Прочерк Игорь Анатольевич: другие произведения.

03 Красные точки. 02

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.70*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Извините, но таков порядок, у контрразведки к вам будут вопросы. На которые надеюсь, вы дадите самые полные ответы. А сейчас отдыхайте.

 []

Запретные координаты.

Корабль разведки "Пустотный стражник" уходит туда, откуда не возвращаются.

Полгода проведённые по возвращению домой, для Белега пролетели незаметно. Всё время было целиком и полностью занято подготовкой к новому рейсу. За одним небольшим исключением, короткой поездкой за пределы карантинной системы, когда он вместе с группой таких же капитанов сдавал необходимые сертификаты знаний и получал кое какое специфическое оборудование от службы безопасности, к которому теперь у него был доступ.

Произошёл ещё один случай, но он был настолько дикий и не укладывающийся ни в какие разумные объяснения, что капитан предпочитал об этом не думать и лишний раз его не вспоминать. Однажды группу капитанов собрали вместе, заставили подписать дополнительное соглашение о полной секретности и неразглашении, погрузили без всякого сопровождения на судно незнакомого класса и привезли в неизвестную систему. Все средства связи были отключены, а рисунок звёздного неба, чтобы даже приблизительно сориентироваться, где находились они так и не увидели.

Кроме вездесущих дроидов, единственная живая душа, которая им встретилась на секретной базе военного назначения, это был лично Селариэль, глава великой семьи, он же оказывается и управлял в одиночку этим странным судном. Каждого капитана, ничего не объясняя поместили в некое подобие медицинской капсулы, только примерно вдвое большего размера, около трёх часов производились какие-то измерения. Сознание при этом не выключалось, ничего неприятного в процедурах не было. После этого каждому капитану Селариэль лично вручил именной медальон, сказав, - никогда ни при каких обстоятельствах его не снимать.

На прощание Селариэль произнёс странные слова, - Если с вами вдруг что-то случится, я буду это знать и встречу вас снова на этом же самом месте.

Кроме этих двух случаев Белег больше ни разу не покинул карантинную систему, настолько он был занят подготовкой к новому полёту. Какой там отдых, когда надо столько успеть сделать. На верфи судно полностью разобрали до болтика и собрали заново. Заменено было почти всё, остался только корпус, и то из внешней оболочки несколько отдельных модулей не прошли самую тщательную проверку на стенде и были заменены на новые, фактически, теперь это был новый корабль со старой внешностью.

Контрразведка не скупилась на расходы, любой запрос капитана выполнялся в срок, а попыток урезать финансирование или сказать, что вы превысили лимит положенных трат так и не последовало. Ремонтные, бытовые и противоабордажные дроиды, новые системы жизнеобеспечения, вооружения и маскировки, управляющий Искин самого последнего поколения плюс два резервных, новейшая медицинская аппаратура и улучшенные комплексы полного погружения по числу членов команды, установленные в каютах, для поддержания необходимой физической формы экипажа в дальнем полёте, вот самый неполный список того что было установлено на корабль.

Да что там говорить, даже пищевые синтезаторы были заменены с 7-го на самое последнее поколение. А холодильник, нет вы только послушайте, на корабле дальней разведки установили холодильник, и он был забит всевозможными деликатесам. Это же просто отдых или праздник какой-то, поездка на курорт, детский сад, а не разведка. Обычно, первую половину пути по кораблю перемещаются с трудом, команде приходится аккуратно протискиваться под самым потолком, так как всё свободное пространство - склад, коридоры, ангар даже личные каюты- заняты баками с топливом. Уж не говоря про то, сколько всякого необходимого добра болтается на внешней подвеске судна, ведь никогда ты не можешь знать точно, что именно может тебе потребоваться, когда ты останешься совсем один, а на спасателей и помощь рассчитывать не приходится.

Старый Искин бы точно не поверил, да даже не в том дело, что не поверил, можно конечно провести обновление и установить новые управляющие программы, он бы не справился по своим оперативным мощностям с новым оборудованием, подумал капитан, когда перестал изучать технические характеристики своего обновлённого корабля. Это же надо, за один раз на новых двигателях можно покрыть расстояние до сотни звёздных систем. Каждый из трёх резервных генераторов, а на судах разведки все было минимум в троекратном резерве, выдавал мощности больше, чем раньше выдавали все три генератора, вместе взятых.

А топливный завод, это же вообще чудо какое-то. Белег лично испытал это устройство, простота использования, скорость разворачивания и готовности к работе поражали. Были раньше у разведчиков идеи сделать несколько резервных баз за пределами содружества, централизованно туда доставлять топливо и все прочее, необходимое для ремонта, но дальше разговоров в баре так дело и не дошло. Слишком это большие деньги, развернуть пустотную базу, организовать достойную охрану и безопасность, платить зарплату обслуживающему персоналу. Вот и приходилось из самого центра содружества идти на предполагаемый маршрут под полями маскировки с большим перегрузом.

Старожилы про первую тысячу лет говорят, это было золотое время для разведки, корпорации малых кланов и великие семьи щедро финансировали эту службу. Империя Аграф развивалась и расширялась, колонизируя новые планеты. В последние пару тысяч лет про разведку почти забыли, она стала уделом неприкаянных одиночек, не нашедших себе места в обществе, а того, что платили великие семьи за полученные с большим риском сведения с трудом хватало на то, чтобы сводить концы с концами и медленно развиваться, пытаясь остаться на плаву. Затевать какие-то масштабные проекты капитанам дальней разведки было не по карману, само существование службы не один раз было под большим вопросом.

Во время следующего полёта, к которому сейчас шла усиленная подготовка, "Пустотный стражник" должен был посетить все те места, которые на навигационной карте были отмечены красными точками. Это были запретные зоны, оттуда либо не вернулись прошлые экспедиции, либо сведенья, которые доставили разведчики хранились под грифом "секретно". Белег сначала тщательно перелопатил все открытые сведенья, там достоверных данных оказалось очень и очень мало. Потом он надолго завис, изучая закрытую информацию. Разумеется, только ту часть, которой посчитал нужной с ним поделиться куратор, исходя из уровня допуска капитана к сведеньям, содержащим государственную тайну. Даже удивительно, что никто не пытался прежде систематизировать эти данные, тщательно перепроверить и привести их к единому знаменателю.

Прежде уже бывали случаи, когда совет великих семей, широко не афишируя, конфиденциально обращался с просьбами к капитанам дальней разведки дополнительно исследовать тот или иной заинтересовавший совет семей участок космоса. В таком случае все расходы по подготовке к полёту и оплате команды ложились на заказчика, капитаны, как правило, очень охотно шли на встречу таким пожеланиям. Постоянное недофинансирование негативно сказывалось на общей безопасности, а тут можно было под видом подготовки к экспедиции закрыть сразу множество накопившихся проблем, плюс неплохо заработать, но такие заказы бывали очень редко. Хотя говорят, опять-таки, никто не скажет точные ли это сведенья, в последние четыре года идёт чуть ли не сплошной поток таких заказов по изучению строго определённых областей, неохваченных раньше дальней разведкой.

Это было, пожалуй самое опасное задание, которое когда-либо выпадало разведке, когда они соглашались в обмен на полную оплату всех расходов экспедиции выстроить свой маршрут в соответствии с пожеланиями заказчика. Белег сам добровольно предложил посетить эти опасные места после того, как получил доступ к некоторым сведеньям, закрытым для него раньше. Он чувствовал, где-то внутри себя точно знал, что так будет правильно, а своему предчувствию он привык доверять, иначе давно был бы развеян на самую мелкую пыль в космическом пространстве.

Порой, интуиция просто вопила не делать того или иного, или напротив, говорила поступить именно так и ни разу ещё она не подвела своего обладателя. У Белега уровень ПСИ активности по результатам тестов был В-4, может быть именно поэтому он пошёл в дальнюю разведку, а перед каждым прыжком за пределами освоенного пространства он подолгу сидел и думал над следующими координатами для перемещения. До сих пор такая тактика себя полностью оправдывала, "Пустотный стражник" всегда возвращался, а что ещё может быть лучшим мерилом удачливости капитана.

Его предложение по предполагаемому маршруту экспедиции неожиданно нашло самый горячий отклик у контрразведки, однажды Галион, его личный куратор обмолвился, что будто бы лично Селариэль уделяет своё внимание этому проекту. В это Белег конечно не поверил, не те масштабы у главы великой семьи интересоваться подобными мелочами, но на душе всё равно стало приятно. По всему было видно, что служба дальней разведки переживала расцвет и возрождение. Бары на станции были забиты новыми лицами, многих капитану прежде даже встречать не приходилось, а они, оказывается, уже успели совершить хотя бы по одному рейсу. Улучшенное снабжение, размеры скидок и доступ к технологиям, о которых раньше можно было только мечтать, всё это говорило, что Селариэль, под крылом которого теперь была служба разведки, взялся за дело со всей серьёзностью и ответственностью.

