Прокопович Евгения: другие произведения.

Вершина мира 2. Часть 3 глава (...)2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

  • Аннотация:
    >Залито 26.02.18 глава не окончена ПРОСЬБА. Оценки и комментарии оставляйте, пожалуйста, в общем файле к первой части второй книги, так как этот файл создан для удобства читателей. Комментарии и оценки В ЭТОМ файле ОТКЛЮЧЕНЫ

  ...Принцесса все больше нравилась Владу. Не то, чтобы он вот прямо сейчас был готов бежать, воплощать в жизнь бабкины чаяния, но еще раз по ночному городу с этой девушкой прошелся бы. Ее высочество подкупала своей простотой, в ней не было заносчивости и высокомерия, чем часто грешили его знакомые аристократы. Она не требовала себе каких-то привилегий или повышенного внимания. Она не вела себя так, будто хозяйка этого мира, хотя уж у кого-кого, а у принцессы на это были все права. Хотя, как Влад подозревал, при необходимости появятся и то самое высокомерие, продиктованное происхождением, и холодность, а в голосе прорежется властная сталь. И милая, живая девушка в миг обернется ледяной разъяренной фурией. В этот момент герцог бы предпочел оказаться как можно дальше от эпицентра. Очень хотелось спросить, как она может совмещать в себе эти две противоположности, но он постеснялся, а то еще подумает невесть что, потребует разъяснений и таких, в которые поверит сама, а не тех, что придумает мужчина. Лучше промолчать, загоняя поглубже растравленное любопытство, коль раскрываться желания нет.
  В середине ночи Эоллария заскучала, заявила, что устала от шума и толпы и попросила отвести ее в какое-нибудь тихое, а главное, уединенное место. Будь на ее месте кто-то из многочисленных белокостных прелестниц, завсегдатаев модных салонов и благотворительных вечеров, Влад бежал бы сломя голову, наскоро изобретая неотложные дела, прекрасно зная, что подобные предложения обычно заканчиваются женскими пальчиками, шурудящими в герцогских штанах. Почему-то они все считали себя подарком судьбы и мечтой всей герцогской жизни. Нет, не то что бы герцог за последнюю неделю примерил монашескую рясу или подхватил какую-то нехорошую болезнь, он просто устал и меньше всего желал впутываться в мимолетные интрижки, а тем более разгребать их последствия, как этические, так и физические. Что-то ему подсказывало, что острые камни не пойдут на пользу его пояснице, а от речного песка, не к ночи будь помянут!, со стопроцентной гарантией можно заполучить пусть и не позорную, но долгоиграющую болячку. Но с этой странной принцессой все было по-другому и герцог четко отдавал себе отчет, что в ее предложении нет ничего кроме самого предложения - уехать подальше от города и посидеть в тишине.
  Первым делом он подумал об уединенной поляне у черного озера, но быстро эту идею забраковал. Добраться на поляну можно по земле или по воздуху. По земле придется топать ножками - машина попросту не пройдет по узкой тропке, рассчитанной максимум на верховых. Прогулка по ночному лесу, без сомнения, дело романтичное, но крайне убыточное, Влад и днем-то там едва глаз на ветке не оставил, а что будет ночью... Флаер же, севший на поляне, неминуемо оставит на ней круговую опалину, а это настолько восхитит Кони, что отказываться от романтики придется уже не по возвышенно-психологическим, а очень даже по банально-физическим причинам.
  Нетерпеливый взгляд принцессы заставил поторопиться с выбором и Влад, многозначительно улыбнувшись, протянул ей руку, предлагая следовать за собой. Короткая поездка на машине к зданию корпорации, где их ждала неловкая заминка в лице хмурого ночного охранника, не пожелавшего открывать двери, пока ночные визитеры не идентифицируют себя. Герцог, даже не пытавшийся возражать, только смущенно покосился на спутницу, ожидая возмущения или насмешки, но Эолла равнодушно рассматривала полутемный холл, сквозь отмытые до блеска бронированные стекла, не хуже герцога зная, что протокол безопасности превыше личных амбиций. Будь на ее месте кто другой, промелькнула ленивая мысль, пришлось бы выслушать гневную тираду о том, что служащие много себе позволяют, заставляя начальство, которое должно узнавать в лицо и благоговеть, проходить унизительную процедуру распознавания, прикладывая руку на выехавшую панель сканера и подставляя глаз под считывающий луч.
  - И куда дальше, мой рыцарь? - с едва уловимой усмешкой поинтересовалась принцесса, когда злобный цербер, не умеривший своей подозрительности, остался позади.
  - Туда, - Влад указал подбородком в сгущающуюся темноту холла.
  - Мое высочество желает на воздух, - сурово напомнила девушка, заподозрив, что сейчас ее поведут пусть и в уединенный, но все же кабинет главы корпорации.
  - Да, я помню, - отозвался Влад, галантно пропуская ее в скоростной лифт.
  Головокружительный подъем, мягкий, еле ощутимый толчок, останавливающейся кабины и распахнувшиеся в ночь двери. Стоило только сделать шаг, как прямо из-под ног прокатилась волна слабого света, не нарушающего ночной темноты и не слепящего ступивших на крышу людей.
  - Нам сюда, - зачем-то предупредил Влад, указывая на цепочку огоньков, ведущих с темной глыбе флаера с герцогскими гербами на дверцах.
  - М-м-м! Ваша светлость умеет водить? - с опасливым уважением заметила Эолла.
  Мужчина хотел было обидеться, но, покосившись на спутницу, сдержанно улыбнулся, заметив всю ту же усмешку, таящуюся в ее глазах. Его подначивали, над ним шутили, намекая, что многие его собратья по общественному положению уже давно разучились что-либо делать без целого роя прислуги, неизменно вьющегося подле своих господ. Влада передернуло, когда вспомнил свое первое появление в доме герцогини, где его настойчиво пытались то переодеть, то помыть.
  - Моя светлость много чего умеет, - покаянно признался он, - даже завязывать шнурки.
  - Какой ужас! - воскликнула принцесса, театрально прикладывая ладонь ко лбу, будто собираясь упасть в обморок.
  - Да, вот такой я ужасный, - повинился Влад, открывая дверцу и помогая девушке забраться в кабину.
  - И где же милорд обучился такой жути? - девушка пристегнулась, лукаво поглядывая на герцога и предлагая продолжить игру.
  Влад загадочно поиграл бровями, не спеша расставаться со своими тайнами. Принцесса недовольно засопела, скрестив руки на груди.
  - На самом деле я не настоящий герцог, - заговорщицким шепотом поведал он, испытывая что-то сродни эйфории, скользя по самому краю, говоря почти правду, - меня подменили...
  - В детстве?!
  - Зачем же в детстве? - Влад осторожно поднял машинку и повел ее над реками огней, затопивших центральную часть города, - Я был взрослым. Как бы я научился завязывать шнурки, если бы подменили в детстве?
  - А куда тогда делся настоящий герцог?
  - Как куда? Я его похитил и съел. А сам занял его место.
  - Ай! Все-то вы врете, милорд!
  - Почему же? - пришло время Владу демонстрировать обиду.
  - Да потому, что путаетесь в показаниях! То вас подменили, то вы сами герцога похитили. Вы уж определитесь. И вот как не стыдно так нагло врать?!
  - Стыдно, - как можно тяжелее вздохнул изобличенный герцог, прикидывая, как изменилось бы ее отношение, узнай она истинное происхождение герцогских умений. На какой-то безумный миг захотелось пошалить, рассказав кто он такой, но результат шалости был слишком предсказуем. Даже если она не поспешит раззвонить на весь мир о том, что узнала - воспитание не позволит, то отношение разом переменится, несмотря на уже упомянутое воспитание, пропадет легкость, оставив лишь брезгливое любопытство. Одному из его бывших подопечных не так давно пришлось менять местожительство, после того, как неосмотрительно раскрылся. Соседи не пожелали жить рядом с вольноотпущенным, превратив жизнь парня в самый натуральный кошмар. И потом, сказав 'А' неизбежно придется говорить и 'Б', а раскрывать свою связь с доктором Романовой почему-то не хотелось, тем более, принцесса уже интересовалась, что за кошка могла пробежать между абсолютно незнакомыми людьми. Так что овчинка не стоит выделки. И черт ее, эту принцессу, знает, как она отреагирует на откровения Влада о своей коллеге. Велика вероятность, что герцог будет осмеян. Романова всегда умела пускать пыль в глаза.
  - А все-таки, откуда? - тон вопроса заставил Влада раздраженно дернуть левым уголком рта, притворства и озорства в голосе принцессы совсем не осталось.
  - Ваше высочество, если вы мне прикажете, я, конечно, расскажу вам все, но...
  - Вы желаете сохранить это в тайне? - ничуть не обидевшись закончила за него принцесса.
  - Да. А то такому вруну, как мне, обладающему набором непотребных навыков придется совершить и вовсе непристойный поступок - потребовать откровенность за откровенность. А вы, как девушка, получившая достойное воспитание, не сможете отказать мне в моей бестактной просьбе! - Влад коротко выдохнул, удивляясь себе - откуда только полез этот пафосно высокопарный слог. Но принцесса, кажется, осталась довольна, поскольку буркнула, кровожадно ухмыльнувшись:
  - И тогда мне придется вас убить. Договорились, закроем тему о нашем темном прошлом. А куда это, позвольте полюбопытствовать, злодейский тип с темным прошлым везет приличную девушку?
  - Туда, куда и положено злодейскому типу с темным прошлым, - пришла очередь Влада ухмыляться, - в тихое, уединенное место, где нас никто не потревожит.
  - Ой-ой-ой! - закудахтала девушка, изображая дрожь в голосе, - А что же сделает там со мной злодейский тип?
