Прайдли Любовь: другие произведения.

Космос. Выжить и вернуться

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава 6. Расследование. Глава 7. Дорога наверх

  Глава 6.
  
  Расследование.
  
  
  
   ...Два человека сидели в просторном кабинете за прозрачным столом: один сидел в кресле с высокой спинкой, а другой - в пол-оборота к нему на краешке стола.
   - Неужели ничего нельзя разобрать?
   - Ну, посмотри сам.
   Они встали, каждый со своего места, и подошли к большому сенсорному экрану, на котором высветилось цветное изображение участка космического пространства, где с трудом можно было рассмотреть столкновение двух объектов.
   - И что? Здесь практически ничего невозможно понять!
   - Один из них НР-208.
   - Как вы это определили?!
   - Телескоп с Марса смог зафиксировать бортовой номер звездолёта, который пилотировал Сэм Стуокер, за несколько секунд до столкновения.
   Начальник бюро безопасности космических полетов Тар Бироли взмахом руки погасил экран и вернулся на своё рабочее место за столом, выполненным из цельного куска сталактита, добытого в пещерах планеты Хлоя
   - А что же тогда с ним столкнулось?
   - Вот над этим я и моё бюро ломаем головы.
   - Может быть, это обломок метеороида?
   - Нет, Стив, ни один телескоп не отследил в указанном районе, в указанное время никаких метеороидов, комет и прочей подобной беребельды.
   - Наверно, мой вопрос прозвучит глупо, но скажи - были задействованы только планетарные телескопы?!
   Тар, крупный представитель человеческой расы, переселившийся на одну из планет в созвездии Гончих Псов, а впоследствии выигрывший конкурс на занимаемую им в настоящее время должность, громко расхохотался, вцепившись руками в подлокотники массивного кожаного кресла.
   - Насмешил меня до слез, - немного успокоившись, наконец ответил он своему собеседнику. - Ты за кого нас держишь, Стив?! Мы что тебе, клуб юных аэронавтов?!
   - Ну, извини, не хотел тебя обидеть. На всякий случай просто уточнил, - Стив, смутившийся, как нашкодивший ребёнок, подошёл к смотровой стене кабинета, открывающей прекрасный вид на панораму мегаполиса - спутника центрального космопорта Земли, в одном из офисных блоков которого и находилось бюро безопасности космических полетов межгалактического содружества.
   - Знаешь, есть один опытный блоггер, который успешно считывает любую Вселенскую информацию. Его зовут Кимдан Ли.
   - Он китец, что ли?
   - Вполне вероятно, и китаец, только с Андромеды.
   - Хорошо, Стив, дашь мне его координаты. Попробуем с ним связаться.
   - Вы уже допросили жену Стуокера?
   - А вот об этом я хочу поговорить подробнее. Честно говоря, Стив, для этого я тебя и пригласил. Сколько мы уже с тобой знаем друг друга? Лет пятьдесят?
   - Нет, Тар, гораздо дольше. Думаю, около восьмидесяти, - добродушно улыбнувшись, Стив Крамов, опустился в кресло напротив своего собеседника. - Помнишь, как это было?
   - По-моему, это были гонки вдоль пояса Сатурна. Отличная была развлекуха!
   - Конечно, отличная! Особенно, если вспомнить, как тебя с орбиты притащили на буксире, - смеясь, парировал Стив.
   - Да, было дело, - закивал головой Тар, продолжая улыбаться собеседнику, приоткрыв два ряда безукоризненной ровности и белизны зубов.
   Воспоминания о бурной молодости привели обоих мужчин в благодушное настроение, и деловая встреча переросла в дружеское чаепитие: хозяин кабинета вызвал биосекретаршу и попросил накрыть чайный столик на двоих. Аромат индийского чая, поднимающийся вместе со струйкой пара из фарфоровых чашек, щекотал ноздри и манил сделать следующий глоток, а набор кондитерских изделий и фруктов на сверкающем блюде из горного хрусталя, радовал глаз и вызывал здоровый аппетит.
   Заметив, что гость пьет только чай, хозяин кабинета, проговорил, прожевав очередной кусочек от сдобной плюшки:
   - Стив, угощайся. Здесь всё только натуральное и только диетическое - другого не ем.
   - Если так, то съем вот это пирожное, - протянув руку к блюду, заставляющему своим содержимым усиленно работать слюнные железы, Стив продолжил. - Так, ты пригласил меня к себе с какой-то целью? Ты хочешь меня расспросить о Сэме Стуокере?
   - А ты его хорошо знал, то есть, знаешь?
   - Да, мы друзья ещё с космоколледжа: были друг у друга на торжествах по случаю наших бракосочетаний; да и часто проводили уикенды вместе со своими половинками. Правда, последний год наши пути не пересекались. Ты, наверно, знаешь - у меня и Клео родилась дочка, и жена весь минувший год посвятила ей.
   - Я это знаю и от всей души поздравляю тебя с рождением дочери. Как вы её назвали?
   - Джулия.
   - Прекрасное имя. А я так и не обзавелся семьей - второй век доживаю в гордом одиночестве, - вздохнув, с деланной грустью произнес дородный хозяин кабинета и отхлебнул очередной глоток ароматного чая.
   - Не прибедняйся, в одиночестве ты не был никогда. Уж, я-то твои похождения знаю, - парировал в ответ гость.
   Мужчины опять вместе рассмеялись и ещё некоторое время вели пустые разговоры ни о чём. Допив по второй чашке знаменитого на всю Вселенную чая, они, наконец, приступили к деловой части своей встречи.
   - Значит, Стив, ты достаточно хорошо знаешь и жену Стуокера.
   - Да, я прекрасно знаю Джину. А в чём, собственно, дело? Что твоему бюро требуется от меня в данной ситуации?
   - А ты знаешь, что она ждет ребенка? - спросил Тар, удобнее усаживаясь в своё любимое кресло.
   - Нет, ты меня удивил этой новостью. Они всё же решились на такой шаг. Я знал, что Сэм не горел желанием, по крайней мере, пока, заводить детей.
   - Сэм, дай Бог ему здоровья, ничего не знает о ребёнке. О беременности его жена узнала уже после того, как он пропал.
   - Так, это незапланированная беременность!? - у Стива Крамова от удивления брови взлетели вверх, напоминая крылья чайки в полете. - И ей выдали сертификат на роды?!
   Удивление его было действительно искренним, так как всё взрослое население, происхождение которого связано с Землей, прекрасно осведомлено о том жёстком контроле в отношении рождаемости, который регламентировался сводом законов, призванных сохранить чистоту и полноценность человеческой расы, как в физическом, умственном, так и в духовном плане.
   - Представь себе, она сумела как-то убедить Совет по контролю за репродуктивностью. Молодец, решительная женщина! На такой я бы тоже женился, - усмехнувшись, проговорил Тар.
   - Но я думаю, ты вызвал меня с Марса, не для того, чтобы сообщить мне эту новость? - озабоченно спросил Крамов и зашагал по кабинету, пытаясь разложить в своей голове по полочкам все новости, только что услышанные им от старинного приятеля.
   - Да, Стив, ты прав. У нас в бюро возникла проблема, в решении которой я жду твоего содействия, - ответил Тар, следя глазами за вышагивающим по кабинету приятелем. - В связи с тем, что Джина беременна и находится сейчас в институте по контролю за репродуктивностью, нашему бюро не разрешили провести её допрос по факту исчезновения звездолёта НР-208 с её супругом на борту. Вот я и вспомнил о тебе. Ты же хорошо знаешь Джину и Сэма Стуокеров и можешь её навестить в институте в качестве старого доброго друга. К тому же, ты психолог. Значит, сможешь побеседовать с ней, не причинив ей и её будущему ребёнку никаких психологических травм. Ну, как ты на всё это смотришь?
   - Я, конечно, с радостью навещу Джину, но, если я замечу, что её душевное состояние выходит из равновесия при упоминании об исчезновении супруга, я не стану тиранить её лишними вопросами.
   - Лишними и не надо. Сейчас мой сотрудник проработает с тобой перечень вопросов, на которые нам бы хотелось получить ответ, а как преподнести эти вопросы, как их завуалировать, я думаю, ты решишь сам.
   Тар Бироли нажал одну из многичисленных клавиш на переговорном устройстве для внутренней связи и произнес приказным тоном:
   - Джакопо, зайди ко мне в кабинет.
   Через несколько минут дверь кабинета бесшумно отъехала в сторону внутрь стены, и в помещение вошел высокий, смуглый молодой человек в безукоризненном деловом костюме, всем своим видом выражая почтительность присутствующим в кабинете.
   - Добрый день, господа. Шеф, я весь - внимание.
   - Джакопо, познакомься, это Стив Крамов. Он психолог, и к тому же, большой друг семьи Стуокеров. Тот самый Стив Крамов, о котором мы с тобой уже говорили. Я препоручаю его тебе - ты знаешь, как с ним надо поработать.
   - Да, конечно, шеф. Идёмте со мной, Стив. Я всё вам объясню, - проговорил сотрудник бюро и, направляясь на выход из кабинета, жестом пригласил подопечного следовать за собой.
   - Ну, что ж, Тар, мне было очень приятно с тобой пообщаться. Надо нам чаще встречаться, - вставая со своего места, проговорил Стив, протягивая руку для пожатия поднявшемуся с уютного кресла хозяину кабинета, который, дружески хлопая по плечу старого приятеля, проговорил ему с улыбкой:
   - Я не прощаюсь с тобой надолго, Стив. Надеюсь, мы увидимся в ближайшие дни. Ты лично мне расскажешь о результатах встречи с Джиной Стуокер.
   Тар проводил друга до дверей, и Стив отправился следом за молодым сотрудником бюро безопасности космических полетов по длинным коридорам офисного здания упомянутого выше учреждения...
  ***
  
