Прочерк Игорь Анатольевич: другие произведения.

03 Затерянная колония. 03

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.00*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кто сказал, что даже самые тщательно спланированные планы устоят, когда они столкнутся с действительностью.

 []

Затерянная колония.

Действие происходит на планете тех, кто решил, что лучше уйти в неизвестность свободными, чем служить Сплотам. Затерянная колония свободных аграфов, столкнувшись с большими трудностями и предательством, потеряла почти все технологические достижения своей цивилизации, сейчас она переживает очень непростые времена.

Очередной грохот от упавшего булыжника звонко разнёсся на всю округу. В этот раз у Тина получилось превзойти самого себя, он сумел закинуть примерно на 60 метров камень весом около трёх килограмм, не прикасаясь к нему руками, действуя всего лишь усилием воли. Восторженный и победный мальчишеский крик раздался на всю округу, это был его личный рекорд. Как и говорил его учитель, если упорно тренироваться каждый день, то всего лет за двести можно очень сильно развить в себе эту способность.

Тин начинал тренировки с совсем маленьких песчинок, сначала ему приходилось часами сидеть упорно на неё пялиться, слова учителя: "ты сам поймёшь, как можно это сделать" казались ему невразумительными. Пока однажды в сознании что-то немного сдвинулось, окружающий мир стал чуть-чуть другой, откуда-то появилось лёгкое эхо, на грани слышимости забубнили чужие голоса, пришли новые, и весьма странные чувства. Находясь в этом состоянии Тин увидел, что именно надо сделать и сразу же почувствовал - вот оно, получилось. Песчинка перед его носом еле заметно шевельнулась, может конечно это был обман зрения, потому что после этого ещё месяц его преследовали неудачи. Тин не сдавался, во время ежедневных тренировок он снова и снова пытался вызывать в себе это особое ощущение, и когда оно опять пришло во второй раз, и в третий - его радости не было границ.

Всякий раз, как только выпадало свободное время он со всех ног бежал сюда, в долину камней, ничейное мёртвое место, где нельзя сажать сельхоз культуры, в этой долине даже трава или мох не росли, которые можно было бы собрать как корм для скота, всюду лежали только голые камни. Вот же не повезло с долиной, думал отец Тина, в чём-то он был прав. Тин так не считал, если бы не эта мёртвая долина, где бы он ещё мог иметь столько места и материала для своих тренировок, к тому же тут никто не отвлекал, не мешал сосредоточиться и прочувствовать окружающий мир. Новые способности не торопились раскрывать все свои секреты, а учитель порой говорил о совсем туманных вещах. За последние два года упорные ежедневные тренировки по раскачке ПСИ способностей, полностью заменили Тину весёлое и беззаботное времяпровождение с друзьями.

Дети, выросшие на соседских фермах, часто общались между собой, сбивались в дружные стайки по интересам и радовались жизни. Ведь это такое прекрасное время - детство, когда можно не только много работать, помогая отцу и матери в нелёгком труде, но и просто побегать, звонко смеясь, радуясь избытку энергии бурлящей в молодом организме. Тин знал, что через пять ферм в сторону захода солнца есть похожая долина, они бегали туда пару лет назад с другими мальчишками, ох и досталось им потом с братом от родителей за то, что целый день неизвестно где носятся. Хотя кажется, отец его тогда ругал как-то без огонька, а потом потрепал по голове и почему-то заплакал.

На территории дальней фермы были старые скалы из потрескавшихся от времени камней, на которых обильно рос разноцветный лишайник, дети фермера собирали его, аккуратно соскребая с поверхности, оставляя немного на рассаду. Собранный лишайник понемногу добавляли в стандартный корм для мясных гусениц, который они ели с большим удовольствием. На этой ферме, благодаря сборам лишайника были самые лучшие показатели по приросту живого веса. А стандартные корма, что приходится получать у города, как однажды в сердцах сказал отец Тина, - с каждым годом становятся только хуже.

Хотя уже снова идут разговоры между фермерами про то, что городу опять остро не хватает продовольствия. Перенаселение приведёт к тому, что скоро исчезнут и последние такие клочки, неперспективных прежде участков. Мёртвую долину очистят от самых больших камней, завезут специально подготовленную почву и здесь на месте долины камней появится очередная ферма, которая так нужна для того, чтобы прокормить свободный народ аграфов, который с каждым годом всё увеличивается в своей численности.

После великого исхода и большого предательства, когда все Искины одновременно вышли из строя, среди ушедших запрещено было даже заводить разговор о планировании семьи, дети считались самым большим сокровищем. Это привело к тому, что за две тысячи лет запертые в пределах одной звёздной системы, в то время как весь остальной космос оказался для них закрытым, аграфы сидели уже чуть ли не на головах друг у друга. Города муравейники на сегодняшний день вмещали в себя в общей сложности около 24 миллиардов аграфов. Это были мрачные, вытянутые, высокие башни, собранные из бывших корпусов звездолётов, которые устремлялись вверх и так же глубоко закопались вниз.

Небольшие парки, жалкими зелёными клочками разбавляли мрачный металлокомпозит высотных башен. На планете было 64 гигантских, уродливых мегаполисов, где в огромной давке и со множеством лишений жили аграфы. Выходящее от старости из строя оборудование, учащающиеся аварии, приводили к тому, что счёт уже шёл на десятки тысяч погибших, утонувших в сточных водах на нижних этажах башен или задохнувшихся в своих жилых капсулах из-за переставшей работать вентиляции. В городах в последнее время были нередки перебои с водой, энергией, прорывало канализацию и тогда зловонные воды прорывались наружу. Давно уже исчерпавшие свой ресурс инженерные коммуникации работали с большой нагрузкой, очистные сооружения, первоначально не рассчитанные на такое количество жителей, не справлялись с потоками отходов и переработкой бытового мусора.

Частые отказы оборудования давно не знавшего, что такое замена на новое, приводили к тому, что земля, которая была на вес золота, приходила в окончательную негодность, будучи отравлена токсичными отходами. Мегаполисы задыхались и балансировали на тонкой грани коллапса, это состояние напоминало неустойчивый карточный домик, стоит покачнуться хоть одному маленькому элементу, как рассыплется сразу всё здание. На затерянную колонию надвигалась практически неизбежная экологическая катастрофа, а следом голод, за которым будет краткий миг хаоса и анархии, после чего планете, стряхнувшей с себя надоедливых разумных, испоганивших за короткое время своего существования всё что только можно, ещё долго придётся залечивать свои раны.

Отсутствие Искинов доставляло множество трудностей, часть из проблем "ушедшие" научились преодолевать очень оригинальным способом. Примерно 8 миллиардов аграфов, в общей сложности, были соединены в единую физическую сеть, где нейросети разумных взяли на себя функции Искинов, обрабатывая потоки данных, отвечая за оборону планеты, функционирование мегаполисов. Большей же части населения не находилось абсолютно никакого занятия. Найти хоть какую-то работу или заняться любым, общественно полезным делом было несбыточной мечтой для миллиардов аграфов, живущих в социальном обществе. Государство гарантировало каждому гражданину бесплатное жильё, питание и одежду. Кроме этого минимума надеяться в жизни было не на что, перемен к лучшему не предвиделось даже на горизонте.

Материал всех 36 колонизаторов, каждый из которых вполне мог основать одну полноценную самостоятельную колонию, и прочих вспомогательных судов, оказавшихся бесполезными после большого предательства, использовали для создания одной единственной колонии. Из-за ножа в спину со стороны тех, кого аграфы считали своими братьями, они оказались заперты в одной системе и не могли теперь её покинуть. При колонизации планеты не стали трогать только военный флот, дальнейшие события показали насколько прав был великий Селариэль (лидер ушедших, тёзка не имеет отношение к ГГ), когда предвидел проблемы, которые ещё только начинались у многострадального народа аграф.

Не прошло и пары месяцев после шока от того, что все суда остались без Искинов, а на ручном управлении много не налетаешь, только Селариэлю удалось навести порядок в эскадре, определиться с дальнейшими действиями - колонизаторы пошли на единственную пригодную для жизни планету, только начинающую свою биологическую историю и очень бедную флорой и фауной. Следом пришли рептилоиды, началась война - не просто за доминирование, кто станет главным в союзе двух рас, решался вопрос выживания. Змеиномордые даже не пытались договориться с аграфами, а многочисленных отправляемых к ним парламентёров, уничтожали с особой жестокостью.

Жизнь в колонии была абсолютно бесцельна и бессмысленна. С одной стороны, были рептилоиды, по всем границам обложившие не сдавшуюся колонию и не прекращающие своего давления на экономику, которая и так задыхалась под тяжестью собственных трудностей, ведь для отражения возможной угрозы приходилось содержать множество ничего не производящих военных. С другой стороны, отсутствие технологических цепочек производства рано или поздно, обязательно приведут к катастрофе.

Хотя нейросети по старой привычке ещё ставили всем достигшим восемнадцатилетия, базы знаний почти никто уже не учил, для этого не было никакого стимула. Зачем забивать себе голову бесполезными знаниями, которые никогда в жизни не пригодятся. Несмотря на все усилия министерства пропаганды, всё общество стремительно деградировало. Накапливалось народное недовольство, некоторым несознательным аграфам порой даже казалось, что служить Сплотам не настолько высокая цена за комфорт и достаток.