  - Как что? Похищу...
  - И съешь? Опять врете, герцог!
  - Почему это? - оскорбился Влад, сверяясь с навигатором и начиная плавное снижение. Нужно сделать небольшой виток, чтоб опуститься на единственную ровную площадку, будто созданную для парковки летающих машинок, чуть в отдалении от места назначения.
  - Потому, мой дорогой злодей, что ваш план нерационален. Если отталкиваться от того, что вы показывали ранее, вашей прошлой жертвой был настоящий герцог, вы его похитили и съели, чтоб спрятать улики, а затем заняли его место, так?
  - Да, - согласился герцог, глуша двигатели.
  - Во-от. Значит, я могу чувствовать себя в полной безопасности - уж мое-то место вы точно не займете! - принцесса ободряюще похлопала его по руке.
  - Почему это? - надулся он, усиленно подражая Семке, младшенькому Георгия, мастерски умеющему изображать возмущенную обиду.
  - Пол не тот! - торжествующе возвестила девушка, с интересом разглядывая стволы деревьев, в неярком свете гаснущих фар, призрачным кольцом окруживших флаер.
  Влад выбрался из кабины и поспешил обойти машину, но пассажирка не пожелала дожидаться, пока ей предложат руку и сама спрыгнула с высокой ступеньки.
  - Ау!
  Герцог бросился вперед, торопясь оббежать флаерный нос. Принцесса стояла согнувшись и вцепившись в лодыжку.
  - Что случилось?
  - Кажется, я сломала... - виновато выдохнула она, страдальчески глядя на него снизу вверх и повисая на протянутой мужской руке.
  - Что?! - похолодел Влад уже видя, как его методично разделывают хмурые ребята из имперской службы безопасности за то, что не сумел обеспечить особе императорской крови достаточную безопасность. И понесли его черти в этот медвежий угол!
  - Каблук, - расстроенно шмыгнула она.
  - Ваше высочество! - раздраженно рыкнул герцог, чувствуя, как от нахлынувшего облегчения начинают подрагивать кончики пальцев.
  - Что - мое высочество?! - возмутилась она его черствости, - Вы знаете, сколько стоили эти туфли?!
  - Даже думать не хочу, - отмахнулся мужчина от девичьей беды, опускаясь на колени и осторожно вытаскивая ее ножки из туфелек, завязших каблуками в мягком грунте, сплошь покрытом толстым слоем опавших листьев.
  - Вы самый бессердечный и бесчувственный человек! - капризно воскликнула усаженная во флаер принцесса, беспечно болтая босыми ступнями над герцогской головой. Одно неосторожное движение и мужчина рискует получить пяткой в лоб.
  - Да, я именно такой, - сердито подтвердил он, мастерски уклоняясь от мелькнувших у самых глаз пальчиков, с выкрашенными ярко-красным лаком ноготками.
  - С вашей обувью все в порядке, - буркнул он, поднимаясь с колен и вручая принцессе туфли.
  - Ге-е-ерцог, вы что - обиделись? - негодница невинно хлопнула ресницами, склонив голову на бок и разглядывая отряхивающего брюки Влада.
  - Конечно же нет, ваше высочество, - ровным голосом ответил герцог, безжалостно давя накатившее бешенство. Просто я на пару-тройку секунд успел попрощаться со своими яйцами, или что там отрезает проштрафившимся герцогам ваша служба безопасности. Как вы могли подумать, что я на вас обиделся?!
  - Вот как можно быть таким уважаемым герцогом и при этом таким наглым вруном?, - вздохнула она, поправляя задники на пятках, даже не подозревая о вулкане, бушующем под коркой холодной вежливости.
  - Я талантливый, - пожал плечами Влад, скидывая пиджак и закатывая рукава.
  - Я заметила, - фыркнула она и требовательно протянула к нему руки, - ну, помогите же мне слезть отсюда и показывайте, куда вы меня притащили!
  Герцог шагнул к девушке, игнорируя протянутые руки, бесцеремонно сцапал за бока и совсем не аристократически перекинул капризницу через плечо, плотно прижав девичьи ноги, во избежание ненужных травм.
  - Ты что себе позволяешь?! Совсем охренел?! - не менее плебейски вознегодовали сзади, а на многострадальную герцогскую спину обрушился град весьма ощутимых ударов.
  - Приоритетная задача - обеспечение безопасности Вашего высочества, - размеренно заговорил герцог, не тая самодовольной ухмылки, - я один раз подверг вас опасности, больше подобное не повторится. И очень попрошу, миледи, - Влад чуть подбросил свою ношу, поудобнее устраивая на плече, - не стоит так сильно дергаться - здесь очень крутой спуск, а я могу вас не удержать.
  - Так поставь меня на ноги, охламон! - прорычала принцесса, метя кулачком по почке.
  - Ни в коем случае, - со всей возможной серьезностью возразил Влад, понимая, что эта выходка может крайне дорого ему обойтись - ссылка на каторгу вряд ли, а вот крылья подрезать очень даже, но уже не мог остановиться, - вы можете поскользнуться и дело закончится не сломанным каблуком, а свернутой шеей.
  - Ах, ты обеспечиваешь мою безопасность!?
  - Да, моя леди, так и есть, - Влад с легкостью нащупывал ногами знакомую тропинку, блуждающую меж плотных зарослей, внушающих чувство ложной безопасности, а на самом деле свисающих корнями над пятиметровой трещиной. Мужчина уверенно нес свою ношу, не обращая внимание на шорох камешков, осыпающихся из-под ног.
  Удары по спине утратили свою силу - девушка наконец прислушалась к каменным щелчкам, постепенно затихающим, когда камешки, проскакав по стенам, успокаивались на дне расщелины.
  - Возьми меня по-человечески! - потребовала она.
  - Не могу, - с нотками злорадства признался он, на миг сбиваясь с дыхания, - я потеряю равновесие, а это может закончиться печально. И... ваше высочество, если вы случайно заденете своим кулачком мой блуждающий нерв, то мы убьемся уже гарантировано.
  - О, так ты еще и в анатомии разбираешься, засранец! - прошипела девушка, однако переставая дергаться, вместо этого вслух придавшись кровожадным мечтам, что именно сделает с герцогом.
  Не будь у Влада соответствующего опыта он, пожалуй бы, испугался, выслушивая мстительные мечты, а так только хмыкал, не слыша в ее голосе настоящей угрозы. Так что можно быть спокойным - публичная порка на главной площади империи с последующим отрубанием конечностей за оскорбление ее высочества ему точно не грозит.
  Добравшись до каменистой площадки, природным балконом свисающей над пропастью, осторожно поставил принцессу на гладкий валун, продолжая невесомо поддерживать за бока. Почувствовав опору под ногами, принцесса резко выпрямилась и... в герцогском ухе оглушительно зазвенело, а щеку обожгло полновесной пощечиной.
  - Я думаю, одного раза вполне достаточно, - буднично проговорил Влад, спокойно глядя в глаза разгневанной девушке, поднявшей руку для следующего удара, - ваше высочество.
  - А вы смелый, герцог. Смелый и наглый, - холоду ее голоса позавидовал бы космос, - надеюсь, вы понимаете, что во второй раз это вам с рук не сойдет?
  - Я не особенно надеюсь, что это сойдет мне с рук и в первый раз, - мужчина смиренно склонил голову, - приношу свои извинения.
  - Засунь себе свои извинения... - и наследница императорской фамилии прошипела куда. Четко, точно, емко. Правда, физически невыполнимо. - Извиняется он! Весь живот мне плечом оттоптал, платье измял, а теперь извиняется видишь ли! - принцесса раздраженно разгладила несуществующие складки блестящей ткани струящейся по стройной фигурке.
  Ну, да, конечно - девушка гневаться изволит, вздохнул про себя герцог, пережидая новый виток скандала. И кого интересует, что эта ткань не мнется в принципе. Это Влад знал не понаслышке - у одной из его любовниц было почти такое же блестящее, переливающееся. Чего только с этим платьем не творили в порыве страсти... Интересно, если он начнет ковырять землю носком туфли это будет воспринято доказательством раскаяния? Герцог бросил исподлобья взгляд на бушующую стервочку. Нет, перебор. Ждем.
  Несмотря на то, что гнев принцессы никак не утихал, это не мешало ей проявлять благоразумие и стоять на камушке, словно приклеенной. Это давало надежду, что не придется ловить красавицу за подол или объясняться с ребятами из имперской службы безопасности. Камушек-то в полу шаге от пропасти.
  Принцесса замолчала на полуслове и, прищурившись, смерила молчащего мужчину взглядом и подозрительно уточнила:
  - Я не поняла - вы что, совсем не боитесь?!
  - Нет, ваше высочество, - чуть пожал плечами герцог, подивившись ровному голосу, будто не она всего секунду назад бушевала, разбрасываясь угрозами и топая ножкой.
  - Ну и ладно, - пожала она плечами, - а теперь я хочу знать, за что я претерпела столько мучений. Показывайте.
  Несмотря на всю его хваленую выдержку, Владу понадобилось несколько секунд, чтоб освоиться со столь резкой переменой.
  - Вы позволите? - вежливо переспросил герцог и, бережно положив ладони на женскую талию, осторожно повернул принцессу...
  Короткий, потрясенный вздох стал скромной наградой за все труды по доставке.
  Прямо перед ними медленным, расплавленным серебром стекал водопад, вспенивался, рвался о камни, осыпаясь золотистыми искрами, высвеченный радужными переливами остывающих от дневного зноя камней. Цвета дрожали, перетекая один в другой, пульсировали, распускаясь диковинными цветами, то посеребренными, то вызолоченными низвергающимися с отвесной стены потоками воды.
