Прайдли Любовь: другие произведения.

Космос. Выжить и вернуться. Глава 9

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава 9. Расследование продолжается

  Глава 9.
  
  Расследование продолжается.
  
  
   ... - Ты слышишь меня, Стив?
   - Не торопите его. Он приходит в сознание.
   Медленно приоткрыв глаза, через щёлки опухших век, Стив Крамов с удивлением всматривался в лицо женщины, склонившейся над ним, совершенно не понимая, кто эта женщина? где он находится? и что с ним происходит?
   Женщина улыбнулась ему и снова негромко спросила:
   - Стив, ты слышишь меня? Ты узнаёшь меня?
   Мужчина, находясь в регенерирующей капсуле, с трудом приходил в себя. Он не чувствовал собственного тела, которое было почти полностью оклеено эластичными пластинами из смеси стволовых клеток и других биологически активных веществ, предназначенных для ускоренного восстановления поврежденного кожного покрова и мягких тканей. Больной лежал с бессмысленным выражением на припухшем от меркнущих кровоподтёков лице и некоторое время взирал на женщину и мужчину, склонившихся над ним, совершенно не узнавая присутствующих.
   - Это ты, Джина? - наконец, еле слышно прошептал больной.
   - Да, милый, это я, - улыбаясь, ответила женщина и осторожно положила свою ладонь на его руку, вытянутую вдоль тела. - Теперь всё будет хорошо, Стив. Ты уже идёшь на поправку - ещё день, или два, и ты будешь окончательно здоров.
   - Он вас узнал. Это отличный признак, - спокойным тоном произнёс мужчина в голубой просторной униформе, пристально всматриваясь в глаза больного.
   - Где я? Что со мной произошло? А вы кто? - с усилием проговорил Крамов, едва ориентируясь в реальности.
   - Успокойтесь, Стив. Я ваш лечащий врач. А попали вы сюда после драки. Вы это помните? Вас кто-то сильно поколотил.
   - Очень смутно...В голове шумит...
   - Не удивительно. У вас было сильное сотрясение, но сейчас уже всё хорошо. Опасность миновала. Мы живо поставим вас на ноги, - растягивая слова, словно напевая, проговорил доктор и добавил, обращаясь к посетительнице. - Я даю вам ещё пять минут. Не надо его сейчас утомлять. В настоящее время идёт активный восстановительный процесс в организме, поэтому ему нужен покой и длительный сон.
   Врач вышел из блока, дверь за ним бесшумно задвинулась. Женщина снова склонилась над мужчиной, тело которого скорее напоминало кокон насекомого, чем человека, и ласково проговорила:
   - Всё будет хорошо, Стив. Мы не стали сообщать твоей семье о случившемся. Я думаю - не стоит беспокоить их такими пустяками. Профессор говорит, что регенерация всех пострадавших органов идёт без сбоев, ты быстро поправишься. Я буду навещать тебя каждый день. А теперь отдыхай. До завтра, Стив.
   Женщина наклонилась и едва коснулась губами горячего лба мужчины, ответившего ей слабой улыбкой.
   - Спасибо тебе, Джина, - прошептал несостоявшийся сыщик.
   Дверь за женщиной закрылась, и больной тут же погрузился в глубокий, спокойный сон, дарующий ему все шансы на скорое выздоровление.
  
   В просторном светлом холле клиники, где проходил реабилитацию после получения тяжких телесных повреждений Стив Крамов, к женщине подошёл высокий, стройный, смуглый мужчина импозантного вида и с вежливым наклоном головы обратился к ней:
   - Джина Стуокер, если не ошибаюсь? Разрешите представиться - Джакопо Тинори.
   - Мы с вами не знакомы? Странно, мне кажется, что я вас где-то видела. Впрочем, я, быть может, ошибаюсь. Такого галантного мужчину трудно не запомнить, - игриво проговорила Джина и охотно подала незнакомцу узкую мягкую ладонь, которую тот взял в свою сильную руку и едва коснулся бархатной кожи губами.
   От пристального взгляда мужчины не ускользнуло то обстоятельство, что при разговоре с ним женщина смеялась только уголками губ, глаза же её были затянуты трудно скрываемой грустью. Он, будучи в курсе семейных проблем Джины Стуокер, понимал причину этой грусти, но профессионализм сыщика из следственного отдела бюро безопасности космических полётов не давал ему возможности выказать ей искреннее сочувствие в связи с исчезновением её супруга. Джакопо приходилось лгать во благо интересов расследования порученного ему дела.
   - Я жду объяснений, - продолжая улыбаться, проговорила женщина, пристально всматриваясь в, по-мужски, красивое лицо незнакомца. - Откуда вы знаете моё имя? Признавайтесь!
   - Я следователь по делу о нападении на Стива Крамова. Знать всё и обо всех, кто каким-то образом может помочь в расследовании - моя прямая обязанность, - официальные слова, произнесенные мужчиной, прозвучали, как-то, по-домашнему, просто и тепло.
   - Ах, так вот, в чём дело. Вы, по-видимому, хотели допросить Стива, но ничего у вас сейчас не выйдет, - также искренне и просто ответила Джина.
   - Это почему же? - улыбнувшись, с деланной серьёзностью поинтересовался следователь.
   Он с трудно скрываемым восхищением рассматривал правильные черты лица женщины, которую беременность не портила, а сделала ещё краше и привлекательнее.
   - Вас не пустят к нему. Стив уснул - я сейчас только что от него, - словно извиняясь, сказала женщина в намерении покинуть следователя.
   Заметив, что женщина готова уйти, Джакопо решил её задержать, может быть, для того, чтобы выполнить свои служебные обязанности, а, может, здесь появились причины личного характера...
   - Значит, я не вовремя. Разрешите вас проводить? - сказал следователь и подставил женщине свой локоть.
   Галантности Джакопо мог позавидывать любой самый прожжённый ловелас. Вместо ответа женщина взяла собеседника под локоть, и они вместе пошли на выход по залитому солнечными лучами, блики которых играли зайчиками на стенах и потолке, просторному вестибюлю клиники.
   - Джина, а у вас нет никаких предположений по поводу нападения на вашего друга Стива? Кому он мог так насолить, что его чуть до смерти не забили? - спросил Джакопо, наконец, вспомнивший, что он следователь.
   - Я мало знаю о делах Стива. Может быть, он кому-то дал неверный совет в разрешении психологической ситуации? В чём ещё может быть виноват психолог? - ответила женщина, никак не связав состоявшийся несколько дней назад разговор между собой и Стивом и жестоким избиением последнего неизвестными.
   Они, неспеша, вышли в залитый ярким солнечным светом город, где буйная изумрудная растительность скверов и парков радовала глаз. Женщина ответила ещё на несколько, ничего не значащих для следствия, вопросов, которые Джакопо задавал просто для того, чтобы продлить приятную для него встречу. Но время расставания, как не старался его отдалить следователь, всё-таки пришло.
   - Спасибо, Джакопо, что проводили, - остановившись у прокапа и подавая на прощание руку, проговорила Джина. - Мне пора возвращаться в институт репродуктивности. Если вы опытный сыщик, значит, знаете - почему.
   - Да, я немного в курсе. Джина, если вы вдруг вспомните что-нибудь, касаемое нападения на Стива Крамова, дайте мне знать, - протягивая визитку, ответил сыщик. Я надеюсь, что мы с вами ещё встретимся.
   - Тогда, до встречи, Джакопо.
   Женщина шагнула в капсулу, и автоматические двери скрыли от собеседника её ещё стройную фигуру и красивое лицо, обрамленное густой копной русых волос.
   - Она, бесспорно, красивая женщина, - чуть слышно проговорил следователь и вернулся в оздоровительное учреждение, чтобы для начала побеседовать с лечащим врачом Стива...
  
