Проценко Д.А.: другие произведения.

Эксперимент

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.94*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Всем поклонникам ДУРа посвящается! Аннотацию писать не буду, сами все поймете). ЗАМОРОЖЕНО ДО КОНЦА НАПИСАНИЯ "И снова седая ночь".


   Эксперимент.
  
   Часть 1. Имонар
  
  
   - Карина! Не вздумай купаться! Штормит сильно! - папа честно попытался приказать, но не преуспел, это только у дяди Ронара получалось. А папу я просто любила, поэтому и кивнула, уставившись прямо в экран. Куда там купаться! Спать хотелось неимоверно.
   Сюда я приехала отдыхать. Перерыв между двумя ступенями небольшой, и друзья звали на Хрустальные водопады на Зоридане, но я улетела на Имонар. Хоть два дня здесь побуду, мне тут больше нравится. Но это действительно мое место. Я - наследница. Папе стоило больших трудов, чтобы получить право собственности на Имонар, повезло, наверное, что он особой ценности не представляет, да и сам папа - первооткрыватель.
   Имонар - малая планета, почти полностью покрытая водой. Суша - маленький островок, наше фамильное владение. Зверей, птиц и насекомых здесь нет. А растет только то, что посадил отец. И то ему пришлось помучиться, чтобы создать хотя бы частично сбалансированную систему. Правда, растения требуют постоянного ухода и правильной подпитки, поскольку почва на острове искусственная и микроорганизмов нет. Робот- садовник собирает всю органику и отправляет на переработку. Очень технологично и правильно. Но пока не очень зелено. Правда, мне это не мешает. Мне и без растений было бы неплохо. Камни и песок меня завораживают больше, я даже хотела геологией заниматься, но потом почему-то увлеклась археологией. Там смысла больше, я думаю.
   На Имонаре из моих друзей мало кто был, и никому из тех, кто был, не понравилось. В качестве домика у нас здесь пока модуль научно-исследовательской базы. Папа от своего корабля его отстыковал, когда решил здесь обосноваться. К модулю ведет тенистая аллейка, от света Имо - местной звезды - спасает несильно, но смотрится забавно и даже так... аккуратненько.
   Модуль стоит в небольшой бухточке, которую полукругом окаймляют скалы. С одной стороны удобный проход и по пляжу и по верху на другую часть острова, а вот с другой - тупик. В принципе, перебраться можно, а пару раз с гравитонами игралась, но притяжение тут меньше, чем на Зоридане, поэтому эффект странный. Предпочитаю гулять. Особенно по вечерам. Но на Имонаре красиво все время. Даже когда сильно штормит, и над головой ходят мрачные черные тучи. Этот остров как символ борьбы против стихии! Сколько уже ударов волн вынесли эти скалы за всю свою геологическую историю, а все еще сопротивляются!
   Вот и я такая же. Цепляюсь за этот остров, отказывая себе в удовольствии поваляться на курортах Зоридана, где есть все условия и большой выбор развлечений. Но мне одной проще. Хочешь - спи, хочешь - учись, хочешь - купайся, да можно даже и в шторм! Запустить катер, отлететь подальше от берега и занырнуть поглубже. Хотя, под водой, конечно, смотреть не на что. В детстве, в первые несколько раз, когда меня сюда привозили, мне хотелось, чтобы кто-нибудь рассыпал по дну всякие таинственные сокровища, а я бы их потом плавала и находила, но мама с папой до такого не додумались, а самой для себя стараться было неинтересно. Но желание что-нибудь найти так и не исчезло. Наверное, поэтому я увлеклась археологией.
   На практике мы с группой раскапывали древний город, материала было собрано много, визор ломился от изображений, и теперь надо было написать отчет и составить каталог обнаруженных предметов. На меня свалили отчет. И прежде чем я все-таки отправилась спать, то набросала примерный план работы.
   ***
   Утро было тихим и ясным. Я отправилась на прогулку по острову. Завернув за мыс, искупалась. На меня оторванность от остального мира действовала умиротворяющее, и было совсем не страшно. Я чувствовала себя хозяйкой этого мира и особое единение с природой, особенно, когда на глаза не попадались никакие достижения цивилизации в виде научного модуля. Купалась голой, но потом пришлось одеться, чтобы не обгореть, сегодня я вышла поздно, и Имо припекало вовсю. Потом бродила по пляжу, зарываясь ногами в мягкий песок и надиктовывая тезисы к отчету, пока не увидела его.
   Перо. Наткнулась совершенно случайно. Оно лежало вдалеке от прибоя, взгляд зацепился именно потому, что такого на Имонаре не могло быть в принципе!
   Машинально опустила руку с коммом, и нервно огляделась. Сама не знаю зачем. Вокруг было тихо и спокойно. А перо лежало на песке. Присела рядом и аккуратно дотронулась, а потом дошло! Я же хотела что-нибудь найти и вот, пожалуйста! Наверняка дядя Ронар постарался! Шутник! Ну, я ему задам! Или ничего не говорить, ждать пока сам интересоваться начнет? Взяла перо в руку, рассмотрела, потом еще раз прошлась по пляжу и повернула в обратную сторону.
   В модуле приткнула перо в небольшой контейнер. Вышло забавно. Связалась с Ронаром.
   - Шторм закончился? - уточнил.
   - Да. Все спокойно. Как там папа?
   - Нормально. В лаборатории опять. Ты как? Гуляла?
   - Да.
   - Ну и как?
   - Хорошо.
   - И ничего подозрительного не случилось?
   - Нет, - пожала плечами.
   Точно он! Вопросы какие-то странные! Обычно дядя Ронар не настолько любопытен.
   - Ладно. Все равно не теряй бдительности. Отец почему-то волнуется.
   Ронар отключился, а я опять уставилась на перо. Может, все-таки стоило спросить? Нет, лучше сама потом лично отдам. Так интереснее.
   После обеда я еще пару часов поспала, а потом принялась за отчет. Под вечер опять начался шторм, и я отправилась гулять. Приятно отдаться стихии и разгрузить голову, зная, что тебе есть куда возвращаться и за дверью научного модуля тебя ждет горячий душ. Порывы ветра сбивали с ног, а дождь был настолько сильным, что я с трудом видела, куда вообще идти. До темноты я любовалась агрессивными валами, которые выкатывали на берег крупные камни. Завтра надо будет запустить робота и расчистить пляж.
   С утра погода опять наладилась, и я вышла из модуля, чтобы пройтись. Однообразно? Пусть. Меня это вполне устраивало. Мне легче, когда все по правилам и неоткуда ждать подвоха. Я потому и любила Имонар, что тут вполне предсказуемые неожиданности. Идешь себе, загребая ногами песок, и точно знаешь, что увидишь за поворотом...
   Или не знаешь... Обогнув мыс, я остановилась как вкопанная. На пляже, распластавшись крыльями по песку, расположился катер модели "Тизер-универсал", такой голубоватый с черными полосками. Запредельно красивый и дорогой. И он вообще не должен был тут находиться!
   Я судорожно потянулась к поясу. Ловушка была на месте, но непонятно, почему не среагировала система оповещения. Нахмурив лоб, двинулась к катеру.
   Укрывшись от света Имо за крылом катера, на спине лежал человек в одних плавках, и, казалось, спал.
   Я отцепила от пояса ловушку и хорошенько прицелилась.
   - Ай! - заорала от резкой боли в волосах и от неожиданности выронила прибор. Чьи-то когти вцепились мне в голову, я беспорядочно замахала руками, пытаясь стряхнуть агрессора, тут лежащий человек подскочил на ноги и бросился ко мне.
   - Тизер, Тизер, - послышался его ласковый голос. - Сюда.
   Он вытянул вперед кисть руки, и на нее тут же вспорхнула небольшая хищная птица, перо которой я и обнаружила вчера на берегу. Во всяком случае, цвет был такой же. Ловушка валялась довольно далеко, я бросила на нее быстрый взгляд. Не успею. Рукой судорожно пригладила волосы. Бездна! Кровь!
   - Извините, - вдруг послышался голос человека. - Я сейчас все объясню. Понимаете, Тизера тренировали специально как защитника. Но я не знал, что это так действует... Случая не было.
   Незнакомец встряхнул кистью, и птица взмыла в небо.
   - Идите за мной, у меня в катере антисептик и диагност.
   - Стойте, где стоите! - птица улетела, и я не собиралась упускать свой шанс.
   - Не надо меня атаковать. Вам же хуже будет. - предупредил человек. - Я не опасен.
   - Не знаю. - меня потихоньку начало трясти. Слишком уж все неожиданно. И больно. - Что вы здесь делаете? Вы не слышали предупреждения?
   А, может, защита деактивирована? Но кто? Ронар? Отец?
   - Да слышал я предупреждение. - пожал плечами человек, - просто не поверил. Ну, скажите, у кого еще в родовом владении астероид?
   - Имонар - планета!
   - Да, конечно. - он все-таки залез в катер и через минуту выпрыгнул оттуда с диагностом и распылителем. - Сядьте, - скомандовал.
   Я опустилась на песок. Потому что время для атаки все равно было упущено, а голову посмотреть стоило.
   Обработал он меня быстро и бережно. Ни одного лишнего движения.
   - Вы - медик? - поинтересовалась.
   - А? Нет. Биолог.
   - Что вам здесь надо?
   - Даже не знаю. - человек улыбнулся. - Летел мимо. Просканировал характеристики и захотелось искупаться. Спокойно тут у вас. Красиво.
   Романтик. Видел бы он, что тут вчера было.
   - Купайтесь и улетайте.
   - Эм... Вот так сразу?
   - Да. - я встала и отряхнула песок с одежды.
   - Девушка, ну давайте с вами хотя бы познакомимся?!
   - Незачем. И птицу свою не забудьте.
   На том и расстались. Я ушла, а он не стал меня задерживать.
   Придя в модуль, я запустила мини-скаут, он перелетел через скальную гряду и завис над катером незнакомца. Пока обедала, наблюдала за всеми его действиями. Мужчина вел себя нормально: купался, загорал, но мне было как-то неспокойно. Уже жалела, что разрешила остаться. Надо было настоять на своем. Проверила оповещалку, ее действительно никто не отключал. Значит, он просто проигнорировал сообщение о частной собственности. Может, стоит установить охранную систему высшего уровня?! Надо будет поговорить с дядей Ронаром, как вернусь. Бездна, и перо, оказывается, не он подбросил... Получается, что он и вчера сюда залетал купаться? Где-то неподалеку что ли ошивается? Тут мне опять стало не по себе. Получалось, что любой мог залететь на Имонар, когда ему захочется, а я даже не факт, что об этом узнаю.
   Ближе к вечеру я уже дозрела, чтобы вооружившись запасной ловушкой прогуляться до пляжа, отловить незнакомца и сдать его космической полиции. Но пока я искала шлем, чтобы в очередной раз не попасться в когти тизеру, он собрал свои вещи, залез в катер и улетел.
   Спала я ночью плохо, и с утра первым делом побежала проверять берег. Идти пришлось далеко, по дороге несколько раз искупалась. И ничего подозрительного не обнаружила. Ни людей, ни птиц, ни катеров. Но ощущение тревоги не покидало. Как будто кто-то вторгся в мой мир и нарушил его целостность и неприкосновенность. И теперь, чтобы чувствовать себя в безопасности, мне надо было снова выстраивать границы.
   ***
   Когда через два дня я вернулась на Зоридан, от дяди Ронара мне влетело.
   - Почему ты ничего не сообщила? - чуть ли не кричал он. - Ты понимаешь, как это опасно?
   - Хм, что именно? - вообще-то я и сама на себя была зла. Действительно, может случиться все что угодно, и от осознания этого становилось страшно. Взрослею?
   - По технике безопасности ты должна была сообщить в ближайший участок. От них до Имонара всего полчаса лету!
   Вот еще не хватало с полицией разбираться!
   - Дядя, он был неопасен. Искупался и улетел. Вел себя нормально, не угрожал... - про обученного охранять тизера говорить не стала. Но все равно дура. - Надо просто охранную систему установить другую...
   - Кокон? - уточнил дядя. - На весь Имонар его не растянешь.
   - На весь и не надо. Да, не знаю я!
   - Ладно, я подумаю, что можно сделать. Отцу пока ничего не говори.
   Я бы и сама не стала. Папа либо нотациями изведет, либо будет постоянно волноваться о моей безопасности, а мне и моих переживаний хватает.
   ***
   Отчет получился так себе, поскольку голова была занята другим, и друзья не преминули это отметить.
   - Кара, - листая страницы, бурчал Томас, - это халтура!
   - Скажи что именно, я переделаю. - спорить не хотелось.
   - Да я и сам переделаю. Инка каталог доработала, можно будет кое-что совместить. Вот говорил я тебе, что твой Имонар дурно влияет на соображалку. Давит он, понимаешь?
   - Неа. Мне там хорошо.
   Было.
   - Карина, а у тебя все в порядке? - поинтересовалась Инка, поглядывая на меня и болтая ногами. Мы все устроились на нешироком мостике через ручей в саду университета.
   - Да.
   - Ты какая-то напряженная и мне это не нравится.
   Инка считала, что у нее очень развита интуиция и даже пыталась пойти учиться на прогнозиста, но поскольку она не любила прикладную математику, то попытка оказалась неудачной. А вот желание с серьезным видом предсказывать и предупреждать никуда не делось.
   - Ерунда. Справлюсь.
   - Езжай в следующий раз с нами, а? Сейчас отчет сдадим, потом перед раскопками время будет. Неподалеку от Селлера новый курорт открыли, там интерактива много, можно командами играть. Есть секция для историков, к ним можно присоединиться. Там интересно... Культурные симуляторы, военные, торговые... Ребят симпатичных много.
   Томас покосился на Инку, но промолчал, а я пожала плечами. Симуляция интересна только первое время, а потом приедается. У нас и учебные симуляторы неплохие, а в игры играться... Хотя, может, и слетаю... Тем более дядя вряд ли успеет защиту поставить, а без нее вряд ли на Имонар пустит... Бездна, как же все сложно!
   - А когда вы летите?
   Томас оторвался от отчета и скосился на меня.
   - Серьезно полетишь? - спросил он.
   - Думаю...
   - Конечно, полетели! - воодушевилась Инка. - Там еще можно будет предварительно в центр заехать. Купить тебе чего-нибудь эдакое.
   - Не-не-не. Никаких центров. Я еду отдыхать, а не красоваться!
   - Кара, ты - дура! - Инка обозлилась и вскочила на ноги. - Знаешь, как меня раздражает, что ты не такая как я.
   Я аж закашлялась, а Томас рассмеялся.
   - Весело с вами, девчонки.
   - А ты вместо того, чтобы веселиться, лучше бы пригласил кого из своих друзей!
   - Зачем это?
   - Потому что девушкам надо знакомиться с разными парнями, чтобы сделать достойный выбор! И лучше, конечно, породовитее! Тем более если Карина полетит, она у нас уже наследница!
   - Хм, скажешь тоже. - я вообще не любила все эти разговоры о наследовании и замужестве. Отец долгое время был озабочен тем, чтобы меня пристроить поудачнее. Спасало только то, что он сам был не сильно общительным и круг друзей имел ограниченный, поэтому и кандидатов мужья мне пришлось вынести всего несколько штук.
   - А! - отмахнулась Инка, - время идет, а выбора больше не становится. Через несколько лет никакие владения не помогут, хотя у тебя и так... впрочем, забудь. Давайте уже решим, когда летим!
   - Отчетное заседание завтра, а потом можно у любой день. - Томас внимательно посмотрел на меня.
   - Ладно, - решила Инка, - тогда послезавтра, а то Карина потом опять увильнет.
   - Хорошо, послезавтра.
   - Томас, мы пойдем. - Инка поднялась и потянула меня за руку.
   - Вас проводить?
   - Нет, на надо. Нам нужно кое-что обсудить вдвоем. А ты пока подумай, кого пригласишь из друзей.
   - Угу. - Томас кивнул и снова углубился в отчет.
   - Том, - мне было немного неловко, - отправь мне потом правки, я переделаю...
   - Пойдем, - потянула за собой Инка, - ты что не видишь, что ему нравится?
   - Что именно? - спросила я, когда мы чуть-чуть отошли.
   - Да все нравится! И если правки пришлет, не вздумай ничего переделывать! Пусть сам! Для него же это только повод, чтобы с тобой чаще контактировать!
   - Зачем? Мы и так постоянно общаемся!
   - Кара, ну не будь ребенком! Так, да не так! Ты же в нем друга видишь, а ему не это надо!
   - Странно...
   - Нормально. Только не для тебя он. Я чувствую.
   Опять прогнозист у Инки включился.
   - Ну-ну. - хотя в чем-то она была права. Как мужчина Томас мне совершенно не нравился, это если допустить, что ему как женщина нравилась я. Может, стоило бы попробовать? Нет. Не хочу. Друг из него хороший, а если вздумает все усложнять? Бездна! Может, не ехать? Я украдкой посмотрела на Инку. Она не простит, так и будет на меня потом дуться две недели...
   ***
   Отчет мы сдали нормально. На заседании я с удивлением обнаружила, что Томас не сильно его исправил, и меня даже похвалили. Значит, не все так плохо, могу ведь, когда захочу, даже если что-то мешается... В голове тоже немного прояснилось, та залетная птица с Имонара вспоминалась как нечто малозначимое. В конце концов, чего я так переполошилась? Нет, ну правда, что со мной могло случиться? Как ни старалась, я не могла припомнить случаев нападения на одиноких девушек на отделенных планетах. Все-таки полиция у нас в секторе работала хорошо, несмотря на глубокую периферию. Но почему я тогда так испугалась? От неожиданности? Кто-то без моего разрешения вторгся в мой дом? Наверное, дело было в этом...
   Вечером после заседания я валялась на диване, думая, что стоит с собой взять в поездку и стоит ли связаться с дядей и еще раз обсудить установку купола... Все-таки хорошая система защиты стоит денег, а нужно ли ее ставить? Ведь до этого жили как-то почти двадцать лет, и никаких происшествий. Вероятность повтора подобного инцидента - минимальна. Может, лучше там нормальный домик поставить вместо модуля? Или уже потом когда-нибудь, выйду замуж, нарожаю детей... Вот тогда и домик поставлю... Буреустойчивый. А то модуль один раз перевернуло... С тех пор мы его, правда, закрепили. Папа потом не один раз проверял. Какая же ерунда лезет в голову!
   Я поднялась с дивана, разделась и уже собралась пойти в душ, решив сбор вещей оставить на утро, как вдруг раздался звонок в дверь. Инка что ли? Гостей я не ждала, поэтому еще секунду подумала, стоит ли вообще открывать, потом накинула халат и двинулась к переговорнику.
   - Кто?
   - Иштван.
   - Эээ... Вы ошиблись. - я отключила связь, но звонок тут же раздался снова.
   - Что вам надо?
   - Карина, откройте, пожалуйста.
   - Откуда вы знаете мое имя?
   - Откройте, я все объясню.
   Бездна! Кто такой этот Иштван? Открывать или не открывать?
   - Подождите. Сейчас я выйду.
   Вернулась в комнату и оделась. Надо выяснить, кого там принесло.
   Перед дверью дома на веранде стоял эээ... Иштван... владелец той дурной птицы, которая на Имонаре расцарапала мне всю голову.
   - Ого. - вымолвила я. И чего ему тут надо?
   Он слегка поклонился.
   - Мы в прошлый раз не познакомились.
   - Я не горю желанием.
   Слишком дорого обходится.
   - Карина, простите меня. В прошлый раз я был несколько дезориентирован самой ситуацией и даже не попытался загладить свою вину, а ведь вы пострадали из-за моего тизера...
   - Ну да.
   - Что я должен сделать, чтобы вы меня простили?
   Я вытаращилась на Иштвана.
   - Спасибо, конечно, только мне ничего не надо.
   Парень слегка улыбнулся и взял меня за руку.
   - Потомку благородного рода трудно будет вынести немилость дамы.
   - Потомки благородных родов должны думать, прежде чем нарушать правила.
   - Карина, вы не поверите, но такое серьезное нарушение было один единственный раз в моей жизни. До этого я был добропорядочен и законопослушен.
   - Иштван, я очень за вас рада, но не понимаю, чего вы, собственно, от меня хотите. - руку свою я аккуратно высвободила.
   - Карина, мне трудно об этом говорить, но раз пришел все-таки попробую... Вы позволите мне войти или... не откажетесь прокатиться со мной? Мой "тизер-универсал" стоит за углом.
   - Гм... - предложение мягко говоря было неожиданным. Наша вторая встреча и он опять врывается в мой дом.
   - Я хорошо летаю. - открыто улыбнулся Иштван, и я не смогла ему отказать.
   ***
   Летал он и, правда, очень хорошо. Из моих знакомых водил так только дядя Ронар, у которого это называлось "чувствовать птицу". При проектировке космолетов учитывались характеристики хищных тизеров, и романтики-конструкторы всячески старались объединить два образа. Если бы мы были каким-нибудь древним племенем, то тизер обязательно стал бы нашим тотемом, даже мне эта птица нравилась, если, конечно, не брать во внимание последний инцидент.
   Кресло внутри космолета было удобным, я расслабилась и смотрела по сторонам. Наш полет действительно походил на прогулку, Иштван летел так, чтобы было интересно. Я с удовольствием обозревала окрестности.
   - Вам нравится? - поинтересовался мой пилот.
   - Да, спасибо, очень красиво.
   Сама бы я точно на прогулку не выбралась. С дядей Ронаром мы летали только по делам, а с друзьями удовольствие несколько другого рода. В общем, неожиданно приятно. Я улыбнулась.
   - Так о чем вы мне хотели рассказать?
   - О том, что мне с вами хорошо, Карина.
   Иштван отвлекся от управления и посмотрел мне прямо в глаза, улыбку на лице я удержала с трудом.
   - Вот так, сразу?
   Он засмеялся.
   - Нет, конечно. Дело не во времени, а в том, что вам от меня ничего не надо. Вы нетребовательны и самостоятельны. Живете одна на своей планете... И не боитесь. Любая девушка на вашем месте постаралась бы максимально себя защитить. Я ни разу не видел, чтобы безопасности резиденции наследницы уделялось настолько мало внимания...
   - Не волнуйтесь. Этот вопрос уже решается.
   - Да? Как?
   Я промолчала.
   - Карина, я ведь уже говорил о компенсации, может быть, вы позволите установить для вас самую лучшую систему защиты от несанкционированных вторжений? "Купол-титан"? У меня большие возможности.
   Он бредит? Или настолько богат? Почему я раньше об этом не задумалась. "Тизер-универсал" последней модели, ручной тизер-защитник, и то и другое - роскошь. Иштван явно не из бедных.
   - Я не думаю, что нам стоит продолжать этот разговор.
   Иштван шумно выдохнул и остановил катер. Мы зависли в воздухе над темным лесом, я невольно прикинула расстояние до земли.
   - Карина, - он развернулся на кресле ко мне. - я не знаю, что мне делать. - я удивленно приподняла брови. - я и так с вами пытаюсь, и по-другому... и не получается.
   Он развел руками, словно пытаясь показать, как именно у него не получается.
   - А что должно получиться? - поинтересовалась я.
   - Не знаю точно. Но очень хочется, чтобы получилось.
   - Не надо меня пугать.
   - Даже в мыслях нет. Я очень хочу сделать для вас что-то хорошее, но вы почему-то сопротивляетесь. Почему?
   - Да, собственно, как-то неожиданно все. И потом я не вижу необходимости. Я вообще не понимаю, зачем вы прилетели.
   - А давайте на "ты"?
   - Давайте.
   - Я прилетел потому, - продолжил Иштван, - потому что хотел тебя увидеть.
   - Это странно. - сообщила я, потому что это действительно было странно.
   - Да. Мне тоже странно, поэтому я и хочу разобраться до конца. Понять. Карина, я - ученый, но в то же время наследник древнего рода и владелец огромного состояния. Я хочу жить одной жизнью, а приходится отдавать дань и другой.
   - А вот это как раз нормально.
   - И мне почему-то кажется, что ты из той, первой, правильной жизни...
   После этого Иштван повез меня домой. Летели молча, если мой сопровождающий и ждал от меня какого-то ответа, то зря. Я пыталась переварить услышанное, да и молчать в его присутствии было комфортно.
   - Карина, а что ты делаешь завтра?
   - Улетаю с друзьями.
   - А куда? - Иштван спросил с формальным интересом, без нажима.
   - Точно не знаю, место неподалеку от Селлера...
   - Хорошо. Желаю хорошо повеселиться.
   - Спасибо за прогулку.
   На том и расстались.
   ***
   На курорте мне понравилось. То ли Инка постаралась при выборе, то они все такие, но место на первый взгляд выглядело спокойным. Уединенные домики, тенистые аллеи, безмятежная гладь озера.
   - До водопадов недалеко, - сообщил Томас, забирая у меня сумку. - Если захочешь, завтра съездим.
   - А сегодня?
   - А сегодня у нас вечером игра. Мы уже записались.
   - Я не уверена, что хочу...
   - Да ладно тебе!
   - Да, - поддакнула ему Инка, - это интересно! Стоит попробовать.
   - Ну, хоть тема какая? - сдалась я.
   - Старая эпоха.
   Так себе тема, если честно. Многие девушки из благородных семей любили этот временной отрезок за красивые платья, витиеватость манер и преклонение перед женщиной. Но мои культурно-исторические изыскания подсказывали, что не все там было так красиво и замечательно. Впрочем, если люди хотят верить в сказки, то кто им может запретить? Я невольно улыбнулась. На прошлой такой симуляции мы с Инкой оказались на балу, где она интенсивно пыталась приманивать кавалеров, а я от них бегала по прилегающим к бальной зале комнатам. Опыт был интересным, но платья мне с тех пор не нравятся.
   Потом я пыталась расспросить Томаса с Инкой про сам симулятор, тем более что здесь он был игровой, а не учебный, но они только переглядывались и упорно отмалчивались. А я в отместку не рассказала Инке о том, что произошло вчера. Приход Иштвана меня все-таки взволновал, и в то же время успокоил. Происшествие на Имонаре казалось теперь чем-то незначительным, а мягкая настойчивость представителя благородного рода даже импонировала. Он чувствовал за собой вину и всячески пытался ее загладить. Мне льстило такое ко мне отношение, пока оно не выходило за рамки обычной аристократической вежливости.
   Отсиживаться в своем домике я не стала, хотя внутри было довольно уютно. Оставила вещи и отправилась гулять. На одной из аллей меня выловил Томас и вовлек в спор о датировке нескольких наших последних находок. Потом к нам присоединилась Инка, у нее на губах блуждала предвкушающая улыбка.
   - Кариночка, - начала она, - ты только сегодня не бойся.
   - Чего? - не поняла я.
   - Если вдруг в игре будет страшно.
   - Я пока еще в состоянии отличить сны от яви. Зачем бояться того, чего на самом деле не существует?