В планетарный совет входили несколько, сформированных Селариэлем министерств: министерство пропаганды, министерство здорового питания, министерство равных возможностей, и другие. Ведущую роль в планетарном совете играли военные, или как тут их называли защитники. Они патрулировали на внешних границах звёздной системы, защищая планету от вторжения рептилоидов, добились виртуозного обращения с давно уже устаревшей, постоянно выходящей из строя космической техникой, управляя ей вручную.

Самым главным оружием колонии против вторжения, была немногочисленная каста "хранителей", это были Пси активные аграфы, нашедшие способ противостоять нападкам рептилоидов и даже отвешивать им во время сражений внушительные оплеухи. Именно хранители стояли тем последним рубежом между полным уничтожением народа без родины, и смертью от лап змеиномордых. Новая планета, названная "ушедшими" презрительно "Митрим" (озеро недостойное называться морем), так и не стала тем местом, который стал для народа аграф домом.

В переполненных городах аграфы годами не видели солнца, посещение открытого пространства и возможность увидеть живое дерево допускалось для обычного гражданина по разрешению министерства общественного поощрения не чаще, чем один раз в год по специальному пропуску, при условии значимой общественно полезной деятельности. Всё остальное пространство планеты, не занятое мегаполисами, было равномерно распределено и отдано под фермы для того, чтобы планетарные защитники, стоящие на страже, в войне с рептилоидами, которая длится вот уже две тысячи лет, могли иметь хоть немного натуральной еды. Распределением того, что произведено фермами сверх потребностей защитников, занимался Совет общественного поощрения. Рядовым аграфам натуральная пища могла попасть на стол только за очень выдающиеся заслуги на благо всего общества.

Ремонтники пытались чинить изношенные до крайности технические мощности, но много ли можно сделать, если отсутствуют заводы по производству запасных частей, и новая продукция не выпускается. Более стабильно работали химические лаборатории, они выдавали тысячами тонн удобрения и реактивы для очистных сооружений. Биоинженерия пыталась вывести новые, более урожайные сорта съедобных растений, где можно есть всё - от корня до верха. Были попытки улучшить породу мясных гусениц, являющихся случайным изобретением учёного, изучающего опарышей, если бы не эти, хоть и достаточно мерзко выглядевшие неприхотливые создания, необходимых белков и аминокислот на своих столах не видели бы даже защитники.

Именно благодаря химикам, даже больше чем благодаря фермерам, до сих пор в городах-мегаполисах не было голода. Действовала сбалансированная система замкнутого круга по полной переработке и пусканию заново в оборот всей доступной органики. Переработанные на очистных сооружениях фекалии, щедро засевались мелко дроблёными минералами, потом эта масса обрабатывалась специальными бактериями и долго бродила, после этого в получившийся состав добавляли ещё различных химических ингредиентов. Конечный результат переработки фекалий пакетировался. Так получался корм, который шёл в пищу мясным гусеницам.

У фермеров города забирали абсолютно всё, кроме еды, которую они съели самостоятельно. Вы скажете, как же это так - работать с утра до вечера, не зная выходных и праздничных дней за еду. Поверьте, оно того стоило, за возможность видеть небо над головой и питаться натуральной пищей очень многие городские аграфы отдали бы всё, что угодно. Взамен поставляемой пищи химические лаборатории мегаполисов бесплатно снабжали фермы удобрениями для сельхоз культур и кормами для животных, выведенных биоинженерией.

Основную нишу в производстве натуральных продуктов занимали искусственно созданные, уродливые, длинные мясные гусеницы, достигающие до двухсот килограмм веса, ползающих на брюхе, всё время что-то жующих. С другой стороны, из этого неприглядного создания биоинженерии постоянно выпадают мерзко пахнущие, полужидкие отходы. Прирост веса у мясных гусениц потомков опарышей был искусственным образом увеличен, своей пастью с зубами, расположенными по кругу, мясные гусеницы ели почти всё, превращая это в ценные белки, протеины и аминокислоты. У них почти полностью отсутствовала нервная система и только два инстинкта оставила им биоинженерия - постоянно жрать и размножаться. Дети фермеров любили рассказывать страшилки друг другу, как на одной из ферм плохо закрытые гусеницы ночью высвободились из загона и съели всю семью фермера, а потом разбежались по округе, поедая ценные растительные сельхоз культуры.

Фекалии мясных гусениц в обязательном порядке собирались, они считались ценным биологическим ингредиентом, подвергались химической обработке специальными реактивами, следом они проходили процесс сушки. Запах из-за этого на каждой ферме стоял убойный, аграфы обладающие более тонким нюхом, чем хуманы или сплоты, уже давно принюхались и не обращали на ядрёный аромат экскрементов никакого внимания. После сушки полученное сырьё мелко мололось и шло в пищу - как основной ингредиент для роста специальных водорослей, которые бурно размножались в пищевых баках. Баки с этими водорослями, являвшимися единственной доступной пищей для миллиардов аграфов, стояли на каждом свободном клочке пространства, и всё равно их мощности уже не хватало прокормить всё население.

Все остальные аграфы кроме фермеров и защитников, питались тем, что выращивалось в пищевых баках, стоящих высоким забором в несколько рядов вокруг каждого города. Как утверждало министерство здорового питания, многолетними исследованиями учёных доказано, что в этих особых водорослях, с высоким содержанием белков, жиров, углеводов, содержатся все необходимые для организма минеральные вещества и витамины. Конечный результат, получаемый из пищевых баков, был - та ещё гадость, особенно если есть это изо дня в день, не имея никаких альтернатив подобному питанию. Выбирать рядовым аграфам, в любом случае было не из чего, натуральных продуктов с трудом хватало защитникам.

Отсутствие высоких технологий, стремительная технологическая деградация, всё чаще заставляла говорить тех, кто хоть чуть-чуть смотрел в будущее, что скоро вся доступная почва окончательно истощится, не помогут никакие удобрения и новые, более урожайные культуры растений. Тогда придёт голод. Города первые ощутят на своей шкуре надвигающийся кризис сразу же, если только хоть на немного сократится подвоз продовольствия. Собственные пищевые баки и так достаточно часто выходят из строя, бывают случаи, и они учащаются, что различные, вредные микроорганизмы портят весь созревший урожай водорослей.

Фермеры, в случае продуктового катаклизма продержатся немного дольше. Как бы эти крепкие аграфы, закалённые палящим солнцем и постоянной работой без всякого отдыха не учили своё многочисленное потомство обращаться с любым видом оружия и умению защитить себя - когда из города хлынет лавина обезумевших от голода аграфов, остановить её будет невозможно. Возможно поняв это, рептилоиды особо не лезли на рожон, время от времени совершая вялые попытки прощупывания границы на прочность, и ожидая, когда колония рухнет самостоятельно.

Звякнул ещё один камень, он улетел вдаль и с сухим треском ударился о кучку камней, которые Тин закинул туда раньше, в этот раз он был весом и размером немного поменьше, ПСИ сила так быстро не восстанавливается. Наверное на сегодня хватит, решил Тин, мама ругаться будет, что вместо помощи отцу по ферме я полдня провёл в этой долине, снова начнёт нудить, что я не ценю в отличии от городских то, что всегда могу видеть открытое небо над головой и есть настоящие продукты, а не эти суррогаты, которыми пичкает всех остальных министерство здорового питания.

Где-то рядом скрипнул, сдвинувшись с места камешек, как будто на него кто-то наступил.

Тин резко обернулся, - Кто тут? Если это ты, Каш (имя младшего брата), то я всё мамке расскажу, что ты вместо того, чтобы заниматься ремонтом биореактора, следишь за мной. Учитель тебе уже несколько раз говорил, что у тебя недостаточный ПСИ уровень. Хватит из-за этого на меня дуться, я-то в чём виноват, что у меня этот дар обнаружили. Подумаешь не дано это тебе, зато технику никто, кроме тебя в нашей семье не может так хорошо чувствовать.

Из-за большого валуна вышел смутившийся Каш, - И ничего я за тобой не слежу, больно оно мне надо. А биореактор я уже починил, недавно на военную базу притащили ещё 20 кораблей, вышедших из строя. Я оттуда смог стащить всё необходимое, он теперь лет пять без поломок работать будет. Оставлю память о себе напоследок, хоть иногда меня на ферме вспоминать будете.

Про какую Каш говорил военную базу, уточнять не было необходимости, она была одна единственная на всю планету, то немногое, что ещё осталось у свободных аграфов от прежнего могущества. Находилась база недалеко от фермы, за холмами, если идти по прямой - меньше десяти километров. Там была настоящая техника, которая может совершать перелёты между звёздами. Вот только с тех пор, как после большого предательства (выхода из строя всех Искинов одновременно) аграфы столкнулись ещё и с рептилоидами, в своём большинстве это были неработающие обломки, немногие ещё находящиеся в строю корабли были вручную перебраны уже по несколько раз. Сколько там осталось процентов рабочего ресурса - лучше не спрашивать. Иначе министерство пропаганды обвинит тебя в пораженчестве и распространении панических слухов.