  Это мерцание завораживало похлеще 'калископа', которым настойчивая Жоркина Сонюшка, не сумевшая справиться со слишком сложным для такой крохи словом, чуть не выбила глаз беззащитному дяде спеша поделиться только что обретенным волшебством, пойманным в трубку из плотного картона. И сурового герцога помимо воли затянула простенькая игрушка, в которой от поворота с тихим перестуком перекатывалась горсть разноцветных стекляшек, складываясь замысловатыми узорами...
  - А почему его не слышно? - шепот Эолларии заставил герцога встрепенуться, выводя из задумчивости.
  - М-м-м... это лес, его деревья и кусты поглощают звуки, как камни в горах отражают звук создавая эхо...
  - Милорд, вы, похоже, изволите нести какую-то дичь, - промурлыкала принцесса.
  - Да нет, дичь я поставил, - неожиданно для себя самого пробормотал Влад, запоздало прикусывая язык.
  На то, чтоб осознать сказанное им и закономерно взбеситься, девушке понадобилось около секунды и герцог уже успел увидеть себя летящим вниз, нелепо махая руками в попытке ухватиться за ночь...
  Порыв ветра, оттолкнувшись от отвесных скал, заполошно ворвался в тоннель, образованный ветвями, обрушивая на двух людишек всю громогласную ярость срывающейся в пропасть воды, оглушая грохотом, изо всех сил стараясь размазать их первобытным страхом, но добился лишь того, что женщина, едва заметно покачнулась, а мужчина отклонился назад, тверже упираясь каблуками в рыхлую землю. Спустя секунду все стихло и окружающее словно накрыло стеклянным колпаком, не пропускающим ни единого звука.
  Женщина шевельнулась первой. Передернула плечами, коротко выдохнула и рывком стряхнула мужские ладони со своей талии. Он иногда привозил сюда знакомых дам, обычно это заканчивалось тем, что перепуганная дурочка, ища защиты, прижималась к широкой мужественной груди. Рыцарь обнимал дрожащие плечики, целовал в макушку, успокаивал. Страшное приключение заканчивалось на измятых шелковых простынях или на заднем сидении флаера, если не хватало сил дотерпеть... Ни о каком бурном сексе сегодня речь не шла, не говоря уж о том, что реакция будет непредсказуемой. От, теперь уже заслуженной, оплеухи до выцарапанных глаз. Пришлось соскрести всю свою храбрость, чтоб остаться на месте, когда она медленно повернулась и прожгла гневным взглядом.
  - Вы, герцог, редкостный сукин сын, - холодно процедила принцесса, для разнообразия вспомнив о светском воспитании и не распуская рук.
  - Ваше высочество, я не мог вас предупредить, это всегда происходит неожиданно, - проговорил он, подкрепив покаяние своей самой обезоруживающей улыбкой, мастерски смешав в ней застенчивость, растерянность и безграничное доверие к собеседнику, дополнив эту гремучую смесь капелькой беспомощности. Женщины попросту не могли устоять перед этим безотказным оружием, особенно если чуть склонить голову... Даже стерва Романова отступала, а уж она-то относилась к своему рабу более чем критично. Эолларии так же оказались не чужды женские слабости и она послушно растаяла, смягчив приговор с сукина сына до балбеса и требования напоить кофе перепуганную девушку, что вполне устроило беспутного герцога. Надвигающуюся идиллию разрушила тревожная трель, требовательно раздавшаяся из кармана герцогской рубашки, поставив беднягу в неудобное положение: ответить - проявить пренебрежение, не ответить... Черт! Ладно, пусть звонит. Трель затихла, мужчина удовлетворенно кивнул и уже набрал воздуху, чтоб продолжить разговор, но был прерван новым звонком.
  - Да ответьте же, ваша светлость, - неожиданно приказала принцесса, легко спрыгивая с камушка.
  - Но, как же...
  - О! Очень просто, - отмахнулась она от его сомнений, - достаньте мобильный из кармана и нажмите кнопку.
  Влад благодарно кивнул и, отойдя на несколько шагов, потянул из кармана наладонник, думая о том, как все-таки приятно иметь дело с нормальной девушкой, не закатывающей сцен от непредвиденного звонка.
  - Куприн.
  - Влад! Где тебя черти носят?! - ворвался в ухо звенящий от ярости голос Кони.
  - Я на Немом водопаде, - явно от неожиданности отчитался Влад.
  - Тебе нужно приехать, - на это заявление герцог только раздраженно поморщился, оглянувшись на принцессу, с интересом мнущую в пальцах сорванный листок.
  - Я сейчас занят, - придав голосу необходимую твердость отрезал Влад. Что бы не натворил Иван, все подождет до утра. Нельзя отказывать девушке в чашке кофе из-за выходки глупого раба.
  - Бросай всех своих баб, кем бы они ни были, и марш на конюшни! - в рыке Констанции явственно прорывалась паника, - Иван пропал.
  - Успокойся, - он старался говорить спокойно, хотя тревога Кони начала заражать и его, -Что значит - пропал?
  - В амбаре его нет.
  - И что? Может, он, как в прошлый раз, вышел подышать, а вы его потеряли?
  - Влад, не говори глупости. Его нет на конюшнях. Мы их обыскали. Я не могу отследить его чип. Приезжай. Ты слышишь!?
  - Да, слышу. Я сейчас приеду.
  Он раздраженно щелкнул по экрану, и не с первого раза сумел засунуть мобильный в карман. Впору было посмеяться над собой. Вот до чего, ваша светлость, доводит благотворительность. Вместо того, чтоб проводить время с милой девушкой, с которой, в кои-то веки!, можно просто поговорить, не поражая ее своими статями, вы сейчас бросите все и полетите сломя голову искать сбежавшего засранца. И на этот раз гаденыш не отделается легким испугом. Сперва герцог собственноручно спустит с него шкуру, а после продаст к чертовой матери на рудники. Раз раб тупой, это уже не лечится...
  - Что-то случилось, ваша светлость? - принцесса с интересом разглядывала его, склонив голову к плечу.
  - Ничего особенного, ваше высочество, но, к сожалению, наш кофе придется отложить.
  - Вам нужно ехать, - с печалью и пониманием вздохнула она.
  - Да, к сожалению.
  - Так что же произошло? Может, я могу чем-то помочь?
  - Боюсь, это не по вашей части, - покачал головой герцог, подавая ей руку, - у меня пропало кое-какое имущество.
  - Пропало? Так надо скорее звонить в полицию!
  - Не надо. Осторожнее, - Влад поторопился приобнять поскользнувшуюся девушку.
  - Вот только не надо меня на плечо забрасывать, - со смешком предупредила она.
  - На подъеме и пытаться не буду.
  - Так почему вы не желаете связываться с полицией? Это что-то запрещенное?
  - Нет. От полиции будет больше вреда, чем пользы. Я сам его найду.
  - Если его украли, без полиции не обойтись, - разумно заметила она.
  - Его не обязательно украли. Это такое излишне самостоятельное имущество, что могло пропасть и само, - пришлось признаться ему.
  - Что значит, самостоятельное? - не поняла она, буквально повисая на протянутой руке, с усилием выпутываясь из длинного подола, мешающего ей выбираться на площадку с припаркованным флаером.
  - Это значит, что мое имущество ходит на двух ногах и обладает зачатками разума, - нехотя разъяснил герцог, поднимая машину в воздух.
  - М-м-м! - понимающе промычала она и до города больше не проронила ни слова, за что Влад был ей признателен. Ему нужно было время, чтоб спокойно подумать.
  Он высадил принцессу на крыше отеля. Прощаясь эта неправильная аристократка пожелала ему удачи в поиске и еще раз напомнила о долге в целую чашку кофе. Поблагодарив и пообещав, что долги не забывает, герцог с облегчением захлопнул дверцу и рывком поднял флаер в небо...
  
  Я осторожно вынула чашку из расслабленных пальцев, с тихим стуком поставив ее на приборный столик, второй раз за сутки поступив бесчестно подлив снотворное в чужую еду. Парню необходимо поспать, но вряд ли он согласился бы это сделать добровольно, а на пустые споры у меня попросту не было сил. Проверив показания приборов, подтянула повыше его одеяло, подняла защитный борт койки и, прихватив планшет, вышла из кабинета.
  Кофеварка утробно заворчала, зашипела, плюясь в чашку кофейным отваром, наполняя кухню горьковатым ароматом. Осторожно, стараясь не пролить, вытянула налитую до краев чашку, прикидывая сумею ли дотащить кофе до рубки, не залив при этом пол, на котором позже непременно поскользнусь. Решив не рисковать, выплеснула часть напитка в раковину. Кофе жалко, но так по любому дешевле выйдет.
  Усевшись в капитанское кресло сделала то, за что любого другого просто бы убила - закинула ноги на пульт управления, пристроив чашку в выемке подлокотника. По моим прикидкам скучать в одиночестве оставалось не более получаса, так что желание подремать стоит загнать куда-нибудь поглубже, пообещав себе несколько часов здорового дневного сна. А если нельзя спать, стоит немного поработать. К примеру, разгрести все время переполненный почтовый ящик, но сперва включить силовое поле. Я, конечно, люблю гостей, но некоторые бывают настолько наглыми, что заявляются без предупреждения, так что стоит их держать на значительном расстоянии и ни в коем случае не пускать на борт. Потом, настроить виртуальный экран, транслирующий сигнал камеры, установленной в кабинете.