   Вообще, это - тонкий момент. В игры можно заиграться так, что потом, даже когда она заканчивается, ходишь и думаешь о том, что там происходило. Но и опыт, конечно, необычный получается.
   - Просто тут могут быть всякие...хм...неожиданности.
   - Смерть персонажа?
   - Нет. Эти своеобразные переживания не для таких игр. - сказал Томас. - Но тут не исключены сюрпризы.
   - У меня возникает впечатление, что вы знаете нечто такое, о чем не хотите говорить!
   - Э... Почти. - тут Томас улыбнулся, но меня это не успокоило.
   - Карина! Все будет отлично! Тебе понравится! - заверила меня Инка.
   - Посмотрим.
   - Я думаю, нам всем надо поесть. Игры часто длится до самой ночи.
   Заказал Томас много, потом уселся рядом со мной и стал уговаривать попробовать то одно блюдо, то другое. Я в меру сил отбивалась, а Инка, глядя на это, посмеивалась.
   - Кара, а еще вот это выпей, - мой бокал наполнили почти до краев прозрачной жидкостью.
   - Вода?
   - Не совсем. Комплекс витаминов и минералов. Предохраняет от ментального истощения во время игры.
   Перестраховщики, но несколько глотков я сделала, и Томас отвязался.
   Потом мы ненадолго расстались. В своем домике я приняла душ и переоделась. В принципе, на игру все равно было, как одеваться. Антураж как раз входил в подмену реальности.
   Сама процедура проникновения в игру была стандартной. Сначала прошли допуск по био и психопараметрам. А потом нас разделили.
   - До встречи в игре, Кара.
   - Ага, увидимся.
   Меня неожиданно охватил азарт, было интересно, кем будут Инка и Том, и кем я сама. Странно, что не провели предварительно опрос по предпочтениям. Или за меня все Томас решил, когда делал заказ? Времени на раздумья не было. Меня отвели в комнатку подготовки. Тут тоже все было как обычно. Матовые стены, приглушенный свет и капсула погружения. Я откинула крышку и залезла внутрь. Сопровождающий меня техник прикрепил на ладонь изнутри диагност и спросил:
   - Газ или укол?
   - Газ.
   Потом крышка закрылась, и меня охватило привычное ощущение пустоты. Я задышала глубоко и ровно и закрыла глаза.
   ***
   - Королева, королева! - кто-то тряс меня за плечо. - Очнитесь же!
   Я стояла перед большим окном в зале совета. На улицах шли бои, порывистый ветер трепал штору и заносил в комнату запах гари. Меня мутило.
   - Моя королева!
   - Что? - я откликнулась, голова была тяжелой. И еще присутствовало ощущение, что я - это не я. Навалилась усталость. Сколько же я не спала?
   - Нам надо уходить! И как можно быстрее!
   Я взглянула стоящего рядом мужчину. Он выглядел очень знакомым... Мартин... Мой советник, друг и... и любовник. О! Как бы я хотела, чтобы он стал моим мужем. Но изменить некоторые законы оказалось не под силу.
   - Куда мы пойдем? - голос дрожал.
   - По потайному ходу выйдем за пределы замка. Ну же, Мира!
   Миранда. Так меня зовут. Только он так зовет меня Мира. Я подняла руку и погладила Мартина пальцами по щеке. Он чуть развернул голову и уткнулся губами в мою ладонь.
   - Не сейчас любовь моя. В другом месте, но скоро. Очень скоро.
   - Мартин. - я должна была ему сказать. Времени не осталось. - Я не могу уйти. Куда мне идти? Это мой дом и мой народ.
   Я взглянула на портрет отца, занимавший чуть ли не полстены. Там он, еще не старый, стоял на поле брани, опираясь на меч. Взгляд его темных глаз, казалось, проникал мне в самую душу. Прости, отец, я не сберегла твое королевство. Оказалась не настолько мудра и сильна. Горечь изнутри разъедала сердце. Я знала, я чувствовала, что это конец всего. Моих планов и мечтаний. Черный дым за окном, звон оружия, крики несчастных, моя ответственность и вина. Я с трудом сдерживала слезы и в то же время испытывала какое-то опустошение.
   - Тогда отрекись! - горячо произнес Мартин. - Ты спасешь народ. Я выйду к захватчикам.
   - Ни за что!
   - Но они все равно тебя убьют, если найдут. А так, можно попробовать договориться. Пойми, надежды нет. Наша армия разбита.
   - Да-да, я понимаю. - слезы все-таки побежали по моим щекам.
   - Иди сюда, дорогая. Присядь.
   Мартин усадил меня на высокий деревянный стул у бюро. И я под его диктовку написала отречение.
   - Для меня ты всегда останешься королевой. Но ты все сделала правильно. Я сейчас уйду. Не бойся, снаружи твоя личная гвардия, они никого не пропустят.
   Да, перед смертью у меня еще будет время подумать, пока погибают преданные мне люди.
   Я так и осталась сидеть на стуле, в ушах стоял гул. Кажется, прошло довольно много времени. Я смотрела на свои руки. Сегодня я была без перчаток. А из колец на безымянном пальце красовалось только обручальное. Из моих драгоценностей почти ничего не осталось. Незадолго до вторжения я пыталась укрепить оборону, пришлось расплачиваться с пустынниками.
   - Сопроводите бывшую королеву в ее покои. - вдруг услышала я рядом голос. Он словно вырвал меня из того тумана, в котором я блуждала.
   Напротив меня стоял Мартин, а рядом с ним ослепительно красивая Эллина с диадемой в волосах. Наверное, я даже удивилась. Точнее должна была бы, но на самом деле ничего не чувствовала.
   - Народ спасен? - мой голос был слаб.
   - Да. Тебе теперь нет нужды думать о народе. Он в надежных руках. Моих.
   - Мартин?!
   - Завтра меня коронуют.
   - Но как же...
   - Проводите бывшую королеву.
   Ко мне подступила стража. Я попыталась подняться и не смогла, протянула к Мартину руку, но он не помог мне.
   - Ты предал меня? - наверное, я это прошептала. А он рассмеялся, и смех этот был злым.
   - Безвольная кукла. Слушала все советы подряд. Не видела дальше своего носа. - заговорила Эллина. - За наивность приходится платить. Правитель не может себе позволить быть глупым, ведь от него слишком многое зависит.
   - А как же любовь? Ты не любил меня?
   Я почему-то не могла в это поверить. Пыталась понять и не понимала. И дело тут было совсем не в наивности, как говорила Эллина. Просто он выбрал не меня. Не меня. А я всегда считала, что он мне предан. Преданность от слова "предательство". Вокруг меня пустота...
   ***
   В себя я приходила долго. Никогда еще у меня не было такой игры. Такой реалистичной игры. И такой страшной. Ужасно было видеть крах своего королевства. Больно было видеть измену своего... почти мужа. Томас перевернул мне всю душу. Во мне до сих пор жило ощущение, что я его люблю. А Инка? Была ли Эллина подругой Миранды? Я не знала. О последней королеве из династии Веерлингов, Миранде, вообще мало упоминалось в хрониках. Было известно только, что, попав под влияние красавца-советника Мартина Орнеро, она практически отдала ему страну, подписав отречение, хотя на то время располагала достаточными ресурсами, в том числе и военными, для того, чтобы оказать сопротивление чужеземцам. Мартин же изначально был с ними в сговоре. В итоге королевство лишилось плодородных земель на юго-западе, и в течение многих лет на территории Вееры царил хаос. Тирания Орнеро закончилась только с его смертью. Но он не смог стать родоначальником новой королевской династии, и началась эпоха дворцовых переворотов... О судьбе самой королевы Миранды ничего не было известно. Впрочем, историки выдвигали различные версии, видимо, одна из них и стала прототипом сценария игры.
   Наверное, видок, когда я вылезала из капсулы, у меня был тот еще, раз даже техник поинтересовался:
   - Вам нехорошо?
   - Нет-нет, все в порядке.
   Если бы. Ноги были как ватные, а руки дрожали. Я оказалась совершенно не готова к такой игре. Странным было то, что я не помнила себя там. Обычно на симуляторах сохранялась функция ментального контроля. Когда мы с Инкой в прошлый раз оказались на балу, я точно помнила, что я Карина Имонар, а тут ощутила себя королевой. Даже сейчас по прошествии нескольких минут мне было сложно абстрагироваться, а мозг упорно пытался приспособиться и соединить внутри меня эти две жизни. В другое время, или если бы меня предупредили о последствиях заранее, я бы сочла произошедшее интересным опытом. Такие игры, позволяющие переступить грань реальности, могу предоставить обширный материал для изучения. Но не сейчас.
   - Кариночка, как ты?
   Инка-Эллина встретила меня на выходе и сжала мне пальцы.
   - Не знаю. - ответила я напряженно. Разговаривать не хотелось. Тем более, обсуждать предательство с предавшими.
   - По-моему было очень интересно. - проговорил Томас неуверенно, и вгляделся в мое лицо.
   - Да. - согласилась я. Мне очень надо было уйти. И ничем не выдать своего состояния. На Томаса смотреть было трудно. Образ распадался. Два часа назад он был просто моим другом, час назад я его безумно любила и была готова ради него на все, полчаса назад он изменил мне как женщине и как королеве, а сейчас вот стоит рядом весь такой расслабленный и снова в друзья набивается. - Вы знали, как это будет?
   - Да, но...
   - Карина, пойми, игра испытанная и проверенная! Я много раз играл.
   - Вы должны были меня предупредить! Это не стандартная симуляция!
   - Да, погружение тут поглубже, для большей реалистичности, аппаратура новая и сценарии развернутые, личный компонент учитывается.
   - Не предполагалось полное погружение. - сквозь зубы сказала я. Меня уже ощутимо потряхивало.
   - А это коктейль! - радостно объявил Томас.
   - Тот, который ты дал мне до?
   - Да, согласись, эффект сильнее!
   - Как ты мог?
   Стимуляторы в симуляторе.
   - Но, Кариночка, - быстро заговорила Инка, - если бы мы сказали, то пропал бы весь эффект сюрприза! Когда ты немного отойдешь, ты поймешь, переосмыслишь и...
   - Ты знаешь, что именно я пережила?
   - Кара, этим событиям уже больше двух тысяч лет! Ты же должна уметь отделять сон от яви. Ты сама говорила, что можешь!
   - Дело не в умениях! Я просто не понимаю зачем?
   Инка все больше и больше бледнела. Похоже, до нее начинало доходить, что вышло немного не так, как они планировали.
   - Понимаешь, - начала она, - я почувствовала, что тебе именно это нужно!
   - Нет. Ты ошиблась. - я переключилась на Томаса. - А тебе понравилось выступать в роли злодея? Почему именно эта история?
   - Нет, я не хотел быть злодеем. Но так я смог показать тебе, что меня можно любить, а сценарий давал гарантию, что у тебя не останется никаких романтических иллюзий в отношении моего персонажа.
   Томас определенно знал, о чем говорил. Подобные воспоминания хоть и недолговечны, но могут и закрепляться, в зависимости от того, какое значение им придает сам человек. Проблема заключалась в том, что любить Томаса я не хотела, а то, что он использовал игру для того, чтобы внушить к себе чувства, хоть и временные, было подлым. Интересно, а Инка заранее об этом знала? А если бы знала, тоже позволила бы играть?
   Мы так и стояли в коридоре, персонал уже на нас странно поглядывал.
   - Отвести тебя к корректору состояния? - спросил Том и взял меня за руку.
   - Отпусти! - я вывернулась.
   - Нет! - он сжал мои ладони уже обеими руками. - Я же вижу, тебе плохо! Я никуда тебя не пущу!
   - Не имеешь права. Отпусти, или я вызову охрану. - говорила я тихо, но зло. Внутри поднималась ярость, и я не была уверена, что не впаду в истерику прямо здесь и сейчас.
   - Карина. - он с неохотой меня отпустил и теперь просто стоял рядом и сверлил меня взглядом. На Инку было страшно смотреть, на лице у нее застыло какое-то потерянное выражение и она сильно нервничала. Прекрасно поиграли. Не хватало еще разругаться. - Пойдем, я провожу тебя.
   - Спасибо. Я дойду сама.
   - Тогда я попозже зайду! - с нажимом произнес он.
   Я не ответила, а, ускоряясь, направилась к себе. Полдороги почти пробежала. Из горла рвались какие-то рыдания, но я сдерживалась, и дала волю чувствам только тогда, когда дверь курортного домика плавно закрылась за моей спиной.
   Кажется, я долго плакала, а потом вырубилась. Когда проснулась, было уже темно. Комм на руке тут же активировался и показал несколько вызовов от Томаса и один от Инки. Ни с кем общаться не хотелось. Я лежала, уставившись в потолок. Потом поднялась и пошла в душ. Внутри было мерзко, я в голове пусто, начался отходняк. Кое-как отрегулировала воду, сначала вообще не чувствовала, холодно мне или тепло. Потом растерлась полотенцем, оделась и вышла на улицу.
   На крыльце сидел Томас.
   - Бездна! Кара! Ну что с тобой?
   Его руки оказались на моих плечах.
   - Все в порядке. Мне надо побыть одной.
   Чуть не добавила "без тебя". Я не знаю, когда я смогу снова к нему привыкнуть.
   - Кара, прости меня! Я не думал, что все будет именно так! Я же сто раз сам туда погружался! Я не понимаю...
   - Том, давай завтра. У меня совершенно нет сил.
   - Но куда ты собралась?
   - Пойду на озеро, искупаюсь.
   - Можно, я с...
   - Нельзя! - прозвучало слишком резко, но мне было все равно.
   И Томас меня отпустил. Я пошла по тропинке к пляжу. Мелкие камешки похрустывали под ногами. Мне было почти хорошо. Я старалась цепляться за мысль, что мне ни о чем думать не надо. Во всяком случае, сейчас. Ночь была удивительной, и мне совершенно не хотелось, чтобы наступало утро. Одиночество и природа всегда были моими добрыми друзьями, и они меня не предавали.
   Вода в озере была прохладной, и купаться я не стала. Только ноги помочила. Потом опять захотелось плакать. И это меня тоже пугало. Никогда я не давала столько воли слезам. Неужели какой-то игре удалось настолько легко повлиять на меня? Изменить мое отношение к окружающим людям? Я сама себя не понимала, но разбираться не хотелось. Просто хотелось, чтобы все было как раньше, до сегодняшнего бредового дня...
   Странно подумать, что моя единственная вылазка на отдых оказалась такой вот...неправильной. Все получают удовольствие от курортов, водопадов, симуляторов, а я реагирую не пойми как. Может, я и раньше чувствовала, что не мне не стоит сюда приезжать? Пойти протестироваться на прогнозиста? Может, у меня есть способности и всегда буду знать, куда ходить не надо?
   Я сидела на берегу почти в полной темноте и дрожала. Даже зубы стучали, и самое главное, альтернатив не было никаких. Горячий душ в моем домике, но туда совершенно не хотелось возвращаться. Ходить не было сил. Да даже поговорить было не с кем. Очень хотелось почему-то чтобы кто-нибудь пожалел, но ни отца, ни дядю Ронара я беспокоить не стала. Повод, если подумать, действительно ерундовый. Ну поиграла, погрузилась, что-то не так - стоило пойти к корректору состояния, они убирают все нежелательные последствия. Но такое ненужное и несвоевременное переживание воспринималось как часть меня и мне совершенно не хотелось, его корректировать или снижать значимость... Просто хотелось тепла и безопасности, которые в данный момент были недоступны, так же как и мерцающие в небе звезды.
   А потом кто-то накинул мне на плечи термоодеяло.
   - Я не могу больше на это смотреть! - сказал, присаживаясь рядом со мной на песок, Иштван.
   Я даже не удивилась.
   - Ты откуда здесь?
   - Прилетел еще с утра.
   - Зачем? - одеяло дарило тепло, мне ощутимо полегчало.
   - Нравишься ты мне, веришь?
   - Наверное...
   - Иди сюда. На песке холодно. - он подхватил меня и перетащил к себе на колени.
   - Что ты делаешь? - я попыталась посопротивляться.
   - Успокойся. Я ничего тебе не сделаю. - Иштван прижал мою голову к своему плечу и погладил по волосам.
   - А твой тизер не подумает, что я на тебя нападаю? - тут я не удержалась и зевнула.
   - Нет. Я ему не позволю тебя обидеть. И даже скажу ему тебя тоже защищать. А хочешь, подарю тебе тизера?
   - Зачем? Пока я тут сижу, твоего вполне хватит на двоих.
   - Я рад, что ты доверяешь мне свою безопасность.
   Мы немного помолчали. Наверное, мне стоило задуматься о странном поведении Иштвана, но сил не было.
   - Расслабься. - тихо сказал он, - я не буду ничего у тебя спрашивать. Просто почувствуй природу. Ветра нет, тишина и волны такие тихие, что их не слышно. Тут очень спокойное место.
   - Курорт.
   - Да. И один из самых дорогих. А если ты мне доверишься, то... - тут Иштван чуть отстранился и попытался заглянуть мне в лицо.
   - Что?
   - То я покажу тебе место гораздо лучше этого! В сотню раз, нет в тысячу!
   - Ого! Наверное, мне стоит согласиться?
   - Ты точно не пожалеешь! - он пересадил меня на песок, встал и протянул мне руку. - Мой космолет недалеко, идти сможешь?
   - Конечно.
   Я так и пошла, завернутая в термоодеяло. Мне было любопытно и немного тревожно.
   Как только мы набрали высоту, я заснула, а когда открыла глаза, уже приземлились. Я не могла не узнать это место. Аж слезы навернулись на глаза, я прижала ладони к лицу, но они все равно просачивались сквозь пальцы и сбегали вниз ручейками.
   - Карина! - испугался Иштван. - Я сделал что-то не так?
   - Да нет, что ты! Все так... Все правильно... Все так как должно быть.
   Это мое место. Мой Имонар. Ночной и грозный, с седыми волами моря, ровным, нетронутым песком и длинной полосой прибоя, на которой и разместился наш космолет. Древний и прекрасный мир!
   - Гулять пойдем? - Иштван достал салфетки и аккуратно попытался вытереть мне слезы.
   - На берегу посидим, а потом я угощу тебя чаем.
   Он улыбнулся.
   На пляже было ветрено, и воздух был насыщен влагой. Мы разместились на одеяле. Сначала просто сидели и думали каждый о своем, а потом я откинулась на спину. Мне впервые за день было хорошо и спокойно, как будто бурю, бушевавшую у меня в душе, я выплеснула наружу, и теперь лениво смотрела на проплывающие над нами клочковатые облака. Потом и Иштван прилег рядом и притянул меня к себе.
   - Карина, я не знаю, как это правильно говорят... Ты будешь со мной?
   Его взгляд был напряжен и губы сжаты. Для него был важен мой ответ. И я сказала "да".
   ***
   А утро началось интересно. Пару минут мы смотрели друг другу в глаза, а потом Иштван сказал:
   - Нам, наверное, стоит повидать твоего отца
   - Зачем это?
   - После того, что между нами было...
   - Не хочешь ли ты сказать...
   - Конечно, - невозмутимо подтвердил он, - я хочу просить твоей руки.
   Вот что значит благородное воспитание! Я сначала даже рассмеялась. Иштван выглядел довольно забавно, словно был озадачен тем, что произошло ночью.
   - Ты смеешься?
   - Ну да. Ты не обязан мне ничего предлагать. Твой род значительно богаче и благороднее моего, и совсем не значит, что...
   - Карина, я вполне серьезен! И не думай обратить все это в шутку!
   - Слушай, Иштван! Ну, мы же не в тридцать четвертом веке живем, чтобы сразу жениться! Эти правила, традиции, кому все это нужно?
   - Мне. Может, это прозвучит и глупо, но я действительно хочу на тебе жениться.
   - Зачем? Я просто не понимаю...
   - Ты заметила, как нам вместе хорошо?
   - В смысле...эээ...
   Тут я покраснела, потому что вспомнила, как нам было хорошо, вот прямо тут, на этом одеяле... А чаю мы так вчера и не попили... Стоит, наверное, пойти в дом, и лучше прямо сейчас...
   Я запахнула на груди рубашку и начала подниматься. Иштван с силой удержал меня за руку.
   - Не уходи, я не договорил. Карина. Нам не только так хорошо, нам в принципе хорошо. Мы подходим друг другу. Ты согласна?
   - Да. - слушать Иштвана было очень приятно, так же как и находиться рядом с ним.
   - Я рад. - тут он разулыбался.
   - Я не это имела в виду. Я думаю, что у нас, безусловно, есть что-то общее, но это не значит, что этого достаточно...
   - Теперь не отвертишься! - Иштван обнял меня и притянул к себе. - Вот смотри. Я тебе сейчас докажу. Я тебе приятен как мужчина? Не вырывайся, просто ответь.
   - Да.
   - А мне очень нравится быть с тобой. Просто рядом. Я могу и молчать и говорить, и как-то все правильно выходит.
   - Неправильно. Твой род наверняка тебе невесту уже подобрал!
   - И не одну.
   - Вот видишь!
   - Но мне они не нравятся.
   - А я, значит, нравлюсь?
   - Очень. И это не на один день. Я себя знаю. А ты сомневаешься в себе?
   - Нет. Но ответь на один вопрос.
   - Спрашивай.
   - Тебе нравится Имонар?
   - Я люблю его.
   И после этого признания все встало на свои места, и предложение наследника благородного рода Мора Иштвана Балинта я приняла.
   ***
   Со свадьбой решили не тянуть, хотя некоторым это очень не понравилось. Например, дяде Ронару. И Инке. И Томасу. Про историю с симуляцией я Иштвану ничего не рассказала. Но большая часть неприятных ощущений ушла. Я даже с какой-то стороны была благодарна друзьям за этот эксперимент, потому что именно он помог мне определиться и понять, что для меня ценно и чего же я на самом деле хочу. Но если недовольство Тома я могла понять, то Инка меня удивила. Когда я ей сообщила, за кого выхожу замуж, она задала мне один единственный вопрос:
   - Зачем?
   Я даже растерялась. Потому что по ее меркам ситуация выглядела очень привлекательной. Молодой красавчик-богач влюбился и почти женился, практически совершив при этом мезальянс. Хорошо воспитанный молодой ученый. Достоинств - масса! В чьих угодно глазах.
   - Нам хорошо будет вместе.
   - Кариночка, а ты хорошо подумала?
   Я разозлилась.
   - Знаешь, не ты ли твердила, что стоит полагаться на собственные чувства и доверять первому попавшемуся импульсу? Что изменилось?
   - Ты никогда так не действуешь!
   - И что? Это значит, что не могу?
   - Нет! Это значит, что не умеешь! У тебя импульсы не натренированные, и не факт, что им можно доверять!
   - Считай, что уже поздно!
   - У вас что-то было? - голос у Инки прозвучал заинтересованно.
   - Да.
   - Ну, тогда часть сомнений снимается, если, конечно, тебе понравилось.
   - Вот в этом можешь не сомневаться!
   - А ему?
   - Разумеется! - я не могла говорить за Иштвана, но знала точно, что на Имонаре ему не могло быть плохо. Это место действовало на него так же как и на меня.
   - Ладно, Кара, дело твое. Если ты считаешь, что я должна радоваться, то я порадуюсь за тебя.
   - А что тебя смущает?
   - Не знаю. - сказала она. - В нем я не сомневаюсь, но странно, что его семья готова допустить такой брак.
   - Это их трудности. А ты что-то чувствуешь? - я спросила не столько потому, что сильно доверяла ощущениям подруги, сколько чтобы ее успокоить, потому что она слепо верила в свои прогнозы.
   Инка молчала аж целую минуту, а потом выдала:
   - Нет.
   На том и порешили.
   К разговору с Томом я себя долго готовила. Надо отдать ему должное, отговорить меня он не пытался. Но сообщил:
   - На свадьбу не приду, даже не проси. Не хочу его видеть.
   Я понимала, что он прав. Томас не тот человек, который с легкостью переступит через себя, и будет искренне улыбаться сопернику. Но слышать это было все равно неприятно, как будто я теряла что-то важное.
   Папа воспринял известие о моей помолвке с интересом, но с некоторой растерянностью, словно не знал, как вообще стоит себя вести, разговаривая с женихом своей дочери. Но Иштван сумел произвести на него впечатление. Заговорил о своих разработках и лаборатории. Папа в ответ рассказал о своих достижениях, в общем, они остались довольны друг другом. Денежные вопросы обсуждали без меня, и в подробности меня не посвятили, из чего я сделала вывод, что препятствий никаких не возникло. Приданое за мной давали не очень большое, но Иштван о нашем материальном положении знал, и вряд ли при выборе невесты именно этот момент был определяющим.
   С женихом я общалась довольно много, но с некоторой чопорностью в сочетании с робостью. Как только я официально стала его невестой, то почему-то не стремилась особо высказывать свое мнение, в то время как Иштван наоборот пытался меня заставить рассказать ему о своих желаниях и сделать все так, как я хочу. Жила я по-прежнему у себя, он прилетал ко мне практически каждый день по вечерам. Мы гуляли, разговаривали, да и молчали тоже много. Привыкали друг к другу. Иногда я смотрела на него и мне казалось странным, что скоро мы будем вместе жить, но эта мысль меня не пугала и не вызывала отторжения. С Иштваном было интересно, спокойно, надежно. Во время наших прогулок он брал меня за руку и гладил мои пальцы, больше ничего себе не позволял. Только один раз, при прощании на крыльце моего дома он не отпустил меня разу, а прижал к себе и прошептал на ухо:
   - Я все помню. Наш Имонар и тебя, Карина. Я жду тебя. Очень жду. - от его слов мне стало жарко и сердце забилось в предвкушении. - Я знаю, я поспешил и сделал тебя своей до свадьбы, но скоро все будет по правилам. Осталось чуть-чуть.
   С этого момента я с нетерпением ждала день нашей свадьбы.
   ***
   В семье Мора меня приняли хорошо. Хотя, когда я входила в их огромный дом на Зоридане, то чувствовала себя неловко, и постоянно боялась сделать что-нибудь не так. Уроки этикета я последний раз посещала в старшей школе, да и тогда считала их не особо нужными. Но переживала я напрасно. Герцог Мора, отец Иштвана взирал на меня благосклонно, а после обеда в честь помолвки заявил:
   - Карина, я очень люблю, когда люди себя ведут естественно.
   Я неловко улыбнулась, поскольку не знала, как относиться к его словам.
   - Папа имеет в виду, что в нашем доме перебывало много девушек, которые всячески старались произвести впечатление на нашу семью.
   - Я тоже стараюсь. Честно.
   - Я знаю, - улыбнулся Иштван. - Но у тебя другая цель.
   - Богатые и влиятельные люди страдают от чужой неискренности. Я боялся, что мой сын станет жертвой охотницы за состоянием или какой-нибудь пустоголовой кокетки. Иштван - серьезный мальчик, и ему нужна нормальная жена, которая готова к этой роли.
   Я снова улыбнулась, чтобы скрыть смятение. Я пока не знала, как относиться к словам герцога. Что значит "нормальная жена"? Чего от меня ждут? Как мне вообще себя вести? Тем более, что их положение обязывает вести светскую жизнь. Впрочем, я всегда могу научиться всему, что от меня потребуется.
