Праздникова Валерия Сергеевна: другие произведения.

Книга 2. Том 1. Большие перемены.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:
    Мало найти сокровища, надо их еще и сберечь. Жизнь после каскада приключений не прекращается, а наоборот, часто становится еще интереснее. Даже те, кто раньше тебя знать не хотел, вдруг решают, что ты им нужен и даже где-то чем-то обязан. ЗЫ. Вторая книга целиком, первично проверенная и как-то отредактированная.


Книга 2. Том 1. Большие перемены.

Часть 1. Тревожный месяц.

  
   1...ря
  
   - Ты уже проснулась, - губы Саши прихватили мое ухо, - проснулась и не спишь.
   Не открывая глаз, я улыбнулась и попыталась уткнуться носом в его руку. Вот уже несколько месяцев, как поисковик плотно вошел в мою жизнь, а я все еще никак не могу привыкнуть к его шуточкам. Но сейчас мне просто не хотелось выползать из уюта сонной неги.
   - Я спу... - свернулась клубочком, защищая глаза от света углом подушки.
   Саша засмеялся и поцеловал то, что было ему доступнее всего. На этот раз это было место сразу за ухом и шея.
   - Просыпайся, радость моя.
   - Зачем? Сегодня суббота, -- я демонстративно завернулась в одеяло с головой и уткнулась в подушку.
   - Вот именно! - он начал выколупывать меня из моего кокона.
   От шутливой борьбы (ну какой я для Саши противник?!) нас оторвал звонок. В ворота. Поморщившись, я попыталась встать, но Саша опередил, подойдя к окну и всмотревшись в специально приделанное зеркало над забором, установленное так, чтобы было видно, кто пришел, из кухни и спальни. Невольно залюбовалась тигриной грацией лучшего бойца Братства. Мой мужчина нахмурился увиденному и магическим жестом притянул к себе штаны.
   - Кто там? -- я стерла улыбку и встревожилась.
   - Подожди в спальне, ладно? - Саша привычно засунул в задний карман пистолет и вышел на лестницу.
   Я на всякий случай оделась и скользнула к окну. Возле калитки переминались с ноги на ногу несколько мужчин. Присмотревшись, с облегчением отметила, что на гастарбайтеров или бандитов они не похожи. Внизу хлопнула дверь, и Саша подошел к воротам. Завязался негромкий разговор, почти не различимый с такого расстояния. Наконец, мужчины двинулись дальше по дороге, а Саша вернулся в дом.
   -- Что там случилось? -- включив чайник, поставила на стол чашки для нас.
   -- Немцы, искали чей-то дом, -- мой мужчина разоружился и сел на любимое место.
   -- Хм... для туристов не сезон, вообще-то, -- нарезав батон, достала из холодильника сыр и колбасу, - будешь яичницу?
   -- Мало ли, зачем и почему. Тут, кстати, много всяких писателей-художников теперь проживает. Буду, особенно, если с кабачками.
   -- А ты откуда знаешь? - я достала кабачок и яйца.
   -- Когда помогал соседям джип из кювета вытаскивать, Леша-охранник рассказал.
   Кивнула: история о том, как соседский тинэйджер увел у отца джип покататься и из ворот влетел в кювет на другой стороне дороги, до сих пор обсуждалась в этом тихом поселке. Потом подумала, что поселок разросся и, благодаря построенному неподалеку Дому ветеранов искусства, приобрел статус модного места, - дома стали расхватываться всяческими известными лицами. Хотя, тишина и дачный шарм в поселке, к счастью, сохранились.
   -- Вполне возможно, -- согласилась, наконец, с мнением Саши.
   -- А на соседней улице, в таком желтеньком домике, живет пара немцев-пенсионеров, -- вдруг вспомнил он, добавляя в кофе молока, -- немцы могли к ним в гости ехать и свободно перепутать с непривычки улицы.
   Я снова кивнула, ставя перед другом тарелку с любимым блюдом, и тут в ворота снова позвонили.
   -- Какое-то активное сегодня утро!.. -- с сожалением отложив вилку, Саша снова отправился на улицу.
   Через некоторое время он вернулся в сопровождении Полковника. Старшина весело улыбался, разуваясь в прихожей:
   -- Заглянул на огонек, мимо ехал.
   Я достала гостевую чашку и пододвинула гостю банку с кофе:
   -- В субботу и так рано на ногах? Будете завтракать с нами?
   -- А что поделать? Сегодня с утра объехал кое-кого из новичков, пообщался с семьями. Хочется поскорее ввести парней в колею. Да, ребята, - полковник показал на небольшой телевизор на холодильнике, - у вас новостные каналы там есть?
   - Да, конечно, - Саша коснулся пульта, - а что случилось?
   - А вот сейчас узнаете, - он с благодарным кивком принял от меня тарелку и приборы.
   На жидкокристаллическом мониторе замелькали кадры известного европейского канала. Посмотрев пару минут на экран, мы с Сашей ошарашено переглянулись и вопросительно уставились на старшину. Тот аккуратно доел яичницу, подобрал кусочком хлеба остатки и довольно вздохнул:
   - Новости чаще надо смотреть, друзья мои, - отозвался, хлопая по карманам в поисках курева.
   - Если этот метеорит действительно сместил ось Земли, то может случиться что-то плохое и глобальное, - осторожно высказался Саша.
   -- Пока прогнозы самые общие и расплывчатые, -- Старшина, наконец, нашел трубку и теперь набивал ее табаком.
   Обычно я запрещала курить в доме, но благородный трубочный дым меня не раздражал. Глаза Полковника довольно блестели.
   -- Какие-нибудь данные от наших ученых есть? -- поинтересовалась, наблюдая, как пожилой мужчина обстоятельно закуривает, -- мнение заграничных все равно, что и не существует...
   -- Ждем. К вечеру, друзья мои, будьте добры приехать в Клуб, подумаем-покумекаем сообща, может, что и надумаем хорошее. К вечеру всяко будет больше информации.
   Проводив полковника, я притащила на обеденный стол самый подробный атлас Земли и раскрыла на карте тектонических плит:
   -- Первое, что приходит на ум, - это то, что смещение планетарного центра тяжести может привести в движение тектонику.
   -- Землетрясения, цунами, -- перечислил Саша, проведя пальцем вдоль побережья Дальнего Востока.
   -- Извержения вулканов, тотальные изменения ландшафтов и береговых линий, -- подхватила, раскрывая блокнотик и записывая наскоро озвученные нами мысли, - смена климата.
   -- Изменение ландшафта наверняка изменит линии границ, а это уже возможность для начала войны, пусть и локальной.
   -- Не говоря уже о том, что каждое стихийное бедствие или война вызовет потоки беженцев, как еще один повод для конфликтов.
   Пинг-понг идей привел к тому, что Саша схватил мобильный и безжалостно вырвал из сладкого сна Вадика с Рамиросом. Услышав про планетарную напасть, члены команды мигом прекратили ворчать и уже через час загоняли в наш двор машины. Вадик даже по привычке захватил с собой Тимофея. Осчастливив пса большой костью и оставив во дворе, мы собрались на кухне вокруг карт. Новостные каналы уже не отключали, в пол-уха выхватывая нужную информацию.
   Грозный лай Тимофея нарушил творческую атмосферу на самом интересном месте. Мужчины потихоньку прокрались через двор, а я опрометью взлетела в мансарду, стараясь разглядеть сквозь голые ветки сада, что там творится. Умный пес стоял на задних лапах и грозно облаивал нечто, явно лезущее с хозяйственного проезда: над забором торчали чьи-то руки в хозяйственных перчатках. Через минуту появилась грязная бейсболка и чей-то чернявый вихор:
   - Хозяин, работать?
   - Нет, не надо! - звучно отозвался Александр, даже не собираясь убирать Тимофея от забора.
   Гастарбайтер мельком увидел внушительный оскал ротвейлера и исчез.
   - И что сегодня за утро? - философски пробормотала под нос, возвращаясь в гостиную.
   По телевизору в очередном экстренном выпуске миловидная ведущая сообщила, что астрономы зафиксировали смещение положения Полярной звезды относительно Северного полюса.
   - Смещение оси подтверждено, - Вадик сел за стол и поставил жирную галочку в блокноте.
   - Отдай блокнот, - возмутилась, - галочку поставить и я смогу! Тем более, у тебя свой есть!
   - Посмотрим, - философски отозвался Саша, мастерски выхватывая у студента и возвращая мою собственность.
   Оставшись без моих записей, будущий Индиана Джонс покладисто вздохнул и сообщил:
   - Хорошо, что я успел побывать во многих странах. Теперь там такой ой-ёй-ёй может начаться! Не попутешествуешь...
   - А я не успела, - грустно отозвалась, перелистывая блокнот, -- только и повидала, что Венгрию, да Болгарию...
   -- Ничего, еще попутешествуем, -- Саша принес из гостиной затребованную бутылку легкого столового вина и бокалы.
   Отметить мы решили не что иное, как новый виток истории, дающий пищу и занятие будущим поколениям поисковиков.
   Я покопалась в холодильнике и соорудила на скорую руку канапе с морепродуктами -- на ломтики багета по креветке или кольцу кальмара, огурец или помидор. Получилось легко и вкусно. На отдельную тарелку положила сыр и копченое мясо, нарезанные на тоненькие полоски. Выпрямилась и полюбовалась: на простых гладких досках столешницы любимый сервиз из бирюзового фаянса смотрелся очень красиво, в стиле "прованс" -- моем любимом. Добавила плетеную корзинку с нарезанным хлебом и такую же салфетницу, в миску выложила аккуратные помидорки "черри", переложенные ломтиками огурца и тремя видами салата. Красота! Хоть картину пиши... рисовать не стала, но, пока мужчины в кабинете подбирали нужные книги и карты, сфотографировала всегда лежащей наготове "мыльницей". Фотоаппарат давно лежал на полке буфета и служил средством оперативной фиксации моих кулинарных опытов. Вот и сейчас пригодился. Пока я убирала лишнее и наводила последний глянец, в кухню вернулись мужчины и торжественно внесли несколько объемистых стопок литературы.
   На правах хозяина Саша откупорил бутылку и разлил вино по бокалам. Рамирос первым поднял тост:
   -- За то, чтобы кажущееся несчастье стало счастьем для нас и страны!
   Вино было прохладным и бодрящим. Пригубив, я кинула в рот кусочек огурца, снимая первое терпкое послевкусие. Раскрыв атлас на политической карте мира, Вадик сообщил:
   -- Обратите внимание, многие границы между странами проходят по тектоническим разломам. Думаю, если хоть одна из них сдвинется, начнутся трения.
   -- Трения! -- фыркнул Саша, -- тут войной пахнет, не иначе!
   Пожав плечами, Рамирос добавил:
   -- Катастрофа катастрофой, но это наверняка окажется только началом. Не думаю, что ООН будет спокойно смотреть, как его участники теряют все. Даже если Россию не затронет катаклизм, ее постарается затронуть эта свора шакалов.
   -- И кто будет первый?
   -- Тот, кому будет больше всего терять.
   -- Не обязательно. Скорее всего, самый нервный и нетерпеливый. Не Китай -- китайцы никогда не торопятся с решениями, и не Восток -- арабы консервативны в политике. Думаю, и Восточная Европа займет выжидательную позицию.
   -- Немцы и французы! -- Вадик поднял палец вверх, -- и старушка Англия вслед за ними.
   -- С чего ты взял?
   -- Сателлиты амеров в Европе не вякнут без "приказа сверху", остается только более-менее независимое Европейское ядро[1]. Британские банки в последние годы проводили самые рисковые операции, это я от отца знаю достоверно. В том числе, вклады в страны третьего мира. В этом они уже давно соревнуются с китайцами и японцами.
   -- А смысл?
   -- Долгосрочные инвестиции в производство и науку. Китайцы скупают целые научные институты, особенно стараясь отжать японцев, бриты захватывают пахотные земли и рудники. Впрочем, только те, что еще не успели скупить китайцы. Те совсем, как с цепи сорвались.
   -- Странно, -- я пододвинула любимому блюдо с бутербродами, -- и подозрительно. С Китаем это понятно, им нужны ресурсы, чтобы прокормить свое население и обеспечить работой. Но зачем это японцам или англичанам?
   Саша взял канапе и забросил в рот. С умилением наблюдая, как он уничтожает мою стряпню, вдруг с неудовольствием услышала надрывающийся в гостиной мобильный. Звонила мама:
   -- Доча, ты не хочешь приехать сегодня в гости? -- мамино воркование не предвещало ничего хорошего.
   -- Не могу, уже есть важные планы, -- судя по фону, мама была не одна и вовсе не с папой.
   -- Я тут подумала, что давно не видела тебя, а так хочется поговорить по душам, по-семейному.
   Подозрение, что дело не обошлось без маминых подруг, переросло в уверенность, когда на заднем плане в трубке раздались знакомые голоса и выражения. Там, явно за рюмочкой чая, мамина соседка делилась сплетнями с кем-то еще. Навострив уши, различила еще два голоса, один из которых заставил нахмуриться. Этот голос принадлежал маминой знакомой, сыгравшей достаточно негативную роль в моей жизни, что бы навсегда прекратить с ней любое общение. И вот теперь, оказывается, моя беспамятная родительница снова, как ни в чем не бывало, треплется с этой преступницей про мою жизнь. То, что мама разболтала подружкам все подробности, иллюзий я не питала, - маму не переделаешь. Даже в той судебной истории она повела себя, прямо скажем, не слишком умно. И вот теперь история имеет шанс повториться...
   -- Мамуль, у тебя там что, посиделки? -- Нападение лучшая защита. -- И, небось, Петрова присутствует?..
   -- Э-э, -- смешалась родительница, -- ну...
   -- Понятно. Ладно, у меня гости, а днем уеду в Братство до поздней ночи. Пока, мне некогда!
   И отключилась. Вернулась в кухню, где в пылу спора мужчины успели почти осушить бутылку и очистить блюда. Заняв свое место, пригубила вина и доела забытый в тарелке бутерброд.
   -- Мама твоя звонила, -- Сашу было не обмануть, -- снова в гости к своим подругам на съедение звала?
   -- Почти, -- жаловаться не хотелось.
   Приобняв, мужчина коснулся губами моих волос. Вздохнув, я обхватила его руку и положила голову на плечо. Сашины пальцы ободряюще пожали мне руку.
   -- Ладно, давайте тогда подумаем, что может быть дальше? -- Вадик, раскрасневшийся от вина и споров, рубанул воздух ребром ладони, -- и какие будут последствия и перспективы.
   -- А смысл? -- отозвалась, потершись носом о Сашину щеку, -- все равно пока мы слишком мало знаем, придется ждать до вечера как минимум, когда в Братство придут отчеты от ученых.
   -- Шикарное решение, -- ворчливо отозвался Рам.
   Хм, непонятно. Кажется, командира в кои веки переспорили? Мужская гордость задета? Хорошо, что я не присутствовала. Сейчас еще чего-нибудь съест, допьет вино и успокоится. Споры прервал мобильный Рамироса. Получив информацию, командир поднялся:
   -- Ходу, в Братстве свежие новости!
   Покидав в рот по пилюле-"антиполицаю", мужчины мигом собрались и разошлись по машинам. Я рванула наверх, переодеться. Распахнув дверцу шкафа, застыла в вечном недоумении: что одеть из разряда "на все случаи жизни", но свежее и красивое. Выбрала темно-синие вельветовые брюки, джинсовую рубашку с вышивкой в тон и необычную жилетку из кожаных лоскутков. На шею повязала гармонирующую бандану. Получилось что-то в стиле "ковбой в библиотеке". Дождавшийся Саша учтиво помог мне сесть.
   Сидя на штурманском месте рядом с другом, я перелистывала блокнот. Натолкнулась на список первоочередных дел и покупок, заметку о предстоящей встрече с выпускниками-однокашниками. Тут же принялась мысленно обдумывать, как оденусь. Может, шикарный костюм и побольше побрякушек? Жанна сдохнет от зависти... Или наоборот, что-то очень-очень скромное? Ведь наверняка местом встречи будет ночная дискотека. Да, вот и пометка у меня - клуб "Диско". Тогда - брюки-клеш, сексапильная маечка и звенящие браслеты? Саша не пустит. Или поедет со мной. И тогда вместо веселья мне придется оттаскивать от моего парня местных хищниц-охотниц за богатыми хахалями.
   - О чем задумалась? - любимый друг, как всегда, видел меня насквозь.
   Я улыбнулась:
   - Размышляю над проблемой столетия.
   - Вечным двигателем?
   - Что одеть на встречу выпускников в ночной клуб.
   - А что за клуб?
   - "Диско".
   Поисковик сделал вид, что задумался:
   - Хм... рекомендую паранджу и электрошокер в качестве аксессуара!
   - Зачем?! - у Саши просто талант меня ошарашивать одним-единственным словом.
   - Так это ж не просто клуб, а типа стационарной площадки для знакомств.
   - А ты откуда знаешь? - информация оказалась слишком неожиданной, чтобы спустить ее на тормозах.
   - Бывал однажды, когда в Клубе была мания на знакомство. Нас Старшины туда разве что строем не водили.
   - И часто ты там бывал? - само собой, я нахмурилась.
   - Один раз. Честно!! Мне сразу не понравилось. Слушай, а кто у вас там выбрал этот клуб? Вы же вроде как встречу выпускников планировали.
   - Именно. Если бы знала, что это за место такое, обязательно бы выяснила.
   - Выяснишь?
   - Могу предположить, что это результат совместных воздействий наших активисток - Жанны и Нади, на старосту. Насколько я помню, они с первого курса тусуются в каком-то "очень перспективном клубешнике".
   - А что, - осторожно поинтересовался Саша, - они не замужем?
   - Одна разведена два раза, вторая три... А ты почему спрашиваешь?
   - Да я уже подумываю, не поехать ли с тобой, чтоб местные озабоченные кобелины на тебя варежки не разевали...
   - Это, смотря кто на кого разевать будут, - на тебя наши маньячки, или на меня. Насчет последнего серьезно сомневаюсь.
   - Почему?
   - Я не буду даже по пьянке вокруг шеста голой скакать... мне с местными обольстительницами-профи не потягаться.
   - И хорошо! - Саша припарковался и открыл мою дверцу, протягивая руку.
   Не успели мы сделать пару шагов к подъезду Клуба, как за спиной раздалось пронзительное контральто:
   - Мечтуля, солнышко, сколько лет, сколько зим!!!
   - Саша, иди, я тебя догоню, - быстро отослала спутника от грозящей опасности. Кинув взгляд на мою сморщенную физиономию, тот понятливо кивнул и скрылся в дверях. Убедившись, что Саша в безопасности, медленно повернулась, выигрывая еще несколько дополнительных секунд:
   - Какие люди! - с трудом заставила себя улыбнуться.
   - А кто это с тобой был? - Жаннина мордашка выражала смесь любопытства и кокетливой радости, - а что ты тут делаешь?
   - Муж. По делам приехали.
   Не замечая моей лаконичности, бывшая однокурсница весело защебетала:
   - А я тут решила прогуляться по улице, не все же на такси разъезжать! Смотрю, а ты из крутой тачки выходишь...
   Тем не менее, ее слегка прищуренные, как всегда, тщательно разукрашенные до висков, глаза совсем не весело рассматривали меня с головы до ног. По опыту зная, что в голове Жанны уже произведена калькуляция одетых на мне шмоток, оценено колечко в сапфирчиках на правой руке и взят на заметку спутник с достаточно крутой машиной, я тихонько двинулась в сторону дверей:
   - Да, вот приходится в выходные заниматься делами... ну, ладненько, я побежала, тороплюсь!..
   И бодро рванула в двери.
   - До встречи в клубе!
   Обернувшись, я кивнула и захлопнула дверь. Через две ступеньки допрыгала до проходной и чуть не врезалась в Полковника.
   - Ага, подтягиваемся! - Старшина пропустил меня вперед, - через полчаса в актовом зале!
   - Поняла! - послала улыбку и рванула в кафе.
   - Кто это был? - Саша пододвинул мне стул.
   - Та самая Жанна, о которой я говорила по дороге. Вот же, легка на помине! К счастью, успела вовремя слинять, иначе бы не отцепилась.
   - Полковника кто-нибудь видел? - Рамирос проигнорировал наши перешептывания.
   - Только что столкнулись на проходной, - бодро отрапортовала, - сказал, через полчаса сбор в зале.
   - Есть время на кофе, - Вадик с готовностью подскочил.
   - Вы не помните, как там Индиана Джонс относился к кофе? Вроде, он виски предпочитал...
   Мы засмеялись. Вадик сделал вид, что обиделся Сашиной подначке:
   - Кому что?
   - Мне томатный сок.
   - Кофе без молока, - буркнул Рамирос, - крепкий.
   - Чай с лимоном, - решился Саша.
  
   ...а тем временем в одной приличной квартире...
  
   В тесной комнате для четверых места было не так уж много, так что одному из друзей пришлось усесться на большой картонной коробке, набитой старыми тетрадями. Еще двое заняли кровать, хозяин сидел на единственном стуле перед столом с компьютером. Впрочем, это никого не смущало, настолько обсуждаемая тема была интересной для всех. На столе стоял поднос с кофе и пряными хлебцами, лежали пакетики с леденцами и пастилками. Взгляды присутствующих были прикованы к монитору, на котором прокручивалось видео. Когда фильм закончился, хозяин комнаты обвел друзей взглядом:
   -- Итак, Петя уже рассказал все, что знал, материалы мы вам представили. У кого есть, что сказать по данному вопросу?
   -- Я бы хотел уточнить, -- поднял руку один из зрителей, пухлый румяный Леша, -- это все они сделали втроем?
   -- Да, втроем.
   -- Это же, наверно, тяжело...
   -- Да уж, не задаром им достаются все эти сокровища, -- симпатичный брюнет в спортивном костюме достал из пакетика леденец, -- скорее всего, вначале они затрачивают определенные средства на организацию экспедиции, которые потом покрывают за счет реализации добычи.
   -- Совершенно верно, Чарек, -- согласился Дима, -- и, если мы решим пойти по их стопам, нам предстоит использовать тот же алгоритм действий. Кроме того, не знаю, заметили ли вы, что в их команде есть четкое распределение обязанностей.
   Присутствующие кивнули.
   -- В их команде есть командир, -- вступил в разговор Петя, -- есть ученый и есть хозяйственница.
   -- Думаю, эта девушка не просто хозяйствует, -- возразил Дима, -- не знаю, заметили ли вы, но со всеми вопросами по решению загадок обращаются именно к ней. Второй парень, кажется, его зовут Вадим, отвечает только за научную часть. Основное руководство и силовая часть лежит на их командире.
   -- Получается, основная секретная информация находится именно у этой Мечты, -- заметил Леша, -- значит, если подслушать ее разговор, можно получить информацию, что называется, из первых рук.
   -- Ты о прослушке? -- тут же откликнулся Дима, -- ну что ж, это идея. Но вот как ее установить?..
   -- Возможно, еще стоит подумать о взломе ее компьютера, -- предложил Петя, -- хотя, думаю, вряд ли она будет хранить в нем что-то действительно важное...
  
   ...и снова Клуб кладоискателей...
  
   Новости поступили неутешительные. К моменту передачи данных Братству ученые отметили отклонение от прежней оси планеты на пять градусов, и были признаки, что раскачка продолжится. Была также передана секретнейшая информация, что астероидов на самом деле было два: второй камень меньшего размера проследовал точно за первым и усугубил его патологическое влияние. Астрономы были крайне осторожны в выражениях, но не исключали также возможности отклонения Земли от основной орбиты.
   Прогнозы давались из разряда "возможно, при определенных обстоятельствах" и так далее. Было обещано, что Братство будет извещено обо всех изменениях одновременно с Правительством. На этом телемост, связавший все филиалы Братства в единую аудиторию, был завершен. Немного пришибленный новостями народ расходился как-то молча, кратко пожимая друг другу руки и перекидываясь одним-двумя словами.
   Как будто в насмешку, закапал унылый дождик из уныло-серых туч. Выбираясь со стоянки, случайно глянула в сторону и вдалеке заметила ярко-зеленое пальтишко на скамейках сквера. Оно так контрастировало с одноцветно-серой обстановкой, что просто бросалось в глаза. Саша хмуро следил за дорогой в серой полумгле дождя и сумерек. Говорить не хотелось. Невольно начала размышлять над насмешками Судьбы, обожающей подкидывать людям самые неожиданные гадости.
   Перед сном, уже в темноте, Саша неожиданно подгреб меня под бок.
   -- Мррр?
   -- Котенок, -- мужчина целовался почти с исступлением, -- мой котенок...
   -- Твой, -- согласилась, едва получила возможность дышать.
   Договорить задуманную фразу он мне не позволил.
  
   2...ря
  
   Утро началось с мерного бубнёжа телевизора под завтрак. Чтобы поднять настроение хотя бы с помощью еды, я сделала на скорую руку горячих бутербродов. Саша с вилкой в одной руке и ручкой в другой конспектировал последние известия в блокнот.
   Ведущая в кокетливом жакете отлично поставленным голосом читала:
   -- Хакерская банда "Анонимус" смогла взломать систему, до этого считающуюся невзламываемой: базы данных ООН, а также внутренние документы правительства США, Великобритании, Канады и Германии были выставлены хакерами на всеобщее обозрение. С целью расширения доступа к этой информации "Анонимус" произвел принудительную рассылку миллиардам адресатов по всей планете. Никакие попытки правительственных спецслужб ликвидировать взлом и убрать информацию из открытого доступа пока не увенчались успехом.
   Главной сенсацией выставленных документов стали расписки, лично подписанные предыдущим президентом США о передаче золотовалютных запасов страны, ранее дислоцированных в знаменитом форте Нокс. Теперь эти запасы перевезены в хранилища Всемирного банка. Как известно, последние десятилетия Всемирным банком руководят объединенный совет директоров, в который входят Джон Рокфеллер, Гарри Форд, Сэмюэль Ротшильд и другие, не менее знаменитые представители банковской элиты.
   По поводу других стран официального подтверждения не поступало, но косвенные документы также выставлены "Анонимусом". В мире назревают стихийные протесты. Полиция пока бездействует.
   Картинка сменилась: мельком показали пикет с плакатами "верните наши деньги" перед Белым домом с вереницей мрачных полицейских за стеной щитов.
   -- Подтвердилась информация о смещении оси Земли, -- дикторшу сменил ее коллега, -- пока ученые не делают долгосрочных прогнозов, предпочитая высказывать гипотезы о предположительном похолодании климата. Это заявление обнадежило Лигу Зеленых, ранее высказывавших опасения по поводу глобального потепления и гибели коралловых рифов. А теперь переходим к новостям спорта.
   Саша выключил телевизор и отложил записи. Пересел рядом и обнял. Прижалась к нему и потерлась носом о щеку:
   -- Что-то случилось?
   -- Может случиться, любимая. Заметь, в новостях ни словом не упомянута Россия. Понимаешь, что это значит?
   -- Ну и что, -- пессимизма друга я пока не разделяла, -- это всего лишь значит, что наше правительство против ожиданий на такую удочку не попалось.
   -- Возможно, ты права.
   -- Ты все принял слишком близко к сердцу, милый.
   -- Надеюсь.
   -- Саш, у нас заканчиваются продукты. Может, доедем до рынка?
   -- У меня есть идея получше, -- Саша встал и принес из кабинета кожаный мешочек.
   -- Рыночная долина?
   -- Она самая.
   Обрадовавшись, что любимый снова повеселел, я мигом собралась и подготовилась к походу.
  
   ...тем же утром где-то на берегу острова Хонсю...
  
   Проснувшись от привычного запаха разожженного очага, старый Исами с кряхтением поднялся с футона и принялся медленно одеваться. В сумраке раннего утра с трудом просматривалась немудреная обстановка комнаты -- старинный комод из дальневосточного кедра и сундуки, такой же старый стол. Из-за плохо прикрытой фусумы виднелся подол кимоно жены, хлопочущей у очага.
   -- Кимико, -- позвал он, силясь отыскать запропастившиеся носки.
   -- Что случилось? -- жена выглянула из кухоньки, торопливо вытирая руки полотенцем.
   -- Куда подевались носки?
   Кимико молча вытащила из нижнего ящика комода требуемое и с коротким поклоном снова удалилась на кухню. Одевшись, старик вышел во дворик, умыться. Посмотрел на затянутое тучами небо, на весело развевающееся полотенце на веревке. Поплескавшись у старинной колонки, он как раз поспел к моменту, когда жена принялась расставлять на столе миску с рисом и блюдо с рыбой и овощами.
   -- Сегодня должен придти тунец, -- проговорил он, добравшись до дна любимой чашки, -- море волнуется. Тунец любит подобную погоду.
   Жена молча убрала со стола и принесла чай. Закончив трапезу, Исами накинул рыбацкую куртку и направился к причалам. По дороге поздоровался с соседом, уже разогревающим мотор старенького грузовичка:
   -- Доброго утра, уважаемый Рио.
   -- И вам удачи, Исами. Пусть Сумиёси пошлют вам хороший улов!
   -- Благодарю, -- поклонился рыбак, -- ровной дороги вам, уважаемый Рио. Надеюсь, сегодня цена на рис будет, как никогда, низкой.
   Обменявшись таким набором пожеланий, каждый занялся своим делом: Рио захлопнул слегка проржавевший капот упрямой машины, а Исами продолжил свой путь к лодке. На перекрестке с Длинной улицей столкнулся с сидящим в позе лотоса на высоком угловом камне монахом Мишио. Уважительно поклонившись, рыбак принял благословение и повернул вправо, чтобы срезать путь за магазином.
   Лодка спокойно покачивалась на утренней волне, поджидая момент выхода в море. Пробрав сеть, Исами проверил мотор и остальной такелаж, связался со смотрителем пристани по рации и направил свой кораблик к выходу из бухты. Исами очень любил этот момент: когда берега вдруг раздвигались, словно ширмы, и взгляду представал безграничный океан. Сегодня он был хмурым и даже немного сердитым, с волнами в пенных барашках. Чайки с пронзительными криками носились над лодкой, зовя ветер и предвещая хороший улов. Отойдя на глубину, Исами застопорил штурвал и на малом ходу принялся потихоньку вытравливать сеть. Некоторые из чаек начали садиться на воду.
   -- Добрый знак, -- пробормотал старик и потянулся за пачкой сигарет в кармане. Ждать приходилось долго. Он уже задремал в рубке, когда подскакивавшие поплавками на волнах чайки вдруг разом поднялись в воздух и с истошными криками ринулись к берегу.
   -- Что такое? -- изумленно вскочил рыбак, одной рукой хватаясь за штурвал, а другой за рацию. Далеко впереди, примерно в полумиле, море вдруг вспучилось темно-сизой сопкой. Бугор вспух безобразной горой и взметнулся пенным буруном вырвавшихся из глубины земли газов. Вода опала и забурлила, превращаясь в жутковато белеющую пену.
   Рыбак успел резко повернуть от опасного места, принюхиваясь к омерзительному запаху тухлых яиц. Только когда море успокоилось, старик перевел дух и снизил ход. Мотор успокаивающе заурчал, сбавляя обороты. Подумав, Исами поставил рычаг вытягивающего механизма на средний уровень. На корме зафырчал еще один мотор и черная сеть с ярко-красными поплавками начала медленно вытягиваться на борт, в специальный отсек. Убедившись, что она вся целиком уместилась на лодке, Исами заглушил мотор, бросил малый якорь и начал освобождать сеть от улова. Вопреки опасениям, сегодня старому рыбаку повезло: синий тунец бился в сетях, обещая щедрое вознаграждение на рынке и пополнение семейного бюджета. "Кажется, Кимико сможет, наконец, сходить в клинику и подлечить ревматизм", с довольным вздохом подумал рыбак, поворачивая к родному берегу. Он уже не видел, как в километре к югу в небо взметнулся еще один газовый пузырь.
  
   ...в это же время где-то на границе Египта с Ливией...
  
   Мусса проснулся затемно и первым делом заглянул загон к верховым лошадям. Любимый конь стоял на вытянутой во всю длину привязи и нервно прислушивался к рассветным звукам пустыни.
   -- Тихо, тихо, -- мужчина огладил жеребца и достал скребницу.
   Вычистив и поседлав коня, Мусса вернулся в шатер. Обе его жены и престарелая мать уже готовили завтрак: пекли румяные лепешки на раскаленном камне и заваривали кофе. Усевшись на законное место главы семьи, араб наблюдал за привычными хлопотами женщин. Из-за занавески вышел его старший сын, пятилетний Мухамед. Потирая кулаками глаза, уселся рядом с отцом. За старшим подтянулись остальные дети: четырехлетняя Газала и трехлетний Амин. Последним на четвереньках выполз двухлетний Шакур.
   -- Что ты, маленький! -- бабка споро подхватила внука на руки и усадила между Газалой и Амином.
   На столе уже красовались пиалы, стояли блюда с финиками, козьим сыром и горшок с простоквашей. Старшая жена подала блюдо с лепешками.
   Позавтракав, Мусса закинул в переметную суму немного воды и припасов, приторочил теплый плащ и неспешной рысью двинулся через барханы в сторону основного стада своей семьи. Пасли его скот два племянника, пока сыновья были слишком малы для такого ответственного дела.
   Наслаждаясь легкой дорогой, скотовод посматривал по сторонам, ища признаки бредущего где-то впереди стада. Вот почти занесенная песком верблюжья лепешка. Вот обрывок материи. Вскоре ветерок донес глухой рев верблюда и с вершины очередного бархана араб увидел цель путешествия -- стадо верблюдов, коров и коз, примерно в сотню голов, кормящееся на островке жесткой пустынной травы.
   Подняв коня в галоп, Мусса доскакал до животных. Племянники поприветствовали старшего и засыпали новостями: сколько верблюдиц принесли потомство, который из быков чуть не поднял на рога одного из псов, и что белую козу нужно- забить -- она единственная до сих пор не в тягости.
   Мирную беседу прервал тяжелый глухой гул. Стадо заволновалось: заревели верблюды, заблеяли козы, замычали коровы. Пастуший пес залился лаем, оббегая вверенное стадо и не позволяя животным в страхе разбежаться. Земля ощутимо затряслась.
   -- Во имя Аллаха! -- испуганно вскрикнул один из парней.
   -- Земля трясется, -- мужчина смог сохранить присутствие духа, -- но это не страшно.
   И в самом деле, через минуту все стихло. Все успокоились и погнали стадо ближе к шатрам.
  
   ...в это же время где-то под Москвой...
  
   Красивый, восточного типа, молодой человек шел по тихой улице, застроенной неприметными пятиэтажками, каких тысячи разбросаны по малым городам Подмосковья. В темном костюме и светлой рубашке, без галстука, с небольшим портфелем-папкой, какие любят менеджеры, в начищенных ботинках - один из миллионов таких же приличных молодых людей, один из многих, кто в этот день спешит по каким-то делам.
   Свернув в один из двориков, мужчина проследовал через детскую площадку со сломанной каруселью, перескочил через большую лужу возле подъезда со вырванным домофоном и поднялся на третий этаж. После трех настойчивых звонков дверь раскрылась на цепочку и в щель высунулся длинный нос.
   - Я к батоно, - тихо, но настойчиво сказал мужчина и показал перстень на руке.
   - Проходи, мегобари, - дверь распахнулась.
   В квартире было странно тихо: не тикали часы, не слышались ни голоса, ни шаги. Даже с улицы ничего не было слышно. Обладатель выдающегося носа молча показал на закрытую дверь в конце прихожей. Чуть задержавшись перед дверью, посетитель решительно вошел. В небольшой комнате на широкой тахте лежал... теперь уже, наверно, пожилой мужчина. Знаете, такое иногда бывает, когда сильное горе или какие-то обстоятельства вдруг выпивают из человека все силы, заставляя буквально за часы пережить десятилетия. Вот и тут: совершенно седые волосы, резкие морщины вперемешку со шрамами, от когда-то роскошных усов осталась жалкая щетка. Сильные когда-то руки теперь постоянно, хоть и не сильно, дрожали. Разговор начался на грузинском.
   - С чем пришел, сын моего друга?
   - С вестью, батоно.
   - Хм, - лежащий помолчал, справляясь с особенно сильным приступом судорог, - доброй или как?
   - О том вам судить, батоно.
   - Присядь.
   Молодой человек огляделся и подтащил к тахте табуретку. Помолчав, он сказал:
   - За океаном беспокойно, батоно. Но у достойных людей везде друзья...
   - За океаном у меня нет друзей! - резко вскрикнул больной, - теперь нет...
   - О да, батоно! - молодой подчеркнуто почтительно склонил голову, - моя семья скорбит о несчастье, постигнувшем лучшего друга моего отца. Но, прошу, выслушайте то, что велели мне передать.
   - Ну? - старик взял себя в руки и приподнялся на подушках. Рука судорожно вцепилась в одеяло.
   - Этим белым шакалам Бог воздал по их грязным делам. Вы же слышали, какие скандалы нынче сотрясают самые вершины мировой власти?
   Хозяин кивнул.
   - Так вот, - продолжил гость, - теперь они вдруг вспомнили обо всех, кто им верно служил и кого они предали. К моему дяде в Нью-Йорке приезжал курьер и привез письмо. Вот оно, - раскрыв портфель, молодой почтительно передал плотный синий конверт. На красном штемпеле был изображен орел, держащий полосатый щит.
   Хозяин с ненавистью разорвал конверт и вытащил послание. Прочитав, отбросил его и задумался. Гость терпеливо ждал. Повисла гнетущая тишина. Молодому человеку было явно неудобно сидеть на грубом сиденье, но он терпел, незаметно то так, то эдак меняя позу.
   Хозяин резко встрепенулся и потряс серебряным колокольчиком. На тоненький хрустальный звон в дверь высунулся "мистер нос".
   - Проводи гостя в гостиную, пусть он ни в чем не терпит нужды. Мне надо подумать, - приказал хозяин.
   Носатый коротко поклонился и распахнул широко дверь.
   - Иди, дорогой, отдохни, - теперь в голосе хозяина, адресованном молодому человеку, плескалась забота, - а мне надо подумать будет, уж больно важные вести ты принес!
   - Да, батоно, - молодой человек коротко кивнул и поднялся.
   Когда закрылась дверь, батоно преобразился, хоть и не сильно: в глазах зажегся знакомый стальной огонь, остатки усов воинственно встопорщились. Поднявшись и поудобнее усевшись, он перечитал письмо вслух, попутно комментируя под нос:
   - Уважаемый... угу, уж так вами уваженный, что до сих пор ходить не могу!..
   - Сообщаем вам, что ваш счет разморожен... а смысл в нем, если в любой момент снова отберете?
   - Положена сумма, компенсирующая... дураки, кто может компенсировать здоровье мужчины?! - он зарычал, вскидываясь и сжимая кулаки.
   Успокоился.
   - Нас заинтересовали новости в вашей стране... еще бы! Теперь они поняли, насколько серьезно русские водили их за нос!
   - Сведения о данных акциях... да щас бы! Больше я на эту удочку не попадусь! Пусть сами банкиров трясут!
   Подумав и побарабанив пальцами по одеялу, откинулся на подушки и пробормотал:
   - А вот сыграть в свою игру... это было бы справедливо... эх, жаль, что они все педики!.. - мужчина мечтательно усмехнулся, - придется идти другим путем.
  
   ... и снова на окраине Петербурга...
  
   Переход на Странные Пути открыли, как всегда, посередине двора, на ровной площадке, специально лелеемой для таких случаев. На этом пятачке не было места ни кашпо с цветами, ни садовым изыскам в виде плетеной мебели, ни керамическим скульптурам, которые я обожала и которыми постаралась украсить весь участок. Судя по всему, в заповедном лесу только что прошел дождь -- с густых крон деревьев стекали струйки воды, пахло озоном и мокрой травой. Осмотревшись, Саша первым двинулся вперед.
   Фестралы поджидали на знакомой полянке в полукилометре от долины. Заря и Коржик подбежали наперегонки, с радостным фырканьем тыкаясь бархатными носами в руки и выпрашивая ласку. Приторочив переметные сумки, направили крылатых зверей к ярмарке. Продвигаясь по широкому проезду между рядами, рассматривали товары и толпящийся народ. Правда, вскоре пришлось спешиться: разъезд стражников предъявил предписание передвигаться по долине только пешком, либо, при перевозке грузов, в медленно двигающейся повозке. Оставив фестралов на особо отведенной привязи, двинулись дальше.
   Продовольственные ряды встретили нас многоголосым гамом, криками птиц в клетках и животных в загонах, одуряющими ароматами специй и кушаний. Сначала направились в мясные ряды: мне пришлась по вкусу нежнейшая оленья шея, ароматные кабаньи окорока и пряная вяленая дичь. Да и пироги с олениной или мелкой боровой дичью разлетались в один миг. Бульонных кур -- не жирных, но выкормленных на естественном подножном корме, родные уже открыто требовали. Как и экзотических специй или пряных трав.
   Пока дюжий мясник забивал для нас упитанного поросенка под Сашиным присмотром, я отошла чуть подальше, заказав целую корзину куриц и целую корзину перепелов торговке птицей. Отбирая квохчущих пеструшек, мы перешучивались с дебелой селянкой на кулинарные темы, когда сбоку раздался рев. Ахнув, женщина едва не выпустила из рук бьющую крыльями и сопротивляющуюся птицу, но тут же проворно запихнула в садок:
   -- Во имя Трехрогого! Что там случилось?!
   -- Не знаю, -- я обернулась и привстала на цыпочки, но потом тоже ахнула и бросилась туда, -- мой муж! На него напали!..
   -- Беги, -- селянка отставила мой садок, -- потом закончим!
   Благодарно кивнув, принялась расталкивать толпу в нужном направлении. Возле мясного ряда раздавшаяся толпа освободила круг, посреди которого Саша уворачивался от размахивающего боевым топором заросшего верзилы в кольчуге и рогатом шлеме. Тот ревел что-то нечленораздельное, мой друг молчал, сберегая дыхание. На его плече уже набухла рана. Вид крови привел меня в состояние, близкое к истерике, я невольно взмахнула рукой, отчего верзилу вдруг смела волна чистой Силы. Подавившись собственной бородой, он растянулся поперек мостовой и затих. В два прыжка я подскочила к мужу:
   -- Саша, Сашенька!
   -- Все в порядке, -- он попытался обнять меня здоровой рукой.
   -- Нет. Не все, -- зажав пальцами разрубленную артерию, прижгла магией и остановила кровь.
   -- Придется обратиться в травму, -- мужчина побледнел, но держался молодцом.
   -- Потом. Сначала, -- я обернулась к нападавшему.
   Верзила начал приходить в себя и теперь озирался по сторонам, пока еще не совсем осмысленно. Меня немного успокоило, что безумие ушло с его заросшей рожи. Жалости к этому ублюдку не было никакой. Широкая отмашка, и молния взрыла землю перед ним. Викинг дернулся, а толпа отступила на шаг назад, загудев. Тут подоспели стражники и уставили на верзилу копья. Старшина повернулся к нам:
   -- Что здесь произошло?
   -- На моего мужа безо всякой причины напал этот человек, -- отчеканила я, указав на рыжего, -- он ранил его в плечо.
   Толпа согласно загудела.
   -- Понятно. Кто знает зачинщика? -- старшина оглядел народ.
   -- Мы знаем! -- несколько уменьшенных копий верзилы протолкались в круг с восточной стороны, -- это сын нашего вождя, Ольгерд-берсерк.
   Кинув на нас один-единственный взгляд, тот, что повыше, продолжил:
   -- Этот человек, к несчастью, очень похож на кровника Ольгерда. Тот его давно разыскивал, очень много зим в подряд, но безуспешно. Это уже начинало смахивать на безумие. А тут попался навстречу этот мужчина. Так что, Ольгерд, наверно от радости, что наткнулся на врага, не разобравшись и не присматриваясь, поспешил напасть. Я рад, что никаких серьезных ран он нанести не успел и готов от имени вождя выплатить виру за причиненный ущерб.
   -- Что говорит закон? -- спросил Александр у стражи, игнорируя викингов.
   -- По закону, ранивший без причины обязан уплатить в казну Правителей долины штраф в пятьдесят гранов серебра, а также уплатить виру пострадавшему в зависимости от причиненного ущерба. В данном деле, -- старшина обвел взглядом Сашу, подсчитывая про себя ущерб, -- это составит три грана золота или пятнадцать гранов серебра.
   -- Согласен.
   Викинг развязал кошель и громко отсчитал сначала штраф, потом виру. Еще раз принеся свои извинения, викинги подняли берсерка и утянули в сторону. Толпа начала расходиться. Более-менее оправившийся поисковик вернулся к дожидавшемуся его мяснику, а я поспешила к торговке. Та уже подготовила еще один садок с перепелами. Быстренько рассчитавшись с птичницей и свинарем, мы загрузили покупки в расширенные магией сумки и двинулись дальше. Овощные ряды пестрели радугой всех цветов и оттенков. Тут было свежо и спокойно: огородники народ неторопливый. Лениво торгуясь, они сбывали корзины упругих тыкв и лаковых баклажанов, налитых помидоров, всяких видов лука, пряной зелени и свежайшего салата. И это только те растения, которые я знала! А сколько еще было совершенно неизвестных мне видов? Не сосчитать!
   Набрав крошечных кабачков-зеленцов, упругих корнишонов, помидоров, всякой зелени и салатов, я выбрала еще баклажаны, капусту и большую золотистую тыкву.
   -- Ненавижу тыкву! -- пробурчал Саша.
   -- Ты просто не умеешь ее готовить, -- отозвалась, запихивая тыкву в корзину, -- тем более, что большую часть я отвезу маме, она давно просила.
   -- Ладно. Уговорила.
   Всего получилось три корзины овощей и фруктов -- все это провалилось в наши бездонные сумки. Я бы еще побродила по торгу, но плечо Саши начало гореть, так что мы поспешно вернулись к коновязям. Фестралы мгновенно учуяли кровь, тревожно зафыркали и зарычали. Огладив крылатых хищников, я восстановила мир, и мы взлетели прямо оттуда.
   Дома, оставив сумки пока как есть, вызвала на помощь отца, -- надо же было отвезти раненного друга к врачам! По понятной причине сохранения секретности команду привлекать не стоило. Меня они с собой не взяли, оставив на хозяйстве. Немного обиженно я занялась разборкой покупок.
   -- Доча, что у вас стряслось? -- мама, естественно, не смогла остаться в стороне от переполоха.
   -- На рынке на Сашу напал викинг, приняв за своего врага. Папа повез его в травму, -- отрапортовала, -- я тебе тыквы купила и куриц. Передам с папой.
   -- Ох, господи!.. -- мама тут же начала переживать, -- обязательно позвони, как вернутся!
   -- Конечно.
   Отложив телефон, вяло достала из сумок первую корзину. Решила сварить куриный бульон, -- Саше понадобятся силы, чтобы скорее выздороветь.
   Мужчины вернулись где-то через час, когда я уже не находила себе места от беспокойства и нервно наворачивала круги по кухне. Саша держался молодцом, аккуратно неся загипсованную от шеи до локтя руку на подвязке:
   -- Мы сказали, что на меня свалился с верхней полки в сарае топор. Сергей Иваныч устроил в травме целое представление, кляня свой склероз и дурацкую идею прибраться в сарае.
   -- Молодцы. Что врач сказал?
   -- Кость надрублена, но все будет в порядке. Назначил физиотерапию и обезболивающее. Мы заехали по дороге в аптеку и купили нужное.
   Сунув отцу сумку с курицей и тыквой, отправила его восвояси, к не находящей места мамуле на допрос.
  
   3...ря
  
   Известие о травме повергло команду в справедливый гнев. На фоне экстремальных событий временная недееспособность Саши была сродни удару под дых. К сожалению, сказать правду было нельзя, так что мы в полной мере выслушали мнение про глупцов, бросающих топоры на краю верхних полок. Саша молча смотрел в пол с хмурым видом. Хуже всего было то, что из-за травмы ему было тяжело водить машину.
   Немного утешившись мясным пирогом, Рамирос с Вадиком подняли следующий по важности вопрос -- как реагировать на развивающиеся в мире события. Я придерживалась мнения, что лучше всего просто ждать. Мужчины озвучивали различные варианты развития событий.
   Полковник позвонил Рамиросу, прервав горячие споры, и почти приказал подключить громкую связь.
   -- Сейсмологи отмечают странные реакции глобальных тектонических плит, -- в наступившей тишине по кухне запрыгало эхо от голоса Старшины, -- пока плиты не сдвигаются, но они вибрируют в вертикальной оси. У ученых вариантов толкования не так много, как хотелось бы, но Братству объявлена Желтая тревога.
   Мы переглянулись.
   -- Саша травмирован, -- сухо отозвался Рам.
   -- Не горюй, -- в голосе полковника не было злости, -- думаю, ты успеешь выздороветь прежде, чем случится что-то страшное.
   -- Слышали?! -- победно оглянулась на командира.
   Дождавшись коротких гудков, озвучила пришедшую в голову мысль:
   -- А еще, мы можем подумать, как с помощью Странных Путей можем помочь стране! Например, поискать новые знания, технологии или материалы. Да и одомашненные растения с животными, способные выживать в экстремальных условиях, будут кстати.
   -- Гениально! -- Саша обнял меня здоровой рукой и поцеловал.
   -- Спорно, -- отозвались "скептики".
   -- Совсем не обязательно открывать всю правду-матку, -- продолжила я выдавать озарения, -- да и подать одну и ту же мысль можно по-разному. В конце концов, Братство дает такую же клятву при посвящении соблюдать наши секреты, как и мы ему! Сейчас же, мы можем пока только проводить разведки и тренировки, чтобы в час Х сразу работать прицельно.
   -- Я думаю, ты слишком оптимистична.
   Решив сделать перерыв до получения новых данных, Рамирос закрыл наше совещание. Запирая ворота, обратила внимание на притулившегося к ларьку "Роспечати" пацана. Он делал вид, что курит, и прихлебывал из банки энергетик, бесцельно зыркая по сторонам. Бесцельно ли? Эта здравая мысль пришла в голову уже после, когда я скинула в прихожей резиновые сапожки: было довольно прохладно, а час назад еще и дождь начался. Козырек ларька никакого серьезного укрытия не давал, так что торчащий рядом подросток выглядел странно. И подозрительно...
   Отбросив несвоевременную мысль, вернулась на кухню, к допивавшему свой чай Саше. Мужчина задумчиво водил ложечкой по столу.
   -- О чем задумался? -- подойдя сзади, легко поцеловала в щеку.
   -- Знаешь, я понял одну важную вещь: я умею стрелять из всех видов огнестрельного оружия, но с луком или еще чем-нибудь старинным не совладаю. Я смогу победить в рукопашной, либо в поединке на ножах. Но я совершенно беспомощен против врага с мечом или еще чем-то вроде.
   -- Но у нас здесь не осталось подобной школы, -- кивнула я, доливая в чашки еще чая, -- современные реконструкторы используют крупицы сохранившихся знаний, совершенно непригодные для реального боя. У них, скорее, театр.
   -- Именно! -- Саша поднялся и прошелся туда-сюда, -- я думаю, единственный вариант -- найти учителя с помощью Странных Путей!
   Невольно отзеркалила волнение пусть гражданского, но мужа:
   -- И, кстати, если уж мы придумали использовать Странные Пути шире, проблема однобокости боевой подготовки Братства может стать серьезнее, чем мы сейчас думаем. Пусть не весь состав, но хотя бы непосредственные участники походов должны это уметь!
   -- Надо будет все это досконально продумать потом, -- я достала кастрюлю и вытащила из холодильника еще не успевшего окончательно замерзнуть поросенка. Отрезав ножки и уши, залила водой и поставила на маленький огонь.
   -- Что это будет? -- Саша заглянул через плечо.
   -- Чтобы кости скорее срослись, им нужно соответствующее питание. Так что теперь ты будешь постоянно есть холодцы и желе.
   -- И все, что ли? -- он сделал жалобное лицо.
   -- Еще заливное, студни и зельц. Чем больше, тем лучше!
   Сунув остальные ингредиенты в кастрюлю, прикрыла ее крышкой:
   -- Ну, не огорчайся, другие продукты тебе тоже нужно есть!
   -- О, тогда я хочу жареных кальмаров!
   -- Как скажешь, -- я улыбнулась и мягко выпроводила Сашу в гостиную.
   Пока упаковка с кальмарами размораживалась в прохладной воде, присела к столу, обложившись кулинарными книгами. Для фона включила телевизор на любимом канале, -- негромкое бормотание дикторов успокаивало.
   Определившись с меню, вытащила из буфета холщовый мешочек с грецкими орехами, достала молоток и щипцы. Через минуту Саша выскочил из гостиной от жуткого грохота: я молотила по твердой скорлупе, порой помогая себе выражениями, совершенно недостойными культурного человека. Убедившись, что это вовсе не отряды врагов штурмуют дом, а я занимаюсь вполне мирным занятием, он вернулся на диван. Саша уже давно привык, что я терплю других людей во время готовки только в крайнем случае, когда одна справиться точно не могу.
   Тщательно обжаривая длинные тонкие полоски баклажанов, смешивая фарш из орехов, чеснока, сыра и зелени, шинкуя лук и помидоры с перцами, подготовила первую половину задуманного ужина. Теперь баклажаны должны были остыть, а фарш в них -- пропитаться соком и жиром. Овощи пока тушились в небольшой сковородке, ожидая последней заправки. Рядом раскалялась сковорода-гриль. Остудила отваренные кальмары, нарезала их тонкими полосками, обваляла в сухарях и выложила в тут же зашипевшее масло на гриле.
   Подбирая подходящую посуду для сервировки, забралась на табуретку перед буфетом. Наткнулась на кажущийся простым обеденный сервиз из нежно-салатового фаянса: три продолговатых миски разного размера, продолговатое же блюдо и набор тарелок на шесть персон. О, давно их не использовала! Оставив четыре из тарелок на месте, перенесла остальную посуду на стол. Оттенила лаконичную форму посуды затейливо вышитой скатертью в стиле "ришелье".
  
   ...утро, где-то в Вайоминге...
  
   Джек Рассел вышел из дома, как всегда, ровно в половине восьмого утра, чтобы успеть на работу к восьми. Ехать было недалеко: он вот уже десять лет трудился в автомастерской при бензоколонке, принадлежавшей старому приятелю по армии. Не сказать, чтобы Джек особо разбогател на такой работе, но на жизнь хватало. Пока он протирал тряпкой ветровое стекло, из дома вышла жена с пакетом в руках:
   - Джеки, не забудь завтрак! Детей я сама отвезу к автобусу, не волнуйся.
   Джек кивнул и сел за руль. Сегодня дети отправляются в лагерь, в окрестностях Йеллоустоунского парка. Им повезло: и ехать детям всего тридцать миль, и места там просто сказочные! В молодости Джек как-то пару лет участвовал в волонтерском движении, - помогал смотрителям парка, и до сих пор с теплом вспоминал те годы. Это было просто волшебное время!
   За размышлениями мужчина не заметил, как его старенький "пикап" подкатил на место, к любимой парковке в углу за мастерской. Открыв ворота и включив оборудование, Джек подхватил стаканчик кофе из кофемата и зашел к шефу:
   - Хай, Билл! Сегодня привезут детали?
   - Привет, Джек, - хозяин, Хромой Билл, потерявший ногу в Ираке, на секунду оторвался от компьютера, - приедут к обеду. И постарайся закончить сварку рамы для грузовика к этому времени.
   Кивнув, Джек занялся прямыми обязанностями. Приварив раскосы к основной поперечной балке, он расположил стояки на полу, приложил поперечину, прихватил парой точек сварки в нескольких местах и уже непрерывным швом пошел вдоль главного стыка. Тут пол мастерской задрожал и электрод соскочил с линии.
   - Черт! - мастер выпрямился и посмотрел на качающиеся инструменты над верстаком.
   Мини-землетрясения были тут обычным делом, так что Джек решил переждать и начать шов заново. Однако, через секунду-другую, дрожание усилилось, став заметным для стоящего человека. Длилось оно целых пятнадцать минут, вместо обычных трех-пяти. На всякий случай Джек решил проверить, как дела у шефа. Билл обнаружился в своем кабинете, под столом и компьютером. Джек помог ему выбраться, раскидав свалившуюся на начальство технику и принеся стакан воды:
   - Билли, ты как? В порядке?
   - Выживу, - Билл глотнул воды и перевел дух, - если бы не проклятая культяшка!..
  
   ...и снова Россия, окраина Петербурга...
  
   Прибрав на кухне после ужина, расставила в буфете высохшую посуду, навела лоск. Сняла фартук и повесила на крючки за пеналом. Сложила грязные салфетки в стирку, а скатерть аккуратно расправила и убрала в небольшой сундук. Откинутая крышка насыщенного шоколадного цвета вызвала поток воспоминаний.
  
   В последнее время, после серии полевых сезонов, я особенно остро начала чувствовать и ценить такие мелочи, - красиво сервированный стол, какие-нибудь оригинальные рецепты из непривычных продуктов, тщательно продуманный домашний наряд с подобранным в тон и стиль фартучком.
   Родня связывала это, в основном, с моим долгожданным взрослением и полностью одобряла. Мама известила всех знакомых, что мне стоит дарить только полезное по хозяйству и рукоделию, так что на этот Новый год я получила от одной из маминых подруг целый чемодан (старый и тоже ненужный, разумеется) со всяким текстилем, клубками ниток, отрезками тесьмы и кружева и прочим хламом. Весил он килограммов двадцать, не меньше - Саша с Рамиросом затаскивали его наверх вдвоем. Обсудив с сестрой этот презент, мы пришли к выводу, что тетка Ада собирала его со всех углов и закромов в доме, утрамбовывая и утрясая, поскольку, стоило мне отщелкнуть замочки, как крышка откинулась, словно на пружинах, а содержимое, словно хорошее тесто, вывалилось на пол.
   Ткани и прочее богатство пополнили мои стратегические запасы, а старый обшарпанный ящик я подкрасила, разрисовала цветочными мотивами, а нижние уголки Саша убрал, вставив его в легкую деревянную раму из дуба на ножках - получился симпатичный сундук. Мама в восторге сфотографировала его на мобильный и с гордостью показала дарительнице. Увидев, во что превратилась, прежде просившаяся на помойку, вещь, скуповатая на самом деле тетка чуть не искусала себе локти. Она-то думала сэкономить на подарке и презентовала старье, до этого много лет пылившееся на чердаке! Мама в лицах рассказывала мне эту сцену, а под конец заметила:
   - Я так и не поняла, что ее больше морально уничтожило: толи то, что мусор на деле оказался стоящей вещью, толи то, что у вас с Сашей оказались золотые руки.
   - Да какая теперь разница? - беззаботно отозвалась я, любуясь своим новым сундуком, - главное, что теперь ей ну никак не потребовать его обратно, а здесь, в нише лестницы, он смотрится просто потрясающе!
   - И скажи кому, что это в свое время был прабабушкин чемодан - не поверят!
   - Боюсь только, что теперь Аделаида мне вообще ничего больше дарить не будет из страха, что я снова утру ей нос.
   - Подарит, даже не сомневайся! - мама налюбовалась и начала спускаться вниз, - уж я-то знаю, сколько хлама у нее на чердаке! А покупать подарок жадность не позволит.
   - Странная она, неужели не хочет сдать в какой-нибудь антикварный магазин? Кучу бы денег получила...
   - Да пробовала уже, только ее рухлядь копейки стоит на самом деле. Одна перевозка дороже обойдется.
   - Тогда бы выкинула, и все дела.
   - Чтобы Адочка, да что-то выкинула?! - мама устроилась за столом и глотнула чуть остывшего чая, - думаю, она выжидает в надежде, что со временем вещи состарятся достаточно, чтобы иметь хорошую цену.
  
   Тряхнув головой, чтобы опомниться, спустилась в гостиную к Саше. Тот сидел перед камином и что-то читал. Устроилась под боком и потерлась носом о щеку:
   -- Как рука, болит?
   -- Нет, все в порядке, -- он поцеловал меня и закрыл книгу, -- только непривычно, что гипс на плечо давит.
   -- Может, немного ослабить повязку?
   -- Не стоит, со временем бинты растянутся сами.
   -- А что ты читаешь? О, Дэникен! Занятно, правда? Особенно мне нравится его идея про индийские виманы.
   -- Знаешь, я подумал, что в свете наших возможностей такая вимана вполне в зоне нашей досягаемости...
   Сашина идея мне понравилась:
   -- Если, согласно записям, они действительно летали в космосе, для Братства это бы стало золотой жилой!
   -- А я о чем говорю!
  
   4...ря
  
   Я неподвижно стояла посреди своей мастерской, вся в булавках и кусках ткани. Оля деловито крутилась вокруг, подгоняя и измеряя. Обсудив с сестрой-модницей проблему предстоящей встречи выпускников, мы пришли к выводу, что утереть нос моим искушенным подружкам можно только штучной вещью. Прошерстили все имеющиеся у нас современные модные журналы, просмотрели модные картинки Иных миров и сообща изобрели просто фантастический прикид для ночного клуба! И теперь воплощали его в жизнь. Запасы тканей, коробочки с фурнитурой, пакеты с басоном[2], - все пригодилось!
   Мама хозяйничала на кухне - мы решили заодно устроить семейные посиделки. Папа во дворе колдовал над шашлыком. Миша - друг моей сестры, колол дрова для топки. Саша попытался предложить свою помощь, но оказалось, что с одной рукой он больше мешает. Так что теперь мой мужчина с грустным видом сидел в кабинете и от нечего делать перечитывал хроники тибетских монахов в поисках новой жилы. Ключица зарастала плохо, но мы не сдавались и каждый вечер после обработки швов подлечивали плечо магией.
   - Все-таки сочетание синего и белого самое лучшее, - я аккуратно, чтобы не уколоться о булавки, повернулась к зеркалу и приложила к груди шелк цвета индиго.
   - Не шевелись! - Оля доделала будущие вытачки на лифе из макетного полотна и принесла с подоконника еще один элемент костюма, - Синий должен быть не таким темным, как этот. Лучше вон тот, цвета цикория! К твоим глазам просто супер!
   - С мелким рисунком или гладкий? - я дотянулась до нужных тканей.
   - По мне, так лучше гладкий, но с рисунком ткани больше. Однотонного может не хватить.
   - А если сочетать оба? Все равно между ними будет прослойка из белого.
   - Сейчас дошью и прикинем.
   Задуманная нами туника в сочетании с кожаными штанами и классическими лодочками должна была создать образ "гостьи со звезд" и идеально вписаться в стиль клуба.
  
   ...а тем временем где-то на Кавказе...
  
   Елена Леопольдовна Виттер шла по узкой тропке, направляясь в главный корпус базы, в кабинет начальника. Не слишком высокая, стройная шатенка казалась хрупкой, но вот именно, что казалась: свернуть шею противнику для нее было так же легко, как сделать укладку. Она была бы очень красивой, если бы не ледяные серые глаза и вечно поджатые губы. Увы, смягчить природную жесткость не мог ни один макияж... но сейчас эта черта была ей только на руку - попробуй держать в ежовых рукавицах десяток безмозглых кавказцев!
   Как же Елена ненавидела их! Ненавидела вульгарных, заросших по самые уши, блеющих пять раз в день обезьян. Ненавидела своего начальника, такого же, как эти свиньи, с вечным сальным взглядом и замашками крокодила. Почти каждую ночь ей снилось, как она вонзает в его похотливую тушку фамильный штык, выпускает кишки и с удовольствием наблюдает, как он подыхает. Но приходилось терпеть и ждать своего часа.
   Женщина выбралась на плац и прошла мимо курсантов, отжимающихся под бдительным взглядом старшины. Тот громко считал:
   - Пятьдесят пять, пятьдесят шесть... - не прерывая счета, отдал честь вышестоящему начальству.
   Кивнув, Елена вошла в корпус и поднялась на второй этаж. Мельком поправила волнистые волосы до лопаток, сейчас собранные в строгую косу, одёрнула форму и постучала в дверь.
   - Войдите! - донесся вальяжный баритон шефа.
   Шпионка вошла и села на стул напротив. Молча слегка наклонила голову, показывая готовность слушать. Тот не сразу открыл рот, выдержав паузу, в течение которой раздевал подчиненную взглядом черных глаз.
   - Итак, Елена, у меня для вас отличные новости, - не дождавшись реакции, шеф перешел к делу, - первая, это то, что курсанты практически готовы начать активные действия. А вторая, что именно вам поручается руководство их первой вылазкой. Итак, вы под видом гастарбайтеров должны приехать во Владикавказ и устроиться на любую артельную работу. Разрешаю вам организовать это самостоятельно. Через неделю, на центральном городском почтамте, на ваше имя до востребования придет посылка с первой частью снаряжения и дальнейшими инструкциями. Разумеется, имя и документы у вас будут новые, - шеф немного снисходительно усмехнулся, - надеюсь, все пройдет нормально. Вертолет заберет группу через час. Свободны.
   Кивнув, женщина поднялась и вышла. Час на сборы - это даже слишком много для нее. Покидав в рюкзак немногочисленные личные вещи, женщина подошла к окну, наблюдая, как старшина объявляет новость курсантам. Елена презрительно скривила рот, заметив определенные признаки на лицах подчиненных: по своему опыту она не сомневалась, что стоит им вырваться из стен базы, как эти недочеловеки тут же попытаются поднять бунт. Ничего, у нее найдется немало сюрпризов, чтобы охладить их пыл! Диверсанты вошли в корпус, собраться в дорогу.
  
   5...ря
  
   Пока рука в гипсе, особо ничего не поделаешь... неспособность к простым и привычным занятиям сильно ударила по Александру. Я, как могла, старалась отвлечь друга от грустных мыслей, придумывая занятия, с которыми он мог бы справляться. После кризиса, вылившегося в бессонную ночь борьбы с жаром и лихорадкой, плечо наконец-то пошло на поправку. Саша уже мог водить машину и худо-бедно разминаться, чтобы не потерять спортивную форму. Сегодня мы решили отправиться на блошиный рынок, посмотреть, чем дышит антикварный люд. Встав пораньше, решила сварить пшенно-тыквенную кашу по маминому рецепту и нажарить сырников.
   - Мм, а чем это пахнет? Ой, сырнички! - чисто выбритый Александр потянулся здоровой рукой к блюду, но был мгновенно остановлен шлепком шумовки, - больно!
   - Не хватай, - наставительно отозвалась, ставя перед мужем полную тарелку, - сырники получит тот, кто съест всю кашу!
   - А что это за каша?
   - Сначала попробуй, - и отвернулась к сковородкам.
   Тот настороженно попробовал ложечку, кивнул сам себе и принялся с аппетитом поглощать кушанье.
   - Так что это за каша? Вкусно!
   - Пшенно-тыквенная.
   - Ну, надо же! В жизни бы не подумал! Я думал, она с медом...
   - Вот видишь! Я же говорила, что ты просто не пробовал правильно приготовленную тыкву! - выключила газ и поставила блюдо с сырниками на стол, - а теперь можно и сырничков. Надо хорошенько наесться, нам целый день по рынку шастать...
  
