Родсет Александра: другие произведения.

Дао водяных лилий

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Этот рассказ - моё любимое детище, несмотря на то, что написан он был за пару часов на девятой Грелке.

  
  Лёха стоял на шоссе с поднятой рукой, и ему ничего не светило - ни дальний свет фар отсутствующих машин, ни солнце, задолбавшееся ждать, когда Лёха поймает попутку, и севшее за горизонт без него. За свою жизнь Лёха объехал практически всю Европу сначала вдоль (Польша - Германия - Бельгия - Нидерланды... о, Нидерланды!), потом поперек (Финляндия - Дания - снова Германия - Австрия - Италия), и даже собирался покататься до самого Гибралтара, когда черт, именуемый чувством патриотизма, не пришел и не сказал ему: 'Лёха! Ты видел в жизни многое. Ты ел пиццу в Милане и пил пиво с бюргерами. Ты знаешь, почем колбаса в Дании и фунт лиха в Австрии. Но ты никогда, ни разу в жизни своей не был на озере Байкал, не ездил по Золотому кольцу и даже не бывал в Таганроге. Пойдем-ка, Лёха, за палаткой и спальником, и рванем-ка, дружище, не на запад, а на восток!' Так сказал ему черт, и черта можно было понять, потому что за полчаса перед тем финны отказали Лёхе в шенгенской визе. Чтобы не отаптывать пороги другого посольства, а также по прямому наущению черта, Лёха списался с друзьями из разных городов... и намертво застрял под Рязанью.
  
  Лёха достал зажигалку, некоторое время поизучал карту, а потом решительно свернул на грунтовку в сторону леса. До ближайшего населенного пункта по карте всего-ничего, не больше часа, зато там есть колодец, а если повезет - кто-нибудь приютит голодного невезучего путешественника. Взошла большая, глазастая Луна. 'В черном-черном лесу... в черном-черном доме... - бормотал он себе под нос, чтобы шагать было не так скучно, - живет маленький-маленький поросенок!'
  
  Справа по курсу, совсем на опушке леса, показался дом. Черной, пугающей тенью он стоял неосвещенный, окруженный невысоким заборчиком и маленьким садом. В саду, несмотря на позднее время и темень, слышно было, как что-то копают - вонзают лопату в землю на полный штык, отбрасывают в сторону, снова вгрызаются в почву. Самым разумным было бы подойти и попросить помощи прямо тут же, но что-то отталкивало Лёху. Черный дом, черные окна... Поселок-то, в сущности, рядом. Все-таки как-то спокойнее, когда людей вокруг побольше.
  
  Автостопщик не углубился в лес и на сто метров, как впереди, довольно далеко, послышался волчий вой. Лёха встал посреди дороги, не зная, на что решиться. Звук, остановивший его, повторился - теперь уже ближе. Тут уже, наверное, разыгралось Лёхино воображение, но ему показалось, что он слышит треск ломаемых веток. Еще немного, и волк, голодный, очумевший от полнолуния, набросится на него! Лёха сделал шаг назад, другой, третий, потом развернулся, и стремглав помчался обратно к дому. Дом - это люди. Люди - это значит, уже не один. И кто-то же там что-то копал... может, капкан устанавливал? На волка?
  
  Меньше, чем через полминуты, Лёха осторожно стучал в двери темного дома.
  
  - Чего тебе? - раздалось из-за угла. Парень пошел на голос.
  
  - Здравствуйте! Я автостопщик, я тут заблудился немного. Хотел лесом пройти, а там волк воет...
  
  - Переночевать, что ли, хочешь?
  
  - Ну да. Мне много места не надо, мне где бы спальник положить.
  
  - Да не вопрос, - голос был хриплым, низким, скорее всего, прокуренным. - Тебя как звать-то, малец?
  
  - Лёха, - честно ответил Лёха.
  
  - А меня Кабаныч. Ну, друзья так называли, и ты тоже можешь. Да ты садись, я сейчас закончу, в дом пойдем. А то волк... - волк завыл, словно отзываясь, - где-то близко уже.
  
  - А вы где? - молодой человек, как ни всматривался в темноту, а хозяина разглядеть не мог.
  
  - Да тут я, тут, - лопата снова зашебуршала по земле. - Яблони я окапываю.
  
  - А чего ночью?
  
  - Бессонница. Вот, борюсь с бессонницей, как могу.
  
  Волк завыл где-то уже совсем рядом.
  
  - Оп-па, - сказал Кабаныч. - Что-то он шустро. Пошли, Лёха, в дом, пока не поздно.
  
