Прайдли Любовь: другие произведения.

Космос. Выжить и вернуться. Глава 10

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава 10. На краю Вселенной

  Глава 10.
  
  На краю Вселенной.
  
  
  
   ...Он чувствовал, что тело налилось свинцовой тяжестью, сковывая суставы, мышцы, и даже мозг работал в режиме торможения. Сознание возвращалось медленно, словно не желая покидать мир забвения, восприятие внешнего мира органами чувств восстанавливалось постепенно. Он понимал, что лежит неподвижно, не владея своим телом: не было сил пошевелить руками и ногами, повернуть голову, или даже просто открыть глаза; слух тоже подводил - глухие звуки, казалось, раздающиеся далеко от него, то появлялись, то, вдруг, наступала полная тишина. Он не знал, сколько времени длилось такое его состояние, где он находился, и что происходит вокруг него.
   Наконец, наступило просветление, и мозг выдал после длительного забвения чёткие мысли.
   "Я опять потерял сознание... Сколько же это длилось на сей раз?.. Временами мне казалось, что я уже умер... Да, надо честно признаться самому себе, я совсем плох, не могу пошевелиться, даже веки приподнять не могу - на них как-будто давит что-то... Руки, ноги словно прикованы к земле неподъемными цепями... Почему я ничего не слышу? Мёртвая тишина... Я что - умер?!! Меня уже похоронили?!!"
   Сознание Сэма Стуокера лихорадочно включилось в работу. Он мгновенно вспомнил всё с того самого момента, как его звездолёт потерпел крушение, его путешествие с триадрами по незнакомой планете. Но особенно ярко мозг выдал воспоминание о просьбе, обращённой к товарищам-кармионам, сопровождавшим его во время похода, похоронить его, когда он умрёт. Жуткая догадка парализовала разум человека - от страха, что триадры выполнили его просьбу, он потерял способность размышлять здраво, судорожно стремясь освободить затекшие члены. Но, обессилив в безуспешном намерении вырваться на свободу, человек попытался успокоиться, постепенно хаотичные обрывки мыслей стали выстраиваться в упорядоченные образы и воспоминания.
   ..."Чтобы мой труп не растерзали хищные твари - мне это будет неприятно...", - вспомнил Сэм собственные слова. - "Это так я им сказал?! Я - безумец! Что я натворил?! Они же приняли мой обморок за смерть, и похоронили меня заживо!!!"
   Сэм Стуокер пришёл в полное отчаяние. Такого животного ужаса он не испытывал ещё не разу в своей биографии, полной приключений, часто заставляющих его балансировать между жизнью и смертью. Но быть похороненным заживо - это был нонсенс, которого он не мог предположить в своей судьбе ни на долю секунды.
   Он пытался кричать - склеенные губы издавали жалобное мычание; он пытался дёргать руками и ногами - они не шевелились, будто пришпиленные к земле. Наконец он понял, что из всего его тела функционировать способен только мозг. Безвыходность ситуации привела его в полный ступор. Не в силах сделать ни одного движения, ему оставалось только размышлять.
   "Надо успокоиться и привести мысли в порядок. Я потерял сознание и был в таком состоянии, видимо, долго; они решили, что я мёртв, и по моей же идиотской просьбе похоронили меня живым; я - тупица, сам попросил их это сделать; теперь я очнулся - и что же дальше??!!"
   Сэм огромным усилием воли пытался успокоиться и обдумать своё необычное положение, но его лихорадило от одной мысли, что он лежит в могиле - в последнем пристанище человека, покинутого душой. Однако его душа ещё не оставила бренное, измученное невзгодами тело! Она теплилась в нём, она рвалась на свободу, и звала за собой его всего - каждую клеточку его организма! Звала туда, где можно вздохнуть полной грудью, где можно распрямить все свои члены, где можно бегать, прыгать, кричать, петь песни, читать стихи, где можно любить и ненавидеть, где сбываются мечты и рушатся надежды, где ветер колышит травы, а птицы заливаются трелями. Неужели ему больше нет туда дороги?!
   Мысли землянина мчались, как дикие кони, не знающие узды и седла. Он цеплялся за одну, но другая перебивала первую и тут же уступала место последующей.
   " А может быть, я, действительно, мёртв? Кажется, учёные доказали, что душа человека в течение сорока дней находится рядом с его телом. Вот и моя душа рядом с моим телом - то заходит в него, то покидает. Так, значит, я - труп... Поэтому я не хочу ни пить, ни есть. Ведь, действительно, я умирал от жажды, а сейчас у меня нет желания выпить воды, и чувство голода полностью отсутствует...", - сделал потрясающее для себя открытие Сэм.
   Некоторое время человек примерял себя, своё неподвижное тело к состоянию трупа, пытаясь понять, как чувствует себя мертвец в могиле, и может ли он, вообще, что-то чувствовать. Он разозлился, не находя логического объяснения своему теперешнему состоянию. Ну, не мог, в его понимании, мертвец ничего ощущать, тем более - размышлять. Чепуха какая-то!
   " Нет, я жив! Человек считается мёртвым тогда, когда у него перестает работать мозг. Это знает любой ребенок! Мой мозг работает - я думаю, я рассуждаю. Не может мертвец думать и рассуждать. Тогда почему я неподвижен? Может быть у меня паралич, поэтому я не могу двигаться и говорить? В самом деле, мои конечности полностью обездвижены, язык онемел. Нет! Я могу шевелить языком! Вот я ощупываю им мои зубы. Значит, я парализован частично, или я всё-таки погребен заживо?!" - Сэм снова и снова задавал себе вопросы, на которые у него не находилось ответов.
   Страшные сомнения и необычные предположения, одно другого ужасней приходили ему на ум. Вдруг его осенило:
   " Если я лежу в могиле, почему мне так легко дышать? Наверно, меня завалили крупными камнями, и через них проходит воздух. А если я свободно дышу, я смогу продержаться довольно долгое время... А для чего?! Что мне это даст, если всё равно не могу выбраться из могилы, не могу позвать на помощь? И звать-то некого - кармионы, если это они меня погребли живым, давно уже покинули мое последнее пристанище... Я обречён..."
   Безвыходность положения нависла над ним своей очевидностью, абсолютно сломив волю к сопротивлению. Сколько раз он попадал, казалось, в совершенно критические ситуации, молил о помощи Бога и провидение, но никогда не сдавался - решение приходило само, подталкиваемое его интуицией, и ситуация разрешалась с благополучным для него исходом. Теперь же Сэм Стуокер окончательно пал духом, не в силах ничего изменить, ему оставалось только ждать смерти, холодное дыхание которой он уже ощущал рядом с собой...
   ...Время неумолимо отсчитывало секунды, минуты, часы, оставляя человеку всё меньше шансов на выживание. Он устал сопротивляться и отдался на волю рока. В мутной пелене его сознания всплывали картины прошлого, сменяя одна другую, как в детском калейдоскопе: вспомнились родители и беззаботная юность, близкие друзья и сослуживцы; прекрасные глаза Эльсифии смотрели с мольбой и нежностью; вдруг он отчетливо увидел лицо жены; ему показалось, что она зовет его: " Сэм! Где ты, Сэм?". Судорога прошла по всему его телу, он хотел крикнуть: "Джина! Я здесь!", но не мог даже разжать губы. Слёзы тонкими струйками потекли из закрытых глаз по его впалым щекам.
   Последний порыв в стремлении выжить толкнул его на действие: он изо всех сил, которые ещё оставались в его измученном невзгодами теле, стал дергать руками и ногами, но свинцовая тяжесть, придавившая всё тело, сковывала его так надежно, что человек не только оставил всякую надежду освободиться, но, истратив последний запас энергии, потерял сознание, провалившись в чёрную яму забытья...
  
