Прокопчук Артур Андреевич: другие произведения.

Рапсодия грузинского винодела (Fusion)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Заключительная часть трилогии: "Беларуская рапсодия", "Грузинская рапсодия" и "Рапсодия грузинского винодела". История семьи."Мои художники" - Ия Гигошвили и Отар Вепхвадзе. Виноделие в нашем доме.

    []
   Автор

  
  
   РАПСОДИЯ ГРУЗИНСКОГО ВИНОДЕЛА
   (Fusion)
  
  
  
   Вместо предисловия
  
   2004 год в Москве для меня начинался тяжело - это был период практического уничтожения предприятия, созданного с "нуля" и успешно работающего более десяти лет. Два моих партнера разругались друг с другом на почве дележа прибылей. Когда появляются деньги, особенно большие, у многих нервы не выдерживают, дружба заканчивается. Примирить своих компаньонов, которые так и не сошлись во взглядах на эту тонкую материю, мне не удалось, они даже встречаться не хотели друг с другом, передавая через меня свои пожелания будущего раздела имущества. Мои партнёры бросили меня на съедение кредиторам, "ходокам" из разных социальных слоев: от бандитов, "крышующих" московский бизнес, до сотрудников УБОП, мало отличающихся от первых, от судебных приставов до милиции - от всей этой швали, размножающейся и растущей в числе с каждым годом, как культуры бактерий в чашечке "Петри". Партнёры разбежались и затаились, ожидая, что будет со мной, с фабрикой, зданием...Денег на предприятии не стало, бухгалтерия с кассой исчезли, менеджеры воспользовались моментом и тоже испарились, прихватив выручку магазинов-клиентов, кредиторы-поставщики стали приходить сами или присылали "полномочных представителей", как правило с погонами. Я начал выкручиваться...
   Ничего другого мне не оставалось делать, как расчленить, ставшее мне дорогим в прямом смысле слова предприятие. Так сказать, "чем я его породил, тем и...", это было трудной миссией, уничтожать собственными руками работающую фабрику, реализовать накопленное с годами имущество, закрыть офисы и распрощаться с сотрудниками, которых подбирали мы в свой коллектив годами. Я попытался сначала продать весь бизнес целиком, так как продажа одного здания слабо компенсировала труды, затраченные на фирму "АДВА+" за десятилетие. Здание по тому времени по рыночным оценкам стоило не более одного миллиона долларов, который ещё надо было получить. Продать фабрику вместе с оборудованием и "брэндом" я попробовал, потратил на это более семи месяцев, но реальных покупателей было мало и предложенные ими суммы не соответствовали нашим оценкам. Ближе всех подошли к этому высокие представители исламской диаспоры, я даже чуть не поклялся, что сделаю обрезание, если дело сладится, но они так долго канителили, что мне пришлось положить этому конец - компаньоны и кредиторы наседали. Я попал в цейтнот. Наступал новый, и как я понимал, последний этап в моей бесконечной борьбе за выживание в непредсказуемой России. На следующий шаг в бизнесе у меня уже не было ни сил, ни желания, ни времени - шесть десятков лет жизни, с гаком, пролетели. Ощущение было такое, словно мир погружался в темноту, мрак обступал со всех сторон, к тому же Россия, в целом, медленно стала возвращаться в "советское прошлое". С приходом к власти ставленника КГБ исчезли последние иллюзии насчет возможного движения государства по пути нормального европейского развития...
  
   Светлым пятном тех лет оставалась только "моя Грузия", все более приобретающая черты цивилизованного государства. Не до конца разорённая семейством Шеварднадзе, она стала стремительно реформироваться при новом, молодом и энергичном президенте Михаиле Саакашвили. Мои дети, дочь с мужем, почувствовали "ветер перемен", вовремя, из-за обрушения цен, выкупили в Дигоми, пригороде Тбилиси, земельный участок и стали там строить дом. Шутя, я стал их называть латифундистами, а строящийся дом - фазендой. Рядом со строящимся домом, в начале 2004 года, после многих раздумий, мои дети приобрели еще с моей помощью и старый запущенный сад и стали подготавливать часть сада для виноградника. Все как-то стало складываться удачно. Недаром, в начале зимы, в ноябре 2003 года, еще в старом доме в Харпухи (район серных бань в Тбилиси), мы были свидетелями необычайной радуги, перекинувшей свою цветную, ярко розовую арку от Авлабара до монастыря Вознесения , что находится на пригорочке за нашим домом. Это было провозвестником новой жизни - знамение свершилась через месяц, пришла, так называемая, "розовая революция", Грузия стала стремительно уходить от советского застойного прошлого. В Дигоми мой зять, Отар Вепхвадзе, заложил фундамент нового дома (Дигоми - пригород Тбилиси), где и предполагалось разбить виноградник. Работы шли очень споро - корчевка старых деревьев, перекопка, внесение минеральных удобрений, поездки в питомники за виноградными однолетними и двухлетними саженцами - все радовало, все делалось впервые на "своей земле". Мне трудно передать эти ощущения другим - своя земля под ногами создает иллюзию незыблемости мира. Наконец, 18 марта мои дети приступили к высаживанию лоз, закончив все за пару дней. Все было завершено в разумные сроки, оставалось ждать и надеяться, привычное занятие...
  
   Будущий виноградник и новый дом обещали несомненные радости, и московский провал пятнадцатилетних усилий в новом времени, в "рыночной экономике" советского образца, слабо понимаемой мной страны с "суверенной демократией", как-то уходили на второй план. Однако жизнь продолжалась, и я стал размышлять о новом этапе, привязанном к Грузии, к Тбилиси.
  
   * * *
   Не знаю, почему меня не оставляют до сих пор образы, которые я видел на немногих семейных фотографиях, чудом сохранившихся в советском лихолетье, во всех войнах и революциях ХХ века. Отчего звучат слова или отдельные фразы, которые я слышал от своих родных, оставшихся там, в Беларуси. Они переполняют мое воображение: мои прародители, их дела, частично вымышленные мной, достроенные моей фантазией или теми скудными сведениями, что я получил от тетушки Анны, нашей домашней "сказительницы", или моей мамы. Я натыкаюсь теперь, в дебрях Интернета, на места, которых я раньше не видел или не знал о них ничего. Меня волнуют невероятные совпадения, следы прошлого, которые настойчиво пытались мне сообщить что-то о моих "прапра", как, например, о Севастьяне и Марыле Валаханович, когда я проходил мимо их жилищ. Я не зная тогда почти ничего о них, два месяца прожил в армейской казарме, расположенной во флигеле, в Станьково (Минская область), где когда-то жила Марыля, кормилица детей графа Гуттен-Чапского. Там же сохранился до наших дней "конный двор", где занимался разведением графских лошадей Севастьян Валаханович, легендарный наш предок, получивший еще от графа Эмериха Гуттен-Чапского (отца Карела) "за верность - 12 валок земли" в Рудне. Графскую станьковскую усадьбу разорили и разрушили и лишь по сохранившимся фрагментам можно представить себе прошлое этих мест. Даже то малое, что осталось, вызывает, по крайне мере у меня, уважение к деятельности семьи Гуттен-Чапских, столетиями служивших своей новой отчизне.
  
   Дом, "родовое гнездо" Валахановичей, в котором проходило детство моей мамы, сгинул, как исчезло все, что было у другой ветви моих предков, у моего прадеда Фёдора и деда Александра Павловичей, здесь же по соседству со Станьково, в Койданово (теперь Дзержинск). Да и от самого Койданово мало чего осталось, советская власть старательно уничтожала величественное прошлое Великого Княжества Литовского, современной Беларуси, понимая, что никогда не сможет достигнуть этих высот. Полтораста лет разорения земель Княжества, захваченного Российской империей, разграбление его российскими, царскими администраторами и чиновниками, невозможно было восстановить никакими усилиями новой советской власти, впрочем, такой же алчной и нетерпимой к чужой культуре, языку, религии. А две мировые войны завершили этот процесс тотального уничтожения всех следов исторического прошлого беларуского (литвинского) народа.
  
   []

Кальвинистский собор и замок в Койданово, разрушенные советской властью в 1930-е. Служебный флигель усадьбы Гуттен-Чапских в Станьково (фото 2010, из сайта http://vandrouka.by/ )

   Нашему поколению не осталось после очередной войны даже таких "следов прошлого", моя семья вернулась в Минск на развалины своего родного города:
  
   []
  
   Вот такой "лунный пейзаж" открывался в моем детстве в Минске, за площадью Свободы, когда я выходил из дома за костёлом Пресвятой Девы Марии и шел через площадь в школу, точнее в единственный класс, еще не отремонтированного, наполовину разрушенного здания, где когда-то учился великий Станислав Монюшко и дети известнейшей семьи беларуской шляхты, Ваньковичи (Фото из фонда Белгосархива кинофотодокументов).
  
   Гуттен-Чапские следовали в своей жизни и деятельности фамильному девизу - "Жизнь - отечеству, честь - никому". Нашему поколению от "Отечества" остались одни развалины, "погорелки", как мы в детстве называли разрушенные кварталы города, среди которых мы жили. Оставалась только Честь в понимании наших родителей, и я им благодарен за это воспитанное во мне чувство, которое не удалось искоренить советскому режиму.
   Мой город медленно восставал из послевоенного хаоса и разрухи. Беларусь заново строилась. Уцелевшие от всех нашествий постройки графской усадьбы в Станьково в наши дни отреставрировали, привели в порядок, но там живут чужие, а значит безразличные к этому месту люди. Родовые места беларусов за полтораста лет усердно были вытоптаны российской и советской властью, а потом отутюжены войнами ХХ-го века. Дома, "родовые места", сады и земли наших предков исчезли в новое время, "фабрики рабочим" не достались и были разрушены, а "земля крестьянам" - так и осталась несбывшейся мечтой моих бабушек. Впрочем, советская власть разрешила иметь в деревне Цитва бабушке Эмилии, учительнице с гимназическим образованием, две сотки в своем подворье, на которых научилась выживать, здесь она высеивала рожь и научила нас, мальчишек, жать серпом.
  
   Беларусь осталась в далеком прошлом, память о ней покалывает иногда мое сердце, но судьба давно распорядилась мной, и я оказался перенесенным в другой мир. Это была "обетованная земля", Грузия, куда я когда-то "эмигрировал", под воздействием моих детских воспоминаний о солнце, о тепле и абрикосовом саде в Ленинабаде (сегодня Ходжент), где меня спасала от туберкулёза моя мама.
   Я долго прожил в Грузии и не раз прощался с ней, уезжал из неё и снова возвращался, "как бумеранг". Там осталась часть меня самого, мои дети. Уже есть у них свой дом, строится второй, появилась, наконец, собственная земля, закладывается (в который раз?) "родовое гнездо", где моя дочь Ия с мужем Отаром пытаются возродить уничтоженные двухвековым лихолетьем исторические семейные корни, дописать еще одну страницу в генеалогию рода. Отар и Ия в своих детях передают генетические особенности наших грузинских и беларуских предков следующему поколению, а там и другие поколения подойдут, и да не прервется род человеческий...
  