   ...Стив Крамов выполнил своё обещание буквально на следующий день после описанной выше встречи в кабинете Тара Бироли и не только потому, что обещал это сделать своему приятелю, но и от того, что искренне переживал за судьбу своего друга Сэма Стуокера и его жены Джины.
   Вестибюль института по контролю за репродуктивностью землян приветливо распахнул перед очередным посетителем прозрачную дверь. Всё здесь сияло стерильной чистотой и неподдельной доброжелательностью.
   - Вы к кому, сэр? - с заученной улыбкой встретила на ресепшене вошедшего мужчину белокурая девушка - андроид. - Вас ждут?
   - К сожалению, я не имел возможности предварительно предупредить о своём посещении. Я могу увидеть Джину Стуокер? Мне сказали, что она находится здесь под наблюдением, - непроизвольно в ответ улыбнулся Стив, понимая, что для андроида это, в принципе, не имеет никакого значения.
   - Безусловно, сэр, если она сама того пожелает. Как вас представить?
   - Меня зовут Стив Крамов. Я её старинный друг.
   - Одну минуту, сэр, - девушка нажала какую-то кнопку и, по-прежнему, мило улыбаясь, проговорила в микрофон внутренней связи. - Джина Стуокер, к вам посетитель по имени Стив Крамов. Вы желаете его принять?
   - Да, разумеется, я жду его в парке, - услышал Стив знакомый голос Джины.
   - Вас ждут, сэр. Прямо, до конца вестибюля, а потом повернете налево, - обворожительная улыбка не сходила с лица блондинки.
   "Удивительно, но даже такая сияющая улыбка может стать противной, если она не сходит с лица девушки более трёх минут", - подумал Стив, направляясь вдоль длинного светлого вестибюля с твёрдым намерением не тревожить покой Джины никакими трудными для неё сейчас вопросами. А вопросов в следственном отделе ему подготовили немало. К тому же, он ещё должен придумать, как их задать, чтобы женщина не догадалась, что эти вопросы, на самом деле, скрытый допрос.
   Поворот налево привел его к выходу в тенистый парк, благоухающий многообразием растений, как земного происхождения, так и с различных уголков Вселенной, завезенных на Землю и адаптированных к местным условиям. Тянули вверх остроконечные свечи тёмно-зелёные кипарисы, оттеняя более светлую зелень араукарий; можжевельник раскинул в разные стороны пушистые лапы у высоких чёрных стволов гиабаровых деревьев; пустынные латуниты алыми стволами разбавляли зелень разнообразной насыщенности. Фонтаны и родники, струящие свои прозрачные воды в тени дерев, не только обеспечивали прохладу, но действовали успокаивающе на прогуливающихся по парку беременных женщин, создавая комфортные условия для появления на свет их долгожданных чад.
   Не решаясь двинуться в каком-либо направлении по множеству гравийных дорожек, разбегающихся в разные стороны от центральной аллеи парка, мужчина стоял и пристально всматривался в проходивших мимо клиенток и посетителей института.
   - Стив, я здесь, - приветливо махнула рукой женщина в светло-голубом костюме, направляясь ему навстречу по узкой тенистой дорожке.
   - Привет, Джина, дорогая! Мне сказали, что ты ждёшь ребенка, а ...
   - Здравствуй, Стив, - подставляя щеку для дружеского поцелуя, проговорила Джина. - Да, почти не заметно - срок ещё не очень большой, и покрой костюма такой, что не сразу и подумаешь о беременности. Пойдем, присядем на скамейку.
   Медленным шагом они направились к одной из деревянных скамеек в укромном уголке парка у фонтана, рассыпающего освежающие, переливающиеся всеми цветами радуги, кристальной частоты струи воды.
  - Как ты себя чувствуешь? Как ребёнок? Кого ждёшь?
   - Как много вопросов, Стив, - печально улыбаясь, вздохнула женщина.
   - Мы так давно не виделись...
   - У меня и сына все хорошо, Стив. Ты же, ведь, знаешь мою проблему - мою боль, - вздохнув, произнесла женщина, и глубокая печаль заволокла черты её осунувшегося лица.
   - Да, Джина, я знаю об исчезновении Сэма. Но ты надейся. Надежда согревает душу. Я уверен - всё будет хорошо, и Сэм обязательно вернется. Просто надо верить в это и ждать.
   - Я верю, Сэм жив - я это чувствую... Только он очень далеко, но когда-нибудь он вернётся, - твердость ответа женщины поразила Стива.
   - Джина, ты так в этом уверена! Может, ты получила от него весточку, или тебе кто-то подал надежду?! - сам того не замечая, Стив задал один из вопросов, предложенных ему Джакопо.
   - Нет, Стив. Никто ничего не знает. Мне говорили, что ведётся расследование по факту исчезновения звездолёта, в котором Сэм отправился в экспедицию на Юпитер, но - только и всего.
   Джина снова вздохнула, и взгляд её карих глаз устремился вдаль, не для того, чтобы скрыть тоску по дорогому и любимому человеку, а для того, чтобы сдержать слёзы, готовые вот-вот алмазными каплями сорваться с густых ресниц
   - А ты сама, что думаешь обо всём этом? Есть какие-нибудь догадки?
   - Что я думаю?.. То, что он не сбежал от меня к какой-то красотке в другую галактику - это точно, - улыбка окрасила правильные черты лица женщины, напомнив Стиву прежнюю, такую задорную и жизнерадостную, Джину Стуокер.
   - Молодчина! Ты не теряешь присутствие духа. Уважаю! - смеясь, ответил Стив и снова задал ей вопрос, но не потому, что ему это поручило бюро безопасности космических полётов, а потому, что он сам переживал за судьбу товарища. - А у Сэма не было никаких врагов?
   - Врагов?! - удивилась она. - Нет, про его врагов ничего не знаю, а вот с конкурентами его фирма боролась... Но при чем тут это? - удивлённо вскинула женщина глаза на мужчину, поднимаясь со скамейки и увлекая его за собой по аллеям парка.
   - Он что-то рассказывал тебе об этом? Называл какие-то имена? - продолжал расспросы Стив.
   - Не помню... Роберт... Да, кажется, так он называл кого-то из компании конкурентов. Сэм с ним повздорил однажды - дело дошло до драки, но их разняли. А больше ничего не могу сказать. И зачем это всё надо тебе, Стив?
   - Я, как и ты, переживаю за Сэма. Вдруг, какая-то ниточка приведёт к нему...
   - Хватит об этом, не береди мне душу. Лучше расскажи, как Клео? Джулия уже, наверно, бегает?
   И Стив, забыв о ряде вопросов, должных задать Джине по поручению бюро безопасности космических полетов, стал взахлёб рассказывать о жене и "маленьком комочке счастья", как он называл свою, горячо любимую им, белокурую дочурку...
  
  ***
  
   ... - Генрих, ты работал с компанией " Гелий -3"? Да, да. Именно, про эту компанию я тебя и спрашиваю. А ты можешь дать мне по ней кое-какую информацию? Прекрасно! Хорошо, сегодня в семь вечера жду тебя. Как называется? Усталый Пони? Дурацкое название! Да, хорошо! До встречи, - Стив закончил разговор по драйфону и спрыгнул с тротубуса у небольшого ресторанчика натуральных продуктов.
   Цены здесь кусались, но психолог по призванию, Стив Крамов, заботился не только о своем психическом равновесии, здоровое собственное тело волновало его нисколько не меньше. Следуя мудрости древних китайцев, которые говорили: "Мы есть то, что мы едим", Стив предпочитал питаться экологически чистой и приготовленной на живом огне пищей.
   Совершенно забыв, а, может быть, сделав вид, что забыл о своем обещании, отчитаться в бюро безопасности космических полетов о визите к Джине Стуокер, Стив Крамов взялся за расследование аварии, в которую попал его близкий друг Сэм, самостоятельно. И это было вызвано двумя причинами. Ну, во-первых, он, действительно, переживал за своего друга и его жену; а, во-вторых, как любой самонадеянный психолог, он был уверен, что сумеет, ухватившись за тонкую нить, распутать клубок этого дела быстрее и лучше всякого там отдела расследований бюро Тара Бироли. Ему казалось - стоит только приложить немного усилий и всё станет ясно, как божий день.
   После сытного обеда, чтобы скоротать время до назначенной встречи, Стив, расплатившись, как обычно, картой, посетил номер отдыха в одном из многочисленных центров сервиса мегаполиса. Комната оказалась небольшой, но очень уютной и комфортной для непродолжительного времяпровождения. Приняв душ, он удобно устроился на белоснежной тахте и мгновенно заснул под тихое щебетание птиц - звуковой фон, выбранный им по собственному желанию.
   Драйфон прозвонил вместо будильника. Стив поднялся с тахты, не сразу вспомнив, куда ему надо идти. Но только стихли последние звуки звонка, как он уже натягивал джинсы. О, джинсы! Эти вечные штаны, пережившие моды тысячелетий и до сих пор не уступающие своего места в гардеробе и мужском, и женском навороченным техническим новинкам. Их не затмили даже пояса-трансформеры, удовлетворяющие любой самый изысканный вкус. Стив был истинным поклонником штанов, сшитых много веков назад для американских пастухов, но до сих пор верно служивших и мужской и женской половине человечества, а, кое-где, и инопланетным человекообразным существам в других галактиках...
   ...Без пяти минут семь он вошёл в пространственную капсулу, а через минуту вышел на ярко освещенной аллее в двадцати шагах от кафе под названием "Усталый Пони". Подойдя к двери, он ухмыльнулся - сбоку от входа в заведение дремал, понурив гривастую голову, симпатичный пони. Копия была великолепна, а, может быть, это животное являлось клоном, но, без всяких сомнений, смотрелась задумка оригинально.
   За столиком у окна его уже ждал рыжий, невысокого роста мужчина. Перед ним дымилась чашка ароматного кофе, в руках он держал панель новостей. Увидев в дверях вошедшего Стива, мужчина махнул рукой, приглашая его за свой столик.
   - Привет, Генрих. Прекрасно выглядишь!
   - Взаимно. Кофе будешь?
   - Нет, я пью только чай, но такого здесь не подадут. Давай лучше перейдем к делу, - ответил Стив Крамов, с нетерпением подводя собеседника к причине их встречи.
   - Что у психолога может быть за дело в компании "Гелий-3"?
   - Ты знаешь, что произошло со звездолётом НР-208, который пилотировал Сэм Стуокер?
   - Да, в новостях, кажется, сообщалось что-то об этом, - неуверенно произнес Генрих.
   - Неужели не помнишь?! Сэм Стуокер - мой лучший друг. Его корабль летел на Юпитер, как раз, выполняя рейс по заданию именно этой компании?
   - Я это упустил из вида. А что ты хочешь от меня? Я-то тут причем?! - удивлённо спросил Генрих, откладывая в сторону панель новостей - обязательный атрибут каждого, поддерживающего свой пристиж, общественного заведения.
   - А к кому мне ещё обращаться, как не к тебе?! Журналисты знают всё и обо всех, тем более, в таком относительно небольшом мегаполисе, как этот. Так вот, поройся-ка в закаулках своей памяти. Есть один фрукт по имени Роберт. Он работает на конкурентов "Гелия-3". Вот о нём я и хочу получить информацию.
   Приятель Стива призадумался, с наслаждением потягивая горячий кофе. Вдруг его лицо оживилось - он что-то вспомнил.
   - Роберт Шеварди? Кажется, ты о нём говоришь.
   - Почему ты так решил? Почему именно Шеварди, а не другой какой-то Роберт? - удивился довольно быстрому ответу на свой вопрос Стив Крамов.
   - Он работает в компании "Стюарт и Ко", являющейся главным конкурентом "Гелия-3". Именно эти две компании контролируют все поставки гелия-3 на Землю. Да, и знакомые ребята рассказывали мне о скандале, произошедшем между Робертом и Сэмом. Они здорово тогда сцепились, их насилу разняли, но синяков наставить друг другу всё-таки успели.
   - А из-за чего произошел конфликт?
   - Не могу сказать. В подробности не вдавался. Официант! Ещё чашечку кофе!
   К их столику подошла девушка и поставила чашку горячего, дымяшегося кофе, наклонившись, чтобы забрать пустую, она как будто нарочно выставила напоказ обоим мужчинам своё декольте, открывающее глубокую ложбинку между двух полных грудей. Оба собеседника проследили взглядами за удаляющейся фигуристой официанткой.
   - Она настоящая, или андроид? - рыжеволосый мужчина продолжал следить за ней похотливым взглядом.
   - Думаю, вряд ли она женщина. Работа слишком непрестижная. Андроид, скорей всего. Так, когда же произошла ссора между ними?
   - Дай вспомнить, - подняв вверх глаза, задумчиво произнес Генрих. - Кажется месяца четыре назад.
   - Так это же незадолго до полета Сэма! - воскликнул Стив, предположив, что он уже нащупал ту самую ниточку в деле исчезновения друга, за которую и предстоит тянуть дальше.
   - Вроде того, - отхлебнув глоток кофе, равнодушно ответил Стиву собеседник.
   - Подскажи, кто может мне подробнее рассказать об этом инциденте.
   - А ты расспроси самого Роберта. Что тут такого? Я думаю, он расскажет тебе суть, преукрасив своё геройство, конечно.
   - У тебя есть его координаты?
   - Найдешь сам - не маленький, - усмехнулся рыжый коротышка.
   - Спасибо тебе, Генрих. Ты мне здорово помог, - вставая со стула, сказал психолог, вполне довольный состоявшимся разговором.
   - Кушай на здоровье!
   Пожав Генриху на прощанье руку, Стив быстрой походкой вышел из кафе и направился в ближайший номер отдыха. Удобно расположившись в мягком кресле, психолог стал исследовать свой драйфон в поисках идентификационного кода Роберта Шеварди. В результате нескольких попыток он открыл его сайт, внимательно изучил информацию, и только после этого решил связаться с искомой личностью напрямую.
   Стив несколько раз подряд набирал код Роберта, но безуспешно - пользователь или был занят, или просто не желал отвечать незнакомому лицу. Наконец, связь установилась, и на экране появилось смуглое лицо мужчины, уверенного в себе, густые брови сходились на переносице, взгляд колючий и пронзительный.
   - Мы с вами знакомы? - легкий оттенок удивления послышался в вопросе, произнесенном с интонацией явного недовольства.
   - Нет, мы не знакомы. Разрешите представиться - Стив Крамов, психолог.
   - Но мне не нужна консультация психолога, - резко ответил Шеварди, собираясь покинуть контакт.
   - Подождите, не торопитесь с выводами. Я не предлагаю вам никаких консультаций, как психолог. Я прошу вас о личной встрече - мне надо кое-что прояснить по поводу Сэма Стуокера, вернее, его исчезновения. Ведь, вы были знакомы, не так ли?
   - Вы ведёте расследование по его делу? - удивился мужчина на сенсорном экране, который не скрывал его внезапную озабоченность высказанной просьбой собеседника.
   - Да. Частного характера. Я его друг, и беспокоюсь о его судьбе.
   - Я ничего, собственно, не знаю по этому вопросу.
   - И все-таки я настаиваю, может, вы что-то вспомните. Ведь вы тоже в своей компании занимаетесь поставками гелия-3? - не отставал от Роберта Шеварди Стив Крамов.
   - Да, я не против, помочь вам, только сегодня я занят. Завтра в двадцать два часа, в развлекательном центре "Созвездие Ориона". Я буду ждать вас у барной стойки.
   - Прекрасно. Я не задержу вас долго. До встречи, - Стив закончил разговор, вполне удовлетворенный своими успехами.
   Хотя, совершенно не понятно было, в чем они - эти успехи, заключались?..
  
