Праздникова Валерия Сергеевна: другие произведения.

Питерские истории (предварительное название)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:
    Вот, навеяло... пока просто начну, а там посмотрим, что получится. На ФБ я тоже выложила: https://ficbook.net/authors/556175 Новая глава 18.07.2022


   1. Конец года.
  
  - Стригова, ты что творишь?!! - прошипела Нинка, пихая меня в бок, - сейчас завалимся!!!..
   Я очнулась и панически посмотрела на руки: лук на сковороде уже дошел до шоколадного цвета и вот-вот грозил окончательно сгореть. Стремительно выключила огонь и лопаткой сгребла его в кастрюлю. Училка по первым блюдам, слава Богу, не заметила, самозабвенно распекая Иванчикову. Та, дурында, забыла положить в борщ томатную пасту и теперь тупо хлопала глазами. Ну и ладненько, зато я не спалилась. Нинка ловко опрокинула в кастрюлю оставшиеся части рецепта и тщательно размешала. Все! Борщ с фирменной поджаркой готов, можно сдаваться и чапать на свободу.
   - Ты чего? - продолжила шипеть подруга, тряпкой оттирая разводы на плите и пытаясь придать всему идеальный вид. - Не выспалась?
   - Выспалась, - я потерла рукой висок, - но что-то сегодня никак не сосредоточусь.
   - Хошь конфету? - она достала из кармана фартука упаковку черного "Холлса".
  - Не, - я фыркнула, - не хочу.
  Тем временем, преподавательница отстала от Иванчиковой и пошла дальше, рыча на студенток или милостиво кивая любимицам. Никанорова Марина Витальевна, суровая дама необьятных габаритов, истинное лицо российского общепита, повар в шестом поколении, обожала свою профессию и не терпела дилетантов. А сегодня еще и экзамен по первым блюдам русской кухни - ее конек и фетиш!.. Она уже почти завалила первых красавиц группы, прошлась едкой щелочью по отстающим и теперь добивала оставшихся меткими замечаниями. Впрочем, меня ей не завалить.
  Пока я так думала, Нинка подобралась бочком к преподавательнице и сладким голосом доложила о результатах. Марина Витальевна подошла к нашему месту, оглядела стол, плиту, инвентарь. Заглянула в кастрюлю. Попробовала борщ из поварешки, профессионально подув, чтобы не обжечься. Почмокала, подумала секунду и сурово кивнула:
  - Зачетки!
  Помялась, но вывела нам обеим 'отл.'. Нинка радостно выдохнула.
  - Прибраться, и свободны!
  Мы закивали. Кастрюля с борщом теперь отправится в студенческую столовую, а вот остальное полагается помыть-почистить и сложить в посудную по местам. Мы бодро все перемыли, протерли стол и плиту начисто, отчитались в инвентарной заведующей лабораторией и, хихикая, вымелись из класса.
  - Стригова и Луговая! - суровый мужской голос догнал нас почти на выходе из корпуса.
  Мы замерли и обернулись. Проректор по учебной работе и дисциплине сурово взирал на нас, стоя на лестнице.
  - Здрасьте, Михаил Юрьич! А мы все сдали!! - жизнерадостно возгласила Нинка и в подтверждение махнула зачеткой. - Не поверите! Пять!!!
  - Да ладно?! - Преображенский сделал удивленное лицо.
  - Пять, пять! - я открыла свою, и показала.
  Проректор фыркнул в усы:
  - Верю, верю. Ну, летите... голуби!..
  И мы полетели. По весенним улицам Петербурга, в метро, и потом по улицам родной Петроградки, ко мне - праздновать окончание сессии. По пути забежали в ближайший магазин и затарились нужными продуктами. О! Ничего криминального или экзотического, но неужели две студентки кулинарного техникума не сумеют создать из ничего - нечто?
  Дома бабушка в своей комнате что-то заносила в компьютер, так что я только тихонько поцеловала ее в щечку, порадовала триумфом на экзамене и сообщила, что мы будем на нашей крыше. Наша крыша - это плоская крыша флигеля, прислонившегося к моему дому аккурат под окнами наших с бабушкой комнат. Еще учась в школе, с помощью друзей я притащила туда несколько старых транспортных поддонов и облагородила в меру своих возможностей, так что теперь у нас было отличное место для загара и культурного отдыха. Бабушка только кивнула и подтянула поближе новую стопку книг.
  - Готовить? - Нинка потерла ладошки.
  - Готовить! - я стащила со своей полочки стопку кулинарных сборников и мой старый детский волчок с прыгающей лошадкой, ярко-желтый, с пластмассовыми фигурками и красной ручкой.
  Это такая игра у нас с подругой: напротив какой книги лошадка остановится, по этим рецептам и будем готовить. Пока нам выпадали преимущественно русские блюда, но я не теряю надежды. Что поделать, если из иностранной кухни я имею только советское издание сильно отредактированных для советских домохозяек рецептов со всего мира, да потрепанный томик самиздатовской 'Английской кухни'. Причем последнее действительно - образчик советского же 'самиздата', отпечатанного на пишущей машинке и переплетенного кустарным способом. Откуда бабушка его выкопала - я не знаю, а она не признается. А подарила она мне его на четырнадцатилетие, когда я окончательно определилась с будущей профессией.
  - Итак, - голосом конферансье возгласила Нинка, - сегодня у нас в студии...
  Она завела волчок, и мы уставились на лошадку. Победила 'Книга о вкусной и полезной пище'. Впрочем, она и в прошлый раз тоже победила. И в позапрошлый. Наверно, судьба.
  - Итак... - подруга потерла ладошки, - у нас есть два окорочка, немного потрошков, овощи...
  - И наша гениальность, - закончила я, - предлагаю: запечь куру в кавказском соусе, из потрошков сделать острую похлебку, а овощи частью потушить, частью настрогать в салат.
  - А на какой странице эти рецепты? - Нинка с сомнением открыла фолиант.
  - Какая разница? В прошлый раз мы все равно не нашли подходящий рецепт под имеющиеся продукты, так что давай сегодня сразу импровизировать! - я захлопнула книгу и вернула все на полочку. - Идем!
  - Ага, - Нинка подумала и вздохнула, - а все равно было бы интересно...
  - Ничего, - я посмотрела на часы, - давай поторопимся, пока кухня свободна. Терпеть не могу, когда сутолока.
  Увы, основа бытия коммунальной квартиры - недостаток личного пространства на общественной территории.
  Достали продукты, специи и остальное, и отправились на кухню. Надо сказать, что в нашей квартире имеется восемь комнат, в которых проживает шесть семей, так что квартирная кухня довольно обширная. Нам не приходится сталкиваться 'тылами', когда одновременно готовит две хозяйки. Но вот сам факт того, что за приготовлением твоей еды наблюдает посторонний и не всегда дружелюбный человек, - напрягает. Мы поделили работу, так что процесс пошел. Пока Нинка разделывалась с овощами, я обработала потроха и поставила вариться в кастрюльке, сдобрив кусочком свиного сала.
  - Почисть мне луковицу, - попросила, нарезая кусочек имбиря, - сразу кинем.
  - Не в конце?
  - Я пробовала так, будет вкуснее.
  - Ясненько.
  Заправив бульон, я поставила в духовку противень с курой, налила в миску кефир и начала готовить кавказскую заправку. Бодро напевая, Нинка нашинковала капусту и поставила тушиться в чугунке.
  - Где масло?
  - Держи, - сунула ей бутылку, - я за чайником.
  Принесла из комнаты уже вскипевший электрический чайник и налила полную миску. Поочередно ошпаривая и охлаждая, сняла кожицу с помидоров, нарезала их кубиками. Помогла отжать сок из баклажанов. Пара картофелин, чеснок и лук, специи, и вот уже на малом огне тихонько булькает овощное рагу.
  Дверь кухни скрипнула, и на пороге нарисовался Борис Глебыч - сосед из комнаты напротив кухни. Не смотря ни на кого, он достал из своего шкафчика тарелку и ушел.
  Я проверила духовку и слегка прикрутила огонь.
  Дверь снова скрипнула, являя нам еще одного соседа, из новеньких. Молодой человек въехал всего пять дней назад, назвался Димитрием в процессе переноса немудреных пожитков, но близко пока ни с кем не общался, иначе бы я знала. Глебыч, правда, утверждал, что этот субъект - научный сотрудник в каком-то институте, так как большая часть его вещей состояла из книг. Сама-то я была на учебе, когда он переехал, так что точно утверждать не могу.
  Итак, Димитрий вошел в кухню, а Нинка мигом обернулась. Впрочем, мгновенная стойка подруги тут же увяла, поскольку вид Димитрий имеет весьма невзрачный и даже болезненный: фигура тощая и сутулая, личико словно в мясорубке подавленное, волосики редкие и невнятного мышиного цвета. Только очки на орлином носу выделяются двумя блюдцами. Даже классический костюм, который он почти всегда носит, не прибавляет Димитрию ни солидности, ни стати. Сейчас же сосед и вовсе был в старом свитере и растянутых трениках. Увидев, что в кухне кто-то есть, он запнулся, но все-таки прошел дальше. Подошел к своему углу и принялся деловито копаться в тумбочке.
  - Нинка, время! - я ткнула в небольшой будильник на полке.
  - Есть, - подруга помешала рагу и добавила оставшиеся ингредиенты - чеснок и зелень. - Помочь?
  - Давай.
  Я достала противень, и она ловко намазала соусом окорочка. Оставшееся я прогрела в небольшом ковшичке и слила в фарфоровый соусник. Мы доделали остальные блюда, сервировали и вымыли освободившуюся посуду. Завершив уборку, понесли еду в комнату.
  - Бабуль, обедать!
  Бабушка вздохнула, но послушно отправилась мыть руки, а мы пока в четыре руки быстро накрыли на стол. Вернувшись, она осмотрела предложенное, милостиво кивнула и неожиданно достала из старинного буфета бутылку вина:
  - Курица? Тогда красное.
  - Ого! - Луговая посмотрела на этикетку, - Бордо, красное сухое? Трехлетняя выдержка... ммм! Откуда ж такая прелесть?!
  Бабушка усмехнулась:
  - Именно. Один из студентов презентовал. Молодцы, девочки, заслужили! Тяжело было?
  - Не очень, - я ловко откупорила бутылку, - правда, что-то я задумалась в процессе и чуть не прошляпила жарку лука.
  - Снова? - бабуля прищурилась, - и как?
  - Нина спасла, - я благодарно кивнула подруге.
  - А еще Иванчикова оттянула внимание Никаноровой на себя, - сочла нужным уточнить девушка.
  - Да, повезло.
  - Иванчикова? - бабуля приподняла бровь, - это у которой дед держит ресторан на Невском?
  - А ты откуда знаешь?
  - Слухами земля полнится, - она неопределенно повела рукой.
  Подумала, зачем-то взглянула на календарь и взялась за бутылку:
  - Ну, девочки, подставляйте бокалы. За вас!
  Мы чокнулись и выпили. Вино было терпким и освежающим - как раз, чтобы оттенить вкус густой похлебки.
  Пообедав, мы забрали с собой оставленные закуски и расположились на нагретой весенним солнцем крыше.
  - Хорошо-то как!.. - Нинка потянулась.
  - Ага, - я разлеглась поудобнее на каримате.
  Мы продремали пару часов, пока бабушка не выглянула из окна:
  - Домой, девочки!
  - Что, уже чай? - я вздохнула и поднялась.
  Нина потянулась и начала собирать вещи:
  - Все-таки классно, что у тебя тут можно позагорать, хоть из колготок можно будет сразу с загорелыми ногами вылезти.
  - Ага. А еще здорово, что других тут рядом не болтается. Представь, если бы другие соседи сюда доступ имели!..
  - Фу!.. - Луговая покрутила головой и помогла мне перетащить свернутые матрасы в окно.
  Бабушка разговаривала по телефону, поэтому мы отправились ставить чайник и соображать что-то вкусное к чаю.
  - Быстрый пирог?
  - Шарлотка, - я достала пакет яблок.
  Мы быстро почистили фрукты, взбили тесто и отправились на кухню. Там тетя Оля что-то кашеварила. Поздоровались и занялись своим делом. Вскоре по кухне поплыл замечательный запах выпечки. Тетя Оля довольно повела носом, подмигнула одобрительно и ушла в комнату.
  - Где у тебя деревяшка?
  - Была в верхнем ящике, - я кивнула на тумбочку.
  Подруга покопалась и нашла оструганную палочку для проверки готовности бисквита. В кухню пришла бабушка:
  - О! Вот это аромат!.. Криста, после чая я уеду, надо в машинописном бюро кое-что забрать.
  - Да, бабушка. Ты надолго?
  - Нет. Просто заберу и приеду домой. Зайти в магазин?
  - Да вроде все есть. Если что, я завтра с утра сбегаю, завтра мы дома.
  - Вам уже сказали, где вы будете практику проходить?
  - Послезавтра обещали, Юдифь Георгиевна.
  - Ну и отлично, - бабушка махнула рукой в сторону плиты, еще раз принюхалась мечтательно и ушла.
  Мы притащили по табуретке и дружно уставились на будильник.
  Шарлотка удалась!.. Попили чаю, после чего бабушка уехала, а мы с подругой сели перед телевизором, пока не позвонили Нинкины родители и не затребовали дочь домой. Вздохнув, попрощались, договорившись встретиться и где-нибудь погулять, раз уж сессия закрыта, и можно вдохнуть воздух свободы.
  Вечером, когда бабушка снова мирно щелкала кнопками компьютера, я вышла на кухню разогреть ужин. Соседи присутствовали на общественной территории в количестве трех штук: тетя Оля жарила котлеты, Анна Варфоломеевна в своем углу сосредоточенно мешала большой ложкой в маленькой алюминиевой кастрюльке, и уже упомянутый выше Димитрий готовил себе что-то с непонятным запахом. Отлично, не так уж и тесно вышло.
  - Вечер, Кристинка, - тетя Оля кивнула и вернулась к своему занятию, - не подскажешь, хлебные крошки в соус когда засыпать?
  - Лук прозрачный? Тогда долейте жидкости и сразу сыпьте крошки. Вскипит - и готово.
  Я поставила на огонь сковородку и занялась ужином. Окорочка в кавказской заправке прекрасно пойдут и сейчас, а рагу только выиграет после повторного нагрева, так как настоялось. Впрочем, салат надо настрогать свежий...
  - О, Кристиночка!.. А я тебя и не заметила!
  Анна Варфоломеевна, как всегда, в своем репертуаре. Главное, чтобы в мои кастрюли не полезла, ведьма старая. Терпеть не могу, когда лезут под руку, да еще, говорят, у Варфоломеевны глаз черный... я не суеверна, но береженого Бог бережет.
  Почистила пару морковок и начала натирать на крупной терке. Прогрею с растительным маслом на сковороде, добавлю специй, жареный лук и уже в салатнице - свежий огурчик. Выйдет очень пикантно и оригинально!.. Бабушке наверняка понравится. Димитрий оглянулся на меня, на тетю Олю и помялся. Примечательно, что в сторону Аннушки он даже не оборачивался.
  Пока в сковородке грелось масло, почистила и мелко накрошила луковицу. Высыпала лук, поджарила до светло-кремового цвета и добавила морковь.
  Соседушко еще раз оглянулся на нас, но снова промолчал. Надо ему что-то от меня, что ли? Впрочем, не моя проблема.
  Энергично помешивая, высыпала в овощи острый перец, добавила молотой гвоздики и кориандра. Выключила огонь и закрыла крышкой. Порезала огурец короткой соломкой. Все перемешала в салатнице. Составила на поднос кушанья, вымыла и убрала остальную посуду.
  Я уже выходила, когда Димитрий, наконец, решился:
  - Извините, пожалуйста, - почти прошептал, - а не подскажете, когда макароны в воду кидать?
  - В закипевшую, и посолите сначала воду хорошенько.
  - Сильно солить?
  - Да, чтобы прям соленая-соленая вода была!
  Мдя... мальчик вышел в большой мир, не зная элементарного? Впрочем, не мои проблемы.
  Бабушка стояла возле отрывного календаря и что-то сверяла с потрепанным ежедневником.
  - Ба, идем ужинать.
  - Да, милая... - она рассеяно кивнула и что-то записала.
  Я расставила посуду и села на свое место. Бабушка еще подумала, полистала календарь и что-то записала еще.
  - Ну, ба?!
  - Да-да, иду!
  Наконец, она отложила книжку на буфет и села за стол. Мы поужинали, и я ушла на кухню мыть посуду. Там Аннушка ругалась с Люськой по поводу не вовремя занятой ванной. Я аккуратно обошла конфликт и устроилась возле общественных раковин со своим тазиком. Вернулась и обнаружила, что бабушка снова изучала календарь, а на стуле рядом с ней высилась целая стопка толстых книг.
  - Ложись спать, милая, я должна еще немного поработать, - она даже не обернулась.
  - Хорошо, бабуля.
  Немного поштудировала сборник зарубежных рецептов и легла спать.
  
  Утро было погожим. Голубое небо слегка оттеняли редкие пушистые облачка, отчего особенный, 'питерский' желтый цвет домов начинал просто светиться. Город мерно гудел, просыпаясь и встречая новый день. Я пробежала через знакомые до последнего кирпичика дворы и вышла на Каменноостровский проспект. Свернув налево, двинулась в сторону метро: посередине маршрута, на Садовой улице, мы с Нинкой должны встретиться. Протолкалась сквозь вечную толпу на входе и вот я уже спускаюсь по эскалатору. От нечего делать оглядываюсь. Передо мной стоит, словно на подиуме, 'остромодная' девушка: в облегающих джинсах-лосинах, на высоченных шпильках, в кожаной 'косухе'... У-у... Сколько же на ней 'дефицита'!!. Впрочем, мне не идет такое, так что никогда не завидовала чужим шмоткам. Да и бабушка точно не одобрит. Зато перед модницей, словно для контраста, стоит бабулька: в пуховом платке, стареньком мешковатом пальто и ботиночках. На плече - две авоськи, связанные ручками, под рукой - тележка с примотанной к ней большой полосатой сумкой. На рынок оптовый?.. Наверняка. Накупит по дешевке, перепродаст подороже - вот и денежка на жизнь появилась! Дальше парень с портфелем в плаще... Ха! Да это же Димитрий! Ух... а ведь я не видела его ни в коридоре, ни в кухне сегодня... раньше ушел, а я его догнала? Хм... странно.
  Пожав плечами, выкинула соседа из головы. Добравшись до точки рандеву, огляделась и почти сразу заметила подругу: та стояла возле киоска и изучала периодику.
  - Привет! - подкравшись, обняла со спины.
  - Криста?! - Нинка вздрогнула, но почти сразу успокоилась, - ты ж меня в гроб загонишь!..
  - Тренируйся, милая, - я хихикнула и отпустила ее, - так сказать, готовься к семейной жизни!
  - Угу... смотри!
  Оказывается, она держала в руках яркий журнал для домохозяек, заполненный всякими рецептами и советами.
  - Смотри, какая прелесть!..
  Да, прелесть. Но дорого. Нам пока не по карману. Впрочем, грядет практика, за которую нам выплатят, пусть маленькую, но зарплату. И вот тогда я точно себе куплю такой! Ну, или похожий.
  Мы вышли на поверхность и славно пробродили по центру города до самого вечера. Перекусывали по дороге мороженым и газировкой. Ближе к ужину пришлось разойтись по домам, так как завтра с утра нас ждал колледж и распределение по местам практики.
  
  2. Начало практики.
  
  Нам с Нинкой повезло - мы попали в одно место практики, на завод, в местную столовую. Нас определили по ведомостям, как помощниц повара, и отправили: меня в мясо-рыбный цех, а Нинку - в овощной. Так что мы уже второй день с утра до вечера моем-чистим-режем. Впрочем, жаловаться нам грех: помимо зарплаты, пусть и небольшой, каждый день нам положена продуктовая порция 'с собой', да и в течение рабочего дня кушать можно свободно. А готовят там вкусно!.. И есть отличная возможность учиться у профессионалов тому, чего в колледже никто не расскажет. Пусть они ничего почти не объясняют, но и просто наблюдения вполне достаточно. А еще мы прилежно расспрашиваем при любой возможности рецепты и их к себе в блокнотики записываем. Вот и сегодня я разжилась отличным рецептом мясного рулета, а Нинка записала вариант быстрой засолки огурцов. Вечером пойдем в магазин, обязательно куплю огурчиков и засолю дома.
  - Эх, жаль, у меня нет мобильного!.. - Нинка сидела на единственном стуле курительного закутка и грызла бутерброд с чаем. Я сидела рядом на старом ящике, так же подкрепляясь. Мы не курим, поэтому предпочитаем просто выйти подышать воздухом, часто совмещая этот процесс с перекусом.
  - Зачем тебе мобильный? Дорого и болтать не с кем.
  - Зато была бы в курсе всех сплетен, надо только обменяться номерами с Иванчиковой и ее присными.
  - Бррр... - я только передернула плечами, - Ритка наверняка вместо практики на юга усвистала, смысл ей корячиться, если дедуля ей любую справочку нарисует? Так что она по-любому вне зоны доступа. А вот Бабочкина - та да, вполне доступна. Наверняка все сплетни по колледжу собирает, чтобы потом обожаемой подруженьке доложить. Впрочем, мобильная связь развивается быстро, глядишь, через год-другой и нам по карману станет.
  - Криста? - в двери выглянула Света, повариха горячего цеха, - а рыба под жарку где?
  - В третьей ванной, в суточном холодильнике.
  - А... ясненько!
  - Помочь выкатить?
  - Сиди, кушай! - тетка махнула рукой, - я Васяндра попрошу, лба откормленного.
  Мойкой посуды в столовой занимался Вася, по прозвищу Васяндр, он же Бычара: мужик огромных габаритов и слоновьей силы, туповатый, но простой и добрый. Ему огромную ванну на ножках с колесиками через порог холодильника перетащить - как на пол сплюнуть.
  - О! Сегодня жареная рыбка! - Нинка потерла лапки, предвкушая. - Я вчера принесла домой котлеты, так было вкусно!..
  - А я, когда свои разогревала, всех соседей переполошила, - хихикнула, вспоминая ажиотаж, - мужики слюнями изошли, особенно новенький.
  - Этот глист в тапочках? - подруга фыркнула, - да, его еще откармливать и откармливать!
  - Зато любой его в ЗАГС затащить - раз плюнуть, если она не дура и готовить умеет! Представляешь, он даже не знает, как макароны варить! И все время ест одну яичницу.
  - Неужели его маман ничему не учила?
  - Скорее всего, окружила тотальной заботой, разрешая только учиться, учиться и учиться. И знаешь, какая у него фамилия?!
  Я сделала театральную паузу.
  - Захербахер!!
  - Врешь!! - подруга выпучила глаза.
  - Поклянусь, чем хочешь! Димитрий Людвигович Захербахер! Сама обалдела! Прям, как в анекдоте! Вчера коммуналку распределяли, и я услышала.
  Похохотав, поднялись и отправились работать дальше.
  Вечером я разогревала принесенный ужин - пюре с жареной рыбкой и делала быстрозасоленные огурчики. На кухне, кроме меня, трудились и остальные соседки: Варфоломеевна варила бурду, которую она называла почему-то борщом, тетя Оля строгала салат к тушеному мясу. Люська опять села на диету и питалась одними овощами, кои и резала сейчас в большую миску.
  - Криська, а что ты готовишь? - Вот вспомни... оно!.. Люська попыталась заглянуть в мои кастрюли.
  - Брысь! - привычно замахнулась на нее лопаточкой, - не лезь под ложку, сколько раз говорить?!
  - Ну, Кри-ись?..
  - Рыбу с пюре разогреваю, что тебе еще?!
  - А чем это пахнет еще, таким остреньким?
  - Огурцы сделала малосольные. Не лезь, говорю!!
  Люська все-таки схлопотала по балде лопаткой и убралась к своим столам. Аннушка покосилась, но лезть не стала. Правильно, это Люське попало только для проформы, Варфоломеевну я бы отоварила со всей широты русской души. Ее почти все жильцы уже не по одному разу били за ее 'художества', а все никак не доходит! Что показательно, муж Варфоломеевны, Илья Ильич, жену не защищал, предпочитая сначала выяснить все обстоятельства, а потом вынося вердикт. А пару раз даже присоединялся к экзекуторам. Да... Анна Варфоломеевна была весьма... активной 'художницей', почитая за смысл своей жизни устраивание всяческих пакостей и отравление жизни окружающих.
  В кухню зашел Захербахер.
  - О, Димочка! - Варфоломеевна так живо обернулась и заулыбалась, что ботаник аж отшатнулся.
  - Добрый вечер... - тот помялся, но, наверно, на кухню было сильно надо, так что он бочком обошел район Аннушкиной плиты подальше и бросился в свой угол.
  Тетя Оля многообещающе прищурилась в ее сторону и показала нож. Бабка скуксилась и замолкла. А Димитрий подобрался ко мне и тихонько попросил, доставая из кармана блокнотик:
  - Кристина, а подскажите, пожалуйста...
  Я поощрительно кивнула (ну чисто кролик из мультика, как тут не помочь!), и он продолжил:
  - ...как варить картошку?
  - О! Так это же просто! Записывай!..
  И обстоятельно начала пояснять, что к чему. Мальчик тщательно все записал, при мне очистил пару картофелин, и я ушла с кухни, кормить бабушку ужином. На следующий день Димитрий учился - правильно! - варить макароны и сосиски, а мы с бабушкой ели мясной рулет с овощами. Аннушка злобно зыркала издалека, но молчала, потому что Илья Ильич принципиально торчал в кухне, сидя на табуретке посередине территории с газетой и бутылочкой пива. Тетя Оля злорадно ухмылялась, готовя мужу припасы в поездку. Дядя Боря сновал туда-сюда, то разыскивая носки, то давая указания супруге.
  Завтра будет выходной, так что я буду дома. Надо бы испечь чего-нибудь вкусное, так как у бабушки будет гость - профессор Юрковский. Я его помню с самых ранних лет, и все эти годы профессор регулярно приходит к нам в гости, дарит мне маленькие милые сувениры и осыпает бабушку старомодными комплиментами. Нет, конечно же, это всего лишь въевшийся уже на генном уровне этикет, а так, у него вполне благополучная семья. Просто у профессора и бабушки давнее плодотворное сотрудничество на почве науки: они вместе делают всякие исследования и пишут научные книги. Вот и сейчас бабушка начала какую-то монументальную монографию, а Владимир Сергеевич ей помогает. Пожалуй, стоит сделать пирог с яблоками: и просто, и вкусно. Заодно можно будет научить Димочку еще чему-нибудь. Например, оладушкам или еще какой-нибудь вкусной вещи.
  
  - Нет, Дима, не так!.. - я отобрала у парня вилку и сама перевернула оладушек, - вот, видишь? За краешек, приподнять и перевернуть! Ну, давай следующий сам. Во-от!.. Сосредоточенно сморщенный Димитрий перевернул оладью, а я отошла к своей плите, только краем глаза контролируя действия ученика. У меня же подходил пирог и почти доварился куриный суп. Через полчаса к бабушке придет гость, так что надо успеть. И помидорный салат не забыть порезать. Вчера бабушке кто-то из студентов принес целый пакет, так что есть, из чего готовить. Вообще, хорошо живут студенты!.. Позавчера бабушка принесла большого судака, вчера - овощи и фрукты. Во время сессии ей регулярно дарят вино, шоколад и всякие кофе-чаи... Конечно, иногда родители лично подскакивают 'с дарами', но студенты - намного чаще. Хотя... студенты вряд ли сами все это покупают. Так что, правильнее сказать: хорошо сейчас живут родители студентов!
  А рыбу я вечером запеку с грибами (да, в том пакете много чего было дорогого и вкусного!), а еще сделаю рагу с сыром. Бабушка обожает сыр!.. Наверно, итальянские корни сказываются. Ой, а я разве не сказала?.. Мы, Стриговы, на самом деле - Стреговы. Да, через Е, как назывались итальянские ведьмы - стреги. В каких-то лохматых годах, еще при царице, мои предки сбежали из Италии в Россию, от инквизиции. Всякая мистика в России всегда была в чести, так что предки быстро освоились и до самой революции жили легко и достаточно благополучно. Это мне бабушка рассказала еще в двенадцать лет, после первых месячных. Но потом грянули большие перемены и две войны, к иностранцам стали относиться с подозрением... фамилию пришлось слегка подправить. А сегодня вечером бабушка обещала начать мое знакомство с предками и их наследием. Ага-ага, оттуда!.. Сказала, звезды сегодня подходящие.
  
