Прогин Влад: другие произведения.

Выпаданка: инженеры-чернокнижники

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.81*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сказка о том, как физик, математик и программист (будущие) решили по пьяни опробовать то, что им читалось на лекциях по теологии и что из этого вышло.

  
  Все люди и события вымышлены и являются плодом больного воображения автора.
  Если Вам так не кажется, пожалуйста верните назад машину времени, а ключ не забудьте повесить на третий гвоздик. Благодарим за понимание.
  
  
  Шел две тысячи пятьдесят восьмой год. Страна медленно, но верно, согласно заверениям аналитиков вставала с колен, кто-то с этим спорил, кто-то над этим смеялся... А большинству, как это всегда бывает, было до светодиодной лампочки - своих дел навалом. Но оставим политику и споры о ней тем, кто этим любит заниматься, и вернемся на грешную землю.
  Активная борьба за эффективность высшего образования в стране за последние пятьдесят лет сформировала в стране один единственный ВУЗ, который иначе как Единым Национальным Высшим Учебным Заведением (ЕНВУЗ) и не называли.
  К слову сказать, ВУЗ этот считался крупнейшим в мире, ибо по количеству публикаций и цитируемости (эдакий критерий "крутости" ВУЗа) был впереди планеты всей. Злые языки, впрочем, говорили, что это лидерство достигнуто экстенсивно, и если взять по отдельности все ВУЗы, которые его когда-то составляли, то в сумме они давали больше публикаций. Но по отдельности ни один из них не мог претендовать на первое место в мире.
  Именно в одном из зданий этого огромного заведения сейчас и страдали на лекции по теологии будущие инженеры, надежда страны на светлое будущее.
  - Добрый день, продолжаем то, что начали на прошлой лекции. Времени у нас не так много осталось, а материала много.
  - А что, в следующем семестре...
  - А в следующем семестре вам будет читать славянское язычество Белослав, потом другие. Нам осталось только рассмотреть основные оккультные обряды, набравшие популярность в викторианскую эпоху, когда уже не стало инквизиции, еще расскажу про экзорцизм, да и вроде бы все на этот семестр.
  - А практика будет?
  - Господи, упаси кого либо из Вас от применения этих знаний. Все это только в рамках общеобразовательной программы. Вы ведь инженеры, а не чернокнижники!
  - Ну ладно, - вздохнул студент, и тихонько, чтобы услышали только окружающие произнес, - кому нужна эта абстрактная теория без практики.
  - Итак...
  Федор зевнул, взял стилус и на автомате стал писать пером на замызганном экране планшета. Визглявый голос мистера Агафишера ему совершенно не нравился. Тот хоть и знал русский, но тональность его речи и акцент ставили в тупик программу распознавания голоса, потому записывать приходилось по старинке. Ну ничего, он привычный. С формулами у программы тоже были проблемы, потому математический анализ, а позже и теорию функции комплексного переменного, теорию вероятности и еще тонну других предметов ему приходилось записывать по старинке, хоть и сразу пером в планшет, где его кривой почерк автоматически становился читаемыми печатными буквами.
  Вздохнув, Федор искренне "поблагодарил" того, из-за кого инженерам теперь приходилось слушать четыре семестра непонятной ереси.
  Когда лекции кафедры теологии в две тысячи двадцать шестом ввели на один семестр в виде обязательной общеобразовательной программы "технарям", никто особенно и не спорил. Подумаешь - какая-то непрофильная фигня, с которой только и надо сделать, что один семестр отмучиться, как-нибудь сдать и забыть на века, как социологию, историю, БЖД... чего там еще было? А, экологию. Впрочем, нет. Экология это штука полезная. Не каждый день тебе научно-популярно с примерами расскажут как загрязнять окружающую среду так, чтобы не придрались проверяющие органы. Причем с примерами и расчетами ПДК.
  Но теология практической ценности большинству студентам не несла. И была она этим невзрачным предатком образовательной программы почти год, пока до третьего курса со скрипом не доучился Клим Тушаров. Это был весьма колоритный персонаж, голубоглазый блондин по которому сохли все немногочисленные девушки факультета, какие только были. (То есть - все три девушки потока).