  ***
   ... - Так ты выяснил это, или нет?
   - Шеф, я же не мог вот так прямо спросить её: был ли у неё Стив Крамов в институте репродуктивности и задавал ли ей вопросы об исчезновении мужа?
   - Раньше ты был изобретательнее в плане ведения допросов свидетелей. Что сейчас тебя останавливает? Не пойму, - недовольным тоном отчитывал подчинённого начальник бюро безопасности космических полетов Тар Бироли, сидя за сталактитовым прозрачным столом у себя в кабинете, но тут же сменил тон на более миролюбивый. - Чего стоишь навытяжку? Присаживайся.
   После того, как Джакопо Тинори, а это был именно он, опустился в кресло напротив своего начальника, тот продолжил прерванный деловой разговор:
   - Ладно, я думаю, что ты не сегодня, так завтра выяснишь, в какую драку попал наш подопечный, и связана ли она с делом Сэма Стуокера. Может быть, он и впрямь не дошёл до Джины и не успел с ней ни о чем поговорить? А ты проверил регистрацию посетителей в институте репродуктивности за последние дни?
   - Обижаете, шеф. Конечно, проверил, но, к сожалению, они не ведут такой регистрации. Там свободное посещение.
   - Странно, почему - нет? - нервно постукивая по прохладной поверхности стола, задумчиво спросил шеф, мысли которого намного опережали сказанные им слова.
   - Ну, шеф, это же не тюрьма.
   - Хорошо, перейдем к делу с другой стороны. Кто в бюро должен был связаться с Кимдан Ли?
   - С болгером с Андромеды? - уточнил Джакопо, чувствуя нарастающее напряжение в разговоре с шефом.
   - С ним самым, - в голосе Тара опять появились нотки раздражения, вызванные замедленной реакцией собеседника на его вопрос.
   Тар Бироли, возглавляющий бюро безопасности космических полётов уже второй десяток лет, был на хорошем счету у высокого начальства. Отличный организатор, неплохой аналитик, выдержанный и, в общем, добродушный человек - он по праву занимал своё место. У него, конечно, имелись некоторые черты характера, порой мешающие ему в работе. К одной из таких черт относилась его нетерпимость к замедленной реакции: все его указания, задания и вопросы подчиненными должны пониматься с полуслова, выполняться без напоминаний, и, если кем-то из них задавались уточняющие вопросы, это всегда злило Тара.
   - С Кимдан Ли связь пока не установлена, - уверенно ответил Джакопо, в душе проклиная себя за свою забывчивость.
   - Что значит - пока? - недовольство шефа нарастало.
   - Он в зоне недосягаемости.
   - Что ещё за зона такая появилась у нашего бюро?
   - Он в отпуске, отравился в круиз по одному из отдаленных межпланетных туристических маршрутов и не хочет выходить на связь - заблокировал свой код доступа.
   - И что, никто не может его разблокировать? - сдерживая нарастающее раздражение, спросил с издёвкой шеф.
   - Ну, он же опытный блоггер, - с усмешкой проговорил Джакопо.
   - И чего тебе так весело?! - стукнув ладонью по папке с бумажными носителями, лежащими перед ним на столе, повысил голос Тар. - У нас дело не продвинулось ни на шаг, а начальнику следственного отдела весело!
   Джакопо вскочил с кресла, как ужаленный. С виноватым видом он стоял перед шефом, не проронив ни слова. Молчание затягивалось. Тар нервно барабанил пальцами правой руки по столу.
   - Так, даю сроку - неделю. Через неделю жду доклад о проделанной работе. И не дай тебе Бог, заявить мне, что эта неделя пройдет безрезультативно. Всё! Иди!
   Джакопо повернулся на сто восемьдесят градусов и, чеканя шаг, подобно военному, вышел из кабинета начальника. В коридоре он быстрой походкой, не отвечая на приветствия знакомых сотрудников бюро, прошел в свой кабинет. Все встречные поняли, что Тинори получил нагоняй от самого шефа.
   В кабинете он плюхнулся в кресло за своим рабочим столом, который был значительно меньше, чем у Тара Бироли - в бюро чётко соблюдалась субординация. После незаслуженной, как он считал, выволочки у Джакопо разболелась голова. Последнее время его часто преследовали приступы мигрени, но обращаться к врачам начальник следственного отдела бюро безопасности не торопился. И на это у него были свои причины...
   Включив внутреннюю связь, Джакопо, не скрывая раздражения, произнёс:
   - Валентин, срочно зайди ко мне.
   Когда прозрачная дверь - в данном учреждении почти все двери и стены были прозрачными, за исключением кабинета шефа - плавно отъехала в сторону, в кабинет вошёл светловолосый мужчина невысокого роста с голубыми глазами.
   - Валентин, у меня к тебе есть срочное поручение: безотлагательно нужно установить координаты одного фрукта; затем надо выяснить, сможет ли он расшифровать снимки с телескопов, зафиксировавших аварию звездолёта НР-208.
   - Это того самого, на котором совершал полёт Сэм Стуокер? А почему их должен расшифровывать блоггер?
   - Да, того самого, будь он не ладен! - резко ответил Джакопо на первый вопрос подчиненного, но, немного успокоившись, добавил. - Потому, что он ещё и знаменитый астроном. Одно другому - не помеха. Короче, шеф дал срок - одна неделя. Я тебе даю на всё про всё - три дня. Укладывайся, как хочешь, но чтобы информация была.
   - А как же дело об исчезнувшем грузовом блоке со звездолёта ГР 51-18?
   - Сейчас это вторично! Подождёт! Или передай его Дрину. Скажешь - мое распоряжение, - ответил Джакопо, не глядя на подчиненного и углубившись в сенсорный экран биотъютера.
   Валентин стоял перед руководителем в нерешительности, переминаясь с ноги на ногу, но и не покидая кабинета.
   - Чего стоишь? Иди, работай, - не отрываясь от своего занятия, проговорил начальник следственного отдела подчиненному.
   - Но ты не сказал - кого именно мне надо отыскать, с кем установить связь? - удивленно спросил Валентин.
   - Разве?! Запомни или зафиксируй - Кимдан Ли.
   - И всё?! Ну, подкинь ещё что-нибудь, - жалобно протянул Валентин, вытягивая по крохе информацию, необходимую для розыска во Вселенском пространстве индивидуума.
   - Это блогер с Андромеды.
   - Совсем другое дело, найти его будет - пара пустяков, - удовлетворенно констатировал Валентин.
   - Вот иди и ищи. Через три дня доложишь, если найдёшь раньше, получишь премию. Всё! - сказал, как отрезал, начальник следственного отдела, давая понять подчиненному, что разговор окончен.
   Валентин быстро вышел, прикидывая в уме размер предполагаемой премии и что на неё можно купить.
   После ухода сотрудника Джакопо Тинори продолжил работу с биотъютером и сделал вид, что полностью поглощен его содержимым, но только сделал вид. На самом же деле он был поглощен своими мыслями. Разнос, полученный им от шефа, как он считал, незаслуженный, по-видимому, выбил его из колеи, и он никак не мог собраться, чтобы полноценно включится в работу отдела...
  