  ***
  
   ...Рассудив, что ему придется заниматься делом Сэма ни день, и не два, Стив Крамов решил снять номер в недорогом отеле. На его запрос о свободных номерах поступило несколько вполне приемлемых предложений, он выбрал то, что находилось ближе всех от его местонахождения.
   Через десять минут он уже входил в свой номер на девяносто первом этаже в отеле среднего пошиба, но вполне уютный и просторный. За окном шумел деловой район мегаполиса, что и сказалось на стоимости номера - в спальных районах она была гораздо выше. Не успел он выйти из душевой, как в дверь тихонько постучали - стюард-андроид принес его вещи, доставленные из космопорта.
   Отдохнув, Стив решил, что спать ещё слишком рано, и не плохо бы прогуляться и закусить. Он выбрался из суматохи делового квартала, где проносились во всех направлениях и в несколько ярусов космо- и аэромобили, звездоциклы различных модификаций и разнообразного назначения, создавая шум и неразбериху, при этом, они представляли собой экологически чистый транспорт. Над мегаполисами даже в промышленных районах смог отсутствовал, а со временем забылось само понятие смога. Аэромобили давно уже стали роскошью, так как основным средством передвижения служили повсеместно на Земле пространственные капсулы. Однако, находились любители погонять и на таком архаичном средстве передвижения.
   Прогулявшись по ярко освещённым аллеям, пестрящим голографическими рекламами, которые назойливо лезли в глаза почти из-за каждого дерева, или куста, свисали сверху, выпрыгивали сбоку, а иногда выкатывались прямо под ноги. Перешагивая через наглядную агитацию товаров и услуг, Стив решил, что это слишком пустое времяпровождение. Он направился к близстоящему прокапу и уже через пять минут входил в ночной биотъютерный музей трёхмерного изображения межгалактической фауны.
   Против ожидания музей оказался не большим, а, вернее сказать, даже примитивным. Во время своих командировок в разные концы родной Галактики Стиву приходилось видеть музеи подобной тематики гораздо объёмнее и оснащённее этого. Но, так как он не собирался проводить всю ночь среди экзотических экземляров животного мира, его вполне устроило и данное развлечение.
   Он прохаживался в числе немногочисленных посетителей, рассматривая голографические проекции зверей, птиц и рыб в их естественной среде обитания, также достоверно изображенной биотъютером. Впрочем, некоторых представителей инопланетной фауны с трудом можно было отнести к зверям, или рыбам - жуткие монстры раззевали огромные пасти, издавая крики, от которых мурашки бежали по телу, и посетители музея вздрагивали и шарахались от некоторых, особо устрашающих, экспонатов.
   Вот пригнулся, готовясь к атаке, онтриоцепс, обитающий в джунглях планеты Одетта. Ростом более десяти метров, с огромной головой и такой же огромной пастью, он имел только две короткие нижние конечности, но, однако, всё его туловище покрывали длинные извивающиеся то ли хвосты, то ли щупальцы. Из-под хобота-носа угрожающе выглядывал один чёрный клык, за которым расположено несколько рядов острых зубов.
   - Что за урод! - поморщился Стив. - Здоровый головастик с зубатой пастью - вот кого он мне напоминает. Надо же: а самку это чудище выбирает одну на всю свою пакостную жизнь! Кто бы мог ожидать в подобной твари преданность до гробовой доски!? - выслушав элетронного гида, удивленно произнёс вслух психолог.
   Прямая противоположность предыдущему экспонату предстала на обозрение любителям фауны в следующем секторе: на голубом льду сидел пушистый белый комок размером с футбольный мяч; вдруг, он стал расти в размерах - это раскрывались крылья создания, родиной которого является один из полюсов Иридины, планеты из созвездия Близнецов. Постепенно из-за четырёх крыльев показалась маленькая головка на тонкой шее, открылись четыре крупных глаза с синими зрачками, и, неожиданно из широко раскрытого синего же клюва полилась нежная трель, виртуозностью своею превосходящая трели прославленных певчих соловьев.
   Заслушавшись волшебную по звучанию песню райской птички, Стив неловко задел локтем одного из посетителей.
   - Простите меня, пожалуйста! Удивительное создание, не правда ли? - Стив, находясь под впечатлением от птичьей трели, с улыбкой обратился к иноземцу (так в обиходе на Земле называют выходцев с инопланетных цивилизаций) и был неприятно сконфужен, когда тот в ответ огрызнулся, пробормотав что-то не совсем разборчивое, но, явно, недружелюбное.
   Стив вдруг сделал для себя неожиданное и довольно неприятное открытие - этот невысокий с кожей грязно-жёлтого цвета и лицом, напоминающим морду бегемота, коренастый иноземец встречался ему сегодня уже не впервые. Психолог и сейчас бы не обратил на этот факт внимания (их много вокруг шатается), если бы не значок в виде двух скрещенных костей на лучах восходящего солнца.
   "Странно, но у меня появилось ощущение, что этот жёлтый бегемот за мной следит", - подумал Стив, искоса наблюдая за иноземцем, явно проявившим агрессию по отношению к нему.
   Тот, в свою очередь, покосившись на землянина, отошёл к другому сектору и с деланным интересом, что сразу понял опытный психолог, принялся сосредоточенно рассматривать следующего представителя вселенской фауны.
   " Проверим правильность моего предположения", - мысль о слежке за собой заставила Стива Крамова действовать.
   Выждав момент, когда "бегемот" увлеченно созерцал свисающего с лианы диокруза, Стив рванул в сторону и скрылся за одной из колонн, густо обвитых вьющимися растениями, через листву которых он мог, не боясь быть сразу обнаруженным, наблюдать за всеми посетителями, передвигающимися по смотровому залу. Его подозрения подтвердились: полюбовавшись обезъяноподобным зверьком, "бегемот" оглянулся и, не увидев рядом Стива, обежал взглядом всё пространство вокруг себя; не обнаружив психолога, он растерянно стал метаться среди посетителей музея. С появившемся выражением злобы на физиономии инопланетянин выскочил из музея в надежде найти свой объект за пределами искусственного зверинца.
   " Чьё пристальное внимание и по какой причине я вызвал к собственной персоне? Из-за дела Сэма Стуокера? Да, я ещё, собственно, ничего и не узнал об аварии его звездолёта. Нет, тут что-то другое. Мои работы по психологии в условиях Марса могут заинтересовать только узкий круг учёных. Неужели этот "бегемот", подобно мне, занимается изучением психологии землян? Верится с трудом, - размышлял Стив, сидя за столиком в кафе натуральных продуктов и с аппетитом поглощая свой ужин. - Завтра, прежде чем отправиться на встречу с Робертом, придётся сначала избавиться от этого, или другого такого же хвоста. Не думал, что возвращение на родную планету будет сопряжено с подобного рода интересом ко мне"...
  
  ***
  
   ..."Созвездие Ориона" показалось Стиву странным местом для деловой встречи. Развлекательный центр неимоверных масштабов оказался напичкан различными аттракционами в основном на космическую тематику, концертными площадками, где на помостах извивались в экстазе исполнения под аккомпанемент какого-то подобия земных мелодий инопланетяне с различных уголков Вселенной, рингами, где шли бои без правил под гвалт разноперой толпы болельщиков, визжащих, орущих на все голоса; многочисленными кафе, ресторанчиками, откуда также раздавалась музыка и шум застолий. Вся эта какофония звуков смутила Стива и натолкнула на мысль о несоответствии места и цели его встречи с человеком по имени Роберт Шеварди. Центр оказался одним из мест скопления инопланетян, пребывающих на Земле с различными целями и проводящими здесь свой досуг. Почему Роберт назначил встречу именно тут? Этот вопрос мучил Стива Крамова всё время нахождения в развлекательном центре.
   - Интересно, и какую барную стойку он имел в виду? Они здесь на каждом шагу, куда не плюнь, - с досадой размышлял психолог, перемещаясь с этажа на этаж, стоя на прозрачном эскалаторе.
   Наконец, он заметил забегаловку под одноименным названием - "Созвездие Ориона", и решил, что нашел предстоящее место встречи. Мужчина разместился у стойки на высоком вертящемся стуле, заказал себе натуральный фруктовый сок и, потягивая его из трубочки, рассматривал от нечего делать посетителей кафе. Здесь находились представители нескольких внеземных цивилизаций разного роста и с разным количеством конечностей, глаз, ушей, с разнообразной формы головы, но его неприятно удивило то, что здесь также проводили время жёлтые "бегемоты", как он уже окрестил про себя одного из представителей подобной расы во время вчерашнего посещения музея.
   Время шло, а Роберт не появлялся. Полчаса, как миновало десять. Стив заволновался и стал набирать идентификационный код своего несостоявшегося собеседника - номер оказался заблокированным, что никак не вписывалось в планы психолога. Поняв безрезультатность времяпровождения в месте, где Стив чувствовал себя неутно, он покинул развлекательный центр и, чтобы немного развеяться от гвалта вышеупомянутого заведения, решил пройтись по аллеям вечернего мегаполиса. Уставший от шума и суеты, психолог выбрал для вечернего моциона более тихое место, чем то, которое он только что оставил. Тенистый парк, слабо освещенный гирляндами гелиосветильников, хранил под кронами деревьев атмосферу интима и благодушия, которой поддавались немногочисленные пешеходы, прогуливаясь в прохладе наступившей ночи.
   Стив задумался о несостоявшейся встрече и не заметил, как свернул на одну из боковых дорожек, ведущую в заросли рододендронов, источающих дурманящий аромат. Внезапно он вздрогнул - ему послышался какой-то шорох. Оглядевшись по сторонам и никого не заметив, Стив решил всё-же вернуться в более освещенную часть парка. Но стоило ему сделать несколько шагов, как перед ним, словно из-под земли возникли три коренастые, невысокие фигуры. Стив отшатнулся, увидев перед собой жуткие оскаленные морды монстров, но быстро понял, что это маски, а также то, что владельцами этих масок являлись те самые грязно-жёлтые "бегемоты". В сознании мелькнула мысль:
   "Какого хрена они нацепили эти маски, я и без масок никого из них не опознаю - они все для меня на одно лицо?"
   В данный момент, к великому сожалению Стива, он был психологом - знаменитым учёным с множеством регалий и званий, а надо бы быть сейчас хотя бы атлетом, а ещё лучше - космодесантником. Пока психолог размышлял, что ему предпринять, жёлтые разделились: двое остались стоять перед ним, а третий зашёл сзади, отрезав Стиву путь к отступлению.
   - Что вам надо, господа? У меня нет к вам никаких претензий, поэтому я предлагаю разойтись каждому своей дорогой.
   - Ха! У него нет претензий! А кто тебя об этом спрашивает?! - проговорил с явной угрозой в голосе на ломанном языке землян один из грязно-жёлтых, стоящих спереди озадаченного Стива.
   Нельзя сказать, что Стив Крамов сильно перепугался, он всё-таки надеялся разойтись мирно с назойливыми иноземцами. Но вдруг сзади тоже раздались угрожающие нотки раздражённого голоса без малейших признаков акцента:
   - У нас к тебе есть претензии, белый.
   - Это чем же я вам досадил? - нервно споросил Стив, понимая, что попал в переделку, но, не догадываясь, почему?
   - Не ходи по тёмным аллеям один.
   Услышал Стив в ответ и тут же получил удар по спине. Но, будучи выше ростом этих иноземцев, он устоял на ногах. Поняв, что миром дело не закончится, Стив нанёс удар кулаком по бегемотоподобной физиономии одного из жёлтых, стоящих прямо перед ним. Крякнув от боли, поверженный противник отлетел в сторону кустов, но двое остальных мгновенно напали на Стива и стали метелить его с остервенением и злобой, не понятно, какими причинами вызванными? Психолог сначала отбивался, но, получив резкий удар в висок, он пошатнулся и рухнул на примятый газон. Удары сыпались один за другим по рукам, которыми он прикрывал голову, по ногам, в живот. На теле человека не осталось ни одного места без кровоподтеков, ссадин и синяков.
   Каждый удар вызывал жгучую, резкую, нестерпимую боль. Стив практически потерял сознание, но помутневшим уже разумом он уловил где-то вдали отдалённые трели полицейского сигнала. Дальше он ничего уже не помнил и не осознавал. Последняя мысль мелькнула в его угасающем сознании: "Они меня убили"...
  
