионы по-своему.
   - День близится к концу, а я ещё маковой хвоинки во рту не держал. Пойду - напомню им о своем существовании.
   Человек включил разговорный адаптор на телепатический приём, облачился в лёгкий скафандр и пошел на выход к шлюзовой камере, где был неприятно удивлен: входная панель не открывалась. Видимо, при повторном падении звездолёта что-то случилось с блоком, отвечающим за работу входной панели.
   Сюрприз для звездолётчика оказался очень неприятным.
   - Что же получается - рептилий я освободил, а сам попал в капкан? Через неделю я сдохну в собственном звездолёте без еды, да и вода вот-вот кончится!
   Сэм, не справившись с приступом злости, швырнул резонаторный нож с излучателем, приготовленный им для срезания хвои. Нож ударился об угол переборки и его излучатель самопроизвольно произвел выстрел. Во внутренней обшивке образовалось небольшое отверстие, запахло гарью, но Сэм даже не обратил на это никакого внимания. Он в ярости стал колотить руками и ногами по входной панели, снова и снова набирал код: ничего не происходило. Выход был закрыт намертво.
   Обессилив от вновь постигшей его неудачи и безысходности ситуации, в которую он попал так глупо, землянин опустился на дно шлюзовой камеры перехода, опустил голову на поджатые колени и в приступе отчаяния завыл, как воют волки на луну от тоски и одиночества. Сэм Стуокер устал в течение нескольких месяцев искать выходы из, казалось, безнадежных ситуций.
   Но не зря человек наделен высшим разумом, по крайней мере, так человек сам про себя думает, а ещё он думает, что тот, кто потерял рассудок, уподобляется животному, а разум всегда возмет верх над эмоциями и заставит действовать своего владельца в любой ситуации рационально. То же произошло и с командиром межпланетного корабля НР-208. Сэм, в конце концов, поднялся, выпил стакан фильтрованной воды, остатки которой плеснул себе в лицо, чтобы окончательно стряхнуть приступ отчаяния.
   - Слезами горю не поможешь, - проговорил он любимую пословицу своего отца, - давай - думай. Может быть, и правда, что придумаю!
   Сэм снова подошел к коварной двери и стал набирать код, приводящий в движение механизм входной панели: с тихим шорохом панель шлюза открылась.
   - И что это было?! Я что, код перепутал?! - Сэм, прихватив нож, валявшийся недалеко, торопливо вышел на трап, словно опасаясь, что входную панель может снова заклинить.
   Появление землянина вызвало живой интерес среди аборигенов, несмотря на то, что сумерки спустились к подножию Плачущих Скал. Одни из кармионов, протягивая передние конечности в сторону трапа, показывали на человека; другие, видевшие впервые необычное существо, разглядывали его с неподдельным любопытством. Сэм также, в свою очередь, пытался сквозь надвигающуюся темноту разобраться, кто из этой толпы является заготовителями.
   - Так, Эльсифия, Градер, Дарий, этот противный Виктарий и некоторые другие с серой кожей, но есть среди них и тёмно-зеленые. Эти лягушки, наверно, и вышли из пещеры.
   Сэм ещё не знал, что тёмно-зеленый цвет чешуйчатой кожи указывает на сильное удивление кармионов. Он включил переводчик и услышал много интересного о себе.
   " Что это за урод?! Откуда он взялся?" - удивление Овидия выражало мнение каждого заготовителя, появившегося на поляне перед звездолётом около двух часов назад.
   За объяснения принялся Дарий, почитаемый в племени кармионов не только как врачеватель, но и как пытливый ум:
   " Это представитель племени землян. Они обитают где-то далеко, в конце Серого Ущелья на маленьком камне. Вот только не могу понять, как они могут поселиться целым племенем на одном камне. А прилетел он сюда, как малиока, в этой огромной скале, которую он называет машина. Я и Эльсифия были внутри, там всё очень не понятно - много всяких штук, ходов, лабиринтов. А ещё он может снимать с себя кожу, как мы снимаем тулионы".
   " Очень странно! Как может летать скала? У малиоки есть крылья, а у этой скалы нет!"
   " Овидий, наш Дарий верит иному. А я считаю его лжецом. Представляешь, он пополняет свою сущность не энергией растений, а их иголками! Он похож на животное! Его надо уничтожить!"