Даже по самой станции было хорошо заметно, как много изменилось в разведке. Если раньше на верфи находились один или два корабля, а капитаны чуть ли не до каждого кредита высчитывали свои траты, на всём экономили, все старались брать восстановленное оборудование из-за его сниженной цены, прекрасно понимая, что оно уступает в надёжности новому. Единственное, на чём не принято было экономить - это на системах маскировки, фактически это они решали -вернётся ли корабль обратно на базу, сумеет ли проскользнуть под самым носом у архов? Сейчас на верфи около 20 судов одновременно проходили полную модернизацию и было видно, что капитаны не трясутся над каждым кредитом, переделывая свои посудины.

Команда в сборе, когда старт, капитан?

Руди решила, что больше не будет рисковать, связывая свою жизнь с дальней разведкой, не стоит дёргать Духов Пустоты за бороду, от заключения нового контракта она решительно отказалась. У неё на одной из планет курортов вроде бы как завязался бурный роман с очень перспективным аграфом немного её старше, лет на пятьсот, тоже до сих пор неженатому и достаточно состоятельному. Её избранник, вроде бы даже как, входит консультантом в совет одного из малых кланов и дело у молодых уверенно идёт к свадьбе. Первоначальный, временный брачный договор они решили заключить на 64 года, посмотреть, так сказать, прежде друг на друга, поближе узнать и лучше познакомиться.

Когда Руди самостоятельно вышла на связь поделиться своей радостью и сказать, что капитан принёс ей в жизни удачу, Белег искренне её поздравил и поставил в своём блокноте напротив её имени чёрточку. Жалко конечно, хороший специалист, будем дальше искать, кем заполнить недостающие вакансии. От приглашения Руди посетить торжественное мероприятие-предстоящую свадьбу, Белег вежливо отказался, сославшись на множество работы и своё скорое отбытие за пределы империи.

В команде в этот раз вместо Руди были две новых девушки, обе чуть старше трёхсот лет, совсем ещё молоденькие. Одна имела сертификат медика аж 8 уровня, по всем основным и сопутствующим базам знаний, плюс несколько подтверждённых сертификатов по рукопашной и огневой подготовке. Как Белег и предполагал, это была тайная представительница от контрразведки в его команде. Быстро проведя собеседование, он убедился в том, что этот специалист ему подходит, заглянул одним глазком в представленные хорошие рекомендации, кто бы мог подумать - от Галиона, конечно-же. Составили контракт - и Нимродэль, так звали нового медика, многообещающе улыбнувшись капитану, убежала по своим делам. Ох уж эти женщины, никогда не упустят шанса мимолётного флирта, особенно если они не замужем и уверены в своей красоте и неотразимости. Нимродэль упорхнула знакомиться с аппаратурой и составлять список необходимого лично ей в дальнем полёте.

Вторая девушка имела кучу изученных баз в высоком ранге по этике, танцам, культуре, этикету - абсолютно бесполезный набор, чем больше Белег читал подготовленное резюме, тем больше хмурился, зачем вообще сюда на станцию занесло этот порхающий цветок с незамутнённым сознанием? По специальности ремонтника, на которую кандидат претендовала при устройстве на работу, она всего лишь до третьего уровня успела поднять необходимый минимум баз по ремонту и обслуживанию пустотных объектов. Капитан сам не понимал, почему он решил взять её, с испытательным сроком и обязательным условием, что необходимый комплект баз она купит самостоятельно, а во время полёта будет заниматься поднятием уровня своих знаний, которых ей явно не хватало, как хорошему специалисту. С такими внешними данными ей куда-нибудь в другое место надо идти работать, а как специалист-ремонтник она пока даже на подмастерье не тянет.

В разведке требования всегда были очень высокими, но Мариэль, а именно так звали эту прекрасную аграфку, была настолько красивая, что у Белега внутри что-то дрогнуло. Он не смог отказать соискательнице, когда она сама без всяких рекомендаций и предварительных согласований прибыла в карантинную систему и лично к нему обратилась. В тот вечер он так устал и заглянул в бар чего-нибудь выпить, просто посидеть, ни о чём не думая, слушая ненавязчивую музыку и окружающие разговоры. Сроки отправления уже поджимали, а ещё одного, пусть и не самого необходимого члена команды не хватало.

Сначала его мозг даже не сразу включился, что от него надо этой ослепительной блондинке, одетой по последнему писку моду, подсевшей к столику капитана. Ведь все знают негласное правило, если в баре "Лесная Поляна" капитан сидит за столиком один, без компании, значит он ищет себе в команду работника, а не потому, что его интересуют ночные бабочки. С соседних столиков раздались возгласы, - крошка, иди лучше к нам, этот столик предназначен для тех, кто ищет работу. Блондинка только немного нервно дёрнула плечом и уставилась на Белега, ожидая его реакции, пока он изучает её резюме.

Редкая красота даже среди аграфов, постоянно сбивала с мыслей во время собеседования, что поделать, мужчины резко глупеют, когда у них кровь приливает в другом месте. На прочитанное резюме было жалко потраченного времени, а когда Белег ей деликатно намекнул, чтобы отвязаться от приставучей особы, что на корабле вообще-то мужской коллектив и несколько лет ей придётся слушать далеко не серенады. А её знания этики и культуры никак не могут помочь за пределами освоенного пространства, танцевать там будет негде.

Мариэль нисколько не смутившись сказала, что база по умению доставить удовольствие в интимной сфере у неё изучена в пятый ранг и даже есть все необходимые сертификаты на добровольное предоставление таких услуг.

Пояснила, что это высшая ступенька для тех, кто считается любителем, изученная база не даёт ей права сделать такую специализацию своей профессией. Для того, чтобы называться профессионалом и иметь право получать за это деньги, надо эту базу изучить минимум в шестой ранг.

-Я специально не стала этого делать, капитан, - сказала Мариэль голосом, пробирающим до мурашек и приятной тяжести в паху. А если ещё учесть сколько перед этим было выпито, где в этот момент находилась её шаловливая рука, нежно перебирая его колокольчики, которые разве что не звенели от напряжения, эффект был потрясающим.

Белег раньше даже не слышал, что бывают такие базы знаний, совсем уже отстал от жизни. Хотя откуда ему было знать, его жизнь до этого, как-то к счастью, не пересекалась с золотой молодёжью, а собственный выбор при покупке баз знаний всегда диктовался профессиональной необходимостью и количеством свободных кредитов на счёте, которых постоянно не хватало. Да и не интересовала его эта сторона жизни, он был простым аграфом, патриотом свой родины, никогда не боялся смерти и заслужил своё звание полковника во время войны с архами. Слушая завораживающее щебетание Мариэль, Белег с удивлением узнал, что оказывается он уже достаточно известная и уважаемая личность в службе дальней разведки. Хотя мог бы сам догадаться, раз такие ослепительные красавицы добровольно на шею вешаются, называя его по имени. Она уже третий вечер приходит в "Лесную Поляну", желая тут поймать именно его, ведь на станции именно в этом баре, капитаны ищут себе новых членов в команду.

Мариэль объяснила недоумевающему капитану, явно раньше не сталкивающемуся с такой областью жизни, что ей нравится сам процесс, и вполне достаточно знаний любителя. Рассказала о тонкостях законодательства, что если эта база по умению доставить удовольствие в интимных сферах у неё будет изучена в шестой ранг, то согласно установленным правилам, она должна будет получать деньги за оказанные услуги, а нарушать закон, оказывая услуги бесплатно, она не намерена.

- Так что, я преднамеренно остановилась в поднятии следующего уровня, сдав на сертификат всего лишь пятого ранга, получив все необходимые знания, но не обретя обязанности, связанные с этой профессией. Впрочем, Белег, вы же позволите так себя называть - просто по имени, давайте проверим мои слова, могу ли я то, о чём вам рассказывала?

Интересно, как сдают экзамен на этот специфический курс знаний? Задумался Белег, неприличные картинки перед внутренним взором так и замелькали. Я бы пожалуй, не отказался поработать в приёмной комиссии, некоторые кандидатки у меня бы сдали только со второго или третьего раза. Конечно правильнее было бы претендентке на должность ремонтника и место в команде, дать ремонтного дроида, отправить на верфь и посмотреть, как она с ним справится, но капитан был ещё и мужчина, поэтому испытание проходило в его комнате, в гостинице. Тест драйв сотрудника растянулся на всю ночь, он показал, что Мариэль на самом деле неплохо обучена делу - доставлять удовольствие в интимной сфере. Белег остался очень доволен новым членом команды, ну а недостающие базы знаний всегда можно успеть выучить, были бы деньги и желание.