  
  Глава 7.
  
  Дорога наверх.
  
  
   ...Лишь толко забрезжил серый рассвет нового дня, Сэм Стуокер осторожно, пытаясь не будить спящих кармионов, прихватив антигравитационный рюкзак, выбрался наружу из пещеры, где все путники провели прошедшую ночь. Видимо, у землянина не получилось покинуть место ночлега незамеченным, так как он тут же услышал разговорник:
   " Ты опять идёшь искать дорогу? Я пойду с тобой".
   - Нет, Виктарий, не надо. Оставайся с Градером, ему ещё нужна помощь. Я попытаюсь один разведать путь наверх. Если за несколько дней я не обнаружу никакого подъёма, обещаю, мы повернём назад.
   Удовлетворившись ответом иного, триадр вернулся к своему раненому товарищу, а человек отправился туда, где вчера оставил отметины на каменистой тропе, услышав в след телепатический посыл от женщины:
   " Удачи тебе, Сэм!"
   Обозначенный маркером в предыдущее восхождение путь, вёл его по каменным уступам, как по ступеням огромной лестницы, вперёд - к кажущейся недосягаемой высоте. То расстояние, которое он преодолел вчера, сегодня звездолётчик прошёл в два раза быстрее, так как он двигался по уже проторенной им дороге.
   - Ага, вот оно, то самое дерево. Почему оно меня так манит? Как будто бы я там клад найду. Что ж, давай, человек, покажи этим ящероподобным на что ты способен! Электронный переводчик давно был отключен, и Сэм непринужденно разговаривал сам с собой, вынимая из рюкзака, прихваченного им на этот раз, различные приспособления необходимые для преодоления отвесных подъёмов. Крючья, карабины и другое альпинистское снаряжение, представляя собой новейшее модифицированное сверхпрочное оборудование, являлось удобным в скалолазании и компактным для транспортировки.
   Восхождение к примеченному им снизу дереву оказалось сложнее, чем он предполагал. В очередной раз, меняя позицию рук и ног, он потерял равновесие - из-под ноги сорвался камень, и если бы не страховочный канат, закрепленный им по всем правилам, Сэм Стуокер сорвался бы с вертикальной стены и, вряд ли, остался бы жив. Но и в этот раз судьба проявила к нему благосклонность - новоиспеченный альпинист добрался до намеченной цели. Каково же было его удивление, когда он, преодолев последний каменистый уступ, наконец, поднялся к подножию могучего дерева, казавшегося снизу всего лишь высокорослым кустом?!
   Перед глазами землянина открылась просторная довольно ровная площадка, на краю которой росло то самое одинокое дерево, замеченное им снизу, но с противоположной от края стороны обозрение закрывали сплошные заросли кустов и деревьев, произрастающие в глубь площадки. Эта каменистая терраса образовывала целое плоскогорье, находившееся на высоте десятков метров от дна лабиринта, где сейчас оставались чешуйчатые спутники звездолётчика, который, обернувшись, оценил и высоту, на которую он поднялся, и панораму лежавшего у его ног во всей своей мрачной красе одного из многочисленных каньонов Серого Ущелья. Этот мир, ещё неизвестный космическому содружеству, походил на сказку, немного мрачную, но интригующую сознание человека, впервые оказавшегося в ней: мир, раскинувшийся меж высоких, тёмных и отвесно поднимающихся вверх на огромную высоту каменистых стен, жил своей непривычной для землянина, но совершенно обыденной для обитателей этой сказки жизнью. Росли, цвели, а затем оголялись в холодное время сине-фиолетовые растения, несущие в себе энергетическую субстанцию, питающую представителей сказочной флоры; размеренной жизнью жили здесь и разумные обитатели, давая потомство, защищая его, или нападая на соседние племена, чтобы обеспечить своему роду более удобные пространства для существования, а затем, умерев, продлевали сущность животных - падальщиков. Сказка жила по обычным законам мирозданья, никто и ничто не нарушало течения событий в ней до той самой поры, пока сюда не рухнул звездолёт землянина - того, который стоит сейчас надо всем этим сказочным миром в неудержимом стремлении покинуть его навсегда.
   - Сегодня надо всё решать. Да, сегодня.
   После небольшого отдыха человек стал спускаться вниз, в каньон, где его с нетерпением ждали, а, может быть, и не очень, триадры. Спуск занял гораздо больше времени, чем подъём, но был успешно проделан новоявленным скалолазом.
   К подножию Серого Ущелья с завершением дня опустились серые сумерки, когда землянин подошел к отверстию пещеры, где располагались его спутники. Ничего неординарного в этот раз он не услышал, но, помня о ранее произошедшем споре между кармионами, Сэм держался теперь всё время настороже, понимая, что не может пожертвовать эктотроном, являющимся его единственным оружием, которое он взял с собой с борта звездолёта в такое далёкое и опасное путешествие.
   - Градер, как твоя сущность? Тебе стало немного лучше?
   " Да, Сэм. Я уже почти здоров. Ещё один, два светлых дня и я смогу продолжить путь".
   - Хорошо! Это очень хорошо! Я хочу пообщаться с вами со всеми, перед тем как мы отправимся ко сну.
   Триадры вопросительно смотрели на иного во все свои огромные чёрные глаза, предчувствуя необычность предстоящего общения.
   - Я сегодня поднимался на значительную высоту и обнаружил там большое плато - ровную площадку больших размеров. Я хочу обследовать это место, и, может быть, мне повезёт найти дорогу наверх. Подъём был труден, но ещё труднее оказался спуск назад сюда, в ущелье. Поэтому я хочу предупредить вас, что завтра я пойду туда снова и назад уже не вернусь. У меня нет ни сил, ни времени, чтобы ходить каждый день туда и обратно.
   " А как же мы, Сэм! Почему ты не берёшь нас с собой?!" - Эльсифия даже вскочила с места при последних словах иного.
   - Я не хочу звать вас с собой. Вы должны решить сами, что вам делать: идти со мной, или возвращаться назад. Оттуда, - Сэм показал пальцем вверх, - вам пути назад точно не будет. Я не хочу влиять своим присутствием на ваше решение, и сегодня тёмное время я проведу где-нибудь в другом месте. Завтра с наступлением света мы встретимся, и вы сообщите мне ваш ответ.
   Сэм хитрил. Он не только хотел дать триадрам возможность свободно обсудить дальнейшее его сопровождение маленьким отрядом традров, но также он хотел обезопасить себя на тот случай, если Виктарий надумает завладеть эктотроном.
   Отдалившись от лагеря триадров на значительное расстояние, землянин нашёл небольшой грот, где и решил расположиться на ночь. Он хотел оставить включенным разговорный адаптер для того, чтобы обнаружить неожиданное приближение кого-нибудь из стойбища кармионов, но, в конце концов, отказался от своего намерения. Ведь если триадры поставят на свое сознание самоблокировку, человек всё равно ничего не сможет услышать даже с работающим разговорником.
   Ночь обещала быть беспокойной. Сначала сон никак не хотел посетить человека, уставшего от лазания по скалам, а, когда веки его стали тяжёлыми, и сновидения вторглись в разум, вдруг совсем рядом раздались громкие крики ночных неведомых обитателей Серого Ущелья. Человек вздрогнул, не сразу поняв, что произошло, и стал прислушиваться к различным шорохам и звукам, достающим его слух с разных сторон каньона. Сон распрощался с ним окончательно, и остаток ночи он провёл в раздумьях о преданности, о предательстве и о том, как нелегко быть одному на чужой планете в окружении существ, которым не можешь полностью доверять. Во второй раз за время пребывания на планете Сэму стало так тоскливо, что захотелось завыть от одиночества.
   Он рассеянно смотрел в то место, где был вход в грот, давший ему пристанище на эту ночь, и не заметил, как забрезжил бледный рассвет, предвещающий начало нового дня в Сером Ущелье...
  