Пусть наши защитники тогда хорошо змеиномордым всыпали и с тех пор надёжно охраняют границы, но и рептилоиды, со своей стороны тоже в долгу не остались, они сделали что-то с метрикой пространства, теперь ни одно судно не может совершить гиперпрыжок из этой системы. Так и продолжалось это противостояние вот уже две тысячи лет, аграфы не желали сдаваться, рептилоиды не хотели отступить и оставить в покое колонию, постоянно прощупывая её на прочность. Хотя если посмотреть честно на ту технику, что ещё оставалась в рабочем состоянии, такого же массового вторжения рептилоидов аграфы ещё один раз не выдержат.

- А откуда взялись эти двадцать кораблей? - спросил Тин, - опять змеиномордые нашу оборону прощупывали? Но почему тогда мне учитель сегодня утром ничего не сказал, он бы этих мерзких рептилий обязательно почувствовал, он же не просто так входит в совет обороны планеты. Учитель самый сильный среди других хранителей, меня вот заметил.

Тин не удержался от того, чтобы похвастаться перед братом, - Учитель говорит, ещё лет пять упорных тренировок и можно готовиться к вступительным экзаменам, чтобы меня взяли в военное училище, обучаться на планетарного защитника.

-Хорошо тебе,- завистливо вздохнул Каш,- хоть ты и старше меня на целый год, а до сих пор на ферме. А меня уже на следующей неделе, когда приедут забирать продукты, отдадут в город. Там нужны хорошие ремонтники, а дальше держать меня на ферме отец по закону "о равных для всех возможностях", не имеет права. Я и так уже съел непозволительно много особо ценных ресурсов, предназначенных в первую очередь для защитников.

-Не надо забывать, что все аграфы - одна семья. "Мы должны питаться правильной и здоровой пищей". Передразнил Каш писклявый голос жирного чиновника, с трясущимся от праведного негодования подбородком, из министерства "Правильного питания".

- Только одного я не пойму, если эта еда здоровая, то почему от неё все становятся такими тупыми, вялыми и жирными, я даже слышал, - Каш понизил голос, - уже были случаи, что некоторые аграфы от такой пищи умирают.

Хотя министерство пропаганды объявило, что нет повода для беспокойства, умершие аграфы не по инструкции использовали свободно распространяемые специи, злоупотребляли посторонними химическими ингредиентами и неправильно их употребляли, что и привело к летальному исходу при приготовлении блюда. У Каша не было веры в информацию, выдаваемую официально.

В отличии от твёрдых норм на пищу, на специи прежде ограничений не было, до случаев массовых смертей, всколыхнувших общество. После этих трагических происшествий мало того, что суточный паёк опять для всех урезали - в заботе о здоровье нации, а вовсе не потому, что часть пищевых баков окончательно вышли из строя, так и специи стали выдаваться в строго определённых, правильнее сказать - минимальных, количествах, исключающих всякую возможность отравиться.

-Я эту коричневую склизкую и вонючую дрянь, которая называется "здоровое" питание, даже представить себе не могу, как можно её есть саму по себе, а уж без хорошего количества специй, забивающих запах и вкус, тем более. А мне теперь этой гадостью всю свою жизнь придётся питаться, о детских годах, проведённых на ферме, буду вспоминать как о сладком счастливом сне.

Тин не раз уже замечал, если Каша не остановить - он будет болтать без умолку, и где только он собирает все эти слухи. Хотя, известно откуда он их берёт, сидит каждую ночь на базе и слушает разговоры защитников. Отец последние полгода совсем не загружает его работой, сказав, погуляй сынок напоследок, больше такого в твоей жизни не будет. Мать, услышав такие слова, залилась слезами. Каш продолжил рассказывать свежие новости, его умение анализировать информацию и по отдельным крупинкам выстраивать целостную картину происходящего, всегда восхищало Тина. Каш хоть и младший брат, зато какой умный.

- В городе, опять нормы квадратных метров сократили, теперь министерство социального обеспечения гарантирует для одного аграфа только два на полтора квадратных метра общей площади в жилой капсуле. Мол, были произведены новые более точные расчёты, которые показали, что это самая благоприятная и комфортная, более способствующая здоровому обществу и правильному психологическому климату площадь, на которой аграфу можно чувствовать себя в безопасности.

Что-то я не верю, что наши славные предки, которые так любили свободу, что ради неё покинули свою родину, жили в таких условиях. Пусть даже министерство пропаганды приводит в пример древние леса, из которых аграфы не могли выйти, окружённые враждебными хищниками, всяко там в лесах поменьше народу жило. Да и детей в городе у тех, кто там живёт, никогда не рождается, что тоже наводит на определённые размышления. Всё ли так хорошо с этим правильным питанием?

Тин, на всякий случай, оглядываясь по сторонам, сказал брату понизив голос, - Ты бы поосторожнее говорил о таких вещах, услышит ещё кто, донесёт в министерство пропаганды, тогда не только у тебя будут проблемы. Заберут ферму у нашего отца и отправят его обратно в город за то, что не может воспитывать идеологически правильных детей, кому от этого хорошо будет? Он же не переживёт этого, второго шанса снова получить работу и ферму ему никто не предоставит.

А такие случаи бывали не так редко, когда фермеров возвращали обратно в город. Кто-то не смог воспитать правильного и верного сына своего народа, кто-то не мог справиться с изнуряющей работой с утра до ночи на ферме. Стоило только упасть еженедельным поставкам продовольствия, тут же приезжала городская комиссия из министерства равных возможностей, и очень скоро на ферме уже трудился другой аграф, ошалевший от счастья, что видит небо над головой. Выйти замуж за такого счастливчика посчитала бы честью для себя любая аграфка. На натуральных продуктах от тяжёлой работы очень быстро уходила рыхлость и вялость, глаза снова загорались надеждой. А тяжёлая работа, так чего её боятся, зато рядом с тобой нет постоянной толпы, которая давит на психику.

- Да какие могут возникнуть проблемы, - беспечно отмахнулся Каш, - таких как я, кто чувствует материал и способен любой, самый старый механизм перебрать и заставить снова работать, по пальцам пересчитать можно, так что не боюсь я министерство пропаганды, ничего они мне не сделают. На руках носить будут и пылинки сдувать.

К тому же пока мне в восемнадцать лет не поставят нейросеть, откуда следящие за моральным обликом свободного народа узнают, что я сказал? Точно тебе говорю, они ставят эту штуку в голову вовсе не потому, что им нужны соединённые в общую сеть граждане, которые могут совместно обсчитывать и контролировать автоматику пищевых баков. Они следят за всеми нами через это устройство, вот станешь через десять лет защитником, подпишешь соглашение о секретности - сам увидишь, что я говорил тебе правду, а ничего не выдумывал.

Тину было неохота расставаться со своим младшим тринадцатилетним братом, ему было конечно жалко, что Каша скоро заберёт в город чиновник из министерства равных возможностей. Не с кем станет мечтать по ночам глядя на далёкие звёзды: как однажды Селариэль или Хранители что-нибудь обязательно придумают, и тогда они всем своим врагам покажут. Особенно Тину будет не хватать умения Каша видеть суть вещей, многое из казавшихся прежде незыблемых идей, вбиваемых в голову министерством пропаганды, уже не казались ему абсолютной истиной. Хотя вслух о своих сомнениях, Тин не признается даже своему учителю, он не хочет оказаться в городе.

В четырнадцать лет "следующая неделя" звучит, как в "следующем году", Тину было непонятна грусть Каша, зачем печалиться раньше времени, ведь до этого ещё целая неделя беззаботной жизни. Чего он заранее переживает, подумаешь, заберут в город, не он первый, не он последний, все дети, родившиеся и выросшие на ферме в тринадцать лет должны были перейти жить в город, дальше их следы терялись в том столпотворении, что творился в каждом из 64 мегаполисов на планете.

И меня бы уже давно забрали, подумал Тин, если бы не учитель, который два года назад случайно пришёл на нашу ферму, а отец постоянно гнул перед ним спину и на стол ставил всё самое лучшее, упрашивая проверить его трёх отпрысков - может есть у них какие способности?

Так вот, прибывший учитель приложил какую-то коробочку, говорят она осталась ещё от тех времён, когда и аграфов то ещё не было. Коробочка, одетая на голову самого младшего и среднего, загорелась тускло жёлтым цветом, а вот когда её одели на голову Тину - изумрудно зелёный свет заставил восхищённо вскрикнуть отца и облегчённо вздохнуть его мать. За рождение будущего защитника полагались хороший льготы, можно было получать корм для мясных гусениц более высокого класса и даже попытаться получить разрешение на каменную долину, чтобы расширить территорию фермы, но это конечно вряд ли. В городе полно своих желающих, которые будут рвать себе жилы, но очистят эту долину.

Тину повезло, его не заберут с фермы ближайшие лет пять, даже больше того, до восемнадцати лет раз в неделю будет приходить учитель, если у Тина получится в результате упорных тренировок развить свои ПСИ способности защитника, его примут в военное училище. Выпускники училища становятся защитниками, они, говорят, бывают в космосе и даже не знают, что такое "правильная пища" от министерства здорового питания. Будущее рисовалось настолько предсказуемое и светлое, насколько уверенно в него смотрит тот, кто только вступает в жизнь и ещё не познал горечи разочарований.

