Прогин Влад: другие произведения.

Майское путешествие Геннадия Ивановича: Глава 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Зал был огромен. Люстры, содержащие в себе по несколько десятков киллограм хрусталя, мягко светили с шестиметрового сводчатого потолка синеватым светом. Среди картин, покрывавших большую часть стен, преобладали портреты. Стол занимал почти три четверти прямоугольного зала и был рассчитан на добрую сотню человек. Сейчас, однако, были заняты лишь три места.
  Ерите на вид было около сорока пяти. Короткие волосы, пронзительный взгляд серых глаз. В молодости явно была редкой красавицей, да и сейчас неплохо, по субъективному мнению Геннадия Ивановича, сохранилась.
  - Ерита говорит, что может исправить недоразумение, как только камень накопит силы - перевела Иккана - ну, зарядится.
  - Пока будем ждать, пока этот болтливый аккумулятор от УАЗика зарядится, принцесса в девках засидится и замуж никто не возьмет.
  Иккана улыбнулась, но перевела, смягчив фразу, как могла. Иные обороты пенсионера вогнали бы даже профессионального переводчика в ступор. А на роль профессионала шерида никогда не претендовала - даже по-русски говорила все еще с жутким акцентом.
  - Нет уж - продолжил Геннадий Иванович - раз вызвали меня, давайте решать как ее из этого концлагеря вызволять. Чем могу, тем помогу. Ну а хахеля Вы уж ей потом отыщете, дело хозяйское.
  Иккана опять смягчила, как смогла, перевод и это поняла Ерита.
  - Переводи как есть, я понимаю что такое возраст - улыбнулась она.
  Иккана побледнела, но перевела повторно.
  - Самое главное в этом, что он прав - печально улыбнулась Ерита - Вызволив принцессу из башни у нас будет всего пара недель, чтобы сыграть ей свадьбу. Иначе ее наследная сила уйдет опять к регенту и не вернется.
  - Что за сила-то хоть? Не мешки ж с картошкой тягать эта Ваша прынцесса могет? - осведомился Геннадий, дождавшись перевода.
  Хотя Иккана и с горем пополам объяснила Геннадию что есть магия и с чем ее надобно кушать, но все равно свыкнуться с ее существованием ему было явно проблематично.
  - Принцесса зеркального престола наследует в своей крови силу, которая подчиняет себе всю магическую охрану дворца. Это больше трех тысяч опаснейших существ. Эта сила гарантирует то, что трон занимает тот, кто имеет на это право. Конечно, армия головорезов для поддержки вне дворца и столицы никогда никому не повредит, но это основное. Если после освобождения из башни не провести ритуала бракосочетания, то все зря.
  - Тогда надобно ей хахеля. Уж чем смогу, освободить ее помогу, но уж хахеля эт вы сами выбирайте.
  Ерита вздохнула. Желание старика помочь было искренним и, должно быть, этим следует воспользоваться. Но прежде, его надо многому научить... Да, и хотя бы определиться что делать.
  К слову сказать странным казался этот старик. На вид вроде не молод, а скачет - дай Боги всем так в его возрасте ноги таскать. Неужели Шеридка все постаралась? Оно и видно. Эмоциональное шеридское начало, вместе со старческой желчностью дали удивительный результат... Хотя нет.
  В такие моменты Ерита жалела, что не избрала стезю мага и в тайне завидовала своему магу Риверсу. Магия иногда казалась настолько проще и понятнее столь любимых ею в молодости дворцовых интриг.
  