  - Добрый день, дамы!.. - провозгласил Владимир Сергеевич, старомодно целуя бабушкину руку, - рад вас видеть! Прекрасно выглядите.
  - Здравствуй, Вольдемар, проходи, - бабушка сделала вид, что смутилась, - ты как раз вовремя! Пунктуален, как король.
  Профессор хохотнул:
  - Ты льстишь старику, милая Юдифь, максимум - как герцог!
  Мы засмеялись шутке и прошли в комнату, мимо высунувшейся Аннушки. Причем, бабушка так посмотрела на соседку, что та побледнела и спряталась.
  - Мадам, - гость жестом фокусника вытащил из портфеля коробку с эклерами, а мне протянул толстый конверт, - Криста, специально для тебя заказывал. Правда, он не на русском, но ты же знаешь итальянский, верно?
  - Спасибо! - я поскорее раскрыла подарок и взвизгнула, едва глянув на заглавие, - ух, ты, 'Рецепты итальянских тетушек'!!! Откуда?!
  - Знакомый ездил в Италию и заскочил в магазин по моей просьбе. Ты его лично не знаешь, Юдифь, он из Москвы. Но, вполне возможно, слышала: Исмаил Толедано.
  - Толедано? Нет, не слышала. Он итальянец?
  - Не думаю, выглядит славянином. Скорее всего, в начале девяностых взял псевдоним для успеха в бизнесе. Занимается антиквариатом, довольно успешно. В столице у многих на слуху, особенно из 'исторической' братии. Ну, вы понимаете, дамы, в какой-то мере мы, филологи, тоже с ними связаны, так что я считаю нужным держать руку на пульсе.
  - Да, логично, - бабушка задумчиво постучала пальцем по губе, - впрочем, это дело десятое. Прошу к столу! Криста сегодня превзошла саму себя.
  - Ой, - профессор потер руки, предвкушающе улыбаясь, - бегу-бегу, только руки вымою!
  - Конечно, - бабушка протянула ему гостевое полотенце.
  Отдав должное обеду, мы разошлись по комнатам: бабушка с гостем занялись рукописью, а я, сгорая от нетерпения, открыла новую книгу.
  - КРИСТА!!! - бабушкин голос вырвал меня из грез о кухне на просторах солнечной Италии вперемешку с многоцветьем средиземноморского продуктового рынка.
  - А?!! Что?!!! - Книга выпала из рук, когда я вскочила с кровати. Веселый смех старших привел меня в чувство, вернув с высей кулинарного Олимпа на грешную Питерскую землю.
  - Криста, нам с Владимиром надо уехать в издательство, я вернусь где-то через пару часов. Не скучай!
  - А, хорошо, - я перевела дух и снова села на кровать.
   - Скучать в компании с такой книгой?! Юди, это фантастика!.. - последнее, что я услышала из-за закрывающейся двери.
  Вечером бабушка усадила меня рядом и на итальянском языке начала первую лекцию 'про это'. Ну, в смысле, не про то, что вы подумали. А про магию стрег, про богиню Диану, про чары и ритуалы. В ходе рассказа она достала книги с самой высокой книжной полки, до этого мне запрещенные. Это оказались рукописи наших предков, бережно хранимые еще с тех времен, когда Вакх, Диана и Пан были богами, а не предметом научного исследования.
  - Бабуль, а почему мы сейчас говорим не по-русски? - поспешила я озвучить сразу пришедшую на ум мысль, едва бабушка остановилась.
  - А как ты сама думаешь?
  - Хм... - Если бабушка отвечает вопросом на вопрос, то все серьезно, пора сосредоточиться, - стреги - итальянки. А значит, работали, говорили и ворожили на итальянском, записи вели на нем же! А значит, переводить все на русский нет смысла, если работать предстоит все равно на итальянском! - Закончила я логическое построение, - тем более, ты меня еще в детстве научила этому языку.
  - Умница. А еще... - она бесшумно встала и подкралась к двери, - есть защита от чьих-то слишком длинных ушей!
  Резко распахнув дверь, бабушка показала мне отпрянувшую так, будто та стояла согнувшись, Аннушку. Вредная соседка побледнела и выпрямилась, одновременно начав бубнить что-то извинительное и отступать к своей комнате. Проводив ее грозным взглядом, бабушка закрыла дверь и вернулась ко мне.
  - Теперь видишь?
  - Да, бабуля.
  Шуганув соседку, бабушка продолжила лекцию до самого ужина, а потом - уже до отхода ко сну. Уже стоя в пижаме возле окна, я посмотрела на видимый среди домов кусочек неба и вдруг подумала: а ведь в этом что-то есть странное. Столько лет две комнаты в квартире стояли пустыми и запертыми, и вдруг одна из них внезапно занимается Димитрием, который тут утром посреди кулинарного угара обмолвился про антиквариат. И бабушка начала мое обучение итальянской магии... И профессор подарил итальянскую книгу, купленную через антиквара с итальянским псевдонимом...
  Все как-то вместе и сразу...
  
  - Так, еще пять штук, и все доделаем!.. - Света ловко завернула еще один рулет с зеленью и защипнула фольгу. Я стояла за соседним столом, набивая руку в таком тонком искусстве, как мясные рулеты.
  Можно будет и дома сделать что-то похожее. Например, из курятины с зеленью. Завернув последние рулеты, мы разложили их по противням и повезли на тележке в горячий цех. В мясной цех зашла вторая повариха, Люба. Света хихикнула и состроила коллеге рожицу. Та нашла на полке пакет с деревянными шпажками и молча вышла, показательно не смотря в нашу сторону.
  - Чего это она?.. - Реакция второй поварихи меня немного удивила.
  - А ты не в курсе?! Шеф ей утром такой разнос устроил, за грязную форму!
  - Никанор умеет ругаться?
  - Ага, - Светка аж зажмурилась, - эта дурочка даже не подумала за целую неделю форму постирать, все ей прислуга нужна. А я за нее ее шмотки стирать не собираюсь. И запомни, Криста, практикантки тоже это делать не должны. Ваше дело - кухня!
  - Конечно, - я покивала.
  И в самом деле, будто нам больше делать нечего, кроме как за всякими разными стирать и гладить. Тем более, Любка - стерва та еще, никогда не похвалит, зато в каждую промашечку тыкнуть не забудет, да еще начальству наябедничает. Хорошо, что Никанор - мужик адекватный. Понимает, что ничего просто так не бывает, и в случае нашей ошибки просто показывает, как надо. И руку мне поставил на правильной шинковке. И рецепты может продиктовать, если попросить хорошо. Мимо цеха Васяндр протащил мешок картошки из хранилища. Ясно, у Нинки закончился фронт работ.
  Отвезли поддоны с рулетами и взялись за курицу: надо было напластать грудку вдоль для обработки в пароварке - обязательное диетическое блюдо.
  - Девочки, пятнадцать минут до раздачи, - Никанор был уже в парадной куртке и колпаке.
  - Хорошо, - мы со скоростью света доделали работу и поспешили в горячий цех, к плитам.
  Поставили курицу в духовку и помчались переодеваться: мы с Нинкой были на раздаче, она выдавала супы, а я - гарниры. Работа не сложная, на самом деле. А еще - отличная возможность посмотреть на новых людей, помимо штата столовой. Нина, кстати, уже третий день обмирает от одного посетителя... Вот и сегодня подруга тщательно проверила макияж, кокетливо заломила поварской колпак и надела симпатичный фартук. Ничего не скажу, парень и в самом деле видный, хоть и совершенно не в моем вкусе: очень рослый, сильно мускулистый (а попробуй обрабатывать тяжеленные стальные детали и не накачаться!), симпатичный на мордочку, хоть и простоватый. Мне же нравятся парни постройнее, не такие кряжистые. Впрочем, это завод, а не консерватория, чего еще ждать? Даже хорошо, что у нас с подругой вкусы на парней разные, точно не поссоримся.
  - Криста, ложки!
  - Бегу! - я от раздевалки завернула в посудную и принесла все наличные поварешки, лопаточки и щипцы для раздачи блюд.
  Мы торопливо подготовили раздачу и начали ждать первых едоков.
  Первыми, как всегда, пришли бригадиры и мастера. Неторопливо, осознавая собственную значимость, прогулялись вдоль раздачи туда-сюда, отпустили Светке пару сальных шуточек и начали наполнять подносы деликатесами - судаком под сырной корочкой, свиными отбивными и изысканными салатами.
  Потом потянулись рабочие. Эти не миндальничали, набирали по принципу 'побольше и посытнее': котлеты, бифштексы и жаркое из свинины шли на ура. Последними пришли интеллигенты - всякие инженеры, бухгалтера и прочие экономисты. Тут присутствовали и вечно худеющие дамы, так что диетическая курочка тоже начала разлетаться по тарелкам.
  После обеда мы вымыли раздачу и занялись обычной работой. Правда, на этот раз привычная рутина малость изменилась: где-то через полчаса в конторку при столовой пришла целая делегация. Директор, его зам, еще пара ответственных работников и пара совсем незнакомых мужиков. Они вызвали Никанора, некоторое время провели в конторе, а потом шеф начал водить гостей по всем помещениям, включая холодильники. Мы только переглядывались, но молчали.
  
  Только вечером Никанор сообщил, что в офисе случилось ЧП: у кого-то украли дорогущий телефон.
  - Кучеряво живут инженеры, - тихонько прокомментировала Нина, - раз могут себе позволить мобильную связь!
  - Кто знает?.. - я пожала плечами, - ты что будешь брать на ужин?
  - Наверно, бифштексы возьму, чего-то мне мяса захотелось.
  - А я, пожалуй, возьму бабушке жаркого, а себе - отбивную.
  - Тоже вкусно.
  - А ты заметила? Тот самый парень тебе улыбнулся.
  - Мне?! - Нина заулыбалась.
  - Ну, не мне же. И не Никанору.
  - Зря радуетесь, - Любка, зараза, не смогла промолчать на чужое счастье. - У этого парня девушка есть! Только работает не здесь, а в каком-то бизнес-центре.
  - Да?.. - подруга огорчилась, - ты уверена?
  - Абсолютно! По этому парню почти все бабы сохнут, так что я уверена.
  - И ты? - невинно поинтересовалась, чтобы отвлечь подругу.
  - И я, - нехотя призналась вредина, - только давно уже, раньше увлекалась. И знаю про его бабу поэтому. В отделе кадров узнавала, так что сведения точные.
  - А если сведения устарели?.. - Нинка не могла расстаться с мечтой без боя.
  - Не-а, - ухмылка Любки стала капельку злорадной, - если у Верки из секретариата причесон ворохом, значит, не устарели!
  - А что?.. - Светик решила нас поддержать, раз вступила в разговор.
  - Она тут первая среди самых... - Любка сделала пахабный жест, - неустроенных.
  - Люба! - к нам подошел шеф, - ты уже постирала форму?
  Повариха спала с лица и затараторила, что вот прям сейчас, сию секунду... один взгляд начальства, и стервоза галопом умчалась в прачечную при столовой. Мы переглянулись и разошлись по рабочим местам.
  Это у нас уже вторая неделя практики. Все идет по заведенному порядку: днем работа, вечером занятия с Димитрием и бабушкины уроки Искусства. Да-да, именно так и с большой буквы!
  Завтра выходной, и бабушка обещала, что устроит практическое занятие где-то за городом. Интересно!!! А еще тетя Оля сказала, что вчера Димитрий долго говорил с кем-то по междугородной связи, поэтому в следующем месяце стоит ждать дополнительных счетов за коммуналку. Впрочем, от своей доли ботан никогда не отказывается, так что все путем. Хотя, конечно, чисто по-женски мне интересно, о чем он говорил. Нет, ну любопытно же!..
  Вечером бабушка заставила меня еще раз повторить основные гимны и воззвания, а потом велела пораньше ложиться спать:
  - Завтра встаем в шесть утра, так что не засиживайся над книжками!
  - Зачем так рано? - понятно, что все продумано, но интересно, что к чему.
  - Электричка до Царского Села отходит в семь с четвертью, нам надо успеть. Не забудь, едем натощак!
  - Помню, - вздохнула и отложила с глаз долой итальянские рецепты и свои записи: на досуге я пыталась заменить заграничные продукты доступными аналогами.
  
  Вокзал был пустынен. Ну, в общем-то, логично: выходной день, раннее утро. Куда-то едут только дачники и мы. Бабушка купила билеты, пока я в сторонке сторожила сумку-тележку с необходимыми для работы вещами.
  - Третья платформа, - ба изучила расписание, - идем!
  Мы прошли к поезду и заняли приглянувшиеся места. Я надеялась, что смогу почитать любимую книжку, но бабушка подсунула мне записи гимнов:
  - Не сбивай настрой! Потом свою кулинарию перечитаешь. Помнишь последовательность?
  - Помню, - я не удержалась и зевнула, - ба, но зачем так рано?!
  - Там поймешь.
  Мы доехали до Царского Села, вышли на вокзале. Дождались автобуса и через весь городок доехали до задворков императорского парка. Бабушка шла достаточно быстро, не смотря по сторонам и не задумываясь. Кажется, маршрут ей привычен?.. Я с трудом поспевала следом.
  - Запоминай дорогу! - бабушка была, как никогда, серьезна и сосредоточена.
   Обошли парк вдоль ограды по тропинке, прошли еще сотню метров и вдруг нырнули в кусты. За ними скрывался проход в ограде парка: несколько аккуратно спиленных прутьев. Я с любопытством осматривалась, а бабушка только бегло оглянулась, прежде чем скрыться. Было немного боязно и очень... волнительно.
  Зазвенели комары. Я порадовалась, что бабушка еще в электричке намазала нас кремом 'Тайга'. Наконец, тропка вильнула, огибая густой ельник, и закончилась на довольно обширной поляне. Посередине стоял большой гранитный камень, окруженный на некотором отдалении грубо сколоченными лавками и просто чурбачками. Возле одного бабушка остановилась.
  - Запомнила, как мы шли? - она была очень серьезна и сосредоточена, - давай раскладываться.
  Я раскрыла сумку. Бабушка аккуратно извлекла завернутую в ткань статуэтку Дианы, чашу, подсвечники, поднос и жаровню. Отдельно мы приготовили подношения - вино, хлеб, соль, фрукты, мед и масло. Потом она разожгла огонь в жаровне перед камнем.
  - Смотри, - ба лично расположила на камне все в строгом порядке, - запоминай. И да, учти: это место защищено еще моей матерью. Если тебе потребуется провести ритуал где-нибудь еще, прежде всего, следует установить защиту. Как это делать, мы с тобой изучим в следующий раз. А пока...
  Она показала, как наполнять чашу вином, как стоять и поворачиваться. Под ее строгим взглядом невольно сумела отбросить посторонние мысли. Оглядев все вокруг придирчивым взглядом, бабушка откатила тележку чуть дальше в сторону и заняла место ведущей жрицы:
  - Начали!! - и без перехода негромко запела, - oh, grande Diana!..[1]
  Я дождалась нужного момента и подхватила:
  - ... Guidami lungo il sentiero lunare, dammi forza e conoscenza...[2]
  Вдвоем мы обходили алтарь по часовой стрелке, поливали статуэтку вином, медом и маслом, плескали немного в огонь, сыпали туда хлеб и фрукты. Тот шипел и дымил. По бабушкиному сигналу ритуальным ножом я отрезала прядь и бросила в жаровню. Проследив за дымком, ба довольно кивнула:
  - Sacrificio accettato! Ciao nuova sacerdotessa di Diana![3]- уважительно поклонилась мне.
  Я отдала поклон, потом мы низко поклонились алтарю. А потом... случилось невероятное: бабушка резко, как-то по-особому, взмахнула рукой, и... огонь погас!
  Она выдохнула и заметно расслабилась. Отойдя от алтаря к скамейкам, села и похлопала по сидению:
  - Все, можно отдохнуть. Доставай перекус.
  Я вытащила из пакета пакет с едой и термос, приготовленные еще с вечера: котлеты, баночку соуса, порезанные овощи, хлеб. Отдельно пошли яблоки и сладкие пирожки на десерт. Запивать предполагалось чаем.
  Насытившись, мы убрали вещи обратно в сумку и собрались домой. Дальше шел обыкновенный выходной, но я все еще пребывала мыслями там, на поляне. Даже отныне любимый итальянский сборник рецептов отошел на второй план. Потому что в момент сгорания моих волос с макушки до пят меня пронизала невероятная энергия: теплая, ласковая, могучая!.. Получается, это действительно все не просто так?!.
  Утром в воскресенье, когда я вышла на кухню сделать нам завтрак, меня встретил Димитрий:
  - Доброе утро, Криста!
  - Доброе, - я зевнула и достала сковородку. Разогрела масло, обжарила четыре сосиски и залила яйцами. Ничего особого. Просто воскресный завтрак, когда времени достаточно не только на бутерброды с чаем, а на что-то посытнее. Заодно обжарила немного овощей и приправила куркумой и перцем. Будет на хлеб вместо колбасы.
  - Криста, - оказывается, Дима следил из своего угла, что я делаю, - а овощи - они полезные?
  - Разумеется, - я фыркнула, - а что?
  - Мама вчера звонила, - нехотя пояснил ботан, - велела летом есть больше овощей.
  - И что тут плохого?
  - Ненавижу овощи!!. - выпалил сосед.
  Я оценила отвращение на его физиономии и засмеялась:
  - Ты просто не умеешь их готовить!
  - А... ты меня научишь?
  - Ну... - я вдруг вспомнила Светкины ужимки на работе, когда к ней секретарша-неумеха подкатывала, - если хорошо попросишь...
  - Откуда что берется!.. - внезапно появившаяся на кухне бабушка ласково мне усмехнулась.
  - Ба!! - я подскочила от неожиданности, - я ж заикой стану!
  Димитрий тоже испуганно сжался.
  - Давно пора, - наставительно произнесла бабушка, - а то возишься с учеником, возишься, а он все равно одной яичницей питается!! Дима, ты еще кудахтать не начал?..
  - Э-э... - кажется, Дима захотел просочиться сквозь стену.
  Так же бесшумно бабушка ушла в коридор. Хлопнула наша дверь. Дима отлепился от стены и выдохнул:
  - Какая строгая у тебя бабушка!.. Круче моей маман!..
  - А то! Она ж преподаватель! Попробуй, удержи в узде целую аудиторию студентов!..
  - Так насчет овощей...
  - Сдашь экзамен первой ступени - и я подумаю. - Мне пришла в голову гениальная идея.
  - А... какой экзамен?
  - Семь дней без единого яйца! И учти, всех соседей предупрежу, всех в известность поставлю.
  - Ой... - Димитрий сбледнул.
  - А ты думал, в сказку попал?!.. Это Питер, детка!..
  Триумфально посмотрела на парня и походкой королевы унесла готовый завтрак в комнату. По дороге сообщила тете Оле новость. Та хихикнула и пообещала известить остальных. Ну вот, теперь к вечеру все соседи будут в курсе.
  Войдя в комнату, сообщила бабушке выданное Димитрию задание. Та расхохоталась:
  - Так его!..
  - А что, он действительно продолжает только яичницу жарить?
  - Через день - точно! Ольга говорила, что к ним в магазин постоянно за яйцами приходит. Вот и посчитай, по десятку яиц пару раз в неделю.
  - Ну да, - я прикинула расход продукта и кивнула, - по два яйца, чтоб насытиться, за один раз, три раза в день, тогда... десяток - это меньше, чем на два дня! Кошмар!..
  - Ну, теперь посмотрим, как он выкручиваться будет. Заодно пусть подумает, что ты не обязана на него силы и время тратить бесплатно. Пару раз - еще куда ни шло, но постоянно тебя эксплуатировать!.. - она покрутила головой, - ладно... раз пошла такая пьянка, сегодня вечером поговорим о самом низменном, но не менее важном аспекте Искусства - денежном. Чую, тебе это скоро понадобится...
  Сказано - сделано. Бабушка весь вечер рассказывала мне приемы и способы, как и в каких случаях вести 'денежные' переговоры, как себя вести в тех или иных ситуациях. Не просто рассказывала, а приводила примеры из дневников предков или собственной жизни. Да, еще, - мы с ней отработали парочку вариантов, разыграв сценки в лицах. Бабушка мастерски изобразила мне сначала 'нахальную простушку', а потом - 'даму из партийной элиты'. А я должна была, сначала, отказать им в 'услугах', но так, чтобы не поссориться. А потом - согласиться, выторговав хороший гонорар за свою 'помощь'. Было непросто, но я справилась. Как бабушка выразилась: 'на тройку с плюсом, но для первого раза вполне прилично'. И обещала, что мы еще потренируемся по этим вопросам.
  
  Утром Дима, печально вздыхая, грел чайник и резал бутерброды. Аннушка, злорадно хихикая, предлагала ему яйцо всмятку, пока на кухню не забрел ее муж и не отоварил по кумполу грязными носками. Я фыркнула и ушла кормить бабушку завтраком (вчера перед сном сделала немного блинчиков с творогом, так что сегодня просто их разогрела на сковородке).
  А вечером после работы попробовала сделать ньокки по-римски - итальянские клецки из манной крупы. Это и стало тем самым камешком, который начинает обвал...
  Я увлеклась процессом и не обращала внимания на окружающую действительность, пока за спиной внезапно не раздалось:
  - А что это?.. - Оказывается, Димитрий издалека с интересом наблюдал за моими манипуляциями, вытянув шею.
  - Ньокки, - я снова сверилась с текстом и вернулась к плите.
  - А что это такое?
  - Клецки такие.
  Дима посмотрел на прислоненную к кастрюле на буфете книжку:
  - А что это у тебя за книжка?
  - Сборник рецептов. Не мешай!
  - Ух, ты!.. - он подумал и прищурился, - а почему я не понимаю, что там написано?.. У меня дальнозоркость, между прочим, но прочесть не получается.
  - Она на итальянском.
  - А ты знаешь итальянский?!.
  - А ты думал, что повара только русский матерный изучают? - Я внезапно обиделась. - Между прочим, французский и итальянский - международные языки кулинаров!..
  Ишь, ты! Интеллигент выискался!!.. Дима почувствовал мою обиду и поспешно сдал назад:
  - Что ты!.. Просто я никогда не сталкивался со всеми этими делами, - он обвел рукой плиту и окрестности, - у нас бабушка всегда готовила, ну, или мама. Я и книг таких не видел никогда.
  - Что, у вас таких дома не было?
  - Не-а! Нет, книг у нас дома - он махнул рукой, - до потолка во всех углах, но... не такие, а всякие... Ну, по литературе, по истории, по искусству... а еще мамины песенники и сборники нот везде валяются.
  - Нот? У тебя мама - музыкантша?
  - Нет, она учительница литературы и русского в нашей школе. А еще ведет театральный кружок и клуб любителей истории. А музыка - это ее хобби. Она романсы любит и оперы всякие. Поет и играет на пианино.
  - Поня-ятно... - Тесто для ньокк проварилось, я сняла кастрюльку с огня и занялась остальными манипуляциями.
  Димитрий с интересом наблюдал за моими руками. Сам он, кстати, сегодня напоказ жарил магазинные котлеты и варил макароны. Соседки хихикали, но Аннушка больше провокациями не занималась, наверно, утренней экзекуции хватило.
  Когда ньокки в глубокой форме отправились в духовку, а я с облегчением вытянула ноги, усевшись на табуретку, он поинтересовался:
  - А ты какие, все-таки, языки знаешь, а? Просто интересно.
  - Просто интересно... - я с сомнением посмотрела на парня, но тот показывал только добродушный интерес. Поэтому нехотя сообщила, - итальянский, французский и английский. А что?
  - Здорово!.. - ботан поправил очки, - а у меня с языками не очень... только, вот, английский и осилил. Ну, еще латынь немного знаю.
  - Уже хорошо. Многие даже этого не знают, - я пожала плечами, - и совсем не горюют по этому поводу.
  - Это тебя бабушка научила, да?
  - Не только. В колледже нам преподавали два языка на выбор. Вот я и выбрала. Правда, там дается материал с упором в нашу профессию, но и на бытовом уровне общаться я могу.
  - Это понятно... - Дима вздохнул.
  Я выключила духовку, поставила форму с клецками на поднос и пошла угощать бабушку вкуснятиной.
  
  3. Поворот... куда?
  
  Димитрий честно держался неделю, питаясь без использования яиц: жарил котлеты, варил сосиски или пельмени. Утром резал бутерброды. Жильцы пересмеивались, но поощряли. Даже Аннушка. Впрочем, настырная соседка нашла себе новое увлечение и теперь паслась возле нашей двери, упорно пытаясь подслушивать наши занятия. А бабушка всю неделю усиленно натаскивала меня по обрядам защиты. Тетя Оля говорила как-то вечером, что Аннушка пытается повторять за нами итальянские фразы. Без знания, как попугай. Интересно, она что, в самом деле думает, что мы с бабулей вот так, вслух, будем учить заклинания или еще что запретное?.. Мда...
  Ньокки бабуле очень понравились, поэтому я приготовила еще один их вариант, из вареной картошки. Мне они, кстати, тоже пришлись по нраву: можно приготовить впрок и подавать с разными соусами и добавками. Удобно!.. Пока я заморозила пакет картофельных ньокк на случай, если меня не будет дома, а бабушке будет нечего разогреть готового. Да и вообще, пригодится.
  Тетя Оля презентовала мне два больших пластиковых ведра из-под солений и целую кучу разных банок и емкостей: у них в магазине чистили 'закрома родины' перед сан-эпидем-инспекцией, сотрудники набрали себе, ну, и мне тоже досталось. Так сказать, от 'благодарной слушательницы консультанту-профи'. Дима, кстати, лицезрел эту процедуру (дело было, как всегда, на кухне) и о чем-то задумался. Вот-вот! Пусть думает, полезно.
  А пока нас с бабушкой ждет еще одна поездка 'в поля'. На этот раз - еще дальше от Питера, тренировать меня в установке защиты. И поедем аж за пятьдесят километров, в поселок за городком Тосно. Бабушка там знает одно хорошее место, куда можно добраться без машины и где никого посторонних не будет: магичь - не хочу!
  Выехали, как всегда, рано-рано утром, но уже не натощак, потому что, пока доберемся до места, сто раз проголодаемся.
  Небольшая станция, на которой мы сошли, была пустынна. Немногочисленные дачники шустро разбрелись в сторону поселка или садоводств, а мы с бабулей остались одни. Бабушка не торопилась. Она дошла до лавочки рядом с будкой кассы. Пристроив на сидение тяжелую сумку, велела мне поставить рядом тележку и уселась:
  - Ждем.
  Я пожала плечами и послушно села рядом. Мимо протопала путейщица в ярко-оранжевой жилетке поверх старого спортивного костюма с лопатой на плече. Потом проехал дядька на велике.
  Снова тихо. Билетерша выглянула из своего убежища, но ничего не сказала. От нечего делать я сорвала длинную толстую травинку и начала вырисовывать на песке что-то вроде тортика.
  Наконец, издалека послышалось фыркание мотора, и старинный ПАЗик вырулил на площадку. На табличке у ветрового стекла значилось: 'Ушаки-Усадище-Сидорово'. Бабушка уверенно встала и направилась в услужливо распахнувшиеся двери.
  - За двоих до старой автоколонны.
  - Понял, - водила принял деньги, отсчитал сдачу, - знаете, где выходить?
  - Да, спасибо. Предупредите минут за пять, чтобы мы успели подготовиться?
  - Разумеется.
  Кроме нас пассажиров не было, но я остереглась что-то спрашивать и уточнять: что нужно, ба и так мне расскажет, а водитель точно услышит. На следующей остановке в салон забрались две старушки с корзинами, ведрами и скамеечками. Они тихо что-то обсуждали, даже не смотря в нашу сторону. Снова едем. Еще одна остановка: вошел мужик с рюкзаком. Поздоровался с водилой и бабульками, покосился на нас.
  Поселок закончился, автобус пересек автостраду и двинулся по узкой, но вполне приличной дороге в сторону. Во всяком случае, наш транспорт почти не трясло, можно было даже почитать. Только я предпочла смотреть по сторонам: никогда не бывала в подобных местах!.. Бабки вышли на автостраде, возле импровизированного рынка. Там же сели еще несколько пассажиров. Стало немного шумнее.
  Наконец, водитель громко сообщил:
  - Следующая - старая автоколонна!
  Мы с бабушкой поднялись и начали пробираться к выходу. Протаскивая тележку по проходу, я заметила несколько любопытных взглядов, но не больше того. Высадив нас на обочине, кусок которой был покрыт старым, частично растрескавшимся бетоном, водитель отправился дальше. А бабушка бодро потопала по старой грунтовой дороге, скрывающейся между деревьев.
  Шли мы не так уж и долго: обошли и в самом деле заброшенный комплекс зданий за забором (иначе бы он не пророс так деревьями прямо на крыше), прошли еще немного вглубь, перешли толи речку, толи широкую канаву по полусгнившим мосткам и остановились на краю луговины. Бабушка осмотрелась, прислушалась и вынесла вердикт: - Здесь. Раскладываемся. Я тоже прислушалась: щебетали птицы, ветерок шелестел листьями осины. И тишина!.. В четыре руки мы достали и разложили на поваленный ствол инструменты: четыре пирамидки из мрамора, подсвечники и чаши, атамы из кости и бронзы. Расчертили большой круг на земле, с помощью компаса обозначили стороны света, разложили в определенных местах ритуальные предметы, начертили священные знаки. Бабушка встала в центре, я сбоку, на месте вторы.
  - Начали. Mettiti in piedi, Diana, davanti a me,
  Nascondi i miei studi, nascondi i miei pensieri![4]
  - Lascia che né la bestia né l'uomo
  Non apparirà per sempre![5]
  На землю пролилось вино и масло.
  - Possano gli spiriti di questo luogo proteggere me e le mie azioni![6]
  Краюха хлеба была разломана пополам, одна половинка - еще на пополам. Большую часть бабушка круто посолила и разломала на крошки. Разбросав их на все четыре стороны света, она возгласила:
  - Prendi pane e sale, proteggi questo luogo da ogni male![7]
  Оставшиеся кусочки бабушка тоже посолила и протянула один мне:
  - Abbiamo condiviso pane e sale con profumo, siamo diventate loro sorelle![8]
  Мы быстро их съели и коротко поклонились на все четыре стороны и друг дружке.
  Бабушка взяла курильницу и обошла круг по часовой стрелке:
  - Il fumo profumato si diffonde, ci nasconde dagli occhi malvagi![9]
  Наконец, она взяла бронзовый атам и наколола себе левую ладонь, уронив три капли крови на землю:
  - Do il mio sangue, prendo il mio posto![10]
  Я повторила слова и действия, но уже костяным атамом. Было, кстати, вообще не больно!
  Мы снова поклонились на стороны света:
  - È fatto, così sia![11]
  Вот и все.
  Бабушка аккуратно вышла из круга и села на бревнышко:
  - Защита установлена, примерно на год.
  - Примерно? - я устроилась рядом и потянулась за сумкой - достать перекус.
  - Зависит от звезд в момент ритуала, а также от самого места. Тут народ почти не ходит, но звезды сейчас скорее к пахоте и прочему такому склонны. Защиту лучше всего делать осенью, ближе к зиме.
  Она приняла от меня бутерброд и кружку с чаем. Я налила себе в крышку от термоса:
  - Нинка говорит, с собой лучше не металлические кружки таскать, а пластиковые. У них в хозяйственном такие продаются.
  - Да, пожалуй, это дельный совет, - бабушка поправила носовой платок, через который держала посуду, - они нагреваются наверняка меньше, чем металл.
  - И весят легче, - я откусила от бутерброда с омлетом, - сейчас вообще, говорят, куча всяких новых товаров в магазинах или на рынках появилась. Только знай, деньги готовь!..
  - Это да... - ба энергично кивнула, - позавчера на кафедре доцентша Нюра хвасталась, что ей любовник французский сервиз подарил.
  - Вот как?.. - я пожала плечами, - сервиз, конечно, дело хорошее, только зачем он ей, если она дома не готовит, а по ресторанам шастает?
  Ба пожала плечами:
  - Наверно, как факт оплаты 'услуг'.
  Я похихикала:
  - Никанор говорит, французы посуду делать не умеют. Вот, англичане или немцы - это да! Ну, итальянцы еще мастера бывают. А у французов одни понты.
  - А как же японцы и китайцы?
  - Я европейцев имею в виду. Азиаты вообще по отдельной статье всегда проходят.
  - Ну да, оттуда фарфор всегда ценился. Ну что, поехали обратно? Скоро автобус подойдет, не опоздать бы.
  Мы успели. Стоило нам выйти к бетонной остановке, как из-за поворота выехал знакомый ПАЗик. Я замахала, водитель завернул к нам. Мы загрузились и оплатили проезд до станции. Дальнейшая дорога мне не запомнилась: с чистой совестью я достала итальянские рецепты и погрузилась в чтение.
  