Сейчас Тину было гораздо интереснее не то, что произойдёт через неделю, а что происходит на базе военных, куда Каш нашёл тайную тропинку. В покосившемся от времени заборе нашлась лазейка, там же по странному стечению обстоятельств охранные сенсоры, вышедшие из строя от старости, уже не контролируют пространство. Каш, с тех пор как обнаружил это место, держит его в большом секрете даже от старшего брата и постоянно туда бегает по ночам, таская из старых армейских складов с запасными частями, совсем уже неработоспособную рухлядь.

Но это для военных она не работает, а Каш как-то умудрялся все эти устройства оживить и заставить снова приносить пользу. Вот и биореактор в прошлом году сам собрал, наверное, это единственный рабочий биореактор на всю округу. Даже с базы патруль приходил разобраться, откуда взялось это чудо, покрутились на ферме, что-то вынюхивая. Отец их угостил целой корзиной натуральных продуктов, они сразу назад и засобирались. Признали, что хищения не было, на этом и успокоились, выдали отцу справку, что у него всегда был биореактор, который он сумел починить и снова запустить в работу.

За это даже полагалась внушительная премия, если кто мог снова заставить работать старые вещи. Так, все довольные друг другом мирно расстались, Каш всё это время, на всякий случай сидел на чердаке, спрятавшись среди всякой рухляди, чтобы его не нашли родители и за целую корзинку продуктов так бездарно потраченную, уши не оторвали. Не дай Духи Пустоты, заметят в городе падение объёмов поставляемых продуктов.

-Я сегодня ночью, пока вы все спали снова ходил на базу и слышал, - сказал Каш делая таинственное лицо,- как между собой охранники разговаривали. В этот раз совсем какой-то чудной корабль из гиперпространства вывалился, наши Хранители его почему-то прохлопали, там даже разборки сначала были - как пропустили и почему не почувствовали, что враг приближается. Только не рептилоиды это оказались, наши это аграфы, из проклятых, нашли они всё-таки место, где мы находимся.

Теперь будем ждать, когда прилетят к нам всем флотом, раз уж сразу им не удалось всех нас уничтожить. А как завоюют нас, сразу же заставят Сплотам серолицым кланяться и отдавать им все забесплатно.

Тин, слушая зловещий шёпот Каша передёрнулся, хоть у него из вещей, которые он мог назвать своими, кроме одежды, которая одета на нём, ничего то и не было, все остальное принадлежит обществу. Ведь это очень непатриотично - иметь личную собственность, или что-то назвать своим, когда в обществе у всех должны быть равные права и возможности, учило министерство равных возможностей.

Стоило только Тину представить, что к нему подходит, выше его на две головы страшный Сплот и забирает последнее, правда зачем ему старые поношенные фермерские штаны, Тин не знал, но знал точно, Сполоты они такие, обязательно заберут всё бесплатно. Учитель, который много рассказывает о прежних временах, из-за чего свободные аграфы вынуждены были уйти искать себе новый дом среди звёзд, врать не будет. Сплоты, даже старые, много раз чиненые штаны у честного аграфа обязательно заберут. Тина аж передёрнуло от этой, мысленно нарисованной картины, ходить без штанов и кланяться Сплотам, желания не было.

"Проклятыми" своих бывших соотечественников аграфы называли после большого предательства. Когда всех, нежелающих поклонится Сплотам, они сначала усыпили своей притворной добротой. Разрешив совершенно свободно забрать всё своё имущество и уйти, куда глаза глядят. Говорят, даже сам Самиэль, да будет имя этого лживого ублюдка проклято в веках, чуть не разорил свою семью, когда помогал приобрести всё необходимое для тех, кто уходил в неизвестность свободными. А когда, после тысячного гиперпрыжка, у всей эскадры одновременно вышли из строя Искины, стало видно настоящий замысел проклятых.

Они не могли в открытом противостоянии что-то сделать против великого Селариэля, истинного лидера своего народа, да помнится его имя в веках всеми свободными аграфами. Великое счастье и большая милость "Духов Пустоты", не оставивших свой народ, что система, в которой случилась глобальная катастрофа, оказалась пригодна для колонизации и все 360 миллионов изгнанников, не пожелавших преклониться перед Сплотами, нашли тут себе новый дом, который так и не стал для аграфов родиной.

Основывать колонию и делать всё на ручном управлении оказалось очень и очень сложно, Искины раз и навсегда вышли из строя и оживить их так и не получилось. Тогда же были первые попытки обойти это ограничение, стали объединять в единую сеть множество разумных, созданы специальные программы, позволяющие встроенной у каждого аграфа нейросети брать на себя часть расчётов всех необходимых операций.

Потом на свободный народ, преданный теми, кого они считали своими друзьями, но не сдавшихся аграфов навалились рептилоиды. Это было страшное сражение, в котором многие матери оплакали гибель своих сыновей и только "Хранители", тогда ещё не было отдельной группы, таких аграфов в древности называли пси активными, они сумели противостоять рептилиям, выжигая им мозги и сами замертво падая от потери сил и перенапряжения. Обычное оружие против змеинолицых почти не действовало, живые корабли почти моментально заращивали полученные пробоины, а рептилоиды всё лезли и лезли, волнами вываливаясь из гиперпространства. Селариэлю, лично командовавшему сражением повезло, что рептилоиды шли в атаку беспорядочной, неорганизованной толпой, мешая друг другу, а аграфы хорошо знали, что такое дисциплина.

Вот с тех пор как свободных аграфов рептилоиды заперли в этой системе, две тысячи лет продолжается постоянный вялотекущий конфликт, каждая сторона ждёт - чья сила переломит. У нас есть Хранители, стоящие на страже планеты, которые очень издалека чувствуют этих тварей, когда они ещё только на подходе к нашей системе, у змеинолицых неведомое оружие, закрывшее для нас звёзды. Да даже если бы и не закрыли, ни один из Искинов до сих пор не получилось восстановить, а как без них рассчитывать и совершить гиперпрыжок никто не знает. Если сразу пилотов восемьдесят объединить в одну сеть и попробовать вычислить новые координаты для гиперпрыжка, нейросеть такое будет почти месяц на собственных ресурсах рассчитывать.

Карты навигационные за это время тоже успели измениться, а только для того чтобы их поддерживать в актуальном состоянии надо много миллионов свободных аграфов постоянно держать в одной объединённой сети. По ближайшим, уже рассчитанным точкам прыгнуть не получается, мешает какая-то сила, не дающая совершить прыжок. Следом за каждой такой попыткой аграфов найти брешь в блокаде, сразу же показываются рептилоиды. Пусть каждый бой и завершается победой аграфов, но это приводит к новым потерям не бесконечного флота, который вдесятеро сократился за две тысячи лет непрекращающейся войны.

В воздухе показалось лёгкое марево, какое стоит над нагретыми в солнечный день камнями, воздух колышется, изменяя очертания предметов и рождая миражи. Тин, как начинающий слышащий, даже успел что-то почувствовать, когда дрожащее в воздухе марево рывком к ним приблизилось. Внезапно у обоих мальчишек подкосились ноги, они мягко завалились на землю, из невидимости, буквально на мгновение мелькнуло какое-то неведомое механическое устройство и в каменной долине опять стало тихо. Мальчишки исчезли. Спустя пару часов на том же месте, где произошло похищение, задрожал воздух, два брата снова появились. Прошла минута, сначала Тин, а потом почти сразу Каш, зашевелились, приходя в сознание.

-И что это было? - Каш как младший, спросил у старшего брата, принимая вертикальное положение. Тин не торопился вставать, он сел и попытался сосредоточится, как учил его учитель, чтобы проникнуть в суть вещей.

Голова немного болела, во всём остальном мёртвая долина камней оправдывала своё название, рядом никого не было, только ветер донёс привычный аромат зловония с фермы родителей, наверное, очередная партия перебродивших фекалий мясных гусениц была выложена отцом на просушку. Запах дома и родины, подумал Каш, в городе мне будет не хватать даже этой вони от экскрементов.

-Я что-то почувствовал, - ответил ему Тин, - будто сильное чужое пси поле, но явно принадлежащее аграфу. Меня учитель уже научил как отличать пси поле змееголовых, -тут же не смог удержаться от того чтобы похвастаться сказал Тин.

- Наверно защитники на базе у себя проводят какой-то секретный эксперимент, или совместную тренировку Хранителей, а нас краешком зацепило.

- Каш посмотрел по сторонам с подозрением, чем-то ему не понравилась версия старшего брата, он сам не мог себе сказать, что в этой версии его не устраивало. Потом он поднял голову посмотрел на небо, - ого глянь как солнце уже низко село, побежали домой, а то достанется нам обоим от родителей.

Мальчишки сорвались с места и побежали наперегонки к ферме, которая было совсем неподалёку. Сегодня на ужин, и всю следующую неделю мама обещала готовить что-то особенно вкусное.

***

Время собирать камни.

Снова нашлась работа для двух кланов наёмников, входящих в великую семью Селариэль, из клана Галатиля - Вечернего леса и клана Инглора - Падающего листа. Селариэль экстренно вызвал все свободные от других поручений команды наёмников, в большой спешке были поставлены цели операции, три дня полёта на новых гипердвигателях, даже не верилось, что позади осталось такое большое расстояние. Вот уже третий месяц как 256 крейсеров с полностью укомплектованными командами, проводили подготовительные, разведывательные и что уж там скрывать диверсионные мероприятия, на планете ставшей домом для тех, кто называл себя свободными аграфами.