  До поступления в ЕНВУЗ он учился тогда на юриста в другом институте. В каком именно - никто уж и не помнит, помнят только что он тоже скоро был проглочен махиной ЕНВУЗа.
  Юрист из него был подающий надежды, да вот по личным обстоятельствам учиться тот не смог, ибо сделал сразу две фатальные для своего обучения ошибки в первый же год обучения:
  1. Встречался с дочерью декана.
  2. Порвал с ней.
  Как прямое следствие этого, институт незамедлительно порвал с ним, и побегав годик от военкомата, он пошел учиться на рядового программиста. Но законы он знал, и что характерно применял это знание на практике, да и слово свое сказать не боялся. Он вообще был весьма харизматичен, и никогда не против толкнуть речь - можно даже без броневичка. Так и тут, возьми он и ляпни, что где это видано, чтобы кафедра такая однобокая была, мол де так мало рассказывает. И выдал сразу списочек того, что хотят знать студенты, а одногруппники добавили.
  Лекции же тогда читал Фролов Геннадий Васильевич, уже пожилой специалист, монах какого-то там монастыря. К слову сказать - бывший физик, ушедший в монастырь на старости лет со словами "*** вы такими темпами науку подымете, кретины. Идите-ка вы на ***, петушки!". Что очень показательно, кафедра после его ухода сразу развалилась, а спустя пару лет небольшой провинциальный университет был признан неэффективным, и проглочен с потрохами махиной ЕНВУЗа.
  Человеком тот был деятельным, ответственным, и, как и положено настоящему ученому - открытым для новых идей. И потому предложение не раскритиковал, а внимательно выслушал поток предложений, записал наиболее здравые. А их было много. Лекцию-то слушать никому не хотелось. Ведь каждый знает - что на лекциях не рассказано - на зачете и экзамене не будет. Потому - отвлекайте товарища лектора как можно больше, и вопросы задавайте.
  Остается догадываться, что потребовалось ему, чтобы совершить этот бюрократический подвиг. Но, тут уж сказался характер и монашеское терпение. Тем не менее, уже на следующий неделе студенты узнали жуткую для себя новость - слушать им лекции по теологии уже не семестр, а четыре, и будет там...
  А будет там многое, потому как к подбору кадров в Национальном Университете тогда уже относились очень и очень ответственно. Настолько, что и преподаватели подобрались прямо таки замечательные. И несколько католических священнослужителя почти из самого Рима. В противовес им на кафедре появились и два весьма уважаемых имама (курс которых студенты между собой иначе как джихадом не называли). Отдельной, и очень уважаемой среди студентов личностью, вызывавший у всех уважение был Белослав - неизвестно где добытый кадровым отделом института язычник, специалист чуть ли не по всем верованиям древних славян, существовавших еще до крещения Руси. Из Америки приехал даже пожилой жрец майя, попутно неплохо знавший и обряды ацтеков и нескольких других племен. Были и другие персоналии, по тем или иным причинам получившие работу на этой кафедре. От буддистов до якутских шаманов.
  Конечно, собрать такое количество людей, всех до исключения преданных своему делу на одной кафедре было делом очень опасным. Примерно как собрать в одном запертом стальными стенами пространстве килограмм эдак шестнадцать чистейшего плутония-239.
  Так вот, чтобы эта религиозная бомба не рванула, прихватив большой кусок Национального Университета, административно было решено ввести в активную зону этого социального реактора графитовый стержень, в виде ярого сторонника научного атеизма (а по совместительству - бывшего чекиста) Георгия Хотеева, которому и приходилось держать своих подчиненных в ежовых рукавицах.
  Федор и не заметил, как задремал. Из полудрема его вывел звонок. Сегодня это была жуткая мелодия из какого-то старого фильма про летающие машины, эпохи тяжелого застоя в кинематографе. С тех самых пор, как в поисках альтернативных источников финансирования, Университет ввел новую услугу - "отправь смс на короткий номер и установи свою мелодию на звонки" к этому были привычны уже все.
  Однако, несмотря на дрем, лекция была записана на автомате, и выключив планшет, Федор побежал в столовую. Война войной, а обед по расписанию...
  