   ...где-то в предгорьях Кавказа...
  
   Едва за отрогом затих шум вертолетных моторов, как Елена поднялась и ловко закинула на плечи рюкзак, двинувшись вперед, к ориентиру, обозначающему перевал. Группа двинулась след в след. Женщина знала, что до цивилизации ее авторитет будет вне конкуренции, - подчиненные понятия не имели, где находятся, и в этом целиком зависели от нее. А вот уже в городе... но до этого пока далеко. В целях конспирации их высадили в трех днях пешего перехода от ближайшего поселка, где доверенное лицо встретит и переправит группу дальше.
   Тело послушно поймало ритм движения, экономя силы в тяжелом переходе по горам. По привычке следя за обстановкой, вдруг Елена поняла, что в какой-то момент птицы замолкли, и наступила тишина. Она тут же подняла руку, командуя остановку. Отряд настороженно замер.
   Толчок пришел словно ниоткуда. В одно мгновение земля под ногами сначала выстрелила вверх. А потом исчезла, образовав провал в клубах пыли. Последним, отчаянным броском, Елена ухватилась за ветви ближайшей сосны. Боли от впившихся в руки иголок женщина не почувствовала. Вокруг грохотало и выло на низких нотах, пробирая до костей первобытным ужасом. Камни и земля били по телу, дерево мотало из стороны в сторону. Через некоторое время, показавшееся вечностью, землетрясение окончилось. Елена висела над пропастью, изо всех сил цепляясь за ветки сосны, опасно накренившейся, но так и не сломавшейся под напором стихии. Женщина ловко подтянулась на руках и выбралась на скалу. Посмотрела вниз. В мешанине обломков скал, пластов почвы, изломанных деревьев кое-где торчали остатки отряда. Никакого шанса, что кто-то из них выжил. Постояв минуту, женщина обернулась и вдруг заметила чуть в стороне знакомый форменный ботинок. Она подошла и сильно пнула боевика:
   - Встать!
   С легким стоном диверсант поднялся сначала на четвереньки. Постояв так и помотав головой, он окончательно пришел в себя и поднялся во весь рост. Елена кивнула и чуть поджала губы: могло быть и хуже. Пока же из всего отряда осталась она и один из середнячков. Жаль, что не один из лучших, но могло быть и хуже.
   - Идем!
   Поредевший отряд двинулся дальше, находя путь в тотально изменившейся местности. Выйдя на точку связи, достала рацию и настроила на нужную чистоту.
   - База, прием! - в ответ только помехи, - база, ответьте!
   После получаса бесплодных попыток убрала рацию и двинулась дальше.
   - Погибла база, - вдруг тихо сообщил диверсант, - сердцем чую.
   - Заткнись.
   Прошли до следующей точки связи, поменяли несколько раз частоты, - база молчала. Внутри шевельнулось что-то похожее на страх. Единственной возможностью проверить гипотезу осталась дойти до связника: там имелся прямой спутниковый передатчик.
  
   ...и снова Петербург...
  
   Блошиный рынок раскинулся на окраине города, заняв гигантский пустырь на краю торгового комплекса "Южный рынок". Разделялись два торжища хозяйственным проездом, грубо сложенным из бетонных плит. Народ бодро шастал туда-сюда, совершенно не обращая внимания на требовательные гудки проезжающих фур, микроавтобусов и прочего торгового транспорта. Почуяв наживу, с краю припарковался передвижной фургончик-кафе.
   - Ого, цивилизация наступает, - радостно заметила другу, указав на общепит.
   - Вон, и с той стороны нечто похожее, - Саша кивнул на брата-близнеца фургона с другой стороны "блошки". -- Ну что, двинулись?
   И мы перешагнули границу, сойдя с бетонной дороги и окунувшись в непередаваемую атмосферу блошиного рынка. Со всех сторон нас окружали деловитые люди, продающие, покупающие, меняющиеся и отчаянно торгующиеся порой за то, что иной человек с отвращением поспешит вынести на помойку.
   Старинные картины перемежались с коробками из-под бананов, набитых книгами, журналами и прочей макулатурой, рядом с которыми высились целые стопки посуды, самого различного скарба, столики с аккуратными ящичками, в которых на бархатных подложках были с любовью разложены монеты, значки и старинная бижутерия. Отдельно держались торговцы кассетами, грампластинками и дисками. Стояли вешалки с одеждой, тут же были грубо сколочены из досок и фанеры примерочные. Отдельный роман можно было написать, рассматривая продавцов. Тут были ушлые перекупщики -- мужики самой разной комплекции, но снабженные одинаковым бегающим взглядом, нервными движениями и суетливо-напористой манерой разговора. Антиквары со стажем и нишей продаж вели себя спокойнее и солиднее как-то -- не суетились, не перекрикивали друг друга, зазывая народ. Просто сидели и читали периодику, ожидая "своего" покупателя.
   Отдельной категорией шли художники и музыканты-хиппи. Небритые, с дрэдами, в нарочито странных одеждах, они или выставляли свои не менее странные картины, либо наигрывали на всевозможных инструментах. Их такие же странно наряженные подружки курсировали в толпе со шляпами для гонорара.
   Были пенсионеры и пенсионерки со скромными лотками, торгующие всякой всячиной, часто еще советских времен. Я никогда не могла понять, откуда они берут стоптанные калоши фабрики "Красный треугольник", или изделия "Большевички". Не иначе, по подругам собирают.
   Мое внимание привлек старый чемодан. Судя по тому, как продавец небрежно поставил его сбоку прямо на землю, предпочитая выставить на столе остальной товар, для него особой ценности чемодан не имел.
   - Посмотри на чемодан магически, - шепнул Саша.
   Я глянула: в отличие от блеклой посуды рядом, чемодан светился целой радугой оттенков. Но темноты в нем не было.
   - Покупай, - кивнула.
   Саша подошел, окинул взглядом посуду, приценился к паре предметов, потом чуть пнул носком ботинка чемодан. Я хотела присоединиться к мужу, но отвлеклась на разговор двух бабок. Они стояли чуть сбоку от нас и торговали вениками, тыквенными семечками и вязаной мелочью - варежками, носками, мочалками.
   Та, что чуть потолще, в теплом пуховом платке поверх линялого пальто когда-то синего цвета, пронзительным, перекрывающим даже гомон рынка, голосом, просвещала подругу:
   - А я те грю, Семеновна, что это все враки! Не может быть, чтобы на нас с неба что-то свалилось!
   - А я тебе говорю, что может! - не сдавалась ее товарка в коричневой кожаной куртке слишком большого размера и в вязаной шапочке, - вон, вчера по телевизору показывали: в космосе пролетел каменюка и сдвинул землю набок!
   - Дура ты, Семеновна! Я у батюшки в Георгиевской часовне спрашивала, так он говорит, что враки все это. Господь не допустит, чтоб Рассея пострадала!
   - Это ты дура, Михайловна! - огрызнулась Семеновна, - совсем из ума выжила, у попов спрашивать, что в космосе творится! Твой поп ничего дальше пуза своего беременного не видит, кроме "Библии" книг сроду не читал! Мне соседка рассказывала, что этот поп твой еще десять лет назад на рынке рекетирствовал, с челноков дань собирал! А теперь, гляньте, люди добрые, святоша какой выискался! Патлы отрастил, слова красивые выучил! А внутри как бандитом был, так и остался!
   Я хмыкнула: кажется, народ не забыл лихих годов перестройки и поименно всех тогдашних "героев" запомнил! И тех, кто государство целыми составами за границу перегонял, и тех, кто в подворотнях или на рынках грабил... Сколько их в могилах теперь лежит? Немногие, кто выжил в бандитских войнах, теперь остепенились, поменяли и внешность, и род занятий, но от клейма народной молвы не отмоешься. Очень многие из бандитов во времена восстановления власти, почуяв "золотую жилу" в возрождающейся церкви, переметнулись в духовность и сменили кожаные куртки с алыми пиджаками на рясы, а толстенные золотые цепи - на кресты.
   Вот только недаром есть поговорка: "тот же Егорка, да в новой ермолке!"
   Нет-нет, да проглянет глубоко запрятанная волчья суть, покажет зубы. И начинается скандал да расследование: один бандит, лет десять числящийся в розыске, оказывается, уже много лет при такой-то церкви служит. А его Интерпол по всему миру без толку разыскивает!
   Еще пришло в голову, что, видать, не боится Семеновна этого попа-бандита, раз кричит во всю Ивановскую. Знать, он крепко на крючке сидит у органов, что рыпнуться не может. Вон, и Михайловна примолкла, видать, не хуже товарки знает, сколько грешил в былые годы этот "батюшка". Против фактов не попрешь. Да вон, и покупатели подтянулись! Женщины занялись своими прямыми обязанностями, отвешивая кулек семечек и подбирая покупателю пару носков по размеру. А покупатель-то какой колоритный! Высокий. Крепко сбитый, с обветренным лицом. Что он говорит? А, фермер привез картошку продать, да вот решил теплых вещей прикупить. Дело говорит, в полях теплые носки - первое дело! По себе знаю.
   Довольный Саша вернулся, таща обвязанный вдоль и поперек чемодан и завернутое в газету какое-то блюдо:
   - Пришлось схитрить, зато чемодан мне к этому блюду в нагрузку дали!
   - Какому блюду?
   - Красивое, с каретами и золотыми вензелями! Тебе понравится и в быту пригодится. Дай мне пакет.
   Мы упихнули первую покупку в подходящий пакет и двинулись дальше. По пути я рассказала мужу сценку, свидетельницей которой стала. Саша заметил:
   - Естественно, слухи поползли. Народ-то не слепой-глухой! И думать умеет. Надеюсь, паники не случится.
   - Наверху не дураки. Паника никому не нужна.
   С чемоданом оказалось неудобно бродить, да и рука у Саши была только одна рабочая, так что пришлось сходить на стоянку и сгрузить все в багажник. И снова вернуться в круговерть толпы. Мне приглянулись четыре старинных кованных фонаря из потемневшего металла. Кое-где железо тронула ржавчина и два из них требовали ремонта, но Саша пообещал все исправить. Я уже представляла, как развешаю их по участку и буду по вечерам зажигать в них безопасные свечи.
   Один из знакомых барышников принялся расспрашивать, не найдется ли чего у нас на продажу? Продавать на самом деле было, чего, и не мало: этот год оказался не золотым, -- бриллиантовым по части находок. До сих пор я все еще разбирала и переписывала добычу, составляла каталоги и список примерных оценок. Но пока мы не видели смысла продавать весь объем, ограничившись только парой нейтральных вещей из каждой экспедиции. И без этого, одно-единственное староверское распятие окупило на аукционе всю поездку на Белое море! А кое-что из Сашиного клада принесло мне новую шубку и солидное пополнение семейного бюджета. Обнадежив перекупщика, что все возможно в будущем, мы отправились дальше. Думаю, он поверил нашим словам об отсутствии товара, только увидев руку на перевязи у Саши.
   Пока ехали домой, в приемнике, прервав на полуслове последний хит, дикторы непривычно серьезными голосами сообщили о сильнейшем землетрясении на Кавказе.
   Добравшись, тут же включили телевизор и дождались свежего выпуска новостей. К счастью, кавказское землетрясение почти не затронуло населенные пункты, уничтожив необжитые районы горной системы. На экране показали кадры с вертолета: сровнявшиеся с ущельями горы, ровные поля обломков на месте красивейших некогда ландшафтов. Следующим передали репортаж из Италии:
   - Сегодня, примерно в 4 часа утра по местному времени, неожиданно взорвался кратер вулкана Везувий. Напомним, что следующее извержение этого вулкана предсказывалось только в будущем десятилетии. Ученые в течение двадцати минут успели поднять тревогу, но власти объявили об эвакуации только в 9 часов утра. Население в панике. Все чаще раздается недовольство медлительностью властей, - кадр перескочил на пожилую итальянку в бигуди, исступленно жестикулирующую перед невозмутимым полицейским, - основные потоки беженцев продвигаются вдоль побережья в сторону французской границы и морем. Порт Неаполя не справляется с выпуском спешно снимающихся с якоря кораблей.
   Картинка снова поменялась: под днищем вертолета из Неаполитанского залива целой флотилией выходили корабли - от маленьких рыбацких катеров до роскошных лайнеров и яхт. Голос журналиста за кадром продолжал:
   - Вулканологи сообщают, что столб выброшенной при взрыве тефры достиг высоты в три километра и продолжает увеличиваться. В прилегающих к вулкану областях слой выпавшего пепла к восьми часам утра достиг пяти сантиметров. Авиасообщение в районе Неаполя, островов Искья и Капри запрещено. Иван Тропов, специально для "Первого канала", из Италии.
   Мы переглянулись и одновременно потянулись за картой. Выходило не так уж много территории.
   -- Посмотрим, что будет дальше, -- протянул Саша, карандашом обводя на кальке ровный круг, обозначающий место воздействия.
   Мне в голову пришла идея:
   -- А попробуй наложить эту кальку на карту тектоники, -- мы чуть не столкнулись головами, нависнув над столом, -- ну вот, видишь? Если извержение не снимет давление на плиту, Аппенинский кусок вполне может оторваться от основной части. Получаем уже разделение целой страны!
   -- -Надо будет связаться с Клубом: может, там есть новости от ученых?
   Но с поездкой в клуб пришлось повременить: прервав какой-то заунывный репортаж про сельское хозяйство, вышел экстренный выпуск новостей:
   -- В районе Турции только что произошло землетрясение силой семь баллов, - диктор то и дело заглядывал в ноутбук-суфлер, - пока информации о количестве жертв и разрушений не поступало. Мы пытаемся связаться по спутниковому телефону с нашим корреспондентом в Турции Владимиром Зыкиным. В кадре раздались характерные звуки телефона, потом сквозь помехи пробился голос репортера:
   - Алло, Россия, Дмитрий!
   - Мы слушаем вас, Владимир! - поспешно отозвался диктор, -- расскажите, что у вас происходит?
   -- По данным сейсмологов, эпицентр землетрясения находился на глубине тридцати километров, севернее города Чорум. Первый толчок силой семь целых и три десятых балла произошел в шестнадцать часов тридцать две минуты по местному времени. Последовавшие за ним с интервалом в тридцать и пятьдесят секунд два других толчка составили силу семь с половиной балла и семь и восемь десятых балла каждый. Первый толчок заставил обрушиться ветхие постройки в бедных кварталах города, последующие удары стихии вызвали трещины в домах современной постройки. В некоторых местах начались пожары, которые на данный момент в основном локализованы. По предварительным данным, погибло десять человек, среди них два ребенка. Дмитрий?
   -- Спасибо, Владимир. Мы будем ждать от вас новой информации.
   Картинка исчезла, сменившись заставкой канала. Я повернулась к Саше:
   -- Ну, теперь-то уже, это все точно не просто совпадение!
  
   6...ря
  
   Важные разговоры Саша всегда старался начинать утром. Вот и сейчас он заглянул ко мне в мастерскую:
   -- Малышка, есть разговор, -- и показал обложку книги, которую держал в руке, -- я все думаю про эти виманы...
   Я положила на стол незаконченную наволочку на думку и задумчиво посмотрела в окно:
   -- Я тоже. Но пока твоя рука...
   Саша кивнул:
   -- Мы мало что можем. Но ведь ничего не стоит слетать в Рыночную долину и поболтать с местными букинистами. Рука разговорам не помеха.
   -- Ты прав, -- я встала и обняла его за шею, -- кроме того, и здесь можно найти какое-нибудь хорошее издание "Махабхараты" и других эпосов, упомянутых швейцарцем.
   С улицы раздался характерный звонок, которым местный почтальон извещал о своем приходе. Я сама спустилась вниз и вышла к воротам: из-за руки Саше было несподручно открывать хитроумный ящик. Перебирая на ходу корреспонденцию, вошла на кухню, к расположившемуся за столом Саше.
   -- Что там интересного?
   -- Все как всегда, -- кинула на стол рекламные каталоги гипермаркетов и несколько бесплатных газет.
   Периодика шлепнулась на дерево и с шелестом сползла в виде живописной горки. Из одной газеты вдруг вылез уголок синеватого конверта.
   -- О, письмо! -- я вытащила послание и с интересом повертела в руках, -- наверно, его опустили в период между двумя разносчиками спама и случайно попали внутрь газеты. Хм, мое имя и адрес. А обратного нет.
   -- Вскрывай скорее, -- Саша встал и заглянул через плечо.
   Я нашла ножницы и осторожно вскрыла конверт. Из него выпал сложенный вдвое листок бумаги. Развернула и прочла вслух:
   -- Даже не думай, что твои делишки остались в тайне! Мне известно все, и я обязательно сообщу, кому надо! -- растерянно протянула письмо другу.
   -- И все? -- тот повертел листок в руках и задумчиво поцарапал ногтем по бумаге, -- вырезано и наклеено. Хм.
   -- Что это за ерунда?
   -- Наверно, кто-то решил глупо пошутить. Или перепутали с кем-то другим.
   -- Тут мои имя и фамилия указаны, -- показала на конверт.
   -- Значит, глупая шутка. Забудь.
   -- На всякий случай, выбрасывать не стоит, -- я отнесла конверт с анонимкой в кабинет.
  
   ...этим же днем на берегу острова Хонсю...
  
   Рио вел грузовик по привычной дороге в Иваки, торопясь к рисовым торгам. Шоссе вдоль морского берега открывало потрясающий вид на океан. Старый торговец любил этот путь. Когда-то он мечтал стать моряком, даже подавал документы в училище, но Рио был старшим сыном, и отец потребовал от него остаться в семейном бизнесе. Так, Рио занялся торговлей рисом и другими продуктами. Постепенно он смирился со своей кармой, даже найдя удовольствие в ежедневных поездках в шумный Иваки, на местный оптовый рынок.
   Сегодня все было как-то непривычно. На середине пути Рио понял, что вдоль берега нет крикливых чаек и других морских птиц. Окрестности были пустынны и безмолвны. Ближе к Иваки водитель заметил, как резко расширился пляж, и уже заворачивая вглубь острова, подумал, что это что-то плохое. Ответ пришел через секунду: вдалеке, в городе раздалась сирена. "Цунами!"
   Рио въехал на холм и остановил грузовик, на всякий случай не заглушая мотора. Со странным ощущением отстраненности японец наблюдал, как отступившее было море возвращается тяжелым и неотвратимым валом, сметая хлипкие постройки с берега и унося вглубь суши. До вершины холма цунами не дошло каких-то десяти метров. Сирена выла и выла, перекатываясь эхом. С холма было видно, как городок Иваки, в котором у него столько друзей и знакомых, погребает под толщей приливной воды. Всего пришло две волны, после чего сирена наконец, смолкла и настала мертвая тишина. Развернувшись, Рио погнал машину домой со всей возможной скоростью. Старый грузовик ревел и дребезжал на поворотах, протестующее взвизгивая покрышками по чудом уцелевшему шоссе.
  
   10...ря
  
   За эти три дня мы с Сашей перелопатили кучу книг. Составив по книгам Дэникена реестр отрывков, где упоминается про искомые нами виманы, планомерно выискивали соответствия и нестыковки, с упорством таксы, выкапывающей лису из норы, просеивали все интерпретации, синонимы и ассоциации. Ощущение азарта и причастности к тайнам вселенной, присущее всем поисковикам, стало для нас лучшим допингом, сократив потребность в отдыхе и сне до минимума. Из дома я тоже выходила нечасто -- только в ближайший магазин за хлебом, или проверить почту. Кстати, о почте: неизвестный прислал еще три анонимки сходного содержания: что-то про темные дела с обещаниями наябедничать. Откровенно халтурное качество вырезанных и наклеенных слов дало подсказку, что развлекается подобным образом человек недалекий и не особо грамотный. А также, мало что понимающий в вопросах шпионских игр и криминалистики: во второй раз он просто позвонил в ворота, перекинув конверт через забор. Я в это время решила проветриться и копалась в палисаднике, так что успела выскочить на улицу и заметить кусок мужского тела, скрывающийся за поворотом. Штанина и кроссовок явно принадлежали какому-то молодому человеку. По наитию вспомнила и рассказала Саше про пацана, недавно дувшего "Ред Булл" и смолившего "не в затяг" возле ларька.
   Тот добросовестно черкнул заметку и подшил в папку к анонимкам:
   -- Кто знает, что пригодится в будущем?
   -- Неуч какой-то, -- я перечитала последнее послание, -- смотри, умудрился обойтись без единой запятой, а в слове "расскажу" сделал две ошибки!
   -- Либо, хочет казаться неучем.
   -- Саш, я не понимаю вообще причины такого внимания, -- озвучила свои ощущения, -- все мозги вывихнула, но никак не придумаю, кому и зачем это надо! Я же не звезда, не олигарх... просто обычный человек.
   -- Вариантов, на самом деле, масса. От банального желания похулиганить, до вполне реального преступного умысла. И это могут быть как знакомые, так и совершенно посторонние люди.
   -- Все равно, ерунда какая-то, -- передернула плечами и повторила, -- не понимаю!
   -- Знаешь, что мне непонятно?
   -- Что? -- я пересела к нему поближе и обняла за пояс, положив подбородок на ямочку на его плече.
   -- Слишком много писем с угрозами. И ни одного требования. А также, никаких доказательств. Что он знает? Чего хочет? Обычные шантажисты так не действуют.
   -- А как действуют? -- уютно пригревшись, потеряла желание думать о неприятностях.
   -- Как раз, как я описал: после первого намека переходят к требованиям и предъявляют доказательства, что у них действительно есть компромат. Такова психология шантажа.
   -- Может, это обычные хулиганы?
   -- Ну, не знаю, -- Саша повернулся и обнял меня здоровой рукой, -- поживем, увидим.
  
   11...ря
  
   Утром, сев за компьютер, я наткнулась на сообщение системы безопасности Братства, сообщившее о попытке несанкционированного проникновения. Позвала Сашу. Тот глянул в отчет и потянулся к телефону. Пока Саша вел чисто технический разговор со службой безопасности, перешла к окну и уставилась на кусты. Подумала, что неплохо бы обкорнать кусты покороче, чтобы не тянулись слишком. Рассеянно глянула выше, на край забора. Про себя отметила, что с ним что-то не так. Заставила мозг сосредоточиться. Ага, вот этой детали раньше не было: сразу под кромкой забора была прикреплена красным скотчем маленькая штучка, похожая на спичечный коробок. Посередине темнела круглая дырочка.
   -- Саша? -- негромко позвала друга.
   Тот поднял голову от монитора.
   -- Саша, мне это непонятно, -- я кивнула на окно.
   Видимо, говорила я достаточно встревожено, потому что мужчина оставил на минутку компьютер и присоединился ко мне. Мои ожидания оправдались: едва взглянув, Саша воскликнул в трубку, через которую получал от оператора указания, пока перенастраивал систему:
   -- Тут у нас на заборе следилка!
   Послушав, кивнул и согласился:
   -- Понял, ждем.
  
   ...пустыня между Египтом и Ливией...
  
   Караван Муссы неторопливо брел по пустыне, медленно приближаясь к Каср-Фарафре. Еще два перехода, и покажется оазис. Неспешно перебирали ногами верблюды, свысока поглядывая на суетливых коз, брели коровы. Из-за них бедуин не удалялся слишком глубоко в пустыню, все же коровы - это не верблюды. Им нужно часто пить. Навьюченные лошади и верблюды, не имеющие возможности пастись по дороге, еще больше задерживали движение, и все же Мусса не раздражался. Пустыня не терпит торопливости. В Фарафре он продаст лишний скот и снова отправится в пустыню. Может быть, договорится о подработке, например, станет проводником для иностранцев. Двоюродный брат как-то намекал о такой возможности, так почему бы не подзаработать?
   Неспешное течение мыслей прервалось резким взрывом впереди. Скот заревел, в одно мгновение развернулся и кинулся прочь, в сердце пустыни.
   - Абу, не давай им разбегаться! - Мусса развернул коня и бросился догонять животных.
   Племянник на своей лошади с другой стороны стада пытался согнать их в одну кучу. Позади них, со стороны городка, вдруг загудело, земля затряслась и зашевелилась, словно живая. Сторонний наблюдатель увидел бы, как по поверхности песков, словно по воде, начали раскатываться валы.
   - Фарафра горит! - одна из женщин, удерживая в руках младшего из детей, показала назад.
   Мусса с трудом придержал коня и обернулся: за барханами к небу поднимался огромный столб черного дыма. "Нефтехранилище взорвалось", побледнел мужчина. Там, совсем рядом с огромными, наполовину врытыми в землю цистернами, был квартал, в котором жили его брат, дядя и вся остальная семья. Женщины заплакали и начали молиться. При этом их совсем не испугал тот факт, что взбесившиеся животные уносят семью в пустыню.
   Земля вокруг затряслась, загудела. Тут и там в плотной почве поползли трещины. Они все ширились и размножались, совсем как саранча. Жеребец Муссы взвизгнул, встал на дыбы и, потеряв голову, ринулся прочь. Ни шпоры, ни плеть, ни удила на него теперь не действовали - все затмил первобытный ужас. Он даже не видел, что впереди, совсем близко перед ними, уже начал проваливаться в пылающую лавой бездну следующий бархан...
  
   ...и снова окрестности Петербурга...
  
   Безопасники приехали через сорок минут. Дом наполнился деловой суетой и техническими разговорами. Саша участвовал наравне со специалистами, вызвав у меня волну гордости за любимого. Решив устраниться от того, что не понимаю, уселась в зимнем саду с книгой Дэникена.
   Глядя одним глазом в страницу, никак не могла сосредоточиться и притушить стойкое чувство опасности. Оно появилось внезапно и теперь не давало усидеть на месте. В конце концов, вернулась на кухню и включила телевизор. От увиденного мне стало плохо:
   - Саша!!
   Муж в один прыжок добрался до меня:
   - Что такое?!
   - Смотри! - я сделала звук погромче.
   Диктор рассказывал о невиданном явлении, не происходившем на планете уже много тысяч лет: на обширных территориях Северной Африки внезапно открылись трампы. Целые страны проваливались в огнедышащую бездну, оставляя только пламенеющее озеро лавы.
   - Вот это и есть п...ц, - в суеверном ужасе выдохнул один из безопасников Братства.
   Мы только молча покивали, не находя слов. Я прижалась к Саше и обеими руками держалась за его ладонь.
  
   12...ря, где-то на Дальнем Востоке...
  
   Побережье замерло в ожидании чего-то глобального. Замолкли птицы, перестали красться по лесным тропам звери. Природа ждала. Где-то в глубине земной тверди нарастало глухое рычание. Оно ширилось, волнами расходясь от двух колоссальных пластов базальта, многие века пребывавших в относительном равновесии, но теперь согнутых глобальными воздействиями в две колоссальных пружины. Либо одна, либо другая обязательно не выдержат, и горе тогда тем, кто оказался не в то время не в том месте!
   Одна плита должна уступить другой, иначе никак. Какая из них окажется прочнее? Какая тяжелее?
   От чудовищного давления под более тяжелой океанической плитой начал вспухать столб лавы, при этом поддерживая и укрепляя ее. Давление на континентальную плиту усилилось, более легкие гранитные и осадочные породы не смогли оказать сопротивление древнему базальту. Гигантский кусок края континента почти мгновенно ушел в разверзнувшуюся пасть трампа, увлекая за собой целые страны. За несколько часов с лица Земли исчезла Япония, Южная Корея и все восточное побережье Китая. Серьезно пострадал от цунами Владивосток, Курильские острова, Сахалин и Камчатка. Цунами прокатилось и по Гавайям, Северной Корее, Вьетнаму и Индонезии.
  
   ...днем в одном торговом центре Подмосковья...
  
   Жгучая восточная красотка, звонко цокая шпильками по каменным полам и с интересом поглядывая на витрины, прошла через большую часть торговых залов и открыла неприметную дверь с табличкой "Администрация". Прошла по темному коридору и коротко стукнула в последнюю дверь. Не дожидаясь ответа, распахнула и вошла. В комнате, тесно уставленной столами с компьютерами, архивными шкафами и прочей офисной обстановкой, сидел один-единственный молодой человек и что-то набивал в компьютере. Он так увлекся, что не обратил ни малейшего внимания на посетительницу. Красотка, нисколько не смущаясь, прошла и села на ближайший к мужчине стул. Обвела взглядом обстановку и поинтересовалась:
   - Ты так и будешь меня игнорировать, Аслан?
   Разговор пошел не на русском.
   - А что я должен сказать? - Аслан так и не поднял взгляд от монитора, - мы уже здоровались утром.
   - Ты уже раздобыл нужные бумаги? Батоно интересуется.
   - Будут с курьером где-то к обеду. Пришлось использовать общественные электрички, кто-то подвесил хвост к нашему автопарку.
   - Не догадываешься, кто это может быть?
   Аслан пожал плечами:
   - Можно подумать, у нас одни только друзья вокруг. Вариантов масса.
   Красотка подумала и кивнула. Побарабанила маникюром по столешнице и поднялась:
   - Пойду, схожу за кофе. Тебе как всегда, без сахара и молока?
   - Угу. И, Карина, не лезь на рожон. Не привлекай к нам излишнего внимания, ладно? Пока батоно не велит, лучше быть потише.
   - Не волнуйся, милый, я знаю, что делаю, - красотка чмокнула мужчину в щечку и вышла вон.
   Снова окунувшись в толпу покупателей, Карина поднялась по эскалатору в ресторанный дворик на последнем этаже и встала в самую короткую очередь. Получив чашку капучино и желейное пирожное, уселась так, чтобы видеть большую часть главного входа.
   Через некоторое время вошел неприметный человечек с пакетом под мышкой и направился к главной лестнице. Красотка взяла еще три кофе на вынос, коробку пирожных и поспешила обратно.
   В кабинете Аслан осторожно распаковал пакет, тщательно осматривая сторожки-печати. Все было в порядке. Кивнув, он достал из заднего кармана бумажник и протянул курьеру новенькую хрустящую купюру:
   - Спасибо брат, помог очень!
   - А вот и кофе! - Карина с улыбкой принялась хлопотать вокруг мужчин.
   Проводив курьера, Аслан строго посмотрел на Карину:
   - Отнеси пакет батоно, и чтобы никаких заходов в магазины!
   - Да что я, не понимаю?! - обиделась красотка.
   Выразив свое негодование громким хлопком двери, она ушла.
  
   ... тем же вечером, Петербург, Россия...
  
   Музыка в клубе просто оглушала. Мы же собирались посидеть, поболтать и поделиться последними новостями, ну, разумеется, и потанцевать. Девчонки категорически потребовали найти местечко, где без воплей в ухо можно было общаться. Надя тут же показала нам путь наверх, в уютные антресоли. Музыка здесь тоже присутствовала, но только в качестве фона, ничуть не мешая общаться расслабляющемуся народу. Заняв отличный уголок, мы подозвали официанта (девушек-официанток здесь не было из соображений безопасности):
   - Молодой человек, для начала пару фирменных коктейлей, - в один голос распорядились Жанна и Надя.
   - Мне светлого нефильтрованного, - отозвалась Лена, - и наборчик к пиву.
   - Тоже пива, - Ольчик-староста присоединилась к лучшей подруге, - и тоже наборчик.
   - Вам морской набор или классический? - поинтересовался официант, делая пометку в блокноте.
   - Морской!
   - Мне "Пинк пантер", - сообщила я, желая чуть подготовить организм к попойке жирным, - и пирожное со взбитыми сливками!
   - Мне "Мартини" и оливки, - сказала Уля почему-то мне на ухо. Пришлось продублировать вопросительно поднявшему брови официанту.
   - А я буду пиво с сухариками, темное, - Майка в спортивной кофточке сделала вид, что смутилась.
   - Оль, а где остальные? - вдруг озаботилась я недокомплектом однокашников.
   - Подтянутся через полчасика.
   Не успела я получить удовольствие от коктейля, как Надя, в позе одалиски занимавшая пока диванчик напротив нас, привстала и на весь столик поинтересовалась:
   - А тот сладкий пончик, что был тогда с тобой на Петроградке, сегодня разве не с нами?
   - Так он вроде как не относится к нашим выпускникам, - перевела я все в шутку.
   - Жаль, - Жанна картинно откинулась, - не сердись, но после той нашей встречи остальные мужики в моих глазах поблекли...
   - Что, такой пупсик? - тут же вскинулась Надя, кокетливо оправляя свое мини, но при этом только сильнее его поднимая.
   Невольно я позавидовала: опытные обольстительницы, даже обмениваясь академическими сплетнями, не забывали привлекать к себе внимание шныряющих вокруг самцов.
   - Высший класс! - категорично отозвалась Жанна.
   Остальные девчонки тут же навострили уши и вопросительно уставились на меня. Даже тихоня Улька, по жизни сама тактичность, не отводила от меня взгляда. Я глотнула коктейль, но под этим артобстрелом не выдержала, поставила стакан и уставилась в ответ:
   - Чего?
   - Рассказывай! - выпалила Лена.
   - А что рассказывать?
   - Все!! - Оля отставила свой бокал, - где встретились...
   - Точно! Колись, где такие призы водятся!
   - Как познакомились, и вообще. Кто он, чем занимается...
   - Не боитесь, что рассказ будет долгим? - сделала я последнюю попытку увильнуть.
   - Обожаем длинные истории! - на диван, подвинув Жанну, рухнули остальные, - А про что?
   - Мечта подцепила принца на белом "мерсе", но не колется, где, - наябедничала Надя.
   - Именно на белом мерсе?
   - Ну, не именно на нем, - сочла нужным пояснить Жанна, - но на джипе "Чероки".
   - Практически равноценно, - признал единственный парень в нашей группе, Костик.
   - Итак? - поощрили меня все хором. Делать нечего, пришлось в двух словах рассказать о Клубе кладоискателей и знакомстве там с Сашей.
   Девчонки переполнились таким энтузиазмом, что это меня несколько испугало:
   - Вы чего?
   - Хочу в этот клуб!!! - заявила Надя.
   - А больше ничего не хочешь? - вечный скептик Лена поджала губки. Она еще с первого курса невзлюбила поверхностных и взбаламошных подружек, но держала мнение при себе, только изредка ставя неприятельниц на место.
   - Если там все такие, то да! - Жанна не отставала от закадычной подружки, - Меечта, пожааалуйста!
   - Эй, полегче! - отшатнулась я от них, - вы что, думаете, что это тоже самое, что ночной клуб?!
   - А что, нет, разве?
   - Ну, вы вообще, словно с Луны свалились! - неожиданно пришла на помощь Лена, - я слышала про этот клуб, так там, говорят, совсем как какая-нибудь развед-контора, а не клуб по интересам!
   - Оттуда такие сведения? - удивленно вскинулась Ольчик.
   - Мой бывший, как-то перед разводом, рассказывал, что у них в автоколонне работает мужик из этого клуба. Так он сказал, что они сплошняком по лесам да буеракам шастают, а в город в лучшем случае на зиму возвращаются. У него, говорят, жена второго прямо в палатке рожала!
   - Иди ты!! - перекосилась Мая.
   - Зуб даю! Мечта, подтверди!
   - Так и есть, - кивнула, внутренне порадовавшись, что правду рассказала имеющая больший вес в группе Лена, а не я. Мне бы они не поверили, решили, что не хочу жилу отдавать задаром, - я сама с весны до глубокой осени в полях. В прошлый сезон, например, ездили на Белое море. Живу в палатке, готовлю на костре. И лопатой машу наравне с мужиками, и тяжести таскаю. Там все равны! Но мне такая жизнь нравится.
   - Не, в палатке, это перебор, - задумчиво протянула Надя, - и с лопатой... бррр!
   - Со своим я, кстати, именно в таком походе сдружилась, - сочла нужным добавить.
   - А как же клуб?
   - А что Клуб? Это просто место, где можно встретиться вне сезона. Туда только по делу заходят. А не просто потусоваться! И там действительно очень строго с дисциплиной.
   - Кошмар... - подытожила Майка.
   - Просто на любителя, - уточнила, вновь берясь за свой бокал.
   -- Очень на любителя, -- подтвердила Лена и подозвала официанта, повторив заказ.
   Жанна разочарованно откинулась и занялась коктейлем и стрельбой глазами по местным кобелям, а Надя подозрительно притихла. Не успела я расслабиться и настроиться на праздник, как она поинтересовалась:
   -- Ладно, я поняла, что у вас там жизнь не малина. Но ведь и доходы у вас нехилые!.. Колечко-то у тебя, -- она кивнула на мою руку, -- не из дешевых!
   -- Все не так просто, -- я уже успокоилась, что в нужный момент мои слова сможет подтвердить Лена, -- никто не гарантирует, что ты вообще что-то найдешь, и что находка хотя бы покроет твои расходы на путешествие. Чаще всего мы работаем в лучшем случае в ноль, если не в минус. Крупные и дорогие находки скорее исключение, чем правило. В этом случае поисковик сразу становится героем и даже может получить звание Сталкера.
   -- А как это? -- прошелестела заинтересовавшаяся Ульяна. Остальные согласно закивали.
   -- Ну, у нас есть несколько уровней. Основной и самый многочисленный -- это просто поисковики. Потом есть Сталкеры. Ими становятся те, кто трижды нашел что-то значимое и дорогое. Если Сталкер десять лет в подряд показывает такие результаты, при этом активно участвуя в жизни Клуба, да еще проявляет недюжинные лидерские качества, -- на большом Совете Клуба его принимают в Старшины Клуба. Причем, кандидатуру этого Сталкера должны внести трое независимых Старшин.
   Лена согласно кивала. Посмотрев на ее благосклонное лицо, остальные сочли нужным поверить.
   -- А у тебя какие находки были? И откуда? -- теперь расспрашивать меня начал Костя, -- и вообще, как вы узнаете о кладах?
   -- По разному, -- отвечать мне было удобнее с третьего вопроса. -- Иногда в книге, или еще где, находишь интересный факт, начинаешь его изучать, ну и, так выходишь на нужную информацию. Мы вот, с командой, дважды ездили на север. Но вообще, куда получится, туда и ездим.
   -- И что вы с севера привезли?
   -- В первый раз нам удалось найти ритуальные чаши. А в следующей поездке, на Белом море, мы нашли клад раскольников. Это окупило нашу поездку даже с учетом фрахта судна.
   -- Ни фига себе! -- уважительно присвистнул Костик, -- а как ты вообще в этом клубе оказалась?
   -- Почти случайно, -- я сочла нужным скрыть подлинную историю и подать только удобоваримый для однокашников вариант. -- Выставила фотоработы в интернет-галерее, ими заинтересовался один из поисковиков. Попросил помочь с фотографированием находок. Ну, так вот и сложилось.
   -- Фотоаппарат, что ли, прикупить? -- задумчиво протянул Костик.
   Мы засмеялись.
   Вечер пошел своим чередом: после второго тоста мы пошли потанцевать, потом опять сидели на диванах и трендели "за жизнь". Надя подцепила какого-то набриолиненного субчика, но он отчего-то быстро исчез. Жанна попыталась тоже себе найти парня на вечер, но не получилось. Наверно, сегодня был не ее день. Я танцевала, шутила, смеялась, пила пиво, ела кальмаров и креветок, на спор с Костей перепрыгивала через спинку дивана - в общем, веселилась от души. Было уже четыре часа утра, когда наша компания решила, что пора закругляться. Пока девчонки вызывали себе такси, я отослала заранее набранную СМС для Саши: он лично сделал это вечером, прежде чем отвезти к клубу, и настрого велел отослать за полчаса до того, как я должна буду выйти.
   - Ой, а что это ты делаешь? - пьяная в хлам Жанна, весь вечер периодически липшая ко мне с расспросами, по широкой дуге нависла над телефоном, - а кому ты пишешь?
   - Мужу, чтоб забрал, - я убедилась, что послание доставлено, и убрала прибор в кармашек.
   - Ой, как классно!.. - не унималась она, - а куда вы поедете?
   - Домой, спать! - поднялась и отошла подальше от Жанны, спрятавшись за остальной группой.
   Иногда, особенно по пьянке, Жанна была невыносима. Мы толпились перед клубом в ожидании развозочных транспортов, когда Сашин джип лихо вырулил с пустой по ночному времени трассы и лихо затормозил возле меня. Выбритый и свежий Александр шикарно загрузил мою усталую тушку на переднее сидение и так же лихо исчез. В ретровизор я увидела ошарашено смотревших вслед однокашников. Тем не менее, никакой радости от произведенного эффекта я не получила.
   - Ну вот, теперь они точно поверят всему тому бреду, что Жанка насочиняла по пьянке, - после пива меня часто тянуло на грусть.
   - Ну и пусть. Тебе-то что?
   - Ты прав, - я поудобнее устроилась в кресле и вытянула гудящие ноги.
  
   15...ря
  
   Сегодня я сумела выбраться в книжный магазин после работы. С удовольствием огляделась, неторопливо прошлась вдоль шкафов. Народу было не так уж много, можно было в относительной тишине посмотреть книги, подумать. Пройдя в отдел исторической литературы, пробежалась пальцами по полкам. Вытащила парочку томиков с воспоминаниями о последней войне, вернула на место. Потом отыскала кое-что интересное по пустыне Наска и Востоку. Отложила в сторону. Нашла красивое и дорогое издание с фотографиями фигурок каменного века из японских музеев.
   Вслед за мной в отделе появился темноволосый парень и с интересом принялся листать подборки биографий художников серебряного века. Слегка удивилась: судя по спортивному костюму и развитой мускулатуре, парню было бы логичнее интересоваться историей спорта, а не перипетиями отношений Блока или Ахматовой. Тряхнув головой, перешла в зал с популярной литературой, где высмотрела новую книгу по кулинарии.
   На кассе снова столкнулась с парнем. С удивлением заметила в руках одну из книг Ахматовой и еще тоненькую брошюру про исследования пустыни Наска -- родную сестру той, что ждала оплаты в моей корзине. Странный набор. Парень не выглядел ни школьником, ни студентом гуманитарного ВУЗа. Скорее, воспитанником "Лесгафта", в крайнем случае -- "технарем". Мозолистые широкие ладони, накачанные мышцы. Довольно жесткий взгляд и уверенные движения. На душе вдруг скребнули кошки, заставив напрячься.
   Я быстро выскочила из магазина и поспешила в метро. Заворачивая за угол, осторожно оглянулась: парень в окружении друзей о чем-то бурно разговаривал.
   Саша встретил меня возле метро. Забравшись в машину, поцеловала его и закинула книги на заднее сидение.
   -- Какие у тебя сегодня находки? -- поинтересовался мужчина, выруливая на проезжую часть.
   Я бодро доложила. Потом запнулась на секунду и рассказала о странном покупателе.
   -- Ты зря удивилась, -- успокоил меня муж, -- даже физкультурники обязаны сдавать литературу, пусть и на первых курсах.
   Я подумала и кивнула, признавая глупой свою паранойю. Открывая ворота, мы наткнулись на какой-то сверток. Я бы его не заметила, но Саша сразу приметил чуждый на дорожке предмет:
   -- Это что такое?! -- он осторожно поднял комок полиэтилена и бумаги, аккуратно развернул и вытащил помятый конверт, обернутый вокруг камня и упакованный сверху в полиэтиленовый пакет и скотч.
   -- Письмо, да еще и через забор закинули!..
   -- Анонимка? Конверт похож.
   -- Вполне возможно.
   На этот раз неизвестный "доброжелатель" перешел к конкретике: "и зачем было так увиливать? Я ведь все твои заначки знаю наперечет. Так что хватит придуриваться, и выкладывай-ка карты на стол, милочка! А я еще посмотрю, как с тобой поступить".
   Мы переглянулись и поспешили в дом.
   -- Вот это уже что-то конкретное, -- сидя за столом, Саша изучал письмо с сильной лупой, -- у нас есть зацепка, -- смотри!
   Он указал мне на маленький волосок, приклеившийся под одну из неровно вырезанных букв.
   -- Улика?
   -- Она самая. Да и сам текст намного информативнее. Хотя конкретики все равно никакой.
  
   ...в это же время где-то на восточном берегу США...
  
   Роскошная вилла неторопливо просыпалась. В кухне готовили завтрак для хозяев, садовники доводили до совершенства цветники и лужайки. В большинстве спален еще раздавался храп. Только в нескольких из них горничные уже застелили постели. Обитатели этих спален, против всех ожиданий, вовсе не отдыхали. Несколько мужчин в строгих костюмах сидели в одном из кабинетов и внимательно изучали... глобус!
   - Сэм, что ты об этом думаешь? - джентельмен с породистым английским лицом в галстуке-бабочке отложил массивную лупу и откинулся на стуле.
   - В университете я налегал на экономику и финансовые науки, Джим. Всякая ерунда нас не занимала. А ты, Гарри?
   - В школе я как-то ходил на кружок по геологии, но уже через неделю бросил. Мне слишком нравились автомобили...
   - Понятно. - Американец побарабанил пальцами по столу.
   - Думаю, следует привлечь к консультациям кого-нибудь из яйцеголовых. Не зря же мой дед оплатил им целый университет! - продолжил Гарри.
   Вызванный по видеосвязи профессор геологии мгновенно просек ситуацию и смог внятно и четко дать нужную информацию. Пообещав выслать чек, Гарри обернулся к собеседникам. На лицах всех присутствующих поселилось недоумение и опасение.
   - Значит, вот как...
   - Пока эта, как ее, тектоника не успокоится, любое планирование бесполезно.
   - Но если запланировать несколько разных вариантов, хоть один из них окажется подходящим.
   - Самый подходящий план - вот он! - И Сэм обвел пальцем на глобусе Евразию.
   - Ты серьезно?!
   - А что еще нам остается? Наши предки не зря столько раз направляли туда свои силы. А теперь у нас еще больше возможностей и способов влияния.
  
   16...ря, научный отдел Лувра...
  
   Поль сидел в кабинете и тупо разглядывал свои руки. Мозолистые ладони, привычные и к лопате, и к карандашу, широкие, с сильными пальцами. Египтолог никак не мог поверить, что выстраданная, вымученная, вырванная с боем экспедиция в пока неисследованные районы Египта и Эфиопии может не состояться! И с причиной отказа от поездки никому не справиться - ни ему самому, ни его патрону, директору крупнейшего музея мира, ни даже самому Господу Богу! Ученый в раздражении вскочил со стула и прошелся взад-вперед по тесному помещению. Взгляд уперся в иконостас из его фотографий, дипломов и грамот, со вкусом оформленных в красивые рамки и развешанных по стенам кабинета. Еще вчера это зрелище приводило его в тихий восторг, скрашивая тяготы и лишения в экспедициях и добавляя вдохновения и энтузиазма в работе. Но сегодня доказательства его успехов висели немым укором, намекая, что теперь ему больше некуда двигаться и нечего открывать.
   Мужчина покачал головой, глядя на знаменитый силуэт Сфинкса:
   - Как же теперь мы без тебя, котенок? - тихонько спросил он у каменного монстра, - а ведь я так и добрался до всех твоих секретов!
   Постоял, словно ожидая ответа. Вернулся за стол и с отвращением в который раз перечитал официальное сообщение из Египта об открытии трампов на территории большей части страны. Письмо пришло утром на официальную почту музея и автоматически появилось у всех его сотрудников. Сухие цифры отчета таили в себе не только факт гибели практически целого региона. За ними стояли жизни людей, уничтожение городов, деревень, различных религиозных и культурных центров, музеев...
   Последнее огорчало египтолога больше всего. Посвятив свою жизнь этой стране пирамид и песков, еще будучи студентом, Поль Валентин Сорель поклялся стать первым среди лучших, новым Шлиманом, открывателем ранее невиданных сокровищ. И вот теперь его клятва вдруг потеряла смысл.
   В дверь тихо постучались, и в кабинет заглянул один из его коллег, старый приятель еще с университетских времен, Жан Люк:
   - Старина, марабу хотел тебя видеть.
   - Что этому педику от меня нужно? - проворчал Поль, поднимаясь, - ладно, иду.
   - Думаю, это из-за новостей по Африке, - в полголоса сообщил друг, - я краем уха слышал, старик думает крупно перетасовать войска.
   - Ладно, посмотрим.
   - В любом случае, можешь на меня рассчитывать, - с таким напутствием Жан скрылся за поворотом.
   Египтолог вздохнул и направился в кабинет директора Лувра, которого за уродливую внешность (сказались десятилетия раскопок под палящим солнцем) и мерзкий характер (другие на Олимп истории не выбиваются) сотрудники музея между собой называли марабу. Естественно, сам Поль ничего не имел против неказистой, но очень полезной птицы, настоящего санитара саванны.
   Шеф обнаружился на своем рабочем месте, в просторном кабинете, заваленном всякой всячиной. Одной из отличительных особенностей кабинета была коллекция статуэток юношей, от древнеегипетских статуэток богов до греческих атлетов. Если присмотреться, можно было заметить отполированные до блеска некоторые части скульптур.
   - А, Поль, заходите! - раздался его голос.
   Обладатель надтреснутого тенора развалился в роскошном кресле. Египтолог мгновенно отметил про себя копию уже известного письма, лежащую перед директором.
  
   ...в это же время в России...
  
   - Мееечтаа! - подруги повисли на мне, вдвоем умудрившись вытянуть к себе на улицу.
   - Господи, как же долго до тебя идти! - Ульяна и Оля прошли в ворота и начали осматриваться, - ой, у тебя и сад есть? Супер!!
   Как следует поздоровавшись, направились в дом. Уля, как всегда, помалкивала, зато Ольчик умудрялась задавать сотню вопросов в минуту:
   - А сколько здесь соток? А за домом есть еще сад? А...
   - Соток здесь пятнадцать, - я с улыбкой подтолкнула девчонок к крыльцу, - так что сад присутствует. Идемте, чайник давно вскипел! Небось, проголодались, пока ехали?
   - Конечно.
   Добродушно подтрунивая друг над другом, прошли на кухню.
   - Вино в холодильник?
   - И торт туда же, - я достала наготовленную снедь.
   Оживленно обсуждая недавнюю встречу в клубе, занялись сначала салатами и жареными окунями, потом пирогами с мясом. Чай с тортом перешли пить в гостиную. Внимание девчонок привлек стеклянный шкаф-витрина, на полках которого красовались некоторые из моих находок. В частности, кубышка, найденная первой на Новгородском полигоне.
   - Это что, клад? - Ольга с интересом рассматривала мою находку, - настоящий?
   - Да, мой первый клад, - кивнула я, расставляя на столике посуду и сладости, - мы тогда поехали на выходные потренироваться...
   - Тренироваться? В чем? - к Ольге присоединилась Ульяна.
   Теперь девчонки с интересом разглядывали почти черную от времени кубышку, оксидированное серебро и золотой браслет.
   - В работе поисковика множество приемов, техник и прочего, - пояснила я, вежливо подходя к подругам и начиная рассказ, - да тот же походный быт, к примеру! Как поставить палатку, организовать лагерь, развести костер...
   - А фотки у тебя имеются? - тут же поинтересовалась Уля.
   Зная привычки, пристрастия и вкусы подруг, я заранее приготовила альбомы и даже видео.
   - Конечно, хотите посмотреть? У меня и видео есть.
   - Непременно!
   Пока наслаждались сладким, успели посмотреть кое-какое видео и оба альбома. Перелистывая страницы, я поясняла:
   -- А вот это мы под Новгородом, это я впервые палатку ставлю. А это уже ужин готовлю.
   -- А это кто, твой друг?
   -- Нет, это командир нашей команды, Рамирос.
   -- Ого, какое необычное имя!
   -- У него отец испанец, учился здесь в МГИМО, женился на русской. - И сложности личной жизни Рамироса подругам тоже ни к чему. - Теперь живут на две страны. А Рам считает себя русским, от отца у него только имя.
   -- Симпатичный, -- Оля кокетливо повела плечом.
   -- Зато бабник и донжуан, -- сочла нужным честно предупредить.
   -- А это кто?
   -- Это Вадик, наш археолог.
   -- Ого, значит, это правда, что с вами ученые работают?
   -- Конечно, и даже очень активно, -- я пригубила вина, -- и не только историки и археологи. Есть и химики, и реставраторы.
   -- А ветврачи вам не нужны? -- поинтересовалась Ольчик.
   Мы захохотали. Потом я подумала и предположила:
   -- Кто знает? Вообще-то, если в экспедиции используются лошади, то вполне возможно. Но обычно все специальности и роли в команде перекрываются. Никогда не бывает так, чтобы каждый участник выполнял только одну функцию. Чаще всего, мы сочетаем несколько профессий. В клубе даже курсы для этого организуются.
   -- Например?
   -- Боевые искусства, стрелковая подготовка, альпинизм, -- я загибала пальцы, -- работа с деревом и металлом, шитье и даже шорничество.
   -- А еще? -- Уля повернула альбом, рассматривая большую панорамную фотографию.
   -- Топография, геодезия, спелеология, основы горного дела. Про видео и фото я уже не говорю.
   -- Горное дело-то зачем? -- Оля отправила в рот еще один кусок торта, -- остальное понятно.
   -- Нам часто приходится исследовать пещеры и подземелья.
   -- Диггеры, -- продемонстрировала свою осведомленность Ульяна.
   -- И это тоже, -- согласно кивнула я.
   -- А карты и их составление -- вообще основа основ!
   Я поднялась и принесла одну из "показательных" карт. Мы отложили на минутку альбомы и склонились над ней.
   -- Вот смотрите, этот район был обозначен как перспективный, -- я обвела ногтем аккуратно расчерченный черной тушью контур, -- а вот тут, красным цветом, было обозначено опасное место, в данном случае, местная тюрьма.
   -- Зачем?
   -- Просто появляться в этом районе с нашей специальной аппаратурой небезопасно, можно вызвать подозрения вроде подготовки к побегу заключенных.
   -- Бред какой-то!
   -- Однако, вполне возможный. Поэтому-то подобные места всегда выясняются заранее и помечаются.
   -- Ясно, -- Оля вытянула из-под карты альбом и перевернула страницу, -- а вот это кто?
   -- Наш Старшина, -- я показала на Полковника, -- и его помощники. Это мы уже на неделе "зарницы". А вот и Саша с другом. Мы на той зарнице и познакомились как следует.
   Девчонки склонились, чуть не бодаясь лбами. Рассмотреть поразившего их возле ночного клуба парня хотелось обеим.
   -- Давайте еще по кофейку, -- предложила, -- передохнуть пора.
   -- Давай, -- Ольчик снова уселась в кресло, наблюдая за моими хлопотами, -- а что, его сегодня нет?
   -- Саша уехал по делам клуба на целый день, -- сообщила, нарезая очередной пирог, -- так что вернется поздно.
   -- А чем он занимается? -- тактично придержав вопросы в начале встречи, подружки решили оторваться сейчас.
   -- Всем помаленьку. Основное занятие -- кладоискательство. Но он сумел выгодно вложить прибыль от своих находок, так что сейчас является совладельцем нескольких предприятий.
   -- Здорово, -- Уля взяла с блюда кусок пирога, -- да, кстати, ты не удивляйся, но наше информбюро успела растрезвонить по альма-матер самые невероятные сплетни.
   -- Например? -- я насторожилась. Любовь Жанны к сплетням и ее неуёмная фантазия были общеизвестны.
   -- Например, то, что ты пришла на встречу, увешанная бриллиантами.
   -- Это еще самое безобидное, -- "успокоила" Ульяна.
   Мне резко поплохело. Если первая сплетница курса бралась за дело, то в самые краткие сроки могла как возвысить репутацию жертвы, так и навсегда смешать с грязью.
   -- Да не расстраивайся, -- поспешила исправить Улин промах Оля, -- большую часть развенчала Лена, причем, при всем честном народе раскатав Жанну под асфальт.
   -- А меньшая часть?
   -- Там уже ничего страшного, только преувеличения.
   -- Типа брильянтов?
   -- В том числе, -- кивнула Оля, -- а еще норковая шубка и аксессуары от Луи Вуттон. И фантазии на тему твоих дворцов.
   -- Ну, это уже мы разъясним, -- поторопилась пообещать Уля, чувствуя вину за то, что меня расстроила.
   Моя подруга славилась в Академии, как эталон вежливости и такта, так что подобные промахи были редчайшим случаем и сигнализировали неприятности в ее личной жизни. Я присмотрелась: под очками угадывались круги, да и кожа бледнее обычного.
   -- Так, -- я решила тут же выяснить причину, -- Ульяна, а ты нам ничего не хочешь рассказать? Что у тебя за проблемы?
   -- Да все в порядке, -- тут же отозвалась она.
   -- Врешь, -- я откинулась на спинку дивана, -- я тебя слишком хорошо знаю. Колись, мы же здесь все свои.
   -- Да... -- Ульяна вдруг расплакалась.
   Оказалось, что месяц назад в их подъезде появились новые жильцы, этажом ниже. Они быстро освоились на новом месте, так что вскоре остальные квартиры лишились покоя: помимо наличия четырех очень шумных маленьких детей и собаки, новоселы, как большинство выходцев юга, очень любили музыку и праздники. И вот это веселье могло продолжаться несколько дней в подряд: непрекращающаяся музыка "восточного направления", лихие возгласы, множество гостей. Никакие просьбы, уговоры и прочие средства воздействия не помогали -- пришельцы просто делали вид, что не понимают русского языка, а при любой попытке давления начинали голосить о том, что их притесняют по национальному признаку. Участковый только разводил руками.
   Мало этого, недавно они привезли домой живого барана! Теперь в подъезде стоял неперебиваемый ничем специфический аромат скотного двора, вляпаться в овечьи "катышки" на лестнице жильцам грозило в любой момент. А на площадке их этажа теперь красовался стожок сена.
   -- Ну, это уже слишком! -- нашему с Олей возмущению не было предела.
   Пока мы громко выражали свое возмущение, успели доесть торт и пироги. Запив ярость вином, слегка остыли и уже спокойнее принялись предлагать конструктивные идеи.
   -- А машина у них есть? -- мне пришла в голову интересная идея.
   -- Есть, старая девятка.
   -- Отлично, продай ее.
   -- Как это?!
   -- Очень просто. Берешь бланк бесплатного объявления, вписываешь данные машины, адрес и телефон даешь их. А время указываешь после десяти вечера, мол, раньше десяти дома не бывает. И цену дай смехотворную. Пока газета будет жить, их будут заваливать звонками, то есть, неделя веселья твоим соседям обеспечена.
   -- Ты с ума сошла?
   -- Нисколько. Они же любят активную жизнь, как я понимаю? Вот и пусть наслаждаются. Либо еще продай их квартиру так же, по себестоимости. Скажем, за штуку баксов за метр. В вашем районе квартиры дорогие, так что с руками оторвут. Или пошли им приглашение для всей семьи в какой-нибудь шикарный санаторий подальше, "все включено", "люкс" и так далее.
   -- Приглашения ведь фирменные должны быть, -- задумчиво проговорила Ольга.
   -- Ну и что? Сейчас сварганим, -- я подхватилась и бросилась к компьютеру, -- дизайнер я, или погулять вышла?!
   Выбрав в коллекции шаблонов пригласительный билет одного из знаменитых курортов, быстренько вбила имена и фамилии "главных злодеев" и начала сочинять:
   -- Приглашаем вас на фестиваль многодетных семей "Дружная семья" как главных номинантов на конкурс "самая многочисленная и дружная семья России". Приз -- микроавтобус "Мерседес" и четырехкомнатная квартира. Главное условие -- наличие не фестивале максимального количества ваших родственников. Кроме того, вы можете участвовать в конкурсе "мои домашние животные" (присутствие на конкурсе как минимум двух зверей обязательно).
   -- Ну и, конечно же, побольше халявы, -- я скопировала самые распространенные лозунги из интернет-рекламы, -- а также чуточку правдоподобности...
   Добавила условие дороги за свой счет и ближайшую дату, к которой семья должна прибыть на место, в качестве обязательной "ложки дёгтя", для правдоподобия. Отправила на принтер со специальной плотной бумагой и заламинировала. Вручив подруге готовую шикарную открытку, попросила:
   -- С тебя рассказ, как все получилось.
   -- Как ты себе представляешь это узнавание?
   -- Обязательно узнаешь. Ты же сама сказала, что они стакнулись с вашей местной сплетницей-активисткой. Вот через нее все и выяснишь. Если не получится с этим приглашением, то применишь объявления по продаже.
  
   ...и снова Лувр...
  
   Выйдя из кабинета директора, Поль постоял, задумчиво наблюдая в окно за очередной толпой туристов, и направился в кабинет друга. Предложение директора было слишком заманчивым, чтобы соглашаться сразу: еще никогда этот старый крокодил археологии и искусства не занимался благотворительностью. Значит, следует ждать какой-то подлянки. А разговор с другом - самое верное средство наткнуться на истину.
  
   17...ря
  
   Днем позвонила Уля и радостно доложила, что злополучная семейка спешно, собрав родственников и прихватив пса с бараном, всем табором отправилась на вокзал.
   - Ну вот, - подытожила я, - три дня они будут добираться, еще пара дней пройдет в выяснениях отношений с курортным начальством и три дня на дорогу обратно. Неделя отдыха у тебя есть. Да, кстати, ты уже прощупывала почву у вашего местного информбюро?
   - Нет, а надо было?
   - Ты же имеешь право поинтересоваться, куда это они отправились. Держу пари, что они сразу же ей похвастались.
   - С чего ты взяла?
   - Это в южном менталитете. Там все новости в семье сразу же делают достоянием всех соседей, во избежание нелестных толкований.
   - Понятно. Ладно, еще созвонимся.
   Отложив телефон, занялась домашними делами. Мне очень не нравились поступающие в Братство новости, так что сегодня решила перебрать туристическое снаряжение: что-то починить, что-то заменить. Из-за того, что теперь я часто работала дома, периодически могла позволить себе пофилонить, забросив и так не шатко, ни валко идущие дела в банке. Из-за разразившегося всемирного банковского скандала российские банкиры сидели тише воды ниже травы, заменив стратегию получения прибыли на консервацию нынешнего положения. Из-за этого многие работники свернули агрессивные проекты и занялись текущей рутиной. Наш отдел пока сортировал уже имеющиеся наработки и пополнял банки шаблонов и изображений. А это вполне можно было делать и дома.
   Добрые намерения, как известно, служат ступенями в ад. Поэтому не стоило удивляться, что как раз в самый разгар работы из города вернулся Саша и внес важное предложение:
   -- Котенок, пока затишье, предлагаю прогуляться вдвоем туда, где мы пока не были.
   -- Это куда же? -- вытащила один из ковриков, встряхнула его и с сомнением осмотрела обмахрившийся край, -- я вообще-то решила заняться снаряжением...
   -- Снаряжение пока не актуально. А вот когда еще мы сможем отправиться, например, к Хемулю? Мы ведь так и не успели нигде особо побывать.
   -- Ну, если ты так хочешь, пойдем, -- я убрала обратно на полку пакет с палаточными ковриками и двинулась к кабинету.
   Саша с предвкушающей улыбкой поспешил следом.
  