   * * *
  
   мы в Грузии, как в черной вазе
   мы в Азии, как на гвозде
   на остром, как тоска, алмазе
   в невыносимой высоте
  
   на этом острове, как в оспе
   как в детской клятве на крови
   мы утверждаемся в сиротстве
   как объясняемся в любви
  
   и в алой пасти, в самой бездне
   над нами свет многоочит
   и в поднебесье, как в болезни
   сухая косточка стучит
  
   Дмитрий Строцев (Минск, 1997)
  
   "САДУ - ЦВЕСТЬ"...
  
   Ученик Платона и Аристотеля, великий философ и, вероятно, первый в истории человечества ботаник, Теофраст (370 - 285 г. д.н.э.) в своем труде "История растений" написал: "...сколько виноградников, столько и сортов винограда". Так что мы учли его наставления и приступили к закладке своего виноградника, взяв те лозы, что были нам доступны, а там - будь, что будет.
   В конце марта 2004 года в Дигоми, в пригороде Тбилиси, были закончены почти все наши "сельхозработы", 500 лоз 12-ти сортов винограда тоненькими робкими прутиками торчали из земли. Названия сортов звучали как персидские стихи и были как музыка - аладастури, тавквери, саперави и усахелаури (красные зндемики). И еще было высажено семьх сортов "белого винограда", тоже старинные, проверенные временем грузинские лозы -чинури, хихви, ркацители, горули мцване и европейский белый мускат. Да, забыл, еще остались от прежних хозяев проверенные временем, тридцать кустов "Изабеллы", попавшей в Европу ещё в ХVII веке из Америки. Укоренятся новые лозы или нет, что из них вырастет, мы не знали, но надеялись на успех, к тому же, помог с консультацией сосед, старый работник Института виноградарства и виноделии АН ГрССР. Я когда-то проработал в этом институте по совместительству пару лет, устанавливал там современную технику - немецкий инфракрасный спектрофотометр, обучал работать на нём сотрудников отдела коньяков.
  
   "Семейный подряд" был завершён к 20 марта, виноградник разбит - это был наш общий подарок к дню памяти моей мамы, родившейся 21 марта 1911 года.
   К этому времени уже стояли стены нового дома - плод художественного воображения Отара Вепхвадзе приобретал свои особые, неповторимые черты. Родовое гнездо становилось явью, но жизнь в городе налаживалась с большим трудом после гражданской войны. Работы не было, кормить детей становилось трудно и Отар с Ией приняли решение- легкие на подъем, завершив основные работы, они быстро собрались и уехали в Германию, "на заработки". Новое хозяйство,- сад, дом и виноградник,- требовали дополнительных вложений. Дом надо было достроить, наладить проживание в нем, приобрести "тысячу мелочей", лучше, чтобы они были ещё и немецкого качества.
   Земля в Дигоми ждала Отара и Ию, своя собственная земля, основа человеческой жизни, фундамент для родового гнезда, она сулила в будущем спокойствие и устойчивое развитие, давала возможность реализовать давние планы - построить свою мастерскую, приобщить к творческому труду подрастающих детей, Георгия и Эрекле. Семена были брошены в добрую землю, хотелось увидеть и плоды этого общего, семейного дела...
  
   Новый дом строится
 []
   Закладка виноградника в Дигоми (пригород Тбилиси, март 2004 года)
  
   * * *
  
   Мы ничего не знали, или почти ничего, об этом удивительном природном даре с таким красивым латинским названием - Vitis Vinifera - лоза вино родящая. Хотя виноград и Грузия - неразделимый мир, а у Отара в генах должна была проснуться тяга к виноделию от его предков, от деда Павле, бежавшего через перевалы от очередной "советизации-коллективизации", из Имеретии в Боржомское ущелье. Павле Вепхвадзе так и не удалось разбить свой виноградник в Боржоми, там зимы накрывают снегом все ущелье, от въезда в него до высокой скалы на повороте в Ликани, где он поставил свой дом, напротив "беседки Сталина". Прохлада Боржоми хороша для тех, кто скрывается от летнего зноя, а виноградной лозе нужно много света, солнца и тепла.
   Нам долго не хватало чего-то связующего, объединяющего усилия всех членов разрастающегося клана, посвятившего себя искусству в трех поколениях, выпускников Академии Художеств. Керамика, живопись, графика разводили в разные стороны членов фамилии, еще вдобавок, младшего сына Отара и Ии, Эрекле, занесло в консерваторию, в класс гитары.
   И вот это "что-то", объединяющее всю нашу семью, вдруг появилось, как всегда случайно, что впрочем, нам только кажется. Земля - дом - сад - виноград - виноделие... Нам открывалась древняя дорога, по которой шли и шли тысячелетиями прародители грузинского сообщества. Мне - беларусу, что я иногда, подвергаю сомнению, оставалось только "примазаться" к моим детям и не мешать им. К слову, в одной ветви нашего клана, мои бабушки, носили фамилию Валаханович, трактуемую мной, как производная от "Влохи", что по-польски означает "итальянцы" (уже ближе к виноградникам). Впрочем, и в древней Валахии, если бы мы на самом деле оказались выходцами оттуда, виноград рос тысячи лет тому назад, а керамическая иконка Святого Влаха - несомненного покровителя Валахов, Валахановичей и Дубровника (Хорватия), с его виноградниками вокруг, находится в моей домашней коллекции - жена привезла оттуда. Так что у меня появилось свое, может, и предвзятое, отношение к дигомскому саду и винограднику...
  
   * * *
  
   Виноградная лоза в Грузии появилась, по-видимому, намного раньше человека. Может быть, "человек разумный", неоантроп, еще только постигающий мир вокруг себя, собиратель его даров, и задержался здесь потому, что вкусил виноградных плодов, или, еще проще, нализался перебродившим соком раздавленных ягод и заснул в жаркий полдень в тени чинары. Керамические, глиняные сосуды, идеальное вместилище для хранения вина, давно известны историкам - археологические раскопки обнажили древний пласт человеческого быта в Грузии, датируемый шестым тысячелетием до нашей эры. Весь этот район "плодородного полумесяца", как его называют - Закавказье, горы Таурус в Восточной Турции и северная часть хребта Загрос в Западном Иране, дали человеку не только виноградную лозу, вино, но и хлеб, разнообразные сорта злаковых, пшеницу и ячмень, и многое другое. Бог позаботился о "закуске". А что вино - это божественный напиток, ни у кого не вызывает сомнения.
   Создав в третий день творения "зелень, траву, сеющую семя и дерево плодовитое..." демиург-мастер увидел, "что это хорошо" и за пару дней закончил всю свою тяжелую работу. А потом "благословил седьмой день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел своих" ("Ветхий завет", Первая книга Моисея, Бытие, 1, 2, 3).
   Я думаю, что творец не "всухомятку" освящал "дело рук своих", а лежа на облаке, раздвинул его десницей, бросил луч света на землю, чтобы лучше разглядеть её, поглядел еще раз на дело рук своих, на прекрасные долины и горы, реки и моря, и поднял чашу с вином, так как вопросов по технологии изготовления этого напитка у него быть не могло - все "ноу хау" будущего мира лежали на полках его заоблачной библиотеки. А земля под ним была, и правда, прекрасна, и полна лесов, садов и плодов в них, и винограда, и это была прародина картвелов - Картли (Грузия)...
  
    []
  
  
   С приходом на землю "человека разумного" началась и новая жизнь виноградной лозы. Человек стал возделывать виноградники, а лоза стала формировать нового человека, заставила его применить свою ловкость и умение, свой разум и память. Это происходило не одно тысячелетие, и "косточки окультуренного винограда, отличающиеся по форме от косточек дикорастущей разновидности, датируемые примерно 6000 г. до н. э., были обнаружены в Грузии; аналогичные находки из других мест датируются периодом с 6000 по 4000 г. до н. э. Культивация виноградной лозы могла начаться только в эпоху неолита, когда люди стали разводить домашних животных и высаживать злаки в дополнение к охоте и сбору ягод, фруктов и других дикорастущих растений. Потребность возделывать культурные растения, включая виноградную лозу, послужила мощным толчком к возникновению оседлого общества" (Род Филлипс, История вина, М. Эксмо, 2004).
   Из древней Колхиды виноград был вывезен и стал известен грекам и финикийцам. Описание виноградников и вина находятся в "Илиаде" и "Одиссее" Гомера. Судя по ним, греки добавляли в виноградное вино ароматы трав и цветы. Когда открывали сосуд с вином, распространялось благоухание роз и фиалок. В честь Диониса - бога вина - греки устраивали празднества, положившие начало развитию танца, поэзии, драмы и комедии. Произведения Эсхила, Софокла, Аристофана написаны для этих празднеств и исполнялись в театре Диониса в Афинах.
   "Люди Средиземноморья перестали быть варварами, когда научились выращивать оливы и виноград", - писал греческий историк Фукидид в конце V в. до н. э. (Из книги "История вина", Хью Джонсон, Издательство: BBPG).
  
   Праздность, виноград и, главное, вино - этот дар щедрой земли и виноградной лозы на ней произрастающей, и солнца, - породили поэзию, а за ней и всю литературу. "Гомер, Гораций, Омар Хайям, Петрарка, Гёте, Байрон, Пушкин , Тютчев - у каждого из них не одно произведение, посвященное винограду и его чудесному соку".
   Виноградная лоза у многих народов считается символом здоровья и плодородия. В античном мире почитались боги вина и виноделия: Дионис - у греков, Бахус - у римлян, Осирис - у египтян, Оратал - у арабов...
   "Древнейшие монеты с изображением виноградной грозди были отчеканены великим жрецом израильтян Анапием, а также Геродом Великим и Симоном. Похожие монеты выпускались и в ряде античных городов Колхиды, Кавии, Ионии и др. Свыше 100 греческих и римских городов чеканили на монетах, если можно так сказать, виноградно-винодельческую символику. На глиняных светильниках VI в. до н. э. обнаружен герб города Томиса (ныне Констанца), на котором изображена гроздь винограда. Позднее она встречается и на чеканившихся там же монетах. Деньги с этой символикой выпускались и при римских императорах Траяне, Коммодузе, Пробусе и др (Из книги "История вина", Хью Джонсон).
  
   * * *
  
   Но, вернемся в наш дигомский сад, где только что сменились декорации, и куда пришли новые владельцы. Закладка сада и виноградника были закончены, и побежало время. Прошел год и стали слабенькие росточки виноградной лозы в нашем саду крепнуть, а нам оставалось только не мешать этому удивительному проявлению жизни. Таинственная сила пробилась через снег, вдруг выпавший в январе 2005 года, преодолела февральский холод, хрупкие лозочки устояли при дигомских ветрах и позеленели, как и должно, в мае. Все 500 с небольшим виноградных лоз прижились на новом месте, что было явным чудом, но чудеса только начинались...