   ***
   Дядя Ронар почему-то был очень недоволен тем, что я выхожу замуж. К Иштвану не приставал с разговорами по-мужски, переложил эту обязанность на папу, а вот со мной пообщался. Усадил в своем кабинете напротив и сделал серьезное лицо.
   - Ты должна отдавать себе отчет в том, на что ты идешь!
   - Эм... - тут я зависла, не понимая, что он имеет в виду.
   - Замужество, это не увеселительная прогулка!
   - А ты-то откуда знаешь?
   Сам дядя никогда не был женат. Женщины у него, конечно, были, но до серьезных отношений ни разу не доходило.
   - Вот потому и говорю!
   - А я подумала.
   - Возможно, - не стал спорить дядя и попытался зайти с другой стороны. - Тебя ждут совершенно другая жизнь, правила и... и дети. Каждый наследник такого рода как Мора, а это один из древнейших родов, стремится к тому, чтобы обеспечить дальнейшее наследование. Иштван у них единственный из нового поколения, у побочной ветви, у двоюродного брата герцога детей нет.
   - Ну, вот видишь, - поддержала я дядю. - Не сильно их этот вопрос занимает, раз не заводят. Я видела самого герцога, если бы он захотел, то был бы у него не один сын, а десяток!
   - Не знаю, - дядя Ронар нахмурился. - В любом случае ты должна быть готова к тому, что от тебя потребуют рожать!
   - Ну вот еще! У нас свободное общество! И Иштван ничего об этом мне не говорил!
   - Угу, свободное... До поры до времени. Впрочем, тебе виднее.
   - Конечно, тем более, что я не вижу в этом ничего плохого. Это будет наш ребенок!
   - Эх, Карина. Девчонка ты еще совсем! Детей загадывает... Вот твои родители тоже завели тебя. И папа твой до сих пор тебе кто угодно, только не отец.
   Я насупилась. На это возразить было нечего, потому что дядя Ронар был прав. Скорее он мне был отцом. Во всяком случае, всегда решал мои проблемы, и именно к нему я приходила советоваться. А мама... Мама слишком рано умерла.
   - Ничего. Если знать, к чему готовиться, то все получится.
   - Ладно, раз так. Есть еще один момент. Я бы тебе порекомендовал составить брачный контракт, разделить ответственность, изучить обязанности. Договориться, так сказать, до посадки в одну ракету. Право собственности, опять же...
   - Ну что ты в самом деле! У семьи Мора есть финансовые проблемы? Ты же наверняка проверял!
   - Да. - не стал отпираться дядя. - Проблем у них нет. Состояние стабильное. Они ведут какие-то политические игры, но это не мой уровень. Про криминал ничего выяснить не удалось. Но все равно! Ты должна защитить свои права! И права будущих детей!
   - У них были разводы в семье?
   - Нет. Не было.
   - Тогда о чем разговор? Я имею право распоряжаться нашим имуществом, и не вижу смысла оскорблять Иштвана формализацией наших чувств.
   - Карина! Я не об этом!
   - А мне все равно. И вообще, я чувствую себя глупо! Мы на такие темы с тобой никогда не говорили. Почему я в принципе должна оправдываться за свои отношения с кем бы то ни было?
   Дядя Ронар встал из-за стола и подошел ко мне.
   - Карина, девочка, я беспокоюсь. И тоже не знаю, как себя вести. Я хочу тебя защитить. Давай с тобой просто договоримся, что между нами ничего не изменится?
   - Ты думаешь, что я буду меньше тебя любить?
   - Нет, я просто хочу, чтобы ты знала, что твое замужество не означает, что ты обязана со всем справляться сама. Пообещай мне, что если у тебя возникнут какие-то проблемы, ты доверишься мне и позволишь тебе помочь...
   - Хорошо! - я тоже встала и обняла дядю.
   - Иштван сегодня связался со мной. - дядя Ронар отстранился и заговорил деловым тоном. - Он хочет установить на Имонаре "купол-титан".
   Я невольно улыбнулась. Вот ведь настырный!
   - Может, я просто ревную, что кто-то о тебе заботится лучше, чем я?
   - Дядя! Ты вне конкуренции!
   - Ладно, - рассмеялся он. - Так что будем делать с куполом?
   - Хочет, пусть ставит! Теперь он имеет на это полное право.
   ***
   - Я не хочу тебя в традиционных одеждах. Я вообще не хочу традиций. Пусть все будет просто и быстро. Важно другое. Я хочу, чтобы это уже свершилось. - Иштван говорил горячо и убежденно. Я внимала и понимала, что он прав. Нам не нужно лишнее внимание и лишние люди.
   На нашей свадьбе было мало гостей. То, как все происходило, я почти не запомнила, потому что волновалась. Иштван много улыбался и почти не отходил от меня. Безумно красивая Инка, отбросила все свои сомнения в отношении моего замужества и радовалась за меня вполне искренне. Томас, как и обещал, на свадьбу не пришел, но прислал оригинальный подарок - блокиратор энергозамка с припиской: "Вдруг захочешь запереться от мужа". Подарок я втихую передала дяде Ронару, пока Иштван не увидел.
   Сам праздник продлился недолго. Поженились, перекусили, пообщались. Вообще, если не считать изменения моего статуса, то этот день особенным можно было бы назвать с натяжкой. Новая жизнь меня и пугала и привлекала одновременно. До знакомства с Иштваном я существовала в своем уютном мирке, и вроде бы не помышляла ни о каких изменениях, а на деле хотела любви и понимания не меньше тех моих подружек, которые занимались активным поиском мужа.
   Жить нам предстояло в фамильном владении семьи Мора. Сам герцог там не жил, и перед нашим отлетом увел меня в сторонку и вручил энергоключ.
   - Это тебе, как новой хозяйке. Во владениях я появлялся нечасто, - объяснил он, - Иштван учился и летал в экспедиции, а одному там было одиноко. У меня есть дом в столице, где вы всегда будете желанными гостями. Но у меня есть одно условие. Тебе придется помочь мне, Карина.
   - Конечно! - согласилась я с энтузиазмом. Герцог Мора мне нравился. Ко мне он отнесся хорошо, а вовсю пытался включить меня в свою семью. Интересно.
   - Владения нашей семьи обширны, но я никогда особо не увлекался их обустройством. В основном этим занималась моя герцогиня, но после ее смерти... Мне бы хотелось, чтобы ты сделала этот дом таким, чтобы вам было приятно в нем жить, а мне хотелось бы к вам приезжать. Только не думай, что это легкая задача, - улыбнулся герцог.
   Я сжала в ладони энергоключ и кивнула.
   Добирались мы на нашем космолете. Иштван с виду был спокоен, но летел на пределе. Это никак не походило на прогулку. Я нервно разглаживала складки платья на коленях, молчала и совершенно не следила за дорогой.
   - Почти долетели, - наконец объявил он. - Посмотри вниз.
   Дом был великолепен! Шедевр классической архитектуры с конусовидными башенками и раздвижной крышей. Вокруг дома расположился огромный сад.
   - Эти и есть владения семьи Мора. И я рад, что ты тут не в гостях! - Иштван подмигнул мне. Он вообще сегодня был непривычно весел, так, что мне тоже хотелось улыбаться. - Я видел, что отец с тобой посекретничал. Насчет дома, верно?
   - Да. Займусь перестройкой и переделкой. Так тут все изменю, что соседи обзавидуются!
   - До ближайших соседей слишком далеко. На планетарной скорости до получаса лету. Но тут есть все удобства: прямая доставка продуктов, независимое энергообеспечение, охранный купол. Впрочем, если ты хочешь дружить с соседями, можно организовать прием... Хочешь?
   - Не уверена. Не сейчас.
   - Ну, конечно, не сейчас! - Иштван посадил космолет и разблокировал двери и помог мне выйти. - У меня совершенно другие планы. Ты даже не представляешь... - его руки оказались у меня на талии, а губы осторожно коснулись уха. - Кара, мы здесь вдвоем, слуг нет. Я всех отпустил. Завтра все расскажу, а сейчас побежали! - он схватил меня за руку и потянул в дом. - Быстрее, давай! Да сними ты эти туфли!
   Я притормозила и отстегнула ремешки, после чего с удовольствием ринулась за своим мужем. На крыльце он подхватил меня на руки.
   - Обними меня, не стесняйся! Я покажу тебе сейчас одну комнату...
   - Я там буду жить?
   - Нет, мы там будем... Просто будем! Прямо сейчас!
   Все было быстро, страстно, хаотично. Но мне очень понравился свет, который лился сквозь панорамное окно прямо на наше брачное ложе. Кажется, в этой комнате я ничего не буду менять...
   ***
   Два дня нас никто не беспокоил, но я бы не сказала, что мы только и делали, что лежали обессиленные в объятиях друг друга. Иштван показал мне дом и сад. Рассказал немного о своем детстве и о семье. Позволил погрузиться в свой мир, о котором я до сих пор знала мало. Я слушала его и ловила себя на мысли, что мне нужен мой муж, мне нравится быть рядом с ним и нравится то, что ему хорошо со мной. О чувствах мы не задумывались. Зачем постоянно чему-то давать определения. Страсть, гармония и покой - так я могла бы охарактеризовать первые дни моего брака, хотя понимала, что сочетание немного необычное, но для моей натуры это был самый правильный коктейль. В спальне я чувствовала, а в остальное время думала и анализировала. Все было чудесно!
   На третий день вернулись слуги. Их было всего несколько человек: специалист по хозяйству, повар, дворецкий, садовник и три специалиста по безопасности, которые работали посменно. Для меня наняли компаньонку.
   - Вот это скорее дань традиции, - рассказывал Иштван, во время нашей утренней прогулки по саду. - Ты слишком молода и неопытна, а требований к тебе как к хозяйке будет много. Так всем будет проще. Отец ее сам подбирал, леди Регина респектабельна и отличный профессионал.
   - Она будет меня контролировать?
   - Ага, и докладывать отцу каждый твой шаг! - Иштван сделал грозное лицо. - Карина! Конечно же нет! Ее задача - облегчать тебе жизнь. Я думаю, ты привыкнешь, но если что, ты всегда можешь пожаловаться мне!
   - Я редко общалась с женщинами, которые давали бы мне советы. Я росла без матери...
   - Так же как и я. Но для тебя будет лучше, если ты хотя бы изучишь этот женский мир. Мне иногда приходится участвовать в различных официальных мероприятиях, а теперь это и твоя обязанность.
   - Ага, я помню, что вышла замуж за потомка одного из самых знатных родов!
   - Вот именно! Но я не думаю, что это будет сложно. Просто надо привыкнуть.
   - А тебя кто консультирует по вопросам этикета?
   - Наш дворецкий - сэр Седрик. Ты еще узнаешь ему цену, но и большего зануды я не встречал. Когда мне кажется, что я веду себя как он, мне становится страшно!
   - Давно он у вас работает?
   - Больше пятнадцати лет, так что по всем вопросам, касающимся дома и самого владения, можешь обращаться к нему.
   - Ага.
   - Пойдем искупаемся? - мы как раз дошли до небольшого бассейна.
   - А потом полежим на лужайке?
   - Нет, лучше уединимся в саду. Есть там одно местечко...
   Ароматы фруктовых деревьев дурманили мысли, солнечные лучи горячили кожу, в стремлении сделать нашу жизнь прекрасной, нас было не остановить!
   ***
   По моему мнению, занудой сэр Седрик не был. Скорее он был обстоятелен. Но я любила серьезный подход к делам, считала его единственно правильным, и сама, будучи временами чересчур импульсивной всегда старалась держаться тех людей, которые имели терпение все делать последовательно и доводить до конца.
   С моей компаньонкой, леди Региной мы нашли общий язык. Она была уже в возрасте, но весьма активна. Предложила мне вместе с ней изучить наше владение и ознакомиться с состоянием дел. В управлении домами и хозяйствами она понимала гораздо больше меня, и перед поступлением к нам на работу ознакомилась с отчетом, переданным ей герцогом, поскольку задавала дворецкому, повару и специалисту по хозяйству узкоспециальные вопросы, до которых я сама бы не додумалась. Хорошо хоть тут все работало как часы, и не надо было думать, как обеспечить стирку одежды или где заказать продукты.
   Наставления леди Регина старалась облекать в форму ненавязчивых рекомендаций, что у меня даже сначала не возникало ощущения, что меня учат. Кроме того, она проводила со мной беседы, рассказывая, а точнее, выплетая словно сказку, идеальный образ женщины - будущей герцогини:
   - Она всегда мила и терпелива. К ней тянутся все, и аристократы и ученые и воины! Для каждого у нее есть умное и доброе слово. Ей не нужно привлекать к себе внимание, она и так всегда на виду. Ей нравится быть настоящей женщиной, а в перспективе и матерью. Она не опускается до интриг и сплетен. Рядом с такой женщиной и ее муж становится идеальным герцогом. Она всегда помнит, что за ней внимательно наблюдают, но ее поступки безупречны не поэтому, а потому что она знает, как себя надо вести и что и в какой ситуации делать. Она почитает своего мужа и его род, и вызывает ответное уважение. Она никогда не изменит и не предаст, потому что тогда перестанет уважать себя. Она...
   Там ее много было про эту "идеальную женщину". Она, она, она... Всегда она. По вечерам мы с Иштваном лежа в постели смеялись и придумывали различные способы достижения такого идеала, и он признался мне, что если бы встретил изначально такую вот "герцогиню", правильную и безупречную, то никогда на нее бы даже не посмотрел.
   - Я и сам несовершенен, что я буду делать с такой идеальной женой?
   - А почему бы тебе не вылепить из себя идеал будущего герцога?
   - Сначала я посмотрю, что получится у тебя! Сэр Седрик, похоже, давно махнул на меня рукой...
   Но как бы мы не забавлялись, сама идея мне нравилась. Я оценила ненавязчивый аристократизм и почему-то тоже захотела стать примером, хотя бы для своих будущих детей.
   ***
   Постепенно я училась наслаждаться новыми делами. Науку я немного отодвинула, хотя в моем новом доме была прекрасная лаборатория и множество всяких новейших штук. Но со всем этим я решила разбираться, когда освоюсь. Пока же вникала в хозяйство и училась взаимодействовать с окружающими меня людьми. Слуги, хоть и были незаметны и корректны, тем не менее, временами меня напрягали. Мне сложно было формулировать приказы, и они, казалось, жалели меня, хотя Иштван иногда посматривал с неодобрением на мои потуги и даже пытался подсказывать и направлять.
   Леди Регина, наконец, взялась за меня всерьез и завалила заданиями. Не скажу, что мне это нравилось, но мне хотелось сделать что-то приятное для Иштвана. Я воспринимала это как часть моей новой жизни, но ни на минуту не забывала о том, что у меня есть свой уголок, где мне всегда хорошо. Разумеется, я думала об Имонаре.
   Полет туда мы с Иштваном планировали в ближайшее время, после того как он вернется с переговоров в соседней системе.
   - Я улечу максимум на неделю. У меня несколько встреч. Мы заказали новое оборудование. А там тестирования, испытания...
   - А я?
   - Карина, я бы с удовольствием взял тебя с собой, но... Впрочем, если хочешь, полетим...
   Но он сказал это таким тоном, что я поняла, что Иштвану там будет не до меня. А зачем мешать человеку заниматься делом? А я тут и сама разберусь. Инка в свое время втолковывала мне, что женщина никогда не должна навязываться, тогда сохранит к себе интерес надолго.
   - Только пообещай мне на Имонар без меня не летать! - муж притянул меня к себе.
   - Ладно. Но только, если ты задержишься ненадолго.
   - Карина, я серьезно. Теперь, когда ты моя жена, я очень за тебя волнуюсь. Систему безопасности еще не обновили, и как ты там будешь одна? Вдруг еще какая залетная птица...
   - Хорошо. Я же уже пообещала.
   - Вот и договорились! Что тебе привезти?
   - Даже не знаю, - я растерялась. - А что там есть?
   В системе Ллорет я никогда не бывала, хотя Инка утверждала, что там своеобразно.
   - Хм... - Иштван на секунду задумался. - Я посмотрю. Думаю, тебе понравится.
   - Тогда я тут тоже постараюсь... Устроить сюрприз!
   - Ого! У тебя всего неделя!
   - Именно.
   За неделю можно столько всего наворотить, особенно, когда никто не отвлекает. А что если...
   - А можно как-нибудь слугам сделать каникулы на это время?
   - Кара, я не хочу тебе отказывать, но... Не получится. Это статус. Чем быстрее ты привыкнешь, тем лучше. Осваивайся. Я, конечно, поступаю плохо, бросая тебя одну на растерзание домоправителям, но если подойти к процессу творчески... Ты справишься! - Иштван улыбнулся. В его голосе чувствовался вызов, и мне хотелось, чтобы он мной гордился, поэтому я решила, что до его возвращения буду вести себя как настоящая герцогиня, а потом посмотрим.
   Для долгосрочных командировок у семьи Мора был не какой-то там космолет, а полноценный корабль, с большим грузовым отсеком и жилым модулем. С утра перед вылетом Иштван перегнал его из космопорта, я подозреваю, исключительно чтобы передо мной покрасоваться.
   А гордиться реально было чем. Удобный, скоростной и вместительный. Мы такой себе раньше позволить не могли.
   - Ты что, один его поведешь?
   - Естественно, - Иштван посмотрел на меня как на дурочку. - Автопилот в порядке. Курс проложен. Оборудование загрузят в порту. А мне одному комфортнее.
   Это я понимала. И мне вдруг очень захотелось полететь вместе с ним. Или даже одной! На таком-то корабле!
   - Хочешь, оставлю тебе мой "Тизер-универсал"? - внезапно поинтересовался Иштван. - Погоняешь?!
   - Давай!
   - Ладно, тогда вот, - он отстегнул с руки браслет с секциями для энергоключей, и передал мне. - Так у тебя будет доступ. А сейчас мне пора. Иди ко мне.
   Иштван крепко обнял меня и поцеловал в ухо.
   - Я буду скучать.
   Наверное, я тоже.
   ***
   После отлета мужа мне было немного грустно. Дом я еще не воспринимала своим и поэтому почувствовала тоску. Несмотря на окружающие красоты интерьера и садово-паркового дизайна, хотелось чего-нибудь пусть и простого, но родного. Связалась с папой, он посоветовал чем-нибудь заняться, чтобы время прошло быстрее. Тогда я поднялась в свою комнату и взялась за подаренный браслет. Ключ в нем был только один, от космолета. Вместо остальных камней были вставлены декоративные заглушки. Я туда приспособила энергоключ от владений Мора, и блокиратор энергозамка от Томаса. Камни были разного цвета, но вместе выглядели интересно, и на моей руке смотрелись органично. Определенно от уроков леди Регины был толк, раз я всерьез начала задумываться о своей внешности и драгоценностях.
   Вечером Иштван прислал сообщение. Он добрался до системы Ллорет, и пристыковался к торговой станции, жить собирался в собственном жилом модуле. Я пожелала ему удачи. На душе стало легко и приятно.
   С самого утра леди Регина провела повторную экскурсию по дому, по ходу демонстрируя мне голографические картинки из каталогов, в качестве наглядного пособия к предметам и интерьеру. От меня требовалось осознать и проникнуться богатством и величием семьи Мора.
   - Любые Ваши вмешательства должны быть обоснованы. Молодые часто думают, что усовершенствовать что-либо очень просто, однако, любой дом, да даже комната в этом доме представляют собой выверенную систему, воздействие на элементы которой может привести к дисбалансу.
   Я внимала, но пока не сильно понимала, за что хвататься. Нашу с Иштваном спальню, которую я более-менее обжила, мне трогать не хотелось. Мне там было вполне комфортно и уютно, а другие комнаты я не воспринимала своими, поэтому мне было там даже как-то неловко что-то там менять. Но с другой стороны лекция леди Регины была полезной, лучше узнавая свой новый дом, я к нему привыкала.
   Когда меня, наконец, оставили в покое, я попыталась связаться с отцом, но он не ответил по коммуникатору, видимо, был вовлечен в свой очередной эксперимент. А с дядей Ронаром разговаривать не хотелось. Я чувствовала себя не очень уверенно, но вряд ли смогла бы объяснить ему свои ощущения, а расстраивать его не хотелось.
   На следующий день он связался со мной сам и в приказной форме потребовал прилететь к нему.
   - А что случилось? - поинтересовалась я.
   - Я очень соскучился. - ответил дядя с нажимом.
   - Ммм. Ну, сейчас я узнаю, может, у леди Регины на меня какие-то планы...
   - Ты - герцогиня, еще не хватало, перед слугами отчитываться. Ты едешь навестить свою семью, так ей и передай.
   - Да что за срочность-то?
   - Я очень тебя прошу, прилетай! - и дядя отключился.
   Несмотря на странный разговор, настроение было приподнятым. Слетать домой, да еще и на новеньком "тизере"! На завтрак я вышла с улыбкой, и чтобы никто не вмешался в мои планы, решила, по совету дяди, вести себя как настоящая герцогиня: уведомила слуг о своем отбытии и... отбыла.
   Леди Регина выловила меня уже в полете, как раз когда я наслаждалась видами утренних облаков, и ледяным тоном поинтересовалась, когда меня ждать обратно. Я так же холодно ей ответила, что ждать к ужину, который накрыть в малой столовой, и после этого отключила коммуникатор, чтобы больше не доставали. Целый день свободы! Отлично!
   ***
   Прямо с порога дядя меня озадачил: отобрал сумочку и коммуникатор, бросил из на стол, потом привел в свой кабинет и плотно закрыл двери.
   - Да что происходит-то? - не выдержала я.
   - Карина. Я и сам не знаю, но дело, похоже, серьезное, - дядя Ронар выглядел осунувшимся, как будто вообще всю ночь не спал.
   - Ну, говори же! Что-то с отцом? Где он? Он поэтому вчера не отвечал?
   - Карина, успокойся. С отцом все в порядке. Сядь.
   Он чуть ли не силой усадил меня в кресло, налил в стакан воды и поставил передо мной. Я задавила в себе любое желание задавать вопросы, потому что видела, что дяде сложно начать разговор.
   - Карина, - наконец, вымолвил он, - вы не летали на Имонар?
   - Нет... Только собираемся...
   - А ты когда сама там была в последний раз?
   - Несколько недель назад...
   Да, это было как раз когда Иштван сделал мне предложение... Потом у нас были другие дела.
   - А что с Имонаром? - вдруг испугалась я.
   - Не знаю. Я не могу туда попасть.
   - А ты пытался?
   - Да, вчера летал. Не смог выйти даже не геостационарную орбиту. Подозреваю, что "купол-титан" уже установлен.
   - Иштван говорил, что еще нет...
   - А ты уверена, хм, в том, что он говорит?
   - Ну да. - я задумалась. - А зачем ему лгать?
   - Вот и я думаю... - дядя Ронар потер пальцами подбородок и принялся расхаживать туда-сюда. - У меня сначала были мысли, что это аномалия какая-то... Ну, не знаю, космический ветер, реликтовое излучение, магнитная аномалия, предположения в голове были самые дикие...
   - А как это выглядело? В смысле, почему ты не смог пролететь?
   - Потеря мощности и навигация барахлила. Дальше я не стал пытаться. Просто испугался.
   Я бы тоже испугалась.
   - Может, и правда аномалия?
   Я к тому моменту уже немного успокоилась. Что может случиться с необитаемой планетой в космосе, при наличии рядом стабильной звезды? А невозможность долететь... Как-то не верилось в подобное. Я с таким ни разу не сталкивалась.
   Дядя Ронар немного помолчал.
   - Знаешь, Кара, дальше будет самое сложное... Но ты должна знать. Вы с Иштваном когда туда собираетесь?
   - Эм... Примерно, через неделю... Как только он вернется...
   - Я не знаю, что он задумал, и как собирается тебе это объяснить... Но, на Имонаре ведутся работы.
   - Какие работы?
   - Там строится перерабатывающая станция. После того, как я не смог туда пробиться, я дистанционно активировал мини-скаут. Ты, правда, его забыла зарядить. В общем, надолго его не хватило. Вот запись. Посмотри.
   Дядя активировал голоэкран.
   Запись была без звука, но я от шока даже не могла пошевельнуться. Мой жилой модуль сдвинули к дальнему краю пляжа и частично демонтировали. А на его месте расположился технологический металлический корпус с несколькими пристройками, кучей каких-то труб и двумя генераторами. Песок вокруг был изрыт, и между ямами деловито сновали роботы.
   - Людей на записи нет. - деловито отметил дядя. - Но гарантировать, что там никого нет, я не могу.
   - И ты думаешь...
   - Я не знаю, что думать. А о плохом думать не хочу!
   - Это что же получается... Иштван? Но ведь он мне сказал, что мы вместе полетим на Имонар... То есть он знал, что не получится...
   - Карина, я не знаю, что делать... Скажи, есть ли хоть какая-то вероятность, что это не он?
   - А зачем кому-то лезть в чужие владения, да еще и так нагло?
   - Бездна! А ему зачем? Что это за ерунда? - дядя ткнул пальцем в голограмму.
   - Я не понимаю. Я ничего не понимаю.
   Да у меня просто в голове это все не укладывалось!
   - Ладно. Давай успокоимся. Нам нужно собрать информацию. Ты можешь связаться с Иштваном?
   - Да, наверное... - честно говоря, соображала я плохо. Меня очень сильно потрясло увиденное. - Но что я ему скажу? И как?
   - В таком состоянии тебе лучше вообще с ним не связываться. - решил дядя. - Я как-то неправильно все преподнес. Непонятно, с какой стороны за это взяться. То ли Имонар спасать, то ли твой брак...
   - Ерунду не говори! Нужно подумать. - я обхватила руками голову. - Я обещала вечером вернуться.
   - Не думаю, что тебе стоит возвращаться во владение. Пока у тебя преимущество, ты знаешь, а он не знает... Если это, конечно, он.
   А я уже и не думала, он или не он. Мне просто было страшно оттого, что моя жизнь рушилась. Ведь я знала, что так не бывает. Где-то в глубине души, понимала, что все слишком идеально. А с другой стороны, почему я так легко поверила? "Герцогиня должна быть вне сплетен и пересудов, она должна верить своему мужу" - в голове словно раздался голос леди Регины. Иштван всегда был добр и предупредителен. Нам было хорошо вместе. Так не лгут! Впрочем, что я знаю о лжи? Маленькая домашняя девочка. Наивная дура! Или нет? А вдруг это не он? Вдруг он тоже ничего не знает?
   - Я должна все выяснить! - заявила я дяде Ронару.
   ***
   В полете у меня было время подумать, хотя, если честно, голова раскалывалась. Сначала убедила дядю, что именно так и стоит поступить, и отговорила его лететь со мной, потом связалась с владением и сообщила леди Регине, что останусь ночевать у отца. Возможно, во мне совершенно не к месту развилась подозрительность, но в том, что слуги в принципе могут сообщать о моих передвижениях мужу, я даже не сомневалась. Несмотря на все достигнутое в нашем обществе равноправие, семью Мора с полным правом можно было назвать традиционной.
