Прягин Владимир: другие произведения.

Скоросшиватель

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В Советском Союзе, сохранившемся до 21-го века, студент-историк сталкивается с феноменом, который откровенно отдает мистикой.
    ...
    Жанр - фэнтези плюс АИ.
    Название рабочее. Текст - черновик, возможны правки.

  ГЛАВА 1
  
  Выйдя утром на лоджию, студент-историк Юра Самохин еще не знал, что через пятнадцать минут получит черную метку, поэтому настроение у него было прекрасное. Он вдохнул холодный воздух, запрокинул голову и подумал, что синоптики не обманули с прогнозом. Погода стояла ясная и сухая. Антициклон сторожил округу, как пес, отгоняя тучи.
  Жизнь текла своим чередом. Старые клены краснели в лучах осеннего солнца, соседка-пенсионерка вывела на прогулку рыжего сенбернара, а в небо карабкался орбитальный челнок, стартовавший с космодрома в Плакучей Балке.
  Окинув хозяйским взглядом все это благолепие, Юра вернулся в кухню. Яичница с ветчиной тихонько пришептывала на малом огне, источая манящий запах. Юра выключил газ. Тарелку доставать поленился, ел прямо со сковородки. Желтки были ярко-оранжевые, огромные как в мультфильмах. В стране, что раскинулась на одной шестой части суши, даже куры демонстрировали социалистическую сознательность и брак старались не гнать.
  Продолжая жевать, он включил настенный телеэкран и некоторое время следил, как две фигуры в скафандрах ковыряют азотный лед на Тритоне. Потом кадр сменился, и дикторша сообщила: "Если смотреть из космоса, южная полярная шапка радует глаз сочетанием необычных оттенков - нежно-розовых и охряных". Тут она, пожалуй, несколько приукрасила. Объект на снимке больше напоминал заплесневелую краюху бородинского хлеба.
  Сковорода отправилась в посудомоечную машину. Юра достал большую белую чашку со стилизованным спутником ПС-1 на боку (шестьдесят лет со дня запуска исполнилось в прошлом месяце, и сувениры были теперь повсюду - разве что не росли на деревьях). Насыпал ложку растворимого кофе, бросил пять кусков рафинада, залил кипятком и снова взялся за телепульт.
  На соседнем канале вещала региональная студия. Вдохновенно подводились итоги сбора винограда в Прикумье. Товарищ в кадре заверил, что урожай столовых сортов в этом году высок, а лозы устойчивы к филлоксере. Юра заподозрил подвох, но отвернуться вовремя не успел - филлоксеру, которая оказалась насекомым-вредителем, предъявили обществу крупным планом, со всеми ее усиками и ножками.
  Юра подумал, что журналисты на советском ТВ обладают особым даром. Любой, даже самый выигрышный сюжет (взять, хотя бы, тот же Тритон) в их исполнении превращается в феерическую нудятину. Впрочем, возможно, в этом есть некий глубинный смысл. Зритель неизбежно приходит к выводу, что сидеть часами перед экраном - занятие абсолютно бесперспективное. Гораздо полезнее во всех смыслах - выйти на воздух и посмотреть, что тебя окружает в реальном мире.
  Выключив телевизор, Юра прихватил чашку с кофе и снова шагнул на лоджию.
  Дом приткнулся на самом краю поселка. За вереницей кленов виднелось поле, распаханное под яровые. Левее, за железной дорогой выпирала из земли Змей-Гора. До нее было несколько километров, и с этого расстояния она казалась бледно-лиловой. Восточный склон был зверски обглодан - раньше там добывали камень. Изувеченный Змей дремал, а жалостливое солнце оглаживало шкуру лучами.
  Юра хотел отхлебнуть из чашки, но не успел.
  Краски вокруг набухли и потемнели, как в стильном видеоклипе, тени стали рельефными и густыми. Звуки исчезли - остался лишь тонкий противный писк, похожий на комариный. Голова закружилась, а левую руку дернуло, как от удара током.
  Юра, перепугавшись, поставил чашку на табуретку. Осмотрел предплечье и кисть, но повреждений не обнаружил - только немного зудела кожа.
  Несколько секунд ничего не происходило. Перекрашенный мир застыл.
  Потом появилась боль - ошпарила, вгрызлась, продрала до костей, ввинтилась в ладонь раскаленным штопором. Как будто Юра сунул руку в чан с кипящей смолой или в жаровню с тлеющими угольями.