  
  ***
  
  День рождения кафедры удачно выпадал на первые дни апреля. В этот день на кафедре электронных систем пелись старинные песни, приходили "ностальгировать" старики, выпускники... Да и просто студенты, любившие нажраться за чужой счет. Среди последних были три студента третьего курса.
  Первым в этой дружной компании был Василий Шумный, кудрявый очкастый математик, любитель хорошо выпить, и не менее хорошо закусить. Музыку громкую он тоже любил. Рядом с ним сидел Федя Корнеев, ленивый до жути программист, рассматривающий даже свой собственный организм как сложную машину с идиотским интерфейсом управления, кривым API, и отсутствующей официальной документацией - только плоды "обратного инженеринга".
  Наконец, третьим был Виталий Охлобыстин. будущий физик, специализирующийся физике органических полупроводников.
  К электронным системам они все имели непосредственное отношение, разве что к разным областям. В будущем, это различие должно будет проявиться, но пока... Пока они слушали одни и те же курсы, знали примерно одно и то же, и пили примерно так же.
  То есть много. Особенно задарма.
  Сама кафедра "электронных систем" возникла от слияния нескольких кафедр разных институтов. Свежую кровь в виде кадров в нее вливали несколько раз, и точную историю все уже и забыли. Одни говорили что, мол, она происходит от сто двадцать восьмой кафедры древнего института боеприпасов, другие настаивали, что это шестьдесят четвертая кафедра бывшего московского... не то авиационного, не то алкогольного... За давностью лет никто толком и не помнил, зато день рождения кафедры приходили отмечать отовсюду.
  Пожалуй, стоит опустить описание застолья, ибо было оно самым типичным. Произносились мутные тосты, пелись старые песни, старик в косухе душевно пел какую-то классику отечественного металла начала века, а ему нестройно подпевали все присутствующие. Так как к старости, слух был уже не тот, узость воспринимаемого спектра с лихвой компенсировали амплитудой, совершенно не замечая, что несчастный усилитель давно уже ушел в "отсечку" и стал хрипеть.
  Утро встретило трех героев алкогольного фронта нервными лучиками весеннего солнца. Вчера их аккуратно сложили на стульчиках дремать, решив, что будить их себе дороже.
  Федор проснулся. Мозг программиста начал процесс загрузки, попутно отметив, что надираться, даже на халяву это дело мягко говоря не слишком хорошее для организма. И вообще, зачем организму нужен этот наркотический яд? Даже задарма! Этот вполне себе рациональный процесс был вскоре прибит, прежде чем успел сделать какие-то выводы. Иррациональное начало, единственное, что делало Федора человеком все еще имело более высокий приоритет.
  Вторым очнулся Виталий и своими отборными ругательствами разбудил Василия.
  - Злобное утро.
  - Злобное.
  - Где мы?
  - На кафедре, нас видимо закрыли...
  - Сколько на часах?
  - Шестой час. Нам тут еще часа два куковать, пока придет Коля и нас выпустит.
  Кое как придя в себя, и умывшись холодной водой в туалете студенты стали думать чем убить два часа времени. Оказаться запертыми на ночь на кафедре, вразрез всех правил было... Мягко говоря неудобно. Но еще более неудобным казалось то, что делать было эти два часа совершенно нечего - все спиртное было выпито еще вчера, все съестное - съедено еще раньше. Да и больше половины кабинетов были заперты. Даже опохмелиться нечем!
  Сама кафедра представляла собой коридор загибающийся буквой "Г", по бокам которого были кабинеты. Самые любопытные из них были закрыты, и открытыми были только зал для торжественных защит диссертаций, туалеты, и мелкий закуток, где и разместили позорно проигравших зеленому змею бой студентов.
  Васька быстро размялся, и решил убить время чтением стендовых презентаций, которые вывешивались на стенах каждый год во время научной сессии. Под ними были еще стендовые презентации, и еще, а если поковырять краску стен, то там, по слухам, тоже можно было найти эти самые стендовые презентации, которые перед очередным ремонтом никто не снимал, а просто закрашивал новым слоем краски.
  Федор же достал свой чудом не пострадавший планшет, и решил убить время в очередной многопользовательской игре.
  - Баааалиииин!
  - Чего там, Федя?
  - Я аккаунт в "Ворлд Оф Шит" забыл проплатить на этот месяц. Но вот, два часа еще куковать.
  - Да, делать определенно нечего.
  - Кстати, лекции по теологии есть последние?
  - Да, я же пишу их.
  - Скинешь? А нам в пятницу на семинаре Агафишер грозился контрольную влепить. Про что там рассказывал хоть?
  - Всякую чушь про вызов демонов в викторианскую эпоху, не знаю... Я на автопилоте записывал.
  Вася взял планшет и пролистал лекции.
  - Интересно, неужели к середине двадцать первого века кто-то верит, что оно работает?
  - Ну... Хрен их знает. Не думаю что кто-то проверял.
  - А может проверим, все равно делать нечего?
  - Кого вызывать собрался?
  - А хрен его знает... Надо подумать...
  После пяти минут изучения матчасти, стало ясно, что ни один из упомянутых в лекциях, а так же в интернете демонов им не сдался... Впрочем, была одна шальная мыслишка.
  - А может суккубу?
  - У тебя с личной жизнью все плохо?
  Вася вздохнул, подумал хорошенько признаваться ли друзьям, а потом решился.
  - Если честно - паршиво, - признался Вася, - это ты там Федя у нас бабник.
  - Хреново у меня, неделю как разошлись, челюсть от пощечины до сих пор болит, сначала думал что вывих. У Виталика, поди, и то с личной жизнью лучше.
  - У меня вообще все глухо. Какая личная жизнь тут со ста пятьюдесятью вопросами на экзамен по уравнениям мат. физики?
  - Ну что, значит вызываем суккубу?
  - Каждому.
  - Значит, трех.
  - А если не сработает?
  - Тогда пойдем на курсы пикапа. Чего еще делать остается?
  Пускай это были начинающие инженеры, но подход у них был научный. И хотя "научную организацию труда" уже скоро век, как выкинули из программы, она прививалась студентам стихийно: без навыков грамотной организации своего труда, никто бы не дожил и до второго курса.
  Сначала они все еще раз умылись ледяной водой, чтобы смыть остатки сна, потом вдоль и поперек изучили конспект, статьи двух энциклопедий, три оккультных сайта, древнейшую интернет-энциклопедию сетевых мемов, и форум анимешников.
  Результаты были мягко говоря странные, но зато методом исключения удалось найти корректное заклинание на латыни, правила его произнесения, и даже чертеж круга вызова.
  - Погоди, тут пентограмма и защитный круг. Как мы это рисовать будем, чем и где? Нас же пришибут, если кафедру попортим.
  Мозг Федора воспринял задачу, обработал, исключил заведомо "стремные" варианты вроде "рисовать кровью", после озвучил единственную дельную мысль.
  - В зале для защиты дисеров проектор. Нарисуем в Гимпе, спроецируем на пол...
  Идей лучше не было, потому студенты быстро принялись за работу.
  