   Больших усилий мне стоило сдержаться и не начать выпытывать у Иштвана что, собственно, происходит, по удаленной связи. В итоге решила лишить и его и себя возможности уйти от разговора. А сейчас в полете сомневалась в своем решении. Во-первых, я себя слишком накрутила. В голове рождались версии одна безумнее другой. А во-вторых, грызла тревога за самоуправство. То есть я не сомневалась, что повод для моего визита существенный, но в то же время боялась сопутствующих последствий. Что если Иштван ни причем, спокойно там себе работает, а тут я со своими обвинениями? Следовало хорошо продумать разговор, но я не была уверена в том, что смогу сдержаться.
   А еще мне очень хотелось на Имонар. То, что я пережила, пока смотрела запись, было трудно передать словами. Меня охватила тоска, но при этом на заднем плане присутствовала мысль, что это все может быть ошибкой или дурацким розыгрышем. Не все же Томасу и Инке развлекаться! Может, все-таки стоило слетать на Имонар и самой посмотреть насколько там все в порядке? А если не в порядке? Что я буду делать тогда? Если у меня, как и у дяди Ронара, не получится прорваться к планете? Ответов не было, поэтому на Имонар я не полетела. Но тревога не отпускала, грызла изнутри, не давала сосредоточиться. Мысли то и дело съезжали на мои последние впечатления, когда я была там, и было дико представлять, что мой мир, то есть то место, где я чувствовала себя хорошо - разрушен.
   И еще у меня не получилось поплакать. Вообще, с самого детства у меня глаза были на мокром месте, и когда-то давно, я считала это своим недостатком, неспособностью справляться с трудностями, но однажды дядя объяснил мне, что слезы - простая реакция на стресс, и если сразу выплакаться, то потом и решение принимать будет легче. А сейчас вот решение есть, а слез нет.
   В "Тизер-универсале" Иштвана были зафиксированы стандартные маршруты, и поэтому проложить путь до системы Ллорет не составило большого труда. Правда, лететь пришлось долго - восемнадцать часов. За все это время я выпила только бутылку воды, есть совершенно не хотелось, а уж тем более космопайки. Иштван, видимо, не рассчитывал, что меня понесет в глубокий космос, поэтому нормальной еды на космолете не нашлось. Ближе к концу полета я воспользовалась аптечкой. Размешала в воде успокоительный порошок и, поморщившись, выпила. Потом долго пялилась в пространство, после лекарства стала поспокойнее, по крайней мере, руки не дрожали и в голове прояснилось. Наверное, следовало поспать, но без снотворного я с трудом себе это представляла, поэтому все-таки решила лечь уже после разговора с Иштваном. А, может, даже и вместе с ним. От этой мысли на душе немного полегчало. Что если у нас нет никаких противоречий, и он будет рад меня видеть и все объяснит? Мне бы этого хотелось. Очень. Только вот как это организовать я не знала. В любом случае, разговаривать надо по делу, без лишних эмоций, впрочем, мы ни разу и не ссорились, поэтому и будущий разговор рисовался мне скорее в позитивном ключе.
   ***
   В системе Ллорет было несколько планет, и только одна была обитаемой. Но сама планета была бедной, там располагался только большой научный центр и несколько полигонов для испытаний. А вот в космосе рядом построили крупную торговую станцию, которая облегчала коммуникации между колонизированными нами мирами. Освоение космоса велось довольно давно, но братьев по разуму найти пока не удалось. Единственными более-менее разумными существами были червеобразные катросы, но их культура настолько отличалась от нашей, что серьезные контакты наладить не получилось. До момента их обнаружения они даже в космос не вышли, а, получив такую возможность, не особо стремились ею пользоваться.
   Регистрироваться я на станции не стала, поскольку мне не нужен был доступ к торговым операциям. Пристыковалась на пассажирской стоянке, внесла данные по космолету и отправилась в информаторий.
   В системе Ллорет я не бывала ни разу, и в других обстоятельствах не отказала бы себе в экскурсии, но сейчас мне было не до того. В информатории арендовала навигатор по станции и отправилась на встречу с мужем. Навигатор подал сигнал у спецстоянки номер семь, и я, немного поколебавшись, воспользовалась своим энергоключом, чтобы туда войти.
   Сам ангар был не очень большим, максимум на три корабля, причем для среднего подразумевалась вертикальная загрузка. Корабль семьи Мора был пришвартован слева, и был в ангаре единственным. Сердце прыгало в груди как сумасшедшее, я невольно остановилась перед спущенным трапом. Иштван не запер корабль, значит, сам был на борту? Но энергоключ давал весьма высокую степень защиты, перепрограммировать его было невозможно, он был привязан к энергетическому полю истинного владельца. Меня, насколько я знала, внесли в списки допуска семьи, и именно поэтому я смогла пройти на стоянку.
   Я некоторое время постояла на месте в надежде, что меня засекут, но ничего не происходило, и муж ко мне не вышел, поэтому сжала руки в кулаки и заставила себя подняться по трапу наверх.
   Переживания мои оказались напрасными. Внутри никого не было, я несколько раз крикнула, но никто так и не отозвался. Иштван улетел без слуг, и сам, скорее всего, был на какой-нибудь встрече. Время было - середина дня по стандартному космическому. Я немного пошаталась по коридору, заглянула в пищеблок, но есть по-прежнему не хотелось, поэтому быстро оттуда ушла, и в итоге набрела на кают-компанию, где сняла обувь, полетную куртку, оставшись в одной майке, взобралась на небольшой диванчик и приготовилась ждать.
   В голове крутились мысли, но будущий разговор никак не выстраивался, в конце концов я решила не думать об этом. Пусть идет как идет. В попытке отвлечься схватилась за лежащий на столе отчет, не особо рассчитывая, что я там что-то пойму, раз он лежал тут то явно имел отношение к делам Иштвана, но мне срочно требовалось чем-нибудь себя занять.
   Открыт он был на странице "Подарки и пристрастия".
   "При выборе подарка следует учитывать, что объект хоть и имеет стандартные потребности, тем не менее не совсем типичен, однако, не следует совсем пренебрегать женской сущностью. Необходимо то, что выделяет сам объект и в то же время приносит ему пользу. Например: какое-либо техническое устройство (но с декоративными элементами), браслет для энергоключей, дополнительное снаряжение для прогулок и космических вылазок с большой функциональностью..."
   Наверное, я бы не обратила внимания на "браслет для энергоключей", если бы не задалась вопросом, а что это собственно за отчет и какому объекту он посвящен. Осененная неожиданной догадкой пролистала несколько закладок и дошла до раздела "Описание объекта и методы воздействия":
   "Карина Имонар. Возраст: 20 лет. Состав семьи: отец и дядя. Мать умерла 13 лет назад от лихорадки танти. Из-за особенностей воспитания слабо развита женственность и сексуальность, зато в избытке присутствуют настороженность, в том числе в общении с мужчинами. Карина замкнута, имеет мало друзей, пребыванию в обществе предпочитает одиночество. Патологически привязана к своему наследному владению - малой планете Имонар. Эмоционально, скорее, стабильна, но не склонна к проявлению страсти. Временами застенчива, но умеет это скрывать. Умна, но не гениальна, в научной работе потенциально будет показывать средние результаты, хотя и умеет сосредотачиваться на проблеме..."
   "Методы воздействия: 1) эмоциональные:
   Воздействовать рекомендуется через пристрастия и предпочтения, общую направленность или видение будущей жизни. Лучше избегать стандартных схем, к ним Карина малочувствительна, но, выделяя личностное, можно надеяться на хороший результат. Также Карина имеет проблемы с личной безопасностью, поэтому, можно действовать через предоставление соответствующих гарантий. Она нетребовательна, чрезмерное внимание ее пугает. Надо действовать осторожно и ни на чем не настаивать. Можно подключать манипулятивные технологии, психокинетическое воздействие. Карина мало о них знает, и не сумеет оказать сопротивление. Для лучшего воздействия требуется использовать моменты слабости: от простых - ночное время, недостаток сна, мнимое ощущение безопасности от пребывания в собственном жилище; до сложных - после воздействия серьезных стрессоров, например, конфликты с социальной средой, недопонимание с близкими. В такие моменты Карина уходит в себя, но в то же время ищет подтверждения от внешней среды своим мыслям и поступкам.
   2) физические: воздействие на семью, друзей или саму Карину для деморализации и подчинения. Вплоть до физического уничтожения. Примерные схемы и планы представлены в Приложении А к настоящему документу..."
   В Приложение А я заглядывать уже не стала. Просто не хватило сил. Кое-что в документе было подчеркнуто, но не в разделе про физические воздействия... Звучало все это жутко. Но зачем все это было Иштвану? Зачем такие сложности? Досье на меня собирать с разработкой планов воздействия на семью? Зачем? Зачем???
   Я отложила отчет и отправилась в пищеблок. Чувствовала себя отвратительно, даже передвигалась с трудом. Щеки горели и руки тряслись. Я не могла поверить! Так не бывает! Да просто не может быть! Не со мной! Меня резко затошнило, я прислонилась спиной к стене коридора и съехала по ней на пол. Прижала руку ко рту и, подняв голову к потолку, шумно задышала. Выходили какие-то длинные и протяжные всхлипы, горло сжималось, а вот слез по-прежнему не было.
   Сколько я так сидела, не знаю, но именно там, на полу и нашел меня Иштван.
   ***
   Не знаю, чего я ожидала... Нет, поначалу Иштван действительно пытался меня успокоить. Перенес обратно в кают-компанию на диван, налил воды, в которую, наверное, что-то накапал... Но я этого не понимала, на меня вообще напало какое-то отупение, зрение расфокусировалось, мысли путались, но про свою цель я не забыла.
   - Нам нужно поговорить. - заявила я Иштвану.
   - Куда тебе сейчас разговаривать! - Иштван произнес это даже с какой-то досадой.
   - Очень. Надо, - разговор должен был положить конец моим сомнениям и тревогам. Так мне, по крайней мере, казалось в том состоянии, в котором я пребывала.
   - Что ты хочешь узнать? - нас разделял стол. Иштван расположился напротив меня. Он был бледен, но держал себя в руках. В глаза я ему смотреть боялась, он же напротив меня пристально разглядывал.
   - Что происходит на Имонаре?
   - Идут строительные работы.
   - Что?
   - Там будет лаборатория и небольшой перерабатывающий завод, - поскольку я промолчала, Иштван продолжил. - Если ты выяснила, что хотела, пойдем, я уложу тебя спать. Ничего страшного не произошло и не произойдет. Тебе следует отдохнуть.
   - Как это ничего не произошло? Какой еще завод? - вопрос прозвучал с истеричным надрывом, я это машинально отметила, как будто не про себя, а со стороны.
   - Карина. Сейчас не время это выяснять, у нас с тобой будет еще много возможностей пообщаться. Ты что сейчас хочешь услышать про все тонкости производственного процесса? - Иштван говорил мягко и с легким упреком.
   - Я... Я хочу узнать, зачем тебе понадобился Имонар! У тебя наверняка много владений и земель, где тоже можно что-то строить! Почему именно там?
   - У нас с тобой много владений! И у нас на Имонаре есть то, что мне очень нужно! И прямо сейчас! Зачем мне ждать?
   - А как же... Это же то место, которое я люблю, и ты... тоже говорил, что любишь...
   - Да, с научной точки зрения он меня интересует. А если его рассматривать как место отдыха, то он не идет ни в какое сравнение с курортами систем Альтар или Имерхи, вот там тебе и море, и песок и уединение. Купайся сколько влезет, или сиди в своем модуле! Все как тебе нравится!
   - Иштван, подожди! Какая система Альтар! Зачем? Что такого есть на Имонаре?
   - В общем-то я планировал тебе рассказать, но немного при других обстоятельствах... Ну да ладно, слушай. Твоя мать умерла от лихорадки танти, так? А тебя не удивило, что вы с отцом остались живы?
   Я обхватила голову руками и попыталась сосредоточиться.
   - Она улетала в поиск одна, и когда заметила первые симптомы, то не стала спускаться на планету, карантин она бы все равно не прошла... Отец потом... Уже после ее смерти отправил ее скаут в сторону Имо...
   - Это все очень интересно, но я могу немного подправить твою версию. В поиск вы летали все вместе. Просто до того как она зарегистрировала у себя первые симптомы, твой отец обнаружил ту самую малую планету - Имонар, решил слетать туда и взял тебя с собой.
   - Но мы же должны были бы все равно заразиться... Инкубационный период у танти около двух недель, и если мы были вместе, то получается...
   - А вы и заразились.
   - Как так?
   - Главная тайна твоего дорогого Имонара в том, Карина, что он излечил и тебя и твоего отца!
   - От танти нет лекарства... - почти прошептала я. - Не может быть...
   - О! Уж поверь мне! Я все проверил! Когда мои люди случайно наткнулись на твою историю она вызывала сомнения, но полгода тестов... В общем, как только подтверждение было получено, я уже знал, что надо делать.
   - Но, подожди, это что же получается, мы теперь можем лечить лихорадку танти?
   - Не все так просто... Требуются еще эксперименты, я же не мог туда прилетать официально, и только сейчас получил возможность добыть качественные пробы воды и грунта.
   - Но почему ты раньше не сказал? Мы бы могли...
   - Что? Всех осчастливить? Ты так себе это представляешь? Идеалистка Карина!
   - Я не знаю! Можно как-то выделить составляющие, в чем секрет? Вода, минералы?
   - Так я тебе и рассказал. Кара, там очень большие перспективы для исследований. Я заказал новое оборудование, кстати, сейчас на Имонар вылетает грузовой корабль, чтобы...
   - Я полечу туда на нем! - я вскочила с дивана.
   - Вот еще! Тебе там совершенно нечего делать! Пойдем, я уложу тебя спать. Примешь успокоительное. А потом решим, что с тобой делать! - Иштван протянул ко мне руку, но я рванулась в сторону. Мне помогло то, что ему пришлось обогнуть стол, и я за это время успела выбежать в коридор. Двигалась я трудом, меня пошатывало, но очень хотелось спрятаться от всего этого, уйти куда-нибудь, исчезнуть и появиться на Имонаре, чтобы все было как раньше, когда не было в моей жизни никакого Иштвана!
   - Карина, стой! - я судорожно заметалась, высматривая, куда бы спрятаться, и увидела в конце коридора небольшой люк. - Да подожди ты! - Иштван стремительно приближался. Люк гостеприимно раздвинул двери и я, оказавшись внутри небольшой комнатки, тут же коснулась браслетом энергозамка. Блокиратор двери сработал, надежно отрезав меня от Иштвана. Я рухнула на пол и наконец-то разрыдалась.
   Пару минут ничего не происходило, но зря я надеялась, что муж оставит меня в покое. Ожил интерком и Иштван потребовал, чтобы я открыла дверь.
   - Карина, твоя выходка бесполезна! Неужели ты не понимаешь!
   - Сам открой если надо!
   Я не знаю, на что я рассчитывала. Может, на то, что он рано или поздно ляжет спать, и я смогу сбежать с корабля?!
   - Уж не волнуйся! Я придумаю, как тебя оттуда достать!
   - Иштван, - почти попросила я, - ответь, пожалуйста, а зачем ты на мне женился?
   - Хм... Карина, вот скажи, чего тебе не хватает? Почему тебе надо все портить? Тебе что, плохо живется?
   - Между супругами должно быть доверие и любовь...
   А не двери.
   - А ты мне что, доверяешь?
   - Я доверила...
   Самое дорогое, что у меня было...
   - Я тоже не желаю тебе зла. У нас все могло бы получится, - голос Иштвана смягчился и завораживал. - В принципе, мы подходим друг другу. Я так сразу отцу и сказал, зачем все усложнять, когда можно решить две проблемы сразу...
   - То есть?
   - Получить Имонар и жену.
   - Ты настолько расчетлив?
   - И не буду этого скрывать. И чем быстрее ты научишься понимать меня, тем проще нам с тобой будет. Я могу быть неплохим мужем, Карина.
   Да уж. Нахлынули воспоминания. Лучше бы их не было. У меня в голове все двоилось. Мой нежный и понимающий Иштван не имел ничего общего с Иштваном-разрушителем моей жизни.
   - Зачем ты это начал? Мы ведь могли просто договориться...
   - Ты бы предпочла, чтобы тебя ликвидировали? Вместе с твоим придурковатым папашей? Я выбрал нормальный вариант и искренне не понимаю, чем ты недовольна! Сначала мы пытались перекупить Имонар, но вы ж упрямые! Собственность, наследное владение! Убогий островок с кучей песка! Карина! Неужели ты не понимаешь, что есть места и красивее и больше и лучше! И я могу тебе их дать! Хочешь остров? В системе Альтера? Или гору? Или еще один затерянный в космосе астероид?
   - Не хочу тебя больше видеть! Хочу уйти!
   - Не получится. Это я предусмотрел. А знаешь, даже хорошо, что ты там заперлась. Посиди, подумай. Я предлагаю тебе нормальный вариант. Жить так, как мы жили раньше. Ты меня почти устраиваешь как жена. А проблемы у всех бывают... Неужели мы не сможем решить свои?
   - Нет.
   - Ну-ну. Не горячись. Зря ты отказалась от успокоительного. Может, откроешь дверь? Я тебя обниму. Хочешь, полежу с тобой? Поглажу тебя, чтобы тебе хорошие сны снились? Знаешь, после отдыха тебе все другим покажется, менее драматичным. Ты же понимаешь, что ничего катастрофического не случилось?
   - Для меня случилось.
   - Ладно, я не буду с тобой спорить. Сейчас мы можем отправляться домой, я свои дела тут закончил. Вскрою твою капсулу через сутки. В стене есть спаснабор. Воды и еды тебе хватит. Ложись спать. Захочешь пообщаться, обсудить ситуацию с позиции взрослых людей - зови, я открыт для тебя, радость моя!
   После этого Иштван отключился.
   ***
   Мои слезы высохли довольно быстро, я свернулась калачиком на полу и попыталась уснуть. Не потому что он мне приказал, а потому что уже реально ничего не соображала, понимала только одно - если я хочу активных действий, то надо сначала придти в себя. В таком состоянии я далеко не убегу и он меня по-любому переиграет. У Иштвана преимущество, а я совершенно не готова ни к дальнейшим разговорам, ни к самозащите. В итоге я вырубилась, но ненадолго, проснулась от легкого толчка, похоже корабль семьи Мора отстыковался от торговой станции и полетел домой...
   Больше мне заснуть не удалось. Лицо горело, мышцы тянуло, меня знобило. Местом своего добровольного заточения я по случайности выбрала спасательную капсулу, тут можно было устроиться с удобствами, но душ предусмотрен не был. Я протерла лицо влажной салфеткой, легче не стало, попила воды. Делать было особо нечего, да и не хотелось. Я снова улеглась на пол, так мне почему-то было уютнее, и задумалась.
   В моем нынешнем состоянии даже при относительно здравом размышлении варианты Иштвана меня не устраивали. Мне хотелось развод и Имонар, и никогда больше не видеть мужа. Чтобы совсем! Но это было нереально. Законным путем я Имонар получить обратно не смогу, да даже если получилось бы, то Иштван же все равно не отступиться. Он столько вложил в проект нашей семьи! Все эти ухаживания, свидания, обещания, милые слова, все это, оказывается, было ложью! Реализацией плана! Чтобы меня не уничтожать... Он, оказывается, поступил честно и благородно, женившись на мне. И от смерти спас и осчастливил! И все ради того, чтобы отнять у меня самое дорогое. А сейчас я лечу навстречу своей судьбе. Меня привезут во владения семьи Мора, вскроют капсулу, запрут в доме и будут лепить из меня примерную жену. Наверное, сначала я даже смогу сопротивляться, но учитывая возможности и способности семьи Иштвана, мне с ними не тягаться. Каждый мой промах будет строго наказываться, а что касается поощрений... Мне предстоит жить во лжи. Без гарантий безопасности, зная, что меня не любят, а терпят... Без духовной близости, подчиняясь правилам и условностям среди тех людей, которые меня не уважают и которым я сама по себе не нужна... И так всю жизнь!
   Мысли были одна страшнее другой, и я совершенно не хотела возвращаться. Не знаю, как именно мне это пришло в голову, просто в какой-то момент я поднялась, прошла к пульту управления. На капсулах он всегда с ограниченным функционалом ввиду отсутствия мощностей, большая часть которых расходуется на маячок. В общем, я отстыковалась от корабля. Спокойно и буднично. Если бы я сначала подумала, проанализировала последствия, то вряд ли стала бы так делать. Мне следовало вспомнить про отца, дядю Ронара и Инку с Томом. Но я думала только о том, что не хочу никуда лететь.
   Наверное, Иштван будет меня искать. Наверное, кто-нибудь меня подберет. Это оживленный сектор космоса. Сигнал услышат. Мне остается только ждать...
   ***
   Следующие сутки почти не отложились у меня в памяти. Даже время я отметила случайно, глянув на хронометр капсулы. Мысли крутились в основном вокруг произошедшего, навязчивые картины прошлого преследовали меня. То мы с Иштваном на пляже на Имонаре, то я уже просматриваю тут ужасный отчет, и мое имя отпечатывается в памяти. Я пытаюсь не думать, пытаюсь стереть его, тем более, что само слово "Имонар" причиняет мне боль, но не могу. Образ Иштвана размазан. Я вижу его в своей памяти, но не чувствую. И он не со мной, и с ним не я. Капсула воспринимается чужой, я не хочу здесь быть, но не могу понять, где мне будет хорошо. Я помню, что Имонар разрушен, и будущего нет...
   После отстрела капсулы, я долгое время пыталась уснуть, но не могла, пребывала во взбудораженном состоянии, даже лежать не могла, тянуло двигаться, но движения были рваные и хаотичные. Не понимала, что я делаю и зачем. Ломило виски, руки дрожали, и когда я на них смотрела, мне становилось страшно. Я не хотела смотреть на обзорный экран, потому что боялась узнать, что меня уносит в какой-нибудь не тот сектор космоса вне торговых путей, откуда сигнал просто не добьет, но не смотреть не могла. Маршрутная сетка на фоне звезд меня завораживала. В ней была хоть какая-то стабильность. Я цеплялась за нее мыслями как за веревочную лестницу и сосредотачивалась на звездах, чтобы не думать об Иштване. Хотя, не могу сказать, что я о нем не думала, то и дело проскальзывала мысль, что меня может найти именно он, и от этого мне было страшно. А еще я боялась, что меня не найдут и проклинала себя за дурость. Сжималась на полу, обхватывая руками колени, до боли, так, что даже не могла расцепить руки, пока сама не приказывала себе сделать это.
   А время летело на удивление быстро, наверное, я несколько раз все-таки проваливалась в сон, но когда приходила в себя, понимала, что так и сижу на полу.
   К концу первых суток в космосе я начинала осознавать, что помощь может и не придти. С трудом, после того как первый приступ паники прошел, уговорила себя проверить включен ли маяк. Он оказался выключен... Я же его включала... Или нет? Может и не включила, в своем стремлении улететь от Иштвана подальше... Зачем все это? Зачем мне это было нужно? Теперь во мне боролись две силы: сдаться сейчас, то есть самостоятельно обречь себя на смерть от нехватки воздуха или воды. Автономное функционирование капсулы не рассчитано надолго, человека в космосе найти сложно, и если сразу не нашли, стоит ли мучаться? Или же продолжить агонию? Маяк я все-таки включила, но потом еще некоторое время об этом жалела, но выключать было глупо...
   Воду я пила несколько раз, на автомате, а вот поесть не смогла, хотя и уговаривала себя как маленькую "за папу, за дядю". Наверное, это "за папу" немного привело меня в чувство. Посидела еще некоторое время, приводила мысли в порядок. Опять вспомнился Имонар, стало очень себя жалко. Плакала и стучала кулаком по полу, выходило беззвучно и беспомощно. От слез стало еще хуже. Хотелось в душ, встать под хлесткие струи, продышаться, но на капсуле и этого не было. Меня знобило, нашла на кушетке плед, замотала плечи, не сразу сообразила, что зябнут ноги, но согреть их не смогла, потому что уже чувствовала необходимость делать хоть что-то, а не сидеть на месте. Я так и была без обуви и в майке. Куртка моя осталась на корабле, и обувь тоже там... где-то...
   С трудом заставила себя сесть в кресло, почему-то было неудобно, и проверила текущую сводку. Информация о ближайшем космосе была скудна. На капсулу серьезное оборудование не ставили. Но мне было без разницы. Никаких кораблей после сканирования рядом со мной не обнаружилось. Неудивительно. Зато выяснилось, что капсула изменила курс. Потыкалась в панель, пытаясь вычислить источник притяжения. Оказалось, что меня занесло в какую-то систему. Две планеты и звезда. На звездных картах что-то об этом было, но вникнуть не смогла. Просто набор букв, координаты какие-то. Ничего не соображала.
   Встала, налила воды, долго смотрела то в стакан, то на экран. Потом все-таки дошло, что тянет на планету. Прочность у капсулы была высокая, в атмосфере не сгорит, так что приземлиться смогу вполне успешно, если есть куда. Хотя какая разница? Лучше бы разбиться или сгореть, это если быстро. А так... Есть ли там пригодная для дыхания атмосфера неизвестно. Найти скафандр? Его все равно надолго не хватит... Вот она, самая настоящая Бездна! Как часто в своей прошлой жизни я про нее вспоминала. Теперь мы встретимся. Я сжала руками плечи и снова уставилась на экран. В моем поведении было мало осмысленного, я не спасала себя, я просто ждала.
   Когда капсулу закрутило, меня зафиксировало в кресле, и вокруг образовался гелевый кокон. Как приземлилась, не помню, отключилась раньше.
  