  Грохот заставил резко выпрямиться, ошалело оглядываясь и пытаясь осознать происходящее. Иван? Быстрый взгляд на экран, нет, парень спокойно спит, доверчиво обнимая подушку, ткнувшись лбом в мягкую мембрану ограничительного борта. Второй, на панель с индикатором силового поля. Гостей нет. Тьфу, черт! Это мои собственные ноги, рухнувшие с пульта управления. Брезгливо встряхнув пальцами, попавшими в лужицу пролитого на подлокотник кофе, потянулась к шкафчику за салфетками. Устранив беспорядок, раздраженно смахнула виртуальный экран с лениво покачивающимися пухлыми конвертами так и не разобранной почты. Вытянув из крепления чашку с безнадежно заледеневшим кофе, поплелась на кухню.
  Поплескав на лицо холодной водой, пригладила волосы влажными ладонями, наводя видимость порядка, бросила короткий взгляд на часы. Без четверти пять. Бодро звякнул электронный колокольчик печки, сообщая, что кофе согрелся. Опасаясь снова уснуть, вместо того, чтоб возвращаться в рубку, открыла шлюз и устроилась на пороге, прихлебывая кофе и лениво покачивая опасно свешенными за борт ногами.
  Я вдыхала влажную прохладу, ловя такие редкие для меня минуты тишины. Кофе. Сигарета. Одиночество. Утро. Это ли не счастье, а, доктор?
  Восходящее солнце раскрашивало светлеющее небо и окружающий пейзаж мягкими розово-оранжевыми тонами, но это теплое свечение, стекающее по бокам кораблей, сверкая в росных каплях, было обманчивым. Вот уж где, романтика, с легким раздражением покривила я губы - рассвет, утренний кофе. Зуб на зуб не попадает от холода. Не хватает только мускулистого самца для полного комплекта. Я передернула плечами, раздумывая, стоит ли сходить за курткой и сигаретами или подождать, пока окончательно продрогну.
  В сонную, утреннюю тишину ворвался низкий рокот и легкий флаер, заложив опасный вираж, практически упал с неба на ближайшую посадочную площадку, нарушив при этом с десяток правил. Псих! Дверца кабины резко отъехала в сторону и на бетон спрыгнул мужчина, облаченный в темный костюм и стремительно пошел в мою сторону. Ну, наконец-то! А то я уж думала, этот увалень и вовсе здесь не появиться, окончательно меня разочаровав. По моим подсчетам, герцог должен был еще с час назад танцевать у моего силового поля, настойчиво требуя аудиенции. Я похлопала по внутренней стенке шлюза, отыскивая сенсор развертки трапа.
  - Р-р-романова! - ярость, прозвучавшая в громовом раскате должна была впечатлить и вогнать в ужас. Я впечатляться отказалась, с интересом наблюдая за разогнавшимся мужчиной. Шаг. Еще. Нда... Реакция герцога за прошедшие годы, к сожалению, не потеряла своей остроты - он успел отвернуть и остановиться в считанных миллиметрах от тревожного всполоха, северным сиянием пробежавшего по поверхности силового поля.
  - Твою мать! Какого черта ты делаешь!? - прорычал герцог, благоразумно отступая на полшага. Ого! У молодого человека прорезался инстинкт самосохранения?
  - Я делаю? - откликнулась я, удивленно округляя глаза, - Это, по-моему, вы, герцог, нарываетесь на лишение прав управления флаером. Вам еще повезло, что по утреннему времени в этой части порта никого. Устроили тут предпосылку к происшествию.
  - Не прикидывайся глупее, чем ты есть, - призвали меня.
  - Вы бы травки попили успокоительные, Куприн, - проявила я заботу, нарочито медленно спускаясь по трапу, - а то так и до инфаркта недалеко, а вы, в вашем возрасте, как раз в группу риска входите.
  Его ноздри дрогнули, а по щеке пробежала едва заметная волна. Герцога оказалось так же просто довести до белого каления, как когда-то раба. Хотя первый выказывал бешенство ярче второго.
  - Верни мое имущество, - четко выговаривая слова потребовал он.
  - Какое? - мое лицо осветилось блаженным неведением. Я отыгрывала дуру на полную катушку. Нет, никто не спорит, его требование нисколько не расходилось с моими планами, но прежде необходимо выторговать парню определенные гарантии, да и потом... как же отказать себе в маленьком удовольствии?!
  - Верни моего раба!
  - Забирай, - расплывшись в улыбке, разрешила я, широко поведя рукой.
  - Романова, не советую играть со мной, - в мужском голосе явно лязгнули скрещенные мечи.
  - Да кто ж с вами играет, ваша светлость? - растерянно пробормотала я, красноречиво поискав взглядом невидимого злодея, прячущегося за герцогской спиной. Не повелся.
  - Вы понимаете, Романова, что мне стоит сделать всего один звонок, чтоб обеспечить вам стабильные неприятности, несмотря на ваше родство с генералом полиции и знакомство с членом императорской семьи?
  - Понимаю, - опечалилась я, - но так же понимаю, что это почему-то не в ваших интересах, иначе все были бы уже вызваны, а под моим порогом топтался отряд спецназа. Так отчего же вы не сделали этот самый звонок? Не потому ли, что ваша хозяйка как-то наглядно показала вам, что угрожать женщине мероприятие бесперспективное? Ай! Не стоит так психовать. На самом деле мне не интересно и думать лень.
  - Если бы не силовое поле... - прошипел он, доведенный до нужной мне кондиции.
  - Если бы не силовое поле, - я резко подалась в его сторону, так что мужчина отпрянул, в полной мере прочувствовав, что поле-то оберегает совсем не меня, - я бы более доходчиво разъяснила вам, какой вы осел, герцог.
  - Романова, верни мне раба и покончим с этим. Я тебе обещаю, что не стану заявлять в полицию, - Куприн решил проявить великодушие.
  - Ох, ка-а-акое щедрое предложение! - воскликнула я, картинно приложив ладонь ко лбу.
  - Вот какого черта ты вечно лезешь, куда тебя не просят? Решила в благородство поиграть? Спасти его от меня? Так он не я, он тебе глотку перережет ложкой заточенной и глазом не моргнет...
  - Герцог волнуется о моей безопасности, но я обожду помирать от счастья, потому как герцог подло намекает на того незадачливого охранника, которого парень подрезал, - ухмыльнулась я, проявляя осведомленность.
  - Что еще он тебе рассказал? - в голосе герцога промелькнуло неподдельное беспокойство, которое он поспешил затушевать пренебрежением.
  - Что его за это на конюшни сослали и издеваются, как умеют, - щедро поделилась я выуженной информацией, - но если вы изыскиваете страшные истории о нем, не трудитесь - не впечатлит. Он безобиден. Тем более, сейчас, когда смог спокойно заснуть. Впервые за несколько месяцев. А вот теперь, когда у нас наладился диалог, пришел мой черед задавать вопросы. К примеру, на кой черт он сдался тебе? Мне ладно, я, по твоим заверениям, в 'благородство' играю, а вот тебе он на кой с такой-то опухолью в башке?
  - Какой опухолью? Что ты мелешь?!
  - Самой обычной. Доброкачественной. Той что, его слепит и заставляет голову разламываться от боли, провоцирует то агрессию, то отупение и не позволяет спать.
  - У него нет никакой опухоли, - попытался отмахнуться герцог от поставленного диагноза, самым бессовестным образом наступая на горло моего профессионализма и это было непростительно, несмотря на нотки растерянности, мелькнувшие в его голосе.
  Это дилетантское заявление было встречено моим издевательским хмыканьем.
  - Еще раз говорю - нет у него никакой опухоли. Его врач смотрел...
  - Значит, пропустил. Уволь своего врача, найми ветеринара и то больше проку будет.
  Ого! А вот теперь пришел мой черед задуматься, кого от кого защищает силовое поле. Думаю, не будь этой призрачной защиты, герцог не устоял бы перед искушением воплотить в жизнь то, что задумал еще семь лет назад - свернуть мне шею. Что ж, приятно видеть, что годы сытой жизни не испортили бывшего раба...
  - Не психуй, - фыркнула я, настраивая свой коммуникатор на видеофон оппонента и пересылая предусмотрительно заготовленный файл, - если не веришь, вот то, что я нарыла. Перешли знающему человеку, пусть объяснит более доходчиво. Когда насоветуешься - возвращайся. Я буду здесь.
  Развернувшись зашагала обратно к кораблю, хамски оставляя Куприна наедине с присланной мною информацией.
  
  ...Он провожал тяжелым взглядом идущую девушку, от всей души желая нахалке наступить на широкую штанину или просто споткнуться и расквасить нос. Ночь выдалась долгой и единственным светлым пятном в ней так и осталась прогулка с принцессой.
  После возвращения на конюшни Владу пришлось выдержать самую тяжелую форму скандала, на которую способны только женщины. Ироничное шипение, холодные обвинения, перемежающиеся временами заслуженными, но от этого не менее обидными, упреками. И весь этот спектакль был необходим Кони лишь для того, чтоб замаскировать обеспокоенность судьбой беспутного герцогского имущества. По хорошему следовало бы привлечь к поискам Рома, но он, как назло, уехал на пару дней навестить дочь студентку... Положение осложнялось тем, что поисковая программа никак не могла запеленговать сигнал чипа, вживленного Ивану. Сперва сигнала не было вообще, потом появился, но был настолько нестабильным и слабым, будто парень был в супнице, крышку которой то и дело приподнимали, и никак не удавалось засечь координаты, несмотря на то, что объект вроде бы не двигался. Теперь становится понятным, что творилось с чипом. Томограф и силовое поле корабля создали помехи. Надо учесть это на будущее и подыскать модель более защищенную от внешних воздействий.