  ***
  
  Иккану было не узнать в синем платье. Служанки хоть и выглядели страшно, но дело свое знали и едва встретили шериду в выделенной ей комнате, мигом привели ее внешний вид в точное соответствие со стандартами высшего общества. Вышло на удивление хорошо, учитывая то, что сами служанки внешностью далеко не блистали. Их внешний вид очень емко охарактеризовал Геннадий: "Ну и бабища, прости Господи, - сядет, не встанешь."
  Смысл этой фразы Иккана поняла далеко не сразу.
  Сейчас она зашла в комнату, которую выделили Геннадию, благо тот даже не потрудился закрыть дверь. Пенсионер принарядился и даже нацепил свои награды, любуясь как они подходят к красному парадному мундиру этого мира. Еще бы, ведь завтра предстоит разговаривать с местными вояками и в грязь лицом ударить нельзя. Ох, спасибо, Иккане, что прихватила их. Правда в слух Геннадий этого не сказал, забыв о том, что она и так это чувствует.
  - Геннадий.
  - Да, белочка, что такое?
  - Я хотела спросить... Уже давно. Тогда, на дороге... Как Вы поняли, что я не преступница, почему атаковали солдат легиона?
  - Ты же видела мои воспоминания?
  - Видимо, не все... Я лишь отрывочно запомнила...
  - Это было в сорок третьем. Наш партизанский отряд успешно вышиб немцев из деревни и мы там разживались провиантом. Местное население нас не шибко жаловало... Им что партизаны, что немцы - и те и другие вооружены, и те и другие забирают провиант. Мы старались много не брать, но положение было швах, хоть трупы немчины жри. И тогда в деревне я застукал Леонида, как он насилие над местной учинить пытался. Нагло так, словно захватчик поганый. Ну я ему прикладом по хребту, и говорю "шо ж ты, сукин сын, делаешь, фашист недорезаный?"... Здорово мы с ним повздорили тогда, но долго он и не прожил. В следующем бою пуля его нашла. Хоть и не принято тогда было на Бога уповать, но Бог шельму метит. Метил. По крайней мере тогда.
  Геннадий вздохнул, думая о своем.
  - А еще с того момента я запомнил на всю жизнь взгляд той бедняжки. Затравленный и испуганный. И именно его узнал в твоих глазах тогда. Однажды увидев, его не спутаешь ни с чем. Да и, этот, Кувыркус дал им меня запеленговать, гад болтливый, находка для шпиёна.
  Иккана расплакалась и уткнулась в плечо Геннадия. С момента, как между ними установилась связь пенсионеру стало на удивление тяжело сохранять спокойствие в такие моменты - очень хотелось самому взять и разреветься, как кисейна барышня.
  
  ***
  
  - Коголь.
  Начальник личного караула Ериты не выражал эмоций, если они и существовали, но никто их не видел. В свое время он был одним из лучших генералов покойного императора и был приставлен к Ерите, когда на нее было совершено первое покушение, сорвавшееся лишь чудом. И, надо сказать, не напрасно. Дальнейшие покушения если и были, то исключительно несостоявшимися по причине преждевременной кончины исполнителя. Или исполнителей.
  - Да, миледи.
  - С завтрашнего дня начинай вводить Геннадия во все тонкости военного искусства. Я хочу, чтобы он был готов, как можно скорее. И захвати Риверса. Хватит ему свои колдовские вина расхлебывать, да танцовщиц призывать. Пускай расскажет Геннадию, на что способны маги регента.
  - Да, миледи.
  Начальник караула покинул кабинет, а Ерита долго еще сидела неподвижно.
  - Бедная девочка - наконец, произнесла она - не завидую ей, когда она увидит своего спасителя...
  