  
   Часть 2. Дикарь
  
  
   Проснулась оттого, что затекли руки и ноги. Капсула уже никуда не летела. Кое-как выбралась из кресла, ногам было неприятно от расползшегося по полу геля. Чувствовала себя чуть лучше, но явно не хорошо. Стоило бы поесть, и я с этой мыслью придвинула к себе открытый спецпакет. Когда его открывала, не помню. Положила в рот восстанавливающую пластинку, и меня чуть не вывернуло. Безвкусно, а в то же время невыносимо гадко. Все-таки выплюнула и решила, что поем чуть позже, когда немного приду в себя. Если мне это вообще понадобится, после того как решусь выйти наружу.
   По показаниям приборов выходило, что приземлилась на что-то твердое, а не в океан. Состав атмосферы был неизвестен. Экран бы темным, то ли разбился при посадке, то ли ... Ну, даже не знаю что. Думалось по-прежнему с трудом.
   Скафандр я в капсуле не нашла. Может, он был спрятан, что я не сообразила, где искать, может, просто не положили... Но мне уже было все равно. Выбор-то небольшой, или сидеть в капсуле столько, сколько смогу, или выйти и посмотреть, что там за бортом, как есть - в одеяле и босиком. Решила выйти.
   В переходнике внезапно стало страшно, стояла и уговаривала себя открыть люк, там же не вакуум, а если что-то ядовитое, то умру быстро. Рука коснулась панели, и люк открылся. Вокруг была ночь, нормальный воздух и холод. Я даже не стала выходить. В капсуле точно есть фонарик, но смысл сейчас куда-то идти, лучше посижу тут, на пороге. И я закуталась с ногами в одеяло и привалилась к стенке переходной камеры. Вот сейчас подышу чуть-чуть и обратно. Тут спокойно, тихо, даже странно...
   Кажется, снилось мне что-то жуткое и липкое. Имонар, я - королева и цепи у меня на руках...
   - Карраххххх! - резкий звук вырвал меня из сна. Я даже не смогла сначала сообразить, взаправду ли это. И тут меня сильно дернули за руку и стянули с подножки капсулы.
   Я оказалась в чьих-то объятиях. Было темно, я не могла никого рассмотреть, просто молча начала отбиваться.
   Но человек (?), а руки были вполне человеческие, держал меня крепко. Потом усадил на землю, опустился рядом и начал ощупывать мое тело, как-то резко и деловито. Я заорала от боли. Ноги замерзли, и теперь их словно резали ножом или кололи иглами, такими длинными и зазубренными. Из глаз ручьем хлынули слезы, но человек не обращал на это никакого внимания и продолжал меня трогать. Наконец до меня дошло, что он проверяет, не сломано ли у меня чего, после этого я замолчала и решила стойко переносить тяготы и лишения.
   Глаза потихоньку привыкли к темноте или же светало, я вполне отчетливо различала фигуру незнакомца и при желании смогла бы рассмотреть и лицо, но пока все мои мысли занимало то, что он меня растирает своими теплыми руками. Было и больно и хорошо. Потом он приподнял меня и помог встать, после чего начал сам раздеваться. Я стояла, пошатываясь, и смотрела на него в полном недоумении. Человек снял с себя штаны и через голову какую-то плотную рубашку без застежки и протянул мне.
   - З-з-зачем? - спросила я, и тут осознала, что сильно дрожу, просто зуб на зуб не попадает.
   Он нервно дернул рукой и начал помогать мне одеваться. Сначала закутал рубашку, плечам сразу стало горячо от тепла его тела, потом снова усадил меня на землю и начал натягивать на меня штаны. Я оттолкнула его и справилась с этим сама. Штанины были довольно широкими, и мои ноги поместились в них без проблем. Сам он остался в облегающей рубахе, какой-то грубой обуви и что-то у него было надето ниже пояса, но туда я старалась не смотреть.
   Он опять заставил меня подняться, бесцеремонно заправил рубаху в штаны, после чего с легкостью закинул меня на плечо и куда-то понес.
   Я честно пыталась отбиваться, но сил не было. С каждым шагом, мы удалялись от моей капсулы, я пыталась рассмотреть следы в предрассветном сумраке, но земля этой планеты была твердой и ровной. Висеть вниз головой было неприятно, Я пыталась устроиться поудобнее, но мне не позволили. Бездна! Я сбегу. Обязательно сбегу! Только куда и зачем? Я наконец-то согрелась.
   ***
   Мысль о побеге довольно долго крутилась у меня в голове, и даже когда меня ссадили на пол полутемного жилища, я не могла от нее абстрагироваться. Как будто от этого что-то бы изменилось! Я вся сжалась и обхватила руками плечи. Требовалось что-то делать. Мне не нравилось ни место, ни ситуация, ни соседство... Человек не обращал на меня никакого внимания, сначала растирал себе плечо, наверное, нести меня все-таки было тяжело. Походил мимо меня туда-сюда, потом вытащил откуда-то штаны, но они оказались явно уже, поэтому ему пришлось разуваться для того, чтобы их надеть. Я тупо на него таращилась.
   Потом он подошел ко мне и одной рукой приподнял мне голову, а другую положил на лоб. Тут-то я и смогла его рассмотреть. Это был молодой мужчина старше меня лет на пять-семь, довольно симпатичный, с серыми глазами и темными волосами. Разглядывал он меня серьезно и даже с какой-то настороженностью. А у меня его поведение не вызывало никаких эмоций. В итоге он убрал руки от лица и схватился за мои босые ступни, я неловко одернула ноги и чуть не завалилась назад. Он меня придержал, потом отпустил и спокойно отошел. А меня затрясло. Сердце билось как сумасшедшее, меня напрягали его прикосновения, да и вообще вся ситуация выглядела странно. Я опять сжалась и судорожно огляделась. Рядом лежало что-то вроде одеяла, и я потянула его на себя. Мужчина это заметил, но не попытался отнять у меня мой трофей, только чуть заметно усмехнулся, или мне показалось?! Неважно. Замоталась, так и продолжая дрожать.
   Жилище было небольшое. Не дом, а скорее что-то вроде примитивных жилищ у кочевых племен - ткань или шкуры натянутые на жерди. Пол тоже был застелен какой-то тканью. Тут можно было встать в полный рост, но передвигаться было попросту негде. Кровати не было, у одной стены лежало несколько объемных тканевых вещей, но не одежда, у другой стены расположилось бревно со стесанной одной стороной, на которой были разложены пара остро заточенных ножей, странного вида топор и еще несколько непонятного вида и назначения металлических инструментов. Тут же в беспорядке были навалены какие-то то ли клубни, то ли корни, лежала небольшая кучка свежих листьев, а рядом с ними - посуда. Дальше к стенке была прислонена ровная отполированная серая дольно большая доска или поднос, по размеру было похоже, но без бортиков. Еще чуть дальше ровной стопкой лежала одежда, и стоял добротный ящик, не очень большой, но при желании на нем можно было бы даже посидеть, тоже серого цвета. Больше тут ничего не было.
   После осмотра жилища я рискнула снова взглянуть на хозяина. Он, отвернувшись от меня, сидел у противоположной стены на корточках и довольно активно что-то искал в мешке. Потом резко подскочил, внимательно посмотрел на меня, я не успела отвести взгляд. На секунду задумался, потом схватил еще одно одеяло, подошел вплотную ко мне, присел рядом, укутал мне плечи и, словно собрался заговорить, а потом передумал. Встал, сделал странный жест рукой, как будто прижимал раскрытую ладонь к чему-то, потом снова схватился за мешок, вытряхнул из него какие-то вещи, вышел наружу и стянул за собой края входа. Я так и осталась сидеть, завернутая в два одеяла.
   Сидела долго. Сначала просто не могла себя заставить сдвинуться с места. А потом вдруг как включилась. Пока его нет, надо хотя бы осмотреться и понять, что делать дальше! Скинула с себя одеяла, заметалась по жилищу, судорожно переворачивая вещи. Что искала, сама не знаю. Потом вдруг поняла, что хочу пить. Посуда в жилище была пустой, ни в котелке, ни в кружке воды не было. Я выдохнула и принялась за ящик, возможно, вода находилась в нем. Он был гладким, открывался сверху, но крышка была подогнана очень плотно, а переворачивать я его не рискнула. Потом я решилась взять нож и использовать его как рычаг. Рукоять у ножа была удобной, а лезвие тонким, но подцепить крышку мне так и не удалось. Тогда я решила выйти наружу и поискать воду там.
   Тот выход из жилища, который я запомнила, выходом не был. То есть ткань там была монолитной. Я долго ощупывала ее руками, пытаясь понять, как же она расходится или открывается, но безуспешно. В итоге схватилась за нож. Находиться внутри мне было попросту страшно. Да, ничего пугающего здесь не было, но оставаться на месте, не зная, что меня ждет дальше, я не могла. Ощупала соседние с "выходом" стенки, тоже безрезультатно. Сжала покрепче рукоять и со всей силы воткнула лезвие в ткань. Мне это удалось без труда. Края разреза остались ровными, и я довела его почти до самого пола. Дырка получилась не очень большой, но мне хватило, чтобы вылезти.
   Светило местное солнце, я поначалу даже зажмурилась. Потом открыла глаза и огляделась. Жилище расположилось на каменном выступе у небольшой скалы. Слева бежал ручеек, справа росли кусты с крупными листьями. На воздухе оказалось неожиданно холодно. Поджимая ноги, я неловко спустилась к ручью. Положила рядом с собой на камень нож и наклонилась к воде. Пальцы замерзли довольно быстро, тем более что пить пришлось небольшими глотками.
   Пока пила, поняла, что выбор у меня небогатый, сидеть здесь, возвращаться к капсуле или обратно в жилище. С этими мыслями я поднялась, камень подо мной покачнулся, равновесие я с трудом удержала, но тут в ручей соскользнул нож, и я, инстинктивно потянувшись за ним, все-таки упала в воду. Ручей оказался неглубоким, но ледяная вода и острые камни не сделали мое купание приятным, я поводила рукой по дну, пытаясь нащупать ножик, но так не нашла, кое-как выбралась на берег, и тут обнаружила, что порезала ногу. Кровь шла довольно сильно, я сжала стопу немеющими от холода пальцами и разрыдалась.
   В таком виде меня и нашел тот человек. Сил думать о его присутствии у меня не осталось, было безумно себя жалко. Какой-то совсем бессмысленный вояж у меня получился. Я плакала навзрыд, не чувствуя боли и холода. Он меня прижал к себе и провел рукой по волосам. Надо было ему рассказать про нож. Но я говорить не могла, зубы стучали. Он неловко приподнял меня и потащил в жилище. Как-то распахнул вход, я не успела рассмотреть как, повалил на пол и начал раздевать, с трудом стаскивая с меня мокрую одежду. Я не сопротивлялась.
   После того как он меня раздел, устроил мне постель, подложил что-то из своей одежды под голову и укрыл. На меня навалилась слабость, щеки горели, я лежала и не могла пошевелиться. Человек помелькал мимо меня. Мне тяжело было следить за ним взглядом, поэтому глаза закрылись сами собой. Наверное, заснула, но не надолго. Он вдруг сдернул с меня одеяло. Потянул за руку, усаживая, потом устроился за моей спиной, чтобы я могла к нему прислониться, и всунул мне в руку кружку. Я сделала небольшой глоток. Внутри оказалось теплое сладкое питье. Хотя пила я медленно, мне полегчало. Стало тепло и спокойно. Когда я допила все, что было в кружке, человек уложил меня обратно и укрыл. Какое-то время я еще следила за ним. Он явно обнаружил пропажу ножа, потом долго рассматривал разрез на стенке, потом устроился возле него и начал что-то делать. Долгое время ничего не происходило, и я заснула.
   ***
   Когда я очнулась, наверное, был еще тот же день, хотя только Бездна знает, когда здесь встает и садится солнце. Человек лежал у другой стены, но не спал. Увидев, что я проснулась, ловко поднялся и протянул мне штаны и очередную рубашку без застежки. Мне моментально стало стыдно, когда я вспомнила свое неудачное падение в ручей и потерю ножа. Мельком взглянула на бревно, нож там был только один. Может, стоит пойти и поискать? Хотя бы из чувства благодарности. Все-таки человек обо мне позаботился, отдал свою одежду и постель. Интересно, чего он ждет от меня?
   Кое-как не особо высовываясь из-под одеяла, я натянула на себя рубашку и штаны. Моей одежды в пределах видимости не было, логично, если он оставил ее сушиться снаружи, но скоро ли высохнет? Все равно стоило выйти из жилища, хотя бы для того, чтобы найти туалет. Очень хотелось есть, но сама попросить я бы не рискнула. Неуверенно поглядывая на мужчину, который, наблюдая за мной, тоже насторожился, я поднялась и двинулась к выходу. Найти его опять не смогла, а мой порез в стенке был заделан, как-то заклеен что ли... Не сшит. Оглянулась на хозяина, тот вздохнул, тоже поднялся, взял что-то с пола и шагнул ко мне. В руке у него были то ли тапки, то ли туфли, нечто явно самодельное из плотного материала, склеенного из нескольких кусков. И это предназначалось мне. Цепляясь за стенку, я кое-как натянула на ноги эти туфли. Палец на правой ноге побаливал, видимо, именно его я рассадила в ручье, но кровь не шла. Человек стоял рядом и просто смотрел, ничего не говорил и никак не помогал. Потом провел ладонью по стене, выпустил меня наружу и сам вышел следом.
   Солнце уже садилось, я закрутила головой, думая, в какую бы сторону пойти, и мой сопровождающий, словно поняв причину моего замешательства махнул рукой направо, после чего снова скрылся в жилище. Я же направилась к кустам. Туфли сидели на ноге хорошо, правда, в местах стыков ощутимо царапали кожу. Носков на мне, когда я покидала корабль, не было, а удастся ли мне их раздобыть здесь, еще предстояло выяснить. На улице я провела больше времени, нежели хотелось бы. Сколько-то простояла у ручья, не решаясь поискать нож; не хотелось снова туда упасть. Потом думала, что я буду делать в этом странном доме вместе с его хозяином. Я явно пришла в норму, раз, меня начала пугать обстановка вокруг и вернулись всякие социальные заморочки и сомнения. Может, стоило бы вернуться на капсулу? Сигнал до сих пор подается, правда, насколько хватит заряда маячка неизвестно. С другой стороны, если кто-то сможет найти капсулу здесь, то явно сможет и меня найти на этой планете. Впрочем, на капсуле побывать все же стоило. В ее информатории должны быть сведения о здешних местах и о местном населении. Если это колонисты, то мне, можно сказать, повезло. Во всяком случае, выглядел мужчина обычно, и никаких посторонних деталей я у него не заметила. Немного странный быт, да, но мало ли в космосе чудаков. Я - одна из них, кстати. Нахлынули воспоминания об Имонаре, потом об Иштване, я с усилием отогнала их. Сейчас явно не время заниматься саможалением, стоит попытаться пообщаться со своим спасителем и от этого уже отталкиваться.
   Вход был открыт, и я протиснулась внутрь. Человек поднял голову и кивнул мне на то место, где я спала, я стянула с ног туфли и уселась на одеяло. Разговор придется начинать мне, он желания общаться не выражал.
   - Я - Карина. - я ткнула себя в грудь. Прозвучало глупо. Раньше я читала в книгах, о том, как люди налаживали контакты с другими народами. Там все было проще. Потому что эти самые народы сразу шли на контакт. А тут... Мужчина кивнул, но ничего не ответил. Я решила проявить настойчивость.
   - Что это? - я схватилась за одеяло. - Или это? - потеребила рубашку.
   Он снова промолчал, хотя в глазах проскользнуло недоумение. А я окончательно почувствовала себя дурой.
   - Кто ты? - указала на него, снова безрезультатно. Он либо не хотел, либо не умел разговаривать.
   Что если это такая раса, что они просто не говорят? В голову полезли разные дикие идеи. Если с речевым аппаратом у него все в порядке, ну, так, с виду, то смогу ли я научить его говорить? Хотя это точно бред. Период активного становления речевых навыков у него давно пройден. Я озадаченно замерла. Мужчина поднялся, подошел к стенке, где лежали листья, взял плошку, на которой что-то лежало, и протянул мне. Еда. Причем еда с моей капсулы. Я уставилась на серые пластинки спецрациона, уже ничего не понимая. Впрочем, может, тут как раз все просто, и это его спецрацион? Или же он успел побывать на моей капсуле. Я что не заблокировала дверь? Сидела в переходнике, значит, внешняя дверь точно была открыта, когда он меня нашел, а вот внутренняя... Но в том состоянии, в котором я тогда пребывала, я могла ее открыть... или же не закрыть... Но зачем он туда ходил? Принести мне еды??? Я аж головой замотала. Человек снова странно на меня посмотрел, взял с тарелки пластинку и протянул мне. Я приняла, чтобы его не раздражать, и откусила.
   Спецрацион чем хорош - силы восстанавливает быстро, и содержит всякие нужные витамины и микроэлементы. Пока я ела, он не спускал с меня глаз. Дожевав пластинку, я поставила тарелку на пол. Он это воспринял как сигнал к действию, пересел поближе ко мне и протянул мне кружку с водой. Я, глядя ему в глаза, сделала глоток, потом так же отставила кружку и решилась. Если колонист, должен понять:
   - Я - Карина! - снова ткнула себя в грудь, стараясь говорить медленнее. - Я тут случайно. Мне нужно домой. Очень! - последнее слово прозвучало с надрывом, и чтобы немного сгладить впечатление, я указала пальцем вверх. Человек бросил мельком взгляд на потолок, а потом вдруг схватил мою руку и прижал к своей груди. Его грудь была горячей, и сердце билось часто-часто. Почти сразу же мое забилось так же. Я отпрянула в сторону, мою руку он отпустил, потом поднялся и пересел к другой стенке. Вот и поговорили.
   Потом просто сидели какое-то время. Я пыталась успокоиться, он тоже явно о чем-то думал. Почти совсем стемнело, глаза уже с трудом различали предметы. Человек снова поднялся, чем-то погромыхал у ящика и зажег небольшой синенький, но довольно яркий огонек. Причем это был именно огонь, а не свет фонарика. Это почему-то меня озадачило. От собственного недоумения становилось тревожно, тем более, что ответы на свои вопросы предстояло искать, полагаясь исключительно на свой ум.
   Спать он явно не собирался, однако уселся в позу лотоса и прикрыл глаза. Караулит что ли? Меня? По крайней мере, человек был неагрессивен. Хоть в этом мне повезло. Однако, несмотря на то, что он обо мне позаботился, одел и накормил, особого чувства благодарности я к нему не испытывала. Потому что не понимала его намерений? Зачем я ему нужна? Пока он от меня ничего не пытался добиться, но с другой стороны, в этой глуши, в одиночестве, расход лишних ресурсов просто так - критичен. Он не разозлился, когда я разрезала ткань на стене. Как-то ее заделал. Видимо таким же образом, как и смастерил мне туфли. У его есть какой-то универсальный клей? Но все равно, для него вся ситуация лишние заботы. Чем он занимается, что у него есть время на меня? И что он готов его на меня тратить?
   Я еще раз осмотрелась, пытаясь оценить обстановку. Вспоминая все наши лекции по бытовым и культурологическим признакам. Речь у него не развита совсем или развита слабо. То есть он соображает и меня слышит, но почему сам не отвечает? Точнее даже не пытается особо наладить со мной контакт. Только в рамках безмолвных указаний. "Завернись в одеяло", "ешь", "пей"... В бытовом плане... Посуда самая обычная, ну, понятно, у меня дома, да и на кораблях другая, но и не настолько странная. Нож, насколько я его запомнила, пока держала в руках, тоже вполне качественный. Может, попробовать поближе рассмотреть другой? Я бросила быстрый взгляд на человека. Он неподвижно сидел с закрытыми глазами, и я решила рискнуть. Тихонько привстала и потянулась ко второму ножу, который лежал вместе с остальными инструментами на условной кухне у серого ящика. Уж не знаю как, я вроде не шумела, но мужчина среагировал, метнулся в мою сторону и крепко схватил за руку. Потом оттащил к моему одеялу, с силой повалил на пол, прижимаясь сверху своим телом. Потом одной рукой чуть сдавил мне шею. Я запаниковала, пытаясь припомнить, как именно следует купировать агрессию, особенно, когда твои слова никому изначально не интересны. Но он просто лежал сверху и не двигался, когда я стала успокаиваться, то шею отпустил и откатился в сторону. И что это было? Предупреждение? О чем? Не трогать ножи? Или есть еще какой-то смысл?
   ***
   На следующий день я чувствовала слабость. Большую часть дня лежала. Хозяин жилища почти не обращал на меня внимания. Занимался своими делами. Ходил туда-сюда, что-то готовил. Ко мне он подошел только раз, когда решил меня покормить, и пару раз открывал для меня выход из жилища. На улице было по-прежнему холодно, но моя одежда высохла, и я с удовольствием переоделась. Только теплую рубаху отдавать не стала. В конце концов, он сам со мной одеждой поделился, буду ходить столько сколько мне надо. В одной майке, даже внутри жилища было неуютно.
   Делать ничего не хотелось, и поэтому помощь я и не предлагала. Днем мужчина выходил куда-то, и его не было довольно долго. Я наружу не высовывалась. Чтобы что-то делать, нужно было сначала придумать, что именно, а с этим у меня были реальные проблемы. Я совершенно не могла вписать себя в ситуацию, и поэтому не понимала, где из нее искать выход. Когда хозяин вернулся, я с одной стороны обрадовалась ему, как некоему фактору стабильности, а с другой стороны меня беспокоило то, что информации больше не становилось. Все мои выводы основывались исключительно на наблюдениях, причем довольно ограниченных. Да, я видела, чем он занимается в непосредственной близости от меня, но не могла понять, что именно и зачем он делает. Почему живет тут один? Как добывает себе пропитание? Был ли он вчера на моей капсуле или спецрацион у него свой? А если свой, то почему не идет на контакт? Когда он очередной раз решил выйти наружу, я последовала за ним.
   Я настолько резко вскочила, подчиняясь больше импульсу, нежели разуму, что он удивился, но препятствовать моему выходу не стал. Правда, и далеко никуда не пошел. Разулся, залез зачем-то в ручей, частями помылся прямо в одежде, потом прошел чуть ниже по ручью и вернулся назад. Я все это время простояла неподалеку от входа, растирая пальцы. Смотреть на мужчину мне было попросту холодно. Меня познабливало, и начинала болеть голова. Потом мы вместе вернулись в жилище.
   Я опять забралась под одеяло и попыталась согреться. Он же наоборот стянул с себя майку, и с голым торсом сел спиной ко мне, а лицом к серому ящику и начал что-то там делать, равномерно постукивая. Что именно, мне было не видно, а подсмотреть я не рискнула.
   Ближе к вечеру меня опять сморил сон, но спала я, наверное, не очень долго. Проснулась, когда уже совсем стемнело, от дикой головной боли. Минут пять промаялась, пытаясь найти более приемлемое положение, подышала глубоко. Не помогло. Решила выйти наружу. Только стала вставать, мой сосед тоже заворочался и подскочил. Вспыхнул знакомый синий огонек, глазам неожиданно стало неприятно. Я покачнулась и неустойчиво двинулась к выходу. Полотно передо мной услужливо распахнули, и я вывалилась в ночь.
   Ледяной воздух помог, но ненадолго. Отошла чуть в сторону, ориентируясь на журчание ручья, наклонилась вперед. И тут меня вырвало. Это было неожиданно, и я еле удержалась на ногах, впрочем, тут моей заслуги не было. Опять помог мужчина, который как-то оказался рядом. Тошнило меня довольно долго, все тело покрылось липким потом, но зато головная боль прошла без следа. Вывернувшись из теплых рук, я кое-как спустилась к ручью и долго-долго умывалась. Возвращаться в постель не хотелось, но особого выбора не было.
   ***
   Третий день я встретила с первой свежей мыслью. Решила во что бы то ни стало дойти до капсулы. Надо было найти навигационные карты, чтобы понять, куда меня занесло. Посмотреть какую-нибудь информацию по данному району. Если здесь есть колония, то это будет очень даже хорошо. Или даже если сюда кто-то хоть изредка прилетает. Ведь как-то же этот человек попал сюда? Или если он местный, то все равно... Слишком похож на человека, так что колония тут есть или была когда-то...
   Приготовить завтрак я не смогла. В смысле нагреть воды. Перебрала вещи на "кухне", но так и не поняла, что именно нужно сделать. Пока все осматривала, меня никто не беспокоил, а потом я вдруг обнаружила, что хозяин не спит. Ну и ладно. Вытащила одну пластинку спецрациона из стопки, зажевала и запила водой. Мужчина, закинув руки за голову, за мной наблюдал, поэтому я быстро закончила с едой и вылезла наружу.
   Было достаточно светло, чтобы нормально передвигаться. Направление я, вроде бы, запомнила. Да и потом это не столь важно. Не найду капсулу, хоть прогуляюсь. Идти решила быстро, чтобы не замерзнуть, но не успела отойти и на десять шагов, как вслед за мной двинулся мой спаситель. Он уже успел одеться, и выглядел на редкость свежо. Я пошла вперед, иногда оглядываясь. Он сопровождал меня, не приближаясь и не отставая. Поблуждав некоторое время по окрестностям, я повернула обратно к лагерю. Капсулу обнаружить не удалось.
   ***
   Потом я снова сидела в одеяле, мужчина что-то делал снаружи. У меня опять изменилось настроение. Очень напрягало отсутствие общения, в итоге кончилось тем, что я начала сама с собой разговаривать. Хорошо, что хозяина в жилище не было. Звук собственного голоса звучал странно и непривычно, а уж систематизировать свои мысли таким способом вообще было дико. Но и молчать я больше не могла. Вопрос с капсулой так и остался открытым. Было ясно, что для прояснения ситуации мне все равно придется ее найти. Потому что без этого все остальное - бессмысленно. Я решила, что как-нибудь попробую объяснить мужчине, что мне нужно. Может, он все-таки поймет?!
   Когда я вылезла наружу, было тепло, под лучами местного солнца воздух прогрелся. Человек неподалеку метал нож в дерево и задирал ноги. Увидев меня, своего занятия не прекратил, только посмотрел как-то ободряюще что ли... Я не знала можно ли его прерывать, но ждать уже сил не было, поэтому я подошла поближе, нашла на земле палку и, разровняв песок между камнями, позвала:
   - Эй! - человек обернулся, засунул нож в ножны на поясе и двинулся ко мне. - Вот смотри!
   Кое-как я нарисовала на песке капсулу. Получилось не сильно похоже, но в принципе догадаться можно, а потом продемонстрировала пластинку спецрациона. Мужчина посмотрел на рисунок, потом на пластинку, а потом уставился на меня. Я махнула палкой приблизительно в правильную сторону. Он вздохнул и протянул мне руку. Я неуверенно протянула ему свою. Он коснулся ее, размял пальцами, удовлетворенно вздохнул и потянул за собой.
   Шли мы около получаса по моим субъективным ощущениям, но к капсуле он меня вывел. Оставалось только радоваться, что мне попался такой сообразительный спутник.
   Внешний люк капсулы был задраен, но после того как я его открыла, выяснилось, что внутренний открыт. Я забралась внутрь, мой сопровождающий остался снаружи и не выразил ни малейшего желания присоединиться ко мне. Я осмотрелась. Похоже спецрацион он забрал именно отсюда... Но больше с виду ничего не пропало. Я проверила настройки капсулы. Работало только резервное энергоснабжение, а запустить мини-реактор мне не удалось. Полезла в информаторий. Координаты приземления в памяти сохранились. Но информация по данной звездной системе и по планете, на которой я оказалась, была скудна. Астрономические, климатические и геологические характеристики. Вот спрашивается, зачем мне возраст звезды и системы? Чтобы было что почитать если скучно будет? Более конкретная информация отсутствовала. Из досье только следовало, что на этой планете никогда не существовало наших колоний, и сюда не прилетали никакие научные экспедиции. Почему-то именно это меня больше всего поразило. Я подсознательно считала, а можно сказать и надеялась, что все, что со мной происходило за последние пару дней - недоразумение. То есть, как только я пришла в себя, вопрос о возвращении домой должен был решиться сам собой. А тут вдруг выяснилось, что шансы вернуться остались теми же. Раз колоний и баз тут нет, то с этой точки зрения рассчитывать не на кого... А чтобы найти меня из космоса, меня надо искать... Эта мысль была самой неприятной. Что если Иштван не стал даже пытаться? И для моей семьи и друзей я просто затерялась среди звезд?! Да нет! Не может быть! Не злодей же он! А с другой стороны... Маяк я включила не сразу, а отсюда вообще неизвестно, сколько идет сигнал и сможет ли его кто-нибудь уловить. Сраженная этими новостями, я без сил опустилась в кресло. Что же мне теперь делать? Получается, моя единственная надежда - этот вот не умеющий говорить дикарь?
   Сколько-то я просидела в кресле, а потом все-таки решила выйти наружу, спрыгнула на землю и зашагала в сторону лагеря. Мужчина явно обрадовался, увидев меня, и с готовностью двинулся следом.
   Когда мы подошли к жилищу, я снова решила пообщаться. Вопросы взрывали мозг, и мне требовалось примирить себя с реальностью. В целом, мне удалось себя кое-как успокоить. Объективно оценить степень развития аборигена я, разумеется, не могла, но по косвенным признакам все было не так плохо. И, возможно, если я выясню, откуда он, и где у них тут города, то смогу дать о себе знать.