   Резкий телепатичекий выпад воина-триадра заставил человека вздрогнуть и настороженно прислушаться к продолжению разговора между кармионами.
   " Виктарий, ты уже забыл, что он помог нам спасти отряд заготовителей!?" - Эльсифия опять решительно встала на защиту землянина.
   " А ты забыла, что он своей машиной не только закрыл вход в пещеру с селием, но и раздавил одного заготовителя!? Мы должны лишить его сущности и вернуться в своё поселение!"
   Такая категоричность покоробила всё существо Сэма, сжавшего кисти рук в кулаки, словно он готовился к нанесению удара противнику, которым, вполне мог стать Виктарий. Стиснув зубы, он слушал продолжение немого общения. Но в ход событий вмешался вожак триадров. Градер положил переднию конечность на плечо Виктария, кожа которого покрылась свётло-зелеными пятнами от нахлынувшей на триадра злости.
   " Успокойся, воин! Землянин не хотел причинить нам столько бед и хлопот. Он же сказал, что машина заболела и упала помимо его воли. Я думаю, что он не желал никому из нас зла. Мы выполнили свою миссию и завтра можем отправиться в обратный путь. А землянин по имени Сэм пусть сам решает свою участь. Если он захочет пойти с нами, пусть идёт, если нет, то мы покинем его".
   " Что же с ним будет?" - женщина повернулась лицом к Градеру и с тревогой ждала ответа - ей было искренне жаль иного, называвшего себя человеком.
   Своим богатым женским воображением она уже нарисовала нерадостную картину одиночества чужеземца, всеми покинутого и забытого среди тесных скал Серого Ущелья.
   " Не знаю, Эльсифия. Пройдет тёплое время, наступит холод, растения завянут. Я думаю, он потеряет свою сущность, так как ему нечем будет пополнять энергию", - рассудительно ответил кармионке вожак.
   Сэм, намеревающийся спуститься вниз на каменистую поляну, остолбенел от всего услышанного им. Час назад человек чувствовал себя почти героем, но сейчас он понял, что не так уж и дружелюбно к нему племя кармионов. И если они его не убьют, то запросто бросят здесь на произвол судьбы.
   " Да, лихо они поняли устройство Вселенной! Темнота и дикость! Пещерные люди! Да их и людьми-то нельзя назвать! Хамелионы!" - Сэм мысленно от души бранил аборигенов, не оценивших его искренней помощи им.
   - Градер, а скоро наступит это холодное время?
   От вопроса землянина кармионы вздрогнули - они забыли, что он уже хорошо их понимает. Все смутились, и только Виктарий смотрел на иного с вызовом.
   " Не очень скоро, оно не так давно закончилось, ещё не отцвели все растения", - ответил сконфуженно вожак, понимая, что иной слышал обсуждение ими его будущего.
   - Понятно. Не буду мешать вашему содержательному общению, - с колкой иронией произнес Сэм Стуокер и направился в сторону от телепатов.
   Землянин незаметно для окружающих потрогал один из клапанов скафандра, в котором должен лежать эктотрон: оружие оказалось на месте, и звездолётчик спокойно отошёл на почтительное расстояние от корабля, чтобы утолить чувство голода. Прожевывая очередную пригоршню фиолетовой хвои, Сэм думал о своём будущем и о том положении, в котором он оказался сейчас.
   За свою сознательную жизнь, за время космических путешествий во Вселенной Сэм не редко попадал в разные передряги: он тонул в глубинах Тихого океана после неудачного приземления грузового звездолёта; его корабль атаковали космические пираты во время возвращения из звёздной системы Альфы Центавра; он со своим экипажем едва навечно не застрял на планете у Сириуса из-за отказа основного двигателя. Да мало ли чего было! Но ни разу его самого и его команду не оставили без помощи. Всегда на выручку приходила вселенская служба спасения. А вот теперь он влип основательно!
   - Вряд ли меня в этой дыре найдет ВСС. Я так понимаю - здешняя зима уморит меня голодом. Что же делать? От корабля уходить не желательно. Мой дом - моя крепость. А если останусь - умру голодной смертью. Надо искать какой-то выход...