  Ближе к утру Влад уже склонялся к тому, что вызвать Рома все же придется, сигнал стабилизировался и стало понятно, где именно находится герцогское имущество... Было немного стыдно за то слепое бешенство, которому он позволил себя накрыть, как вылетел из дома и, прыгнув во флаер, помчался в порт. Налаженная жизнь с ее появлением постепенно приобретала металлический привкус безумия, мало ей, что она приперлась к нему в дом, на его планету, портит жизнь, отбирает землю, так теперь еще и рабов его ворует! Ох, чего он только не придумал в наказание этому чертовому рабу долгое и кровавое, за то что не просто сбежал, позволил себя умыкнуть и не кому-нибудь, а именно ей. Не будь силового поля Влад с большой долей вероятности свернул бы шею сволочной докторице. Но как бы то ни было именно силовое поле сбило градус ярости и заставило Влада частично взять себя в руки. А потом... как это водится в разговорах с Романовой, все пошло не так. Она над ним поиздевалась, походя высмеяла тех, кто на него работает, обвинив их в непрофессионализме. Так. Надо выдохнуть, успокоиться и все выяснить.
  Влад развернулся и медленно побрел к своему флаеру, по пути сверяясь с расписанием смен Алексии и ее мужа, иначе ответа на свои вопросы придется ждать несколько часов. На счастье на дежурстве был Юзеф, и без лишних комментариев принял отправленный файл. Влад забрался в кабину и переставил флаер более аккуратно, чтоб машина не занимала сразу два посадочных места. Ответ от Юзефа пришел едва герцог заглушил двигатели и был четок и лаконичен 'Да, все верно. Обсудим позже'. Вот как?! Как, черт возьми, у нее это получается?! Он закупил не самое худшее оборудование, на него работает персонал высокого класса, который только доступен в его стесненных обстоятельствах. И никто, никто!, не сумел ничего разглядеть, пока не явилась, мммать ее, Романова, посмотрела на Ивана какие-то пятнадцать минут и нашла повод натыкать герцога носом в катастрофический провал. У нее прямо-таки талант ставить все с ног на голову! Хотя надо отдать Романовой должное - обвинения не были голословны. Вон даже раба не погнушалась украсть, чтоб подтвердить подозрения, несмотря на то, что рисковала навлечь на себя еще большие неприятности, чем уже есть. Если бы он вызвал полицию... Что самое интересное, мысль о полиции пришла в голову только сейчас. Когда вызывать и писать заявление вроде как не совсем уместно, ведь она спасла жизнь его человеку. Эти апатичные мысли прервал звонок. Мельком взглянув на экран грозный герцог досадливо поморщился.
  - Что случилось, доктор Кодараг? - обреченно спросил он, разглядывая слабо светящуюся разметку взлетного поля.
  - Да, что-то явно случилось, раз ваша светлость не желает меня видеть, - яд, полившийся из динамиков, заставил Влада передернуть плечами.
  - Алексия, что ты хочешь?
  - Ничего особенного, мне просто интересно, откуда взялись скрины!
  - Это очень долгая история, - попытался отговориться герцог.
  - А вы попробуйте покороче, ваша светлость, - профессиональная гордость Алексии была уязвлена и требовала ответов.
  - От доктора Романовой, - смирившись с неизбежным, признался он.
  - Ого! - Влад даже без видео почувствовал, как она встрепенулась и, конечно же, потребовала подробностей. Пришлось рассказывать.
  - Она посоветовала нанять ветеринара, - мстительно пожаловался он, завершая повествование.
  - Ветеринара? - хохотнула Алексия, похоже совсем не обидевшись на коллегу, - А что, резонно.
  - Что?!
  - Не берите в голову, она не имела в виду, что ваши люди вроде животных, - поспешила утешить его жизнерадостная доктор, - это ж старинная шутка, когда ветеринар к терапевту приходит и тот спрашивает 'на что жалуетесь', на что ветеринар отвечает 'не, ну так каждый может!'
  - И что? - после бессонной ночи с юмором было туго и смысл шутки он не уловил.
  - И то, что ваши люди жаловаться не приучены, - со вздохом разъяснила доктор Кодараг очевидные с ее точки зрения вещи, - так что ветеринар с его специфичными пациентами будет в самый раз. Но в любом случае советы доктора Романовой не снимают основной проблемы - что нам делать с Иваном. Ему необходима операция и абы кто ее провести не сможет, даже если вы достанете нейрохирургическое оборудование, к оборудованию должен прилагаться хотя бы толковый оператор, знакомый с этой областью медицины. В идеале нейрохирург. А это ребята из элиты, к ним так просто не подступишься. У вас есть знакомый нейрохирург?
  Владу пришлось признаться, что нет. Судя по разочарованному выдоху, знакомых нейрохирургов, способных оказать подпольную услугу не было и у Алексии. Можно было бы заплатить... Деньги штука хорошая, но они совсем не гарантируют молчания в будущем. Герцог успел на этом обжечься и до сих пор с брезгливым отвращением вспоминал, что пришлось предпринять, чтоб утихомирить шантажиста. Нет, все обошлось без криминала, можно даже сказать, мирно. В итоге достаточно толковый прораб с разрушенной в хлам репутацией отправился строить сараи где-то на краю вселенной. Если понадобится, Влад все это повторит, но очень бы не хотелось.
  - Жаль, очень жаль, ваша светлость, - напомнила о себе Алексия, - но в любом случае у вас есть не более двух недель, чтоб что-то придумать. И чем раньше, тем лучше.
  - Я учту, - проворчал Влад перед тем, как попрощаться.
  Запихав телефон в карман, герцог взъерошил и без того растрепанные волосы. Ладно, он подумает об этом всем позже, когда выспится. Посоветуется с Ромом, может, он что подскажет. Время еще терпит. А пока следует вырвать раба из цепких лап Романовой. Только бы отдала без скандала! На еще один скандал у герцога попросту не было сил. Если бывшая хозяйка вздумает кобениться, видит бог, он ее все-таки придушит и плевать на все силовые поля!
  Как и полчаса назад она сидела на краю шлюза, лениво покачивала ногой, курила и, если он верно увидел, пила кофе. Завидев приближающегося мужчину она отставила чашку и поднялась.
  - Ну, и что вам насоветовали ваши многомудрые друзья? - насмешливый вопрос, ленивая походка. Если она собирается снова вывести его из себя, он не доставит ей такого удовольствия.
  - Насоветовали, - он был предельно серьезен и собран, - а теперь я желаю получить свое имущество.
  - Желать вы, конечно, можете, но, боюсь, с удовлетворением вашего желания небольшие проблемы. Парень спит и будить его только ради ваших желаний я не собираюсь. Но даже когда он проснется, с возвращением могут возникнуть трудности, - она мило улыбнулась, - ну, ну, герцог, не будьте букой, не стоит так сверкать на меня глазами. Ваше имущество будет вам возвращено только если вы мне кое-что пообещаете.
  - Пообещаю?
  - Что, сложное слово? Согласно словарю, обещание, ваша светлость, значит добровольное обязательство сделать что-нибудь.
  - Я знаю, что значит это слово, - в голосе герцога послышались громовые раскаты, - что пообещаю?!
  - Держите себя в руках, герцог, сегодня ваши манеры еще более невыносимы, чем обычно. Мне нужно чтоб вы пообещали, что к молодому человеку не будут применены никакие санкции, даже если вам этого очень хочется. В том, что он оказался на борту 'Беркута' его вины нет. Одна доза нурдана и клиент весь твой, такой тихий, милый и послушный. У него не было шансов. Да, герцог, вот такая я вот коварная. А чего вы хотели? Чтоб я этого коня на себе перла? Нет уж, увольте!
  - И что же будет, если я пообещаю и не выполню? - Влад молча буравил нахалку взглядом одновременно жалея и радуясь, что не может ее достать.
  - О, ничего особенного, - она расплылась в отвратительно умилительной улыбке, - я просто всем расскажу, что вы двуличный мерзавец и вам нельзя верить.
  И ведь расскажет, сволочь. Всем, кто захочет ее слушать и особенно тем, кто не захочет. Нет, она не будет никого хватать за пуговку и лепетать свои гадости, она упомянет о его, герцога, нечистоплотности вскользь, сопроводив сказанное пренебрежительной ухмылкой. Как она умеет. И ей поверят. Потому что людям ее профессии принято верить. Людям ее профессии...
  
  Видя его бессильную злость я чувствовала неуместную радость. Не то, чтоб я хотела потоптаться по его мозолям, но, как приятно, господа, как же приятно!
  - Возьмешься?
  - Что!? - я едва не подпрыгнула от этого простого вопроса. Ощущение не из приятных, будто ты летишь, наслаждаясь своим всесилием и в самый ответственный момент с разгону врубаешься носом в стену.
  - Я спрашиваю, ты его прооперируешь? - теперь настала очередь Влада быть снисходительно терпеливым, хотя я и не нуждалась в разъяснениях.
  Так, Романова, даже не думай! Стоять! Стоять, я сказала! Не сме...
  - Да.
  Чтоб ты была здорова, доктор! Ты хотя бы соображаешь, на что сейчас согласилась, а?! Где ты это будешь делать, при том, что ты ни с какого боку не нейрохирург?! Ну и что? Мне и не обязательно. Главное найти место, кстати, больница, где работает доктор Кодараг вполне подойдет. Она, насколько я успела узнать маясь бессонницей в герцогской квартире, учебно-экспериментальная и государственная, а значит, открыта для всех категорий от миллионера до бомжа. Последние, правда, пользуются, как говорит Низа, урезанным пакетом услуг, но это ничего. Никто не собирается тащить туда Ивана под видом бомжа. Мы протащим его, как когда-то его хозяина, под видом эксперимента, а еще лучше - обучающего экспоната. Студентов в операционной, понятно, не будет, мы их рассадим в галерее амфитеатра. Теперь нейрохирург... Если поразмыслить, то и тут не должно быть особых трудностей, стоит лишь тряхнуть старыми связями, которых в отдельно взятом отеле гораздо больше, чем в некоторых больницах. С администрацией больницы договориться будет еще проще, всего лишь пообещать...