  ***
  
  Иккана и Геннадий явились во двор рано утром. Геннадий нацепил свои награды, и шел бодрым шагом, словно на парад.
  Кузнец в замке еще вчера снял с шеи Икканы рабский ошейник и сейчас ковал другой, который бы не только был бы легким и удобным, но и мог бы легко сниматься. Ведь все понимали, что если Иккана продолжит путь с Геннадием, ей придется играть дальше роль рабыни. А без нее, у Геннадия просто не будет средства общения с внешним миром. Конечно, пару слов он уже запомнил, но его акцент просто убивал, а привычка мешать иностранные слова со словами родного языка лишь добавляла неразберихи.
  - Ну и где этот Гоголь?
  - Коголь, Геннадий, прошу не надо. Искажение имени здесь считается оскорблением.
  - Хорошо, хорошо, хорошо. Нехай будет Коголь.
  Коголем оказался крепко сложенный человек сорока лет. Шрам рассекавший лицо и пронзительный взгляд серых глаз говорили о том, что этот человек был закален в боях. Да и не только в боях. Его Геннадий, не долго думая, окрестил чекистом. Взгляд уж больно похож.
  - Светлое утро - поздоровался Коголь и преклонив колено, как было положено этикетом прислонил руку Икканы к своему лбу. Судя по лицу Икканы, ей такое внимание было очень и очень приятным.
  - И Вам не чихать - ответил на приветствие Геннадий, не дожидаясь перевода.
  - Светлое утро - "перевела" Иккана, а потом на всякий случай пояснила жест Коголя Геннадию: мол де тут так дам приветствуют.
  Коголь заговорил, делая паузы, чтобы Иккана успела перевести. Как и любой солдат Ледовии, Коголь следовал этикету, четко предписывавшему при знакомстве с военным перечислить свои заслуги и награды. Это правило этикета было установлено около восьми сотен лет назад Нировиком Восьмым, получившим историческое прозвище Хвастливый.
  - Меня зовут Коголь, прозванный в дни светлого царствия Императора Коратоса Первым Когтем его Величества. Я участвовал в трех компаниях, и восемнадцати сражениях...
  Он и не догадывался, как любил Геннадий рассказывать о своих похождениях. Особенно за обеденным столом после фронтовых пятидесяти грамм. Слушать в десятый раз рассказы созлуживцев он тоже любил. Стоило Коголю закончить свой рассказ, моментом, когда его перевели на службу к Ерите, как в разговор вступил Геннадий... Ну а уж он не упустил момента рассказать обо всем... И о том, как был партизаном, и про передовую, и про разведку. Вспомнил даже, что после войны на Украине выслеживал бандитов.
  - ... БылО время, гонял я этих хышников.
  Ну и, разумеется, Геннадий не упустил шанса рассказать, за что и когда ему дали ту или иную награду. А их у него было много.
  Когда рассказ Геннадия окончился, перевалило уже за полдень, а Иккана охрипла. Совершенно не ожидавший такого Коголь, лишь представил мага Ериты - Риверса. Патлатый парень лет двадцати шести на вид лишь кивнул пошатываясь: он успел к этому времени напиться заколдованного вина и улететь куда-то за пределы зоны досягаемости. Дальнейший разговор решили отложить на после обеда...
  
  ***
  
  - Миледи.
  - Да Коголь, как прошло знакомство?
  Коголь выглядел растерянным. А это стоило многого.
  - Миледи, У Геннадия наград в несколько раз больше, чем у меня - уважительно произнес он - Боюсь, мне нечему его учить.
  - Ошибаешься. Да, он опытен, но его реальность сильно отличается от нашей. А действовать ему придется здесь. Учите, и перенимайте сами знания. Возможно, сама судьба нам послала его. И разбудите, наконец Риверса. Прежде, чем этот пройдоха сопьется, я хочу чтобы он проверил Геннадия. Если у него есть хотя бы маленький зачаток Дара...
  - Разумно предположить, что связь с шеридой блокирует его Дар на корню. Даже если он и был.
  - Может же быть хоть что-то!
  - Да, миледи. Но в любом случае, развитие Дара может занять десятки лет!
  - Ему хватит хотя бы простейших трюков. Это уже будет подспорье. Действуй!
  - Да, миледи.
  