   - Подожди. - остановила я человека, который уже собирался открыть вход. Он остановился, с интересом глядя на меня.
   Вот, посмотри. Это я! - нарисовала на песке палочку, и ткнула себя в грудь. - А это ты! - неподалеку от своей палочки нарисовала еще одну и указала на человека. Потом сбоку нарисовала еще несколько палочек и обвела рукой окрестности.
   Человек смотрел на мои художества с интересом. Изучил мою палочку, потом свою, а потом стер ладонью те несколько штук, которые обозначали потенциальных местных жителей...
   ***
   Ночью мне опять снился Имонар. Сон был яркий и тяжелый. Он словно прижал меня к земле. Звезда Имо во сне поражала своим величием. Я тянулась к ней и была почти счастлива. А утром проснулась в слезах. Ничего не изменилось. Почему-то после этого сна у меня было ощущение, что все скоро встанет на свои места, усилилось чувство нереальности происходящего. Стали забредать в голову мысли об игровой реальности. Может, вообще все, что со мной происходило в последние несколько дней чей-то особо качественный сценарий? И за соседней горой меня ждут Инка и Том? Или же Иштван выловил мою капсулу в космосе и погрузил в рекреационный сон? И все вокруг меня - иллюзия? А дикарь тогда мой проводник в этом мире? Тогда в чем цель? Нужно ли с ним договориться, или игнорировать его, может, уйти куда-то? Проку от таких мыслей было немного, я все равно не могла отличить сон от яви, но с другой стороны это как-то объясняло поведение моего спасителя. То, что он с готовностью удовлетворял мои нужды, ничего не требуя взамен.
   Утро прошло как в тумане, я поела, не чувствуя вкуса, а потом выбралась из жилища и уселась на камне у ручья. Думать. Мой сосед не мне мешал, и наружу не вылез. И тут я сделала первое открытие. Я поняла, что он не человек. Осознание этого было каким-то обыденным, как и само наблюдение, на основе которого я сделала свой вывод. За все то время, что я провела рядом с дикарем я несколько раз видела, как он умывался и купался в ручье, но ни разу не видела, чтобы он брился. Его щеки и подбородок оставались гладкими. Почему-то именно эта чуждость напугала больше всего. Я довольно спокойно мирилась со странностями поведения, пока считала его человеком и ключом к моему возвращению домой, но теперь все усложнилось. Я не знала, с чего мне начинать, а самое главное, я просто боялась думать о том, что вообще никогда не вернусь.
   На воздухе было хорошо, я наконец-то перестала мерзнуть, но общее состояние нельзя было назвать нормальным. У меня отсутствовало желание что-либо делать. Я даже начинать боялась. Из любого действия, если его часто повторять, рождается привычка. А зачем мне было привыкать к здешней жизни? Я ее для себя не выбирала. И теперь не хотела ничего решать. Но все решили за меня. Когда мужчина вдруг про меня вспомнил, я почти абстрагировалась от происходящего, поэтому его вмешательство в мои грезы было довольно грубым. Он подхватил меня на руки и просто окунул в ручей. Возмущение и злоба. Наверное, даже ярость! Мне хотелось его ударить сильно, так чтобы до крови! Чтобы он почувствовал все, что чувствую я! Я царапалась и брыкалась, пыталась укусить удерживающую меня руку. В итоге мы оказались на берегу мокрые с ног до головы. У меня сил не было, я опустилась на камни, пытаясь отдышаться, а он смеялся. Это стало последней каплей и из моих глаз полились слезы. Какие-то особенно горькие, как кислота разъедающие мою душу. Я бежала от недопонимания и к нему же и пришла. Человек перестал смеяться. Отошел в сторону, подождал немного, пока я выплачусь, потом присел напротив меня на корточки и пальцами стал вытирать мне слезы. Он с таким вниманием поджидал очередную слезинку, чтобы успеть поймать ее до того, как она проползет по моей щеке, что я невольно улыбнулась. Когда я решила подняться, мужчина подал мне руку.
   ***
   С этого дня я решила вести календарь. Дикарь, по-моему, вообще не вел счет времени, и его это не особо волновало. Ни в самом жилище, ни поблизости не было никаких часов, даже примитивных, солнечных или водных. У меня была мысль попробовать установить их на ручье, но это все равно потребовало бы определенных вычислений, на которые я в данный момент не была способна, но первую зарубку на стволе дерева я сделала. С этого дня началась моя новая жизнь.
   Не могу сказать, что я приспособилась. Но я попыталась. Мужчина наблюдал за мной с некоторым интересом и иногда даже выражал эмоции. Увидев мою зарубку - хмыкнул. На следующий день я поняла почему. За ночь она заросла. Но меня он остановить не пытался, объяснить, показать. Странно, если знал. Или он не понял, для чего я это делаю? Ведь связать зарубку на дереве с оборотом планеты вокруг звезды практически невероятно при наличии иного, отличного от моего опыта.
   С этого же дня он начал мне давать какие-то маленькие белые горошки. При мне достал из железного ящика плотный ком, коснулся его и отделил небольшой шарик. Заставил съесть. На вкус прохладно-маслянистый сладкий. Не знаю, что это было, но настроение до конца дня было сносным.
   Не могу избавиться от снов про Имонар. Я упорно вижу себя каждую ночь на берегу моря. Я сижу на песке и смотрю на звезды. Все так, как было раньше, когда не было еще в моей жизни Иштвана. Но где-то на заднем плане притаилась тоска, я чувствую, что от меня ускользает что-то важное, а я не могу ничего сделать...
   ***
   Дикарь взялся за меня всерьез, но я до сих пор не понимаю, зачем ему все это надо. После завтрака (ем я исключительно спецрацион, хотя мне регулярно пытаются подсунуть местные листья и серую комковатую массу), мужчина вытащил меня в лес, и заставил собирать хворост. Зачем? Не знаю. Но собирать стала, при малейшей попытке уйти, хватал за руку и возвращал. Набрала несколько вязанок, он их стягивал тонкой веревкой, с легкостью завязывал сложные узлы. Потом мы нашу "добычу" перетащили поближе к жилищу, после чего он внимательно осмотрел мою обувь, разложил хворост на земле и взяв меня за руки, чуть притянул к себе и начал топтаться по веткам. Занятие казалось совершенно бесполезным первые полчаса, а потом ветки начали трескаться, стали мягкими пластичными. Потом мы дружно из этого теста лепили какое-то полотно. Когда, наконец, дикарь разрешил мне отдохнуть, у меня болели уже и руки и ноги. Расположилась у ручья и стала растирать конечности. Дикарь скрылся в жилище, и его довольно долго не было. У меня не было желания возвращаться в дом, меня по-прежнему напрягало наше странное "общение". По необходимости я мирилась с его присутствием, но находиться рядом постоянно было выше моих сил.
   Вечером завернувшись в кокон у стены лежала и думала о том, что же мы такое сегодня сделали. Я хотела перед сном подойти потрогать полотно, но дикарь не подпустил меня к нему. С моей точки зрения получившаяся масса была совершенно нефункциональна. Топливо для его синей горелки? Еда в перспективе? После такого способа приготовления я это точно есть не буду... Может, у них тут вообще не принято еду мыть перед употреблением? Хотя с гигиеной у мужчины вроде все в порядке. Ничем таким ужасным от него не пахло, хотя он довольно часто оказывался рядом со мной. Может, у него не только борода не растет, а еще и потовых желез нет? Стоит ли провести медицинский осмотр. Взять портативный диагност на капсуле? Если, конечно, он там есть. И что мне это даст? Температуру тела и расположение внутренних органов? Даже это вряд ли. Скорее сообщит о проблемах, если вдруг у него сердце в другом месте....
   С утра выяснилось, что полотно, которые мы так упорно ваяли, превратилось в мягкую и прочную ткань. Я пробовала разорвать, не получилось. Быт, просто быт. Он так делает одежду. Это первый этап. Потом я освою шитье, научусь ходить на охоту. Это примитивная культура. И культура ли? Да, дикарь сообразителен, но нет рисунков, письменности. Ремесла? Бездна! Как же все сложно! Меня учили, что при схожести внешних условий должна формироваться схожая ментальность. Может, оно и так, но это совершенно не помогает! Я ничего не понимаю и ничего не могу добиться!
   ***
   Дни я теперь отмечала камешками, складывала их в небольшой ложбинке у ручья. И как-то тайно что ли. Не хотела, чтобы дикарь увидел, что я делаю. Я думаю, он не понимает меня так же, как и я его. Но не хочу чтобы он обо мне думал, пытался найти объяснение моим действиям. Все равно ничего не поймет!
   Днем было тепло, я даже сняла рубашку и осталась в одной майке. Дикарь расположился рядом со мной на берегу, некоторое время просто сидел, а потом подошел, потянул за руку и притащил чуть ли не силком на сделанное нами "одеяло". Усадил, заставил меня расслабить руки и прикрыл мне глаза. Свою ладонь не убирал, пока я не перестала моргать. Потом сел позади меня и стал осторожно гладить мои плечи. Я почему-то не испугалась и не насторожилась. Наоборот было приятно и спокойно под конец мне показалось, что я чувствую его дыхание рядом с моим ухом. Даже думала, что вот-вот он что-то скажет. Но нет. Он провел несколько раз пальцами вдоль моего позвоночника, а потом встал и вернулся в жилище. Я осталась сидеть на одеяле, чувствуя какую-то обиду. Мне хотелось, чтобы он вернулся. Я что начинаю к нему привязываться?
   ***
   Сегодня я перешла на нормальный режим питания. С утра обнаружила, что пластинок спецрациона на "кухне" нет. Все обыскала. Дикарь следил за мной, но никак не показывал, что он причастен к их исчезновению. Понятно, что это его рук дело. Кроме нас тут никого нет! Я реально разозлилась.
   - Где они? - спросила грозно.
   Вопрос, естественно, остался без ответа.
   - Ты их съел? Их нельзя есть в таком количестве! Просто нельзя!
   Дикарь пожал плечами, а я от бессилия расплакалась. Ну, вот как с ним общаться? Утешать он мен не стал, вылез наружу, а потом вернулся с полной миской мелких листьев и поставил передо мной. Ешь, мол. Продержалась до обеда, потом поела. К листьям на обед дикарь присовокупил два каких то странных мясистых сероватых кусочка. На вкус было не очень, но зато обошлось без последствий. Мысли об утерянном спецрационе мучили меня до конца дня. Не то чтоб мне сильно нравилось его есть, но он не давал мне забывать о прошлом. А теперь получается, что я начинаю дичать... Моюсь в ручье, живу в хижине, занимаюсь собирательством... Под вечер мужчина вытянул меня из палатки и потащил в рощу. Я даже не сопротивлялась, с ним это бесполезно, все равно сделает по своему. Потом мы засели в кустах. Какое-то время ничего не происходило, а потом вдруг на поляну рядом с кустами вылетело несколько продолговатых предметов. Птицы? Насекомые? Растения? Только бездна знает! Дикарь резко ломанулся им навстречу громко хлопая в ладоши, один из предметов свалился на землю, остальные улетели. Тогда он спокойно подошел к упавшему, поднял с земли и поманил меня к себе пальцем. Я подошла, мужчина нажал на один конец предмета, оболочка лопнула и словно стекла на землю. В руках у него остался желтоватый комок, от которого он откусил кусок, после чего протянул мне. Остатки я доела. Чего уж тут привередничать, но настроение упало ниже некуда. Я поняла, что он пытается меня научить выживать в здешнем лесу, вот только мне подобных знаний совсем не хотелось. Мне уже осточертела эта планета, этот ручей и лес, и это странное соседство. Я не желала здесь оставаться, хотела обратно в цивилизацию, туда, где я могла бы закончить учебу, поехать с друзьями на практику, попасть на свой Имонар! Я уже была готова на любые переговоры с Иштваном. Ну, неужели он бы мне запретил поставить где-нибудь в уединенной бухточке мой домик? Мое право смотреть на звезды и любоваться океаном у меня никто не смог бы отобрать. Может, я действительно вела себя как глупая девчонка? А теперь вот вынуждена расхлебывать последствия собственной глупости, с каждым днем все отчетливее понимая, насколько призрачны мои надежды на спасение? И, что вполне вероятно, я проведу остаток дней в обществе этого дикаря на никому неизвестной первобытной планете? Эта мысль показалась мне чудовищной, и, оставив мужчину в лесу ловить еду, я вернулась в жилище. Там завернулась в одеяло и долго плакала, а потом еще долго не могла уснуть, ждала его. Он не пришел даже когда совсем стемнело. Было тихо, но как то тревожно. Поворочавшись какое-то время, я рискнула выйти наружу.
   Он стоял у ручья и смотрел в ночь. На небе красовались два местных спутника и россыпь звезд. Я замерла, не желая нарушать его одиночество, но он обернулся, как будто почувствовал мое присутствие, приблизился, встал рядом и взял меня за руку. Мы довольно долго стояли плечом к плечу и смотрели космосу в глаза. Я не помню, о чем я думала, но после этого на меня снизошло умиротворение, и я почувствовала усталость, а дикарь почувствовал, что моя рука дрожит от холода, и затянул меня обратно в жилище.
   На следующее утро он был в хорошем настроении. Поставил передо мной миску с какой-то едой и сел напротив, ожидая пока я поем. Потом вручил мне небольшой мешок и чуть ли не вытолкнул наружу. Погода была прекрасная. Светило солнце, было даже жарко, я сняла так полюбившуюся мне чужую рубашку и обвязала ее вокруг талии. Дикарь вылез за мной и следом и потянул меня куда-то в сторону. Я двинулась за ним. На его плече тоже висел мешок, только раза в три больше моего и, подозреваю, что гораздо тяжелее. Я уже не раз убеждалась в том, что мужчина очень силен, поэтому не стала пытаться убедить его разделить вещи по-братски. Куда идем неясно, надолго ли неизвестно. Я доверилась своему провожатому, тем более что сама идея похода совпадала с моими желаниями. Кто знает, может, за соседней скалой притаился город или стоянка космокатеров? Я очень мало знала об этом месте и провести разведку окрестностей по-хорошему стоило уже давно. Мучил только один вопрос, зачем это нужно дикарю? Я по-прежнему не понимала мотивов его поступков, а уж после этой "прогулки" стала понимать еще меньше. Потому что он реально просто вывел меня погулять. Или же показал, что бежать-то, собственно, некуда. Вокруг была первозданная природа и абсолютно никаких следов присутствия людей. Ни следов от костров, ни пастбищ, ни даже ровных посадок, по которым можно было бы судить хотя бы о каком-то наличии культуры...
   По пути мы забрались на пару холмов. Идти с непривычки было тяжело, но я упорно карабкалась вверх, подгоняемая мыслями и надеждой, что вот с этой вершины я уж точно увижу то, что мне понравится. Оно понравилось бы при других обстоятельствах, но сейчас мне все эти живописные долины, равнины и речушки были совершенно не интересны. Я искала следы цивилизации и не находила. Тут не было даже тропинок, пусть бы и протоптанных этим дикарем, при этом он оказался вписанным в эту реальность, я же из нее выпадала.
   Домой мы вернулись когда уже почти стемнело. Я вымоталась. Попила воды и легла спать.
   Такие вылазки мы предпринимали еще несколько раз, ходили в разных направлениях, но картина не менялась. Никаких признаков жилья или присутствия других людей мне обнаружить не удалось. Дикарь по-моему просто развлекался, во всяком случае настроение у него было преимущественно хорошим. Он никогда меня не торопил, не дергался, и вообще не выказывал никакого недовольства, что бы ни происходило. При этом если уж он принимал решение о том, что мы делаем и куда идем, то спорить с ним было бесполезно.
   Потихоньку я училась разбираться в местной еде. По большей части мы практиковали сыроедение. На костре, который дикарь теперь регулярно разжигал на берегу ручья, мы готовили только клубни, которые сырыми и впрямь было есть жестковато, и рыбу, которую он ловил в ручье.
   Мои руки огрубели, кожа загорела. По календарю выходило, что я здесь провела почти полтора месяца, но иногда мне начинало казаться, что я живу так чуть ли не всю жизнь. Меня начинала затягивать эта размеренность и неизменность. Я даже начала получать от всего этого некое извращенное удовольствие. Причин, как я думаю, было две. Первая - что я хоть и со скрипом, но приняла то, что останусь здесь навсегда, а вторая - что по сути эта жизнь была не хуже той, которой я жила до этого. Понятное дело, что я скучала по отцу, дяде Ронару, Инке и Тому, но поскольку возвращение назад на данном этапе было невозможным, то мои мысли о прошлом и сожаления постепенно отступали на задний план, а текущее положение вещей было таково, что я жила в спокойствии и безопасности. Не переживая о том, как наладить быт, что есть и во что одеваться. У меня остались только конкретные задачи, заботы о повседневных нуждах. Где-то глубоко в душе я понимала, что это тоже временно, что когда я окончательно приму мою новую жизнь, я начну строить планы и волноваться об их реализации, но сейчас я пользовалась возможностью просто плыть по течению и не думать ни о чем.
   К дикарю я привыкла, и чем больше я узнавала его, тем больше он мне нравился. Нет, разумеется, ни о какой романтике при свете звезд я не мечтала. Я ценила его, как друга и товарища. Уважала, как человека, который давал мне поддержку и делил со мной кров и пищу, заботился обо мне и ничего не требовал взамен. Я уже перестала мыслить научными категориями, не пыталась добиться от моего соседа ответов. Я принимала его таким, какой он есть, и даже если какие-то его действия и раздражали меня временами, мне хватало ума понимать, что это для чего-то нужно, и если я пока не могу отвечать за себя, то лучше довериться тому, кто знает, что делает. И я доверяла.
   ***
   Жизнь текла своим чередом. Я поймала себя на мысли, что начала чаще улыбаться. У меня появились любимые места, неподалеку от нашего жилища. Судя по всему, тут наступило лето, и природа вокруг меня восхищала. Я бы не сказала, что холмы и деревья пестрели яркими красками. Нет, тут даже цветы были какие-то невзрачные, но в них было свое очарование. Легкий запах мелких белых цветочков, тягучий сладкий больших коричневых шишечек, бодрящий аромат продолговатых серых листьев, которые дикарь иногда добавлял в питьевую воду. Эти запахи наполняли мою жизнь, врезались в память и вызывали привыкание.
   Одежды и обуви пока хватало. Дикарь щедро делился со мной своими вещами. Сам же часто ходил с голым торсом и босиком, в одних черных штанах. Он был ловким, много чего умел. Иногда я себя ловила на мысли, что я им восхищаюсь. Но в этом поведении и умениях был какой-то секрет. Он же где-то вырос и всему научился! Когда-то давно, еще в детстве, я читала историю ребенка, воспитанного хугами, небольшими человекообразными животными. Интеллект этому ребенку сохранить не удалось, так же как и развить впоследствии. Поэтому и казалось странным то, что этот выросший в глуши дикарь распознает мои потребности, и даже слишком хорошо заботится о моих нуждах.
   Несколько ночей мы провели на свежем воздухе, около ручья. Никаких кусачих насекомых, как на Зоридане, здесь не было, а в жилище было душно.
   Постепенно, мы разделили обязанности. Точнее я сама начала что-то делать, а дикарь, видя мои стремления и усилия, передоверил мне часть своих дел. Минусом можно было назвать то, что работа никогда не кончалась. Множество мелочей отнимали много времени, хотя в отсутствие других занятий, жаловаться не стоило.
   Пару раз я одна сходила к капсуле. У маячка окончательно кончился заряд, и теперь, потенциальные спасатели, даже если бы захотели, не смогли бы меня найти. Не могу сказать, что меня это сильно разочаровало, к тому моменту я уже привыкла к новой жизни, отболела душой, и начала потихоньку задумываться о будущем...
   ***
   Это утро началось как обычно. Мы позавтракали, размялись у жилища, потом я отправилась в рощу за едой, а дикарь ушел куда-то вверх по течению. Я не особо задумывалась куда, было душно, как перед дождем, и меня разморило. Когда я шла обратно с двумя охапками съедобных веток, рядом со мной неожиданно возник дикарь. Лицо его было напряженным, движения резкими. Он крепко схватил меня за руку, чуть выше локтя, заставил бросить мою добычу на землю и потащил за собой. Сначала я не особо сопротивлялась, но поскольку, около жилища мы не остановились, а ломанулись дальше в лес через кусты, мне стало немного не по себе. Шел мужчина быстро, я еле-еле за ним успевала.
   - Остановись! Подожди! - я попыталась вырвать у него свою руку. - Что происходит?
   Он бросил на меня яростный взгляд и потащил дальше. Я, по-прежнему недоумевая, ускорила шаг. Довольно скоро я поняла, что мы идем к моей капсуле. Только вот зачем? Но стало немного легче от осознания, что хотя бы с конечной целью определились.
   Когда мы вышли к капсуле, мужчина отпустил мою руку, коснулся сенсоров и открыл сначала внешний люк, потом внутренний, потом чуть ли не втащил меня внутрь. Силком усадил в пилотское кресло, снял с пояса веревку и начал меня к креслу привязывать. Я задергалась, но с его сильным захватом справиться не смогла. Через пару минут, он закончил, потянул за веревку и, убедившись, что я примотана к креслу надежно, выскочил из капсулы и закрыл за собой дверь.
   Несколько минут я сидела практически неподвижно, пытаясь понять, что происходит. И ждала его возвращения. Но время шло, а дикарь не приходил. Я поерзала, устраиваясь поудобнее и проверяя веревки на прочность. Наверное, стоило попытаться освободиться. До сих пор дикарь не причинял мне вред, вряд ли он решил начать сейчас. Скорее он пытался меня от чего-то оградить, сделать так, чтобы я ему не мешала. Но если исходить из этого предположения, то я что, должна сидеть связанная и ждать, пока он вернется? Все равно лучше, наверное, развязаться, ну или, по крайней мере, попытаться...
   Мучилась я довольно долго, пока не вспомнила, что у меня в заднем кармане нож. Я его сама сделала из острого камня, как раз, чтобы съедобные стебли срезать. Кое-как достала нож и начала пилить веревку. Времени у меня на это тоже ушло много. Веревка была очень прочной и словно пружинила, сопротивляясь надрезам. Пока мучилась, ругала дикаря на все лады! Ведь можно же было хоть как-нибудь объяснить? Ну, хоть жестами! Я же понятливая, я бы постаралась!
   А может, дело не в этом? Может, я ему надоела, и он решил сменить место стоянки, и сделал так, чтобы я за ним не пошла? Я не умею читать следы и в здешнем лесу не смогу его найти, даже если очень захочу. После этой мысли у меня началась паника, руки похолодели, я начала пилить веревку еще быстрее. Я никогда не любила неизвестность, а уж в таких обстоятельствах тем более! Наконец веревка лопнула, и я выскочила из кресла. Я уже решила не дожидаться возвращения дикаря. Он мне ничего не объяснил, поэтому я имею право ничего не понять!
   Вечерело, а я неслась по лесу как угорелая к нашему жилищу. Когда выбежала на берег, то остановилась отдышаться. Жилище было на месте и выглядело все спокойно, но...
   Окровавленный дикарь лежал неподалеку от входа и сжимал в руке нож. Я нервно огляделась, никаких врагов не обнаружила и рванула к нему. Подбежала и опустилась рядом на колени. Глаза у мужчины были закрыты. Проверила пульс, сердце билось часто-часто. А я не знала, хорошо это или плохо. Я вообще ничего не знала о его анатомии. Оставалось только надеяться, что он не сильно отличается от людей. Наверное, надо было вернуться к капсуле и взять оттуда диагност, но запас лекарств там все равно ограничен и включает лишь стандартный пакет первой помощи, а то, что туда входит часто можно заменить подручными средствами. Я попыталась успокоиться, нашла миску с водой и кусок ткани. Надо попытаться понять, насколько серьезны у него повреждения. Но как только я смыла кровь, выяснилось, что особых ран на теле дикаря нет. Было несколько довольно глубоких царапин на руках, как будто оставленных когтем, впрочем, это мог быть и след от ножа. А может, он сам себе нанес эти раны? И почему он не приходит в себя?
   Дышал дикарь ровно, а после того как я его обтерла, его вздохи сделались глубже. Я вынесла из жилища два одеяла, одно свернула и положила ему под голову, а вторым укрыла. Но все равно было как-то тревожно. А потом я вспомнила про горошки, которые он мне давал каждое утро. Я сначала не понимала, зачем это надо, а потом решила, что это такое лекарство, ведь с тех пор, как я начала их принимать, я ни разу ничем не заболела, да и общее состояние они улучшали. Может, ему тоже поможет восстановиться, после приступа, например... Я вернулась в жилище. Масса от которой он отделял горошки лежала на нашем "кухонном столе". Я прижалась к ней пальцем, сначала один раз, а потом и для себя рискнула выдавить горошенку. Вдруг это какой-то вирус? Воздействует на психику и вызывает агрессию? В любом случае это не повредит. Я вернулась к дикарю, просунула ему между зубов горошинку, а и положила себе в рот свою. Она кислинкой впилась в язык, а потом... наступила ночь...
   ***
   Чьи-то теплые руки, такие родные и желанные. Сильные, но нежные. Мне нравится к ним прижиматься, ласкать лежащее рядом тело. Мягкие губы касаются моего уха и нежно шепчут волшебные слова.
   - Будь со мной. Останься со мной. Мне нравится рядом с тобой. А ты хочешь быть со мной?
   - Очень-очень хочу! - шепчу я. Разворачиваюсь и целую эти губы.
   Человек рядом со мной улыбается. Он доволен, я чувствую его желание и сама хочу того же. Я его знаю, как саму себя, чувствую, как сделать ему хорошо, он ласкает меня, обволакивает своим теплом, тянет на себя, я смеюсь и падаю. Это так приятно, чувственно и органично. Именно с ним. Я словно пью и не могу насладиться. Волшебный родник ощущений! Я могу быть собой! Довериться, раскрыться, показать все то, чего мне хотелось бы. И меня принимают и любят и жаждут, как такой же живительный источник, не хотят отпускать, прижимают в себе все ближе, ближе, а я и не хочу никуда отдаляться, мне здесь так хорошо...
   ***
   Утром все как обычно, только голова тяжелая. Лежу в жилище, завернутая в одеяло. Прямо в майке и штанах. Стояние странное. Вчерашний вечер помню, но сознание отказывается в это верить. Мы были с ним вдвоем? Рядом? Близко-близко? И это было таким правильным... Мысли разлетаются, как испуганные мотыльки. Что мне теперь делать? Как себя вести? Почему это произошло? Неужели это все было на самом деле? И между нами такое возможно? И я действительно чувствовала то, что чувствует он, а он точно также ощущал меня? Бррр! Не может быть! Надо с ним поговорить! Нет, хотя бы посмотреть на его реакцию... Ведь он не может это забыть! Или же у меня галлюцинации?
   Я выпуталась из-под одеяла и вылезла наружу. Дикарь сидел на берегу у реки. Живой и здоровый. Может, вообще ничего не было и это все какой-то странный сон? Или у меня была болезнь и горячечный бред?
   - Эй! - вырвалось у меня.
   Мужчина обернулся. Взглядом как резанул. Меня бросило сначала в жар, потом в холод. А он медленно поднялся, взял стоящую рядом на камне кружку, зачерпнул в ручье воды и спокойно подошел ко мне. Долго-долго смотрел в глаза. Что он там хотел увидеть, я так и не смогла понять. И опять молчал, хотя я помнила, что в моем сне он разговаривал, и я его понимала. Потом он прислонил кружку к моим губам. Я послушно сделала несколько глотков. После чего он так же спокойно вернулся к ручью, а я пошла в рощицу. Дошла до знакомой полянки и опустилась на траву. Почему-то безумно хотелось плакать. Ощущения были как в тот раз, когда Инка с Томом организовали для меня игру. Когда я верила в чувства, а они оказались обманом. А тут я даже не знала, чему верить. Дикарь не сделал мне ничего плохого, но по его поведению было непонятно, что он думает и чувствует. И что вообще происходит между нами. Слезы я не смогла сдержать и нарыдалась до икоты, под конец меня даже вырвало, желудок сжимался и не хотел расслабляться. В жилище вернулась сама.
   День прошел ужасно. Дикарь меня сторонился, я не знала как себя вести и тоже начала от него шарахаться. Нет, он по-прежнему за мной ухаживал и делил со мной еду, но непринужденность исчезла.
   Вечером я свернулась в своем уголке, стараясь хотя бы одеялом отгородиться от тяжелого мужского взгляда. Меня непреодолимо к нему тянуло, но я понимала, что первый шаг я сделать не смогу, не в этой ситуации, не сейчас. Заснуть смогла только после того, как пообещала себе с утра попытаться прояснить наши отношения, хоть словом, хоть делом вызвать дикаря на откровенность. Терпеть не могу неопределенности, а ее с каждым днем становится все больше!
   Но моим планам не суждено было сбыться, потому что с утра за нами прилетел космокатер...
  