   Печатка Хемуля сделала свое дело: мы с Сашей оказались в полумраке дворцовой прихожей. Наконец-то у нас появилось время посетить вместе все Миры, где я уже бывала!
   - Идем! - я радостно потянула друга в коридор.
   - Это и есть тот дворец? - Саша задержался, рассматривая портрет, - действительно, вылитый Хемуль!..
   - Идем, - я приостановилась в дверях, - здесь много гораздо более интересных вещей...
   Кивнув, он последовал за мной. Показывая другу комнаты одну за другой, я рассказывала о своих приключениях во дворце:
   - А вот тут я умудрилась испачкаться в камине, - я показала на гостиную, почти наполовину состоявшую из огромного камина, - когда обнаружила остатки сожженных писем. Пришлось срочно разыскать ванную и отмываться...
   - Ванную?
   - Угу. Ты не представляешь, сколько времени я ухлопала, отстирывая сажу от джинсов!..
   - А здесь что? - Саша потянул на себя ручку очередной двери, полускрытой лиловыми портьерами.
   - А, тут неинтересно, это парадная спальня... - я пошла было дальше, - здесь не было ни писем, ни бумаг...
   - Хм... - Саша решительно зашел внутрь.
   - Ты куда? - я бросилась за ним.
   - А мне кажется, здесь как раз самое интересное может найтись!..
   - Что же? - я оглядела помещение, - шкафов нет, тайников нет...
   - Зато есть вот что, - Саша вдруг подхватил меня на руки и закинул на середину огромной парадной кровати, - на мой взгляд, это преступление, гулять здесь и не испытать такой роскошный сексодром...
   Окончание его фразы потонуло в моем взвизге, когда коварный соблазнитель применил свой излюбленный прием - щекотку. Я, наверно, никогда не привыкну к подобным воздействиям. Тем более что Саша каждый раз делал это неожиданно и по-разному: то щекотал бока, то живот. Эффект, правда, был всегда одинаков, - я мгновенно забывала обо всем, а там уж дело техники, так что Саша из меня, можно сказать, веревки вил. Как ни странно, мне это нравилось. Он никогда не преступал определенную черту, так что проблемы не было. А что плохого в том, чтобы уступать мужу в кое-каких из его желаний? Зато в остальном я была главной в нашей паре.
   - Ну, во-от, - протянула делано недовольным голосом и подоткнула повыше шелковое одеяло, - сейчас выйдет время, нас вернут, и получится, что мы ничего и не успели посмотреть...
   - М-м... - Саша подтянул меня поближе и зарылся лицом в волосы, отрицательно покрутив головой одновременно с мычанием.
   Голос у него был довольный.
   - Что "нет"?
   - Думаю, мы еще успеем найти кухню, а также после всего этого я наверняка буду грязный!..
   - Что?! - я не верила своим ушам.
   - Потому что сегодня наш с тобой день, и я не намерен упустить ни одного удовольствия...
   - Смотря, что ты понимаешь под удовольствием, - осторожно отозвалась, подбирая слова, - у Ведущих свое мнение на этот счет тоже, кстати, имеется.
   Саша вздохнул и неохотно выпустил меня из объятий. Мы оделись и отправились дальше по коридору. Осмотрели почти весь этаж, остановившись перед самой загадочной комнатой дворца. Я так и не смогла разгадать ее смысл, как ни билась. Теперь, вдвоем с Сашей у нас появлялся шанс. Для начала я провела краткое разъяснение для друга, прежде чем входить в высокую, но узкую дверь, обитую поверх мореного дуба стальными полосками с серебрением:
   - А вот это - самое загадочное помещение дворца. Я так и не поняла ее предназначение. Находиться там нужно осторожно, лучше лишний раз руками ничего не трогать.
   - Почему? - Саша не слишком серьезно пока воспринял информацию.
   - Стоит только сделать что-то не то, как комната в буквальном смысле выкидывает тебя обратно в коридор. В первый раз я этого не ожидала, так что чуть не свернула себе шею, когда вылетела отсюда. Тормозила уже в дальнем конце коридора. Наверно, катапульту рассчитывали на кого-то тяжелее меня.
   - Ну-ну, посмотрим, - он стал немного серьезнее, но все равно уголок его рта чуть-чуть подрагивал. Это означало, что он пока не ждет ничего особого и всегда готов снова валять дурака.
   - Пошли? - я достала из связки нужный ключ.
   Дверь отворилась бесшумно, и мы замерли на пороге огромного помещения. Решенное в серо-бурых тонах, оно напоминало пещеру. Окон здесь не было, только редкие магические сферы в причудливой оправе разгоняли мрак. Комната была наполнена странными сооружениями, отдаленно напоминающими мебель, но именно, что только напоминающими! Вот, например, совсем рядом с выходом стоит длинная узкая кушетка. Тогда я, решив спокойно осмотреться, присела на нее. Меня спасло только то, что я села на самый краешек и даже не успела перенести на нее весь вес! Потому что из вычурно изогнутой спинки вдруг вылетели гарпуны из серебристо-голубого металла и чуть не пробили мне печень. Дело ограничилось порванной футболкой и несколькими царапинами. Но это было только начало: стоило мне с воплем вскочить на ноги, как воздух сгустился в сизый туман и он, словно батут, выкинул меня в услужливо распахнувшуюся дверь. Как я не свернула шею, со всей дури воткнувшись в противоположную стену, сама до сих пор не понимаю. Разумеется, тут же пришлось возвращаться домой.
   Ранки почти сразу воспалились, даже температура повысилась. Дважды в день мы с мамой меняли повязки, используя кучи всяких разных лекарств, но только через три недели все более-менее зажило. Хотя обычно через неделю даже от серьезных ран не оставалось ничего, кроме маленьких корочек.
   После такого "подарка" перед входом в комнату я на всякий случай начала одевать самодельный бандаж: папа по старым каналам откопал мне "некондиционный" бронежилет. Мы настрочили на него дополнительные пряжки и ремни (иначе он просто с меня спадал), а так же добавили кое-где мягкие прокладки.
   Сегодня спасительного броника со мной не было, но зато я была не одна. Да и основные правила поведения в таинственной комнате изучила. Осталось рассказать о них Саше. Поисковик же пока с интересом крутил головой, осматриваясь на новом месте. Походив взад-вперед, он остановился перед смертельной кушеткой.
   - Только не вздумай садиться! - поспешила предупредить друга.
   Услышав причину, Саша слегка побледнел. Теперь он удвоил осторожность, только издали осматривая все те странные вещи, находящиеся здесь. Я по мере возможности знакомила его с тем, что мне было о них известно. Обойдя помещение, подвела итог:
   -- Единственное, что я поняла, так это то, что в комнате собраны очень опасные артефакты, сочетающие магию и технологии. И Хемуль их не создавал, а привез откуда-то. Я не до конца просмотрела все документы на эту тему, но смогла выяснить, что в тот период Хемуль уезжал куда-то с секретной миссией. Это дает простор для предположений, как сам понимаешь.
   -- А миссия не была озвучена? -- Саша с удовольствием занялся этой тайной.
   -- Нет, вот только, на эту поездку он ухлопал почти год по нашему летоисчислению и целую кучу золота.
   -- Понятно... -- он потер подбородок, размышляя, -- знаешь, если мы сможем понять, что к чему в этой комнате, то получим серьезные наработки в технологиях. Это сможет стать отличной базой для начала исследований в Братстве.
   -- Каким образом? За все время я смогла только узнать, насколько они опасны.
   -- Ну, давай рассуждать логично, -- Саша принялся загибать пальцы, -- ты сама сказала, что на привоз и монтаж всего этого богатства хозяин потратил огромные ресурсы. Следовательно, документов должно быть множество, просто пока ты до них не добралась. Мы можем сейчас отправиться в кладовые и забрать все документы, относящиеся к этому периоду. Отнести домой и там, в спокойной обстановке, с помощью техники проанализировать.
   -- Хорошая идея, -- я направилась к выходу из комнаты-загадки, -- я уже забрала домой часть документов, но там, внизу, их столько, что мне потребовалось бы полдня скакать туда-обратно с тачкой.
   -- Вдвоем мы управимся быстрее.
   Мы спустились в подвал и начали вытаскивать из кладовой коробки и сундуки с бумагами.
  
   ...а в это же самое время где-то в США...
  
   Джек ехал по тридцать третьему шоссе. Рядом что-то щебетала жена, рассуждая о новой возможности на ее работе: Полли недавно получила повышение до ведущего менеджера на местном антикварном аукционе, так что теперь лучилась энтузиазмом и радужными планами. Джек ее почти не слушал, но время от времени заставлял себя вставлять что-то нейтральное. Ему было просто приятно куда-нибудь выбраться вдвоем, хорошо провести время. В последнее время эти благословенные моменты почти не случались.
   - Так вот, я им и говорю, - Полли в лицах пересказывала мужу ту самую сделку, вознесшую ее на новую высоту. Джек терпеливо слушал, даже находя удовольствие в этом: молчаливые курицы были не в его вкусе. - Вам эту мебель придется за свой счет вывозить на свалку, да еще мусорщику заплатить, да еще и экологический сбор. Старуха чуть вставную челюсть не проглотила, а дед все равно уперся и бубнит: выкинуть и выкинуть. Два часа их уламывала!
   - Глупцы, не понимают собственной выгоды! - поддакнул мужчина, не спуская взгляда с дороги: скоро должен попасться нужный съезд со спидвея, важно его не пропустить, а то следующий поворот на Маунтинплейс аж через сто миль!..
   - Вот именно! Зато теперь им хватит на отличный дом престарелых, да и нам кое-что перепало!
   - Сколько теперь тебе будут платить?
   - От сорока долларов в час плюс процент с каждого лота!
   - Теперь ребята в бильярде будут шутить, что я получаю меньше жены, - заметил Джек, - придется топать к Биллу и говорить насчет повышения.
   - А почему бы и нет? - воспряла духом Полли, - ты один успеваешь делать больше, чем целая команда балбесов Ротманса! Ты заслужил повышение, как никто!
   Мастерская Ротманса, располагающаяся с другого конца их городка, перехватывала большую часть крупных заказов, не требующих особой сноровки, у Билла. Между конкурентами все время шла тихая война. Билл делал упор на сноровку и мастерство, а Ротманс брал быстротой оборота и массовостью.
   - Погоди, надо бы заехать, заправить машину, - Джек вдруг обратил внимание на приборы, - совсем чуть-чуть осталось.
   - Да вон, впереди заправка! - Полли не растерялась, - заодно разомнемся. У меня сигареты закончились.
   Угрюмый парень-заправщик в засаленном комбинезоне вставил в пистолет в бензобак пикапа и сообщил:
   - Не больше пяти галлонов в один бак!
   - Какого черта?! - рассердился Джек, - мне полный бак!
   - Распоряжение правительства! - огрызнулся парень, тыкая грязным пальцем в приляпанный на колонку листок, - уже на всех заправках ограничения сделали...
   Джек вдруг вспомнил рассказ деда, крутившегося среди спекулянтов в годы Великой депрессии. Мысленно возблагодарив небеса, что сумел запомнить дедовы рассказы, он вышел из машины и участливо поинтересовался:
   - Парень, так ты ж совсем без выручки останешься!
   Тот только с ненавистью сплюнул в угол. Острые глаза ветерана высмотрели, куда плевал парень: там валялся еще один, скомканный и порванный экземпляр указа. Отличный признак! Джек сделал знак жене, чтобы не вмешивалась, и положил руку парню на плечо:
   - Слушай, я сам работаю на такой заправке, уже больше десятка лет вкалываю. Может, найдешь канистру-другую неучтёнки? А уж я не поскуплюсь. Заодно ты деньжат срубишь наличными. Не все же на правительство оглядываться! Да если бы мой дед в двадцатых оглядывался - я бы не родился! А ты парень молодой, тебе деньги не помешают.
   Парень насуплено подумал, что-то, видимо, решая про себя, кивнул и буркнул:
   - Пошли!
   Они вдвоем выволокли из-под металлолома несколько обшарпанных канистр.
   - Шестьдесят баксов за все.
   - Согласен, - Джек прикинул, что эти шестьдесят литров бензина обойдутся ему всего по доллару за галлон. Цена была настолько завлекательная, что в голове мигом зародилась интересная идея.
   - А сколько ты можешь доставать такой неучтенки? - юлить вокруг да около не в его интересах. Джек навскидку знал пять-шесть человек, которые с радостью будут брать бензин сверх нормы по любым ценам. А если подумать, то и пару десятков наберет. Дело пахло отличными деньгами.
   - Канистр пять в неделю.
   - Отлично, - Джек широко улыбнулся и протянул руку, - меня зовут Джек. Я загляну тебе в следующую пятницу. Придержишь для меня эти канистры?
   Парень кивнул и крепко пожал ладонь:
   - Том. Буду ждать.
   Загрузив неожиданный груз в пикап и замотав его старым брезентом, Джек вырулил на шоссе. Полли, молча наблюдавшая за происходящим, поинтересовалась:
   - Что-то случилось интересное?
   - Пока не знаю, Полли, честное слово.
   - Не ври, у тебя опять кончик носа дергается.
   Джек рассмеялся и рассказал жене про деда и только что нарисовавшуюся схему. Жена покачала головой:
   - Ты понимаешь, что ходишь по краю закона?
   - Понимаю, - серьезно отозвался Джек, - но если ввели ограничение на топливо, то начинаются серьезные дела, дорогая. А в такое сложное время законы соблюдают только дураки или мертвецы. Причем, первые быстро становятся вторыми. Я хочу, чтобы ты могла спокойно ездить по делам, не считая расход бензина, а у Фрэнка с Молли всегда была еда в тарелках и все, что они пожелают. Пока никто не прочухал ситуацию, у нас есть уникальный шанс быстренько занять свою нишу в новом мире.
   Жена кивнула и закурила сигарету.
   - Кстати, ты не видела на кассе еще какие-нибудь официальные бумаги? - через некоторое время спросил мужчина.
   - Нет, кроме тех, что про бензин, ничего не было.
   - Надо бы проверить на всякий случай...
   - Завтра с рабочего компьютера посмотрю. Все равно мы каждое утро обязаны смотреть официальную периодику.
  
   18 ...ря
  
   Завалив в кабинете пол и мебель коробками с бумагами, я удобно уселась по-турецки на ковре и открыла первую папку. В гостиной Саша под бубнёж телевизора разбирал какие-то документы Братства.
   Внимательно вчитываясь в таблицы и перечни, через некоторое время наткнулась на один любопытный факт: через строчку упоминались какие-то странные материалы, местное название которых артефакт-переводчик не переводил на русский, а оставлял без изменений. Логично предположить, что аналогов этому слову в нашем Мире не было. Мне пришла в голову идея составить перечень подобных слов. Пришлось встать и взять на столе планшет.
   Первая колонка предназначалась для самого слова, вторая -- для его перевода, если таковой найдется, отдельное широкое поле я оставила для примечаний, характеристик и прочей информации. Подумав немного, добавила еще один столбец для перечня документов, из которых узнала о данном предмете.
   Разграфив пару листков, вернулась на ковер и тщательно вписала первое слово -- итильдин. К сожалению, заполнить было возможно только первую и последнюю колонки. Еще немного помучившись, вытащила листок из планшета, принесла чистый и перерисовала таблицу, поставив первую и последнюю колонки вместе.
   Через час я исписала три листка, составив примерный перечень предстоящей работы. Попутно выяснила, что по крайней мере, пять из двадцати слов повторяются в каждом третьем документе. Это позволило предположить, что именно эти материалы используются шире остальных. Параллельно решила составить отдельные таблицы, по каждому из названий, но уже с указанием количеств в каждую поставку: такой анализ во-первых, показывал расход материала, а во-вторых, косвенно указывал на характеристику. Например, если что-то привозится в количестве нескольких граммов, то наверняка речь идет либо о драгоценных камнях, либо о специях или лекарствах. Тот же итильдин привозился регулярно один раз в неделю в количестве нескольких десятков килограмм (по нашей системе измерения), а экзотическое название звЄкринан -- только однажды, но зато почти тонну!
   Когда Солнце перевалило за полдень, я перешла к компьютеру, разграфив обширную таблицу и перенося добытые факты и цифры в нее. Мне всегда лучше думалось, именно смотря на графическое отражение информации.
   Подумав немного, вернулась к уже просмотренным документам и в отдельной таблице отразила полный перечень всех использованных материалов, попутно введя график их расходования.
   Мои увлеченные копания прервал Саша, страшным голосом позвав в гостиную. Не мороча голову поиском тапков, рванула туда и застыла в дверях, услышав последнюю фразу диктора:
   -- Серии толчков силой от одиннадцати до двенадцати баллов по шкале Рихтера затронули Аравийский полуостров, полностью уничтожив большинство стран. -- Диктор заметно нервничал, теребя в руках зеленый листок с текстом. -- Всего зафиксировано четыре эпицентра на глубинах от сорока до восьмидесяти километров. Пострадали также сооружения Суэцкого канала. Есть сведения о прекращении прохода судов. Самолеты разведывательной службы ВВС НАТО отправлены в район бедствия. Министерство иностранных дел пытается восстановить связь с посольствами.
   Больше от телевизора мы не отходили, прыгая по всем новостным каналам. Через час в очередном экстренном выпуске показали аэроснимки. Зрелище меня поразило: на месте некогда густо заселенного, плодородного и благополучного полуострова переливался багровыми реками лавы трамп, кое-где бугрящийся нарывами низких вулканов. Саша сидел рядом, обняв меня за талию и по привычке положив подбородок в ямку на ключице.
   Но самое веселье началось, когда нам позвонил Рамирос и приказал со всей возможной скоростью ехать в Братство. Через пять минут мы уже выезжали из поселка в сторону кольцевой.
   Не успела я достать из кармана неразлучный блокнот, как позвонила мама:
   -- Доча, нам что, объявили войну?! -- в мамином голосе отчетливо звучала истерика.
   -- Нет, мама, успокойся. Никто никому ничего не объявлял. Я еду в Клуб, вернусь и перезвоню. И не смей себя накручивать!!!
   -- Ладно, но ты обязательно перезвони! -- мама отключилась.
   -- Уже пошли слухи, -- муж недовольно хмурился, лавируя в потоке машин.
   -- Посмотрим, что известно в Братстве, -- отозвалась я.
   -- Ты права.
   Мы замолчали. Тучи давили на мегаполис, слегка царапаясь о шпили соборов и небоскребов на окраинах. По улицам спешили грибницы разноцветных зонтиков, машины лавировали во мгле, с трудом просвечивая фарами полог мороси. Такое впечатление, что и погода решила оплакать гибель целого региона.
   - Давай заедем в книжный, - внезапное наитие кольнуло в сердце, мигом вытеснив остальные мысли. От ощущения правильности внезапного решения немного подколбашивало. Саша кивнул и затормозил у ближайшего "Буквоеда". Оставив машину на стоянке, мы бегом пересекли заполненный дождем паркинг и вскочили в крутящуюся стеклянную дверь.
   Я слегка растерянно замерла, пытаясь понять, куда следует двигаться, потом уловила сигнал интуиции и решительно протолкалась мимо толпы домохозяек к нужной секции.
   - Куда прешь, обойти нельзя?! - Кажется, я отдавила чью-то мозоль.
   Проигнорировав раздраженное ворчание теток, присела на корточки у нужной полки, подхватила несколько книг и протянула мужу. Тот прочитал:
   - Сплавы и металлы. Ты думаешь?
   Я кивнула и поспешила дальше. Снова выцепила кое-какие томики, на этот раз в географическом разделе.
   - Полная география Средиземноморья, пособие для ВУЗов, - Саша и на этот раз удержался от комментария, сложив отобранный товар в корзину.
   Краем глаза я заметила заинтересованно крутящегося рядом продавца. На его откормленном тельце с трудом сходился фирменный костюм, а пухлые щечки подпирал жесткий крахмальный воротничок с галстуком.
   Теперь меня потянуло в отдел хобби, где я выкопала в стопке уцененных товаров несколько книг по ювелирному искусству Ближнего Востока. По-прежнему игнорируя персонал, я облегченно перевела дух и улыбнулась другу:
   - Кажется, все.
   - Отлично, - Саша подхватил корзину и двинулся к кассам.
   Судя по довольной мордашке кассирши, мы сделали ей сегодня суточную выручку. На радостях она прибавила бонусную записную книжку и целую упаковку симпатичных разноцветных скоросшивателей.
   - Как раз пригодятся! - мой мужчина с одобрением кивнул, помогая продавщице запихивать товар по пакетам.
   Мальчик-консультант вежливо проводил нас до самых дверей и помог справиться с объемистой ношей в непрерывно крутящемся технологическом монстре. Уже несясь под ливнем к машине, я все-таки умудрилась обернуться и заметила, как он набирает на мобильном номер. Интуиция загадочно пискнула и потребовала запомнить магазин и мальчишку.
   - Не запомнил, что было на бейджике у пацана? - поинтересовалась у Саши.
   - Долгорукий Алексей, - отозвался он, выруливая в ближайший просвет в потоке машин, - забавно, правда? Такой пончик-коротышка, и такая фамилия.
   - Ты прав. Кстати, Долгорукие, те самые, что при царях, не слишком пострадали в революцию. Многие из них весьма неплохо устроились.
   - Да, ты права, - кивнул поисковик, - помнится, когда я работал под Полтавой, эта фамилия была у меня в записях через страничку.
   - Не удивлюсь, если этот паренек является каким-нибудь пра-правнуком одного из князей.
   - Ну что ж, мальчику из хорошей семьи не зазорно подрабатывать в престижном магазине, - согласился Саша, - да и внешность у него подходящая. Если бы не жирок, вылитый юный князь из Третьяковки!
   Заметив краем глаза, как я записываю свежее происшествие в блокнот, он поинтересовался:
   - Снова интуиция?
   - Вполне возможно. Знаешь, - задумчиво начала я, теребя в руках ремешок сумочки, - хотя я и сумела найти нужную коробку с документами, у меня все равно стойкое ощущение, что информации о комнате катастрофически не хватает. Ну посмотри сам, вот, например, перечень материалов. Да, мы смогли выявить закономерности в расходе каждого конкретного материала и даже выяснили, где он был применен. Но даже имея чертежи, я, например, все равно не понимаю ни принципа действия, ни назначения каждого артефакта. Нам все равно не хватает информации, и я ума не приложу, что делать?
   - Пока копим данные, - поисковик не отрывал взгляд от дороги, но я чувствовала его теплоту и понимание, - я сам все время думаю об этом, даже в ущерб творящимся у нас в мире катастрофам. Давай просто подождем, ладно?
  
   В Братстве народ целенаправленно стекался в актовый зал, где уже настраивали аппаратуру для Общего телемоста. Настороженные поисковики и хмурые Сталкеры сдержанно здоровались и занимали свободные места. Стоило появиться в дверях, как нам приветственно замахали Рамирос и Вадик.
   Усевшись рядом, Саша повернулся к команде:
   - Что-нибудь уже известно?
   - Только то, что будет телемост на всю страну.
   - Тсс, - шикнул Вадик, кивая на экран.
   Поисковики дружно замолчали, когда на кафедру взошел небритый и явно невыспавшийся Полковник:
   - Новости слишком важны, чтобы терять время для их распространения. Поэтому Центр будет сейчас передавать информацию в прямом эфире на всю страну. Я прошу вас отнестись к этому со всей серьезностью, - он нажал кнопку на пульте.
   Экран засветился, мигнул и показал привычную заставку с эмблемой Братства на фоне триколора. Наконец, на экране появился Центральный Совет Братства:
   - В Совет Лидеров Братства вместе с новостями внешней политики пришло секретное распоряжение Правительства об усилении роли Братства в сфере безопасности страны. Кроме того, встает вопрос о пропаганде положительной роли Братства среди населения РФ, - зачитывал по бумажке Глава Совета, - нам пора становиться столь же значимым и уважаемым социальным слоем, как казачество или военнослужащие. Последние события на планете приводят к глобальным геополитическим изменениям, что не может не сказаться на России. Перед нами встают новые задачи и вызовы, которые Братство должно и может решить с честью и пользой для нас и страны.
   Советник по науке перехватил эстафету доклада:
   - По данным Центра геофизики и аэрокосмических исследований, на планете зафиксированы несколько крупных центров тектонической нестабильности. Один из них, дальневосточный, затрагивает непосредственно территорию страны. МЧС, армия и службы безопасности переведены на желтый уровень несения службы[3]. Отмечаются небольшие колебания в районе Курильских островов, Сахалина и Камчатки. Пока прогноз благоприятный.
   К сожалению, этого нельзя сказать о других регионах. Северная часть Африканской плиты пришла в сильную нестабильность. Спутниками отмечены глубокие трещины, раздробляющие ее на куски. По самым осторожным прогнозам, в течение ближайших недель возможно образование новых трампов с уничтожением половины Африканского континента.
   Более благоприятные прогнозы для Индонезийского региона: не смотря на внезапные извержения и землетрясения, Филиппинская тектоническая плита достаточно стабильна, чтобы сохранить целостность.
   Необычные данные поступают из сейсмологических центров слежения в районе Гималаев и Тибетского нагорья. Отмечаются колебания по вертикальной оси с признаками тектонического движения в южном направлении. Ученые пока не рискуют давать четкие прогнозы, продолжая наблюдение.
  
   ...в это же время, где-то на юге России...
  
   Добирались до места украдкой, по задам и обходным путям. Прежде чем постучаться в неприметный домик на окраине, Елена выждала несколько часов, отслеживая обстановку. Этому научил ее еще первый наставник - никогда не соваться наобум, обязательно выждать некоторое время. Чтобы подрывник не сопел в ухо, шпионка послала его под видом рядового гастера в ближайший магазин, кое-что закупить, заодно послушать местные сплетни, посмотреть, что за народ тут живет. Тот вернулся раздражающе быстро, бодро доложил:
   - Продавщица тут наша, не русская, Джамиля зовут, все быстренько рассказала, даже допытываться не пришлось! Говорит, тут неподалеку стройка начинается, так народ набирают. А вообще место тихое.
   Елена поморщилась и решила:
   - Выжидаем час и заходим.
   Этот час они провели в молчании. Подчиненный, кажется, бессовестно уснул, а она мысленно прикидывала, что и как следует делать. Про задание, как таковое, Елена не думала - когда разберутся с информацией, выяснят и разузнают, тогда и будут думать. Пока же на повестке дня стояла встреча со связным - престарелым имамом в отставке, дальним родственником шефа.
   Постучав в ворота, они громко позвали:
   - Имангалы-ака! - это был условный знак.
   - Ай, радость-то какая! - послышалось с той стороны. Калитка в глухом заборе открылась. Их встречал щуплый старичок в домашней шапочке, в стоптанных бабушах и измятом сером костюме.
   - Проходите, - он притопнул на высунувшегося было пса. Крупный овчар понятливо втянул носом воздух, запоминая гостей, и скрылся в будке.
   Шпионы стояли во дворе и оглядывались. Было чисто, нарочито скромно: выкрашенные в белый стены, простые деревянные рамы. Из всех атрибутов цивилизации - только спутниковая тарелка с какими-то наворотами. Елена негромко приказала подчиненному:
   - До момента выяснения полной информации мы тут по поводу работы, понял?
   Тот молча кивнул. Шпионка с удовольствием отметила, что полубезумная муть из глаз боевика исчезла, он с живым любопытством рассматривал старое ведро с высаженной календулой у крыльца, домотканые половики и занавески в цветочек. Все выглядело эдаким старинным смешением стиля, когда в семье волей Судьбы встретились и породнились разные народы.
   Хозяин провел их в гостиную, показал на диван. Сгорбленная деревенской жизнью старушка в красивом цветастом платке и переднике тут же внесла самовар. Чай пили молча. Гости с удовольствием отъедались после тяжелого перехода. Хозяева строго блюли этикет гостеприимства, дожидаясь, пока гости не отдохнут. Наконец, когда последняя домашняя плюшка была съедена, а самовар опустел, хозяин отставил пиалу и нарочито нейтральным голосом спросил:
   - Давно связывались с базой?
   Елене внезапно стало плохо. С бешеным усилием взяв себя в руки, ответила:
   - Сразу после толчка.
   - Тихо?
   - Тихо.
   - Вот и у меня так же. Я внуку в МЧС позвонил, должен будет завтра привезти фотоснимок гор. Но старуха тут сон на днях видела, что Валико женится. Знаешь, к чему такое снится?
   Елена кивнула. В груди поднималось знакомое с детства чувство пустоты.
   - Батыр, отправляйся спать! - прежде, чем начинать по-настоящему серьезный разговор, следовало отправить подчиненного с глаз долой. Она не сомневалась, что и старик пришел к такому же выводу.
   - Феруза, постели гостю постель! - приказал он старухе, - которые сутки на ногах, пусть отоспится.
  
   20...ря
  
   - Мечта, скорее!!! - бешеный оклик Саши застукал меня в подвале, нагребающей из бочонка в миску квашеной капусты.
   С размаху вломившись затылком в вышележащую полку стеллажа, я вскрикнула и зашипела, схватившись за голову. Бросив миску, поспешила наверх. По дороге еще раз ощупала пострадавшую часть тела. Кажется, шишка все-таки появится...
   Саша одной рукой набирал телефон, а другой держал пульт от телевизора.
   - Что случилось? Я из-за тебя головой ударилась, - пожаловалась, падая рядом.
   Мужчина обнял меня и утешая, словно маленькую, поцеловал в обиженную макушку:
   - Наши геологи, как всегда, на высоте. Северная Африка действительно погружается в море, как они и предсказали! - он наконец, совладал с телефоном, так что сказал это не только мне, но и собеседнику на той стороне, - Рамирос, ты слышишь?
   - Слышу, - командир был явно недоволен, - и уже иду к телеку.
   Он отключился, а Саша пояснил:
   - Только что в новостях передали почти в прямом эфире! С кораблей военных снимали. - Пощелкав пультом, он продемонстрировал идущие в режиме нон-стоп кадры глобального катаклизма.
   Потирая ушибленную голову, я проворчала:
   - И что теперь? Жаль, конечно, население... неужели власти не могли хотя бы часть эвакуировать? Там же миллионы людей жили, и в основном беднота!
   - Думаю, много народу потянулось в Европу уже после первых открывшихся трампов, еще в Египте. Помнится, что-то по этому поводу говорили в Интернете. Но пока это не настолько масштабно, чтобы как-то нас затронуть.
   - Теперь точно затронет, увы! - как ни странно, ушиб прочистил мозги и принес здравое суждение.
   - До России беженцам не добраться.
   - А причем тут беженцы?! Ты лучше вспомни, какой главный предмет экспорта оттуда?
   Саша подумал и прищелкнул пальцами:
   - Нефть!
   - Именно! Нефть и газ. Между прочим, самые богатые на это регионы и пострадали! Теперь, пока трампы не остынут, им туда просто не сунуться, не говоря уж о том, чтобы проверить, как там ресурсы, или возобновить добычу! А трампы могут оставаться открытыми до-олго!..
   - И получается...
   - Что мы теперь практически единственный крупный поставщик топлива в мире.
   - Так это же хорошо!
   - И да, и нет, - я принялась загибать пальцы, - с одной стороны, у нашего правительства появляется дополнительный рычаг давления.
   - Это хорошо, - кивнул Саша, - именно об этом и говорю.
   - А с другой стороны, теперь необходимость в беспрепятственном доступе к ресурсам может перевесить страх других стран перед нашим стратегическим атомом!
   - Это да... - он задумался, - это уже не есть хорошо...
   - Кроме того, трампы, - я ткнула пальцем в стопку собранной по теме литературы, - выделяют фигову тучу парниковых и прочих газов, а это прямое воздействие на климат! Вспомни, вчера передавали о слишком раннем начале сезона торнадо в Америке. На целых два месяца раньше! И сразу восьмибальный шторм, безо всякого предупреждения. А ведь трампы и недели не просуществовали! Что будет дальше - даже думать страшно! И наверняка затронет и нашу территорию. Где-то могут начаться засухи и пожары, а где-то будут сплошные ливни и наводнения.
   - Прибавь к этому топливный кризис.
   - К счастью, не обязательно: я тут подумала и вспомнила, что кроме России, у многих других стран остались месторождения. Те же США, Норвегия, Мексиканский регион...
   - Ты права, - рука мужчины скользнула вдоль моей спины и прочно обосновалась на талии.
   Вздохнув, я чмокнула его в щеку и поднялась:
   - Ладно, пойду, закончу с капустой.
   В спину донесся разочарованный вздох Саши. Невольно улыбнулась. Подошла к входу в подвал, но на полпути пришлось свернуть с маршрута - в ворота позвонили. В зеркале никого не было, пожав плечами, решила, что снова принесли рекламу. На всякий случай проверила почту, и действительно, вместе с рекламным бюллетенем Почты России лежал уже знакомый синий конверт.
   - Саш, смотри! - я победно помахала посланием, вбегая в гостиную.
   - О, проявились, наконец-то! - Саша поднялся и подошел ко мне, - я уже начал думать, что они отстали. Открывай скорее.
   Мы зашли в кабинет за ножницами. Пока открывала письмо, Саша достал из стола папочку с другими анонимками.
   - Ага, что-то новенькое! - Я начала читать вслух. - Так, дорогуша, мое терпение рухнуло! Ты окончательно обнаглела, совершенно не желаешь слушать умных людей! Так что я решил: либо ты отдаешь мне свои разработки по жиле, либо я отправляюсь в одно веселое заведение с красным рантом на флаге[4] и сдаю тебя с потрохами! А знаешь, что бывает за предательство родины? Правильно, высшая мера. Думаю, тебе этого не хочется, верно? Так что собирай-ка сегодня карты и документы, пакуй их в красный плотный пакет и вези на Московский вокзал, в камеру хранения номер семьдесят семь. Не волнуйся, она будет свободна. Клади пакет туда и ставь код доступа - все семерки. И тогда можешь жить спокойно! Арридеверчи, крошка!
   Подняла глаза на мужа. Тот стоял, прислонившись мускулистым плечом к косяку и задумчиво потирал подбородок. Про себя я отметила, как играют у него желваки: это означало, что поисковик перешел в "боевой режим".
   - Что ты об этом думаешь? - осторожно спросила.
   - Думаю, что это письмо стоит того, чтобы вызвать Рамироса и Полковника. Это уже серьезно.
   Не дожидаясь моего ответа, он дотянулся до телефона. Все время в ожидании мы молчали. На душе мерзопакостно скреблись кошки, настроение упало ниже плинтуса. Даже будучи уверенной, что ни в чем не виновата, все равно мысли скакали развеселыми кенгуру: "а, может, вот это покажется им подозрительным?" или "а вдруг вот тот дядька в поезде что-то услышал не так?" и тому подобные глупости.
  
   Полковник и Рамирос приехали практически одновременно. Вадик немного опоздал, так как возвращался с занятий.
   - Мечтуля, позаботься о закусках, - попросил меня Саша, - думаю, разговор будет долгий.
   - Конечно, - я опрометью бросилась на кухню, оставив мужчин в гостиной.
   Вытащив на стол половину содержимого холодильника, начала готовить холодный закусочный стол: в менажницу выложила маринованные корнишоны, помидорки-черри в пряном маринаде, маслины с оливками, лечо и ким-чхи. Морковка по-корейски, ломтики свежих овощей с черным молотым перцем, базиликом и оливковым маслом заняли отдельные плошки. На широких блюдах разложила мясное и рыбное ассорти - различные колбасы и копчености, стружку копченого сала. Лососину рядом с селедкой и копченой скумбрией, креветки и кальмары, вареные мидии и крабовое мясо. И обязательно салатные листья!
   Пока я металась по кухне, в гостиной начался натуральный военный совет. Полковник, Рамирос и Вадик изучали под лупой каждое письмо. Саша пересказывал все, что нам с ним было известно.
   Наконец, Старшина отложил в сторону документы и вынес свой вердикт:
   - В то, что у них есть на тебя хоть что-то серьезное, я не верю. Кроме того, согласен с выводами, что против нас играет дилетант.
   - Полковник, но почему именно я? - задала свой главный вопрос, - я не звезда и не финансовая шишка.
   - Думаю, тебя выбрали как мишень потому, что лучше всего тебя знают: где живешь, чем занимаешься, что можешь. Но при этом шантажист вовсе не входит в твой личный круг. Скорее, знает тебя опосредовано, через знакомых. Есть у тебя такой знакомый?
   - Романские и Петрова! - других вариантов я не знала.
   - Вряд ли, - покачал головой Рамирос, - у них уже есть привод за нападение на тебя. Рецидив чреват слишком серьезными последствиями, а они вовсе не дураки, хоть и дилетанты. Да и видений у тебя никаких не было.
   - Не было, - согласилась я, - но других знакомых, знающих про Братство и способных на шантаж, у меня нет.
   - Знаете, - Саша задумчиво мельчил вилкой кусок колбасы на тарелке, - а я соглашусь, что это они. Вот только, думаю, это не сами тетки, а молодое поколение действует.
   - Петя?
   - Да, - муж проглотил кусочек и пояснил свою мысль, - орудуют, словно шпионских романов начитались. По-юношески, наобум. И выражения, как в молодежных передачах. А что? Помнишь, в одном из тех твоих видений он с другом своим обсуждал возможность собрать свою команду? Так, может, действительно собрал и решил заняться поиском?
   - И начал с шантажа? - Вадик с сомнением потер подбородок, - не думаю. Он уже привлекался к суду, неужели по тюряге соскучился?!
   - А я согласен с Сашей, - отозвался Рамирос, - если это действительно они, то наезд на имеющего опыт и на деле доказавшего успешность находок человека - для них самый логичный и простой выход. А то, что действуют нагло, так считают, что никто не свяжет их с письмами, а проверить, кто заберет пакет, ты не сумеешь. Наверняка они следят за твоими перемещениями.
   Мне сразу вспомнились и пацан у ларька, и спортсмен в одном из книжных, и "княжич" в другом.
   - И что нам делать? - поинтересовалась грустно, - мне не хотелось бы проверять, настучат ли они на меня в спецслужбы, или нет. Даже если ничего мне не будет - время и нервы потреплют изрядно.
   - Я думаю, поступим так, - полковник дымил трубкой, слушая наши обсуждения и размышляя, - есть у меня учебная копия "под жилу", ведущая на Новгородский полигон. Состряпаем кое-что еще для солидности, легенду придумаем. Это ты и отнесешь на вокзал. Не бойся, вокруг будут наши ребята. Они-то и проверят, кто заберет пакет. А на полигоне мы хозяева, - встретим гостей по-своему, по-Братски!
   - Точно! - Саша предвкушающее ударил кулаком в раскрытую ладонь.
   И мы принялись за фабрикацию документов. Я писала на старом, обтрепанном и пожелтевшем листке левой рукой якобы завещание некоего купца третьей гильдии с описанием серебряной посуды, золотых рублевиков и прочего имущества. Полковник попросил одного из помощников привезти необходимую карту сюда. Вадик из подручных веществ делал какой-то чудодейственный раствор, долженствующий мгновенно состарить тряпку или бумагу. Рамирос и Саша в две руки черкали схему деревенского подворья с якобы зарытым сокровищем и составляли таблицы оценки стоимости предполагаемого сокровища. Все это должно было разогреть аппетиты и алчность шантажиста, мешая рационально мыслить и почувствовать ловушку.
   Через два часа все было готово. С ярко-красным пакетом в руках я прошла в многолюдное нутро Московского вокзала, слегка поплутала по залам и переходам, спустилась в прохладу полуподвальных помещений с автоматическими камерами хранения. Отыскав нужную секцию, изучила инструкцию по пользованию камерой. Запихнула немаленький пакет в ячейку и выставила условленный код. Развернулась и, согласно полученным от поисковиков инструкциям, устроилась в небольшом кафе возле зала ожидания.
   Через некоторое время ко мне подсела остальная команда, а еще через несколько минут Саше позвонил Полковник:
   - Наживку проглотили! Хорошо одетый парень с портфелем, похожий на аспиранта. Чернявый и высокий.
  
   ...час спустя, в одной приличной квартире...
  
   - Привез? - в трубке заинтересованное сопение.
   - Привез! - Петя еле сдержал ликующий вопль, - целый пакет, и тяжелый. Отмазка для матери, как обычно?
   - Лучше скажи, что брал в библиотеке для меня документы к диссеру. Я подтвержу.
   - Понял, буду через пять минут.
   Петя ввалился в квартиру через четыре минуты. Поговорил с матерью по телефону, дал убедиться, что действительно у Димы. Переведя дух, прошел в комнату к другу, поздоровался с остальными участниками команды, плюхнул пакет на кровать. Затворив дверь, Дима включил дополнительную лампу и показал на специально придвинутую тумбу:
   - Открывай! - Чарек и Леша столпились вокруг.
   - Ножницы найдутся? Скотча-то навертела, не разглядеть!..
   В четыре руки друзья размотали множество слоев картона, пленки и скотча и выложили на стол несколько потрепанных карт, листок с чем-то вроде письма и несколько таблиц, написанных от руки на тетрадных листках.
   - Так, посмотрим, - Петя просмотрел карты, - это кусок какой-то области, а вот это вроде как план дома и двора.
   - Тут у нас, кажется, завещание и опись имущества. А это, - Дима с интересом просмотрел записи, - судя по явно женскому подчерку, она подсчитывала будущий улов.
   - И сколько она насчитала?
   - Итоговой цифры нет. Но даже без этого получается, - он пошевелил губами, складывая в уме, - несколько сотен тысяч.
   - Вот здорово! - Леша подпрыгнул на кровати, но тут же зажал себе рот и покосился на дверь.
   Все быстренько спрятали пакет и сделали благовоспитанные лица. В туже минуту распахнулась дверь, и в комнату вплыла с подносом мать Димы:
   - Мальчики, кофе и пирожки!
   - Спасибо, Лариса Семёновна! - хором отозвались заговорщики.
   Разливая кофе по чашкам, Дима поднял главный на данный момент вопрос:
   - Господа, предлагаю к обсуждению следующий вопрос: как нам добраться до клада?
   - В смысле? - беспечно отозвался Чарек, с удовольствием откусывая свой пирожок. - Выясним, что это за область, и отправимся.
   - Ты в своем уме? - выразительно постучал пальцем по лбу Дима, - даже сейчас, когда ты отпраздновал свой двадцать второй день рождения, твой единственно дозволенный маршрут - это до университета или спортшколы! За каждый свой шаг ты обязан отчитаться. А тут придется ехать в глухие места на несколько недель. Это, между прочим, натуральный турпоход получается! Кто нас отпустит?!
   - Ой, - икнул Леша, - меня точно не пустят! Или только вместе с мамой и бабушкой. На крайний случай с дедом.
   - А меня мать сопровождает даже в туалет, - вздохнул Петя.
   - Вот видишь! - Дима обвел широким жестом комнату, пока мы свободны только в пределах наших квартир, и то условно!
   - Да, - протянул Чарек, - проблема...
   Все задумались. Математик и логик Дмитрий увлеченно рисовал на обрывке листка кружочки и стрелки, не успевший поесть дома Петя сосредоточенно поглощал пирожки. Чарек наслаждался кофе (мать всегда ограничивала его в этом напитке), Леша просто по привычке плыл по течению, ожидая инициативы от остальных.
   - Ладно, я вот что подумал, - наконец, оторвался от своего занятия Дима, - думаю, единственный выход - это взять в команду одного из взрослых. Причем, для родителей он должен быть авторитетом, а кроме того, он должен адекватно относиться к кладоискательсву.
   - И кого же ты предлагаешь?
   - Давайте подумаем вместе, - предложил Петя, - и думаю, лучше всего составить список на бумаге.
   - Отличная мысль, - одобрил Дмитрий, доставая еще один лист, - твоя мать, мои родители и дядя, родители и дед с бабкой Леши, мать и отец Чарека. Список невелик...
   - Погоди, давай обсудим по порядку всех. Первой идет моя маман, и я сразу говорю - это будет наша гигантская ошибка! Это я еще в ту историю понял. Она сразу отберет добычу и мы останемся с носом.
   - Жестоко ты, - удивился Леша, - но ведь она твоя мать!
   - Так вы ж не знаете ее так, как я! Всю прибыль она оставит себе, а у меня будет все по-прежнему: тотальный контроль и ограничение. Вам же и вовсе ничего не достанется, хотя вкалывать будем в основном мы, а она только руководить. Лавры она тоже все себе припишет.
   - Ладно, вычеркиваем и идем дальше. Мои родители... - Леша подумал и сообщил, - боюсь, они предпочтут сдать информацию властям и удовольствуются официальной наградой, даже если она будет очень маленькой. Про бабку с дедом я и не говорю.
   - Теперь мои, - Чарек посмотрел на листок, почесал затылок и выдал, - отец бы подошел, но, во-первых, он иностранец, а во-вторых, мать его ко мне опять не подпускает. Жаль, потому что он часто в походы ходит, да и с лопатой знаком. А мать даже из-за всех сокровищ мира не уйдет с работы в отпуск.
   - Остаются мои, - вступил в обмен информацией Дима. - Мать категорически не подходит из-за своей светскости. Дядя... я ему не доверяю, жадный он и ленивый. А вот отец - с ним у нас может получиться.
   - Держу пари, ты с самого начала предполагал его кандидатуру, - беззлобно заметил Чарек.
   - Ошибаешься, ставил на твоего предка, по-моему, иностранный паспорт не помеха. Но я же не знал, что они снова с твоей родительницей в контрах! Это как раз и проблема.
   - Так что с твоим отцом?
   - Он любил походы в студенческие годы, да и сейчас выписывает все журналы подобной направленности, в пику маме. С ним может возникнуть только одна проблема: как ему объяснить, откуда у нас карта и завещание?
   - Нужно правдоподобное объяснение, - согласился Петя, - чтобы такое придумать?
   Друзья снова задумались.
   - Может, скажем, что купили? По-дешевке, где-нибудь? - предложил Леша.
   - На какие шиши? - отозвался Петя, - и где? Ты серьезно думаешь, что они поверят, что где-нибудь в магазине продают старинные карты сокровищ?
   - А букинистические? Там какой только макулатуры не бывает.
   - Во-первых, там все дорого, я как-то заходил и смотрел, - Петя аккуратно запил последний кусок пончика, - еще в ту историю, а во-вторых, откуда у нас деньги?! Родители нам дают немного и строго под отчет, до последней копейки. Даже свою подработку в "Буквоеде" ты отдаешь им полностью.
   - И это, кстати, еще одна проблема, - заметил Леша, - ведь для поездки нужно снаряжение и припасы. Я тут после работы заглянул в туристический магазин и взял такой, типа буклетика из серии "инструкция для начинающих". Так там только самое необходимое, чтобы разок заночевать на природе, потянет почти на штуку баксов!
   - Да... - Петя задумался, - а если сказать, что нашли в институте где-нибудь в кладовке? Помните, нас как-то посылали разбирать старую макулатуру?
   - Тоже не пойдет, - фыркнул Дима, - не логично. Кладовые разбирали полгода назад, а достали только сегодня? Да и откуда там могло появиться что-то подобное? В кладовых содержат старые курсовики и чертежи, туда кто попало не зайдет, только сотрудники кафедры из определенного списка. Кто и каким образом мог подкинуть в кладовку такие особенные документы? Отец легко может начать внутреннее расследование, подходя к каждому по списку и спрашивая, не оставлял ли он в кладовой карты? Честь профессорская, что б ее!..
   - Серьезно?! - от идиотизма подобного подхода у ребят отвалились челюсти, а Дима только пожал плечами.
   - Тогда я не знаю... - Петя, допил кофе и покосился на дверь, - сейчас меня хватятся и загонят домой.
   - И меня тоже! - спохватился Леша.
   - Ладно, ребята, - Чарек не любил, чтобы разговор заканчивался на грустной ноте, - самое главное, это то, что жила у нас в руках. Как ее легализовать - это уже вопрос времени. Что-нибудь придумаем, мы ж не дураки тут собрались!
   - И то верно, - расцвел Леша, - посмотрим в книгах, поищем в Интернете. Главное, не делать необдуманных шагов.
   На этой позитивной ноте ребята разошлись по домам.
  
   ...поздним вечером, где-то на юге России...
  
   Непроглядную черноту южной ночи редко что может переполошить. Разве что собаки иногда подадут голоса, поперекликаются, да и затихнут снова. Только цикады поют равнодушную пеню, да звезды алмазами подмигивают из космической выси.
   И вот в такой непроглядной час залаял басом пес на окраине села. Хлопнули двери, хлопнули ворота. Что-то громко треснуло, зашуршало. Снова настала тишина. А еще через полчаса грузовичок с погашенными фарами и тихим фырчанием отлаженного мотора двинулся в степь. В кузове сидели двое, придерживая длинный тяжелый сверток.
   Вернулся грузовик перед самым рассветом. В кузове снова сидели двое, но уже никакого свертка там не было.
   Перед воротами грузовик остановился и из кузова выпрыгнул человек. Оглянувшись, он открыл ворота и прошептал:
   - Все в порядке, заводи.
   Второй высунулся из кабины и попросил:
   - Придержи пса, надо бы поостеречься. Как бы не гавкнул. - Голос оказался женским и довольно молодым.
   В дверях появился старик:
   - Ну как?
   - Закопали, с собаками не найдут.
   - Вот теперь действительно, все в порядке, - третий мужчина запер ворота, - мертвые не выдают.
  
   21...ря
  
   Утром на электронную почту поступила официальная рассылка Братства с новостями. Пока Саша распечатывал экземпляр для удобства изучения, я перелопачивала домашние запасы, проверяя, что закончилось, а чего в избытке. Получалось, что всего достаточно. Это обнадеживало. На всякий случай, для поднятия морального духа, я предложила приехать в гости к моим родителям и отвезти им кое-какие припасы: сухофрукты, копченое мясо и рыбу.
   Мама оказалась дома. С радостью накрыла на стол и, как всегда, начала допытываться:
   - Мечтуля, Сашенька, а вы уверены, что никто нам не угрожает?
   Я вздохнула:
   - Мааам, ну кто тебе такую глупость сказал?! Какая страна в здравом уме сунется к нам?! У нас атомный флот по всем океанам курсирует, и фигова туча стратегических войск в постоянной готовности.
  
   ...в это же время в одном Парижском кафе...
  
   - И все-таки это странно! - Поль пригубил вина и поставил бокал обратно на столик.
   Они сидели в уличном кафе, в жилых, "не туристических" кварталах Парижа, где цены были вовсе не такими заоблачными, как на Монмартре. Жан тщательно нарезал на тарелке киш с курицей и овощами. Закончив, он поднял глаза на друга:
   - А что поделать? Все мы теперь остаемся без работы.
   - Не все, - Поль принялся за свою порцию, - те, кто занимается Америкой, Австралией и Европой, как раз на коне. Как видишь, еще не все потеряно. Да и Азия осталась почти нетронутой.
   - То есть, ты собираешься согласиться с предложением марабу?
   - Да. А что нам остается? - Жан поднял свой бокал, - давай выпьем за нас с тобой, старина, и за нашу новую работу.
   Поль поддержал тост друга.
   - Когда ты вылетаешь?
   - В Китай? Послезавтра. Пока там неразбериха после цунами, марабу планирует вывезти несколько грузовых "Боингов" с ценностями.
   - Дожили, - археолог покачал головой, - мы уподобляемся черным копателям, словно воры, вывозя все мало-мальски ценное сюда, в Европу.
   - Ничего, вот трампы остынут, и мы обязательно организуем экспедицию, может что-то и уцелело?
   - Единственное, что меня утешает, так это возможность спасти что-нибудь для потомков, - задумчиво достал сигареты Поль.
  
   ... Россия, где-то в Петербурге, то же время...
  
   По дороге к Университету спешил опрятный молодой человек с портфелем в одной руке и рулоном чертежей в другой. На ходу здороваясь с кое-кем из встречающихся людей, он почти бегом вошел в главный корпус и поднялся на третий этаж. На кафедре математики было пусто, только такой же молодой человек с интересом изучал потрепанный учебник.
   - Димка, эврика! - вместо приветствия выпалил вошедший.
   - Петь, ты чего? Диссер досрочно защищаешь?
   - Я понял, как можно легализовать жилу!
   - И как?
   - Ну смотри, - Петр вытащил из кармашка портфеля листок и начал пояснять, - Чарек когда вернулся со своих сборов? На прошлой неделе, верно?
   - Верно. И что?
   - А то. Он же был в Ярославле, а там, куда ни плюнь, если не развалины, то какое-нибудь историческое здание. И там у них было свободное время, я точно помню, что Чарек рассказывал. Так почему бы ему не найти где-нибудь там на чердаке такой пакетик?! И по датам все сходится, когда приехал, когда мы встречались. Не подкопаешься!
   Дима подумал, и неуверенно заулыбался:
   - А ведь это мысль! Пока он на сборах от спортшколы находится, мать не имеет на него никакого влияния, а главное, с этим давно смирилась! Ха! Звоним ребятам! Дело пошло!
   Пользуясь тем, что на кафедре они были одни, парни заварили себе по кружке кофе и принялись мечтать.
   -- Вот поговорим с твоим отцом, и сразу надо будет ехать! Скоро снег, уже не покопаешь...
   -- Эх, Петь, представляешь, что будет, когда вернемся домой с добычей?!
   -- Составим список находок и сразу, прямым ходом, в Братство! И пусть только попробуют нас не принять! А там уже родители и слова поперек не пикнут!
   -- Продадим трофеи и заживем как люди!
   -- Я себе сразу же квартиру сниму, чтобы мать даже близко не показывалась!
   -- А я машину куплю, чтобы в маршрутке не трястись.
   -- И обязательно за границу отдыхать поедем!
   -- На Ибицу, там девчонки классные!
   -- Или в Испанию. Там есть даже специальные пляжи для знакомств, я читал.
  
   ...и снова на окраине Петербурга...
  
   Мы с Сашей изо всех сил старались успокоить моих родителей. Папа быстро принял нашу точку зрения, но маму было не унять:
   - А по телевизору говорили, что банкиры у всех стран золото украли...
   - В Братстве есть официальное уведомление, что золотовалютный запас страны хранится у нас, тут, в России, - весомо отвечал мой мужчина.
   Папа поддакивал:
   - Соберутся, курицы, понимаешь, и начинают всякую чушь нести. Сами себя накручивают, а потом мать всю ночь колобродит и валерьянку литрами хлещет.
   - Да ладно ворчать! - шлепала его полотенцем по руке мама.
   - Что ладно?! - не отступал отец. Мы с Сашей тихонько пили чай, не вмешиваясь в родительскую перепалку. - Одна Петрова чего стоит! Как ты вообще можешь с ней общаться, после того, как она, зараза такая, чуть Мечтулю не убила?!
   - Но не убила же?! - слабо защищалась мама, - а теперь она раскаялась и больше не занимается ничем таким.
   - Ага, как же! А кто опять мозги тебе промывал про то, чтобы девочек замуж спихнуть?! И кто опять языком без костей мелет?! Я сам слышал, как ты про шубу рассказывала! И про добычу огромную. Фотки показывала, где Мечтуля в драгоценностях. Сама знаешь, этой дуре набитой только бы языком молоть. А знакомых у нее полгорода, и вот бродит эта... и сплетни разносит! Кто знает, кому на этот раз она сболтнет что-нибудь лишнее? Вот хорошо, что есть защитник рядом... - папу явно прорвало, - а то бы я просто не знал, что делать!
   Саша сидел с гордо расправленными плечами и лицом пионера на торжественной линейке: чувствовалось, как ему приятно такое мнение. Мужская солидарность, черт побери!..
   Домой возвращались в приподнятом настроении: мамины страхи были успешно сняты, заодно при папиной поддержке мы сумели заставить ее дать нам слово больше с Петровой не сплетничать и вообще не общаться. Саша был полностью солидарен с моим отцом, - если Петрова один раз меня подставила в истории с Романскими, так где гарантия, что у нее нет еще подобных аферистов среди знакомых?
   Уже ложась спать, Саша задумчиво сказал:
   - Знаешь, думаю, впереди нас ждут приключения похлеще, чем были раньше.
   - Предчувствие?
   - Возможно, - он привлек меня поближе к себе.
  

Часть 2. Планы изменчивы.

  
   29...ря
  
   Рамирос собрал нашу команду на совет: после месяца регулярных извержений вулканов, землетрясений и прочих катаклизмов Земля, наконец, обрела относительное равновесие и успокоилась. Правда, многие государства понесли колоссальные потери в людях, территориях и хозяйстве, а несколько из них и вовсе исчезли с карты мира. Пока мир отдыхал и переводил дух, консультанты от политологии и геополитики предвещали дальнейшие потрясения и изменения, на этот раз в сфере внешней политики. И вот это могло еще раз перетрясти всю планету, затронув каждое государство и каждого своего жителя. Братство, понятное дело, в стороне оставаться не могло.
   Командир сообщил, что внес на Совет Старшин нашего города мою идею: сейчас, когда все менялось совершенно непредсказуемым образом, подобные альтернативные идеи обрели вес золота. Пока в верхах Братства шли дебаты, Рам предложил подумать, как подобное задание можем выполнить конкретно мы.
   У меня была только одна идея - Странные Пути и проверенные практикой методы эзотерического изыскания. Вадик предложил сосредоточиться на альтернативной археологии и взять в разработку неиспользуемые традиционными археологами места и методы, впрочем, все равно научные.
   Рамирос хотел бы сконцентрироваться на иностранных кладах, а Саша пока соблюдал нейтралитет. Это было необычно для моего мужа. Я было попыталась втянуть его в спор, но наткнулась на еле заметный предупреждающий жест. Наверно, Саша что-то обдумывает свое и пока не хочет высказываться, придержав свой голос на будущее.
   Наш вялый спор прервал звонок Рамиросу. Поговорив, командир сообщил:
   -- Звонил Полковник, нас всех срочно приглашают на расширенный Совет.
   -- Едем, -- поднялся Саша.
   Быстренько собравшись, мы помчались в Клуб. В актовом зале, помимо нашей команды, собралось еще несколько бригад. За столом сидели все питерские Старшины и еще кто-то, видимо, из центрального Совета, су-дя по почетному месту в центре. Убедившись, что все в сборе, полковник откашлялся и начал вступительную речь:
   -- Я недавно был на межрегиональном Совете Братства. В числе прочих было поднято несколько вопросов. Авторство одного из них принадлежит присутствующему здесь Рамиросу, и именно этот вопрос я бы хотел сейчас обсудить.
   Если говорить коротко, то идея Рамироса состоит в том, что Братству, помимо розыска и сохранения утерянных материальных ценностей, следует обратить внимание на розыск и сохранение ценностей интеллектуальных. А именно -- любых знаний и технологий во всех сферах жизни и промышленности. Работа эта не менее трудоемка, чем розыск кладов, но может принести нечто несоизмеримо большее, чем просто богатство.
   Раз уж Братство стало заметным игроком социума, следует развиваться дальше, не останавливаясь на достигнутом. Уже сейчас мы можем похвастаться кое-какими достижениями: в Москве и Новосибирске, на базе логистических центров, созданы реставрационные лаборатории, а в столице, к тому же, и Музей Кладоискателей, развеивающий темные мифы о нашей профессии.
   В дальнейшем, я надеюсь, реставрационные мастерские и исследовательские центры вырастут при каждом Клубе Братства.
   Присутствующие здесь команды за последнее время вышли вперед по количеству и качеству находок. И поэтому именно вам, Сталкерам, будет по силам начать этот нелегкий путь выхода Братства на новый уровень. Я ни в коем случае не требую, -- Полковник упреждающе поднял ладонь, -- чтобы вы прекратили разработку ваших личных жил! Наоборот, совсем наоборот. Но я прошу вас хотя бы иногда уделять небольшую часть времени и сил на поиск утерянных знаний. Я верю, что у вас все получится.
   Полковник помолчал, обвел взглядом зал:
   -- Теперь же я хотел бы предоставить слово моему коллеге из Москвы и, по совместительству, советнику Братства по юридическим вопросам, Степных Эдуарду Николаевичу.
   -Гость в центре президиума поднялся и слегка откашлялся. Его лекция была посвящена юридическим и налоговым тонкостям при находке крупных материальных ценностей, а так же новым возможностям Братства, затрагивающим остальные аспекты жизни в обществе. Особое внимание он уделил именно интеллектуальной собственности.
   Возвращаясь после лекции домой, Саша задумчиво сказал:
   -- Это интересная мысль... я про твою идею насчет утерянных знаний.
   -- Почему мою? Рамироса.
   -- Рамирос при мне ее рассказывал Полковнику и сразу сказал, что это твоя идея.
   -- Это была не сама идея, а просто ее ощущение. Рамирос ее додумал и сформулировал.
   -- Это не важно. Важно другое.
   -- Ты о чем?
   -- Представляешь, что будет, если Братство начнет не только искать и реализовывать клады, но и находить новые технологии и создавать производства на их основе, либо получать патенты и роялти? Это ведь уже совсем другой уровень.
   -- У меня все время мелькают мысли о средневековых рыцарских Орденах, например, тамплиерах, или Масонской Ложе... Главное, не повторить их ошибок.
   -- Вот-вот, и я о том же! -- улыбнулся мой мужчина, ловко лавируя в потоке машин, -- ты, как всегда, умеешь схватить самую суть и правильно ее назвать. Но я думаю, в Братстве умеют учитывать исторически факты и делать на их основе выводы. В конце концов, в этом и состоит суть кладоискательства.
  
   ...в это же время где-то в Вайоминге...
  
   Дела в автомастерской за последний месяц, как это ни странно, пошли в гору: из-за ограничений на топливо народ вспомнил старинные хитрости и начал разбавлять бензин всяческими химикатами, отчего машины стали ломаться намного чаще. Экономичные малолитражки резко подскочили в цене, и его шеф, Хромой Билл начал выгодно приторговывать подержанными машинами. Джек вовсю трудился то по прямой специальности, то объезжал знакомые автозаправки, собирая с них неучтенный товар и по хорошей цене сбывая любителям покататься. Билл совершенно не возражал против такой "подработки" механика.
   Вот и сейчас Джек летел на своем стареньком пикапе от последнего на сегодня клиента: старый фермер, друг его отца, никак не мог войти в обозначенные властями ограничения. Ну как не помочь старику?! Его папаша в гробу перевернулся бы от такой неучтивости! Джек ухмыльнулся в усы и включил приемник. Из старенького динамика слева (второй уже год, как сломался, и все руки не доходят починить) полился очередной хит Мисси. Ритмичный рэп был не в его вкусе, но зато отлично подходил к мерному порыкиванию мотора и мельканию дорожных столбов за окном.
   Безоблачное настроение слегка подпортила погода: через пятнадцать миль синее небо с востока начало заволакиваться низкими тучами. Поглядывая в эту сторону, Рассел прибавил газу -- кому хочется попасть под дождь?
   Еще одним подгоняющим фактором стала обширная корзина с гостинцами с ранчо: помимо контроля за расходом бензина правительство урезало субсидии для фермеров, да еще вдобавок резко понизило закупочные цены. Монета же у автомеханика водилась, так что теперь Джек вез домой половину поросенка, пару дюжин яиц и целый пакет овощей. И фермеру прибыток, и Джеку вкусно! Джек ненавидел готовую еду из супермаркетов, обожая свою Полли за то, что та готовила по старинке.
   Мужчине вдруг пришло в голову, что распространять можно не только бензин. Решив посоветоваться с женой, Джек еще прибавил газа и свернул на шоссе к собственному городку.
   Дорога свернула к востоку и низкие, грозовые тучи вдруг оказались прямо перед носом пикапа. Джек нахмурился. А тут еще очередной хит прервался на полуслове и взволнованный юношеский голос сообщил:
   -- Чуваки, мы прерываем этот крутой рэп, потому что вот-вот над Вайомингом разразится буря. Гроза и торнадо гарантированы, так что поднимайте-ка ваши толстые задницы и несите их в убежище! Ну и, конечно же, оставайтесь на нашей волне! Я, Джерри Блэк, король хип-хопа и принц рэпа, буду сообщать горячие новости и развлекать вас новыми шедеврами рэп-культуры!
   От такой новости Джек вдавил педаль газа до упора. Влетев в город, отметил беготню озабоченных граждан, торопливо заколачивающих окна, прячущих шезлонги и садовые скамейки в сараи, осаждающих магазины. С противоположной стороны улицы лихо вырулила машина жены -- темно-синий микроавтобус. На багажнике болтался плохо привинченный облезлый сундук, за ветровым стеклом торчала сама Полли с озабоченно поджатыми губами.
   Джек вдруг порадовался, что дети сейчас далеко и в безопасности. Оставалось позаботиться о доме и жене.
   -- Джек, я заехала в супермаркет! -- жена бегом выскочила перед медленно открывающимся гаражом, -- надо спрятать сундук, он стоит круглую сумму!
   -- Давай-ка с пакетами сразу в подвал, -- он передал жене корзину, -- это от старика. Сундук сейчас уберу, а ты перетащи все нужное вниз.
   -- Поняла, -- Полли подхватила корзину и бросилась в дом.
   Джек начал вытаскивать составленные в гараже возле свободной стены листы толстой фанеры, усиленной стальными полосками -- его собственное ноу-хау. Джек отлично помнил опыт военной службы, и забота о безопасности прочно вошла в его кредо.
   По дорожке мимо дома рысцой просеменила соседка -- престарелая миссис Парфи. Старушка бодро держала в охапке бумажный пакет из магазина и старый желтый зонтик. Джек хмыкнул: какой прок в зонтике, если ветер вот-вот усилится до полусотни миль в час, а то и больше? Сняв с крыши микроавтобуса сундук, пристроил в свободном углу подвала. Туда же перенес из гаража канистры с бензином, проверил аварийный генератор.
   На внутренней лестнице из кухни показалась жена, несшая вниз коробку с бумагами и документами. Эту картонку дочка еще год назад разрисовала флагами и знаками доллара, так что теперь не перепутаешь. Ласково улыбнувшись воспоминаниям, мужчина подхватил ящик с инструментами и занялся окнами и террасой.
   -- Эй, Джек! -- со стороны улицы вокруг дома обошел один из соседей, -- не одолжишь шуруповерт?
   -- Нет, Сэм, не могу -- Джек показал на инструмент, даже не думая слезать со стремянки, -- сам работаю.
   -- А когда ты закончишь? -- настырный Сэм тряхнул длинными кудрявыми патлами под черной шляпой.
   -- А когда закончу я, начнется буря, -- автомеханик демонстративно отвернулся и достал из кармана очередной саморез.
   -- А может, тебе помочь? Тогда и я бы успел...
   -- Вот уж не надо! -- Джек с неудовольствием вспомнил опыт другого соседа. К счастью для Джека, в тот раз Сэм решил пойти к добряку Майки, а не к живущему дальше воинственному Расселу. В результате многочисленные детишки Сэма раздраконили сад Майки, якобы помогая папе, а их папаша умудрился просверлить проводку, отчего произошло короткое замыкание и чуть не начался пожар, а позаимствованный Сэмом после всего этого разгрома инструмент, Майки обратно так и не получил.
   Краем глаза Джек заметил, что к папаше уже присоединился один из младших отпрысков -- упитанный мальчуган в джинсах и желтой рубашке. Сейчас, во время каникул, на его коротко стриженой макушке болталась маленькая круглая шапочка. Решив надолго отбить охоту болтаться всяким... посторонним на своей земле, автомеханик, прикинувшись удивленным, спросил:
   -- Сэм, а почему ты спрашиваешь шуруповерт у меня? Разве ты уже вернул Майки его инструменты?
   Тот спал с лица и ретировался. Рассел ухмыльнулся и снова занялся делом. Тем временем, небо все темнело и темнело. Ветер превратился в порывистый, отчего управляться с огромными листами стало сложнее. К счастью, самые большие, на веранду, Джек уже прикрепил, а с оконными щитами, всего по полтора метра шириной, было намного проще.
   По дорожке пробежала Полли. С высоты стремянки Джеку было видно, как жена составляет в стопку пластиковые стулья из беседки и перетаскивает в сарай. Краем уха мужчина услышал звонок из дома и крикнул:
   -- Полли, телефон!
   -- Бегу!
   Подумав, что его жена в отличной форме, Джек в очередной раз поклялся заняться спортом. Вот переживем этот ураган, пообещал он сам себе, и обязательно пойду в спортзал!
   Через час на окраине городка взревела сирена, а семейство Расселов удобно устроилось в подвале, поглощая горячую пиццу и слушая радио. Диктор вещал:
   -- Ураганный фронт протянулся через три штата, накрыв Небраску, Колорадо и Вайоминг. Это самое раннее начало сезона торнадо за последние пятнадцать лет. Скорость ветра прогнозируется до ста пятидесяти миль в час, так что берегите шляпы и зонтики!
   -- Это он так шутит, что ли? -- буркнул Джек.
   -- А что им остается? -- Полли невозмутимо стучала по клавишам ноутбука, -- никакие миллиарды на науку не помогут обуздать торнадо.
   -- Знаешь, -- мужчина вдруг вспомнил свою недавнюю идею, -- старик жаловался, что дубы в правительстве перестали закупать у фермеров весь урожай...
   -- И что? Не только фермерам сейчас трудно.
   -- А то, -- он взял еще один сэндвич, -- Старик продал мне десять фунтов свежайшего мяса по пятьдесят центов! А сколько оно стоит на рынке?
   -- Если органическая, то примерно полтора, -- Полли вдруг оторвалась от компьютера и взглянул на мужа, -- Джек, ты думаешь?..
   -- Именно, дорогая.
   -- А знаешь, -- Полли медленно сняла очки и положила рядом с лэптопом, -- у меня среди знакомых тоже найдутся любители свежих овощей...
   Супруги переглянулись и засмеялись. Джек счел нужным подойти к жене и ласково обнять за плечи:
   -- Помнишь, как мы в школе вдвоем устраивали пакости?
   Поли мечтательно откинулась на живот мужа:
   -- Да... а помнишь, как ты смазал свечкой журнал мисс Уокинг? Она потом целый день не могла понять, куда деваются все записи, которые она делает?
   -- Пока ты отвлекала ее разговорами в учительской? Помню, конечно. А история с бассейном и котом директрисы?
   Они расхохотались. За толстыми стенами подвала грохотал ураган, где-то падали деревья и слетали крыши. Где-то, возможно, гибли люди и разрушались целые города. А два близких человека, сумевших сохранить в своей семье дух старой Америки, сидели в подвале, обнявшись, и вспоминали школьные годы.
  