  Спустя сорок минут Николай открыл дверь, и выпустил запертых на кафедре бедолаг на волю. Выглядели они весьма бледно, как-то даже испуганно.
  "Да, проснуться в запертом помещении после пьянки, где и опохмелиться нечем, это страшно. Вот бедолаги. ну ничего, будет им уроком, чтобы так не надирались больше".
  Студенты же рассеяно поблагодарив аспиранта, пошли по домам. Сегодня были только лекции, и их было решено задвинуть. Все равно ничего серьезного. Их больше волновали результаты их эксперимента.
  - Итак, оно сработало.
  - По ходу да. Вот тут описано, что суккуба не имея материального тела поселяется в голове, и увидеть ее можно только при хорошем воображении.
  - Круто. И ты это допёр только сейчас? Только мне воображаемой подруги не хватало.
  - Хихихи, - раздался женский смех в голове у Васи
  - Заткнись.
  - Это ты кому.
  - Ей.
  - Все с тобой ясно.
  - Так, тихо. Во-первых, это еще ничего не подтверждает и не опровергает, - произнес Федор.
  - Но я слышу голос в голове.
  - Угу, А Петька который на первом курсе в дурку угодил тоже голоса слышал. По факту, наш эксперимент не совсем чист.
  - Почему?
  - У нас у всех была задница с личной жизнью. Так?
  - Угу.
  - Соответственно мы все хотели получить результат. Известно какой.
  - Так. То есть ты считаешь, что это групповое помешательство. Что делать? Дурдом?
  - Справка оттуда - крест на карьере.
  - Дурдом не вариант. Да и мало ли людей со странностями. Может это, натаскаем их подсказывать на экзамене?
  - Помнишь как ты Наташке объяснял лабу с сортировками по "основам системного программирования"?
  Федя прикрыл лицо рукой. Как можно было не понимать таких простых вещей он решительно... не понимал.
  - А кстати Наташка ничего, мог бы это... того с ней.
  - С такой пробкой? Не, считайте меня извращенцем, но мне умные нравятся.
  - Расслабься, нравились бы дуры - сейчас бы суккуб не вызывали.
  - То, что они умнее, не факт... Ой! Она еще щипается!
  - Что будем делать?
  - Есть мысль. Говорят, есть одна девочка, сведущая в этой шушере. Может она чего подскажет?
  - И ты ее еще никуда не пригласил?
  - Она Квадрату матан на "хор" сдала.
  - Да, пожалуй... Это перебор.
  