 []

   Летом 2005 года я, как обычно, прилетел из Москвы в Тбилиси прямым рейсом Аэрофлота, еще не подозревая, что это будет последняя нормальная поездка в Грузию. Личная неприязнь Путина к Саакашвили в скором времени перерастет в откровенную вражду и бесконечные провокации в отношении к новому суверенному государству. Казалось бы, что Россия с ее многомиллионной армией войск разного назначения не должна была двигаться все в том же имперском направлении, не строить из себя "старшего брата", когда все братья разбежались. Но так не получилось. Впрочем, оставалось еще пару лет "передышки".
   Лето 2005 года было по настоящему радостным для нашего семейного клана, соединившего, как соединяет своими усиками лоза разные ветви, такие далекие друг от друга новые государства-республики Грузию и Беларусь. Несмотря на обычные финансовые затруднения, наше "общее дело" развивалось и предвещало новые "победы на сельскохозяйственном фронте", как писали когда-то советские партийные газеты. Нам столько лет, со школьной скамьи, вдалбливали в головы эти коммунистические штампы, что я до сих пор не могу от них отделаться.
   В Дигоми, в саду, в винограднике уже можно было увидеть предвестников "больших урожаев". Несколько десятков лоз "Изабеллы", оставшихся "по наследству" от старого владельца участка, радовали глаз полнотой и плотностью гроздей. А юные лозы дали первые ягоды к своему трехлетнему дню рождения.
  
    []
   Вот она - первая гроздь (лето 2005 года) !
  
   Да и с другими "дарами" грузинской земли проблем не возникало - чтобы Ия ни посадила весной, все всходило, пышнело и расцветало и наступала лучшая пора года. Отар, тем временем, денно и нощно, камень к камню, плитка к плитке, доводил до совершенства свою давнюю мечту: дом крепость, дом - творческую мастерскую, которые приобрели к лету законченный вид. Стали появляться бесчисленные детали интерьера трудами поисков Отара по свалкам, по старым кварталам Тбилиси, которые потихоньку разбирались или просто рушились от старости. Исчезали обветшалые городские кварталы - Майдан, старый Авлабар, Харпухи,- освобождая место для новостроя.
   Настало время рассказать немного и об Отаре, главной движущей силе, раскинувшегося на два дома в Тбилиси, семейства.
  
   ОТАР ВЕПХВАДЗЕ и ИЯ ГИГОШВИЛИ
  
   Отару пришлось восстанавливать древнюю традицию грузинского виноградарства, уже не в Боржоми, где он родился, а в Картли, в Дигоми, предместье Тбилиси. Это было естественным движением его души, тем более, что непременная часть виноделия - глиняные сосуды для хранения, выдержки и употребления вина, керамика, но в более широком приложении, была для Отара профессиональной деятельностью. Он давно окончил Академию Художеств в Тбилиси, поучаствовал во многих выставках и конкурсах, получил престижную награду, серебряную медаль на международном конкурсе керамистов в Валлорисе, где была мастерская керамики Пикассо (западная оконечность города Антиб на Лазурном Берегу Франции), словом, уже сделал карьеру, как художник-керамист. Но его новым увлечением стало создание домов и начал он со своего собственного, в Тбилиси, в старом городе, районе серных бань, в Харпухи.

   []

   Отар не строил свои дома - он их рисовал, а потом, в стиле гениального Параджанова, собирал их, как коллаж, как мозаику, как детали игры-конструктора "Лего", из всего, что отбирала его рука, что подсказывал его художественный вкус и направляло чутье. Он рыскал по старым районам города в поисках утраченного прошлого. Как пример, 12-ти метровые балки из лиственницы середины ХIХ столетия, вовремя обнаруженные им на развалинах тбилисского "Арсенала", легли в каркас и украшали интерьеры двух его домов.

    []

 [] []  []

  
   Бесчисленные детали интерьера старого дома в Харпухи составили домашнюю коллекцию раритетов тбилисского быта ХIХ столетия. Увлекшись металлическими поделками старых цеховых мастеров Майдана и Авлабара, Отар стал заниматься и ковкой. В доме появились чугунные перила-решетки, необычные оклады зеркал и светильники, кованные столы и кресла....
    []
  
  
   Обладая универсальными способностями, не останавливаясь на одном виде творчества, Отар легко переходил от традиционной керамики к живописи и создал в 90-е цикл живописных полотен в оригинальной манере. Я бы назвал Отара предвестником стиля "фьюжн" в живописи, так как он не смущался использовать самые разную технику и материалы в своих картинах и в дизайне, художественный метод, перенесенный позже им и в архитектуру. Дальнейшие события, в частности, победа на архитектурном конкурсе его проекта - "Дом в Дигоми", показала, что это направление находит понимание, имеет поклонников, свою перспективу в будущем, а живописные работы Отара 90-х годов, как и его керамика, стали украшать различные выставки, музеи и многие частные дома в Европе.
   Период керамического творчества временно приостановили внешние обстоятельства "смутного времени" в Грузии в 90-е годы - погасли печи, несколько лет не было электричества в Тбилиси, при Шеварднадзе распались творческие союзы, даже простую глину и шамот нельзя было достать. Вынужденно, этот этап творчества перешел у Отара в станковую живопись, а позже в дизайн, которому он стал уделять все больше времени и усилий.
   Вот часть полотен Отара , сработанные с конца 80-х до конца 90-х годов, некоторые из этих картин украшают европейские галереи и частные коллекции.
  
   []  [] [] [] []
   []  []
  
  
  
   Строящимся домам, первый из которых уже стоял в Харпухи (район серных бань в Тбилиси), а его стройка затянулась на 10 лет "смуты", нужны были дополнительные средства. Переход в другие "жанры" был предопределен, картины стали продаваться заезжим иностранным коллекционерам. Новый дом в Дигоми и появившийся сад с виноградником требовали труда, денег и раздумий о будущем. Со временем, работы в сфере дизайна стали приносить прибыль, крайне необходимую для дигомской стройки. Тбилиси начал массово застраиваться новыми домами, а семья Вепхвадзе разрасталась...
  
   Сложным образом развивалась творческая карьера моей дочери, успевшей к этому времени показать свои работы (графика, шелкография) на выставках в десятках стран. Часть из этих работ попала в фонды музеев Москвы (Государственный музей искусств народов Востока, Третьяковская галерея), других городов. Дети старались не отставать от родителей. Мой старший внук Георгий успешно закончил ту же Академию, что и родители, продолжил их наследственную, в третьем поколении, начиная с деда, Рубена Вепхвадзе, традицию многогранного семейного художественного творчества. Не хватало чего-то связующего, объединяющего усилия всех членов разрастающегося клана. Керамика, живопись, графика, ювелирка разводили в разные стороны членов фамилии, еще вдобавок, младшего сына Отара и Ии, Эрекле, занесло в консерваторию, в класс гитары.
  
   Ия в 90-е тоже вдруг решила попробовать себя в новом направлении, в акварели, и другая тема появилась в её творчестве, после её многолетней работы в графике и шелкографии, разработке вариаций на библейские темы...
    []  []
  
   Работы Ии Гигошвили в 90-е годы...
  
   Неожиданно для самой себя Ия еще увлеклась и перегородчатой эмалью и здесь её ожидали новые, непредсказуемые успехи. "Кубок", сработанный ею в духе старых мастеров, совершил вояж в Барселону, получил там приз и, в конце концов, оказался в личной коллекции главы Азербайджана, Гейдара Алиева. Галстук из серебряной кольчуги долго не находил покупателя, слишком сложная, а значит и дорогая была эта работа, но и он нашел своего знатока-клиента.
    []
    []
    [] []
  
  
  
   Тем временем, новый дом и мастерская в Дигоми вырастали, пополнялись деталями, незаметно переходили в разряд достопримечательностей района, и невольно начали вызывать зависть у соседей - у них воскрешались в памяти старые замки-крепости их предков в Картли и имеретинские подворья, разрушенные или попавшие при советской "коллективизации" в чужие руки.
   К лету 2005 года работы , по крайней мере, по фасадам дигомского дома, были завершены. Детали интерьера складывались в гармонию камня и дерева, керамической плитки и железа, а из всех окон дома ранней весной открылся вид на цветущие яблони и груши, черешни и сливы в саду, где только виноградник все ожидал настоящего майского тепла и не спешил открыться нашим взорам своей зеленой роскошью ...

   [] []

  
   Радуга в один из дней осенила новый "Дом Отара", завершив еще один солнечный цикл нашей жизни, который я бы назвал - "от радуги до радуги", от радуги в Харпухи, перед "революцией роз", до радуги над Дигомским винограднике.  []
  
   Но, как обычно бывает в нашей жизни, радужные дни всегда оканчиваются и может наступить мрак. "Империя" за кавказским хребтом, напоминающая о себе северными ветрами, накопившая запасы оружия для уничтожения всего мира, никак не могла расстаться со своим "великим, советским прошлым". Мы забыли, что "умирающий верблюд лягается смертельно", не прошло и года, как Россия, преемница Советской империи, "стала сосредотачиваться", причем на самой удобной для утоления своих амбиций границе, там где численность ее армий превосходила число жителей прилегающих автономий, что всегда было для нее главной военной, стратегической доктриной. Уже осенью 2006 года начались, сначала мало заметные для граждан, но все более усиливающиеся, попытки изоляции Грузии под различными предлогами. Поначалу, так сказать в авангарде наступления, главными "операторами" на этом невидимом фронте, стали Онищенко и Лавров, руководители санитарной и дипломатической службы России. Началось все с запрета на ввоз "Боржоми", а в начале октября (2.10.06) было заявлено и о прекращении транспортного и почтового сообщения с Грузией. По информационным каналам России было распространено следующее:
   "Мы приостановили авиационное, железнодорожное, автомобильное, морское и автобусное сообщение с Грузией", - сообщили в министерстве транспорта РФ. (МОСКВА, 3 окт - РИА Новости). Была остановлена и почтовая связь. Грузия подверглась тотальной блокаде, вроде Ленинграда в войне 1941-45 года. Назревала катастрофа, подогреваемая прессой, телевидением, всеми "династическими жополизами" (выражение гениального русского пианиста Петрова), продажными журналистами и телевизионными обозревателями.
   К моему счастью, варианты сообщения с Тбилиси по-прежнему оставались, так как ни Беларусь, ни Украина не ввели никаких ограничений на контакты с Грузией во всех направлениях сотрудничества. Россия, как обычно, одна "шла в ногу", с точки зрения её "начальников" все остальные 200 стран мира "шли не в ногу".
   Солдафонское, а часто и откровенно хамское отношение к соседям, было неискоренимо в среде российского чиновничества, а российский "пипл" всё "хавал" и проглатывал, не переваривая, сообщения о "происках Грузии" или "нахлебнике Беларуси". Открытый демарш России, признак давно задуманной, глубоко законспирированной работы военных ведомств, ФСБ, дипломатических служб, восстановление традиций "встающей с колен" новой России, воскрешали хорошо известный нам страшноватый облик советской империи. Мне, как и тысячам других, пришлось приспособиться к этим новым, непредвиденным условиям, напоминающим шаткое перемирие военного времени. Я стал летать в Тбилиси через Минск, что меня, впрочем, устраивало, так как я чаще встречался со своим братом и сестрой. До кровавых событий 2008 года оставалось пару лет, а винограднику, саду, новому дому были безразличны безумные затеи, посетившие горячечные умы российского "тандема" (Путин-Медведев).