  ***
  
  Геннадий не слишком привык к роскоши, и жил по-спартански. И именно поэтому засыпал он в замке Ериты с большим трудом, перебираясь с одного края огромной кровати на другой. И это несмотря на то, что на проблемы со сном он никогда не жаловался. Почему-то засыпать среди ветвей дерева с сопящей ему в плечо Икканой было намного легче, чем здесь. Легче и проще.
  Следующий день начался с проверки Риверсом Геннадия на наличие Дара. Итог был, разумеется, предсказуем: маг из Геннадия если и вышел бы, то только при наличии хорошего режиссера, качественных спецэффектов и большого бюджета. Этот факт заставил Риверса вздохнуть спокойно: преподавательскую практику в свое время он позорно завалил. Три раза подряд.
  Впрочем, о придворном маге Ериты стоит сказать отдельно. Колдун шестой печати, шаман третьего круга, друид восьмого камня, демонолог третьей ступени, чернокнижник тринадцатой страницы, ведун сихивии и маг восемьдесят четвертого уровня Риверс Озерский не мыслил жизни без двух вещей, которые считал в жизни основополагающими для любого специалиста. Вина и женщин. Первое его держало в тонусе для второго, а второе стимулировало его разум. И если с первым на службе у Ериты, владелицы самого легендарного в стране винного погреба проблем не было, со вторым была загвоздка, размер которой вполне соответствовал размеру служанок. Или, вернее сказать, их диаметру.
  Но не для специалиста его уровня.
  За три года службы он пообщался тесно со столькими существами параллельных, перпендикулярных и просто смежных реальностей, что мог об этом слагать песни. Что и делал, когда перебирал с вином. Ритма при этом не наблюдалось, рифма страдала, словно в аду, а содержание... Такого месива из грязных ругательств не к месту и специальных магических терминов постеснялся бы даже иной демон. По счастью для своего авторитета, пел он на мертвом языке магов, потому окружающие с уважением думали, что он творит какое-то удивительно сложное заклинание. И они были не так далеки от истины, ибо пьяный бред частенько складывался в случайные заклинания, от последствий которых можно было легко пострадать.
  По счастью, на лирику его тянуло не часто, и в перерывах между возлияниями, во время которых вызывал десятками соблазнительных красоток из иных миров, он занимался тем, что вел интеллектуальную войну с колдунами регента.
  Как и все умельцы, не пожелавшие сужать кругозор в одной магической науке, он знал практически все и в тоже время ничегошеньки не знал толком. Это создавало проблемы колдунам регента, так как он мог спокойно компоновать шаманизм, ведунство и колдовство, разрывая тем самым все шаблоны и вызывая у встечающихся с его магией первобытный ужас. Но с другой стороны, для него было иногда проблемой разобраться в чарах противника, созданных по точно выверенной науке высочайшего уровня.
  Впрочем, недостаток знаний он стимулировал зачарованным вином, с которого снимал, как он сам горорил, "губительность для разума", оставляя лишь "чистое вдохновение". Это "вдохновение" заключалось в состоянии глубокого "неадеквата" в котором он был всегда, когда работал. В таком состоянии, обложившись мозгодробительной литературой и не гнушаясь спросить совета у духов, демонов, подсознания и подвыпившего солдата во дворе, он мог разложить в ряд любое заклинание противника.
  В общем, личностью он был неординарной, соединяющий в себе, казалось бы, противоположности. Пьяницей и лавеласом, но при этом умным.
  
  
  ***
  
  
  Тем временем имперский дворец не спал. Трудились и книгочтеи, и маги, и многие другие существа, которых подгоняла железная воля Регента Гителиса, выстраивая их, подобно шестерни, в огромную военную машину. Дверь лаборатории Вителя отворилась, и внутрь зашел сам Регент.
  - Как продвигаются поиски? - не поздоровавшись спросил тот.
  - Работающие книгочтеи смогли изолировать восемь реальностей, откуда мог сюда попасть Гость и сделали примерный перевод сказанного им на дороге.
  - Эти слова сейчас уже не так важны, но все же, чисто из любопытства, что значит это "их бин расище партиазанен" или как там?
  - "Я ем внутрь живую грязь и исторгаю молот удачи" - произнес по бумажке перевод Витель - Это единственное, что нашлось более или менее осмысленное.
  - Осмысленное? Витель, казни, пожалуйста парочку книгочтеев по своему вкусу. Сделай это через скармливание их микроскопических мозгов мозгожуям. Пусть ищут лучше. Я хочу знать, откуда сюда попал этот Гость.
  - Да, мой лорд.
  