  Стиснув зубы, чтобы не заорать, он смотрел, как на ладони проявляется знак, похожий на выжженное клеймо. Окружность диаметром с юбилейный железный рубль, перечеркнутая крест-накрест. Багровый ожог дымился, воняя горелым мясом. От этой вони сознание окончательно помутилось, и Юра с облегчением покинул реальность, данную ему в ощущениях.
  Придя в себя, он обнаружил, что стоит на коленях у балконной двери. Боль из руки ушла, оставив только слабое зудящее эхо. Клеймо тоже исчезло почти бесследно. Разве что, если очень тщательно присмотреться, можно было различить несколько тончайших рубцов.
  Окружность и крест - почти как череп со скрещенными костями, Веселый Роджер. Вспомнилось: "Осмелев, пират поспешно подошел к Сильверу и, сунув ему что-то в руку, чуть ли не бегом вернулся к своим". В школе зачитывался когда-то. Чей перевод? Гальпериной? А, нет - Михаил Зенкевич. Да, цитата подходящая, в тему. Юре вот тоже что-то "сунули в руку". Надо думать, черную метку. Осталось перетереть с одноногим коком и найти закопанные дублоны...
  Поймав себя на этой мысли, он осознал абсурд ситуации. В самом деле, что может быть нелепее? Пережив пугающий и непонятный припадок, он сидит на полу и мысленно ворошит обрывки из внеклассного чтения.
  Юра поднялся на ноги, и это движение выдернуло его из кошмара, вернув в простой и понятный мир. Бредовые картинки с каждой секундой теряли четкость и растворялись в памяти, как рафинад в воде. Теперь он даже не поручился бы, что все произошло наяву, а не во сне, еще до звонка будильника.
  Браслет-коммуникатор на запястье показывал, что Юра пробыл на лоджии от силы пару минут. Даже кофе еще не совсем остыл. Допив его, знаток пиратских реалий снял с вешалки любимую кожанку. Пора было выходить, чтобы успеть в университет на первую пару.
  - Здравствуйте, Надежда Петровна.
  - Здравствуй, Юра, - соседка-собачница, с которой он столкнулся на лестнице, приветливо улыбнулась. - Опять на занятия?
  - Ага. Понедельник же.
  - Как там дома? Нормально? Дед возвращаться не собирается?
  - Не, он разве что ближе к лету. Пояс Койпера - туда дорога месяц в один конец. Плюс еще там полгода работы. А они в сентябре только стартовали. Помните?
  - Помню, помню, не совсем еще старая. Так, спросила на всякий случай. Думала, может, какие новости от него.
  - Летит. Привет вам передавал, - соврал Юра. Вернее, не то чтобы совсем уж соврал - просто истолковал последнюю депешу от деда несколько расширительно. Тот, завершая сеанс, сказал: "Пока, привет всем". А в данную категорию, по законам формальной логики, входила и Надежда Петровна.
  - Спасибо! И ты ему тоже передавай!
  - Обязательно! До свидания!
  Выскочив из подъезда, он снова посмотрел на часы. Времени еще было достаточно - при условии, конечно, что по дороге не встретится очередная соседка. Опасливо озираясь, Юра свернул налево и зашагал к железнодорожной станции. Багряные листья ложились под ноги, как лоскуты парадных знамен: осень капитулировала без боя.
  Поселок был новый и довольно уютный. Дома, в большинстве своем, трехэтажные, каждый на десяток квартир. Типовая, но не уродливая застройка, без всяких дурацких башенок и прочих закосов под старину. Огромные окна, лоджии, тарелки антенн на крышах.
  Станция же, прямо сказать, не поражала воображение. Два длинных асфальтированных перрона с чугунными свечками фонарей, а рядом - приземистая постройка столетней давности с покатой крышей и желтушными стенами. Оставалось только гадать, по каким критериям ее умудрились причислить к архитектурным памятникам и уберечь от сноса.
  На перроне было немноголюдно. Те, кто ехал на работу или учебу, предпочитали воздушный транспорт, благо аэровозы курсировали бесперебойно - один, похожий на серебристую черепаху, как раз проплыл в сторону Медноярска.