Найти по заранее известным координатам нужную звёздную систему на дальней окраине галактики оказалось не так сложно. Говорят, благодарить за нахождение затерянной колонии стоит какого-то очень известного аса дальней разведки. Кто-то даже позавидовал этому разведчику, быть теперь ему национальным героем и наградит его не скупясь, как Император, так и лично Селариэль. Что уж скрывать, каждый желает оставить свой след в истории, сделать что-то такое, чтобы навсегда остаться в памяти потомков. А тут такое знаковое событие, две тысячи лет висевшее тёмным пятном на совести тех, кто остался, поневоле теперь каждый в империи будет знать имя этого героя.

Наёмники решили перестраховаться, имея все необходимые предварительные данные о расстоянии, которое покрывают станции глушения гиперпространства, заранее выйти из прыжка. То, что наёмники постоянно сталкиваются в своей профессии со смертью, ни в коем случае не говорит о том, что они любят риск. Адреналиновые наркоманы долго не живут, те кто любит риск ничего общего не имеют с работой, связанной с опасностью и ответственностью. Пусть при передачи модернизированных крейсеров Селариэль и предупреждал, что обычные глушилки гиперпространственного перемещения на них не действуют, лучше свести любые неожиданности к минимуму.

Выйдя из прыжка тщательно проверили предстоящий маршрут, действуя примерно так же, как действует дальняя разведка при исследовании потенциально опасных систем, разве что наёмники использовали для этого более совершенное оборудование. Дальше к единственной обитаемой планете в этой звёздной системе, добирались на обычных двигателях, неделя срока в таком важном деле погоды не делает. Как оказалось, не зря наёмники в такой спешке прибыли по координатам затерянной колонии, ещё неделя и спасать было бы некого.

Маскировка кораблей в очередной раз показала на что она способна, хотя, впрочем, по сравнению со вторым, редко третьим поколением тех, кто контролировал границы затерянной колонии, это было даже не смешно. Попутно, когда шли на внутрисистемных двигателях к конечной цели своего маршрута, дальние сканеры зафиксировали подозрительную гроздь, похожую на пустотные контейнеры, разогнанных неизвестным доброжелателем в сторону единственной обитаемой планеты. Удалённый анализ показал - это был гостинец от рептилоидов, замаскированный под обычные метеориты.

Видать, отчаявшись победить в открытом противостоянии непокорных аграфов, рептилии решили окончательно закрыть вопрос существования колонии. Забросить своё страшное биологическое оружие, которое способно менее чем за сутки уничтожить всё живое. Против которого на планете свободных аграфов не было средства. Рептилоиды, наверное, поступили также, как и наёмники - вышли из гиперпрыжка за пределами работы станций подавления, и отправили дальше подарочек своим ходом. Пусть долго ждать результата, зато гостинец сможет незаметным проскочить мимо тех, кто охраняет дальние границы системы.

Вряд ли у так называемых "свободных аграфов" было что противопоставить этой заразе, поэтому крейсер "Стерегущий", который обнаружил этот своеобразный привет от рептилоидов, на всякий случай уничтожил вредоносную посылку, да пару крейсеров наёмники отправили дополнительно, засеивать дальние границы системы датчиками слежения и средствами противостояния этой напасти. Если вдруг рептилии захотят повторить свой финт ушами. Основная группа наёмников, распределившись поровну между каждым мегаполисом, принялась за поставленную задачу.

Гиперсвязь работала устойчиво всё время, даже во время прыжка, хотя раньше это считалось теоретически невозможно, тем более не было решения - как можно реализовать это на практике. Как это получилось сделать Селариэлю, почему его связь не использует ретрансляторы, никто не знал. Не находилось как-то желающих поинтересоваться у Селариэля происхождением его многочисленных секретов.

Порой даже не верилось, что этот, совсем ещё молодой глава великой семьи настолько крепко возьмёт всего лишь за несколько лет всю власть в свои руки и будет действовать столь твёрдо и решительно, потрясая своими непредсказуемыми действиями всё Содружество свободных миров, сам при этом благоразумно оставаясь в тени.

У каждого из существующих слоёв общества, новый глава корпорации Нейросеть вызывал разные чувства. Молодые были ему благодарны, за возможности карьерного роста и получения хорошей работы. Сотни различных проектов неугомонный Селариэль запустил за это время и всюду требовались рабочие руки и высококлассные специалисты. Те, кто уже пожил на этом свете, вспоминали его отца, Великого Самиэля и говорили, что тот при основании империи действовал не менее решительно, когда видел цель - ничего и никого не стесняясь пёр к ней напролом. Самиэль не боялся проливать чужую кровь, если наследник хоть немного на него похож, лучше не отсвечивать с критикой его действий, а то ещё заметит. Не хотели те, кто уже пожили и приобрели мудрость и осторожность, связанную с возвратом, угодить на "ночь длинных ножей" в качестве главного действующего лица.

В одном все соглашались - за четыре года Селариэль сделал больше, чем иной аграф делает за всю свою долгую жизнь. По всем признакам в отца своего, значит, пошёл наследник, может ещё и прополет грядку, проредив количество некоторых зажравшихся аграфов. Разумеется, каждый при этом кивал на соседа, наивно полагая, уж если начнутся массовые казни и чистка общества, то прежде всего избавятся от .... Список от кого надо избавляться в первую очередь, был у каждого свой.

***

Шёл третий месяц аврала, спецоперации на планете ушедших продолжались, наёмникам очень нравилось чувствовать свою причастность к великим делам. С тех пор как они стали работать на Селариэля, количество подобных операций не сокращалось. Это было совсем не похоже на то, чем в основном им приходилось заниматься прежде: скучное охранение высокопоставленного лица или редкие операции по устранению неугодных. Каждый понимал - то, что делает Селариэль пусть не всегда очевидно, он просто ставит задачи и требует их исполнения, но в конечном итоге эти изменения постепенно выводят из застоя остановившуюся в своём развитии расу аграфов. В конце туннеля появился свет, пусть пока ещё совсем призрачный. Даже грядущая война с рептилоидами не пугала, Селариэль обязательно что-нибудь придумает.

Очень Селариэля заинтересовали существующий у ушедших (такое дали оперативное название жителям обнаруженной колонии) довольно немногочисленный совет планетарных Хранителей, это были аграфы, добившиеся немалого развития пси способностей. О некоторых из пси способностей, раньше даже не догадывались, что такое возможно. Так, например, ПСИ возможность противостоять рептилоидам требовала самого тщательного изучения. Перенять такой опыт было жизненно необходимо, особенно пред началом неотвратимо надвигающейся войны, которая с каждым годом становилась всё ближе и ближе.

Именно этим сейчас и занимались наёмники кланов, периодически выкрадывая ключевых фигур управленцев, и обычных рядовых граждан, проводя полную ментоскопию, и аккуратно возвращая на место. На основе полученных сведений планировались другие акции, делались закладки в оборудование, на случай возможных беспорядков. Наёмники даже тайно установили в ключевых точках несколько Искинов, могущих перехватить управление, если эти странные цепи объединённых живых разумов внезапно откажутся или окажутся неспособными дальше продолжать свою деятельность по поддержанию работы технических служб мегаполиса.

Порой просто не верилось, что народ аграф всего за две тысячи лет может дойти до такого жалкого состояния. Апатично сидящие без всякого движения группы жирных аграфов, прерывающие свою работу в общей сети только на поесть и поспать. Даже малейшего проблеска интеллекта не наблюдалось у объединённых варварским методом в вычислительные сети, обслуживающие стремительно ветшающее оборудование городов. Слёзы наворачивались на глаза при виде бесцельно слоняющиеся толпами по местам общественного пользования, совсем потерявших себя и совершенно бесполезных членов общества, у которых не было даже такой тупой работы.

Это была настолько омерзительная картина для аграфов, истинных ценителей всего прекрасного, насколько был омерзителен даже сам воздух на планете, пропитанный самыми мерзкими запахами, которые только можно вообразить. Тяжело было видеть в таком удручающем состоянии своих соотечественников. Со штабом, разрабатывающем операцию по возврату колонии обратно в лоно цивилизации, работали специальные психологи. Даже просто наблюдать такое зрелище - во что превратились "ушедшие" - психика плавилась, а каково приходилось тем, кто жил в таких условиях - и сказать невозможно.

Пока все свои действия наёмникам удавалось сохранить в тайне, разрыв более чем в десять поколений технологий, делал это возможным. А если учесть, что работающего оборудования на планете почти не осталось, либо без управляющих Искинов оно было мёртвым грузом, задача, поставленная перед двумя кланами, тем более не вызывала никаких трудностей. Каждый день подготовленные наёмниками отчёты исправно уходили в центр, а там была создана специальная комиссия, целый штаб, куда Селариэль собрал несколько десятков тысяч самых различных специалистов хорошо зарекомендовавших себя в различных ситуациях.

Вставка от Селариэля.