  Дома бушевал скандал: Илья Ильич по пьянке подрался с напарником, и теперь участковый Зимин разбирался в происшествии. Аннушка голосила на высоких нотах, Ильич оправдывался хриплым голосом. Соседи пытались сгладить ситуацию. Пострадавший сидел тут же, в углу на табуретке, сияя синяком под глазом.
  - Что за шум, а драки нету? - весело поинтересовалась ба, входя на кухню.
  - Была драка, уже закончилась, - тетя Оля махнула полотенцем, - вот, теперь расхлебываем.
  - О, товарищ Зимин! Рада вас видеть!
  Участковый поежился и тяжко вздохнул:
  - Доброго дня, Юдифь Георгиевна.
  - И чем вам наш техник-сан не угодил опять?..
  - Да вот, - участковый показал папкой на пострадавшего, - пьянство, значит, драка, причинение вреда!..
  Я облюбовала в углу табуретку и начала наслаждаться шоу.
  - Ой-вей, - бабушка радостно заулыбалась, - кого я вижу!! Миленький, а что ж ты не заходил так долго?. То каждый день на чаек заглядывал, а то вдруг пропал! Я ж соскучилась! Ой, а что это мы просто сидим? Ну, давай, поцелуй меня поскорее!!
  Пострадавший побледнел и принялся тараторить, что сам во всем виноват и никаких претензий не имеет. Попытался сбежать, но от бабушки даже студенты-должники не уходят!..
  - Ми-иленький, - пропела бабушка, с неотвратимостью катка надвигаясь на несчастного. Тот не выдержал и сбежал, только дверь хлопнула.
  Бабушка выпрямилась и посерьезнела:
  - Так! Надеюсь, претензий ни у кого ни к кому больше нет?
  Участковый помотал головой и тоже сбежал. Ильич вздыхал. Аннушка примолкла. Бабушка оглядела соседей:
  - Ну, чего стоим, на что смотрим?
  Тетя Оля только кивнула и слиняла. Остальные рассосались следом, остались только Варфоломеевна с мужем. Бабушка нарочито медленно оглядела 'героя':
  - Завязывал бы ты с водкой, Ильич. Печень не казенная и замене не подлежит. Допьешься же!..
  Мужик только пробормотал что-то извинительное и поспешно слинял. За ним намылилась соседка, но до дверей дойти не успела.
  - Анна Варфоломеевна, а вас я попрошу остаться! - Тоном известного персонажа из знаменитого советского фильма.
  Аннушка тяжко вздохнула и развернулась.
  - Скажу только раз, - помолчав, тяжко произнесла бабуля, - не лезь в наши дела. Не твоего ума это дело. Сама потеряешь и на родню горе накличешь.
  Соседка вздрогнула. Секунду подумав, тяжко вздохнула:
  - Ну, интересно же!..
  - Богу - богово, а слесарю - слесарево. Есть вещи, которые не каждому во благо. Меньше знаешь - дольше живешь, Варфоломеевна.
  Величавым жестом бабушка отпустила вредину. Та мигом слиняла. Я вздохнула и поднялась со своего места:
  - Думаешь, отстанет?
  - На пару месяцев внушения точно хватит, а там посмотрим.
  Я кивнула и принялась разбирать вещи из поездки: кое-что постирать пора бы, да и остальных дел полно.
  А вечером, когда на кухне народ мирно кашеварил к ужину, ко мне подошел Димитрий:
  - Вот! Криста, это тебе! - он протянул мне скоросшиватель, - ты столько со мной возишься...
  - Ой, - я приняла подарок, - а что это?
  - А ты посмотри, - он сделал загадочное лицо.
  Ужимки очкарика порой были забавны и слишком уж... оригинальны, но основные эмоции я спокойно различала. Он явно гордился собой и ждал, какой выйдет сюрприз. Понятненько... Ну что ж, посмотрим.
  Там оказались ксероксы с каких-то иностранных книг. Все было аккуратно подшито и разделено на части цветными вставками. Язык был... французский. Причем, старинный, уж в этом-то я немного разбираюсь - бабушка научила. Да и предки одним итальянским порой не ограничивались. На первой странице какой-то дворянин рассуждал о правильной жарке дичи и французской горчице.
  - Ух, ты! Рецепты?
  - Я ж историк. Ну вот, собрал кое-что на английском касаемо твоей профессии. Только с остальными языками мне приятель помог. Вот, собрали, сколько и что могли. Надеюсь, тебе пригодится.
  - Спасибо. Думаю, обязательно пригодится.
  Я пошла в комнату, спасти папку от брызг жира и кухонной атмосферы. Там ба, как всегда, сидела за компьютером.
  - Смотри! - я продемонстрировала подарок.
  - Что?..
  - Дима подарил! Ты только взгляни! Рецепты!!
  Она взяла папку в руки и начала листать:
  - Действительно, очень интересно. Ну, что ж, я довольна этим мальчиком. Думаю, что пару интересных моментов ты из этого точно вынесешь. Ага, блан-манже в старинном варианте... баранья нога... О! Свиные пятачки по-викториански!.. Как мило!.. Суп... А это что?!
  Она выглядела настолько ошарашенной, что я немедленно сунулась посмотреть. И тоже остолбенела: среди безобидной кулинарии затесался листок с текстом... про Юпитер, Луну, солнце и ртуть! Мамочки, это же...
  - Это же магия! Ба!! Это же из магических книг!!! Я уже встречала такое!
  Бабушка отмерла и еще раз перечитала сюрприз. Задумалась на минуту. Я справилась с эмоциями и уставилась на бабушку. Она аккуратно отогнула держатель и вытащила листы не по теме:
  - Это мы спрячем, Криста. Н-да... как думаешь, Дима сделал это специально?
  Я тоже подумала и решительно помотала головой:
  - Нет! Он сказал, что это ему дали друзья, работающие с антиквариатом. Думаю, он не только из-за меня с ними сотрудничает. Точнее, он с ними вообще сотрудничает по своим темам, а для меня попросил параллельно работе. Значит, это просто случайно затесалось, наверняка они или торопились, или просто устали при работе со слишком большим объемом информации. Помнишь, ты как-то умудрилась засунуть несколько распечаток монографии в стопку курсовых? Ты их еще потом несколько дней везде искала...
  - Ну да, резонно. Ладно, пусть все идет так, как идет. А там поглядим.
  
  4. Подработки и заработки.
  
  Половина месяца прошла тихо и спокойно: мы закончили официально практику и теперь просто работали в столовой - Никанор сам предложил, между прочим! Благодаря неоценимой помощи опять-таки Никанора, а еще - Светки, мы с Нинкой написали роскошнейшие отчеты по практике, проиллюстрированные ксероксами нужных в работе бланков и даже фотографиями (Васяндр, оказывается, любит фотографировать, вот Никанор и разрешил)! При первой же возможности я подсунула подаренные ксероксы шефу, он впечатлился, так что теперь в меню столовой появились те самые свиные пятачки по-викториански. Очень специфическое блюдо оказалось, но народу неожиданно понравилось.
  Это было незабываемо! Сначала мы приготовили их в единичном экземпляре, в порядке эксперимента. Продегустировали всем коллективом, обсудили. Потом Никанор сделал себе копию перевода рецепта и через какие-то высокие инстанции написал и оформил технологическую карту, заодно введя новую строчку в заводском меню. И это, кстати, тоже появилось в наших с Нинкой отчетах, в разделе: 'Введение новых блюд в меню и разработка нормативной документации'. Ой, представляю лицо нашей руководительницы практики!.. Никанорова ведь просто обожает историю кулинарии!.. Пятерки нам обеспечены, так бабушка сказала. А пятерки за практику - это улучшение выпускной характеристики и шанс на лучшее трудоустройство.
  Дома шло все своим чередом: честно сдавший экзамен Димитрий теперь изучал простые супы и приготовление блюд из мяса, а еще мы с тетей Олей научили его правильно стирать и гладить. Мальчик впечатлился. Настолько, что подарил мне еще одну папочку со старинными рецептами, а еще тете Оле тоже чего-то подарил. Кажется, справочку какую-то нужную помог легко и бесплатно выправить. Ну что ж, Дима молодец - постепенно врастает в Питерскую реальность, заводит полезные связи и знакомства. Возможно, и мне это пригодится в будущем. Стреги живут долго, всякое может быть. Бабушке, между прочим, больше пятидесяти никто не дает, а ей уже семьдесят! Так что, делаем выводы. Все-таки особого времени я на Диму не трачу, совмещаю со своими делами.
  Вот и сейчас, пока я готовлю обед на неделю, велела Диме сварить побольше вареной картошки: запеканка - это вкусно, экономно и разнообразно. И пусть пока он будет пользоваться моим инвентарем, вещи - дело наживное.
  - Готово! - соседушко закончил работать толкушкой и протянул мне кастрюлю.
  - Отлично. Масло готово? А яйцо?
  - Вот!
  - Нагрей в кружке масло, чтобы растаяло, а пока вбей в пюре яйцо. И перемешивай. Смотри, чтобы масло не сгорело!..
  - Хорошо.
  Мальчик занялся делом, а я повернулась к своей плите. В кухню вплыла Люська. Стрельнув глазами в нашу сторону, она достала из шкафчика кастрюльку и миску. Впрочем, что она там делает - мне без разницы.
  - Криста? - вошла бабушка.
  - А? - я отвлеклась от борща.
  - Официально сообщаю, что завтра к нам придут гости.
  - Профессор Юрковский?
  - Нет, Августина. Ты же помнишь, что у нее аллергия на яблоки?
  - Да, бабушка. Тогда, может, сделаем просто бисквит?
  - Не парься, внуча. Я все равно сейчас поеду в университет, ненадолго. Зайду в магазин и куплю что-нибудь готовое.
  - Кажется, ей очень понравилось бисквитное полено с цукатами. Борщ подойдет для ее светлости?
  - Твой борщ подойдет и для ее величества, Криста, - бабуля меня обняла и чмокнула в щечку.
  Димитрий хихикнул, не отвлекаясь от дела. Я мигом обернулась:
  - Не ложкой, а венчиком!..
  Дима поспешно его схватил и начал размешивать правильно. Бабушка ушла. Люська притащила себе две табуретки и села чистить картошку. Я заправила борщ окончательно и вернулась к овощам: хочу сделать рагу с курятиной, а для этого овощей надо много.
  - Криста, готово! - Димитрий показал мне кастрюлю.
  - Молодец. Теперь займись формой. Помнишь, как?
  - Смазать маслом и посыпать сухарями! - отбарабанил ученик.
  - Умничка. Действуй!
  Люська привстала и начала издалека наблюдать. Я зыркнула в ее сторону, но пока промолчала. Дима подготовил форму и выложил половину пюре. Посмотрел в записи (я заставила его записать себе рецепт в особый блокнот) и достал заранее подготовленный фарш. Я кивнула, и он старательно разровнял его поверх слоя пюре.
  - Правильно, теперь остатки пюре, смазать яйцом и в духовку.
  - Ага...
  - Ну вот, молодец, - я кивнула и занялась обжаркой курицы, - теперь ты можешь делать себе запеканки.
  - Только форму себе куплю, - кивнул Димитрий, - и венчик с толкушкой!
  Подумал.
  - А сосиски туда добавлять можно?
  - Да все, что угодно, можно. И сосиски, и колбасу, и овощи. Сыром можно поверх яйца посыпать.
  - Кусочками?
  - Натертым на терке.
  - Ага!.. - он подумал. - Значит, терку тоже купить надо.
  - А у тебя разве нет?
  - Я у тети Оли одалживал. Но своя же лучше?
  - Однозначно лучше.
  Обжарив кусочки куриного филе, добавила в латку к овощам и поставила на медленный огонь. Ну вот... обед есть, ужин тоже есть, можно расслабиться. Люська чистила картошку. Дима сидел напротив своей плиты и что-то читал. Вот и мне тоже можно что-нибудь почитать.
  - А что ты читаешь? - Люськин голос прозвучал так внезапно, что я вздрогнула. Правда, спрашивала она не у меня, а у Димитрия.
  - Исследование периода Великой смуты.
  - А-а... - Люська и история родились в разных вселенных, поэтому девица мигом потеряла интерес.
  Снова тишина. Мы читали, соседка работала. Хлопнула дверь, и в кухню вкатилась Варфоломеевна:
  - Вы слышали?!. - полным восторга голосом начала она.
  Мы подняли головы и молча уставились на нее.
  - Писецкая преставилась!!! - возмутительно бодро сообщила соседка.
  - И чо?.. - вяло отозвалась Люська.
  Димитрий, как новичок, помалкивал и слушал. Меня лично эта новость никак не касалась, хотя чья-то смерть - это всегда плохо. Впрочем, с этим семейством я знакома с детства: Писецкие от века селились в этом доме наряду со Стриговыми, так что связи давнишние и крепкие, пусть и сугубо дальнесоседские. А кстати!..
  - А ба мне почему перед уходом ничего не сказала?.. - я с сомнением пожала плечами.
  - Так вот-вот, только что, буквально!!! - Аннушка аж подпрыгивала.
  - Врешь ты все, Варфоломеевна, - Люська фыркнула, - на пустом месте ерунду выдумываешь.
  - Вот ей-богу!.. - Аннушка перекрестилась.
  - Погоди, Варфоломеевна, - я все-таки решила уточнить, - не части! Рассказывай все по порядку.
  - Так я и рассказываю!.. - она обиделась, - я сейчас из магазина шла, а возле парадной 'Скорая' стоит, и на лестнице врачи выходят и говорят, что жалко старушку, могла бы еще жить и жить!.. А кто у нас наверху из стариков?! Да только одна Писецкая осталась-то! Остальные - все молодежь наприехавшая!
  Я подумала, что Аннушка в раже все приукрашивает:
  - Ну и что? Мало ли? Может, они вообще другой случай обсуждали. Они же фамилию не называли?
  - Нет, - нехотя согласилась сплетница.
  - Вот видишь?.. Врачи вообще пациентов не обсуждают на людях, потому что моветон.
  Соседка заметалась по кухне: было видно, как внутри нее борются сенсация со здравым смыслом. Я посмотрела на часы и занялась делом: подоспело время помешать рагу. Дима спохватился и выключил духовку: почти прошляпил время, но вроде все обошлось.
  - Ну как?
  Он открыл дверцу и схватил полотенце:
  - Не сгорело, только зарумянилось.
  - Отлично! Теперь тебе этого на обед и с собой, и на ужин, как минимум, на несколько дней хватит. А может, и на неделю. Хотя... неделю питаться одним и тем же скучно.
  Дима покивал и сообщил:
  - Ничего, я приятеля угощу. Он тоже один живет, поди, совсем забыл нормальную пищу.
  - И то верно. У него же нет соседки из кулинарного техникума!
  Мы поржали. Сосед забрал себе на поднос еду и ушел обедать. Люська закончила с картошкой, вымыла все и вдруг задумчиво выдала:
  - А ведь Писецкая-то была из купцов...
  Я обернулась:
  - И что?
  - Я краем уха слышала, как дворник кому-то рассказывал, что у них вся квартира деньгами забита.
  - Бред какой-то!.. - пожав плечами, продолжила работу.
  - А на какие шиши они вдруг свой бизнес начали? Стартовый капитал в любом случае нужен. Рэкетиры из них как из свиньи балерина, должностями не осчастливлены были при старой власти: не директора, не чиновники. Так откуда денежки? - Подумала и добавила, - а бизнес-то ведь не маленький, не ларек какой-нибудь.
  Я снова пожала плечами и ушла: пора было нести борщ на стол. А рагу пусть еще потушится. Бабушка металась по комнатам, собираясь.
  - Ты скоро? Борщ готов, надо пообедать.
  - Да-да, сейчас, - она сложила в портфель еще одну папку с бумагами и наконец-то успокоилась, - сегодня будет научный совет, надо подготовиться.
  - Ой, ба, не волнуйся! Да что эти птенчики тебе сделают?! Так, почирикают тихонечко, - я достала из холодильника баночку сметаны и помидоры кружочками с зеленью и маринадом в глубокой тарелке, нарезала хлеб.
  Бабушка засмеялась, подхватывая полотенце. Вернулась с вымытыми руками и уселась на свое место. За обедом я рассказала только что услышанную новость.
  - Ну... - бабушка подумала и пожала плечами, - я тоже думаю, что Аннушка ошиблась. Впрочем, даже если такое несчастье и случилось, нас с тобой это не касается.
  Я задумчиво помешала в тарелке:
  - Ба, а сколько Писецкие тут живут?
  - Хм, - она посмотрела на потолок, подсчитывая, - да лет восемьдесят точно живут! Если не дольше. А что?
  - Просто подумала, что из старожилов в нашем дворе совсем мало семей. Мы, Писецкие, и все?
  - Пожалуй... да. В нашем подъезде точно только мы. А вот насчет остальных не уверена. Надо бабушкин дневник посмотреть, она любила такое записывать.
  - Люська начала болтать, что в квартире Писецких наверняка клад. Как бы эта дура не вызвала что-нибудь нехорошее...
  - Посмотрим, - бабушка пожала плечами, подхватывая на кусочек хлеба помидорку, - вряд ли что-то такое страшное произойдет. Хотя... никогда нельзя исключать 'принцип дурака'.
  Я кивнула: принцип непредсказуемости дилетанта способен свести на нет самый точный расчет и подробный план.
  - Впрочем, - после паузы продолжила она, - Писецкие и в самом деле до революции купечествовали, это верно. Интересно, правда, откуда Люся это знает? Не верю, что Алевтина с ней откровенничала о подобных вещах.
  - Может, случайно услышала, или от того же дворника узнала. С другой стороны, Матвей Романыч Люську ни во что не ставит... хотя она сказала, что узнала именно от него.
  - Да кто уж теперь знает правду?.. Впрочем, это все ерунда. Ты выучила новые гимны?
  - Ага. И гимны, и ритуалы. Все, что ты давала. А что?
  - Надо будет съездить в одно место, поучишься работать с городскими местами Силы. Тут есть свои особенности. Пожалуй, в субботу будет в самый раз.
  - Хорошо, ба.
  Надо, так надо.
  
  В субботу мы поехали в центр города. Рано утром на метро, потом по Невскому проспекту, до набережной. Остановились где-то посередине Галерной улицы.
  Бабушка огляделась:
  - Сюда.
  Зашли за угол и через низенькую подворотню проникли в один из дворов. Вяло просыпающийся субботним утром город не баловал прохожими, дворик же был и вовсе безлюдным. Бабушка велела мне встать посередине и закрыть глаза.
  - Прислушайся к себе. Что ты чувствуешь?
  Я послушалась. Сначала ничего не было, а потом... словно струна гудит басом на самой границе слышимости. Это и сообщила, а потом добавила:
  - А еще как легкий морозец где-то в кобчике.
  - Отлично, умница. Помнишь, что чувствовала в парке и в лесу?
  - Да. Тогда было тепло и как... бурлящая вода снизу вверх. И хотелось смеяться.
  - Именно. Тогда мы с тобой черпали природную энергию. Здесь, в городе, из-за слишком большого количества камня и металла, а также под влиянием плотного населения, прорывающиеся источники Силы изменены. Но с ними тоже возможно работать.
  Она показала мне, как правильно дышать и работать с энергией. Заставила провести простенький ритуальчик поиска. Нашли только остаточные эманации каких-то давних смертей. Ба сказала, что в старом городе это нормально: при такой скученности нет дома, где кто-нибудь когда-нибудь не умер.
  - А теперь... - она достала из сумки следующий сверток с инструментами.
  Но что теперь, я услышать не успела: из парадной вышел дядька и прямиком направился к нам. Бабушка выпрямилась и как-то... напряглась. Я тоже невольно пришла в 'полную боевую готовность': уж слишком странно он выглядел на первый, да и на второй взгляд. Нет, ничего особенного: под сорок, среднего роста, средней комплекции, с усиками щеточкой... немного смахивает на некормленую крыску. И масти под стать - серенько-мышастой. И глазки у него тоже желтовато-серенькие... Но вот пятой точкой чую опасность!
  - Здрасьте, - дядька как-то особо растянул слог 'ась', отчего приветствие стало немного насмешливым.
  - И тебе не хворать, - ба как-то по-особому плавно выдвинулась вперед, чтобы загородить меня, - что, не спится?..
  Я хлопнула глазами: они что, знакомы?!..
  - Да вот... - он театрально развел руками, - как-то не привычно ложиться на пустой желудок.
  - А что так?.. - подчеркнуто участливо протянула ба, - ай, помочь чем?
  - А что, можете? - мужичок вдруг облизнулся и почему-то посмотрел прямо на меня.
  - Даже не думай, куби! - в голосе бабушки почувствовалась угроза.
  Куби?!. Это что такое?! Я лихорадочно принялась вспоминать сленг и вообще, 'уличные словечки', но ничего такого похожего не вспоминалось.
  - Э-а?.. - он сделал шаг ко мне.
  Но в бабушкином кулаке вдруг что-то сверкнуло. Дядька отпрянул, зашипев и почему-то закрывая рукой глаза.
  - Не нравится, куби? - Бабушка теперь напоминала извергающийся Везувий: мощь и непреодолимая опасность, - что, не нравится?
  Она ласково улыбалась, но мне захотелось спрятаться.
  - Да я что?.. Я ничего!.. Я никогда!!.. - он тихо заверещал и попятился обратно к парадной.
  Развернулся перед дверью и сбежал.
  Мы снова остались одни. Я огляделась, но все также было тихо: не светились окна, не шумели машины.
  - Ба?.. - я осторожно подошла к бабушке, - что случилось?
  Та спрятала в карман медальон на кожаном шнурке.
  - Вот так и бывает, внуча, - она посмотрела на окна дома, - едешь за одним, натыкаешься на другое. Идем домой.
  Мы оперативно собрали сумку и вышли на улицу.
  - Ба, а кто это был? - Галерная осталась далеко позади, когда я решилась задать мучавший меня вопрос.
  - Инкуб. Правда, этот какой-то слабенький. Молодой, что ли?
  Я напрягла мозги, лихорадочно вспоминая, что слышала об этом.
  - Э-э... демон?..
  - Да. Демон, питающийся человеческой похотью. Чаще женской, но иногда и мужской. Правда, для этого он принимает женское обличье и зовется суккубой.
  - Ой... - я вдруг поняла, что и как сейчас случилось. Немного испугалась.
  - Не бойся, - ба заметила мою реакцию и улыбнулась, - наш район для них закрыт, бояться нечего.
  Дома царило обычное субботнее утро: тетя Оля баловала мужа блинчиками, Люська сварила себе кастрюлю овсянки. Варфоломеевна поставила тесто на пирожки. У меня была заранее подготовлена основа для сладкой запеканки, так что я просто сунула форму из холодильника в духовку.
  В кухню зашел Дима с книжкой в одной руке и кастрюлькой в другой. Поставив посудину на огонь, он уселся перед плитой на табуретку.
  - А что ты читаешь? - Люська не смогла пройти мимо.
  - Я же говорил, про Великую Смуту, - парень укоризненно посмотрел на настырную соседку.
  - А что это такое?
  - В истории такой период.
  - Люся, - тетя Оля погрозила лопаточкой, - отстань от парня!
  Та уныло вздохнула, но вернулась к своей каше.
  Я принюхалась:
  - Суп? Запеканка уже закончилась?
  - Ага. Супчика захотелось, для желудка полезно.
  - И то верно.
  Дима посмотрел на кастрюлю, подумал и продолжил:
  - Знаешь, приятель за один присест слопал аж половину принесенной на перекус запеканки. Остальное съел через полчаса. Мне ни фига не оставил. Пришлось в кафе себе пирог купить, чтобы голодным не остаться. Хорошо, хоть, что за его счет, раз уж он меня объел. А теперь канючит, что тоже хочет учиться готовить. Кстати... Криста, ты в посудный, часом, на днях не собираешься?
  Я сначала хотела отказаться. Потом вспомнила про разговор с бабушкой и отозвалась:
  - Да, собиралась. Надо кое-что прикупить нужное. Правда, пока не горит, но надо. А что?
  - Да я заглянул... и глаза разбежались. Всего много, и все такое яркое, красивое! Одних только толкушек пять видов, про остальное вообще молчу. Продавцы меня чуть на тряпочки не порвали, самое дорогое втюхивая. А сам я не разбираюсь. Не хочется деньги зря тратить. Я их не печатаю. А если бы мы вместе пошли, было бы надежнее.
  - Не знаю... может, сегодня попозже соберусь. Ты в какой ходил?
  - На Каменноостровском.
  - А! Знаю. Хороший магаз. Только народу много.
  - Зато цены не задирают.
  - Я лично думала на Сенную съездить, там аренда ниже и товары дешевле. Челноки порой очень хорошие вещи за гроши продают. Заодно продуктов прикуплю.
  - Отлично! - обрадовался ботан, - тогда я с тобой!
  - Договорились. - Заодно он и мою кошелку, хотя бы одну, дотащит, мне полегче будет.
  В комнате ба снова засела за монографию. Я сообщила о свежих планах. Бабушка одобрила:
  - Возьми деньги в буфете. Раз уж появился доброволец, грех его не нагрузить.
  - Я тоже так решила. Крупы закуплю, сахарку, консервов. Кружки нам пластиковые куплю, чтобы в поездку брать. Посмотрим.
  - Правильно, - ба ласково мне кивнула и отвернулась снова к монитору.
  Потом мы позавтракали запеканкой, и я занялась домом: прибралась, закинула в стиралку белье. Приготовила второе на обед: фритатту с остатками жареной курицы. Дима посмотрел, принюхался и записал себе рецептик.
  