  
   Часть 3. Отчеты.
  
  
   "Приказ 15/22. Код "Фигъялам-Варакозаш"
  
   Приказываю ../../.. по относительному времени ИЗВР "Принцип" начать эксперимент 7.36/2. Исполнитель: Ренат Ферер. Сбор данных осуществлять ежедневно. Отчетные записи по необходимости (код "Рамеинь-Хотай". Корректировщик данных: Антон Медвецкий.
   Капитан по стандарту Станислав Дьимеши"
   Выдержки из отчетов Рената Ферера.
  
   Капитану ИЗВР "Принцип" Станиславу Дьи?меши:
  
   "Я на месте. Эксперимент стартовал. До связи. Не сильно без меня резвитесь, а то мне завидно будет".
   "Батареи развернуты. Ночью были неполадки с левым сектором полотна. Пришлось вставать и разбираться. Без этого было не уснуть".
  
   "Принцип" Ренату:
  
   "Мы сбросили последний ретранслятор, проблем со связью не будет, но учти, быстро прилететь не сможем, если у тебя вдруг чего случится. Будь осторожен"
  
   Ренат Стасу:
  
   "А быстро и не надо, иначе теряется весь смысл. И так проблемы с чистотой эксперимента. Лучше всего, конечно, было бы высадить в неизведанные миры случайного человека, тогда можно было бы и реакции отследить лучше... и вообще понять, насколько быстрее происходит деформация психики или ее адаптация. Но и один случай тут не показателен".
  
   Стас Ренату:
  
   "Ага, лучше сразу пять ладьеров и на пяти разных планетах и чтобы они еще и про нас не знали! Надо было тебя высадить без координат, в термобелье и с одним ножом. А потом прилетели бы через полгодика, посмотрели бы, как ты справляешься!"
  
   Игорь Ренату:
  
   "А еще можно было бы задание дать какое-нибудь по разведке территории или геологоразведке. Пусть как первопроходец бы уже действовал!"
  
   Ренат Стасу:
  
   "Вы думаете, я без кастрюлек и лекарств не проживу? Это как раз несущественно и непринципиально, и эксперимент не в этом. Не нашел бы как себя прокормить и согреть - летальный исход. А вот если нашел, то тогда цели в чем? Как жить дальше, на что ориентироваться? Именно это я и пытаюсь проверить. При доступности еды и удобств цели искать сложнее"
  
   "Принцип" Ренату:
  
   "Отлично. Значит, мы правильно сделали, что тебя высадили с полным набором. О еде и тепле тебе заботиться незачем. Значит, думай о себе. Посмотрим, надолго ли тебя хватит. Мотивацию разбирай отдельно. Пиши о сомнениях".
  
   Ренат Стасу:
  
   "Сомнений много. Первые три дня была эйфория. Наслаждался одиночеством. Соскучился по планетарным условиям. Савойя не заменяет. Дает лишь социальные связи. Но тут воздух другой. Нефильтрованный. Есть неприятные запахи. Местная фауна не беспокоит. Купался в ручье. Вернусь, отрегулируем температуру в бассейне. Может, покрыть воду сверху корочкой льда?"
  
   Антон Ренату:
  
   "Прошла всего неделя, а ты уже с ума сходишь? Вот мне делать нечего, как тянуть питание от холодильного блока к бассейну!"
  
   Стас Ренату:
  
   "Будь осторожен. Не увлекайся. Не расслабляйся не на минуту. Приказ: ежедневное повторение директивы 24/33 (с дополнениями) в качестве подстегивающего средства и тренировки памяти. Не забывай, что срок нашего прилета не согласован, но ты всегда можешь его установить. Отчеты будешь составлять каждую неделю. Ответа от нас не жди. Докладываешь текущую обстановку, даешь информацию о своем состоянии. Идеи, мечты, потребности. Чтобы у нас был внешний контроль. Не геройствуй, учитывай, что нам, чтобы до тебя долететь потребуется время"
  
   Ренат Стасу:
  
   "Это последнее неформальное сообщение. Дальше буду придерживаться согласованных сроков отчета, а то расслабляет. Я еще не привык к тому, что я здесь надолго. Пока приспосабливаюсь, пытаюсь установить распорядок дня. Все по плану".
  
   Еженедельные отчетные сообщения. Ренат "Принципу":
  
   1.
   "Планета - отличное место для исследователей. Стас, тебе бы понравилось. Жизнь не очень разнообразна, но необходимо учитывать, что я не отдалялся от базы дальше дневного перехода. В приложении данные по геологии и биологии. С местными продуктами пока не экспериментирую, провожу комплексный анализ. Но придется рискнуть".
  
   2.
   "Настроение в норме. Первые признаки раздражительности купировал повышенной физической активностью. Стас, отмени дополнения по директиве 24/33. Голова уже от них болит. Реально, когда прилечу, ночью разбудишь, отвечу! А вообще, отсутствие доступа к нормальной библиотеке и информационный голод сильно мешают. Впечатлений не хватает, каждый день одно и то же".
  
   "Принцип" Ренату:
  
   "Про дополнения - идея Игоря. Я с ним переговорил, и, с его одобрения, отменяю. Повторяй "Кодекс о контактах". Размышления фиксируй. Задача: не терять бдительность. Параллельно веди наблюдения за мыслительными процессами в ситуации изоляции. Были на Савойе по делам, сейчас улетаем в сектор 19/1/1 по заданию Координационного центра научных исследований. Обмен сообщениями как договаривались".
  
   3.
   "Я в порядке".
  
   4.
   "Не хочу ничего писать. Понимаю, что нужно фиксировать личные ощущения, но нет желания этого делать. Вообще не хочу вас видеть. Специально пишу в этот момент, потому что настроение постоянно меняется. Вот конкретно сейчас все достало. Видеть уже не могу эту палатку и этот ручей. Стас! Специально для тебя. Лететь ко мне не надо. Я в норме, просто позволяю себе иногда расслабиться. И потом, ты же хотел чего-нибудь о моих чувствах, не так ли?".
  
   Стас Ренату:
  
   "Безусловно, твои личные впечатления, чувства и настроения имеют особую ценность. Но прямо сейчас я и не сорвусь, не надейся. Фиксируй все, что можешь. Анализировать потом будешь. Очень занимательно".
  
   5.
   "Я в норме. Вторая банка арида* подходит к концу. Полностью перешел на местный рацион. Пока не могу приспособиться к погоде. То жарко, то холодно. На днях наблюдал за миграцией местных зверей. По виду - травоядные, а на деле, кто знает. Собираюсь на долгую прогулку по окрестностям. Дневники в большом отчете. Я хорошо выполняю свои служебные обязанности".
  
   6.
   "Прогулка удалась. Со мной все в порядке. Эксперимент вышел на новую стадию".
  
   7.
   "Потерял один нож. Завтра пойду поищу дальше по ручью. Передай Игорю, что его состав удачно прошел полевые испытания. И нож, вместо того чтобы утонуть там, где я мог бы его достать, уплыл. Я полон сил и энергии, наблюдения записываю".
  
   8.
   "Я в порядке".
  
   9.
   "Все нормально".
  
   10.
   "Установилась хорошая погода. Дни похожи один на другой. Делаю упражнения, медитирую. "Кодекс о контактах" по-прежнему актуален. Эксперимент проходит успешно".
  
   11.
   "Я доволен результатами. Когда вернусь на "Принцип" свяжусь с Ладье, есть, что доложить".
  
   Капитан по кризису капитану по стандарту:
  
   "Рекомендую капитану по стандарту обратить внимание на характер высказываний Рената Ферера. Последние несколько недель наблюдается изменение стиля отчетов, и меня настораживает фраза о докладе в метрополию".
  
   Капитан по стандарту капитану по кризису:
  
   "Как капитан по стандарту не вижу необходимости в прерывании эксперимента, но предлагаю провести совещание членов экипажа с последующей выработкой общего решения".
  
   Итоговое решение:
  
   "Дождаться следующего сообщения".
  
   12.
   "Я в порядке. Все под контролем".
  
   13.
   "Стас, средство твое не действует. Ты неправильно рассчитал время. Прошло всего два месяца, а у меня начала расти борода".
  