  ***
  
   ...Не успел звездолётчик утолить голод, когда услышал приближение триадров. Он напрягся в ожидании момента истины - именно сейчас он узнает, кто разделял с ним трудности пройденного пути. Сейчас станет ясно, сопровождали его пусть не друзья, но хотя бы соратники, или это были случайные попутчики. Напряжение достигло наивысшего предела, рука сама сжимала в карманном клапане эктотрон, когда, наконец, ветки кустов качнулись, раздвинутые щупальцами верхней конечности одного из триадров.
   " Вот где ты спрятался, Сэм".
   - Доброе утро, Эльсифия.
   " Я не понимаю смысла того, что ты вещаешь".
   - Я приветствую тебя, женщина.
   " Я тоже приветствую тебя, землянин, - женщина опустила голову в поклоне, - но в нашем клане не телепатируют во время привествия".
   - У нас на Земле люди приветствуют друг друга каждый день пожеланием добра.
   " Почему"?
   - Новый день дарит каждому новую встречу, новую надежду на что-то хорошее, ожидание счастья, поэтому мы и приветствуем друг друга каждый день.
   " А что такое счастье"?
   " Эльсифия, из тебя вопросы льются, как селий из источника. Успокойся, сейчас я - самец буду общаться с иным".
   Виктарий вышел на передний план, пристально всматриваясь в сосредоточенное лицо человека, который понял, что Градера с ним нет.
   - Я внимаю тебе, Виктарий.
   " Сэм, споры наши были недолгими - мы приняли решение! Мы все идем с тобой! Но у нас есть просьба к тебе".
   - Я всё постараюсь сделать для вас, если это в моих силах, - насторожившись, пообещал человек.
   " Не начинай подъём сегодня. Дай ещё один светлый день вожаку на восстановление сущности. Эльсифия врачует его при помощи иртиума, ему стало намного лучше".
   - Хорошо, пусть будет по-вашему - начнем восхождение завтра. А сейчас я предлагаю тебе, Виктарий, обследовать лес здесь, у подножия каменных стен.
   Сэм опять хитрил, он просто не хотел оставлять Виктария с остальными триадрами, исключая возможность нового сговора между ними. Ведь только Виктарий мутил воды отношений между всеми членами их небольшого отряда.
   Женщина отправилась к пещере, где раненый возлюбленный её триадр набирался сил для восхождения, а мужчины двинулись в глубину сине-фиолетовых зарослей.
   Лес, наполненный звуками и движением его разнообразных обитателей, снующих по камням и веткам растений, манил своей неизведанностью, как будто обещал выдать путникам свои потаённые места с причудливыми представителями флоры и фауны.
   Виктарий не обращал внимания на мелкую живность, разбегающуюся в разные стороны при появлении исследоватлей, Сэм - напротив, с истинным интересом рассматривал многокрылых и многолапых, глазастых и безглазых, прыгающих, ползающих, или летающих насекомых и пресмыкающихся инопланетного леса. Таких образцов он не видел ещё никогда, их не было даже в "Гидронаде" в созвездии Веги, где собраны представители всех животных миров, известных межгалактической науке.
   Долго бродили они среди кустов, деревьев и валунов, так и не обнаружив ничего особо привлекательного.
   " Нам пора возвращаться к пещере, скоро наступит тёмное время".
   - Да, Виктарий, пора. Ты ступай, а я схожу до того чёрного камня и потом догоню тебя.
   Так ведут себя в лесу грибники: им всё время кажется, что надо дойти до следующего дерева, или ложбинки, и там-то они и найдут свой самый большой гриб; не обнаружив ничего там, куда их манило собственное воображение, они намечают себе новый ориентир в надежде пополнить полупустое лукошко, удаляясь всё глубже и глубже в непролазную чащу.
   Ничего необычного не обнаружив и возле чёрного камня, землянин собрался в обратный путь догонять кармиона, серая чешуйчатая фигура которого мелькала среди зарослей уже далеко от звездолётчика. Сэм перепрыгнул на небольшой валун, лежащий на его пути, и, не удержав равновесия, свалился между двух камней на бок.
   - Кажется, руки, ноги целы. По-моему, я застрял. Но выбираться надо самому, не хочу звать этого зловредного триадра.
   Кое-как, упираясь в один камень ногами и отталкиваясь от другого рукой, второй рукой при этом цепляясь за уступ, землянин, наконец, выбрался из каменной ловушки, в которую попал по воле случая.
   - Не хватало только мне переломать себе кости. На регенерацию с возможностями моего скафандра и аптечки ушло бы не меньше недели, а это совершенно некстати. Кто знает, что за неделю придет в голову моим ящероподобным спутникам?
   Ощупав себя со всех сторон и убедившись, что цел, как сам, так и его скафандр, Сэм вдруг поймал себя на мысли: "Что это так упиралось в мою правую лодыжку, пока я валялся зажатым меж двух камней?" Он нагнулся и стал шарить рукой, пытаясь найти тот самый предмет. Нащупав какую-то твёрдую пластину, он выдернул её и с удивлением стал рассматривать.
   - Это что же такое? Неужели кусок обшивки моего звездолёта?! Темнеет, надо спешить. В пещере рассмотрю с фонарем.
   Неожиданная находка взволновала человека - она являлась совершенно бесполезной для него в практическом плане, но вызвала бурю эмоций, нарушивших его душевное равновесие. У него было такое ощущение, как будто он приоткрыл дверь и сквозь мизерную щёлку увидел крохотный кусочек своей прежней жизни. Воспоминания замелькали, как карусель в парке аттракционов. Боже! Как давно всё это было! Детство, юность, зрелость пронеслись перед глазами самым счастливым временем в его судьбе; забылись невзгоды и переживания, неудачи и потери. Теперь Сэм точно знал, что самое лучшее в его жизни происходило там - до падения на эту треклятую планету. Расставшись с прежней жизнью, он лишь здесь и сейчас понял, как она была прекрасна!..
   ...Он догнал Виктария у самого входа в пещеру, где их давно ждали женщина и вожак. Землянин опустился на сухой мох, в изобилии устилающий пол их временного жилища, и с помощью фонаря стал рассматривать осколок металлической пластины.
   " Что это у тебя, Сэм"?
   Эльсифия приблизилась к человеку и, заглядывая через его плечо, с удивлением смотрела на предмет в его руках.
   - Мне кажется, что это кусок от моего корабля.
   " Того самого, на котором ты прилетел в наше ущелье?"
   " Как же он мог тут оказаться"? - Градер приподнялся со своего ложа и тоже стал рассматривать предмет в руках человека.
   - Он, скорее всего, оторвался во время полёта и упал здесь, а звездолёт продолжал ещё лететь некоторое время и рухнул недалеко от вашего стойбища. Вот где-то так...
   " Ну, и зачем тебе нужен этот кусок коры от твоей машины"? - проворчал Виктарий, готовясь ко сну.
   - В общем-то, не нужен - это просто, память о моём верном звездолёте.
   Эльсифия, видя угнетенное воспоминаниями состояние человека, сочуственно произнесла:
   " Не печалься, Сэм. У тебя теперь есть кусочек воспоминаний, а у нас нет и этого".
   - Ты, как всегда, права, Эльсифия.
   Сэм машинально вынул биохимический анализатор и поднёс его к пластине, и то, что он увидел на табло прибора, заставило его вскрикнуть:
   - Это не мой корабль - осколок не от него!
   " Как ты узнал?"
   - Мой прибор показывает, что на пятьдесят процентов сплав этого куска состоит из неизвестных космосодружеству элементов!
   Увлеченный своим неожиданным открытием человек не обратил внимания на реакцию, вызванную его словами у кармионов. Они сидели неподвижно и с окаменелами лицами смотрели куда-то мимо человека, думая, поставив самоблакировку, каждый о чём-то своём.
   " Он точно не полностью разумен. Разве можно понять то, что он сейчас телепатировал?! Полная бессмыслица! И мы ещё согласились идти с ним, чтобы отдать где-то свои сущности ради его бредовой идеи найти дорогу в верхний мир, которого, я думаю, вовсе не существует", - взгляд Виктария налился свинцом недоброжелательности.
   "Какой он умный! Он самый умный в Сером Ущелье и, наверно, на его Земле тоже", - при этой мысли глаза Эльсифии потеплели и заискрились лучиками восхищения.
   Женщина ничего не поняла из сказанного человеком; одно ей было совершенно ясно, что он поведал им очень разумные мысли.
   " Как кармионы мало знают, обитая среди этих каменных скал. Мы с человеком такие разные, поэтому нам трудно понимать друг друга. Но я чувствую - Сэм храбрый и честный триадр", - вожак даже в своих суждениях всегда оставался вожаком.
   Фонарь потушили, и кармионы отошли ко сну, только землянин долгое время ворочался с боку на бок, пытаясь представить себе, откуда здесь мог взяться таинственный осколок из необычного сплава?
   " Здесь, в этих каньонах нет ничего подобного. Он мог упасть только сверху. Что же там наверху? Что?..." - с тревогой и слабой надеждой найти цивилизованное сообщество гуманоидов думал человек.
   Сон навалился на него тяжёлым грузом и потащил за собой против его воли в страну сновидений, где на человека нападали огромные монстры с головами из металлических пластин...
  
  ***
  
   ...Сэм взобрался на возвышенное плато первым и помог при помощи страховочных веревок подняться туда же остальным спутникам. Трое триадров оказались впервые на такой высоте: их поразила панорама родного Серого Ущелья, вдруг открывшегося им в новой своей красоте; долгое время стояли они, изумленные суровым видом сверху каменного каньона; они мысленно прощались с ним навсегда. Человек не торопил их, понимая всю трагичность ситуации: для него Ущелье было чем-то вроде каменного капкана, а для кармионов это был их родной дом, куда они никогда больше не вернуться...
   ...Подкрепив силы энергетическим соком растений, а человек - хвоей, отряд путников направился в лес, расположенный на противоположной от края обрыва стороне плато. Они медленно продирались сквозь густые заросли растений, когда прямо перед ними неожиданно возникла небольшая, но довольно ярко освещенная поляна.
   - Смотрите? Что это! - воскликнул землянин и подошел к деревцу, одиноко росшему в середине лесной лужайки.
   " Дерево, как дерево", - тронув щупальцами передней конечности шереховатый ствол, телепатировал Градер.
   - Нет, Градер. Посмотри вверх на листья дерева.
   Все четверо стояли, запрокинув головы, рассматривая крону.
   " Листья, как листья, только зелёные", - Виктарий не увидел в этом ничего особенного.
   - Как вы не понимаете!? Ни разу на всём нашем пути не попадались зелёные растения! Слышите?! Ни - ра - зу!
   " Ну, и что, Сэм? Я ведь, тоже могу быть и зелёной, и голубой, и чёрной. Вместе с моими чувствами меняется и цвет моей кожи".
   - Эльсифия, но растение не имеет чувств, и цвет листьев оно не меняет до самого холодного сезона. Вы же это прекрано знаете и без меня.
   " Тогда это - странное дерево, - отдернув руку от ствола, Градер вопросительно посмотрел на человека. - И почему оно такое, ты знаешь?"
   - Точно не знаю, но думаю, что здесь, наверху, больше кислорода и света, и здесь могут произрастать растения с зелёными листьями, как у нас на Земле. Посмотрите вверх. Видите, какой широкой стала полоска неба над нами?
   Триадры одновременно проследили взглядом по направлению руки человека, указывающей на вершины скалистых стен, и не поверили своим глазам - Серое Ущелье расступилось, открыв широкую голубоватую ленту небесного свода.
   " Почему так, Сэм?"
   - Чем выше мы будем подниматься, тем больше неба будем видеть, тем светлее будет днём, а ночью мы вскоре увидим звёзды.
   " А какие они, эти твои звёзды?"
   - Потерпи, скоро сама увидишь. А сейчас надо найти место для ночлега. Давайте разобьемся парами и пойдем в разные стороны.
   " Я пойду с тобой, Сэм. Я хочу, чтобы ты поведал мне про звёзды", - решительно телепатировала кармионка.
   Эльсифию не смутил пристальный взгляд её самца - она была не только любопытна, как все женщины Вселенной, но она была независима, а, может быть, просто неискушённа в любовных интригах.
   Заросли фиолетовых растений сдерживали продвижение путников, спешащих найти стоянку под ночлег. Двое триадров удалялись быстрее от поляны с зелёным деревом. Человек же с кармионкой двигались в своём направлении медленно, так как мужчине приходилось отвлекаться и отвечать на многочисленные вопросы женщины, любознательность которой не знала границ.
   - Ты же видела ночью светящихся жучков-паучков. Вот и звёзды так же светятся. Только их гораздо больше, чем огоньков в вашем Сером Ущелье.
   " Значит, звёзды похожи на малиоков. Они очень красивые?"
   - Да.
   " И всё?"
   - Что всё? - вопросом на вопрос ответил Сэм, начиная сердиться на не в меру любопытную кармионку.
   " Ты не хочешь мне объяснить - какие они красивые?!"
   - Смотри вокруг и вниз, а то сейчас упадёшь. Здесь очень густые заросли.
   " Сэм, я тебе нравлюсь?" - после недолгого молчания спросила Эльсифия, не думая о том, что таким вопросом смущает мужчину.
   - Да, нравишься.
   " У тебя есть самка?"
   - Да, у меня на Земле осталась жена - моя женщина.
   " Она красивее меня?" - снова пристала Эльсифия к Сэму, ожидая от него откровенного ответа.
   - Вас нельзя сравнивать. Вы очень разные, но обе очень красивые.
   " А что у меня красивее, чем у твоей самки?"
   Сэм окончательно смутился и медлил с ответом, потом посмотрел пристально в лицо женщины и, густо покраснев, ответил с придыханием:
   - Эльсифия, таких красивых глаз, как у тебя, я не встречал во всей Вселенной!
   Женщина ничего не успела ответить на признание, уловив приближение опасности.
   " Сэм! Осторожнее! Сзади тебя!"
   Звездолётчик не сумел отреагировать на предупреждение кармионки, настолько неожиданным оказалось появление враждебного существа: крупное животное белого окраса, представляющее собой смесь зверя и птицы, с высоты стремительно обрушилось на человека и, вцепившись острыми когтями в рюкзак, висевший за его плечами, взмыло вместе с мужчиной вверх. Женщина вскинула свой лук, но воспользоваться им не смогла - тело человека закрывало снизу звероптицу, выпущенная стрела могла ранить землянина. Бесполезно дергая руками и ногами, он не сумел сразу вырваться из цепких лап хищного животного, но потом, оценив расстояние, на которое был поднят пернатой тварью от плато, решил не тратить зря силы, чтобы освободиться, так как рисковал при падении разбиться о камни.
   Встревоженным взглядом провожала кармионка пернатого зверя с его добычей, взмывающего всё выше и выше, когда раздался шум раздвигающихся веток, и рядом с ней появились двое её соплеменников, примчавшихся на место происшествия, приняв телепатический сигнал бедствия. Проследив взглядом по направлению вскинутой верхней конечности женской особи, они сразу поняли, что произошло во время их отсутствия.
  Положение казалось катастрофическим: тёмное время суток уже окутывало каменные лабиринты и заросли Серого Ущелья; не было никакой возможности устроить немедленную погоню за животным, похитившим иного, тем более, что летучий зверь уносил совою добычу всё выше и выше.
   " Иной - смелый воин! Эльсифия, не импульсируй так печально! Я думаю, он сможет победить зверя, если, конечно, не выронит своё оружие", - желая как-то успокоить самку, Градер упоминанием о возможной утрате оружия расстроил её лишь сильнее. - Будем надеяться, что он справится".
   " Что толку рассуждать? Мы сейчас ничем не можем помочь иному. Пора найти место, чтобы в безопасности провести темноту. Когда мы передвигались сюда, я видел груду камней, возможно, найдем себе прибежище там", - телепатировал Виктарий и, не дожидаясь согласия остальных, решительно направил свои нижние конечности в выбранном им направлении.
   Прижавшись чешуйчатыми телами, переплетясь конечностям, вожак и его самка пытались уснуть, но произошедшее событие отгоняло от них малейшие признаки сна. Переключившись на прямой контакт, они сочувствовали землянину, строили всевозможные догадки о его теперешнем местонахождении, думали, что им надо предпринять, когда наступит светлое время. Виктарий же оставался абсолютно спокойным - он крепко спал и видел в эту ночь уже не первый сон...
  