  После обеда собралась. Дима уже нарезал круги по прихожей. Ради такой вылазки он надел джинсы и футболку, а на плече нес большой потертый рюкзак:
  - Я готов!
  - Идем, - я взяла с собой сумку-тележку и несколько пакетов.
  Мы проехали в метро и вскоре вышли на вечно загруженной Сенной. Машины с трудом проталкивались мимо бетонного забора по узкой проезжей части посреди площади. А еще трамвай, а еще нахальные пешеходы, снующие во всех направлениях наперекор ПДД и здравому смыслу!..
  - Дима, нам сюда! - остановившись на минутку, сориентировалась и начала целенаправленное движение в сторону ларьков и палаток, - сначала загрузимся провиантом, потом займемся посудой.
  - Ага.
  Отогнав парня от наглых перекупщиков и выдернув из толпы дурных бабок, подвела к давно знакомому шатру с приметной вывеской 'Продукты оптом'. Здесь я закупаюсь последние два года. И продавщиц знаю наперечет. Сегодня дежурила Ляля: тетка лет сорока с веселым характером и несгибаемой натурой.
  - А, Криста!.. - хорошая продавщица постоянных клиенток знает по именам и мгновенно выделяет, - наконец-то ты не одна, а с женихом! Правильно, пусть приучается.
  - Ляля, не пугай мне соседа! - одной фразой расставила все по местам, - лучше рассказывай, что у тебя есть хорошего!
  - Соседа? - тетка окинула Диму взглядом, - хорошие соседи это хорошо... А товар у меня сегодня почти весь хороший. Только окорочка не бери, где Вагид их надыбал - в душе не е...у.
  Хозяин сего заведения, Вагид Магомедыч, был мне еще по школе знаком, так что о его талантах я давно наслышана. Он у нас в школе завхозом работал, а с началом Перестройки в торговлю подался. Так что 'знаем, плавали'.
  - Окей, окорочка не берем. А что еще есть?
  - Да смотрите сами, - Ляля широко обмахнула рукой прилавок, - сахар сегодня дешевый, консерва разная... китайская ветчина есть!..
  - 'Великая стена'?! Где?!
  - Только для своих, - она подмигнула и полезла под прилавок, - половину ящика хозяин себе забрал, еще половина есть.
  - Двадцать четыре банки? Почем?
  - Для тебя - по девятнадцать.
  - Отлично. Половину мне, половину Диме.
  - Диме?
  Я ткнула пальцем в соседушку:
  - Это - Дима! Мой сосед и очень хороший мальчик. Дима, знакомься, это Ляля. Запомнил палатку?
  - Да, - он слегка поклонился, - Димитрий, очень приятно.
  - Вау, - Ляля в приятном шоке выдохнула, - Ох, Криста, и везет тебе с соседями!..
  - А то!.. Так, мне еще пятерку сахару, масла...
  - Есть вот такое, растительное с оливковым, по два литра!..
  - Ага, его две бутыли. Так... еще вот этой тушенки пять банок, шампиньоны, тоже пять. Рыбное что есть? Ага, сардинки, банок... три. Горбуши пять. Еще что есть? Соли дай крупной четыре и пять мелкой. Что еще?.. ага. Крупы вот эти, по две пачки. Специи... Это, это, этого два, этих по штуке.
  - Привезли индийские, - Ляля достала коробку, - Вагид сам туда ездил, договор заключать.
  - Давай. По штучке.
  - Тебе Вагид отложил забесплатно, просил только потом сказать, что как. Сама понимаешь, товар новый, индийцы - народ темный... чего насыпали - неизвестно.
  - Договорились, - я засунула коробку в сумку.
  Дима уважительно покосился на меня. Я набрала еще всякого и попросила рассчитать. За счет опта вышло вполне приемлемо. Потом Дима взял почти такой же набор, включая кое-какие специи. Но, конечно, поменьше, чем для нас с бабушкой. И презента ему не досталось.
  Попрощались с Лялей и двинулись дальше.
  - Ага, овощи!..
  Мы взяли картошки, лука, морковки, прочего - еще две сетки и тележку доверху.
  - Ну, а теперь можно и за посудой!.. - я потерла лапки, - идем, тут рядом!
  - Тоже твои знакомые? - Дима пыхтел сзади, стараясь не толкаться.
  - Ага. Я тут половину рынка знаю. Часть со мной в школе училась, часть, как ты, приехала, квартиры-комнаты снимает. Питер, конечно, город большой!.. Но - маленький.
  Дима фыркнул.
  Мы добрались до ларька, заставленного кастрюлями и сковородками всех видов. Перед ним и вокруг на широких листах фанеры разложены и расставлены стопки чашек, тарелок, горки ложек-вилок, стройные ряды шумовок и половников... в общем, поварской рай. Дима завис. Я вздохнула и взяла все в свои нежные женские руки:
  - Радик, привет. Значит, так: мне вот эти две пластмассовые кружки, а этому молодому человеку надо...
  - Жениху? - бесцеремонно перебил меня продавец.
  Я фыркнула и чуть не покрутила пальцем у виска:
  - Соседу по квартире.
  - А... - Радик разочарованно вздохнул, но собрался, - так что надо?
  - Так!.. Вон ту толкушку, вот эту терку, скалку еще заверни, хорошую.
  - Эта подойдет? - он достал тяжелую, огромную, для столовских объемов теста.
  - Ты чо?!! Давай небольшую, чтобы удобно на кухонной тумбе работать.
  - А, - продавец кивнул и достал отличную скалочку из темного дерева, - из гевеи, еще правнукам служить будет!
  - Пойдет. И формы у тебя еще были, для духовки.
  - Это тут, - он сделал шаг вправо, к угловому столу, - тебе какую?
  - Пирекс есть?
  - Только круглые, - тыкнул пальцем.
  - Жаль. Давай тогда Аппетите. На пару литров, не больше.
  - Есть набор из двух, одна на семьсот грамм, вторая на литр двести.
  Я задумалась. Дима кивнул.
  - Заверни. А!.. Еще венчик надо.
  - Выбирай, - он показал на ящик со всяким мелким хламом.
  Я покопалась, достала хороший венчик и еще две лопатки - силиконовую и деревянную. Добавила такую же ложку для помешивания:
  - Вот. Сколько с нас?
  Радик взял замызганный калькулятор и начал считать, старательно тыкая в кнопки и шевеля толстыми кавказскими губами.
  - Шестьдесят, только для тебя, родная!..
  Я прикинула и кивнула:
  - Окей. Дима, расплатись.
  Дима, до этого сжавшийся в ожидании суммы, выдохнул и полез за бумажником. Мы расплатились, бережно засунули все в рюкзак.
  - Домой?
  - Домой.
  Непринужденно сунула соседу в руки одну из своих авосек, и мы пустились в обратный путь.
  Дома все было тихо. Почти: в комнате Люськи ревела музыка. Прислушалась. Какой-то тяжелый рок? Я в музыке не разбираюсь, только и отличу примерно один жанр от другого.
  - Так... - задержалась на секунду у двери и кивнула на нее Диме, - кажется, у Люськи сегодня гости?
  - Откуда ты знаешь?
  - Люська слушает исключительно попсу. Спорим, Лилька приползла?
  - Лилька? - Подружка ее закадычная. Такая же, понаехавшая покорять столицы. Вот она как раз только тяжелое слушает. - Так и я не местный... - Дима смутился. - Так ты интеллигентно обживаешься, в общество врастаешь, правила соблюдаешь. А эти две прошмандовки словно из своих коровников так и не вылезли! Ни манер, ни мозгов... Ну, сам еще насмотришься. - Криста?.. - Дима замялся, - а сейчас ты готовить будешь? - Буду. Ужин пора готовить.
  - Хорошо!.. Тогда я быстро...
  Он направился почти бегом к своей двери, но я засмеялась:
  - Не торопись, я пока все разложу, пока все подготовлю... а тебе всю новую посуду сначала надо кипятком вымыть.
  - Понял, это для дезинфекции?
  - Именно. Не известно, где она валялась, и кто ее лапал... Прямо кипящим обварить хорошенько.
  - Сделаю.
  Я разложила покупки и вернулась на кухню. Под моим руководством Дима торжественно перемыл и ошпарил обновки. Вытер свежим полотенцем и расставил в тумбочке. Полюбовался:
  - Красота!
  - А то! Аппетите - отличная фирма, служить будет, пока сам не разобьешь.
  - Ты что, разбить такую вещь?!!..
  - Стекло, увы, материал хрупкий...
  - Я знаю, - Дима, вздохнул, видимо, что-то вспомнив.
  - И помни, главное, в горячую форму холодного не заливать!!
  - И это знаю, - он смущенно потер нос, - как-то в детстве в горячую кружку льда насыпал, опыты ставил, потом кухню убирал, от воды и осколков. И бабушка меня наказала. На всю жизнь запомнилось!.. Хорошо, мама не узнала. Бабушка осколки быстро спрятала, а разбитое потом на кота свалила. К нам соседский кот захаживал, на обрезки.
  - А своего не было?
  - Нет. У мамы аллергия на живность. А бабушка любила кошек, поэтому Ваську и привечала, пока мать на работе.
  - А мать на кота не ругалась?
  - Животное есть животное, что с него взять? Да и приблизиться к котам не может, сразу чихать начинает.
  - В общем, отделались малой кровью.
  - Ага... - он достал кастрюльку, - Криста, а гречу как варить?
  - Записывай!..
  В кухню зашли Люська и Лилька - здоровенная девица с коротеньким ежиком и убойным макияжем, в старых трениках и майке. Дима только глянул и аж сжался. Оно и видно: Лилька занималась спортом в школе, а сейчас работает в спортивном гипермаркете. Ну, и выглядит и ведет себя соответственно - бой-баба в самом прямом смысле этого слова, в этом месяце выкрашенная в ярко-лиловый цвет. Девки сообща достали из духовки курицу, собрали тарелки-вилки-ложки и направились прочь.
  В дверь позвонили. Четыре звонка.
  - Дима, кажется, это к тебе.
  - Ой...
  - Иди уж, присмотрю за твоей кашей.
  - Спасибо! - он рысцой умчался в прихожую.
  Я хмыкнула и продолжила жарить зразы, одним глазом поглядывая на соседскую плиту.
  Через пять минут он вошел в кухню в сопровождении высокого молодого человека в темном костюме, при галстуке и светлой рубашке.
  - Кристина! - официальным тоном начал он, - позволь тебе представить моего друга и коллегу, Виноградова Валерия Романовича. Кристина, это Валера. Валера, это Кристина.
  Я чуть прищурилась, догадавшись, что именно этот молодой человек и набивается ко мне в ученики. Ну-ну... вчера мы с бабушкой как раз обсуждали этот вопрос, заодно выяснив современные цены на репетиторство. Ба предсказывала, что учеников у меня будет столько, что впору свою кулинарную школу открывать.
  - Очень приятно, - гость внезапно чуть поклонился, сцапал мою лапку и почтительно поцеловал.
  - Мне тоже, - я невольно засмущалась, - Дима, пора твою кашу выключать.
  - Ой, - ботан подскочил к плите, ложкой попробовал кушанье, причмокнул и включил газ, - ты не поверишь, Криста, но с детства обожаю гречку!
  - Поджарку будешь делать?
  - У меня котлеты есть. И кетчуп.
  - Греть будешь?
  - Так уже. Я их погрел и в комнате под подушками спрятал, все еще горячее. И салат сделал, по твоему рецепту.
  - Ну, ладушки, - я вернулась к своей плите.
  Дима оперативно собрал еду и увел приятеля. Тем временем я выложила на сковородку последнюю порцию сырых зраз, красиво сложила готовые в форму и занялась подливой. В отдельной сковородочке подготовила ру[12], влила бульон, добавила специи, сметану и уварила. Пока возилась - последние зразы обжарились. Добавила их в форму, залила соусом и сунула в уже горячую духовку. Можно, конечно, сделать другой какой-нибудь соус, например, грибной или томатный, но... лень. Мне до сих пор не удалось спокойно сесть и обдумать утреннюю поездку. Поставила вариться макароны. Можно и расслабиться на минутку.
  В квартиру снова позвонили: два звонка, это к Аннушке. Илья Ильич прошаркал к дверям. Через минуту послышался пронзительный голос соседки. Она что, ключи забыла? Я пожала плечами и снова попыталась сосредоточиться, но тут в кухню влетела соседка:
  - Писецкая в больнице!!!
  Я поморщилась:
  - И что?
  - Как это что? Как это что?!! - закудахтала Варфоломеевна, - я же говорила, к ней 'Скорая' приезжала! Значит, не просто так!
  - Анна, ты опять хулиганишь? - в кухню вошла тетя Оля, - у людей законные выходные, хотя бы раз в неделю нельзя тишины?!
  - Да я что? - Тетя Оля - дама весомая, так что Аннушка сразу успокоилась и тише сообщила, - Писецкий жену в больницу повез.
  - А тебе что за печаль?..
  - Анка!!. - в дверях появился Илья Ильич, - я тебе сейчас по харе дам любопытной! Живо в комнату, и чтобы наверху тебя даже близко не было!
  Грубо схватил благоверную за рукав и поволок прочь. Мы переглянулись. Я вздохнула, тетя Оля покачала головой:
  - И что бабе неймется?
  Я пожала плечами, а потом вспомнила:
  - Ой! На прошлой неделе, когда к Писецкой 'Скорая' приезжала и Аннушка верещала об этом, нам с Димой Люська потом сказала, как слышала, что дворник кому-то рассказывал, что у Писецких денег навалом. Слышал один - мог услышать и второй. Может, Варфоломеевна тоже такое что-то узнала и себе всякой ерунды навоображала?
  Соседка подумала и пожала плечами:
  - Могла и услышать, и подслушать. Все знают, что Аннушка за копейку удавится и родную мать продаст. Чужая душа - потемки, что в ее башке творится - один Бог ведает...
  - И то верно...
  Прозвенел мой будильник. Выключила духовку и слила макароны. Ну вот, ужин готов.
  А вечером, когда я только-только закончила мыть посуду после ужина, к нам с бабушкой пришел гость: Савелий Прохорович, отвезя жену в больницу на ближайшие две недели, прикинул свой быт без нее, испугался собственной беспомощности и пришел к нам, как единственным более-менее знакомым соседям. Мы договорились, что за двести пятьдесят рублей в неделю я буду готовить, убираться и если надо, стирать. Продукты же Писецкий будет покупать сам, по моему списку. Договорились, что два-три раза в неделю навещать его будет достаточно. Отлично, вот и еще денежка!.. В учебное время подрабатывать вряд ли получится, так что сделать финансовую подушку за летние каникулы - это прекрасно.
  
  6. Происшествие на Смоленке.
  
  Почти целая неделя прошла спокойно. Бабушка пока решила никуда не выезжать, вместо практики начав заниматься со мной латынью. Это хорошо: самые интересные книги написаны как раз на мертвых языках. Освою латынь (после итальянского это очень просто), займусь древнегреческим. А там посмотрим...
  Вечером в четверг, почти перед самым отходом ко сну, к нам в гости пришел следователь Мельников. Поздоровался, согласился выпить чаю. А в самом конце сообщил:
  - Я ознакомился с архивным делом, которое вы тогда упомянули, Юдифь Георгиевна. И, признаться, остался весьма удивлен описанным в нем. Чтобы тогда, при царях, в подчеркнуто православном государстве, такое увлечение мистикой!..
  Ба пожала плечами:
  - Мистика - она просто есть. Не важно, каким богам молятся люди, не важно, во что они верят. Вы ничего с этим не поделаете. В худшем случае, она просто уходит в тень: все будут все знать, но ничего об этом не говорить.
  Следователь задумчиво кивнул и продолжил:
  - Ну, так вы считаете, что на Смоленке поработал водяной?
  - Да. Если хотите знать, за десять минут до вашего прихода мы с внучкой как раз обнаружили его, чуть выше по течению.
  - И?..
  - И ничего. Мы просто тренировались. А вы что подумали?
  Майор тоже пожал плечами. Подумал.
  - И как мне это все оформлять в деле?.. Да если я упомяну такое в отчете, меня начальство в психушку упечет, и будет право!.. Что делать-то будем?
  Я с трудом удержала радостный вскрик: кажется, он готов с нами сотрудничать! Ой, как интересно!..
  Бабушка побарабанила пальцами по столу, потом предложила:
  - Мне кажется, стоит с ним поговорить и выяснить все детали происшествия. А там уже будем думать по обстоятельствам. Водяные на людей просто так не нападают, это не русалки.
  - И как мне это оформить прикажете?
  - А как это ваш предшественник оформил?
  - Записал водяного как сумасшедшего бродягу и после указал, что оный помер от тифа в камере временного задержания. Но, Юдифь Георгиевна, я также написать не могу!
  - Посмотрим, что он скажет. А там уже проще будет обосновать, не правда ли?
  Майор подумал и кивнул:
  - Когда будем разговаривать?
  - Только на выходных! - тут бабушка была непреклонна, - мы работаем, нечего нам с внучкой репутацию портить! Суббота, рано утром, и точка!
  Следователь вздохнул, но согласился.
  
  Рано утром, аж в шесть утра, за нами приехала машина (гражданская, с обычными номерами), и мы отправились на Васильевский остров. Толи водитель был экстра-класса, толи мы чего-то не знаем, но доехали мы ну очень быстро. Минут за пятнадцать, не дольше. Я только-только успела насладиться комфортом личного транспорта, как пришло время вылезать. Возле устья Смоленки снова было все закрыто полицией, но майор с уже знакомым нам помощником нас ждали.
  Поздоровались.
  - Что вам понадобится для работы? - несколько напряженно спросил Мельников.
  - Немного времени, - бабушка осмотрелась и двинулась вдоль набережной к ближайшему спуску к воде.
  Еще раз осмотрелась и постановила:
  - Подойдет. Криста?
  Я раскрыла неизменную сумку-тележку. Мы достали все для ритуала, далее, я под бабушкиным руководством расчертила печать призыва и защищенные круги для зрителей, то есть, милиционеров. Те с явным любопытством следили: Мельников - спокойно, а вот его помощник аж сгорал от любопытства. Ну, понятно - молодой, зеленый, еще не потухший под пластами милицейской рутины.
  Мы встали согласно правилам, и бабушка негромко запела:
  - Faccio appello agli spiriti di questo terreno[13]
    Agli spiriti delle acque, della terra e della aria[14]
    Deve rispondere rapidamente almeno[15]
    Per diritto della vecchia.[16]
  Я вступила в песню:
  - Per diritto della giovane novizio[17]
    Proprietario dell'acqua di laghi e paludi[18]
    Ti offro una sodalizio[19]
  Снова бабушка:
  - Liberamente, vantaggioso per tutti[20]
    Niente armi, niente coercizione[21]
    Gli stregs mantengono la parola data, fallo sapere a tutti[22]
    Non ti faremo pressione[23]
  И уже вместе мы закончили:
  - Giuriamo sull'onore della strega![24]
  Пара секунд звенящей тишины, и вот посреди потока забулькало и заплескалось. Сержант с трудом удержался от возгласа, указывая на реку. А под водой к нам явно кто-то плыл, одновременно демонстрируя, что это он плывет, и плывет к нам.
  - Никому не двигаться, - негромко, но властно напомнила бабушка. Милиционеры кивнули.
  Возле самого берега из воды показался темный... длинный и мокрый хребет, словно гигантской рыбы, с плавником в шипах. Но уже через секунду по колено в воде стоял водяной. Я во все глаза уставилась на нечисть, попутно отмечая, что гравюры в прадедовских книгах не слишком-то и отличаются от оригинала: полу-человек, полу-рыба, ростом с десятилетнего ребенка, с полукруглыми шипастыми плавниками вместо ушных раковин, безучастными рыбьими гляделками, сомьими усами. Покрытый чешуей, с перепонками и когтями на руках. Скорее всего, и ноги у него тоже как ласты, но в воде, из-за поднятого ила, не видно. Оглядев нас, водяной пробулькал-заговорил. Судя по милиционерам, они ничего не поняли, так как майор удивленно поднял брови, а сержант приоткрыл рот. Мы же с бабушкой услышали:
  - Вот уж не думал, что когда-нибудь еще услышу призыв Ведающих. Неужели Белый бог вас оставил в живых?
  - Белый бог ныне слаб и тих. Даже если люди вновь будут творить ему славу - прежние времена более не вернутся.
  - Брызг рад слышать такие вести. С чем пожаловали, жрицы природы?
  - На днях тут человек утонул. Что скажешь, Брызг?
  - А, - водяной скривился и махнул лапой, - знаю, был тут один... двуногий. Злой, гадкий! Сидел тут, - он показал на парапет, - пил вонючую воду, мусорил, сквернословил! Брызга обидел, по голове ему гадкой вещью из-под вонючей воды стукнул!
  Мы с бабушкой переглянулись: понятно, пьяница тут пил и хулиганил, вот и прилетело. Справедливо, надо сказать. Хотя... зачем сразу убивать, мог просто напугать? Об этом и спросила. Водяной еще больше скривился:
  - Брызг не хотел убивать, но плохой двуногий достал какую-то мерзкую штуку с шеи, Белым богом грозил, пытался Брызга поймать! Брызг защищался.
  - Мы поняли, Брызг. - И перевела рассказ водяного для милиционеров.
  - С шеи? - удивился лейтенант.
  - Думаю, крест, иконка или что-то вроде этого, - подумав, пояснила ба, - этот водяной молод, в полную силу еще не вошел. Ему можно навредить даже простым нательным крестиком. Добавьте к этому опьянение убитого. Достаточно самой малости, просто неудачное стечение обстоятельств.
  - Стечение обстоятельств?! - непонятно обрадовался следователь, - так это же другое дело!.. Напился, понимаешь, на пленере, стал бросать всякий мусор в воду, поскользнулся и утонул! Несчастный случай, ясен пень! Эксперты выявили приличный уровень алкоголя в крови, так что тут все чисто. А что одежда сухая... так попробуй, теперь докажи! А в отчете я этой детали сначала не упоминал, пока с вашим рассказом не разобрался, а потом и вовсе решил не отмечать. Утопленник и утопленник!
  Сержант фыркнул и закивал.
  - Можно отпускать водяного? - бабушка только кивнула.
  - Можно!
  Она повернулась к Брызгу:
  - Плыви с миром, у нас нет к тебе претензий.
  Водяной кивнул, мгновенно развернулся и бесшумно ушел под воду, только его и видели. Ба вышла из круга и дала мне сигнал стирать печати. Милиционеры тоже отошли подальше, с любопытством следя, как я тщательно стираю небольшой жесткой щеткой с бетона рисунки, брызгаю водой и растираю в непонятное пятно. Позже его окончательно смоет дождем, и никто уже не докажет, что тут проводили магический ритуал.
  Мы собрались домой, даже двинулись в сторону метро, но тут майор отвлекся от своих каких-то таинственных разговоров с подчиненными:
  - Не беспокойтесь, вас отвезут домой.
  - Спасибо, - ба величественно кивнула, - если что, обращайтесь. Мы не всемогущи, но поможем, чем сможем.
  Я шагнула в сторону лестницы к дороге, но тут за нашими спинами вода забурлила, и снова показался Брызг. Протянул нам с бабушкой большую рыбину:
  - Брызг большой, он понимает, что к чему. Вот, от чистого сердца, за помощь вам, жрицы!
  - Благодарствуем, - ба подошла к нему и бестрепетно взяла отчаянно бьющий хвостом подарок.
  Судя по всему, это был сиг килограмма на два весом. Ну, надо же!.. Не только потренировалась, но и улов получили. Приятно.
  Ба передала мне рыбу, которую я спешно засунула в сумку, и мы поехали домой.
  Дома я сходила к подопечному - как всегда. Приготовила поесть, постирала, погладила, прибралась. Судя по всему, Писецкий очень доволен. Я тоже довольна: первую недельную оплату получила в срок, а супруга подопечного будет болеть еще минимум недели полторы-две. Двести пятьдесят рублей - деньги немалые, всегда пригодятся.
  Сегодня, кстати, у меня снова 'школа юного кулинара': два ученика еще в среду получили домашнее задание, и сегодня приготовят новые блюда: Дима будет печь пирог, а Валера - варить свой первый суп. Еще денежка. Вот так, глядишь, 'курочка по зернышку клюет'... будет нам с бабушкой обновки, да и на учебный год останется. Мало ли?
  Я отдыхала после праведных трудов с книжкой, когда к нам позвонили. Оказалось, Савелий Прохорович. Я немного испугалась, но, зря: к нему должен приехать гость, и он попросил что-нибудь испечь на скорую руку. Без проблем! Мы поднялись, я оценила наличие нужных продуктов, и занялась шарлоткой: уж ее-то я сделаю с закрытыми глазами! В качестве профессионального штриха добавила в тесто корицу и сделала сметанный крем сверху. Только-только управилась, когда в двери позвонили, и Писецкий поспешил открыть. В комнату (я по просьбе старичка накрывала на стол в столовой парадный сервиз) вошел высокий, хорошо одетый мужчина. Довольно симпатичный. Плечистый и подтянутый, но без перебора. И на бандита совсем не похож - нет грубости и скрытой агрессии. Окинул взглядом комнату, задержал взгляд на мне и вопросительно повернулся к Писецкому. Тот торопливо пояснил:
  - Вовик, это Кристина Стригова, наша соседка снизу и мой ангел-хранитель! Помнишь Юдифь Георгиевну? Это ее внучка. Помогает мне, пока мама в больнице. Без нее я бы тут совсем пропал!.. Криста, познакомься, это мой сын, Владимир.
  Вот как?!. Я была еще в школе, когда краем уха услышала, что единственный сын Писецких толи умер, толи уехал, толи под машину попал... Аннушка тогда еще, захлебываясь от восторга, рассказывала, что к нему бандиты приезжали и в подворотне разговаривали, угрожали. А он, значит, просто уехал и спрятался. Надо будет бабушке рассказать... только обязательно на итальянском.
  Поздоровалась, расставила последние приборы и водрузила посреди стола пирог. Мужчины сели за стол, а я попрощалась и ушла домой. Дома вывалила бабушке новости. Она покивала:
  - Алевтина говорила что-то об этом. Впрочем, жив, и ладно.
  - Надеюсь, пирог им понравится.
  - Даже не сомневайся. Ладно, что у тебя с латынью?
  - Хорошо с латынью. Уже выучила то, что ты дала.
  - Тогда садись, вот тебе ксероксы старинных рукописей, потренируйся в чтении и переводе.
  - Угу...
  Уселась в свое любимое кресло и занялась делом. Вечером почистила дареного сига и запекла в фольге с лимоном, имбирем и зеленью. На вопрос любопытной Люськи, откуда такая царская рыба, сдержано сообщила, что бабушке кто-то подарил. Кто - я не в курсе, да и не интересно мне это. Хочет - пусть у бабушки сама спрашивает. Бабушку Люся побаивается, поэтому оставила нас с сигом в покое. Дима принюхался. Мечтательно вздохнул, но приставать не стал. Ну, хоть он и неплохо уже управляется с готовкой, до рыбных блюд мы пока не дошли. А кстати!.. Отличная идея, надо будет внести в план занятий.
  
  7. Новости и последствия.
  
  Незаметно наступила середина августа. Я все также училась и учила. А еще - продолжила помогать Писецким, потому что после серьезной операции Алевтина Платоновна еле двигается. К ней каждый день ходит медсестра, делает капельницы и уколы, а я все также занимаюсь хозяйством. Денег заработала уже достаточно, чтобы весь учебный год как сыр в масле кататься, но бабушка сказала, что запас кармана не дерет, и большую часть переводит в твердую валюту, оставляя самый минимум на хозяйство. Наверно, оно и к лучшему. Мало ли, что-то купить понадобится?
  Уже достаточно хорошо владея латынью, я смогла начать читать книги из нашей библиотеки, до этого мне недоступные. Язык оригинала всегда лучше, чем даже самый хороший перевод. Мы с бабушкой все так же регулярно ездим в Пушкин, к семейному алтарю, я подробно изучила стихийные ритуалы и вплотную подобралась к магии Смерти. Вообще-то, стреги традиционно с некромантией не дружат, но Россия всегда имела подспудный интерес к потустороннему, так что мои предки отбросили предрассудки и вплотную занялись некромантией. Жизнь и смерть вообще неразделимы, как две половинки одного яблока. Правда, самые интересные книги 'продвинутой некромантии' написаны вообще на коптском и шумерском языках, а их изучение для меня совсем в будущем: все за один раз не охватить, даже если из кожи вон выпрыгнуть.
  В эту субботу, в день Сатурна, мы поедем в Михайловский замок: именно там лучше всего начинать изучать некромантию. Для этого последние три дня мы почти ничего не едим, а если едим, то исключительно растительную пищу. На работе отговорилась похуданием к новому учебному году. Впрочем, столовские в душу не лезут - надо, так надо. Нинка согласилась, что похудеть бы надо, и тоже села со мной на диету. Возражать не стала - это в любом случае полезно. А 'ссобойку' я пока замораживаю - мало ли, когда пригодится? Хотя так трудно удержаться, когда Никанор вытаскивает из духовки одуряющее пахнущий кусок буженины - огромный, истекающий соком, с ароматным парком... мням!.. М-да...
  