   * * *

   В Дигоми, тем временем, за высокой стеной, образцом художественной кладки Отара-мастера, из камня, который он выискивал в картлийских каменоломнях, вырастал, отделённый от внешнего мира, остров спокойствия и относительного благополучия, создаваемого им и Ией, в которой проснулись гены её бабушек, выросших в собственных садах на землях далекой Беларуси. Величественные "врата", наподобие входа во дворец древних Микен (Греция), открывают путь на "фазенду", в царство камня и цветов.
    []

    [] Башня-мастерская и главный вход в дигомскую "фазенду"

  Даже старый камень-жернов из забытой и заброшенной средневековой мельницы вписался в эту неподражаемую мозаику стены.

    []
  
  
   За этой стеной, в автономном мини-государстве, размером меньше Ватикана, как в замке, спрятавшимся за неприступным ограждением, благоухал сад, но не хватало пока еще только детских голосов, что было поправимо - внуки росли быстрее деревьев, мужали и вскоре начали приводить своих жён.

 [] []

Приближались сроки выхода на арену жизни нового поколения. А пока надо было возделывать свой виноградник...

  
  
  * * *

   Прошла еще одна зима, виноградник отдыхал, набирался сил. Солнце всходило и заходило, как и тысячи лет прежде, под новый год снега закрыли от холодов добрую землю Сакартвело, прикрыли корневища фруктовых деревьев и виноградных лоз от ночных заморозков.

 [] []

   Без задержек прилетела весна и сразу же начала хозяйничать в саду, теплые летние дожди стали регулярно поить животворной влагой наш сад-виноград, северные ветры из России уже не приносили холодов, а лишь опыляли яркие цветы фруктовых деревьев в саду и неприметные соцветия винограда. Весной виноградные лозы дважды обрезали, но они все равно разрослись за лето необычайно пышно.
  Жаркое лето августа и сентября сгустило соки в лозах и деревьях и разноцветило плоды земли. Осенью набухли, как груди богини плодородия Иштар, виноградные грозди и когда наступил срок, я был там, где и должен был находиться и принять участие в семейном празднике урожая, и поглядеть на праздник города Тбилиси, который много лет проводится каждое первое воскресенье октября, на широкой набережной левого берега Куры.
   Наш сад и виноградник в то лето были прекрасны...

 [] [] []



  



  
   МЫ ДЕЛАЕМ ВИНО

  
   В бутылках в поздний час душа вина запела:
   "В темнице из стекла меня сдавил сургуч,
   Но песнь моя звучит и ввысь несется смело;
   В ней обездоленным привет и теплый луч!
  
   О, мне ль не знать того, как много капель пота
   И света жгучего прольется на холмы,
   Чтоб мне вдохнула жизнь тяжелая работа,
   Чтоб я могла за все воздать из недр тюрьмы!
  
   Мне веселей упасть, как в теплую могилу,
   В гортань работника, разбитого трудом,
   До срока юную растратившего силу,
   Чем мерзнуть в погребе, как в склепе ледяном!
  
   Чу - раздались опять воскресные припевы,
   Надежда резвая щебечет вновь в груди,
   Благослови ж и ты, бедняк, свои посевы
   И, над столом склонясь, на локти припади;
  
   В глазах твоей жены я загорюсь, играя,
   У сына бледного зажгу огонь ланит,
   И на борьбу с судьбой его струя живая,
   Как благовония - атлета, вдохновит.
  
   Я упаду в тебя амброзией священной;
   Лишь Вечный Сеятель меня посеять мог,
   Чтоб пламень творчества зажегся вдохновенный,
   И лепестки раскрыл божественный цветок!"

   Шарль Бодлер (Перевод Эллиса)

  
   Виноградное море заливает к концу лета Кахетию, Алазанскую долину, выплескивается и на Картли, соединяет разноцветными потоками виноградники Рачи, Имеретии и Гурии, и завершает пышный обряд на осеннем столе грузинского фруктового и ягодного изобилия в Тбилиси, ставит восклицательный знак в последней строке непрерывного торжественного послания природы, завещанном с библейских времен человеку.
   Главным действом осеннего праздника урожая в Грузии, спокон века, является его самая яркая и самая "вкусная" часть - "Ртвели" - сбор винограда и сам акт производства вина. Этот праздник ждут всё лето и взрослые, предвкушая появление молодого вина, и дети, для которых варится из виноградного сока "пеламуши", что-то среднее между киселем и желе, и готовится всеобщая радость -"чурчхела", добравшаяся ещё в советское время до московских рынков.
   Мы терпеливо дожидались "милостей от природы", взять которые так торопил и настаивал когда-то советский Мичурин.
  
  
   Но вот, наконец, архангел, венчающий башню-мастерскую, протрубил над садом и возвестил нам, обитателям дигомской "фазенды", начало новой, "виноградной эры"...
  
   []
  
   Видимо, природа или Богиня плодородия и вечного возрождения жизни знали, что 2007 год будет последним спокойным годом перед новой напастью на Грузию, поэтому и не обманула наших ожиданий, одарила своими благами и милостями, на всякий случай, "про запас". Грузинская земля порадовала в тот год своей щедростью, изобилием и необыкновенным урожаем винограда. Наш "сад-виноград" переполнился плодами яблонь и груш, инжиром и сливой, черешней и мушмулой. Персики и абрикосы к моему приезду уже отошли, а гранат, хурма и королек дозревали, как и положено им, до глубокой осени. Они переживут и ртвели, и время листопада, и первые ночные заморозки, и еще долго будут висеть как новогодние яркие шары на застывших деревьях без листьев...
  
   Однако виноград надо было собрать и переработать в долгожданное "родовое", семейное вино. Да еще позаботиться о том, где и как его хранить и выдерживать.
   Наш семейный праздник "ртвели-2007" закладывал основы дальнейшего виноградарства и виноделия на небольшом участке (15 соток), так что надо было постараться все сделать, как положено было исстари. Отар загодя, за несколько дней до сбора "прокурил" деревянные бочки серой, и довел до стерильной чистоты стеклянные "боци" (так их называют грузинские виноделы), 25-ти литровые бутыли для перелива вина из бочек и отстоя после брожения. Наладил "виноградную машинку", что-то среднее между ручной кофейной мельницей и мясорубкой, подготовил помещения в доме для работ. Приближался торжественный день...
  
   []
  
   С трудом, но успели соорудить "малый марани" или, как я его назвал по-беларуски (или по-польски) - "винярня". В плане был уже "большой марани" на фундаменте незаконченного бассейна. Он будет поставлен только через три года, так как вмешались на следующий год в нашу размеренную жизнь события, остановившие в самом начале тот разбег, который придали всей республике молодые администраторы, окружившие такого же молодого и ершистого президента Саакашвили. Но еще был у нас целый год спокойной и мирной жизни в запасе и, пригласив на "ртвели" друзей и знакомых, на воскресенье 18 октября, мы решили приступить к сбору, и больше не откладывать, погода "благоприятствовала любви", но можно было ожидать и скорых дождей, так что нельзя было терять время.
  
   Грёзы виноградного куста
  
  Королева дождей
  королева дождей
  ноготком чертит молнии в небе
  огоньками дробящихся капель мерцает
  черепичные звонкие крыши
  обращает в свои клавесины
  извиваясь
  лозой виноградной струится
  шаловливо по листьям скользит
  королева дождей
  королева дождей
  возбуждённые каплями листья
  замирают в истоме
  а корни в истоме дрожат
  а в земле бродят сладкие сладкие соки
  и лозу наливают
  и сладким желаньем томится лоза
  королева дождей
  укрывается в перистом облаке сада
  за кустом виноградным промокший меняет наряд
  две упругие
  две возбуждённые грозди
  учащённо вздымаются под изумрудной парчой

   Павел Баулин 1988

   Утром Ия, как хозяйка сада, открыла стальную дверь - очередной шедевр творчества Отара, и мы вступили в наш сад-виноград, окруженный высокой стеной кипарисов. Сад был тих, и мы, понизив голоса, проникаясь торжеством момента, почувствовали себя, как чувствуют малочисленные жители какого-либо острова в океане, зная, что вокруг никого нет и нет смысла ждать помощи извне. За Ией, возглавившей "семейное звено", следом, по шпалерам виноградных лоз, двинулись дети - Георгий и Эрекле. Второе звено вел Вахо (Вахтанг) Высоцкий (неисповедимы пути Господни и этой фамилии) и, поскольку все члены этого отряда были по образованию архитекторы, его мы и назвали - "архитектурный отряд". Виноградная рапсодия, наконец, наполнилась долгожданными звуками участников "ртвели", сбор начался...

 [] []

 [] []
   Ия, Георгий и "Архитекторы" (на переднем плане Вахо Высоцкий)

  
   В день сбора Отар встал "на вахту", к "машинке", как "главный винодел-технолог" дигомского семейного предприятия, единогласно утвержденный в этой должности на Семейном Совете. А к нему, один за другим, с тяжелыми корзинами, подходили с "плантации рабы-архитекторы" и наш малочисленный семейный отряд.

 []

   К закату "архитекторы" выдохлись, да и наши силы тоже иссякли - это был нелегкий труд, тем более что много энергии уходило на шутки и розыгрыши. Но было собрано винограда с половины виноградника, около полутонны сбора, так что вся эта разношерстная команда, не готовая к физическому труду, привыкшая работать карандашом и кисточкой, мешая друг другу, всё же задание выполнила. И на том спасибо, и мы, как и положено хозяевам, выставили в качестве платы "наемным рабочим" вечернее угощение, накрыли стол во дворе и до поздней ночи праздновали открытие нового вида художественного творчества - виноделия. А то, что виноделие - это творчество "самого высокого разлива", никто не сомневается. Разошлись далеко за полночь, когда серебряный месяц зацепился за терракотовую верхушку башни - мастерской...  [] []
  
   На другой день, в понедельник, "день тяжелый", мы втроем - я, Ия и Эрекле, за полдня добрали весь оставшийся виноград, приспособив для перевозки корзин садовую тачку, которую невзлюбила наша овчарка Луна и все бросалась на ее колесо. Я с Ией собирал, а Эрекле вертел ручку "виноградной мясорубки". Мы заполнили виноградным соком еще две бочки, к вечеру все было закончено. Собрали в тот год около тонны винограда и сами этому удивились. Благословенна земля дигомская! Благословенна Картли, хвала тебе Сакартвело!
  