Через месяц после отбытия наёмников, поняв, что сам не вытяну это дело, я попросил Энеля, моего секретаря соединить меня с императором, пришло время ввести в мои планы ещё одну переменную и начать активно её использовать. Негоже, что такие силы, имеющие большой управленческий опыт, простаивают в сторонке от моих планов. Я не могу разорваться на сто маленьких Селариэлей и делать все проекты одновременно, значит пришла пора распределить обязанности. К тому же мне есть, чем заинтересовать этого интригана Линдира, а самое главное - я знаю, как удержать и дальше императора на крючке своих интересов, в противном случае не стоит связываться с привлечёнными извне специалистами.

- Линдир, - обратился я к императору, когда установилось соединение. - Мне нужна ваша помощь.

Тринадцатый император заметно побледнел. В то же время, как опытный паук бюрократ, держащий многие ниточки управления в своих руках, ежедневно сталкивающийся с сотнями проблем и умело их разрешая, он постарался сохранить своё лицо. Хотя я догадываюсь какие мысли сейчас роились у него в голове, при таком обращении с просьбой о помощи от главы самой беспокойной великой семьи. Который с тех пор как появился на политическом олимпе четыре года назад, и сам не сидит спокойно, и других заставляет, забыв всю степенность бегать, высунув язык от усталости.

Что поделать, но мою идею с полицией нравов вовремя не оценили, а только сейчас поняли, какую они сами мне дали власть в руки над всеми аграфами, что находятся вне пределов нашей империи. Даэрон, мой бывший церемониймейстер, сегодня более известное лицо за пределами империи, чем все четыре главы великих семей, вместе взятых. А ведь совершенно случайно эта идея с созданием полиции нравов пришла мне в голову. Вот ведь как в жизни бывает, иную идею вынашиваешь, планируешь, поливаешь деньгами чтобы она выросла, а вместо ожидаемого результата выходит пшик, в порой сделаешь что-то не подумав, а оказывается именно так и надо было сделать, чтобы продвинутся к цели.

Один из древних хорошо сказал, "В благополучном обществе, не бывает фанатиков". Фанатики - это признак больного общества, симптомы смертельно опасной болезни, которая грозит всё уничтожить. Всякий раз, когда куда-то идёт миссионер следом за ним приходит солдат. Кому собственно нужны были все эти правила этикета за пределами империи, где сытые аграфы, держащие под своим тайным, либо явным контролем, многие корпорации хуманов тратили с шумом свои деньги.

Куда приходит миссионер, следом приходит солдат. Не удивлюсь, если в свите Даэрона вообще отсутствуют такие-же фанатики, как и он сам, а все его сотрудники получают зарплату по ведомству Феара. Причём, наверное сам Даэрон не догадывается, насколько он плотно находится под моим контролем и сколько Феар под шумок успел внедрить в каждой дипломатической и торговой миссии аграфов своих скрытых агентов.

О моей милой шалости, когда я продал свой устаревший флот в 24 старые империи, император тоже более, чем наслышан. Хотя, по большому счёту, основной пакет с информацией он получил от меня, всё что нарыли его личные агенты - либо подтверждало, либо не противоречило моей версии происходивших событий. Некоторые государства, когда временно пропала гиперсвязь с 24 самыми старыми империями содружества, с перепугу объявили жёлтый уровень тревоги, а в Совете Содружества с месяц после этого не стихали дебаты и раздавались совсем нелепые требования.

Весёлое получилось учреждение - этот Совет Содружества, я этим важным напыщенным представителям своих империй и государств позволил говорить всё, что они хотят, а сам в это время делаю то, что мне надо. Пока весь пар уходит в свисток и делегаты занимаются высокопарным словоблудием, я тихим сапом делаю своё дело. Порой неудобные для меня вопросы забалтываются специально подкупленными ораторами, и исчезают под ворохом согласований и специальных совещательных комиссий, порой напротив - нужные мне решения проходят с редким единодушием, в самое короткое время.

Хотя, по большому счёту, я уже охладел к Совету Содружества. Зато сейчас - это любимая игрушка нашего императора. Линдир, наш император отрывается по полной, с его талантом к интригам и внешне выглядящим безвредными решениям, имеющим на самом деле огромные, далеко идущие последствия. Он нашёл себе занятие по душе. Я бы с ним за один стол не сел играть в карты, раздел бы меня император до нитки.

Простой пример, через Совет Содружества, благодаря Линдиру протащили единый закон о налоговых отчислениях, ни одно государство не может установить стартовую планку ниже 16% от чистой прибыли для любой новой компании, зарегистрированной на его территории. Каждые 10 лет ставка налога должна понижаться не меньше чем на 1%, ведь каждый правитель заинтересован в стабильных отчислениях и постоянном притоке кредитов в расходную часть бюджета. Крупному бизнесу станет невыгодно бегать из одной империи в другую, постоянно меняя места регистрации. Как вы думаете, кто благодаря этому закону лет через восемьдесят или сто станет безусловным лидером среди хуманских, постоянно возникающих и исчезающих корпораций.

Потом была неизвестно откуда взявшаяся и ставшая монополистом на рынке корпорация Роботехника, после были скачки со стоимостью сырья на биржах, разорившие - одних и сказочно обогатившие - других, дальнюю разведку, опять-таки, подгрёб под себя. Котёл медленно закипал, и император был в курсе многих моих проделок, о которых - если писать подробно о каждой, не хватит места в этой книге.

Думаю, о моём тайном договоре с Эллариэлем он тоже уже в курсе, скрыть сам факт своего визита на материнскую планету главы другой великой семьи я и не планировал с самого начала, а вот о чём мы с Эллариэлем договорились, тут неувязочка вышла. Разведка императора рыла носом землю, пытаясь узнать цели моего визита, а находила там только собачьи какашки, заранее заготовленную Феаром дезинформацию, скрывающую истинное положение дел. Достоверно известно только, что со времени моего визита Корпорация Гипердвигатели, принадлежащая Эллариэлю, очень усилила свои позиции и стала выдавать такую продукцию, которой не находилось разумного объяснения.

Так я что я вполне себе понимал волнение императора, связанное с моим поздним, по времени моей основной резиденции, выходом на связь, не иначе как попрошу его сказать, сколько сейчас времени, а он после этого обнаружит, что его лошадь украли. Зря он так про меня думает, я на самом деле хороший, просто детство у меня трудное было.

Император склонил голову, приветствуя меня, - Добрый вечер, Селариэль, у нас как раз наступило раннее утро, и я собирался приступить к своей работе, когда поступил входящий запрос от вашего секретаря с просьбой о приватной беседе.

Про утро или вечер я ему говорить ничего не стал, последние пару недель меня вообще потеряли из виду, и где я нахожусь никому, кроме Феара известно не было. Поэтому даже малейшим намёком я не собирался сейчас давать императору лишнюю информацию о том, какое сейчас у меня время суток или, тем более раскрывать своё местоположение.

-Линдир, - повторился я, - мне нужна ваша помощь. Если вы помните наш самый первый разговор, который произошёл сразу после моей инаугурации, речь сейчас идёт именно об этом.

Император подобрался как охотничья собака, почуявшая утку, сидящую в высокой траве. - Что от меня требуется? - задал он вполне ожидаемый вопрос.

Уж не знаю какой он надеялся получить ответ, но мне понравилось наблюдать, когда его глаза становились всё больше и больше по мере того, как я перечислял. Я не просил у него каких-то существенных уступок взамен, на которые давал туманные обещания, я просил его людей встать во главе одного из моих проектов, а репутация у меня к тому времени уже была соответствующая.

- Подберите группу толковых управленцев, количеством не меньше 40 тысяч аграфов, мне нужны будут также ... Тут я остановил сам себя, впрочем, не буду Вам указывать, что именно надо, я жду Вас в гости, с длительным деловым визитом, скажем через три дня, на моей планете. Вы сможете ознакомиться с очень конфиденциальной информацией и сами примите решение о нужном количестве специалистов и объёме работы в проекте, который Вы можете возглавить.

Полагаю, 40 тысяч специалистов - это будет ничтожный минимум, на самом деле мне их потребуется гораздо больше.

Глаза Линдира довольно блеснули, впрочем, по его физиономии этого не скажешь. Император отреагировал так, будто с такими просьбами я к нему обращаюсь каждый день, и он уже к этому давно привык. Пользуясь моментом, да ещё по моей личной просьбе посадить на ответственные места нового предприятия 40 тысяч своих специалистов, преданных императору и обязанных лично Линдиру своим положением. Это значительно укрепит позиции центральной власти. Чтобы я не задумал, это большой шанс перехватить управление, раз я прошу помощи. Даже просто найти столько высокооплачиваемых рабочих мест многого стоит, благодарные аграфы будут за это носить императора на руках. А самое главное - он наконец-то сможет поучаствовать хоть в одном из тех проектов, которые постоянно сыплются из меня, как горох из прохудившегося мешка.

- Я буду на вашей планете, Селариэль, ровно через три дня, первоначальный состав делегации будет согласован с вашим секретарём, думаю для начала я возьму с собой около тысячи различных экспертов, а потом мы на месте определимся сколько ещё потребуется высококлассных специалистов аграфов для вашего предприятия. Хотя, если позволите заметить, даже не зная ещё, что вы затеяли, масштабы поражают, чувствую это будет великое дело.

Мы раскланялись, весьма довольные друг другом, и я завершил сеанс связи. Достигнута принципиальная договорённость, а технические и организационные детали пусть утрясают специально обученные аграфы.