  ***
  
   ...Он очнулся, почувствовав сквозь закрытые веки, яркий свет. Сознание возвращалось постепенно, поэтому он понял не сразу, что в его безвыходном, как он решил некоторое время назад, положении произошли какие-то изменения. И только, осмыслив, что в могиле не может быть света, а, значит, кто-то раскопал его погребение, надежда вновь поселилась в его душе.
   Долгое время больше ничего не происходило: Сэм, по-прежнему, не мог пошевелить ни одним членом; всё так же, как и некоторое время назад, не мог говорить; глаза сквозь закрытые веки ощущали яркий свет, но открыть их он не мог. Как долго это продолжалось? Вечность! Это - было его восприятие времени в таком положении.
   Вдруг что-то изменилось. До Сэма отчетливо донёсся шум, раздававшийся почти рядом с ним.
   " Они пройдут мимо, мне надо позвать их на помощь!" - молниеносно пронеслось в его голове.
   Но попытка крикнуть закончилась слабым мычанием. Сэм обессилено притих, прислушиваясь к непонятным звукам, которые быстро приближались. То, что он услышал в следующее мгновение, повергло его в состояние шока. То была речь, подобная человеческой! Он различал отдельные слова вселенского языка, ещё не понимая в целом сути произнесенных фраз, но душа человека ликовала - его нашли! Нашли, когда он уже готов был отдать Богу душу, смирился с неотвратимым приближением смертного часа, когда погас последний луч надежды. Его нашли! Сердце забилось в учащенном ритме, душа возликовала. Его нашли!!!
   Голоса раздавались совсем близко, и он уже стал понимать смысл услышанных им фраз, которые не просто удивили его, а вновь привели в полное замешательство.
   - Ты думаешь, он нас слышит? - спросил первый голос.
   - Вероятнее всего, да. Лаборанты доложили, что он уже несколько часов, как очнулся, - ответил ему второй голос.
   - Мы освободим его совсем? - снова спросил первый голос.
   - Пока в этом нет надобности. Разлепим только его глаза и губы, - тоном приказа проговорил второй голос.
   - Всё-таки странная у них речь. У меня язык уже болит от произношения таких вывертов, - вздохнул обладатель первого голоса.
   - Осваивай. Нам надо наладить с этим существом контакт.
   Сэм Стуокер сначала даже не понял, о ком идёт речь, настолько странным показался диалог, услышанный им. Но, когда до его сознания дошла суть сказанного, он оторопел, понимая, что, по всей видимости, испытания для него только начинаются.
   Прикосновение чего-то холодного к лицу заставило человека вздрогнуть.
   - Я же говорил, что он уже очнулся. Видишь - дергается, - довольно произнёс владелец второго голоса. - Тяни сильнее, да не порви его тонкую кожу.
   Резкая боль обожгла губы - как будто содрали пластырь, наклеенный на них. Сэм судорожно облизал их, солоноватый вкус подсказал ему, что выступили капельки крови.
   - Ты делаешь не так! Говорю же - кожа у него тонкая. Давай, я сам разлеплю ему глаза.
   Сэм не успел произнести ни слова, как снова жгучая боль резанула теперь уже по векам. Он застонал и медленно открыл глаза, которые, привыкнув к темноте, не сразу сфокусировались на странного вида существах, склонившихся над ним.
   - Кто вы? - еле слышно произнес Сэм спекшимися губами, по которым продолжала сочиться кровь.
   - Мы - боги.
   - Кто?!!
   Две отвратительные физиономии, даже отдаленно не напоминающие человеческое лицо, стояли перед глазами землянина. Сэм с ужасом рассматривал морды тварей, представившихся ему богами: по два красных глаза, дрожащих на тонких ниточках, казалось, вывалились из глазниц; вытянутые вперед челюсти, снабженные двумя рядами широких черных зубов, в каждом из которых просматривались цветные вкрапления, напоминали волчью пасть; на месте надбровных дуг колосились, подобно ржи, мохнатые чёрные брови; такая же растительность торчала пучками из ноздрей, отсутствующего на привычном месте, носа и длинных ушей, достающих плечи; толстая болотного цвета кожа лица пересекалась множеством морщин; завершала ансамбль шевелюра густой черной растительности на головах, клочьями свисающая до самых бровей. Разумных созданий, отвратительнее этих, Сэм Стуокер во Вселенной ещё не встречал.
   После всех своих переживаний Сэм, не ожидающий увидеть кого-либо подобного, был настолько ошеломлен, что на некоторое время потерял способность не только говорить, но даже мыслить. Он оторопело смотрел на этих тварей, а они с интересом рассматривали его. Наконец, к человеку вернулась способность рассуждать.
   " И эти звери называют себя богами?!! Я схожу с ума! Мне всё это сниться! И почему я понимаю их речь?! Да кто они такие, чёрт возьми?!"
   - Вы кто? - снова спросил Сэм, пытаясь прийти в себя.
   - Он глухой? - обратился обладатель первого голоса, который занимал, скорее всего, низкую ступень в иерархической лестнице звериной стаи, у своего вожака, как окрестил про себя второго Сэм.
   - Не знаю. Сейчас проверим, - ответил вожак и вдруг издал, задрав голову кверху, завывающий гортанный звук.
   От неожиданности Сэм вздрогнул и зажмурил глаза.
   - Преподобный, он вздрогнул - значит, он слышит.
   - Хорошо, что слышит. По-видимому, он просто тупой.
   От такой нелестной характеристики Сэм поперхнулся воздухом и закашлялся.
   - Почему он издает такие звуки? - спросил, словно прошипел, первый голос.
   - У тебя слишком много вопросов, Отрок, - недовольно прорычал Преподобный и, дождавшись, пока Сэм перестанет кашлять, добавил. - Когда мы его хорошенько изучим, узнаем и это. Нам пора, а существо покормят лаборанты.
   Почти обезумевший от всего увиденного и услышанного им, Сэм, повысив свой ослабевший голос, насколько смог, спросил вслед уходящим "богам":
   - Скажите мне, вы всё-таки кто?
   - Точно - тупой! Боги мы, - проворчал зверь по имени Отрок, исчезая в круглом отверстии, напоминающем люк в стене.
   Человек закрыл глаза, пытаясь осмыслить всё, только что увиденное и услышанное им. В этой бестолковщине невозможно было сразу разобраться человеку, который пять минут назад считал себя заживо погребённым. Одно он понял точно - он не в могиле. Вот только радоваться надо этому, но не получалось. Он опять мысленно вернулся к тем событиям, что отпечатались у него в памяти, до того, как он очнулся, как ему сначала показалось, что он в пристанище для трупов...
   ...Сэм ясно вспомнил, что его обессиленного на носилках несли по пустыни двое триадров, Градер и Виктарий, а впереди, освещая путь фонарём, шла Эльсифия. Но что случилось потом, как звездолётчик не силился, вспомнить не смог.
   "Может быть, я находился без сознания?! А вдруг эти твари стерли мою память?! - задавал сам себе вопросы Сэм. - От таких можно ждать что угодно! Преподобный, Отрок, лаборанты - откуда эти животные слова-то такие знают?! Кто они? Где я?"
   Землянин приоткрыл опухшие веки, чтобы осмотреться. Так как его голова была жестко зафиксирована, а сам он лежал на возвышении, он мог видеть только пространство прямо перед собой и небольшой сектор пространства сверху вокруг себя. Над ним нависал потолочный свод, напоминающий прорытый в каменной скале тоннель, с тем отличием, что этот свод был отшлифован до почти идеально ровной поверхности. На своде ярко горели светильники причудливой формы, создавая иллюзию дня.
   На стенах, являющихся продолжением потолочного свода, землянин, на сколько хватало его обозрения, рассмотрел какие-то приборы и механизмы, и это вызвало в нём уверенность, что он находится в цивилизованном мире. И, все же, в его голове никак не укладывалось, что жуткие звероподобные существа, называющие себя богами, являются представителями той цивилизации, в которой он оказался самым таинственным для него образом...
  
  ***
  
   ...По звуку приближающихся тяжелых шагов, Сэм понял, что к нему идут очередные посетители. Действительно, овальная дверь открылась, и вошли два существа очень похожие на предыдущих, с той только разницей, что волосяной покров у них был более светлого окраса.
   - Скажите, где я нахожусь? - обратился человек к блондинам.
   Реакции на его вопрос не последовало, они молча делали своё дело, казалось, не обращая никакого внимания на слова человека.
   "Должно быть, это и есть лаборанты, о которых говорил Преподобный", - подумал Сэм, наблюдая за волосатыми существами, выполняющими рядом с ним какие-то манипуляции. Он сначала не понимал, что за действия производили эти двое, возившиеся у приборов, но когда они подошли к нему вплотную, и в мохнатых их лапах он увидел подобие шприцов, ему стало страшно.
   - Что вы хотите со мной делать? Мне не надо инъекций - я здоров! - впервые за последние часы из горла человека вырвались громкие звуки.
   Волосатые жуткого вида "блондины" переглянулись между собой и заговорили на непонятном для землянина гортанном языке, больше напоминающем рычание дикого зверя, чем членораздельную речь разумного существа. В этот момент человек очень пожалел, что рядом с ним нет разговорного адаптера, который помог бы разобраться в их диалоге.
   Немного посовещавшись, лаборанты, продолжили свою работу - они засунули импровизированный шприц с длинным тупым наконечником через рот прямо в горло человеку. Он почувствовал, как внутрь полилась какая-то жидкость, вкуса которой ощутить не смог. Только сейчас он понял, почему не хотел есть и пить - эти звероподобные кормили и поили его, чтобы поддерживать его жизнеспособность.
   Сэм из боязни, что захлебнётся, торопливо сглатывал жидкую массу, сочившуюся в глотку через трубку. Как только процедура кормления окончилась, волосатые лаборанты, убрав приборы, покинули помещение, и человек снова остался один. То ли от усталости и пережитого стресса, то ли оттого, что в пищу ему, возможно, подмешали снотворное, вскоре после кормления землянин уснул.
   Он не знал, сколько он проспал, а может быть, находился в состоянии забытья, когда очнулся от звуков, которые по мере приближения становились всё громче. В комнату, где он лежал, прикованный к высокому постаменту, ввалилась толпа звероподобных. Сэм не сразу сообразил, что это была экскурсия, а он являлся главным и единственным её экспонатом.
   Преподобный, которого человек смог отличить от остальных по высокому росту и особенно лохматой чёрной шевелюре, указывая на Сэма, давал пояснения всем остальным экскурсантам, с неподдельным интересом рассматривающим человека. В этот раз землянин не понял ни слова из звериного гортанного рычания Преподобного.
   - Выпустите меня! Я требую, чтобы меня развязали! Я буду жаловаться в Планетарную комиссию по защите прав разумных существ! - громко завопил Сэм, желая привлечь внимание всех присутствующих к своей проблеме.
   Он, в самом деле, привлёк внимание и вызвал удивление, однако не заметил ни в ком сочувствия к своему бесправному положению. Звероподобные, мотая висячими красными глазами, дружно переговаривались между собой, по всей видимости, обсуждая непонятную речь необычного существа. Преподобный, как понял человек, перевел им эту речь, и все они разразились хохотом, напоминающим уханье филина в ночном лесу.
   Закончив экскурсию, посетители один за другим покидали временное обиталище человека, который решил ещё раз использовать ускользающую возможность освобождения.
   - Преподобный, почему вы заковали меня? Я прошу вас, освободите меня! Я не сделаю никому из вас ничего плохого.
   Тот, к кому обращался человек, закрыл дверь за последним посетителем и вернулся к лабораторному столу, на котором возлежало необычное для него существо.
   - Конечно, не сделаешь! Мы не позволим причинить вред никому из нашего народа. Отпустить сейчас мы тебя не можем, мы ещё не достаточно изучили тебя, человек по имени Сэм. Да, и вряд ли когда-нибудь отпустим.
   - Откуда вы знаете мое имя?! - удивлению Сэма не было предела.
   - О! Народ варберонов - очень умный народ, самый умный во всей Вселенной! Мы - боги! - проговорило волосатое чудище с пафосом, совершенно не сочетающимся с его внешним видом.
   Сэм открыл рот от изумления, не в состоянии произнести ни слова, тем временем Преподобный вышел, оставив шокированного человека в одиночестве, по-прежнему, прикованного к твёрдому возвышению.
  ***
  