   ...Россия, тем же вечером...
  
   - И что ты думаешь делать дальше? - тон Игоря Ивановича был спокоен.
   - Закончу учиться и буду так же, как и Рамирос с Сашей, только поисковиком, - Вадик постарался не говорить громко, подлаживаясь под тон отца, хотя ужасно волновался. - Полковник предложил мне должность в Исследовательском отделе Братства. Это даст официальный, хотя и небольшой, прибыток, а также стаж в науке. Ну, и я никуда не уйду из нашей команды.
   Разговор состоялся вечером, когда отец и сыном остались одни в гостиной. Раиса Петровна укатила по делам, старший наследник уже давно переехал в собственное жилье. Готовясь к диплому, Вадим проводил гораздо меньше времени с друзьями, но больше с семьей. Естественно, факт того, что младший сын скоро станет совсем взрослым, заставил чету Троекуровых озаботиться вопросом дальнейшей судьбы Вадима. Раиса Петровна предлагала поговорить с давней подругой, женой кого-то из руководителей Академии Наук о кандидатской диссертации. Игорь Иванович предлагал возможность работы в крупнейших музеях страны. Именно об этом он и завел вначале разговор. Карьера музейщика Вадима совершенно не прельщала, от мысли про дальнейшее жевание научной резины даже на лучшей кафедре страны сводило скулы. Молодой человек все больше и больше убеждался, что его настоящая судьба связана с Братством Искателей. Обширная преференция Братству от Правительства стала весомым аргументом в спорах с домашними. Понимая, что криком ничего не добьется от сына, пошедшего упорством характера в папу, Игорь решил поговорить "по душам". Услышанное не слишком обрадовало банкира, во всем ценившего надежность и стабильность, но заставило втайне от всех гордиться силой воли младшенького, решившего сделать себе имя без связей отца.
   - Хорошо, - наконец, произнес Игорь Иванович, закуривая сигару, - я уважаю твое решение и сразу хочу дать слово, что всегда, в любой ситуации, поддержу тебя и твоих друзей всеми возможными для меня способами. Однако, я бы хотел сразу договориться, что останусь приоритетным покупателем ваших находок.
   Засмеявшись, Вадик обнял отца:
   - Даю слово!..
   Дружески обнявшись, отец и сын расположились на мягких диванах и уже в непринужденной обстановке занялись домашним вином и неспешными мужскими разговорами.
  
   30...ря
  
   Сегодня с утра всей командой собрались в логистическом центре, решая особо заковыристые вопросы с некоторыми находками. К ним, например, относились радиоприемники и прочая техника из Новгородского тоннеля, непонятные предметы с Белого моря, имевшие вид сумасшедшего гибрида высокотехнологичного прибора и ювелирного шедевра. С первыми было неизвестно, как поступать, -- из-за того, что путем тщательного изучения (Саша добросовестно разобрал парочку на составные элементы, а Вадик по непонятным каналам разыскал кучу соответствующей литературы) было выявлено принципиальное отличие хода технической эволюции в том Измерении, что исключало свободную продажу этих вещей. Со вторыми было еще непонятнее: для чего они, кто их создал, по какому принципу они работают? Не хотелось отдавать кому-либо подобные, "лакомые", загадки, более грандиозные, чем даже загадки майя! Да и ежу понятно, что именно они могут стать ключом к столь актуальному вопросу добычи новых технологий.
   В общем, ребята снимали вещи с полок и относили к столу, а потом мы еще раз осматривали их с новой точки зрения и заносили в отдельный реестр. Разумеется, за ноутбуком сидела я...
   Стуча по клавишам, пыталась не заработать расходящееся косоглазие, одновременно смотря на монитор, в распечатки каталога и на то, что мне притаскивают парни.
   От работы отвлек звонок:
   -- Тут на проходной стоят два молодых человека и утверждают, что вы им назначили здесь встречу.
   Я впала в ступор. Саша, как раз принесший очередную коробку, внимательно посмотрел на меня и вытащил из руки трубку:
   -- Да? Кто-кто?! А как их зовут? Документы при них имеются? Ага, секунду, запишу... -- он вытащил из моих пальцев карандаш и подтянул лист поближе, -- Романский и Вавилов. Так, понял. Пока пусть ждут. Нет, никаких пропусков не делать. Я перезвоню.
   Знакомая фамилия заставила меня вздрогнуть и придти в себя. К этому моменту, возле нас уже стояли Рам с Вадиком и прислушивались к разговору.
   -- Что у нас стряслось? -- Рамирос пристроил свою ношу поверх Сашиной.
   -- Тут на проходной стоят некто Петр Романский и Дмитрий Вавилов, -- сообщил боец, -- и ссылаются на то, что Мечта назначила им здесь, на складе, встречу.
   -- Охренеть! -- обалдел Вадик.
   Рамирос отреагировал спокойнее:
   -- Они озвучили цель встречи?
   -- Нет, иначе бы охранник сказал.
   -- Дай-ка мне телефон... -- командир набрал номер охраны, -- Это Рамирос. Выясните тему встречи и перезвоните сюда. Жду.
   Через пять минут охранник сообщил, что молодежь пришла по личному вопросу. Поразмыслив, Рамирос вызвал Полковника по мобильной связи. Доложив ситуацию, встал и направился к выходу:
   -- Саша, Вадик, со мной на проходную. Туда сейчас Полковник подойдет, поговорим с этими молодцами.
   -- А я? Мне тоже интересно, -- я не хотела пропустить такое шоу.
   -- Ты останься здесь и жди нас. Не волнуйся, там идет видеозапись, потом посмотришь.
   Пройдя на охрану, поисковики посмотрели сквозь зеркальное стекло на мающихся в комнате ожидания посетителей. Брюнет, сидел в углу на стуле, словно в детском саду, сложив руки на коленях, его спутник слонялся вдоль стен, читая от нечего делать объявления на стенде.
   Полковник поинтересовался:
   -- Видео записываете?
   -- Сразу начали писать, едва система выдала предупреждение из черного списка, -- бравый охранник показал на мониторы.
   -- Отлично, продолжайте. Прикройте входную дверь, кому надо - позвонят. А мы пока побеседуем с этими...
  
   ... в это же время где-то в Вайоминге...
  
   -- Окей, ребята! Ураган загнулся над канадской границей, а у нас сейчас ясно и плюс двадцать! -- бодрый голос радио разбудил Джека на рассвете.
   Протерев глаза, он зевнул и поднялся с жесткого старого дивана, на котором они с женой ночевали, пережидая в подвале катаклизм. Полли сладко спала, завернувшись в старинное лоскутное одеяло и закрыв голову подушкой. Потянувшись и почесав живот, мужчина вытащил банку консервированного молока и начал аккуратно, стараясь не потревожить жену, разбирать аварийную баррикаду перед выходом из подвала на улицу. Потихоньку раскрыв дверь, он осторожно выглянул: лестница была завалена мусором -- обломками, ветками, щепками, так что дверь раскрылась не до конца. Но протиснуться даже с его животом вполне возможно. Наверно, помогла стальная сетка, вделанная сверху наподобие крыши в бетонный спуск в подвал. Это ноу-хау он подглядел в одной передаче по строительству и не поленился повторить в собственном доме: теперь излишняя, казалось бы, предосторожность позволила без проблем выбраться наружу. Скинув мешающие отодвинуть сетку обломки, Джек поднялся и осторожно огляделся. Первое, во что уперся его взгляд, была сидящая на перевернутом на бок искореженном холодильнике миссис Парфи. Соседка потеряно улыбалась, крепко сжимая раскрытый над головой зонтик. Взгляд ее был направлен в никуда.
   "Кажется, старушка съехала с катушек", подумал автомеханик, поднимаясь из подвала полностью. На всех домах на его стороне улицы были сорваны крыши, разбито большинство окон, покорежены деревья. Дома напротив пострадали сильнее -- тут от большинства оставались только кирпичные фундаменты, да кое-где сиротливо торчали трубы каминов.
   -- Джеки, малыш, почему ты не в школе? -- пронзительный голосок миссис Парфии разнесся на пол-улицы.
   -- Миссис Парфи, так ведь каникулы, -- Джек решил не травмировать бывшую учительницу - ей и так досталось.
   -- А, верно! -- миссис Парфи успокоилась и снова вцепилась в ручку зонтика, -- не забудь зонтик, когда пойдешь гулять!
   -- Разумеется, миссис Парфи, -- мужчина ласково кивнул собеседнице и направился вокруг дома.
   Усиленные щиты полностью оправдали затраты сил и материалов: из шести больших и двенадцати малых щитов уцелели шестнадцать. Один разрушился, не выдержав удара стальной балки (наверно, раньше это была стойка рекламного щита), а второй был уничтожен упавшим деревом. Мелкие вмятины и насечки Джек повреждением не посчитал -- в бурю летают миллионы мелких обломков, ото всех не закроешься. В целом, их семейное гнездо достойно выдержало испытание стихией: не даром он не поскупился на кирпичные стены и тяжелую крышу: дед с детства поучал подрастающее поколение, что скупой платит дважды, а теперь старинная поговорка неожиданно дала дивиденды. Так что, эта мудрость предков достойна передачи дальше в будущее, к детям и внукам! Джек ухмыльнулся в усы неожиданной высокопарности мыслей и неторопливо двинулся к сараю. К сожалению, от него остались одни воспоминания и неопределимая мешанина обломков. Сад тоже серьезно пострадал -- старые яблони, посаженные еще его отцом, были вырваны и перекручены, словно пучок проволоки, ветки жалко торчали во все стороны, кое-где на земле валялись маленькие зеленые яблоки, которым уже не суждено созреть.
   Мимо дома, гудя сиреной и осторожно объезжая мусорные баррикады, проехал полицейский патруль.
   -- Джек?.. Джек! -- из подвала показалась растрепанная макушка Полли.
   -- Я здесь, -- Джек вернулся к дому, -- осматривался просто.
   Женщина вышла наружу и теперь с немного испуганным интересом разглядывала развалины и обломки. Джек вдруг подумал, что ради морального спокойствия жены было бы неплохо озадачить ее чем-нибудь привычным. Например, приготовлением завтрака.
   -- Знаешь, -- подошел и обнял, -- я решил заняться спортом. Стыдно ходить таким пузаном рядом с такой красивой женой.
   Полли засмеялась:
   -- Тогда для занятий спортом тебе понадобятся силы!
   -- Я бы не отказался от завтрака.
   -- Да, но как я его приготовлю? Дом пострадал, электричества нет, газа тоже, -- жена изучала разрушения.
   -- Не беда, -- Джек скрылся в гараже и через некоторое время выволок во двор жаровню для барбекю, -- вот тебе плита! Деревянных обломков вокруг предостаточно. Помнишь, как мы ездили в отпуск?
   Пока Полли собирала в кухне все, что может понадобиться для готовки, Джек на заднем дворе установил жаровню, сбегал в гараж за жидкостью для розжига и принадлежностями для барбекю. Набрав обломков от рам и дверей, расщепленных веток и обрывков бумаги, запалил в жаровне небольшой огонь.
   Пока жена хлопотала по хозяйству, Джек направился вниз по улице. Майки пытался освободить свой пикап от упавшего дерева, двое его сыновей с энтузиазмом стаскивали в кучу мусор со двора. Семейство Сэма с гомоном собирало в кучу уцелевшие вещи из полностью разрушенного дома. Многочисленные детишки с воплями носились вокруг, добавляя неразберихи. Сэм попытался было приманить Джека поближе, но тот сделал руками отрицающий жест -- мол, тороплюсь, и прибавил шагу. Остановился автомеханик только возле социального многоквартирного одноэтажного комплекса, в котором жил его начальник, Хромой Билл. Тот обнаружился возле своей террасы, с философским видом наблюдая за пожарными, тушащими огонь по соседству.
   -- Ты в порядке? -- Джек приблизился и тоже посмотрел на спасательные ---- работы.
   -- Нормально. Надо бы в мастерскую съездить, -- Билл достал из бардачка инвалидного кресла пару банок пива и предложил одну механику.
   -- Я вот тоже об этом подумал, -- Джек открыл банку и добавил, -- знаешь, а миссис Парфи с катушек съехала.
   -- Да ладно? -- Бил с недоверием вывернул шею снизу вверх, -- ее же, даже твои выходки в школе не пронимали!
   -- А вот сейчас не повезло. Ладно, попробую завести пикап и добраться до мастерской. Можно, я воспользуюсь гидравлическим резчиком по металлу?
   -- Валяй, -- кивнул Билл.
   Вернувшись домой, Джек застал Полли поджаривающей яйца над углями. Его хозяйственная жена перетащила поближе к жаровне сломанный ящик, на котором разложила нужную утварь. В миске умопомрачительно пахли несколько кусков свежежареной свинины, чайник прилежно посвистывал паром. Неподалеку от жаровни красовалась охапка деревянных обломков.
   -- И когда ты успела? -- мужчина обнял жену.
   -- Пока этот чайник кипятится, можно многое успеть.
   -- Сейчас поедим, и я съезжу до мастерской, возьму гидравлические ножницы -- надо разобрать сарай и посмотреть, что уцелело.
   Не успел механик вывести пикап на дорогу, как в дверцу вцепился Сэм:
   -- Джек, ты же в город? Подвези до муниципалитета, а?
   -- Нет, я в мастерскую, за город, -- Джек сделал еще одну попытку выехать.
   -- А может, через центр проедешь?
   -- Ты что, это же в другую сторону! -- еще не хватало нахального соседа катать по городу. Если так срочно надо -- пусть сам ездит! Машин у него аж две личных, а все прибедняется.
   -- Ну пожалуйста!
   -- Не могу, Сэм. Сам знаешь, бензин нынче в дефиците! -- механик наконец прибавил скорость, заставив настырного соседа отцепиться от машины.
  
   ...и снова Россия, Санкт-Петербург, логистический комплекс на окраине...
  
   Сидя в комнате ожидания, Петя заметно нервничал. Записав их данные, охранники принялись кому-то звонить, и конца этому процессу пока видно не было. Дима сохранял внешнее спокойствие, но Петя-то знал, что его друг волнуется. От исхода этой поездки зависело многое: собравшись на очередную сходку, заговорщики приняли идею легализации полученной жилы, но столкнулись с новой проблемой -- отец Дмитрия, на которого они возлагали такие надежды, отбыл на симпозиум математиков в Новосибирск. Ближайшие две недели его не будет в городе. А выехать за кладом хотелось как можно скорее: вот-вот наступит поздняя осень и полевой сезон закончится. Ждать следующего года никому не хотелось.
   И из этих сложных обстоятельств родился новый план: продолжить шантаж, но уже на новую тему, а для этого потребовался личный контакт с жертвой. Конечно, лучше всего было бы встретиться с "мишенью" на нейтральной территории, но застать эту девчонку в одиночестве оказалось не реально: везде ее сопровождал кто-нибудь из Братства. Если не сожитель (от внешности которого и самого злобного бандита обуяло бы уважение), то кто-то из команды.
   Идея состояла в том, чтобы заставить ее принять всю компанию заговорщиков в Братство. Тогда бы родителям пришлось не только дать отпрыскам желанную свободу передвижения, но и отпустить в экспедицию за кладом. О том, что сами сведения о кладе были получены нечестным, прямо скажем, путем, да еще и от намеченной снова жертвы, ребята как-то больше не вспоминали, уже поверив в собственную легенду о ярославской находке Чарека.
   Теперь оба парня лихорадочно обдумывали тонкости предстоящего разговора и методы давления на жертву. С одной стороны, они твердо придерживались мнения о том, что женщины заведомо слабее и глупее их самих, а с другой, эта девчонка была под защитой Братства, что не могло не создать трудности. Если честно, Петю все еще прошибал холодный пот при воспоминаниях о летних приключениях.
   Кроме того, мощь Братства производила неизгладимое впечатление, и это тоже сбивало с толку. Через монументальные ворота регулярно проезжали фуры и грузовики. У каждого охранника имелось оружие, а проходившие через электронный турникет поисковики вели себя подчеркнуто солидно и... сплоченно: по-дружески здороваясь с охраной и друг с другом, они сразу начинали обсуждать какие-то свои дела. Петя с Димой жадно прислушивались, невольно пытаясь представить себя на чужом месте. Парни так увлеклись мечтами, что внезапное появление на пороге комнаты четырех мужчин застало их врасплох.
   Первым вошел пожилой мужчина с военной выправкой, следом двигались все три члена Мечтиной команды, знакомые по многократно просмотренным видео. Лица поисковиков мало походили на ласковые.
   -- Добрый день, -- разговор начал пожилой, -- с чем пожаловали?
   -- Э-э... -- Дима выступил вперед, -- нам нужно поговорить с некоей Мечтой...
   -- Мы за нее. Так, в чем дело?
   -- Нам по личному вопросу.
   -- Какому именно личному? -- поинтересовался ее сожитель.
   -- Ну, личному, значит -- личному! -- Дима добавил в голос немного наглости.
   -- С моей женой? -- верзила намекающе слегка ударил кулаком в ладонь.
   -- В любом случае, -- перешел в наступление небритый брюнет с прической "хвост", -- говорить вам придется либо с нами, либо ни с кем. Выбирайте.
   Парни задумались. Пожилой с еле заметной насмешкой наблюдал за их душевными терзаниями. Наконец, просчитав все варианты, Дима слегка толкнул приятеля в бок и сказал:
   -- Мы хотим вступить в Братство.
   -- Вот как? -- старший уже откровенно улыбался, -- прямо так сразу, взять и вступить?
   -- Да, -- Петя кивнул и встал рядом с другом.
   -- А причем тут тогда Мечта? -- в голосе брюнета сквозило неприкрытое ехидство, -- хотелось бы услышать обоснование вашего визита. И подетальнее!
   -- Потому что нам известно, что для вступления в Братство необходима рекомендация. А именно с ней мы лучше всего знакомы.
   -- Как интере-есно, -- протянул громила-приятель Мечты, -- а ничего, что один из вас был судим за нападение на нее? И теперь пожизненно находится в черном списке? Кажется, именно это вы назвали знакомством?
   -- Это серьезно, -- пожилой нахмурился, -- для поисковика честь и совесть должны быть превыше всего.
   -- У нас есть команда, и мы готовы доказать, что достойны вступить в ваши ряды, -- не сдался Дима.
   -- Вы уже однажды показали, чего вы достойны, -- парировал сожитель, играя желваками, -- вот только награда ваша была в уголовном кодексе прописана.
   -- От ошибок не застрахован никто, -- попытался оправдаться Петя. Он ясно понимал, что от этого разговора зависит вся их будущая судьба, -- кроме того, обстоятельства бывают сильнее людей.
   -- Чушь и ерунда! -- сурово отрезал старший, -- члены Братства именно этим и отличаются от обычных людей, что преодолевают любые обстоятельства! Если не способен их победить, значит, в Братстве тебе делать нечего! Слабакам и неженкам у нас не место! А преступникам и подлецам -- тем более!
   -- Уже тогда мы хотели вступить в ваши ряды, -- нашелся Дмитрий, -- но в том случае мой друг оказался под негативным влиянием, что и стало непреодолимым препятствием! Петр не виноват, что его родственники оказались настолько плохими людьми. Сейчас же мы действуем самостоятельно, так что готовы делом доказать свои лучшие качества.
   -- Делом? -- прищурился Полковник.
   -- Да, делом. Мы готовы доказать, что способны находить и анализировать информацию, отыскивать путь к кладу и его добывать. Кроме того, мы умеем регистрировать добычу и составлять каталоги, а также работать с массивами информации. Мы не боимся тяжелого физического труда и готовы терпеть лишения.
  
   ...и снова Вайоминг...
  
   Мастерская отлично пережила ураган: торнадо прошел восточнее, прямо по городу. Надо было только освободить стоянку от прилетевшего мусора, да прочистить кое-где водостоки. Забрав гидравлические ножницы с компрессором, Джек поспешил домой. На улицах мало-помалу восстанавливался порядок. Службы исправляли линии электропередач и убирали обрушившиеся деревья, горожане разбирали завалы на месте пострадавших домов. Полли приводила в порядок двор. Заметив мужа, сообщила:
   -- По нашему примеру все соседи теперь готовят на жаровнях. А миссис Парфи увезла полиция. Сэм и его отпрыски на этот раз воруют везде, где можно и нельзя, деревянные обломки.
   -- Как всегда, -- Джек выволок из подвала силовой кабель и запустил генератор, -- дорогая, последи, пожалуйста, чтобы посторонние тут не шастали, ладно?
   Подключив компрессор, занялся первым искореженным листом профилированного железа, составлявшего еще вчера утром одну из стен сарая. Под разорванной на полоски жестью проступила мозаика из ошметков пакетов, обломков пластиковой мебели, осколков банок и бутылок, прочего неузнаваемого мусора. Разрезая листы и несущие балки, Джек сваливал их в одну сторону, деревянные обломки в другую, остальной мусор -- в третью.
   На исходе второго часа работы, когда мужчина начал подумывать о том, чтобы прерваться и выпить кофе, за домом поднялся шум: со стороны улицы возмущенный голос жены громко кого-то отчитывал. Джек прислушался и нахмурился: кажется, придется вмешаться. Заглушил инструменты на холостой ход и двинулся вокруг дома. Так и есть: Полли жестко отчитывала Сэма и одного из его отпрысков, нагло попытавшихся стащить что-то с территории Расселов. Те напоказ морщили лица, изображая плач и пытались давить на жалость. Сэм молитвенно вскидывал руки к небу, мальчонка тер грязными кулаками глаза. Вот только подобные приемы на его жену не действовали: Полли родилась и выросла в Бруклине, где в тесноте и чаде многоквартирных домов постоянно сталкивались между собой интересы самых различных этносов. В совершенстве изучив приемы обмана и давления, женщина мастерски использовала их в повседневной жизни или в экстремальных ситуациях. В данном случае, парируя национальные уловки Сэма.
   Решив подыграть жене, Джек подхватил внушительную кувалду и, помахивая ею наподобие топора, двинулся к живописной группе.
   -- Сэм, я смотрю, ты совсем оборзел! -- грозно зарычал на соседа, -- еще раз появишься на моей земле, начну стрелять! -- и уже совсем зверски взревел, -- ВОН ОТСЮДА!!!!
   Проследив, чтобы нарушители не прихватили с собой ни кусочка, ни тряпочки, Джек наткнулся на улыбающегося до ушей Майки, из-за зеленой изгороди наблюдающего за представлением.
   Подмигнув, Джек заметил в пространство:
   -- Ходят тут всякие! То пытаются прокатиться бесплатно, то топливо воруют!
  
   ...и снова Петербург, Россия, склады Братства...
  
   Мужчины вернулись где-то через полчаса, суровые, но явно довольные.
   - Что им было нужно? - Я тут себе место не нахожу, а они не торопятся!
   - Не поверишь, Мечта, - Саша приобнял мои плечи, - но эти герои решили заставить тебя принять их в Братство!
   -Что?!! - у меня отвисла челюсть.
   - Не больше и не меньше! - Вадик перенес со стола на пол коробку и направился к стеллажам.
   - Но ты не волнуйся, Полковник не оставил камня на камне от их планов, - Рамирос присоединился к студенту, - так их отчехвостил, что стены дрожали!
   - А они?
   - А что они? Сначала наглели, потом принялись выпендриваться, потом давить на жалость. Но с Полковником шутки плохи, так что парни получили полный разнос. Уехали не солоно хлебавши, и теперь оба внесены в черные списки.
   - Думаю, это еще не конец. Если Романского даже тюрьма ничему не научила... - я снова села к компьютеру и принялась за работу.
   - Надо отдать им должное - они довольно упрямы, - кивнул Рамирос, скрываясь между стеллажей.
  
   1 ...ря
  
   Этим утром мы с Сашей вплотную занялись загадками Особой комнаты Дворца Хемуля. Прикидывая так и эдак, строили догадки и теории. Еще одним важным вопросом стало решение, что можно рассказать команде про наши "личные" путешествия, а что лучше не стоит.
   Я склонялась к тому, чтобы придержать пока наши возможности, пока все окончательно не утрясется. Саша считал, что стоит рассказать про Запретный город.
   -- Кто знает, что будет дальше? -- пояснил он в ответ на мои резоны, -- да, у нас есть несколько зацепок для новой экспедиции, но пока это не актуально -- нам и имеющейся добычи хватит лет на пять. Хотелось бы отдохнуть и переждать мировые катаклизмы.
   -- Но ведь Земля стабилизировалась. Вот уже две недели, как ни одной катастрофы!
   -- Зато начали сказываться социально-политические последствия прошлого месяца. Вспомни, утром по новостям передали о том, что впервые торнадо прошли через все Штаты до Канады. Да и в Европе начались волнения по поводу осевших беженцев с утонувшей Северной Африки и Ближнего Востока. Да еще и топливный кризис начался во многих странах, -- не забывай, Топливный пояс[5] приказал долго жить.
   -- Ты думаешь, это еще не конец?
   -- Боюсь, это только начало, -- вздохнул Саша. Помолчав, он добавил, -- тебе мама ничего не говорила?
   -- Смотря о чем.
   -- Мне вчера пришло письмо в Братство, -- признался мужчина, -- с приглашением в комиссию Магии.
   -- Какую комиссию?!
   -- Магии. Кажется, оставшиеся истинные маги решили не отставать от Братства и организоваться.
   -- Какой смысл? Нас слишком мало.
   -- А может, именно потому, что мало.
   -- Но погоди: ты же говорил, что твои родные обычные люди!
   -- Зато наставник из магического клана, хоть и остался последним его представителем.
   -- Ты думаешь, что это он дал о тебе комиссии сведения?
   -- Да, думаю, больше не откуда.
   -- И что ты будешь делать? - я помолчала, переваривая новость.
   -- Схожу и посмотрю, что им от меня надо. Если что, Братство поможет выкрутиться.
   -- Мама пока ни о чем подобном не упоминала. Но, может, наша семья и так им известна, из-за прабабушек?
   -- Все может быть.
   -- Когда ты пойдешь?
   -- В приглашении обозначено, что в любое удобное для меня время. Завтра я свободен, так что съезжу.
  
   ...в это же время где-то в Европе...
  
   Роскошный кабинет был решен в стиле футуристического хай-тэка: черно-белые крупные пятна, эргономичные линии, множество стеклянных и хромированных деталей, чуть оттененных светодиодной подсветкой. Все стильно, элегантно и очень дорого. За столом в виде зерна фасоли сидело несколько солидных людей в классических костюмах. На многих из них ясно различалась печать власти и ответственности. Все не мигая, смотрели на голографический экран впереди, где медленно кружился шарик планеты. На материках и некоторых океанах вспыхивали и гасли разноцветные огоньки, когда невидимый лектор монотонно зачитывал доклад. Сухим, почти деревянным голосом он перечислял страны, названия фирм или еще чего иного, целые таблицы цифр. Изредка упоминались имена или топонимы. Перед каждым стоял ноутбук, на котором дублирующееся изображение дополнялось соответствующими таблицами и схемами.
   Наконец, доклад завершился, и над людьми зажглась небольшая лампа, повторяющая формой столешницу. Присутствующие пошевелились, кое-кто закурил. Тут же над ним выдвинулся раструб индивидуальной вытяжки, дабы не беспокоить дымом некурящих.
   Сидящий посередине солидный господин в золотых очках чуть откашлялся:
   - Итак... - он оглядел присутствующих, поднялся и перешел к голографическому экрану, сейчас замершему, - я думаю, нам есть что обсудить, господа. Прежде всего, ваше предприятие, мистер Хакамура. Мне кажется, вы немного отстаете от графика.
   - Я не понимаю ваших претензий, мистер Рок, - японец выглядел самым старым из присутствующих, но не самым слабым, - если корпорация не может пока достичь поставленных вами результатов, то это всего лишь означает, что необходимо еще немного времени и немного дополнительных средств.
   - Мы потратили более миллиарда долларов и двадцать лет! - вступил в пререкания еще один из европейцев, - за это время были разработаны тысячи инновационных систем и технологий, кроме вашей темы!..
   - Это не может быть сравнимо с темой наших исследований, - гордо отрезал японец, - мы идем вперед в совершенно новом направлении, никогда ранее даже близко не изучавшемся!.. Нам уже удалось рассчитать большую часть необходимых требований к переходу в параллельные миры. Осталось только создать необходимое оборудование. На это уже хватит и пяти лет. Единственное, что составляет проблему -- гигантские энергетические затраты, необходимые для прокола пространства-времени. Кроме того, мы так и не получили последнюю порцию данных от фонда Хейердала. Это серьезно тормозит график исследований.
   -- К сожалению, фонду пока не удается получить разрешение на экспедицию по России. Все остальные страны нам открыты, но эти варвары... -- вступивший в разговор янки выразительно поморщился.
   -- Я попробую сделать все, что можно, -- высокий седой кореец обернулся к ним, снимая очки, -- думаю, русские не откажут ООН в такой незначительной просьбе. Эти исследования слишком важны, чтобы терпеть провал по такому ничтожному поводу. Но нам необходим официальный запрос с вашей стороны.
   -- Завтра же будет, -- кивнул американец.
   -- Да, кстати, -- подал голос мистер Рок, -- а как у нас вообще обстоят дела с Россией?
   -- Русские слишком подозрительны, -- среагировал представитель фонда, -- посол с нами даже не хочет встречаться!
   -- Банкиры в России резко прервали любые общие проекты, -- сообщил британец, -- филиалам иностранных банков приходится делать огромное количество отчетов и дополнительных разъяснений по самому ничтожному поводу. Бизнес, не связанный с реальным производством, практически стал невозможен. Биржи закрыты по указу их президента. Торговля активами с любыми иностранцами запрещена. Даже с ближайшими соседями!
   -- Похоже, они решили вернуть железный занавес.
   -- Посмотрим, что с этим можно сделать.
  
   ...в это же время где-то в Китае...
  
   Поль вышел из брезентовой палатки штаба и тоскливо огляделся. Вокруг палаточного лагеря спасателей и археологов сновали люди, джипы и военные грузовики, где-то блеяла коза, кричали и смеялись дети. Археолог поморщился: давно пора было убрать местных беженцев подальше. То и дело охрана ловила какого-нибудь не в меру любопытного пацаненка там, где не следует. А один чуть было не влез в штаб! Охранник поймал его уже на пороге за драные штаны. А как они мастерски прикидываются дебилами?! Француз даже невольно позавидовал. Ему бы так прикидываться перед марабу!.. Проблем от шефа было бы поменьше...
   Процесс "спасения" культурных ценностей шел неторопливо и с закавыками: ни с того, ни с сего китайские власти вдруг озаботились наличием на их территории иностранцев и приставили целую шайку чиновников к экспедиции. Пока французам удавалось держать местных на должном отдалении от своих планов и дел, но бесконечно так продолжаться не будет точно...
   Поль мысленно фыркнул и пошел мимо кухни, санитарных палаток, временных складов и прочего к основному шатру ученых. Там день и ночь шла работа. За длинным столом несколько молодых помощниц сосредоточенно вносили данные в целую сеть ноутбуков, рядом студенты с кафедры археологии и палеонтологии Сорбонны сколачивали ящики для отправки экспонатов.
   Проследив за тем, как студенты бережно обертывают что-то бронзовое в мипоровые полосы, ученый подошел к столу и заглянул в один из ноутбуков. Кивнул и улыбнулся:
   -- Отличная работа!
   -- Профессор, у нас скоро закончится упаковка, -- робко подал голос один из практикантов.
   -- Хорошо, что-нибудь придумаем. Пока там, где можно, используйте стружку и макулатуру.
   За стенкой палатки поднялся гвалт. Выглянув, Поль увидел уже привычную картину: охранник держит за шкирку очередного чумазого малолетка и грозно выговаривает его не менее грязной мамаше. Та истошно причитает.
   -- Что за шум? -- поинтересовался у охранника.
   -- Поймал на складе, -- отозвался тот, и не думая отпускать пленника, -- рядом мамаша дежурила.
   -- Веди сейчас к палатке штаба, -- приказал Поль и решительно направился к центру лагеря, -- пора заканчивать этот балаган!
   В палатке глава экспедиции и начальник безопасности с нашивками полковника что-то высчитывали по карте. Подойдя к столу, Поль сообщил:
   -- Только что охранник поймал на складах за руку малолетнего воришку с матерью. Это пора прекращать: если китайские власти прознают, чем на самом деле мы занимаемся, будет международный скандал.
   -- Причем тут правительство?
   -- А вы можете гарантировать, что эти воришки -- просто оголодавшие беженцы, а не партийные соглядатаи? Не забывайте, мы в коммунистическом Китае! Здесь народ сильно отличается от нормальных людей. Я считаю, что беженцев нужно убрать в самое ближайшее время.
   Начальник экспедиции кивнул:
   -- Мы уже послали запрос к властям под предлогом появления заразных болезней. Думаю, в самое ближайшее время можно будет начать вывозить грузы в аэропорт.
   -- Было бы неплохо начать уже сегодня, -- заметил Поль, -- у нас вот-вот закончатся упаковочные материалы, нужна новая поставка.
   -- Хорошо, я распоряжусь.
   Через час из ворот лагеря выехала первая колонна тяжелогруженых тягачей под охраной и двинулась по направлению к побережью. Стоя возле ворот, Поль провожал взглядом каждую машину, отмечая в записной книжке порядковый номер груза. С другой стороны, на обочине, столпилась стайка юных китайцев. Неодобрительно покосившись на аборигенов, археолог вернулся в штаб.
   - Нет, все-таки местные неспроста болтаются вокруг лагеря, - проворчал он, наливая себе кофе, - не нравится мне это!
   - Дружище, у тебя, кажется, паранойя! - фыркнул Жан.
   - Даже если у вас паранойя, это не значит, что за вами не следят! - ответил известным афоризмом тот.
   Жан фыркнул и вернулся к компьютеру.
  
   2 ...ря
  
   Отправив Сашу на разговор в комиссию магов, долго не могла найти себе места от волнения. В результате позвонила родителям. Мама с недоумением открестилась от любых выдвинутых мной вариантов:
   - Понятия не имею, что это за контора! Ну да, когда-то бабушки входили в какие-то подобные сообщества, но на этом все и закончилось. Думаю, теперь это уже все не то, доча, не бери в голову!
   - Все не то? Откуда такая уверенность?
   - Сама подумай, - отрезала родительница. В кои веки в ней заговорили гены если не мага, то уж политика, - бабушки вышли замуж по любви за обычных людей и в тот же момент утеряли места в ковене! Неужели ты забыла?
   - Не забыла, - вздохнула я, - хотя и не из первых уст это знаю. Но ведь сейчас ситуация изменилась, раз они обратили внимание даже на непотомственных носителей силы. Кто знает, не придут ли нам такие извещения?
   - Поживем, увидим, - мама успокоилась, - думаю, тебе не о чем волноваться. В любом случае, у вашего Братства сейчас больше влияния, чем у любого объединения магов.
   - Ты права. - Как кстати у мамы проснулось чувство рассудительности!
   Положив трубку, я задумалась над прошедшим разговором. От прабабушек сила передалась только мне, не задев ни бабушку, ни маму, ни мою сестру. Значит, единственной мишенью совета, или как там они назовутся, магов могу стать только я. А я - сталкер Братства, и это серьезный аргумент.
   Меньше всего мне хотелось бы разрываться между двумя организациями, цели и задачи которых абсолютно разные. Нет, не обязательно противоположные, но кто знает?..
   Саша вернулся после обеда. Встречая, заглянула в глаза: серьезность, легкая усталость... но ничего страшного не чувствую.
   О поездке он рассказал только после перекуса. Привел в кабинет, усадил на кресло и начал рассказывать:
   - Правильно я сделал, что не стал тянуть, Мечта.
   - Что-то не так?
   - Да нет... все предсказуемо: ищут себе единомышленников и рабочих лошадок. Все знакомо и известно.
   - Откуда они о тебе узнали, выяснил?
   - От наставника, как мы и предполагали. Пытались уговорить подписать бумаги, - мрачно усмехнулся.
   - Какие?
   - Заявление о вступлении в их комиссию, какие-то договора...
   - Заявление, - это понятно. Договора же... о чем?!
   - Пройти ритуал выявления способностей.
   - Что?! - мысль заработала, как прилежная динамо-машина, генерируя вместо электричества догадки, - так... понятно! Значит, выявляют способности, а потом подмахивают контрактик: боевику - на защиту, зельевару - на какие-нибудь значительные объемы снадобий... ну да! С каждого по услуге, а они уж позаботятся о хорошей цене. И маги при деле, и совет из воздуха себе "на булавки" денежку заработал!
   - Вот-вот, - кивнул Саша, - пока сидел, ждал своей очереди, послушал, о чем местные говорят, почитал объявления. Все так и есть, похоже. И еще: когда я сообщил о Братстве, это им явно не понравилось.
   - Думаю, они считают Братство конкурентами, - высказала свою теорию.
   - Каким образом?
   - Знаешь, я тут, пока тебя ждала, сидела и думала. Ну вот, если так подумать, что может предложить здешнему обществу магия? Защита? Лучше получить разрешение на оружие и купить пистолет - и выглядит внушительнее, и обращаться проще. Бытовое? Пылесос, утюг, стиральная машина... и дешевле, и привычнее. Лекарства? Так медицина у нас вроде и так справляется...
   - Да, куда ни плюнь, либо есть технологии, либо магия для этого и не нужна! - согласился Саша.
   - Единственное, что могут предложить маги, это, либо Школа Разума, где любой психолог будет опять-таки, не менее конкурентоспособен, либо что-нибудь типа приворотов-отворотов.
   - Или проклятий.
   - Или проклятий, - согласилась и вернулась к развитию мысли, - так вот, еще одно, что может делать маг - это находить или создавать нечто редкое и необычное. То есть, в какой-то мере, то, чем занимаемся мы, поисковики.
   - И они наверняка уже это поняли! - кивнул мужчина и пересел на ручку моего кресла, - Мечтуль, знаешь, мне ужасно хочется посидеть перед горящим камином...
   - Так что ты решил насчет этой комиссии? - мое твердое убеждение в том, что прежде, чем предаваться удовольствию, следует завершить дела.
   - Расскажу Полковнику, - думаю, ему надо это знать. А потом забью на все это большой болт. Заставить меня им не под силу, уже пробовали, значит, больше просто не смогут ничего поделать.
   - Когда это они успели?
   - Во время разговора крутили так и эдак, да ничего у них не вышло!
   Кивнув, я поднялась и направилась в гостиную:
   - Да, ты прав, сегодня похолодало, стоит протопить камин.
   - Осень уже, как ни крути! - Саша с предвкушением поспешил за мной.
  
   ...этим же утром, где-то в Подмосковье...
  
   Возле одного из подъездов стояла "Скорая Помощь". Водитель в форменной синей куртке спокойно читал газету, покуривая, когда из-за машины бодро вынырнула старушка с авоськами и остановилась. На ее сморщенном лице проступило выражение хронического любопытства. Осмотрев машину и водителя, женщина окинула взглядом окна подъезда и поинтересовалась:
   -- Сынок, а что, кому-то сердце прихватило?
   Водитель молча пожал плечами. За годы работы он уже успел привыкнуть к неистребимому любопытству соседей: каждый раз, пока стоишь в ожидании врачей, обязательно появится вот такая бабка, готовая из-за дурацкого любопытства залезь и в машину, и в квартиру, и даже в операционную. И хорошо, если такая прилипала будет одна. Чаще к первой обязательно присоединится еще одна, потом еще, и вот уже все окрестные скамейки облеплены местными сплетницами, метко именуемыми в народе "Страшным Судом".
   Не добившись ни малейшей реакции от водителя, бабка шустро ринулась к подъезду. Набрала номер квартиры в домофоне. В ожидании ответа женщина нетерпеливо притоптывала каблуком стоптанной туфли. Наконец, домофон пропиликал бодрую мелодию "трам-пам-пам", и раздался заспанный женский голос:
   -- Кито там? -- судя по всему, хозяйка квартиры была не намного младше собеседницы.
   -- Тоня, это я! -- торопливо ответила "активистка", -- Тонь, зачем у вас тут "Скорая" стоит? Кому поплохело-то, а?!
   -- Сейчас гляну... -- судя по шуму в домофоне, Тоня принялась возиться с замками и цепочками.
   Заскрипела дверь, зашаркали шлепанцы по бетону, ненадолго все затихло. Наконец, Тоня отозвалась:
   -- Кажется, на третьем, у черных, что-то происходит...
   -- Это у каких? -- сплетницу подобная информация совершенно не устроила, -- это которые на рынке овощи продают? Или те, что шмотки Нинке возят?
   -- Не, Ната, это те, что в центре сидят! Еще дедок у них инвалид!
   -- Так, может, это к нему врачей вызвали? -- тут же догадалась неугомонная Ната, -- ты спустись, может, услышишь что?
   -- Не-не-не, -- открестилась Тоня, явно закрывая за собой дверь, -- уж больно вид у них злобный! Даже не уговаривай, я к бандитам лезть не собираюсь!
   Тут дверь в подъезд распахнулась, и два здоровых мужика восточной наружности в сопровождении врачей вынесли носилки. На них, укрытый до подбородка одеялом, лежал старик. Загрузив ношу в карету "Скорой", мужики вернулись обратно. Последний царапнул черным глазом по бабке, тут же принявшей вид дебилки, совершенно не ориентирующейся в пространстве-времени.
   Стоило только шагам затихнуть (бабка приникла ухом к железной двери сразу, как та закрылась), как она тут же набрала снова домофон и возбужденно зашептала:
   -- Тоня, Тонь! А старика и в самом деле вынесли! Он что, парализованный?
   -- Да, вроде как в аварию попал...
   - Ладно, Тонь, побегу за молоком, а ты, если что, позвони, ладно?
   - А что, фермеры молоко должны подвезти?
   - Так конечно! По утрам всегда машина стоит.
   - Ну, беги, подруга. А мне не к спеху, у меня еще осталось... - домофон отключился.
   Еще раз добросовестно осмотрев окна на третьем этаже, "мисс активность" бодро продолжила путь за молоком.
  
   ...час спустя, в одной из московских клиник ...
  
   Пожилого мужчину на каталке аккуратно транспортировали по белесым коридорам. Из-под шерстяного одеяла торчал только восточный нос и щетка седых усов. Рядом с каталкой неотступно следовала красивая молодая женщина. Устроив пациента на продвинутой больничной кровати с множеством рычагов, шарниров и прочего оборудования, медперсонал ушел. Старик взял за руку красотку и тихо проговорил:
   - Вот, теперь меня подлатают, а вы с Асланом не сидите просто так!
   - Не волнуйтесь, мой генерал, - красотка по-матерински погладила мужчину по руке, - Аслан держит людей в ежовых рукавицах, а канал сбора информации работает с перегрузкой.
   - А вот это вы зря, дети. Не стоит так делать! - неожиданно повысил голос мужчина, но тут же вернулся к ласковой манере, - я ведь боюсь, что еще кто-нибудь, кроме меня пострадает! Вы осторожнее, аккуратнее. Не торопитесь, трижды все проверяйте! Время и знания - вот что важно! А время играет на нас, помните это.
  
   ...этим же вечером, в Петербурге...
  
   Полковник раскурил трубку и посмотрел на собеседников. Мужчины со сталкерскими значками на куртках ожидали вердикта Старшины.
   - Ну что же, - он не заставил ждать, - Совет уже давно предполагал, что рано или поздно такое случится. И это хорошо, что маги именно сейчас решили стать силой. Наш, подходящий, контингент магов уже давно вошел в Братство, угнездился и пустил корни. Остальные нам не интересны. Во всяком случае, стратегической значимости они не имеют. Поэтому организация их в отдельный социум нам на руку: еще один хороший игрок на социальной арене позволяет создавать важнейшие комбинации!
   Попыхтев, Полковник продолжил:
   - Мне уже намекали из Патриархата о возможности взаимовыгодного сотрудничества. Что и говорить, Православная Церковь восстановила свое влияние почти на уровне начала двадцатого века. Но именно, что почти, и современные реалии намекают, что больше ей брать не следует. И оттянуть излишние возможности как на Братство, так и на другие религии, или на тот же Совет Магов, - скорее благо для Церкви, чем вред. История этому знает множество примеров. Поэтому Центр пока не соглашается ни на какие предложения и хранит строгий нейтралитет. Патриарх сердится, ну, да и Бог с ним...
   - Мне вчера вдруг отец позвонил, - вступил в разговор брюнет, - приглашал в Барселону. И намекнул, что хотел бы, чтобы я прошел конфирмацию.
   Полковник кивнул:
   - Твой отец ведь католик, Рамирос?
   - Именно. Хоть я и был крещен, но не хочу проходить следующие этапы посвящения и не собираюсь становиться полноценным католиком. Тогда мне было восемь месяцев, и меня никто об этом не спрашивал. И еще... раньше отцу было достаточно раз в год видеться и дважды -- созваниваться. А в этот раз он начал нести всякую чушь про то, что хотел бы, чтобы мы жили вместе постоянно.
   - Ты не рад?
   - Это слишком не похоже на отца. Честное слово, в первую секунду грешным делом решил, что это самозванец, или кто-то его под прицелом держит и диктует, что сказать! Они с мамой разошлись, когда мне было полтора года. От отца у меня только имя и это тайное крещение. И вдруг такая буря родственных чувств! Отец слишком эгоист по сути, поэтому... - он помотал головой.
   Поразмыслив, Полковник принял решение:
   - Пока не говори ни да, ни нет, Рам. Мне это не нравится так же, как и тебе. Но нам слишком мало известно. Как гласит первый закон поисковика: "информация - это альфа и омега поиска". Так что, ребята, собираем любую информацию, какая возможна, и анализируем.
  
   3 ...ря, поселок на юге России...
  
   Елена сидела на местной почте и старательно отправляла электронные письма всем, кого помнила. Какое счастье, что власти провели Интернет на каждую почту этой страны! Сидя в тесной кабинке, переоборудованной из телефонной, женщина торопливо стучала по клавишам -- дородная почтальонша, гыкая и поминутно матерясь, дала ей всего час, собираясь потом отправиться развозить почту по району.
   Самое важное письмо, в Центр, она отослала еще на позапрошлой неделе, когда убедилась, что базу поглотило землетрясение. Ответ был кратким: сидеть, ждать, смотреть и слушать. Теперь опытная шпионка восстанавливала личные связи, незаслуженно остывшие за время ее работы в школе диверсантов. Чтобы там не планировали хозяева, ей, внучке генерала, не с руки покорно ждать. Не помешает начать и свою игру, в рамках разумного, конечно. А тема этой игры сейчас зависела от того, кто откликнется на ее послания и какую даст информацию.
   За тоненькой стеклянной перегородкой хлопнула дверь и раздались зычные голоса местных баб. Елена невольно поморщилась, но по привычке прислушалась.
   -- Вавановна, ты чой-то так поздно, да не на работе? -- голос почтальонши Елена уже научилась различать с первых секунд, -- неужто на ферме работы нет?
   -- Та ни-и, отпросилась у брихадира, -- голос собеседницы был незнакомым, -- деверю посылку послать надо, сала там, вишни сушеной. Та еще носков шерстяных связала, шоб он у сибя в експедиции своей не простудился!
   -- Какой это деверь, Трофим, чтоль?
   -- Ни-и, который младший, Ильюха.
   -- Так що ж, неужто на геолога парубок выучился?
   -- Та не знаю, вроде как Братство какое-то упоминал. Кажется, исторические какие-то штуки разыскивають и копають!
   -- Вот те на! -- подивилась почтальонша, -- ну ладна, давай все в ящик складывай, да адрес пиши!
   Елена пригнулась в своей кабинке и задумалась. Бабы невольно подали ей одну оч-чень интересную идею. Женщина открыла окно поисковика и набрала слово "Братство". Помимо всякой исторической чепухи Интернет выдал еще ссылку на сайт некоего Братства Поисковиков и Кладоискателей. Глаза женщины сверкнули. Игра появилась в голове, как всегда, внезапно, и выглядела многообещающе.
  
   ...в это же время в Петербурге, в одной очень приличной квартире...
  
   В кои веки оставшись один -- мать снова уехала к свекрови на целый день, Петя решил посвятить время важному разговору с друзьями. К сожалению, вызвонить удалось только Диму. Впрочем, наличие остальных членов бригады, как они теперь решили себя называть, пока было необязательным. Собравшись в Петиной комнате, друзья уселись к компьютеру, и Петя поведал свои мысли:
   -- Знаешь, я тут подумал... может, не стоит пока отказываться от наших планов?
   -- А что ты предлагаешь? Если уж нас начальство отшило...
   -- Ва-банк, -- Петя постарался сделать непроницаемое лицо.
   -- Каким образом?!
   -- Я тут план набросал, -- Петя полез в один из многочисленных тайников и достал исписанный лист бумаги, -- значит так. Во-первых, нам надо придумать еще хотя бы одну жилу, а еще лучше -- несколько.
   -- Как?!
   -- Погоди, дай сначала все прочитаю, потом начнем обсуждать.
   Дима кивнул и показательно сложил руки на коленях. Улыбнувшись такому привычному жесту, Петя продолжил:
   -- Во-вторых, это будут не просто жилы, а одна нормальная, а вторая -- жила-прикрытие. Погоди, сейчас все станет понятно. Жилу-прикрытие мы как-нибудь деликатно подкинем моей матери, и одновременно донесем до нее идею заставить Мечтку принять всех нас в Братство. Например, давя через Петрову. Эти мелочи тоже потом обговорим. Хоть моя мать и ушлая, а манипулировать ей вполне возможно. Про Петрову и не говорю. В-третьих, когда мать добьется своего, мы сделаем благородный жест и предложим себя -- молодых и сильных, в качестве рабочей команды. Тогда нас отправят "в поле", где мы быстренько поменяем планы и займемся настоящей жилой, а насчет липовой показательно "провалимся". Тогда мать не сможет потребовать от нас "добычу", а мы все равно получим прибыль! Ну как?
   Дима взял из рук друга листок со схемой и начал перепроверять выкладки друга. Подумал, порисовал на чистой бумажке свои варианты, и выдал резюме:
   -- А что, это может сработать!.. Только надо убрать все слабые места и подстраховаться.
   -- Элементарно, Ватсон! -- спародировал Петя голос известного актера, сыгравшего самого знаменитого сыщика всех времен и народов, -- чем я и хотел сейчас заняться вместе с тобой.
   Приятели склонились над листком, теперь тщательно обсуждая каждый пункт сложного плана и набрасывая дополнительные варианты каждого в качестве страховки. Поездка в Центр Братства, хоть и стала "ледяным душем на горячие головы", но вместе с тем принесла один неожиданный, но важный урок: парни взяли за правило отныне перестать недооценивать противника и обязательно разрабатывать несколько запасных вариантов.
  
   ...в это же время...
  
   Я шла по рядам на нашем поселковом рынке, присматриваясь к овощным лоткам и размышляя, чего бы приготовить на ужин такого сытного и простого. Рядом мама пространно рассуждала, что самое время квасить капусту, потому что прошли первые заморозки. Мимо нас деловито протискивались покупатели, продавцы зазывали народ. То и дело слышалось:
   -- Красавица, купи помидоры!..
   Или:
   -- Эй, жэнщини, купи картощку, дёшево отдам!
   На душе было как-то неспокойно, словно предчувствия нехорошие. В результате я быстренько свернула экскурсию по рынку и, загрузив первые попавшиеся продукты, помчалась домой.
   По новостям передавали очередной поворот международного банковского скандала: мелькали кадры жесточайших разгонов демонстрантов, сведения о разгромах банков и прочей богатой недвижимости. Похоже, мир захлестнула волна террора и анархии.
   Мам присела на диван и прижала руку к груди:
   - Ох, неужели все-таки война?!
   - Не у нас, мама, - я черкнула для памяти пару строк, - нас это не коснется, обещаю. Но за границу лучше не ездить...
   - А я и не собираюсь!
   - Вот и замечательно! - я встала и вышла в прихожую встретить Сашу.
  
   ...тем же вечером в одной очень приличной квартире...
  
   -- Мам, -- досконально обсудив и отрепетировав с Димой предстоящий разговор, Петя теперь сел на кухне, пока вернувшаяся от свекрови мать готовила ужин, -- я тут подумал...
   -- Что такое, Петенька? -- Фаина была в замечательном настроении. Ей удалось разжиться огромной сумкой отличных яблок совершенно бесплатно. Теперь женщина раздумывала, где бы подешевле купить сахар, чтобы наварить на зиму варенья.
   -- Знаешь, тут вчера на кафедре парни обсуждали одну новость... -- Петя мельком посмотрел на мать и специально сделал испуганные глаза, -- ты только не подумай, что я подслушивал! Это случайно получилось. Я сидел с конспектами в подсобке, а студенты пришли на занятия раньше и болтали между собой, а стенки там тонкие очень.
   -- Сыночка, как я понимаю, ты услышал что-то интересное? -- Фаина всегда была рада узнать что-то, что может принести хорошие деньги, -- я думаю, ты поступил правильно.
   -- Но ведь они не знали, что я их слышу! -- сохраняя виноватое лицо, Петя с гордостью подумал, что в нем умер великий артист, -- получается...
   -- Петенька, счастье мое, даже не смей так о себе думать! -- мать крепко обняла парня и чмокнула в макушку, -- ты у меня самый воспитанный и честный мальчик!
   И совершенно деловым тоном добавила:
   -- Так о чем говорили эти нехорошие дети?
   Петя внутренне скрестил пальцы и начал:
   -- Они собирались поехать после занятий в Клуб поисковиков, подавать документы на создание команд кладоискателей.
   -- Как это? -- несмотря на неприятные последствия их неудавшейся аферы, Фаина искренне считала, что, не будь с ними этой дуры Петровой, у них с сыном все бы получилось.
   Оставалось только этим воспользоваться:
   -- Я понял так, что это Братство расширяется и поэтому набирает новичков. Парни говорили что-то про экзамены или испытания, но выходило, что их элементарно пройти, если голова на плечах есть.
   -- А ты у меня ведь умница! -- Фаина еще раз поцеловала сына.
   Она прошлась по кухне, смахнула со столешницы несуществующую крошку и резко села за стол:
   -- Петя, повтори-ка еще раз, что они болтали, но уже как можно точнее!
   Парень добросовестно повторил и еще прибавил. А потом, словно ему это только что пришло в голову, сообщил:
   -- А Петрову, небось, эта Мечтка к себе в группу, да сразу в лидеры возьмет! Тетя Наташа ее мать попросит и все, Петрова в шоколаде!
   Глаза брюнетки сверкнули. Отправив сына в комнату, она вернулась к столу.
   Тем временем, закрывшись в комнате, Петя настучал в Аське кодовую фразу: "рыбка клюнула". Через минуту пришел ответ от Димы: "вываживай".
   Долго ждать не пришлось. Как раз, когда Фаина заглянула в комнату к сыну, он сидел и внимательно изучал сайт Великого Новгорода.
   -- Мама, смотри! Оказывается, в этом городе полно старых домов и старинных легенд! Надо же, а я думал, так близко от Петербурга ничего подходящего для кладоискателей не осталось...
   -- Да, ты прав, сын мой, -- Фаина прищурилась на монитор, -- а еще я думаю, что Петрова нам с тобой должна за провал той операции...
   -- Ты тоже так считаешь? -- Петя изобразил бурный восторг, -- я все думаю, а если бы мы с тобой вдвоем тогда сделали, как собирались, ночью сзади проникнуть...
   -- У нас бы точно все получилось! -- закивала Фаина, с нежностью глядя на сына и думая, что у мальчика талант к предпринимательству.
   -- И собаку надо было не веревкой ловить, а в котлеты снотворного напихать! Я только потом, в тюрьме это сообразил!..
   -- Мой бедненький малыш! -- при воспоминании о том, как пострадал ее сын, у Фаины навернулись слезы.
   -- Маам, не плачь! -- Петя вскочил и обнял мать, -- мы ведь снова можем попробовать, но уже учитывая все наши ошибки! Как говорит наш профессор, не ошибается только тот, кто ничего не делает! И потом, Петрова нам должна еще и за отсидку в тюрьме!
   -- Ты прав, Петенька! -- Фаина поцеловала сына и направилась на кухню, -- вот прямо сейчас ей и позвоню! Пусть отрабатывает!
   Усевшись на кухне, брюнетка набрала номер и оживленно закричала в трубку:
   -- Наташенька, подружка, какие новости я только что узнала, ты не поверишь!..
  
   4 ...ря
  
   Мама позвонила утром, и с первых же слов я поняла, что что-то случилось: мама серьезно нервничала, а в качестве фона слышалось ворчание отца.
   - Что случилось? - быстро спросила, мысленно просчитывая возможные варианты, - С тобой что-то? Папа? Оля? Племяш?
   - Да нет, - живо ответила мама, - с нами все в порядке!
   - А что у тебя голос такой?
   - Вчера вечером позвонила Петрова, - мама сказала, как в ледяную прорубь нырнула, - сказала, что...
   - Да не сказала, а потребовала! - в разговор ворвался папа с параллельной трубки, - совсем совесть потеряла, корова крашеная!
   - Погоди, пап, дай маме сказать, - примирительно отозвалась, - мам, так что ей надо было, в двух словах и по существу?
   Мама при волнениях всегда начинает рассказ "от Потопа", так что просьба не лишняя.
   - Она сказала, что узнала о том, что ваше Братство расширяется и набирает штат. А она собрала команду и хочет, чтобы ты ее приняла.
   - Что?!! - у меня отвисла челюсть, - погоди, дай Сашу позову...
   Выдернув мужа из-под бумажных завалов, которые мы устроили из-за дворца Хемуля, притащила к телефону и врубила громкую связь:
   - Мам, повтори для Саши!
   Та покорно повторила, уже с подробностями и папиными ядовитыми комментариями. Саша тоже потерял челюсть, помолчал, потом взял себя в руки и уточнил:
   - Когда она звонила?
   - Вчера вечером, - кажется, мама поняла, что ее не отругают, и успокоилась.
   - Лариса Тимофеевна, а повторите-ка, что Петрова сказала точно?
   Мама постепенно сумела восстановить все сказанное теткой Натальей, практически дословно. Практически - потому что Петрова на автомате ввертывала в свою речь различные непечатности. Перевоспитывать ее было бесполезно, приходилось либо терпеть, либо избегать общения. Мама такие "красивости" произносить не могла, поэтому пропускала.
   В общем, неугомонная Петрова сообщила, что ей сказала хорошая знакомая, что Братство объявило конкурс среди студентов и принимает их целыми группами, а у нее и этой знакомой уже есть целая бригада, сработанная и профессиональная, так что их следует принять немедленно и вне всякого конкурса. Конкурс будет приемлем только в случае приема сразу в руководящий эшелон.
   Лицо Саши было неописуемо. Подозреваю, что у меня такое же. Мы смотрели друг на друга и только хватали раскрытыми ртами воздух. Наконец, Саша по-бойцовски взял себя в руки и сообщил:
   - Лариса Тимофеевна, официально сообщаю, что никакого конкурса по набору команд Российское Братство поисковиков и кладоискателей не начинало и никогда не начнет. Подобное вообще невозможно просто в силу специфики нашей деятельности и философии. Поэтому можете смело так сообщить Петровой, как и то, что ее снова развели знакомые, в очередной раз круто подставив.
   - Но она мне может не поверить... - жалобно пискнула мама.
   Я ее понимала: Петрова сочетала в себе напор танка с заклинившей педалью газа и глухоту бревна. Так как одномоментно в ее голове помещалась только одна мысль, никакие дополнительные аргументы просто не воспринимались.
   - А это ее проблемы! - снова вмешался папа, - не верит, так пусть сама съездит и убедится! По-другому с этой быдлятиной нельзя!
   - А что, Сергей Иваныч прав! - обрадовался Саша, - точно, пусть съездит и огребет от охранников! Уж они-то умеют вколачивать нужные мысли в таких упрямцев! А я пойду, позвоню руководству, - пусть тоже посмеются...
   Саша ушел наверх за мобильным. Я снова переключила телефон с громкой связи на трубку и посоветовала:
   - А ты не поддавайся на их провокации, мама! Ну что же ты все время в лужу-то садишься? Неужели тебе самой это нравится? Зачем ты эту Петрову слушаешь? Ведь сама же видишь, что все ее разговоры тебе боком выходят!
   - Ладно, доча, я постараюсь... - мама смущенно попрощалась и отключилась.
   Я положила трубку и поднялась наверх за Сашей. Тот лежал на кровати и оживленно разговаривал по мобильному. Молча легла ему под бок. Мужчина обнял меня одной рукой, закругляя разговор. Кинул аппарат на тумбочку и довольно вздохнул:
   - Ну вот, я предупредил Полковника, что такие слухи ходят, и он примет меры.
   - Эх, неужели эта история с Романскими не закончена? - положила голову на Сашину грудь и начала водить пальцем по кубикам пресса, - я-то, глупая, надеялась...
   - Не бери в голову. Думаю, Полковник изобретет что-нибудь действенное против Романских, - Сашина ладонь плавно перехватила мои пальцы.
   - А если они не успокоятся? Это ж надо, такое придумать?! То, что Петрова им сразу поверила, меня не удивляет, - я была вынуждена повернуться на бок, что бы заглянуть ему в глаза, - она из тех людей, кто поверит в любую чушь, лишь бы была в их пользу.
   -- Посмотрим. Если что, то охрана и шокером приложить может, и дубинками, -- мужчина легонько прихватил губами мои пальцы и резко поменял тему, -- знаешь, я думаю, нам нужна еще одна кладовая: я просто не представляю, куда ставить коробки с бумагами.
   --Да просто вернуть Хемулю уже ненужные, и дело с концом! Основные данные я занесла в комп, так что можно смело освобождать все дальние стеллажи. А потом и остальное отнесем.
   -- Так давай сегодня и сделаем?
   Я согласилась и направилась вниз. Немного помучившись, сумела открыть переход по Странным Путям во дворец Хемуля не в привычную прихожую с портретом, а в общий подвальный коридор. Мы с Сашей в четыре руки начали передавать и расставлять коробки с бумагами. Заняв обе стены на расстоянии в десять шагов, понесли их к нужной двери. Второй этап прошел так же гладко, как и третий, но в конце Ведущие-по-Странным-Путям устроили нам сюрприз: пока я закрывала тяжелый замок, а Саша подсвечивал мне маленьким фонариком (как назло, замок заедал, а спиной я закрывала поток света от магического светильника), вдруг хлопнула тяжелая стальная дверь, отделяющая подвал от лестницы, и я впервые увидела обитателя дворца. Как я и предполагала, внимательно изучив портреты, эта раса безумно напоминала незабвенный персонаж Туве Янссон -- достаточно высокий, с узкими плечами, лысиной и грушевидным носом, в долгополой одежде из темной парчи, напоминающей старомодное платье, хозяин дворца деловито протопал по коридору и завозился с ключами всего в паре метров от нас. Я успела схватить напрягшегося Сашу за руку и покачать головой. Мужчина явно вспомнил наши последние новгородские приключения, а также мои рассказы, кивнул и расслабился. Подумав, что все очень удачно, я тихонько приблизилась и заглянула в кладовую. Насколько я помнила -- это было что-то вроде посудного склада. Хемуль достал из кармана что-то вроде линейки, тщательно обмерил пару мисок, нашел подходящую и вышел обратно.
   Мы двинулись вслед за ним, сначала по лестнице, потом по анфиладе залов и коридоров. Пару раз наткнулись на прислугу, -- скромно одетых в забавные "ливреи" копий хозяина. Слуги старались вжаться в стены, одновременно склоняясь в поклонах. Разумеется, нас с Сашей никто не замечал.
   Усевшись в одном из кабинетов за стол, Хемуль поставил перед собой облюбованную миску и мягким воском начал наносить на нее снаружи горизонтальные полосы.
   -- Вот педант! -- прошептала мужу на ухо, -- смотри, как он тщательно выравнивает полосы! По собственному опыту знаю, что с воском работать ой, как не просто!
   -- Интересно, что он с ней сделает?
   -- Угу, мне тоже. Ведь попёрся за миской сам, не поручая слугам. Для богача это важный признак!
   -- Что-то тут нечисто...
   -- О, смотри!
   Удовлетворившись результатом, Хемуль взялся за колокольчик. Я еле успела выхватить из кармана магическую ленточку-переводчик и протянуть ее сестру Саше. Пока мы спешно прихватывали хлипкими бантами по прядке волос (Саше было труднее, так как он носил короткую прическу), в двери постучались и лакей склонился в поклоне.
   -- Мага ко мне! -- голос Хемуля был гнусавым.
   Через пять минут в дверях появился маг -- еще один "хемуль", облаченный в разрисованный странными знаками балахон и смешную шляпу с пятигранной пирамидой вместо тульи.
   -- Через час эта миска должна походить на Кубок Совета!
   Маг принял посудину и с поклоном вышел в коридор. Я припустила за ним. Саша пожал плечами, но послушно двинулся следом. Интуиция меня не подвела: маг подошел к Таинственной комнате. Отпер дверь и направился к одному из артефактов -- странному толи столу, толи невысокой колонне, усыпанной кристаллами в самых неожиданных местах, с выходящими под разными углами трубками. Установив миску в центре, маг начал начитывать заклинание. Над моим плечом вскинулась Сашина рука, и я с умилением посмотрела на мужа: он вовремя вспомнил про мобильный в кармане и теперь снимал все на видео! Разрешение и цветопередача в мобильных камерах невысоки, но для запечатления самого процесса достаточны.
   Тем временем, кристаллы на "столе" замерцали, а вокруг миски взметнулись сгустки серебристого и голубоватого света, сплетаясь в кокон и покрывая ее равномерным синеватым свечением. Кокон запульсировал все быстрее, постепенно уменьшаясь, уплотняясь и принимая форму посудины. С негромким звоном стол погас. Вместо фарфоровой миски теперь стояла серебряная чаша с бирюзовыми геммами. Маг кивнул сам себе, тщательно осмотрел результат со всех сторон и двинулся обратно.
   Мы поспешили следом. Маг с поклоном поставил сосуд перед хозяином. Тот также скрупулезно осмотрел, достал лупу и изучил мельчайшие детали, а потом кивнул и заговорил:
   -- Этот сосуд вы подкинете в кабинет Горга не позже обеда.
   -- Слушаюсь, -- маг спрятал миску в складках балахона и с поклоном удалился.
  