Утром Белег не торопился вставать, он решил немного повалятся в кровати, ночью удивительно сильные пальцы хорошенько размяли, и не только размяли, всё его тело. Ближе к утру мысли еле ворочались, Белег расслабленно размышлял, высосанный досуха, в теле была приятная слабость и лёгкость.

Судя по тому, что у неё стояла самостоятельно установленная нейросеть тринадцатого поколения и куча дорогих гражданских имплантатов, Мариэль была из очень небедной семьи. Ну а возраст, всего лишь в триста с небольшим лет, не такой уж и сильный недостаток. Ещё конечно, ветер в голове гуляет и нет той необходимой степенности и серьёзности, но хуманы же как-то умудряются за свою кроткую жизнь столько сотворить, неужели мы, аграфы, уступаем им в этом. Решено, беру её с испытательным сроком.

Как рассказала Мариэль под утро, когда они уставшие и удовлетворённые лежали на кровати, её желание пойти в дальнюю разведку - было даже не заработать, у неё хватало собственных сбережений. Просто она ввязалась в какую-то нехорошую историю, попалась на крючок полиции нравов, сейчас, как она сказала, намеревается решительно взяться за ум и полностью изменить свою жизнь. Несколько лет, проведённых в отрыве от привычного круга общения золотой молодёжи, должны ей в этом помочь.

Ведь кто сказал, что создать в постороннем человеке чувство жалости и желание тебя опекать - плохо, если это служит твоим интересам. Белегу, как и другим мужчинам, привыкшим к патриархальному обществу, пора привыкать, что теперь всё чаще в этом мужском мире будут встречаться женщины. А у них для достижения поставленной цели - свои пути и методы, от которых сильный пол пока ещё не придумал защиты.

Хорошо, что мы не умеем читать мысли. Выходя утром из номера, такая счастливая и довольная, что её взяли в команду и даже предложили очень хорошие условия контракта, Мариэль думала, -ох уж эти мужики, как легко ими манипулировать, главное знать где манипулятор находится.

Остальные члены команды уже давно были в сборе, последний месяц без выходных обустраивали корабль, тратя на это всё своё время, работы всем хватало. Ведь ближайшие три, четыре года - это будет их единственное место обитания. От надёжности оборудования, самой тщательной проверке и настройки сейчас зависит в том числе и то, вернутся ли они когда-нибудь снова домой.

Корабль ушёл в первый прыжок, по его окончанию вся команда традиционно собралась вместе. Таков был обычай после первого прыжка и аврала на станции, который всегда сопровождал каждое отбытие - дать себе один день перерыва. Обычно, именно в это время капитан давал последний шанс покинуть судно сомневающимся. Белег обвёл всех собравшихся в новой расширенной столовой, своим тяжёлым взглядом.

-В общем так, много говорить не буду, одного прошу, отнестись к моим словам со всей серьёзностью. Вы меня знаете долгое время, в этот раз я желаю попросить каждого ещё раз хорошо задуматься. Возможно что путь, который нам предстоит в этот раз, ведёт в один конец. Я не собираюсь говорить вам о маршруте нашего полёта и его конечной точке, после которой мы вернёмся.

Не нарушая условий договора могу только сказать, что у нашей экспедиции в этот раз есть заказчик, который оплатил ремонт и модернизацию корабля. Также есть ещё одна приятная новость, ваши премии по итогам экспедиции будут гораздо выше, чем во время обычного рейса. Вы можете отказаться от контракта, учитывая особую опасность полёта за пределы освоенного пространства, за нарушение текущего контракта штрафные санкции составляют всего лишь сумму аванса и 1/10 от обещанной сумы выплаты по окончательному расчёту.

Обычно, в разведке половина суммы по контракту команде платилась перед отбытием, вторая по возвращению, плюс премия в зависимости от желания и возможностей капитана, а стандартные штрафные санкции - была двойная сумма от уже полученного аванса. Тот, кто передумал и решил не продолжать полёт, нарушив этим заключённый контракт, под протокол обещал выплатить неустойку, когда вернётся в империю. Его высаживали с корабля в аварийной капсуле в любой из звёздных систем, где хоть иногда показывались транзитные корабли. Желая отказавшемуся - да будут "Духи Пустоты" к тебе милостивы, из-за тебя команда отправляется в неполном составе на опасное мероприятие. Впрочем, других санкций к тому, кто подвёл остальных из-за собственной трусости, не было.

Согласно незыблемым правилам, капитан никогда не отчитывается в своих планах перед своей командой, предварительно не рассказывает, где в этот раз будет проходить их поисковый полёт. Во время полёта нет на корабле силы выше, чем власть капитана. Капитан имеет право судить, выносить приговоры, он может даже без объяснения причин поместить члена команды в крио капсулу и там его держать до самого окончания полёта. После возвращения, конечно будет разбирательство, где "Независимым Судом Равных" будет дана справедливая оценка - было ли такое решение превышением капитаном своей власти, или же это была осознанная необходимость, заставившая ограничить свободу другого разумного, который угрожал общей безопасности.

Капитан отвечал своим местом и всем имуществом за принятые решения, это была обратная сторона власти над командой. Если капитан сказал делать, значит надо делать, не согласен с приказом? По возвращению домой можешь не заключать новый контракт с этой командой или сделать больше, идти до конца - обратится в "Суд Чести". Если в суде сможешь доказать, что приказы капитана противоречили здравому смыслу, то получишь хорошие деньги в качестве компенсации, судно будет продано решением специальной комиссии, команда расформирована, а капитана навсегда отстранят от этой должности. Вот только отказаться от выполнения приказа после того, как корабль ушёл во второй прыжок и до самого возвращения домой, ты не имеешь права.

Отказавшихся продолжить следовать дальше, несмотря на самое строгое предупреждение капитана, не нашлось. Две новеньких аграфки только крепче поджали губы, когда на них скрестились взгляды всей команды и решительно помотали головой.

- Мы остаёмся, - сказала Нимродэль за себя и подругу, которую стала опекать.

Мариэль тихонечко всхлипнула, однако о своём желании покинуть судно, вслух не заявила. Вся команда осталась, да и не было таких случаев у Белега за всё время, чтобы кто-то, передумав уходил в самом начале полёта, может быть потому, что он умел правильно подбирать себе тех, кто не сломается при виде трудностей. Ещё на стадии собеседования отсеивая тех, кто не выдержит тяжёлых испытаний и лишений дальней разведки.

Сделав небольшую остановку, ещё раз всё тщательно перепроверив, ведь назад уже дороги не будет, дав команде время на согласование обязанностей и установив очерёдность вахт, корабль ровно через сутки разогнался и ушёл в гиперпрыжок. Белег, как всегда долго сидел над картой, пока выбирал следующую систему, в которой будет всплытие из гиперпространства...

Плохие новости.

В Древней Греции гонцу,принёсшему плохую весть - отрубали голову, поэтому долгое время в древней Греции вообще всё было просто отлично!

Прошло четырнадцать месяцев, это была седьмая система из тех, что были отмечены на навигационных картах в качестве запретных для посещения. Накопленного материала было столько, что Белег уже задумывался - не пора ли, вернуться и доложить о полученных сведеньях, они имели огромное значение для всей империи и её безопасности. Да что там говорить, само выживание расы аграфов и всего Содружества было под большим вопросом. Раньше и за десять экспедиций не удавалось узнать столько нового. Складывалось впечатление, что мы беспечно сидим на пороховой бочке, где фитиль уже почти догорел и скрылся внутри.

Ещё находясь на станции, составляя предварительный маршрут, эта ровная цепочка из семи красных точек на карте, сразу заинтересовала капитана. По результатам разведки в каждой из запретных систем, оказалось здравствует и развивается некая, не виданая раньше Белегом цивилизация, готовя себе плацдарм для вторжения. Странные хладнокровные существа, весьма мерзкого внешнего вида, имеющие в своих далёких предках рептилий. Гигантские живые корабли, явно военного предназначения, прибывающие откуда-то из центра галактики, в каждой изученной системе таких кораблей уже было тысячи, они большими роями висели прямо космосе, находясь в некотором сне, оцепенении.

Белег сидя у себя в каюте, наговаривая на кристалл предварительные выводы на основании наблюдений, подготавливая первичную аналитику, он сказал.

-Мы столкнулись с сильной и жестокой цивилизацией, в этом была возможность убедиться, когда в одну из систем притащили захваченный где-то на территории Фронтира транспортник. Очень в этом помогло спецоборудование, позволившее в деталях запротоколировать то, что происходило с командой транспортника дальше.

Дальше в записи шли кадры, которые не каждая здоровая психика выдержит.