  ***
  
  Лейми шла домой. До сессии оставалось еще несколько недель. Это слово уже не вызывало у нее такого панического ужаса, но было... Неприятным. Страшно вспомнить, но уже на вторую неделю обучения, закрывшись от мира тонким казенным одеялом, она в слезах шептала молитву богине мудрости и магии - Илиаме. У ее рода всегда были с ней особенные отношения.
  И как это и положено, та откликнулась. Едва заметно, на пределе ощущений, но откликнулась. И печальный ее взгляд высушил в момент ее слезы. Но дать эти знания она была не в силах - слишком далеко она находилась от Лейми. И потому, сказала, что немножко изменит ее саму.
  Лейми печально улыбнулась.
  Илиама помогала ей потом еще трижды, каждый раз немного меняя ее. И каждый раз Лейми находила в себе изменения. Волосы с каждым днем почему-то лежали более небрежно, как она не пыталась их укладывать, в глазах появился странный блеск, а жуткие формулы постепенно наполнялись смыслом, и она могла их... представлять.
  К третьему семестру она вылезла из троек и пересдач, и к ней стали уже обращаться за помощью другие студенты, а теперь так ее иногда иначе как Богиней Матана не называли.
  Общежитие уже потихонечку оживало, предвидя скорый приход сессии и подготовка к зачетной неделе и экзаменам кое где уже шла полным ходом. Зеленые первокуры жаждали одного - списать, в надежде что это им как-то поможет, и готовили шпоры заранее.
  Лейми печально вздохнула. Если бы это помогало. Наивная, первое что она сделала на первом же экзамене - списала. Призванный ее магией дух ей продиктовал весь билет и ни одно техническое средство не могло его обнаружить. Это была победа? Если бы!
  Руки невольно сжались в кулаки, когда она вспомнила, как плотный мужичок средних лет просмотрел мельком ее билет, где из слов русского языка были только "Итак", "отсюда имеем", "т.к." и "ч. и т.д.". После же перевернул листы, и произнес:
  - Хорошо, а теперь ответьте мне на такой вопрос...
  И послушав пять секунд звенящей тишины с улыбкой произнес:
  - Вы не знаете, идите.
  Но княжна была сильна духом. Это было у нее в крови, и потому она смогла. Смогла заглянуть в глаза этому страшному мужику, которого боялась больше всех слуг Великой Тьмы, и сумела ответить правильно. И заставить его все таки поставить ей в зачетку в третьем семестре "хор". Это была ее первая маленькая победа, после которой все на нее посмотрели иначе. Впервые.
  Ребята не стесняясь, ибо этикета ее родного мира тут не знали, одобрительно хлопали ее по плечам, жали руки, и поздравляли. Среди них был только один, кто был удостоен "хор" за все время обучения. Сама же Лейми тогда лишь с горем пополам доползла до дома и отключилась на целые сутки, дав своему измученному разуму отдых среди кошмаров.
  Общежитие же жило своей жизнью.
  - Ооо. Баа-ик-гиня матана идет, мне сегодня повезет.
  - Эдик! Ты опять надрался?
  - Ну... я только - Эдик посмотрел на две пустых бутылки и давно кончившуюся закуску, после чего перевел взгляд на планшет, экран которого пестрил лекциями, - немного.
  - И, на каком ты вопросе?
  - Тридцать шестой.
  - А всего?
  - Сто сорок один.
  - И когда колоквиум?
  - Завтра.
  - И ты думаешь спиртное поможет?
  - Не знаю... В прошлый-то раз помогло? Знаешь... А ты... Красивая, я как-то не наблю... блю.. дал.
  - Тсс, не нервничай, - Лейми вздохнула и стараясь не дышать развернула лицо Эдика к экрану, - тебе надо сосредоточиться. Разложение в ряд Тейлора штука серьезная. Давай, у тебя получиться.
  Эдик сфокусировал взгляд на экране и стал что-то медленно читать вслух, а Лейми вздохнув на цыпочках удалилась. В трезвом виде Эдик был вполне удобоваримым человеком, но каждую сессию боялся так, что минимум трижды напивался в лоскуты для снятия стресса.
  