Грубая и неприкрытая лесть императора в конце разговора меня ни капельки не смутила. Мне можно говорить что угодно, как номинальному главе намечающегося, без всякого сомнения, прибыльного мероприятия, если при этом вся власть и ключевые посты будут у императора. Так почему-бы не сказать приятное и потешить самолюбие того, кто не понимает, что властью не принято делится, её бережно собирают и стараются удержать из всех сил только в своих руках.

Аппаратура гиперсвязи свернулась, я обернулся к сидящему у меня в кабинете, весьма недовольному начальнику моей службы безопасности, Феару. Он не сказал мне ни слова, хороший служака, преданный, подумал я про него. Всем своим видом Феар выражал своё несогласие и недоумение. Впрочем, открыто критиковать моё решение он вряд ли когда осмелится. Что же, значит пришло время нам поговорить по душам. Каждый солдат должен знать свой манёвр, да и мне легче будет, если Феар будет понимать часть моих планов.

- Давай поговорим, - обратился я к Феару, выражающему всем своим видом вселенскую несправедливость, сейчас больше всего похожего на обиженного ребёнка, у которого взрослый дядя отобрал вкусную конфетку и съел её прямо у него на глазах.

- Как ты думаешь Феар, чем закончится операция, которую вот уже две недели готовят мои наёмники на материнской планете Элдариэля? Заметь, я преднамеренно не стал задействовать твою службу и наших специалистов, за исключением того, что дал тебе поручение приготовить особую группу внедрения, которую мы подсунем Белегу, бывшему капитану дальней разведки под видом пришедших к нему на службу по зову сердца.

Сначала Феар не поверил, что я решил с ним поговорить по душам. Прямо скажем, не было такой практики у глав других великих семей и малых кланов. Все руководствовались правилом, - "Каждый сверчок знай свой шесток". Потом, видать взвесив риски могущего измениться у меня настроения и решив ковать железо, пока оно горячо, набравшись решимости, Феар сказал.

- Да, Селариэль, вы абсолютно правы, мне непонятен этот вопрос. Надеюсь, ответ кроется не в том, что я потерял доверие и больше не посвящаюсь в ваши, далеко идущие планы. Если это так, я готов немедленно сложить свои полномочия и передать их тому, на кого вы укажете. Клянусь Духами Пустоты я всегда был верен вам и трудился только на благо великой семьи Селариэль, для славы и величия нашей расы.

Плохо дело, подумал я, всё гораздо хуже, чем я думал, мало того, что начальник моей службы безопасности идеалист - а это страшные существа, так он ещё весьма неуверен в своём положении. Как бы не пришлось мне его устранить, когда я начну изменять сложившиеся отношения аграфов с другими расами. Особенно, когда я наконец-то доберусь до своей планеты. Мне сложно будет объяснить этому ревнителю величия расы аграфов, зачем я собираюсь возиться с этими отсталыми хуманами с планеты, которая даже не входит в Содружество. Вслух же, разумеется, я сказал совсем другое.

- Похоже, друг мой, недостаток информации привёл тебя к неверным выводам, -ответил я Феару.

Давай сразу попробую объяснить, есть некоторые операции, о которых ты даже не догадываешься. Причина, и это правда, вовсе не в том, что лично к тебе или возможностям службы, которую ты возглавляешь, отсутствует доверие. Давай пока отложим этот вопрос, о причинах моих поступков ты знаешь ровно столько, сколько я считаю нужным с тобой делиться, это, я уверен, не нуждается в комментариях.

Твою настоящую озабоченность на сегодняшний день вызывает даже не то, что мы собрались окончательно устранить с игровой доски великую семью Элдариэль, тут, я надеюсь, ты со мной согласен, я имею право на личную месть, да и по большому счёту они больше не нужны. Мы наконец-то запустили в полном объёме собственные технические мощности, могущие перекрыть потребности Содружества в Искинах и готовы предоставить покупателям гораздо лучший продукт по качеству. А с учётом того, что Элдариэль сделал с "ушедшими", ни один поганый хорк не посмеет даже тявкнуть в его защиту.

Тебя на самом деле интересует вопрос, зачем я собираюсь передать номинальную власть над тем, что останется от этой семьи, бывшему капитану дальней разведки Белегу. Ведь он из боковой ветви семьи Элдариэлей, не имеющий никакого права на прямое наследование. Зачем я планирую запустить внутри нашей империи дорогостоящую пиар компанию для того, чтобы сделать перед всеми аграфами из этого, никому неизвестного капитана дальней разведки Национального героя, и собираюсь всячески выпятить и подчеркнуть его роль в событиях, которые очень скоро потрясут всё общество. Почему бы мне не приписать всю славу себе, а Белегу выписать хорошую премию, повесить ему на грудь какую-нибудь медальку, да и забыть про него, или ещё лучше, устроить ему случайное трагическое происшествие. Мёртвые герои, они как-то надёжнее живых.

Ведь кажется, что более худшей кандидатуры на роль главы великой семьи, чем Белег, трудно найти, он не зарекомендовал себя как хороший управленец, не имеет каких-то обязательств по отношению к нашей семье и ко мне лично. И, наверное самое главное, зачем мне вообще устраняя Элдариэля, давать власть кому-то постороннему, а не попытаться всё подмять под себя, ведь с Эллариэлем у нас это получилось сделать более чем хорошо. Думаю, в самую последнюю очередь тебя интересует мой звонок императору, но и он тоже вызывает твоё недоумение. Я прав?

Феар осторожно кивнул. Я подумал, ну что-же последний риторический вопрос и можно поговорить.

-Я всё перечислил, или есть ещё глобальные вопросы, которые вызывают твоё искренне недоумение?

Конечно же они были у Феара, но он только помотал головой. Ну и чудненько.

- Феар, ты же в курсе, что наша дальняя разведка, тот самый Белег, с которым сейчас работают наши лучшие психологи и имиджмейкеры, втихую без его ведома подготавливая его к роли, о которой он сам пока и не догадывается, обнаружила ушедших. Собственно ты мне эту новость и принёс.

Надо будет ещё с Гариниэлем утрясти детали шоу, которое намечается, пусть от его согласия там мало что зависит. Гариниэль должен быть уверен, что это его идея и продвигает её со всей своей бесшабашностью. Сделал я сам себе, тут же во время разговора, мысленную заметку.

- Давай будем честными, Феар, я знал об этом открытии примерно за тринадцать дней до твоего доклада, и к тому времени, как ты пришёл ко мне с известием о найденной колонии ушедших, я уже начал действовать. Откуда, как ты сам думаешь, в блокированной рептилоидами аграфской колонии так быстро появились наши наёмники? Ведь одно только планирование операции занимает некоторое время, а тут ещё надо добираться в весьма удалённый от нас уголок галактики.

Идём дальше, поговорим о практической стороне вопроса, как ты думаешь Феар, может ли экономика моей корпорации переварить дополнительных 24 миллиарда аграфов, которые будут являться просто потребителями. Как ты представляешь себе картину расходов, если я возьму на своё содержание хотя бы 8 дополнительных миллиардов аграфов из тех, что на планете ушедших работают объединённые в одну сеть. Давай я скажу тебе горькую правду, они для меня абсолютно бесполезны, интеллект - ниже среднего, мозги - практически выжжены постоянной работой на пределе возможностей давно устаревшей нейросети.

Остальные из ушедших либо полностью потерянные для социума аграфы, из-за длительного бездействия и паразитического образа жизни, либо фермеры, которые хорошо знают, что такое ручной труд и готовы работать с утра до вечера за еду. Скажи Феар, зачем нам нужны такие работники и что мы с ними будем делать, если завтра я подомну под себя эту колонию? Я не готов тратить большие суммы денег просто для того, чтобы потешить своё самолюбие из-за того, что в великой семье Селариэль стало на 24 миллиарда больше подданных.

Феар дёрнулся от этих слов, как от пощёчины, он даже осмелился мне возразить, - Лэр, но ведь эти ушедшие наши братья, мы, аграфы, всегда считали себя единой семьёй, наша прямая обязанность всячески помочь тем, кто оказался в столь стеснённых обстоятельствах.

- Всё так, Феар, - не стал я с ним спорить, - ты можешь мне привести убедительные аргументы, почему это должна оплатить наша семья, в то время, как остальные будут стоять в сторонке? Надеюсь, ты помнишь, чем закончилось то, что мой отец, фактически единолично спонсировал тех, кто пожелал уйти. Он почти разорил свою семью, что привело к тому, что две тысячи лет высшую строчку в рейтинге самых влиятельных семей занимал предатель, который сделал всё для срыва этой миссии.

Запомни Феар, только победитель может определять, в чём именно виноват побеждённый. Право всегда на стороне силы. Мой отец тогда проиграл, в результате - вторая строчка рейтинга была не самое страшное наказание за это, вы все понимали, что случилось что-то неправильное в нашем обществе, но позволяли Элдариэлю всячески замалчивать сам уход и причины, приведшие к этому. Он победил, поэтому он диктовал правила, великий Самиэль стал выглядеть как последний дурак, впустую потративший огромные средства, остальные, даже если были с этим не согласны, тихонько молчали.