Белег видел очень много смертей на войне, но раньше с такой изощрённой, равнодушной жестокостью, ему встречаться не приходилось.

Семь, уже посещённых и исследованных систем, выглядели как настоящие форпосты, где накапливается сила для вторжения. Явно враждебная цивилизация, которая много знает о Содружестве и его технологиях, в то время как в самом Содружестве даже не догадываются о её существовании. Намерения потомков рептилий были настолько явны, что не вызывают никаких двояких толкований - они готовятся к войне. Белег внезапно понял, с ужасающей ясностью сложив всё увиденное один к одному, если эти существа как-то смогут договориться с арахнидами - нам не выстоять. Нет ни одного шанса. Среди тысяч и тысяч звёздных систем, входящих в Содружество, большинство - это либо только начавшие колонизацию планеты, либо ещё какие-то бесполезные, в военном применении, системы.

В следующей звёздной системе по своему маршруту, с соблюдением всех требований по маскировке на самой дальней окраине медленно всплывал из гиперпространства корабль "Пустотный стражник". Такая технология плавного всплытия не давала засветок на сканерах, да и в видимом диапазоне волн не было той вспышки, которая всегда сопровождает выход судна из прыжка через гиперпространство. Такой метод налагал на судно высокие требования по энергооснащённости и считался одним из секретов, которым аграфы с другими расами не торопились делиться. Ведь выходил из прыжка корабль с практически пустыми накопителями.

Сориентировавшись на месте и дождавшись проведения всех необходимых мероприятий по полной маскировке, приступали к разведке. Дальше в дело вступали микрозонды, маскируясь под случайные метеорные потоки, космический мусор и общую малозаметность аппаратуры, произведённую именно для скрытого наблюдения, система плотно засеивалась следящими устройствами, начинался сбор, предварительная обработка и анализ полученной информации.

За учениями, а это были именно они, разведчики в результате таких действий наблюдали чуть ли не с первого ряда. Не удавалось понять все типы вооружений, которыми пользуются рептилоиды. После того, как они закончили эксперименты с командой неизвестных хуманов и изучением транспортника, несколько его крупных кусков послужили мишенями для живых кораблей. Только часть действий удалось расшифровать, а ведь в команде были самые лучшие профессионалы, Белег лично подбирал себе таких же как он сам, повоевавших в своё время, имеющих хороший уровень изученных баз, специалистов самого широкого профиля, способных в крайнем случае заменить друг друга и корабль при этом не потеряет своей эффективности.

Было видно, как один из живых кораблей ударил гравитационной пушкой, у арахнидов тоже были такие. Собственные учёные аграфов, вроде бы находятся на пороге раскрытия этого секрета, копировать такое оружие уже научились, немного застопорились с самой технологией, непонятно было учёным как можно её улучшить. Защиту от гравиударов, пусть пока несовершенную, тоже давно придумали, благо и оружие это, несмотря на всю свою силу, действует только на малых расстояниях. Обломок транспортника, по которому ударил живой корабль, скрутило, сжало гравитацией, а потом втянуло внутрь корабля.

- Он что, сожрал его что ли? - удивился Белег, наблюдая за учениями рептилий.

Часть выстрелов по обломкам были, вполне знакомые волновые либо энергетические удары, примерно наше 4-5 поколение, не так уж и страшно. Бьёт хоть и очень далеко, но даже девятое поколение защитного поля станет для такого выстрела непреодолимым препятствием. Если учесть, что рептилоиды судят о Содружестве и его технологиях по захваченным судам с территории Фронтира. А там большинство судов второго или третьего поколения летает, многое о нас они ещё не знают. Будет чем удивить эти змеиные морды, когда они к нам в гости пожалуют.

Самое непонятное было, когда пара самых крупных обломков вдруг, ни с того ни с сего, превратились в облако пыли и развеялись. Ни один пассивный датчик, не зарегистрировал никакого применения оружия, как рептилии это сделали, остаётся непонятным. Один из датчиков как раз в этот момент пролетал на оси между обломком и живым кораблём, нанёсшим удар, так и улетел дальше, прекрасно работая, пока расстояние не стало слишком большим, и он не включил самоуничтожение. Можно только надеяться, что эта страшная неведомая сила, превращающая корабли в пыль, не действует на больших расстояниях, или это - слишком громоздкое оружие и ему надо много времени, чтобы перезарядиться.

Страха при виде грозной силы, готовой всё перемолоть на своём пути - не было, было желание успеть доложить и предупредить, а потом надеяться, что к полученной информации ответственные лица, способные принимать решения, отнесутся со всей серьёзностью, а не задвинут её куда подальше.

Пусть восьмая исследованная система - наше священное число, будет последней в эту экспедицию, ещё один прыжок на запретные координаты принесёт мне удачу. Аккуратно всплывём из гипера, пару месяцев повисим на окраине системы, попробуем разобраться - что же в этом удалённом уголке галактики так напугало разведчиков прошлого, после этого, сразу-же возвращаемся домой, - решил капитан.

Пятые сутки корабль был в гиперпространстве, в этот раз Белегом было выбрано место для посещения, далёкое от замеченного скопления рептилоидов. Что-то внутри него буквально кричало - это важно, есть настоятельная необходимость совершить прыжок, именно по этим координатам.

Однажды, в одну из ночей, к нему снова пришла Мариэль. Само по себе как-то случайно вышло, что разговор у них зашёл о прошлой жизни этой симпатичной, но такой, как оказалось, очень бестолковой молодой особы. В команде мнение о ней сложилось двоякое, ночью видеть её у себя в каюте никто не отказывался, в этом специалист она оказалась хороший, днём мучительно думали, о чём же вообще можно поговорить с этой пустоголовой гражданкой. Не сложилось как-то у неё ни с кем дружеских отношений.

Даже Нимродэль, вначале рейса активно опекавшая Мариэль, махнула на неё рукой. С точки зрения Мариэль, Нимродэль была никто, и звать её никак, не ей, обычному медику учить - как надо себя вести. Забыла видать, Мариэль, что если судить по уровню профпригодности, она стоит в иерархии команды ещё ниже, являясь самым низкоквалифицированным специалистом-ремонтником. Но где женщины, и где логика - как правило, они находятся в разных концах вселенной.

Капитан, от греха подальше, во избежание разрастания конфликта, с тех пор старался, чтобы лишний раз эти две красавицы не пересекались. В команде все были очень простые, сами пробившие себе дорогу в жизни, понимающие цену каждого кредита. А по Мариэль было видно особу, которой слишком легко всё давалось в жизни. Такая не станет, сцепив зубы, держаться до последнего, ловить любой шанс, чтобы победить, избалованная большими деньгами капризная фифочка. Вот и всё что можно о ней объективно сказать, спустя четырнадцать месяцев, проведённых вместе на одном судне. Скорее бы этот контракт закончился, расстаться и больше не вспоминать такую особу.

Капитан, он ведь на корабле всем как отец, может зря Белег стал расспрашивать Мариэль о причинах, побудивших девушку бросить цивилизацию и податься в разведку. Мариэль прорыдала лёжа на его плече всю ночь, между ними так ничего и не получилось. А из бессвязных рассказов, перемежаемых всхлипами, Белег узнал, что в его кровати находится не абы кто, а самая первая любовница Селариэля.

Вот интересно, она только мне в этом похвасталась, или уже всей команде разболтала? Подумал капитан, в контрразведку её по возвращению, на всякий случай сдам, нечего языком болтать лишнее о тех, кто забрался в высокое кресло. (У аграфов всегда уважительно относились к власти.)

Мариэль категорически отказалась обсуждать хоть что-то из интимных подробностей, связанных с этим периодом её жизни. Одно он понял - Мариэль долго и целенаправленно готовилась к своему триумфу, искала как "случайно" попасть на глаза и понравится матери Селариэля, добилась того, что её усилия были замечены, а старания оценили. Потратила большие деньги на то, чтобы поразить своего любовника и суметь его удержать возле себя. Почему у неё не получилось захомутать Селариэля - девушка этого и сама не понимала. Несколько раз за ночь она затихала, и только тихонько всхлипывала, лёжа на его плече.

Белег гладил её по голове, любуясь даже сейчас, с опухшими глазами и шмыгающим носом, кукольной красотой и думал про себя, может рано я решил оставить разведку, завести семью, детей, надо оно мне - такое счастье.

Потом он поставил себя на место Селариэля, несколько раз прокрутил ситуацию, как бы он поступил в таком случае и понял, что как спутницу жизни совсем не рассматривает эту, весьма умелую в постели и очень красивую аграфку. В глубине души ему хотелось совсем другого от женщины, без знаний, чем сиреневая пыльца отличается от золотой росы (названия лёгких наркотиков), вполне можно и обойтись. Умение хорошо разбираться в винах, картинах, музыке и поэзии, тоже не самые важные в жизни, о вот может ли Мариэль быть хорошей женой и матерью, тут возникает большой вопрос.