  
  
   Отар решил не нарушать древние традиции грузинского (кахетинского) виноделия и поставил на брожение сусло, не отделяя сок от гребней, на мезге, отдельно весь купаж красного вина и отдельно все белое, отделив только сок мускатного винограда, так как даже небольшая его добавка давала излишне сильный и устойчивый аромат. Мускатную добавку надо было дозировать очень осторожно, чтобы не подавлять другие тонкие запахи молодого вина, чтобы проявились собственные ароматы других сортов винограда.
   Далее все зависело от умения "главного винодела" - Отара, который уже "набил руку" еще в старом доме, в Харпухи, когда вставал ночами, чтобы послушать, как идёт брожение виноградного сусла. А вино не просто дышит во время брожения, оно шепчет, тихо шипит, иногда замолкая, в зависимости от температуры и скорости брожения, а иногда закипает и переливается, как шампанское, через края бочек.
  
   Еще через несколько недель, навещая по несколько раз в день (иногда и ночью) "винярню", любуясь поднявшейся над каждой бочкой "шапкой" или "пирогом", как его называют виноделы, опуская этот плотный пузырящийся слой на дно бочки специальной деревянной лопаткой-мешалкой, для увеличения насыщенности и плотности вина, Отар приступил к "переливу" вина из бочек в "боци" (бутыли). Вина в тот год мы поставили на брожение около 600 литров (24 "боци"), добавив немного "чужого" виноградного сусла, так что процесс осторожного снятия чистого вина с осадка, с опустившейся на дно бочки перебродившей каши из мезги и гребней, и "перелив", занял несколько дней. Далее предстояло наблюдать, как в каждой бутыли образовывался осадок, чтобы вовремя снять вино с осадка, но это уже "ноу хау" Отара и я не волен рассказывать о деталях этого процесса, который может занять несколько месяцев. Но даже "текущие", в прямом смысле слова, результаты были, как говорится, и видны, и слышны, и вкусны... Мало что может по вкусу сравниться с только что перебродившим, еще даже не вином, а "маджари", так называют в Грузии этот "напиток Богов", и детей...

 [] [] []
   "Винярня", Отар Вепхвадзе - винодел, виноградное сусло ("миллениум" 2007)

  
   Мы устроили свой, домашний праздник "божоле", затянувшийся на месяц, а потом стали практиковать ежедневную дегустацию вина, которое менялось от недели к неделе, как быстро подрастающее дитя, набирая крепость, плотность и особое послевкусие.
  
   * * *
  
   А тем временем, осень продолжала свою невидимую глазу работу, доводя до совершенства, обтачивая формы плодов летнего зноя, нечастых дождей, нанося на их кожицу все цвета негасимого солнца и наполняя соками плодородной дигомской земли, образованной тысячелетним бегом Куры, Кира, как называл её Страбон.
   Кура смывает плодородный слой в предгорьях турецкой провинции Карс на Армянском нагорье, выносит малую толику необходимых для роста всего живого минералов и солей в боржомское ущелье, и увлекает плодородные лессовые почвы через всю Грузию в Кахетинские долины и дальше в Азербайджан, к Каспию. В Дигоми, перед самым входом в Тбилиси, Кура совершает гигантский поворот и оставляет этому району часть своего лёссового богатства и влаги. Дигомские виноградники поэтому не испытывают особой нужды в подпитке своих лоз и фруктовых деревьев минеральными удобрениями.
   В Дигоми все фрукты м овощи имеют необыкновенный вкус, а вкуснее дигомских помидоров я нигде не пробовал: ни в Средиземноморье, ни в Африке, ни в Турции, ни в юго-восточной Азии. Может быть, у себя на родине они и вкуснее, но там я не бывал.
   Кура несет свои изумрудные струи через боржомское ущелье, мимо нашего дома в Дигоми, а мощные корни виноградных лоз уже нашли влагу глубоко под землей в созданном рекой водоносном слое.
   Солнце веками сияет над Сакартвело, тысячелетиями под его лаской вызревают виноград, фрукты и овощи, радуют и кормят народ этого края деликатесами, а он, привычно, не замечает этого расположения природы к нему. Жизнь здесь одурманивает и кажется вечной - все расположено человеку. Фрукты и овощи обладают таким вкусом, что приезжему гурману остается только вздыхать. Даже травы в Грузии особые и нет лучшей закуски к молодому вину, чем сыр-сулугуни с тонкими листьями "тархуна" (эстрагон по-европейски).
   Вечерние посиделки за стаканчиком молодого вина породили и наш семейный афоризм: "виноград ешь сам, вино пей с другом, а чачу отдай врагу".
   Кстати, надо уточнить, что означает слово - "чача". Вот на верхнем снимке рядом с бочкой уже готового для брожения вина, стоит бочка "чачи" (на снимке видна только половина бочки). Так примерно и выходит в процессе переработки винограда - на бочку вина приходится остаток в виде бочки "чачи".
   В работу с "чачей", с ней или с ним - не знаю, грузинский язык не может по этому случаю дать разъяснение, у него нет признака рода существительных, так вот в работу над этим ценнейшим продуктом, остающимся после выжимки сока из виноградных кистей, был включен весь мужской состав нашей семьи, все три поколения, от самого старшего в моем лице, до моих внуков, постигающих все стороны сурового мужского быта.
   Отар, наш главный специалист-технолог, собрал на задворках сада древнюю, столетнюю установку по переработке "чачи" в грузинскую водку, которая называется, запомните, - "араки",- и "процесс пошел"...Даже у его деда Павле не было такого агрегата. Старинный котел для перегонки был сделан из кованной, луженой меди и производил на нас, непосвященных, такое же впечатление, какое производит на детей скелет динозавра в палеонтологическом музее.
   Вот как выглядел весь "завод" в сборе с компанией "жаждущих":

 []  []

   Работа шла от зари до зари: и днём и в сумерки ...  [] [] ...и глубокой ночью ...
  
   Как доменную печь, наш "самовар" останавливать было нельзя, "чачу" надо было переработать за один цикл...Мы по очереди шли на "дежурство" в сад, чтобы не погас огонь и лилась тонкой струйкой из домостроевского холодильника чистая, "как слеза ребенка", живительная влага - "первач", крепостью от 40 до 50 градусов. На следующий день можно было уже делать вторую перегонку и доводить "араки" до крепости в 60-70 градусов для хранения. Полтонны "чачи" преобразовались в пять бутылей первоклассного самогона (около 100 литров) - спасибо арабским алхимикам, которые додумались до этого волшебного превращения еще 1000 лет тому назад, а европейские ученые умы так красиво его назвали - Spiritus Vini, "Дух вина".
  
  
   * * *
   Мы в Грузии, как в черной вазе
   мы в Азии, как на гвозде
   на остром, как тоска, алмазе
   в невыносимой высоте
  
   на этом острове, как в оспе
   как в детской клятве на крови
   мы утверждаемся в сиротстве
   как объясняемся в любви
  
   и в алой пасти, в самой бездне
   над нами свет многоочит
   и в поднебесье, как в болезни
   сухая косточка стучит
  
   Дмитрий Строцев из цикла "Виноград" (Минск, 1997)
  
  
   * * *
  
   Сбор винограда окончен, можно сделать передышку, оглядеться, походить по саду, потрогать пока еще твердую хурму и королёк и порадоваться оливам, что Ия привезла из Германии, первым оливкам появившимся на них. В тот год, впервые я увидел, как плодоносят оливковые деревья. Я и не думал, что когда-либо своей рукой мне удастся сорвать черные блестящие ягоды этого вечного, библейского дерева. Здесь, в Грузии, мы никогда не видели этих деревьев с серебристой листвой, трепещущей на ветру. Опыт удался, значит и в Дигоми могут расти эти замечательные деревья. Мы это взяли на заметку.
   []
  
  
   Я ходил по опустевшему саду, размышлял и мечтал лишь о том, чтобы был мир на этой земле, что пережила сотни нашествий, войн и разбоя, пожарищ и разорений, лишь бы мои дети и внуки и правнуки не видели всего того, что пришлось увидеть нашему поколению...
  
   А в Кахетии, после "ртвели", уже вовсю готовились сладости - "пеламуши" и "чурчхела" - обязательный зимний десерт на новогоднем столе.
  
   []
  
   * * *
   а в колыбельный день холмы пришли ко мне
   холмы-волхвы, погонщики камней
   пришли и стали табором вдали
   и с ними дали давние пришли
   и в коричные сумерки, в простосердечные затемки
   в певчих деревьев стволы
   нес папирус нас, парус, из Африки-Африки-Африки
   и держались мы за руки
   от зари до золы
   за щедрое лето в ущельях летейского утра, октябрского сада
   за грецкий орешек, за камушек сна-перламутра со дна камнепада
   прими эту сладкую-сладкую гроздь винограда, горсть пепла
   и слов благодарных не надо
  
   Дмитрий Строцев из цикла "Виноград" (Минск, 1997)
  
  
  Только в Минске можно было найти людей, которые боль Грузии воспринимали, как свою...
  
   * * *
  
   Летом 2008 года, я как обычно заказал билет из Минска в Тбилиси (в Минск обычно ездил ночным поездом) и думал, что попаду к своим в конце сентября. Однако 8-го августа, в дни начала Олимпийских игр в Пекине, российские войска, точнее, части 58 армии двинулись по земле, немного успокоившейся от гражданской войны, независимой Грузии. Открытие Олимпийских игр в Пекине (игры мира и спокойствия с древних времен) не остановили начало войны в Южной Осетии - чем не парадоксы истории. Или ее пароксизмы?
   Опять война, опять моя семья, моя дочь с зятем, мои внуки со своими женами, попали в зону военного противостояния с Россией. "Опять Шах Аббас пришел", как говорит моя дочь. И двадцати лет не прошло с 89-го, как снова, все по тому же сценарию, но уже с другим словесным выкрутасом - "понуждение к миру" (так было сказано в первом выступлении президента), тогда Россия "наводила конституционный порядок" в Тбилиси. Сейчас регулярные части России пересекли границу с Грузией, части 58-й армии, вместе с десантными дивизиями, за пару дней выдавили грузинские войска из Южной Осетии, автономного образования суверенной Грузии, и оккупировали около третьей части независимого государства.
  
   Я начал о винограде, а вот опять пришлось сворачивать в сторону. Хотя ранее решил не распространяться больше о событиях августа 2008 года.
   Всё проходит, прошёл и тот первый страх за жизни близких, и в Тбилиси я, в конце концов, попал, хотя и с месячным опозданием, полеты в первой половине октября в Грузию из Беларуси были восстановлены. Маршрут был для меня привычный, телефонные разговоры с дочерью во время этих кошмарных дней меня немного успокоили - все мои близкие были целы и невредимы. Российские танки остановились в 37 км от нашего дома. Ну, а далее можно восстановить события так, как я их видел и понимал, по моему очерку - "Грузия в огне" (см. в Интернете). Повторяться я не хочу.
  