  ***
  
   ...Сэм, раскачиваясь на лямках рюкзака, который подхватил пернатый хищник, прекрасно видел с высоты птичьего полета, как Эльсифия подняла лук, а потом опустила его, не решившись выпустить стрелу; как рядом с ней появились двое триадров, провожающих взглядами его вынужденное путешествие по воздуху. Вскоре все три фигуры скрылись за деревьями, а человек стал молить Бога о том, чтобы птица, похитившая его, не выпустила его из когтистых лап. Накручивая виток за витком, крылатый зверь поднимался всё выше. Наконец, опасный полёт подошел к завершению - хищник опустился в гнездо, устроенное среди камней на выступе одной из скал, и отпустил свою добычу. Сэм, с тревогой ожидающий этого момента, стремительно вскочил на ноги и отпрыгнул от края гнезда, прижавшись спиной к отвесной каменной стене; рука его машинально искала эктотрон в отведеннном для него кармане скафандра и, к ужасу звездолётчика, не находила его там; крупные капли пота выступили по всему телу мужчины - он был лишь в секунде от гибели. Зверь захлопал четырьмя крылами, распустив перья, покрывающие и всё его туловище. Он, стоя на двух мощных задних лапах, потянулся к своей добыче двумя передними, которые были короче задних, но когтями нисколько не уступали им. Грозное рычание не обещало ничего хорошего для человека, пытающегося оценить обстановку вокруг себя и найти хоть какой-то выход из, казалось, безвыходной ситуации.
   Смрадный запах из пасти зверя вызвал приступ тошноты и отвращения, которые перебили чувство страха перед неизбежностью нападения чудовища, снабжённого острыми, как иглы, когтями и не менее острыми клыками.
   - Не рассчитывай, что я буду тебе лёгким ужином! - выкрикнул Сэм, продолжая судорожно шарить по клапанам скафандра, пытаясь найти хоть что-нибудь подходящее для самообороны. - Дьявол! Где же чёртов эктотрон!? - мелькнула жуткая догадка:
  " Неужели я его выронил во время полета с этой тварью?!"
   Грозный рык переходил в устрашающее клекотание; когти лап хищника нацелены на голову мужчины; ещё мгновение - и голова будет рассечена, а тело скорчится в агонии. Но вдруг рука человека нащупала оружие: доля секунды - туловище оперённого зверя, так и не изведавшего вкуса человеческой плоти, рухнуло к ногам звездолётчика, который, не двигаясь с места, продолжал смотреть на поверженную тварь. Эктотрон не испепелил животное, так как оставался включенным на самый маломощный короткий импульс.
   - Вот зараза, как он меня напугал! - Сэм не сразу справился с тряской в коленях и медленно опустился на камень, лежащий рядом.
   Пока происходили описываемые события, ночь опустилась в Серое Ущелье, и человеку не оставалось ничего другого, как устроиться на ночлег на уступе скалы, куда его занесло пернатое чудовище. Сэма не пугал холод - терморегулятор скафандра работал, как часы, обогревая тело своего владельца при понижении температуры окружающей среды. Возникла другая проблема, не дававшая долгое время уснуть Сэму - страшно мучила жажда, а губки разложенные им вокруг на камнях оставались сухими. Да, и не только желание пить разгоняло сновидения: мысль о том, что он находится в непростой ситуации, что он потерял своих спутников, долго сверлила его сознание, нагнетая нервозность. Но усталость сделала своё дело - человек уснул, словно провалился в чёрную яму...
  
  ***
   ...Тук-тук-тук...
   - Джина, что ты делаешь? Ещё так рано, и я хочу спать! Перестань стучать!..
   Открыв глаза, Сэм не сразу осознал, где он находится, и что за звук его разбудил. Джины рядом не было, где-то за спиной раздавался стук с равными промежутками между ударов. Голова гудела, а тело ныло, не получив должного отдыха за минувшую ночь. Осознание реальности пришло не сразу: вместо комфортабельного помещения родной спальной комнаты вокруг громоздились мрачные стены скальных пород; день уже властвовал в Сером Ущелье, давно отстояв свои права у тёмного времени суток. Наконец, реальность приняла ясные очертания, напомнив человеку о том, что с ним произошло в последние несколько месяцев.
   Сэм приподнялся и сел, прижавшись спиной к отвесной стене. Губы пересохли и потрескались, страшно хотелось пить. Выжав все губки, звездолётчик набрал всего несколько глотков воды. Видимо, он долго проспал, и живительная влага успела испариться. Бережно профильтровав воду, он отпил ровно половину, смочив при этом засохшие губы, остатки сунул в рюкзак.
   Между тем, стук непонятного происхождения не прекращался, вызвав сначала недовольство, а затем - неподдельный интерес у человека.
   - Что же мне по мозгам долбит? Ага, кажется, звук идёт из-за тех камней.
   Сэм перелез через небольшую груду булыжников, сложенных вроде парапета по краю уступа скалы.
   - Бог мой, это же яйцо хищной твари, которая меня сюда притащила! Да, дружок, не повезло тебе. Как я теперь понимаю, я должен был стать твоим кормом. Значит, в любом случае ты погибнешь без родителя и без кормёжки. Тут уж ничего не поделаешь. Извини, я тоже жить хочу.
   Оставив потомство хищника на произвол судьбы, мужчина осмотрелся по сторонам, пытаясь определить своё местоположение. Сначала ему показалось, что он находится на недоступном утесе средней из трех стен тупикового ущелья; но, обойдя всю относительно ровную площадку, понял, что это одна из боковых стен ущелья, а тот гребень, к которому он стремился со своими товарищами по путешествию, находится с другой стороны. Внимательно присмотревшись, Сэм выяснил, что "не так страшен чёрт, как его малюют" - можно, применив имеющееся у него в наличии альпинистское снаряжение, спуститься вниз, к подножию скалы, ставшей временной тюрьмой землянина.
   Но, прежде всего, надо прийти в себя, успокоиться и подкрепить силы. Сэм вынул самоконсервирующий пакет и с аппетитом съел из него хвою, показавшуюся ему вкуснее любого самого изысканного блюда, и выпил остатки отфильтрованной воды. Растянувшись во весь рост на каменистой площадке и положив под голову руки, он спокойно смотрел вверх на светлеющий там кусок неба, в надежде скоро выбраться из скалистых объятий Серого Ущелья. Постепенно веки слиплись, и дремота овладела им, как часто бывает, если человек приляжет после сытного обеда отдохнуть.
   Внезапная тревога заставила вздрогнуть мужчину всем телом, только после этого он услышал неясный шум, быстро приближающийся к нему. Открыв глаза, он увидел парящего над ним птицезверя огромных размеров.
   - Так, это мама, или папа теперь явился в своё гнездо? Как я сразу не подумал о том, что их должно быть двое? Я - полный осёл! - выкрикнул Сэм, вскочив на ноги, выхватил эктотрон и приметился в хищника, в полёте приблизившегося к нему на опасное расстояние.
   Хлопанье четырёх крыльев, острые когти четырёх лап - всё это снова угрожало гибелью человеку, не по своей воле ставшего гостем в гнезде оперённого зверя, отстаивающего не только территорию, но и защищающего ещё не родившееся потомство. Бой длился несколько мгновений - сраженный метким выстрелом эктотрона зверь рухнул к ногам человека.
   Сэм подошел к поверженному животному и пошевелил труп ногой - в месте попадания луча образовалась ровная обожженная рана круглой формы, белые перья вокруг которой осыпались чёрным пеплом. Теперь Сэм Стуокер освоил свое оружие окончательно, испытав возможности импульсов различной силы.
   - Жаль, если это последний экземпляр твари. Вполне экзотический зверёк был, но уж слишком неуживчивый. Да, теперь понятно, что в первый раз мы встретили молодого птенца, взрослые птицы вырастают гораздо больших размеров...
   " Сэм ты воспринимаешь наши послания?"
   Землянин вздрогнул от неожиданности и стал оглядываться по сторонам: до него не сразу дошло, что надо смотреть вниз. Склонившись над краем утёса, он пристально всматривался в заросли растений, произрастающих у подножия скалы в изобилии.
   - Ребята, я слышу вас! Градер, я на скале! Смотрите вверх! - выкрикнул он, так и не разглядев триадров внизу. - Как хорошо, что я забыл отключить разговорник, - проговорил он в полголоса, и снова громко выкрикнул. - Я спускаюсь! Ждите меня у скалы!
   Спуск занял больше времени, чем рассчитывал звездолётчик, поэтому триадры успели добраться до подножия скалы, с которой он спускался, раньше него. Наконец, ноги звездолётчика коснулись твердой почвы, и его обступили все трое кармионов: оранжевый цвет кожи выдавал их неописуемую радость от встречи с иным.
   " Мы думали, что потеряли тебя, Сэм! Как хорошо, что твоя сущность не пострадала"! - Эльсифия готова была броситься в объятия человека, если бы это не причиняло ему физическую боль.
   - Как же вы сумели выбрать правильное направление? - удивлялся, показывая два ряда белоснежных крепких зубов в широкой, радостной улыбке, Сэм.
   " Тут мало, куда можно продвигаться. Сначала двигались прямо, а потом увидели летящую птицу, как ты её называешь, и отправились за ней", - Градер тоже не скрывал своей искренней радости.
   " И как только она тебя не сожрала?! - то ли удивляясь, то ли сожалея, протелепартировал Виктарий, быстро окрасившись из оранжевого в свой обычный серый цвет. - Хватит изливать чувства, давайте решать, что будем делать дальше".
   Категоричность ворчливого триадра вернула остальных к действительности, которая требовала от путешественников дальнейших решительных действий в достижении поставленной ими цели.
   - Когда я был там, наверху, то видел в той стороне, - Сэм махнул рукой по центру плато, на котором они сейчас находились, - какое-то возвышение, напоминающее ещё одно плато. Мне кажется, нам надо двигаться туда.
   " Туда, так туда! Я не возражаю, только, сначала хотелось бы пополнить энергию. Все, думаю, не против", - Виктарий не стал дожидаться ответа на свой посыл и тут же, опустившись на гладкий валун и выпрастав изо рта длинный раздвоенный на кончике язык, присосался к пушистой фиолетовой ветке растения, глубоко пронзив кору.
   Триадры без возражений последовали его примеру, присоединился к трапезе и человек, стругая и поедая фиолетовую хвою, часть которой рассовал по пакетам...
  
  ***
  
   ...Одно плато следовало за другим подобно широким ступеням лестницы, ведущей в недосягаемый небесный храм. На преодоление одной ступени путешественникам понадобился день; другую они проходили за несколько суток; попадались на их пути такие огромные, густо поросшие растительностью, для прохождения которых приходилось тратить несколько недель. Время, драгоценное время сочилось в этих преодолениях, как песок сквозь пальцы, с той только разницей, что песок из ладоней осыпается под ноги, но время же уходило в никуда и безвозвратно. А путники, между тем, всё не находили выхода из лабиринтов Серого Ущелья, которое упорно не желало отпускать их из своих каменных объятий, создавая на пути всё новые и новые преграды, которым, казалось, не будет конца. И всё-таки было ясно одно - они медленно и неуклонно поднимались вверх...
  