   ...Сумерки опустились в Серое Ущелье, поглотив очертания всех предметов, временами освещаемых фосфорицирующими насекомыми и мелкими пресмыкающимися, которые в наступившей темноте беспрерывно сновали в разных направлениях, создавая иллюзию иллюминации в каком-нибудь парке аттракционов. Основательно подкрепившись, Сэм встал и направился к вожаку триадров.
   - Градер, мне надо с тобой поговорить. Ты можешь провести со мной ночь в моей машине?
   " А мне можно с вами?" - Эльсифия уже стояла рядом и просящим взглядом смотрела то на человека, то на триадра.
   " Да, мы пойдем к тебе! Ты помог нам спасти наших соплеменников, я не могу отказать тебе. Овидий, с началом света мы вернемся, но в любом случае завтра наш объединенный отряд отправится в обратный путь. Будьте к этому готовы".
  
  ***
  
   Градер внутри корабля оказался впервые, поэтому с нескрываемым удивлением рассматривал все внутренности огромной скалы-машины. Эльсифия же, пытаясь показать, что она здесь не новичок, сразу расположилась в удобном командирском кресле перед смотровой панелью. Хозяин звездолёта налил себе полстакана воды и с жадностью выпил её.
   " Что ты делаешь?" - не переставал удивляться вожак триадров.
   - Я пью воду.
   " А что это такое - вода?" - Эльсифия заглянула в мокрый стакан.
   - Ну, это жидкость такая. Без неё человек не может жить.
   " А что такое человек? Не может так же, как мы без энергии?" - любопытство Эльсифии казалось неиссякаемым.
   - Человек - это землянин. Без воды человек может прожить не больше трёх дней. Сядь сюда. Разговор будет долгий, - показывая на одно из свободных кресел вожаку триадров, проговорил командир звездолёта.
   " Что ты хочешь от меня узнать, человек?"
   - Я понял из вашего разговора там, на поляне, что не все кармионы ко мне доброжелательны. Понял я также, что завтра ваши отряды возвращаются в племя. Что же делать мне, Градер? Идти с вами я не хочу, чтобы однажды не стать виновником очередных ваших бед. А оставаться здесь я не могу по той простой причине, что в холодное время года мне нечем будет питаться. Так, что же мне делать? Дай мне совет!
   " Ты задал мне сложную задачу. Я не знаю ответа на твой вопрос", - подумав, телепатировал вожак.
   " Может быть, ты всё-таки пойдешь с нами?" - улыбка женской особи, освещенной слабым неоновым светом, завораживала мужчин.
   - Нет, Эльсифия, я боюсь, что ненависть Виктария ко мне со временем передастся другим особям вашего клана, и в один прекрасный момент из-за какого-нибудь нелепого недоразумения они меня просто лишат сущности.
   " Ты так странно выражаешь свои мысли: когда тебя лишат сущности - разве это прекрасный момент?!"
   - Конечно, не прекрасный. Это я так шучу!
   " Не понимаю".
   " Эльсифия, не мешай нам! Самке не стоит вмешиваться в общение двух самцов, - не выдержал Градер напора женщины. - Надо позвать сюда Дария и Овидия. Может, они что подскажут?"
   " Я их позову!" - обиженная Эльсифия проскользнула наружу и через некоторое время вернулась в сопровождении двух особей мужского пола.
   Внимательно приняв информацию от землянина, кармионы стали обмениваться мнениями.
   " Ты прав, что не хочешь идти в наше стойбище. У нас не любят чужаков. Оставаться тебе здесь одному тоже нельзя: на тебя могут напасть враждебные племена, или хищные животные".
   " Овидий, нападение ему не страшно - у него есть мощное оружие, превращающее врагов в пепел", - глаза Эльсифии, которая снова вмешалась в разговор мужчин, сияли от восторга.
   " Всё равно, нельзя", - упрямо твердил Овидий, побывавший в каменном заточении пещеры и ставший с тех пор более осторожным.
   " Я могу остаться с Сэмом!" - Дарий смотрел на всех с победным видом, гордый собственным поступком.
   " Я тоже остаюсь, мне нельзя возвращаться в свой круг, мой самец может меня убить", - потупив взгляд, с замиранием сердца проговорила Эльсифия.
   - Расскажите мне, пожалуйста, что вы знаете о другом мире. Неужели кроме вашего Серого Ущелья больше ничего нет? Где заканчивается ущелье?
   " Сэм, ты задаешь вопросы, на которые мы не можем дать ответа", - сдержанно протелепатировал Градер.