  ***
  
  Утро застало Геннадия в хорошем расположении духа. Вчера он плюнул на все и с Икканой ушел гулять в лес. Третим увязался и Риверс. Последний убедил Ериту, что будет проводить дополнительную проверку наличия Дара у Геннадия, которая может быть опасна для замка. На деле - он тоже хотел сходить. За грибами.
  Леса здесь были грибные. Геннадий легко и непринужденно "настрогал" целую корзину красноголовиков и белых. Риверс же качал головой и собирал совсем другие грибы: какие-то полупрозрачные светящиеся поганки, которые были видны только в тени, когда он светил на них светом из своего кольца. О последствиях употребления их в пищу оставалось толко догадываться.
  Во дворе тем временем было столпотворение.
  - Что за шум а драки нету? - поинтерисовался Геннадий, только что выйдя во двор после сытного завтрака.
  - Не знаю. - пожала плечами Иккана - вон Коголь, давай его спросим.
  - Действуй!
  Иккана быстро подбежала к Коголю и пока Геннадий шел за ней уже успела получить ответ.
  - Поймали дубликатора.
  - Кого-кого? Что за зверь такой?
  Коголь заговорил, а Иккана тут же начала переводить. Синхронному переводу она училась быстрее, чем Геннадий фехтованию. Последние дни Коголь прикладывал все усилия, но все равно, спустя десять минут выходило, что Геннадий учит его чему-то.
  - Дубликатор это тварь, которую создали маги регента. На случай если умрет незаменимый человек, талантливый генерал, например. Дубликатор может как-то стать этим человеком.
  - Эт как?
  - Сейчас позовут Риверса, если тот не нажрался опять...
  Риверс появился спустя пятнадцать минут. Помятый, с синяками под краснющими глазами. На ногах он стоял не совсем твердо, но речь была вполне внятна. Судя по всему это были последствия вчерашнего праздненства. Что отмечали никто не знал толком, но раз Риверс угощает... Пока его будили и приводили в себя, Геннадий с интересом разглядывал с остальными нечто, напоминающее радужный кусок пластелина, из кторого вылепили человека. Причем не просто вылепили - а с деталями, которые постоянно меняются.
  Получив нагоняй от Коголя, Риверс выпил содержимое какого-то пузырька и поморщившись заговорил, не сочтя нужным даже поздороваться с Геннадием и Икканой.
  - Дубликаторы это как губка. Работают просто. Если ты провел долгое время с каким-то человеком, то знаешь его, помнишь его, хранишь в себе его частичку. А дубликаторы, когда им сказали эту частичку в тебе читают и становятся этим человеком. Чем больше дубликатор повстречал людей, которые знали его оригинал, тем точнее копия.
  - А, прямо как этот... херокс! - сообразил Геннадий.
  - Ксерокс - Иккана покраснела до кончиков ушей и поправила Геннадия. Пенсионер точно помнил, как произосить правильно, но нарочно коверкал иностранные слова. Шибко не любил он их.
  - Ну нехай хсерекс. И что, он любого так отхе...отхсероксить может?
  - Да. Но только он заклят: ни одно существо этой реальности, кроме регента, не сможет приказать ему кого скопировать. Я прошлый раз загубил дубликатора, пытаясь снять это ограничение, но в этот раз...
  Но Геннадий уже не слушал. Он присел рядом с лежащим на земле дубликатором и потрогал странную жижу, заменяющую кожу рукой.
  - Ну и как ты работаешь? Айда Васькой стань!
  Первой мыслью Геннадия было заставить дубликатора принять облик покойной жены, но подумав он понял, что не сможет жить и понимать, что она лишь копия. Подделка, созданная фашистским трофеем. Ну а раз так...
  Геннадий изо всех сил напряг память и словно провалился в воспоминания...
  