  Хозяин оказался очень низкорослым, Лёхе едва ли по локоть, грузным, но проворным - он быстро отпер дверь, пропустил гостя и закрыл тяжелый металлический засов.
  
  - Я этого волка знаю, - сказал он хриплым басом. - Он каждое полнолуние приходит. Главное, утра дождаться, он тогда сам уйдет. Не знаю, чем он там питается в лесу, но на нас с тобой пусть лучше не рассчитывает, правда, Лёха?
  
  Парень молчал, сердце колотилось. Вот, блин, попал в передрягу. Хозяин почувствовал, что гостю не по себе, и, спохватившись, сказал:
  
  - Ты ж есть, небось, хочешь с дороги. Я сейчас. У меня картофельное рагу есть, кабачки пожарены. Электричества в доме нету, вон там, на столе в комнате, свечка. Ты проходи, не стесняйся. Ужин разогрею и принесу.
  
  Лёха прошел в комнату, нащупал свечу, запалил. Дом был самый обыкновенный, разве что деревенский, да еще холостяцкий - простецкая кровать, очень низкая, широкая, покрытая лоскутным одеялом; стол, который хозяин, видимо, срубил сам; маленькие приземистые табуретки. Единственный элемент уюта - кружевные занавески на окошках - выглядели даже по темноте захватанными и пыльными. Молодой человек хотел выглянуть на улицу и обнаружил, что окна закрыты ставнями. Это успокаивало.
  
  - Ужин несу, - сказал Кабаныч, заходя с тарелками. - Я тут салатик порезал... Можно было б по самогоночке за встречу, но раз такое дело - волк - лучше, я думаю, не стоит...
  
  Лёха повернулся и громко, с дурниной, заорал. В лихой парусиновой кепке, в толстовке, подпоясанной куском бечевы, ясно видимый в свете свечи, на гостя смотрел поросенок, зажавший ложку в копытце правой передней ноги. 'Нидерланды, - подумал Лёха, плавно опускаясь по стене. - Нидерланды...' Что он, собственно, хотел этим сказать, оставалось неясным.
  
  - Ты это... - хрипло предложил Кабаныч. - Налегай. Все равно же тут ночевать, не к волку же в пасть идти, в самом деле.
  
  Волк показательно завыл, намекая, что у него есть пасть. Лёха встал, пододвинул табуретку и сел на нее верхом.
  
  - А вы, собственно...
  
  - Я - хряк, - с ветеринарской точностью ответил Кабаныч.
  
  - И вы тут живете...
  
  - Один, - покивал хозяин рылом. - Сначала нас, конечно, было трое, но у нас между собой была психологическая несовместимость. Когда все трое по натуре одиночки, очень сложно планировать проект втроем. Мы разделились.
  
  Лёха взялся за ложку:
  
  - А что потом?
  
  - А потом мы выстроили дома.
  
  - А, знаю, знаю, - догадался парень. - Один из пуха, другой из веток... я читал.
  
  - Да-да, один построил шалашик, другой времянку. Я им с самого начала говорил - место опасное, пока есть запас времени, надо строить на века. Не послушались. Оба. Первого убили практически сразу, второго - чуть позже, когда нашли.
  
  - Убили? - повторил гость. - А я всегда думал, они спаслись...
  
  - Спаслись, - горько усмехнулся Кабаныч. - Чему ты учился в школе? Скорость бегущего поросенка при всем желании меньше скорости бегущего волка. Это Ахиллес не догонит черепаху, а волк поросенка - запросто.
  
  - А вы?
  
  - Смерть моих братьев дала мне время, я тогда об этом еще не знал. Я построил одну-единственную комнату - это теперь терраса - исключительно из соображений безопасности. Волк приходил - я прятался. Волк уходил - я брал раствор, камни - и продолжал стройку. Теперь у меня есть две комнаты, кухня, терраска, флигель во дворе, садик вокруг, яблони. Я посадил деревья, веду натуральное хозяйство. Вот мой нехитрый образ жизни.
  
  - А волк все приходит?
  
  - Приходит, сам видишь. Для него это вопрос принципа. Даже теперь, когда я превратился в жесткий старый кусок свинины, он все еще планирует меня съесть. А вот, кажется, и он.
  
  На пороге послышалось шуршание.
  
  - Кабаныч! - раздалось оттуда, и Лёха вздрогнул. С мыслью, что разговаривает поросенок, он как-то даже уже свыкся. Но вот заговоривший волк был для него форменной неожиданностью. - Кабаныч, открывай. Дело есть.
  