   От продолжительного нахождения в одной позе, оттого, что всё тело было стиснуто оковами, человек стал испытывать физические муки. Каждый мускул, каждая жилка ныла от непрекращающейся боли. Сэму казалось, весь его организм - это сплошной комок страданий, выносить которые с каждой секундой ему становилось всё невыносимее. Муки обессилили его настолько, что он, в конце концов, снова потерял сознание.
   В таком состоянии его и застали двое вошедших - уроженцев народа варберонов.
  Это были уже знакомые человеку Преподобный и Отрок.
   - Преподобный, это существо опять спит.
   - Разбуди его, я хочу с ним говорить.
   Повелительный тон Преподобного заставил робкого Отрока действовать решительно.
   - Эй, ты, проснись! Тебе оказывается великая честь - с тобой будет говорить Преподобный! - не произнес, а взвизгнул младший по званию.
   Но громкие звуки не подействовали на подопытного человека, он, по-прежнему, лежал с закрытыми глазами, не приходя в сознание. Тогда Отрок стал его хлопать по щекам своими волосатыми перепончатыми руками - и опять никакого результата.
   - Посмотри на приборы, что они показывают? Может, он умер? - с тревогой произнес Преподобный.
   - Он жив, Преподобный, но показатели нестабильны. Его состояние ухудшается.
   - Странно! Почему? - озадаченно спросил могучий варберон, потрясая густыми бровями, бусины красных глаз при этом прыгали в разные стороны, словно крепились к глазницам при помощи тонких пружин.
   - Наверно, ему трудно находиться в состоянии неподвижности. Разрешите, я ослаблю пластины контроля.
   Преподобный вспомнил мольбы человека по имени Сэм и решил, что живой он им гораздо интересней, чем мёртвый.
   - Сними пластины совсем, оставь только, как это на человеческом языке называется? - застежки на ногах и пристегни их к цепи.
   Преподобный отошёл в сторону и стал наблюдать, как его подчинённый снимает металлические пластины, намертво сковывающие тело пленника от головы до пят.
   - Всё, Преподобный, я освободил это существо, - убирая в сторону то ли оковы, то ли приборы, подобострастно произнес Отрок.
   - Что стоишь, как камень? Приводи его в чувства, - морщась от глупости и неразворотливости своего, стоящего несколькими рангами ниже, подопечного, недовольно прикрикнул Преподобный.
   Теперь Отрок не только хлопал человека по лицу, он дёргал его за руки, за ноги, тормошил за плечи, и это принесло плоды - человек вздрогнул, сознание постепенно стало возвращаться к нему.
   - Что вы от меня хотите?! - не осознав сразу, что происходит с ним, спросил Сэм.
   - Мы - великодушные боги. Ты просил освободить тебя, мы это сделали, - ответил Преподобный с пафосом, который так не шёл к нему, к его звериному облику.
   Только после этих слов Сэм понял, что может шевелиться: он приподнимал попеременно то бесчувственную руку, то онемевшую ногу, то одну, то другую; сжимал и разжимал ладони; ощупал лицо, потом стал трогать собственное тело. Каково же было его удивление, когда он обнаружил, что лежит в скафандре - в своём верном лёгком скафандре. Но он быстро сообразил, что называющие себя богами волосатые чудища просто не смогли открыть кодированные застежки, открывающиеся прикосновением его собственных пальцев. А может быть, они подумали, что скафандр является кожным покровом человека по имени Сэм?
   " Видно, не такой уж умный народ - народ варберонов. Так, кажется, он назвал своё волосатое племя", - подумал Сэм, пытаясь приподняться и сесть. - Но, тогда они не смогли открыть и мой антигравитационный рюкзак - это была бы удача".
   Из-за того, что всё тело онемело от длительного неподвижного состояния, человек никак не мог подняться. Видя его безуспешные попытки, Преподобный отдал очередную команду Отроку:
   - Помоги ему сесть.
   Отрок, выполняя указание своего "босса", приподнял человека, держа его за подмышечные впадины. Общими усилиями варберона и человека последний был приведён в сидячее положение - какое блаженство охватило каждую клеточку его организма! Такие ощущения можно сравнить разве только с состоянием паралитика, воспринимающего весь окружающий мир в его многоцветье и в разнообразности форм предметов только зрительно, но внезапно исцелившегося, и получившего возможность самостоятельно двигаться, осязать пространство физически, чувствовать под ногами твердую почву, покрытую влажной травой, холодящей подошвы ступней, вдруг получивших способность ощутить каждую песчинку.
   - Как ты теперь себя чувствуешь, человек?
   - Спасибо, Преподобный, мне гораздо лучше, - слабым голосом произнес землянин.
   - Я буду задавать тебе вопросы, а ты должен на них отвечать, - тоном, не терпящим возражений, констатировал Преподобный.
   - Если я буду знать ответы на ваши вопросы, я непременно вам их скажу. Но я хотел бы спросить, откуда вы знаете вселенский язык? Вы входите в Содружество?
   - Мы не входим в Содружество по той простой причине, что ему не ведомо о нашем существовании. А твой язык мы осваиваем, изучив конструкцию и принцип работы твоего механического переводчика.
   Преподобный выговаривал свою тираду не торопясь - видимо ему с трудом удавалось правильное произношение незнакомой речи. Удивительно, как, вообще, удавалось!
   - С какой целью ты прибыл на нашу планету? На чём ты прибыл к нам? Где твоё средство передвижения?
   - Я попал на вашу планету совершенно случайно: мой звездолёт потерпел аварию; он стал неуправляем, выбился с заданного маршрута, и вот я оказался здесь.
   - Где же твой звездолёт? - с плохо скрываемым сомнением, спросил высокопоставленный варберон.
   - Он рухнул в Серое Ущелье - это глубокий каньон, который находится среди каменистой пустыни.
   - Я не верю тебе, человек. Ты лжешь!!! - вдруг зарычал Преподобный.
   Он подошел к Сэму вплотную, приблизив свою морду к его лицу: красные глаза мотались перед взором человека, как наживка на рыболовном крючке, раздражали и настораживали; Сэму всё время хотелось отмахнуться от них; наверно, эти два красных шарика, покачивающихся из стороны в сторону, означали пристальный взгляд у варберонов.
   - Никто никогда не проходил пустыню пешком до глубокого ущелья. Это просто невозможно! Мы всё равно узнаем правду, а если ты её нам не скажешь, мы тебя убьем. Подумай над моими словами, человек. У тебя есть немного времени. Отрок, за мной!
   Они вышли, оставив Сэма одного. Человек беспомощно осмотрелся по сторонам и только теперь заметил, что его освободили не полностью - на ногах оставались застегнутыми металлические браслеты с цепями из такого же металла. Фактически, он пленник, посаженный на цепь и прикованный к каменному ложу...
  
  ***
  
   ...Сэм попытался встать со своей высокой кровати, на самом деле, являющейся лабораторным столом. Цепь оказалась довольно длинной, и он смог сделать несколько шагов в направлении к двери и обратно. Так приятна короткая прогулка для человека, пролежавшего без движения длительное время!
   Одним из первых порывов Сэма после того, как он остался один в своей камере, было проверить содержимое клапанных карманов скафандра, но он вовремя одумался - за ним могли вести скрытое наблюдение, а ему не хотелось лишиться того малого, чем он ещё обладал лично. Ведь, обнаружив, что у него в скафандре есть вещи, звери могли просто заставить его всё отдать им. Чтобы как-то внести ясность в этот животрепещущий для него вопрос, Сэм провел ладонями по бокам, животу и спине, делая вид, что почесывается и поглаживает себя.
   К великой своей радости он прощупал в одном из боковых карманов эктотрон. Это была находка, так находка! Настроение сразу улучшилось, по крайней мере, без боя он этим животным не сдастся.
   Прохаживаясь вдоль лаборатории, представляющей собой небольшую комнату с одной только дверью круглой формы и не имеющей ни одного окна, Сэм обдумывал своё положение. Теперь он стал пленником, и слишком много вопросов возникало в связи с ситуацией, в которой он оказался волею судеб. Как он попал к этому полусумасшедшему народу варберонов, ставящему себя наравне с Богом? Куда делись его товарищи по путешествию - триадры? Как эти варвары, а по-другому Сэм их называть не хотел, могли понять принцип работы разговорного адаптера? И, в конце концов, как они могли узнать его имя? Неужели они настолько развиты?! Вспоминая их внешность, человек просто не мог в это поверить. Впрочем, внешность часто бывает обманчива, и приятное на первый взгляд существо оказывается верхом лицемерия, жестокости, или тупости, а неказистое и неуклюжее создание - носителем мыслей высокого научного полета и добропорядочности. Как-то так устроена Вселенная - ничто в ней не предсказуемо!
   Вопросов - множество, ответов - ни одного. Сэм внимательно рассматривал предметы, окружающие его в помещении, в надежде понять хоть что-нибудь. По отшлифованным стенам из естественного камня висели, а также стояли различные приборы, колбы, пробирки.
   "Кажется, они не совсем варвары, здесь пахнет цивилизацией. Удивительно, как они меня оставили наедине со всем этим оборудованием?! А если я всё переломаю?! - подумал человек и попытался дотянуться до ближайшего прибора. - Понятно, они знают, что я до приборов не достану - цепь слишком коротка. Получается - они меня держат здесь, чтобы изучать, - рассуждал Сэм, оглядываясь по сторонам. - Трудно верить своим глазам - кажется, дикие животные, а смогли создать такое оборудование. Это же ведь не луки и стрелы, которыми владеют кармионы. Правду сказать, отлично владеют. И где вы сейчас, мои ящерки? Может быть, так же, как и я, томитесь на лабораторных столах?"
   Всё существо Сэма вдруг пронзила страшная догадка, от которой у него волосы на голове зашевелились.
   "Эти горе-учёные могли просто препарировать моих спутников, или, что не лучше первого, казнить! Неужели такое возможно в цивилизованном мире?! Когда появятся двое разговорчивых, надо у них разузнать о моих друзьях", - с трепетом в душе подумал Сэм, хотя и его собственная судьба находилась на грани катастрофы.
   Варбероны ему не верили, и как он мог доказать им правоту своих слов? Задачка была не из лёгких, а решить её человеку необходимо как можно быстрее - от этого зависела его жизнь. Он четко помнил слова Преподобного о намерении убить его. Да, планета, на которую его занесло ветром космических странствий, готовила ему всё новые и новые сюрпризы.
   Сэм вздрогнул от звука приближающихся шагов, дверь открылась, и вошли двое лаборантов уже знакомых человеку по процедуре кормления. Он насторожился.
   " И что эти двое блондинов собираются делать?" - задал вопрос сам себе Сэм, с отвращением вспоминая спазмы в глотке от нетрадиционного приёма пищи.
   Лаборанты подошли к нему и настойчиво стали приводить его тело в горизонтальное положение. Сэм сопротивлялся, что было сил.
   - Что вы хотите от меня?! Не стоит меня держать, я и так все сделаю, что вам нужно!
   Блондины переглянулись, не понимая сказанного человеком, однако перестали удерживать его и знаками предложили лечь на лабораторный стол. Сэм повиновался, и, приподняв голову, наблюдал за манипуляциями, проводимыми волосатыми существами.
   Вскоре он понял, что они опять собираются его кормить. И когда один из них подошел к нему с наполненной тубой в намерении сунуть ему в глотку длинный её наконечник, Сэм со словами "я сам" перехватил эту тубу из лохматой лапы и стал вводить её содержимое себе в рот. Он предположил, что почувствует на языке какое-нибудь отвратительное месиво, но вместо этого ощутил приятный сладковатый вкус массы нежной консистенции.
   Варбероны-лаборанты с интересом взирали на своего необычного подопытного, и стоило только тому доесть предложенное блюдо, немедленно удалились.
   " Побежали докладывать Преподобному, что я сам поел. У, злыдни!" - подумал Сэм, провожая взглядом удаляющихся своих мучителей-надзирателей.
   Он поднялся и стал прохаживаться, делая несколько шагов вперёд, затем столько же назад. Мысли его разбегались в разные стороны, подобно тараканам, пережившим все катаклизмы и прекрасно уживающимися со всеми цивилизациями во все времена. Так, вот он решил их собрать в одну кучу, а затем разложить по полочкам - разумеется, мысли, а не насекомые.
   Сэм лег на лабораторный стол-кровать, испытывая в результате прилива крови после еды к пищеварительной сиситеме некоторую сонливость, закинул руки за голову и, отгоняя желание заснуть, сосредоточился, пытался навести порядок в своей голове:
   "Что я имею на данный момент? Я нахожусь в плену у недружелюбного мне племени, или народа, как они себя называют, и уж, точно не у богов. Мне не доставит большого труда освободиться от цепей, но делать этого сейчас нельзя хотя бы потому, что я обладаю очень незначительной информацией. Мне нужно узнать и о моих тюремщиках, и о месте, где я нахожусь, как можно больше. Для этого мне придется быть покладистым, очень вежливым и, если получится, подружиться с варберонами, а ещё лучше с самим Преподобным. Я думаю, он здесь главный. Ещё одно обстоятельство меня волнует - являются ли эти красноглазые телепатами? Если да, то это значительно усложнит мое положение. Ну, что ж, будем решать и эту задачку".
   Размышления человека никто не прерывал. Он снова стал прохаживаться вдоль своей высокой "кровати", внимательно присматриваясь к стенам и приборам вокруг, пытаясь обнаружить камеры наблюдения за собой. Но это ему не удавалось.
   " Надо обязательно при первой же возможности выяснить, что стало с триадрами. Сейчас я способен только строить догадки, из которых ни одной верной может не оказаться. Напрасная трата времени! Поэтому отброшу все домыслы и буду действовать по обстоятельствам. Но моя первоочередная задача - внушить доверие ко мне Преподобного. Как же мне это сделать? Интересно, откуда они взяли такие имена - Преподобный, Отрок? А может быть, это звания, или должности, занимаемые ими по службе?.."
   Вопросы, вопросы... Как трудно находить ответы на вопросы, заданные экстремальной ситуацией, которую спрограммировали не на испытательном стенде в космоколледже, не члены приемной комиссии во время тренировочных полетов! Да и никакой человек не смог бы нафантазировать такую задачку для повышения своего интеллекта. Сам Космос ставит перед разумными созданиями, на каком бы его краю они не находились, задачи повышенной сложности, стремясь проверить их способность к выживанию в самых невероятных условиях. Когда же разумный обитатель Вселенной выходит победителем из лабиринтов проблем, выстроенных то ли волей случая, то ли закономерностью развития событий, она - Вселенная - даёт ему право на существование на необъятных просторах, где бы он не оказался - в самом центре её, или на самом её краю, если он вообще существует...
  