  ***
  
   ...На следующий день Джакопо направился в реабилитационную клинику раньше, чем в предыдущий день. Этим он преследовал две цели: во-первых, он хотел успеть до прихода Джины Стуокер побеседовать со Стивом Крамовым; а, во-вторых, он хотел всё-таки встретиться с ней и немного расспросить её обо всем, что касается дела, которое вел следственный отдел бюро безопасности космических полетов. В противном случае выговора от шефа ему не миновать.
   Расчет Джакопо оказался верен, и он получил разрешение от врача на беседу с больным. В блоке Стив, действительно, находился один.
   - Вы меня узнаете, Стив? - посетитель присел на вращающийся стул рядом с регенерирующей капсулой, в которой лежал Крамов.
   Теперь он уже не походил на кокон - все эластичные повязки-пластины были удалены, так как процесс восстановления поврежденных кожных покровов и мягких тканей успешно завершился. Стив приподнялся в попытке сесть.
   - Не надо, не вставайте! Вам, наверно, ещё нельзя, - упреждающе остановил следователь больного.
   - Что ж со мной все разговаривают, как с ребенком, или с идиотом?! Мне надоело лежать. И потом, конечно, я вас узнал, Джакопо.
   - Прекрасно! А теперь объясните мне, посетили ли вы Джину Стуокер? Если да, то, что она вам рассказала? И что это за драка, в которую вы попали? Она может быть связана каким-то образом с аварией звездолёта Сэма Стуокера?
   - Сколько вопросов сразу. А ответ только один - я полный профан! - свесив ноги с капсулы и грустно ухмыльнувшись, ответил Стив.
   - Я не очень вас понимаю. Почему вы - профан? - следователь с удивлением смотрел на психолога, и в какой-то момент ему даже показалось, что у больного не всё в порядке с головой.
   - Очень просто: я на самом деле беседовал с Джиной; в процессе беседы она назвала мне имя человека, с которым у её мужа был конфликт; а я, вместо того, чтобы доложить об этом вам, решил самостоятельно провести расследование. В результате, меня едва не убили, - виновато улыбаясь, объяснил сложившуюся ситуацию Стив.
   - Так, выходит, и разговор с Джиной, и драка в парке - это звенья одной цепи. Понятно. А теперь давайте всё поподробнее, - заинтригованный неожиданным поворотом событий, потребовал объяснений от пострадавшего Джакопо Тинори.
   Стив, немного путаясь, с трудом припоминая некоторые мелочи, всё-таки изложил суть событий, произошедших с ним после того, как он обещал выполнить поручение, полученное им в бюро безопасности космических полётов после встречи со старинным другом Таром Бироли.
   - Значит, вы предполагаете, что избившие вас иноземцы, напоминающие грязно-жёлтых бегемотов, действовали по заданию того самого Роберта Шеварди?
   - Да, это ясно, как божий день! В чём тут сомневаться?! - Стив начал раздражаться от непонятливости собеседника. - Шеварди не пришёл на встречу со мной, а вместо него меня встретили в тёмной аллее его наёмники. Понятно, что он хотел при помощи них избавиться от меня и моих расспросов. А если это так, значит - ему есть что скрывать, - уверенно закончил свою гипотезу пострадавший.
   - Стив, а вы прямо так и сказали ему, что хотите встретиться с ним в связи с исчезновением звездолёта Сэма?
   - Я думал, так будет лучше, но теперь я понимаю, что наделал глупостей, - горестно взмахнул рукой Стив, осозновая, что своими необдуманными действиями только помешал расследованию.
   - Честно говоря, вы не только не помогли нам, но, наоборот - создали кучу проблем, - разочарованно произнес следователь.
   Но, заметив тоскливое выражение, появившееся во взгляде Стива, Джакопо примирительно произнес:
   - Ну, ничего особо страшного не произошло, не считая травм, полученных вами в ходе вашей самодеятельности. Не расстраивайтесь так - это вредно для вашего выздоровления, - положив руку на колено Стива, примирительно сказал Джакопо. - Мы, как-нибудь, со всем этим разберемся. Главное - вы остались живы. Теперь поправляйтесь. И большая к вам просьба - не занимайтесь больше делом Сэма Стуокера, возвращайтесь на Марс, к своей семье и делайте то, что у вас получается гораздо лучше, чем вести расследование. Вас ждёт ваша психология. И ещё - не рассказывайте о нашей беседе и о том, что с вами произошло, никому, а особенно Джине Стуокер. Не надо волновать её, ей и без ваших приключений волнений хватает, - подытожил разговор начальник следственного отдела, вставая с вращающегося стула.
   - До свидания, Джакопо. Передайте мои извинения вашему шефу Тару Бироли. Я его подвёл.
   Мужчины на прощание пожали друг другу руки, и следователь покинул выздаравливающего.
   Джакопо, правильно рассчитав время визита в клинику, встретил Джину в вестибюле, недалеко от блока, где на исцелении находился Стив. Женщина неторопливой походкой направлялась к своему больному другу.
   - Здравствуйте, Джина! Очень рад вас снова видеть! Как ваше самочувствие? - не скрывая искреннию радость, приветствовал следователь женщину.
   - Спасибо, у меня всё хорошо, - протягивая узкую, мягкую ладонь для рукопожатия, улыбаясь в ответ Джакопо, произнесла Джина. - А вы уже были у Стива? Как он?
   - Да, я от него. Он в прекрасной форме. Отлично выглядит. Да, вы сейчас в этом убедитесь и сами.
   - Ну, что ж, я пойду к нему.
   Задержав её ладонь в своей, Джакопо обратился с просьбой, выраженной с таким обаянием, что ни одна из женщин не смогла бы ему отказать:
   - Джина вы не возражаете, если после посещения вашего друга, мы где-нибудь пообщаемся. Я могу вас подождать?
   - Это очень кстати, Джакопо. Я кое-что вспомнила, и хотела вам рассказать. Дождитесь меня, - с очаровательной улыбкой произнесла женщина и скрылась за дверью блока, в котором выздоравливал её давний друг Стив Крамов.
   Через некоторое время она вышла от Стива и в конце вестибюля среди небольшой оранжереи экзотических растений нашла ожидавшего её следователя.
   - Где мы можем пообщаться? - дружелюбно произнесла Джина - следователь явно был ей симпатичен.
   - Я приглашаю вас в ресторан, в какой пожелаете - на ваш выбор, - с готовностью выполнить любое желание Джины, ответил Джакопо.
   - А вот это - совершенно исключено.
   Женщина посмотрела в чёрные глаза Джакопо и прочитала в них разочарование. Она немного смутилась и тут же поспешила оправдаться.
   - Вы меня не так поняли. В другом положении я бы с большим удовольствием провела с вами время, сидя в баре за бокалом ароматного пуатино, но сейчас я на специальной диете. То, чем меня пичкают в институте репродуктивности, ни в одном заведении не подают. Извините, но ваш вариант мне просто противопоказан.
   - Не оправдывайтесь, Джина. Я всё понимаю, - мужчина задумался на несколько мгновений, и вдруг его лицо озарилось радостью, подчеркнув безупречную мужскую красоту в её земном понимании. - Я приглашаю вас в Сферу Умиротворения.
   - Какая прекрасная идея! Я не была там уже много лет. Всё - недосуг, - впервые за много дней с того момента, как она получила печальное известие о катастрофе, происшедшей с мужем, из глаз Джины ушла грусть. - Но я сразу должна вас предупредить - у меня мало времени. Через полтора часа меня ждут процедуры.
   - Хорошо! Мы успеем, - ответил мужчина, довольный своей находчивостью.
   Воспользовавшись прокапом, который за считанные секунды доставил их в необходимый район мегаполиса, они вышли из него в нескольких шагах от аттракциона, знаменитого на всю Вселенную. Огромный зеркальный шар, поверхность которого отражала искаженный внешний мир и полностью изолировала внутреннее пространство от внешнего воздействия, представлял собой многоэтажную конструкцию, состоящую из отдельных кабинок, напоминающих соты в пчелином улье.
   Посетители выбирали программу по своему желанию и оказывались в таком месте, где чувствовали себя пусть не совсем счастливыми, но вполне умиротворенными. Сколько сот - столько желаний. Всякая агрессия, любой негатив исключались полностью.
   - Что мы с вами выберем, Джина? - предложил женщине Джакопо сделать самостоятельный выбор.
   - Последний раз, когда я здесь была с мужем, мы попали в сказку, - печально произнесла Джина.
   - Вы хотите это повторить?
   - Пожалуй, не надо, - в глазах Джины опять поселилась грусть.
   Некоторое время женщина молчала, а грусть в её взгляде не уходила, но, вдруг, встряхнув копной густых волос, она с улыбкой произнесла:
   - Знаете что? Я хочу вернуться в детство.
   - Отлично! Прошу!
   Клавиша нажата, открылся вход в кабину, и перед ними - другой мир. Джина и Джакопо не взрослые мужчина и женщина - они снова стали маленькими детьми; перед ними детская площадка с различными аттракционами, светит яркое, тёплое солнце, играет музыка, любимая ими в детстве - для каждого своя; вокруг порхают бабочки и щебечут птички; дети катаются на межгалактических каруселях, где каждый зверь представляет мир иной галактики; потом они взлетают на качелях с сенсорным изображением, попадая в межзвёздное пространство. Кажется, ничего особенного не происходит, но счастье ушедшего безвозвратно беззаботного детства переполняет их души...
   ...Внезапно всё меркнет: исчезли разноцветные бабочки; не жужжат пчёлы, перелетая с цветка на цветок в поисках нектара; межзвёздные качели растаяли в дымке воспоминаний. Сеанс завершился...
   - Как это прекрасно - снова очутиться в своём детстве!
   - Да, я не думал, что это так приятно. Но мы с вами не поговорили, Джина.
   - Вы знаете, у меня больше нет времени - надо спешить на процедуры, - извиняясь, проговорила женщина. - Я и так уже нарушила регламент, у меня пропуск только на посещение друга в клинике, а я хожу с вами по развлечениям.
   - Джина, положительные эмоции идут только на пользу и вам, и вашему малышу, - заверил Джину мужчина, сожалея о наступившем расставании.
   Джина внимательно посмотрела в чёрные глаза Джакопо, которые напомнили ей окрытый, безхитростный взгляд мужа, и, прочитав в глазах следователя разочарование, сжалилась над ним.
   - Приходите завтра ко мне в институт репродуктивности. Я буду ждать вас с нетерпением, - проговорила, искренне рассмеявшись, Джина и, помахав на прощанье рукой, вошла в рядом стоящую с ними пространственную капсулу...
  