   Отар так нервничал, что начал сбор винограда до моего приезда, 22 сентября 2008 года. Кто же знал, чего ещё можно ожидать от России? Лето было жаркое с частыми градами, но несколько сортов винограда вошли в пору спелости и сахаристости, так что с этой стороны почти всё было в норме. Дети, начитавшись всяких рекомендации из Интернета, по методике австралийских виноделов, собирали виноград с заходом солнца, чтобы были минимальные потери во время сбора. Но урожай был значительно ниже прошлогоднего. Получилось - одна бочка красного и одна белого вина, примерно 400 литров. Я прилетел, когда все было завершено, и мне оставалось только присматривать за процессом брожения, который шел, не всегда равномерно. Этот мрачный год мне, вообще хотелось бы вычеркнуть из памяти...
   Вернуться через шесть десятков лет, в конце жизни, к тому, что было в её начале, я ведь помню и ту войну,- мне было тяжело. Неужели каждому поколению так необходима "своя война"?
  
   * * *

   памяти о. Александра Меня

   тяжело твое небо-ладонь на плечах
   твоя ноша, ладонь, горяча
   заплетает меня виноград
   убаюкал меня виноград
   с виноградом пойду по реке
   со слезами пойду по реке
   я пред Богом моим виноват
   что за черные очи горят на реке
   что за ночи ко мне говорят!
   мой сыночек и ночью и днем
   я волчонком учился тужить на реке
   мне по водам бежать огоньком
   мне подводным дышать ветерком
   я отца молодое лицо вспоминал
   темный камень в груди пеленал
   мой сыночек и ночью и днем
   я пред Богом моим, как бумага, стою
   колыбельную песню пою
   заплетай меня, мой виноград
   убаюкай меня, виноград
   мне тяжелое небо-ладонь целовать
   на пороге отца умывать
   к белой влаге глаза прижимать
   Д.Строцев
   * * *
  
   "Все проходит...", прошел и тот "военный год", страсти улеглись, возникло что-то вроде равновесия на новой грузино-российской границе, приблизившей российские войска, окопавшиеся на новом рубеже, до расстояния артиллерийского выстрела по нашему дому. Десятки тысяч беженцев из Южной Осетии разместили в пригородах Тбилиси, в наспех оборудованных палаточных городках около Церовани. Ия собирала в саду корзины с фруктами и овощами и ездила в лагерь беженцев раздавать еду потерявшим все свое имущество несчастным сельским жителям из Осетии. Так что хороший урожай 2008 года пришелся кстати.
  
   Произошло еще одно радостное событии - Эрекле привел в дом жену - Анну, и готовился стать отцом. Жизнь продолжалась, и когда зацвела перед стеной дома юкка, мы стали ожидать прибавления в семействе...
  
   Юкка  [] и Анна  [] расцвели...
  
   Я улетел в декабре в Москву, а 18 января появился на свет мой первый правнук - Александр - это было уже 4-ое (от меня) поколение в новом доме, компенсация от Бога за все напасти 2008-го. Наш род продолжился ...
  
   * * *
   На следующий год пришло новое напастье, когда первый же летний град ударил по цветущему винограднику, а потом еще, в середине лета, пообрывал уже появившиеся грозди, пообламывал целые плети новых побегов, а жесткий северный ветер, как напоминание о грозном соседе расположившемся неподалёку, доделал эту разрушительную работу. Ожидать своего вина винтажа 2009 года уже не было смысла. Собранного винограда, что-то около ста килограммов, в том году едва хватило "на стол". Зато всего остального было вдоволь...
  
  
  
   Ну, что же - "не вином единым...", а сад и огород всё равно нуждались в заботе и ежедневных усилиях. Ия все больше походила на мою сельскую бабушку Эмилию, когда-то разрешившую мне взять в её библиотеке книгу "Золотой осел" Апулея. В ней вино и любовь были неразрывно связаны, но по малолетству, мне было 12 лет, и то, и другое, было мне мало доступно. Здесь, в новом доме, в нашей разрастающейся семье, и того и другого было с избытком.
   Большая библиотека, которую я начал собирать еще в Минске, осталась в старом доме, в Харпухи, здесь же времени на чтение не оставалось. Только я, освобожденный от тяжелых сельскохозяйственных повинностей, от других забот, мог себе позволить вечернее чтение и перечитывал, или искал и находил в Интернете все, что касалось сада или виноградника и виноделия. Мой визит в Тбилиси был ограничен тремя месяцами из-за визовых ограничений, слава Богу, что Грузия в одностороннем порядке приняла решение о беспрепятственном въезде на её территорию. Пограничники брали 30 долларов США, вклеивали без задержек визу в загранпаспорт, ставили штамп и на этом процедура въезда заканчивалась. Новый аэропорт и пограничные службы были безукоризненны. Даже внешне они очень отличались от прежнего поколения - это были юноши и девушки нового образца. Я стал ездить в Грузию, иногда и по два раза в год - на Пасху и на Ртвели - вино к тому же манило, интерес к виноделию возрастал у всех в доме, члены семьи становились знатоками вина и профессионалами его выделки. Любители "чачи", что неправильно (правильно "араки"), водки и вина стали массово наведываться в наш дом в Дигоми.
   Все лето, а лето в Грузии занимает почти половину года, "закуска", то есть овощи и "зелень", как называется в Тбилиси всё многообразие съедобных трав, пышно разрастались в саду, расположенном через дорогу от дома - из одних ворот надо было только перейти в другие и нарвать салатов разных сортов, петрушки, киндзы, огурцов или помидоров и еще всякой всячины, название которых я так и не смог запомнить...
   Ия приносила из сада очередную корзину "даров", стол не вмещал все это изобилие, но к вину, когда появлялся еще и сыр, все быстро исчезало. Гости задумчиво расходились по углам гостиной, кто с кусочком сулугуни, а кто с веточкой тархуна во рту, продолжались беседы, а если в сумерках угасающего дня становилось прохладно, Отар разжигал камин...
  
   Бог веселый винограда
   Позволяет нам три чаши
   Выпивать в пиру вечернем.
   Первую во имя граций,
   Обнаженных и стыдливых,
   Посвящается вторая
   Краснощекому здоровью,
   Третья дружбе многодетной.
   Мудрый после третьей чаши
   Все венки с главы слагает
   И творит уж возлиянья
   Благодатному Морфею.
   А.С.Пушкин
  
  
   Вино делает нас
  
   Не буду говорить о пользе или вреде вина, не сложилось единого мнения за тысячи, тысячи лет употребления этого природного дара, доведенного до совершенства человеком. Даже появление вина в библейских текстах вызывает горячие споры - кто-то считает, что само слово "вино" в древности употреблялось в другом значении. Предоставим эти споры знатокам древнееврейского и древнегреческого языка, с которых мы получили перевод священной книги, как четвертую производную, так что этот текст в действительности может означать все, что угодно, хоть "Небо в алмазах" (Дмитрия Биленкина).
   Получив приличную "дозу" диалектики в высшей школе (Университет, физический факультет - по призванию) и в Институте Маркса и Энгельса, кафедра философии ( по принуждению - "надо Вася"), я смотрю на этот продукт истории развития человеческого общества, появление "производящего хозяйства", как на объективную реальность. Нравится нам это или нет (мне нравится), вино существует столько, сколько существует мыслящий человек и, именно, мыслящий человек сделал этот напиток неотъемлемой частью общей культуры. И чего больше - пользы или вреда от него, еще никто не смог явно доказать. Вино вину рознь, здесь уже приходится дать точное определение, что скажем я, или кто другой, понимают под этим словом. Вино, сделанное из винограда, стоит в этом ряду на вершине человеческой мысли и потребовалось не одно столетие, чтобы оно заняло подобающее ему место. К тому же, виноградарство и виноделие подтолкнули человека к решению многих других, попутных вопросов, в том числе, научно-технических. Достаточно вспомнить о "пастеризации", за этим термином скрыты многолетние усилия выдающегося французского ученого, Луи Пастера, для которого брожение винного сусла стало началом работ в области химии, физики (оптики - вращение плоскости поляризации света) и микробиологии. Даже интегральное исчисление было изобретено в угоду виноделам, так как без него оказалось невозможным определить объемы винных бочек из-за кривизны стенок.
   Когда говорят - "истина в вине", то даже не подозревают, что это именно так. Только истина эта сокрыта для многих вследствие требуемого высокого уровня знаний, изначально заложенных создателем в этот продукт, а мы лишь видим отражение этой божественной истины в бокале вина.
   Что бы делала всемирная литература (конечно, не издательство НАРКОМПРОСа ), поэзия, все остальные искусства, живопись и , музыка во всех её проявлениях, если бы не было вечной темы, навеянной вином. Как тесно связаны вино и любовь, вино и религия, вино и промышленность, особенно на заре её возникновения. Виноградная лоза потребовала новых знаний в ботанике, виноделие - знаний химии и биологии, вино нуждалось в хранении и перевозке при соприкосновении винодельческих стран с другими, еще не знающих об этом лекарстве для души и тела, так родилась керамика, искусство обжига, технология высоких температур. Не очень хорошую службу человечеству сослужили древние алхимики освободив "Душу вина" из винного заточения, создатели спирта. Не все люди, не все страны, не все цивилизации были готовы правильно воспринять этот новый дар. Грузия (не только она) сумела сделать вино источником жизнерадостности, любви и дружбы, а еще и источником благополучия, иногда и богатства.
   Виноградная лоза, покинув место своего рождения - страны "плодородного полумесяца - совершив путешествие в несколько тысяч лет, побывав в Африке и Европе, укоренившись во всём Средиземноморье, вернулась на родину, оплодотворенная умом и изобретательностью европейцев.
   Греки расселились по побережью Черного моря, наверное, отчасти по причине того, что увидели здесь старую знакомую - лозу виноградную. Римские когорты прошли по земле Сакартвело, как правило, не вступая с местными царями в противоборство, подчинение местных провинций римлянам прошло без особых эксцессов. Были отдельные попытки воспрепятствовать сбору дани в пользу римлян во II веке н.э. (Фарсман Квели), но в целом все оканчивалось достаточно дружелюбно. Сильное Парфянское царство для Рима было главным оппонентом того времени, и со своими вассалами Рим считался. Например, в правление Антония Пия картлийский царь "...Фарсман Иберийский с супругой прибыл в Рим, Антоний Пий увеличил его владения, позволил принести жертву в Капитолии, поставил его конную статую в храме" (М.Бахтадзе и др., "История Грузии с древнейших времен до наших дней", Википедия).
   Я думаю, что немалую долю в этих отношениях играл "культ стола", историческая особенность быта в Сакартвело, точнее его главная составляющая - вино. Свидетельством тому служит появление мозаик в домах состоятельных граждан в первые века нашей эры, установление древнейших отношений римлян с картвелами:

   []
   Мозаика III-го века нашей эры в Дзалиси, около города Мцхета (Грузия)

  
   * * *

   Мой дед, Александр Павлович, внушил мне еще в детстве, что "водку пьют только пьяницы". Он "пригубливал" граненый бокальчик вина, которое сам же и делал из изюма по старинному рецепту (виноград в Беларуси не растёт). Дед был санитарным врачом, проверял качество продуктов во всех городских предприятиях общественного питания, кафе и ресторанах Минска, и знал толк в натуральных винах. Их тогда в городе, в послевоенное время, практически не было, а привычка пить вино осталась у него с дореволюционного времени. Он отличался отменным здоровьем, работоспособностью, бодростью и дожил до 90 лет. Вкус "дедушкиного вина" помню до сих пор. Под его влиянием и вырабатывалась у меня собственное отношение к этому благородному напитку. Я согласен с мнением выдающегося русского религиозного философа, поэта и публициста Владимира Сергеевича Соловьёва (1853-1900) :
   "Вино - прекрасный реактив: в нем обнаруживается весь человек: кто скот, тот в вине станет совершенной скотиной, а кто человек - тот в вине станет ангелом".
   Переезд в Грузию только подтвердил мои интуитивные представления о вине.
   Именно в Грузии есть поговорка - "мтврали каци - каи каци", что означает, "пяный человек - хорош". Впрочем и в русском языке бытовала когда-то пословица - "Пьян да умен - два угодья в нем". Только к водке, видимо, она не применима.
   Омар Хайям (1048-1122), размышляя на эту тему, высказался таким "рубаи":
  
   Уменье пить не всем дано,
   Уменье пить, искусство.
   Тот не умён, кто пьёт вино,
   Без мысли и без чувства.
   Оно несёт и яд, и мед,
   И рабство и свободу.
   Цены вину не знает тот,
   Кто пьёт его как воду!
  