Всё было по условиям контракта, Селариэль не нарушил ни один из его пунктов, Мариэль, попав в постель Селариэля, получила именно то, на что подписывалась, но ведь ей хотелось большего, когда она соглашалась. Разрыв контракта произошёл, когда Мариэль, приняв изрядное количество разрешённых наркотиков стала уговаривать Селариэля тоже их попробовать, и расслабиться. Ведь это так весело, сразу появится столько новых впечатлений. Селариэль почему-то не оценил искреннее желание Мариэль раскрасить свою жизнь новыми красками. После второй попытки Мариэль подмешать ему в пищу наркотиков, только попробовать и самому понять насколько это здорово, контракт на оказание интимных услуг был расторгнут, с применением штрафных санкций.

По обрывочному рассказу Мариэль о своём несостоявшемся высокопоставленном любовнике, вёл он себя более чем странно, вместо весёлых вечеринок, пышных приёмов и создания своей многочисленной свиты среди такой же беззаботной молодёжи, умеющей только сорить деньгами, Селариэль с утра до вечера занимался скучными и неинтересными делами, проводя всё своё время в постоянных разъездах, глупых совещаниях и прочей тоскливой и малопонятной деятельности. Фу, таким быть.

Мариэль видела в своих мечтах, как она перемещается на самых роскошных яхтах, окружённая большой свитой прихлебателей. Все ей завидуют, что она сумела привлечь настолько выгодного партнёра, главы компаний дарят самые дорогие подарки, куда уж без них, надеясь через неё получить выгодные предложения от Селариэля. Она специально учила базы и столько может рассказать о культуре, картинах, музыке - всё это оказалось неоценённым её избранником.

Мариэль даже ни одного раза не дали устроить весёлую вечеринку и хорошо оторваться. Ведь так хотелось похвастаться, особенно перед этой сучкой Финдуилас, чтобы она от зависти и желчи захлебнулась. А ей отказали, и кто, спрашивается посмел это сделать - какой-то охранник, который вообще на глаза попадаться не должен, дело прислуги знать своё место и не отсвечивать. Вместо этого, грубый мужлан вежливо и решительно завернул всю многочисленную компанию, с шумом направляющуюся в поместье Селариэля, сославшись на внутренние правила безопасности.

-Ты только представь, Белег, - патетически всхлипнула Мариэль, -какой-то жалкий охранник, опозорил меня перед всеми моими друзьями, а Селариэль вечером, когда я ему пожаловалась, ещё и отказался увольнять эту скотину, сказав, что охранник действовал строго в рамках инструкции. Даже больше того, он повысил этого охранника в должности, с тех пор этого идиота мало того, что не убрали с глаз подальше, он отвечал за безопасность не только центрального входа, но и целого этажа, на котором расставил таких же бесчувственных болванов.

Ни один из них, когда я прохожу мимо, никогда даже не улыбнётся, импотенты какие-то, а не мужчины, а ведь я молодая, красивая, мне для душевного спокойствия надо видеть постоянные знаки внимания. Селариэль же, вместо того, чтобы понять мои тяжкие страдания, дал денег на ресторан и сказал, если она так желает, вся их компания может там собраться и весело провести время. Нет, ты только представь, Белег, я прихожу туда сама, без Селариэля, как дура, да что обо мне подумают, а что после этого обо мне скажут. Да после такого все новостные каналы светской хроники обольют меня с ног до головы грязью. Он совсем не способен понять, чего хочет настоящая женщина.

-Я ведь думала, что всё будет по-другому, а этот, - и тут опять худенькое, беззащитное в своей наготе и такое красивое женское тело сотрясли новые рыдания.

Захлёбываясь слезами Мариэль рассказывала, даже не замечая, что Белег уже давно ищет возможность, как аккуратно прекратить этот вечер, переставший быть томным. Ей так хотелось выговориться хоть кому-нибудь и пожаловаться на жизнь, которая оказалась настолько несправедлива к тому, что она сама себе успела нафантазировать.

- Этот, - тут последовали новые всхлипы, - он совершенно спокойно сменил меня после разрыва контракта на ту сучку, нет бы страдать и мучаться, что потерял такую роскошную женщину. Ведь если бы Селариэль только попросил прощения, я бы его обязательно простила. А потом и этой стерве отлились мои слёзы, её он тоже выкинул, сменив на следующую. Он просто бесчувственный чурбан, неужели не видит, как по нему сохнут лучшие красавицы империи. Ведь имея такие большие деньги можно так красиво жить, всю жизнь превратить в праздник и наслаждение. Если бы у меня были такие деньги, то я ....

Дальше Белег не слушал, его мозг чуть не взорвался от того феерического бреда, как лучше потратить миллиарды кредитов, которые сами текут тебе в руки. Главная идея Мариэль была в том, чтобы все завидовали и даже больше того - сдохли от зависти. А некоторые приползли и униженно валялись в ногах, выполняя, как собачка любое пожелание в надежде, что им тоже упадёт крошка с барского стола.

Краткий вывод, на основании услышанного, Белег для себя сделал, Мариэль утешило то, что с другими поступили также, вот если бы её отвергли, а притязания другой приняли, она была бы на самом деле в трауре. Дальше полилась такая желчь и яд, которых меньше всего ожидаешь услышать из уст красивой женщины. Белег лежал в постели, лениво перебирал длинные волосы Мариэль, ему хотелось спать, а вместо этого он слушал, что у этой жопа слишком плоская, а эта опять прозвучало какое-то имя, которое ничего не говорило капитану, он никого не знал из великосветской тусовки. Зато узнал, что эта, неизвестная ему особа полная дура, все так говорят, кто такие эти все, Мариэль не уточнила. Насколько Белег понял из путанных объяснений, это была характеристика нынешней пассии Селариэля.

А ведь женщины такие милые, красивые, мягкие и пушистые, а как узнаешь, что творится внутри почти любого женского коллектива, так вздрогнешь. Когда Белег аккуратно спросил, что же так привлекло в Селариэле такую красавицу, неужто настолько желанным может сделать аграфа то, что он глава великой семьи, ведь во всём остальном глава корпорации Нейросеть и Роботехника выглядел абсолютно невзрачно, только глаза выделялись на его лице. Но ведь этим и отличаются женщины от мужчин, они никогда не способны полюбить только потому, что им понравились у мужчины его ножки. Мариэль окончательно разрыдалась, обозвала Белега глупцом, который тоже ничего не понимает в этой жизни и убежала голышом из каюты капитана, схватив свою одежду в охапку.

Белег, на всякий случай, по внутренней связи отдал распоряжение Нимродэль перехватить в коридоре девушку и подержать её пару часов в медкапсуле, привести в порядок и проконтролировать психическое состояние нового члена команды.

Вот же связался с этими бабами, немного раздражённый тем, что вместо возможности приятно расслабиться, всю ночь пришлось выслушивать сопливые истории, совершенно из-за неё не выспался, подумал капитан. Не зря раньше их не брали в дальнюю разведку, женщина на корабле - к несчастью.

Поднявшись с постели и быстро приведя себя в порядок, капитан отчаянно зевая отправился в столовую, там как всегда собралась компания любителей побалагурить. До выхода из прыжка в восьмой системе времени ещё есть пара часов, быстренько смотрим, что там к чему, два месяца, не больше, изучаем обстановку, а потом домой. Что-то я слишком устал в этот раз, мысли в голове вообще еле ворочаются. Закончится моя вахта, завалюсь спать и буду дрыхнуть часов двенадцать, не меньше.

Пока Белег завтракал перед вахтой, голова стала болеть всё сильнее, он даже не прислушивался к обычному трёпу, который был сейчас в столовой. Обсуждали - подходит ли под категорию порно, полученные крупным планом записи о том, как спариваются живые корабли рептилоидов. Некоторые остряки рассуждали - сколько будет стоить яйцо такого корабля, если его суметь украсть у рептилий и продать в императорский зоопарк.

Надёжные товарищи, обычная атмосфера, которая навевала спокойствие, хотя в этот раз за шутками была напряжённость, все хорошо понимали - это сильный враг, его возможности неизвестны. Сколько у рептилоидов ещё может оказаться сюрпризов в рукаве точно сказать никто не может. Война - это последнее чего хотят те, кто знает с какой стороны держаться за оружие. Потому что они понимают, что на самом деле стоит за скупыми строками сводок и отчётов с места боевых действий. Это не на диване валяться, мечтая, как всех согнёшь в бараний рог, думая что для победы достаточно иметь самую большую пушку.