  ***
  
   ...Через несколько дней Джакопо Тинори сидел напротив шефа за прозрачным столом с докладом о проделанной им самим и сотрудниками его отдела работе в связи с делом по исчезновению звездолёта НР-208, пилотируемым Сэмом Стуокером.
   - Значит, и Джина, и Стив назвали тебе имя Роберта Шеварди - специалиста, работающего на конкурирующую фирму "Стюарт и Ко", - уточнил заинтригованный появившимися подробностями в интересующем его в настоящее время более всего деле Тар Бироли.
   - Да. Ребята уже навели справки - между Сэмом и Робертом произошел конфликт именно на профессиональной почве, - довольный сам собой, продолжал доклад Джакопо.
   - И что же они не поделили? Вы это выяснили? - вникая в суть вопроса, поинтересовался Тар.
   - Сэм привел какие-то факты о нечистоплотности работы компании "Стюарт и Ко" на фазе добычи гелия-3, а Роберт, не сумев оспорить эти факты, полез на него с кулаками. Всё это произошло в присутствии нескольких свидетелей. Мы их уже допросили - они единогласно подтвердили этот факт.
   - Как я понимаю, у твоих ребят сейчас в разработке одна версия - происки конкурентов компании "Гелий-3". Они соорудили аварию звездолёта НР-208, чтобы помешать своевременной доставке гелия с Юпитера и тем самым сорвать сроки контрактов. Как следствие - штрафы, пени, неустойки. Так? - настойчиво докапывался до подробностей шеф, интуиция которого подсказывала ему, что не может быть всё так гладко в этом необычном деле.
   - Разрабатывая версию с конкурирующей фирмой, мы параллельно ведём версию личной неприязни. Может быть, из-за личной мести была устроена авария, - уже не так уверенно, как в самом начале своего доклада, проговорил начальник следственного отдела.
   - Так, все-таки это была преднамеренная авария, или случайное столкновение?
   - Кимдан Ли, которого, не смотря на все трудности, моему отделу удалось отыскать и связаться с ним, оказался не только опытным блоггером, но и отличным астрономом-цифрографом. Он расшифровал снимки и рассчитал траекторию полёта до столкновения звездолёта НР-208 и второго объекта, оказавшегося исчезнувшим грузовым отсеком транспортного корабля Гр 51-18.
   - Тот самый исчезнувший груз, который пропал, практически, в то же время, когда и корабль Сэма Стуокера?!
   Неподдельное удивление шефа взбодрило, поникшего было, начальника следственного отдела, воодушевлённо закивавшего Тару Бироли в знак согласия.
   - Да, шеф, да.
   - Интересная хреновина получается - одно дело наслаивается на другое; значит, раскрыв одно, мы получим результат и по другому.
   - Именно так.
   - Отлично! - проговорил, хлопнув ладонью по столу, Тар Бироли, приходя от результатов работы сотрудников поведомственного ему бюро в благостное настроение.
   Наконец, по истечении почти пяти месяцев с момента аварии звездолёта, пилотирумого Сэмом Стуокером, в этом деле появились первые проблески, дававшие надежду на его раскрытие. Тар с воодушевлением потер руки, и, вызвав биосекретаря, попросил принести им по чашке чая и сладости - начальник бюро слыл сладкоежкой.
   После второй чашки чая и пустой болтовни они продолжили деловой разговор.
   - Джакопо, что теперь ты намерен предпринять? Какие дальнейшие действия планируешь с ребятами?
   - Мои сотрудники в данный момент активно устанавливают место нахождения Роберта Шеварди, а также устанавливают личности бегемотоподобных, как их окрестил Стив Крамов, инопланетян.
   - А что с тем значком в виде двух скрещенных костей на лучах восходящего солнца, о котором говорилось в показаниях Стива?
   - Ничего. Такие значки таскают все бегемотоподобные. Вот если бы Стив Крамов запомнил цифры хотя бы на одном значке, то мы смогли бы сразу установить личности именно тех, что напали на него. Теперь же придёться потратить немало времени на идентификацию личностей "бегемотов".
   - Ну, что ж, работайте! И возьми-ка эти два дела под свой личный контроль. Как только будут первые результаты, доложи мне.
   - Слушаюсь, шеф. Очень надеюсь, что результаты всё-таки будут, а теперь разрешите мне откланяться - дела зовут, - проговорил Джакопо и, кивнув, вышел из кабинета.
   Тар Бироли, оставшись в кабинете в одиночестве, встал со своего уютного кресла и подошел к оконному витражу, полностью занимающему одну из стен просторного кабинета. Он пристально всматривался в панораму земного мегаполиса, распластавшегося у его ног. В одну сторону уходили колоссальных размеров сооружения центрального космопорта Земли, а в другую открывались красоты огромного человеческого муравейника, где проживали постоянно, или на временной основе все те, кто обслуживал космопорт и сам город. Там, внизу, сновали космо- и аэромобили, звездоциклы последних модификаций. "И чего носятся?! Прокапов им, что ли, не хватает?!", - недовольно подумал Тар, с нарастающим раздражением наблюдая за упорядоченным движением всевозможных транспортных средств, законодательно разрешённых к использованию в черте мегаполисов планеты.
   Скверы и парки с высоты сто сорокового этажа казались мизерными кустиками растительности - как ни старались земляне превратить планету в цветущий сад, зелени в мегаполисах было, всё же, маловато. При мысли об этом, недовольство шефа усилилось.
   " Слышал, что когда-то здесь шумела непроходимая тайга... А что теперь? Где первозданность природы?! Суета, в которой смысла меньше, чем в букашке, ползущей по листу растения!" - с горечью думал Тар.
   И чем дольше он смотрел на бурлящую внизу жизнь, на небоскребы и тонкие линии тротубусов между ними, тем больше портилось его настроение.
   Он отошел от прозрачной стены и вернулся в своё прекрасное, высокое кресло в надежде, что нарастающее раздражение пройдёт. Но оно не проходило, а только усиливалось.
   - Что за чертовщина?! Почему меня так взбесил вид из кабинета? - спросил сам себя Тар и глубоко задумался.
   Он долго сидел молча, прикрыв глаза и положив руки на подлокотники своего любимого кресла: он рылся в себе самом, выворачивая наизнанку сокровенные уголки сознания; перебирал одну мысль за другой, как перебирают в руках чётки; путался и снова начинал перебирать ускользающие мысли, отражающие сохранившиеся в сознание слова, произнесенные им самим, или высказанные ему кем-то другим, пытаясь понять, от чего у него испортилось настроение после ухода Джакопо Тинори? И скоро он это понял, уловив именно ту интонацию и ту фразу, которая не только свела все положительные эмоции от разговора с подчинённым к нулю, но даже вызвала неосознанное раздражение...
   ...За то время, что он возглавлял бюро безопасности космических полетов, немало произошло аварий звездолётов, их угонов, пиратских нападений на них. Много приходилось тратить сил и времени ему лично и его подчиненным по предотвращению таких событий, а также в установлении истинных причин уже произошедших катастроф и чрезвычайных ситуаций. Иногда расследование удавалось провести за несколько недель, а иногда весь их долгий и кропотливый труд совершенно не приносил результатов, и причины некоторых происшествий, случившихся со звездолётами и членами их экипажей во время космических полетов, не поддавались раскрытию годами, или не раскрывались вообще никогда.
   И это "всё-таки", произнесенное Джакопо, и та интонация, с которой были произнесены эти два коротких слова, дали понять Тару, что нет никаких гарантий в раскрытии исчезновения звездолёта НР-208, что его главный "следопыт" не очень-то верит в положительный исход всего расследования...
   ...В груди защемило: начальник бюро безопасности всегда принимал близко к сердцу неудачи в работе; он переживал и тогда, когда не удавалось осуществить основную миссию отдела - обеспечение безопасности полётов, совершаемых звездолётами в разные точки Вселенной, освоенной разумными её обитателями; и тогда, когда происходили неудачи в установлении причин произошедших катастроф.
   Он тяжело вздохнул и, продолжая размышлять о вероятности раскрытия дела Сэма Стуокра, поднялся из насиженного кресла и неторопливой походкой вынес своё громоздкое тело из кабинета...
  