  В общем, рано-рано утром, на первых поездах метро, мы приехали в центр Петербурга, пешком от Невского проспекта по Садовой улице прошли до нашей цели. Я поежилась, новым взглядом рассматривая громаду замка.
  - Криста, не спи, - ба быстрым шагом направилась по мостику к запертым воротам во двор.
  Правда, стоило нам подойти вплотную, как с той стороны подошла пожилая женщина и приоткрыла створку:
  - Доброе утро, - она посторонилась, пропуская нас внутрь.
  - Доброе. Не рано?..
  - В самый раз.
  Обменявшись такими загадочными фразами, женщины пошли под аркой и направо. Я поспешила следом. Правда, зашли мы не в один из подъездов, а по коротенькой крытой лестничке в подвал. Там, по полутемному коридору, мимо каких-то дверей и помещений... направо-налево, долго прямо, снова налево... по доскам, перекинутым через натуральный ров, снова вперед. Коридорчики и помещеньица подвалов дворца были забиты всяким хламом: ящиками, коробками, бочками, которые приходилось огибать или перешагивать. Чувствовалось, что это - чисто хозяйственный этаж, не доступный посторонним.
  Через пять минут наша провожатая резко повернулась налево и толкнула ближайшую дверь, плотно обитую черным дерматином. Там, в довольно просторной комнате, стояли письменные шкафы, старый диванчик, пара продавленных кресел и обшарпанных стульев. Столы были завалены бумагами и гроссбухами.
  - Уф... - женщина сняла темный полушалок и расстегнула пальтишко, - утром холодно, днем душно... не понятно, как одеваться.
  - Кристина, познакомься, это Галина Евменовна Смородина, научный сотрудник музея.
  - Очень приятно, - я улыбнулась и сделала легкий книксен: ба еще вчера рассказала, как себя вести тут, чтобы наладить контакт.
  Дама улыбнулась в ответ:
  - Очень приятно. У нас есть примерно полчаса, прежде чем мы сможем пройти на место. Предлагаю отдохнуть и выпить чаю.
  - С удовольствием, - ба кивнула, тоже скидывая куртку.
  Я достала из сумки заливной пирог с кремом и конфеты. Мы выпили чаю, а потом Галина Евменовна повела нас наверх. Снова по коридорам, через неприметную дверь на парадную лестницу. По ранней поре освещение было выключено, кроме дежурного. Это делало сами интерьеры донельзя загадочными, переводя банальный музей в ранг сказочного замка.
  - В последнее время он проявлялся здесь, - музейщица остановилась посреди огромного зала с колоннами, - этот зал называется Мраморный, или Георгиевский. При Павле он использовался, как кордегардия возле главного тронного зала царя. Именно здесь его дух и бродит, вспоминая славные деньки.
  - Хорошо, - бабушка осмотрелась и кивнула мне, - мы не займем много времени.
  Из-за того, что мы были в помещении, более того, - в историческом помещении, никаких печатей и пентаграмм чертить не разрешается. Галина пододвинула по нашей просьбе на середину зала небольшой столик и вышла.
  - Помнишь, что надо делать?
  - Да, - я выложила на середину стола старинное круглое зеркало размером с суповую тарелку. На черненом серебре рамы выгравированы магические знаки, стекло тоже темное, словно отражает ночное небо. На шею надела старинное же ожерелье Гекаты - тоже из черненого серебра, с гематитами и морионами. На указательный палец правой руки сел серебряный перстень с печатью Юпитера, на указательный палец левой - медный с печатью Лилит. Бабушка в стороне выложила круг из освященной в церкви веревки, встала внутрь. Возле себя поставила пирамидку из лунного камня и маленькую статуэтку Дианы.
  Я встала возле стола лицом к северу, глубоко вздохнула, решаясь, и запела:
  - In nome di Plutone e Weyovis chiamo[25]
    In nome di Plutone e Weyovis io comando[26]
    In nome di Plutone e Weyovis chiamo
    In nome di Plutone e Weyovis io comando
    Venite, spiriti e anime di coloro che non sono partiti![27]
    Venite, spiriti e anime di coloro che non sono partiti!
    Il mio potere, il mio diritto, la mia volontà![28]
    Il mio potere, il mio diritto, la mia volontà!
    Specchio scuro, nero argento[29]
    Specchio scuro, nero argento
    Il mio potere, il mio diritto, la mia volontà!
    Il mio potere, il mio diritto, la mia volontà!
    Venire !!![30]
    Venire !!!
  Воздух вокруг словно потемнел и сгустился. Стало тяжело дышать, но я продолжила:
  - In nome di Plutone e Weyovis chiamo
    In nome di Plutone e Weyovis io comando
    In nome di Plutone e Weyovis chiamo
    In nome di Plutone e Weyovis io comando
    Dimmi indovinelli e segreti[31]
    Dimmi indovinelli e segreti
    Conoscenze segrete e azioni del future[32]
    Conoscenze segrete e azioni del future
    Venire !!!
    Venire !!!
  С последним призывом воздух перед нами сгустился, и словно туман, из-под пола поднялись силуэты. Они мерцали и колыхались, постепенно принимая все более узнаваемые формы. И вот перед нами стоят сам царь Павел Первый и еще два старика. Вельможи?.. Слуги?.. Наконец, из дальнего угла выкатились два грязно-серых клубка тумана и остановились слева, на почтительном расстоянии от нас и призраков. Ага, это полтергейсты. Все?.. ах, нет. Последней проявилась жуткого вида призрачная старуха. Сделала книксен в сторону императора и тоже выжидательно замерла.
  Я бросила панический взгляд в сторону бабушки. Та сделала жест разговора. Я снова глубоко вздохнула и начала:
  - Властью рода, именем Дианы, Гекаты и Вейовиса, я призвала в этот круг духов, снедаемых беспокойством. Есть ли среди вас томимые незавершенными делами?
  - Есть, - проскрипела старуха. Повернулась к императору, снова присела, - да будет позволено мне...
  - Говори, - призрак царя кивнул.
  - Полторста лет назад, Людмилу, внучку мою, выдали замуж насильно. Муж был из немцев, вскоре после свадьбы на неметчину уехал, и жену увез с собой. Потом война, революция... С тех пор род наш на Российской земле прервался. Ни могил, ни имен... тяжко мне одной тут вековать.
  - Чего просишь? м- Найди ее, пусть хоть дети ее, хоть внуки, на кладбище ко мне приедут, свечку поставят, панихиду отслужат.
  - Откуп?
  - Есть откуп, есть, - старуха захихикала, - немчик-то, дурачина, приданым тогда соблазнился. Ничего не скажу, не обидели его. Да только на Людочке моей намного больше богатств записано было, Шубины об этом тоже ничего не знали. Но по завещанию, получила бы она их, только овдовев. Да вот, сначала чужая сторона, потом революция... дворян стали уничтожать, честных душеприказчиков искоренять. Сгинул и наш поверенный. А ведь исключительнейших качеств человек был!..
  - Имя?
  Краем глаза я заметила, что бабушка достала ежедневник и записывает.
  - Цехельман Модест Людвигович. Литейный проспект, дом пятнадцатый, контора его, значит, называлась 'Цехельман и сыновья'. Наш род, Зиминых-Шубиных, еще с его дедом дела вел. Честнейшие люди!.. Ныне... не знаю. Они из евреев были, мне с ними на той стороне не встретиться.
  - Как внучку твою звали?
  - Людмила Павловна Зимина-Шубина. Сиротой осталась, душеприказчиком Шубин был, он-то мою внучку замуж и пристроил. Спасибо хоть, не за басурмана... А за труды я вам место укажу, куда Модестушка все богатства рода спрятал. Я, как поняла, что на Шубиных надежды нет, велела ему все наши имения и владения в деньги обратить, и на всякое ценное потратить: антики разные, книги редкие, золото да драгоценности. Такое всегда в цене будет. А потомкам клад не отдам, потому что еще до революции могли вернуться, но за границей остались и родину не почитают. Мои предки всегда в России рождались, жили и умирали. Для нее и за нее. Не будет этим Иванам, родства не помнящим, ничего!
  Я снова посмотрела на бабушку: та кивнула.
  - Хорошо, найдем мы твоих потомков. Если понадобится, еще придешь на зов?
  - А как же, приду. Мне покоя не будет, пока не узнаю, что и как.
  - Быть посему! - внезапно вмешался царь.
  - Свидетельствуем! - нестройно поддержали его вельможи.
  - Время вышло, - Павел вздохнул, - нам пора.
  Призраки молча рассыпались дымом и исчезли. Я выдохнула: кажется, получилось. Воздух вокруг посветлел, стало как-то легко и радостно.
  - Молодец, - бабушка вышла из обережного круга и подошла к столу, - все правильно сделала.
  - Ты знала, что так будет?
  - По звездам, должно было быть все хорошо, а вот что старуха нам дело загадала - того не предполагала. Впрочем, тут, в Михайловском, часто вот такие духи появляются, потому что еще со времен Павла тут всякие медиумы работали. Сначала вельмож развлекали, потом просто страждущим помогали... место такое. Сам Павел Петрович тоже не чуждался всяким мистическим веяниям и даже с мальтийцами сошелся. Наверно, и место для своего дворца по той же причине выбрал. Ладно, это дело десятое. Давай собираться, а то скоро экскурсии пойдут.
  Мы быстренько собрались и вышли на лестницу. Там, на стульчике за конторкой, Галина Евменовна что-то читала. Услышав нас, подняла голову:
  - Уже закончили? А что там было-то?
  - Дух-проситель. Вот Павлуша и давал вам знак...
  - Но теперь все в порядке?
  - Да, думаю, теперь будет поспокойнее.
  - Это хорошо, а то сторожа жалуются, - она поднялась, - идемте, пора попить чаю перед рабочим днем.
  - Но сегодня же суббота, - невольно удивилась я.
  - Милочка, - музейщица засмеялась, - это у нормальных людей выходные. А для нас, музеев, - самые рабочие деньки.
  - Ой. - Ну, конечно же!.. Вот я дуреха!..
  Так мы зашли в знакомую контору. Там сидели две тетки. Поздоровались. Одна из них поднялась:
  - Все хорошо, Галя?
  - Да, можно убирать.
  - Отлично, - тетка кивнула нам и ушла.
  Галина начала готовить чай, а бабушка достала из сумки еще один пирог, побольше. Вторая тетка что-то прилежно вписывала в толстый журнал, сверяясь со стопкой небольших карточек. Понаблюдав за ней, я уселась на один из стульев и начала разглядывать старый календарь с тем же Михайловским замком на обложке. Календарь был за позапрошлый год.
  Попив чаю (бабушка прозорливо оставила остатки пирога хозяйкам), мы вернулись домой. С утра будет урок кулинарной школы, а после обеда меня ждут Писецкие. Интересно, как мы должны искать внучку фрейлины?
  - Ты наверх? - ба отставила тележку в угол возле вешалки.
  - Нет, после обеда. Сейчас будет кулинарная школа. Покушаем?
  - Знаешь, не хочется. Давай, ты пока к уроку готовься, а я кое-куда позвоню. Пусть и суббота, но дежурные в архивах должны быть.
  - В коридоре? А вдруг там Варфоломеевна снова ошивается? Дима говорил, она все равно у нас подслушивает, хотя в последний раз я ей серьезно кастрюлей по голове отоварила.
  - Ничего, я же не запрос буду делать, а попрошу мне на кафедру бланки прислать. Там-то нет никакой Аннушки.
  - А, ну тогда ладно.
  
  А когда мы с ребятами осваивали борщ и тушеное мясо, за окнами раздались громкие резкие хлопки. Несколько в подряд, еще через несколько секунд. Мы переглянулись.
  - Стрельба? - Валера прислушался и подошел к окну, - странно.
  Я пожала плечами:
  - Даже если так, нас это не касается. Мальчики, не отвлекаемся и продолжаем. Дима, в каком порядке обжарку делаем?
  Урок пошел своим чередом. Дима довел поджарку до кондиции, заправил борщ, Валера закончил готовить подливу и соединил ее с мясом.
  В коридоре хлопнула дверь, кто-то протопал, и в кухню ворвалась Варфоломеевна: глаза горят, волосы дыбом, юбка набекрень. Мы оглянулись.
  - Там!!! Там!!! - баба ткнула пальцем на выход, - Там!!
  - Ну, что там? - я даже не подумала вставать с табуретки, где чистила картошку.
  - Там!.. - Анна перевела дух и плюхнулась на вторую, - там какие-то бандюки устроили в Пушкарском войнушку!!! - выдохнула она, еще раз передохнула и продолжила, - две машины с одной стороны, три с другой, стрельба, дым, грохот!! Менты туда помчались, аж с мигалками! Сирены, вопли!.. Кажется, кого-то убили, 'Скорая' поехала.
  - А ты там с какого боку? Патроны подносила?
  Я хихикнула: кажется, Дима окончательно освоился в квартире, раз наравне со старожилами над Аннушкой ехидничать принялся.
  - Я с бакалеи шла, там крупу дешевую привезли. Так пришлось в обход идти, на всякий случай.
  - И что, просто прошла мимо?
  - Ну, - соседка помялась, - я там Ивановну с Пушкарской встретила, она обещала разузнать и мне позже рассказать.
  - Понятненько. - Я отвернулась и занялась учениками.
  Варфоломеевна поднялась и ушла, наверно, звонить той самой Ивановне. Мне лично было фиолетово до всяких там бандитских разборок, но все же... все же... интуиция шептала, что это важно. Ладно, посмотрим. Аннушка - не тот человек, чтобы держать язык за зубами, так что все узнаю в свой срок.
  Так и случилось.
  Мы с бабушкой (в этот раз ба изъявила желание помочь мне с готовкой) заканчивали готовить обед, когда дверь снова хлопнула, и Аннушка во всей красе с порога затараторила:
  - Банду Сивого полным составом на кладбище повезли!
  - Ну, вот будто мы в курсе, что за Сивый и каким он тут боком, - ба сосредоточенно перебирала гречку.
  - Так это местные быки наши, кто всю округу крышуют!
  - Мне до Юпитера, Сивый, Рыжий или Плешивый. Я ларьков не держу.
  - Ой, это да, Юдифь Георгиевна, вам это все равно, - соседка покивала и присела в сторонке, - а вот лавочники наверняка сегодня попойку устроят с фейерверками, на радостях.
  - А что? - я дожаривала котлеты, так что мне было почти до звезды, но...
  - Так вы не в курсе?! Это же был зверь, а не человек! Его даже свои, матерые боялись!
  - Был, да весь вышел, - я перевернула последнюю котлетку, прикрутила огонь и закрыла крышку.
  - На каждого зверя найдется свой охотник, - философски отозвалась ба, - как бы торгашам не взвыть от нового сборщика.
  - Думаете?
  - Свято место пусто не бывает, - ба ссыпала гречу, - Криста, все не влезло, что с этим делать?
  - В самый раз, - я заглянула в банку, - а это мы на ужин сварим, как раз будет на пару дней.
  Мы пообедали, и я отправилась наверх. Алевтина Платоновна, против обыкновения, не сидела в кресле с вязанием, а стояла у окна и что-то там высматривала.
  - Кристиночка, что там за грохот был? - она отвернулась и направилась к дивану, жестом предлагая мне сесть.
  - О, не беспокойтесь!.. Просто неподалеку были бандитские разборки, но уже все закончилось.
  - Какие разборки? - в комнату вошел Савелий Прохорович с газетой наперевес.
  - Аннушка рассказывала, что две банды устроили в Пушкарском настоящую войну, с баррикадами и перестрелкой. Она мимо шла, а потом местную знакомую расспросила. Вы же знаете Варфоломеевну, она без сенсаций жить не может.
  - Это да... - старики покивали, - так что там?
  - Она сказала, что банду какого-то Сивого полным составом на тот свет отправили, - я пожала плечами и поднялась, - Алевтина Платоновна, как ваше самочувствие? Будем сегодня снова овощное пюре делать, или у вас уже послабление диеты?
  - А?.. - Кажется, мои старички так задумались, что совершенно забыли, зачем я к ним прихожу: они замерли, глядя друг на друга с ясно различимым удивлением... и восторгом?!.
  Я выждала минуту, прокашлялась. Помогло. Савелий Прохорович опомнился и спохватился:
  - Да, конечно! Алечке уже можно нормально кушать, так что я все купил для борща!
  Тут и Алевтина перевела дух и тоже вставила свои три копейки:
  - И картошечку жареную тоже! С салом!!
  - Хорошо, хорошо, - я улыбнулась и занялась делом.
  
  Прошла неделя. Бабушка послала запрос в центральный архив по поводу Цехельмана и Зиминых-Шубиных, а я занялась древнегреческим языком. Конечно, интереснее заняться коптским, или вообще, шумерским, но бабушка отсоветовала: древние греки тоже были теми еще затейниками. Стоит изучить сначала их, а потом уже двигаться дальше. Книги на древнегреческом тоже у нас имеются, так что не лишнее.
  Писецкая почти оправилась от болезни, а у меня почти закончились каникулы. Еще две недели, и я вернусь к учебе. Никанор искренне сожалел, что мы уходим, и настойчиво намекал, что ждет нас на следующую практику, а то и постоянную работу. Вот так.
  В последнюю мою встречу с Писецкими я получила остаток заработанных денег и красивый чайный сервиз в подарок: две чашки с блюдцами, заварной чайник, сахарница и вазочка под конфеты. Итальянский, костяного фарфора, розового цвета с тончайшей росписью золотом. Красота!..
  
  8. Новый год.
  
  Подготовка к новому учебному году - это важно. Мы с Нинкой поездили по вещевым рынкам и магазинам, потратившись на обновки, а бабушка одобрила покупку микроволновки: пусть это не слишком полезно, зато удобно. Ну, конечно же, купили себе по желанному журнальчику для домохозяек. Причем, схитрили: я купила один, а Нинка - другой. Потом отксерим друг у дружки и получим два журнала по цене одного!
  Из архива пришли первые данные: к сожалению, в 19 году Цехельман был расстрелян вместе со старшими сыновьями, отказавшись передавать вверенные ему дела большевикам, как 'пособник угнетателей'. Младших детей отдали в детские дома, так что найти их почти невозможно, да и незачем. Сосланная на север вдова Цехельмана делами не занималась и тоже поисков не стоит. Жаль, очень перспективная ветка отпала. Людмила, по мужу - Франц, в российских документах после отъезда не фигурировала, пришлось поднимать международные связи бабушки, а это требует времени. К счастью, привидение старшей Зиминой нам никаких временных рамок не ставило, так что будем работать.
  В последнюю субботу августа мои ученики сдали экзамен: полный обед из трех блюд (первое, второе, закуска) плюс напиток и блюдо на перекус. Пришлось уступить Валере нашу плиту, а Дима готовил на своей. Принимали экзамен целой комиссией: бабушка, тетя Оля, дядя Глеб и Алевтина Платоновна. Да-да! Ее бабушка пригласила лично, провозгласив принцип 'свежего взгляда со стороны и независимого мнения'. Мои мальчики пыхтели, потели и бледнели, но стойко держались. Я в стороне наблюдала за процессом, если честно, волнуясь не меньше экзаменуемых.
  Впрочем, все обошлось: борщ у парней оказался на твердую 'четверку с плюсом', как выразилась бабушка, котлетки с пюре - вообще на пятерку. Остальное тоже получилось вполне на уровне.
  - Ну что ж, - бабушка подвела общий итог, - коллективным решением засчитываем экзамен обоим кандидатам на пятерки!
  - Ура!!! - дядя Глеб похлопал и тут же радостно продолжил, - а обедать когда будем?
  - Идем, - тетя Оля со вздохом поднялась, - ненасытный мой...
  - Не, ну а чо? Тут такие вкуснятины готовили, а я что, на голодный желудок теперь жить должен?!
  Соседи разошлись. Я обрадовала парней тем, что школа пока будет закрыта на каникулы, пока я не узнаю свое расписание в колледже и не утрясу все дела. А там посмотрим.
  - Отдыхайте, мальчики, и практикуйтесь. В кулинарии главное - практика, практика и еще раз практика. Пробуйте, экспериментируйте, - напутствовала учеников, - ищите новое. Валера, поработай еще над шинковкой. Дима, тебе бы подтянуть степени обжарки.
  Мальчики покивали, закончили уборку и слиняли. Наверно, праздновать.
  
  Учебный год начался с торжественного собрания в актовом зале. В ожидании начала мы общались, обменивались новостями, оценивали перемены друг в друге. Иванчикова хвасталась шоколадным загаром и дорогущими подарками от деда, Бабочкина почти не отставала. Дубовская вертелась вокруг 'звезд' и пыталась привлечь к себе внимание. Отработавшая лето в кондитерской Катька округлилась и приобрела интересный цвет волос на модной стрижке. Наверно, с заработка шиканула в хорошей парикмахерской. Свежо и оригинально, ей идет. Впрочем, меня и мой 'итальянский брюнет' устраивает.
  Я ради 'первого впечатления' приоделась в новенький костюмчик - мини-юбка и батничек в модной лиловой гамме. Бабушка хоть и была немного шокирована моими обновками, но, в конце концов, согласилась, что 'живем только раз, а молодость не возвращается'. Нинка же предпочла модные узкие джинсы и короткий топик. Больше подходит для дискотеки, но и на тусовку подойдет. Не знаю, что сказали ее предки, но они вообще люди современные, не то, что моя бабуля. Впрочем, ей по возрасту положено.
  - Ой, Криста, - Бабочкина наконец соизволила обратить внимание на 'плебс', - я смотрю, ты решилась поменять стиль?..
  - Ой, Рита, поздравляю, - в тон отозвалась.
  - С чем?.. - тут же вляпалась в ловушку Иванчикова.
  - Ты наконец-то заметила очевидное. Стиль я поменяла давно, а ты заметила только сейчас. Так что, поздравляю с прозрением! Даже очки не понадобились...
  Ритка подзависла. Пока она соображала, на сцену вышла директриса с остальными наставниками, и Преображенский объявил начало. Мы стоя прослушали 'Гаудеамос'[33] и государственный гимн. Потом нам сделали малозначительные объявления и представили нового преподавателя иностранной кухни: португальского шеф-повара Энрике Мартинеса. Его напарник, в прошлом году преподававший только выпускникам азиатскую кухню - кореец Ким Тэ Лен, с истинно азиатской невозмутимостью и витиеватостью поклонился и выразился в духе 'радостно видеть, как расширяются горизонты знаний юного поколения не только на Восток, но и на Запад'. Мы с Нинкой переглянулись и потерли ладошки: значит, у нас опять расширится программа и будет в два раза интереснее! В прошлом году наш курс пролетел с иностранной кухней из-за возраста, но теперь мы старшекурсники, так что обязательно влезем во все факультативы.
  Старостам выдали расписание на группу. Наша староста, Маринка Миколайчук, приняла пачку листков с благоговейной рожей, аж подскакивая от нетерпения начать командовать. Если честно, терпеть ее не могу. Но и такие бывают полезными для общества... эх.
  Стоило преподавателям уйти со сцены, как студенты повскакивали и загалдели.
  - Расписание! - тут же заверещала Маринка.
  Нинка мигом выхватила у нее пару листков и отдала один мне. Мы отошли в сторону и начали изучать. Ага! Иностранка у нас аж два раза в неделю, по вторникам и пятницам. И сразу обозначено, что Азию мы будем изучать первой, а Европу - второй. Отлично! Значит, будет больше свободного времени на мои дела. А вот русская кухня сокращена до одного занятия по четвергам. Так, продвинутые вторые блюда, кондитерка тоже два раза в неделю... времени хватит на все.
  - А у вас... - Зимина Светка заглянула через плечо.
  - У нас все такое же, как у тебя, - рыкнула Нинка, - брысь отсюда!
  - Луговая, не тявкай, - Светка попыталась сделать грозное лицо.
  - Сама не тявкай, шавка Ильича, - Нинке палец в рот не клади, а драться моя подруга любит и умеет.
  Вот и сейчас чувствительно ущипнула противницу за грудь. Та ойкнула. Нинка фальшиво удивились:
  - Ой! Что это?! - Испуганно, - я тебя за грудь ущипнула, да? Прости, я думала, это просто прыщик!..
  Девчонки рядом захихикали, а Зимина покраснела и отошла. Что поделать, если у нее до сих пор грудь не выросла даже до нулевого размера? Фигура 'доска и два соска' во всей красе. А все из-за спорта. Светка занимается стрелковым спортом, ест всякое питание для спортсменов, а это, говорят, очень влияет на фигуру и гормоны. Правильно говорят: со спины ее от парня и не отличить. Спереди, кстати, тоже не особо женственно... В общем, грудь и женственность - ее самые уязвимые места.
  - Группа О-четыре! - к нам незаметно подобралась Никанорова, - через полчаса жду вас на сдачу отчетов по практике!.. Кабинет пятнадцатый.
  - Ой!.. - часть девок побледнели.
  Я хмыкнула: еще перед летом было сразу сказано, что сдавать отчеты будем первого сентября, после линейки. Сами себе буратины. Например, наши с Ниной отчеты лежат в сумке, прошитые и пропечатанные, все как надо. Мы их даже перед линейкой в учебной части заверить успели.
  
  Наша, родная, пятнадцатая аудитория - место постоянного обитания Никаноровой и кабинет русской кухни, пахла свежей покраской и блестела отмытыми партами. На подоконнике любимые преподавателями традесканции, на столе - свежий букет.
  Никанорова бросила на стол неизменный ежедневник и журнал, одернула торжественный костюм. Подождала, пока мы рассядемся, и села сама. Окинула группу многозначительным взглядом.
  - Ну, что, позор Пищепрома, сдаем отчеты?.. - нарочито усталым голосом.
  Первой выскочила староста и торжественно плюхнула на угол стола свой дневник практики, облаченный в прозрачную обложку. За ней потянулись остальные. Мы с Нинкой расчетливо притормозили, став предпоследними из группы: сейчас Никанорова сорвет свою злость на любимых жертвах, а потом обязательно решит проявить свое 'чуйство юмору' и начнет показательно зачитывать отчеты вслух. И чаще всего она не морочится и берет те, что сверху.
  Так и случилось: куратор пересчитала взглядом количество тетрадей, обвела нас взглядом.
  - Иванчикова, отчет сдавать будем?..
  - Марина Витальевна, простите пожалуйста, я его дома забыла! - Ритка вскочила и сделала жалобную мордочку, - самолет из Хургады опоздал, и я прилетела сегодня рано утром, а не вчера, как должна была!.. Даже домой не попала, сразу из аэропорта - в колледж!.. Я завтра принесу, честное слово!!!
  - Так. А у Дубовской тоже самолет опоздал?..
  - Нет, - Ксюха чуть не плакала, - я просто забыла... перенервничала, почти всю ночь не спала, а утром будильник не услышала, чуть не опоздала. Так вылетела из дому, что все забыла. Простите, пожалуйста, Марина Витальевна, я завтра его принесу.
  Их подружка Бабочкина свой отчет как раз принесла, поэтому сидела тихонько и выдыхала носом. Никанорова помолчала, обвела взглядом нас.
  - Ладно, дармоеды. Завтра чтоб все сдали, иначе пеняйте на себя!..
  Все истово закивали. Преподавательница еще посидела, но, решив, что агрессию она уже выпустила, приступила к следующему номеру программы.
  - Кто тут у нас первый?..
  Взяла самый верхний отчет:
  - Петрова... отлично, пусть будет Петрова. А практику она у нас проходила, - раскрыла обложку, - в ресторане 'Волна'. И что же она нам тут написала? Ах, вот что!..
  Дальше вредина начала зачитывать оглавление (абсолютно стандартное), стараясь найти хоть что-то смешное, на ее взгляд, либо пытаясь сделать таковым обычные фразы, вырывая их из контекста. Группа сидела с каменными лицами, пряча любые эмоции, потому, что если показать веселье, то отомстят свои, а если возмутиться - отомстит Никанорова, и неизвестно, что будет хуже.
  Отчет Петровой закончился. Все перевели дух, ожидая, что пытка закончилась, но - нет. Следующим взяли второй дневник - мой отчет. Признаюсь, что я его специально так положила, по совету бабушки. Посмотрим, насколько ба окажется провидицей.
  - Так, Стригова, - Никанорова открыла мой дневник практики, - что же ты нам написала? Провела практику в столовой завода 'Ижорский металл'. Хорошо... ага...
  Она начала читать оглавление, показательно хмыкая и агакая, но, к всеобщему удивлению, не хохмя и не придираясь. Мы с Нинкой переглянулись: что-то идет не так, как всегда?.. Группа удивленно замерла и напряглась: любимицей я не была, хотя и девочкой для битья - тоже, так что ничто не мешало Никаноровой меня обсмеять. Галька Вульф поймала мой взгляд и вопросительно подняла брови. Я в ответ пожала плечами.
  Никанорова листала дневник, молча читала, хмыкала. Задирала бровь, кивала пару раз и даже - о, ужас! - улыбалась. Мы сидели в полнейшем шоке и только переглядывались. Наконец, она дочитала все до конца, проверила печати и прочие формальности, захлопнула тетрадь. Подняла на меня ничего не выражающий взгляд.
  - Стригова... - куратор явно пересиливала себя, - чем ты занималась на практике?
  - Работала помощницей повара в мясном цехе - я встала, как положено.
  - Вот как?.. И чем же ты там занималась?
  Добросовестно рассказала в общих чертах.
  - Вот как?.. - Никанорова потерла подбородок, снова открыла дневник, пролистнула, - Кристина, а...
  У группы некультурно отвалились челюсти: наша кураторша принципиально не использовала имена в обращении со студентами.
  - ...А вот тут, в разделе 'Новые блюда', у тебя указаны 'Свиные пятачки по-викториански'...
  Я в ответ поведала урезанную версию истории с кулинарной школой: бабушка посоветовала представлять пока все в свете дружеской помощи соседу-горемыке.
  - ...Значит, старинный рецепт? А бренди вы чем заменили?
  - На заводе запрещено употребление алкоголя. Мы использовали фруктовый сок. Никанор посчитал такое решение вполне допустимой заменой, так как хорошо знаком с этим напитком. Он охарактеризовал вкус бренди как фруктовый коньяк, довольно сладкий.
  - Никанор? Ты называешь начальника просто по имени?
  - Он сам так велел. В этой столовой все называют друг друга исключительно по именам, для облегчения контактов. Такой принцип ускоряет обмен информацией и дает ощущение дружеского плеча в командной работе. Этот момент подробно указан в разделе 'Особенности профессиональной этики и общения в коллективе'.
  - Хм... - Никанорова пролистала мой дневник, прочитала упомянутую главу и похмыкала. Подумала. Еще раз пошелестела страничками. Вздохнула и подытожила, - даже неловко признавать. Впервые у меня ситуация 'хочется придраться, а не к чему'. О, кстати!..
  Она отложила мой отчет и схватила Нинкин. Теперь замерла подруга. Никанорова внимательнейшим образом прочитала ее дневник, сравнила с моим. Еще подумала. Покачала головой. Повздыхала. Внимательно оглядела подопытную группу.
  - Ну, ладно... уговорили.
  И торжественно вывела на обложках оценки 'превосходно'. Расписалась и протянула руку:
  - Зачетки! Обе!
  Мы выдохнули и торопливо предоставили затребованное. Получив заветные оценки, с тщательно скрытым торжеством вернулись за парту. Выражение лиц у одногрупниц было бесценным.
  