  ***
  
   ...Ожидание оказалось недолгим, как и обещал Преподобный. Варбероны явились вновь вдвоём и предстали перед глазами странного существа по имени Сэм во всём своём величии. Толстые с обвислыми голыми животами, стоящие на кривых массивных ногах, густо поросших чёрной шерстью, опирающиеся на безволосые хвосты, покрытые роговыми наростами, опустив вдоль тела волосатые руки с перепончатыми пальцами, они важно взирали на пленного.
   " Как черти из преисподней", - подумал человек и тут же одернул себя - он ещё не выяснил их телепатических способностей.
   - Мы ждём от тебя правду, Сэм из рода человеков, - произнес Преподобный, растягивая слова, чтобы подчеркнуть всю серьезность момента.
   - Я уже говорил вам правду и сейчас я попробую доказать вам, что в моих словах нет лжи.
   - Как же ты это докажешь? - заинтересовалось волосатое чудовище из племени, называемым им самим - варбероны.
   - Да, докажу, но сначала вы ответьте мне на несколько вопросов, - проговорил Сэм спокойным и уверенным голосом, подготовившись заранее к допросу.
   - Молчи, человек, Преподобному нельзя задавать вопросы - это только его право, - зашипел на Сэма Отрок, выглядывающий из-за широкой спины Преподобного.
   После некоторой паузы, видимо, обдумав слова человека, Преподобный изрек:
   - Разрешаю. Спрашивай.
   - Объясни мне, пожалуйста, откуда вы знаете, что меня зовут Сэмом и что я человек?
   - Сам мог догадаться - мы сканировали твой мозг. Мы много знаем о тебе. У тебя есть самка - жена по имени Джина, твоя планета называется Земля. Мы много знаем о тебе, - ответил Сэму Преподобный, оскалив широкие чёрные зубы с вкраплёнными в них разноцветными, по-видимому, драгоценными камнями, и этот волчий оскал означал хорошее настроение варберона.
   Сэм поразился тому, что услышал от волосатого чудища. Он никак не ожидал, что звероподобные существа, действительно, представляют высокоразвитую цивилизацию. Вот уж, воистину, внешний вид обманул его ожидания.
   - Вы телепаты? - спокойно спросил человек, скрывая тревогу в ожидании ответа на поставленный вопрос.
   - А это что ещё такое? - хорошее настроение Преподобного мгновенно сменилось на недовольство.
   - Извини, Преподобный. Я неправильно спросил тебя. Вы умеете читать чужие мысли?
   Высокопоставленный варберон пришел в замешательство - ему очень не хотелось сознаваться, что он в чём-то хуже человека, и он быстро выкрутился из щекотливого для себя положения.
   - А человеки читают чужие мысли?
   - Нет, не читают, - схитрил Сэм, не уточняя того, что среди людей достаточно много телепатов.
   - Вот и народу варберонов это не к чему. А почему ты спрашиваешь об этом? - с недовольной гримасой, раздражаясь, спросил Преподобный. - Дай мне жтож, - обратился он к Отроку.
   Тот быстро с должной учтивостью пододвинул Преподобному подобие кресла - жтож. Высокий чин уселся в него и приготовился выслушивать человека.
   - Преподобный, если вы сканировали мой мозг, значит, вы должны были узнать те последние события, которые произошли со мной на вашей планете. Извини, я не знаю, как она называется.
   - Наша планета - самая лучшая планета во Вселенной! Она носит гордое название - Великий Варбер! Когда мы прочли твои мысли, в них очень мало оказалось информации о Великом Варбере - почти ничего.
   Высокомерие и себялюбие сквозило в каждом слове влиятельного вельможи, с показным презрением беседующего с человеком, поставленным им на низшую, по сравнению с народом варберонов, ступень развития.
   - Это странно, - задумчиво произнес Сэм.
   - Ты уходишь от моих вопросов. Отвечай, с какой целью ты прибыл на Великий Варбер, и где твой летательный аппарат? И если ты опять солжешь, ты меня очень сильно разочаруешь.
   - Выслушай меня внимательно, Великий Преподобный, - Сэм льстил лохматому созданию, придерживаясь своего плана.
   О! Лживая дама по имени Лесть! Презираемая в любом разумном цивилизованном мире, в то же время, используемая хотя бы раз в жизни, практически, каждым представителем мыслящих цивилизаций! Как часто она является тем двигателем, который поднимает искусно владеющего ею индивидуума по карьерной лестнице от ступени к ступени до самой вершины, где, наконец, ловкий льстец заявляет во всеуслышание, что презирает льстецов и подхалимов. Но спустя некоторое время сам же принимает подносимую, словно на золотом блюде, приправленную дарами все ту же самую, ловко завуалированную, но всё-таки лесть. Однако, из любого правила, как известно, бывают исключения - иногда лесть является тем средством, которое способно вскружить голову, принимающему её похвалы, и заставить его быть более снисходительным к льстецу, балансирующему между жизнью и смертью. Желание выжить, в какой-то мере, оправдывает презираемую в другие моменты лживую лесть.
   - Я - не Великий, я - Значительный, - гордо задрав морду вверх произнёс Преподобный, с удовольствием купившийся на льстивые слова человека.
   - Хорошо, Значительный, я всё расскажу тебе.
   И Сэм в подробностях, исключая только детали, которые в последствии могли сыграть не в его пользу, рассказал о приключениях, произошедших с ним с момента повреждения звездолёта НР-208.
   ... - Вот так я попал в каменистую пустыню. Но я не понимаю, как я оказался здесь - у народа варберонов, и где сейчас мои спутники - триадры? Что с ними стало? - закончил повествование человек.
   Сэм замолчал, с тревогой ожидая реакцию Преподобного на свой рассказ.
   Преподобный всё время, пока человек делился с варберонами воспоминаниями, сидел в жтоже, подперев кулаком длинный морщинистый подбородок и нахмурив косматые брови. То ли он действительно задумался над повествованием человека, то ли просто изображал задумчивость, подчеркивая свою значительность.
   - Ты хорошо умеешь врать, человек по имени Сэм. Но почему ты считаешь меня глупцом?! - прорычал Преподобный, поднимаясь и складывая мохнатые руки на могучей груди.
   - Ни в коем случае я не лгу, Значительный. Как я могу обманывать вас, если знаю, что вы в любой момент можете сканировать мой мозг и узнать, правду я говорю, или придумываю небылицы?! - быстро проговорил Сэм, внимательно наблюдая за сменой настроения Преподобного.
   Волосатое животное, считающее себя богом, внимательно посмотрело сначала на человека, а потом повернулось к подчинённому.
   - Зови лаборантов, пусть проверят истинность его болтовни.
   Отрок прытью ринулся в дверь, торопясь исполнить приказание Значительного.
   - Зря ты напросился на сканирование! Процедура не из приятных, - недовольно проворчал Преподобный, снова усаживаясь в жтож.
   - Я готов вытерпеть всё, лишь бы ты поверил мне, Преподобный.
   Спустя четверть часа, Сэм, на самом деле, пожалел, что с такой готовностью отдался в мохнатые лапы. Двое волосатых блондинов, уже знакомых ему по приему пищи, уложили его на лабораторный стол и приковали к нему. Не смотря на сопротивление Сэма, они снова залепили ему глаза и рот, обмотали голову различными проводами, налепили множество пластинок, выполняющих, по-видимому, роль датчиков, ввели в правую ноздрю иглу, причинившую человеку невыносимую боль, и стали вдвоем крутить большого размера маховик.
   Сэму показалось, что из глаз посыпались искры, настолько резкая боль пронзила весь его мозг, он застонал и потерял сознание - неокрепший организм человека не вынес адских мук.
   Когда Сэм очнулся, лаборанты уже снимали с него датчики, и он не имел понятия, какие результаты дало сканирование его разума. Преподобный восседал на жтоже с задумчивым видом, а Отрок, стоящий рядом, с раболепием заглядывал в его красные, прыгающие в разные стороны, глаза. Не решаясь потревожить размышления Значительного, все, находящиеся в помещении, молчали.
   Наконец, Значительный-Преподобный встал и направился к выходу, бросив через плечо:
   - В твоих словах есть доля правды, человек.
   - Преподобный, но ты не ответил на мои вопросы, - обратился, приподняв голову, к удаляющемуся высокопоставленному варберону Сэм.
   - Преподобный устал, отстань от него, животное, - прошипел, как змея, Отрок, поторапливаясь за своим наставником.
   Покинули Сэма и остальные, снова оставив человека наедине с бесконечными раздумьями, рождающими великое множество вопросов, на которые у него не находилось ответов; с сомнениями и тревогами, будоражившими душу, не дающими покоя и сна. В комнате погас свет, а человек этого даже не заметил. Он смотрел прямо перед собой, и его глаза видели не черноту наступившей темноты - его воспалённое воображение, взвинченное перевозбуждением, рисовало яркие картины то воспоминаний, то возможных ситуаций, которые он сам прогнозировал и сам же искал выход из этих предполагаемых событий, и, в результате, не находил.
   Бессонница, вконец измотав воспаленный разум Сэма, медленно отступила. Тревожный сон навалился на землянина, мозг которого, подвергшийся физическому насилию со стороны горе-ученых, продолжил беспрерывную работу - человек видел тревожные сны, ворочался с бока на бок, временами вскрикивал...
   ...Пять светил друг за другом встали над Великим Варбером, даря планете новый день...
  