  ***
  
   ...В развлекательном центре "Созвездие Ориона" в одном из многочисленных кафе сидели за столиком двое землян. Это были Джакопо и Валентин - сотрудники отдела расследований из центра безопасности полетов. Они, не торопясь, потягивали пуатино - напиток богов, как его называли во многих уголках Галактики, и вели плавный разговор ни о чём; при этом казалось, что два бездельника коротают время, не найдя ему лучшего применения, как засидеться в кафе среди разномастных инопланетян. Но так должно было казаться, а на самом же деле, они выполняли свою повседневную работу - вели слежку за группой бегемотоподобных иноземцев, весело проводивших время за столиком неподалеку от землян.
   За другим столиком, расположенным прямо у выхода тоже засиделся светловолосый землянин, совершенно не обращающий никакого внимания на других посетителей и внимательно изучающий сенсорную панель новостей - то был третий сотрудник вышеупомянутого отдела. Его полное имя, труднопроизносимое Трайвенстдрак Ледронов, являлось редким для уроженца Земли - совершенно непонятно откуда его родители откопали такое имячко?! Чтобы не смущаться самим при произношении и не смущать самого владельца этого имени, сослуживцы звали его просто Трай, а Трайвенстдрак и не возражал против более благозвучного короткого слова.
   Так, вот именно Трай вышел на след предполагаемых преступников, совершивших нападение на Стива Крамова в тёмной аллее. Было только одно "но" - на Стива напали трое, а за столиком сидели семеро грязно-жёлтых, внешне совершенно не отличимых друг от друга инопланетян, физиономии которых, действительно, напоминали морды бегемотов. Можно, конечно, задержать всех, если бы это не вызвало межпланетный скандал. Такой поворот событий центру безопасности полетов был совершенно ни к чему. К тому же нет стопроцентной уверенности, что именно в этой семёрке находились трое разыскиваемых бандитов.
   Перевалило далеко за полночь. Развлекательный центр начал терять посетителей, которых утомило весёлое времяпровождение, но "бегемоты", по-прежнему, громко гоготали на своем "бегемотском" языке, не догадываясь, что Трай считывал перевод с их языка на земной, рассматривая панель новостей, куда был вмонтирован разговорный адаптер.
   Трай незаметно перекинулся взглядом с Джакопо и медленно покачал головой из стороны в сторону. Джакопо прекрасно понял его - иноземцы не собирались в ближайшее время покидать кафе. Руководителю следственного отдела приходилось принимать решение - вести наблюдение дальше, или проводить задержание сейчас. Кто знает, что повлияло на его решение? Может быть, ему надоело цедить пуатино, а может быть, просто не хватило выдержки? Он, выразительно посмотрев в глаза Трая, медленно поднялся из-за столика и направился к гуляющей компании грязно-жёлтых инопланетян, столик которых был заставлен экзотическими яствами, напоминающими моллюсков, жаб, крыс, и другой подобной дрянью - о вкусах, впрочем, как говорится, не спорят. Следом за Джакопо двинулся и Валентин. Трай, не глядя на всё происходящее у него за спиной, встал в дверном проеме, закрывая его своим могучим торсом.
   - Доброй ночи, господа. Разрешите представиться - Джакопо Тинори, следственный отдел...
   Не успел разговорный адаптер, произнести слово "отдел", как бегемотоподобные повскакали со своих мест и кинулись врассыпную, намереваясь прорваться к выходу, и только один из них остался сидеть на месте, озираясь на своих резвых товарищей и удивлённо тараща глаза. По-видимому, он был не в курсе их неприглядных дел.
   Сыщики не ожидали такой прыти от толстых, широкомордых и, на первый взгляд, неуклюжих созданий. Джакопо попытался схватить того, который оказался ближе к нему, но получил удар по голове изящным на вид, но тяжелым на вес графином с остатками недопитого пуатино и отлетел, задевая столы и кресла, разлетевшимся подобно пустым коробкам, далеко в сторону.
   Валентин повалил одного "бегемота" на пол, подмял его под себя и, заломив ему руки за спину, приготовился надеть на него наручники, но сильный удар в челюсть нарушил его планы. У него мелькнула мысль: "Здорово же досталось Стиву Крамову - удар у них поставлен!".
   Трай перегородил собой выход из кафе, однако выдержать натиск сразу четверых он не смог - иноземцы налетели на него скопом, повалили, отвесив каждый по нескольку ударов, и, перескочив через лежащего Трая, помчались к прозрачному эскалатору. Двумя секундами позже, сбив поднимающегося с мраморного пола Трая, пронеслись ещё двое бегемотоподобных в след за первыми четырьмя.
   Вскочив на ноги, Валентин и Трай, не обращая внимания на лежащего без сознания Джакопо, кинулись в погоню за правонарушителями: от них шарахались в разные стороны встречающиеся на пути посетители центра развлечений; у одного эскалатора перед ними возник секьюрити, присоединившийся к ним после предъявления служебного удостоверения Валентина; через пятнадцать минут все силы охраны центра "Созвездие Ориона" были брошены на поимку бегемотоподобных инопланетян.
   Тем временем, к Джакопо подбежали бармен и тот самый опешивший грязно-жёлтый, оставшийся сидеть, поначалу, за столом. Они привели сыщика в чувства и усадили в кресло.
   - Объясните мне, фожалуста, что дзесь фроисфодит? - коверкая человеческую речь, спросил инопланетянин у сыщика.
   - Вы арестованы, - это всё, что мог вымолвить Джакопо, снова теряя сознание - удар графином по его голове оказался неслабым.
   - Я ничефо не фонифаю. Я не сделал ничефо флофофо, - проговорил бегемотоподобный, растерянно мигая маленькими глазками на широкомордом лице.
   Тем временем, погоня за подозреваемыми продолжалась: грязно-жёлтые разбежались в разные стороны; одни из них скакали вниз по эскалаторам, перепрыгивая через прозрачные ступени и расталкивая стоящих на эскалаторах посетителей центра; другие, наоборот, мчались вверх на прозрачных лифтах; следом за бегемотоподобными носились охранники и Валентин с Траем.
   В развлекательном центре поднялась паника - кто-то из грязно-жёлтых на бегу громко крикнул:
   - Спасайтесь, бомба!
   Выкрик прозвучал без малейшего акцента. Хаос, образовавшийся после провокационной фразы в развлекательном центре, не поддавался никакому контролю силам охраны центра, что вызвало необходимость привлечь дополнительные силы правопорядка. Задание по поимке подозреваемых в нападении и нанесении тяжких телесных повреждений Стиву Крамову сотрудниками бюро безопасности космических полетов, фактически, оказалось проваленным...
  