   Выдержки из итогового отчета Рената Ферера:
  
   "Целью эксперимента является изучение реакций ладьера на пребывание в ситуации вынужденной изоляции, что может впоследствии дополнить существующие методики психологической подготовки к научной стажировке в космосе.
   Оказавшись на месте, не могу не отметить, что мои опасения, связанные с тем, что я нахожусь в ситуации вынужденной изоляции лишь условно, не оправдались. Обеспеченность водой, едой и теплыми вещами, хотя и создает определенный комфорт и избавляет от множества проблем по обустройству жилища и быта и установлению распорядка дня, тем не менее, мало помогает во время долгих размышлений о будущем. Пускай даже и возможном. Я не знаю, когда за мной вернется "Принцип", и ежедневно в моей голове возникают мысли о том, что вполне возможно срок моего "заточения" превысит разумные, по-моему мнению, пределы, если, например, что-то случится с кораблем, или же просто с базой данных, в которой зафиксированы координаты той планеты, на которой меня оставили. Поэтому нельзя отрицать, что условия эксперимента все-таки приближены к реальным, поскольку те ладьеры, которые окажутся в такой ситуации невольно, тоже будут ждать и верить, что их рано или поздно спасут.
   Поначалу пребывание на этой планете мне даже понравилось. Отсутствие вредителей, умеренный климат, природа и чистый воздух. Я это воспринимал как отдых, но через несколько дней, когда я уже изучил окрестности и более-менее наладил хозяйство, окружающие пейзажи и звездные ночи начали приедаться. Как только организм перестает считать ситуацию стрессовой, то сразу же требует возврата к старым привычкам. Появилось желание вернуться на "Принцип", пообщаться со всеми, сходить в спортзал, да даже почитать отчеты других экспедиций. Признаюсь, я этим иногда пренебрегал. Отсутствие доступа к литературе давит довольно серьезно. Сложно переключиться на примитивный образ жизни, отрешиться от всего и просто наслаждаться единением с природой. Ладьеры утверждают, что они дети космоса, я признаю это и подтверждаю. Мы, безусловно, дети космоса, а не какой-то его микроскопической части. Пожалуй, это и стало основной темой моих размышлений. В данной обстановке приходится полностью психически перестраивать себя и фрустрации неизбежны.
   Также считаю необходимым выделить одну из вех перемены мыслей и настроения. В определенный момент мне стало все равно, вернется "Принцип" или нет. Причем эти ощущения не совпадали с этапом принятия себя в этом месте и с окончательным формированием привычек. В течение нескольких дней вести наблюдения за своим состоянием было действительно сложно. Мне попросту было лень. Лень вставать, идти за водой или на условную "охоту". Безделье поглощает и завораживает. Сложно себя заставить что-либо делать, тем более в отсутствие некой контролирующей силы. С целью лучше изучить этот феномен, я расслабился. Позволил себе делать то, что мне хочется, но с установлением сроков окончания этого периода. Это помогло. За эти несколько дней я прекрасно выспался, и получил возможность взглянуть на себя и свои переживания с другой стороны.
   Дальше следовать установленному распорядку уже не составляло особого труда. Мне в том числе и помогали размышления о нашей стажировке, наших мыслях и чаяниях, связанных с научным поиском и наших достижениях. Теперь я могу с уверенностью сказать, что многие наши успехи мы попросту недооцениваем. Считаем их рутиной, только потому, что они не ведут к глобальным научным прорывам, хотя на самом деле тут стоит задуматься о значении не столько команды, сколько отдельной личности. Пусть для Ладьё наши эксперименты не столь важны и сотни кораблей научного поиска бороздят космические просторы, тем не менее, мы меняемся, развиваемся и совершенствуемся. И наше становление, как ученых, как воинов, как мужчин - само по себе является вкладом в развитие колонизированных нами миров.
   Теперь я хочу перейти к следующей стадии моего эксперимента. После описанных выше переживаний, мне удалось установить в себе и для себя некий баланс, в котором я мог бы пребывать достаточно долгое время, которого в большинстве случаев хватило бы на то, чтобы меня успели найти и спасти. И эту стадию уже можно назвать технической, то есть определенные навыки получены, осталось только их качественно усвоить. Я думаю, что мне удалось бы с этим успешно справиться, и вернувшийся "Принцип" нашел бы меня в своем уме, энергичным, бодрым и работоспособным. Теоретически, эксперимент на этом можно было бы завершать, я изучил все, что намеревался. Более подробно мои выкладки содержатся в дополнениях к моим еженедельным отчетам и итоговому отчету. Но я пишу теоретически, поскольку проверить свои гипотезы мне не удалось. Эксперимент был прерван.
   Я пишу "прерван", хотя на самом деле правильнее было бы написать "вышел на новую стадию". На 6-ой неделе моего пребывания на планете, неподалеку в лесу приземлилась спасательная капсула. Самого приземления я не видел, была ночь, и я спал. Разбудил меня громкий гул, и пока я проснулся, пока сообразил выйти, капсула уже приземлилась и я не смог визуально определить место приземления. Пришлось пользоваться приборами. Точку удалось вычислить почти сразу, и в отсутствие информации, я решил, что мне стоит туда прогуляться, поэтому оделся и отправился в путь.
   Изначально я думал, что рядом приземлился космический корабль, и то, что это только капсула, я понял уже тогда, когда ее увидел. По всем признакам выходило, что мощностей данного устройства не хватит для длительного пребывания в космосе, а сектор вокруг, насколько мы смогли определить - необитаем. В капсуле был гуманоид, который при посадке остался жив. Почти сразу удалось выяснить, что существо - женского пола, и внешне близко к ладьерам по генотипу. Поскольку капсулу с планеты мы забрали, я рекомендую для всех, кто будет заниматься ее изучением особое внимание обратить на системы жизнеобеспечения, а особенно на пилотское кресло. Я видел там следы какого-то вещества, которое по прошествии некоторого времени испарилось. Моих возможностей не хватило, чтобы провести качественный анализ. Но, насколько я могу судить, это вещество защищает космонавта и может сохранить ему жизнь во время жесткой посадки.
   Молодая девушка, которую я нашел, пребывала в странном состоянии. Поскольку на тот момент я еще ничего не знал ни о ней, ни о ее расе, то не смог оценить насколько ее состояние являлось типичным для данной ситуации, поэтому принял решение действовать в отношении нее, как если бы она была ладьеркой. Я ее забрал из капсулы и согрел. Перенес в свою палатку, и зафиксировал первые наблюдения, пока она спала и/или была без сознания. Я снял все медицинские показания, которые смог придумать. Согласно полученным данным, девушка оказалась исключительно близка по биологическим показателям к ладьерам, и если бы не инопланетное устройство, на котором она прилетела, у меня бы даже сомнений не возникло в том, что она иной расы. Но, опять же если исходить из полученных при осмотре данных, то выходило, что она пребывает в состоянии сильного нервного истощения и велика вероятность (при совокупности условий, включая посадку на неизвестной планете) развития постстрессовых психических реакций.
   Мне пришлось воспользоваться аптечкой. Я вколол ей две дозы ксирумина, и полторы дозы индолина в сочетании с психокинетическим воздействием. Когда пациентка очнулась, то последние мои сомнения о ее расовой принадлежности отпали. Говорила она на неизвестном нам языке, неизвестной языковой группы. Я неплохо знаком с земными языками, и большинство из них могу определить по звучанию, и могу с уверенностью утверждать, что и землянкой она тоже не является. Поскольку на данном этапе я не мог получить исходные данные об особенностях психотравмирующего фактора или их совокупности, то принял решение просто продолжить наблюдение, тем более что реакции, которые проявились после инъекций, вполне соответствовали стандартной клинической картине.
   Здесь же я хочу отметить, что поскольку ситуация соответствовала ситуации первого контакта, а я не обладал необходимыми полномочиями и прошел только базовый курс контактника, то принял решение о пассивном наблюдении с целью получения необходимой первичной информации. Я считаю, что я не имел права подвергать опасности ни экипаж "Принципа", ни нашу цивилизацию. Заявление в Ходорат о бирошаг вэер* оставляю на рассмотрение капитана по кризису. Заранее согласен с любым решением Ходората.
  
   _____________________________________________________________________________
   * бирошаг вэер - суд крови, ладьерск.
  
  
   ОБНОВЛЕНИЕ от 14.05.2015
  
   С установкой преморбидного состояния пациентки, разумеется, возникли проблемы. Я был лишен возможности провести опрос и комплексное тестирование. Вопрос о правомочности моих действий в отношении девушки мучил меня постоянно. Теоретически, я мог бы прибегнуть к стандартным методикам изучения чужого языка с целью установления первичного контакта. Но я не был уверен в правильности соотношения "вред/польза". С одной стороны выходило, что я смогу получить больше информации, а с другой, моя пациентка также получит информацию, которая может оказаться как полезной, так и вредной для того психического состояния, в котором она пребывала. В итоге, понаблюдав за ней пару дней, я констатировал некоторую стабилизацию, поэтому решил не вмешиваться в естественные процессы. Ее психика уже начала адаптацию к ситуации, и новая информация могла повлиять на дальнейшую психическую реабилитацию негативно. К тому же, не буду кривить душой, мои наблюдения могли оказаться полезными с точки зрения моего эксперимента.
   Реабилитацию я проводил по стандартной схеме. Из апатии выводил с помощью внешних раздражителей. Могу предположить, что текущее состояние пациентки усугублялось чувством потери. Но в тот момент я не знал, чем оно вызвано, какими-то обстоятельствами в ее личной жизни, или же самой ситуацией приземления на данной планете. Хотя я склоняюсь к первому варианту, поскольку для осознания своего положения девушке потребовалось бы некоторое время и симптомы просто не успели бы развиться.
   Я старался ее растормошить, заинтересовать. Не могу сказать, что она легко шла на контакт, к моим действиям относилась с настороженностью, а иногда и с полным непониманием. Приходилось преодолевать сопротивление, заставлять. Но то, что ставило ее в тупик, ей же и помогало. Пациентка пыталась приспособиться, понять меня, создать себе среду для обитания. И это отвлекало ее от мыслей о прошлом.
   Мой личный опыт помог мне определиться со стадиями адаптации. Чтобы противостоять апатии я подключал всевозможные внешние раздражители, старался вызвать эмоции, любые, вплоть до ярости. Использовал трудотерапию. На нее пациентка реагировала нормально, выполняла все, что от нее требовалось, хотя я видел, что она не понимает, зачем мы делаем ту или иную работу. Но она не подчинялась мне в прямом смысле этого слова, ее поведение, скорее, было результатом осознанного выбора, то есть она пользовалась моим присутствием, чтобы решать свои проблемы.
   Хотя, я не могу не упомянуть о том, что сама ситуация ставила ее в условия зависимости от меня. Я давал ей кров и пищу, обеспечивал ее безопасность. Уверен, что ее ставила в тупик моя мотивация, но в определенный момент она перестала ждать от меня подвоха и начала мне доверять. Произошло это не сразу, а по прошествии довольно продолжительного времени. Этот момент сложно встроить в существующие теории функционирования психики. Поскольку отсутствует возможность изучения других представителей данного вида. Но сам факт возникновения доверия, некой близости уже говорит о многом.
   Когда между нами уже установились приемлемые отношения сосуществования, передо мной опять встал вопрос о том, стоит или нет пытаться с ней общаться. Я не знал, когда прилетит "Принцип", а держать пациентку в ситуации искусственной изоляции с каждым днем становилось все сложнее. Не скажу, что мне самому было легко. Я постоянно мучился сомнениями и желанием пообщаться с ней, расспросить о ее цивилизации, и о причинах ее появления на этой планете. Я строил гипотезы, делал предположения, которые никак не мог проверить и подтвердить. С другой стороны стоило продолжать эксперимент, поскольку мои наблюдения представляли определенную ценность, а результаты выходили далеко за рамки изначально поставленных задач.
   Я и сам постепенно привыкал к девушке. Стал замечать за собой, что мне ее не хватает, когда я надолго ухожу в лес или же когда она чем-то занимается вдали от меня. На эту тему я планирую написать статью о формировании привязанностей в условиях изоляции. Видимо, нам так или иначе свойственно стремиться к групповому и межличностному взаимодействию. За то время, которое мы провели вместе, я проникся к ней уважением, как к товарищу по..."несчастью". У нас появились общие воспоминания, общие цели и задачи, общий быт и общая жизнь...
   Мне приходилось скрываться, чтобы снимать показания с привезенных с собой приборов. Основное оборудование еще в начале совместного сосуществования я перетащил в лес. Я не знаю, какое выводы сделала девушка об уровне моего развития, но я старался не показывать ей, кто я на самом деле и не давать надежд на возвращение. Понемногу изучал ее посадочную капсулу. Не думаю, что я сильно продвинулся в своих исследованиях, но кое-какие данные собрать удалось. Также я вел наблюдения за животными, погодой, доделывал геологическую карту района, собирал образцы. Два контейнера с образцами также были спрятаны в лесу.
   За три дня до прилета "Принципа" датчики движения, установленные в нескольких километрах от лагеря зафикисировали огромное скопление крупных животных. Они собирались в стада или стаи (?). Мне сложно судить о том, кем они являлись по нашей классификации. Вскрытие я проводил только один раз, но так и не смог установить их пищевые предпочтения. Наблюдение за их перемещениями мне позволило установить, что это миграция (сезонная?), и проходит она в непосредственной близости от лагеря. По моим данным прямой угрозы безопасности не было, но я решил перестраховаться. В тот день, когда они должны были пройти мимо, я отвел девушку в капсулу, где привязал и оставил. К вечеру я собирался за ней вернуться. Объяснить я ей ничего не мог, но она явно поняла, что происходит что-то необычное, и не оказывала сопротивления.
   После того, как я отвел ее в капсулу, я вернулся в лес и начал наблюдать за животными. Поначалу все шло неплохо. Животные продвигались мимо. Шли несколько часов. Могу предположить, что в этом стаде присутствовало несколько видов, потому что выглядели они по-разному, были и крупные и поменьше и совсем маленькие. Видеозаписи есть в приложении к основному докладу.
   Но потом внезапно в центре стада началась борьба, животные толкались, рычали, вели себя крайне агрессивно. Небольшая группа отделилась от основного стада и стала проламываться через лес в сторону нашего лагеря. Я понимаю, что повел себя глупо. Надо было заранее перенести лагерь в безопасное место, и тогда самой ситуации не возникло бы, но в тот момент было уже поздно об этом задумываться. Я мог только попытаться остановить эту группу. Я принял мобилизатор и выскочил из леса перед ними.
   Не буду описывать свои действия и ощущения, отмечу только, что мне удалось вернуть животных на тропу. Во время столкновения я получил повреждения кожного покрова. Некоторые раны были довольно глубокими, но мобилизатор ускоряет регенерацию, поэтому особых последствий не должно было возникнуть. Я планировал вернуться в лагерь, обработать раны и идти в капсулу за девушкой. Стадо наконец-то прошло мимо, и с этой стороны опасность нам уже не угрожала. Как я добрался до лагеря помню, а потом я отключился. Не думаю, что потеря сознания была продолжительной, но когда я пришел в себя, девушка была рядом. Наверное, она смогла сама освободиться и вернулась.
   Наутро мне было плохо, остаточное действие мобилизатора. В этот раз симптоматика была особенно выраженной. Однако я взял себя в руки и старался вести себя, как ни в чем не бывало. Наутро прилетел "Принцип"..."
  
   ***
  
   После сумбурного и малоотложившегося у меня в памяти перелета на космическом катере на звездолет, меня отвели в медотсек, и там я, кажется, потеряла сознание... А когда пришла в себя окончательно и смогла воспринимать реальность, то услышала голос.
   - Только ничего не бойся.
   Я лежала на кушетке, а рядом сидел молодой человек. Высокий, плечистый, светловолосый и голубоглазый. Чем-то неуловимо похожий на моего дикаря...
   - Где я? - вопрос задала машинально и параллельно удивилась тому, что поняла первую фразу незнакомца.
   - Исследовательский звездолет-разведчик "Принцип". Меня зовут Станислав, Стас, я - капитан этого корабля.
   - А что я здесь... - я села и подтянула под себя ноги.
   - Не волнуйся. Ты в безопасности. Мы забрали вас с Ренатом с планеты. Перелет ты перенесла нормально, а потом... В общем, сейчас все в порядке. Мы воспользовались тем, что ты была без сознания, провели диагностику, привили языковые коды. Ты же меня хорошо понимаешь?
   - Да. Но я не понимаю где я... Точнее как такое вообще возможно... А что с ним? - вопрос вырвался сам собой.
   - С Ренатом? - Стас хмыкнул. - Все хорошо. Он уже приступил к исполнению своих обязанностей на корабле. Чуть позже он к тебе зайдет.
   - Не надо!
   - Понимаю, - кивнул капитан, - но думаю, что вам все равно стоит поговорить.
   - Может быть, а может и нет...
   - Хорошо. Как тебя зовут? У вас же есть имена?
   - Карина Имонар.
   - Карина. Очень красиво! - Стас улыбнулся широкой улыбкой. - Ты хочешь отдохнуть? Или же провести для тебя экскурсию по кораблю?
   Отдыхать я не пожелала, надо же понять, куда меня занесло.
   - Ладно, я выйду, ты оденься. Одежда в шкафу, и вещи твои тоже там.
   - А что с капсулой? Вы ее забрали? Ведь вы же... не люди, так?
   - Так. И капсулу забрали. Будем изучать. Думаю, что твои соотечественники в подобной ситуации сделали бы то же самое.
   - Да, - в этом я не сомневалась.
  
   ***
  
   ИЗВР "Принцип" оказался довольно большим кораблем. Гораздо больше звездолета Иштвана, но тут и команда была большая. Восемь человек. И все мужчины. Этот факт немного меня напрягал, и я старалась особо не привлекать внимания. Слушала то, что говорили, но вопросов почти не задавала. По рассказам Стаса я поняла, что все члены экипажа - ученые, и что тот дикарь, Ренат, не просто так оказался на той планете. Этот факт не стал для меня таким уж откровением, поскольку объяснял все странности его поведения и образа жизни. Ну, или почти все.
   После экскурсии и обеда в кают-кампании, мне предложили остаться там же и ответить на некоторые вопросы. Для начала пришлось рассказать о себе. Особо не стала вдаваться в подробности. Рассказала про себя, упомянула, что замужем. Но умолчала про наш с Иштваном конфликт. Этих инопланетян особенно интересовала история моего появления на планете. Я представила все как несчастный случай. Сама не знаю, почему... Может, мне было стыдно оттого, что я оказалась такой дурой, а может, все-таки не прошли даром уроки леди Регины и я хранила семейные тайны, а может, просто уже никому не доверяла...
   Расспрашивали меня трое. Кроме Стаса присутствовал еще Игорь, который, в основном, задавал конкретные вопросы о моих поступках и их причинах, а также исподволь интересовался нашими технологиями космических перелетов и слежения. Причем влезал неожиданно, так, что я не успевала порой сориентироваться, чтобы ненароком чего-нибудь не сболтнуть. Стас по-прежнему был благодушен, и отслеживал мое состояние, иногда пресекал расспросы Игоря, если видел, что мне не по себе. Третий из присутствующих был мужчина в возрасте, который сам ничего не спрашивал, но внимательно наблюдал за Стасом и Игорем и иногда что-то записывал в свой комм или нечто похожее.
   Наконец все было закончено. Я не знаю, выдержала ли я этот "экзамен", но общались со мной вполне нормально. Видимо, эти инопланетяне не были любителями поспешных выводов. Хотя даже я понимала всю серьезность ситуации. Первая раса, представители которой настолько похожи на нас, которая находится примерно на том же уровне развития (насколько я смогла оценить), и с которой, в принципе, возможно наладить контакт! Но не могу сказать, что меня этот факт как-то радовал или интересовал. Если бы все произошло при других обстоятельствах, я бы как человек науки полностью бы включилась в процесс и старалась бы как можно больше взаимодействовать с этими "людьми", чтобы узнать, постичь и поделиться. Но сейчас, находясь на их территории, мне не хотелось ничего исследовать, а было желание скрыться в той каюте, которую мне выделили, чтобы немного придти в себя и понять, что же мне делать дальше.
   На выходе из кают-кампании меня ждал Ренат. И это стало потрясением. Пару минут мы разглядывали друг друга. Я сразу вспомнила нашу с ним жизнь на той отдаленной планете, наше сосуществование, нашу... О Бездна! На глаза навернулись слезы. Он это заметил и взял меня за руку.
   - Пойдем, я провожу тебя туда, где мы сможем спокойно поговорить...
   Вырываться я не стала, не знаю, любопытство победило или то, что наши отношения были уж очень неопределенными... Но я пошла за ним.
   Разместились мы в небольшой уютной комнатке с удобной мебелью и большим, во всю стену иллюминатором. Впрочем, мне было не до красот и удобств, села на диван и положила руки на колени. Ренат расположился напротив в кресле, причем его поза, в отличие от моей, была непринужденной.
   - Карина... Я... Очень сложная ситуация... - голос у дикаря был звучный, наверное, таким я его себе и представляла, тогда, когда думала что смогу научить его говорить... Эта мысль меня отрезвила.
   - Почему ты меня обманул? Нет, я понимаю, что не должна ничего требовать, ты и так мне помог, можно даже сказать, спас. Делил со мной пищу и кров... - опять эти ненужные воспоминания!
   - Хорошо, что ты понимаешь, хотя бы часть того, что там происходило... Я очень рад, что тебя спас, рад, что помог тебе адаптироваться. Скажи, без этих версий для Игоря и Стаса. Я прослушал всю вашу беседу и знаю, что ты не была до конца честна... Ведь что-то же случилось прежде чем ты оказалась...там?
   - Ты... слушал?
   - Конечно. И то, что меня не было с тобой во время этой беседы - не мое решение. Но Стас думал, что так будет лучше и проще для тебя. Я его предупреждал, что он ошибается.
   - А сейчас нас тоже кто-то слушает?
   Ренат посмотрел на меня в упор.
   - Разумеется, нет. Поэтому прошу тебя быть со мной откровенной.
   - А зачем?
   - Чтобы я мог помочь тебе.
   - Ты уже помог. Чем мог... А чем не мог, не помог...
   - Справедливо, - хмыкнул он. - Позволь мне объяснить. Изложить свою версию, и тогда, может быть, ты сможешь мне доверять...
   Я пожала плечами.
   - Хорошо. Говори.
   - Итак, когда я тебя нашел, у тебя было нервное истощение, вызванное каким-то серьезным переживанием, так?
   - Да. Я не буду говорить, каким именно.
   - Если не хочешь, не говори. Главное, что я не ошибся.
   - Конечно же, это главное, господин ученый! Если ты слушал наш разговор со Стасом, то должен знать, что я поняла, что все твои поступки по отношению ко мне, не больше чем научный интерес. А мое участие в твоем "эксперименте" - прекрасный бонус! Ведь ты там не просто так находился?
   - Верно. Но, Карина, все остальные твои выводы несостоятельны! Я искренне хотел помочь, и в мои исследования ты была вовлечена случайно. Я в какой-то мере воспользовался ситуацией, но не потому, что очень этого хотел... Скажем так, у меня не было особого выбора!
   - О, конечно! Отказал речевой аппарат?
   Ренат нахмурился.
   - Я не счел нужным его задействовать.
   - Тогда о чем разговор?
   - Карина, для меня важно все, что там происходило, и я очень хочу...
   - А тебе важны были мои сомнения? Желания? Мысли? Когда я там с ума сходила, думая, что больше никогда не вернусь! Что так и останусь на этой планете! С...с тобой!
   - Я пытался сделать твое существование удобным. Тебе было со мной плохо?
   Это было для меня слишком! Из глаз брызнули слезы, а я сама подскочила с дивана.
   - Плохо?! Да я так не думала! Мне не из чего было выбирать! А сейчас я чувствую, что... Что ты просто обманывал меня!
   Ренат тоже поднялся и протянул ко мне руки.
   - Иди ко мне.
   - Нет, - он подошел ближе.
   - Карина, там, несмотря на отсутствие общения, между нами не было недоговоренностей. Да, мне так было проще, но не потому, что я не хотел с тобой говорить. В той ситуации мы были свободны от нашего воспитания, традиций, социальных норм. Но показывались друг другу такими, какие есть на самом деле... В тот момент я верил, что делаю для тебя что-то хорошее... И мне очень больно, что это не так...
   Я пожала плечами, отодвинулась от него и отвернулась, вытирая ладонью слезы. Ренат подошел, усадил меня снова на диван, налил воды и продолжил говорить.
   - Когда я понял, что ты не принадлежишь ни к одной из известных нам рас, я испугался. В нашей истории немало страшных и неудачных попыток первого контакта. Я хотел разобраться, присмотреться к тебе, да и просто подумать... Если бы я попытался наладить контакт, что бы смог сказать тебе? Я до сих пор не знаю, смогу ли я вернуть тебя домой!
   Память стрелой пронзил образ Имонара. Прошло много времени, и меня там не было. Иштван уже, наверное, закончил строительство свой фабрики... Бездна!
   - Я думал, так тебе будет легче, по крайней мере, первое время. Ты освоишься, привыкнешь, придешь в себя. Мне удалось стабилизировать твое психическое состояние. Я знаю, что острота твоих переживаний ушла. Но тогда я еще не понимал, что все имеет и обратную сторону. Прости меня, я не хотел причинять тебе боль, долго мучился сомнениями. Я не предоставил тебе выбора, потому что его не было и у меня. Потому что если бы я пошел по другому пути, то мы бы столкнулись с другими проблемами...
   - Заранее неизвестно, что лучше, да?
   - Ты права, - Ренат опустился рядом со мной на диван. Разговор ему тоже дался нелегко. Лицо было серьезным, брови нахмурены. Пока мы жили там, я никогда такого выражения у него не видела.
   - А что теперь со мной будет?
   - Мы все решим, не беспокойся. И сделаем так, как будет лучше для тебя.
   - Я не могу на тебя злиться, Ренат. Не знаю, как бы я поступила сама... И ваши мотивы, наверное, могу понять... Но просто, по-человечески... Мне обидно до слез... Ты не мог знать, какая я, чтобы доверять мне... Но мне от этого не легче...
   - Тогда попробуй вспомнить то, что было хорошего там... Держись за эти моменты. Через некоторое время ты подумаешь, что наша жизнь на той планете была не так и плоха... Тем более, что...
   - Что?
   - Не знаю, стоит ли сейчас об этом...
   - Говори, раз уж начал.
   - Карина... - он произнес это с нежностью, - а ведь я твое имя запомнил с той самой минуты, когда ты его произнесла... И... - тут Ренат замялся, - то, что случилось в последний день... Я... Я был не в себе. Сказывалось остаточное действие мобилизатора... Это ладьерский препарат, одним из побочных эффектов которого является усиление основных инстинктов, включая сексуальный. Я себя не очень контролировал в тот момент, и поэтому....
   - Достаточно.
   Вот и все.
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.94*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Н.Бауэр "Савва - Наследник генома."(Киберпанк) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"