  Физический принцип, позволяющий железякам летать без крыльев, имел официальное, строго выверенное название, которое занимало три строчки. Дубы-гуманитарии вроде Юры понимали в этой формулировке только предлоги, поэтому называли конструкцию "антигравом", вызывая зубовный скрежет у технарей.
  Полет от поселка до города занимал две минуты. Буквально - взлетел и сел. Но именно эта скорость и раздражала Юру. Ему хотелось растянуть путешествие хотя бы на четверть часа. Поэтому каждое утро в будни он приходил к железной дороге. Рельсовые пути до сих пор использовались, в отличие от автомобильных. Когда дешевый "антиграв" пошел в серию, бензиновый транспорт продержался еще лет десять, но потом благополучно издох.
  Тихонько тренькнул сигнал входящего вызова. Браслет мягко засветился, Юра ткнул в него пальцем.
  - Алло, Юрец?
  Капсула, вживленная в ухо, давала роскошный звук. Голос рождался, казалось, непосредственно в голове. Некоторых товарищей с излишне тонкой душевной организацией это нервировало. Юра к ним, однако, не относился.
  - Здорово, Макс.
  - Ты на станции?
  - Да. А вы - как обычно? В третьем вагоне?
  - Не, в последнем сегодня. Поэтому и звоню. Лень было переходить.
  - Понятно.
  Юра побрел назад по перрону, лениво глядя по сторонам. Поселок с платформы почти не просматривался - мешали заросли дикого кизила и терна в осеннем золотом камуфляже. Да и вообще, у Юры на этой станции всегда возникало чувство, что двадцать первый век остался за поворотом.
  Перроны, поля, гора с израненным боком и огородами у подножья - все здесь было, как двадцать, тридцать, пятьдесят лет назад. Даже запах опавших листьев, сжигаемых на кострах, как будто пришел из прошлого, чтобы сладко пощекотать ноздри и вызвать в груди щемящую тоску о чем-то далеком, что уже никогда не сбудется.
  Но ностальгический флер развеялся, едва показался поезд - легкий, почти бесшумный, с фиолетовыми бортами и округло-скошенной мордой. Лоснясь от гордости, он ловко вписался в желоб между двумя платформами. Юра, войдя в вагон, отыскал там однокурсника Макса и Антона с химфака. Плюхнулся с ними рядом, спросил:
  - А Светку где потеряли? И эту, рыжую?
  - Нету их. Опоздали.
  - Обе?
  - Комсомольская солидарность.
  - Вопрос исчерпан. Что смотрим? - он кивнул на планшет, где на стоп-кадре застыла чья-то перекошенная небритая ряха.
  - Что, что... - буркнул Макс. - Все то же. Видал в субботу это позорище?
  - Отборочный, в смысле?
  - Ну. У нас это национальная традиция, что ли? С двух метров - выше ворот? Да я бы, блин, с закрытыми глазами попал!
  Он попал бы, Юра не сомневался. Макс был, что называется, нападающий таранного типа - здоровенный бугай, но при этом прыгучий, резкий, с хорошей координацией. В сборную факультета его записали, кажется, еще до того, как он сдал вступительные экзамены.
  - Ну, что ж теперь, - сказал Юра. - Продули, куда деваться. Сам знаешь: "Футбол - простая игра..."
  - "...где двадцать два человека гоняют мяч, а в конце побеждают немцы". Угу, кто бы спорил. Только это про западных немцев было сказано, которые ФРГ. А нас гэдээровские порвали, как тузик грелку.
  - Пофиг, - хладнокровно заметил Юра. - И вообще, я больше по баскетболу.
  Макс махнул на него рукой и принялся прокручивать фрагменты позорища, втолковывая Антону что-то про офсайды и угловые. Юра не слушал - смотрел в окно. Поля наконец закончились. Проплыл переезд с заброшенной автострадой - потрескавшийся асфальт, могучий бурьян.
  Поезд пересекал промзону. За окном поднимались курганы щебня, пирамиды железных труб и зиккураты бетонных блоков. Мелькали катушки в человеческий рост, бульдозеры, бетономешалки, цистерны в мазутных пятнах, металлические ангары и кирпичные корпуса с безнадежно закопченными стеклами. Исполинский козловый кран нависал над крышами, как скелет динозавра.
  В вагоне тем временем стало весело - кто-то на полную громкость врубил с планшета последний хит хулиганской группы "Море Спокойствия". Песня была посвящена любовным терзаньям юной лаборантки в НИИ. Солистка выводила красивым, но издевательским голосом:
  