  ***
  
  У ее комнаты ее ждали. Три студента переминались с ноги на ногу.
  - Это Вы меня ждете?
  - Да, Лен, Вас. Нам тут порекомендовали Вас как спеца...
  "Матан? Не, матан вроде должны были перерости уже, на первый курс не похоже" - подумала Лейми.
  На объяснения ушло около десяти минут, за которые Лейми пришлось очень здорово задуматься и пригласить ребят зайти.
  - Итак, я правильно понимаю, что вы с похмелья, отчаявшись найти счастья в личной жизни решили вызвать суккубу.
  - Вообще-то - трех, для репрезентативности выборки. Мы только хотели проверить работает ли вся эта... штука.
  - И как результаты? Репрезентативны?
  - Как сказал бы наш зав. каф. - Х.З. Три из трех находим в себе проявления того, что можно в равной степени списать на как на разыгравшееся воображение, на шизофрению в начальной стадии, так и на обживающуюся в нашем теле суккубу. Для репрезентативности выборки надо было кому-то прочитать заклинание и при этом не знать, что оно делает...
  Лейми покачала головой и вздохнула. Практики хреновы.
  - Лекции есть?
  - Вот.
  Минут пять Лейми штудировала лекции, пытаясь найти параллели с тем, что знала. Помочь ребятам ей хотелось, ибо ее ни раз и не два выручали на экзаменах шпорами совсем незнакомые люди, сами при этом рискуя вылететь на пересдачу. Взаимовыручка тут как была, так и осталась на уровне.
  Лейми углубилась в чтение, пытаясь понять что же это такое. Про суккуб она ничего дома не слышала, но вот судя по описанию, они очень напоминали ей духов, которых призывают некоторые шаманы гоблинов, и с которыми... фактически сожительствуют в странном симбиозе. Но как избавиться от духа?
  Этого добровольно не будет делать никто, потому как заполучить себе его в первую очередь очень и очень сложно.
  - Ладно, расскажу что я знаю, но при одном условии.
  - Каком?
  - Никаких вопросов, откуда я это знаю. И информацию - никому.
  Федор кивнул, достал коммуникатор, нажал на кнопку и положил на полку. Сразу все аппараты в комнате запищали, сообщая о том, что потеряли связь с сетью.
  - Теперь нас точно не прослушивают.
  - Параноик, - констатировал факт Василий.
  - В общем так, орлы. Насколько я поняла из лекций, способа изгнать суккубу нет. Они здорово походят на духов, которых призывают гоблинские шаманы себе в помощь, потому я делаю предположение, что это они.
  - Какие-какие шаманы?
  - Не важно, - Лейми выдала очаровательную улыбку вида "мы здесь в разведке все знаем, но ничего вам, гражданским, не расскажем" - В общем, такой дух - это существо, которое создается из частичек жизненной энергии призывавшего. Но самостоятельный. В вашем случае, считайте, что это женщина, ваш, так сказать, идеал. И единственный способ изгнать их, это если они сами уйдут.
  - А нам будет после этого? Кусок души заберут?
  - Не заберут. Они распадутся, и то, что на них было затрачено впитается вновь. Но на пару недель я бы запаслась антидепрессантами. Собственно, все что я знаю.
  - Нда, что будем делать мужики?
  - Есть идея. Лейми, спасибо! Сработает - с нас коньяк. Три штуки!
  - Я не пью.
  - Поставишь в шкаф. Универсальная валюта же!
  