   В нашем доме никогда не было запретов на этот напиток даже для подрастающего поколения и виноградное вино было частью любого застолья, а детям давали пригубить, чтобы не создавать иллюзию "запретного плода", который, как известно, особенно сладок. . Добавлю только, что водка всегда была под родительским "табу".
   В Грузии, как нигде, виноград, виноградная лоза переплелись с особым мироощущением, отношением к природе, а раннее христианство сразу же включило виноградную лозу в свои атрибуты. С IY века, прихода христианства в Картли, крест проповедницы христианства Святой Нины из Каппадокии, сплетенный из

виноградных лоз, является символом православной Грузии. []
   И не случайно в стихах царя Сакартвело Деметре I-го (1125-1154), в монашестве Дамиане, появился образ Богородицы - "Шен хар венахи" - "Ты лоза виноградная".

  
   Можно послушать (и посмотреть) этот древний хорал, связавший небо и землю, виноградную лозу с судьбой человека, жизнь и смерть, печаль и радость. Его в Грузии поют за столом и сегодня (набрать в поисковике - http://yippr.es/video/-ar-daidardo-shen-khar-venakhi/OSls8Fig19Y.html).
   А вот классические варианты исполнения этого же хорала - (набрать Shen khar venakhi - Tu es la Vigne - Thou art a vineyard или 05:03 2 Shen khar venakhi - Tu es la Vigne - Thou art a vineyard ).

   Мы в Дигоми продолжили вековые традиции грузинского почитания виноградной лозы и она вошла в быт и деятельность всей семьи. С каждым следующим годом виноградник приобретал все более яркий и выразительный вид, лозы мужали и крепли и только слабые молодые побеги не выдерживали сильных порывов северных ветров, которые иногда прорывались сквозь перевалы Зедазени, как было в январе 2009. Только что закончилась война, и как её отзвуки, пришли из России холода, а в начале лета еще и несколько жестоких градов сорвали, обломали сотни цветущих соцветий винограда, уничтожив фактически винтаж того года. Тогда, чуть не плача, Эрекле ходил по винограднику и собирал охапки молодых росточков, обломанных налетевшей бурей, а сила её бывала такой, что как-то не устояло и одно оливковое дерево. К счастью, это случалось не часто и летнее тепло восстанавливало порядок в саду, заглаживало раны нанесенные стихией.
   Но такова участь виноделов, так что им приходиться рассчитывать только на милость божью, и свое терпение, которое так необходимо и для появляющейся новой поросли - вот уже научился ходить Александр, а еще через год прибавится и Николоз...

  
   Чтобы смягчить удар стихии и вселить в нас уверенность в свое дело, природа расщедрилась на следующий, 2010 год, показала себя во всем совершенстве. Весна была своевременная, лето горячее и с хорошими дождями, осень наступила точно в срок и к середине октября, как было издавна заведено, виноградари Грузии стали выходить на "Ртвели".
   Дни всеобщего праздника - "Ртвели" - праздника крестьян и фермеров, частных и акционерных землевладельцев, искупают все прошлые муки и страдания, отвергают сомнения в правильности выбора направления хозяйства, залечивают раны от погодных невзгод, позволяют забыть о несправедливости мира, о надсадных звуках самолетов и вертолетов военного времени, о толпах беженцов, которые остались где-то там, за пределами садов, за стеной нашего виноградника...Еще год, еще один и это все покроется пеленой забвения, а сад - вот он, стоит как ни в чем не бывало, и его спокойствие и тишину нарушают только радостные новые звуки - появившиеся детские голоса. Так будет во веки веков... Аминь...

  
   Растут деревья, подрастает первый правнук - Александр, скоро появится и второй - Николоз, поднимется на свои ножки и пойдет без посторонней помощи, и куда его заведет дорога, никто не знает. Моего старшего внука, Георгия, из Тбилиси судьба забросила на несколько лет в Грецию, на остров Санторин, а внучатую племянницу Сашку - из Минска в Миннеаполис (США), где она и осталась, по-видимому надолго, если не навсегда. Замуж там вышла, девочка уже у них родилась, работают оба, довольны... Разрастается семейный клан, осваивает уже третий континент...
   Здесь, в Дигоми, старшее поколение заботится о новом урожае, готовится к "ртвели-2010", размышляет о закладке нового марани (винный погреб) на бетонном основании недостроенного бассейна. Марани все-таки более необходим дому, саду, винограднику...Бассейн, конечно, престижно, но для малышей, что скоро вырвутся на волю - это немалая опасность - уследить за старшим, что всё порывается удрать за пределы территории, не всегда удается и уже приходилось его отлавливать за воротами дома...Словом, участь бассейна в один из дней была решена, к тому же, это место в саду нарушало гармонию, все пропорции его частей и деталей, собранных Отаром за несколько лет садово-декоративного творчества.

 []

 []

 []

   Вот здесь я и живу, так как живу я "на два дома", и только "гражданство", а точнее мой русский паспорт, мешает мне оставаться в Грузии на длительный срок.
  
  
  * * *

   Мы с Отаром решили съездить в историческое село Шроша, в Имерети, в западную Грузию, где гончарное ремесло продолжается с времен Ноя, закупить на пробу пару "квеври" - столитровых кувшинов для хранения и выдержки вина. Квеври зарывают в землю, наливают до краев вино, тщательно запечатывают и оставляют на несколько лет в ожидании "взросления", появления других качеств вина, улучшения, как правило, букета и полноты вкуса, плотности "тела". Так в домашних условиях создается "марочное" вино, вино с выдержкой не менее трех лет.
  
   Нам не пришлось ехать до самого села Шроши, уже на подъезде к этому древнему центру гончарного искусства стали встречаться придорожные выставки-ярмарки керамики, вблизи которых трудились старинные печи для обжига изделий.

 []

 []

  Старое...

 []

...и новое. Здесь, в западной Грузии, около древних обжиговых печей стоят и смотрят в небо спутниковые антенны.

   Мы, особенно не торгуясь, купили на первой встреченной нами ярмарке для пробы один красивый кувшин литров на сто пятьдесят и счастливые, так как сократили свой путь на сто с лишним километров, повернули обратно. По дороге, до перевала, заехали в какое-то узкое тенистое ущелье, где терраса ресторанчика нависала над быстрой речкой. Здесь в тишине чуть слышны были переливчатые звуки разбивающихся о камни струй, и никого кроме нас не было. Где еще можно найти сегодня такое умиротворение и спокойствие. Правда, это был уже конец октября, словом - "межсезонье", когда горячее лето ушло, а осень все не наступает и длиться в Грузии иногда до середины декабря.
   Больше всех радовался привезенному квеври (кувшину) Александр...
  
   []
  
   В нашем семейном "Ртвели" стали принимать участие четвертое поколение, сначала первый правнук Александр в 2010 году и в следующем, 2011 году, уже два моих правнука, Александр и Николоз. Семейство разрасталась, как разрастался сад и виноградник. Ия увлеклась новыми фруктовыми деревьями, за ней последовал Эрекле, неожиданно проявивший интерес к хозяйству. Осень 2010 года вознаградила нас за неудачи прошлых лет, особенно порадовала нас виноградник, он превзошёл наши ожидания, мы собрали более 1800 кг. В этом году мы увидели, что труды по уходу за виноградником, усилия, которые Эрекле приложил к лозам, начиная с ранней весны, не напрасны. На некоторых лозах ("тавквери") созрело до 12 кг винограда, а чемпионом стала гроздь в 1850 грамм. Красное вино того года позже получит "высший балл" на семейной дегустации. А пока надо было еще собрать весь урожай и переработать его в тот же день.
  
  
   РТВЕЛИ 2010 и 2011 годов
  
   В нашем семейном "Ртвели" стало принимать участие четвертое поколение - мой первый правнук Александр в 2010 году, а в следующем, 2011 году, уже и второй, Николоз. Семейство разрастается, как разрастается сад и виноградник. Несколько предыдущих лет только одна Ия увлекалась новыми фруктовыми деревьями, возила семена и саженцы из Германии, Италии, и вдруг за ней последовал Эрекле, неожиданно проявивший интерес к хозяйству. Это было хорошим поворотом событий - сад требовал всё больше физических усилий, Ие становилось тяжело содержать в порядке разрастающееся и расцветающее хозяйство. Нельзя забывать, что собственное творчество тоже находило место в этом круговороте. Отар с Ией даже умудрились выкроить время и слетать в США, по приглашению, в Чикаго, поработать там в мастерских художественной обработки стекла. Но об этом позже...
  
   Осень 2010 года вознаградила нас за неудачи прошлых лет, особенно порадовал виноградник, он превзошёл наши ожидания и мы собрали более 1800 кг первоклассного "материала" для вина. В этом году мы увидели, что труды по уходу за виноградником, усилия, которые Эрекле приложил к лозам, начиная с ранней весны, не напрасны. На некоторых лозах (сорт "тавквери") вызрело до 14 кг винограда, а чемпионом стала гроздь в 1850 граммов. Красное вино того года позже получит "высший балл" на семейном дегустировании. А пока надо было еще собрать весь урожай и переработать его в тот же день.

    []

Лоза-чемпион 2010 года

 []

  
   Удался даже опыт со спаржёй, высаженной осенью в глубокую траншею, чтобы сберечь от холодов, - всё-таки экзотика для Дигоми, для Тбилиси. Спаржа разрослась, встала сплошной зеленой стеной до половины роста виноградных лоз и была особенно хороша, если её вовремя срезали утром.