   ...в это же время в одной семейной коммуналке...
  
   Петрова с неудовольствием положила телефонную трубку и вернулась в свою комнату. Только что ее старинная знакомая разрушила отличные планы на будущее. За дверями тут же пробежали соседские дети, снова во что-то играя. Соседка что-то громко скомандовала мужу из кухни. Наталья вздохнула и снова отправилась на кухню. Перекинулась парой слов с соседкой, забрала переносную трубку к себе в комнату и набрала номер.
   -- Фая, привет. Да, конечно, поговорила. Потому и звоню, что есть результат... -- и добросовестно рассказала, что узнала.
   Фаина возмутилась, но пообещала, что что-нибудь придумает. С успокоенной совестью Петрова начала собираться на работу.
  
   ...и снова Дворец Хемуля...
  
   Мы посмотрели друг на друга: как интересно! Кажется, тут плетутся нешуточные интриги!
   -- И получается, Комната Тайн играет в этом самую важную роль! -- я попятилась и уселась на банкетку в углу кабинета.
   Саша закончил подглядывать через плечо Хемуля и вернулся ко мне:
   -- Думаю, нам стоит подождать еще немного, может, узнаем еще что-нибудь? Пока он пишет какую-то пургу...
   - В смысле?
   - Что-то про сомнения в ожидаемых результатах...
   Я вскочила и подошла к Хемулю. Действительно, иномирянин обстоятельно, с приведением бесконечных аргументов, расписывал адресату о том, что не уверен, что некто справится с возлагаемыми на него обязанностями. Задумчиво вернулась к мужу, присела рядом. Мысли бесцельно шатались по голове, не желая строиться в логическую цепочку.
   - У нас слишком мало информации! - недовольно встряхнулась, - это письмо может быть как связано с подсмотренной магией, так и совершенно не относиться к ней. Как ты думаешь, мы сможем получить копию письма?
   - А ты сможешь открыть быстрый переход в наш кабинет? Тогда отсканировать не проблема. И вернем быстро...
   - Попробую...
   Я встала и сосредоточилась. Перенести изначальный портал перехода оказалось легче, чем открывать его в непривычном месте. Пока светящийся овал держался на месте, Саша улучшил момент и выхватил письмо со стола прямо из-под руки Хемуля. Минуты протекли в зудящем ожидании, но мы успели! Саша прыжком вырвался из портала и почти закинул письмо на стол. Хемуль забрал конверт, внимательно и добросовестно проверил, все ли в порядке, и снова позвонил в колокольчик:
   - Письмо нарочным его превосходительству Верховному Судье! Живо!
   Слуга испарился. Хемуль вздохнул, наморщил нос и торжественно поднялся с кресла.
   - Пошли домой?
   - Рано, - я уже освоилась с открытием-закрытием порталов и теперь решительно направилась вслед за Хемулем.
   Тот прошествовал по коридорам и теперь уселся в другом кабинете, украшенном цветами и жанровой живописью. Аккуратно расправил одеяние на коленях, достал из ящика стола лупу, пинцет и принес из ближайшего шкафа кляссер.
   - Хи, точно Хемуль! - хихикнула я, - даже альбом с марками есть! Вот теперь пошли домой.
  
   Вывалившись в кабинет, мы уселись прямо на ковре. Саша взял мою руку и начал гладить ладонь и пальцы:
   - И что ты обо всем этом думаешь?
   Я пожала плечом и улеглась на спину так, чтобы не отбирать руку от Саши:
   - Делать выводы рано. Надо собрать материал. Ты заметил, что миску подкинут одному, а письмо Хемуль написал другому? Получается очень интересная комбинация...
   - Интриги во всей красе, - пальцы Саши едва касались моей кожи, вызывая щекотку, - и если мы выясним, что и как там происходит, сможем по ходу дела еще и с Тайной комнатой разобраться.
   - Было бы интересно выйти на этого мага, - предположила я, - исходя из моего опыта, обычно у магов замечательные библиотеки как раз интересующей нас направленности.
   - Ага, было бы здорово.
   -- Может, сделать так, -- я строилась поудобнее и начала выдавать идеи, -- перейти к Хемулю, дождаться контакта его с магом и уже целенаправленно сесть магу на хвост.
   -- А если он выйдет из Дворца?
   -- Что-нибудь придумаем, в крайнем случае, вызовем фестралов. Заодно посмотрим на этот Мир вообще.
   -- А если не получится?
   -- Ну, у нас же остались еще неопробованные печатки. Раз уж три из них оказались связанны с Броу, то почему бы не быть еще одному комплекту, связанному с Хемулем? Пока Ведущие придерживались подобной логики во всем.
   -- Может, сейчас займемся переборкой печаток, чтобы выявить такие комплекты?
   Я сначала радостно кивнула, но потом задумчиво покачала головой:
   -- Судя по тому, как поздно сработала печатка Алхимика, раньше, чем это понадобится, Ведущие ее не включат.
   -- Думаешь, не стоит рыпаться?
   -- Лучше не надо. В нужный момент интуиция сработает. Зачем терять время и силы понапрасну? Лучше потратить их на что-нибудь более актуальное.
   -- Например?
   -- Ну... -- я лукаво улыбнулась, собираясь предложить перейти к камину, но тут мобильный и одновременно городской телефоны разразились звонками.
   Рывком поднялась и бросилась к стационару, на бегу, словно мячик, перекинув мобильный Саше.
   -- Алё! -- мы сказали одновременно.
   -- Доча, ты не забыла, что у папы в воскресенье день рождения? -- проворковала мама.
   -- Не забыла, конечно. А что?
   -- Вот я тут подумала, может, не заморачиваться с готовкой, а пойти в кафе?
   -- А папа что думает об этом? -- я заметила, как Саша подает мне знаки, что случилось что-то важное, и постаралась быстренько закруглить разговор, -- мам, у меня срочный звонок по мобильному, потом поговорим!
   -- Как скажешь, Мечтуля, пока-пока.
   Я взяла мобильный из Сашиных рук:
   -- Да?
   -- Привет, это я! -- Ульяна торопливо заговорила, -- я не могу долго говорить, выскочила между операциями в коридор, так вот, эти жуткие соседи утром вернулись из своей поездки!
   -- И что?
   -- Злые как черти, уже без пса и барана, ругались матом на весь подъезд.
   --Здорово! Теперь посмотрим, как они себя вести будут. И не забудь выяснить подробности у местного информбюро! Уж слишком долго они катались...
  
   ...вечером в одной очень приличной квартире...
  
   Дима выслушал срочный отчет друга и решил:
   -- Как хочешь, но отпросись ко мне. Такие вещи требуют серьезного анализа.
   Откинулся на стул, посмотрел в потолок. По ослепительно белой поверхности ползла муха. Наблюдая за насекомым, Дима задумался. Все спуталось и осложнилось. Впрочем, Дима не был бы собой, если бы заранее не просчитал и такой вариант. Просто теперь они приступят к "Плану Б". Встретив Петю и устранив все заморочки с родительским надзором, друзья уселись возле компа и начали мозговой штурм.
   Обсудив отказ Братства, Петя грустно подвел итог:
   - Ладно, с этим пока облом. И вот какой вопрос: если нас не пускают в одну организацию, а как-то освобождаться от родителей надо, то что делать?
   - Думаю, стоит начать работу над планом Б.
   - А именно?
   - Помнишь, мы обсуждали идею выяснить, кто является конкурентом Братства?
   - И ты, что, выяснил?
   - Разумеется! И даже собрал информацию! - Дима жестом фокусника вытащил из ящика стола папку с распечатками.
   - Комиссия магии?! - Петя не поверил своим глазам, - ты веришь в этот бред?!
   В ответ Дима показал другу сайт соответствующей организации и красочное объявление, приглашающее всех желающих к сотрудничеству.
   - И какие у тебя идеи? - Петя просмотрел всю доступную информацию.
   - Ну подумай сам, - Дима сел поудобнее и сложил кончики пальцев вместе, - организация претендует на достаточно высокий уровень, начинает вести серьезные дела. И ей требуются самые разные специалисты. В том числе математики и аналитики. Я все просчитал и уверен, что мы сможем начать работу там незаметно от родителей, используя выкроенное от института свободное время. Дойдем до серьезного уровня, а там уже можно будет посмотреть, как эта Комиссия поможет нам стать богатыми и независимыми. Каждому из нас это выгодно.
   - И как мы должны действовать? - Петя пока не спешил согласиться, но идея казалась не слишком фантастической.
   - Прежде всего, надо туда наведаться. Для начала просто покрутимся, почитаем объявления, соберем информацию. Потом уже решим насчет вступления. А еще я думаю, стоит прошерстить Всемирную паутину насчет возможных точек конфликта Братства и Комиссии. На этом можно достаточно выгодно сыграть!
  
   5...ря
  
   Утренние новости повергли в шок и испортили весь аппетит: новостные каналы, захлебываясь от спешки и скрытого восторга, передавали общемировую сенсацию: правительства ведущих стран публично отмежевались от мировой финансовой элиты. Хуже всего пришлось США -- там федеральная финансовая система уж много лет была "частной лавочкой". Волевым решением в ведущих странах были принудительно запрещены любые операции с ценными бумагами, закрыты биржи и остановлена любая ростовщическая банковская деятельность. В один момент банки из "кровоснабжения промышленности" превратились в примитивные места хранения наличности. Кредитные карточки превратились в бесполезные кусочки пластика, а наличные деньги впервые за сто лет снова стали важным фактором повседневной жизни.
   Доедая свой пирог с ветчиной и сыром, я размышляла над пришедшей ко мне перед сном идеей. Наконец, поймав все мысли на эту тему и построив их по ранжиру, начала вслух:
   -- Саш, ты не помнишь, какие именно символы были нарисованы на балахоне Хемулевского мага?
   Саша задумался, потом пожал плечами:
   -- Не помню. А что?
   -- Да я тут вспомнила, что в башне Алхимика над входом в кабинет был повешен небольшой щит с изображением песочных часов. Такой же рисунок выгравирован на соответствующей печатке. Возможно, и здесь будет так же?
   -- Ну, -- мужчина задумался, -- может, на видео рассмотрим? Я уже скачал его в компьютер.
   Мы уселись рядышком перед монитором: я на кресле, а Саша рядом на стуле. Пустили видеозапись через специальную программу, позволяющую прокручивать фильм с различной скоростью. И на середине записи маг повернулся почти ровно напротив нас. С радостным воплем я остановила прокрутку и достала мешочек с печатками и записи по ним:
   - Так, посмотрим. Печатки Броу в сторону, фестралов, Хемулевская с глобусом... остаются невостребованными вот эти две: с чайкой и с тигром.
   - Я бы поставил на чайку, - Саша обнял меня и положил голову на плечо, задумчиво разглядывая мага, - тигр больше подходит воину. А вот птица, свободно парящая над морем...
   - Ну... можно попробовать, куда она нас приведет. В конце концов, пора разобраться с оставшимися печатками, как считаешь?
   - Согласен, но пока надо переждать, я думаю...
   - Зачем? Раз уж пока все застопорилось, так почему бы не заняться этой проблемой? В последний раз, согласись, получилось неплохо...
   - Ты у меня умница, - Саша поцеловал меня в щеку, - просто считаю, что не стоит перенапрягаться. Давай пока передохнем, помедитируем...
   - Зажжем камин... - лукаво прищурилась.
   Вместо ответа Саша схватил меня за бока, щекоча. Взвизгнув, вскочила со стула, споткнулась о разлапистую ножку и упала обратно. Он схватил меня в охапку и понес на диван...
  
   ...ранним утром где-то в Вайоминге...
  
   Это утро Джек начал со скандала: выйдя во двор сделать разминку, он обнаружил парочку соседских детишек, деловито выкапывающих сортовые розы его жены.
   - Какого?! - взревел механик, срываясь с места и ловко хватая нарушителей за шкирку.
   Пацаны громко заревели. На шум выглянула Полли и застыла при виде развороченной клумбы.
   - Вызывай копов, - приказал Джек, - пусть я немного сегодня опоздаю, но воровство во дворах, наконец, прекратится!
   Пока Полли бегала в дом вызвать полицию и предупредить Хромого Билла, что Джек опоздает, пока ждали патрульных, - прошло около получаса. Все это время Джек стойко держал воришек за шкирки и не давал ни на сантиметр сдвинуться. Поли бегала вокруг с камерой и скрупулезно фиксировала все до мелочей.
   Через двадцать пять минут приехала полиция, все запротоколировала, сделала собственные фотографии, посадила мальчишек в машину и уехала. Джек со спокойной душой переоделся и отправился на работу.
   В мастерской ожидала новая напасть: выяснилось, что все безналичные банковские операции почему-то заблокированы, и давно ожидаемые детали так и не пришли. Билл висел на телефоне, ругаясь с банком и пытаясь хоть что-то сделать. Джек выбранился под нос и бросился звонить Полли. Та озабоченно согласилась:
   - Да-да, я уже в курсе. Мне нужно переправить деньги клиенту в Оклахому, а банки не работают. Ну просто не знаю, что делать?
   - Полли, к черту работу! Немедленно лети в наш банк и снимай все-все деньги с наших счетов наличными! Надеюсь, доверенность на мой счет у тебя с собой? Не забудь про детские счета и все заначки!
   - Конечно, - женщина чуть успокоилась, - поняла, сделаю.
   В прошлом месяце вдруг потребовалось поменять кое-какие данные в банковских документах, из-за которых пришлось поездить в соседние города, где Джек работал в молодости. Взявшей на себя этот труд Полли пришлось оформить генеральную доверенность от мужа, которая так удачно пригодится и сейчас.
  
   ...и снова Россия, Санкт-Петербург, фешенебельный офис в центре города...
  
   Толкотня в офисе Комиссии Магии стояла страшная. Петя сразу заробел, но Дима целеустремленно протолкался к стойке регистратора, держа друга за рукав. Уточнив, где и как им получить нужную информацию, друзья отправились в лабиринт коридоров.
   -- Заметь, мы сюда зашли свободно, а у кладоискателей стоит охрана на каждом шагу, -- прошептал Петя, поспевая сзади.
   -- Так это и хорошо, -- Дима сверился с запиской, покрутился в поисках нужного кабинета и постучал в дверь.
   Они зашли в просторное помещение с кучей столов, за которыми симпатичные барышни заносили в компьютеры какие-то важные данные. Дима сделал лицо юного пионера и попросил ближайшую уделить им минутку внимания. Девушка обвела их мгновенным расчетливо-оценивающим взглядом и улыбнулась:
   -- Чем могу помочь?
   Дима объяснил. Через пять минут они с Петей сидели за соседними столами и подробно отвечали барышням на целую кучу вопросов. Туда входили как перенесенные парнями в детстве болезни, так и успеваемость, начиная со школы, а также подробный разбор их увлечений, талантов и предпочтений. Даже то, что они больше любят к чаю -- шоколад, или печенье, а еще любимый цвет и домашнее животное.
   Добросовестно ответив на все, парни получили по небольшому листку с анкетой соискателя вакансии и заполнили их. Сочтя свой долг выполненным, выбрались на улицу и поспешили обратно в институт.
   -- Как все здорово получилось, -- Петя уже чувствовал свою значимость и солидность.
   -- Ты прав, -- Дима легко поспевал рядом, мысленно прикидывая что-то свое, -- но расслабляться не следует. Пока давай с институтского компа покопаемся насчет тёрок Комиссии с Братством, а там и с остальной бригадой свяжемся.
   -- Наверно, им лучше пока в Комиссии не светиться, -- вдруг озарило Петю, -- пусть будут как козыри в рукаве.
   -- Отличная идея!
   Парни нырнули в толчею метрополитена. На кафедре быстренько разобрались с текучкой и засели за компьютеры.
   -- Вот! Нашел! -- Дима показал приятелю на монитор, -- слушай: "Комиссия Магии пытается отобрать привилегии у Братства Кладоискателей".
   -- Откуда инфа? -- Петя пересел к другу, -- если что-то из желтой прессы, тогда не пойдет.
   -- А хоть бы и из желтой. Тут главное в том, что дыма без огня не бывает.
   -- А если журналюга из пальца всякую хрень высасывает, чтобы на хлеб заработать?
   -- Все равно. Пока оттолкнемся от этого, а там посмотрим.
  
   6 ...ря
  
   Слежку за Хемулевским магом решили начать на следующий день, прямо с утра. Запасшись видеоаппаратурой, протопали прямо в кабинет Хемуля и уселись в стороне. Тот сидел и добросовестно изучал свежую корреспонденцию.
   Саша фотографировал из-за плеча каждую страницу, я пыталась придумать, как бы забраться в закрытую папку из вишневого сафьяна, которую Хемуль всюду (действительно, всюду -- даже в спальню!) таскал с собой. Насколько мы сумели рассмотреть, она содержала какие-то документы, порой очень старые и рваные, картинки вроде открыток и обрывки карт. Саша на них сразу сделал стойку, я тоже. Вот только придумать способ откопировать эти "вкусняшки" мы пока не смогли.
   Хемуль, зараза, подсунул папку под локоть, удобно о нее оперся и задумался, глядя в потолок. Я глухо зарычала и забегала из угла в угол, чтобы немного спустить адреналиновый пар и заставить мозги работать. Саша покосился на меня, но промолчал. И правильно, а то покусаю кого-нибудь, и не хотелось бы, чтобы это был собственный парень.
   Я мысленно, то называла Сашу мужем, то просто парнем -- определиться никак не получалось. Мама периодически намекала на необходимость официального оформления статуса, я сопротивлялась, как могла, -- казалось, стоит только обзавестись отметкой в паспорте, и все! Прощай свободная жизнь искательницы приключений, здравствуй рутина семейной жизни. На такое я была категорически не согласна. И фиг кто меня убедит, что и сейчас мы живем вместе как обычная семья! Не обычная, вот так! Мы -- одна команда, мы вместе, но при этом каждый из нас абсолютно свободен в выборе: остаться или уйти. И это уникальное состояние я терять никак не хотела.
   Тем временем, пока я нарезала круги по комнате, Хемуль зевнул, черкнул еще пару слов в бумаге, запечатал ее и поднялся. Позвонив в колокольчик и вручив секретарю (удивительно тощему и длинному хемулю в поношенной черной хламиде и с абсолютно лысой головой) целую стопку писем, сунул папку под мышку и вышел вон. Я кинулась следом, Саша перестал дремать в углу на банкетке и поспешил за мной.
   Хемуль поднялся на следующий этаж, прошествовал в большой зал с креслом на возвышении у дальней стены, прошвырнулся по двум увешанным картинами галереям, что-то напевая под нос, поднялся еще на этаж и наконец, оказался в небольшой комнате, где несколько молодых нелюдей прилежно переписывали какие-то бумаги за небольшими деревянными конторками. Шкафы и полки, столики в проемах и вообще все поверхности были завалены исписанными и чистыми листами бумаги и пергамента, связками перьев, баночками и бутылочками с краской и чернилами и прочими канцелярскими изысками. Саша присвистнул и начал снимать все вокруг, щелкая с разных ракурсов всех в подряд. Хозяин величественно кивнул на торопливые книксены работников и подошел к их командиру, за украшенной вензелями конторкой надзирающему за работой остальных. Они обменялись чуть слышными фразами, -- господин чуть наклонил при этом голову, а служака подобострастно привстал, дотянувшись до владетельного уха, -- и Хемуль открыл заветную папку...
   -- Саша, фото!!! -- завопила я, срываясь с места.
   Мужчина среагировал мгновенно, подскочив и сфотографировав раскрытую папку:
   -- Клонируй, пока лежит на столе!!
   Молодец он, а я вот стормозила. Сосредоточилась и рывком схватила добычу, одновременно посылая импульс к Ведущим. Помогла тренировка в доме Броу и башне Жосли[6], -- все действия по "ограблению" Хемуля не заняли и тридцати секунд.
   Хемуль закончил разговор и снова спрятал папку под локоть.
   -- Еле успела, -- выдохнула я, сжимая в руках сверхценный трофей, -- теперь давай еще за ним пошпионим, пока резерв не кончился.
   -- Сколько еще?
   -- Думаю, пятая часть осталась, -- я мысленно прикинула оставшиеся силы.
   -- Понятно, -- Саша сделал последние снимки и направился вслед за мной.
   Мы вернулись в парадную часть дворца и на этот раз окопались возле Хемуля, устроившегося в еще одном зале, в компании придворных, за круглым игровым столом. Понаблюдав за игрой во что-то вроде игральных карт, Саша потянул меня домой. Я ожидаемо уперлась:
   -- Погоди, давай подождем.
   -- Смысл?
   А смысл был такой: Саша перевез из своей квартиры огромное количество книг по истории, на все лады описывавших и раскрывающих малейшие детали жизни тех времен. И огромное внимание авторы уделяли приемам и методам искусства интриги. Не знаю, насколько внимательно читал их Саша, но для себя я вынесла немаловажную деталь: для успешного ведения дел интриган должен использовать малейшую возможность для вброса или сбора нужной информации. И великосветские посиделки вот в таком узком кругу, какой мы сейчас лицезрели, -- одно из самых удобных мест.
   Этому сказать, сдавая туза, как бы между прочим, что граф такой-то давеча упоминал о том, что говорил маркиз сякой-то. А на следующий вечер прошептать во время танца фаворитке короля, что вот этот маркиз смеялся над ее платьем. И все! Несчастного маркиза отправляют в ссылку, а то и казнят...
   Поэтому я внимательно слушала Хемуля и остальных игроков, записывая в блокнот самые интересные реплики и краем глаза рассматривая их игральные карты. От земных они отличались формой и содержанием, разумеется: круглые картонки с Хемулевским гербом на рубашке и тремя типами картинок с другой стороны: что-то вроде цветка, какое-то животное вроде собаки и мастерское изображение замка. Каждая из карт также содержала номинал от нуля до двадцати.
   Увлекательное занятие пришлось прервать и в аварийном порядке возвратиться домой, когда силы резко закончились. Последним полуобморочным рывком я открыла портал и погрузилась в темноту...
  
   ...а тем временем в США...
  
   Джек вышел из дома и критически осмотрелся. Розы Полли кое-как посадила обратно, сарай он достроил. Под уцелевшей яблоней стояли новенькие стол и стулья из нежно-салатового пластика, вокруг бегали, поливая друг дружку из новеньких водяных пистолетов, Френк и Молли. Френк был в костюме индейца, а дочка нарядилась в стиле родео: стильная кожаная жилетка с бахромой аж за двадцать долларов, такие же сапожки, джинсы и клетчатая рубашка. За спиной болталась ковбойская шляпа на шнурке.
   Джек с гордостью любовался на детей, радуясь, что может себе позволить любые игрушки и наряды, сколько бы они не стоили. Бизнес по распространению бензина и фермерских продуктов процветал, охватив сейчас не только знакомых, но и знакомых их знакомых на территории всего штата. Забеспокоившихся было полицейских удалось вовремя успокоить, договорившись на безвозмездную помощь в виде еженежельной корзинки с фермерскими продуктами. Разумеется, основную роль сыграло и то, что местное отделение полиции сплошь училось вместе с Джеком в одном классе.
   -- Джек! -- Полли вышла на крыльцо, -- надо съездить к Виксману за заказом.
   -- Хорошо, -- Джек послушно потопал в дом, -- там много?
   -- Две коробки, не больше.
   -- Папа! -- Молли отвлеклась от игры и кинулась через лужайку, -- а можно я с тобой?
   -- Стоит ли, милая? -- Полли поправила шляпку дочери и перевязала шейный платок, -- папа просто заберет коробки и вернется.
   -- Там Салли наверняка будет сидеть, -- мордашка девочки светилась радостью, -- ну паап, я хочу с тобой!
   -- Ладно, поехали, -- мужчина подхватил ключи со столика, -- но чур, в машине не вертеться и вести себя хорошо! Договорились?
   -- Договорились! -- девочка молнией метнулась в гараж впереди отца.
   В пересылочной конторе "Виксман Лимитед" за стойкой сидела полненькая темноволосая миссис Виксман, ожидая клиентов. Ее муж за приоткрытой дверью в подсобку бодро таскал туда-сюда коробки и ящики, сортируя посылки. Рядом с матерью хорошенькая девочка старательно сопела над учебником.
   -- Привет, -- Джек остановился у стойки, -- как поживаете, миссис Виксман?
   -- Все в порядке, мистер Рассел, а у вас? -- охотно откликнулась та, раскрывая и подсовывая Джеку журнал учета, -- вам пришло вчера два ящика.
   -- Все замечательно. Сколько с меня? -- Джек достал бумажник.
   Одновременно Молли подпрыгнула, пытаясь заглянуть за стойку, и поинтересовалась:
   -- Миссис Виксман, а Салли здесь?
   -- Здравствуй, милая, -- женщина улыбнулась, -- разумеется. Салли, к тебе пришли! Мистер Рассел, сейчас ваши посылки подвезут к машине. Всего получается сорок пять долларов и тридцать центов.
   Темноволосая девочка с готовностью вскочила из-за стола и кинулась к подруге. Молли тут же начала перед ней крутиться:
   -- Смотри, какой костюм мне вчера купили!
   Девочки выбежали на улицу. Джек подписал документы и начал вместе с Виксманом затаскивать тяжеленные коробки в кузов пикапа.
   На обратном пути Молли крутилась на сидении:
   -- Папа, а Салли мой костюм понравился!
   -- Прекрасно, милая, -- Джек следил за дорогой.
   -- Пап, а знаешь, что она еще сказала? Что в соседнем городе хозяина банка жители взяли и повесили! Ужасно, правда?
   -- Кто тебе такое сказал, детка?
   -- Салли. А она по телевизору слышала, по вечерним новостям. Она из коридора подглядывала.
   -- Подглядывать нехорошо, -- автоматически заметил Джек.
   -- Знаю, -- вздохнула Молли, -- а что поделать, если ей интересно, а родители вечером телик смотреть не разрешают? Ты же сам говорил, что информация сейчас стоит дороже денег.
   -- Правильно, -- Джек подумал, что вот он, закон противоречий реальной жизни и воспитания детей во всей красе.
  
   ...и снова Россия, Санкт-Петербург...
  
   Очнулась я на диване в гостиной. Похлопала глазами, сфокусировалась на лице Саши: мужчина с тревогой рассматривал меня, сидя рядом на ковре.
   -- Выпей, -- он сунул мне в руки чашку горячего бульона, -- как ты?
   -- Жить буду, -- я осторожно пригубила, -- но резерв в нокауте.
   -- Нельзя так надрываться, -- буркнул Саша, придерживая мои дрожащие руки, чтобы бульон не выплескивался.
   -- Иначе резерв расти не будет. Риск присутствует постоянно, ты же знаешь.
   -- Знаю, -- Саша вздохнул, устраиваясь поудобнее, -- но мне от этого не легче.
   Я медленно пила бульон, перебирая в памяти подробности вылазки и размышляя, чего бы еще сделать такого полезного. Было бы неплохо попробовать найти придворного мага-хемуля, но без резерва и пытаться нечего. Было жутко интересно, зачем Хемуль подкинул поддельную миску какому-то врагу, и каким образом фарфор превратился в серебро тогда в Особой комнате...
   Саша убедился, что я начала приходить в себя и пересел в соседнее кресло. Прикрылся техническим справочником и типа занялся делом. Но я-то знаю, что он тайком наблюдает, чтобы мну (я так люблю себя называть в Интернете) не поперлась шляться по дому. А дело в том, что с хвори меня часто тянет на ударную хозяйственную деятельность. Ну, например, пойти в кладовку и начать разбирать барахло. Или перебрать всю посуду в серванте и ее перемыть. Или начать гладить постельное белье. Из-за этого я могу шлепнуться в обморок или схлопотать осложнения. Мама считает, что это из-за моего образа жизни, в котором повседневность состоит из экстремальных ситуаций, а домашние дела, наоборот -- только во время вынужденных простоев... ну, вот как сейчас.
   Я вздохнула и отставила опустевшую кружку. Попыталась встать, на что Саша сразу вскочил и водворил меня обратно:
   -- Куда?! Лежи, я сам сейчас тебе все принесу и сам все сделаю!
   -- Я хотела почитать стыренную папку Хемуля, -- я послушно откинулась на подушку, -- а еще я хочу орешков и соленых грибов!
   -- Сейчас принесу.
   Саша потопал на кухню. Прикрыв глаза, подумала: догадается ли он, что грибы надо переложить в мисочку, а не тащить всю банку? И что за орешками придется лезть на верхнюю полку буфета, потому что в вазочке они закончились?
   На кухне хлопнула дверца. Значит, догадался. По крайней мере, насчет орехов. Потом еще раз что-то хлопнуло, хряснуло и стукнуло. Хм... ищет миску? Может, стоит пойти посмотреть? Поразмыслила и решила не идти. А то обидится, что не доверяю. Кстати, грибы во всех видах у меня всегда есть, если не в холодильнике, то в кладовке: после интенсивной магии всегда жутко хочется жрать, и грибы -- единственное, что утоляет "магический" голод. Наверно, не зря шаманы мухоморы трескали...
   В дверях появился Саша с подносом в руках. Я с умилением посмотрела на любимого мужчину: умница, не забыл ни вилку, ни хлебушек! А еще нарезал ветчинки и открыл баночку морского коктейля...
   -- Ты мой зайка! -- я набросилась на еду.
   Пока занималась грибами и кальмарами, он принес из кабинета папку:
   -- Сначала поешь! -- посмотрел нарочито строго.
   -- Тогда ты открывай и садись рядом!
   Не переставая жевать, пересела так, чтобы Саша мог поместиться рядом. Он раскрыл папку, и мы уставились на лежащую сверху бумагу. Не знаю, как Саша, а я опешила от увиденного. Машинально подхватила из миски шляпку рыжика, запихнула в рот.
   -- А-эээ... -- Саша попытался выдать что-то разумное, но потерпел фиаско.
   Что ж, я его понимаю. Сама я вообще не сумела выдать ни звука, тупо пялясь на ЭТО. И было от чего: на золотистом, чуть блестящем листе бумаги была мастерски изображена карта: чуть отступив от верхнего края, -- прихотливо изогнутый берег, устье реки, еще кусочек берега с другой стороны. Еще чуть ниже -- изогнутые и перемешанные пятна различных оттенков коричневого цвета.
   Раскрашенная темно-синим вода шла отчетливо заметной рябью, прихотливо накатываясь на очерченную черной тушью линию. При этом она возле самой линии слегка размывалась до прозрачно-голубого и сходила на нет. Река была раскрашена интенсивным индиго, и по ней шла рябь другого типа, словно река была очень быстрой и глубокой. Берег был раскрашен желтым цветом в чуть заметную коричневатую крапинку. Песок?.. Возможно. Еще чуть ниже прихотливыми завитками коричневого цвета были обозначены вроде как скалы или горы. Я присмотрелась и заметила, что тут и там в этой мешанине линий проглядывали пятнышки зеленого и голубоватого цвета.
   Положила вилку на поднос и крепко ущипнула себя за руку. Ойкнула. Еще раз посмотрела на лист, убедилась, что наваждение не прошло -- карта все также выглядела живой.
   -- П...ц... -- Саша ткнул пальцем в лист. Волна проигнорировала его палец, просочившись дальше, как ей и положено.
   Я согласно кивнула головой: язык пока оставался в отключке. Потом мозг, как самый тренированный, медленно запустил соображалку и выдал идею:
   -- Лупа...
   Саша кивнул и поднялся. Вернулся из кабинета с двумя лупами, -- большой с семикратным увеличением и маленькой с пятнадцатикратным. Вторая лупа больше напоминала хрустальный шарик в бронзовой оправе и стоила как натуральный микроскоп. Я отставила на пол поднос и прислонилась к мускулистому плечу, обтянутому черной футболкой. От Саши пахло дорогим одеколоном -- осенняя трава с нотками сандала. Вдохнула запах и ткнулась носом. Саша обнял меня за плечо. Я взяла одну лупу и уставилась в нее. Под стеклышком рисунок выпукло увеличился, отчего на золотистой глади песка вдруг проступил коричневато-серый камешек возле речного устья.
   -- Ха, -- ткнула пальцем в стекло.
   -- Вижу, -- Саша деликатно отстранил мою лупу и уставился через свою суперсильную.
   В результате возле одного камешка вдруг появился еще один, поменьше, а рядом серая коряга. Я переключилась на свою и икнула: там, куда мою руку оттеснил Саша, под широкой линзой проступила маленькая долина в круговерти скал, покрытая чем-то напоминающим деревья, если смотреть на них с высоты.
   -- А тут что?
   Саша послушно передвинул линзу и прищелкнул языком: при пятнадцатикратном увеличении деревца стали больше походить на капустные кочаны на грядке, только без широких внешних листьев.
   -- Капустка, -- хихикнула я. Пробивало на смех -- наверно, после еды начался магический отходняк.
   Саша хмыкнул и отложил папку. Поднявшись, мгновенно подхватил меня в охапку и пошел наверх. Сгрузил в кровать, достал из комода плед и категорично заявил:
   -- Так, ложись и спи! Хватит с тебя на сегодня.
   -- Угу, -- я послушно завернулась в пушистое покрывало и закрыла глаза.
   Саша подоткнул его со всех сторон и закрыл дверь.
  
   7 ...ря
  
   Проснулась я поздно, лежа почти поперек кровати. Где-то за дверью Саша напевал в душе. Хм... а с какого перепугу я начала так хорошо слышать? Я приподнялась, за что сразу же была наказана: по голове словно молотком стукнули, а перед глазами заплясали желтые искорки. Магическое похмелье, чтоб его...
   Сделав героический рывок, сползла на пол и попыталась встать. Голова мгновенно закружилась. Со стоном схватилась за спинку кровати и все-таки придала себе вертикальное положение. Так Саша меня и застал.
   - Куда?! - он схватил меня на руки и осторожно вернул в постель, - сегодня чтоб лежала, даже не пыталась вставать!
   - Умыться хочется...
   - Полежи и прими лекарство, - он подсунул мне стакан с пузырящейся жидкостью.
   Сморщившись, выпила двумя глотками. Бррр, растворимый аспирин! Ненавижу!..
   - А почему не нормальный, в таблетках? - раз меня записали в больные, можно и покапризничать.
   - Как ты себе это представляешь?
   Я со стоном закрыла голову подушкой.
   - Вот и ладненько, поспи, а я попозже помогу тебе в ванну дойти.
  
   ...а в это время где-то в Китае...
  
   Поль вышел из французского посольства в Шанхае и направился в ресторанчик, расположенный в двух кварталах к северу и облюбованный археологом за приличную европейскую кухню и невысокие (для Европы) цены. Местному населению данное заведение было не по карману, так что местные там не бывали, а на обслугу Поль уже привычно не обращал внимание.
   Сейчас он собирался съесть что-нибудь некалорийное, возможно, с бокалом легкого столового вина, и почитать свежую газету, благо в посольстве вся французская периодика имелась в свободном доступе. Археолог перешел через улочку, прошествовал вдоль стихийного базарчика в узком переулке и вышел на небольшую площадь, на другой стороне которой и располагался "Парижский Лотос". Обычно днем тут было почти безлюдно - большинство китайцев в это время трудятся в многочисленных офисах и предприятиях, на улице - только чинно прогуливающиеся старики. Но на этот раз на площади яблоку негде было упасть. Люди возбужденно переговаривались, пытались что-то рассмотреть впереди. Сбоку группа полицейских блюла порядок, равнодушно поглядывая по сторонам. Поль подумал, что стоит выяснить, в чем дело, и лучше - у представителей закона. Кстати, и в английском попрактиковаться.
   - Прошу прощения, - вежливо обратился он к одному, - не объясните ли вы мне, что здесь происходит?
   Полицейский смерил Поля долгим оценивающим взглядом, но тоже вежливо ответил:
   - Арестовали банкира, сейчас повезут за город.
   - За город? Почему туда? Там будет суд?
   - Зачем переводить народные деньги? Сразу расстреляют, да и дело с концом, - флегматично пожал плечами коп.
   - Расстреляют?! - Полю стало дурно, - за что?
   Полицейский тяжело вздохнул непонятливости белого и пояснил:
   - За ограбление народного Китая.
   Археолог автоматически поблагодарил и двинулся в обход толпы, к ресторану. Сел за любимый столик и сразу заказал рюмку коньяка.
   Тем временем, толпа достигла пика волнения, и мимо окон ресторанчика провели нескольких упитанных китайцев в костюмах, опутанных веревками и цветным скотчем. Подошедший с подносом официант проводил процессию глазами и аккуратно поставил перед французом коньяк и дольку лимона на маленьком блюдце.
   Вернулся в посольство Поль в подавленном настроении. В холле сидел Жан Люк и внимательно изучал расписание самолетов до Парижа. Поль сел рядом на диван и спрятал лицо в ладонях.
   -- Ты чего? -- Жан посмотрел на друга поверх проспекта.
   Поль кратко рассказал об увиденном.
   -- Ого! -- Жан Люк выронил из руки расписание, -- кажется, запахло жаренным. Пора отсюда валить!
   -- Да, я уже заказал билеты на завтра.
   -- А почему мне не сказал?! Я тут сижу, пытаюсь выяснить, когда самолет... -- в голосе Жан Люка послышалась обида.
   -- Извини, просто не успел. Дозвонился до аэропорта только поздно вечером. Тут иначе никак. Дурная страна!
  
   ...и снова Россия, Санкт-Петербург...
  
   Мигрень продержалась до вечера. Никакие таблетки или массажи не помогали. Оставалось только закопаться в одеяло и терпеть.
   Лежа под подушкой, я пыталась дремать, отгоняя мысли и сдерживая стоны. Приступ пульсирующей огнём боли скручивал голову при малейшем движении или хотя бы мысли. В голове словно что-то живое ползало, ворочалось и перекатывалось, от висков к затылку словно кувалдой колотили, да еще и вдоль спины словно молнией простреливало. Такого тяжелого магического похмелья у меня еще не бывало. Правда, и такое долговременное самостоятельное путешествие по Странным Путям я никогда до этого не предпринимала, всегда пользуясь помощью Ведущих. Теперь-то я знаю, насколько тяжело это на самом деле! Впрочем, то, что нас сразу не ломает - делает только сильнее.
   К вечеру я немного оклемалась и даже сумела самостоятельно спуститься на кухню и подкрепиться.
  
   8 ...ря
  
   К утру резерв восстановился полностью. Еще одной радостью стало то, что я сумела открыть портал прямо в кабинет Хемуля без единого напряга, просто щелкнув пальцами.
   На этот раз Хемуль был не один, а в кампании еще одного разодетого в парчу гуманоида. Господа сидели в креслах, что-то пили и вели светскую беседу.
   - Может, займемся магом? - Саша скептически оглядел полупустой графин с вином на столике.
   - Да, ты прав, - я еще разок обошла кабинет, убедилась, что на письменном столе пусто и распахнула дверь в коридор.
   И чуть не упала: с той стороны в глазок двери подсматривал юный хемуль в бархатном платьице до колен. К счастью, мы прошли словно через него и дверь каким-то образом для него оставалась закрытой, - да здравствуют Ведущие!
   - А это что за фрукт? - мне стало интересно.
   - Думаешь, стоит посмотреть?
   - Знаешь, я не обнаружила во дворце ничего, похожего на детскую.
   Мы присели на подоконник и начали наблюдать. Через пять минут стало скучно, через десять -- совсем скучно, но через пятнадцать минут начался форменный цирк. Из-за угла вырулил скромно одетый слуга, узрел малолетнего шпиона, сокрушенно развел руками и на цыпочках подкрался к нему. Молниеносный захват за ухо, и вот малолетний "преступник" хныкает и пытается вырваться.
   - Что здесь происходит? - дверь распахнулась, и в проеме застыли вельможи.
   - Прошу прощения, - прогудел слуга, - его светлость занимались здесь достаточно неприятными вещами, где и были изловлены на месте преступления.
   - Опять подслушивал?
   Юноша втянул голову в плечи и уставился в пол.
   - На три дня без сладкого и пять ударов розгой, - Хемуль повернулся к гостю и сделал изящный жест, - не стоит внимания, мой дорогой друг, воспитание молодежи - такой утомительный и неблагодарный труд! Осмелюсь предложить прямо сейчас перейти в другой кабинет и заслушать доклад мага.
   - Хех, - мы переглянулись и последовали за гуманоидами.
   Саша мимоходом заглянул в одну из столовых, что-то услышав. Догнал он меня через пять минут, жутко довольный, и вручил большой пирожок:
   - Отличный слух - залог сытого желудка! Кажется, там накрывают банкет.
   Я кивнула и прибавила шагу, так как впереди замаячила цель прогулки - зала в парадной части дворца, украшенная небольшим подиумом со столом посередине. На задней стене пышные бархатные драпировки окружали парадный портрет еще какого-то хемуля в шитом золотом балахоне и пятигранной шляпе, усыпанной драгоценностями. В зале толпилась челядь, а Хемуль с гостем заняли почетные места в президиуме. Раздались фанфары на три ноты, и из боковой двери вышла небольшая процессия: уже знакомый нам маг, в той же багряной мантии, а за ним еще несколько молодых гуманоидов в простых черных мантиях и пятигранных шляпах без полей, но с двумя "ушами" на затылке.
   - Ученики? Посвящение в маги? - предположил Саша.
   - Очень похоже, - я кивнула и поискала глазами место где-нибудь, чтобы присесть, - похоже, будет экзамен.
   Мы устроились на ближайшем подоконнике и приготовились слушать. Сначала Хемуль произнес длинную речь. Потом его спутник также долго распинался про "честь страны", "надежду нации" и прочую лабудень. От подобной высокопарной ерундистики у меня с детства начинается непреодолимая сонливость, так что на середине лекции я сдернула Сашу с подоконника и увлекла прочь, в боковую дверь, из которой выходили маги. Стоило ей захлопнуться, как наступила долгожданная тишина. Коридор, куда мы попали, явно предназначался не для господ: узкий, полутемный, с гладко оштукатуренными стенами без малейшего декора. Пройдя метров двадцать, мы попали в еще одну длинную комнату, в которую выходило с десяток простых деревянных дверей. На каждой висела скромная табличка с номером.
   -- Ну что, по восходящей? -- я открыла первую дверь.
   Это оказалось что-то вроде общежития: за каждой номерной табличкой скрывалась комнатка с двумя кроватями, шкафом, столиком и комодом. К столику придвинуты две табуретки. На стенах закреплены небольшие полочки, заваленные всякой мелкой всячиной.
   За последней дверью был еще один маленький коридор, в который выходили несколько небольших классов и лабораторий, а за дверью напротив -- небольшие скромные (по дворцовым меркам) покои, видимо, самого мага.
   Сначала мы попали в гостиную с камином и уютными креслами. Справа от камина была дверь в небольшую уборную с ванной, слева -- кабинет-библиотека. Напротив находились двери в спальню и гардеробную-кладовку.
   Только мы нацелились хорошенько покопаться в библиотеке, как вдруг дворец тряхнуло. Закачались люстры, задребезжали стекла, заскрипела мебель. Саша схватил меня за плечи и силком поставил в дверной проем:
   -- Землетрясение?
   -- Не знаю! -- я испуганно прислушивалась, -- бежим в зал, посмотрим, что там?
   Мы помчались обратно, по коридору, мимо комнат учеников, в зал с заседанием. Там творился настоящий хаос: гости и адепты столпились вдоль стен, словно стадо испуганных до смерти овец, а по залу, словно в кошмарном сне, метались два черных смерча, разрушая все на своем пути. Будто в танце, они наскакивали друг на друга. Я в оцепенении смотрела на этот ужас, но тут оба вихря резко нацелились прямо на нас с Сашей.
   -- Портал!!! -- Саша отпихнул меня в сторону от опасности, -- Скорее!
   Я закусила губу:
   -- Сейчас! -- сосредоточиться оказалось трудно, очень трудно, но вот наконец замерцал овал тумана, и Саша последним рывком прямо в сантиметре от бурлящей, бешенно вращающейся стены мрака закинул меня в портал и рванулся следом.
   Мы вывалились на ковер в гостиной. Отдышались и перешли на кухню. Автоматически щелкнув кнопкой на чайнике, достала из холодильника и выставила на стол холодную курицу, какой-то салат в банке и миску с неизменными грибами. Саша поучаствовал в готовке, достав варенье и хлеб.
   Я сгорбилась на табуретке, приводя в порядок мысли:
   -- Интересно, что же произошло? Студент что-то напутал на экзамене?
   -- Для студента слишком уж разрушения сильные, -- Саша помотал головой и сел рядом, -- мне показалось, что смерчи будто сражаются друг с другом... а потом они явно почуяли нас с тобой.
   -- Ты прав. Думаю, тот маг легко бы исправил ошибки адепта, если бы виноваты были именно они. Да и не позволил громить зал и угрожать жизни вельмож...
   - Все может быть. Необученный студент с сильным даром страшнее стихийного бедствия.
   Саша на автомате включил новости. Диктор как раз закончил рассказ о передаче новой плавучей буровой установке судостроителями одному из газодобывающих гигантов и перешел к международным новостям.
   На экране замелькали жуткие картины стихийных погромов в банковских кварталах и судов Линча, демонстраций и схваток с полицией: во многих странах потерявшие все люди ополчились на финансистов и банкиров, как основных виновников мирового кризиса. Даже в дисциплинированном Китае народ при молчаливом одобрении партии разрушал банки и штабы международных корпораций, вешая финансистов на окрестных деревьях без суда и следствия.
   Приглашенные в студию политолог и экономист со вкусом рассуждали о масштабах изменений в системе глобальной экономики и новой роли России. У экономиста сводилось все к одному: как у них все плохо и как у нас все зашибись. Политолог качал головой и рассуждал о том, что смещение политических интересов может вызвать дестабилизацию обстановки вплоть до военных конфликтов. Тут комментатор вмешался и напомнил о стратегических ядерных силах. Подведенный итог гласил: будем ждать и готовиться на всякий случай к любым неожиданностям.
  
   ...в это же время где-то в Европе...
  
   В черно-белом кабинете медленно зажегся свет. Двери бесшумно распахнулись сами собой, и в помещение вошли девять мужчин в строгих деловых костюмах. Заняли свои места и уставились друг на друга. Наконец, председатель медленно поднялся и обвел всех взглядом:
   - Как председатель Совета я хочу спросить: ознакомились ли вы с документами, присланными вам вчера по спецсвязи?
   Словно ряд китайских болванчиков, все покивали.
   - Ваше мнение, джентльмены?
   Пожилой мужчина с американским акцентом, словно нехотя, процедил:
   - Мой клан видит только один выход - запуск глобального проекта "Божественный ветер".
   Председатель обвел всех взглядом, получил от каждого кивок и нажал кнопку на столе.
   На экране появилось изображение мужчины в белом халате, на фоне каких-то приборов и пультов. Заметив включенный канал видеосвязи, он коротко поклонился и замер в ожидающей позе.
   - Гринвальд, запускайте проект "Шторм" по мере готовности.
   - Есть, сэр!
  
   15 ...ря
  
   Папин день рождения подкрался незаметно. К счастью, все заботы по организации праздника в одном из кафе взяла на себя мама, так что в назначенное время нам с Сашей оставалось только приехать и вручить свой подарок.
   С подарком пришлось мучиться долго и упорно: папа ничего не хотел конкретного, так что пришлось просто ездить по магазинам и думать: чтобы из выставленных товаров ему пришлось по душе?
   В результате остановились на громадном и дико мощном многофункциональном деревообрабатывающем станке известной фирмы. Сей агрегат потом нам долго и художественно упаковывали в соответствующем отделе универмага профессиональные упаковщики. Коробку обмотали со всех сторон яркой бумагой с машинками и обвязали многоцветной лентой с пышным бантиком. Весило это чудо около пятидесяти кило, так что пришлось нанять и грузчиков до машины. Впрочем, это все мелочи, -- лишь бы папе понравилось!
  
   Решив дать отдых от танцев ногам, я отправила Сашу в мужской компании проветриться на балконе за мужскими базарами и уселась за свой столик, подхватив на тарелку очередную закусочку. Не успела вытянуть ноги, как ко мне подлетела мама в сопровождении тетки и молодого человека:
   -- Мечтуля, позволь тебе представить мою бывшую коллегу, Валентину Семеновну и ее сына. Помнишь, я тебе рассказывала, мы с ней работали на "Звезде"?
   Разумеется, я помнила, что когда-то, много лет назад, мама работала около года на одном из крупных военных заводов, помогая заводскому конструкторскому бюро со стороны института в области мостостроения и фермовых конструкций. Я тогда была еще совсем маленькой.
   -- Очень приятно, -- я оглядела своих визави и мысленно поморщилась: ну почему все мамины знакомые похожи на бегемота в крашенном парике, а их сыновья -- на инфантильных маменькиных сынков?
   Правда, в данном случае, бегемот был скорее тощий, хотя и высокий, прическу имел вполне приятную, а сынок для разнообразия сочетал морду дегенерата с воистину царским высокомерием.
   Мамина знакомая в свою очередь, внимательно оглядела меня с макушки до мысков туфелек и присела напротив, не спрашивая разрешения. Мама извинилась и упорхнула к другим гостям.
   -- Лариса Тимофеевна рекомендовала вас, как очень достойную незамужнюю леди. -Похоже, эта Валентина Семеновна привыкла сразу брать быка за рога. -- Но никаких подробностей не озвучила, предложив задать накопившиеся вопросы лично вам.
   -- Я рада, что мама такого лестного обо мне мнения, -- кивнула я, -- но я несколько удивлена столь пристальным интересом к моей скромной персоне. Позвольте поинтересоваться причиной вашего любопытства?
   Ха, хотели леди -- получите высокий слог в литературном стиле! Я мысленно горделиво выпрямилась и ехидно потерла ручки. Дама оказалась не промах. Ничуть не смутившись, она кивнула на сына:
   -- Дело в том, что я в скором времени должна отправиться в долгосрочную командировку в Новосибирск. К сожалению, в условиях проживания ничего не предусматривается для членов моей семьи. А так как из родных у меня есть только мой сын, я вынуждена озаботиться его судьбой раньше, чем планировала. Ваша кандидатура в моем списке стоит одной из первых.
   Я слегка откинулась назад и сложила руки на груди. Мама давно говорила, что пока я официально не зарегистрирую свои отношения с Сашей, от меня не отстанут, но надеялась, что это не будет так прямолинейно. И для подобных сюрпризов даже не нужна никакая сваха, -- слухами земля полнится, а моя мама слишком воспитанная и добродушная, чтобы так сразу всех посылать по известному адресу. Да и многочисленные мамины знакомые слишком хорошо знают ее слабости...
   Я усилием воли заставила себя сосредоточиться на том, что втирает мне эта тетка. Правда, вопросов у нее было всего два: мое материальное положение и моя должность в банке. Хех, сейчас мы развлечемся!.. Я слегка наклонилась вперед, поправила локон, заставив сверкнуть сапфиры в колечке, и заговорила сама.
   -- Ну что ж, Валентина Семеновна, для начала позвольте уточнить, какой уровень материальных ресурсов вы считаете богатством?
   Та подумала и осторожно сообщила:
   -- Не меньше миллиона на банковском счету и недвижимость.
   Я подумала, что моя мама умница -- сумела не проговориться ни про Братство, ни про мои истинные капиталы.
   -- Ну что ж, тогда у меня для вас две новости: хорошая и спорная. С какой начать?
   -- С хорошей, -- тетка не раздумывала ни секунды.
   -- На моем банковском счету больше миллиона, и я владею недвижимостью.
   -- Позвольте уточнить, если, конечно, не секрет, а какая именно недвижимость?
   -- Не секрет, -- я постаралась скрыть ухмылку, -- это двухэтажный особняк с садом в районе Белой дачи.
   Тетка прикусила губу. Думаю, что названный район ее впечатлил. Потом она подозрительно прищурилась:
   -- Это действительно отличная новость! А что за спорная новость?
   А она определенно умна!
   -- Я являюсь Сталкером Всероссийского Братства поисковиков и кладоискателей со всеми вытекающими из этого последствиями.
   И замолчала, внимательно наблюдая за их реакцией. Отпрыск, кажется, не понял ничего, продолжая разглядывать меня с царственным недоумением, подняв брови и собрав губы в куриную гузку. Глаза его матери чуть расширились, она явно опешила:
   -- Простите, немного не понимаю, о чем вы... я думала, что вы работаете в банке...
   -- Вы ничего не слышали о такой организации? Позвольте вам объяснить. Да, я действительно работаю в банке дизайнером в рекламном отделе. Но одновременно я занимаюсь кладоискательством. Чтобы предупредить возможные недоразумения, сразу скажу, что считаю кладоискательство своей основной деятельностью. А это налагает определенный стиль и распорядок жизни. Братство является мощной организацией и пользуется поддержкой как Правительства, так и Президента лично, и за свою деятельность получило определенные преференции, которыми пользуются все ее члены независимо от статуса. Однако, и от нас требуется полная отдача и неотступное следование Кодексу Братства. А также -- особенный стиль жизни.
   Например, с момента схода снега и до его выпадения длится полевой сезон, который мы обязательно проводим в поездках и экспедициях. Причем, в большинстве случаев, ездим мы в удаленные от малейшей цивилизации места. То есть, живем в палатках, готовим на костре то, что найдется, стираем и моемся холодной водой. И с рассвета до заката занимаемся тяжелым физическим трудом без скидок на здоровье, возраст и пол. Кроме того, в Братстве действует жесткая дисциплина и субординация.
   Я захлопнула рот и внимательно посмотрела на собеседницу. Лицо женщины отразило клубок противоречивых чувств: восторг от озвученных мной в начале разговора денежных возможностей, удивление от совершенно новой информации и ужас от моего стиля жизни:
   -- А когда же у вас отпуск? Зимой?
   -- Зимой у нас проводится теоретическая работа и подготовка к предстоящему полевому сезону, разбор, систематизация и реставрация находок, спортивная, теоретическая и научная подготовка, а также военные учения и специализированные курсы. Как видите, зимой мы также не бездельничаем.
   -- А когда же вы отдыхаете?!
   -- Когда работаем, -- подумала и добавила, -- кроме того, каждый член Братства должен иметь определенную физическую подготовку.
   -- В каком смысле?
   -- В прямом. Бег, отжимание, прыжки, -- с удовольствием перечисляла, наблюдая, как вытягивается лицо мажора, -- подтягивание, лазание по канату и преодоление полосы препятствий, плавание и самооборона, а также стрелковая подготовка. В Братстве регулярно проводятся соревнования как регионального, так и всероссийского масштаба.
   Валентина Семеновна закусила губу и подняла взгляд поверх моей головы. Я почти наяву увидела, как в ее мозгах крутятся и пощелкивают многочисленные шестеренки. Никаких негативных чувств к ней не испытывая, вполне понимала: сынок, совершенно не приспособленный и не приученный к самостоятельности, без мамы не продержится и недели. Наилучший выход -- пристроить его под опеку кого-то, кому мамаша доверяет, или кого также сможет контролировать. И если уж пристраивать, то только в "хорошие руки" с достаточной суммой на банковском счете и хорошими перспективами в плане карьеры. Вот только единственное, что Валентина Семеновна не могла предусмотреть, это то, что я вовсе не собираюсь впрягаться в неблагодарную роль няньки для ее отпрыска, да и вообще -- я уже занята! Но пока об этом промолчу, так интереснее...
   Пока я размышляла подобным образом, дама приняла определенное решение. Она откинулась немного назад и поинтересовалась:
   -- Эти требования относятся только к членам вашего Братства, или также к членам их семьи?
   -- В случае, если члены семьи участвуют в экспедициях и делах -- то да.
   -- То есть, это не обязательно?
   -- Я же сказала, обязательно в случае участия в делах, -- я набралась терпения, -- но согласитесь, если люди живут в одном доме, то сложно остаться в стороне. Обязательно будет контакт и с друзьями, и кое-какие общие дела. Да и не всякий согласится на отсутствие близкого человека на полгода и дольше! То, что в экспедиции участвуют члены семьи кладоискателя -- обычная практика.
   -- То есть, ваши родители тоже участвуют в экспедициях?
   Я засмеялась:
   -- Нет, что вы! -- и поспешила уточнить, -- но при этом к моим успехам и доходам никакого отношения не имеют. Правило "кто не работает -- тот не ест" тут действует как закон.
   -- То есть, если ваш супруг не будет участвовать в ваших поездках, он не сможет получить долю от находок? -- глаза Валентины стали холодными и острыми.
   -- Разумеется. - Кажется, я выявила основную цель моей собеседницы. Теперь остается расставить все точки над "и", а также хорошенько повеселиться. - Кроме того, обязательно заключается брачный контракт, по которому супруг вообще не будет иметь никаких прав ни на какой элемент моего имущества, движимого или не движимого, в том числе, полученного за период совместной жизни. В Братстве работает мощная юридическая поддержка, в том числе, в области Семейного права.
   -- Но это же несправедливо!
   -- Почему же? С какого перепуга супруг должен получить то, что не заработал? Не сидел сутками в архивах, не ездил в экспедиции, не махал лопатой, не таскал тяжести? Только на основании штампа в паспорте? Как раз, наоборот -- совершенно справедливо! Если уж выбирать спутника жизни, то готового разделить все тяготы и жизненные проблемы, родственного душой, а не паразита, заинтересованного только в моих деньгах.
   И пусть попробует теперь это опровергнуть!
   -- А если при заключении брака супруг согласится участвовать в экспедициях и прочих делах? Тогда он будет иметь право на часть дохода от клада?
   -- В таком случае, да, -- я кивнула, но добавила, -- и это тоже указывается в брачном контракте.
   -- А как же прописанный в законе раздел совместно нажитого имущества? -- ага, тетка тоже интересовалась этими вопросами! Впрочем, я не удивлена, что она продумала все варианты.
   -- Этот закон действует только в случае отсутствия брачного контракта, -- я тоже не дура и законы читала, -- там это прямо указано, в конце текста, к сожалению, не припомню номер пункта. Да и в любом случае, меня ни в коей мере не устроит мужчина рядом, не разделяющий моих интересов. Согласитесь, мужа и жену должно объединять еще что-то общее, кроме фамилии и штампа в паспорте.
   -- Это правильно, -- дама не могла не согласиться с последним утверждением, -- одинаковое образование, происхождение, уровень развития...
   В зал вернулась кампания с балкона. Я ласково улыбнулась подошедшему Саше. Тот сел рядом и внимательно посмотрел на тетку с отпрыском. Сделав свои выводы, по-хозяйски накрыл мою руку ладонью:
   -- Мечтуля, ты представишь меня?
   -- Разумеется, -- я сделала торжественное лицо, -- позвольте представить, Валентина Семеновна, коллега моей мамы.
   Дама величественно кивнула.
   -- Александр Дивногорский, Сталкер Братства кладоискателей, -- я сделала театральную паузу и закончила, -- и мой муж.
   Бинго!!! Тетка впала в амок, парень скуксился и чуть не рухнул, а Саша понял все окончательно.
   Надо отдать должное, оправилась она достаточно быстро. Я надеялась, что она теперь уйдет, но "бегемоты в вишневом бархате" так просто не сдаются. Валентина Семеновна одним взглядом одернула сына и прицепилась теперь к Саше:
   -- Очень приятно, молодой человек. Однако, насколько мне известно, официально Мечта не замужем?
   -- Если вы имеете в виду ЗАГС, то да, но по Кодексу Братства, официально подтвержденному отдельным Указом Президента Российской Федерации, -- Саша с удовольствием выговорил полную формулировку, -- решение Совета Страшин Братства приравнивается к решению органов Федерации. На Совете Старшин было официально уведомлено о моем вхождении в команду Мечты в качестве полноправного члена и ее официального защитника и спутника жизни. Для нас этого достаточно.
   -- Но ведь официально...
   -- Валентина Семеновна, -- Сашин голос отчетливо похолодел, -- я только что сказал: официальный ! Указ! Президента! Согласно Конституции, указы Президента приравниваются к закону. Вы не согласны с Конституцией?
   -- Согласна, -- брякнула та, -- но как же тогда ведется учет в статистических и прочих учреждениях?
   Саша пожал плечами:
   -- Если честно, никогда не интересовался. Согласитесь, вопрос по сути является внутренним для этих учреждений, никак не отражаясь на повседневном документообороте. При вопросах наследования и отцовства документ, выдаваемый Братством, регистрируется в соответствующих органах и учитывается наравне с тем же паспортом или другими удостоверениями. Как видите, нормативная база отработана на все сто процентов и успешно действует.
   Тут мажор кашлянул и поинтересовался:
   - Простите. Вы чуть раньше упоминали о спортивных соревнованиях. Мне вот интересно, соревнования по каким видам спорта у вас в Братстве проводятся?
   - Единоборства, стрельба, легкая атлетика, альпинизм, - начал перечислять Саша.
   - Единоборства? - тетку заметно передернуло.
   Я старательно сохраняла маску невозмутимости, хотя так и подмывало расхохотаться: ясен пень, что Саша тоже решил всласть поиздеваться над этой парочкой расчетливых карьеристов.
   - Да. Знаете, там, бокс, кикбоксинг, карате, самбо, миксфайт...
   - А что такое миксфайт? - мажор изо всех сил пытался сохранить маску светского льва. Получалось плохо: лицо парня порозовело, а глаза заблестели. Наверно, строгая родительница в лучшем случае признавала за спорт только шахматы, либо вообще не считала его достойным занятием.
   - Полноконтактный бой смешанного стиля, - пояснил Саша и продолжил, - вольная борьба, айкидо...
   - Зачем столько? - тетка настолько расстроилась, что почти забыла о хороших манерах.
   - Различные виды единоборств приспособлены к различным ситуациям. Мы ведь не просто кладоискатели, мы - реальные боевые части и должны уметь постоять за себя в любой ситуации.
   - А вы, Мечта?
   - Я? Ну, я предпочитаю айкидо и ниндзюцу. - Говоря это, я подложила на Сашину тарелку его любимого салата и взяла со своей ломтик рыбы. - А из стрелкового оружия что-нибудь малокалиберное.
   Эта информация не совсем соответствовала истине, так как ниндзюцу по сути не вид единоборств, но для этой хищницы подойдет. Чем круче я ее ошарашу, тем лучше!
   - Вы умеете стрелять? - взвизгнул мажор, но получил в бок от мамаши и тут же вернулся к благородному баску, - а из чего?
   - А, как положено в Братстве, из автомата, винтовки, пистолета... люблю лук и арбалет. Лук люблю больше всего.
   - Вы же в начале сказали, что любите малокалиберное оружие, - попробовала поймать на слове Валентина.
   - Да, верно. Но лук и арбалет - не огнестрельное, а метательное оружие, - с каменным спокойствием сообщила я. - А вообще, нас учат стрелять из всего, что стреляет, и метать все, что метается, от рогатки до арбалета, от ножа до копья.
   - Но это же не женственно!
   Какой железный аргумент, убиться тапком!!!
   - А вы, когда будет идти речь о спасении жизни, сможете думать о том, что женственно, а что нет?
   На это тетка не нашла, что возразить. Я почти видела, что за мысли ворочаются в ее голове: разговор пошел явно не так, как она планировала, возможности похвастаться и покомандовать нет, так что вот-вот она сдастся и наконец-то отстанет от маленькой и слабой меня. И тут к нам подвалила мама:
   - Валентина Семеновна, Мечтуля, Сашенька, вы тут не заскучали? Может, пойдем танцевать? Сейчас должны объявить танго...
   - Что ты, мам, - я с улыбкой покачала головой, - мы тут очень интересно разговариваем.
   - О, и о чем же? - когда мама отказывалась поболтать?
   - О Братстве, - пояснил Саша.
   - Ой, как здорово! - она села между мной и Валентиной и предложила тост, - давайте выпьем за Братство!
   Мы поддержали тост. Мажору мать дала в руки стакан с соком, сама на пару с моей маман предпочтя коньяк.
   - А вы не пьете? - подозрительно спросила Валентина у Александра, заметив, что сам он пьет минералку, а мне галантно налил немного вина.
   - Не люблю, да и за рулем все время. Кроме того, спорт не дружит с алкоголем.
   - А каким спортом вы занимаетесь?
   - Сашенька у нас чемпион! - гордо заявила мама.
   - Бокс, кикбоксинг и миксфайт, - одновременно отозвался он.
   - Чемпион? - тетка смерила Сашу взглядом.
   - Чемпион России среди членов Братства, - я посмотрела на них в упор.
   - Вау, - чуть слышно выдохнул мажор.
   - Хм-м, - слегка скривилась Валентина и поднялась, - ну что же, было приятно познакомиться.
   Проводив их глазами, я поинтересовалась:
   - Интересно, кто слил этой хищнице мои технические данные?
   - Какой хищнице? - маме было слишком весело, - а, Валентине? С чего ты взяла, что она хищница?
   - А как ты думаешь, зачем она здесь сидела?
   - Ну, не знаю... она хотела познакомиться с тобой, потому что ты моя дочь.
   - А еще ей надо пристроить свое чадо в богатые руки, потому что сама она валит в длительную командировку.
   - Лариса Тимофеевна, - вмешался Саша, - думаю, если вы будете сразу говорить, что у Мечты есть я, это снимет многие непонятки в отношениях с вашими знакомыми и оградит нас от ненужных наездов и расспросов.
  