   ...Ощущение того, что каменные стены раздвигаются, а полоска неба вверху становится всё шире и шире, являлось не обманом зрения, а становилось реальностью, вселяющей надежду на правильность выбранного пути. Это доказывала и флора, в рядах которой чаще попадались необычные растения с ветвями, покрытыми широкими иглами зелёных оттенков, больше походившие на листья. Сэм каждый раз при появлении на пути следования подобных деревьев и кустов с трепетом в душе рассматривал необычные листочки, надеясь, что наверху он и его спутники увидят мир, близкий к земному.
   После битвы с пучеглазыми, в которой погиб врачеватель Дарий, отряд путников не встретил на своем пути ни одного разумного существа, и было не понятно, почему даже очень широкие плато не заселили племена каких-нибудь аборигенов. Здесь произрастало достаточное количество энергетических растений, водилась разнообразная мелкая живность, создавая условия для обитания небольших племен, но единственными разумными существами были сейчас на отрогах плато трое триадров и землянин, стремящиеся покинуть каменные уступы, как можно скорее, чтобы вдохнуть полной грудью воздух открытого постранства.
   Всё чаще, расположившись на ночлег, они предполагали, порой рисуя невообразимые картины, теряясь в догадках, что их может ждать там - наверху?
   - Я думаю, может быть, там так же, как на моей родной Земле: равнины, горы, океаны и даже мегаполисы.
   " А что это такое"? - Эльсифия провела языком по своей груди, смахнув надоевшую ей малиоку.
   - Это когда много людей разных кланов собираются и живут в одном месте.
   " Все в одном месте?!" - удивился Градер.
   " Чудно! Как они друг друга не поубивали, или не сожрали?!" - Виктарий повернулся на бок и с недоверием смотрел в темноте на иного.
   - У нас уже несколько тысячелетий разумные существа не убивают себе подобных и, тем более не едят их.
   " А чем же вы тогда там занимаетесь? Что же ещё можно делать в своей сущности?!" - сарказм Виктария бил через край, наполняя недоверием до краёв чашу отношений между ним и человеком.
   - Мы развиваемся, учимся, познаем Вселенную - это гораздо интереснее, чем убивать таких же, как ты сам и твои соплеменники.
   " Мы убиваем только врагов", - Градер тоже не во всём соглашался с иным, имея собственное представление о смысле жизни.
   " Как мне хочется побывать на Земле. Ты возьмешь нас с собой, Сэм?"
   - Возьму, конечно, Эльсифия, если вы этого захотите. Вот только трудновато будет до неё добраться, не имея ни звездолёта, ни коридора времени.
   " А коридор времени - это тоже машина? Как та, на которой ты рухнул в наше Ущелье?"
   - Да, похоже на машину, но только совсем другую. И не спрашивай меня больше ни о чём сегодня, Эльсифия. Я хочу спать, - зевая и поворачиваясь спиной к кармионам, сонно проговорил землянин...
  ***
  
   ...Грозный гул, прокатившийся по Серому Ущелью, разбудил и заставил вскочить человека на ноги, а триадров на их извивающиеся нижние конечности. Было темно и совершенно не понятно, что происходит? Под ногами дрожала почва, мимо пролетали камни, вокруг метались, посылая в черноту ночи фосфорическое свечение, мелкие твари в поисках спасительного укрытия от надвигающейся опасности.
   " Что случилось?!" - этот вопрос возник одновременно у всех четверых путешественников.
   - Градер! У вас такое часто бывает?! - кричал человек, пытаясь перекричать грохот, раздающийся со всех сторон, и совершенно забыв, растерявшись, включить разговорный адаптер.
   Наконец, он понял свою ошибку и включил прибор. В ответ на крик человека послышались из прибора, являющегося связующим звеном в общении иного и кармионов, неразбочивые звуки, перебиваемые громоподобными раскатами, раздающимися со всех сторон. Только прибавив звук на всю мощность, Сэм сумел расслышать то, что ему телепатировали кармионы.
   " Мы никогда за свою сущность ничего похожего не видели! Мы не знаем, что это такое! Наверное, большой камнепад! Но почему тогда дрожит под нами дно Ущелья"?! - кармионы перебивали друг друга, испуганно тараща свои огромные глаза в попытке разглядеть хоть что-нибудь в темноте.
   Ночь, словно плотным одеялом, окутала плато, где находились сейчас путники, и надёжно скрывала всё происходящее вокруг, даже то, что триадры, бывшие в панике от непонятного грохота, окрасились в фиолетовый цвет, говоривший об их некотролируемом страхе. Всё необычное, непонятное их сознанию, наводило на особей из клана кармионов ужас, как это бывает с дикими животными, мчащимися от резких звуков, не разбирая дороги, и, в итоге, попадающими под выстрелы охотников, или падающими с крутого обрыва, ломая себе хребет. Смелые, отважные триадры уже готовы были броситься, куда глаза глядят, как трусливые зайцы, чтобы укрыться от неведомой опасности, вселяющий в них животный ужас.
   - Стойте!! Вы куда?! - резкий окрик Сэма, как приказ, заставил остановиться трёх испуганных ящероподобных существ. - Нельзя никуда бежать, слишком темно! Мы сейчас находимся на довольно ровном месте и далеко от каменных стен. Здесь безопасней, чем у скал. Даже сюда долетают осколки камней, а там их точно целый град. А если побежим, то в темноте можем рухнуть вниз, на то плато, которое мы прошли вчера.
   Не успел землянин произнести последние слова, как мимо них стремительно прокатился огромный валун, едва не задев Виктария, сумевшего вовремя отскочить в сторону от каменного носителя гибели. Сэм включил подсветку скафандра, пошарил в рюкзаке и вытащил фонарь, стал освещать им пространство возле себя, пытаясь оценить стихийное бедствие, сотрясающее Серое Ущелье: вокруг, как пули, пролетали острые осколки скальных пород; темнота ночи усугубилась пылью, поднятой камнепадами; животные метались из стороны в сторону, нигде не находя убежища.
   - Это землетрясение!
   " Что это такое, Сэм? Мы не понимаем"! - Эльсифия испуганно жалась к Градеру.
   " Что тут объяснять?! Скалы трясутся"! - злясь на собственное бессилие перед происходящим, телепатировал Виктарий.
   " А почему они трясутся? И долго они будут ещё трястись"? - дрожа, словно лист на ветру, не унималась Эльсифия.
   - Не знаю, никто не знает! Надо ждать, когда всё успокоится, - с нарастающим волнением ответил Сэм.
   Устав стоять, все четверо опустились на каменистую почву, вздрагивающую под ними, и тревожно прислушивались к громоподобному гулу, раздающемуся со всех сторон. Сэму Стуокеру казалось, что Серое Ущелье, находящееся долгие времена в сонном оцепенении, вдруг проснулось и стряхивает с себя накопившийся тысячелетиями на скалистых стенах лишний груз камней.
   Постепенно гул становился тише, реже пролетали мимо них осколки, редкими стали и колебания почвы, незаметно подкрался серый рассвет, но пыль, парящая в воздухе, не только затрудняла дыхание, но и не давала рассмотреть последствия катастрофического явления, постигшего природу и сам каменный ландшафт Ущелья.
   Сэм стал собирать губки, используемые им для накопления влаги. К его великому сожалению, половину из них он не нашел - то ли их засыпало камнями, то ли их затоптало зверьё, в панике разбегающееся от грозной опасности. Да и те, что он нашёл, выдали малое количество жидкости, больше напоминающее коллоидный раствор песка, пыли, чем воду, пригодную для человеческого питья. Однако карманный фильтр сработал чётко, и на выходе получилась чистейшая вода. Жаль только, что её оказалось совсем мало. Опять, испытывая чувство жажды, человеку приходилось экономить живительную влагу, растягивая её потребление на следующие сутки.
   Пока все четверо подкрепили силы, используя для этого растения, расположенные поблизости, пыль, витающая в воздухе и осложняющая видимость, осела на дно Ущелья, покрыв матовым налётом всё и вся, что находилось в каменном лабиринте. Теперь можно было, как следует, осмотреться и оценить разрушения, произошедшие вследствие одного из природных явлений, в череде которых землетрясение всегда и везде являлось самым непредсказуемым.
   Открывшаяся картина поразила триадров и иного - они не ожидали увидеть такие катастрофические изменения, вызванные ночным бедствием. Вокруг царил хаос: поваленные деревья вперемешку с вырванными из каменистой почвы кустами являли собой печальную картину увядающего растительного мира; там и тут валялись распростёртые трупы погибших животных, сраженных каменными снарядами, сорвавшимися со скалистых стен. Но самое большое изумление наших путешественников было вызвано крушением самого Серого Ущелья: огромные пласты пород сорвались с верхушек стен, к которым стремился уже несколько месяцев крохотный отряд путников, и рухнули на плато, чудом не похоронив под собой героев. Полоска серого неба, в которую с надеждой каждый день всматривались путники, раздвинула скалистые стены и сияла своей нежной голубизной, открывая огромную часть небесного пространства.
   " Сэм, ты знаешь, что случилось? Почему так изменилось всё вокруг"? - Эльсифия, как и двое самцов-триадров, с тревогой смотрела в небо, так внезапно и широко открывшееся их взорам.
   - Это небо, о котором я столько раз рассказывал вам.
   " Почему вот так, вдруг, оно взялось?" - недоумевала кармионка.
   - Оно было всегда на своём месте и ниоткуда не взялось. Просто рухнули скалы, закрывающие от нас небо, и теперь мы видим его большой кусок, гораздо больше, чем видели со дна Серого Ущелья.
   " А мы что теперь будем делать среди всего этого, как ты называл, землетрясения, так что ли?" - Виктарий отшвырнул нижней конечностью труп сциода с многочисленными лапками, скрюченными в предсмертной агонии, валяющегося рядом с ним.
   - Землетрясение уже кончилось, но нам надо уходить отсюда как можно быстрее, потому что в любой момент, оно может повториться.
   " Куда уходить, Сэм? Теперь нет никакого пути - всё разрушено"! - Градер стоял, безвольно опустив передние конечности, в полной растерянности.
   - Неужели вы не понимаете - природа нам помогла. Скалы обрушились. Посмотрите туда, - землянин махнул рукой влево от себя. - Видите, какой пласт сорвался, образовав пологую стену. Там мы сможем быстро преодолеть подъем и выбраться, наконец, из ущелья.
   " Хорошо объясняешь. Только туда ещё надо добраться, а чтобы туда добраться, надо пролезть через все эти завалы кустов, деревьев и глыб. Сомневаюсь, что мы сделаем это быстро", - проконтактировал Виктарий с полной уверенностью в собственной правоте.
   И он сейчас, по-настоящему, был прав, никто не подверг его выводы сомнению. Действительно, на преодоление завалов, образовавшихся вследствие землетрясения, может уйти не один день. И не известно ещё, какие препятствия встретят они на своем пути.
   " Ну, что вы, самцы, головы повесели, словно обиженные самки!? Хватит сомневаться, всё равно нам надо вперёд. Сэм, веди нас туда, где, как ты думаешь, мы сможем быстрее выбраться".
   Решительность Эльсифии взбодрила поникших мужчин, придала им новые силы. И опять отряд путников пробирался через перепутанные ветки и корни растений, павших от подземных толчков, через осколки каменных глыб различной величины, через все препятствия в единственном стремлении покинуть каменные лабиринты Серого Ущелья, словно пытающегося удержать непокорных обитателей в своем лоне, прибегнув к последнему всеразрушающему средству - землетрясению...
  