  ***
  
  Филин ухнул три раза и из кустов показался Васька.
  - Плохи дела, Гена - произнес он, едва отдышавшись - фрицы идут с собаками, прочесывают лес. Похоже нас сдал кто-то, словно по наводке прут. Я их увел в сторону, насколько смог.
  - Надо уходить, товарищи. Отойдем к болотам, и вглубь. Гришка знает тропу через топи. Там нюх собачий им не поможет.
  - Не успеем - Васька улыбнулся и присел - если меня возьмете, то точно не успеете.
  Геннадий только и заметил что Васька сжимает рукой рану.
  - Пуля там осталась, когда иду хоть на луну вой, но фрица я снял с собакой. Дайте мне гранату, немного патронов и идите. Я задержу. Живым фрицам не дамся.
  - Нет, мы тебя не бросим. Я не брошу.
  - Гена, я не чую ноги, да и выдохся уже.
  - Геннадий, он прав. Мы не сможем его переправить через топь... Надо спешить...
  В этот миг воспоминания помутнели и резко скакнули дальше в прошлое, раскручивая во всех подробностях каждый день, каждое слово сказанное Василием Ковылиным. Они то скакали вперед, то назад, пока не слились в один поток слов, звуков и образов.
  
  ***
  
  Геннадий открыл глаза. Голова болела, но прямо перед ним, озираясь, лежал двадцатилетний парень. На голове была военная каска с небольшой вмятинкой.
  - Где я? - удивленно спросил юноша.
  - Среди своих, боец - улыбнулся Геннадий
  Юноша долго смотрел на Геннадия, потом задумчиво произнес:
  - Гена? Ты... Постарел?
  - Я, Вася, я...
  - Где фашисты?
  - Далеко. Что ты помнишь?
  - Все как в тумане... Вы пошли к болотам, вдали слышу собачий лай. Видно поняли, что я их уводил от вас... Беру прицел... А дальше пусто... Туман. Меня убили, да? - тут он заметил Иккану и, что самое главное, ее уши - и это тот свет, да?
  - Свет это не этот, твоя правда, но пока и не тот. Слухай внимательно, умную вещь скажу...
  
  ***
  
  - Как такое вышло, Риверс?
  - Формулировка "Ни одно существо этой реальности, кроме" - ей пользуются все маги и никто ее никогда не меняет. Это многовековая традиция. Геннадий не отсюда, благодаря формуллировке он сможет беспрепятственно зайти и покинуть башню иллюзий. Оттого к нему смогла привязаться Иккана, и оттого, миледи, он смог вернуть при помощи дубликатора друга. Кстати, Василий подходит под ваши возрастные критерии.
  - Посадить дубликатора на трон? Ты в своем уме, Риверс?
  - Насколько я знаю, дубликаторы вполне способны дать потомство, так что...
  - Еще слово в этом направлении, Риверс, и твои иллюзорные красотки тебе не понадобятся, ты меня понял?
  - Простите, миледи, но...
  - Еще слово и отдам тебя Реневи. Ей последнее время очень одиноко.
  Риверс осекся, вспомнив габариты служанки и прекрасно понимая, что тесного общения с ней он не переживет, несмотря на всю силу своей магии.
  - Иди уже. Надоел.
  
  ***
  
  - Чертовщина какая. Я и не чую, что я копия. Только не все вспомнить могу.
  - Ничего, вот доберемся до встречи ветеранов, где тебя еще помнят, мигом вспомнишь все.
  - Даже и не знаю, всего ведь не вспомню...
  - Ничего, прорвемся.
  - А ты хорошо сохранился, для своих лет. Даже более ловкий, чем тогда.
  - Иккане спасибо. Не ее бы особенности, я не то, что не прыгал бы как стрекозел, но и вовсе лежал бы трупом.
  Василий молчал, думая о своем.
  - Скажи, Ген, а чего ты Катьку того, не соорудил из дубликатора? Почему меня?
  Геннадий задумался. Непросто было ответить на этот вопрос.
  - Ладно, не мучай себя, старина. У тебя на то были причины.
  - Знаешь, в сорок третьем, обращение "старина" звучало иначе...
  - Ты еще сорок первый вспомни.
  