  ***
  
   ...Прошли ещё одни сутки - промежуток времени ничего не значащий для космических просторов, где свет от одной звезды до другой доходит за миллиарды световых лет. Что здесь значат одни сутки, которые пусть и длятся тридцать шесть часов - полный оборот планеты вокруг своей оси? Порой сутки одной планеты вмещают несколько часов, а другой - несколько лет. Всё во Вселенной относительно...
   ...Дверь открылась, вошли несколько варберонов и решительно направились к человеку, лежавшему на высоком ложе. От неожиданности и, видя серьезность намерений вошедших, Сэм подскочил с кровати, словно мячик, и громко произнес: "Здравствуйте, господа!". Ответа не последовало.
   Все вошедшие были совершенно незнакомы человеку, который уже научился по внешнему виду различать особей народа варберонов. По-видимому, они не знали вселенского языка, изученного Преподобным и Отроком, или получили команду не вступать в разговор с человеком и выполнять все действия молча. Звездолётчик с нарастающей тревогой наблюдал за манипуляциями, производимыми эти существами: двое из них сняли с его ног оковы и силой поставили на пол; двое других закинули ему руки за спину и связали их; ещё двое - встали с двух сторон от пленного, держа в перепончатых лапах подобие оружия, напоминающего Сэму секиры. Один, из стоящих сзади, так сильно толкнул человека в спину, что Сэм еле удержался на ногах - ему дали понять, что надо двигаться вперед.
   Впервые за время нахождения в плену у звероподобного племени Сэм покинул свою тюремную камеру. Он шёл в окружении охранников по длинному коридору, напоминающему тоннель, и силился вспомнить, на что похож этот длинный проход, постоянно извивающийся то влево, то вправо. Временами в стенах тоннеля попадались овальные двери, такие же, как была в помещении, где находился Сэм.
   Человек строил догадки - одну страшней другой.
   "Неужели меня приговорили к смертной казни! Зачем я дал связать мои руки?! Как я теперь выну эктотрон? Чем мне защищаться от волосатых уродов? А может, это всё-таки не казнь, а меня просто переводят в другое помещение для дальнейшего исследования? Так, кажется, говорил Преподобный? Господи, какой он преподобный?! Скотина!" - Сэм злился на безысходность ситуации, которой совершенно не способен управлять.
   События вокруг развивались помимо его воли, его желания. Он пленный, и этим всё сказано! И вдруг Сэм понял, что напоминал ему этот бесконечный проход с арочными сводами. Он очень походил на те норы, в которых он и триадры прятались в пустыне от палящего солнечного зноя. Размышления человека неожиданно прервались остановкой всей сопровождающей его группы варберонов.
   Длинный лабиринт коридора закончился воротами, состоящими из двух половин. Шедший впереди варберон отворил обе створы, и весь отряд вместе с пленным вошёл в просторное помещение, где охранники, сопровождавшие человека опустились на колени и пали ниц. Стоять из вошедших остался один Сэм Стуокер.
   Внимание человека сразу привлёк кошмарного вида варберон, восседающий на возвышении, выполняющим, по-видимому, роль трона. Это была, действительно, выдающаяся особь народа варберонов. Огромное, покрытое длинной, седой шерстью, сквозь которую еле пробивались наружу два красных прыгающих глаза, с пальцами, унизанными разноцветными кольцами, тяжело дыша открытой пастью, выставляя напоказ чёрные зубы, усыпанные разноцветными каменьями, звероподобное существо внимательно смотрело на стоящего перед ним человека.
   Сэм не сразу заметил Преподобного за спиной, как понял человек, правителя, потому что вокруг трона теснилось множество волосатых подданных, которые молча, но с нескрываемым интересом рассматривали удивительное создание, коренным образом отличающееся от них самих.
   Вдруг с боку человек услышал знакомое шипение:
   - Что стоишь, как столб? Преклони голову перед Главным Богом, животное!
   Сэм хотел огрызнуться, но решил не обострять своё незавидное положение и, опустившись на колени, склонил почтительно голову в знак уважения и подчинения, хотя, на самом деле, всё в нём кипело от отвращения и злости на унизительные варварские обычаи звероподобного племени.
   Повелитель - главный бог - что-то негромко прорычал, и все вошедшие поднялись, встали в полный рост, но их вид показывал полное раболепие перед своим правителем. Сэм тоже решился подняться и, не выдержав затянувшейся паузы, во время которой Преподобный, приподняв длинное свисающее ухо главного бога, тихо рычал, видимо рассказывая о необычном пленном, негромко обратился к Отроку:
   - Отрок, скажи, для чего меня привели сюда? Что со мной хотят сделать?
   - Молчи! - снова прошипел Отрок, но, помедлив, добавил. - Сейчас решается твоя участь. Оставят ли тебе жизнь, или казнят.
   После таких слов Сэм занервничал, озираясь по сторонам, пытался по взглядам, по выражениям звериных морд понять, как это придворное общество относится к нему? чего ждать от них - милости, или кары? Но что можно прочитать в красных качающихся глазах, которые и на глаза-то не были похожи? Как понять мимику лица, вернее, звериной морды, если большая её часть закрыта длинными клочьями шерсти?!
   Повелитель народа варберонов заговорил скрипящим рыком, в каменной зале воцарилась тишина, все подданные внимали его "величавой" речи. Только человек вертел головой, отыскивая взглядом Отрока в надежде услышать от него перевод этой "пламенной" тирады. Как назло, Отрок исчез, и Сэму ничего не оставалось делать, лишь набраться терпения и ждать дальнейшего развития событий.
   Рычал повелитель удивительно долго. Сэм, устав стоять на одном месте без движения, с беспокойством думал обо всём этом собрании, о своей судьбе, которую в данный момент, словно в насмешку над ним, решают звери. Именно так воспринимал этих существ землянин.
   " Кому из знакомых рассказать - не поверят! Какие-то животные решают судьбу человека! Вот тебе и человек - царь природы! Да, такое стало возможно только с тех пор, как земляне вырвались на просторы Космоса. И что им не сиделось в родной Галактике?! Что он там бормочет? И от этого зависит моя жизнь! Нет, я должен что-то придумать. Почему я стою и покорно жду своей участи?!" - лихорадочно, словно в горячке, рассуждал звездолётчик.
   Вдруг Сэм, неожиданно даже для самого себя, медленно переставляя ноги, пошёл навстречу восседающему на троне предводителю народа варберонов. Вокруг все встрепенулись, со всех сторон послышался приглушенный треск, как будто под ногами в лесу трещали сухие ветки, это шептались подданные, стоявшие вдоль каменных стен тронного зала. На стенах были развешены какие-то шкуры, амулеты, или обереги, а, может быть, совершенно другого назначения предметы роскоши и дворцового быта.
   Человек, которого никто не посмел остановить, подошёл совсем близко к замолчавшему повелителю, опустился на одно колено и произнёс:
   - Преподобный, я прошу милости у вашего главного бога - говорить с ним, а тебя прошу перевести мою речь на ваш язык.
   Преподобный, снова приподняв ухо повелителя, перевёл ему слова человека. Главный варберон нехотя махнул лапой. Тогда Преподобный обратился к пленнику:
   - Говори, человек по имени Сэм. Главный Бог милостиво выслушает тебя.
   - Досточтимый повелитель народа варберонов! Я оказался на планете Великий Варбер случайно, не имея никакого злого умысла по отношению к твоему народу. А так как я являюсь здесь единственным представителем планеты Земля, я приветствую тебя и твой народ от всего нашего народа. Во Вселенском Содружестве не знают о существовании вашей планеты, но если бы знали, то стали бы вам лучшими друзьями, обменялись бы достижениями в науке и технике, стали бы плодотворно сотрудничать с твоим государством. Сейчас ты решаешь мою судьбу. Я знаю, что ты мудр, поэтому призываю к твоей рассудительности. Реши, что выгодней для твоего народа - человек, который может поделиться своими знаниями и опытом с народом варберонов, или никому не нужный труп этого человека. Я, обещаю, стоя здесь перед твоим советом, не принести никому зла, передать свои знания, рассказать о других планетах и народах, населяющих их, если со мной будут обращаться не как с пленником, а как с гостем. А сейчас я весь в твоей власти, повелитель, и жду твоего мудрого решения.
   Сэм с покорным видом опустился на оба колена и склонил голову, ожидая решения волосатого повелителя, от которого сейчас зависела дальнейшая судьба человека, а, вероятнее всего, и сама жизнь. Как показалось землянину, пауза тянулась неимоверно долго. Но его пламенная речь вселила в него самого надежду.
   " По крайней мере, я не буду винить себя в том, что не предпринял никаких шагов по собственному спасению, хотя, конечно, этого недостаточно. С другой стороны, что ещё я мог придумать в такой ситуации. Ну, что ж, посмотрим, что из всего этого выйдет?" - размышлял Сэм, пристально рассматривая пол под своими ногами, не решаясь поднять головы.
   Грозный рык заставил вздрогнуть не только человека, так внезапно началась речь повелителя. Сэм поднял голову и вопросительно посмотрел сначала на "главного бога", а затем перевел взгляд на Преподобного, ожидая перевода. Преподобный молчал, давая высказаться своему вождю.
   Перевода так и не последовало. Конвоиры, которые привели человека в тронный зал, подхватили его под руки, подняли с колен и стали грубо подталкивать к выходу.
   - Преподобный, переведи мне речь повелителя! Скажи, что он решил? - встревоженный неизвестностью, крикнул Сэм через плечо.
   Преподобный молча взирал на человека, равнодушный ко всем его мольбам. Но откуда-то сбоку землянин снова услышал знакомый шипящий шёпот.
   - Молчи, тупица, тебе объявят волю повелителя.
   Сэму ничего не оставалось делать, как повиноваться своим охранникам, вытолкнувшим его из тронного зала и конвоировавшим по длинному коридору. Дорога назад была ещё тревожнее - судьба его решена, а он не знал, каким именно образом.
   Конвой остановился у овальной двери. Сопровождающие Сэма варбероны грубо втолкнули его в помещение. Каково же было изумление Сэма, когда он понял, что находится совсем в другом месте. Здесь не было научного оборудования, в углу на низком расстоянии от пола располагалось спальное место, покрытое звериной шкурой, рядом на каменном возвышении, играющем роль стола, стояли ёмкости, заполненные снедью. Мизерная комнатка походила на тюремную камеру. Окон в ней не имелось так же, как и в предыдущем обиталище человека.
   Его опять посадили на цепь, как дворовую собаку, с той толко разницей, что цепь охватывала щиколотку, а не шею. После ухода конвоиров Сэм опустился на лохматую тахту, схватился руками за голову и застонал от безысходности своего положения. Ему казалось, что ситуация абсолютно безнадежна...
  