   18 ...ря
  
   Рано утром я проснулась с ощущением пришедшей в голову гениальной идеи. Полежав и вспомнив, что мне снилось, потрясла Сашу за плечо:
   - Саш, просыпайся, - поцеловала в щеку, - Са-аш!..
   - М?
   - Я поняла, что тогда случилось у Хемуля!
   - Ну? - Саша, не открывая глаз, подгреб меня под бок.
   - Это его маг сражался с другим магом! - высунулась из-под мужской подмышки и заползла повыше на плечо, - а мы угодили в самый эпицентр. Наверно, какой-то колдун решил устроить магический теракт и уничтожить Хемуля и всех высоких гостей скопом, а маг ему помешал!
   Саша только вздохнул.
   - Са-аш?..
   - Мечтуля, и что нам с этого? Что это изменит?
   - Ну как ты не понимаешь?! Если там идут такие страсти, то маг наверняка будет каждый день ходить в Особую комнату, а мы за ним наблюдать и таким образом выяснять, как там все работает!
   -- Ну хорошо, -- он потянулся и зевнул, -- полежим еще, или будем вставать?
   -- Я уже выспалась, -- я поднялась, точнее, попыталась подняться. Саша не отпускал.
   Я фыркнула и попыталась вылезти задним ходом на четвереньках. Саша поудобнее перехватил меня и снова уложил рядом.
   -- Ну, Са-аш!..
   От любимой игры "пощекочи соседа" нас оторвал раздавшийся снизу грохот, как будто что-то большое рухнуло и разбилось. Сашу снесло с кровати. На лестницу он выскочил уже вооруженный. Я кинулась следом.
   Скатившись по лестнице, остолбенела. Копошащийся в неосвещенном холле какой-то темный клубок посреди остатков диванчика и осколков разбитого и распахнутого окна пыхтел и чуть слышно вскрикивал.
   -- Стоять!!! -- Саша взял кучу-малу под прицел.
   Пришельцы замерли, осторожно завозились и медленно разошлись. Я хлопнула в ладоши, зажигая свет, и уставилась на них. Основное наблюдение было в том, что это -- двое мужчин. Точнее, двое очень грязных мужчин. Оба в темном, оба немного расцарапаны. Вообще, они выглядели близнецами -- оба чернявые, высокие, спортивные. Саша молча сунул мне мобильный. Я кивнула и набрала службу безопасности Братства. Милицию вызывать не стали: безопасники Братства теперь приравнивались к государственной службе охраны правопорядка, а выносить мусор из избы никогда не стоит торопиться. Приехали бойцы быстро, минут через двадцать. Пока я открывала дверь и ворота, пока туда-сюда: управились где-то в течение часа.
   Саша остался в гостиной, ждать результатов расследования, а меня загнал обратно наверх, чтобы не путалась под ногами и гарантированно была в безопасности. Изнывая от любопытства, я окопалась на верхней лестничной площадке и по доносящимся обрывкам фраз пыталась понять, что внизу происходит? Слышно было фигово: только самые громкие части даже не предложений - слов, да вопли преступников, которых боевики от души прессовали силовыми методами.
   Потом приехал Полковник с помощником, все такие из себя крутые, и увезли взломщиков, оставив нас опять вдвоем. Саша медленно поднялся ко мне:
   - Фух, упарился...
   - Ну, что там произошло? - вопросов к милому за время сидения в засаде у меня накопилась целая куча, - и почему ты меня наверх отправил?!
   - Мечтуля, допросы арестованных не для женских ушей.
   - Не отмазывайся! - я преградила ему путь, уперев руки в бока.
   Саша легко приподнял меня за талию и чмокнул в нос:
   - И в мыслях не было. Сейчас сполоснусь и все тебе расскажу. А пока, согреешь чаю? Мы же так и не позавтракали...
   Ну, это я могу, завтрак - это святое!
   Поставив перед мужем тарелку с салатом, уселась напротив и уставилась в упор. Саша поковырялся вилкой, вздохнул:
   - Ну чего ты так смотришь? Пока версия только одна - два конкурирующих вора забрались в перспективный дом и нарвались друг на дружку, из-за чего и подрались на пороге.
   После еды нужно было заняться уборкой. Диванчик развалили пополам, его пришлось выбросить. Впрочем, мне он достался от прежних хозяев и не особо нравился. А вот раскуроченное окно жаль. Саша благородно взял на себя труд вызова мастеров и оформления заказа.
   Приведя прихожую в относительный порядок, устроилась за компьютером и принялась за оптимизацию собранных во дворце Хемуля фактов. Серия экспериментов над "живой" картой поставила новые вопросы: под микроскопом к уже замеченным деталям прибавилась куча новых. В частности, обнаружились интересные пещеры в скальном массиве, обозначенные, кстати, замысловатыми идеограммами. Вокруг "кочанов капусты" появились многочисленные отводки, сверху похожие на лиловатые бусины. А параллельно реке через скалы вела узкая крутая тропа, выходящая в долину. И вот там идеограммы, символы и просто странные закорючки буквально роились!
   Карта заинтересовала нас с Сашей настолько, что остальные загадки Хемуля отошли на задний план. Было бы невероятно интересно отправиться туда в экспедицию всей командой. Но с этой идеей рядом сразу же вставали глобальные проблемы.
   Прежде всего: как легализовать карту в Братстве, не раскрывая наших секретов? Как попасть в это место просто так, если раньше мы пользовались только готовыми ключами-артефактами? В чем там интерес Хемуля, и может ли это пригодиться нам и Братству?
   Саша предложил разделить проблемы на две большие части: первая - легализация карты, и вторая - доступ к тому месту.
   Вариант с полуправдой, - что я нашла карту в одно из своих попаданий на Странные Пути, в целом, был хорош. Разумеется, говорить о Хемуле и наших приключениях в его дворце было бы лишним. Но если с этим мы разобрались быстро и даже создали правдоподобную легенду, то второй вопрос поставил нас в тупик.
   Я старательно скопировала все найденные на карте идиограммы в единый реестр, и теперь штудировала архив в поисках зацепок. Саша, как технарь, просто устранился, взвалив нелегкий труд на мои хрупкие плечи. Впрочем, я не жаловалась, - разгадывание загадок в кладоискательском ремесле мне нравилось больше всего.
   Чаще всего среди обозначений встречалось стилизованное изображение горы или пирамида, в центре которого был схематичный человечек с поднятыми руками. Как варианты также присутствовали пирамида с глазом в центре и пирамида с чем-то вроде НЛО над вершиной. Я достала с полок все имеющиеся справочники по символике и художественно разложила вокруг с раскрытыми в нужных местах страницами. Выходило несколько значений: помимо пресловутого "Всевидящего Ока", присутствовало значение "убежище, тайник", а также "место, где нечто прячется" и "база, место дислокации". Все найденные значения вселяли определенный оптимизм и заставляли зудеть ладошки в предвкушении новых приключений.
   Разложив большую часть символов по земным значениям, озаботилась той же самой работой в ключе символики Мира Хемуля. Для этого мне было необходимо попасть во Дворец и покопаться в тамошних библиотеках и архивах.
   Известив окопавшегося в мастерской над токарным станком Сашу, куда я отправилась, я прихватила фотоаппарат и шагнула сквозь Пространство.
   Коридор перед библиотекой и рабочими кабинетами был, как всегда, пуст. Я уже давно выяснила, что хозяин Дворца не особенно любил засиживаться за книгой, предпочитая марки или придворные интриги. Так что, основным посетителем книгохранилищ был тот самый маг, ну, или кто-то из секретарей, если хозяин даст вдруг задание разыскать информацию. Причем, Хемуль строго требовал предоставлять ее в виде сухого отчета, без "воды" и дополнительных отступлений. Подобные документы потом аккуратно оформлялись в виде картотеки. Покопаться в ней сейчас я и планировала, прежде чем засесть в самой библиотеке на долгие часы. Пройдя в боковой коридор, я сократила путь в нужную комнату и отперла дверь бронзовым ключом. За портьерами с противоположной стороны скрывался потайной ход в рабочий кабинет хозяина, здесь же располагался секретариат - несколько заваленных всякой всячиной столов, картотека и несколько стеллажей с канцелярскими принадлежностями, гроссбухами и прочим. Просмотрев указатели на аккуратных ящичках, вытащила нужный и устроилась за ближайшим столом. Папочки из серого коленкора, подвешенные на парный рейлинг в строгой последовательности, содержали почти всю информацию о символике этого Мира, но очень кратко: только основное значение, распространенность, иногда - хронологическую и географическую привязку. На всякий случай я сфотографировала все без разбору и вернулась домой.
   Саша как раз притопал на кухню, поглядывая на часы и громогласно справляясь по поводу обеда. Голодный мужчина - страшный мужчина, поэтому я покладисто бросила все и принялась за готовку.
   Суп из фасоли с копченостями был сварен еще позавчера, так что разогреть обед и подать к столу было делом десяти минут. Понимая мою увлеченность, Саша быстренько поел и снова исчез, не приставая с какими-то другими делами.
   Пока мы обедали, из фотоаппарата снимки успели перекачаться в компьютер, так что можно было сразу заняться сравнением с символикой карты и пополнением реестра.
   Выходила интересная ситуация: в Мире Хемуля пирамида во всех вариантах означала "знание". Соответственно, пирамида с глазом - "недоступное, невидимое знание", пирамида с человечком - наоборот, открытое для всех. А вот сочетание летающей тарелки и пирамиды имело смысл "материальное знание, технологии".
   Именно это я и озвучила мужу, не утерпев до вечера и прискакав к нему в мастерскую. Саша отложил разобранный мотор на верстак и выпрямился:
   - Значит, эта карта дает доступ к каким-то знаниям и технологиям. Отлично! Полностью соответствует заданию Полковника и требованиям времени!
   - И это только самые главные обозначения... когда я разберусь с остальными, мы сможем точно узнать, чего ждать от этой карты! - Я уселась на чистом кусочке верстака.
   - Ты молодец, - Саша завернул последний болт и протер поверхность металла от машинного масла, - ну вот. Я закончил, так что лебедка теперь будет работать в полную силу!
   - И нам придется меньше тянуть тяжести! - соскочила с верстака и потянулась губами к его щеке.
   Саша запрятал перемазанные руки за спину и с готовностью наклонился. Целоваться - это всегда здорово. Целоваться с Сашей мне не надоедало никогда, нигде и ни при каких условиях. Руки в мазуте? Фигня! В холодной палатке на жестком спальнике? Не важно! Возле костра под зудение комаров? Да не вопрос! Ну, а перед пылающим камином, на мягком диване с роскошным меховым покрывалом, - так это вообще сказка!..
   Думаю, подобные мысли возникли и у моего любимого мужчины, так как он вдруг отстранился, яростно оттер с ладоней грязь и решительно направил меня в сторону дома:
   - Замерз, как собака!
   Больше никакими делами заняться нам не удалось... ну, кроме, конечно же, одного конкретного, но совершенно личного.
  
   19 ...ря
  
   Звонок мобильного раздался совсем рано, почти на рассвете. И звонил, звонил. Рыча под нос что-то сердитое, Саша поднялся и выглянул на лестницу, где на тумбочке оставил свой телефон. Я приподняла голову с подушки, протирая один глаз.
   - Да. - И, мгновенно сменив тон. - Да?!
   Тут же резко села и окончательно проснулась: Сашино лицо потеряло всю сонную мягкость и стало жестким, как тогда, на Новгородском полигоне, в драке с местным разбойником.
   Мужчина отбросил телефон и кинулся одеваться. На мой недоумевающий взгляд выдохнул:
   - Красная тревога!!
   Я ахнула и тоже потянулась за одеждой. На сбор у нас ушло пять минут. Пока Саша поставил прогреваться мотор джипа, я на скорую руку закинула в сумку кое-какие мелочи, вроде блокнота и мобильного. Вернувшись на кухню поесть, в двух словах Саша рассказал, что случилось: наперекор всем законам метеорологии, на Северо-запад с Арктики с бешенной скоростью надвигался антициклон, неся с собой ледяной шторм.
   Услышав про такую напасть, вихрем метнулась наверх, - упихнула в сумку по дежурному комплекту теплых вещей и добавила термос с горячим сладким чаем и бутерброды. Саша проверил и нацепил на нас все разрешенное оружие.
   Выехали через двадцать минут, полностью экипированные согласно соответствующей инструкции и готовые ко всему. В Клубе толпился народ, собранный, внимательный. Никаких шуточек и смеха, только деловой разговор и краткий обмен главными новостями. Только что полученные из Карелии данные говорили о не просто плохой погоде, а о настоящем катаклизме: шестибалльный шторм нес мощный заряд влаги на границе замерзания. Там, в Мурманске, наши собратья уже приступили к помощи властям в качестве спасателей и стражей правопорядка. Там под тоннами влаги покрывались мгновенной коркой льда дороги, мосты, деревья, линии энергоснабжения, а потом штормовой ветер ломал замерзшие конструкции, словно спички. На мгновенно превратившемся в каток асфальте машины попадали в многокилометровые пробки, разбивались, просто намертво вмерзали в лед. Пешеходы падали и получали переломы. Кое-кому не повезло оказаться под ломающимися деревьями - количество черепно-мозговых в регионе зашкаливал, травмпункты захлебывались от притока пациентов.
   До Петербурга шторм должен был добраться часам к девяти утра. В актовом зале Полковник распределял группы по районам, обозначал задачи, давал контактные номера представителей власти. Нам предстояло участвовать в патрулировании южного промышленного района, как раз там, где располагался Логистический центр Братства. Водители на стоянке дружно накручивали на колеса цепи противоскольжения, закрывали или убирали все, что может быть повреждено льдом. Кое-кто из опытных водителей накрывал крыши и капоты машин кусками пенопласта - чтобы если что, загасить инерцию падающих ледышек и спасти и машину, и пассажиров.
   Выдавали дополнительные комплекты оказания первой помощи, шины и лангеты, складные носилки, веревки, лебедки и крюки для перетаскивания тяжестей, складные лестницы и прочее снаряжение.
   Вадик, как всегда, выпендрился и прикатил на навороченном "Хаммере" с кучей собственного снаряжения и приспособлений. На штурманском сидении улыбался во всю пасть Тимофей. На громадном ротвейлере красовался собачий бронежилет и шлейка с карабинами.
  
   ...а в это же время где-то в Вайоминге...
  
   Городок постепенно отстроился и пришел в себя после разрушительного торнадо. Миссис Парфи вернулась домой после антишоковой терапии в клинике. Дома починили, деревья посадили новые. Все пошло своим путем. Сэм отправил "лишних" родственников в другой штат, так что повальное воровство во дворах наконец, прекратилось.
   Сегодня было воскресенье, но у Джека намечался насыщенный день. Во-первых, требовалось объехать три соседних города, развести заказы. Во-вторых, Расселы решили расширить подземный этаж дома и сегодня должен был приехать проектировщик. В-третих, сломанный диван в подвале требовалось починить: Джеку долго аукались в боках торчащие пружины после той памятной ночевки. Поли придумала заново обтянуть его узорчатым гобеленом и выкрасить ручки под красное дерево.
   Благодаря зарядке и совместным с женой пробежкам фигура у Джека подтянулась, скинув сразу десяток лет с плеч, и только седина выдавала его настоящий возраст. Джек также взял за правило посещать дважды в месяц местное стрельбище и курсы самообороны. Фрэнк в этом году занялся легкой атлетикой и карате, Молли прошла отбор в младшую группу поддержки и усиленно разучивала акробатику и танцы. Так что дети теперь совершали утренние пробежки и делали зарядку наравне со взрослыми.
   По вечерам Полли ввела традицию совместных ужинов с обсуждением прошедшего дня, событий, планов и идей. Это дало неожиданный результат: дети вдруг начали активно помогать родителям, порой получая совершенно неожиданные результаты. Молли через своих подружек расширила семейную сеть потребителей фермерских продуктов на несколько десятков человек, а Фрэнк вдруг заинтересовался техникой и отцовскими делами.
   Городок с трудом наладил быт в новых условиях засилья наличности, - все же, традиционные для Америки безналичные расчеты вошли в кровь американцев. Таким консерваторам и поборникам традиций, как Расселы, оказалось легче привыкнуть к новой жизни. Местный банк спешно перестроился под наличность, не настаивая на старых методах ведения дел, и даже начал заключать и оформлять бартерные сделки.
   Не успел Джек завести мотор и отправиться в путь, как с проезда завернул разукрашенный рекламой грузовичок, и молодой человек в ярком комбинезоне спрыгнул на мощеную дорожку:
   - Строителей вызывали?
   - Да, конечно, - Джек оставил машину в покое и пошел навстречу, - добрый день, я Джек Рассел.
   - Добрый день, я Томас Хапултон, инженер Электрик Констракшен. Как поживаете?
   - Отлично, а вы?
   - Замечательно. Ну, так в чем у вас проблемы? Менеджер записал, что вы хотите перестроить ваш дом?
   - Не совсем так, - автомеханик повел строителя вдоль дорожки ко входу в подвал, - мы бы хотели расширить и укрепить подземный ярус дома, а также укрепить фундамент.
   - Давайте посмотрим, - тот вытащил лазерный измеритель из сумочки на поясе и приготовил планшет.
  
   ...и снова Россия, Санкт-Петербург...
  
   Проезд между металлобазой и крупнооптовым продуктовым концерном был намертво запружен длинномерными фурами. Не успевшие среагировать на погоду водители застряли на своих тяжеловесах, а началось все с первой из фур, заскользившей на льду с поворота и упершийся в заборы наискосок.
   Переглянувшись, мы с Сашей вылезли из теплого салона джипа и начали наводить порядок.
   Мужики, многие только что приехавшие, усталые, злые, матерились на Питерскую погоду, узкие проезды, дороги и дураков. Завидев машину с эмблемами и людей в камуфляже, примолкли и насторожились. Держу пари, у каждого мелькнула невольная мысль о дорожных бандитах и перевозимых грузах. Ну, даже если не у каждого, то у большей части - точно! Разобравшись, что это не бандюки, а Братство в качестве спасателей, повеселели и начали помогать. Для этого, правда, сначала пришлось послать ходока на металлобазу за цепями на колеса для хотя бы одной из фур. "Обув" фуру сразу за той, что перекрыла проезд, сумели задним ходом вытащить первую и освободить дорогу. Потом переодели цепи на "виновницу", проводили до пункта назначения и спешно вернулись к затору. Там уже вовсю кипела работа: водители, на примере сообразившие, как поступать, уже собственными силами надевали противоскользящие цепи на колеса, у кого они нашлись. У кого их не было, - таких, кстати, оказалось не много, - их брали на буксир. За несколько часов заторы в промышленном районе постепенно сошли на нет.
   Трижды пришлось возвращаться на базу в Логистический центр, сбить наросшую на машину наледь и перекусить. Пересеклись с Вадиком - тот патрулировал выезды с промзоны на кольцевую. Археолог похвастался, что предотвратил три аварии и даже спас пару человек.
  
   20 ...ря
  
   Ледяной шторм принес в город пробки, тотальные обледенения, но к счастью, очень мало жертв. Электрики восстанавливали оборванные провода, коммунальщики спиливали и увозили поваленные деревья, автосервисы были завалены заказами на восстановление погнутых автомобильных капотов и крыш.
   Антициклон широкой полосой прошел по всей европейской части России, пролившись на юге сокрушительным ливнем. В результате в Краснодарском крае началось серьезное наводнение.
   Спасатели вовремя эвакуировали население из самых пострадавших районов, но посевы яровых, виноградники и фруктовые плантации серьезно пострадали. Эксперты прогнозировали резкий скачок мировых цен на зерно и фураж.
  
   ...чуть ранее на юге России...
  
   Елена Виттер сидела в недорогой гостинице на окраине Сочи и скучала. Можно было, конечно, пойти в бар, развеяться, но светиться лишний раз не хотелось. Для персонала гостиницы она была доцентом, научным сотрудником одного из НИИ, в тишине межсезонья дописывающей диссертацию. Обслуга прониклась пониманием и лишний раз постоялицу не беспокоила. На самом же деле Елена дни напролет сидела за ноутбуком и вела обширнейшую переписку, пользуясь бесплатным гостиничным интернетом.
   Работодатели, для которых она тренировала в горах диверсантов, так и не вышли на связь, от старика-имама пришлось уехать ради собственной безопасности, - как-то однажды, мучаясь от бессонницы, Елена подслушала, как старик давал задание сыну подготовить все для сдачи Елены властям. Эта гнида явно решила переметнуться на другую сторону фронта, заслужив прощение за ее счет.
   Запутав следы, Елена снова почувствовала себя в безопасности и теперь обдумывала идею интриги в адрес Братства Кладоискателей. Ей удалось связаться с одним из лояльных к Западу налоговиков и получить общие сведения по отчислениям этой организации. Цифры, даже обобщенные, впечатляли. Кроме того, удалось найти заметки в печати по поводу находок на Русском Севере и где-то на границе с Украиной. В Незалэжной это вызвало широкий резонанс, куча правозащитников и патриотов начали кампанию по объявлению найденного сокровища достоянием украинского народа, и как следствие - возвращения Украине законного имущества. Шпионка только цинично усмехалась, находя в прессе каждый день все новые страницы истеричной пропаганды.
   По подоконнику забарабанили крупные капли дождя, налетевший порыв ветра взметнул занавески и растрепал стопку бумаги на столе. Это раздражало. Женщина встала и раздраженно захлопнула окно. Вернулась к столу. Аккуратно собрала и просмотрела в тысячный раз заметки по теме кладоискателей. Подумала, что слишком долго нет ответа от западных друзей ее покойного отца. Обидно, значит, их не заинтересовала ее идея... Елена нахмурилась, а потом отодвинула лэптоп в сторону и достала потертую колоду карт. Неторопливое раскладывание пасьянса помогало привести мысли в порядок, взглянуть на проблему с новой стороны. Этому научила ее мать.
   Вот и сейчас шпионка погрузилась в медитативный процесс перемещения кусочков картона по столу, обдумывание выпавших комбинаций. Мысли потекли неспешно, то отвлекаясь на упрямого вольта, которого некуда переложить, то возвращались к идее сыграть в рискованную игру с Братством.
   Когда пиковый король наконец-то лег в нужную стопку, женщина вспомнила, как в юности прочитала в одной из парижских бульварных газет об раскопанном археологами на юге Франции кладе времен римской Империи. Журналиста тогда больше интересовало, на сколько тысяч франков потянет стоимость клада, а вовсе не то, что ученые доказали наличие прочных торговых связей во времена Первых Римских Императоров с французскими виноделами.
   Переложив еще несколько карт, Елена вдруг подумала, что журналист-то ведь не особо-то и неправ! История историей, но возможность перевести находку в звонкую монету - не самое последнее из всех сторон жизни кладоискателей!.. А значит, тот же недавно найденный клад Радзивиллов, как окрестили его в украинской прессе, стоит немаленькую сумму! Деньги же ей всегда нужны, - не меньше, чем остальным...
   Собрав больше не интересующие ее карты в кучу, Елена пододвинула обратно лэптоп и начала поиск уже конкретной информации. А именно: как и где кладоискатели хранят свои находки? Отсеяв кучу сплетен, слухов и кривотолков, смогла найти потенциально верную информацию. А иначе, зачем еще этим копателям такие мощные логистические центры?
  

Часть 3. Кутерьма в квадрате.

  
   21 ...ря
  
   За завтраком Саша предложил попробовать создать копию живой карты. Я покрутила пальцем у виска:
   - Ты шутишь?! Даже у Хемуля не получилось это сделать, со всеми его магами и школами, а ты хочешь, чтобы это сделали мы вдвоем?!
   - Да нет же, ты не поняла, - муж засмеялся, - не такую же, живую, а обычные карты, но покрупнее масштабом. И составить атлас такой. Его уже можно безопасно показать Братству!
   Я отложила ложку и задумалась. В словах Саши был смысл. И, помимо практического удобства использования обычной карты (не возить же с собой микроскоп!), сам волшебный первоисточник можно оставить засекреченным! Последняя часть мысли мне понравилась больше всего:
   - А что, идея! Сделаем для пробы парочку фрагментов, а потом посмотрим, как дело пойдет. А живая карта пусть лежит в сейфе никому неизвестной.
   Я не учла, что Саша рисовать не умел, только чертить. Так что ударный труд по перерисовке фрагментов карты, видимых только в лупу, достался мне. Пыхтя ежиком, я вымеряла и прикидывала, делала наброски и зарисовки в обычном альбоме, чтобы зря не портить дефицитный старинный ватман, по случаю купленный на блошином рынке. Саша тем временем на свободе оккупировал мастерскую в сарае, занимаясь своими делами. Я только провожала взглядом очередную команду грузчиков, привозивших то стальные листы, то двутавры со швеллерами, то еще какие-то загадочные железки. Из мастерской доносился лязг цепей подъемного механизма, гул станков, грохот кувалды и образные комментарии Александра в адрес неподдающейся детали или упрямого болта.
   На все вопросы, когда мы - запачканный мазутом, со сбитыми в кровь руками Саша и я с красными от напряжения глазами и испачканными краской руками, - собирались за столом, муж уклончиво отвечал, что придумал кое-какое оборудование, чтобы безопасно исследовать тоннели и прочие подземелья. Я не настаивала на раскрытии всех тайн, - собственных заморочек хватало с избытком. Чем более мощную оптику я использовала, тем больше подробностей открывала Карта. При увеличении в пятьдесят раз вокруг большого значка с глазом нашлось еще несколько других, поменьше. Пришлось отложить краски и вернуться к изучению символов и знаков Мира Хемуля.
   Помимо уже знакомой пирамиды там был нарисован стилизованный цветок, но на четырех ножках, что-то вроде курицы в стиле Сальвадора Дали (то есть, с дополнительным глазом на животе и без крыльев), а еще - пирамида с глазом, зрачок которого был не заштрихован, в отличие от уже известных. В сводке Хемуля подобный знак был обозначен как "знание с непроверенными данными, вопрос". Цветок на ножках и сюрреалистическая курица не встречались вообще.
   Вздохнув, проверила батарейки в фотоаппарате и открыла портал в Хемулевскую библиотеку. Портал открылся как-то странно и с задержкой, потребовавшей дополнительных усилий. Во время перехода меня скрутило легким дискомфортом. Я сделала шаг вперед и оказалась в полнейшей темноте. Цепочка путешественника на поясе нашлась не сразу, и вот тонкий лучик фонарика вырвал из мрака уныло-серую стену без украшений. На библиотеку Хемуля это мало походило - я уже достаточно изучила дворец, что бы судить наверняка. И другого такого помещения там я не помнила.
   Постояв, прислушавшись и подумав, сделала осторожный шаг вперед. Тишина стояла такая, что шорох ботинок по полу звучал громче самолетных двигателей. Стены, насколько я могла рассмотреть, принадлежали неширокому коридору, оба торца которых скрывались в неподвластной фонарику темноте.
   Кладоискательская выучка советовала осторожно, но тщательно исследовать помещение. Стараясь двигаться бесшумно, я добралась до конца коридора, который был впереди меня в момент телепортации. Тут была глухая стена с одним-единственным окном на уровне моей груди, наглухо заложенным кирпичом. По контрасту с гладко оштукатуренными и покрашенными стенами это смотрелось нарочито неаккуратно и даже вызывающе. Пожав плечами, не стала задерживаться, а развернулась и потопала обратно, в противоположный конец коридора. И уперлась в стену. Уже без всякого окна или двери, пусть и замурованных. Жесть!..
   Постучав тыльной стороной фонарика и убедившись, что в стенах коридора нет скрытых пустот, вернулась к замурованному окошку. Постучала по кирпичу: звук говорил, что за ним-то как раз и пусто. Значит, надо придумать, как туда попасть. Я не сомневалась, что получила такой сюрприз от Ведущих-по-Странным-Путям не просто так, а с намеком. Думаю, они решили, что мне в последнее время все слишком легко дается, и настала пора преодолевать трудности и решать загадки в полевых условиях.
   Я еще раз внимательно осмотрела и ощупала кирпичи и стену вокруг, приложила ухо, прислушалась. По-моему, что-то капает или журчит? Еле-еле слышно, почти неразличимо.
   С сомнением поковыряла складным ножом скрепляющий кирпичи раствор. В нижнем углу он чуть поддался. Мой папа не даром был строителем: с детства помогая ему в строительстве дома и на даче, я неплохо знала всякие подробности и тайны этой профессии. Например, знала, что некоторое время после застывания цемент непрочен. А твердость набирает постепенно, в течение нескольких дней. Судя по цвету и влажности, этот цемент положили не дольше, чем вчера. А значит... я покрепче зажала в кулаке ножик и с упорством муравья начала долбить.
   К счастью, кладка только выглядела прочной. Стоило мне выковырять кусок цемента из облюбованной дырки, как по всему раствору поползли трещины, а кирпич зашатался. Кажется, я несколько преувеличила качество местных строительных материалов, а также срок окончания работ - цемент только снаружи подсох, а внутри был влажным и совсем мягким. Расширив дырку до размера моего кулака, я заглянула внутрь, одновременно пытаясь подсвечивать фонариком. По ту сторону стены явно что-то было, но что - пока было не рассмотреть.
   Отшвыривая за спину куски цемента и кирпичи, я освободила проем до конца и увидела маленькую захламленную и запыленную комнату. Размерами где-то метра четыре на три, она была завалена неопознаваемыми под слоем серой пыли вещами. От прекраснейшего для кладоискателя зрелища зазудели ладошки. Или это от цементной пыли? Я попыталась подпрыгнуть и лечь животом на подоконник. Не допрыгнула и больно стукнулась грудью. Поморщилась и подумала, что вряд ли мне позволят вернуться на минутку за Сашей, - впустив меня, портал тут же исчез.
   Значит, буду действовать самостоятельно. На всякий случай, я сфотографировала, как смогла, окно и комнату, благо возможности фотоаппарата это позволяли. Потом повторила попытку допрыгнуть. И еще, и еще. Наконец, на `дцатую из них каким-то чудом уперлась носками в стену и подтянулась. Перегнулась и уперлась руками. Убедилась, что под окном достаточно свободного места, и вывалилась в комнату, подняв вихрь пыли.
   Мгновенно защипало горло и глаза, защекотало в носу. Отчихавшись, переждала, пока пыль успокоится и начала исследование. В комнате стояло три сундука и два шкафа, пропорции вполне хемулевские, то есть, немного вытянутые в высоту и на шести коротких вычурных ножках. Фурнитура была тоже в классическом хемулевском стиле - из черненого серебра, либо латуни, стилизованная под предметы или букеты цветов. Ключи из связки не помогли, пришлось вспомнить уроки в Братстве и достать небольшой комплект отмычек. Провозилась дольше, но раскрыла все, что имело замки и дверцы. В шкафу с ручками в виде молотков обнаружились старые тряпки, рваные и выцветшие. Сундук с львиными лапами и мордами был заполнен всякой гадостью - разбитыми фарфоровыми вазами, драными сапогами, сломанным скарбом. На это было противно просто смотреть, не то, что касаться, но я сдержала приступ рвоты и добросовестно перерыла все. Бррр!
   Под грудой мусора посередине плохо оструганных сосновых дощечек был закреплен маленький медный звонок вроде дверного. С сомнением посмотрела на него и решила пока не трогать.
   В двух других сундуках оказалась мечта пионера - до краев различного металлолома. Какой смысл хранить в таких добротных вещах такую ерунду?! В шкафу с изумительной работы ручками в виде цветочных венков и витражными дверцами - стопки пожелтевших бумаг. Просмотрев их и убедившись, что даже под микроскопом и со специальными программами не разобрать, что на них когда-то было написано, вернулась к найденному звоночку. Я нажала на кнопочку, раздался мелодичный звонок, и с отчаянным визгом я рухнула в разверзнувшуюся под ногами пропасть.
  
   ...в это же время где-то в Европе...
  
   В почти погруженном в темноту кабинете сидели несколько человек. Массивный овальный стол из палисандра, тяжелые стулья-кресла с бархатными спинками, темные стены. Никаких украшений или посторонних предметов, только пепельницы перед каждым и небольшие блокноты с карандашами. Черные костюмы, темные рубашки, черные строгие галстуки, из украшений - только "Ролексы". Неяркий свет над серединой стола почти ничего не освещает.
   - Нам не удалось сколько-нибудь продвинуться с нашим проектом, - моложавый седой джентльмен явно нервничал, - мощности циклона хватило только до Ростовской области.
   - Назовите, что вам нужно для решения поставленной задачи? - вальяжный толстяк на секунду вынул из рта сигару.
   Седой на мгновение задумался и осторожно выдал:
   - Мы бы хотели разморозить проект "Полярная звезда".
   - Даже не думайте! - третий собеседник, до этого молча куривший, наклонился вперед и сурово посмотрел на седого, - мы не можем использовать бактериологическое оружие, это слишком опасно для нас самих!
   - Но без этого дальше продвинуться невозможно! Только генная модификация бак засева способна достаточно разрушить производство продуктов питания, чтобы Россия потеряла свои позиции на этом рынке!
   - Я согласен с Сэмом, бактерии слишком опасны. Кроме того, каждая из них несет в себе четкий код производителя[7], а это уже повод для войны. Пока слишком рано, мы не готовы. Задействуйте все канадские атомные реакторы, перекиньте на себя мощности гидроэлектростанций, постройте больше передатчиков и антенн!..
  
   ...и снова Россия, Санкт-Петербург и какой-то Странный Путь...
  
   Летела я недолго. С высоты грохнулась на что-то большое, горячее и упругое. От удара я замолчала, зато подо мной кто-то обиженно замычал. Мамочки, на кого я упала?!
   Собрав воедино мысли, мозги и части тела, приподняла голову и попыталась рассмотреть что-нибудь в окружающем сумраке. Первым и основным впечатлением от приземления стал запах. Точнее, даже не запах, а вонь. Оглушающая вонь коровника, перебивающая все и вся. Еле различимое в полутьме помещение из темного дерева, скорее всего загон или стойло. Некто подо мной заворочался из стороны в сторону, отчего стало сложно удержать равновесие, впереди поднялась огромная башка с лирообразными рогами. Бык?
   Зверь гулко вздохнул, а меня окончательно охватила паника: в Братстве нас учили успокаивать незнакомых животных и снимать их агрессию, но распространяется ли эти методы на инопланетян?
   - Ти-ихо, тихо, - я осторожно почесала могучую шею, покрытую жесткой короткой шерсткой, так близко к огромной башке, как смогла дотянуться, - хороший мальчик, стоять.
   Бык переступил копытами, отчего я снова чуть не свалилась, и чуть закинул назад рога. Приподнявшись, я осмотрелась внимательнее, прикидывая, как бы безопасно сползти с этой махины и пробраться к выходу из стойла. Слазить с животного лучше слева - надеюсь, в этом мире тоже так принято. В качестве проверки я сначала похлопала быка по правому боку, а потом по левому, внимательно следя за реакцией. Ага, явно тут тоже все делают с левого бока! Это хорошо. А вот выход из стойла, кажется, справа... это плохо. Эх, была, не была!
   Продолжая почесывать явно забалдевшего от ласки зверя, я аккуратно сползла по правому боку и на цыпочках продвинулась к запертым воротам стойла. К счастью, задвижка с той стороны оказалась в зоне досягаемости даже для моего маленького роста и куцых ручек. Приоткрыв дверь ровно, чтобы только протиснуться, выскочила в проход и заперла ворота на засов. Бык с той стороны обиженно замычал, а я судорожно огляделась. В широком проходе спрятаться было негде. Снова накатила паника. Усиленная подготовка Сталкера сейчас оказалась настоящим спасением: вдолбленные на уровне инстинктов навыки придали ускорения в коротком забеге до ворот.
   Постояв, прислушавшись и успокоив дыхание, я осторожно приоткрыла ворота и заглянула в щелку. С той стороны была золотая осень. Большое дерево напротив моего убежища стояло все в желтых листьях, небо за ним было прозрачно-голубым, как в бабье лето. Во дворе стояла тишина. Думаю, скотоводы везде придерживаются определенного распорядка дня, так что утренний аврал с дойкой и уборкой давно закончен, а до вечернего пока еще далеко. А значит, скотники отдыхают и занимаются своими делами подальше от коров.
   Это опять-таки хорошо.
   Вышла во двор и огляделась. Ага, за скотным двором, обнесенным трехметровой глухой каменной стеной, высятся деревья, а за ними - высокие башни и крыши господского дома. Я имела только самое общее представление о внешнем виде архитектуры Мира Хемуля, в основном изучая ее изнутри, либо любуясь картинами, но торчащие башни оказались весьма похожи именно на дворец Хемуля. Если я сумею туда вернуться, - смогу добыть недостающие сведения о символах Живой карты и благополучно вернусь домой.
   Здешнее хозяйство мало отличалось от известных на Земле: банальная куча навоза в глубине, сеновал рядом с коровником, какие-то меньшие постройки вдоль забора. Возле сеновала торчит одинокая тачка с вилами, скорее всего, забытая торопящимся на обед скотником. Вдоль стены валяется длинная лестница из жердей. На выбеленной каменной стене коровника повешены в ряд жестяные ведра. Из стены рядом с ними торчит два латунных крана.
   Я вдохнула теплый воздух и направилась к воротам, в дальнем углу стены ведущим прочь от скотного двора. Надеюсь, тут подобных препятствий не много, и мне не придется блуждать в поисках дороги к замку. Ворота были заперты на тяжелый замок, но ключ висел рядом на столбе. Я хмыкнула данной несуразице: какой прок запирать ворота, если ключ висит рядом? Разве что от тех, кто снаружи? По ту сторону был широкий проезд, тут и там украшенный кучками навоза. Сориентировалась, и внимательно смотря под ноги, отправилась искать дорогу ко дворцу. Проезд закончился перед еще одними воротами, калитка в которых, к счастью, была распахнута. Я с интересом заглянула и тут же юркнула обратно: в небольшом дворике, отделенным на дальней стороне обыкновенным плетнем, трудилось несколько молодых нелюдей-хемулей. Два юноши перебирали крупные корнеплоды вроде свеклы, отделяя листья и корни и складывая урожай в большие плетеные корзины. Еще один хемуль чуть постарше штыковой лопатой разваливал пополам большие красные тыквы, а молоденькая девушка выгребала в ведерко семена, наполняя стоящие чуть поодаль бочки. Надзирал за всем седой хемуль в поношенной одежде, состоявшей из длинного шерстяного платья, стеганной длинной жилетки, навроде тех, в которых щеголяют хохлушки, и полотняного колпака на макушке. Пронзительно скрипучим голосом он комментировал работу молодежи, парни с хохотом отшучивались. Девица скромно смотрела в землю и изредка краснела. Кажется, меня они не замечали.
   Я аккуратно вошла во двор и остановилась. По прежнему никакой реакции. Да, я действительно для них невидима! Это хорошо...
   Пройдя через обширный огород, прошла в намеченную еще у плетня калитку и оказалась в саду. Аккуратные ряды фруктовых деревьев, кущи смородины и малины, маленькие полянки с земляникой, все вызывало умиление пасторалью. Я почти забыла, за каким надом поперлась в такую даль, когда кто-то наверху решил, что я слишком расслабилась, и реальность резко изменилась.
   Ухнув вниз на полметра, я приземлилась на четвереньки посреди сюрреалистичного пейзажа в стиле Большого каньона. Первым впечатлением стало головокружение от совершенно пьянящего воздуха и слабое ощущение покалывания в подушечках пальцев. Значит, тут повышенное содержание кислорода. Стараясь дышать через раз, я рванула вперед из тупичка, в котором появилась. Узкий проход повернул, вильнул еще раз, резко повысился, так что пришлось лезть вверх с упором на руки, и оборвался в небольшой расщелине, почти пещере.
   Из снаряжения у меня были только цепочка путешественника, да фотоаппарат. Не скрою, я не пожалела нескольких минут, чтобы пофотографировать в Мире Хемуля. Не сумела удержаться и тут.
   Вторая вспышка осветила большую часть пещеры, отчего в ее глубине что-то зашуршало, и из узкой трещины мне навстречу выползло два черных, словно лакированных скорпиона размером с крупную кошку. Первой мелькнула мысль, что это невозможно, потом подстегнутый кислородом мозг подкинул воспоминание из какого-то научно-популярного фильма, что на Земле когда-то было так много кислорода, что насекомые в те времена вырастали до гигантских размеров. Неужели меня закинуло именно в те времена? Онемение в пальцах вернуло трезвость мысли и заставило не размышлять, а действовать. Бегло осветив грот фонариком, я обнаружила еще несколько скорпионов, а также постамент с черной коробкой.
   Монстры (а скорпиона размером в десяток раз крупнее своих земных собратьев стоит так называть) зашелестели по камням и направились ко мне. Агрессивные! Небось, специально натренированные...
   Оружия при мне нет, но отступать нельзя - если я сейчас не получу эту коробку, то банально умру от кислородного отравления: руки уже начинали дрожать, а онемение с пальцев перешло на кисти.
   Медленно накатила паника. Отступая, я лихорадочно посмотрела по сторонам. Кажется, чуть раньше в расселине, всего в трех-четырех метрах отсюда, я видела небольшой обвал с отличными острыми булыжниками. Развернувшись, побежала туда. Заворачивая, оглянулась и припустила быстрее: передняя пара скорпионов уже вылезла из пещеры и побежала за мной. Неслись эти жуки-переростки[8] со скоростью гончей.
   Схватив первый камень, я с разворота швырнула его в нападавших тварей. Промахнулась, но разлетевшийся на куски от удара о скалу снаряд немного поцарапал дальнего из скорпионов. Заскрипев (боже, какой мерзкий звук!), скорпион прыгнул на меня, за один миг преодолев пару метров. Я никогда не слышала, что скорпионы умеют прыгать! В руках у меня уже был следующий камень, который я изо всей силы обрушила на почти вцепившегося в мою ногу монстра. Хрустнув, монстр превратился в вонючую лепешку. Не давая себе передохнуть, метнула следующий булыжник во второго скорпиона. Тот увернулся и попер вперед, щелкая клешнями и размахивая хвостом. На конце шипа длиной с мой палец блестела желтая капелька.
   Скорпионы слишком ловкие, кидаться в них бесполезно, надо сменить тактику, если хочу выжить! Схватив еще один валун в обе руки, я подождала, пока агрессор подойдет на расстояние вытянутой руки и обрушила на блестящий панцирь. Придавленная тварь заскрипела и задергалась. Не успела я порадоваться, как плечо обожгло огнем. Уронив уже подобранный камень, стащила за хвост скорпиона, прыгнувшего на меня сзади. Наверно, пока я сражалась с первой парой монстров, другие влезли по отвесной скале вверх и зашли с тыла. Последнее соображение заставило меня прыгнуть вперед. Это спасло меня, - как раз взвившийся в воздух из засады напарник того, что извивался у меня в руке, промахнулся и с хрустом впечатался в стену расщелины.
   Запал боя принес неожиданную пользу: мышечные усилия выжгли лишний кислород в крови и отодвинули порог отравления еще на некоторое время.
   Воспользовавшись тем, что промахнувшийся скорпион не успел придти в себя, я схватила и его за хвост и со всей силы ударила о стену каньона. И его дружка - тоже, от всей души, забыв от накатившей ярости про горящее плечо. Когда оба гада затихли, уронила их и рухнула рядом.
   Вернулась боль, но вместе с ней пришло и воспоминание, для чего я здесь. Держась за стену, я поднялась и медленно направилась в пещеру. Не знаю, от боли, яда, напряжения, или избытка кислорода, - но у меня начали дрожать руки, губы и колени, закружилась голова, перед глазами поплыли оранжевые круги.
   Усилием воли я добралась до шкатулки, стащила ее с постамента. Вспомнила, что на месте боя оставила и цепочку путешественника, и кофр с фотоаппаратом. Развернулась, и, держась за стены, побрела обратно. Подобрала цепочку, вяло запихнула в карман, перекинула через плечо кофр. Из внешнего кармана сумочки что-то торчало, мешая ее застегнуть. Апатично сфокусировала взгляд: прочный нейлоновый шнур с карабинами, предназначенный для страховки аппаратуры при съемке в сложных условиях и на бегу. Тупо постояла, перевела взгляд на останки четырех монстров, снова посмотрела на шнур. Руки сильно дрожали, так что вытащить шнур и связать трех относительно уцелевших скорпионов в качестве трофеев удалось только с третьей попытки. С четвертого складным ножом отчленила хвост - единственное, что осталось целым после удара валуна.
   Нарастали нервозность и головокружение. Все, дольше оставаться здесь нельзя! Последним усилием я открыла портал и провалилась в темноту.
  
   22 ...ря
  
   Проснулась я от того, что мне что-то щекотало плечо. Не открывая глаз, попыталась почесать это место. И тут же завопила от острой боли! Память вернулась ко мне рывком: Странные Пути, Хемуль, каньон, скорпионы...
   - Тс-с, тихо, лежи, - мамина прохладная ладонь вжала меня в подушку, - потерпи, доча, сейчас врач придет, поможет.
   Мама? Что она тут делает? Почему я не могу открыть глаза?!
   - Где я? - язык ворочался с трудом, да еще препротивно дергались губы.
   - В больнице, при Военно-Медицинской Академии, - мужской голос раздался совсем рядом.
   - Глаза... - откуда-то возникла паника.
   - Все в порядке, это просто повязка, чтобы ограничить свет, - в голосе врача появились профессиональные успокаивающие интонации, - токсины скорпионов воздействуют на нервную систему, на порядок увеличивая чувствительность. Для вас дневной свет сейчас опаснее близкого разряда электросварки. Отсюда и тремор[9], и неприятные ощущения. Это неприятно, но не слишком опасно. Сильно беспокоит?
   - В плече щекотка и одновременно боль.
   - Ничего страшного, сейчас сделаем укольчик, и все пройдет.
   Врач, судя по звукам, ушел. Я спросила самую важную сейчас для меня вещь:
   - Я давно тут?
   - Второй день, - мама поправила на мне одеяло, - Саша сразу же привез тебя сюда, от имени Братства. Врачи ввели какую-то сыворотку, капельницы, вот, все время делают.
   Дверь открылась и чьи-то пальцы отвернули с ноги одеяло. В бедро воткнулась игла. Стиснув зубы, я перетерпела необходимую боль. На мгновение закружилась голова.
   - Ну вот, - молодой женский голос вернул меня к реальности, - обезболивающее подействует минут через пять, постарайтесь уснуть. Чем больше вы будете отдыхать, тем скорее придете в норму.
  
   ...а в это время где-то в Вайоминге...
  
   В городе шумела большая ярмарка, организованная фермерами штата по случаю Хеллоуина. Карусели, аттракционы, танцевальные и концертные площадки, ряды палаток и ларьков, конкурсы и выставки - обновленная Америка пыталась делать вид, что все как прежде. Оставшиеся живыми банкиры больше не щеголяли дорогими вещами и машинами, зато усилили службы перевозки наличных денег. Большую популярность приобрели серебряные доллары, - их курс к бумажным шел один к десяти. Необыкновенный вес приобрели те предприятия, которые производили товары. То тут, то там открывались мастерские по производству обуви и одежды, пекарни и мини-перерабатывающие заводики, мастера обработки металла, дерева и камня, строительные предприятия и прочий реальный сектор. О тех временах, когда слово банкира значило больше, чем слово президента, вспоминали как о чем-то невероятном и даже фантастическом.
   Расселы чувствовали себя королями: бизнес расширился почти на весь штат, к нему присоединились другие родственники. Младший брат Джека, Стивен, работавший в муниципалитете Покателло на закупках топлива для города, с радостью поддержал Джека и начал также собирать неучтенный бензин и мазут и загонять знакомым, принеся в семью Расселов резкий подъем доходов до пятидесяти тысяч долларов в месяц, не обложенных налогами и абсолютно неподконтрольных государству.
   Кузина Полли, Эйприл Джонс - кстати, единственная ее родственница, держала доставшийся от мужа ресторанчик в столице штата Шайенне и с радостью подхватила идею "неофициальной" помощи фермерам. Возможности ресторанного бизнеса существенно расширили дело, так что от перепродажи овощей и мяса Расселы получали теперь до десяти тысяч долларов в месяц.
   Подводя итоги за каждый месяц, Джек теперь часто повторял:
   - Рокфеллеры построили свою империю, торгуя нефтью во время войны, так почему бы нам не сделать бизнес, торгуя бензином в мирное время? Главное, это чтобы поддержала вся семья!
   Полли, недавно выкупившая половину антикварной галереи, где раньше служила простым менеджером, подняла однажды голову от журнала "Новости искусства" и заметила:
   - Если мы сумеем подобрать Стиву и Эйприл правильных спутников жизни, то у нас есть шанс стать не ниже Рокфеллеров. Думаю, мне стоит съездить в Шайенн, чтобы осмотреться на месте... а ты займись Стивеном.
   - На мой взгляд, вообще стоит там пожить месяц-другой, разведать обстановку и возможности. Все-таки, столица штата.
   - А как же вы тут без меня будете?
   - Будем питаться в ресторане, а если что, то с детьми посидит миссис Парфи. Полагаю, мы сможем выдержать такие неудобства ради будущего благополучия.
  
   Они уже покатались на всех видах каруселей, постреляли в тире, поучаствовали в семейном забеге в мешках, повеселились во время боя подушками. Молли сумела занять третье место в детском танцевальном конкурсе, Фрэнк выиграл плюшевого мишку-ковбоя в стрельбе из водяных пистолетов. Теперь смешная игрушка была крепко зажата в объятиях Молли.
   Джек после первого же круга по ярмарке отправил гулять с детьми Полли, а сам присоединился к компании приятелей в ближайшей пивной палатке. Поедая хорошо прожаренные ребрышки и колбаски, мужчины обсуждали последние новости.
   - Говорят, скоро правительство объявит большую войну, - без костюма и галстука старший помощник мэра и один из Джековых приятелей с детства, Робин совершенно не походил на чиновника: немного растолстевший, с постоянно краснеющим от повышенного давления лицом, обширной лысиной, в мешковатых шортах и футболке. Так выглядят либо отставные сержанты в глубинке, либо мелкие предприниматели в отпуске.
   Мужчины хмыкнули: как входящий в круги власти, Робин имел намного больше информации, чем остальные. Джек подумал, что это может оказаться важным, надо только выяснить побольше.
   - С кем это? - недовольно поинтересовался Том Бридж, второй офицер местного отделения полиции, - у нас никаких приказов не поступало.
   - А причем тут полиция? - Робин отхлебнул из запотевшей кружки. - Это внешняя политика. На днях в муниципалитет пришло распоряжение проверить состояние всех убежищ и демобилизационных пунктов, обновить стратегические склады. Такое просто так не случается. Но, думаю, в скором времени и у вас появятся новые приказы.
   -- Думаю, Том, если ты своевременно оповестишь нас, если что-то эдакое случится? - Как бы между прочим поинтересовался Джек. - Не хотелось бы неприятных сюрпризов.
   Майки обтер жирные пальцы об салфетку и взялся за свое пиво:
   -- Я слышал, после катастрофы на Ближнем Востоке выжившие арабы наводнили Европу и теперь требуют чуть ли не выделения для себя целой страны.
   -- И пусть требуют, -- Джек мало что знал об окружающем мире за пределами Америки, -- нам-то что? До этого берега океана им не доплыть.
   -- Да просто Европа и без беженцев перенаселена, -- пояснил Майки, в отличие от приятелей закончивший университет и журналистом объехавший полмира, -- там выделить беженцам даже деревню проблематично. А что говорить о территории размером хотя бы в половину штата?!
   -- А как же пустыни на востоке?
   -- О чем ты говоришь, Том?! - фыркнул Майки, -- сразу видно, что в последний раз ты смотрел на карту еще в школе, -- на востоке от Европы находится Россия, и это далеко не пустыня! Эта страна уже давно не Империя коммунистов, но сейчас, пожалуй, даже посильнее ее будет. Никого из беженцев русские к себе не пустят, да и сами арабы туда не поедут, их еще пятьдесят лет назад пугали страшилками о Советах.
   -- Зачем? - поинтересовался тоже далекий от политики Джек, -- какое дело черномазым до коммунистов?
   -- Все дело в нефти, -- пояснил Майки, -- Советы не меньше нас были заинтересованы в ее добыче. Да, конечно, и в России нефти не меньше, чем в Топливном поясе, но захват внешних источников - это же геополитика и большая игра! Все страны этим занимаются по мере сил. Поэтому в Африке и на Востоке вовсю шла пропаганда на всех уровнях и с обеих сторон. Американцы поливали грязью Красную Империю, они ругали нас. Теперь большая часть африканцев непоколебимо уверена, что русские - жуткие монстры, питающиеся детьми.
   -- А откуда ты это знаешь?
   -- Забыли, кем я работал раньше? Это сейчас я тут на местном радио батрачу, а раньше в "Би-Би-Си" работал, почти весь мир с ними объехал. Тамошнее начальство требовало, чтобы мы интересовались и историей, и географией, и экономикой... приходилось соответствовать.
   В палатку зашли Полли с детьми и миссис Виксман с Салли. Осмотрелись и направились к мужчинам. Джек с легким неудовольствием понял, что шанс узнать что-нибудь интересное упущен. Вздохнув, мужчина сконцентрировался на празднике и житейских мелочах.
  
   ...и снова Россия, Санкт-Петербург...
  
   Вечером ко мне в палату зашел Саша.
   Мама ушла на ужин в ближайшую кафешку, а я боролось с искушением почесать рану, когда знакомые сильные руки обняли меня и Сашин голос ласково произнес:
   - Здравствуй, любимая, как ты себя чувствуешь? - И добавил, - как же ты нас напугала!..
   - Ты не представляешь, как я сама напугалась, - я наощупь нашла его ладонь и сжала.
   - Что же произошло? - кровать прогнулась под его весом, когда он присел рядом.
   - Мы одни? - невозможность видеть действовала на нервы.
   - Да, не волнуйся. В коридоре Рамирос бдит с Вадиком.
   Я подробно рассказала о своих приключениях, а в конце поинтересовалась:
   - Что с коробкой и трупами скорпионов?
   - Скорпионов Полковник отправил в лабораторию Братства, на изучение яда. Коробку я заныкал, не волнуйся. И всей правды никому не сказал, представил как спонтанный перенос на Странные Пути.
   - Отлично, - я перевела дух, - скажем, что я хотела пофотографировать в саду, когда меня закинуло на Пути.
   - Логично, - Саша наклонился ко мне и слегка поцеловал.
   Я обняла его за шею:
   - Так плохо лежать в темноте...
   - Потерпи, это ненадолго.
   Саша поднялся, а я вцепилась в его руку.
   - Не пугайся, я только позову ребят, - Саша засмеялся, - пусть убедятся, что ты в порядке.
   - Уж так и в порядке, - получилось несколько ворчливо, но имею право!
   Рамирос с Вадиком начали выпытывать подробности. Пришлось заново описать все мое приключение на Странных Путях, существенно его сократив: будто бы я начала путешествие с сада, а не с темного коридора, а также пока умолчав о принесенной домой коробке. Так что, рассказ получился не слишком длинным. Саша все это время сидел рядом на кровати и держал меня за руку.
   Про коробку было все сложно: причины не доверять Рамиросу и Вадику не было, но мне все равно где-то на уровне подсознания блокировалась пока сама идея все-все рассказать. Я не сомневалась, что потом все расскажу, но сейчас сохранение тайны было почему-то важно.
   Через двадцать минут в палату заглянул доктор (я уже научилась отличать его голос от остальных) и выгнал всех посетителей, включая маму. Медсестра вколола мне снотворное и еще кучу прописанных лекарств, а еще через некоторое время меня сморило.
  
   23 ...ря
  
   Всю ночь прометалась в каком-то тяжелом забытьи без снов. Очнулась от очередного приступа судорог и боли. Пошарила сначала одной рукой, потом другой. На стене обнаружилось что-то вроде кнопки, правда, совсем случайно: руки плохо слушались, и вместо того, чтобы действовать ладонью, пришлось махать всей конечностью. С трудом снова поймала кнопку трясущимися пальцами и нажала.
   Вскоре хлопнула дверь, и молодой женский голос произнес:
   - Плохо? Больно?
   - Боль-но, - говорить оказалось не менее трудно, чем совладать с телом.
   Раздался топот, и медсестра исчезла. Вернулась она через несколько минут, растянувшихся на часы: с каждой секундой меня колотило сильнее, а тупая боль разрослась до острейших приступов, молниями раздиравших тело от макушки до пяток.
   В палате засуетились, кто-то убежал, кто-то прибежал. Врачи отдавали приказы, словно вели артиллерийский обстрел на войне:
   - Капельница, глюкоза двести!
   - Есть! - и чей-то удаляющийся топот.
   - Кальций, десять! Бензонал, ноль-пять!
   - Дыхание прерывистое, пульс зашкаливает! Реаниматоров, живо!!!
   - Поддержи руку!! - В тело впивается игла, боль почти не ощутима на фоне приступа.
   - Судорога усиливается, еще бензонал! Перебой сердечной деятельности...
   Что было дальше - уже не помню...
  
   Пришла в себя на каком-то столе, тело не дергалось. Мышцы ныли, по плечу словно муравьи бегали. В ушах грохотало сердце, вообще было как-то... странно. На пробу пошевелила рукой и обнаружила, что все тело охватывают какие-то ремни. Пальцы были вроде как в перчатке. Тут же над ухом запищал какой-то прибор, а еще через пару секунд (время в темноте как-то странно то растягивалось, то сжималось) кто-то подошел:
   - Очнулись? Как вы себя чувствуете?
   - Что случи... - во рту пересохло, язык словно скукожился и не желал двигаться.
   К счастью, собеседник понял меня с полуслова:
   - Почему-то противоядие вдруг перестало действовать, и начался приступ. - Голос врача рубил скупыми, выверенными фразами. - Пришлось перевезти вас в реанимацию, в специально оборудованную палату. Мы ввели новую дозу сыворотки. Скоро должны прислать результаты токсикологической экспертизы, тогда будем знать точно, что именно разрушает организм. Пока вам придется побыть в привязанном состоянии, под капельницей и приборами. К сожалению, родным сюда тоже нельзя входить. Если что-то случится или понадобится, то на правой ладони у вас закреплен сигнализатор. Просто постарайтесь сжать кулак, и он сработает.
   - П-поня-ла, - перевела дыхание, - пить...
   - Нельзя, - тут же отозвался врач, - но сейчас сестра обработает вам язык специальной жидкостью.
   После того, как мне протерли рот ваткой с чем-то, пахнущим ментолом и камфорой, стало полегче. Медсестра поправила покрывало, поинтересовалась, не холодно ли мне, и ушла.
   Делать что-то было невозможно по понятным причинам, спать не хотелось. Оставалось только размышлять. Вчера благодаря маме и Саше я легко отвлеклась от грустных мыслей, сегодня же развеселить меня было некому, так что я лежала в своих путах и мрачно размышляла, с какого перепугу Ведущие-по-Странным-Путям так на мне оторвались? Почему именно одна, да еще такой марафон? Да еще и нешуточная опасность в экстремальных условиях неродной атмосферы. И все за один раз. Так... еще ни разу Ведущие не делали беспричинно. Значит, надо догадаться, почему это произошло. Может быть, Они так решили проверить, достойна ли я звания Сталкера Братства? И тогда становится логичным, что Саша в испытании не участвовал. Отлично, ставим галочку напротив пункта. Вторая причина, наверно, в том, чтобы проверить реакцию Саши и остальной команды? Хм, спорно: Саша и до этого не раз на деле доказывал свои чувства и свою надежность. Да и Рамирос с Вадиком тоже. Тогда... зачем же еще тогда я загремела в больницу? Минутку, но ведь Саша отдал скорпионов Старшинам! В Братстве было известно в общих чертах про Странные Пути, так же стало известно, что и травму я получила именно там. Что же это значит? Показать Братству на всякий случай, что Странные пути совсем не городской скверик для прогулок? Возможно... предыдущие находки достались команде так, что у кое-кого вполне могло возникнуть мнение, что это очень легко, и мудрые Сущности решили это исправить? Вот это уже вполне возможно. Хм... тот же Рыжий Леня вполне мог бы так думать. К тому же, его нелюбовь к Рамиросу никуда не делась. Да, кстати! А если Леня решит привлечь к этому внимание Комиссии Магии? Странные Пути ведь вполне в их компетенции, а то, что он якшается с магами, известно еще с прошлого сезона. Ха! А вот это уже ответ на пять баллов!
   Я осторожно пошевелила зудящим плечом и продолжила логические упражнения.
   Какова вероятность, что именно Леонид обратит внимание на информацию (а я практически уверена, что он собирает любые слухи и толки про Рамироса) про мои злоключения на Странных путях и почует магическую подоплеку? К тому же, он сам - неудавшийся маг... собственная неудача, плюс зависть к успехам нашей команды могут любого поворотить на скользкую дорожку. Так... это уже из области чистых домыслов.
   От размышлений меня отвлекли медики с очередной порцией уколов и процедур. Врач долго рассматривал (судя по настойчивому сопению над снятой повязкой) мое плечо, потом буркнул что-то неразборчивое и передал бразды правления фельдшеру. Тот начал обрабатывать раны, предварительно сделав местную анестезию. Было почти не больно.
  
   ... а в это же время в центре города...
  
   Рамирос шел по торговому центру к метро, когда его остановил прилично одетый молодой человек с планшетом в руках:
   - Прошу прощения, не найдется ли у вас несколько минут?
   - А в чем дело?
   - Мы проводим опрос среди населения, от имени Комиссии магии. Не согласитесь ли вы ответить на несколько вопросов?
   - Если они не выходят за рамки этики и закона, -- Рамирос подумал, что уже слышал это название.
   - Разумеется, конечно же, - засуетился юноша, - итак. Нет ли у вас среди знакомых кого-то, кто бы сталкивался с чем-нибудь необычным, возможно, чудесным?
   - Да, пожалуй, есть, - Рамирос подумал, что называть имени и данных Мечты не стоит, но кое-что рассказать можно.
   - О, замечательно, - интервьюер сделал пометку в бланке, - а с чем конкретно он сталкивался, надо отметить из списка...
   Он перечислил множество вариантов, в том числе, связь с параллельными мирами и потусторонними силами. Рамирос подумал, что, в сущности, приключения Мечты попадают только в эту категорию, что и сообщил общей фразой. От восторга парень начал приплясывать:
   - А можно поконкретней? Тут у нас особое поле, где следует вписать соответствующие пояснения.
   Рамирос задумался: опрос как-то плавно вступил на запретный участок, затрагивающий как интересы его команды, так и Братства в целом.
   -- Извините, а вот этого я уже рассказать не в праве, -- он картинно развел руками, -- понимаете ли, слово дал.
   -- Ка-ак обидно, -- протянул интервьюер, -- даже примерно рассказать не можете?
   Рамирос кивнул и подумал, что действительно, на самом деле ничего, кроме их совместных экспедиций, и не знает о приключениях Мечты на Странных Путях. И расспросить подробности у магини как-то раньше не получилось, - все время было не до этого. От размышлений на эту свежую тему его опять отвлек парень:
   -- Хорошо, я понял, что вы ничего не можете пояснить, я просто это указал и все. Но вот вам самому не доводилось видеть что-то подобное?
   Мужчина пожал плечами:
   -- Да ничего такого особенного. - При этом даже не соврал, по сути: что в лабиринте, что в тоннеле, не произошло ничего сверхъестественного. Редкие пространственно-временные аномалии как раз вполне научны.
   -- Совсем-совсем? - Личико парня сморщилось, словно у обиженного щеночка.
   -- Увы, -- Рамирос сделал шаг вперед, -- а теперь прошу простить, мне пора.
   Быстро добравшись до Клуба, поисковик погрузился в деловитую суету Братства: требовалось сделать отчеты по сдаче каталогов последних находок, отработать обычную тренировку в спортзале, да и другие дела не отложишь. В библиотеке он наткнулся на Вадика, как раз заканчивающего оформление каталога соответствующими историческими ссылками. Поздоровавшись, друзья вместе занялись кропотливым делом.
   За обедом обменялись последними новостями, и Рам рассказал о встрече в торговом центре. Вадик отозвался:
   -- Ко мне тоже приставали, но в другом месте, неподалеку от вокзала, когда я ездил к родителям на выходные. Да, Саша говорил, что и у него недавно были терки какие-то с этой комиссией...
   -- Интересно... -- в Рамиросе заговорил инстинкт самосохранения, -- зуб даю, что тут что-то нечисто!
   -- Займемся? - Вадик с радостью бы убрал подальше нудные каталоги, -- потренируемся в расследованиях между сезонами.
   -- Было бы неплохо, но Полковник головы оторвет, если не уложимся в срок.
   -- Эх, как было здорово, когда Мечта все делала сама! - Вад жалобно сморщил нос. - Она в этих программах лучше нас всех вместе взятых разбирается... я пытался вечером дома доверстать за нее хотя бы малый буклет, хорошо, что сделал копию, а не оригинал открыл!..
   -- Ты что, убил буклет?! - В ужасе посмотрел Рам.
   -- Нет, что ты! Я же говорю - пробовал что-то сделать на копии, я ж не совсем дурак.
   Рамирос напоказ облегченно выдохнул.
   -- Как ты думаешь, ранение Мечты сойдет в случае чего за уважительную причину?
  -- Даже не надейтесь! - Раздался за их спинами сердитый голос Полковника.
   Мужчин перекосило. Полковник обошел их столик по кругу и встал к ним лицом:
   -- На сколько процентов готовы каталоги и буклеты?
   -- Где-то на восемьдесят, -- осторожно ответил Вадим, -- я составил и набрал тексты всех исторических ссылок и справок в обычном формате, но внести их в верстку Мечта не успела. Мы обсуждали, что необходимо улучшить декоративные элементы буклетов, так сказать, придать им жизни. Видимо, Мечта решила сделать кое-какие фотографии для этого, и вот тогда-то ее и...
   Вадик жалобно сморщился и махнул рукой. Старшина задумчиво посмотрел на их преданные взгляды и махнул рукой:
   -- Ладно, каталоги и буклеты сдадите по мере готовности, когда Мечта выздоровеет.
   -- Спасибо!! - Рамирос и Вадик не сговариваясь, хором выдали такое ликование, что Старшина невольно усмехнулся.
   Решив проблему со сроком сдачи каталогов, поисковики переместились в спортзал, где уже разминался Александр в ожидании начала тренировки. Поздоровавшись, Рамирос зашел в раздевалку и вдруг обнаружил неприятный сюрприз: в складке кармана сумки, за обстрочкой, притаился маленький кусочек пластика на липучке. Мужчина оставил сумку в покое и быстрым шагом направился прочь.
   Поймав в коридоре так удачно попавшегося навстречу Полковника, Рамирос на ухо сообщил о неприятной находке.
   -- Есть идеи, где ты мог подхватить эту гадость? - Полковник потянулся за трубкой, передумал и жестом пригласил Рамироса идти за собой.
   -- Единственный вариант - это когда опросник мне мозги парил.
   -- Какой опросник?
   Рамирос рассказал о задержке по пути в Клуб. Полковник зашел в кабинет, закурил и приказал:
   -- Неси сумку к безопасникам, я их сейчас предупрежу, а там посмотрим. Вы за это время говорили о чем-то важном или секретном?
   -- Обсуждали каталоги и ранение Мечты.
   -- Хм, -- старший задумчиво выпустил клубок дыма, -- ну, не так уж страшно. Значит, говоришь, Комиссия магии?
   -- Да.
   -- Ладно, иди, тебя уже тренер заждался. Вечером все трое зайдите ко мне в кабинет.
   -- Есть. - Рамирос поспешил в зал за сумкой, потом сбегал к охранникам и отдал жучок.
   Сообщил о неприятной находке Вадику и Саше. Те нахмурились. Саша оперся на канаты ринга:
   -- Мне предложили сотрудничество, пытались давить. Может, перебрав все известные кандидатуры, решили путем опросов искать непотомственных и скрытых магов?
   -- А жучок тогда зачем? - Вадик потер перчаткой лоб. Он только что колотил грушу, снимая стресс, и просто не успел снять боксерскую амуницию.
   -- Рам же сообщил, что есть у него знакомые с интересными возможностями, но какую-то дополнительную информацию не выдал. Возможно, на этот случай у опросника были соответствующие инструкции?
   Вечером Полковник сообщил, что на всякий случай попросил врачей ограничить доступ в палату Мечты, а остальных предупредил, чтобы держались подальше от любых проявлений Комиссии магии.
  