  ***
  
   ... - И это ты называешь проделанной работой?! - выкрикнул в гневе Тар Бироли, грозно поднимаясь из-за стола.
   Его глаза, казалось, метали молнии, массивные ладони сжались в кулаки - куда девались его выдержка и душевное равновесие, которыми он так гордился сам перед собой, почитая их за свои главные достоинства характера?! Задержание инопланетян, практически, было сорвано, кроме того, последствия непрофессиональной работы сотрудников бюро выразились в астрономическом материальном ущербе, нанесенном развлекательному центру, за что шеф упомянутого бюро получил выволочку от высокого начальства.
   - Что выдал тот седьмой, которого вы взяли, а вернее, он сам вам упал в руки? - скрежеща зубами от злости, спросил Тар.
   Джакопо протянул руку и плавным движением указательного пальца включил сенсорный экран, где появилась запись допроса задержанного.
   - Почему вы остались за столиком в кафе, когда другие ваши товарищи побежали при появлении сотрудников следственного отдела? - вопрос бегемотоподобному задал Валентин.
   - Я ничефо не фонифаю! Фочефу я долфен бефать? Я не сделал ничефо флофофо. Я ничефо не фнаю! - возмущение иноземца не имело предела.
   - Скажите, вы хорошо знакомы с теми, кто сидел рядом с вами за столиком?
   - Нет, нет, я их фидел ф ферфые. Мы фофнакофились три часа нафад в кафе!
   - Если вы с ними познакомились, значит, вы знаете их имена. Как их зовут?
   - Я не фомню точно, как фофут фсеф, - растерянно моргая маленькими глазками на широком лице, оправдывался бегемотоподобный.
   - Тогда назовите имена тех, кого запомнили - настаивал следователь.
   - Фиф...
   - Вы хотели сказать - Зив? - уточнил Валентин.
   - Да, да. Ефе Фит.
   - Это значит Пит?
   Бегемотоподобный кивнул крупной своей головой в знак согласия и продолжил:
   - Ефе мы фили фа фдорофье Фифа.
   - Ещё один Зив, что ли?
   - Нет, нет, - покачал отрицательно головой грязно-жёлтый.
   Валентин стал перечислять имена, меняя согласные, а иноземец всё время отрицательно качал головой. Наконец, он встрепенулся и кивнул в знак одобрения.
   - Значит, третий был Пип. А как звали ещё троих?
   - Не фофню. Фуатино - фкусный нафиток. Не фофню...
   Сенсорный экран погас. Тар перевел взгляд на Джакопо, голова которого все ещё была оклеена регенерирующими пластырями. Немного смягчившись, он обратился к своему подчиненному:
   - Он не врёт?
   - Нет, шеф. Допрос шёл по всем правилам. Мы использовали правдографон последней модификации, и он подтвердил истинность слов иноземца.
   - А почему допрос вёлся не на его родном языке? Почему не применили разговорный адаптер? Его фыканье с трудом можно понять. Ни один суд не примет такие показания к рассмотрению.
   Джакопо, еле сдерживая улыбку, отвёл взгляд от Тара, пытаясь оставаться серьёзным.
   - Он оказался удивительным трусом - от страха позабыл свой родной язык.
   Начальник с недоверием посмотрел на подчинённого и, заметив смех в его чёрных, как уголь, глазах, опять взорвался приступом негодования.
   - Как вы могли так безалаберно подойти к задержанию подозреваемых?! Вы -профессионалы, а действовали, как полные дилетанты. Почему не было предварительного согласования действий с охраной развлекательного центра?!
   - Но шеф, мы думали, что справимся сами с тремя неуклюжими иноземцами...
   - Вы думали, - передразнил шеф Джакопо, - а они оказались гораздо резвее вас, - и после небольшой паузы продолжил. - Что теперь собираешься предпринять?
   - Мы выяснили, что бегемотоподобные прибыли на Землю с Альфы Центавра в турпоездку. Они посетили уже несколько планет Солнечной системы. По нашему запросу в данный момент в центре на Альфе Центавра идет идентификация личностей подозреваемых.
   - А тебе ни разу не приходила в голову мысль, что они могут быть совершенно не причастны к делу Сэма Стуокера? - скептически заметил Тар Бироли.
   - В любом случае они - преступники, которые едва не убили Стива Крамова.
   -Тогда ими должны заниматься службы безопасности Земли, о не наш центр, - настойчиво проговорил начальник бюро.
   - Шеф, но ведь никто не может знать заранее, связаны ли эти два дела воедино, или нет?
   - Ты разочаровал меня, Джакопо. Куда делась твоя хватка?! Уже почти полгода, как произошла авария звездолёта НР-208, а ты со своими людьми не продвинулся ни на шаг в расследовании этого инцидента. Мне что с вами прикажешь делать? Я получил от департамента космических полетов нагоняй по полной программе. И всё это из-за вашей недальновидности и неповоротливости.
   - Я виноват, шеф, - Джакопо произнес эти слова, зная, что в данный момент Тару возражать нельзя, при этом он не считал свою работу достойной порицания.
   - Виноват! - опять передразнил шеф своего подчинённого.
   Тар Бироли встал из-за своего прозрачного сталактитового стола и медленно прохаживался по кабинету. Он уж было хотел закончить разговор с Джакопо Тинори, но вспомнил ещё об одном обстоятельстве дела, за которое также получил вчера разнос по полной программе от высокого начальства.
   - А что у нас с Робертом Шеварди? Вы установили его местонахождение? Вы попытались хотя бы связаться с ним?
   - Роберт Шеварди сейчас находится в командировке на Плутоне, быть может - подальше от следствия. Мы связались с руководством компании "Стюарт и Ко" с просьбой прервать его служебную поездку для возвращения на Землю с целью дачи показаний по интересующему нас делу. Нам обещали посодействовать.
   - Как скоро можно ожидать его возвращения?
   - В течение трёх - четырёх недель, я думаю.
   - Целый месяц! С ума можно сойти! - возмутился Тар, и, помолчав некоторое время, снова задал вопрос. - Ты общался с Джиной Стуокер?
   - Да, шеф, и не один раз.
   - Как ты это сделал? Как тебя пропустили к ней?
   - Я познакомился с ней, навещая Стива Крамова, под видом следователя, занимающегося его делом, подружился с ней. И теперь посещаю её под видом друга.
   - Ну, в этом ты всегда - ловкач, за что и ценю. Так, что ты узнал в связи с исчезновением её мужа?
   - Практически ничего. Она милая женщина, и, хотя очень переживает за судьбу своего супруга, в данное время её всё-таки больше волнует будущий ребенок.
   - Тогда зачем ты к ней ходишь? Пустая трата времени! - потеряв всякий интерес к женщине, не обладающей ценной информацией по делу аварии звездолёта НР-208, спросил недовольно шеф.
   При этих словах начальника Джакопо отвел взгляд в сторону. Он боялся, что проницательный Тар прочтет в нём истинную причину его частых посещений Джины Стуокер...
  