  ***
  
   ...Время! Как ты не постоянно! То несёшься стремительно, подобно горной реке, пробивающей себе путь меж скалистых берегов, и попытка замедлить твой ход остается напрасной, как попытка удержать эту воду в пригоршне - капля за каплей она всё равно просочится, оставив в ладони чуть заметную влагу. Но наступают такие моменты, когда жгучее желание поторопить время не даёт никаких результатов - оно вдруг прекращает свой стремительный бег, останавливается, как стоячая вода в болоте, трясина которого затягивает, и, кажется, выбраться из неё невозможно. Ожидание в состоянии неопределенности - это и есть временное болото, засасывающее в трясину смятений, тревог и душевной боли. И выход из такого болота только один - знание ситуации, контроль над ней...
   ...Сэм Стуокер в этот момент не владел ситуацией, неизвестность сводила его с ума. Время остановилось, а порою ему казалось, что оно идёт вспять, и всё что с ним случилось - это только страшный сон, и стоит проснуться, как весь немыслимый кошмар, происходящий с ним сейчас, исчезнет, испарится, словно пар. Он, то вставал и ходил из угла в угол, делая всего несколько шагов - больше не позволяло помещение; то падал на кровать, сжимался в комок и тихо постанывал, но и это не приносило душевного облегчения. Человек устал строить догадки, придумывать свои действия, которые в последствие могут оказаться совершенно ненужными, никчемными, бесполезными.
   Звук открывающейся двери прозвучал для Сэма подобно раскатам грома в безоблачном небе. Он вскочил с кровати и в полумраке пытался рассмотреть вошедших.
  Ими оказались, как уже знакомые ему, Преподобный и Отрок, так и несколько варберонов, увиденных им сейчас впервые.
   Один из незнакомцев развернул свиток и зарычал, читая текст. Как ни пытался человек по интонациям звероподобного существа определить содержание его рычания, ничего из этого не вышло. Совершенно не возможно было понять мимику волосатых варберонов, если она у них, вообще, имелась.
   После того, как чтение прекратилось, вперед вышел Преподобный, пытаясь донести смысл прочитанного до человека:
   - Повелитель народа варберонов Тарбер Двенадцатый, властитель обоих полушарий Великого Варбера, Главный Бог всей Вселенной, выслушав твою глупую речь, человек по имени Сэм с планеты Земля, повелевает...
   После этих слов, с пафосом произнесенных Преподобным, у землянина подозрительно засосало под ложечкой, и он стал думать, когда и как ему лучше выхватить эктотрон, чтобы вырваться из этой свиты повелителя варберонов.
   Преподобный, тем временем, продолжил перевод прочитанного глашатаем текста на вселенский язык:
   - ...отклонить предложение особи с планеты Земля о дружбе. Народ варберонов самый великий и могущественный народ во всей Вселенной - он не нуждается в дружбе таких ничтожных созданий, каковыми являются человеки. Поэтому с сего времени считать человека по имени Сэм не другом и не гостем, а пленником нашего непревзойденного народа...
   Сердце Сэма опустилось куда-то в желудок, нервная дрожь пробежала по всему телу, а правая рука медленно поползла к клапанному карману, в котором лежал эктотрон.
   -...Но, учитывая научный интерес к данной особи, передать её в постоянное пользование для изучения и опытов Друю Значительному, который должен неусыпно осуществлять контроль за животным, именуемым себя человеком.
   Преподобный замолчал. Варбероны, пришедшие с ним, издали рычащие звуки, поклонились ему и вышли. В камере с человеком остались только Преподобный и Отрок.
  Сэм убрал руку от кармана с эктотроном, понимая, что применять оружие ещё рановато.
   - Ты всё понял, человек?! - гортанным голосом спросил Преподобный.
   - Нет, не всё. Кто такой, Друй Значительный? - скрывая вздох облегчения, спросил человек.
   - Преподобный, человек совершенно глуп! А ещё хотел нас чему-то учить! - захохотал, как проухал, словно филин в ночном лесу, Отрок, и, успокоившись, добавил. - Друй Значительный - это и есть Преподобный.
   Не обращая внимания на Сэма, они заговорили между собой на своём зверином наречии. Диалог их был короток, по окончании которого они вышли, оставив Сэма одного наедине с многочисленными думами.
   Да, общение с ящероподобными кармионами оставило у звездолётчика гораздо более приятное впечатление, чем с наглыми, невоспитанными волосатыми варберонами. Несмотря на постоянное неприязненное отношение к нему со стороны ворчуна Виктария, он всегда чувствовал доброе участие в своей судьбе истинного вожака Градера и нежную привязанность обладательницы прекрасных чёрных глаз Эльсифии. Как много у него появилось общего с тремя воинами-триадрами, сопровождающими его в походе по лабиринтам Серого Ущелья! Сколько раз спасал он их, сколько раз они выручали его из беды! Где же они сейчас - эти верные глазастые ящерки?
   В душе Сэма защемило. Слишком много расставаний вынес он за то последнее время, когда его звездолёт НР-208 потерпел аварию. Где теперь Джина? Как она перенесла утрату в его лице? А в том, что его уже посчитали на Земле погибшим, у Сэма Стуокера оставалось мало сомнений.
   - Любимая, родная Джина! У меня всё меньше шансов встретиться с тобой когда-нибудь вновь! И почему я не послушал тебя, согласившись на этот проклятый полёт к Юпитеру?! Твои предчувствия не обманули тебя - я улетел надолго. Слишком - надолго! Как я хочу увидеть тебя, дотронуться до тебя! Любовь моя! Счастье мое!.. - Сэм шептал эти слова, понимая, что они не дойдут до ушей той, которую он оставил за миллионы парсек отсюда.
   Но кто знает, что происходит в Космосе, когда одно разумное существо искренне страдает и рвётся в неведомые дали к другому разумному существу, горячо им любимому и желанному? Может быть, эти импульсы несутся со скоростью, превышающую скорость света в миллионы раз, и долетают да предмета любви пусть не прямым текстом, а дуновением ласкового ветра, или прикосновением солнечного света, заставляя вспомнить того, кто терзается в надежде на несбыточную встречу...
  