В столовую вошла Нимродэль, поздоровалась со всеми присутствующими, получив в ответ всеобщее внимание, легонько кивнула капитану, совсем тихо добавив, все в порядке, пациент в медицинской капсуле, пара дней там находиться ей не повредит. Ожидая, пока пищевой синтезатор исполнит заказ, капитан невольно сравнил Нимродэль и Мариэль, сравнение явно было не в пользу последней.

Корабельный медик за это время завоевала уважительное, даже правильнее сказать - почтительное отношение всей команды. Её все были готовы носить на руках, а для того, чтобы даже случайно перекинуться с Нимродэль парой слов, некоторые члены команды устраивали целые паломничества в медотсек.

По сравнению с Мариэль она была конечно не настолько эффектная красавица, да и грудь у неё была великовата. Толи дело у Мариэль - два аккуратных, маленьких прыщика спереди, у Нимродэль же груди были такого размера, что в руку не вмещались. Когда она шла и груди слегка покачивались на ходу под собственным весом, некоторые почему-то сглатывали неожиданно возникшую слюну, хотя что в этом может быть привлекательного для аграфа. Нимродэль совсем не соответствовала канонам красоты, принятым в своём народе, таких размеров грудь скорей для хуманов привычна, хотя у них бы она бы считалась слишком маленькой. Из-за этого, собственно, девицы и поссорились, когда Мариэль высмеяла Нимродэль, какой же ты врач, если не можешь сделать себе аккуратную, плоскую, покрытую лёгким пушком, волосатую грудь.

Всему коллективу почему-то нравилась Нимродэль, от второй аграфки в команде только морщились, когда она этого не видит. Нимродэль была скромная, милая, обаятельная, всегда приветливая, корректная и самое главное надёжная. Рядом с ней ты начинаешь себя чувствовать настоящим мужчиной, а не просто самцом, у которого есть член. Как Нимродэль этого добивалась большой секрет, который женщины никогда не откроют мужчинам. Это тайное женское оружие, благодаря которому они крутят мужчинами как хотят.

Восьмая система.

Внезапно, корабль содрогнулся так, что застонали переборки, поднос с едой упал на пол, моргнуло, изменяясь освещение, завыли сирены боевой тревоги. Тревожный голос искина тут же сообщил, - произошёл незапланированный выход из гиперперехода, зафиксирована работа станций подавления возможности гиперпрыжка. Корабль на прицеле, произвожу манёвр уклонения, до времени постановки маскировки и развёртывания силового защитного поля 5 минут. Всё это Белег слушал на бегу, он сейчас со всех ног нёсся в рубку, как и вся команда разбегалась по боевому расписанию, каждый спешно занимал своё место. Никакой паники, каждый чётко знал, что ему делать, вот и пригодились постоянные тренировки, хотя почти все из экипажа в своё время служили на флоте и участвовали в настоящих боевых действиях.

Частое и звонкое стаккато громко ударило по ушам, это стартовали автоматические ракеты, снова затрещало, ещё более мелко и плотно, это пошли противоракеты. Плохо дело. Значит, противник уже на расстоянии прямой видимости и тоже успел нанести удар. В самую последнюю очередь корабли разведки были военными кораблями. Маскировка, незаметность и ещё раз маскировка - вот основные функции, на которые не жалели кредитов при постройке судов такого типа. А сейчас, с учётом аварийного выхода из прыжка, самая худшая ситуация для разведчика, которая только может произойти. Накопители пустые, вся энергия потрачена на сохранение целостности корпуса и гравикомпенсаторов. Корабль на всех целеуказателях светится, как беспомощный жирный транспортник, который не имеет никаких шансов устоять против настоящего боевого флота.

Дверь рубки отворилась, Белег в два прыжка добежал до своего места, лёг на специальное ложе, руки и ноги мгновенно опутали фиксирующие ленты, над ним сомкнулся капитанский кокон прямого управления, капитан рывком подключился напрямую ко всем интерфейсам, пошла информация, её было много, даже слишком много.

Корпус корабля снова часто и мелко завибрировал, это одна за другой с внешних подвесок отстреливались блоки-кассеты, дальше уже действовала автоматика. В каждом блоке находилось по пять средних или две дальних самонаводящихся ракеты, блоки, будучи отстрелены от корабля немедленно переходили на прямое управление искина тактика, из этих кассет ракеты стартовали автоматически, как только происходил захват цели, дальше ракеты действовали самостоятельно, контролируемые собственным небольшим логическим модулем.

Пошла картинка: рядом с "Пустотным стражником" было буквально столпотворение, на оперативном расстоянии - не меньше 150 юрких истребителей и пара десятков кораблей покрупнее, кувыркаясь разлетались в разные стороны на форсаже, ставя на ходу активные помехи. В этот момент, когда капитал пытался осознать, что вообще происходит, кто противник и почему он убегает, раздался крик ответственного за локаторы, - они загнали нас в самую середину минного поля.

Последнее, что помнил Белег - это яркая вспышка, которую он почему-то увидел, даже находясь внутри хорошо защищённого капитанского кокона. Оглушительный грохот и полная тишина, жар, холод, хруст костей, запах чего-то палёного, всё как-то сразу и одновременно прокатилось по телу.

***

Порой, сама жизнь вносит свои коррективы в наши планы.

По внутренним ощущениям, в сознание Белег пришёл почти сразу. Кажется, только успел моргнуть, сознание милосердно, буквально на мгновение выключилось от сильной боли, как он снова пришёл в себя. Ничего нигде не болело, тело чувствовалось как лёгкая пушинка, чистота мыслей была кристально ясной. Над головой была хорошо знакомая полупрозрачная крышка, стандартная для такого типа оборудования.

Я в медицинской капсуле, догадался Белег, но как прошёл и чем закончился бой? Почему я этого не помню. Что случилось с моим кораблём и командой?

Проведённая тут же, на месте, краткая ревизия показала: нейросеть работает, имплантаты все на месте, даже прогресс бар изучения баз знаний в фоновом режиме, с места не сдвинулся.

Чепуха какая-то получается, подумал Белег, у меня зафиксировано точное время аварийного выхода из гиперпрыжка - вот стоит временная метка, когда я подключился к капитанскому кокону управления. Дальше почти сразу идёт пик сообщений о критическом повреждении в теле всего, что только можно, прошло буквально каких-то 2 минуты, как я уже лежу - совершенно целый и здоровый, что-то тут не сходится в этой ситуации.

Крышка капсулы дрогнула и медленно поднялась, слегка прохладный и бодрящий воздух снаружи ворвался внутрь, он содержал лёгкие оттенки какого-то, давно забытого и приятного аромата. Белег, не шевелясь, продолжал анализировать странности, которые копились как снежный ком.

Капсула то какая-то незнакомая, у нас на корабле таких точно нет. Похожую я видел только один раз, когда был на какой-то секретной базе, там ещё Селариэль дал каждому медальон, сказав никогда его не снимать. Рука, взметнувшись в воздух, похлопала по голой груди, медальона на привычном месте не было, всё совпадает, именно на той станции был такой запах. А помещение, судя по потолку, было точь-в-точь как на той базе, конкретно в нём Белегу раньше бывать не приходилось, но общий стиль, характерный для знаменитого клана Лидониель, входящего в великую семью Селариэль, ни с чем не спутаешь.

Желающие повторить шедевры настоящих мастеров красоты, никак не могли понять в чём же тут дело. Умело и тонко подобранные цвета и прочие мелочи, на которые даже не обращаешь внимания - вот отличающая основа, сразу-же выдающая высокое искусство работ дизайнеров клана Лидониель. Прославленным, благодаря своему непревзойдённому таланту сделать прекрасным всё, чего касаются их руки, они способны изменить даже серые стены общественного туалета. Если конечно, найдётся тот, кто за это заплатит, стоимость услуг этого клана вполне соответствовала качеству и была на очень высоком уровне.

Капитан медленно сел, не торопясь покидать медицинскую капсулу, вокруг была разлита абсолютная тишина. Слабое фоновое освещение, медленно усиливающееся и полное отсутствие кого-то живого рядом - немного напрягали. Стало ещё светлее, окружающие предметы выступили из мрака. Сомнения окончательно покинули его голову, когда Белег внимательно огляделся, это был точно не его корабль, таких капсул в помещении стояли сотни, насколько хватало взгляда.

Закругляющееся широкое помещение уходило влево и вправо, похоже на среднюю пустотную базу, у которой по внешней, самой широкой галерее, опоясывавшей всю базу, размещены все эти сотни капсул. Белег тут же мысленно посчитал размер помещения, умножил на увиденную плотность капсул. Не сотни, поправил он сам себя, тут при такой плотности их многие тысячи. Но зачем? Как я тут оказался, и где все остальные?