  - ...А остальных Никанорова показательно раскатала в блинчики, особенно Бабочкину! - подытожила я рассказ.
  Мы с бабушкой ужинали, попутно делясь новостями за день.
  - А эту, Иванчикову?
  - Аутодафе над Риткой и оставшимися пройдет завтра, когда они принесут забытые отчеты. Но думаю, даже если эти отчеты будут идеальны, хороших оценок девкам не видать: Никанорова ненавидит забывашек. А пока мы получили учебники и методички. Завтра уже будут нормальные занятия.
  - Хорошо, Криста. Я очень довольна твоими оценками.
  - А уж как я-то довольна! Ты бы видела их лица, ба!!! Особенно, когда Никанорова назвала меня по имени! - Сложила ладошки в шутливой молитве, - а какие у тебя новости?
  - Хорошие новости. Пришел ответ из Германии.
  - И что там написали?!
  - Что Людмила Франц с семьей погибла в горниле Второй Мировой, во время бомбардировок Дрездена. А вот про ее мужа пока информации нет. Там сообщили, что о нем ответят позже, так как не пришли данные откуда-то с юга страны. Я не совсем поняла, в чем там проблема, да и не так уж это важно.
  Я закивала:
  - Правильно, ведь нас интересует Люда, а не ее муж! Погоди, - наморщила лоб, соображая, - но почему новость хорошая, если внучка этой Зиминой погибла?!
  - Вспомни слова фрейлины, - бабушка подняла палец, - ей нужна от конкретно потомков только панихида. И откуп она назначила нам, а не им. То есть, назначила нас своими наследницами тут, в России. Поэтому, Криста, в ближайшую субботу мы снова съездим в Михайловский. Проведу вызов на этот раз я, как старшая в нашем роду. Объясню ситуацию и предложу перенести долг с внуков на нас. Уточним, на каком кладбище могила находится. Сходим, разведаем, что и как. Приберемся, если надо - отремонтируем, средства у нас есть. Нам с тобой панихиду заказать не проблема, мы местные. А если бы потомки внучки были живы, представь, какая морока с ними нам была бы: уговорить сюда приехать, на панихиду деньги потратить и ничего с этого не получить. Да и как им объяснить, почему мы их разыскивали? Сослаться на приведение?
  Я представила, как подойду к совершенно незнакомым людям и сообщу, что им надо приехать в чужую страну за тысячи километров, чтобы отслужить церковную службу по человеку, о котором они даже не слышали, но который в виде призрака нам это передал, и чуть не покрутила пальцем у виска. Мысленно дала себе по руке и закивала:
  - Ты кругом права, бабуля! Я бы таких просительниц, если б была на их месте, вообще в дурку отправила.
  - То-то! А раз в живых потомков нет, а на той стороне бабка с ними не видится, значит, они были по отцовской религии. Протестанты или католики.
  - А если мы с тобой наследницами станем? Мы же не родня ей.
  - Ей в любом случае легче будет, потому что потомки, пусть и не по крови, получат наследство, а по ней будет отслужена служба. Труд не велик, на самом деле.
  - Ну, тогда решено: так и сделаем! - Я поднялась и начала собирать пустые тарелки, - ба, как ты думаешь, продолжать мне кулинарную школу, или нет? В этом году предметы в колледже сложнее, спрос с нас строже. Не скрою, учить кого-то было интересно, но уж больно много времени это занимает!.. Да еще обучение магии...
  Бабушка предложила:
  - А ты пока ничего сама не делай: не зови учеников, не спрашивай об этом. Судьба мудрее нас, рассудит наилучшим для всех способом. Поживем - увидим. Если уж сами спросят - тогда другое дело. Но я думаю, для повседневной жизни у ребят знаний уже достаточно...
  Я кивнула и ушла на кухню мыть посуду. Там стоял дым коромыслом: тетя Оля устроила в своем шкафчике генеральную уборку. На вопрос охотно ответила:
  - Свекровь завтра приезжает, на недельку в гости. Ведь обязательно по всем углам и шкафам пошарится!.. Не дай бог, пылинку заметит, сколько дерьма на меня выльется, Криста, ты не представляешь!.. Лучше я сейчас все заранее уберу, чем потом мне будут нервы портить!
  Подумала, и уточнила:
  - Нет, конечно, если ей захочется поругаться, она все равно найдет причину. Но чем их меньше, тем лучше! Хорошо хоть, приезжает она раз в двадцать лет... а то совсем можно было бы сойти с ума!
  Посочувствовав соседке, занялась своими делами.
  
  Четвертый курс действительно оказался сложным: помимо иностранной кухни у нас появились предметы по организации бизнеса, курс по юридическим вопросам и страшный предмет под непонятным названием 'стандартизация'. Как оказалось на вводной лекции, он относился к таким сферам бытия, как отчеты, бухгалтерия, всякие ГОСТы, технико-технологические карты (хоть мы с ними уже знакомились в общих чертах) и прочая бюрократия. Лохматый сморчок с говорящей фамилией Рабинович ласково пообещал довести нас до цугундера, но добиться нормальных знаний по своему предмету. Впечатлились все, включая блатных и лодырей.
  Вернувшись после первого учебного дня домой, переоделась и отправилась на кухню разогревать себе обед. Там посреди территории на стуле (наверняка притащенном из комнаты) сидела лихая бабка, куря сигарету. Больше никого в помещении не наблюдалось. Судя по всему, это и есть та самая свекровь тети Оли.
  Смерив меня взглядом, она промолчала. Я ей коротко кинула: 'здрасте' и отвернулась к своей плите, не дожидаясь ответа. Разумеется, не дождалась, ну, да и хрен с ней. Куриный суп с потрошками и клецками, рыбная котлетка и немного стручковой фасоли в томатном соусе - на обед в самый раз. Сейчас пообедаю и постараюсь упорядочить узнанное за день и наметить необходимые действия. Надо еще Нинке позвонить, поинтересоваться, что она планирует по поводу стандартизации. Обед теперь можно разогревать и в микроволновке, но суп там греется плохо, лучше по старинке - на плите в ковшичке. А вот второе можно и по-новому.
  Бабка нарочито громко сложила газету и прокашлялась. Я - ноль внимания. Помешала суп, закрыла крышкой и ушла в комнату - доставать второе из холодильника. Когда вернулась - кухня была пуста. Ну и замечательно. Пока тетя Оля и ее муж на работе - бабка первой не станет лезть на рожон. Да и потом тоже вряд ли. Пока не освоится. Судя по отзывам соседки, свекровь ей попалась 'активная', так что впереди у нас 'веселенькая' неделя.
  Суп почти закипел. Подхватила ковш за ручку и направилась кушать. В коридоре Аннушка висела на телефоне, что-то кому-то эмоционально втолковывая. Впрочем...
  - Кристина, а что это у нас за новенькая? - она обернулась и на полуслове прервала свой монолог.
  - Свекруха тети Оли, на неделю в гости приехала. Зовут Полина Карповна.
  - Издалека?
  - Да вроде бы.
  - Ага, понятненько, спасиб. - И снова забубнила в трубку.
  Я фыркнула и закрыла за собой двери в комнату. Пообедала и занялась учебой: перечитала конспекты, выписала на листок список литературы, упомянутый лектором. Подумала, и села за древнегреческий: из-за непривычного алфавита некоторые фразы мне пока не давались, надо потренироваться. За этим занятием и застала меня бабуля.
  - Привет, ба! - я вскочила с дивана, - я и не слышала, как ты вернулась.
  - Не мудрено, - она усмехнулась, расстегивая пиджак костюма, - как дела? Какие новости?
  Рассказала про колледж и эпизод на кухне. Бабушка покивала, посоветовала полезную книжку по стандартам и нормативам, посмеялась над новенькой.
  - Ба, а ведь она нарывалась, - подумав, сообщила, - то, как я не среагировала на ее появление, ей явно не понравилось.
  - Да Юпитер с ней, Криста. Будет нарываться - получит, а так она нам параллельно.
  - И то верно.
  - Лучше порадуйся! Пришел ответ по Францу.
  - И ты молчишь?! - я уставилась с жадным любопытством.
  Ба хихикнула по-девчачьи:
  - Погиб во Франции, на Сааре.
  - Вот как?.. - добросовестно начала вспоминать, что там было.
  - Странная война, - подсказала бабушка.
  - Ах, да! - Все сразу вспомнилось. - И что?
  - В субботу едем в Михайловский, я уже договорилась.
  - Отлично. Надо, значит, пирог испечь. В пятницу я рано приеду, вот и сделаю.
  - Правильно. Кстати, поститься на этот раз не обязательно, ритуал-то будет повторный.
  - Это хорошо... у нас завтра будет продвинутое мясоведение, сама понимаешь, без дегустаций не обойдется.
  Вообще-то, официально предмет назывался 'Технология пищевого производства', но сейчас мы занимались мясокомбинатами, так что... Колбасы, деликатесы, замороженные полуфабрикаты. И все такое вкусное! И это так интересно! Составление фарша, наполнение оболочки, последующее приготовление... ням-ням!
  
  Два дня все было тихо: я училась, взрослые работали. На третий день гостья освоилась и попыталась вякнуть на дядю Илью. В ответ получила скандал, который я и застала по приходу из колледжа.
  Услышав знакомый матерный рев на кухне, прямо так заглянула: свекруха Николаевых стояла перед сантехником и пыталась размахивать какой-то тряпкой. Тот орал семиэтажными матерными конструкциями и отпихивал тетку от своего угла:
  - ...Твою свиную матерь, да за вымя и об стенку!!!.. Еще раз в мой шкаф полезешь, псина, за жопу ухвачу и в окно выкину!!!!
  Я вернула челюсть на место и тихонько сбежала. Судя по контексту, Карповна попыталась 'инспектировать' не только мебель снохи. И, наверно, промахнулась со временем проверки, нарвавшись на хозяина собственности. Надеюсь, наши вещи она не успела тронуть. Обязательно пожалуюсь бабуле, может, есть какой-нибудь способ защиты от таких вот любопытных. Я уже дошла до своей двери, когда в коридор вылетела свекруха и нырнула в сыновнюю комнату. Вслед ей прилетело что-то грязное и шлепнулось о дверь.
  Переоделась и поспешила с кастрюлей на кухню, разогреть обед и узнать новости. Дядя Илья, к счастью, пока не ушел, и, стояло мне появиться на пороге, выдал:
  - Криста, ты посмотри, что делается?!
  - Что такое, дядя Илья?
  - Эта тварь повадилась по нашим столам шариться!! Оля с Борисом такие люди приличные, и не скажешь, что мамаша - воровка!!
  - Она что-то украла?
  - Не успела, зараза разэтакая, хорошо, я вошел вовремя. Ты, это, проверь у себя?.. Черт эту бабу знает...
  - Проверю, дядя Илья, спасибо. Надо будет остальным сказать...
  - Скажу, уж будь спокойна. Пусть все знают, что мамаша Борьки крысятничает!
  Я быстро проверила наши вещи, благо, точно знаю, что, где и как у нас сложено. Вроде бы все в порядке. Разогрела суп и ушла в комнату.
  А вечером рассказала бабушке.
  - Ты уверена, что она у нас ничего не трогала?
  - Да. У нас там все настолько плотно составлено, что, не зная моей системы, в шкафчик ничего не запихнешь до конца. А я ее с десяти лет вырабатывала. Да и стоит наш шкафчик далеко от Николаевых. Наверно, баба только-только начала свой шухер наводить, когда на дядю Илью нарвалась. Их-то шкафчики рядом!..
  - Вполне возможно. С Борисом я поговорю, но, думаю, он и сам понимает, что так дело не пойдет.
  - Уж дядя Илья ему точно выскажет, это понятно. Я думала, он ее прямо там, на месте убьет...
  Ба покивала, отрезала себе еще жареной курицы, прожевала.
  - Хорошо, - она отодвинула тарелку, вытерла салфеткой рот, - тогда я пойду, помою посуду. А тебе, Криста, задание: вон там, на столе у меня приготовлены свитки на древнегреческом. Перепиши себе и переведи, сначала на русский, потом на итальянский. Поняла?
  - Хорошо, ба.
  Я уселась за стол, а бабушка ушла на кухню. А, вернувшись, сообщила, что пожаловалась Ольге. Та пообещала поговорить с мужем, когда он вернется из поездки.
  
  Рано утром в субботу мы снова приехали в Михайловский замок. Ощущение новизны уже ушло, так что вслед за Галиной Евменовной мы вошли в служебные помещения, почаевничали, а потом направились в залы, ритуалить. На этот раз звезды указали на галерею Рафаэля - вытянутое помещение, с несколькими столами-витринами посередине и стенами в картинах. В другое время я бы с удовольствием обошла все, но сейчас на свободной части стоял уже знакомый столик, а время поджимало. Мы расставили ритуальные предметы, бабушка заняла место ведущей, а я приготовилась записывать, стоя в обережном круге.
  Теперь на призыв откликнулись только полтергейсты и уже знакомая нам Зимина. Фрейлина огляделась и приблизилась к бабушке.
  - Быстро вы, - после легкого книксена в нашу сторону, - я уж и не чаяла.
  - Времена современные, запросы посылаются быстро, быстро и приходят.
  - И какие вести вы принесли? - помолчав, спросила старуха.
  В ответ бабушка рассказала новости, показала бланки запросов. Привидение аж поблекло.
  - Вот как... значит, перетащил-таки Любушку в свою веру, басурман проклятый...
  Я подзависла, но потом сообразила: раз внучка на той стороне с бабушкой не встретилась, значит, муж заставил ее перейти в протестантство, или что у него на родине принято. Но старуха раньше только предполагала, а тут получила подтверждение. Это все-таки разные вещи.
  - Если будет на то твое желание, мы сами закажем поминальную службу, - дав время на рефлексию, предложила бабушка, - ты только скажи, где твоя могила находится.
  - Могила?.. - Зимина очнулась, - ах, да!.. Могила моя находится на Смоленском кладбище, на Горной дорожке, неподалеку от Московской. Но не возле самой дорожки, а на пару саженей вглубь. Найдете.
  - Найдем, - кивнула ба.
  Я тем временем записала в ежедневнике 'адрес' могилы.
  - Как отслужите, приходите за откупом, - фрейлина усмехнулась и растаяла.
  Зал посветлел, освобождаясь от дыхания Вечной Невесты.
  Я вздохнула, помогая бабушке собирать вещи.
  - Завтра воскресенье, завтра на разведку съездим, - решила ба, - нечего время тянуть.
  - Конечно, пока погода хорошая.
  
  И снова станция метро Приморская. На этот раз мы поехали не слишком рано. Погода и впрямь порадовала: легкая облачность, ветерок... красота! Перешли через улицу и по узкой тропке вдоль Смоленки дошли до Смоленского моста. А там - направо, мимо Воскресенской церкви, сквозь кладбищенские ворота, прямо на кладбище. По утреннему времени обе церкви работали, вокруг толпились верующие, и, конечно же, попрошайки. Впрочем, нас они, наверно, сочли бесперспективными, поскольку обошли стороной. Мы тщательно изучили обшарпанный план кладбища и обнаружили неприятный сюрприз:
  - Бабушка! Смотри, тут две Горных дорожки! Первая и вторая! И какая из них же нам нужна?!
  Ба хмыкнула:
  - Вот почему старуха усмехалась, говоря адрес. Впрочем, Криста, я не удивлена. Это у них в обычае: не может Изнанка без подвохов. Ясно?
  Я обдумала такую новость и кивнула:
  - Значит, именно это предки имели в виду, указывая необходимость перекрестных допросов и уточнений. И прадедушка Джакомо отдельно писал, как правильно общаться с немертвыми.
  Вообще-то, Джакомо Стрего был мне пра-пра-пра-прадедом, но столько приставок можно и опустить, для удобства и краткости. И да, именно от него пошла наша нынешняя фамилия.
  - Именно!.. - бабушка подняла палец и вздохнула, - значит, обыщем обе дорожки, только и всего. А там поглядим, что и как.
  И мы пошли. По асфальтовой дороге вглубь территории, мимо толп народа, спешащих к часовне питерской хранительницы. Обогнули кучу щебенки на месте ремонта проезда. Обошли подальше похороны какого-то авторитета, судя по крепким мужикам, даже в такой день не заменившим малиновые пиджаки на траурные одежды. Первая Горная дорожка оказалась длинной, раскинувшейся по обе стороны Московской, по которой мы добрались на место и от которой решили начинать поиски. Зато вторая - короткая, на Московской же и заканчивалась. Так как я специально оделась в кроссовки и старые джинсы, то залезла на разведку вглубь территории, пробираясь даже не по тропинкам, а по щелям между густо насаженными оградками, пока бабушка ждала меня на дороге.
  Тщательно обойдя всю половину первого участка (я подумала, что и с этой деталью фрейлина могла ошибиться), мы могилу Зиминой не нашли. Зато на второй, короткой, нам улыбнулась удача. Скромная могила с небольшим гранитным крестом над ней и полустершейся надписью: 'Варвара Петровна Зимина, фрейлина ее величества, 1812-1892' на гранитной же могильной плитке спряталась среди монументальных захоронений с ангелами и стелами.
  - Похоже, Шубин решил знатно сэкономить на похоронах, - задумчиво изрекла бабушка, - впрочем, нам все равно, да и ей наверняка тоже.
  - Удивительно, что могила так неплохо сохранилась.
  - Так добраться сюда трудновато, - она усмехнулась, - и не видно ее почти. Остальные, вон, денег не пожалели, целые мавзолеи отгрохали!
  Я огляделась и прикинула, что нужно:
  - Наверно, надпись надо обновить? И мох убрать. Оградка, вон, покосилась еще...
  - Согласна. Идем в контору, поговорим с работягами.
  В домике администрации нам повезло застать самого главного начальника. Бородатый мужик с хитрющими глазами проверил по реестру могилу и прищурился:
  - А эта баба... она вам кто?..
  - Прабабка моя двоюродная, по женской линии. Так бы и не знали, если бы родословным древом не занялись.
  Этот вопрос мы с бабушкой предвидели, поэтому заранее придумали правдоподобную легенду для официальных властей. Такую дальнюю родню фиг отследишь. Поэтому и опровергнуть слова не получится, да и зачем? Мы же деньги платим.
  - Понятно, - он аж засиял от алчности, - ну что, пойдем, глянем, что и как?
  Впрочем, сильно обогатиться кладбищенский босс не сумел: торговаться у итальянцев в крови. Бабушка ловко давила на слабые точки деляги, притормозив аппетиты и договорившись, что к следующим выходным рабочие выправят ограду, отмоют все и обработают от плесени, а также заново позолотят надпись. С тем мы и отправились дальше, зайдя в церковь при кладбище и заказав поминальную службу. К счастью, нам на ней присутствовать было необязательно. Но бабушка одним ей ведомым способом выцепила из толпы прихожанок старушку, сунув ей денежку и попросив 'приглядеть'. Та истово закивала, обменявшись с нами телефонами и обещав позвонить.
  Уже сидя в метро, бабушка потерла руки:
  - В пятницу уйду с работы пораньше и проверю тут, что и как. А в субботу снова вызовем Зимину. Пора заканчивать эту историю.
  - Как ты думаешь, этот дядька сильно завысил цену? Уж больно вид у него жадный...
  - Не особо. Конечно, пытался, но я-то не первый год живу, всякое видала. Впрочем, в накладе он не остался, хоть и без навара в личный карман.
  - А бабка эта?
  - Такие люди - редкость по нынешним временам. Вот будь уверена, все будет до крайности честно. Полезное знакомство, может и дальше пригодиться.
  - Понятно.
  Я обдумала бабушкины слова и решила, что это действительно так: раз старуха вообще честная, то можно с ней дела вести не только по церковной части. Посмотрим.
  
  С трудом дотерпела до конца занятий в пятницу и пулей понеслась домой, печь традиционный пирог для музейщиц. Бабушки пока дома не было, зато из командировки вернулся Николаев. Именно его я и встретила в коридоре.
  - А, Криста!
  - Здрасте, дядя Борис! Давно приехали? Как съездили?
  - Да вот только что вошел. Под Кишиневым попали под дождевой фронт, едва пробились по скользкой дороге, но ничего, Бог спас. Какие у нас новости?
  Я закусила губу: с момента приезда его матери в квартире только рано утром отгремел пятый скандал. На этот раз Полина Карповна половину ночи стирала и тем самым мешала соседям спать: топала, гремела тазами, шумела водой и стиральной машиной. Нам-то не слышно, мы достаточно далеко от ванной. А вот остальным пришлось несладко.
  Сосед уловил мою заминку, поразмыслил и уверенно предположил:
  - Мама!. Поругалась с кем-нибудь?
  Я вздохнула и кивнула:
  - Увы.
  - Сильно?
  - Угу.
  - Ладно, я разберусь.
  Я закивала и поспешила к себе. На этот раз решила, откровенно говоря, выпендриться и испечь настоящую пиццу. А еще - кексики с ванилью и изюмом. Уверена, музейщицы такого точно не пробовали! Замесила тесто, поставила подходить. Замочила изюм, засохший до состояния бурых комочков. А пока разогрела себе обед. На кухне в это время было тихо и безлюдно.
  Несколько раз ошпарила и подержала в кипятке сухофрукты, промыла тщательно, чтобы ни песчинки не осталось. Взбила бисквитное тесто, добавила ванильную эссенцию - импортные бутылочки из пластика, все в иероглифах, привез преподаватель из Кореи и полулегально толкнул студентам. Мы с Нинкой отвоевали по штучке себе, воспользовавшись благосклонностью Никаноровой и тем самым обогнав остальных. А кто не успел - тот опоздал. Засыпала изюм и разлила по формочкам. Составила все на поднос и пошла печь.
  В коридоре Полина, вся красная и заплаканная, судорожно ругалась по телефону. Судя по контексту, пыталась достать билеты обратно на поезд. Похоже, огребла от сына по самые помидоры. Так ей и надо!..
  Я с каменной физиономией проплыла мимо и скрылась в кухне. Разогрела духовку, поставила выпекаться кексы. Пиццу надо есть горячей, поэтому поставлю ее позже.
  В кухню заглянул Дима:
  - Криста, привет!
  - Ты сегодня рано, - нейтрально заметила.
  Димитрий и в самом деле в последнее время убегал на рассвете и возвращался к полуночи. Но сейчас он был уже в домашнем и с кастрюлькой в руках.
  - Был аврал, пришлось побегать. Зато теперь могу отдохнуть хорошенько. Криста, а фарш ведь можно замораживать?
  - Ну да, конечно. Только лучше это сделать порционно, мясо от повторной заморозки теряет качество.
  - Ага... - сосед покивал и принялся греть себе что-то. Судя по запаху - суп с курицей.
  - Криста, а сколько фарша надо на порцию?
  - В твоем случае, - я подумала, - грамм триста максимум.
  - Ага... - парень оглядел свою тумбу, - значит, мясорубка и весы.
  - А что, у тебя куча мяса закуплена?
  - Нет, но, - он посмотрел в окно, помешал ложкой в кастрюле, - тут нарисовался один ушлый мэн, торгует продуктами оптом. А мясо у него неплохое, я помню твои уроки. И вообще, много всего! Вот я и подумал. Сейчас, пока много работал, готовить было некогда, покупал полуфабрикаты. Но они намного дороже, чем мясо! И однообразнее. Вот я и подумал, что если бы у меня было заранее подготовлено, то мог бы просто греть. И разнообразнее было бы, и вкуснее. Ты сама меня учила.
  - Ушлый мэн - это очень хорошо. Это всем пригодиться может.
  - Я у него прайс попрошу, и на твою долю тоже, - понял намек сосед.
  Кивнула: контакты с оптовиками - это замечательно. Мало ли, как дальше дела пойдут?..
  Одну, маленькую, пиццу мы с бабушкой съели в ужин, с чаем. А вторую, большую, и кексы - привезли с собой в Михайловский. Поутру было уже свежо, но мы достаточно тепло оделись, а еще - у музейных работников появилась микроволновка. Как похвасталась Галина - подарок от одного 'нового русского'.
  Мы почаевничали. Еще вчера бабушка убедилась, что могила Зиминой приведена в порядок, лично поставила ей свечку за упокой души и получила отчет о панихиде от Софьи Платоновны - той самой честной церковной старушки. Так что сейчас мы смело начали ритуал.
  На этот раз в Мраморном зале собралось много призраков во главе с царем и аж пять полтергейстов. Зимина молча выслушала отчет, помолчала. Кивнула:
  - Мне и в самом деле легче стало. И знаю теперь точно, что и как, и панихиду отслужили по мне, как положено. Отныне и навсегда вы мне некровная родня и официальные наследники! Ну, слушайте про откуп...
  Я в обережном круге присела на стульчике и начала подробно записывать. Зимина встала так, чтобы видеть мой ежедневник, и помогала рисовать схему, указывала ориентиры. Царь слушал и благосклонно кивал. Когда все было закончено, возгласил:
  - Просьба выполнена, откуп выплачен!
  - Свидетельствуем! - хором подтвердили призраки.
  - Прощайте, - царь кивнул и растаял.
  Фрейлина тоже растаяла, сказав напоследок:
  - Смотрите вглубь, а не по сторонам!
  Все закончилось.
  Мы ехали домой и обсуждали результаты.
  - Ломоносов поселок большой и маленький одновременно. На кафедре поищу старые карты и вообще, информацию соберу, какую смогу.
  - Интересно, почему фрейлина велела там все спрятать? Они же, как все придворные, жили в Царском Селе.
  - Наверно, чтобы Шубин и Франц ничего не заподозрили. Логично же клад искать на месте жилья хозяйки. А тут совсем посторонний дом вообще в другом городке. Как говорится - концы в воду.
  - Ага. Ба, интересно, тут подвохи будут? Как с дорожкой на кладбище? И что она имела в виду последней фразой?
  - Не съездим - не узнаем. Мы ей теперь родня, на той стороне это многое значит.
  
  9. Замки и заборы.
  
  Подошли новые выходные. Бабушка отдала готовую рукопись монографии на рецензию и теперь изнывала от скуки. Ну, как, изнывала? Учила студентов, ругалась с коллегами, выбивала для кафедры гранты. Посмотрела в университетской библиотеке нужные карты Ломоносова. Их в наличии не оказалось, пришлось запросить и ждать ксероксы из Академии Наук.
  Как сказала Зимина, клад спрятан в подвале дачного дома в небольшом поселке западнее Ломоносова со смешным названием Мартышкино. Дача та была деревянная, на каменном цоколе с большим подвалом. Купил ее Цехельман на свои средства, так что никто ничего и заподозрить не смог: дачи всегда были в большой моде. Купил и купил, что такого?.. Отдыхать человек хочет, детишек на лето вывозить. Адрес она нам дала, но города сейчас и тогда - две большие разницы, как выражается Галька Вульф.
  Ждать результатов бабушкиных изысканий было невыносимо, так что я пошла в нашу библиотеку при колледже и попросила все карты тех мест, что были в наличии. Заплатила денежку и наделала ксероксов. Нинке объяснила просьбой соседки. А еще в метро, в киоске купила журнал с объявлениями по недвижимости: мне стало интересно, сколько стоят дачи в том поселке и вообще, что происходит сейчас с недвижимостью. Раньше не интересовалась, потому, что тогда смысла не было. Мы и сейчас не особо богаты, на хоромы точно средств не имеем. Подработка у Писецких, конечно, была хороша, но...
  То самое но. Надеюсь, бабушка уже об этом подумала. Дома разложила распечатки, нашла объявления по интересующему нас району и глубоко задумалась. Наложить старые планы на новые удалось только примерно, и то, только потому, что улицы севернее железки названий почти не меняли. Впрочем, главное - начать, а там разберемся: стреги мы или погулять вышли?..
  Я вернулась рано, но и бабушка засиживаться на работе не стала.
  - Ты рано, - я встала от стола, где расположилась с бумагами.
  - А, - ба махнула рукой и сняла пиджак, - делать там сейчас нечего. Рефераты проверила и ушла.
  - А я тут, вот, - показала, - представляешь, этот поселок считается элитным теперь!..
  Бабушка посмотрела, покивала:
  - Знаю, у нас один из аспирантов в риелторах бегает, я у него проконсультировалась.
  - Но... ба, такие деньги!..
  - Не суетись, внуча. Поживем - увидим. Завтра съездим, посмотрим на месте. Если получится, один ритуальчик интересный проведем.
  Говорили мы, кстати, на русском - Аннушку я в соседнем дворе встретила, бегущую с пустой авоськой наперевес. Если кошелка пустая - значит, в магазин, это дело не быстрое. Особенно, для Варфоломеевны - пока всю округу не обойдет, цены не сравнит - даже спичек не купит! А вот когда вернется - тут только на итальянском общаться будем.
  - Заодно пластиковые кружки обновим. Ба, ты обедать будешь? - я встала и собралась на кухню, на ходу прикидывая, что и как.
  - А что у нас на обед?
  - Овощной суп и зразы. Будешь?
  - Буду, конечно. Ужасно проголодалась! Сегодня от столовой так несло, что подойти тошно. Совсем совесть потеряли, хоть с собой обед носи, - бабушка поднялась и подхватила полотенце.
  - Ну, так и носи, какая проблема? - взяла из холодильника кастрюлю.
  - Хлопотно. Микроволновки на кафедре нет, греть негде, а холодное есть не вкусно.
  - Да, неприятно. Может, вам всей кафедрой скинуться? Поговори с профессурой. Если на всех раскидать, включая аспирантов, то не так уж и дорого выйдет. Можно самую дешевенькую, вам же только греть надо.
  - Как вариант, - она кивнула и скрылась в ванной.
  Я отлила порцию супа в ковшик и поставила на огонь.
  