   ...тем же вечером где-то в Скандинавии...
  
   - Они совсем там с ума посходили?! - пожилой мужчина в белом халате с эмблемами в ярости бегал по кабинету, - три циклона за неделю!!! Да столько энергии полгода собирать придется!!!
   - Профессор, - ученый помоложе в таком же форменном халате успокаивающе поднял руку, - давайте в качестве альтернативы предложим подземный вариант? На него уже потрачено достаточно энергии и денег. Чтобы можно было провести испытание на месте.
   Профессор на всем скаку врылся ногами в пол и задумался. Потом кивнул и кинулся к телефону. Он уже не увидел, как на лице помощника появилась змеиная усмешка.
  
   24 ...ря
  
   Наутро, убедившись, что приступ не повторяется, а рана начала затягиваться, меня вернули в обычную палату. Не успели фельдшеры и медсестры закончить суету с перекладыванием меня с каталки на кровать, как рядом тут же обозначились мама и Саша:
   -- Ну, как ты?!
   -- Саша, токсикология уже готова?
   -- Пока только в общих чертах, -- он уступил маме стул (судя по звукам), а сам пристроился на краешке постели, -- но думаю, даже эта малость сможет помочь врачам.
   -- И что же интересного они нашли?
   -- Помимо нервнопаралитического действия, токсины этого вида содержат какие-то стимуляторы сердечной деятельности, а также что-то, что ослабляет действие сыворотки. С последним они пока не разобрались, но работа идет, следует просто ждать. В общем, врачи теперь будут начеку, а это главное. Да, и еще, пока ты лежишь в больнице, Полковник разрешил не мучиться с каталогами, а подождать твое выздоровление.
   -- Что?! - Я удивленно вскинулась, но мамины руки поймали и уложили меня обратно. - Почему?! Он же грозил всякими карами за опоздание!
   -- Вадик чуть не угробил файлы, попытавшись продолжить верстку. Полковник узнал об этом и сделал послабление команде, раз уж такие обстоятельства. Сказал, что лучше не портить работу профессионала.
   Мама поднялась и заявила, что отойдет выпить кофе. Мы с Сашей остались наедине. Едва за мамой захлопнулась дверь, как Саша поднялся. Я испуганно вскинулась, но тут же почувствовала, как его щека опустилась на мои колени - знакомый до дрожи жест. Что тут скажешь?! Я сглотнула и только начала ласково ерошить его волосы. Мужчина чуть повернулся, и его губы прижались к моей руке.
   - Все будет хорошо, - под повязкой потекли предательские слезы.
   - Не плачь, - его губы чуть заметно касались моего лица, снимая мокрые дорожки. - все будет замечательно. Мы поедем отдохнуть куда-нибудь, в тихое место, и ты окончательно выздоровеешь. Твое сердце сейчас опасно перетруждается, да еще сыворотка с трудом преодолевает активность яда. Оттого ты и нервничаешь. Но вот-вот пришлют окончательный результат анализа и доктора найдут лекарство, ты только потерпи, ладно?
   - Угу, - я хлюпнула носом и попыталась взять себя в руки.
   Дверь хлопнула, и в палате поплыл аромат кофе.
   - Я тебе кофе принесла, Сашенька, - бодро заявила мама, - как ты любишь, двойной крепкий экспрессо. И в коридоре отловила врача, он сказал, что они немного поменяли схему лечения из-за приступа. Сейчас медсестра придет, принесет новое лекарство. Ой, а что это ты такая заплаканная?!
   В ее голосе мгновенно появилась тревога.
   - Мам, это так, ерунда, издержки моего состояния, - я попыталась улыбнуться.
   - Сейчас накапаю валерьяночки, доктор велел! - мама мигом оттеснила моего мужа от постели и захлопотала.
   Вдвоем они помогли мне приподняться и выпить противную жидкость. Запив ее глотком воды, я снова откинулась на подушку. Мама начала в лицах рассказывать мне о своей поездке к сестре, о проделках племянника. Малолетнему бандиту сравнялось почти два года, так что теперь в квартире сестры не осталось безопасного и недоступного места, а количество выходок и шалостей давно побило рекорд, установленный сестренкой в детстве.
  
   ...а в это же время в центре Европы...
  
   Поль Валентин Сорель шел по улице Риволи, стараясь не налетать на прохожих и тревожно поглядывая на часы: до совещания оставалось всего каких-то сорок минут. Он начал безбожно опаздывать, еще застряв в пробке на углу улиц Ришелье и Пети Шам. Такси пришлось отпустить прямо там и дальше пробираться пешком.
   - Опять какой-то лихач не вписался в поворот, - проворчал таксист, вынимая сигареты и закуривая.
   - Это так часто происходит? - вежливо поинтересовался Поль, доставая свою пачку.
   - Да как понаехали эти обезьяны из Африки, так теперь хоть за руль не садись! Рулить научились, а о правилах понятия не имеют. - Водитель ярился праведным гневом.
   Поль пожал плечами.
   - Устроили трущобы из приличных районов, оккупанты черномазые!
   - Как вы думаете, пробка надолго? - археолог озабоченно взглянул на часы.
   - Боюсь, что да. Вчера я простоял два часа на проспекте Республики, пришлось в результате ехать в объезд.
   - Тогда, сколько с меня? Я очень тороплюсь, думаю, пешком будет быстрее.
   - Уж точно!
   Расплатившись с таксистом, Сорель дошел до перекрестка. Там действительно, две развалюхи сцепились бамперами посреди проезжей части и кучка каких-то африканцев в странных одеждах чуть не дралась, выясняя, кто из них кому должен был уступить дорогу. Археолог заметил в сторонке двух жандармов, равнодушно наблюдавших за ссорой из толпы. Покачав головой, ученый пересек Пети Шам и заторопился на работу. На углу Мольера и Ришелье несколько смуглых мальчишек лет четырнадцати в балахонистых рубахах до колен разгружали маленький грузовичок, складывая коробки с фруктами возле уличного лотка. Женщина в хиджабе сторожила товар, сторонясь прохожих. Араб в белом вальяжно читал газету, покуривая за рулем. Еще несколько разновозрастных мальчишек помладше в заношенной одежде навязчиво приставали к прохожим, увлекая к лотку.
   Обойдя издали колоритную семейку, археолог продолжил путь, размышляя по пути, что арабский вопрос скоро встанет ребром так, что правительство больше не сможет его игнорировать.
   Добраться до музея удалось впритык к совещанию, так что Поль даже не стал заглядывать в свой кабинет. В зале для конференций он с трудом нашел Жана Люка, державшего места. Протолкавшись, еле успел усесться и поздороваться с другом, как на кафедру бодро взбежал Марабу.
   - Дамы и господа, - начал он, - сегодня мы должны подвести итоги последних экспедиций и решить несколько важных вопросов, касающихся планов работы музея в этом году с учетом обстановки в мире...
  
   ...и снова Россия, Санкт-Петербург, клиника ВМА...
  
   Ура! Днем мне разрешили поесть!
   Мама отослала Сашу в кафе, а сама с ложечки напоила меня куриным бульоном с маленькими кусочками батона, скормила несколько ложек овсянки. С вынужденной голодухи невыразительная больничная каша и бульон второй варки показались изысканными лакомствами.
   - Ничего, - мама заботливо вытерла мне рот салфеткой, - у меня еще две курицы в холодильнике есть, вечером сварю тебе бульончика из нормальной куры. Врач сказал, что можно поить тебя бульоном три-четыре раза в день понемногу. А там, глядишь, и повязку скоро снимут!
   - Скорее бы, - я отобрала у мамы салфетку, - когда ничего не видно, чувствуешь себя беспомощным инвалидом.
   - Ну, все не так страшно! - она ловко отправила мне в рот немного какао с молоком, - вот выпишут тебя, сможешь кушать все, что захочешь, а пока надо соблюдать диету.
   - Знаю, - я перевела дух и с удовольствием сделала еще глоток какао.
   Вскоре в палату наведался доктор, проверил мое самочувствие и обрадовал, что если так все и дальше пойдет, то к концу недели меня выпишут домой.
  
   ...и снова Лувр...
  
   Директор подвел итоги экспедиций и перешел к следующему вопросу:
   - В свете изменений в мировой политике, я считаю необходимым внести изменения в годовой план научной работы и экспедиций. А именно: геологические службы докладывают о стабилизации Североафриканской тектонической плиты и остывании основной массы трампов на территориях бывшей Северной Африки и Аравийского полуострова. Это открывает для нас возможность возобновления исследований в этом регионе. Первая экспедиция начнется через две недели, будет иметь статус разведочной. В состав экспедиции войдут, - и он начал перечислять длинный список имен.
   Фамилия Сореля значилась под номером три. Археолог тихо хмыкнул и переглянулся с приятелем. Перебравшись в свой кабинет, Поль плеснул себе и другу по порции коньяка "Курвуазье":
   - Это надо отметить, Жан!
   - И то правда! - Жан Люк отсалютовал стаканом и с удовольствием посмаковал первоклассный напиток.
   - Как ты думаешь, Марабу рассчитывает на что-то?
   - Вслепую он играть не будет, уж поверь моему опыту. Думаю, он уже выяснил, что экспедиция пройдет не впустую, что там что-то осталось. Не зря же его зять служит при Главном Штабе.
   - Да, я слышал такие разговоры. - Поль задумчиво прокатил напиток по краю стакана. - Марабу мастер интриг и кумовства. Не удивлюсь, если он уже разжился снимками из космоса или еще чем-нибудь вроде этого.
   - Он будет обязан выдать это что-то экспедиции, таковы правила.
   - Ты прав.
  
   26...ря
  
   Новая схема лечения сделала свое дело: на утреннем обходе врачи единодушно признали, что динамика очень даже положительная, и постановили, что выходные я проведу уже дома, под присмотром участкового врача.
   Плечо как-то постепенно перестало зудеть, дрожь в руках почти прекратилась. Я лежала и слушала мамин бесконечный монолог. С усмешкой встретила весть, что Валентина со "Звезды" уехала в свою командировку вместе с отпрыском, выслушала длиннейшую повесть о перипетиях запутанных отношений Петровой с сыном и невесткой. Обсудила важнейший вопрос, что сажать на огороде в следующий сезон. Послушала музыку, потом мама мне почитала вслух "Археологический вестник". Потом поговорила с сестрой по телефону (маме уже не пришлось держать трубку за меня). В общем, жизнь потихоньку возвращалась в норму.
  
   ...в это же время где-то в Петербурге...
  
   Елена Виттер выбралась из метро, проехала две остановки на трамвае, перебралась через Фонтанку, прошла через лабиринт проходных дворов, свернула в обшарпанную подворотню и, не выходя, открыла неприглядную дверь в стене.
   Немногочисленные прохожие даже не предполагали, что это не дворницкая кладовка, не черный ход, а вполне официальный подъезд. Внутри было темно, сыро, пахло затопленным подвалом. Вытертые каменные ступени были украшены выложенной из обломков светлого кирпича мозаикой "1905". Стены, кое-где еще сохранившие остатки былого декора, были покрашены в темно-зеленый цвет. Под беленым потолком тускло светилась желтым лампочка без абажура.
   Елена поднялась на третий этаж и дважды коротко нажала кнопку звонка. Подождала пятнадцать секунд и дала один долгий звонок. Еще одна пауза в пятнадцать секунд и три коротких звонка. Сложив руки на груди, женщина начала ждать.
   Минут через десять (как раз, чтобы пройти вдоль всех окон и проверить обстановку) с той стороны дверей прозвучал старческий голосок:
   - Кто там?
   - Тетя Роза передала вам гостинец, - негромко сообщила Виттер.
   - А чего сама не приехала? - старик характерно сграссировал в последнем слове.
   - Да ногу сломала, на костылях далеко не уедешь! - шпионка с трудом сдерживала нетерпение, ведя диалог-пароль.
   - И что же она передала? - недоверчиво осведомился хозяин.
   - Шмат сала, да вязку лука.
   - Да мы сала не едим, - с облегчением отозвался старик и открыл дверь.
   Впустил гостью в темный коридор и поинтересовался:
   - Что, в Париже хлеб закончился?
   - Без понятия, - хмыкнула шпионка, - я там уже лет пять, как не живу.
   - А где живешь?
   - Сначала в Лондоне, потом два года на востоке, потом на юге работала.
   - А сюда зачем приехала?
   - Работать, разумеется.
   Седой лысый еврей хитро заблестел черными глазами, ухмыльнулся:
   - А что, есть подходящее дело?
   - А вот тут все зависит от того, о чем мы договоримся, - не менее хитро усмехнулась та, - но ты меня знаешь. Ни я, ни отец никогда по-мелкому не работали.
   - Ну, проходи, гостьей будешь, - хозяин потопал по коридору вглубь квартиры, - сыновья-то уже года два, как съехали, теперь их комнаты сдаю, но для тебя всегда найду свободную. Условия ты знаешь.
  
   ...и снова Военно-Медицинская Академия...
  
   К вечеру с меня сняли повязку и проверили зрение: все было в порядке. Какое же это оказалось наслаждение - видеть! Я глазела по сторонам и не могла насмотреться. А под конец, словно по заказу, в палату вошел Саша. Глянул и застыл. А я вытаращилась на него.
   Александр выглядел усталым. Я сразу отметила круги под глазами и порезы от бритвы: такое было возможно только, если он был слишком измотан. А так, в нормальном состоянии, Саша мог побриться обыкновенным ножом, хоть стоя на голове, и не получить при этом ни единой царапины!
   - Ты совсем себя загонял, - я протянула к нему руки, - нельзя же так!
   - Я-то нормально. Как ты?! - он молниеносно оказался рядом.
   Я рассказала радостную новость и подытожила:
   - Так что в выходные отключаем все телефоны, кроме канала Безопасности Братства, и ты отсыпаешься! - Погладила его по щеке.
   - Как скажешь, - Саша перехватил губами и зацеловал мои пальцы. Я засмеялась от счастья. Вообще, только что вернув себе способность видеть, я вдруг особенно остро поняла, как же я счастлива, что у меня есть Саша. Кажется, он чувствовал что-то похожее.
   Поворковать нам не дали - фельдшер заглянул в палату и сообщил, что время посещения больных закончено. Пришлось попрощаться с Сашей и готовиться ко сну.
  
   28 ...ря, дно где-то в районе Гренландского моря...
  
   Морское дно обычно пустынно, но если бы в этом месте вдруг оказался еще зритель, кроме сонных акул и донной мелочи, то он бы заметил какой-то странный предмет, прочно закрепленный на бетонных якорях. Формой он напоминал пирамиду, к вершине которой прикреплены сложные антенны и отростки, кое-где уже обросшие моллюсками. На склоне пирамиды помаргивал красный огонек. В какой-то момент он вдруг замер, а потом сменился на зеленый. Глубоко под морским дном, прямо под пирамидой, в толще земной коры, начал собираться электрический потенциал. Он постепенно вырос настолько, что нарушил тектоническое равновесие.
   Подвижная донная живность в панике поспешила удрать подальше, неподвижная - запряталась в раковинки и затаилась.
   Откуда-то из глубины планеты поднялась волна давления, и край разлома выстрелил вверх, породив цунами.
   Невысокая поначалу, волна выросла до трех метров, обрушившись на берега Скандинавии и Гренландии, сорвав плохо закрепленные лодки и порушив кое-какие сооружения в портах. Впрочем, жертв удалось избежать: местное время едва перевалило за четыре часа утра, так что рабочий день еще не думал начинаться, а сторожам и охранникам, дежурившим на прибрежных складах и доках, удалось вовремя забраться повыше и спастись.
  
   ...этим же утром, в России, Санкт-Петербург...
  
   Выполнив все необходимые формальности, мы с Сашей вернулись домой. Заговорщицки кивнув друг другу, выключили все телефоны.
   Саша завел во двор машину, запер ворота, а я пока поставила чайник и проверила, что найдется в холодильнике. К чести Александра, в холодильнике стояли нажаренные котлеты из замороженных полуфабрикатов, а также целая тарелка макарон. Нашлись и кое-какие овощи, и даже открытый салат из разряда маминых заготовок.
   Перекусив, Саша предложил затопить камин. Фыркнув, я согласилась. Пока Саша ходил в сарай за дровами и возился с растопкой, быстренько приняла душ и переоделась. Выплыв из ванны в кокетливом пеньюаре, застыла в дверях, следя за тем, как без лишней суеты Александр зажег огонь и прикрыл топку специальной стеклянной загородкой. Поднялся, отряхнул руки от древесной крошки. Оглянулся на меня и замер. А потом... потом все было как в тот первый раз, после Белого моря. Были огненные ласки и поцелуи, признания и клятвы на ушко голосом, от которого сердце плавилось и утекало в пятки. Были сладкие объятия и веселая возня, смех и возгласы, и стук наших сердец.
  
   ...а в это же время где-то в Европе...
  
   В полутемном кабинете раздался телефонный звонок. Мужчина, работавший за столом, отложил дорогую ручку и снял трубку:
   - Слушаю. - Молча выслушал информацию и кивнул. - Хорошо. Какая получилась высота волны? Прекрасно. Жду дальнейших донесений.
   Побарабанив пальцами по столешнице, мужчина набрал номер и поинтересовался:
   -- Мистер Смит, не подскажете ли мне, какие тектонические разломы проходят через линию Северного морского пути? А, понял, конечно, подожду.
   Выслушав через несколько минут отчет, мужчина поблагодарил собеседника и набрал новый номер:
   -- Начинайте работы по проекту "Большой сюрприз".
   Мужчина покинул место за столом и вышел в соседнюю комнату. Тут было все залито светом - огромное панорамное окно занимало всю внешнюю стену. Мужчина подошел поближе и с интересом проследил, как вереница грузовиков выезжает с охраняемой территории.
   Он кивнул своим мыслям и пробормотал:
   - Итак, мы сделали свой ход, мистер президент. И что же ответите нам вы?
  
   29 ...ря
  
   Проснулась после обеда оттого, что со стороны улицы истошно ревела сирена и слышались вопли. Подлетев с постели, кинулась к окну: поверх забора огромная машина МЧС с лестницей деловито раздвигала ветки деревьев напротив нашего дома, целясь в особняк владельца сети минимаркетов "Завтрак". По лестнице деловито карабкался спасатель, а за ним раскормленным клещом барахтался владелец особняка, сам Петренько.
   Фыркнув над ухом, Саша сообщил:
   - Пойду выясню, что там стряслось.
   - Возьми уоки-токи, - я достала из тумбочки пару переговорников, - иначе я иду с тобой. Я в больнице переела тишины и скуки на месяц вперед.
   - Ладно, идем, - муж натянул свитер и сбежал вниз.
   На улице скопилась толпа соседей. Многие снимали на мобильные и видеокамеры потеху. Я протолкалась к Галине и тихонько поинтересовалась причиной.
   - Петренько захлопнул ворота, а у него суперзамок, который нельзя взломать, а ворота из вольфрамовой стали с титаном. И он грудью встал на пути автогена.
   - А что, из дома никто не мог открыть?
   - Он отправил семью на курорт, а сам остался с приходящей домработницей. Та уехала на рынок, а этому показалось, что она ворота открытыми оставила. Вышел, осмотрелся пока, а от ветра ворота и захлопнись! Пришлось спасателей вызвать, чтобы ему в дом попасть.
   - Понятно.
   Тем временем, Петренько добрался до конца лестницы и с помощью спасателя спустился на высокое крыльцо дома. Хотя благодаря продвинутой технике спасателей и высоте самого крыльца разница в высоте составляла не больше двух метров, выглядело это примерно как шлепок теста с конвейера на противень в пекарне. Толстяк смешно дрыгнул ногами, спасатель отпустил его пояс, Петренько стукнул ботинками о пол, покачнулся, взмахнул ручками и уселся на упитанный зад. Толпа сдержанно захихикала.
   Убедившись, что больше ничего интересного не произойдет, мы вернулись в дом. По пути я озвучила мужу мучившие меня с момента пробуждения в больничной палате мысли:
   - Нам надо серьезно обсудить последние события. Мне кажется, Ведущие-по-Станным-Путям начали постепенно взимать плату за удачные, приятные и прибыльные походы. Погоди, не перебивай, - я прижала пальцы к его губам, - в больнице было заняться нечем, только думать. Этим я и занималась. Посмотри, в самом начале меня даже заставляли получать подарки и награды, помогали и подсказывали. Потом мы начали работать командой, и нам также было позволено использовать Странные Пути с прибылью и славой. А потом мы с тобой решили попробовать использовать найденное тобой золото Мазепы в Рыночной долине, и что же случилось в первый же раз? На тебя напал берсерк и ранил! А теперь, после серии поучительных путешествий в Мир Хемуля, Ведущие устроили мне кросс по пересеченной местности с полной проверкой знаний и навыков, да еще и с нешуточной опасностью в конце! Чувствуешь, что это может означать?
   - Теперь за каждый выход на Странные пути мы должны будем доказать, что нам не зря его открыли? - Саша кивал моим словам, задумчиво потирая подбородок.
   - Думаю, да. И нам отныне придется учитывать это условие. И быть соответственно подготовленными.
   - И что же ты предлагаешь?
   Я пожала плечами:
   - Отныне следует брать с собой не только фотоаппарат, но и оружие, и средства защиты, хотя бы минимальные. Броник, респиратор, аптечку экстренной помощи, пистолет, нож, - теперь нельзя быть уверенными, что они не нужны, даже если мы хотим просто прогуляться по Дворцу Хемуля! Странные Пути из увлекательного приключения теперь в любой момент могут превратиться в гонку на выживание. Мне повезло, что я наткнулась на каменную россыпь там, в доисторическом ущелье, иначе из оружия осталась бы с перочинным ножиком от мультитула! И что я бы тогда делала против четырех тварей размером с кошку, да еще в ядовитой атмосфере?!
   Саша обнял меня за плечи и прижал к себе, легонько укачивая:
   - Теперь мы знаем, что нужно делать. И будем готовы.
  
   ... а тем временем в промышленном районе Петербурга...
   Машина проехала по лабиринту проездов, дорог и переулков и припарковалась возле одного из логистических комплексов. Из машины вылез представительный мужчина лет пятидесяти и два молодых человека.
   - Ну. - Мужчина сурово огляделся. - Показывайте, где ваш комплекс?
   - Не наш, - один из парней, похожий на джентльмена, указал на ворота с гербом, - но вот он.
   Старший двинулся к проходной, парни поспешили за ним. Войдя в коридор, мужчина наклонился к окошку охраны и весомо произнес:
   - Мне необходимо встретиться с вашим начальством.
   - Начальником охраны или руководителем вообще? - уточнил охранник, нажимая пару кнопок на пульте перед собой.
   - Вообще.
   - Понял, подождите в комнате ожидания, пожалуйста. Как мне обозначить цель вашей встречи?
   - Я бы хотел уладить кое-какие недоразумения с вашим руководством.
   - Понял. - Охранник захлопнул окошечко и начал переговоры по внутренней связи.
   Мужчина с минуту понаблюдал за ним, с неудовольствием отметив звуконепроницаемость перегородки, но был вынужден присоединиться к парням в комнате без дверей напротив турникета.
   Им не пришлось долго ждать: буквально через пять минут в комнату стремительно вошел седой мужчина с военной выправкой:
   - Добрый день, вы хотели поговорить с руководством Братства?
   - Добрый день, - джентльмен развернулся к нем лицом и учтиво кивнул, - да, я бы хотел прояснить для себя ситуацию, сложившуюся в отношении моего сына и его друга.
   - Позвольте, а как их зовут?
   - Ох, - джентльмен поспешно вытащил из кармана визитку и протянул военному, - прошу прощения, я не представился. Вавилов Петр Юрьевич, заведующий кафедрой высшей математики Петербургского Университета.
   - Чкалов Антон Игнатович, Старшина Петербургского отделения Братства поисковиков и кладоискателей.
   - Чкалов? Вы, часом, не родственник знаменитому летчику? - визитер попытался по-светски улыбнуться.
   - Однофамилец. - Усмехнулся Старшина, жестом предлагая посетителю присесть. - Но ближе к делу!
   - Как скажете, - мужчина устроился на одном из стульев, - я бы хотел выяснить причину занесения моего сына и его друга в ваши черные списки.
   - Ну что ж, - Полковник на секунду задумался, - для этого мы с вами должны пройти в мой кабинет, где я смогу подкрепить свои слова документально. Молодым людям придется подождать здесь, таковы правила.
   - Хорошо, как скажете.
   Мужчины поднялись и направились мимо замерших парней через турникет на территорию.
   Вернулся мужчина где-то через час. Жестом приказал парням следовать за собой и сел в машину. Почти всю дорогу он молчал. Глядя на сурово поджатые губы отца, Дима боялся что-то спрашивать. Про Петю и говорить было нечего: интуитивно чувствуя, что случилось что-то неприятное, он строил догадки, что их ждет. Было логично, что в Братстве не стали щадить отцовские чувства профессора, выложив всю правду о подвигах бригады.
   Буря грянула, когда они переступили порог квартиры Вавиловых. Поздоровавшись с женой, Петр Юрьевич прошел в кухню и присел на свое любимое место. Лариса Семеновна, прекрасно зная мужа, сразу поняла, что случилось что-то серьезное. И оказалась права.
   - Знаешь, Лариса, до сегодняшнего дня я думал, что знаю собственного сына. - Мужчина оперся локтями на колени и спрятал лицо в ладонях.
   - Расскажи все по порядку, - попросила она, усаживаясь рядом.
   И он рассказал. О причинах суда над Петей и его матерью, о записках с угрозами, о вытребованной шантажом карте с кладом, о попытке проникнуть в логистический центр обманом, подтвержденный видеозаписью. Лариса Семеновна сидела бледная, с чуть подрагивающими губами, теребя в руках платочек. Когда муж замолчал, она только спросила:
   - Они показали тебе это все?
   - Да. - Петр потер ладонью лицо, словно пытаясь проснуться, - Я держал в руках копии материалов суда, читал эти записки, результаты экспертизы волоска на одном из писем, видел видеозапись в приемной Братства. Я хотел бы, чтобы все это оказалось недоразумением... я именно так и думал, когда ехал в центр на переговоры! Реальность оказалась абсолютно противоположной, Лариса. Почему?!
   Он стукнул ладонью по столу. Парни за углом коридора дружно вздрогнули.
   - Но это еще пол беды. Ведь через полчаса сюда придет Романская. Что я ей скажу?! Что ее сын - шантажист? Преступник?
   - А вот насчет этого не беспокойся, - вдруг трезво заметила Лариса, - насколько я помню, ты только что рассказывал, что в том уголовном деле фигурировала и она!
   - Ты права, я об этом не подумал, - Петр Юрьевич чуть выпрямился, осознав правоту жены, - шок оказался так силен, что я зациклился на сыне и забыл об остальных фигурантах этой истории. Но все же, что мне ей сказать?
   - Просто изложи факты, вот и все. Если не поверит, то пусть сама едет в этот клуб и сама все узнает. Ты не в ответе за ее сына!
   - Как выяснилось, я и за своего-то ручаться не могу, - пробормотал он, принимая от жены стаканчик с "Корвалолом".
   - Со своим мы позже разберемся, когда Романские уйдут. Это семейное дело, так что не стоит из избы сор выносить.
   - Ты права, Лариса.
   В дверь позвонили, и Лариса Семеновна пошла встречать Романскую. Петр Юрьевич вздохнул, приосанился и поспешил на помощь жене, - соблюдение этикета никто не отменял.
  
   ... и снова район Белой дачи, дом Мечты...
  
   Мы осмотрели домашний арсенал и пришли к неутешительным выводам: оружия требовалось больше, и главное, самого разнообразного. Этот вопрос Саша взял на себя, а я озаботилась пополнением домашней аптечки и средствами защиты.
   Но для начала пришлось во-первых, включить все телефоны обратно, и во-вторых, закончить наконец, хоть как-то копию Живой карты. Правда, стройным планам в очередной раз пришлось измениться под давлением реальности. Стоило нам включить телефон, как позвонил Полковник и выложил нам последние новости в Братстве. Сказать, что мы не удивились, было бы ложью: я в очередной раз и думать забыла про Петю и его друзей, стоило нам убедиться, что очередное "слабое место" в обороне Братства устранено.
   Рассказав нам о посещении Братства отцом "героев", Полковник напомнил о необходимости закончить каталоги. Вздохнув, я согласилась и засела за компьютер.
  
   ...а в это время в Америке наступило утро...
  
   Джек еще спал, когда в дверь кто-то истошно позвонил. Ворча и проверяя на ходу пистолет, мужчина отправился вниз.
   - Кто там?
   - Джек, это я! Открой!
   - Том?! Что случилось? - Джек рывком открыл дверь и уставился на приятеля. - Заходи.
   Джек поправил форменный галстук и сел на диван в гостиной:
   - Я сдавал смену, когда пришел спецсигнал на пульт: правительство объявило мобилизацию первого уровня!
   - Что?! - Еще со службы в армии Рассел помнил, что это означало, что вся местная полиция становится на уровне армии и переводится на усиленный режим службы. Последний раз такое было во время затопления Нью-Орлеана.
   - Нам приказано не отлучаться от города, все отпуска отменены. Краем уха я слышал, что планируется проверить списки всех ветеранов и военных отставников.
   Джек рассеянно почесал живот:
   - Ты хочешь сказать, что будет война?
   - Я не думаю, что есть другие варианты. Землетрясений больше не предвидится, прочих катастроф тоже. Сезон торнадо, слава Богу, завершен.
   - Ты всех предупредил?
   - Позвонил Робину и разбудил Майки.
   - Ты как, выдюжишь еще пару часов?
   - Вполне, - Тому было не привыкать к сверхурочным.
   - Тогда снова звони им и пусть скорее летят сюда!
   Джек ринулся в спальню, разбудил жену, кратко рассказал новости и попросил сварить кофе на всех.
   Через полчаса на кухне собралась тесная компания: пока Полли варила кофе и делала на скорую руку сэндвичи, Джек успел позвонить брату и своячнице с важными новостями. А там и остальные подтянулись. Заспанный Майки оказался в шортах и свитере на голое тело, а Робин даже умудрился побриться.
   Джек оглядел друзей:
   - Итак, наши толстозадые, осыпанные золотом правители решили повоевать. Вот только командовать будут они, а умирать будем мы, простые люди.
   - У тебя есть план? - деловито поинтересовался Робин.
   - Самый простой: держаться подальше от всего этого дерьма и стараться не утонуть.
  
   1 ...ря
  
   Трое суток упорного сражения с компьютером не прошли даром: переправив файлы верстки в типографию, я отрапортовала Полковнику о проделанной работе и свалилась без сил на диван. Теперь следовало бы разобраться с трофейной шкатулкой, так и хранящейся в сейфе, закончить копирование Живой карты хотя бы в среднем масштабе, обдумать детали новой стратегии работы со Странными Путями, но в голове оглушительно пульсировала мигрень, глаза щипало и жгло от перенапряжения, правая рука затекла от многочасового вождения мышкой и стилосом на графическом планшете.
   Вообще хотелось забиться в какую-нибудь щелку и впасть в зимнюю спячку. Закрыла глаза и представила, что я просто диванная подушка. И моментально уснула.
  
   ...тем же утром в Европе...
  
   В Париже вторую неделю стояла омерзительная погода: ливень шел пять дней в подряд, шквалистый ветер срывал зонты, вывески и дорожные знаки, температура стойко замерла на границе между пятью и десятью градусами по Цельсию. Полицейские и поднятая на ноги Национальная жандармерия едва справлялись с устранением то и дело возникающих пробок или стихийных беспорядков. Потерявшие легкий заработок на улицах африканские беженцы пытались найти новый источник пропитания, но ничего, кроме торговли или мелкого ремесленничества, они не умели. Торговать на улице из-за погоды теперь было невозможно, ремесленники во Франции в том понимании, какое было распространено в Африке - не нужны. Социальные службы не спешили открывать для них закрома, и так еле справляясь с местными безработными. Так что среди беженцев мало-помалу начались волнения. Президент и кабинет министров бормотали маловразумительные речи, убеждая население потерпеть, журналисты писали яростные статьи, но никто ничего конкретного не делал.
   Поль Валентин вышел из дома, привычно осмотрелся в поисках лучшего пути через льющуюся сплошным грязным потоком воду и поспешил в сторону улицы Бельвиль в надежде поймать такси. Конечно, можно было бы добраться до ближайшей станции метрополитена, но вот уже два дня, как знаменитое Парижское метро затопило. Автобусы ходили из рук вон плохо - сказалось урезание бюджета муниципального транспорта и массовое сокращение водителей. Попытка использовать в качестве альтернативы дешевую рабочую силу из беженцев провалилась с треском - африканские водители в принципе не признавали существование правил дорожного движения и определенных маршрутов.
   Заскочив по дороге в булочную за круассанами, он вежливо поздоровался с продавщицей:
   - Доброе утро, мадмуазель Арлетт. Мне, пожалуйста, пять круассанов с кремом и минибагет.
   - Доброе утро, месье Сорель. - Долговязая Арлетт работала в булочной-кондитерской, но сама больше походила на сухую корку. - Будьте сегодня осторожны, говорят, снова начались погромы.
   Она ловко упаковала покупку в фирменный бумажный пакет и тщательно обкрутила пленкой от дождя. Расплатившись, археолог поспешил дальше. В соседнем магазине он пополнил запас кофе и с большим пакетом в руках перебежал дорогу на удачно загоревшийся зеленый свет. На остановке такси стояла толпа унылых и мокрых людей.
   Археолог уселся в свободную машину и назвал адрес. Водитель осторожно влился в поток транспорта и направился в сторону Сены. Из радио лилась тихая музыка, таксист поглядывал в ретровизор и гонял из уголка рта в другой еле тлеющую сигарету. Поль посмотрел на часы и прикинул, что такими темпами он как раз успеет послушать радионовости. Стоило только музыке смениться на знакомые с детства позывные, как он попросил таксиста сделать погромче. Тот кивнул и сам с интересом прислушался к голосу дикторши.
   - Европейская комиссия по правам человека рассмотрела поданные ходатайства правительств европейских стран по вопросам африканского континента и постановила, что решение проблемы размещения и трудоустройства беженцев следует оставить в ведении местных органов власти. В качестве альтернативных вариантов было предложено создать условия для перенаправления потоков беженцев на территории, имеющие традиционную нехватку населения. Правительства Швеции, Финляндии и Норвегии выступили с резкой критикой этого предложения, заявив, что территория тундры и норвежские фьорды являются уникальными заповедниками дикой природы и не способны обеспечить необходимые условия для проживания южных народностей.
   Правительство Италии и Испании ходатайствуют за переселение излишков беженцев на пустующие территории Азии, Австралии и России. Полномочный представитель Российской федерации в ООН высказал резкую критику в адрес такого предложения. Представители Китая, Тайланда и Австралии поддержали Россию. Новая Зеландия, Индонезия и Индия пока сохраняют нейтралитет.
  
   ...тем же вечером, в Санкт-Петербурге, Россия...
  
   Отоспавшись, я поднялась и занялась приготовлением ужина. Правда, стоило мне только вытащить из холодильника кусок мяса и задуматься, что из него приготовить, как зазвонил городской телефон и густой мужской бас попросил к телефону Александра.
   - Его пока нет дома, но я могу передать, что вы звонили, - сообщила я, торопливо вытирая руки.
   - А когда он придет?
   - Думаю, к вечеру, когда стемнеет.
   - Понятно, - собеседник помолчал, видимо, что-то прикидывая в уме, и поинтересовался, - а с кем я разговариваю?
   - С его женой.
   - Он женат?! - мужчина явно удивился.
   - Да. Так что мне ему передать? Как вас представить?
   Собеседник явно замялся, что мне вдруг стало совсем не нравиться.
   - Если вы сообщите, кто и по какому поводу звонил, а также, как с вами связаться, то как только он вернется, то сразу перезвонит.
   - Наверно, это будет не очень удобно... - Как-то подозрительно он начал мямлить! - Может, я ему перезвоню попозже...
   Тут я услышала хлопок двери и радостно сообщила:
   - Вам повезло! - И тут же позвала мужа, - Саша, тут тебя к телефону! Кто и зачем, не говорят!
   Кивнув, муж быстренько вымыл руки и взял трубку:
   - Слушаю.
   Я ободряюще улыбнулась и вернулась на кухню. Не особо заморачиваясь, натерла кусок окорока пряностями и сунула в духовку. Сидя над миской с картошкой, невольно прислушалась к происходящему в гостиной: оттуда раздавался сердитый голос Александра. Закончив с гарниром, выяснила, что в холодильнике и буфете не осталось ничего вкусненького. Пришлось взять плетеную корзинку в виде высокого подноса и спуститься в подвал. Путь лежал мимо гостиной, и я невольно услышала обрывок фразы:
   - Мне плевать, кто, кому и кем приходится! Я сделал себя сам и никому ничем не обязан!
   Нагрузив корзину баночками с дачными заготовками, вернулась обратно. И снова случайно услышала:
   -- ...Если тетки так считают, это совершенно ничего не значит! Где они были, когда после смерти родителей я загремел в детский дом?!
   Я замерла в шоке. Вот как, оказывается? А я-то грешным делом удивлялась, почему Саша никогда не вспоминает про свою семью. Конечно, особо и случая не было, но все же! Вон, моя родня хотя бы раз в неделю подкидывает если не событие, то тему для обсуждения. Получается, это какой-то родственник нарисовался? Сколько же лет они не общались? То-то он удивился, что Саша женат! Ха, становится очень даже интересно...
   Я посолила закипевшую воду в кастрюле с картошкой и направилась в кабинет за кое-какими записями: раз уж все равно надо сидеть на кухне, так хоть с пользой. Мне предстояло рассортировать найденные на Живой карте символы и решить, какие внести в рабочую копию, а какие нет. Отмечая маркером самые интересные знаки, рассортировала их по степени важности. Выходило, что правильнее будет сконцентрироваться на том, что отражалось под минимальным увеличением. По зрелом размышлении остановилась на подробной карте побережья до реки и каньона-прохода до долины. В качестве конечной точки взяла основную пирамиду со знаком тайного знания и технологий, добавила таинственную курицу и пирамиду с НЛО. Потом немного поразмыслила и решила, что знаки опасности тоже не помешают.
   В кухню влетел взволнованный Саша. Играя желваками, сел за стол, осмотрелся. В глазах были боль и ярость. В такие моменты лучше его не трогать, невербально показывая свое участие. Так что я просто молча пододвинула ему чашку с кофе и корзинку с печеньем.
   Пока он пил кофе и успокаивался, я успела доварить картошку, перевернуть мясо на другую сторону и порубить соленые грибы с луком. Стоило мне достать из буфета баночку с консервированным перцем в томатном соке и открывалку-рычаг, как муж молча отобрал их от меня и сам открутил крышку.
   Хрумкая сухим хлебцем (в качестве профилактики избыточного веса я решила чуточку уменьшить суточное потребление калорий), я поглядывала на Сашу в ожидании, когда он окончательно придет в норму и сможет все рассказать. Теоретически, это могло произойти после вкусного ужина: правило "путь к сердцу мужчины лежит через его желудок" никто не отменял. Наблюдая, как с его тарелки исчезают один за другим ломти сочной свинины, я с радостью подмечала обнадеживающие признаки. Наконец, Саша сыто передохнул и откинулся назад. Больше не пряча улыбку, я поставила на стол чайник и чашки.
   - Знаешь, кто сейчас мне позвонил? - он с хрустом откусил кусок хлебца с медом и прикрыл от удовольствия глаза.
   - Откуда бы?
   - Представляешь, мой троюродный дядя из Москвы!
   - Серьезно? У тебя есть дядя?!
   - Да! Двое. И еще две тетки. Они разыскали меня через адресный стол.
   - Ух, ты! А почему через адресный?
   - Я никогда не видел ни его, ни других родственников. Родители иногда вскользь упоминали, что у них есть родственники в Москве, но никогда не общались. Когда они погибли в автокатастрофе, меня отправили в детдом, потому что никто из родственников не выразил желание взять к себе пятилетнего пацана.
   Саша сглотнул и нахмурился, заново переживая горе. Я вскочила и крепко обняла его за плечи, чмокнув в макушку. Он погладил мою руку и продолжил, через пару минут справившись с собой:
   - А теперь, через тридцать лет, они вдруг решили разыскать меня. Они даже не знали, жив ли я!
   - Но почему? Через адресный стол что-то найти такая морока! - Кладоискатели по роду деятельности не раз бились с бюрократическим монстром под названием Всероссийский Адресный стол, так что я была в курсе.
   - Все оказалось банально и просто, - Саша вздохнул и потерся затылком об меня, - помнишь, мы участвовали в передаче, посвященной Братству? Там еще показали отрывок соревнований по единоборствам.
   - И ты там был в нескольких эпизодах, - я энергично закивала, забыв, что у Саши нет глаз на затылке. - А они ее увидели?
   - Именно! Дядя сказал, что я стал очень похож на отца. Плюс фамилия...
   - Неужели у них проснулись родственные чувства?
   - Если бы так, - Саша усмехнулся, - я же сказал: банально и просто! Тогда они работали на каких-то хороших должностях, но сейчас уже давно на пенсии. А пенсионеры, даже государственного значения - это вовсе не важные персоны... Сама понимаешь, они не привыкли ни к общественному транспорту, ни к обыкновенным магазинам и поликлиникам.
   - Они работали где-то в правительстве?
   - Почти. Родители упоминали, что они были на очень видных постах, папа для них был почти люмпеном, хотя и работал главным инженером на Ижорских заводах.
   - Старая история, - я фыркнула и снова обняла Сашу, - так чего же они хотели? Ты так громко кричал...
   - Представляешь, они потребовали... Потребовали, прямым текстом! Выделить им содержание для достойной жизни!
   - Что?! Как это?! На каком основании?! Что значит - достойной жизни?!!
   Он поднялся и сам обнял меня, увлекая в гостиную, к креслу возле окна. Я покладисто села к нему на колени. Саша погладил мою ногу и вздохнул:
   - Я был очень обижен на них все эти годы. В детдоме, куда я попал, мне потом отдали все документы, и в них - письменный отказ всех этих... родственничков! Мне повезло, что после несчастья с родителями меня не оставил Антон Игнатович. Они с отцом вместе работали и дружили. Конечно, никто не позволил ему усыновить меня тогда, но он регулярно навещал меня в детдоме. Проверял, как я живу, как учусь, помогал советом, а потом вообще взял меня в ученики в Братство. Так что, по сути, Антон Игнатович заменил мне отца.
   - Сашенька... - я кусала губы, с трудом сдерживая слезы, - я не знала... Сашенька...
   - Ну, что ты? - он обнял меня и начал утешать, - Потом я понял, что, возможно, это оказалось для меня наилучшим выходом, ведь иначе бы я не стал тем, кем являюсь сейчас. И не встретил тебя... ну, не плачь!
   Я всхлипнула и уткнулась в его футболку. Саша вздохнул и начал меня тихонько укачивать:
   - Все, что не делается, к лучшему! Ну, ведь ты сама всегда так говоришь, а теперь мы вместе, и у нас все будет хорошо!
   Я еще раз всхлипнула и проворчала, сердясь на свою плаксивость:
   - Ну вот, глаза на мокром месте, всю футболку тебе намочила.
   - Слезы вода, высохнет и забудется, - он вдруг рассмеялся, - ты лучше подумай, как знатно я сейчас сумел им отомстить, напомнив о том отказе! Они ж теперь себе локти всем скопом кусают!
   - А они могут что-то сделать? Через суд, например?
   - После письменного отказа - вряд ли. Да и не кровные мы с ними родственники. Но ты права, можно будет узнать у юристов, просто на всякий случай.
  
   2 ...ря
  
   Рано утром по новостям передали, что в Северном Ледовитом океане западнее острова Шпицберген внезапно произошел тектонический сдвиг, вызвавший землетрясение и цунами. Жертв и разрушений не было просто потому, что уже установившиеся ледяные поля погасили основной удар водной массы, а берега России в северных регионах не настолько населены, чтобы иметь серьезные последствия. Немногочисленных пострадавших вовремя нашли и эвакуировали.
   Тем не менее, Правительство отправило в этот район несколько боевых патрульных кораблей и научно-исследовательское судно. Северная группировка войск была переведена на усиленный режим несения службы.
   Одним ухом слушая телевизор, я дорисовывала копию Живой карты, тихо предвкушая новый виток приключений. Саша уехал на консультацию к юристам Братства, не желая затягивать решение вопроса с новоявленными родственниками. От вчерашнего шока он уже отошел, молча разыскал все нужные документы, собрался и уехал. Я осталась дома одна. Наложив последний мазок коричневой краски, полюбовалась прекрасно получившимися горами и решила передохнуть, дав время просохнуть акварели. Налила себе чаю, сделала погромче телевизор. По круглосуточному новостному каналу передавали в прямом эфире заседание совета ООН. Непередаваемо скучное зрелище! Говорильня, говорильня, говорильня... и смысла-то мизер! Сплошные обтекаемые формулировки, сплошная дипломатия. "Наша страна выражает глубокую озабоченность". "Правительство Великобритании искренне соболезнует". "Я с удовольствием встретился с уважаемым представителем Франции". Ха!!
   Сейчас председательствующий в Совете посол Австралии многословно и со вкусом пытался заставить европейских "коллег" дать согласие на окончательное расселение и натурализацию всех тех беженцев из Северной Африки и Аравийского полуострова, кто сумел спастись из тектонического ада. Дело осложнялось тем, что подавляющее большинство беженцев были нищими, необразованными мусульманами, знающими только язык, традиции и занятия своей погибшей родины. Кому такие нужны?!
   Германия яростно спорила, намекая на и так неподъемный груз финансово-производственного локомотива Единой Европы, стараясь урвать для себя какие-то послабления и бонусы. Франция кричала о своем героическом прошлом и старалась скинуть груз "излишков" беженцев на северные страны. Италия трясла наследием культуры Древнего Рима и заявляла о невозможности обеспечения своей квоты беженцев всем необходимым. Скандинавы с нордической невозмутимостью пропускали мимо ушей все темпераментные инсинуации и гнули свою линию. Потерявшая восемьдесят процентов территории Япония молчала в тряпочку, позабыв самурайскую гордость и имперский апломб. Китай и Индия с восточной загадочностью хранили молчание, поглядывая на Россию. Та, в свою очередь, спокойно ждала развития событий.
  
   ...в это же время где-то в центре Петербурга...
  
   В дешевую забегаловку одетая в старую куртку и джинсы Елена Виттер зашла с черного хода, постаравшись сразу смешаться с толпой. Взяв себе стакан жиденького кофе с молоком (отвратительная коричневая бурда с подозрительным запахом) и самые дешевые пельмени, она устроилась за стойкой в углу и цепко осмотрела контингент. Заросшие, плохо одетые гастарбайтеры жались кучками, бомжеватого вида мужики и тетки шумно обсуждали копеечные дела. Ссорились, сгоряча тыкали друг друга в зубы и тут же мирились.
   Елена подозрительно осмотрела пельмень и положила в рот. До подхода осведомителя было время подумать и сориентироваться. Старый еврей юлил и вилял, но вцепился в возможность заработать и согласился помогать. Впрочем, Елена не собиралась открывать до поры, до времени все карты и ограничилась общими фразами про место, где можно будет разжиться классным товаром.
   А сама отправилась на встречу с осведомителем. Бывший водитель одного из "важных людей", живший в коммуналке на Петроградской стороне на небольшую пенсию, приторговывал оставшимися со старых времен связями и информацией. За хорошие деньги мог узнать или достать практически все, что угодно.
   Она почти доела пельмени, когда заметила нужного человека:
   -- Привет, пигалица, -- к ней подвалил осведомитель, -- не составишь компанию старику?
   -- От чего не составить, коли пивком угостишь, -- отозвалась шпионка, ловко и незаметно перекинув собеседнику сложенную купюру.
   -- Пивко не проблема, -- подмигнул тот и поднялся, - а девчонок я люблю.
   Плюхнув на стол две плохо помытые кружки с дешевым пивом, он прищурился на женщину:
   -- Значит, говоришь, дело свое начинаешь?
   -- Да, вроде того. Можешь разузнать вот об этом месте? - Елена черкнула в блокнотике адрес.
   Информатор прочитал и задумчиво прищурился:
   - Десять кусков. Люди серьезные...
   - Вот задаток, - Елена пододвинула купюру, - когда будет информация?
   - Неделю придется подождать.
   - Договорились.
   Шпионка резко поднялась и в два счета выбралась из кафе, по привычке тут же нырнув в подворотню и через чердаки и подвалы перебравшись за несколько кварталов от забегаловки, в людные районы, где слежка почти невозможна.
  
   ...и снова район Белой дачи...
  
   К обеду вернулся Саша с тревожными новостями: хотя шанс мизерный, но новоявленные "родственнички" могли по суду что-то вытребовать. Юристы внимательно ознакомились с документами и сообщили, что если те сумеют доказать, что в то время были стеснены в каких-либо условиях (жилищных или материальных), то суд сможет счесть это смягчающим обстоятельством и решить, что они имеют право возобновить родственные отношения. Если учесть, что теперь они находились весьма в преклонном возрасте, то и это может стать очком в их пользу.
   Другое дело, что в тот период никто из родственников не был в стесненных обстоятельствах, а вовсе даже наоборот: Саша в свою очередь поднял архивы и получил исчерпывающую информацию о "вражеской стороне". Как выяснилось, в то время дядя работал председателем райкома одного из центральных, "элитных", районов столицы. Одна из теток занимала ответственную должность в ведомстве, отвечающем за тяжелую промышленность, другая - занималась внешнеэкономической деятельностью и практически не вылезала из заграничных командировок. Еще один дядя был видным дипломатом со всеми вытекающими.
   Юристы сочли это обнадеживающим для Александра обстоятельством. Закон в отношении детей в те годы был суров, но справедлив: при отказе от ребенка горе-родственникам пришлось подробно указывать причины отказа от опекунства, а также везде в документах были записаны должности и адреса проживания претендентов. На всякий случай Саша дал задание собрать соответственные архивные выписки и справки. Заявленное же "не знаком с родственниками и никогда не видел", тогда стали достаточным основанием для принятия отказа, но сейчас станут серьезным аргументом не в пользу истцов. То, что дядья обязательно обратятся в суд, адвокаты не сомневались: иного законного способа урвать кусок пирога просто не было.
   Саше же адвокаты посоветовали собрать максимальное количество свидетелей, доказывавших, что всего он добился сам, без помощи родственников. Я сразу предложила свою родню, а также Рамироса и Вадика. Бесспорным кандидатом был так же Полковник, бывший свидетелем тех событий с самого начала.
   Разволновавшись, я бегала кругами по комнате, ломая пальцы, и рассуждала:
   - Ты поговорил с Полковником?
   - Сразу же, еще вчера позвонил, а сегодня окончательно договорился. Да ты же знаешь, - он никогда не отказывает в помощи!
   - А с другими Старшинами?
   - С ними сам Полковник поговорит, так будет лучше.
   - А Рамиросу звонил? А Вадику? Может, его отца подключить?
   - Мечта, успокойся, - муж поймал меня посреди двухсотого круга и прижал к себе, - Братство нас не бросит, эти родственнички даже не поняли, что будут, по сути воевать не со мной, а с целым Братством. Наши юристы их раскатают в блин за пять минут.
   - А если они крутых адвокатов найдут? Говорят, в Москве не адвокаты, а супер-акулы какие-то!
   - Крутые адвокаты стоят крутых денег, - он подхватил меня под мышки и понес к дивану, - вряд ли они у родственников есть. Иначе бы обо мне и не вспомнили. Идем, тебе нельзя волноваться!
   Плюхнувшись на диван, беспокойно поерзала:
   - Надо маме позвонить, пусть подключит наших...
   - Мечтуляяяя... - Муж укоризненно отобрал у меня мобильный и сунул в руки книжку, - успокойся и давай лучше отдохни. Пока мы просто готовимся и ждем действий от той стороны. Ты мне лучше скажи, как у тебя двигается работа с Живой картой?
   - Нормально, - я фыркнула, - сделала я ее. И что теперь мы будем делать?
   - Думаю, теперь стоит начать ее легализацию. Ты помнишь нашу легенду?
   - А почему бы нет? Конечно, помню: в том чемодане среди старых писем, что мы купили на "блошке".
  
   3 ...ря
  
   Не откладывая дело в долгий ящик, утром же разослали СМС-ки Вадику и Рамиросу. Через час оба отзвонились с кучей вопросов. Я добросовестно сообщила, что решила на досуге доразбирать купленный давно на блошином рынке чемодан с бумагами, и под письмами, на самом дне нашла карту. Яркую, почти целую и явно самодельную. Заодно сообщила, что и сама бы такую нарисовала при необходимости, так что это наверняка рисовал художник, а не картографист или другой спец по топографии.
   Рамирос постановил, что через два часа мы встречаемся в клубе, где и обговорим окончательно наши планы.
   Саша все равно собирался в клуб - поговорить с адвокатом и Полковником, так что все благополучно состыковалось одно к одному. Я напросилась с ним, посидеть в библиотеке, а то из-за болезни совсем из дома не выхожу.
   В коридоре меня сначала поймал и радостно потискал Полковник, потом Рамирос, потом Вадик. Закончив с приветствиями и "нежностями", гуськом направились в кабинет к Полковнику. Старшина мимоходом усилил работу кондиционера и сел на свое место. Достал трубку и сообщил:
   - Ученые в основном закончили исследовать твои трофеи, Мечта. Правда, пришлось их самолетом отправить в Новосибирск, в тамошние институты, у нас оборудование не то.
   - И что они обнаружили?
   - Оказалось, что это новый для нас вид скорпионов. Токсикологи нашли пятнадцать видов неизвестных токсинов, в различных сочетаниях по-разному действующих на жертву. Причем, похоже, вырабатываются они разными железами, и скорпионы могут по желанию менять состав яда. Генетика этих монстров еще исследуется. Кстати, из-за того, что ты притащила сюда этот вид, биологи присвоили ему твое имя! Теперь он называется Scorpio Giant Mechtadivnogorskae, гигантский скорпион Мечты Дивногорской, и выделен в отдельное семейство.
   Я невольно фыркнула. Точно, о таких только и мечтать!
   - А теперь о более важном. Мечта, расскажи, как ты оказалась в этом ущелье?
   Я добросовестно повторила рассказ о том, как решила пофотографировать, взяла фотоаппарат и вышла в сад. Цепочку путешественника сунула в карман просто по инерции. И вдруг внезапно сначала попала в какой-то сад в ином месте, а потом так же неожиданно попала в то ущелье. Подробно рассказала о нападении, естественно, умолчав о коробке.
   Полковник пыхтел трубкой, кивал, переспрашивал. А в конце спросил:
   - Как ты думаешь, почему это произошло? Насколько мне известно, раньше тебя не подвергали опасностям в подобных путешествиях.
   Я кивнула:
   - Я сама в больнице только об этом и думала. Мне кажется, те, кто меня переносит на Странные Пути, теперь решили, что я должна каждый раз доказывать, что действительно достойна этой чести и могу пройти любые испытания. И еще я думаю, что эти испытания - своеобразная оплата за проход по Путям и все то, что они могут принести.
   Вадик изумленно покачал головой, рассматривая свои руки. Рамирос выглядел отчего-то сердитым. Саша ободряюще держал меня за руку.
   - А что об этом думаете вы? - Антон Игнатович посмотрел в упор на парней.
   Саша пожал плечами:
   - Мы решили, что теперь нужно быть постоянно готовым к самому худшему. Раз уж на Пути Мечту выкидывает исключительно вне дома, то невооруженной ей выходить больше нельзя, даже во двор. Минимальный набор мы уже составили и приготовили.
   Я молча показала нож и небольшой ствол. Полковник благосклонно кивнул, Рамирос вроде расслабился.
   - Рамирос? - наставника явно не устроило их молчание.
   - А что тут скажешь? Раньше нам и на самом деле почти на блюдечке все доставалось. Значит, теперь просто будем готовы сражаться с трудностями и опасностями по полной программе.
   - Вадик?
   - Мы просто будем больше тренироваться и тщательнее готовиться.
   - Отлично! Ничего другого от вас услышать я и не ожидал. Молодцы!
   Вышли из кабинета Полковника и столкнулись нос к носу с Рыжим Леней. Тот на секунду замер, окинул нас подозрительным взглядом, отчего-то фыркнул и прошел мимо.
   - Что это сейчас было? - негромко поинтересовался Вадик.
   - Кто-то снова трепку захотел, - философски отозвался Рам, - идем, пора заняться делом. Куда сначала, на тренировку или поработаем?
   - У меня бассейн через сорок минут, - я посмотрела на часы.
   - Значит, тренировка, - Саша подхватил наши с ним сумки и направился к спортзалу.
   Пройдя через все обязательные в бассейне процедуры, я получила у тренера задание и с бортика прыгнула на указанную дорожку. Две дистанции на спине, три дистанции кролем и четыре брассом - тренировка шла, как обычно. Отпрыгав с вышки положенное упражнение, получила подводную маску и ласты.
   - Под водой не стоит так резко двигаться, ты торопишься и из-за этого сбиваешь ритм, - терпеливо объяснял тренер после пробного заплыва, - пока не гонись за скоростью, а строго следи за дыханием.
   Я переводила дух и кивала.
   - И еще. Ты косолапишь ступни, старайся держать их параллельно, тогда ласты не будут цепляться друг за друга. Давай, пройди туда-обратно, но не на скорость, а учитывая все то, что я тебе только что сказал.
   Нырнув, я погрузилась почти до дна и поплыла вперед, про себя повторяя слова тренера. Час пролетел незаметно. Приняв душ, я высушила волосы и присоединилась к ребятам в спортзале. Сверившись с тренировочным журналом, Кирилл посадил меня за тренажер, а сам вернулся к рингу. Там Саша как раз боксировал с одним из поисковиков. Рамирос неподалеку старательно прыгал на скакалке. Вадик висел на альпинистском стенде и на приличной скорости наматывал теоретические метры высоты.
  
   ...а в это же время в одном из районов Москвы...
  
   Районный арбитражный суд - странное и унылое место. В его стенах каждый день происходят маленькие трагедии и триумфы, плетутся интриги, стремительно взлетают и рушатся карьеры. Там редко бывает тихо. Вот и сейчас в его коридорах сновали озабоченные служащие, суетились истцы и ответчики, деловито шагали судьи. В одном из закутков, оборудованных для переговоров, за столом сидело несколько пожилых людей и внимательно смотрели на адвоката. Тот перебирал бумаги и озадаченно хмурил брови. Наконец, сложил руки поверх папки и поднял глаза на клиентов:
   - Просмотрев документы, я сверился с законодательством и могу вам сказать, что шанс выигрыша у вас есть. Правда, мизерный.
   Старики зароптали, и юрист тут же поднял руку:
   - Минутку, выслушайте меня до конца! Все будет зависеть от множества мелочей. Во-первых, личности судьи, думаю, объяснять не надо, почему? Отлично. Во-вторых, против вас будет играть те письменные отказы, что наверняка остались в документах в детдоме, раз ответчику об этом известно. Необходимо иметь веское объяснение для судьи, почему вы так поступили в то время именно так, а не иначе. В-третьих, очень важно выяснить мотивы ответчика и построить систему противодействия.
   - Каким образом? - осведомился пожилой дядька в хорошем пальто.
   - Это будет понятно уже на предварительном слушании, но сейчас, я думаю, самым важным аргументом станут именно эти отказы и то, что вы с ним не являетесь кровными родственниками. Это тоже важно.
   - Вы беретесь за наше дело?
   - Да, конечно. Давайте теперь подробно обсудим наши действия.
   Люди склонились над бумагами, заново подробно обсуждая каждый пункт и планируя совместные действия.
  
   ...и снова Россия, Санкт-Петербург, Клуб кладоискателей...
  
   К обеду мы прошли всю намеченную тренировку и собрались в кафе перекусить. Рамирос в благодушном настроении рассматривал новый каталог туристического снаряжения, Вадик изучал "Археологический вестник". Мы с Сашей погрузились в изучение оружейных журналов, прикидывая, что лучше всего подойдет на Странных Путях. Мне приглянулся небольшой арбалет с литым ложем из титана и лазерным прицелом. Ткнула пальцем в эту прелесть:
   - Вот!
   Саша посмотрел и скептически хмыкнул:
   - Один выстрел и полчаса заряжать. И что ты будешь делать? Вот лучше взгляни, "Глок". Надежный, компактный. Можно одиночными стрелять. Можно дать очередь. Перезаряжается за секунды.
   - А ты уверен, что огнестрел сработает на Путях? Кто знает, что там за физика и химия? Может, там порох не взрывается, а просто горит, или вообще пойдет как смазка для двигателя? А сопромат в любой точке вселенной остается сопроматом.
   - Ну, тогда может, лук? Вот, смотри, сложносоставной с усиленными блоками, - он бесцеремонно отобрал у меня каталог и зашуршал страницами, - небольшой, значит, даже для помещения подойдет...
   - Ага, вот только лука мне и не хватало для похода в магазин! Ты представь, как я буду смотреться - с луком и авоськой с продуктами! А этот арбалетик как раз в мой любимый рюкзачок войдет...
   Наш спор прервал дружный ржач Вадика с Рамиросом. Я обиженно пихнула обоих и подытожила:
   - Сейчас обижусь и буду со скалкой ходить! А вам тогда фиг, а не пироги и вкусности, потому что скалка у меня одна!
   - Нееет! - Рамирос сделал попытку пасть на колени, - только не это!!
   - Только не это!! - Вадик состроил жалобное лицо и тоже попытался пристроиться рядом с Рамиросом, - мы же умрем от голода!!! Меня же Темка на порог дома не пустит, вместо корма сожрет!!!
   - Ну-ка, цыц! - Саша, едва сдерживая смех, поднял обоих за шкирки и усадил обратно, - падать на колени перед Мечтой имеет право только ее муж, то есть я!
   - Ты же упадешь? - с надеждой спросил Вадик, - мы ж без борща, того...
   Я с трудом сдерживала улыбку, старательно держа оскорбленный и царственный вид.
   - Э-э, - Рамирос встревоженно уставился на друга, - Сашка, выручай, иначе мы все умрем... смертью голодной... - и уже совсем жалобно, - пожаааалууйста!
   - Циркач-чи! - прошипел сбоку срывающийся от ярости голос.
   Мужики вскинулись и дружно развернулись в ту сторону. Я тихонько икнула и попыталась вжаться в кресло: рыжий Леонид стоял рядом с незнакомым мужчиной. И от этого мужчины исходила волна магии! Блин!! Оба смотрели на нас с осуждением.
   Тяжелую ситуацию разрешил Рамирос:
   - Какие-то проблемы, Леонид? - подчеркнуто нейтрально спросил и добавил, - с каких это пор отношения внутри бригады стали касаться посторонних?
   И уставился в упор. Я поежилась: подобный взгляд практиковался на соревнованиях по единоборствам, в целях устрашения противника. Леониду было далеко до тех мастеров, что встречались с Рамом на ринге, так что вскоре он отвел глаза и заиграл желваками. Маг оказался крепче, но, когда рядом с командиром встали Саша с Вадиком - отступил и он. Раскрыл рот, намереваясь что-то сказать, еще раз глянул, и вдруг вздрогнул и замер.
   У меня появилось нехорошее, щемящее ощущение в груди. Кажется, он понял, что мой муж тоже обладает Силой. Пришелец стрельнул глазами по противникам, задержал взгляд на мне, и снова - в упор на Сашу.
   Мне было страшно, но я молча поднялась и встала рядом с бригадой, взяв мужа за руку. Почти сразу по телу пробежала волна тепла, и пришло ощущение полноводности - как всегда, когда наши с Сашей Силы объединялись по праву брака.
   Против такого пришлый маг устоять не смог: еще раз вздрогнув, он опустил взгляд и сделал шаг назад. Это стало сигналом для Лени: подхватив спутника под локоть, он заставил его развернуться и ушел.
   Я перевела дух.
   - Ну, так что решаем с оружием? - снова, как ни в чем не бывало, поинтересовался Саша.
   - Я беру арбалет! - я сложила руки на груди и с вызовом уставилась на мужчин.
   - Да берите оба варианта, - серьезно сообщил Вадик. И тут же добавил, - вы лучше скажите, что вы там такого интересного нашли?
   Я развернула на столе карту. Рамирос присвистнул и наклонился поближе.
  