  
  ***
  
  Гителис лежал на мягкой кровати и следил за неторопливым танцем пяти девушек его личного гарема, нащитывающего ныне более тысячи красавиц. По мере того, как на них оставалось все меньше одежды, мысли упорно лезли не в то русло: сразу вспоминался триклятый гость и беспокойство за то, что скоро чарами прекрасных девушек уже не выйдет насладиться... В лучшем случае тогда самим регентом насладятся черви в безымянной могиле и исключительно в гастраномическом смысле... Про худшее он предпочитал не думать, потому решительно выгнал красоток и двинулся в сторону лаборатории Вителя. Хотя время сообщения ему новостей непервостепенной важности еще не наступило, но регент желал сейчас узнать все немного раньше.
  - Витель!
  - Да, мой лорд.
  - Докладывай!
  - Люди Ериты смогли захватить перевозимого нами дубликатора, сорок легионеров эскорта убиты.
  - Их недоучка едва ли разломит защиту, что еще?
  - Вообще-то, разломили. Гость.
  Гителису было досточно одного слова, чтобы понять что произошло.
  - Изменить формулировку защищающего заклятия всех дубликаторов. Тех, что уже приготовлены - уничтожить и заменить. И менять формулировку так же везде, где есть возможность. Издать указ согласно которому за ипользование старой формулировки в задачах государственной важности предусмотреть лишение мага сил. Интересно, кто догадался в прошлом, так оплошно пропустить предлог. Должно ведь звучать, "и ни одно существо В этой реальности"!
  - Готрик Забывчивый - меланхолично привел историческую справку Витель.
  - Казнить через...
  - Он мертв уже более тысячи лет.
  - Значит вызвать дух и пытать.
  - Да, мой лорд.
  Лишение мага сил производилось только одним способом - отрезанием головы. Говорят, на юге умели вырезать кусочек мозга, оставляя мага без сил, а если не повезет - то и без рассудка. Хотя, долго после этого обычно не жили. Но в Ледовии на подобных операциях экономили просто и гуманно срезая голову.
  Гителис прекрасно понимал теперь, на что рассчитывает Ерита. Надо полагать, чары башни пропустят Гостя по той же причине. Из-за того, что старый маразматик Готрик пропустил когда-то давно один предлог. Хитра. Ну ладно, мы еще хитрее.
  - И еще, раз дубликатор перешел в активную стадию - прорвись в его сознание. Мне будет интересно знать, что там роисходит.
  - Да, мой лорд.
  
  ***
  
  Риверс внимательно осмотрел патрон от пистолета и почесал голову. Идея огнестрельного оружия ему понравилась, конструкция понравилась еще больше, звук выстрела... Это вообще показалось ему музыкой. А запах! И самое главное, эффект! Потому он прокрутил в голове все мыслимые и немыслимые варианты, и вспомнил наконец-то нужного демона.
  - Не обещаю, что много, но сейчас сделаем. Веки закрылись и он начал что-то говорить себе под нос.
  Светящаяся грибница в углу замерцала и погасла, высунувшая любопытную мордочку мышка скрылась в страхе в тени.
  По центру комнаты материализовалась огромная фигура. Он был обширен, ростом за два метра. По бардовой коже бежали темные узоры не то татуировок, не то сосудов. На широком лбу виднелись выступы, как будто там вдруг вздумали рости рога и, внезапно, передумали, так и оставшись набухшими бугорками.
  - Риверс - прогремел гость.
  - Да, Аикатакатарон. Я.
  - И. Зачем звал?
  - Помощь нужна, добыть кое что.
  Риверс передал патрон здоровяку и тот аккуратно взял его двумя огромными пальцами.
  - Любопытно. Добыть будет нелегко, но для тебя сделаю. Как и обещал когда-то. Жди.
  