Послышался знакомый цокот, по старой привычке определять на слух, как работает то или иное оборудование, капитан тут же по звуку догадался, его издаёт бытовой дроид. Быстро сюда приближается, чем-то тяжело гружёный, когда дроид идёт пустой, звук более звонкий. В помещении, на самом деле через минуту вкатился дроид с немалым количеством пакетов одежды, замер возле самой капсулы, предложенный выбор был очень большой.

Так, так, мне предлагают одеться и не отсвечивать голыми причиндалами, значит сейчас кто-то придёт из обслуживающего персонала. Это хорошо, а то мёртвая тишина и полное отсутствие рядом живых начинают напрягать.

Белег не спеша выбрался из медкапсулы, пол приятно холодил босые ноги, выбрал из предложенного разнообразия свой привычный лётный комбез среднего офицерского звена, быстро оделся, и сразу же почувствовал себя более защищённым. Время шло, абсолютная тишина давила на уши, никого не было.

- Что тут вообще происходит, и как я тут очутился?

Надеясь, что есть кто-то невидимый, кто за ним сейчас наблюдает, Белег громко задал свой вопрос, услышав свой голос, решил, что даже немного громче, чем следует. Даже тревожное чувство сразу отступило, когда в ответ на звук открылась дальняя дверь, по бегущим огонькам было видно - из коридора кто-то приближается. Вот только уши подвели в этот раз, невозможно было понять кто это. Ни звука шагов, ни цокота манипуляторов не было слышно, только как на стации оживают системы жизнеобеспечения, ток воздуха стал немного сильнее и потеплел, на самой границе слышимости пошли лёгкие и частые щелчки, это поднимаются аварийные переборки, которые всегда опущены при консервации станции. Гнетущая тишина отступала, станция выходила на рабочий режим, заполнялась звуками жизни и работающего оборудования, что не может не радовать.

Тут в помещение вошёл Селариэль. Он посмотрел на Белега как-то немного виновато и даже с грустью ему улыбнулся, коротко кивнул, приветствуя и сказал.

- Поздравляю вас, капитан, с воскрешением, вы - первый среди аграфов, кто побывал в самой глубине тени Священного леса и сумел оттуда вернуться, теперь вы знаете, что существует бессмертие.

-Выпейте это, капитан, - раздался металлический голос.

Белег перевёл взгляд. Совсем рядом с ним стоял, абсолютно бесшумно подобравшийся дроид со стаканом какого-то напитка. Вкуса капитан так и не почувствовал, в голове сталкивались и грохотом проносились множество мыслей и вопросов, которые так и просились наружу. Дроид взяв опустевший стакан, незаметно отступил и исчез, будто растворился в воздухе. Хотя ,не до него сейчас было, в другое время Белег обязательно проявил интерес, что это за модель такая странная.

Селариэль помолчав мгновение, снова заговорил.

- Можете не тянутся в струнку, это не я, собственной персоной, всего лишь моя голограмма, ведь надо исполнять обещание, что если с вами что-то случится, я об этом сразу узнаю и встречу вас на этом же самом месте. Искин, обслуживающий эту базу, сейчас вас проводит в апартаменты, там есть всё необходимое. Покидать помещение и свободно перемещаться по базе вы не можете, предупреждаю вас о действующей системе безопасности в автоматическом режиме. Наручный Искин, к сожалению, придётся поменять, ваш безвозвратно утерян, на столике будет лежать новый, более совершенный, чем тот, что у вас был раньше, примите его в знак моего к вам расположения, как подарок.

У вас будет два дня времени хорошо подумать над тем, что с вами произошло, если хотите можете задавать Искину станции любые вопросы, на какие можно ответить, вам обязательно ответят. Через два дня к базе придёт корабль, я попрошу добровольно перейти на его борт, вас доставят на материнскую планету семьи Селариэль. Извините, но таков порядок, у контрразведки к вам будут вопросы. На которые надеюсь, вы дадите самые полные ответы. А сейчас отдыхайте.

-Возьмите свой медальон, -к Белегу подошёл один из восьми дроидов, которые во время монолога Селариэля незаметно просочились в помещение. В своих манипуляторах дроид держал знакомый, небольшой кружочек с продетым в него цепочкой, который капитан привычным жестом повесил на шею. В голове было слишком много вопросов, но хотя бы два он успел задать прежде, чем голограмма Селариэля задрожала и исчезла.

- Так это что, выходит я умер?

Селариэль, который уже шёл к выходу, медленно растворяясь, на ходу становясь всё более прозрачным, обернулся и с какой-то непонятной, но очень глубокой грустью сказал, - да, Белег, вы умерли, а теперь снова живы, разве это не прекрасно? Это именно вы, а не кто-нибудь другой в вашем теле. Жизнь продолжается.

- А что с моей командой, - успел крикнуть капитан, пока Селариэль ещё не растворился полностью.

В ответ пришёл только голос, изображения уже не было.

- У них не было такого медальона, они мертвы окончательно. Знаю, что все они были не одну сотню лет вашими хорошими товарищами, я вам сочувствую, капитан.

Под конвоем или в сопровождении, это ещё как посмотреть, удивительно бесшумно двигающихся дроидов, Белег проследовал во вполне приличную каюту, выглядевшую по внутренней обстановке и содержимому, как очень дорогая гостиница. В похожем по роскоши и комфорту номере, Белегу приходилось прежде останавливаться только один раз в жизни. Когда закончилась война с арахнидами, всех офицеров собирали на материнской планете народа аграф, а император лично вручал им награды. Дроиды остались снаружи, двери захлопнулись.

Два дня пролетели незаметно, позволив взбудораженному уму разложить по полочкам всё происходившее, на сон или затяжной бред сознания - это не было похоже. Вопросов Искину станции было задано много, и не на все получилось найти ответ. На теле отсутствовали мелкие шрамы, которыми Белег втайне гордился, и не давал медикам их сводить, считая, что они делают его более мужественным. Самый главный вопрос - как, находясь за тысячи световых лет после гибели своего корабля, он за две минуты оказался на этой базе? Так и остался нераскрытым.

Пришёл корабль, в сопровождении всё тех же восьми, удивительно бесшумно двигающихся дроидов, Белег взошёл на борт, дверь в каюту за его спиной закрылась. Потянулась долгая неделя полёта, в течении всего времени было абсолютно нечем заняться. Остановив изучение в восьмой ранг базы знаний по сканерам, Белег запустил на изучение базы по рукопашному бою, и всё время провёл в комплексе полного погружения, выбираясь оттуда только поесть. Пролетела неделя, синтезированный голос предупредил о том, что судно достигло конечной цели, убедительная просьба деактивировать оружие и системы защиты, приготовиться к досмотру.

Белег даже обрадовался, наконец то будет хоть кто-то живой.

Весьма неразговорчивый аграф перешагнул порог, цепким взглядом оглядев помещение, жестом предложил сложить все свои вещи, включая одежду в малый контейнер, закрыть его личным кодом и лечь не знакомую, родную и такую привычную гравитележку, которая как раз вплыла в каюту. Единственное, что Белег от него услышал.

- Сейчас вас доставят, куда следует, для того, чтобы мы могли задать вам несколько вопросов.

Всё было привычно, когда лёг на гравитележку специальные захваты зафиксировали всё тело, прозрачный кокон сомкнулся, единственное, что видно если немного шевелить головой - это стремительно несущийся потолок, потом был короткий перелёт по открытому пространству, открывающиеся и закрывающиеся за спиной двери. Вот уже третий день без сна, накаченный какими-то препаратами Белег снова и снова, как попугай, рассказывает свою версию происходящего пяти сменяющимся следователям, вопросы которых были, как на заезженной пластинке.

К концу третьего дня допросов Белег уже вспомнил и рассказал всё, что знал, каждый день полёта разведчика был запротоколирован следователями чуть ли не по минутам. Даже самый последний разговор в столовой, когда он там сидел с раскалывающейся от недосыпания головой, всплыл в памяти в самых мельчайших подробностях. Сумел вспомнить и описать в подробностях каждое судно противника, вот только ответа на вопрос, который на самом деле интересовал следователей, он не знал.

-Так значит вы, капитан утверждаете, что в момент выхода корабля из гиперпрыжка вас в рубке не было?

Следователь, который задал этот вопрос, был Белегу особенно неприятен. Он цеплялся за малейшие противоречия, внутреннее чувство капитану подсказывало, что будь его воля, он бы уже давно обвинил капитана во всех смертных грехах и упрятал его на планету каторжного типа. Внутри буквально чувствовалось, насколько сильно он ненавидит Белега и кипит от злости. Есть такие ситуации, когда неприязнь становится взаимной, и только правила приличия не дают перерасти этому во что-то большее.