   " А я в детстве слышал от старика Игравия, что есть верхние племена, обитающие там, высоко над нами. Что там все иначе, не так как у нас. А ещё провидица Маврия, учившая меня врачевать, поведала мне, что много-много сезонов назад, один воин нашего племени пошел искать начало Серого Ущелья, но, кажется, он не вернулся".
   - Значит, мне нужно искать путь туда - вверх, где заканчиваются скалы. Если там всё по-другому, как говоришь ты, Дарий, я, может быть, найду более приемлемые условия для моего выживания.
   " Возьми меня с собой, Сэм!" - вдруг попросила Эльсифия.
   Но, не смотря на то, что обладательнице таких прекрасных черных глаз отказать для мужчины было делом трудным, Сэм отрицательно покачал головой, а потом с помощью разговорного адаптера, который и позволял человеку общаться с кармионами, прибавил:
   - Эльсифия, моя дорога будет трудной. Я не хочу подвергать тебя опасностям.
   " Опасности можно преодолеть, а гнев моего круга - вряд ли", - возразила храбрая самка.
   Ревнуя Эльсифию, ставшую с недавних пор ему очень близкой, Градер вторгся в общение между ней и иным:
   " Закончится тёмное время, и мы покинем твою машину, тогда я выйду на прямой контакт с провидицей. Пусть Маврия посмотрит будущее. А потом станем принимать решение".
   Предложение Градера успокоило разгоревшиеся страсти в кабине звездолёта, и все, кроме Овидия, вернувшегося на поляну, стали готовиться ко сну. Триадры заняли полюбившиеся им кресла у панели управления звездолётом, а Сэм разместился в анабиозной капсуле...
  
  ***
  
   ...Сморщенное лицо Маврии дрожало и расплывалось перед телепатическим взором Градера, вышедшего на контакт с провидицей, как расплывается отражение в воде, по которой легкой рябью пробежало дуновение ветра. Из-за дальности расстояния их незримая связь оказалась слабой, и вожак с трудом читал мысли старой кармионки.
   " Что ты хочешь узнать от меня, триадр?!"
   " Я прошу тебя посмотреть будущее иного, называющего себя Сэмом. Есть ли там, рядом с ним, кто-то из клана кармионов? Он хочет найти конец, или начало Серого Ущелья. Есть ли смысл в таких поисках?"
   Серое чешуйчатое лицо старухи, с глазами, прикрытыми прозрачными веками, расплывалось и возникало вновь перед мысленным взором вожака отряда триадров. Временами из её сморщенного рта с губами, сжатыми в одну линию, выскальзывал длинный язык, которым старуха проводила по своим щекам, лбу и носу - так она читала будущее.
   " Если чужак отправится в путь, то он будет не один - с ним будут трое триадров, которые никогда не вернутся назад в племя. Дорога представляется трудной, долгой и полной страшных испытаний. Конца и начала Серого Ущелья я не вижу в своих видениях. Поэтому иной по имени Сэм должен принять решение сам. Он сам должен отважиться на опасный путь. Но и будущего в племени кармионов для него я не вижу тоже".
   Лицо провидицы растаяло в рассветном тумане, и перед взором Градера вновь открылась каменистая поляна, поросшая хвойными растениями с пушистыми иголками от тёмно-синего до фиолетового цветов, где стояла машина человека, рядом с которой просыпались объединенные отряды клана кармионов. Вожак триадров поманил за собой Овидия, и они вместе поднялись в звездолёт, где и состоялся окончательный совет кармионов и землянина.
   Приняв бессловесный рассказ о предсказаниях Маврии, все хранили полное молчание, обдумывая поведанное вожаком триадров.
   - Значит, решение, идти ли на поиски выхода из Серого Ущелья, остается за мной. Из твоего повествования, Градер, я понял, что у меня всего два варианта: остаться здесь, или отправиться в опасный путь. Здесь я не вижу для себя дальнейшей жизни - по-вашему, сущности. Так что, завтра на рассвете я отправляюсь в путь вдоль ущелья в другую сторону от стойбища кармионов. И, не смотря на предсказания вашей главной телепатки, я не зову никого с собой, потому что не хочу подвергать риску ни одного из вас.