  ***
  
  Боевики засели в этом ущелье уже очень давно. Хорошо оплачиваемые наемники, у них было все, боеприпасы, еда, даже женщины, и, самое главное мотивация. Последнего совершенно не было у солдат-срочников направленных в горячую точку, с которыми они периодически конфликтовали. И солдаты едва ли знали об их укромном месте. Наемникам же было без разницы кого убивать и зачем. Не знали они даже кто платит.
  Абдул что-то насвистывал, вертя в руках монетку. Его послали в арсенал за взрывчаткой, для смертницы, которую собирались завтра отправить в город.
  Монетка упала на пол, из груди вырвался сдавленный всхлип. Пещера, где хранились ящики с вооружением была пуста. Только следы, где когда-то стояли еще ни разу не вскрытые ящики. Тревога поднялась быстро, пещеры прочесывались по отработанной схеме, но ничьих следов так и не было найдено. Более того, вскоре были обнаружены другие пропажи: из автоматов, которые не выпускались из рук невероятным образом исчезли патроны. Все до единого. Исчезли даже пистолеты, которые были запрятаны у некоторых под подушками и в других укромных местах. Пиком странностей было то, что с одной уже "укомплектованной" смертницы куда-то исчез с одежды весь тротил. При этом она сама клялась что во сне к ней никто не приходил.
  Появившиеся вскоре солдаты были логичным продолжением крайне плохого дня.
  
  ***
  
  - Пакетик такой хватит? - спросил Аикатакатарон.
  - Как-то маловато будет - покачал головой Риверс. Ты, поди, три склада обчистил.
  - С разрешения смертного, наделенного силой, заметь. Да и брал я у плохих ребят, как договаривались - хмыкнула огромная туша, но положила на пол еще два небольших грязных целлофановых пакета с патронами - даже хорошим парням помог на них выйти потом. Пистолет еще один дарю!
  Оставалось только догадываться, почему боеприпасы, хоть и сдобренные хорошим количеством масла были столь странно расфасованы. Риверс предполагал, что хитрый гость, скользящий меж реальностями посчитал оригинальную тару очень большой, и перефасовал сам. Лишь бы лишнего не отдавать.
  - Благодарю, Аикатакатарон.
  - Веселись, Риверс.
  Демон исчез а Риверс аккуратно взял один пакетик и убрал себе в шкаф. Пистолет ему не нужен, а вот патроны... От высокомагических мыслей лицо мага уродовала такая улыбка, что сделала бы честь самому страшному демоны иной реальности.
  
  ***
  
  Тренировки теперь шли веселее и Геннадий научился держать в руках меч. Наличие рядом с пенсионером старого боевого товарища словно впрыснуло в него новую жизнь.
  - Знаешь, Ген, не могу избавиться от ощущения, что что-то со мной не то.
  - Что такое?
  - Да как заснешь - такая муть сниться.
  - Фрицы?
  - Если бы. Какой-то мужик на троне, спрашивает что-то, приказывает и бошка словно бы тяжелая, взорваться готова. Я тогда почему-то сразу вспоминаю, как фрица знамена свои поганые, на башни танков крепили и тут как тут, они появляются, а потом и наши... Ну а в суматохе боя я от этого мужика страшного и сбегаю.
  - Надо спросить у Риверса, как трезвый будет.
  
  ***
  
  Риверс покачал головой, и вновь стал рисовать пальцем по серой поверхности покрытой грибом доски. Раздраженные пальцем мага частички грибницы меняли цвет, оставляя линиии, которые пропадали спустя час.
  - Дубликаторы завязаны на регента. И тот перестраховался сильнее, чем я думал. С позволения поселившегося в дубликаторе сознания... Ну, либо подавив оное, он сможет следить за тобой.
  - Эт что выходит, я шпион что ли?
  - Пока регент не сломал тебя - нет. Но это дело времени. Дубликаторы так устроены, что рано или поздно регент их сломает. Удивительно, не правда ли? У меня никогда не было шанса понаблюдать за дубликатором после того, как он принял форму. Удивительные создания.
  - Так что со мной делать теперь, я ж вас выдам!
  - Пустить Ваське пулю в лоб я не дам - отрезал Геннадий.
  - Можем сделать так. Погрузить в сон до лучших времен.
  Геннадий вздохнул. Это его не совсем устраивало, но все же это было лучше чем потерять старого друга навсегда. Опять. - Ваша взяла. Только вечером, хорошо? Ты не волнуйся Вась, как только мы Регента того, мы тебя сразу разбудим. Честное, пионерское!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"