  
  ***
  
  Место обитания трех студентов радовало глаз не только бардаком и висящими на люстре носками. Центром картины неведомого живописца были сами студенты, двое из которых усердно потирали щеки. Восемь часов пива, футбола, просмотра жесткой порнографии на проекторе и онлайн игр не выдержит не одна женщина. Даже демон. Даже воображаемый.
  Невидимые пощечины хоть и были болезненными, но физическая боль была ничем. Хуже всего теперь давило одиночество.
  - Как-то я паршиво чувствую себя - нарушил тишину Василий.
  - Сейм шит, бро, - ответил Федя. Тот единственный уже не тер щеку, да и до этого делал он это не особенно рьяно.
  - Нет, ребята, так дело не пойдет. Нельзя так. Надо завязывать с этими пьянками, а то так и спиться можно.
  - Да мы вроде как не часто.
  - Зато сильно. И это думаю, урок нам на будущее. Будем двигаться в этом направлении - даже суккуба отошьет.
  - Твоя правда. А Ленке придется коньяк ставить.
  - И все же. Подействовало ли это... заклинание. Правду ли они говорят?
  - Не знаю. Выборка не репрезентативна. Это и у нас могли мозги по весне потечь. Вот ты, Вась, веришь в Бога?
  - Эх, Виталик. Я агностик. Не считаю, что мы можем это надежно узнать ответ на главный вопрос философии. А потому все споры, пустой звук. А ты?
  - Атеист. Был. После произошедшего, стал задумываться. А ты, Федь?
  - Я рационалист. Я не напрягаюсь, и допускаю две противоположных точки зрения. Считай что во мне два в одном. Верующий и атеист. У каждой теории, свой вес.
  - Вечно у вас, программистов не все как у людей.
  - Вспоминайте тервер.
  - Да пошел ты, это ты его на пять сдал! А я еле еле три получил.
  - Зря, тервер сила. Реально учит мыслить.
  - Это почему?
  - Да потому что мы живем в неопределенном мире, где все определяют вероятности.
  - Ладно. Повторять эксперимент и составлять выборку будем?
  - С дуба рухнул! Верно говорил Агафишер, больше чем общеобразовательная программа инженерам вроде нас совсем не надо.
  - Не знаю. Мне как-то казалось, что каждый для себя должен выбирать сам, во что верить.
  - Вот нам и создают все условия, для осознанного выбора.
  - Только я бы оставил это за стенами ЕНВУЗа.
  - Почему?
  - Как сказать. Религия и наука... Что молоко и огурец. Коль желудок не стальной, не смешивай, сам знаешь что будет. Вон, из нас троих только Феде это под силу.
  - Твоя правда.
  - Интересно, ад есть?
  - Не знаю. Но будет обидно, если его не окажется.
  - Это почему?
  - Просто... Слишком многим в нашем долбаном мире не мешало бы там побывать.
  
  Так они и сидели, тихонечко доедая сухарики, и философствуя на самые разные темы, от религии до политики, заканчивая девчонками.
  А на следующего дня, Лейми разбудил стук в дверь. За дверью она нашла подарочный пакет, в котором были три бутылки коньяка, коробка конфет и инструкция "Коньяк поставь в шкаф, пригодиться. А конфеты скушай, только не сразу. Сладкое портит фигуру. Твои три анонимных поклонника".
Оценка: 8.81*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"