   " Сэм, ты не только помог нам освободить отряд заготовителей из каменного плена пещеры с селием, но ты защитил нас от левадаров. Если бы не твоё чудо-оружие, то погиб бы весь отряд триадров, а отряд заготовителей остался навечно замурованным в пещере. И, хотя кармионы не любят чужаков, они могут быть благодарны - я разделю все невзгоды пути с тобой", - перевел с телепатического на вселенский язык разговорник пламенную речь Градера, кожа которого окрасилась в голубой цвет отваги.
   " И я с тобой!" - вторила вожаку голубая Эльсифия.
   " Вам может понадобиться в пути помощь врачевателя, поэтому я тоже иду", - даритель сущности никак не хотел отставать от вожака и самки.
   " Вот как предсказала Маврия, нас трое, - Градер взял за переднюю конечность Эльсифию и положил вторую на плечо Дария, словно объединяя нерушимый тройственный союз. - Овидий, принимай на себя ответственность за объединенный отряд. Я желаю всем дойти до стойбища в полной сущности. Мы сейчас простимся с соплеменниками, ведь Маврия предсказала, что мы трое никогда больше не увидим своего племени".
   Все вышли из звездолёта, включая землянина, и предстали перед готовящимися в обратный путь воинами-триадрами и заготовителями селия.
   " Соплеменники! Сейчас мы расстаемся с вами! Вы все возвращаетесь в родное поселение, а мы, трое, - Градер взмахом передней конечности показал на себя, Дария и Эльсифию, - остаемся здесь, чтобы по прошествии темного времени отправиться в путь с иным по имени Сэм. Ваш объединенный отряд возглавит Овидий. Триадры, подчиняйтесь ему так же, как вы повиновались мне. Передайте нашим родным кругам пожелание доброй сущности!"
   Все кармионы, хорошо знавшие смелого вожака Градера, мудрого врачевателя Дария и успевшие полюбить храбрую красавицу Эльсифию, с грустью восприняли неожиданную новость. Вдруг из рядов триадров, стоящих на поляне и внимающих телепатическому посланию Градера, выдвинулся вперед рослый воин могучего телосложения. Это был Виктарий, медленно подошедший к Сэму и трем другим кармионам, собирающимся отправиться в дальний путь с человеком. Он пристально посмотрел в глаза землянина:
   " Иной, я тебе не доверяю! Поэтому я тоже пойду с вами - не для того, чтобы помогать тебе, а для того, чтобы защитить своих соплеменников от тебя!"
   " Но, Виктарий! Маврия предсказала, что вместе с иным отправятся в путь только трое кармионов! Ты - лишний!"
   " Вот ты и останься, Эльсифия! Не дело женской особи - ходить в такие дальние походы", - резко возразил самке воин.
   " Виктарий, Эльсифия показала себя не только храбрым триадром, но и очень умной особью. Это благодаря её догадке вход в пещеру для заготовки селия сейчас свободен", - телепатировал Градер, не в силах расстаться с прекрасной кармионкой.
   В спор между триадрами вмешался человек, ставший причиной их несогласия:
   - Не спорьте! Если хочет, пусть идёт с нами. Я думаю, ещё один сильный воин нам пригодится в трудной дороге. И ещё я уверен, что не от меня, Виктарий, ты будешь защищать своих товарищей, найдутся другие на нашем пути.
   Прощание соплеменников отличалось искренностью и заворожило своей необычностью человека: все кармионы сошлись на поляне в круг, переплелись передними конечностями так, что не возможно было понять, где - чья находится; кожа их раскрасилась в разные цвета, что говорило о противоречивости чувств, нахлынувших на каждую особь в отдельности - кто-то стал голубого цвета, кто-то жёлтого, кто-то тёмно-зеленого, а некоторые почернели от горя, понимая, что не увидят четверых своих соплеменников больше никогда.
   После прощания, когда человекоподобные ящеры, наконец, освободились от пут передних конечностей друг друга, Овидий отдал команду объединенному отряду покинуть поляну у Плачущих Скал. Растянувшись вереницей вдоль скалистого каньона, кармионы покидали место необычных событий, многие из них несли каменные сосуды с запасом энергетической субстанции, и все были вооружены луками, пиками, плашами. Оставшиеся у безжизненного звездолёта триадры смотрели вслед уходившим с невыразимой тоской, понимая, что больше уже не встретят их в своей сущности.