  ***
  
   ...В течение нескольких дней отделу расследования бюро безопасности космических полётов при помощи данных, полученных от сотрудников с Альфы Центавра, удалось задержать трёх бегемотоподобных, совершивших нападение на Стива Крамова в тёмных аллеях парка.
   Эти трое уже зарегистрировались в космопорте, намереваясь покинуть Землю, чтобы продолжить свой экскурс по Солнечной системе. Задержание проводилось в предпосадочном зале ожидания. Учитывая прыткость иноземцев, обнаруженную у них при первой попытке, второе задержание сотрудники бюро безопасности проводили по всем правилам - была привлечена охрана космопорта, блокировавшая все входы и выходы в зал ожидания. Так как наличие какого-то ни было оружия у подозреваемых полностью исключалось, их захват осуществлялся среди многочисленной публики, ожидающей отправления.
   И в этот раз коренастые, широкомордые обитатели с Альфы Центавра не дались без боя: применив уже полюбившуюся им тактику, они разбежались в разные стороны, пытаясь вырваться из кольца окружения; они раскидывали с лёгкостью пушинок попадающихся им на пути людей и иноземцев; пытались меткими и мощными ударами кулаков пробить себе дорогу. Но их решительные действия не дали ожидаемого ими результата - все трое были схвачены и закованы в электронные наручники.
   Тар Бироли явился на допрос собственной персоной, желая услышать признание в содеянном тремя инопланетянами лично - без посредников.
   Очной ставки со Стивом Крамовым не проводилось, в связи с тем, что психолог сразу предупредил, что опознать никого не сможет - грязно-жёлтые все для него на одно лицо. Они, действительно, как бегемоты в природе, были совершенно не различимы для человеческого глаза, да и на родной планете их отличали по идентификационным номерам, зафиксированным на значках в виде двух скрещенных костей на лучах восходящего солнца. По земным меркам странная то была нумерация, но именно благодаря ей и удалось установить место нахождения путешественников-инопланетян.
   Среди арестованных оказался только один из названных седьмым собутыльником, задержанным сотрудниками бюро безопасности ещё в развлекательном центре. С него и начали допрос, опасаясь не дождаться конкретных ответов. Тар и Джакопо предполагали столкнуться с животной упрямостью уроженцев Альфы Центавра.
   - Ваше имя? - задал первый вопрос Джакопо, включив разговорный адаптер самой последней модификации.
   - Мне не нужен переводчик, я хорошо говорю на вашем языке. Меня зовут Зит. Разрешите узнать - по какому поводу я задержан? Я нахожусь на вашей планете с совершенно мирными целями - я турист.
   - Вы разве не догадываетесь? - не открывая всех карт срузу, спросил Джакопо Тинори.
   - Нет, я в полном недоумении, - хитрые маленькие глазки на широкой морде, которую ну, никак нельзя назвать лицом в человеческом понимании этого слова, забегали, заметив реакцию правдографона, датчики которого были подключены к его запястьям и вискам.
   Показав на прибор, Джакопо ухмыльнулся и спокойно произнес:
   - Вы лжете, Зит.
   - Давайте не будем терять время понапрасну - это не нужно ни вам, ни нам, - многозначительно вторил своему подчиненному Тар Бироли. - Мы ждём от вас не уловок и лжи, а правдивого рассказа о вашей причастности к крушению звездолёта НР-208.
   Вопрос "в лоб" должен был, по мнению Тара, окончательно вывести допрашиваемого из равновесия, нервы которого и так были на пределе, но реакция иноземца по имени Зит оказалась совершенно противоположной. Он вдруг успокоился и с усмешкой, появившейся на его толстых огромных губах, медленно произнес, растягивая слова:
   - Я ничего не знаю ни о каком крушении. Вы не повесите на меня это дело. Я подам протест в Планетарную комиссию по защите прав разумных существ.
   Тар и Джакопо с разочарованием смотрели на прибор - правдографон подтверждал истинность слов подозреваемого. Но был ещё один момент, способный приоткрыть завесу неизвестности над исчезновением межпланетного корабля Сэма Стуокера.
   - Успокойтесь. Мы во всем разберемся, и, если вы, действительно, ни в чем не виноваты, мы принесем вам свои извинения, - стараясь казаться совершенно спокойным, произнес Тар Бироли.
   - Очень нужны мне ваши извинения! - фыркнул "бегемот".
   Джакопо, отошедший в дальний угол комнаты, где происходил допрос, вдруг круто повернулся на сто восемьдесят градусов, подошел к стенду, оснащенному всевозможными приборами и датчиками, которые и составляли уникальный аппарат по выявлению истинности в ответах допрашиваемого. Он склонился над Зитом, сидящим за стендом, и резко произнёс:
   - А почему вы и два ваших друга избили Стива Крамова в алле парка две недели назад?
   Бегемотоподобный часто заморгал своими маленькими глазками без ресниц, понимая, что рано успокоился. Он уже рассчитывал, что их троих взяли ошибочно, и драка в парке следователей не интересует, а оказалось, что дело обстоит иначе.
   - Я не знаю, кто такой - Стив Крамов, - попытался увернуться от обвинения Зит.
   - Предполагаю, что вы с ним не знакомы лично. Тогда я поставлю вопрос иначе - кто нанял вас избить, или убить человека по имени Стив Крамов?
   - Какого человека?! - сделав недоуменное выражение на широкой морде, испуганно произнес Зит. - Никто нас не нанимал.
   - В ваших ответах скрыто противоречие, - кивнув на правдографон, сказал начальник бюро безопасности и отошел в сторону, давая свободу действий Джакопо в дальнейшем ведении допроса.
   - Конкретизирую вопрос, - ледяным тоном произнёс Джакопо и включил на сенсорном экране голографическое изображение Стива Крамова. - Вы били этого человека в алле парка две недели назад.
   Бегемотоподобный внезапно скис, повесил голову и долго молчал, принимая для себя какое-то, по всей видимости, нелёгкое решение.
   - Да, мы избили его...
   Тар Бироли, стоявший в углу комнаты, с интересом посмотрел на иноземца в надежде услышать в следующий момент более важные откровения преступника. Он подошел ближе и внимательно наблюдал за всем происходящим, не вмешиваясь в процесс допроса.
   - Вас наняли избить Стива Крамова? - спросил Джакопо Тинори, подводя допрос к тому, что, наконец-то, отдел ухватился за ту самую ниточку, потянув за которую, следствие начнет разматывать дело Сэма Стуокера.
   - Нет, нас никто не нанимал, - равнодушно ответил Зит, понимая, что наказание за содеянное теперь неизбежно.
   - Значит, вы избили его из собственных побуждений?
   - Да.
   - Какие причины вызвали у вас желание нанести телесные повреждения этому человеку.
   - А почему он вёл себя, как животное?! - неожиданно громко взвизгнул допрашиваемый.
   Странно было слышать от бегемотоподобного существа фразу, в которой он характеризовал человека животным.
   - Он наступил мне на ногу и не извинился, а когда я ему сделал замечание, рассмеялся мне в лицо. Скотина! - зло проговорил "бегемот".
   Джакопо ошарашено смотрел на Зита, понимая, что все усилия его отдела оказались бессмысленными, но по инерции он продолжал вести допрос.
   - Где и когда это случилось?
   - В космоавтобусе, когда мы летели с Марса на Землю.
   Тар Бироли молча вышел из комнаты - он потерял всякий интерес к допросу грязно-жёлтого существа...
  ***
  