 []

Ия с гроздьями "тавквери" в два килограмма каждая

   Наконец, наши самые младшие вырвались на волю и счастливые приняли участие в "ртвели 2011", мешая и путаясь под ногами, они старательно укладывали в корзины тяжелые грозди...

 []

   Я соединил кадры двух лет, так как время для нас потекло не по календарю, мы стали жить, повинуясь солнцу и зову земли...
  
   * * *
   "Башня-мастерская" замыкает угол на стыке двух улиц, сторожит дом и сад c виноградником, который хорошо просматривается с высоты через ажурные перила балкончика, опоясывающего купол с ангелом-хранителем.
    []
  
   С башни, в северном направлении, виден виноградник, отгороженный от мира аллеей кипарисов, и перевал Зедазени, часто закрытый облаком.

 []

   Овчарка "Луна" (так её назвали дети) научилась забираться по винтовой лестнице башни и, просунув морду сквозь решетку, внимательно присматривалась к тому, что делается в саду и винограднике, повизгивая от нетерпения - её не брали на "ртвели", чтобы не мешала.
   С другой стороны купола можно увидеть сложную, развернутую в нескольких плоскостях, панораму черепичных крыш главного здания. Жаль только, что это многообразие наклонов и форм можно увидеть только с высоты башни, или с крана, подвернувшегося как-то раз при прокладке электрической линии по улице.

 [] []

   А на юг, с башни, открывается вид на "малый сад", внутренний, во двор, он уже приобрел многолетними трудами Отара и Ии, свое неповторимое лицо...

   [] []

  ... в нем скоро появится и "большой марани". Мы, наконец, решились и к концу 2011 года на бетонном основании не удавшегося бассейна, в самом дальнем , южном углу сада, начали возведение "Большого Марани" (винный погреб), наша давняя мечта и реальная основа для выделки более качественного, марочного, по классификации виноделов, вина. В "винярне" вина становится с каждым следующим годом больше, но хранить его или выдерживать там нельзя. Впрочем, и однолетнее вино у нас особенно не залеживается.

 [] []

   Мы ведь надеемся на будущие урожаи, виноградник взрослеет, и хотим поставить вино на выдержку в несколько лет. Нам нужен настоящий винный подвал, который мы и назвали "Большой Марани" в отличие от "винярни", винный погреб с постоянной температурой и прохладой даже в летние горячие дни...
  
   * * *
  
   Ртвели закончен, "завод" в саду переработал всю "чачу" в благородный материал для изготовления коньяка, мы начинаем подумывать и об этом известном напитке. Вот только настоящие дубовые бочки для выдержки коньяка стоят очень дорого (от 800 $).
   У Отара образовалась небольшая передышка от хозяйственных хлопот и он засел в своей "башне-мастерской" в творческих муках.Пустовавшая летом мастерская заполняется шумом работы гончарного круга и, ничего не поделаешь, детской беготней.Раньше Отару удавалось уединиться, никто не тревожил его, теперь, как осы на мед, начали слетаться к его работам малыши. Им все интересно в мастерской и не объяснишь, что дед Отар работает.

 []

Старшего, Александра, уже научившегося держать в руке кисти, дед сажает за гончарный круг
 []  []

   С младшим сложнее, но в самом крайнем случае, можно на время, чтобы не отрывал Отара от дела, воспользоваться новой заготовкой для будущего "шедевра" и посадить туда разгулявшегося малыша "под арест", чтобы не лез под руку.

    [] Мастерская Отара  []

   Осенью уже можно было спуститься в Большой Марани, его вход выполнен в старом городском тбилисском стиле винного подвала, в такие еще пару десятков лет тому назад каждую осень закатывали привезенные из Кахетии бочки с вином производства прошлого года и мы начинали его дегустировать (подвалы были закрыты при

Шеварднадзе в начале 90-х). []

   "Хозяин" подвала на углу Ниношвили и Советской наливал тогда граненый стакан молодого "Саперави" и, при хорошем настроении, даже не брал денег, особенно если вино нравилось клиенту, и он грозился вернуться с посудой, чтобы взять пару литров этого благородного напитка (стакан вина в 60-е годы стоил 20 копеек).
   Внутри нашего марани уже стоят полки для размещения сотен бутылей-боци, много пространства для бочек и выдержки красных вин и коньяка, есть где разместить все винодельческие инструменты.
   Мы готовимся к Рождеству с хорошим настроением, предварительно отметив самый главный день - день Святого Георгия (В старых грузинских календарях ноябрь называли месяцем Святого Георгия - "Георгобис твэ", გიორგობის თვე, в груз. языке). Именно в этом месяце закончились его муки, которым он подвергался при императоре Диоклетиане, а в Грузии этот праздник имеет особую, светлую и даже радостную, окраску - конец мукам, конец разорению страны, уничтожению народа разными грозными завоевателями во все времена. Георгий в Грузии еще и покровитель земледельцев, то есть наш святой. Да и вино уже поспело...
  
   В нашей многонациональной семье Георгий - это традиционное имя во многих поколениях и ветвях, начиная с наших "пра": Георгия Дмитриева (русские корни), Георгия Пецольда (немецкие), Георгия Яротто (эстонские), и много других. А два Георгия, мой сын и мой внук, в которых смешалось столько кровей и языков, встали на свой собственный путь - один уже диссертацию защитил, а другой добрался до Греции, где в летние месяцы работает на острове Санторин в художественной галерее. Семья разрастается и захватывает в орбиту своих интересов третий континент. В Америке уже живет и работает Александра, младшая, - второе преобладающее имя нашего клана. Александрами были мои бабушка и дедушка, Александром назвали и родившегося в декабре 2008 года, моего первого правнука.
   Год заканчивается, но уже надо готовиться к следующему и за сад и виноградник берется Эрекле, все-таки и детей у него уже двое и приходится думать "о прокорме" своих птенцов. Он дорисовывает осеннюю картину сада и виноградника, работая "от зари до зари..."

 [] []

  
  
  
   Итоги последних лет радуют нас не только урожаем и вином, заполнившем несколько десятков "боци", но и замечательным творческим успехом Отара в новой для него сфере - эскизы и чертежи "Дома Отара", выставленные на международный архитектурный конкурс в Тбилиси, получили специальный приз жюри и попали в Альбом архитектурных достижений "Современная грузинская архитектура".
  
   Несколько лет тому назад Отар с Ией съездили по приглашению в Чикаго, поработали на заводе стеклянного художественного стекла, освоили новые технологии. Медленно зрело новое направление в художественных поисках Ии и вот в её мастерской шумят кислородные горелки, остывают или нагреваются муфельные электропечи, столы заставлены заготовками из венецианского (от "Мурано") стекла.

 []

Начался новый этап художественного ремесла в "доме Отара". И без "виноградной темы" здесь, конечно, не обошлось...

 []

 []

   Как елочные игрушки переливаются на свету бусины из венецианского стекла, в них застыло летняя зелень виноградных листьев, янтарные отблески гроздей "чинури", насыщенность красного "тавквери", что живет своей жизнью в марани.
  
   "Все смешалось в доме...", но "дом Отара", видимо, находится под покровительством высших сфер, в этой смеси не бывает "осадка". Купаж из разных кровей и национальностей, художественных наклонностей и характеров, поколений и родственных отношений, выдерживает проверку временем и смешение в нём всех составных частей удачное и органичное. Жизнь в "родовом гнезде" протекает не в дрязгах и пересудах коллизий внешнего мира, а в другом измерении, в другом пространстве, в плоскости развития и приложения творческих особенностей всех членов клана. Думаю, что в этом есть и заслуга виноградной лозы, осеняющей веками жизнь в Картли. Виноделие объединяет весь род, и как один из самых древних природных актов, создает основу единомыслия и дает импульс творческому началу всегл семейного рода, который приносит благодарность природе (или Богу).
  
   Семейный клан обратился к простым и понятным, тривиальным смыслам, которые легко проводят грань между добром и злом, миром и войной, государством и личностью. Когда человек стоит на своей земле, он не поддается на уловки "ловцов человеческих душ", пророков апокалипсиса, идейных борцов. Он не будет кричать в открытую форточку: - "Какое, милые, у нас Тысячелетье на дворе?". Или мучатся вопросом, кто прошёл или нет в государственную думу, в парламент, и покушаются ли "враги" на жизнь очередного президента. Только бы внешний мир не вторгался на территорию рода, как было в августе 2008 года, когда детей в Дигоми прятали в бетонированном отсеке около бассейна, а самолеты летали над головами, чтобы отбомбиться неподалеку в Гори. Слава Богу, всё пока обошлось, хотя тревога у взрослых, у старшего поколения, осталась.
   У всех членов рода есть свое дело и они выполняют свою миссию руководствуясь интуицией и здравым смыслом, не выискивая новых истин. Виноградная лоза является древнейшей опорой размеренного хода жизни, подчиняя человека мировому времени и направляя его судьбу по проверенному поколениями пути. Недаром первый христианский крест в Грузии был сплетен из ветвей лозы, неся мир, радость и любовь...
  
   Вино символизирует мир и покой в новом родовом гнезде, в "Доме Отара", вино провоцирует разговоры, придает им философскую глубину и позволяет вести диалоги за одним столом всем пришедшим в этот дом - путешественникам, случайно забредшим по дороге, или старым и добрым друзьям и знакомым, разным людям из разных стран. В "доме Отара" привыкли к тому, что гости часто говорят на другом языке - английском, немецком, русском. Вино - лучший переводчик и транслятор разноязычных мыслей, передавая, иногда и без слов, эмоции от одного человека к другому. Оно примиряет противников и сближает единомышленников, хорошее вино формирует вкус и направляет беседу в нужное направление. Вино успокаивает участников застолья, взволнованных событиями внешнего мира, и преграждает путь унынию. Оно и само является лучшим объектом беседы, темой дискуссий и приятных споров о его предназначении, его качестве и способах его употребления.
   Виноградная лоза, виноград не даром ниспосланы человеку, в нем скрыт глубокий смысл или загадка, разгадывать которую можно всю жизнь...
  
   Надо заканчивать эту главу истории нашего родового клана, что я и сделаю, с надеждой, памятью и любовью ко всем его представителям, ко всем поколениям, давно ушедшим или только что появившимся в этом мире...

  
  
   []  []

  Зима, как театральный занавес, закрывает сцены прошлого года, белоснежной шалью укутала дом, башню-мастерскую, сад и виноградник. Шумят под северным ветром деревья в саду, трепещут обнаженные лозы в винограднике, "шепчут" в сумраках "марани" белые и красные вина, набирают силу, а дом зполнен голосами двух малышей. Можно подумать у камина о прошлых дорогах и будущем семейного клана. В вечерней тиши еле слышна другая, внутренняя, творческая мелодия, зарождающаяся в душах. Она выплеснется в новые работы, заполнит

пространство мастерской. []

   А сад и виноградник дожидаются новой весны, которая придет обязательно, приходит всегда, и, хотя "всё проходит", но всё и повторяется, пока не погаснут светила...
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"