  
  ...Она согласилась. Просто взяла и согласилась. Даже спорить не стала, хотя Влад был уверен, что ему предстоит хорошенько поторговаться. Докторица и здесь увела победу у него из-под носа. Она застыла на короткое время, глядя куда-то мимо него озабоченно сосредоточенным взглядом. Бывшая хозяйка прикусила губу, развернулась и побрела в сторону корабля. Этого герцог ожидал еще меньше, чем согласия. Он задумчиво почесал бровь, глядя в удаляющую девичью спину и все же решился окликнуть.
  - Эй, а вернуть кое-кого!
  Она обернулась, непонимающе нахмурилась, будто удивившись его существованию, помолчала секунду и, нетерпеливо дернув плечом, соизволила ответить:
  - Когда будет готов. Я позвоню.
  Твою мать! Что она о себе думает?! Что от него можно вот так просто отмахнуться?! Судя по всему - можно. Ох, не стоило связываться с этой шалой бабой. И чего не продумать все варианты, прежде чем языком ляпать? Да, вариант с Романовой самый простой. Она действительно может решить эту конкретную проблему быстрее и качественнее него, связанного своим общественным положением и кучей условностей, к этому прилагающихся. Но не станет ли плата за ее услуги слишком неподъемной? Может быть и станет, но он решит этот вопрос, когда тот возникнет, а пока нужно вытягивать Ивана. Вот видит бог - когда отпустит этого бедоносца, напьется в хлам. На радостях. Герцог устало провел пятерней по растрепанным волосам и поплелся к своему флаеру...
  
  - Романова, ты рехнулась, - факт, проконстатированный Низой, прозвучал печально и безнадежно.
  - А вот и нет, - легкомысленно хмыкнула я, - я совершенно здорова. Мое душевное здравие не так давно проверяли.
  - Я всегда говорила, что все психологи и психиатры дилетанты и бездари! Ты мне скажи, ты когда психиатра проходила, халат снимала, а? - подруга картинно постучала ручкой по столу, таким образом выражая свою озабоченность, - А то ж тебя за коллегу приняли, потому бумажку о здравии и подписали! Вот скажи мне, кто в здравом уме станет дарить новейшую нейрохирургическую систему стоимостью в три с половиной миллиона какому-то заштатному лазарету?!
  - Герцог Куприн.
  - Герцог Куприн? Какой герцог Куприн? Опять герцог Куприн?! - ручка с не наигранной злостью полетела на стол, прокатилась, громыхая и остановилась у самого края, упершись в стопку бумаг, - Романова, выбрось свою бумажку. Ты ненормальная! Ты понимаешь, что он наш хм... оппонент и тебе категорически нельзя иметь дело с этим пронырой!
  - Фу, Низа, как можно быть такой ограниченной, - попеняла я, с независимым видом накручивая на палец прядь волос, - Он, может, и враг, но аппарат для, как ты выразилась, заштатного лазарета купит, хотя бы для того, чтоб рисануться. Кстати, ты несправедлива к больнице, она хотя и государственная, но достаточно неплохая.
  - Рисануться перед кем? - Низа не дала сбить себя с толку.
  - Перед принцессой, к примеру. А может, передо мной. Или ты считаешь, что я недостойна, чтоб передо мной мужчины рисовались, а?
  - Ответь-ка мне, любезная Анна, что за дела у тебя с Куприным? - подозрительно сощурилась она.
  - Здоровье одного бедолаги, - безразлично пожала я плечами, - которого угораздило заиметь крайне неприятную опухоль...
  - А теперь мы подходим к еще одному интересному вопросу. Что такого в этом рабе особо ценного, что ты идешь против своих же правил, а именно - поднимаешь связи, а герцог покупает оборудование. Он гений?
  - Нет.
  - Тогда какого черта?!
  - Ни-за, послушай свою мудрую старую подругу - не на все вопросы следует получать ответы.
  - Ох, темнишь ты что-то Анна Дмитриевна, ох, темнишь! То при одном упоминании имени герцога тебя корежит, будто хинина нализалась, и не хочешь на конференцию ехать и тебя приходится уламывать, как девственницу на сеновале, кстати, ты отделалась от меня каким-то невнятным лепетанием, так ничего толком и не объяснив, то разворачиваешь целую спасательную операцию по спасению какого-то раба, которого дешевле гуманно усыпить, чем вылечить...
  - Ты становишься отвратительной, когда вредничаешь, - заметила я.
  - Я не отвратительная и не вредничаю, - цыкнула она, тряхнув смоляными локонами, - я реально смотрю на вещи. Прагматично. Без всяких там романтических бредней. Когда тебе надо оборудование? - Низа отбросила дурашливость, пробежавшись пальцами по клавиатуре, отыскивая кратчайший маршрут доставки.
  - Не знаю, через пару дней. Я еще с Рубеном не говорила. Можем?
  - За два дня нет. Три устроит?
  - Да, нормально. Пусть постараются не дольше, его ж еще смонтировать надо. Сама-то как?
  - Да нормально, - отмахнулась Низа от вопроса и тут же не преминула пожаловаться, что ее секретарша змея и гадина бессовестная собралась в отпуск и минимум полгода несчастная работодательница ее не увидит, а может и больше, потому что новорожденные дети отвратительно беспомощны.
  Я слушала едкие замечания госпожи Аманатиди, не сдерживая улыбки. Давай, подруга, шипи закипающим чайником, плюйся ядом в адрес ветреной секретарши, жалей себя, оставшуюся без помощницы, но ты будешь первой, кто сунет нос в палату для новорожденных. Это для всех ты холодная и безжалостная воротила, но я-то знаю, отчего ты, не дожидаясь конца разговора, послала распоряжение о доставке нужного мне оборудования и о твоем паломничестве по всем нашим приютам не реже раза в полгода. Ездила бы чаще, будь расстояния не такими огромными. Этих объездов маленькие обитатели ждут, как их более счастливые сверстники не ждут прихода сказочного деда, потому что Низа, в отличие от него, умеет творить чудеса не вымышленные, а очень даже настоящие.
  - Вот и что ты улыбаешься?! Я что - что-то особо веселое сказала, а?
  - Нет, ты не сказала ничего, кроме правды, - скорчив серьезную рожу поспешила уверить я, - просто твое возмущение такое... возмущенное!
  - Романова, иди ты к черту, - скривившись, посоветовала Низа, - а я пойду на совещание. Должен же кто-то в этой компании зарабатывать деньги, чтоб ты могла свои безумные идеи воплощать в жизнь. Но запомни - еще один такой выверт, я сдам тебя в психушку и заживу, наконец, спокойно.
  - Утопия. Тебе в наследство останется Зак. Так что дешевле держать меня на свободе.
  - А вот это уже весомая угроза, - согласилась она и, помахав ладошкой, нажала отбой.
  Я широко зевнула и, прищурившись от яркого солнца, посмотрела на корабельные часы, время подбиралось к семи, а врачи, как правило, встают рано, так что если хочу застать Рубена, звонить нужно прямо сейчас. Я побарабанила пальцами по подлокотнику, трусливо оттягивая момент звонка и продумывая убедительные доводы для вечно сердитого доктора. Изумительного профессионала, но отнюдь не душки в общении. Большинству Рубен представлялся заносчивым гордецом, впрочем его класс позволял ему быть таковым и перебирать пациентами на свое усмотрение, выбирая самые на его взгляд интересные случаи.
  Тянуть дольше нельзя. Скоро должен проснуться мой гость и тогда отвлекаться будет некогда. Коротко выдохнув, я связалась с отелем, попросив соединить с номером доктора Рубена. Мне ответили почти сразу, кольнули свирепым взглядом из-под насупленных бровей, в полной готовности отказать нахалке, посмевшей потревожить высочайший покой. Собрав в кулак всю свою смелость я заговорила о пациенте и диагнозе, попутно пересылая результаты сканирования. Меня слушали. Сперва с неприязнью, но чем дальше, тем все с большим интересом. Киста в кармане Ратке явление не столько исключительное, сколько редко диагностируемое. Как правило, она на качество жизни не влияет и встречаться с ней приходится патологоанатомам, у пациентов попавших на стол совсем по другому поводу. Конечно же, Рубен попался. А какой бы профессионал не попался? Тем более, когда ему посулили помимо интересной операции еще и поработать на новейшей нейрохирургической системе. И после этого его уже не интересовали ни личность, ни социальный статус пациента. Впрочем, для доктора этот самый статус был скорее приятным бонусом, чем препятствием - если операция пойдет не так, а вероятность подобного исхода, хоть и мизерная, но всегда есть, то никто не покусится на его репутацию и не предъявит многомиллионный иск. И теперь единственный вопрос Рубена был - 'когда'. Договорившись о примерном времени и пообещав позднее обговорить подробности я с облегчением завершила разговор.
  - Романова, есть ли где-нибудь предел твоей наглости?
  От этого восхищенного мурлыкания мороз продрал по коже, а сердце совершило весьма неприятный кульбит. Эоллария, гадина, несмотря на все твое высочество! Я медленно повернулась вместе с креслом и уставилась тяжелым взглядом на застывшую в проеме двери принцессу. Легкое, цветастое платье в пол, светлая курточка, небрежно наброшенная на плечи, сияющая кожа и омерзительно отдохнувшая рожица.
  - Эоллария! При всем моем уважении...
  - Ой, не стоит материться, доктор, это вам не к лицу! - прервали меня не дав высказать все, что вертелось на языке. - Кстати, ты отвратительно выглядишь. Похожа на вампирскую панду.