Поэтому я планирую свою операцию из расчёта того, что моя семья организует в этом удалённом районе галактики мощную боевую группировку, где мы, не спеша, будем обкатывать методы противостояния рептилоидам, находясь в их глубоком тылу, всячески беспокоя нашего противника, и не давая задействовать все свои силы против нас. В моих планах есть желание перехватить контроль над группой хранителей, так как от них есть огромная польза, наши представления о ПСИ способностях значительно уступают тому, чего успели добиться те, кто вот уже две тысячи лет успешно отражает атаки рептилий. Конечная цель - наша семья - станет сильнее.

- Я понял вас, Селариэль, - голос Феара был полон смирения и послушания, хотя я далеко не уверен, что он на самом деле меня понял.

- Вы решили пусть всем остальным по обустройству в этой колонии, занимается император.

- Да Феар, ты абсолютно прав, я вижу эту колонию как большую чёрную дыру, которая ближайшую сотню лет будет только потреблять ресурсы со страшной силой. Не так легко менять парадигмы общества и направить его развитие по новому пути, не прибегая при этом к большим потрясениям. А потрясения мне не нужны, там сейчас малейший чих может обрушить всю цивилизацию.

Так же я планирую поступать и с семьёй Элдариэль, мы физически не в состоянии переварить столь жирный кусок и не потерять при этом гибкость в управлении. Поэтому я решил перехватить только самые вкусные и высокодоходные сферы деятельности семьи Элдариэль, все остальное возглавит Белег, ему прейдут контрольные пакеты акций, сотен компаний, которые тайно или явно принадлежали Элдариэлю. Как ты думаешь, Феар, если у Белега будут наши экономисты в советниках, а его служба безопасности будет контролироваться целиком и полностью нашей группой внедрения, может ли он стать для нас в обозримом будущем хоть какой-то проблемой?

К тому же я планирую заключить с Белегом при его инаугурации секретное соглашение, по которому 30% чистой прибыли его корпораций будут идти на восстановление дальней колонии. Мои экономисты подсчитали, такие денежные вливания - это вполне достаточная сумма для того, чтобы остановить регресс в затерянной колонии и начались положительные изменения. Император сумет выжать из этих кредитов всю пользу, которую они способны принести. Как результат, мы в глазах общества - защитники колонии и становимся только сильнее, император получает больше власти, а Белег получит всю славу от благодарного народа аграф нашей империи, все в прибыли, кроме Гариниэля. Но об этом я пока не желаю разговаривать, не пришло ещё время.

Надеюсь, Феар, я ответил на все ваши незаданные вопросы и больше такого от вас не услышу - "Готов оставить своё место, мне не доверяют". Идите работать, перед нами стоит слишком много задач, которые требуют постоянного контроля.

Феара будто ветром вынесло из моего кабинета, надеюсь ему стало хоть немного стыдно. А главной цели - меньше совать нос в мои дела и задавать неудобные вопросы, я тем не менее добился. В следующий раз он хорошенько подумает прежде, чем начать, даже мысленно сомневаться в моей стратегии ведения дел.

Один из вопросов я решил закрыть перед тем, как посетить планету изгнанников. Вопрос этот назывался "великая семья Элдариэль", были у меня личные счёты к этой семейке, думаю немало претензий возникнет к ним и у тех, кто называет себя свободными аграфами. Инициативный дурак хуже вредителя, ведь не было со стороны Сплотов такого поручения уничтожить тех, кто собрался оставить пределы нашей империи. Элдариэль сам спланировал эту операцию, зачем спрашивается, кто его просил об этом? Меня возмутил в этом поступке даже не запредельный цинизм в попытке уничтожения 360 миллионов своих соотечественников, история знает и не такие вопиющие случаи. Мне не понравилось то, что есть такие коллаборационисты*, кто так желает угодить своему новому "хозяину", что переплёвывает, в результате, по своей жестокости, даже его замыслы.

(Коллаборационизм(фр.collaboration- "сотрудничество") в юридической трактовкемеждународного права- осознанное, добровольное и умышленное сотрудничествос врагом, в его интересах и в ущерб своему государству. Термин чаще применяется в более узком смысле- как сотрудничество соккупантами.

В уголовном законодательстве подавляющего большинства стран мира факт коллаборационизма квалифицируется какпреступлениепротив своего государства, обычно какгосударственная измена.) (c)

Я упущу в своём описании прибытие императора и время, которое было потрачено на ознакомление с возникшей проблемой. Скажу только, что он сразу же развил самую бурную деятельность, Линдир постоянно запрашивал из своей основной резиденции всё новых и новых профессионалов, которые готовились мягко перехватить управление в потерянной колонии и развернуть вектор её развития в другую сторону. Мой штаб из нескольких десятков тысяч, уже сформированных специалистов, оказался очень мал для решения всех вопросов.

По долгому размышлению в штабе решили самый костяк собственных управленцев колонии из свободных аграфов не уничтожать физически, попробовать прежде дать им шанс встроится в общую модель управления, и только если это не получится, действовать совсем другими методами. Горячих голов, требующих прямо сейчас, немедленно, бежать и помогать "братьям", слава Духам пустоты, не было. Достаточно прагматично понимая всю сложность вопроса, разрабатывалась сложнейшая операция, я даже подключил к планированию и расчёту вероятностей своих разумных Искинов, пообещав им особую награду за участие.

На осторожный запрос императора, где я собираюсь на всё это найти столько кредитов и как будет финансироваться операция, посоветовал ему быть готовым начать действовать примерно через месяц, когда я смогу решить вопрос с финансированием, тогда же станут известны и точные суммы, которые будут выделяться на решение необходимых вопросов. Не знаю, что обо мне подумал в очередной раз Линдир, а может его вполне удовлетворили, названные мной примерные суммы, которые я рассчитал, исходя из моих пониманий, сколько на это потребуется средств. Не могу этого сказать точно, всё это время для меня прошло как в тумане, все три месяца подготовки к тройной операции (колония, Элдариэль, Белег) я спал по 4 - 5 часов в сутки.

Шли постоянные совещания и обсуждения по мерам для перехвата власти в затерянной колонии, отрабатывалась пошаговая стратегия действий, обсуждалась тактика, создавались группы быстрого и оперативного реагирования. Работы было много, стремительная техническая деградация, катастрофическая нехватка продуктов, большое перенаселение на обнаруженной планете, вялотекущее противостояние ушедших с рептилоидами и другие особенности, заставляли лишний раз просчитать и более взвешенно продумать точечные меры воздействия на общество.

По результатам многочисленных совещаний была принята стратегия, подразумевающая мягкий перехват власти у существующих структур управления колонией. Слишком шаткая там была ситуация и малейший сбой отлаженного механизма снабжения мог подвергнуть угрозе само существование цивилизации, возникшей на этой планете. Выходить на контакт официально и действовать открытыми методами, всеми экспертами единогласно было признано нецелесообразным. Очень уж хорошо поработало с населением министерство пропаганды.

Да часа Х оставалось меньше месяца, император подготавливал большой штат управленцев, администраторов и всех тех, крайне необходимых фигур, которые придётся поставить в управление колонией для того, чтобы плавно развернуть вектор развития общества и вывести его из полной изоляции, вернув его в общую семью народа Аграф.

Несколько вопросов пока не имели ответов, непонятно было, что делать с министерством пропаганды, целиком упразднить эту структуру не получалось. Местный Селариэль при её создании просто скопировал по памяти из древней истории аграфов работу проповедников, которые продвигали волю Джоре в каждом обособленном лесу, являясь одновременно и хорошей опорой для власти старейшин.

Решили менять сознание и идеологию экономическими способами, воздействовать на убеждения хорошим питанием, на самом деле равными возможностями, доступным открытым космосом, а также не забывать рассказывать, как на самом деле было (историю придётся переписывать), и кто персонально виновен в том, что произошло с ушедшими. Большинство народа, как правило, аполитично, если им дадут вместо противной коричневой клейкой массы, именуемой правильным питанием, нормальную пищу и снова откроют перед ними весь в своём разнообразии великий космос, то большие потрясения не должны ждать общество из-за того, что поменялась власть. Последствий своих поступков они уже накушались вволю.

Среднестатистическому гражданину абсолютно всё равно, кто находится у власти, он судит о правителях по одному единственному критерию - улучшилась его жизнь благодаря этому, или ухудшилась. Сколько бы правительство не тратило на пропаганду, не приводило в пример вполне объективные причины текущего положения, если благосостояние народа ползёт устойчиво вниз, то очень скоро граждане понимают - лозунгами сыт не будешь. Общество многое готово простить тиранам, если при этом жить стало лучше, жить стало веселей.

Непонятно было, что делать со Сплотами, чем больше я оттягивал своё решение по этой проблеме, тем больше накапливалось вопросов. Слишком странная складывалась общая картина об этой, весьма закрытой расе. Тут даже "свои" могут меня не понять, ведь не всем доступны материалы за грифом "совершенно секретно" для того, чтобы судить об этой расе объективно. А если смотреть со стороны, Сплоты были самым важным связующим звеном, без которого всё Содружество может посыпаться, как карточный домик. Сплотов не получится так просто подвинуть, а возможности влияния на общее состояние дел Содружества у них слишком большие.

Кто сказал, что даже самые тщательно спланированные планы устоят, когда они столкнутся с действительностью.


Оценка: 7.00*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"