   11 ...ря
  
   Первое слушание по иску новоявленной Сашиной родни должно было состояться через полчаса. Я с Сашей, Полковник, Рамирос, Вадик и наш адвокат и привлеченный им к делу эксперт сидели в коридоре Хамовнического районного арбитражного суда Москвы. Юристы в последний раз просматривали документы, изредка советуясь друг с другом. Полковник читал газету. Я щелкала клавишами в ноутбуке. Остальные лениво болтали ни о чем.
   В коридоре чуть дальше сидела группа пожилых мужчин и женщин. Они ни с кем не общались, почти не разговаривали между собой и только неотрывно смотрели в сторону лестницы. Я сразу поняла, что эта группа людей - те самые кандидаты в родню, уж больно они пристально разглядывали мужа и с явной неприязнью поглядывали на меня. Наконец, к ним подбежал запыхавшийся молодой человек с портфелем, явно адвокат, судя по их реакции. Пока я разглядывала наших противников, в коридор вышла секретарь и пригласила в зал заинтересованные стороны.
   Мы остались ждать в коридоре. Сидеть и ждать вызова в зал оказалось неимоверно сложно: было скучно, но в любой момент могли вызвать, так что не отойдешь. Полковник явно страдал без своей неразлучной трубки. Парни кругами слонялись по коридору. Я сидела на подоконнике и от нечего делать рубилась в компьютерную стрелялку. Убийство монстров помогало хоть как-то снять стресс.
   Первым в зал пригласили Полковника. Он поправил галстук и вошел в зал вслед за приставом. Мы с бригадой переглянулись и пересели поближе к дверям. Я захлопнула ноут и даже убрала его в сумку. Минуты ползли, мы ждали.
   Когда в дверях появился пристав, я вскочила, но он объявил:
   - Ляпишев Рамирос Иванович!
   - Здесь! - Рам вскочил.
   Мы переглянулись с Вадиком. Он пожал плечами:
   - Все правильно, раз они вместе росли в детдоме. Думаю, следующей будешь ты.
   Так и случилось. Пристав объявил мое имя, и я рванула к нему, мужчина даже чуть вздрогнул. В небольшом зале заседаний восседал, иначе не скажешь, судья - пожилой и представительный. Сидели тесной группой истцы во главе с адвокатом. Сидел Саша со своим защитником. Полковник с Рамиросом послали мне ободряющие улыбки со зрительских мест.
   - Дивногорская Мечта Сергеевна? - невозмутимо спросил судья.
   - Да, ваша честь, - я кивнула, твердо помня наставления адвокатов.
   Судья уточнил год моего рождения и место проживания. Потом приступил к допросу:
   - Что вы можете сказать по данному делу? - голос судьи был подчеркнуто участлив и доброжелателен.
   Я пожала плечами и добросовестно рассказала о вечернем звонке мужу.
   - Давно ли вы знаете Дивногорского Александра Михайловича?
   - Три года, ваша честь.
   - Как вы познакомились?
   - В Братстве Кладоискателей, ваша честь. Сначала просто были знакомыми, но около года назад Александр начал за мной ухаживать, а несколько месяцев назад мы официально поженились. Брак был засвидетельствован Советом Старшин Братства.
   Вперед выскочил адвокат истцов:
   - Разрешите вопрос свидетелю, ваша честь?
   - Разрешаю.
   - Свидетель, как вы можете охарактеризовать ответчика?
   - Александр заслуженно носит звание Сталкера Братства. Он - настоящий мужчина, целеустремленный, решительный, трудолюбивый. Исключительно благородный и воспитанный. Не боится трудностей и принципиально всего добивается сам, - я послала мужу улыбку.
   - Свидетель, - поспешно встрял адвокат, - расскажите, что вы знаете о семье мужа?
   - Он никогда не говорил о ней, всегда подчеркивая, что его семья - Братство и Антон Игоревич. Когда мы начали встречаться, своей семьей он начал также называть и мою.
   - То есть, он никогда не упоминал о дядях и тетях? О других родственниках?
   - Верно. О том, что они вообще существуют, я узнала от него в только тот вечер.
   - Как ответчик отнесся к этому звонку?
   - Он огорчился и рассердился.
   - Почему? - надо отдать адвокату должное, среагировал он мгновенно.
   Я сделала лицо юной пионерки (как меня инструктировали наши адвокаты) и сообщила:
   - Он с пяти лет прожил в детдоме, потому что никому из дальней родни оказался не нужен. Всю свою жизнь Саша построил сам, без помощи кого-то. Сам выучился и приобрел профессию, нашел дело своей жизни и добился в нем успеха. Ни у кого не одалживался и никогда не просил помощи, считая это недопустимым для мужчины. - Я перевела дыхание и продолжила, - поэтому заявление, что он должен кому-то деньги безо всякого на то основания, повергло его в шок.
   - Вы считаете, что родственные связи не являются достаточным основанием? - ринулся в атаку юрист.
   - Эти связи были оборваны тридцать лет назад этими самыми родственниками, добровольно и в письменном виде. Причем тогда, когда у Саши случилось самое большое несчастье в жизни - у него погибли родители! А ведь ему было всего пять лет! Вы представляете, что значит для ребенка - оказаться никому не нужным?! Саша на всю жизнь получил моральную травму.
   Адвокат скривился и выплюнул:
   - Вопросов больше не имею.
   Встал Сашин адвокат:
   - Скажите, свидетель, что вам известно об источниках доходов ответчика?
   - Саша имеет специальность инженера по металлоконструкциям, после окончания института работал по специальности в крупном холдинге. В качестве хобби увлекся кладоискательством. После реализации нескольких удачных находок сумел удачно инвестировать прибыль. В данный момент занимается исключительно поисковой деятельностью. Полученные находки реализует и вкладывает в ценные бумаги и доли бизнеса, что приносит проценты, достаточные для достойной жизни.
   - То есть, все свои доходы ответчик заработал исключительно сам, с помощью своих навыков, знаний и удачи?
   - Совершенно верно.
   - Спасибо, вопросов больше не имею.
   - Допрос свидетеля закончен, - судья стукнул молоточком и кивнул, - свидетель, займите свободное место в зале.
   Я села рядом с Рамиросом. Тот тихонько пожал руку и шепнул:
   - Молодец!
   В зал вызвали Вадима. Тот почти слово в слово повторил мои слова, не поддавшись на провокации. Судья уже неласково поглядывал на истцов, когда их адвокат мельком глянул на мобильный, лежавший с ним на сиденье, и подскочил:
   - Ваша честь! Разрешите ходатайство?
   - Разрешаю.
   - Ходатайствую о допросе ранее не заявленного свидетеля, Райковой Маргариты Павловны. Данный свидетель может дать важные сведения по этому делу. Явка его обеспечена, он ожидает в коридоре возле зала суда.
   - Возражений у стороны защиты нет? - Судья оглядел зал и постановил, - суд постановил: ходатайство удовлетворить, вызвать ранее не заявленного свидетеля, Райкову Маргариту Павловну.
   Через две минуты в зал вошла сухонькая старушка, комкая в руках сумочку. Подошла к кафедре и замерла. Я заметила восторженный взгляд бабки в сторону истцов и невольно напряглась.
   Судья же тем временем выяснил имя и прочие данные нового свидетеля, а потом спросил:
   - Адвокат истца, задавайте вопросы свидетелю.
   Тот подскочил:
   - Маргарита Павловна. Расскажите нам, кем вы работали тридцать лет назад?
   - Так домработницей я была. Вот, у семьи Дивногорских! Две сестры и братец ихний! Двадцать лет, почитай, проработала. Еще родителям их служила!
   - Понятно, свидетель. Расскажите, в каких условиях жила семья, чем занимались, на что жили?
   - Родители-то их давненько умерли, - старушка вытерла платочком губы, поджалась, - я уж и не упомню, когда точно... а я за молодыми ухаживала, стирала, убирала, готовила.
   - Разрешите вопрос свидетелю, ваша честь? - поднялся наш адвокат.
   Противник было дернулся, но судья разрешил, и наш адвокат повернулся к бабке:
   - Скажите, свидетель, вы упоминали, что истцы жили все вместе в одной квартире, я правильно понял?
   - Верно, совершенно верно, - закивала старушка, - квартиру-то еще родителям их выделили, на Моховой улице!
   Судью перекосило. Я непонимающе воззрилась на него, и тут в ухе раздался шепот Рамироса:
   - Напротив Кремля, рядом с Ленинкой! Почти рядом с тем местом, где проходил аукцион, помнишь?
   Прикусила в шоке язык: место жительства исключительно старшего персонала министерств. Да... прописочка была "золотая", представляю, что там за квартирки! А бабулька, не замечая диких взглядов от истцов, разливалась соловьем, описывая давнее житье-бытье:
   - Семья не маленькая, но места всем хватало, каждому по две комнаты было выделено. Плюс гостиная, да библиотека со столовой, ну, и у меня комнатка была. А что? Мне много не надо, да и магазины тогда были специальные, куда по пропускам нас пускали. Я три раза в неделю схожу, нам и хватало. Они же, почитай, дома-то и не бывали! Вечно в разъездах! Ну, из поездок, разумеется, подарочки привозили. Мне вот, то платьице, то костюмчик, то пальтишко на меху...
   - Свидетель, - судья с трудом вставил слово в монологе бабки, - вы хотите сказать, что семья Дивногорских в принципе ни в чем не нуждалась?
   - А в чем им нуждаться? Продукты в магазине всегда были свежайшие. И на любой вкус, мясо там, птица свежая, рыбка, икорка... Одежда да вещи? Ну, в магазинах - оно понятно, в особых, братья одевались, а сестры-то в основном, в Доме Мод одевались, ну, из-за границы привозили много, разумеется... - старушка с восторгом пустилась в воспоминания.
   - А семья? Дети? - голос судьи теперь напоминал айсберг.
   - А зачем им?! - в наивном удивлении уставилась на него бабка, - не до этого! Все дела, все командировки! Да и не модно это было в те годы, с малышней-то заморачиваться!
   Одна из тетушек схватилась за сердце. Наш защитник сидел, сложа руки на груди, кивал рассказу и насмешливо поглядывал напротив. Судья непреклонно продолжил допрос, невзирая на уже подпрыгивающего от нетерпения адвоката истцов:
   - Свидетель, вы хотите сказать, что создание семьи и рождение детей не было важным для истцов?
   - Все правильно, ваша честь! Они детей никогда не любили, в семье даже поговорка была, мол, от детей одни расходы, а от взрослых - доходы! И надо уменьшать расходы и умножать доходы. То бишь, дружить только со взрослыми, и избегать детей. Старшая из сестер так вообще малышню на дух не переносила, близко не подпускала! С соседями ругалась, если их нянька вовремя коляску в квартиру не завезет и ей на глаза попадется.
   Я невольно пожалела истцов: такой у них был убитый вид! Даже подумать страшно, где они выкопали эту старушенцию и как умудрились уговорить, но, кажется, все их инструкции бабулька забыла сразу, как появилась возможность вспомнить о старых временах. Я ее понимала: каждому приятно вспомнить молодость, особенно такую красивую! С явным сожалением судья остановил рассказ старушки, с трудом убедил ее помолчать и посидеть.
   В этот момент встал наш адвокат и ходатайствовал о привлечении к процессу вызванного им эксперта по психологии, а также попросил приобщить к делу выданное им заключение. Защитник истцов попытался было запротестовать, но судья внимательно прочитал переданную бумагу и решил эксперта выслушать.
   В зал вошел эксперт - исключительно солидной внешности мужчина в очках и с дипломатом.
   - Скажите, эксперт, - судья постарался поскорее разобраться с необходимыми формальностями, - как вы считаете, возможно ли нанести вред ребенку, отказавшись от него?
   - Смотря кто и при каких обстоятельствах, - начал обстоятельный ответ эксперт.
   Истцы приободрились.
   - Но в данном случае, мысль, что никому из родственников он не нужен, - продолжил профессор, - оказала разрушающее воздействие на психику ребенка. К счастью, у его родителей оказалось достаточно друзей, взявших шефство над мальчиком, что компенсировало отсутствие родительской любви и позволило достичь впечатляющих результатов.
   Истцы сникли и начали переглядываться.
   - Разрешите вопрос, ваша честь? - встрял наш адвокат.
   - Задавайте.
   - Эксперт, вот вы сейчас упомянули друзей родителей ответчика. Скажите, можно ли считать, что именно эти люди сыграли решающую роль в становлении ответчика как человека и личности?
   - Несомненно! - Уверенно отозвался психолог. - Наставники помогли мальчику обрести уверенность в себе, выковать характер, обрести цель в жизни, избежать множества соблазнов, которые часто разрушают жизнь воспитанникам в детдомах.
   - А если бы мальчика взяли бы к себе кто-нибудь из родни, пусть и дальней? - поинтересовался явно заинтересованный судья.
   - Сложно сказать, ваша честь, - история не терпит сослагательного наклонения, но уже давно доказано, что атмосфера даже не самой благополучной семьи намного комфортнее для детей, чем самый лучший детский дом!
   Судья покивал, разрешил эксперту сесть, поинтересовался у сторон, есть ли дополнения к сказанному, и приступил к заслушиванию адвокатских заготовок.
   По закону первым выступал адвокат истцов. Молодой человек откашлялся, положил перед собой несколько листков, и начал прочувствованную речь о том, как тяжела была раньше доля ответственных лиц и сколько сил и здоровья они положили на благо родины, ловко упирая на то, что молодые (тогда) люди не осознавали свою ответственность и тяжесть понесенной Сашей утраты по молодости лет. Долго описывал, как тяжела жизнь дипломата, вынужденного годами жить вдали от родины, сколько времени занимает налаживание международной торговли, как много времени занимает руководство крупным предприятием.
   Лицо судьи медленно приобрело выражение: "короче, Склифасовский!!" Адвокат вынужденно закруглился, перейдя теперь к тому, что подлое государство истцов бросило на произвол судьбы и теперь о них некому позаботиться. Закончилась вся эта история требованием о выделении пожизненной ренты в размере четырех пятых от совокупного дохода моего мужа.
   Наш адвокат свою речь начал с того, что процитировал Конституцию и основные положения гражданского права, касающиеся защиты семьи и детей. Еще раз вернулся к пресловутым отказам от усыновления, напомнил о роскошной жизни истцов в те годы и заключении эксперта, и закончил свою речь выводом, что никакого морального, этического или иного права требовать что-то у истцов нет.
   Судья стукнул молотком и удалился в совещательную комнату.
   - Пока он думает, можно сходить перекусить! - бодро сообщил адвокат, - раньше, чем через полчаса, он не выйдет!
   Мы всей толпой потопали в кафе этажом ниже.
   Запивая пирожок с капустой горячим чаем, я поинтересовалась:
   - Интересно, судья сразу вынесет решение?
   - Дело не уголовное, может и сразу. - Адвокат смаковал кофе латте.
   - Хотелось бы поскорее разобраться с этим, - задумчиво проговорил Саша, - у нас работа стоит! Я детали заказал, движки к погрузчику...
   Рамирос мгновенно заинтересовался подробностями, и через минуту мужская часть команды увлеченно обсуждала тонкости подвеса грузов на разборных талях. Передышка пролетела незаметно, и вот уже я сижу в судебном зале и внимательно слушаю вердикт судьи:
   - ...суд постановил: в удовлетворении иска отказать!
   "Ура!" мы не завопили. Точнее, не сразу. Сдержанно переждали все необходимые формальности, молча понаблюдали за истерикой у теток и взрывом ярости у дядьев. Те не стали скрывать эмоций, грозя всяческими карами моему мужу и крича об апелляции. Пожав плечами, он вывел меня под ручку из зала. Выходя, я еще раз бросила взгляд на перекошенные ненавистью лица. Стало немного грустно и противно.
   И только когда вышли на улицу, Саша схватил меня в охапку и закружил:
   - Победили!! Выиграли!!
   Его радость и смех смыли неприятный осадок, так что я сначала улыбнулась, а потом и засмеялась в ответ, без стеснения целуя любимого на глазах у прохожих.
   Рамирос с Вадиком засмеялись и захлопали друг друга по плечам. Полковник, широко улыбаясь, пожал руки эксперту с адвокатом. Обсуждая слушание, вся компания направилась к метро.[10]
  
   ...в этот же день, на окраине Петербурга...
  
   Елена проехала последние пятьсот метров по разбитому фурами проезду и остановила машину. До цели оставалось еще немало, но на чужой машине с GPS-навигатором лучше не рисковать: здесь, возле оптового рынка стройматериалов, намного безопаснее.
   Логистический комплекс кладоискателей, выкрашенный в триколор, возвышался над лабиринтом заборов и ангаров разной степени ветхости, словно средневековый замок над сельскими домиками. Многоэтажный, основательный, явно отлично защищенный. Шпионка усмехнулась и перешла на другую сторону дороги, подальше от машин. По натоптанной тропке начала обходить вокруг, попутно подсчитывая про себя вышки с камерами, оценивая высоту железобетонного забора, прикидывая, что понадобится для проникновения. Увиденное впечатляло и огорчало: четыре метра гладкого бетона, дикое переплетение из колючей проволоки высотой метра полтора, полнообзорные камеры... наверняка это только внешняя часть охраны! Получалось, что в одиночку ей всяко не справиться... Елена никогда не питала иллюзий по поводу собственных возможностей. Разумное отношение к себе, строгое планирование - вот настоящая основа шпионской профессии!
   Дед Давид, у которого она сейчас обитала, конечно, с удовольствием войдет в долю. Но толку с него будет мало: годы уже не те, вот-вот развалится. Разве что, потом продать добычу. Ей же нужны подготовленные физически мужчины. Желательно, конечно, профессионально занимающиеся взломом и проникновениями. Но связываться с криминалом?! Никогда! Слишком опасно.
   Обойдя комплекс по кругу, женщина осмотрела проходную, подобралась поближе, осторожно заглянула в двери. Ей хватило одного взгляда, чтобы понять: проходная также не доступна. Электронная система допуска, еще несколько видеокамер, вооруженная охрана... логистический комплекс и правда напоминал крепость! Российская Альгамбра, черт побери!!
   Возвращаясь к машине, Елена твердо решила прошерстить всех знакомых и знакомых их знакомых, чтобы найти хотя бы кого-нибудь в команду. И начать поиски следовало с ближайшего окружения, то есть, с самого деда Давида.
   Правда, невезение продолжилось: в квартире деда не оказалось, только записка на кухонном столе извещала, что он уехал к сыну и вернется очень поздно.
  
   ...а в это же самое время...
  
   Самолет постепенно заполнился пассажирами. Мужская часть нашей компании в полголоса обсуждала процесс перевозки недоделанного агрегата из нашей домашней мастерской в мастерские Братства. Я, мурлыча, рассматривала подаренный мне в бутике каталог последней коллекции. Новая курточка знаменитого в Москве модного дома грела тело и душу. Ну, да, конечно, а вы как думали?! Может же девушка побыть тщеславной, хоть иногда?!! Тем более, если это замечательная, пушистая, стильная, остромодная тряпочка, уже вызвавшая парочку завистливых шепотков: "Это же куртка от "Marussya"!..
   И еще кое-что, но все это надежно упаковано в фирменных пакетах. Я тихонько мурлыкнула и повела плечами, что бы еще раз ощутить нежный уют меха.
   Решив отпраздновать нашу победу в суде, Саша затащил нас всех в ГУМ. Пока Полковник и остальные блаженствовали в кафе, где можно было курить, мы с мужем пошли в обход магазинов. Рамирос только фыркнул, когда Александр сообщил об этом, а Вадик понимающе кивнул:
   - Идите. В магазинах сейчас как раз новый сезон и всякие бонусы. Мама уже неделю в магазинах считай, что живет, - папа жаловался.
   Бутик "Marussya" привлек внимание Александра двумя манекенами в виде жутко мускулистых мачо в камуфляже, со зверскими рожами, кучей бутафорского оружия и прочими атрибутами. Витрины были задрапированы непроницаемой черной тканью, и муж решил, что это оружейный магазин. Я не возражала. Но, стоило нам открыть двери, как мы оказались в уютном помещении, наполненном диванчиками с вышитыми думками, пуфиками, зеркалами и вешалками. Ряд манекенов в виде субтильных барышень радовали глаз изысканными туалетами.
   - Не понял?!! - У Саши отвисла челюсть.
   - О, не сердитесь, - сбоку вынырнул продавец и вкрадчиво пояснил, - маэстро кутюрье любит розыгрыши. Должен сказать, его трюк с манекенами принес невероятный успех!
   - Значит, вы не торгуете оружием, - я плавно взяла мужа под локоть и слегка сжала.
   - Нет, леди, конечно же, нет! Мы торгуем красотой!
   - Еще не легче, - проворчал Саша, слегка раздосадованный ошибкой.
   - В смысле? - слегка напряглась я.
   - Меха, верхняя одежда, платья, обувь и аксессуары, - зажурчал продавец, танцующим шагом передвинувшись к манекенам, - маэстро - король мехов и маг шелка!
   Мне еще ни разу не приходилось бывать в магазинах такого уровня. Продавец с изысканной непринужденностью налил нам по бокалу шампанского, а потом запорхал вокруг, демонстрируя то роскошную шубку, то вечернее платье. Я, как загипнотизированная, только ахала, заворожено любуясь изысканными вещами. Саша отошел от удивления, расслабился и с интересом изучал каталог, время от времени подзывая продавца и требуя уточнений. Тот с удовольствием давал разъяснения и даже не ленился приносить указанные вещи. Потом, стоило только мужу оценивающе оглядеть меня, вызвал двух милых девушек, утащивших меня в примерочную. Продавщицы окружили меня нежной заботой, притащив кучу вещей. Подгонять или менять на другие не потребовалось - они профессионально определили размер и рост прямо на глаз. Просто окинув в зеркале взглядом!
   Веселье продолжилось в магазине "Хуго Босс" - мы подобрали Саше новый костюм. В пятом магазине Саше позвонил Полковник и напомнил, что самолет ждать не будет.
  
   ...поздно вечером где-то в Европе...
  
   В коридорах власти порой тихо и мирно, порой - шумно и тревожно. Сейчас там было деловито, жестко и серьезно. В большом кабинете - душе и сердце здания, правители трех ведущих стран за небольшим круглым столом решали, как им поступить в свете последних провокаций одной могущественной державы в адрес другой.
   - Наши резиденты докладывают, что за океаном объявлена мобилизация первого уровня. Вы понимаете, что это значит?
   - Это может означать как все, так и ничего.
   - А провокация в районе Шпицбергена?
   - Архипелаг принадлежит Норвегии.
   - Именно. А цунами направилось четко на русские берега. На Шпицбергене даже водоросли не колыхнулись. Русские направили туда несколько кораблей, в том числе, с батискафами. Черт знает, что они там нашли? Вы хотите снова, как в прошлом веке, стать разменной монетой в играх империй?
   - Война нам не нужна категорически!! Ни при каких условиях!
   - Согласен! Но как нам тогда поступить?
   - Евросоюз должен максимально успокоить русских. Пусть норвеги хоть на уши встанут, но чтобы Северный морской путь стал эталоном спокойствия и мира! Вы, со своей стороны, приструните банкиров: что-то они совсем расслабились. Я не забыл, кто спонсировал националистов перед второй мировой, и не желаю повторения истории. В конце концов, сколько можно наступать на одни и те же грабли?!
   - Абсолютно согласен! А вы?
   - Ну что ж, поддерживаю. Не скрою, мой остров меньше всех пострадал в той войне, но и это было слишком тяжело для моего народа. Все-таки нас мало, а остров - вовсе не континент.
   - Значит, договорились?
   - Договорились! Давайте, сейчас составим итоговый документ, и к утру работа должна начаться полным ходом.
   - Так и поступим!
  
   15 ...ря
  
   Работа прежде всего! Команда с семи утра оккупировала производственный цех Братства, наверстывая потраченное на суды время. На меня сгрузили все работы по обеспечению доступа на Странные Пути, а мужчины занялись усовершенствованием чудо-агрегата Саши по прохождению подземелий.
   Полковник походил вокруг, попытался сунуться с советом, но был мгновенно послан в голубые дали чай пить. Завернул по пути в мой угол, убедился, что задание по моему максимальному вооружению было выполнено в кратчайшие сроки, получил пару злобных взглядов за попытку подсмотреть в записи. Пожелав удачной работы, сообщил, что буде понадобится - он на складах, и улетучился.
  
   ...тем же утром в одной старой-престарой квартире...
  
   Давид Лейбович хитро посмотрел на квартирантку и ответил:
   - Таки зачем же тебе серьезные люди, девочка?
   - Так и дело серьезное.
   - Ездила на место, что ли?
   Елена подумала, что старого пройдоху ей не провести. Впрочем, она это знала и раньше. И собиралась использовать этот факт себе на пользу.
   - А как же без этого? Ну так что, растеряли все связи, или еще есть порох в пороховницах?
   Старик задумчиво посмотрел на потолок:
   - Роза как-то рассказывала, что Сема Романский племянника с первой ходкой поздравлял.
   Елена подумала, что уже слышала это имя. А с племянником могло выйти даже лучше.
   - Что за ходка?
   - Да домик хотели обнести, но на засаду нарвались.
   Елена напоказ скривилась:
   - И это все ваши кадры?! Срамота!
   - А вот тут не скажи, голуба моя! Домик-то оказался не простым, а под защитой Братства кладоискателей! Вот так-то!
   Елена напряглась и в немом изумлении уставилась на собеседника: вот чтобы так, совершенно случайно, наткнуться на такой подарок судьбы!!!
   - Что за племяш? Наш человек, или так, приблатненный?
   - Ты, голуба, прежде с Семой поговори, дело там, как я понял, семейное...
   - Интересно. А что, Сема, уважаемый человек?
   - Обижаешь, с коронованными пиво пил, пока на печень не жаловался!
   - Значит, серьезный, - подытожила Елена. - Телефончик дашь?
   - Дам-дам, - прищурился гад, - но и я с вами тогда!
   - Ты мне, Давид Лейбович, по другой масти сгодишься. - Открыто посмотрела. - Когда местечко обнесем, да лохов кинем. Вот тогда, вещи хорошие реализовать надо будет. Тут тебе никто в подметки не годится, а значит - тем и заниматься будешь!
   - А ведь права, Еленка, - кивнул дед, - так и порешим, значит! А телефончик запиши, скажешь, от меня получила.
  
   ...в это же время в Логистическом центре Братства...
  
   Я сидела на верстаке в мастерской и составляла примерный план создания Ключа к проходу в места из Живой карты. Вокруг стучали и грохотали станки, Рамирос, перекрикивая шум, объяснял токарю особенности заказанной работы. Вадик, пыхтя и обливаясь потом, из последних сил удерживал на месте кусок трубы, которую Саша приваривал к основанию.
   Шум мне не мешал - наоборот, стимулировал "серые клеточки"[11]. Вспоминала знаменитого сыщика я не просто так: создание Ключа оказалось сродни работе частного детектива. В коробке из скорпионьей пещеры лежали так необходимые мне книги, в которых я нашла примерный набор материалов для ключа, соответствующих характеру местности на карте и нарисованным там символам. Для основы ключа доступа к местам Живой карты потребовалось низкоуглеродистое железо с примесью меди, причем, оказалось, что даже весовое соотношение металла и камня должны быть строго определенными! Камень же потребовался гематит, из определенного месторождения, определенной формы и веса.
   Вот все это я и рассчитывала, листая попеременно то гематологический справочник, то каталог сплавов. Под мышкой у меня с одной стороны висел "Глок" с запасной обоймой, с другой стороны - газовый пистолет. На поясе - аварийный комплект спецназа, финка и арбалет с колчаном болтов. Вообще, теперь я больше напоминала героя компьютерной игры, а не обеспеченную горожанку - в камуфляже, мини-бронежилете, в военных ботинках... на всем этом настоял Саша. Муж теперь вообще старался далеко от меня не отходить. Даже сейчас, среди горячки работы, он периодически останавливался и оглядывался на мой угол. Убеждался, что я в порядке, и опять склонялся над сваркой.
   Избыток брутальности я теперь компенсировала дома, взяв за правило носить там исключительно женственные и красивые вещи - пеньюары с кружевами и меховой отделкой, милые халатики и пижамки, кокетливые фартучки и платьица. Домашние туфельки с помпончиками на каблуках, тщательные прически, макияж. Для Саши настали тяжелые дни, - как всякий настоящий мужчина, относиться равнодушно к подобным провокациям он не мог и не хотел. Приставал везде и всюду, не взирая на то, что я то готовила еду, то елозила пылесосом по коврам, то занималась стиркой: оказывается, домоводство может быть соблазнительнее стриптиза! Приходилось идти на компромисс.
  
   ...и где-то в Подмосковье...
  
   Пожилой человек в инвалидной коляске придирчиво изучал письмо. Конверт лежал рядом на столике: солидный такой, из плотной голубой бумаги, со множеством марок и штампов. Письмо было неприятным: мужчина хмурился, покусывал кончики отросших усов, барабанил пальцами по подлокотнику. Закончив чтение, позвонил в колокольчик и приказал подскочившему дядьке:
   - Позови Аслана!
   - Слушаюсь, батоно!
   Через пять минут подошел молодой человек в спортивном костюме. Судя по мокрым волосам и наброшенному на шею полотенцу, - его вытащили из душа.
   - Да, батоно?
   - Прочитай. - Старик передал ему письмо.
   Аслан погрузился в чтение. Несколько раз хмыкнул, проверил конверт, а потом поднял глаза на начальство:
   - Это то, что я думаю?
   - Как видишь.
   - И что же мы будем делать, батоно?
   - Я уже решил, Аслан: мы не будем им помогать.
   - Но такое вознаграждение?! Батоно, может, - осторожно начал тот, - попробовать использовать принцип "и нашим, и вашим"?
   - Нет, Аслан. Я уже один раз доигрался. Вот что, - инвалид развернул свое кресло поближе к столу, - свяжись-ка с почтенным Гонгадзе, передай от меня привет и пригласи на ужин в хороший ресторан. Там ты вручишь ему это письмо и все то, что вы накопали. Поторгуйся, но деликатно! Пусть их благодарность будет меньше, чем указанная в письме сумма, но зато я точно знаю, что своих русские не сдают! Ну, ты и сам все знаешь, как правильно поступать. Иди!
  
   ...и снова логистический центр Братства...
  
   Я вывела последнюю формулу, вписала ответ в итоговую табличку и захлопнула блокнот: в животе забурчало так, что мысли испугались и улетучились. Посмотрев на часы, спрыгнула с верстака и пошла собирать команду.
   За столом близко к входу сидели несколько мужчин. Один из них с явным любопытством оглядывался, - явно был здесь впервые. Разумеется, мы сразу попали в их поле зрения, едва вошли в столовую. Разглядев нас и нашу амуницию, гость поменялся в лице и начал оживленно что-то шептать спутникам. Те чуточку снисходительно поясняли. Кажется, его шокировало количество оружия на мне, а также то, что я его совершенно не скрывала. А через минуту Саша галантно пододвинул мне стул. У гостя явно произошел разрыв шаблона, так как он совершенно невоспитанным образом приподнялся и начал неотрывно за нами наблюдать поверх голов обедающих.
   Несколько раз недовольно глянув в ту сторону, Саша попытался подняться. Рамирос перехватил его на середине движения:
   - Плюнь! Или гость, или новичок. Ешь спокойно!
   - Никто не имеет права пялиться на мою жену! - глухо рыкнул Саша и все-таки дошел до стола любопытного "смертника".
   Навстречу ему вскочил поисковик и начал что-то горячо втолковывать. Саша играл желваками и буравил взглядом гостя. Тот тоже поднялся и тоже присоединился к уговорам. Кажется, аргументы на Сашу не действовали. Судя по тому, как сжались кулаки мужа - тот уже был готов размазать обидчика по стенке.
   Положение спас Полковник, появившийся в столовой в самый разгар ссоры. Оценив возникшую ситуацию, он встал между мужчинами и своей властью навел порядок. Поисковик с гостем подчеркнуто отвернулись от нашего столика, а Саша вернулся к нам. Я торопливо пододвинула ему тарелку с борщом.
   Вадик переводил дух и выспрашивал у Саши, нельзя ли подвесить тяжеленную трубу на подъемнике? Тот отвечал, что подъемник слишком грубо действует, а им важно точно соблюсти угол наклона конструкции. Рамирос жаловался на тугоухого токаря, который не понимает важности притирки пазов со штифтами.
   Я молча поглощала обед, просматривая записи в блокноте и делая пометки красной ручкой. Мне пришло в голову, что материал для Ключа может не просто быть носителем и калибровщиком энергии, настраивающей переход. Возможно, слои и включения веществ в минерале выполняют роль, аналогичную микросхемам в электронике? С досадой подумала, что справочники остались лежать на верстаке. Я поленилась тащить книги с собой, и вот результат! Конечно, их никто не тронет, но ждать окончания обеда?! Вздохнув, записала мысль на полях.
   Благодать прервала сирена сигнализации: кто-то попытался проникнуть на территорию комплекса без законных на то оснований. Охранники, не занятые на службе, выскочили из-за столов и ринулись прочь, на ходу проверяя оружие. Я погладила ложе арбалета и пододвинула поближе тарелочку с пряными помидорами. Саша проверил свой "Глок", почесал в затылке и направился за добавкой.
   Гость (я продолжала наблюдать за их столиком краем глаза) вздрогнул и побледнел. Спутники начали его успокаивать. Видя, что народ вокруг невозмутимо поглощает обед, мужчина сел и расслабился.
   В столовой снова воцарилась идиллия. Мы допивали чай, когда к нам подсел Полковник и сообщил, что кто-то попытался проникнуть в складские помещения, взобравшись на примыкавший к забору ангар стройбазы и взломавший окно. К сожалению, пока охрана локализовала точку взлома, преступник успел ретироваться.
   - Забрать окна решетками, и все дела! - буркнул обессиленный Вадик, которому после перерыва предстояло снова изображать атланта с трубой.
   - Уже дал команду, - отозвался наставник, - будет готово через неделю, у нас окна на складе нестандартные. Пока же, завтра там установят дополнительные камеры слежения.
   К вечеру проходчик обрел основные черты, а ребята падали от усталости. Я высчитала нужные параметры, подобрала материалы и даже договорилась с ювелирами, чтобы по моему эскизу они создали Ключ.
  
   16 ...ря
  
   Сегодня было намечено важное событие: мы отобрали и подготовили к перевозке часть "специфических" трофеев для экспертизы в лабораториях Технологического института. Через руководство был заключен договор с институтом, оговорены принципы неразглашения и секретности, создана группа контроля за исследованиями. Идея поиска новых знаний и технологий начала обретать материальное воплощение.
   Вадику, как научному сотруднику Братства, предстояло сопровождать груз до лаборатории. Посовещавшись, Старшины отрядили с ним двух охранников и нашу команду - для солидности и страховки.
   Из ворот Логистического центра выехала мини-колонна: впереди машина охранников с мигалками, за ним микроавтобус с образцами, замыкал кортеж "Чероки" Саши. Сидя с ним рядом, я поправила рацию в ухе:
   - Такое впечатление, что не пару радиоприемников везем, а как минимум сундук с ювелиркой.
   - Так решили Старшины, чтобы в институте нас с самого начала восприняли серьезно.
   Мы повернули на Кольцевую и встроились в крайний левый ряд. От нечего делать я смотрела в окно. Сбоку пристроилась арендная, судя по эмблемам на дверцах, "девятка". Некоторое время подержалась вровень с микроавтобусом, попыталась втиснуться за ним, обломалась, и при первой же возможности завернула сразу за джипом.
   Побарабанив пальцами по подлокотнику, нажала кнопку связи:
   - Вадик, прием.
   - Мечта, прием.
   - Вадик, сократите дистанцию. Прием.
   - Понял, принято.
   Посмотрела в боковое зеркало: "девятка" упорно держалась за нами.
   - Ты что-то заметила?
   - Я уже видела эту машину возле Логистического центра.
   Муж тоже посмотрел в ретровизор:
   - Да, что-то знакомое... думаешь, это "хвост"?
   - Все может быть.
   Мы доехали до нужного съезда и начали слаженно перестраиваться в правый ряд. "Девятка" тоже сбросила скорость и повторила маневр. Прорвавшись через три загруженных перекрестка, колонна въехала в центр города. Не смотря на все сложности, "девятка" держалась хвостом. Я снова включила переговорку:
   - Всем машинам, обнаружен хвост, держать строй, быть начеку. Прием.
   - Головной, принято, - отозвались охранники.
   - Грузовик, принято, - отрапортовал Вадик.
   Задние ворота Института распахнулись, и колонна въехала в хозяйственный двор. Там нас уже ждали ректор со свитой и работники лаборатории. Первой машины покинула охрана, и надо было видеть лица ученых, когда они узрели наше оружие, которое мы и не думали скрывать! Охранники застыли оловянными солдатиками, опустив стволы "Калашниковых" в землю, но сурово оглядывая сектора. Я взошла повыше и осматривала верхний ярус.
   Окинув взглядом окна со столпившимися студентами, обернулась к воротам и тут заметила пресловутую девятку. Преследователи припарковались чуть дальше и явно настроились на ожидание. Охранники дали сигнал сторожу закрыть ворота.
   Только после этого Вадик снял печати с грузового отсека микроавтобуса и работники лаборатории начали аккуратно заносить образцы. Мы прошли через полутемные коридоры, поднялись по двум узким лестницам и оказались в просторных лабораториях, наполненных всяческими приборами и агрегатами.
   Вадик дал расписаться в документах начальнику лаборатории и мы так же торжественно и сурово отбыли восвояси.
  
   ...в тоже самое время...
  
   Первая же засада возле логистического центра Братства неожиданно принесла плоды: Елена не прождала и часа, как из ворот выехала группа из трех машин, одной из которых был грузовой микроавтобус. Наличие двух машин охранения позволяло надеяться, что вывезенный груз представляет собой достаточную ценность. Женщина усмехнулась и закурила, пристраиваясь за колонной.
   Старый еврей дал ей необходимую зацепку в криминальном мире, но разговор с Семеном прошел несколько не так, как Елена планировала. Взломщик в классической одесской манере беспрестанно шутил и подначивал, но так и не дал внятного ответа - согласен ли он вступить в предложенное Еленой дело? А на следующий день, тусуясь в районе "золотых" складов, шпионка издали наблюдала, как мужская фигура пытается проникнуть на склад через крышу соседского комплекса.
   Совпадений не бывает. Даже малейшего намека вору хватило, чтобы связать концы и понять о чем речь. Значит, та улепетывающая фигура точно принадлежит Семену Романскому, или Ромке-одесситу, как представил его старый Давид. Интересно... Конечно, по-хорошему надо бы прибить воришку за обход договоренностей, но ведь каков профессионал! Глупо разбрасываться ценными кадрами! Пока глупо...
   И, кстати, теперь она знает еще кое-что про систему безопасности склада. Колонна тем временем выехала на Кольцевую, и Елена прибавила газу. Поравнявшись, попыталась рассмотреть микроавтобус поближе, но, кажется, привлекла к себе внимание. Пришлось притормозить и пристроиться в хвост объекту.
   Следуя за машинами, женщина раздумывала, как лучше проникнуть в микроавтобус и проверить, что они везут. Попробовала втиснуться между ним и замыкающим. Но мощный "Джип Чероки" угрожающе придвинул кенгурятник, и Елене пришлось отступить - все-таки машина арендованная а не личная!
   Маршрут колонны закончился на заднем дворе Технологического института. В распахнутые ворота Елена проследила, как под охраной в здание занесли какие-то коробки, вроде как от бытовой техники, только старые. Ха, будто она поверит, что там внутри действительно старый пылесос или радио! Пусть других дур ищут.
   Интересно, что им понадобилось в институте?
   Женщина включила мотор и объехала институт вокруг. Припарковавшись возле главного входа, на вырванном из блокнота листке ручкой сделала надпись "студенческое такси" и принялась ждать.
   Первые любопытные студенты появились где-то через полчаса: веселые девчонки в ярких мини и толстовках подозрительно прочитали надпись, пошушукались и решительно подошли. Елена приспустила стекло и вопросительно подняла бровь.
   - Э-э, такси? - девушка повыше с рыжей гривой мелких кудряшек.
   - Угу.
   - А до Ленсоветовской улицы сколько будет?
   Шпионка прикинула. Ехать девчонкам туда пришлось бы сначала на метро, а потом на паре автобусов. Подходят! Она же обернется за час.
   - Тридцатку за вас двоих.
   - Йесс! - пониже ростом и с пирсингом на ярко накрашенных губках девчонка потерла ручки.
   Елена обратила внимание на длиннющие ногти с искусными рисуночками по лаку. Интересно, как можно что-то делать с таким маникюром?!
   Девчонки уселись на заднее сиденье и Елена направила машину в транспортный поток.
   Поглядывая в ретровизор, женщина старательно делала доброжелательное лицо. Пассажирки перешептывались и тихонечко хихикали. Чувствовались, что они уже совсем освоились и не боятся. Можно было начинать расспросы.
   - Первокурсницы? - ласково поинтересовалась, сворачивая на перекрестке.
   - Неа, - гордо ответина рыжая, - третий курс, факультет эелектроники!
   - Ух ты! - Елена артистично наморщилась, - а у меня в свое время мозгов не хватило поступить, вот только автомобильный техникум и смогла закончить!
   - А вы в такси работаете? - осмелела младшенькая.
   - Ага, а в свободное время так, вот просто для души катаюсь. У меня папа автомехаником был, ну, считайте, все детство в гараже провела.
   - Здорово! - снова рыжая, - у меня родители инженеры, мосты строили, хотели, чтобы я в Железнодорожный поступила, но мне больше нравятся компьютеры.
   - А я люблю всякие высокотехнологичные штучки, - доверилась младшая, - у нас на курсе только мы с Линкой и девчонки, а остальные - парни!
   - Тяжело, наверно, - "посочувствовала" Елена.
   - Да когда как, - поморщились хором, - преподаватели порой всерьез не принимают. А так нормально.
   - Преподы, они такие! - с готовностью поддакнула, - у меня в техникуме был старый козел на физике, так он считал, что женские мозги его предмет освоить выше, чем на тройку, не в состоянии. Представляете?!
   На самом деле, эту историю Елена слышала в поезде, когда ехала из Сочи в Питер.
   - Ой, у нас таких тоже полно! - защебетали девушки и принялись выбалтывать институтские тайны и сплетни.
   Елене оставалось только задавать уточняющие вопросы, ахать и кивать. К тому моменту, когда она высадила пассажирок у нужного дома, информации было достаточно. Помахав в ответ радостно машущим студенткам, Елена повернула назад. Сами того не зная, студентки сообщили важнейшие данные, проливающие свет на многие тайны Братства. Профессора были не чужды тщеславию и не смогли удержаться от легкого хвастовства. Так что по институту уже давно гуляли слухи, что некая серьезная организация заключила с Институтом договор о совместных исследованиях. Шептались и про какие-то секретные технологии, и про перспективные вакансии. Среди студентов началась конкуренция по устройству на нужные кафедры помощниками.
   Вернувшись к площади перед Институтом. Елена поймала новых попутчиков и за полтинник отвезла двух студентов в спальные районы на севере города. По пути повторила процедуру "дружеского допроса" и выяснила, что только что в лаборатории привезли какой-то важный груз. Теперь туда вход запретили, но кое-то сообщил, что противопожарный коридор все равно открыт.
   - И что, вы уже лазили туда? - она изобразила восторженный интерес.
   - Не, мы не успели, у нас семинар был по охладителям, - грустно отозвался один из парней.
   - Зато кое-кто из параллельного потока уже сбегал, и утверждает, что коробки похожи на те, какие были у бабушкиных пылесосов или телевизоров. Такие, из пожелтевшего грубого картона, с черным примитивным рисунком по бокам.
   - Антикварные пылесосы, что ли? Зачем их изучать?
   - Как историю развития технологий. - Немного снисходительно пояснил студент, - если понять общую логику развития технического направления, то можно выявить еще не занятые ниши и сделать какое-нибудь открытие! Вы наверняка удивитесь, но именно так в свое время поступили японцы, что позволило им в кратчайшие сроки стать лидерами в технике и электронике.
   Высадив парней в нужном месте, Елена направилась домой. По дороге завернула в продуктовый, прикупила себе кефира на вечер. За границей кефир не делают, так что надо пользоваться возможностью. Дед Давид читал на кухне газету. На появление жилицы среагировал странно:
   - Еленка, голуба, ты обедала? Может, похлебаешь супчику? У меня с обеда остался...
   Женщина поджала губы: не в его привычках было делиться едой. Скорее, самому сесть кому-то на хвост - это да. Что-то тут не то... неужели Сема-взломщик с повинной к деду пришел? И потому сказала:
   - Не, не волнуйтесь. По дороге в кафешке слопала пельменей. Устала ужасно, пойду, полежу немного.
   - Ну, полежи, полежи, голуба.
  
   ...в этот же день где-то в Северном море...
  
   Эскадренный миноносец "Дракон" и четыре корабля сопровождения несли свою вахту примерно посередине Северного моря. Капитан первого ранга[12] Джордж Бринстоун стоял на мостике. Вахта шла как обычно. Отлаженная за столетия система работала как часы. Капитан посмотрел на часы и внес нужную коррекцию курса. Он уже собирался дать сигнал на кампуз - чтобы принесли кофе, когда поступило донесение из радиорубки: капитана пригласили на срочные переговоры. Оставив на посту старшего помощника, Бринстоун отправился вниз. В рубке ему торопливо отдал честь дежурный радист и пододвинул кресло.
   - Капитан первого ранга Джордж Бринстоун слушает!
   На связи оказался адмирал Британского Королевского военно-морского флота лично. Переданный им приказ вызвал шок, но приказы не обсуждают. Капитан отдал честь:
   - Есть, сэр!
   И отправился на мостик.
   - Курс северо-северо-восток! Полный вперед! Передать сопровождению: держать походный строй!
   - Есть, сэр, - штурман задал новый курс, пробежал пальцами по кнопкам и тумблерам пульта, рулевой выкрутил штурвал и дал подтверждение.
   Корабли развернулись и, оставив после себя плавную дугу кильватера, устремились на север.
   Отдав распоряжения, капитан Бринстоун созвал экстренное совещание старших офицеров. В кают-компании и по совместительству - комнате заседаний, он оглядел подчиненных и озвучил приказ адмирала:
   - Господа офицеры, мы легли на новый курс в соответствии с прямым приказом высшего командования. Нам предстоит обойти Британские острова с востока и начать патрулирование района Норвежского моря северо-восточнее Шетлендских островов, чтобы перекрыть свободный доступ из Северной Америки на Северный морской путь. Нам приказано досматривать все суда, идущие в обход Скандинавского полуострова. Соответствующие документы мы получим ближайшей почтой, в течение суток.
   - Сэр, позвольте вопрос? - старший помощник приподнялся на стуле.
   - Спрашивайте.
   - Вам были озвучены цели такого досмотра? Что конкретно мы должны искать? Боюсь, мы никогда раньше не занимались подобным делом...
   - Я знаю, капитан второго ранга[13] Джонс. Эти подробные инструкции будут переданы с почтой. В случае чего-то слишком трудного я планирую затребовать помощь морской таможенной службы.
   - Благодарю за разъяснения, сэр.
  
   17 ...ря
  
   За обедом в новостях передали о неслыханном событии - столкновении британского военно-морского флота с американским судном. Британцы не пустили американцев на Северный морской путь. Что оказалось совсем странным, - на помощь англичанам почти мгновенно пришло норвежское патрульное судно. Вместе военные заставили пришельцев развернуться и лечь в обратный курс.
   Новости я слушала в пол-уха, просто по привычке, торопливо заканчивая список необходимого для активизации Ключа. Саша снова пропал с остальными мужиками в мастерских Братства, уехав еще до того, как я проснулась (а проснулась я в начале восьмого).
   В сотый раз внимательно перечитывая нужные отрывки, никак не могла отделаться от ощущения какого-то подвоха. Рассердившись, выключила телек, перешла в кабинет, разложила все на столе и в сотый раз начала читать вслух:
   - Энергетика Ключа состоит из трех составляющих: активной энергии металла, пассивной энергии камня и потенциальной нуль-энергии пространства-времени, закольцованной на характеристики точки выхода, выведенной через протоэнергию Хаоса с учетом стартового импульса.
   ...Хаоса?.. Слово вызвало подсознательный диссонанс. Хаоса... встала и бросилась к шкафам. Где же я читала про эту Первостихию? Просмотрела книги, подумала, поняла, что все это не то, что мне надо, и вытащила записи, сделанные в библиотеке Броу. Нужная информация оказалась именно там: Первостихии активно изучались в тамошней Академии.
   Я перечитала свои записи и задумчиво откинулась в кресле: выходило, что для правильной зарядки и активации Ключа требовалось не просто провести ритуал, а провести его в строго определенном месте, где были в наличии Источник Силы и точка слияния Пространства и Хаоса. Сам ритуал сначала активировал металл, потом камень, а потом связывал и преобразовывал эту энергию Источником в некий конгломерат псевдо-материи, сходный с очень густой энергией, "протыкавшей" при необходимости пространственно-временной континуум "кротовой норой".
   Количество каждого элемента ритуала должно быть строго пропорционально потенциалу материалов и остальным составляющим. Еще, похоже, было очень важно правильно подобрать помощников: хотя основное действие было на одного человека, вокруг следовало создать определенный интерьер, и даже миллиметр туда-сюда не приветствовался! Помощники должны были обладать определенным характером и энергетикой, складом ума и воспитанием.
   От подобных сложностей заходил ум за разум.
  
   ...а в это же время где-то в США...
  
   Джек и Майки ехали на пикапе Джека по двести двадцатому шоссе в сторону города Каспера. Их содружество, сплотившееся как реакция на действия властей против собственного народа, набирало обороты и обрастало связями и ресурсами. Сегодня друзья взяли выходной и направились к одному из оптовых поставщиков всякой всячины за снаряжением и припасами.
   Майки насвистывал и просматривал местную газету в разделе объявлений. Джек следил за дорогой и прикидывал, где и как можно разжиться достаточным боезапасом.
   Внезапно поперек шоссе возникло заграждение и куча полицейских вокруг. Послушно притормозив, Джек опустил окно перед подошедшим полицейским:
   - Добрый день, офицер. Что случилось?
   - Добрый день. Ваши права, сэр?
   - Возьмите, - Джек вытащил требуемое из бумажника.
   - Обычная проверка, сэр. С сегодняшнего дня по приказу властей штата въезд в крупные города будет контролироваться.
   - Что-то произошло?
   - Думаю, это для усиления внутренней безопасности. Ничего чрезвычайного, сэр.
   Они медленно проехали через заслон и переглянулись. Как бы между прочим, Майки заметил:
   - Нам повезло, что они пока не проверяют багаж...
   - Это будет актуально на обратном пути.
   - Ты прав.
  
   ...и снова Россия, Санкт-Петербург...
  
   - Саш, слушай, у нас проблема, - с порога озадачила мужа, стоило ему появиться дома.
   - А что случилось? - он поцеловал меня в щечку и направился в кухню.
   Я кратко обрисовала ситуацию с вопросами зарядки артефакта и грустно подвела итоги:
   - Два человека у нас есть, это мы с тобой. Но потребуется еще тот, кто станет хранить внешний круг, а также помощник по общим вопросам. И еще, место Силы: я просто не представляю, как нам его найти?
   - Давай попробуем с Рамиросом и Вадиком. А потом уже посмотрим.
   Я задумчиво прошлась по кухне, достала из-под одеяла укутанную кастрюлю гуляша, поставила на стол. Идея с остальной командой выглядела логичной, но...
   - Они не обладают магической силой.
   - А разве для второстепенных участников это необходимо? В крайнем случае, зарядим и повесим на них кристаллы кварца. Этого хватит.
   - Ну хорошо, допустим. А место проведения?
   Саша взял в руки вилку и задумчиво сообщил:
   - Возле города ничего такого подходящего нет. Но вот на Новгородском полигоне... не зря же ты там вышла на немецкий тоннель! Наверняка это не простое место, вспомни ваш лабиринт в Карелии! А там, кстати, и никого постороннего не бывает.
   Поразмыслив, была вынуждена согласиться, хотя все-таки сомневалась.
  
   19 ...ря
  
   Поездка на Новгородский полигон на этот раз началась не из дома, а из Логистического центра Братства. Прежде всего, пришлось поставить в известность Полковника: использование полигона в таких необычных целях с долгоиграющими последствиями требовало одобрения руководства. На этом настояли Саша с Рамом, а я была только за. Полковник с энтузиазмом одобрил нашу идею и взял руководство организацией на себя. Как-то незаметно маленькая, в общем-то, вылазка обросла кучей деталей и народа, так что...
   Для начала, в составе автоколонны на высокопроходимом тягаче ехал спешно законченный "Крот" - созданный ребятами проходчик подземелий. Далее, ехали несколько особо проверенных бойцов во главе с Полковником и врачи в специальном медицинском вездеходе. На мой испуганный вопрос, зачем такой размах, Полковник сообщил, что если некоторые даже цветочки умудряются фотографировать с приключениями, заканчивающимися в Военно-Медицинской Академии, то в таком ответственном деле, как освоение иных пространств, лучше перестраховаться. Ну и, конечно же, ехала вся наша команда, как главные испытатели нехоженых магических троп. Тимофей сразу категорически забрался в нашу машину и даже не повелся на предложенную хозяином котлету. Мне стало немного стыдно. Хотя... котлеты-то жарила я, да и стратегический продуктовый запас (на дорогу) везли на нашей машине. Так что демарш ротвейлера, если подумать, был вполне логичен.
   Так что теперь я сидела в обнимку с собакой на заднем сидении, а Саша в компании "штурмана"-бойца - впереди за рулем. Тихонько играло радио, порой по рации переговаривались водители. Вскоре я заснула, по привычке использовав как подушку лоснящуюся черную спину.
  
   ...тем же утром в Москве...
  
   - Машка, прекрати скулить! - Леонид резко распахнул двери в гостиную.
   Сидевшие там сестры подняли головы. Мария прикусила язык, капающая в хрустальную стопочку валерьянку Люда подняла голову и нейтрально сообщила:
   - Она уже успокаивается.
   - Ага, я вижу, - скривился старший брат, - девочки, хватит рыдать, Иннокентий уже подъезжает к дому.
   - И что? - годы службы в ведомстве закалили нервы Людмилы не хуже булатной стали.
   - Мы тут с ним поразмыслили... в общем, это насчет апелляции.
   В прихожей хлопнула дверь.
   - А вот и Кеша!
   Через три минуты в комнату вошел младший брат. Небрежно кинув на стол папку, он аристократично уселся на стул, закинул ногу на ноги и потянулся к пачке сигарет.
   - Не тронь мои сигареты!! - тут же взвилась Мария, мигов забыв про свои переживания.
   - Да ладно, - мужчина покладисто оставил курево в покое.
   - Ну что? - Леонид не желал ждать.
   - Апелляция составлена целиком по-новому. Посольский адвокат действительно намного лучше обычного! Я же говорил, что надо было сразу выбрать его! Вечно вы меня не слушаете...
   - Ну, хорошо, хорошо, - примирительно сказала Люда, сунув сестре лекарство и усаживаясь рядом с братом. - Что мы теперь должны сделать?
   - По закону, апелляция должна быть подана в тот же суд, где слушалось дело. Сегодня же и съезжу, но мне снова нужны от вас доверенности. Леня, ты обещал об этом позаботиться. Где они?
   - Держи.
  
   ...и снова Новгородская область...
  
   На полигоне Полковник разделил экспедицию на команды: одни занялись устройством лагеря, другие занялись возведением временного КПП на дороге. Я в сопровождении Рамироса, Вадика, Александра, Тимофея и еще одного бойца с "Калашом" направилась вдоль реки до заветной цепи.
   Осенняя река вздулась, темная вода подступила к самой круче. Пришлось выбраться обратно и осторожно пробираться вдоль обрыва. Тропы как таковой не было, так что мы продирались напрямки через ивняк и лещину. Темка, радуясь возвращению на природу, бегал кругами, подтявкивая от избытка чувств. Мы прошли поворот с каменной осыпью, проломились через подступивший к самому краю ельник. Теперь где-то рядом должна была быть цепь. Я притормозила и осторожно свесилась с обрыва, осматриваясь. Оплывшие от дождей, но все еще видные ступеньки опознала почти сразу, но цепи нигде не было.
   - Странно!
   - Что случилось? - Саша придержал меня под локоть и помог отойти от провала.
   - Ступени есть, а цепь исчезла.
   - Ты уверена? - муж тоже свесился, убедился и повернулся к нам. - Тогда как поступим?
   Я задумчиво поковыряла сапогом лесную подстилку. Канавка от цепи осталась, вот она, но самой железки нет. Что это может обозначать? Что вход в тоннель недоступен? Но ведь само место никуда не делось? Наверное...
   Проверила оружие и решилась:
   - Давайте осторожно и медленно вглубь леса. Точка входа в метрах пятидесяти в ту сторону. И лучше заранее подготовиться ко всему, включая нашествие инопланетян, зомби или засаду бандитов. Тимофей, рядом!
   Пес послушно замер у моего левого бедра. Отряд слажено передернул затворы, выстроился в боевом порядке и особенным, скользящим по листве беззвучным шагом двинулся в указанном направлении.
   Ольха и березы сменились сосняком, подлесок то исчезал, то превращался в густые заросли, мы передвигались медленно и настороженно, осматривая каждую кочку. Наконец, я увидела знакомый островок лещины с вырубленной серединой и скомандовала остановку:
   - Здесь!
   На всякий случай меня обвязали веревкой, а ребята перевели оружие в боевое положение. Боец вышел на пригорок, получив удобный угол обстрела, Рамирос перекрыл северный сектор, Саша зашел со стороны леса. Вадику досталась почетная миссия контролировать веревку и быть готовым в любой момент меня вытягивать обратно. Я поправила кобуру с пистолетами, проверила и зарядила арбалет, поставив его на предохранитель, проверила, как вынимается нож. Глубоко вздохнула и двинулась к центру аномалии. Тоннель пропал. Были вырубленные кусты, истоптанный пятачок земли, были вырванные с корнем и небрежно (как мы тогда их навалили) побросанные стебли лопуха и полыни. А вот дыры в земле не было. Я прикрыла глаза и прислушалась к ощущениям. Тогда, на фоне кладоискательской суеты, медитировать было некогда. Но я накрепко запомнила тянущее ощущение в районе живота, привкус железа во рту, легкое давление на виски. Убедилась в их присутствии и объявила:
   - Точка здесь, и она активна!
   Первым сигнал тревоги подал ротвейлер: зарычал, вздыбив шерсть, и встал рядом с хозяином. В самом центре прогалины вдруг дрогнул воздух, и смутные силуэты кого-то высокого на двух ногах ринулись мне навстречу. Вадик изо всех сил дернул на себя веревку, я упала навзничь, а мужчины слаженно разрядили в "это" свое оружие. Потусторонний вой был ответом. Силуэты бросились врассыпную.
   Стоило мне покинуть границу прорыва, как воздух пришел в нормальное состояние, а силуэты исчезли.
   Вадик помог мне подняться на ноги. Переводя дух, отряхнулась:
   - Вы успели заметить, что это было?
   - Двуногие, ростом повыше нас, - отозвался Рам, перезаряжая свой карабин, - рук я не заметил.
   - Я заметила, головы больше человеческих, а руки длиннее и тоньше. Это явно не люди. Двигались тоже не так, как ходят люди. Кажется, огонь с трех точек их напугал.
   - Что это была за хрень? - подал голос боец.
   - То, с чем нам придется иметь дело, - хмуро отозвался Саша. - Возвращаемся в лагерь, идем вдоль реки по своим следам.
   На середине пути нам навстречу выскочили остальные бойцы во главе с Полковником:
   - Что там случилось? Все целы?
   Рамирос доложил командиру о результатах вылазки. Полковник нахмурился и отдал приказ:
   - Группу на отдых. Свободные от хозработ идут расчищать подлесок вокруг лагеря и делать рогатки.
   Сам он достал из своей палатки спутниковый телефон и занялся какими-то секретными переговорами.
   Пока поисковики вырубали и складывали в кучи лещину и молодые березки, отбирая самые прочные, я улеглась на спальник в своей палатке и в который раз раскрыла блокнот с записями. Вылазка в точку Прорыва принесла новые данные, которые потребовали срочного анализа.
   Странная реакция пространства-времени, потенциально опасные существа... дело обрастало новыми подробностями и неожиданными сложностями. Судя по всему, именно наличие в этой точке двух магов с потенциальным Ключом создало необходимые условия для спонтанного прорыва в иной пространственно-временной континуум.
   Хотя минутку, в точку вступила я одна, да и Ключа у меня с собой не было... а что было? Цепочка путешественника и... ну конечно! Связка печаток теперь намертво соединена с цепочкой! Хм... как говорила Алиса - все страньше и страньше...
   Потянулась к сумке с книгами, достала лекции Академии Броу. Раскрыла на разделе альтернативной математики там, где профессор рассказывал особенности магического материаловедения и погрузилась в мир вычислений.
   Из вселенной формул и схем меня вырвал Саша:
   - Мечта, ты здесь? - вжикнула молния, и муж всунул голову в палатку.
   - Угу, - я кивнула, не поднимая головы от блокнота.
   - Вылези на минутку, тут такое...
   Пришлось вылезти - Саша зря отвлекать не станет. В лагере действительно творилось бог знает что: из-за деревьев подъехало два лесовоза и бравые хлопцы споро разгружали лиственничные бревна возле палаток. Я в растерянности только открыла рот. Мимо рысцой пробежал Полковник с телефоном в одной руке и картой в другой:
   - Раз проход действует, Братство решило устроить тут что-то посущественнее тренировочного полигона! Ребята в Питере уже взялись за дело!
   Мне оставалось только за этим наблюдать.
  
   ...а в это время где-то в центре Европы...
  
   Председатель Евросоюза снял очки и потер пальцами глаза. Полученное по дипломатическим каналам послание потребовало от него концентрации всех интеллектуальных сил и внимания. Из-за океана со сдержанной грубостью интересовались причинами, побудившими не пропустить научное судно в воды Арктики.
   Мужчина подумал и нажал кнопку интеркома:
   - Мисс Джексон, свяжите меня с Лондоном.
   Подождал, откашлялся и решительно проговорил в трубку:
   - Мистер Блэр, добрый день. Только что мне принесли дипломатическую почту от наших союзников из-за океана... да, вы угадали. Я бы хотел уточнить... что?
   Сказанное на той стороне провода заставило чиновника уронить очки и совсем не дипломатично открыть рот. Наконец, он тихо проговорил:
   - Да, я понял, мистер Блэр, всего хорошего.
   Положил трубку, медленно встал и прошел к бару в дальнем конце кабинета. Налил себе порцию виски и залпом выпил. Поморщился. Налил себе еще и вернулся в кресло. Подумал и нажал на интерком:
   - Мисс Джексон, ко мне на совещание всех моих заместителей и помощников, быстро!!! - Выслушал краткий ответ. - Даже слышать не хочу, пусть хоть на Марсе! Немедленно!!!
   Через час в кабинете собрались все высшие чиновники Объединенной Европы. Кое-кто из них оказался одет совершенно не по дресс-коду, но все старательно сделали вид, что все в порядке.
   Тихим, усталым голосом председатель сообщил:
   - Как всем вам известно, вчера в Норвежском море произошел небольшой конфликт. Белый дом прислал официальную ноту протеста.
   Присутствующие кивнули.
   - Только что я разговаривал с премьер-министром Великобритании. Я считал, что произошло недоразумение, но... несколько дней назад правительства Франции, Германии, Великобритании и всего Скандинавского региона подписали внутреннее соглашение. Направленное на нейтрализацию любых агрессивных действий США против Европы вообще и России в частности, а также сохранение мира любыми средствами. Подчеркну - любыми!!
   - Это война? - спокойно осведомился венгр.
   - Наоборот, антивойна. История развивается по спирали, вы все это знаете. Кое-кто на той стороне океана решил подразнить медведя, как это было в середине прошлого века. Что из этого вышло, вы, я надеюсь, тоже помните. Третья мировая война... никто ее не выдержит. Я надеюсь, и это вы тоже все понимаете.
   - Но... что мы можем сделать? На стороне американцев всемирный банк, корпорации, целая сеть шпионов!
   - У нас тоже есть, чем удивить янки. - Теперь председатель смотрел на подчиненных тяжелым, пронизывающим взглядом. - И каждый из вас должен будет этим заняться. Активируйте правительства тех стран, кто пока в стороне, тщательно контролируйте ситуацию там, где ее могут расшатать американские марионетки! Кстати... о марионетках. Я надеюсь, вы понимаете, что самые опасные из них...как бы помягче выразиться... должны быть нейтрализованы?
   Напутствовав подобным совершенно недипломатичным образом подчиненных, председатель дал знак, что все свободны.
  
  
  
   [1]Европейское ядро -- страны западной и центральной Европы, традиционно ведущие в промышленности и финансах и определяющие политику Евросоюза.
   [2]Басон(из франц. passementerie от passement - "тесьма", passe - "пролет, проход") - тесьма для отделки края ткани, костюма. То же, что позумент,битз, галун. К басонам, производящимся на специальных басонных станках, относят также разновидности бахромы, декоративных шнурков и кистей, бинделли - полос из узорчатой ткани.
   [3] Желтый уровень несения службы - условное обозначение, отражающее уровень готовности подразделения. При зеленом уровне работа идет в штатном режиме, сотрудники по графику получают выходные дни и отпуск. При желтом уровне сотрудники получают только выходные дни без права покидать район службы, при красной весь личный состав обязан находиться на месте, без права покидать подразделение. В этом случае сон и отдых служащих организуется в специальных общежитиях.
   [4] Здание с красным рантом на флаге, здание людей с красными корочками - иносказательные названия "в народе" Федеральной Службы Безопасности.
   [5] Топливный пояс -- газо-нефтеносные регионы, снабжающие мир на 90%, состоящие из Северной Африки и Ближнего Востока.
   [6] Смотри "Дневники Странных Путей", книгу 1.
   [7] На самом деле максимум, что возможно - это примерно указать регион происхождения бактерий (запад, восток, Россия и т.д.), но у меня пусть будет точно!
   [8] Разумеется, скорпионы не насекомые, а дальние родственники пауков. Есть, правда, мнение, что скорпионы находятся между паукообразными и насекомыми. В любом случае, называть их жуками можно только в качестве оскорбления.
   [9] Тремор (мед.) - неосознанное подергивание мышц всего тела или отдельных его частей различного происхождения: от физического перенапряжения, нервного состояния, при отравлении ядами нервнопаралитического действия.
   [10] Я прекрасно знаю, что на самом деле судебное заседание проходит не совсем так, как описано, но, уважаемые читатели, точность отображения судебной процедуры в задачу данной книги не входит!
   [11] "Серые клеточки" - любимое выражение знаменитого сыщика Эркюля Пуаро, героя романов Агаты Кристи.
   [12] На самом деле по-английски этот флотский чин звучит как капитан, но я для понятности предпочла использовать российские звания.
   [13] И снова - российский табель о рангах. В Британии это - коммандер.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"