  - Вот спасибо-то! Как ты сюда попала!?
  - О, я могла бы рассказать тебе, что у меня, как у особы императорской крови, есть доступ везде, куда я только пожелаю, но все гораздо проще и банальнее. Меня впустил Зак. Не спешите ругаться, доктор! Парнишка всего лишь открыл мне двери.
  - В обмен на то, что ты привезешь его сюда?
  - Ну-у-у... да, у нас была заключена сделка, нет смысла этого отрицать. Нет, не надо так свирепо хмуриться и пытаться заглянуть мне за спину. Зак давно убежал по своим делам.
  - Его счастье, - проворчала я, - кофе будешь?
  - М-м-м... буду, - притворяясь, что делает мне одолжение согласилась она, - но мое высочество желает знать за что, собственно, я так страдала. И мое высочество желает знать об этом прямо сейчас, а не когда ты набалуешься с кофеваркой!
  - Так таки страдала, - ухмыльнулась я, выбираясь из кресла, - материалы в компьютере.
  - Конечно, страдала! Нет, сперва все было хорошо, мы прогулялись по городу, но потом... потом он утащил меня куда-то за город, где я почти сломала каблук моих новых туфлей, а этот гад даже не извинился за это.
  - Вопиющее жестокосердие! - поддакнула я.
  - А то! Они стоят, как новый корабль. А после этого твой противный герцог...
  - Он не мой!
  - Не твой противный герцог взвалил меня на плечо, заявляя, что таким образом охраняет мою высочайшую персону, и поволок в какие-то дебри. У него, между прочим, очень твердое плечо, которым он отдавил мне живот! После чего водрузил на какой-то камень... не смей ржать!
  - Извини, - хрюкнула я, безуспешно пытаясь стереть ухмылку с лица, - И ты оставила все это безнаказанным?
  - Нет, конечно. Я пообещала сдать его отцовской службе безопасности, где с него спустят шкуру. А он, представляешь себе, ничуть не испугался!
  - Чем испортил тебе весь эффект? - посочувствовала я.
  - Да, испортил, - с наигранной печалью согласилась Эолла, - и мне очень интересно - почему? Варианта всего три - он или глупый, во что почему-то не верится, или очень смелый, или я чего-то не знаю. Но это еще не все. Я, кажется, начинаю разделять твои чувства к герцогу, в смысле, твое не очень позитивное к нему отношение. Он показал мне водопад. Красивый, надо отдать должное. И на удивление тихий. Понимаешь, водопады не бывают тихими, а этот был. А потом подул ветер и... Романова, я чуть не уписалась с ужаса, когда по моим ушам прошлось... прошелся... представь, будто твою голову засунули в пустой бак по которому какой-то маньяк долбит железным ломом! Короче, я... перепугалась, а это, как ты знаешь, со мной бывает крайне редко.
  - Бедняга, - искренне посочувствовала я.
  - Ага. Я была почти готова скинуть этого чертового герцога со скалы.
  - Но тебе помешало воспитание?
  - Воспитание? При чем тут воспитание? - принцесса с легкостью отринула мои подозрения, - Если бы я его сбросила, кто бы меня вернул в город?
  - О, боги, еще один прагматик на мою голову! - простонала я, разворачиваясь и топая к выходу.
  - В смысле, еще один? А кто другой?
  - Низа. Она предложила усыпать несчастного раба, что спит сейчас у меня в кабинете.
  - Ого! Что - все настолько серьезно?
  - Смотри сама, - я кивнула на компьютер, - а я все-таки пойду сварю кофе.
  
  Я постучала пальцем по экрану кофеварки, напоминая, что вообще-то хочу кофе. Машина презрительно пыхнула в меня клубом холодного пара и лениво булькнула внутренностями, показывая, что кофеварка она почтенная и торопить ее не надо, но если непонятливая девица настаивает, то уж так и быть!, ей все-таки нальют чашечку. Оставив кофеварку ворчливо пыхтеть, я переключилась на жестяную коробку, где с некоторых пор складировались блестящие саше с сыпучим содержимым. Очень даже удобно: высыпаешь в миску, заливаешь горячей водой и спустя десять минут получаешь густое пюре серовато-зеленоватого цвета и достаточно приятное на вкус, но самое главное - высококалорийного. Как раз то, что нужно доктору, работающему на пределе сил или, как сейчас, измотанному пациенту.
  Вытряхнув содержимое пакетика в мерную тарелку принялась небольшими порциями заливать кипяток, тщательно размешивая заваривающийся порошок. Мысли помимо воли вернулись к двум баранам - несчастному рабу и злобному герцогу, уж не знаю, какую игру ведет последний, но из того, что я частично увидела и сумела выдавить из Ивана, можно сказать следующее: имущество было куплено, мягко скажем, в состоянии не кондиции. Рука сломана, множественные ссадины, подорванное психо-физическое состояние. Иными словами, вложение было таким же бесполезным, как покупка в хлам разбитого гоночного автомобиля. Гоночный болид в таком состоянии покупается с двумя целями - или на разбор, как донор для машины, которую еще можно восстановить, или с более благородной целью реставрации. В нашем случае, восстанавливали самого Ивана. Долго и кропотливо. Ему достаточно профессионально залечили раны, швы косметические, отломки кости соединены и закреплены рассасывающимися к моменту сращения винтами. Поселили в хорошие условия. У него была еда четыре раза в день, комната, кровать, одеяло, подушка, душ и еще масса вещей, которые мы не замечаем, а для него они из разряда новогодних чудес. То есть, сделали все, чтоб привести его жизнь к общепринятой у свободных норме. Но новый хозяин Ивана плохо знал свое приобретение, он попросту не рассчитал, что у раба это вызовет не благодарность, а панику. И что же делает наш запаниковавший раб? Правильно, пытается сбежать, прирезав при этом охранника, слава богам, не насмерть. При всем при том, к рабу отнеслись достаточно гуманно. Да-да, доктор, достаточно гуманно. Его всего лишь выпороли и сослали на конюшни. Так что единственное, в чем можно обвинить злодея-хозяина, что не сумел вовремя рассмотреть растущую кисту, вызывающую нерасторопность, неуклюжесть и забывчивость.
  Помешивая ложечкой в глубокой тарелке я прислушивалась к звукам корабля и очень скоро до моего слуха донеслись раздраженные шаги. Принцесса заскучала в одиночестве и спешила поделиться вновь обретенными знаниями.
  - Твой герцог отвратителен! - возмущенно прошипела Эоллария, останавливаясь на пороге камбуза, раздраженно вышагивать по которому было затруднительно.
  - Разве? - спокойно уточнила я, не переставая водить ложкой, - Что тебя так возмутило?
  - Ты издеваешься?! - принцесса недоверчиво хлопнула ресницами, - Ты же сама проводила осмотр и делала фотографии.
  - Больше скажу, я его даже прооперировала с целью убрать гематому на груди.
  - Аня, ты меня пугаешь. Парень избит. Его истязают. На нем куча следов, старых и новых. А ты спрашиваешь, что меня возмутило!?
  Я, конечно, ни в коей мере не хотела оправдывать действия Куприна, но справедливости ради считала себя обязанной посвятить принцессу в некоторые подробности происходящего. Но только помните, доктор - не вдаваясь в детали.
  - Во-первых, дорогая моя принцесса, попрошу не забывать, что Иван, отношение к которому вас так возмутило, раб, а значит, имущество, не имеющее ровным счетом никаких прав, как вот эта, к примеру, кофеварка - хочу кофе сварю, хочу по частям разберу, хочу из бластера расстреляю.
  - Ты говоришь ужасные вещи, - упрекнула меня Эоллария, принимая поданную чашку кофе. Хорошее настроение моей аристократичной подруги было явно подорвано.
  - М-м-м. В кои-то веки я говорю правду, - не согласилась я.
  - То есть, ты оправдываешь поступки герцога?! - подозрительно сощурилась принцесса.
  - Нет, я не оправдываю ненужную жестокость, - терпеливо пояснила я, - но смею тебе напомнить, что если какой-нибудь гражданин А умышленно засадит заточенную ложку под ребра гражданину Б, то, без сомнения, гражданин А попадет в тюрьму на тот или иной срок, несмотря на все смягчающие обстоятельства, которых в нашем случае, кстати сказать, я не усматриваю. Но как поступить с И, который никакой не гражданин и свободы априори не имеет? Его, конечно, можно затолкать в какой-нибудь погреб, где он будет в наказание сидеть на соломенной подстилке и то, что мы, изнеженно-цивилизованные люди, видим наказанием, этот гадкий раб воспримет отпуском. То есть, возможностью, в кои-то веки, отоспаться и побездельничать. Ну, что, ваше высочество, сумеете решить эту задачу гуманнее, чем герцог, который приказал всего лишь выпороть раба и отправить на конюшни?
  - Романова, ты отвратительна, - с притворной гадливостью засопела принцесса, а это означало, что герцог отчасти реабилитирован, - тогда ответь мне на один простой вопрос - если Куприн такая сострадательная душка, что не прибил раба, а отослал того на конюшни, где над парнем попросту издеваются, то какого черта доктор Романова вмешивается в естественное течение жизни?
  Я усмехнулась про себя, делая вид, что не заметила коварства, с которым был задан вопрос. Эолларию никак не оставляло желание разгадать тайну столь теплых отношений между вроде как незнакомыми людьми. А вдруг, отвечая на этот вопрос я попаду в мастерски расставленные сети и сболтну чего лишнего. Не выйдет. Я так долго отвечала на вопросы действующего детектива, что меня не так уж и просто поймать.