   - Здравствуйте, Джина, - в нарушение этикета, первым протягивая руку и нежно улыбаясь, произнёс Джакопо.
   - Здравствуйте, здравствуйте, - улыбнулась в ответ Джина, вставая навстречу гостю и пожимая протянутую ей горячую ладонь.
   - Я, наверно, утомил вас своими посещениями?
   Они присели на скамейку из гиабарового дерева, стоящую в тени тёмно-зелёного кипариса, тянущего свою стреловидную вершину к голубому безоблачному небу и яркому солнцу, дающему жизнь не только на Земле, но и на всех планетах Солнечной системы, уже сотни веков освоенных, как человечеством, так и другими цивилизациями.
   В тенистом парке журчали освежающие фонтаны прозрачной, как детская слеза, воды, щебетали экзотические птицы, лаская переливчатыми трелями слух - всё создавало атмосферу для душевного спокойствия, так необходимого женщинам, ожидающим появления на свет своих долгожданных чад.
   - Что вы, Джакопо! Мне очень приятны ваши посещения. Меня, конечно, навещают сослуживцы, иногда друзья, бывает сестра Сэма, но все они, по-видимому, слишком занятые люди и вспоминают меня так редко. А с вами мне легко и просто. Я не знаю, как это получилось, но у меня такое ощущение, что я знаю вас тысячу лет.
   Джакопо в ответ улыбнулся и взял в свои горячие руки её узкую мягкую ладонь, и женщина не отдернула её.
   - Да, это, наверно, странно. Сначала я посещал вас по долгу службы, а теперь я бываю у вас в качестве друга. Джина, я надеюсь, что стал вам другом? - спросил Джакопо заглядывая в глаза женщины, которая, смутившись, отвела свой взгляд в сторону.
   - А вы в этом сомневаетесь? - Джина рассмеялась, поднялась со скамьи и, не высвобождая ладони из рук Джакопо, потянула его за собой.
   - Давайте пройдемся по парку, мне полезно ходить.
   Так они и шли по аллеям, как дети, держась за руки. Беременность нисколько не испортила внешность женщина, наоборот, она расцвела, как молодая яблоня весной. Печаль об исчезнувшем муже отошла на второй, а, может быть и на третий план, сейчас все мысли Джины были заняты появлением на свет её сына, её первенца - до боли, или до безумного счастья желанного ребенка.
   - Как вы с ним себя чувствуете? - кивая на округлившийся живот, спросил Джакопо.
   - Я боюсь сглазить, но пока у нас все просто отлично!
   - Вы молодец, Джина. Я до сих пор не перестаю удивляться, как вы смогли добиться сертификата на незапланированные роды!?
   - Мне самой страшно вспоминать, через что пришлось пройти, чтобы получить сертификат.
   - Я завидую Сэму Стуокеру - ведь вы ради него решились на все эти испытания, - сказал Джакопо, умышленно назвав имя мужа, чтобы увидеть реакцию женщины на воспоминание о пропавшем супруге.
   - Ради них обоих, - спокойно ответила Джина и улыбнулась, положив свободную ладонь на свой живот.
   - Джина, я хочу вам кое-что объяснить, мне, наверно, надо было сделать это давно.
   - Что-то неприятное, Джакопо? - женщина насторожилась, внимательно посмотрев в глаза своего спутника, который не отвел взгляда от её встревоженного лица.
   - Нет, нет. Успокойтесь, Джина. Я просто хочу кое-что уточнить. Вы помните, как мы встретились первый раз?
   - Конечно, помню! Мы столкнулись у бокса, где проходил восстановление Стив Крамов после того, как его избили в парке. А, кстати, этих бандитов нашли?
   - Да, нашли.
   - И что же теперь с ними будет?
   - На них завели уголовное дело и департировали на их планету для вынесения приговора по законам созвездия Альфы Центавра.
   - Интересно, что их там ждет?
   - Кажется, ссылка на рудники. Впрочем, я могу ошибаться. Но мы ушли от темы.
   - Извините, Джакопо. Я обещаю больше не отвлекаться. Да, мы встретились случайно у бокса, где выздоравливал Стив. И что из того? - с любопытством поинтересовалась женщина.
   - Помните, я сказал, что занимаюсь делом о нападении на Стива? - запинаясь, произнес мужчина, начиная сомневаться в необходимости начатого им разговора.
   - Не понимаю, к чему вы клоните, Джакопо? - с нотками удивления проговорила женщина, снова заглядывая в глаза собеседника.
   - Я просто хочу точности. Я занимался не только делом Стива Крамова, но также наш отдел занимается делом крушения звездолёта НР-208, на котором совершал полёт ваш муж, Джина.
   - Почему вы не сказали мне об этом раньше? - с нарастающей тревогой спросила Джина. - Вы знаете, что с ним случилось? Говорите, что?!!! - вдруг воскликнула женщина, резко остановившись.
   Джакопо удивился переменам, произошедшим с красивым лицом Джины Стуокер, искаженным вдруг гримассой страдания. Он смутился своему собственному откровению, осознавая, что совершил ошибку, сделав признание в истинной причине их знакомства, но исправить уже было ничего нельзя. Слова, слетевшие секунду назад с его губ и расколовшие с большим трудом созданные отношения между ним и этой прекрасной женщиной, сказаны и назад не воротятся, как птица, вырвавшаяся из опостылой клетки. Внутри Джакопо всё похолодело от тревожного предчувствия, и он с дрожью в голосе произнёс:
   - Джина, успокойтесь! Никаких новостей нет! Следствие зашло в тупик, но если что-то станет известно, я обещаю вам, вы об этом узнаете сразу.
   - Присядем, - прерывающимся голосом произнесла женщина. - Зачем вы меня так напугали?! Мне нельзя сейчас волноваться, - с упреком и тоской глухим голосом проговорила растревоженная женщина.
   - Простите меня, я не хотел вас пугать. Успокойтесь, всё будет хорошо.
   Они посидели на одной из скамеек парка некоторое время молча. Журчание фонтана, переливающегося всеми цветами радуги, и щебетание разноцветных птиц вернуло женщине состояние умиротворения, в котором она находилась до разговора с начальником отдела расследований.
   Она встала и, не глядя на своего спутника, тихо проговорила:
   - Проводите меня. Мне пора на процедуры.
   Мужчина подставил ей свой локоть, она приняла его поддержку, и они медленной походкой направились к корпусу института по контролю за репродуктивностью землян. Джакопо ощутил каждой своей клеткой - всё изменилось! Всё вдруг стало не так! Ледяная стена отчуждения отгородила его от любимой женщины, а ведь всего лишь десять минут назад, казалось, что они уже совсем близки! Как призрачно всё в этом мире! Только что он думал, что отношения с желанной женщиной упрочились, подобно китайской стене, простоявшей многие тысячи лет и продолжающей незыблемо стоять до сих пор, поражая сознание разумных существ своей несокрушимостью; и вот несколько преждевременно сказанных слов разметали прочную, как он уже надеялся, стену их отношений в пыль, в прах!
   - Джина, я вас невольно обидел. Простите меня ещё раз. Но я всё время чувствовал себя обманщиком. Я обещаю никогда, слышите, никогда больше не причинить вам ни одного огорчения, - пытаясь вновь навести рухнувшие мосты, торопливо говорил Джакопо.
   - Вы меня расстроили, Джакопо. Вновь нахлынули воспоминания. Где он сейчас? Простите меня. Я повела себя несдержанно, - извинилась женщина таким холодным тоном, что мужчине показалось, будто ему за воротник нысыпали горсть снега.
   - Нет, вы здесь не причем, - с нежностью заглядывая в глаза женщине, как преданный раб, произнес мужчина. - Джина, я могу ещё навещать вас?
   Он с трепетом в душе ждал ответа - он уже не мог без этих, таких желанных для него, встреч. Женщина долго молчала, стоя у прозрачной двери, которая то поглощала в себя, то выпускала наружу пациентов института и их посетителей. Взгляд её, устремленный куда-то в глубину себя, отрешенно не замечал никого вокруг. Наконец, женщина очнулась от грёз и печально посмотрела на красавца-мужчину, с нетерпением ожидавшего ответа на жизненно важный в данный момент для него вопрос.
   - Нет, Джакопо. Не приходите больше ко мне.
   - Но почему, Джина?! - он с мольбой смотрел ей в глаза и не находил в них понимания.
   - Теперь, встречая вас, я всё время буду думать только о том, что вы что-то знаете о судьбе моего мужа и скрываете это от меня.
   - Я клянусь вам, что ничего больше не буду от вас скрывать, - дрогнувшим голосом пообещал мужчина.
   - Нет, нет, Джакопо. Вы одним своим присутствием будете выводить меня из равновесия, а мне надо родить здорового ребенка. Прощайте, Джакопо, - взглянув на него и встретив умоляющий взгляд, женщина улыбнулась и, смягчившись, продолжила. - Не огорчайтесь так, мир тесен - когда-нибудь мы, может быть, с вами встретимся вновь. Прощайте.
   Джина повернулась и медленной походкой плавно и бережно понесла своё тело, в котором уже жил и готовился к появлению на свет новый и такой желанный для неё человечек - продолжение её любимого, родного Сэма.
   " Что я наделал? Идиот! Кому было нужно мое запоздалое признание?! Как мне снова завоевать её расположение?! Я схожу с ума, думая о ней. Никогда ни к одной женщине я не испытывал такого влечения! Этот сгинувший Сэм стоит между нами, словно переборка из металла. Когда же она забудет его?! Нет, она его забудет! Я сделаю всё, но эта женщина будет моей!" - лихорадочные мысли, вызванные страстью, кипевшей в душе Джакопо, сменяли друг друга со скоростью молний.
   Весь остаток дня с тех пор, как он покинул институт, где любимая им женщина готовилась произвести на свет сына от соперника, пропавшего без вести, он думал только о том, как наладить рухнувшие отношения с этой женщиной, перебирая сотни возможных вариантов и не находя ни одного приемлемого в сложившейся ситуации...
   ...Джина же, расставшись с Джакопо, долго не могла обрести душевное равновесие. Воспоминания о Сэме, об их совместно прожитых годах заставляли чаще биться её сердце. Вечером она решила, не смотря на то, что встречи с Джакопо были ей приятны, она всё-таки сделала правильно, запретив ему появляться здесь. Так будет лучше и для неё, и для её ещё не родившегося сына.
   "Сэм, милый мой, Сэм! Если бы ты знал, как я по тебе скучаю! Я не перестаю молить Бога, чтобы он не покинул тебя в трудную минуту! Я молю Бога, чтобы нашелся рядом кто-то, кто подставил бы тебе своё плечо и выручил тебя из беды! Я верю, ты сильный, ты справишься, даже если судьба забросила тебя куда-то очень далеко, на самый край Вселенной. Я так надеюсь, что мы с сыном сможем когда-нибудь обнять тебя, дорогой мой человек!.."
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"