-Да, и я это уже вам много раз повторял, в рубке находилась другая вахта, судно должно было выйти из прыжка только через час после того, как я должен был принять дежурство. Я находился в столовой, когда корабль совершил аварийный выход из гиперпространства. Предваряя ваш следующий вопрос, начала боя я тоже не видел, кто открыл огонь первым, я не знаю.

Сколько можно, в конце концов, третий день одно и тоже, проведите, наконец ментоскопию, я согласен, даю на это разрешение и убедитесь, что я говорю правду, и только то, что помню.

С другой стороны, именно этот въедливый следователь не давал Белегу замкнуться в себе или озлобиться на весь мир. Ему даже понравилось в ответ на тот или иной вопрос следователя отвечать "это не входит в вашу компетенцию, господин следователь. Для получений сведений по этому вопросу обратитесь в службу контрразведки, ваш уровень допуска к секретным сведеньям недостаточен". Пусть маленькая месть тому, в чьей власти ты полностью находишься, но как же она грела душу, доставляя небольшие радости, видеть бессильную ярость отчего-то невзлюбившего его следователя.

В конце третьего дня, когда голова от постоянного желания спать уже совсем отказывалась работать, именно этот вредный следователь не давал сломаться капитану, он с большим удовольствием доводил всё более выходящего из себя следователя. Давая, порой весьма издевательские ответы и состязаясь в остроумии со своим мучителем. Если бы не запись под протокол, возможно дело дошло бы даже до рукоприкладства, настолько стали неконтролируемы вспышки гнева у этого, хорошо всыпавшегося, холёного сотрудника следственного отдела.

Тут в помещение вошёл явно высокий чин, следователь подскочил и вытянулся в струнку.

Судя по нашивкам на его форме - это пожаловал сам глава службы безопасности. Белегу раньше с ним сталкиваться не приходилось, но он много слышал о Феаре, этом жёстком, холодном и страшном аграфе. Одно его имя, вводило в трепет врагов семьи Селариэль. Говорят, он не гнушался преступать закон о ценности любой жизни, и на его руках есть настоящая кровь тех, кого он пытал в подвалах своей мрачной службы. Одно про него Белег знал совершенно достоверно, и это точно были не слухи. Раньше Феар был тоже разведчиком, и поэтому капитан надеялся найти понимание у своего, пусть бывшего, но коллеги.

Следователь, повинуясь команде моментально исчез из помещения, Феар присел рядом с совсем уставшим от нескольких бессонных суток, и напичканном спец препаратами капитаном. В голове Белега даже на мгновение мелькнула мысль, как можно сейчас свернуть голову этому, неосмотрительно близко приблизившемуся безопаснику. Вот только зачем это делать, куда потом бежать и полная уверенность в своей правоте не позволили Белегу так поступить.

Помолчали пару минут, наконец Феар заговорил.

- Не надо ментоскопирования, хоть вы этого не знали, у нашей службы теперь есть на вооружении ментоскопы нового поколения, они не повреждают, как это было раньше психику пси активных, в вашем случае в такой проверке слов нужды нет. Поймите, Белег, сейчас речь идёт не о вашей компетенции как капитана, это не суд чести. Так вышло, что мы имеем гораздо больше информации, чем вы нам рассказали, мы даже смогли просмотреть записи боя, который вы увидели самым краешком глаза, ваше судно уничтожило более 20 кораблей противника, нас интересует - кто первый выстрелил, вот в чём основной вопрос.

-Ну откуда я могу это знать, - взмолился Белег, - говорю же, меня не было в рубке.

-Хорошо, - не сдался Феар, - попробую задать вопрос по-другому, анализ вашего ПСИ показывает, что у вас высокий для нашего народа уровень В-4. Скажите, как вам подсказывает собственный внутренний голос и интуиция, кто первым нанёс удар?

Белег устало хмыкнул, - А тут и думать нечего, есть стандартные алгоритмы, намертво прописанные в каждом Искине, стоящем на военном корабле. Когда Пустотного Стражника выбросило из гиперпространства, Искин посчитал, что на него было совершено нападение. Как только он сумел захватить цель - сразу же самостоятельно начал атаку. К тому же то, что я увидел, пусть всего несколько секунд, из самого боя, у нашего противника были весьма устаревшие суда, максимум третьего поколения, таких уже на наших верфях две тысячи лет как не выпускают и тут же испуганно замолк. Это же те самые, которые ушли две тысячи лет назад, вот где они оказывается были всё это время.

Похоже, та же самая мысль одновременно пришла в голову и Феару.

Феар удовлетворённо кивнул и сказал, - Спасибо за сотрудничество, со своей стороны желаю сообщить, что мы компенсируем доставленное вам беспокойство. О семьях вашей команды не беспокойтесь, вы правильно сделали, что застраховали экспедицию, существующей страховой суммы окажется вполне достаточно для выплаты всех положенных компенсаций родственникам погибших. Ваши товарищи знали, куда шли, когда заключали контракт и понимали всю опасность этой профессии.

Ближайшие пару дней для вас лучше провести полный курс лечения в реаниматоре, с вами поработают наши лучшие психологи. Поверьте, для вашего же блага некоторые вещи лучше забыть и никогда не вспоминать. Разрешите откланяться.

- Да, напоследок, - Феар обернулся, когда уже почти вышел из кабинета, - думаю эта информация окажется вам полезной, в немалой степени благодаря вам доставлена хорошая порция дезинформации в семью Элдариэль. Последний следователь, который так на вас напирал, является внедрённым агентом, мы уже давно держали его под колпаком, после того, как он передаст всю информацию о допросе - будем его брать. Участи этого аграфа я не завидую.

Лёгкий холодок прокатился по помещению. Слишком уж у Феара в это момент лицо было соответствующее. Кажется, ему доставляет удовольствие поймать в свои сети ещё одного противника великой семьи Селариэль. О том, что будет с разоблачённым агентом дальше, спрашивать не принято, официально провозглашалось, что любая жизнь имеет высшую ценность и никто не может её отбирать у разумного. Неофициально, если вам так интересно знать, обратитесь сами в службу безопасности и спросите.

Да уж, подумал Белег, я тут третий день без сна мучаюсь, а контрразведка играет в свои непонятные игры.

Вспомнив вопросы следователя и свои ответы быстро убедился, что не за что упрекнуть его во время допроса, разглашения секретных данных не было. Хотя следователь частенько пытался вывести беседу на посторонние, не относящиеся к основной теме вопросы.

В голову пришла усталая мысль, а я молодец, не сказал ничего лишнего, всё в самом строгом соответствии с подпиской о неразглашении.

- Постойте, - воскликнул Белег, собравшемуся уходить Феару, - скажите, вы собираетесь по последним координатам отправлять экспедицию?

-Да, - ответил, недовольно поджав губы, Феар, - и что самое плохое в этой ситуации - экспедицию желает возглавить лично Селариэль, и я не могу его от этого отговорить.

- Возьмите меня с собой, прошу вас, вот увидите я буду очень полезен.

-Я подумаю над этим. -Сухо ответил Феар.

Глава службы безопасности встал и окончательно попрощавшись, вышел.

Когда Феар почти покинул помещение, уже ему в спину, Белег крикнул.

- Это не указано в моей анкете, посмотрите сами кто мой отец. После этой информации вы обязательно передумаете.

У народа аграф с 18 лет дети считаются полностью самостоятельными. Во время военной, либо дипломатической службы, либо при устройстве на работу, не было принято указывать кто твои родители, давая каждому возможность строить свою карьеру в зависимости от личных способностей, а не по протекции родителей.

Дверь за Феаром уже закрылась, так и осталось непонятно, услышал ли он посланное к нему обращение.

В давнее время, когда народ аграфов в первый и последний раз разделился, триста с лишним миллионов аграфов, несогласных с политикой императора и великих семей, ушли в неизвестность. Белег был тогда ещё совсем мальчишка, ему исполнилось всего двенадцать лет, он не мог в этом возрасте принимать самостоятельные решения. Его мать, категорически воспротивившаяся желанию отца оставить империю и уйти в неизвестность, решила не покидать границы освоенного пространства, ребёнок по приговору "Суда Равных" остался с матерью. Отца Белега звали - Селариэль. Да, да, тот самый Селариэль, что возглавил свой народ и ушёл в неизвестность, оставляя свою семью.

Белег считал, что ему есть, что сказать своему отцу при встрече.

А не такой он и страшный, подумал Белег про Феара, когда в помещение вкатилась знакомая и такая родная гравитележка.

Мысли в голове уже еле ворочались, когда Белег, собравшись с силами ложился на привычную мягкую поверхность гравитележки, сейчас реаниматор меня подлатает, а на следователей глупо обижаться, у них такая работа.

Главное, чтобы психологи меня не срезали по профпригодности, так что, беру себя в руки и стискиваю зубы. Я ещё не всё сделал в этой жизни.


Оценка: 7.70*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"