  - Какое дело, Серый, - устало вздохнул хряк. - Шел бы ты отсюда. У тебя навязчивая идея, тебе лечиться надо.
  
  - Кабаныч, вот уже много лет я веду себя честно. Я ни разу не попытался созвать пацанов и разнести твою хибару всей гопотой. Я всегда рассчитывал на 'один на один', на честность и понимание. И что я вижу? Вас двое.
  
  - Это путник, - заволновался поросенок. - Серый, не пойми меня неправильно, но у тебя лунное обострение, и я никак не могу отказать путнику в гостеприимстве.
  
  - Ты подписал себе приговор, Кабаныч, - сухо сказал волк. - Я буду брать измором, силой, как угодно. Сегодня ты умрешь.
  
  - Не выйдет, Серый, - серьезно произнес поросенок. - Я не могу умереть. У меня осталась одна неисполненная мечта.
  
  - Какая еще мечта?
  
  - Это, Серый, не твое дело. Но я буду сражаться за нее с оружием в руках.
  
  - А у тебя есть оружие? - шепнул ему на ухо Лёха.
  
  - Нету, - покачал головой хряк. - В этом-то вся и проблема.
  
  Волк обошел дом по кругу, подергал ставни, дубовую дверь и пришел к выводу, что ставни хлипче. Волк ничего не знал о стенобитных орудиях, юность его прошла среди других волков в глухом лесу, и ничем отвлеченным, кроме, разве что, вязания морских узлов, он никогда не интересовался. Тем не менее до идеи он додумался сразу и побежал по саду в поисках забытого бревна или молотка.
  
  - Что у нас может быть орудием против волка? - задумчиво произнес Кабаныч.
  
  - Нож! - подсказал Лёха и взял в руки нож.
  
  - И сойтись в рукопашной. - Хряк покачал головой. - Нео, блин. Ты пойдешь с ножом на волка? Я? Ты его хоть видел? Он гигантский. Больше тебя раза в два.
  
  - Капкан? Что если поставить капкан?
  
  - Я бы на это не стал рассчитывать, - мрачно предрек поросенок. - Вообще у нас очень мало шансов его убить. Он сильнее, он более подготовлен. Он вооружен своей яростью и голодом. Ах, если бы я успел достроить мансарду... мы забрались бы сейчас наверх и сбросили бы волку на голову что-нибудь тяжелое. Наковальню, например. Мешок желудей или рояль. Знаешь, на мансардах обычно много тяжелых вещей...
  
  'Нидерланды', - некстати подумалось Лёхе.
  
  Волк нашел мотыгу и начал дубасить по ставням.
  
  - А если не убить, то что?
  
  - Победить волка можно только изнутри, в этом я глубоко уверен. Только трещина в самом волке может привести его к поражению.
  
  - А где же у него трещина?
  
  - У всякого волка... у тебя есть сигареты? - перебил Кабаныч сам себя.
  
  - Ты куришь?
  
  - Изредка. Только если накатит депрессия. Так вот... у всякого волка есть трещина. Может быть, он испытывал в детстве жалость к поедаемым ягнятам. Может быть, он хотел бы побывать в Париже или в Дакаре. Если бы только заманить его на этот диван, если бы он полежал и расслабился, если бы он раскрыл мне свою душу, я бы смог одолеть в нем эту навязчивую тягу к убийству, - он затянулся. - Но у меня ничего здесь нет. Ни маятника, ни даже блестящих часов. Как ни жаль, этот вариант придется отвергнуть.
  
  - Ружье? Может, у тебя ружье есть? - с надеждой придумал Лёха.
  
  - Я похож на охотника? - скептически, с таким выражением на рыле - точь-в-точь Рутгер Хауэр - уточнил поросенок. - Я не держу ружей. Была у меня когда-то гаубица, да я продал ее заезжему коммивояжеру в обмен на репродукцию Моне, - он указал пятачком на стену, и действительно, в простенке между окнами, в рамочке висели 'Водяные лилии'. - Надо ее оттуда снять, - забеспокоился он. - Будет ломать стену - разобьет ненароком, - он полез на табуретку.
  
  - Так стена же каменная?
  
  - Он будет пытаться. Этого иногда достаточно.
  
  Они помолчали, глядя на 'Водяные лилии' на столе.
  
  - Франция. Страна с особой культурой. Красная Шапочка, девочка-победительница волка. Как же я не вспомнил сразу... - хряк побарабанил копытцем по табурету.
  