   Так, кармионы отправились в обратный путь к поселению родного клана. Сохрани в пути их Бог и Провидение!..
  
  ***
  
   ...На каменистой поляне у подножия Плачущих Скал, где громадой возвышался безжизненный космический аппарат, остались пятеро - человек и четверо кармионов, из которых один был особью женского пола. Триадры, не только внешне совершенно непоходившие на землянина, но и отличающиеся своим внутренним миром от человеческого индивидуума, выразили полную готовность рискнуть ради него своими сущностями. Трое из них в благодарность за спасение их товарищей вызвались сопровождать иного в дальнем походе по нехоженым тропам каменного каньона; четвертый же шёл не за человеком, к которому у него сложилось неприязненное отношение, а отправлялся в опасную дорогу ради своих трёх соплеменников с целью защищать их от чужака.
   Сэм смотрел на них и думал о том, что не каждый из жителей его родной планеты, способен на такой поступок. Не раз он сталкивался в трагических ситуациях с человеческой трусостью и предательством, толкающих людей на неблаговидные деяния; с непомерной жадностью, туманящей рассудок и отодвигающей на задний план щедрость и благородство; с равнодушием и бессердечием, способным закрыть глаза на боль и призыв о помощи; и, тем более, для него стал удивительным этот порыв самопожертвования от неземных существ, больше напоминающих рептилий, чем человекоподобные создания. Глаза Сэма наполнились влагой - он был не один в этом чуждом для него мире где-то на краю Вселенной. Завтра его новые товарищи отправятся с ним в путь, неизведанный и опасный, и, кто знает, преодолевая препятствия, которые встанут на пути, останутся ли они в живых?
   " Что у тебя с глазами! Это слезы?! А в нашем мире плачут только животные и скалы", - Элисифия, не отрываясь, смотрела в глаза Сэма, полные влаги.
   - Вы отдохните перед дальней дорогой, а мне надо собрать в путь кое-какие вещи. Я хотел только узнать у вас, сможете вы нести небольшую поклажу?
   " Располагай нами. Наши сущности в твоем распоряжении, - Градер оставался последовательным в своей благодарности иному. - Но нам также нужно взять с собой какой-то запас селия. Ведь мы не знаем, что ждёт нас впереди и как долго продлится наш поход".
   - Что ж, тогда за работу. Идите в пещеру, а я соберу свой рюкзак.
   " А что такое рюкзак, Сэм?" - Эльсифии, как и всякой женщине, хотелось знать всё.
   " Тебе ещё не надоело?! Что такое?! Что такое?! Сказано - собираемся в дорогу! Вожак утихомирь свою самку! Покоя от неё нет!" - с досадой и нескрываемым раздражением телепатировал Виктарий.
   Эльсифия смутилась и прошмыгнула мимо самцов к выходу из звездолёта. Триадры направились к зияющей чернотой глубокой пещере, чтобы набрать в каменные амфоры энергетическую субстанцию, а звездолётчик, оставшись один, прикидывал в уме, что из вещей взять с собой - брать нужно только самое необходимое.
   С тяжелым сердцем Сэм Стуокер упаковывал антигравитационный рюкзак - обязательный атрибут каждого космического корабля. Он понимал, что оставаться здесь нельзя, но, когда представлял себе, что завтра покинет, вероятнее всего, навсегда звездолёт, острая тоска пронизывала каждую клетку его организма, причиняя почти физическую боль от предстоящей утраты аппарата - единственного связующего звена с родной планетой. Именно сейчас человек почувствовал себя крохотным атомом, затерявшимся в просторах Космоса на перекрестках вселенских дорог...
   ...Чуть только рассвело, пятеро путников стали пробираться среди камней, зарослей кустарников и низкорослых деревьев по каменистому дну Серого Ущелья, отряхивающего с неприступных каменных стен грёзы ночи и дарящего всему живому ещё один сумрачный день. Дойдя до того места, где скалы круто поворачивали в сторону, один из путников оглянулся: он бросил прощальный взгляд на свой звездолёт, который в утренней дымке казался больше своих натуральных размеров и возвышался огромной глыбой, рассекая каменный каньон на две половины. И тут Сэм понял, что остов звездолёта делил надвое не только Серое Ущелье - он делил надвое его жизнь, его судьбу...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"