  Поселок Мартышкино был сонным и пустынным. Высокие заборы, пышные сады. Кое-где уже, правда, возвысились добротные особняки 'новых русских', но в основном стоят старенькие деревянные домики. Мы сориентировались и по зеленой улочке направились к нужному месту.
  - Как тихо, - я с интересом оглядывалась.
  - Сезон скоро закончится, дачники разъезжаются.
  Где-то далеко хлопнула калитка, зафырчал мотор, удаляясь. И снова тихо. За забором на нас пару раз гавкнула собака, но бабушка только покосилась в ту сторону, и пес замолчал.
  Искомый дом стоял совсем не так, как остальные, не близко к забору, а в глубине участка. Тропка к нему заросла травой, еле выделяясь среди бурьяна.
  - Не живут?..
  Я только пожала плечами.
  Мы осмотрелись: пусто. Пошли по тропинке, но через три метра уткнулись в железную раму, густо опутанную колючей проволокой. Две коротких цепи с одной стороны изображали, по-видимому, петли, а третья с другой - исполняла роль замка. Бабушка посмотрела через щели на соседей, подумала:
  - Тут сделаем краткий ритуал вызова с предварительной защитой. Думаю, для начала этого достаточно.
  Малый ритуал не предполагал долгих приготовлений и не требовал песен: просто несколько капель крови на совершенно особую статуэтку Дианы, тихий речитатив в несколько строк... бабушка выпрямилась, впадая в транс. Я, как втора, чутко прислушивалась, храня покой места. Впрочем, все было тихо.
  Бабушка повернулась туда-сюда, с кем-то пошепталась. Я слов не разобрала - только еле слышное бормотание. Так и должно быть - слова тут не нужны, коммуникация идет почти на уровне подсознания.
  Вдалеке проехала машина, что-то взвизгнуло. Снова тихо.
  - Уф... - ба закончила ритуал и расслабилась.
  Я подставила ей раскладной стульчик и открыла сумку:
  - Садись, ба. Хочешь чего-нибудь?
  - Все в порядке, - она выдохнула и потерла лицо, - все в порядке, Криста. Собираемся и идем на станцию, больше тут делать нечего. По пути расскажу.
  Мы собрались и выскользнули на дорогу.
  Бабушка на ходу попила воды. Передохнула. Улыбнулась:
  - Мы оказались правы, тут почти не живут теперь. Раньше-то и сами жили, и гостей часто принимали. А теперь почти забросили. Духи сказали, подвал цел: хозяева скуповаты, в строительство почти не вкладывались. Так, времянку поверх старого фундамента сварганили, тем и довольствовались. Боялись богачами прослыть. Но домовой тут есть. И духи места сильные. За восстановление дома обещают помочь всем, чем смогут.
  - Помочь - это хорошо. А хозяина как уговаривать будем?
  - Есть у меня идея. Дух сказал - хозяева не местные. Посмотрим, что и как. Сейчас многие с иностранными корнями в места предков переезжать повадились, нам это помочь может, - бабушка еще подумала и сама себе кивнула, - знаешь, что, Криста? Позвоню-ка я одному знакомому. Он во власти вхож, а мне должен кое за что. Вот пусть он и узнает, что к чему. Если что, то поможет. Я пока попросила хозяев потихоньку выживать, нам это тоже в помощь будет.
  
  Продолжение дела получилось через три дня. Вроде недолго, но все это время я провела как на иголках, и только лекции в колледже помогали хоть немного отвлечься. Даже записалась на факультатив по фигурной нарезке, чтобы занять мозги, хотя до Людки Петровой мне в этом все равно не дотянуться, хоть из кожи выпрыгни.
  Бабушка действительно связалась с одним из должников, и тот разузнал, что хозяин нужного нам дома - директор одного известного универмага, хоть и чистокровный еврей, но уезжать никуда не собирается, как и продавать дачу. Бабушка заодно уточнила цену на эту недвижимость. Нам не хватало даже с учетом недавних подработок. Я огорчилась, а бабушка успокоила:
  - Вот и хорошо, что продавать не собирается, значит, мимо нас не уйдет. А мы пока денег подкопим. Завтра воскресенье, поедем в Пушкин, проведем ритуал на деньги. Осень - как раз лучшее время для этого.
  - Хорошо, ба. Тогда пойду, приготовлю перекус нам.
  На кухне тетя Оля радостно пекла пирог, Аннушка варила суп, а Люська снова строгала овощи. Я принесла куриные ножки и положила жарить на сильном огне под крышкой. При такой жарке курятина мгновенно покроется аппетитной хрустящей корочкой, а внутри останется нежной. А соус пригодится, чтобы в него макать готовые ножки. Кавказский как раз подойдет.
  - Вечер, Криста! - тетка аж светилась, - свекруха уехала, счастье-то какое!..
  - Вот как? А я думала, она давно уехала, потому что не встречала...
  - Не сразу билеты достали, пришлось подождать. Все это время Боря ее из комнаты не выпускал и под конвоем в санузел водил. А потом самолично на вокзал отвез и в вагон впихнул.
  - Оу... - Такой 'концлагерь', кого хочешь, убедит уехать.
  - Ох, и скандал был!!.. - она зажмурилась, - пока Боря ей объяснял, что так поступать нельзя, пока сообщал, что больше мать к себе приглашать не будет и почему... ой!
  - Понятно, - перетрясла сковородку, чтобы перевернуть ножки на необжаренную сторону.
  - А она что? - Оказывается, Люська прилежно грела уши.
  - Ну, я ж говорю - скандал был!
  - А-а...
  Замесила тесто для пресных лепешек, поставила возле плиты созреть. Рецепт подогнала Терентьева за то, что мы с Нинкой защитили ее от Зиминой. Очень вкусные лепешки, особенно с пылу с жару, Катька нас угощала. А пока тесто подходит, начала готовить кавказский соус - бабушка его обожает. А еще кетчуп возьмем с собой, для разнообразия.
  
  Ритуал прошел замечательно: боги приняли жертву (фрукты, зерно, вино и мед). В последний момент действа я ощутила, как с пяток до макушки нас прошила волна энергии и разошлась кругом. Ух, ты!.. Кажется, я начинаю подсаживаться на такие ощущения. Впрочем, ба говорит, что это нормально.
  В общем, мы сидели и перекусывали - эдакий пикничок. Когда...
  Вот именно.
  Кусты затрещали, и на полянку вывалились братки! Пятеро здоровенных амбалов в спортивных костюмах и золотых цепях. Я чуть курицей не подавилась, но бабушка осталась спокойной. Она этого ждала?!
  - Вы... это... - главарь (самый здоровый и озолоченный) затормозил, обвел поляну взглядом и почесал затылок.
  Я судорожно проглотила кусок. Ба приподняла бровь. Ну, представляю, как мы выглядим со стороны: на алтаре статуэтки и ритуальные предметы, жаровня чуточку дымится, и мы тут такие красивые кушаем.
  - Кого-то ищете, молодые люди? - бабушка, тоном светской дамы.
  - Мы... это... ведьму ищем!
  - А зачем? - она наклонила голову набок, словно насекомое забавное увидела.
  Братки напряглись, но остались стоять, только посмотрели на старшего.
  - Э-э... тут у меня...
  - Присаживайтесь, молодой человек, - бабушка указала на чурбачок поблизости, - и рассказывайте.
  - Так мы... это... Вот, мы... это... - он сел на предложенный чурбак и резко выдохнул, - беда у меня!!
  - Какая? Рассказывайте все с начала.
  - Так это вы - ведьмы? - вдруг с любопытством вылез один из сопровождающих гостя.
  - Ну, вроде того, - бабушка покивала, - стреги мы. Так что за беда?
  Я налила в кружку чаю и сунула мужику в руку:
  - Вот, выпейте, успокойтесь. И рассказывайте.
  Он торопливо глотнул. Выдохнул. Обвел взглядом поляну, еще раз рассмотрел алтарь. Оглянулся на своих и повелительно рыкнул:
  - Идите-ка, погуляйте! Посторожите, что ли. Будете нужны, позвоню. Брысь!!
  Братва покивала и испарилась. Он тем временем допил чай (я же немножечко налила, хотя чай вкусный) и действительно успокоился.
  - Беда у меня, - почесал в затылке, - каждый день у меня как один и тот же. Утром звонит Серый, потом маман просит продуктов привезти, потом я у братков отчеты спрашиваю... Потом едем на стрелку, но никого не встречаем, возвращаемся, бухаем. А утром - все по новой!
  - Так, может, это просто распорядок такой у вас сложился?
  - Не-а!! - для достоверности он аж головой помотал, - Серого мы еще месяц назад похоронили, скоро сорок дней будет!! Он же мертвый совсем, а, поди же, - каждое утро звонит!!! И в трубку каждый раз одно и то же говорит, мол, все долги собрал и скоро привезет, а Лютый стрелку вечером назначил, на дальнем кордоне! Мы эту стрелку с бандой Лютого полгода как добиваемся, чтобы границы обговорить. Мы едем - а там никого, и даже следов нет. Мама, опять же, сейчас дома, а не на даче живет, зачем ей продукты в городе, на всем готовом? А ведь звонит! И так каждый день. Целый месяц!!! Я ж не могу так больше!!! Каждый день как пытка, ничего не в радость!! Спать не могу, есть не могу, пить - не лезет! На баб - не стоит!!!
  Бабушка задумалась. Мужик преданно поедал ее глазами. Мне подумалось, что такой бандит даже решение суда ждал бы спокойнее.
  - А скажи-ка мне, мил человек, - ба явно что-то надумала, - нет ли у тебя врагов каких? Чтобы аж до крови?
  - Есть, конечно же, - он усмехнулся так, что у меня мороз продрал по коже, - мы люди серьезные, уважаемые. Бабки крутим огромные. Как же при таких делах, да врагов не нажить?..
  - Понятно, - ба встала.
  Он поспешно вскочил, а она царственно указала ему на алтарь:
  - Снимай-ка, мил человек, обувь и цацки все свои, раздевайся до исподнего и ложись. Испачкаться не боишься?
  - Что вы, все путем, не жалко! - Он поспешно разделся, а я освободила алтарь от предметов. Бандит оказался таким здоровым, что целиком не поместился, свесив руки и ноги.
  - Ничего не бойся! - Мужик кивнул, а ба перешла на итальянский, - Криста, достань статую Фурины[34], зеркало и серебряный нож с кубком. Вино у нас еще осталось?
  - С избытком, и зерно с медом тоже, - я поняла, что бабушка решила провести ритуал вопрошения богини мщения. Его я уже изучала, но только в теории. А сейчас, значит, будет практика.
  Мы расставили предметы (статую поместили возле темени мужчины, а на грудь - холодное зеркало, отчего он ойкнул, но даже не дернулся), снова разожгли жаровню. Бабушка сыпанула туда несколько зерен пшеницы и запела:
  - Mi rivolgo a te, Furina onniveggente![35]
   Più forte della pietra è la mia volontà,[36]
  Ti chiamo, ti chiamo fermamente![37]
  A prenderti pronto.[38]
  Я налила вина в кубок, срезала жертвенным ножом несколько волосков с прически бандита, кинула в жидкость и все выплеснула в огонь. Из жаровни повалил густой дым, а бандита выгнуло дугой. Лицо у него разгладилось, глаза закатились. У меня по спине пробежали мурашки, а сверху пришло ощущение тяжелого взгляда. Бабушка чуть кивнула:
  - Questo mortale è venuto da te, chiedendo aiuto, Furina onniveggente. Entra in lui, dicci cosa nasconde il vaso della sua anima?[39]
  Бандит захрипел и вдруг чужим, каким-то бесполым голосом выдал:
  - L'uomo è debole di spirito, ha fatto arrabbiare gli dei, ha versato il sangue degli innocenti, ha aggravato i crimini della famiglia.[40]
  - C'è un modo per riscattare?[41]
  - Per far rivivere la razza perduta, per ripristinare la giustizia. Ma i morti non possono essere riportati indietro. Cosa darà in cambio?[42]
  Я поежилась: внимание богини исчезло, а бандит обмяк на камне. Бабушка помазала вином ему лоб, достала немного меда, кинула в огонь. Мужик открыл глаза и изумленно вытаращился на бабушку. Та сообщила:
  - Кровь невинных отмщения потребовала. За грехи твои время у тебя забрали. Пока справедливость не восстановишь, пока потерянный род не возродишь, так по кругу одного дня ходить будешь. Ни жизни, ни покоя, ни счастья не увидишь. Вспоминай, чего натворил, что боги так тебя наказали?
  - Э-э? - он сел и очумело потер шею.
  - Такое возмездие не просто так делается. Только мать за свое дитя у богов подобное выпросить может. Ритуал серьезный женщина провела, боги смотрят и решают, а потом сами наказание накладывают. Она не стрега, просто мать в горе. Но материнское сердце и богам поперек приказывать может. Думай, человече!
  Я немного боялась, что бандюган начнет нам вредить, но, видимо, что-то в его башке сдвинулось, потому что он действительно задумался:
  - Я ж не отказываюсь, всякое было. И крови немало пролил, чего уж там!. Но чтобы невинных?..
  Потянулся по карманам искать что-то. Я посмотрела на бабушку. Та кивнула.
  - Вы можете одеться и сесть тут, - показала на чурбан.
  Он оделся, все так же задумавшись. Потом достал телефон:
  - Толян, птицей к Гарику, поляну нам сюда конкретно!.. И пусть Лысый подойдет. Живо!!!
  Посмотрел на алтарь, вдруг как-то по-доброму улыбнулся:
  - А ведь не соврал дед Панас!.. Ведьмы тут действительно есть!
  - Панас Егорыч? - уточнила бабушка, а бандит закивал, - как он, здоров ли?..
  - Помер, в прошлом году весной схоронили.
  - Вот как? Вроде ж не старый был.
  Бандит пожал плечами:
  - Да внезапно, за несколько дней угас. Мы уже и по врачам, по целителям всяким... дед он мне двоюродный. Дима я, Кузнецов, а по батюшке Викторович!
  - Вот как? Все-таки нарвался Панасушка.
  - Как это?
  - О мертвых, конечно, плохо не говорят, - бабушка задумчиво потерла подбородок, - да только баловался твой дед Панас нехорошими делами. О бессмертии все мечтал, знания запретные выискивал. На этой теме и со мной познакомился, хотел ведовству научиться, да некромантом стать великим. А ведь я его предупреждала!.. Не дело это, Вечную Невесту дразнить, простому смертному в дела богов лезть.
  - Ой, - бандит передернул плечами и даже как-то съежился, - а мы и не знали!..
  - Так о таком завсегда помалкивают, мил человек! - она коротко, резко засмеялась, - особенно от родни скрывают. Дела эти черные, позорные. На весь род беду накликать можно, если неправильно браться. Наш-то род с древности богам служит, веками, и то!.. А Панас решил, что он самый умный, и один сможет за пару лет всего достичь. За все хватался, что ни попадя. Видать, дохватался... до гроба. Жаль... но вот так вот.
  - Так, может, это из-за деда Панаса у меня такая беда? - встрепенулся мужик.
  Ба поразмыслила и покачала головой:
  - Скорее всего, нет. Панас хоть и баловался... всяким, но семью все-таки оберегал. Так что тебе прилететь не должно было, либо уж сразу всему роду наказание бы назначили. А ты ж один мучаешься?
  Дима кивнул. На поляну вышел бандит с большой лысой головой и преданно уставился на хозяина.
  - Леха, - тот взглядом попросил у бабушки разрешения, - сядь сюда и думай! Кого мы при разборках зацепить могли, кто не при делах и вообще мимоходом? Месяц назад, примерно. Возможно, немного раньше.
  Круглоголовый уселся на самый плохонький пенек и послушно задумался.
  Я вздохнула и посмотрела на бабушку. Та указала взглядом на алтарь, пришлось заняться уборкой. Тем временем Леха отмер:
  - Димон, а, может, это, когда в Купчино перестрелка была?.. Помнишь, люберецкие еще на нас у ресторана наехали? Как раз, чуть больше месяца прошло! Посреди города, в выходные, днем... ну, ближе к вечеру, но народу все равно до фига гуляло!.. Других крупных разборок в последние месяцы не было, только так, по мелочи, один на один. А эти отморозки тогда из калашей отстреливались! Пуля - дура, могло и зацепить кого-то.
  - Мелочь тоже важна бывает, - уточнила бабушка.
  Димон не согласился:
  - Нет, мадам, обычно в этом случае мы на пустырях или в лесу работаем. Это конкретными людьми, без свидетелей, делается. Там невинных нет, еще похлеще нас упыри встречаются. А вот такого, чтобы как в кино, посреди города, из всех стволов, да очередями, - это очень редко бывает. Не дело так беспредельничать. С властями потом хлопот не оберешься, пресса налетит, а нам лишний раз светиться ни к чему. Люберецкие тогда совсем берега попутали, правила забыли, когда палить начали. Беспредельщики, одно слово!.. Лысый, - тыкнул пальцем, - свяжись с нужными людьми, пусть поищут. Пусть то дело снова поднимут, по свидетелям пройдутся. Если надо, то и с ментами пусть поработают. Проблема-то серьезная, не до понтов.
  Тот покивал и взялся за телефон.
  Так и пошло. Лысый гангстер трещал по телефону. Мы втроем сидели. Димон напряженно о чем-то размышлял, время от времени хмурясь или сам себе кивая. Где-то минут через двадцать к нам на полянку пришли несколько подручных Димона и восточной внешности молодой человек в форме официанта с большими корзинами и коробками в руках. Остановились, вопросительно уставясь на начальство.
  - Че встали?! - Лысый Алексей ткнул пальцем в сторону от алтаря, на утоптанную землю, - вот тут раскидывайте! Все взяли?
  - Мебель сейчас принесут, - официант поставил ношу на бревно и достал свой телефон.
  Я с любопытством наблюдала, как еще несколько официантов принесли складные стулья и стол, застелили его белоснежной скатертью, заставили первоклассной посудой. Первый начал вынимать блюда.
  В тот день до вечера просидели с Димоном, как он попросил его называть, за столом и разговорами. Он почтительно расспрашивал бабушку о том о сем, особенно о делах своего деда, рассказывал о себе, советовался порой. Потом нас отвезли домой на здоровенном автомобиле. Когда мы уже выходили из машины (дверцы нам почтительно открыли Димоновы подручные, вежливо поддержав под локоток на высокой подножке), из подворотни выскочила Аннушка с котомкой. Остолбенела от подобной картины. Дождалась, пока машина уедет, и сунулась было к нам с расспросами. Бабушка на нее не среагировала, только отмахнулась, как от мухи. Я промолчала, посмотрев на бабушку. Теперь вредина разнесет по окрестностям всякую ерунду. Ну ладно, будем решать проблемы по мере их возникновения. Димон Кузнец (это его прозвище среди бандитов) обещал, как всю информацию соберет, с нами связаться, потому что, как объяснила бабушка, мало найти обиженного и все поправить (по мере возможности, разумеется, ибо мертвых даже стрегам не вернуть), но и ритуал возвращения времени все равно придется провести.
  
  10. Гости званые и незваные.
  
  Вечером мы удачно избежали разговоров с соседями, сразу отправившись отдыхать. Но на следующий день ко мне пристала тетя Оля. Ей я сказала, что мы случайно встретились с родственником давнего знакомца бабушки, посидели за столом, повспоминали о прошедших временах и были отправлены домой на его машине, поскольку время было позднее и одним добираться страшновато. Соседка покивала. В комнате сообщила бабушке о том, что Анка успела пустить слухи.
  - Да и фиг с ней, - бабуля только махнула рукой.
  Бабушка крайне редко использует ругательства и лишние жесты. То, что она так сказала и сделала - значит, что-то произошло. Что-то серьезное. м- Что-то стряслось?
  - Да все в порядке, - она присела в кресло, - я о другом беспокоюсь. Сходим-ка, Криста, в церковь на Смоленском кладбище. И заодно на могилу Зиминой заглянем.
  - Зачем?
  - В церкви свечку невинно убиенным поставим, за упокой. Забыла тебе сказать, тут Софья Платоновна на днях мне на кафедру позвонила, сказала, что по соседству с Зиминой нового русского похоронили, надо проверить, что и как. Да и вообще... назови это интуицией.
  - Девчонки говорят, чтобы все в делах хорошо было, надо свечку Ксении Питерской поставить. А ее часовня как раз рядом находится.
  - И это можно сделать. Нам деньги надо собрать, чтобы дачу выкупить, тут любые пути хороши.
  - Завтра в колледже уточню, что и как. Есть у нас знатоки...
  - Узнай, конечно.
  В колледже, перед одной из общих для всего курса лекций, я высмотрела Плотникову из параллельной группы. Верка очень набожная, так что, наверняка сможет проконсультировать меня по поводу Питерской святой. Обычно она прячется где-нибудь в закутке, молится или Библию читает. Вот только где она? Посреди холла что-то громко вещала Иванчикова, вокруг столпились прихлебательницы. Остальные компаниями рассосались кто где, но нашей 'святоши' пока не видно. Я начала обходить помещение по периметру, здороваясь и перекидываясь словом-другим с близко знакомыми девчонками.
  - Ты куда? - Нинка обратила внимание на мои маневры и пошла следом.
  - Мне надо перетереть с Веркой из 'бешек'.
  - На фига тебе эта святоша?
  - Надо. По ее профилю кое-что уточнить личное. Подождешь меня с группой?
  - Ладно, - подруга вздохнула, но осталась возле наших, признавая мое право на личные секреты.
  Я двинулась дальше.
  К счастью, долго искать не пришлось: вся традиционно закутанная в долгополый балахон, с неизменной косынкой на тощих волосишках, Верка уткнулась в книгу, устроившись на старом ящике в маленьком коридорчике, ведущем к кладовым и туалетам.
  - Привет! - присела рядом.
  Смирница вздрогнула. Увидев, что это всего лишь я, а не кто-то вроде Бабочкиной, выдохнула.
  - Нужна твоя помощь, - не стала я тянуть кота за хвост, - знаешь, на Смоленке есть часовня Ксении Петербургской?
  - Знаю, конечно. Я туда обязательно пару раз в год езжу.
  - Во-от! - подняла пальчик и продолжила, - говорят, Ксения может желание исполнить?
  - Может, конечно.
  - А что для этого надо сделать? - я достала блокнот с ручкой.
  - Значит, так!.. - она воодушевленно выпрямилась, набирая воздух в грудь.
  Я записывала, уточняла, переспрашивала. Заодно узнала еще одно чудесное место на том же кладбище. Про него тоже все записала. Наше плодотворное общение прервал звонок на лекцию.
  
  Вечером продемонстрировала бабушке добычу.
  - Молодец. Две святые - это еще лучше.
  - И я уточнила, что православными быть не обязательно, к ней даже мусульмане ходят!
  - Вот и славно! Сейчас я продумаю текст записочек, и мы с тобой все сделаем, - бабушка вернулась к письменному столу, а я отправилась на кухню, греть ужин.
  Сегодня были только две сдвоенных лекции, потому что практику отменили из-за внезапного ремонта в классе, так что я вернулась домой достаточно рано и сделала кармашки из куриных грудок, с творогом. Греть их в микроволновке - преступление, так что надо включить духовку заранее. А пока они прогреваются, можно обжарить картофельные ньокки.
  - Вечер, Криста! - в кухню вошла тетя Оля, - как дела?
  - Все путем, тетя Оля, - я приветливо кивнула, - как у вас?
  - Нормально. К нам в магазин завтра должны привезти оленину, с Мурманска. Вам надо?
  - А почем?
  - Полтинник.
  - Хорошая цена, сейчас у бабушки уточню и скажу попозже, ладно?
  - Договорились.
  В комнате бабушка медитировала над кусочками бумаги. Я рассказала про мясо. Та покивала:
  - Дешево, берем! Килограмма четыре надо точно, а, может, и побольше, если в морозилку поместится.
  - Хорошо, ба. Часть я на фарш перемелю, часть кусками оставим. Будет впрок запас надолго. Но, больше четырех кило никак не влезет, там надо под остальные продукты место оставить.
  На кухне сказала тете Оле, что мы берем и сколько, та себе записала. Тут появились остальные соседи, и уже через пятнадцать минут заказов в ее блокноте было аж на две странички. Димитрий тоже взял, два килограмма. Мясорубку он себе уже купил, как и бытовые весы, так что тоже собирается сделать полуфабрикаты и заморозить.
  Оленину я разделила на три части: одну часть, самую нежную, оставила целым куском для запекания. Что поплоше - нарезала мелкими кусками для тушения. А самую грубую - срезала с костей (они пойдут на бульон) и превратила в фарш. Дима по соседству повторял мои действия, одновременно записывая себе в блокнотик новые рецепты. Через пару дней после 'оленьего аврала' он по моей просьбе взял меня с собой к оптовику. У него я взяла аж целых четыре курицы, брикет филе скумбрии и свинину. Все разделала и превратила в различные полуфабрикаты. Теперь мы и Дима обеспечены едой надолго, можно сосредоточиться на главных вещах.
  
  Подошли выходные. Мы с бабулей съездили на Смоленское кладбище, провели все ритуалы загадывания желаний, проведали могилу Зиминой. К счастью, свежее захоронение неподалеку ее не затронуло. Встретились с Софьей Платоновной: отдать эликсир от пролежней и получить отчет о происходящем на кладбище. Муж Платоновны был лежачим, после инсульта, вот и страдал. А мазь приготовили вдвоем по рецепту предков. Так что у меня теперь, помимо ритуалистики, еще и практика по зельеварению имеется. В общем, мы сидели на скамеечке возле Смоленской церкви, угощались мороженым и обсуждали общие дела. За мороженым пришлось сбегать мне, как самой молодой. Впрочем, адрес ближайшего магазинчика мне старушка сообщила, так что я не плутала по местным закоулкам в поисках нужного.
  - На днях мне позвонила двоюродная невестка, - Софья Платоновна с удовольствием откусила от сахарной трубочки, - жаловалась, что соседи достают.
  - Пьют, что ли?
  - Да если бы! - старушка вздохнула, - увлеклись какими-то новомодными течениями. Толи кришнаиты, толи сатанисты...
  - Так это просто поветрие какое-то сейчас!.. - согласилась ба, - Мало нам всяких Кашпировских, психи из каждой тумбочки лезут, свои секты организовывают... курсы, школы всякие...
  - Модно и дорого! - поддакнула я любимым выражением Иванчиковой.
  - Так в смутные времена всегда так, - Софья вздохнула, - а нормальные люди страдают. Вот и эти... Зина говорит, песни поют странные, стучат по барабанам и бубнам.
  - И что? - я пожала плечами, - по ночам, что ли? Спать мешают? Так участкового на них напустить и вся недолга.
  - Участковый там несколько раз приходил, да толку-то? А от этих песенок бесовских Мурка Зинкина на стенки бросается, орет не своим голосом и чуть не в окно сигает! Кошки - звери божьи, нечисть за версту чуют.
  - Кошка - это серьезно... - бабушка подумала, - посмотреть бы, послушать...
  - А можете?. - Софья Платоновна уставилась на нас с такой надеждой, что я чуть не фыркнула, в последнюю секунду прикусив язык.
  Бабушка уже давно деликатно рассказала нашей знакомице, что мы стреги, заодно объяснив, что и как, и чем мы отличаемся от колдунов и сатанистов, так что старушка от нас не шарахалась. Тогда Софьюшка покивала, поразмыслила и пообещала, что будет, если что, иметь в виду. Вот, видимо, сейчас поэтому и начала разговор.
  - Можем.
  - А сегодня?..
  - Можно и сегодня, выходные, все-таки, почему бы нет?
  - А они будут музицировать? Может, по закону подлости, перенесут свои репетиции.
  - Ой, Кристиночка, они как в пятницу вечером начнут, дай бог, чтобы к полуночи воскресенья успокоились! Вот погодите, счас до ризничьей сбегаю, по телефону Зине позвоню, уточню...
  Платоновна подхватилась с бабушкиного кивка и убежала в храм, звонить родственнице.
  - Ба?.. - я приподняла бровь.
  - Думаю, да.
  - То есть, это тот ритуал подействовал?
  - Да, однозначно. Ты же видишь, что вокруг творится? И Димон, и вот теперь Софья... Думаю, это только начало.
  - А ты уже делала такой ритуал когда-нибудь?
  - Делала, еще с твоей прабабушкой, а с моей мамой, в 30-е годы. Время тогда было сложное, так что пришлось потрудиться, чтобы профессорскую должность твой прадед не потерял.
  - И помогло?
  Ба усмехнулась:
  - Еще как!.. И сейчас нам поможет. Может, не так быстро, как хотелось бы, но - поможет.
  - Дай-то богиня!
  Тем временем вернулась Софья Платоновна:
  - Поехали, Юдифь Георгиевна, они дома и нас ждут! А эти, черти полосатые, играют!
  И мы поехали.
  