  ***
  
   ...Несколько суток потребовалось отряду путников, чтобы добраться до той части плато, где обрушилась вершина скалы, образуя пологий подъем наверх. Во время их пути Ущелье иногда вздрагивало всей своей каменной незыблемостью, но толчки были незначительными и не вызывали больше никаких разрушений, однако, сеяли ужас среди многочисленных представителей животного мира, испытавшего на себе катастрофическую силу первой волны землетрясения. Вздрагивали при каждом подземном колебании триадры, становилось не по себе и землянину, но отряд неуклонно продвигался к намеченной цели.
   " Не так уж и легко придется нам, чтобы взбираться с этой стороны", - мысленно проворчал Виктарий, оценивая высоту, которую им предстояло преодолеть.
   - Да, в самом деле, издали казалось, что стена здесь не такая высокая, и подъём будет нетрудным, - Сэм, запрокинув голову вверх, определял маршрут движения.
   Градер взобрался на крупный валун и, протянув переднюю конечность, помог встать рядом с собой Эльсифии. Они тоже внимательно рассматривали возможность скорого подъёма по сравнительно пологой стене Серого Ущелья.
   " Надо продвигаться туда. Там наш путь будет короче и безопасней, - вожак указывал на какое-то подобие просеки, образовавшейся в результате падения с края Ущелья огромного осколка скалы, своей массой расчистившего путь среди зарослей, - но сначала нам надо отдохнуть, приближается тёмное время".
   Путники охотно последовали совету Градера и, подкрепив силы традиционным для них питанием, выбрав место поудобнее, расположились на ночлег.
   " Сэм, это и есть звёзды? Вот эти маленькие светящиеся точки, похожие на ночных блох, - звёзды?"
   - Да, Эльсифия, это звёзды. Маленькими они кажутся потому, что находятся очень далеко от нас, но чем ближе подлетаешь к ним, тем они становятся больше и больше...
   " Интересно, почему Маврия пророчила нам то, что мы никогда не вернемся в родное поселение? Если мы сможем выбраться из Ущелья наверх, почему не сможем спуститься обратно сюда вниз? Сэм, ведь мы обещали тебе помочь найти дорогу в верхний мир, а потом ты можешь нас отпустить в родное племя?" - перебила вдруг Эльсифия землянина.
   Её мысли, вызванные тоской по покинутому стойбищу и страхом перед неизведанным миром, готовым вот-вот открыться ей и её спутникам, растревожили всех.
   " Спуститься мы, может быть, и сможем, а как мы победим всех врагов, которых повстречали по пути сюда без смертоносного оружия иного?! Ты об этом подумала?"
   " Я как-то забыла про это, Виктарий".
   " А надо помнить. Какой толк возвращаться, если точно знаешь, что погибнешь от стрелы, или острых когтей, так и не добравшись до стойбища?"
   - Эльсифия, а как же твоё желание увидеть другой мир, посмотреть Землю, где живут люди, такие, как я?!
   " Сэм, это только желания. Я ведь не детёныш, и прекрасно понимаю - такие желания не выполнимы".
   - Значит, ты думаешь, я никогда не вернусь на мою планету и никогда не увижу любимую женщину?
   Вопрос человека повис в воздухе. Поставив самоблокировку, кармионы задумались - каждый о чём-то своём, об очень потаенном, требующем размышления в полном одиночестве.
   Градер, лежащий рядом с женщиной и нежно обнимающий её всеми своими конечностями, внимательно всматривался в её полуприкрытые прозрачными веками чёрные глаза, по зрачкам которых пробегали искорки то ли тоски, то ли сомнения, и сопереживал ей, понимая, что его маленький отряд совсем скоро покинет Серое Ущелье навсегда.
   О чем думал Виктарий, этот могучий воин-триадр, презирающий опасности и тяготы походной жизни, так и не поверивший до конца иному, перевернувшему размеренный уклад целого племени? Жалел ли он о том, что рискнул отправиться в необычное путешествие, которое неизвестно когда и где закончится? Никто не узнает об этом никогда, так же, как и землянин, стремившийся действовать, не предполагая, какие плоды принесут все его попытки выбраться из каменных лабиринтов? Но человек твёрдо верил в одно - действие дает хоть какой-то шанс на жизнь, а бездействие - равносильно сомоубийству. За своё существование надо бороться, тем более, если ты оказался на краю мироздания.
   - Будем жить! - проговорил Сэм сам себе.
   Пока не совсем стемнело, он отправился заготавливать хвою впрок, что уж не однократно делал, упаковывая её в самоконсервирующие пакеты, которые занимали в его антигравитационном рюкзаке достаточное место. Были сделаны им и запасы воды. Но не столько потребность набить рюкзак питанием впрок заставила его уйти от триадров, сколько желание побыть одному, чтобы привести в порядок свои мысли и чувства, эмоции, бившие через край: завтра, если всё удачно сложится, они, наконец-то, выберутся из скалистых лабиринтов; завтра они увидят новый мир. Человек очень надеялся, что верхний мир, куда он стремится всем своим существом, увлекая за собой и кармионов, будет развит в техническом отношении и даст возможность покинуть эту планету, чтобы попытаться вернуться в родную галактику.
   - Завтра! Завтра всё будет ясно! - подытожил свои сомнения Сэм Стуокер и вернулся к триадрам, погрузившимся в беспокойный сон...
  
  ***
  
   ...Ещё только забрезжил серый рассвет у подножия скалистых стен, как отряд триадров вместе с землянином уже готовился приступить к преодолению последней высоты, разделяющей мир Серого Ущелья с остальным миром планеты, ставшей пристанищем для звездолёта НР-208, потерпевшего бедствие в необъятном космическом пространстве. Пилотом этого корабля давно были забыты все тревоги, страхи, порывы отчаяния и приступы безразличия - весь тот бурный поток чувств, который он испытал за время незапланированного полета и аварийного спуска, в момент встречи и в период совместного путешествия с аборигенами. Другие эмоции владели им сейчас - тревога, вызванная неизвестностью будущего, боязнь разочарования в новом мире, которого он скоро достигнет вместе со своими спутниками; страстное желание вырваться из каменных лабиринтов; непреодолимая вера в то, что там наверху он найдет высокоразвитую цивилизацию, которая поможет, если не вернуться на Землю, то хотя бы подать о себе какой-либо сигнал в такую далекую, но такую родную Солнечную систему.
   Вереницей продвигались кармионы, возглавляемые Градером, перепрыгивая с валуна на валун, пробираясь через густые заросли кустов и деревьев. Последним шёл иной. Вот показался осколок скалы, сорвавшийся с самого края отвесной стены и проделавший среди фиолетовых и зелёных зарослей растений достаточно широкую просеку, по которой отряд путников намеревался выбраться из Ущелья.
   - Ты прав, Градер. Здесь, в самом деле, самое удобное место для подъёма, - проговрил землянин, пристально всматриваясь в склон, который необходимо преодолеть их небольшому отряду.
   " Надо передохнуть и подкрепить силы", - не дожидаясь возражений, Виктарий уже вонзил в ветку свой длинный язык.
   " Страшно!"
   " Почему тебе страшно, Эльсифия"?! - Градер с удивлением смотрел на храбрую, но встревоженную сейчас самку.
   Действительно, было чему удивляться: с тех пор, как Градер впервые увидел её, он никогда не воспринимал от неё подобных импульсов; во всё время их опасного путешествия женщина ни разу не пожаловалась на трудности, стойко, вместе с самцами преодолевала крутые подъёмы и отвесные спуски, тропы по краю пропасти; она наравне с сильными воинами вступала в сражения с чудовищами и вражескими племенами; но никогда за всё время их долгого пути не телепатировала о своих страхах. Эльсифия была смелой кармионкой, способной в момент опасности отважными порывами вдохновить на подвиг любого самца. Но почему же сейчас все её мысли наполнены испугом, который написан не только в выразительных огромных глазах - весь её кожный чешуйчатый покров приобрел ярко-фиолетовый цвет?
   " Чего ты так испугалась"?! - не дождавшись ответа, снова телепатировал ей вожак.
   " А разве вы не боитесь, что там, наверху, всё окажется гораздо хуже, чем здесь - в нашем Сером Ущелье?! Вы, самцы, этого не боитесь?!"
   " Вот иной думает, что там кругом селием намазано - не сущность, а сплошная энергия"! - ухмыльнулся Виктарий, выпустив на мгновение изо рта липкий язык.
   - У нас говорят, проблемы надо решать по мере их поступления!
   " Я не понимаю тебя, Сэм".
   - Эльсифия, не надо пугаться заранее - ещё ничего плохого не случилось, а ты уже боишься. Будем надеяться на хорошее. Я верю, что мы увидим другой мир, который будет не менее красочным и благополучным, чем ваше мрачное скалистое Серое Ущелье.
   " Ты прямо, вроде нашей Маврии - ведун"! - не отрываясь от обеда, продолжил иронизировать Виктарий.
   " Я хочу верить тебе, Сэм, но, почему-то, боюсь. У меня очень нехорошие предчувствия", - не смотря на все увещевания человека, не преставала волноваться женщина.
   " Успокойся, Эльсифия. Я всегда буду рядом с тобой, и буду защищать тебя до последней капли энергии в моем теле", - вожак обхватил свою самку передней конечностью и нежно прижал её гибкое чешуйчатое тело к свому могучему торсу.
   " Да, Градер, я это знаю".
   " Хватит стонать! Пора в дорогу. Веди, вожак!" - могучий триадр решительно посмотрел на встревоженную влюбленную пару кармионов и иного, утромбовывающего свой антигравитационный рюкзак.
   Пологий подъём, против ожидания, оказался трудным. Нижние конечности триадров постоянно скользили по наклонной поверхности, приходилось хвататься щупальцами передних за торчавшие местами корни, кусты, или сломанные стволы деревьев. То же самое происходило и с человеком. Поэтому он вынул страховочный канат, и теперь они шли в одной связке, иногда помогая друг другу, а иногда, спотыкаясь, мешая продвижению всех остальных. Они добрались уже до середины подъема, когда под ними задрожали скалы, послышался нарастающий гул. Обернувшись, все четверо увидели, как массивная часть стены на противоположной от них стороне откололась и рухнула вниз, разметав в разные стороны осколки камней и клубы пыли.
   " Нам надо торопиться! Скорее вверх"! - телепатировал вожак, подстегивая остальных к быстрому продвижению.
   Сверху посыпались камни, полетели ветки деревьев, участившиеся толчки, заставляли вибрировать твердь сильнее и сильнее, казалось, что приходит конец всему живому, что обитает в Сером Ущелье. Где перебежками, где почти ползком, шарахаясь то в одну, то в другую сторону от пролетавших мимо осколков скальных пород, отряд неуклонно продвигался к намеченной им цели.
   Градер ухватился за край скалы передним щупальцем и стал подтягиваться вверх, помогая при этом Эльсифии, цепляющейся за торчащие корни, когда страшный треск известил о неминуемой катастрофе. Часть пологой скалы, по которой поднимались скалолазы, отломившись, начала стремительно опускаться на дно Ущелья, которое, подобно спруту, цепко держало всеми своими возможностями смельчаков, решивших выбраться из его каменных лабиринтов, по-видимому, решив похоронить их под своими обломками.
   Градер и Эльсифия, перевалившись телами на твердую почву, почувствовали как, подобно тетиве лука, натянулся страховочный канат. Оглянувшись вниз, они увидели, что Виктарий и Сэм повисли в воздухе, держась за канат: один, вцепившись щупальцами обоих конечностей; другой, ухватившись за него сильными руками. У них под ногами зияла пустота.
   " Градер! Мне больно! Помоги!" - призыв о помощи привел в отчаяние вожака.
   Эльсифия, являющаяся связующим звеном между Градером и болтающимися на канате двумя мужчинами, приняла всю тяжесть их тел на себя. Старховочная веревка врезалась ей в тело, причиняя физические страдания. Казалось, ещё секунда и кармионка не выдержит и рухнет в пропасть следом за Виктарием и Сэмом, которые мысленно уже попращались с жизнью, болтаясь над бездонной пропастью.
   " Держись, милая! Я вас вытащу!" - посыл Градера достиг разума самки, в глазах которой отражался ужас от боли и её катастрофического положения.
   Прилагая неимоверные усилия, могучий триадр, упираясь нижними конечностями в твердую почву, а передними мертвой хваткой вцепившись в страховочный канат, смог вытащить из пропасти на край обрыва двоих своих спутников.
   " Быстрее от края пропасти! Он может рухнуть! Всё вокруг ещё трясётся!"
   Не разбирая дороги, все, по команде вожака, с трудом удерживаясь на ногах и нижних конечностях, бросились в противоположную от пропасти сторону. Между тем, почва под ними сотрясалась всё сильнее, частота толчков усилилась, и вдруг жуткий грохот раздался за спиной бегущих, отозвавшись многоголосым эхом во всех лабиринтах Серого Ущелья.
   И только преодолев довольно большое расстояние от того места, где они мгновение назад рисковали сорваться вниз, все четверо покорителей скалистых стен остановились в изумлении - перед ними открылся другой мир...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"