  ***
  
   ...Ночь подкралась незаметно, заворожив дремотой человека, измученного неизвестностью, рождавшей в его голове тысячи догадок, домыслов, предположений, изматывающих его воспаленный разум. Сон одолел Сэма, беспокойный, тревожный, он всё-таки принес ему некоторое облегчение.
   Разбудил человека звук открывающейся двери и топот массивных ног. Сэм приоткрыл глаза и сквозь щёлки между век рассмотрел двух варберонов, принесших ему еду и питьё.
   " Кормильцы пришли, поесть принесли", - ухмыльнулся про себя Сэм, делая вид, что ещё не проснулся.
   Варбероны постояли молча возле спящего человека и, не решаясь его разбудить, вышли, закрыв за собой дверь. После их ухода Сэм поднялся, поел жидкой сладковатой похлёбкой, которая, между прочим, была на вкус значительно приятнее фиолетовой хвои, составляющей рацион землянина всё время путешествия по лабиринтам Серого Ущелья и каменистой пустыни, и выпил жидкость, налитую в высокий металлический сосуд. После завтрака настроение его поднялось, и он решил действовать.
   Первым делом, Сэм приступил к изучению своей камеры на предмет подсматривающих устройств. Он облазал все стены, углы, закоулки, проверил примитивную мебель, ощупал и простукал пол, внимательно осмотрел высокий потолок. Сомнение вызывали только светильники, но дотянуться до них он не смог. На первый взгляд, ничего подозрительного, что могло бы проекцировать изображение всего помещения, в котором он был заточён, куда-то за его пределы не было. Но, посматривая на лампы странной конструкции, подвешенные на высоком потолке, и излучающие матовый неяркий свет, человек не испытывал уверенности в отсутствии наблюдения за ним. Его всё же забирали сомнения.
   Воспользовавшись тем, что про него на время забыли, он осмотрел свой скафандр: кое-где появились потертости; поврежденным оказался эластичный шлем, но, при желании, его можно привести в порядок; системы обеспечения жизнедеятельности работали прекрасно; клапанные карманы наполнены всевозможными приспособлениями и приборами; эктотрон лежал в отведенном для него отделении кармана. Сэм остался доволен проведённым осмотром.
   - Так, делаем вывод - я ещё жив, скафандр в норме. Это же отлично! Нечего распускать нюни! Будем налаживать контакт и входить в доверие к Преподобному, или, как его там зовут? Друем Значительным? Ну и имена у этого животного - Преподобный, Значительный, да ещё и Друй. Ладно, по ходу разберёмся.
   Дверь резко распахнулась, и перед взором человека возник Отрок. В это раз он был без Преподобного в сопровождении двух варберонов мощного телосложения.
   - Здравствуй, Отрок. А где же Преподобный? - не выдержав распирающего его любопытства, спросил Сэм.
   - Много вопросов задаёшь, человек, - нараспев, ответил Отрок, чувствующий себя в отсутствии Преподобного важной персоной.
   Двое охранников расковали человека, отстегнув цепь от кровати, и, к великому удивлению Сэма, пристегнули один конец цепи к одной его ноге, а другой конец - к волосатой ноге Отрока.
   - Отрок, зачем меня пристегнули к тебе? Ты тоже теперь пленный?
   - Как же ты глуп! - с высокомерием прошипел варберон. - Это чтобы ты не сбежал.
   - Куда же я отсюда сбегу? - ухмыльнулся Сэм, в призрачной надежде услышать, куда, на самом деле, можно сбежать.
   Но прямого ответа на поставленный вопрос от звероподобного не последовало. Сэм не понял - то ли Отрок всегда такой немногословный, то ли - по приказу?
   - Мы покинем сейчас твоё жилище. Идем со мной, - ответил строго варберон, но, увидев искреннее изумление человека, добавил. - Преподобный больше не хочет приходить к тебе - это ниже его достоинства. Я буду водить тебя к нему.
   Смена обстановки разнообразила одиночество тюремной камеры, в которую Сэм был заперт. Длинные коридоры, похожие на просторные норы, прорытые в скальной породе, сменяющие один на другой, не отличались разнообразием: по бокам находилось множество дверей; с арочного потолка свисали тусклые светильники; иногда на пути встречались ступени ведущие то вверх, то вниз. Путь оказался долгим. Сэм понял, почему Друй не хотел посещать его - ему просто было лень преодолевать такую длинную дорогу, да ещё - туда и обратно. При встрече с варберонами, шатающимися в лабиринтах коридора по своим надобностям, охранники останавливали человека и заставляли его прижиматься к стене, давая возможность свободно пройти соплеменникам.
   Наконец, коридор расширился настолько, что образовал большую круглую залу, в которую выходило множество закрытых дверей. К одной из таких дверей они все и подошли. Отрок смело открыл дверь и потащил за собой человека, прикованного к нему цепью, охранники остались стоять снаружи.
   Сэм Стуокер осмотрелся по сторонам и сразу понял, что они посетили помещение, принадлежащие одному из высокопоставленных представителей народа варберонов. Шкуры покрывали не только возвышение, на котором восседал Преподобный, также полностью выстилали пол. По стенам на таких же развешанных шкурах располагались, как предположил Сэм, предметы роскоши и оружие. В апартаментах Друя Значительного было намного светлее, чем в темнице человека и в многочисленных коридорах, по которым охранники водили Сэма.
   Отрок подтолкнул человека в спину, давая понять тем самым, что надо приблизиться к Преподобному, развалившемуся на ложе, устланном шкурами. Отрок, связанный цепью с человеком, шёл следом за ним и шипел ему в ухо:
   - Поклонись Преподобному! Перед тобой Бог!
   " Уж, не со своих ли собратьев Друй содрал эти лохматые шкуры?! Я не очень-то удивлюсь, если это - так!" - подумал вдруг человек.
   Сэм учился выживать в новом для себя сообществе - приходилось принимать правила игры, установленные местными обычаями и законами.
   - Приветствую тебя, Друй Значительный! - льстиво произнес человек, склонив голову в поклоне.
   По-видимому, ранг, а, может быть, напыщенная гордость не позволили ответить Преподобному на приветствие человека. Поменяв позу, он сразу приступил к допросу.
   - Рассказывай человек по имени Сэм - моё Преподобие будет тебя слушать.
   - Что же я должен рассказывать?
   - А то, что ты обещал на общем траде, где так нахально произносил глупую речь перед Повелителем народа варберонов Тарбером Двенадцатым.
   Сэм в душе возликовал - значит, не напрасно прозвучали его слова на том самом сборище, называемом Преподобным традом. Сказанное им всё-таки заинтересовало Тарбера Двенадцатого, просто он не хотел показывать заинтересованность перед своими подданными.
   - С чего же начать мне рассказ, Значительный? Что интересует тебя в первую очередь?
   - Твоя родная планета Земля. По твоим обрывочным мыслям, в которых перепутано множество различной информации, наши учёные не смогла составить полную картину о ней. Опиши мне планету, на которой ты родился, тогда я, может быть, пойму, почему ты так глуп, - важно произнес Преподобный.
   За плечом Сэм услышал уханье совы - смеялся Отрок, наигранный смех которого являл собой обычный подхалимаж перед Друем.
   " Сам ты тупица и хам!" - подумал Сэм, а вслух произнес:
   - Да, Преподобный, моя планета называется Земля! Её поверхность покрыта солёными морями и океанами, горами и равнинами, по которым текут пресноводные реки. Леса сменяют степи, а пустыни люди превратили в райские сады...
   - Кто такие люди? - перебил Преподобный Сэма.
   Сэм оторопел от неожиданной примитивности разума, с которой он столкнулся в лице варберона Друя. То, что для звездолётчика было очевидным, у Значительного вызывало вопросы. Теперь Сэм понял - его рассказ займёт не один день. Нужно набираться терпения и объяснять этому напыщенному вельможе, считающему себя большим учёным, прописные истины, подобно преподавателю в начальных классах космоколледжа.
   - Если один - это человек, а если их много, то это уже люди, - терпеливо объяснял землянин устройство своего мира.
   - Не забивай мою умную голову ерундой! Что ещё за чепуха?! Один - варберон, а если много, значит - варбероны. Так должно быть и на земле: один - человек; много - человеки. По-другому быть не может! - сказал, как отрезал Друй, и, подумав, добавил. - И потом, если планета называется Земля, почему её обитатели называются человеками, они должны называться землями.
   Смех рвался наружу, но Сэму приходилось его сдерживать, из боязни последствий - кто знает, как отреагирует на смех важный Друй, который вполне может оказаться злопамятным? Человек благоразумно решил, что в его ситуации лучше неприкрытая лесть, чем скрытая насмешка.
   - Ты, как всегда, прав, Преподобный. У человеков есть и другое название - их ещё называют землянами.
   - Они все такие же, как ты?
   - Земляне похожи на меня, но, в то же время, сильно отличаются ростом, цветом волос на голове, цветом глаз, и цветом кожи.
   - Когда мы первый раз увидели тебя, на твоем лице было недостаточно волос, а теперь их становиться всё больше. Почему?
   - У людей, прости, у человеков-мужчин волосы растут на подбородке и над верхней губой, но у нас принято их сбривать, а если не сбриваешь, они отрастают довольно длинными.
   - А что такое - сбривать?...
   ...Несколько часов Сэм рассказывал Преподобному об устройстве Земли, о разумных существах, населяющих её, а вопросы у Друя всё не заканчивались. Он давно уже разрешил опуститься прямо перед собой на шкуры, устилающие пол, человеку и Отроку, с детским удивлением слушавшему рассказ Сэма. Значительный снова и снова заставлял говорить человека, не переставая задавать вопросы, которые, в основном, не представляли собой стремления к вдумчивому познанию, а лишь давали ответы на поверхностное изучение иной цивилизации.
  
  ***
  
   Сэма Приподобный отпустил только тогда, когда сам устал от всего услышанного из рассказа человека. И снова человек и Отрок шли по длинным коридорам, возвращаясь в камеру землянина, истомленного собственным длинным повествованием.
   - Преподобного заинтересовало всё то, о чем ты говоришь, - вдруг негромко произнёс Отрок, вышагивая рядом с человеком, скованным с ним одной цепью.
   - Откуда ты это знаешь? - чтобы поддержать разговор, спросил землянин, искоса посматривая на собрата по цепи.
   - Если бы он посчитал твой рассказ не интересным, он не повелел бы мне его записывать.
   - А ты записывал?! - удивлению Сэма не было предела, так как во всё время пребывания в апартаментах Друя Значительного он не заметил, чтобы Отрок что-то писал, да, и письменных принадлежностей, доступных, как он думал, этому звероподобному народу, он тоже не наблюдал. - Что, всё записывал?
   - Да, я всё записал, - спокойно ответил Отрок, не обращая внимания на удивление человека.
   - А как ты это делал? - уточнил человек с недоверием.
   - Я не знаю, как это у вас человеков называется, а у нас этот прибор называют типтогран.
   - Так, ты мой рассказ записывал на прибор? А где он у тебя, покажи мне его.
   - Не могу, я оставил его у Преподобного. Он ещё раз захочет перед сном послушать твои истории.
   Во время неблизкого пути до места заточения землянина у них - у Сэма и Отрока - было достаточно времени, чтобы пообщаться. Особенно это нужно, конечно, человеку - должен же он наводить мосты, и получать информацию о своем окружении в стане врага. От этого в будущем, вполне вероятно, зависела его жизнь.
   - Отрок, будь добр, объясни мне, как ты и Преподобный научились говорить на вселенском языке. Он ведь нелегкий для изучения, а вы, такие молодцы, быстро освоили его и говорите на нем правильно? - с искренним интересом задал вопрос человек.
   Варберон некоторое время молчал, покачивая из стороны в сторону висячими красными бусинами глаз в такт своих шагов, но потом всё с темже равнодушным видом, с которым он с самого начала их разговора вступил в диалог с человеком, произнёс:
   - Что тут необычного? Мы изучили твой прибор, переводящий любые речи на ваш вселенский язык. Очень хороший прибор! У нас такие делать ещё не умеют. Потом потренировались говорить. За месяц мы хорошо освоили вашу речь...
   - За месяц?!!! - изумился Сэм и, пораженный услышанным, внезапно остановился, натянув цепь, связывающую его и варберона. - А сколько в вашем месяце суток?
   - Сутки - это день и ночь? Я правильно понимаю? - всё с тем же невозмутимым спокойствием спросил Отрок, дёрнув связующую цепь, понуждая человека продолжить прерванное движение.
   - Да, правильно.
   - Значит, сорок пять дней и ночей.
   - Ваш месяц длится сорок пять суток?! - Сэм был поражен. - И в сутках тридцать шесть часов! Это я столько времени оставался прикованным к лабораторному столу?!
   - Да, ты был без сознания, и мы торопились изучить тебя, пока ты не сдох.
   - Не умер, - автоматически поправил человек варберона.
   - А мне "сдох" нравится больше, - упрямо повторил варберон.
   - Про разумных существ нужно говорить "умер". Ты же хочешь в совершенстве знать вселенский язык? - терпеливо объяснил разницу в словах Сэм и поспешил задать другой вопрос, способный прояснить ситуацию. - Что же вы со мной делали всё то время, что я находился в бессознательном состоянии?
   - Брали пробы кожи, волос, крови, костей, и делали много ещё чего. Я в этом не разбираюсь особо. Я занимаюсь грамотной речью. Я переводчик.
   - Переводчик?! С каких же языков ты переводишь на варберонский? - спросил Сэм, удивление которого продолжало расти по мере общения с воспитанником Друя Значительного.
   - С разных.
   - Значит, кроме варберонов поверхность Великого Варбера - я говорю не о Сером Ущелье - населяют еще какие-то народы?
   Человек черпал информацию, как голодный глотает кусок пищи - не раздумывая и не разжёвывая. Он торопился узнать от неказистого варберона-преводчика, вдруг неожиданно разговорившегося, как можно больше о том мире, в который он попал и по законам которого вынужден жить.
   - Разве в Сером Ущелье, как ты его называешь, есть народы? - вопросом на вопрос ответил Отрок.
   - Да, есть. Кармионы, левадары, пучеглазые. Может, и другие есть - не знаю.
   - Ничего я не слышал о таких народах. Ты ошибаешься, или врёшь, - равнодушно прошипел переводчик.
   Он стал совсем другим в отсутствие Преподобного - спокойным и равнодушным. Человек не понимал, почему Отрок вступил с ним в разговор. В одно мгновение мелькнула мысль, что ему поручено войти в доверие к землянину, но стремление Сэма получить информации, как можно больше и быстрее, отодвинуло предосторожность на задний план.
   - А какие народы знаешь ты, Отрок?
   - Раньше на Великом Варбере было много разных народов, но когда пустыня захватила огромные пространства, начались войны за почвы, пригодные для проживания.
  Варбероны - великие воины. Они победили многие народы и сделали их своими рабами. Остался только один народ, оказывающий сопротивление до сих пор. Он называется деламуки.
   - Значит, война между варберонами и деламуками ещё продолжается?
   - Да, они захватили Долину за Каменной Грядой, защищающей их народ от наших атак. Народ варберонов давно с ними воюет, очень давно.
   - Скажи мне, как вы меня нашли? И где мои спутники - трое триадров?
   - Хватит задавать вопросы. Я слишком много рассказал тебе. Друй Значительный этого не одобрит, - словно опомнившись, недовольно прошипел Отрок.
   - Он не узнает, о чём мы с тобой говорили. Скажи ...
   - Всё! Хватит разговоров! Мы пришли, - прервал Сэма Отрок.
   Человек понял, что они стоят перед дверью, ведущей в его камеру. Охранники открыли дверь, опять приковали Сэма к его кровати. Выполнив свою миссию, охрана и переводчик покинули помещение, оставив человека наедине с раздумьями. А подумать ему теперь было над чем.
   Иногда ему казалось, что всё то, что сейчас происходит, происходит не с ним, а с кем-то другим, а сам он просто зритель очередного приключенческого блокбастера, где реальность перемешалась с фантастикой, трагедия с комедией, истина с фальшью. А может быть, жизнь и есть приключенческий фильм, в котором и сценарист, и режиссер, и главный исполнитель - это ты сам? Или всё-таки это судьба прокручивает для каждого своё собственное кино, и именно она решает, какую роль ты будешь играть в следующей сцене - заглавную, или второстепенную на дальних задворках в постановочной массовке? Кто знает ответы на эти вопросы - в своем ли он уме?!.
   - Почему они ничего не говорят мне о триадрах? Что же они с ними сделали? Когда мы шли по пустыне, я не верил, что на поверхности планеты, обжигаемой пятью светилами, может быть даже примитивная жизнь. А тут - на тебе! Идут войны между народами! А вообще-то, я где? Может быть, Серое Ущелье и народ варберонов находятся на разных планетах? В голове полный бардак! Когда же я во всём этом разберусь?!
   Разговор "сам с собой" не внес абсолютно никакой ясности. Сэм заснул, запутавшись в собственных рассуждениях и решив, что утро вечера мудренее...
  