  Гороховая улица сияла весенней чистотой и свежим лоском магазинов и бутиков. Платоновна провела нас через дворы, вошла в один из подъездов и направилась к старинному лифту. Впрочем, тот оказался сломан. - Ну вот! - она явно расстроилась, - придется пешком на четвертый этаж топать. - Ничего, дойдем. На третьем этаже Софья приостановилась и подняла палец к потолку: - О! Слышите? Я навострила уши: - И в самом деле, толи воют, толи поют. Зина ждала нас в дверях: - Третий час уже развлекаются. Сосед только что ходил, скандалил, а этим все нипочем. Я слышала через дверь, как он ругался. Да вы проходите, сейчас я чаю согрею! Поблагодарив, мы прошли на кухню. Зина хлопотала у плиты. В кухню заглянули ее муж и сын - парень лет двенадцати. Поздоровавшись, они ретировались. Вскоре на столе уже красовался начищенный до блеска чайник, вазочка с карамельками и початый пирог с капустой. Пирог был вкусным. Пока пили чай, прислушивались. Странное, в самом деле, пение. Совсем не: 'харе, Кришна!', как часто возле метро сейчас распевают. И не христианское, насколько я разбираюсь. Заунывное, странное. И зубы от этого ныть начинают, словно от низких частот. Бррр!.. - М-да... - бабушка подошла к вентиляционной отдушине, где было лучше слышно, и подняла палец. Мы послушно замерли. Она прислушалась, явно что-то узнав: вон, как нахмурилась. Что-то серьезное? - Софья, у вас тут церковных свечек и святой воды не найдется? - Найдется, а как же! - женщины засуетились и принесли из комнаты требуемое. - Ба? - Coizione di Baal[43] - она поджала губы, а я наморщила лоб, вспоминая.
  Нет, не помню.
  - А?..
  Бабушка тоже вспомнила, что этого я еще не изучала, и пояснила для всех:
  - Точно, сатанисты. Эх, и откуда они только вылезают?..
  Она подумала.
  - Так, говорите, из какой они квартиры?
  - Тринадцатой, как по заказу. Под нами.
  - Понятно. Можно от вас позвонить?
  - Конечно, конечно!
  Зина увела бабушку, а Софья уставилась на меня с немым вопросом. Я пожала плечами. До таких высот мне еще учиться и учиться.
  Вскоре бабушка вернулась, и мы в шесть рук начали кропить углы святой водой, обходить все-все закоулки со свечками. Те дымили и чадили.
  - Вот так, - завершив круг, ба велела составить все свечи на столе, - пусть догорят до конца, и огарки надо сразу вынести и выкинуть, подальше, не в мусоропровод, а куда-нибудь на помойку, лучше, если вообще в чужом дворе, или в канал.
  - Я Гарика пошлю, - Зина покивала, - спасибо вам.
  - Рано еще спасибо говорить, - ба была сурова и серьезна, - это мы только начали. Сейчас я тут одним серьезным людям позвонила, посмотрим, что они найдут. Возможно, очень даже, еще придется кое-что сделать. Но это уже после того, как дело завершится. А пока ждем.
  - Тогда, может, еще чайку?
  После третьего чайника во дворе зарокотали моторы. Гарик вскочил и рванул к окну.
  - Ух, ты! - в полном восторге завопил он, - менты и ОМОН!! Вау!!.
  - Сиди! - рыкнул глава семейства.
  Пацан вынужденно вернулся на табурет. Зато поднялась бабушка и поманила меня:
  - Идем, Криста, встретим. А вы посидите, но двери пока не закрывайте. Наверняка надо будет показания ваши собрать. Соседи ваши как, согласятся?
  - Дум Думыч точно согласится, - кивнул зять, - это он как раз с ними ругался.
  Нас в подъезде встретил майор Мельников и еще один мужчина в штатском.
  - Майор Лютиков Илья Сергеевич, - отрекомендовался он, - оперуполномоченный по особым делам Санкт-Петербургского УВД.
  - Очень приятно.
  - Где?
  - Тринадцатая. Да вы сами прислушайтесь.
  Они последовали нашей просьбе. Переглянулись. Мельников кивнул, а Лютиков достал рацию:
  - Внимание! Группа, захват!
  Дальше было все как в боевике: толпа крепких ребят в масках, с оружием и щитами, заполнили лестницу. Подсадной пришлось стать мне. Я вздохнула, но с одобрительного кивка бабушки позвонила в дверь. Громко и требовательно. Потом поколотила ногой в филенку и еще раз позвонила:
  - Открывайте, сволочи!!
  За дверью притихли и потом чей-то голос спросил:
  - Кто там?
  - Соседи снизу! У нас с потолка течет! И воняет как из помойки! Открывай, давай! Что у вас там, в ванной, трубы прорвало?!
  - Э... нет, ничего не прорвало.
  - А у нас течет!!! Ничего не знаю, открывай, давай, показывай ванную!
  Замок щелкнул, дверь начала приоткрываться. Но я уже отскочила, потому что меня рванули назад крепкие руки в перчатках. Дверь они же распахнули рывком, небритого мужика скрутили как тряпочку, вытащив на лестницу.
  - Всем стоять!!! - с громкими воплями служивые приступили к работе.
  Вскоре нас, как понятых, пригласили внутрь. Бабушка огляделась и кивнула:
  - Улики, как говорится, на лицо.
  В большой комнате у стены стоял низкий стол, на нем статуэтка козла, черные свечи, какая-то гадость. Повсюду намалеваны перевернутые пентаграммы и странные знаки. Куча оборванцев странного вида. А вот главарь принес всем сюрприз:
  - Волк?! - бабушка остолбенела.
  Крепкий чернявый мужик лет сорока с бельмом и шрамом через правое веко ощерился действительно по-волчьи.
  - Вы знакомы? - тут же встали в стойку следователи.
  - Да век бы его не знать, - указала бабушка подбородком на чернявого, - только еще мой отец с ним враждовал. Вполне возможно, что именно он сиротой мою внучку и оставил.
  - Отец?!. - следователи, как по команде, посмотрели на Волка и снова повернулись к бабушке.
  - Не смотрите, что выглядит молодо. Ему уже больше ста лет, только молодость эта куплена ценой чужих жизней.
  - Так... - Лютиков сделал жест омоновцам в сторону задержанного, - этого пакуем отдельно.
  - Погодите! - бабушка подошла к Волку и вынутым из кармана мягким карандашом быстро нарисовала странный символ, вписанный в круг, ему на лбу, - вот так! Знак не стирать и не трогать, пока я не разрешу. И руки ему надо связать сзади и покрепче. Сможете повязать еще и за локти - вообще будет хорошо.
  - Слышали? Делаем, как сказано.
  Дюжий омоновец в плотной маске кивнул, заковал пойманного в толстенные наручники, откуда-то из многочисленных карманов разгрузки достал пластиковую стяжку, без жалости стянул пленнику локти так, что Волк, обмякший было после нарисованного знака, заскулил, и вдвоем с напарником поволок его вниз.
  Следователи обошли соседей, собрали показания. В присутствии понятых (нас с бабушкой) осмотрели квартиру, нашли несколько растерзанных собак в ванной и, на закуску, в кладовке - свеженький труп бомжа. Меня, если честно, вырвало - жуткое зрелище! Кстати, то, что беднягу убили совсем недавно - сообщил эксперт, осматривавший вместе со следователями улики.
  - Чудно, чудно! - благообразный дядечка потер руки в резиновых перчатках и убрал лупу в кейс, - столько улик, столько деталей!..
  Меня передернуло.
  - Благодарю за помощь. Можете быть свободны, - Мельников с сочувствием посмотрел на мою зеленую моську, - я с вами свяжусь, если что. Кристине неплохо бы валерьянки принять. Дело житейское, это мы привычные, да и то, всякое бывает.
  
  11. Предложение на миллион.
  
  Поездка на Смоленское кладбище окончилась совершенно неожиданно, но бабушка была уверена, что это нам поможет поскорее купить дачу. Интересно, как? Зина, конечно, отличная женщина, душевная, щедрая. Но она - всего лишь продавщица. Бабушка же утверждает, что это как раз неважно. Важен сам факт. Интересно, почему?
  Вот с такими мыслями я сидела на лекции по стандартизации и пыталась сосредоточиться на теме занятия.
  - После утверждения предварительного текста ГОСТа, - Рабинович со вкусом подчеркнул кусок фразы на доске, - проводится натурное испытание рецепта...
  Нинка вздохнула и покосилась вправо. Пихнула меня локтем: кажется, к нам по подпартной почте спешит записка?.
  Угадала: сложенный квадратик в клеточку с адресом: 'Стриговой, О-4' ловко пролетел от руки к руке и приземлился на мой конспект.
  Левой рукой, не отрываясь от скорописи, развернула.
  'Мы не знакомы лично, но стоит это исправить. Есть дело, которое будет тебе наверняка интересно и для всех взаимовыгодно. После лекций, в башне, у горниста. Не бойся, зуб даю, ничего плохого. P.S. Если все же трусишь, возьми свою подружку с собой'.
  Хм. Подчерк похож на мужской, но не обязательно. Гальке бы показать, эта Шерлока Холмса недоделанная точно могла бы что-то еще сказать, но не буду. Пока, во всяком случае. Для начала пойду, посмотрю, а там уже видно будет.
  В главном корпусе есть башня, давно служащая складом для всякого хлама: мебели, предметов, партийных символов и прочей чепухи, которая уже не нужна, но на балансе значится и выкинутой быть не может. В том числе, и большая гипсовая скульптура пионера с горном. Двери в тот закоулок уже лет пять, как не закрываются, так как замки сломаны, но никого это не волнует. Так что уже несколько поколений студентов назначают там встречи без боязни, потому что территория традиционно нейтральная и мирная.
  Я подумала, посоветовалась с интуицией и пихнула локтем подругу. Подсунула записку. Та, уже давно ерзавшая от любопытства, мигом прочитала и сделала вопрос лицом. Я в ответ пожала плечами. Пододвинула к себе листок и отчеркнула последнюю фразу. Нинка горячо закивала. Вот и хорошо. Она девушка боевая, если что, в бубен двинет - мало не покажется.
  Окончания лекции мы ждали как чуда. Хорошо, что она на сегодня последняя. Но, похоже, не только мы такие внимательные.
  - А что это за записку тебе прислали? - Галька и Светка встали на выходе с нашего ряда стеной.
  - Не ваше дело, - я поправила сумку на плече.
  - С каких это пор перед вами все отчитываться должны? - Нинка уперла кулаки в бока.
  Народ загудел: излишнее любопытство этой парочки многих достало.
  - Идите, погуляйте, болезные, - я отодвинула Гальку с пути и направилась к выходу, - маленькие еще к нам цепляться.
  Нинка чувствительно пихнула Зимину, снова ущипнув, и проследовала за мной. Вышли в коридор и прибавили шагу.
  - Как бы следом не направились.
  - Пусть попробуют, ноги выдерну и вилки вставлю, - Нинка решительно шагала вперед, - интересно, кто это написал.
  - Через пять минут все узнаем.
  
  В закоулке у горниста было тихо и безлюдно. Нинка села на сломанную парту и открыла новую книжку про эльфов и магию. Я рядом достала конспекты и начала сверять, дописывая кое-что, пока помню.
  Шаги мы услышали одновременно. Подруга подняла голову от страниц, я выпрямилась и отложила ручку. Мы переглянулись, а из-за угла вывернул однокашник Верки, входивший в элиту ее группы, но где-то ближе к середнячкам. То есть, не совсем блатной, и, вроде, учится честно. Мирон, кажется. Имя редкое, потому и запомнилось. С нами он никогда не пересекался, так что интерес к моей персоне втройне удивителен.
  - Ты - Стригова Кристина, - с ходу начал он, - а тебя зовут Луговая Нина. Так?
  - Ну, - подруга тоже выпрямилась и сложила на груди руки, - и что?
  - А я - Федосеев Мирон.
  Я предпочла молча приподнять бровь в бабушкиной манере.
  - Вот и познакомились, - подчеркнуто дружелюбно сообщил парень. Огляделся, подтащил себе стул, - присядем?
  Пожала плечами и уселась на парту, рядом с Нинкой. Воцарилось молчание.
  - Значит, так, - он наверняка думал, что его забросают вопросами, потому что пару раз выдохнул, собираясь с мыслями, когда мы так не стали делать, - скоро получим дипломы и - тю-тю, идите куда хотите. Вот ты, Нина, куда собираешься?
  - До этого еще два года учиться, времени навалом. А ты что, что-то предложить хочешь?
  - Да есть у меня одна идея. Но одному не потянуть, вот, решил к потоку приглядеться. А вы - единственные, кто за практику пятерки получил. И экзамены в числе лучших сдали. Время действительно есть, но его не так много, как кажется. Сейчас - самое время команду сколотить на будущее. Познакомимся поближе, подружимся.
  - А что не с Иванчиковой?
  - А на фига мне эта морковка? Без своего деда она никто. Ни мозгов, ни таланта. Да, упакованная, так что? Деньги - дело такое, сегодня есть, завтра нет. А вот если есть мозги и талант!..
  Парень многозначительно помолчал. Мы с Нинкой переглянулись. Она подняла брови. Я в ответ сначала подвигала глазами вправо-влево, а потом зажмурилась. В нашей группе это означало: 'не согласимся, но не откажем'. То есть - мало сведений, надо расспросить. Она кивнула слегка, так что я ответила Мирону вслух:
  - Звучит логично. Так что за бизнес-то?..
  - Ресторан, или кафе, как выйдет. Но не простой.
  - Тематический?
  - Вроде как, - он одобрительно кивнул и расслабленно откинулся на спинку, - детективный.
  - В смысле? С портретами Пуаро на стенах?
  - Не обязательно. Просто... - пощелкал пальцами, замешкался, подбирая слова, - ну, вот, представьте себе. У человека проблемы. Вроде как в детективное агентство напрямую стремно идти, а делать что-то надо. И тут - бац! Кафе 'Бейкер-Стрит, 220би'. Любопытно. Зашел, взял меню, а там, рядом с блюдами, такая анкетка... Мол, что у вас случилось, какие проблемы... и в конце совет - обратиться к официанту. Тот принимает заказ, получает запрос от клиента и дает сигнал. К человеку приходит другой работник, приносит блюда и начинает разговор, что, где и как. А там уже по ситуации.
  - Бред какой-то!.. - Луговая не стала миндальничать.
  - А не скажи, - парень загадочно покачал головой. - У меня один дядя - мент в отставке, как раз детективом подрабатывает на пенсии, а другой - психотерапевт, из модных, с упором в мистику. Так у них главная проблема - люди стесняются к ним обращаться прямо. А тут - кафе, музычка, пахнет вкусно. Вроде не при делах, а дело сделано.
  - Ну, так и делай себе бизнес по-семейному, с дядьями. Мы-то причем?
  - А, - Мирон махнул рукой, - если б было так просто. Дядья друг друга терпеть не могут, из-за дедова наследства. Только с отцом и общаются, причем, строго по-отдельности.
  - А что, наследство большое от деда получили? - любопытство у Нинки родилось намного раньше нее.
  - Да, как сказать, - Мирон пожал плечами, - мой дед был не просто служащим, а чуть ли не контрразведчиком. После него много всяких записей осталось. Умер он, аккурат, когда Союз грохнулся. Дядя, который мент, думал, что там всякие сведения ценные, ну, компромат там, про фирмы всякие секреты, технологии. Он тогда хотел бизнес открыть, вот и решил на дедовых записях приподняться. А второй дядя думал, что на этих бумагах разбогатеет, если их продаст за границу. Все-таки, контрразведка дело такое. Дядья старшие, думали, что все им завещано. Переругались, - он зажмурился и покрутил головой, - жуть!! А в результате оба остались ни с чем: дедовы бумаги, во-первых, оказались опечатанными и в банковской ячейке, так что даже не подглядеть украдкой. А еще, дед, оказывается, оставил завещание. Честь по чести, нотариальное. И там, бумаги строго-настрого запрещено продавать. Их только можно читать. Понимаете?
  Я подумала и кивнула: толку с чтения?.. Бедные мужики, такой облом!
  - Так вот, - Мирон убедился, что мы внимательно слушаем, и расслабился, - так еще и доступ к ним равный для всех нас четверых. Ну, то есть, дядья, отец и я. Ну, это еще ничего... А потом дядя...
  - Погоди! - Тут я, признаться, слегка запуталась, - у твоих дядьев, надеюсь, имена имеются? А то я как-то путаться начала.
  - Точно, - Нинка покивала, - я тоже. Ты бы сразу имена сказал, меньше путаницы. А то - дядя, дядя...
  - Ой, - Мирон смутился, - конечно! Старшего Ильей зовут, он мент. Среднего - Захаром.
  - Психолог который, - уточнила Нина.
  Мирон кивнул.
  - А деда твоего как звали? - я пыталась вспомнить, что же я от бабушки такое слышала.
  - Иван Иванович Федосеев. А что?
  - Да вот что-то я такое слышала... давно... Я еще думаю, почему мне твоя фамилия показалась знакомой? Думала, тут, в колледже примелькалась, но... нет, не тут.
  - А что? - парня аж подкинуло.
  - Бабушка у меня - профессор. Вот ее коллеги к нам в гости часто забегают. Может, в их разговорах?.. Федосеев - не Иванов, фамилия нечастая.
  Я задумалась. Мои визави замерли, уставившись на меня. Тут Нина встала и тихонько приложила палец к губам. Я вздрогнула. Она показала пальцем на дверь и сделала жест 'подслушивают'. Мирон нахмурился, а подруга подкралась к двери и рывком ее распахнула. Пусто. Она вышла на лестницу, посмотрела, послушала. А потом рванула вперед. Внизу кто-то айкнул и упал. Нинка яростно рявкнула. Раздался шум потасовки. Мы с Мироном вышли на лестницу. Внизу Нинка кому-то отвешивала тяжелых люлей.
  - Идем, посмотрим, - Федосеев начал спускаться. Я - за ним.
  Так я и знала: Вульф не смогла побороть любопытство и решила подслушать.
  - Ох, допрыгаешься, Ворона, - я вовремя вспомнила бабушкины интонации, - от любопытства кошка умерла, помнишь пословицу?
  Галка вывернулась из Нинкиного захвата и со всех ног умчалась прочь.
  - Интересно, много она услышала? - Федосеев задумчиво потер подбородок.
  - Пару минут, не больше, - Нинка поправляла костюм и отдувалась, - мне с моего места было хорошо видно свет под дверью. Он померк только в последние пару минут. А иначе там не услышать, если вплотную не подойти.
  - Откуда знаешь? Сама подслушивала?
  - Не тут, а в столовой как-то раз случайно услышала. В очереди старшекурсники секретничали. На меня не обратили внимания, а зря. Один хотел подслушать кого-то, но подойти не получилось, вот и пожаловался приятелю. Оказывается, тут двери какие-то особо толстые. Вроде как, даже старинные.
  Мы разом обернулись и уставились на кладовку. Действительно, вроде неказистые, а довольно тяжелые. Монументальные, можно сказать.
  - Наверно, поэтому это место и стало популярным, чтобы посекретничать.
  - Скорее всего.
  Мы вернулись обратно.
  - Интересно, - Мирон снова занял стул, - подошли в аудитории к вам двое, а подслушала здесь одна.
  - Зимина, конечно, любопытна как Вульф, но, во-первых, трусовата.
  - Она же спортсменка.
  - Одно другому не мешает. Она же не боксом занимается, а стрельбой. А во-вторых, - подруга подняла палец, - я ей совсем недавно уже выдала на орехи. Так что, думаю, она еще помнит и повторять не хочет. А вот Гальку я уже да-авно не дубасила. Вот и подзабыла, убогая.
  - Они подружки, - добавила я, - наверно, договорились, что одна подслушивает, а Зимина ее внизу ждет, с новостями. Галька - баба рисковая, мечтает детективное агентство открыть. Троечница, ей нормальная работа по профессии не светит, если только родня не поможет с блатом.
  - А что, родни много?
  - Так на фамилию посмотри, - намекающе фыркнула Нина.
  Мирон подумал и кивнул.
  - Мы отвлеклись, - я посмотрела на часы, - так что там за подвох с завещанием?
  - Бумаги зашифрованы.
  - То есть?
  - Ну, не нормальные записи буквами, а все странными значками. Вроде как дед свой собственный алфавит придумал и им писал. И, по завещанию, их нельзя ксерить и выносить. Только от руки прямо в комнате банковской переписать, сколько успеешь, и все.
  - Вот как... - протянула Нинка. Глаза ее блестели: больше готовки моя подруга любит только загадки и тайны, а еще разные фантастические истории.
  - Но дядя Захар шифр знал, ему дед еще при жизни ключ выдал. Так после оглашения завещания ему пришлось и с нами поделиться. Я думаю, скрепя зубами: дядя до дедовой смерти про шифр молчал как рыба, наверняка на архив еще тогда нацелился.
  - Так что в архиве-то?
  Я кивнула, соглашаясь: время летит, домой хочется, вечер.
  - Дед, оказывается, не просто разведчиком был. А участвовал в проектах по использованию экстрасенсов всяких теми самыми органами. Вот так.
  И замер, оценивая нашу реакцию. Я подумала и решила:
  - Интересные вещи ты рассказываешь. Благодарю за доверие. Вот только, тут торопиться нельзя. Я должна с бабушкой в любом случае посоветоваться. Не бойся, кроме нее никому словечка не скажу.
  - Я не против, советуйся, - он торопливо кивнул, - я ж не говорю - прямо сейчас. Дядя даже на нескольких страницах архива свой бизнес из обычного мозгоправа на новый уровень поднял.
  - Я тоже никому не скажу, - Нина торжественно протянула ему руку.
  Я повторила жест, и мы все обменялись церемонными рукопожатиями.
  - Ладно, расходимся, что ли? - Федосеев посмотрел на часы и ойкнул, - потом еще соберемся.
  - Только записки больше не шли, - предложила Нина и достала из сумки одну из своих любимых закладок, - вот тебе закладка. Она уникальная, у меня кузина их на заказ делает. Если надо встретиться, заложи ей учебник на лекции, тогда мы после занятий тут тебя ждать будем.
  - Договорились, - он взял подарок и сунул в портфель, - а если вам надо встретиться?
  - Я на лекции заколю волосы вот этой заколкой, - я достала и продемонстрировала 'дежурного краба': подарок Августины, заколка модного ярко-розового цвета и в стразиках, меня жутко раздражает. А выкинуть нельзя - свои подарки бабушкина подруга всегда отслеживает ревностно. Приходится хотя бы при ней его носить. И использовать как палочку-выручалочку, если что.
  - Договорились.
  Он подождал, пока мы не скроемся из виду, а потом и сам собирался уйти другой дорогой.
  Дома я рассказала бабушке новость. На итальянском, кстати, потому что Аннушка делала уборку на общей территории и шарилась как раз за нашей дверью.
  Ба поразмыслила.
  - Ну, я еще посчитаю и подумаю, но навскидку мне даже нравится. Мирон Федосеев, говоришь? Знакомая фамилия.
  - Вот и я так же подумала. Только так и не вспомнила, где я ее слышала. Может, его дед...
  - Ну, вполне, вполне. Раз он служил боевым экстрасенсом, могла краем уха услышать про него в нашей среде. Знаешь, что? Пригласи-ка этого мальчика к нам в гости. Думаю, в воскресенье будет хорошо. Посмотрю на него, поговорю... дело-то он предложил хорошее, но...
  - Вот именно, ба. Мне тоже так подумалось. Вроде все продуманно, все гладко. Но кто знает?.. Пока, конечно, он ничего не требует, но кто знает, что будет дальше? Завтра я, как уговаривались, заколку надену, а потом при встрече, приглашу.
  - Хорошо.
  Утром Нинка удивленно посмотрела на мои волосы и подняла брови. Я кивнула. Она нацарапала на полях конспекта: 'сказала?'
  Я кивнула и приписала: 'его к нам в гости в вскр'. Подруга просияла: 'потом расскажешь?'
  Я снова кивнула. Луговая успокоилась и вернулась к лекции.
  Мы отсидели лекции и отработали занятие по азиатской кухне. Кореец показывал нам варианты правильной нарезки для суши. Было интересно, а Иванчикова окончательно разочаровала всех преподавателей, умудрившись запороть даже самые простые этапы.
  А вечером, деликатно отстав от группы по дороге к выходу, мы с Нинкой понеслись во весь дух на место встречи. Мирон сидел на давешней парте и разгадывал кроссворд.
  - Привет! - я бросила сумку рядом и перевела дух.
  - Привет, - он сложил газету, - хвоста нет?
  - Они рванули домой впереди всей группы, так что все чисто, - успокоила его Нина.
  А я передала бабушкино приглашение.
  - Почту за честь, - он встал и благородно наклонил голову.
  - Вот и чудненько, - Нина притопнула ногой, - айда по домам? К нам сегодня тоже гости приедут, придется поторопиться. Мама обещала четвертовать, если опоздаю, чтобы не готовить одной.
  В выходные занялась готовкой. Заранее замаринованный кусок оленины обжарила на сильном огне до корочки, а потом поставила запекаться в предварительно разогретую духовку на малый огонь. На гарнир собиралась подать крокеты из картофеля с грибной начинкой. Мой фирменный борщ на первое, в качестве закуски соорудила овощной салат в итальянском стиле, с брынзой и оливками, на десерт - пирог с ревенем и яблоками: все идеально, все на уровне 'европейский шик-фьюжн'.
  Пока чистила, резала, готовила - время пролетело незаметно. Бабушка тем временем прибралась в комнатах и ликвидировала бессменный творческий беспорядок на письменном столе, убрав 'скользкую' литературу.
  Мирон пришел без опоздания, ровно в час дня позвонив в дверь. С собой он принес новомодный торт 'Санча панча' и шикарный букет пионов.
  Мы отдали должное обеду, причем, бабушка вела совершенно великосветскую беседу, вынуждая нашего гостя поддерживать уровень 'люкс', и только за десертом соизволила заговорить о делах:
  - Итак, молодой человек. Я бы хотела услышать вашу бизнес-концепцию.
  Мирон коротко выдохнул и подробно рассказал всю историю.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Сноски:
  
   [1]Oh, grande Diana! (ит.) - о, великая Диана!
   [2]Guidami lungo il sentiero lunare, dammi forza e conoscenza (ит.) - Веди меня по лунному пути, дай силы и знания.
   [3]Sacrificio accettato! Ciao nuova sacerdotessa di Diana! - жертва принята! Здравствуй, новая жрица Дианы!
   [4]Mettiti in piedi, Diana, davanti a me, Nascondi i miei studi, nascondi i miei pensieri! (ит.) - Стань, Диана, предо мной, Скрой занятья, мысли скрой!
   [5]Lascia che né la bestia né l'uomo Non apparirà per sempre! (ит.) - Пусть ни зверь, ни человек Не появятся вовек!
   [6]Possano gli spiriti di questo luogo proteggere me e le mie azioni! - Да защитят меня и мои поступки духи этого места!
   [7]Prendi pane e sale, proteggi questo luogo da ogni male! - Возьмите хлеб-соль, защитите это место от всякой нечисти!
   [8]Abbiamo condiviso pane e sale con profumo, siamo diventate loro sorelle! - Разделив хлеб-соль с духами, стали мы их сестрами!
   [9]Il fumo profumato si diffonde, ci nasconde dagli occhi malvagi! - Ароматный дым стелется, скрывает нас от злых взоров!
   [10]Do il mio sangue, prendo il mio posto! - Кровь свою даю, место своим делаю!
   [11]È fatto, così sia! - Дело сделано, да будет так!
   [12]Ру - (фр. roux - топление масла) - термически обработанная смесь муки и жира, обычно растопленного сливочного масла. Обыкновенно используется как загуститель в соусах или основа для супов. Является одним из основных компонентов для классических соусов французской кухни.
   [13]Faccio appello agli spiriti di questo posto (ит.) - я взываю к духам этого места
   [14]Agli spiriti delle acque, della terra e della pietra (ит.) - духам вод, земли и воздуха
   [15]Deve rispondere rapidamente almeno (ит.) - должны быстро откликнуться по меньшей мере
   [16]Per diritto della vecchia (ит.) - по праву старой женщины
   [17]Per diritto della giovane novizio (ит.) - по праву юной послушницы
   [18]Proprietario dell'acqua di laghi e paludi (ит.)- водяной повелитель озер и болот
   [19]Ti offro una sodalizio (ит.) - я предлагаю тебе партнерство
   [20]Liberamente, vantaggioso per tutti (ит.) - свободно, выгодно для всех
   [21]Niente armi, niente coercizione (ит.) - без оружия, без принуждения
   [22]Gli stregs mantengono la parola data, fallo sapere a tutti(ит.) - стреги держат слово, пусть все это знают
   [23]Non ti faremo pressione (ит.) - не окажем на тебя давление
   [24]Giuriamo sull'onore della strega! (ит.) - клянемся честью стреги!
   [25]In nome di Plutone e Weyovis chiamo (ит.) - именем Плутона и Вейовиса призываю
   [26]In nome di Plutone e Weyovis io comando (ит.) - именем Плутона и Вейовиса приказываю
  [27]Venite, spiriti e anime di coloro che non sono partiti (ит.) - явитесь, духи и души неушедших
  [28]Il mio potere, il mio diritto, la mia volontà! (ит.) - моя мощь, мое право, моя воля!
  [29]Specchio scuro, nero argento (ит.) - темным зеркалом, черным серебром
  [30]Venire !!! (ит.) - явитесь!
  [31]Dimmi indovinelli e segreti (ит.) - расскажите мне загадки и секреты
  [32]Conoscenze segrete e azioni del futuro (ит.) - тайные знанья и дела будущего
  [33]'Гаудеамос' - гимн студентов.
  [34]Фурина - древнеримская богиня возмездия, соответствует греческой Немезиде.
  [35]Mi rivolgo a te, Furina onniveggente! (ит.) - К тебе взываю, всевидящая Фурина!
  [36]Più forte della pietra è la mia volontà (ит.) - Крепче камня моя воля,
  [37]Ti chiamo, ti chiamo fermamente! (ит.) - Зову тебя, вызываю твердо!
  [38]A prenderti pronto (ит.) - Тебе внимать готова.
  [39]Questo mortale è venuto da te, chiedendo aiuto, Furina onniveggente. Entra in lui, dicci cosa nasconde il vaso della sua anima? (ит.) - Смертный сей к тебе пришел, просит помощи, всевидящая Фурина. Войди в него, расскажи нам, что скрывает сосуд его души?
  [40]L'uomo è debole di spirito, ha fatto arrabbiare gli dei, ha versato il sangue degli innocenti, ha aggravato i crimini della famiglia. (ит.) - Человек духом слабый, богов прогневил, кровь невинных пролил, преступления рода усугубил.
  [41]C'è un modo per riscattare? (ит.) - Есть ли способ искупления?
  [42]Per far rivivere la razza perduta, per ripristinare la giustizia. Ma i morti non possono essere riportati indietro. Cosa darà in cambio? (ит.) - Потеряный род возродить, справедливость восстановить. Но мертвых не вернуть. Что в оплату даст?
  [43]Coizione di Baal (ит.) - Соитие Ваала, ритуал сатанистов (авт.)
  [26]
  [26]
  [43]
  [43]
  [43]
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"