  То сплетни, то пересуды.
  То смех, то ревешь, как дура.
  Убавь уже амплитуду!
  Проверь осциллограф, Нюра!
  
  С таким репертуаром, само собой, вряд ли можно было попасть в Большой Кремлевский дворец или хотя бы в задрипанный районный ДК, но стихийному распространению записей никто не препятствовал. Времена, когда за подобное выгоняли из комсомола, давно минули. У него, комсомола, сейчас хватало других забот.
  
  Страсть била током все лето:
  надежды, сомненья, страхи.
  Зашкалил твой амперметр,
  вырубай его, Нюра, на...
  
  Последнее слово заглушил эпический гитарный аккорд. В вагоне заржали - не то над несчастной Нюрой, не то над автором текста.
  И вот именно в эту минуту студент Самохин заметил девушку, сидящую метрах в десяти от него. Она тоже слушала песню и улыбалась, но как-то иначе, чем остальные. Нет, не брезгливо или презрительно - скорее, несколько отрешенно. Песенка ее слегка позабавила, но и только. Едва утихли гитары, девушка снова вернулась к чтению. Причем в руках у нее был не планшет, а настоящая книга, хотя обложку Юра не разглядел.
  Яркой внешностью незнакомка не обладала - обычное лицо славянского типа, серые глаза, прямые светло-русые волосы. Фигура, скорее, хрупкая, чем спортивная. Одета неброско. Узкая юбка ниже колен, высокие сапоги, короткое приталенное пальто - эдакий здоровый консерватизм, шаг в сторону от нынешней студенческой моды с ее разноцветными блестящими куртками.
  Одним словом, девушка была хороша.
  Почувствовав, что кто-то на нее смотрит, она подняла глаза. Их взгляды встретились, и мир вокруг изменился.
  Это было похоже на тот припадок, что Юра пережил утром. Краски вокруг потемнели, тени набрякли, в ушах зазвучал комариный писк. Руку обожгло болью. Он поднес к глазам ладонь и увидел, как на ней снова проступает клеймо - окружность и крест. Или череп со скрещенными костями.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Кофф "Крохотное чудо " (Короткий любовный роман) | | А.Ардова "Мое проклятие. Книга 3" (Любовное фэнтези) | | Н.Волгина "Дикарь" (Короткий любовный роман) | | Я.Логвин "Только ты" (Современный любовный роман) | | В.Роман "Вопреки всем запретам" (Современный любовный роман) | | Н.Мороз "Таури" (Юмористическое фэнтези) | | М.Боталова "Леди с тенью дракона" (Любовное фэнтези) | | И.Лукьянец "Провокация" (Приключенческое фэнтези) | | О.Обская "Единственная, или Семь невест принца Эндрю" (Попаданцы в другие миры) | | П.Роман "Игра. Темный" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"