  ***
  
   ... - Почему твоя кожа на лице и на теле разная? Все земляне имеют такую гладкую кожу на теле? - вопрошал Преподобный у человека.
   Проведя рукой по скользящей поверхности лёгкого скафандра, конструкторам которого звездолётчик за время своего путешествия не раз воздавал хвалу, Сэм, улыбаясь, отвечал в один из дней на очередном допросе:
   - Это не кожа, Значительный. Это одежда, предназначенная для полетов на космическом корабле. На Земле принято носить одежду, называемую пояса-трансформеры, которые способны принимать форму и цвет одеяния по желанию их владельца.
   - Значит, как я понимаю, ты можешь снять одежду?
   - Да, Преподобный, могу.
   - Снимай.
   - Но у нас не принято ходить без одежды, - возразил человек, представив себя стоящим обнаженным перед двумя волосатыми звероподобными существами.
   - Снимай, - настойчиво прорычал Друй тоном, не терпящим возражений.
   Сэм расстегнул скафандр, упавший к его ногам, и предстал перед удивлёнными варберонами абсолютно голым. Он мог бы вынуть из одного кармана, во множестве вделанных во внешнюю поверхность скафандра, миниатюрный пояс-трансформер, объём которого достаточен, чтобы прикрыть наготу легкой спортивной одеждой, но не хотел открывать варберонам наличие этих, потаённых для них мест.
   - Теперь понимаю, почему твой народ носит одежду, - рассматривая обнаженный торс с ухмылкой, больше похожей на оскал звериной пасти, проговорил Друй. - Можешь одеться. А мои ученые ломали голову - как вы производите потомство? Теперь понятно, как.
   - Преподобный, ты столько информации уже получил от меня об устройстве мира землян, разреши и мне задать тебе несколько вопросов о твоём мире, - произнес Сэм, сидя на полу, устланном шкурами, склонив голову перед Друем Значительным.
   - Спрашивай. Я разрешаю.
   Польщённый покорностью человека, Друй соизволил, наконец, ответить на вопросы, которые так хотел задать ему пленник. За спиной человека, как и все дни до того, сидя на полу, работал Отрок, ведя запись допросов человека на записывающий прибор, называемый варберонами типтограном. Сэм, иногда оглядываясь во время долгих своих ответов на вопросы Преподобного, рассмотрел прибор снаружи. Он всё никак не мог привыкнуть к тому, что эти звери были техногенной цивилизацией. Конечно, звероподобные в своём развитии отставали от развития человечества и Вселенского сообщества на несколько тысячелетий, но они продвигались вперёд, изучая окружающий мир и создавая высокоточную технику.
   - Объясни мне, Преподобный, как устроена планета Великий Варбер, какие народы её населяют? - не решаясь сразу спросить о судьбе бедных триадров, заговорил человек.
   - И это все твои вопросы?
   - Потом будут ещё, а сейчас я хочу знать про это.
   - Великий Варбер - великолепная планета. Тот, кто населяет её - самое счастливое сообщество во Вселенной!
   Напыщенности и бахвальству Друя Значительного не было предела, но человек терпеливо ждал продолжения повествования вельможного варберона, уже отчасти привыкнув к этим чертам характера звероподобного. А тот, усевшись поудобнее на мягких шкурах, устилающих его кресло, продолжил свою речь:
   - Планета представляет собой шар, по середине его находится Великая каменная пустыня, преодолеть которую не способно ни одно живое существо - пять светил, поставляющих Великому Варберу свет и тепло, греют там особенно жарко, поэтому выжить там, практически, не возможно. В две стороны от пустыни начинаются плодородные земли. Раньше на этих землях проживало несколько народов, но народ варберонов быстро размножался, и ему пришлось отвоевать для себя все верхние земли и часть нижних земель, на которых ещё обитает дикое племя деламуков.
   - Я не могу понять, Преподобный, как вы завоевали земли на юге и севере, если пустыню нельзя преодолеть?
   - Вы - человеки, гордитесь своими достижениями, а на самом деле, вы очень глупы, - усмехнувшись, констатировал Друй и продолжил свои пояснения. - Мы перелетаем пустыню на летательных аппаратах - гетобарах. На них мы перебрасываем своих воинов и оружие для ведения освободительных войн.
   "Так, вот откуда в Сером Ущелье оказалась металлическая пластина из неизвестного моему анализатору сплава", - подумал Сэм Стуокер.
   Он слушал рассказ Преподобного об истории "героического и благородного" народа варберонов, который из "высоких побуждений" не уничтожил все другие народы, населяющие планету, а сохранил им жизнь, сделав своими рабами, "способными приносить пользу в развитии всей планеты", как выразился Друй.
   " Уж, лучше смерть, чем рабство на пользу планеты", - зло подумал Сэм, а сам приготовил новый вопрос для Преподобного, который волновал его гораздо больше предыдущего.
   - Преподобный, твой рассказ захватил меня, вызвав большой интерес к истории народа варберонов. Но я также хотел бы знать подробнее мою историю. Я ведь находился без сознания, и часть моей жизни мне не известна. Объясни мне, как я оказался у твоего народа? где меня нашли? и где теперь мои товарищи - трое спутников из рода кармионов?
   - Не все твои вопросы мне понятны. Отвечу на те, которые ясны, - произнес Друй, подчеркивая не свою некомпетентность, а, как он считал, слабоумие человека.
   - Мы нашли тебя на краю каменной пустыни совершенно случайно. У нас там нет сторожевых постов, так как нет необходимости охранять место, где никто просто не может обитать. Тебе повезло, что там пролетал гетобар и его пилот заметил тебя. После его сообщения тебя подобрали воины и в безсознательном состоянии привезли в научную лабораторию для изучения. Мы сначала думали, что нашли труп неизвестного науке создания, но приборы показали, что ты ещё жив. Показатели были плохими, мы не надеялись, что ты выживешь, не смотря на все старания наших учёных, но твой организм оказался достаточно сильным. Что произошло дальше, ты знаешь.
   Преподобный с гордым видом взирал на человека своими мотающимися красными бусинами глаз как будто это он лично спас землянина в безжизненном каменистом пространстве.
   - Преподобный, разве я был один? Со мной должны были быть трое триадров из рода кармионов? Их не нашли? - спросил Сэм с нарастающей тревогой.
   - Я не знаю племени кармионов, триадров тоже не знаю. Нет таких народов на Великом Варбере. С тобой были три дрессированные зверушки, а разумных существ с тобой не было.
   - Какие ещё зверушки!? - Сэм ответом Друя был не столько удивлен, сколько раздражен. - Это разумные обитатели, населяющие Серое Ущелье!
   Хохот филинов раздался с двух сторон - смеялись Друй и Отрок. Сэму пришлось подождать, пока они успокоятся и продолжат разговор.
   - Какое ещё серое ущелье?! Какие обитатели?! Да, действительно, в середине Каменной Пустыни проходит глубокая трещина, но жить там невозможно! Ты перегрелся на солнцах, человек по имени Сэм. А по поводу зверей, тащивших тебя по пустыне, я могу сказать только то, что разумные обитатели любой планеты должны уметь говорить, а у этих языков-то нет, только жала.
   Сэм понял - убедить Друя в чём-то, обратном его мировоззрениям, почти не реально. Тогда он решил поменять тактику.
   - Это мои дрессированные звери и я хочу, чтобы мне их вернули.
   - Не смей командовать! Ты в плену, а не в гостях! Никого тебе не вернут! - не сказал, а прорычал от злости Друй.
   - Прости, Преподобный, я погорячился, - виновато произнёс человек, спохватившись, что перегнул палку. - Скажи хотя бы, что с ними стало. Где они сейчас?
   - Не знаю. Меня это не касается.
   - Я знаю, - раздался вдруг шипящий голос из-за спины. - Их поместили в зверинец.
   - Как в зверинец?!
   Такого оборота дела человек не ожидал, а Отрок, между тем, продолжил:
   - Очень просто. Они же необычные звери, поэтому их поместили отдельно, как редкие экземпляры. Любой желающий варберон теперь может на них посмотреть.
   Сэм вспомнил телепатический разговор с Эльсифией на эту тему. Она словно предчувствовала, что им суждено попасть в зоопарк в качестве экспонатов. Теперь землянин знал судьбу своих товарищей по путешествию, приведшую их на земли народа варберонов, а затем бросившую в звериную темницу, но легче ему от такой информации не стало. Чувство неизвестности в отношении триадров сменилось чувством вины перед ними - ведь именно он завел ящероподобных, но, всё же, совершенно разумных индивидуумов, в такое место, где им была уготована роль экзотических животных в клетке. Их участь оказалась гораздо хуже, чем положение человека...
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"