  Ставни начинали поддаваться. Поросенок соскочил с табурета, решительно подтянул бечеву на толстовке, снял кепку и вручил ее Лёхе.
  
  - Сохрани для меня.
  
  - Куда ты?
  
  - Искать в волке трещину изнутри.
  
  Кабаныч отодвинул засов и крикнул с порога:
  
  - Прекрати ломать мой дом! Я здесь, Серый!
  
  Они стояли друг напротив друга, волк и поросенок, мрачные, непреклонные, решительные.
  
  - Что ты надумал? - спросил волк.
  
  - Распахни пасть. Ты должен меня проглотить.
  
  - Не, мы так не договаривались. Я хочу тебя съесть со смаком, выбрать лучшие части, окорок отнести любимой...
  
  - Только так, волк. Это не обсуждается. Тебе нужна победа или чувство превосходства? Тебе шашечки или ехать?
  
  - А что такое шашечки? - уточнил Серый. Поросенок обреченно махнул копытом.
  
  - Только на моих условиях, - повторил он. - Ты согласен?
  
  - Ну... - волку отчаянно хотелось покончить с этим побыстрее. - Ладно, согласен.
  
  Он разинул пасть, и поросенок юрко ввинтился прямо в пищевод. Волк сглотнул, испытывая в животе неприятную тяжесть, и посмотрел на Лёху.
  
  - У меня к тебе в сущности, претензий нет. Но ради принципа я должен съесть и тебя. Ты меня понимаешь?
  
  - Понимаю, - сказал Лёха. - Но согласиться я с этим не могу.
  
  - От еды редко когда требуется согласие, - пробормотал волк, наблюдая за своим раздувшимся брюхом. Ничего не происходило. Внутренней трещины, на которую рассчитывал поросенок, у волка, похоже, не было. Лёха сел рядом с волком и задумался о жизни. 'Если только выживу, - сказал он себе, - никогда, никогда не поеду больше в Таганрог'.
  
  - Логичнее было бы не ездить в Нидерланды, - поправил волк.
  
  - Ты читаешь мысли?
  
  - Балуюсь иногда, - волк отрыгнул, вежливо прикрывая пасть лапой. Чтение мыслей делало обдумывание всяких других вариантов бессмысленным.
  
  - Сохрани это, - Лёха протянул волку кепку Кабаныча, очистил свой разум и, подобно поросенку, нырнул в пищевод, стараясь не зацепиться за зубы. Некоторое время было очень темно, потом раздался хлопок. Лёха и поросенок выкатились наружу.
  
  - Неразумно заглатывать целиком, если ты не удав, - зло сказал поросенок, взирая на останки волка. - Видишь, Лёха, оказывается, с Красной Шапочкой все было очень просто. Два существа - это критическая масса для волчьего желудка. Это создает в нем трещину.
  
  - Просто я взял с собой нож, - нехорошо улыбаясь, ответил Лёха. - Там, у Красной Шапочки, были еще дровосеки, которые распарывали брюхо.
  
  
  
  Утро они встречали, сидя на крыльце и глядя на восток, в сторону зари.
  
  - А что у тебя за мечта, Кабаныч? - спросил Лёха.
  
  - Да вот, домину я себе отгрохал. Деревья посадил, - закуривая, прищурился хряк. - А одна мечта осталась. Вот поедет когда-нибудь грузовик со свинофермы да перевернется. И украду я себе самую красивую свиноматку. Жениться я хочу, Лёха. Сына вырастить хочу. Пора.
  
  
  
  
  
  
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  К.Корр "Секретарь дьявола или черти танцуют ламбаду " (Приключенческое фэнтези) | | Н.Алексеева "Строптивые" (Короткий любовный роман) | | Л.Ангель "Серая мышка и стриптизер." (Современный любовный роман) | | С.Александра "Волчьи игры. Разбитые грёзы 2" (Романтическая проза) | | Д.Хант "Мидгард. Грани миров." (Любовная фантастика) | | Р.Вешневецкая "Хозяйка поместья Триани. Камни, кости и сердца" (Любовное фэнтези) | | Д.Данберг "Элитная школа магии 2. Факультет Защитников" (Попаданцы в другие миры) | | О.Валентеева "Вместо тебя" (Юмористическое фэнтези) | | М.Санди "Последняя дочь черной друзы." (Любовное фэнтези) | | Л.Сокол "Заставь меня влюбиться" (Молодежная проза) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"