  - Как я уже сказала, я не приемлю ненужную жестокость и, к тому же, превыше всего ценю свой спокойный сон.
  - В смысле?
  - Меня заинтересовал диагноз, который я увидела на глаз и, естественно, мне просто необходимо было подтверждение. Ты ж понимаешь, что я бы не успокоилась, пока не проверила.
  - Резонно, - разочаровано пожала плечами принцесса и, отставив опустевшую чашку, посмотрела на часы, - ладно, у меня запланировано посещение педиатрического отделения муниципальной больницы.
  - Прими успокоительное, - посоветовала я, отряхивая ложку от пюре и плотно закрывая тарелку крышкой.
  - Думаешь, все настолько плохо?
  - А разве может быть иначе, если больница муниципальная, а значит, финансирование сплошные слезы?
  - Ты права, не может, - вздохнула Эолла, направляясь к выходу.
  
  ...Влад перевернулся на другой бок, поправив подушку, норовившую выскользнуть из-под головы и шмякнуться на пол. Лежа в полудреме, словно четки перебирал утренние события. Беседа с Романовой закончилась довольно мирно, но оставила после себя зудящее ощущение приглушенного бешенства и беспомощности.
  Оттягивая момент, когда можно будет ехать в офис, перегнал флаер на зарезервированную стоянку космодрома, пешком отправился в свою нору, намереваясь принять душ и ехать в офис. Прогулка подействовала благотворно, успокаивая взбудораженные нервы. Закрывшаяся дверь квартиры надежно отгородила от остального мира, позволяя почувствовать себя... защищенным. Это все Романова, черти бы ее побрали, одно ее присутствие выбивает почву из-под ног, заставляя чувствовать себя замызганным попрошайкой, нуждающимся в подачке.
  Горячие струи приятно массировали спину, кутая мир в мягкие парные клубы. А какого черта ему сдалось натягивать тесный костюм и плестись в офис? Встреч на сегодня никаких нет, запланированные совещания безболезненно перенесутся на другой день, а с документами можно работать откуда угодно. Приняв это решение, словил себя на том, что облегченно выдохнул, окончательно обретая утерянное равновесие. Решительно хлопнул по кнопке, отключая воду и, наскоро обтершись, как был пошлепал на кухню. Пока варился кофе, а в печке бодро крутился будущий завтрак, отослал сообщение секретарше, посмеиваясь над собой, что девица многое бы отдала, чтоб увидеть своего работодателя в этот момент. Сквозняк из приоткрытого окна неприятно царапнул обнаженную кожу, заставив длинно вздрогнуть и ретироваться в комнату за одеждой.
  Покончив с завтраком, прихватил со стола чашку с кофе и, прихлебывая на ходу, переместился в кабинет, включил компьютер. Мир сузился до экрана, разделенного на несколько частей. Следующие несколько часов заполнились колонками цифр, бесконечными звонками и километрами документов, которые необходимо не просто прочесть - вникнуть в то, что читаешь и принять решение, просчитав ситуацию на несколько ходов вперед. Когда от бисера значков, рассыпанных по монитору стало ломить виски, махнул рукой, закрывая все вкладки, прервав бесконечный хоровод запросов, отчетов и выкладок. Можно сказать, что дела идут хорошо и если удастся заполучить месторождение на планете со странным названием Мокошь, то можно будет отказаться от закупок нескольких видов металлов, что сэкономит немало денег, к тому же, рабочие места... Правда, прежде чем вести там разработку придется заручиться согласием двух других рас, успевших там обосноваться и это может стать проблемой. Единственная плохая весть на сегодня - пресловутый клочок земли. Хозяйка 'Крыльев ангела' наотрез отказалась его отдавать, ее не смутил ни чиновник кадастрового агентства, ни перспектива судебного иска... Чувствуя, что если сейчас же не ляжет, то попросту скончается на месте, выкинул из головы всю рабочую чепуху, добрел до дивана и рухнул лицом в подушку, погружаясь в благостное забытье и никаких посторонних мыслей о Романовой, безмозглом рабе с маячившей операцией, земле и месторождении.
  Он проснулся от того, что продрог, хотя в комнате было достаточно тепло. Слепо пошарив рукой по спинке дивана нащупал пледовый хвост, потянул, закутавшись в мягкое шерстяное полотно, чувствуя, как приятное тепло обнимает за плечи и неожиданно словил себя на том, что где-то в глубине души ворохнулся призрак стыда перед Иваном. И мантра о том, что парня следовало наказать и облегчать наказание нельзя, как-то пробуксовывала, споткнувшись о возможность закутаться в плед, когда подмерзнешь.
  Сонную тишину квартиры разорвал пронзительный дверной звонок. Звук заметался по коридору, вломился в комнату, вырывая из дремы и принуждая куда-то бежать. Влад сердито натянул плед на голову, перевернулся на другой бок, утыкаясь носом в спинку дивана. Он никого не ждет, так что пошли все... Звонок не унимался ввинчиваясь в уши и заставляя вибрировать мозг. Да вашу же м-мать!
  Он рывком распахнул дверь и мрачно уставился на незваную гостью.
  - Ну, и где он? - Алексия излучала отвратительную жизнерадостность и, не обращала ровным счетом никакого внимания на сердитого, взъерошенного мужчину.
  - Кто он? - рыкнул Влад, не спеша отступать и пропускать ее в квартиру.
  - Как кто? Иван!
  - Его здесь нет, - пришлось признаться герцогу и все же отодвинуться, позволяя ей переступить через порог.
  - Нету? - разочарованно протянула она, - А где же он тогда? Герцог отправил его в лагерь? Или вернул на конюшни?
  - Слушай, а тебе-то он на что? - устало поинтересовался Влад, зябко кутаясь в плед.
  - Посмотреть на него хочу, - дернув плечом, бесхитростно сообщила доктор, - мне интересно, что такого в нем разглядела Романова, что пропустила я!
  - Ого! Да ты ревнуешь, - фыркнул Влад.
  - Идите к черту, милорд, - надулась девушка, подтверждая его выводы, и наконец соизволила внимательно взглянуть на собеседника, - а чего это вы, как приведение в пледе расхаживаете?
  - Холодно мне, - огрызнулся он.
  Брови девушки вопросительно приподнялись, она вскинула руку, вызвав рефлекторную реакцию - отшатнуться, перехватить чужую конечность...
  - Влад! - окрик стеганул по нервам, вмиг возвращая в реальность и заставляя разжать побелевшие пальцы.
  - Совсем сдурел, а? - она шмыгнула носом, потирая запястье с наливающими краснотой отметинами. Влад судорожно вцепился в плед, отступая на пару шагов.
  Мужчина потупился, не зная куда деть глаза от смущения и все ожидая, что доктор закономерно пошлет его, куда обычно посылают неугодных и уйдет, громко хлопнув дверью.
  - Сделай над собой усилие и постой смирно.
  Влад переборол желание забиться в дальний угол и удивленно поднял глаза. Лешка смело шагнула к нему. Так же взметнулась женская рука и... его лба коснулась прохладная ладошка, пробуя на температуру.
  - Здоровый, - с сожалением констатировала она и, подумав, добавила, словно плеснула масла в огонь его стыда, - физически. Тебя, что - опять накрыло?
  Алексия не была включена в круг посвященных, но видя периодическое вихляние в поведении, докторским чутьем молча поставила ПТСР, деликатно не интересуясь происхождением и, так как неадекватную реакцию герцог выдавал редко, с назначениями не лезла. Чем уж она залатала информационную дыру Влад не знал, скорее всего придумала что-то героическое, навроде участия в войсковых операциях и возможного плена. Вряд ли ее фантазия дошла до реального положения дел, уж слишком невероятной была правда. Поэтому же он не спешил ее разубеждать, отчасти соглашаясь с ее выводами, хотя признавать посттравматическое расстройство... позорно, а отчасти потому что так было проще, не требовало лишних объяснений и идеально вписывалось в то, чем Влад занимался с рабами.
  - Из... извини, - только и смог выдавить он.
  - Ничего, - великодушно вздохнула она.
  - Холод, - встрепенулся Влад, - надо холод, пошли на кухню.
  - Надо, - согласилась Лешка, со всех сторон разглядывая пострадавшую руку.
  - Я Юзефу позвоню, - пообещал расстроенный мужчина, заходя в кухню и рывком открывая морозилку в поисках льда. Среди брусков мяса, овощей и прочих полуфабрикатов издевательски бултыхался ячеистый контейнер. Пустой.
  - Не суетись, дай мясо. Зачем ты будешь звонить Юзефу?
  - Я ему объясню. Извинюсь, - пояснил Влад, заворачивая мясо в полотенце и подавая девушке.
  - Тебе не нравится, что твое лицо влезает в зеркало? Вот и не дергайся, я ему все сама объясню.
  - Не пристало... - попытался поспорить он, стремясь доказать, что мужчина должен отвечать за свои ошибки, а не прятаться за женские юбки.
  - Не пристало распускаться и хватать меня за руку, - с жесткой прямолинейностью осадили его, - но раз уж так случилось, то предпочтительнее сделать так, как я скажу. Лучше налей мне чаю и расскажи про Ивана и Романову...
  
  Предвечернее солнце вызолотило верхушки деревьев, полюбовалось и покатило к закату, собираясь к золотому добавить розового. Иван сидел на соседнем кресле, глядя невидящими глазами на ложащуюся под колеса дорогу, цепенея с каждым пройденным метром. И несмотря на его прямую спину меня не отпускало ощущение, что на самом деле парень скорчился на этом самом сидении, стараясь стать как можно неприметнее.
  Он проснулся ближе к десяти часам, ошалело оглянулся, а при моем появлении попытался просочиться между волокон матраса, будто и не было наметившегося ночью контакта. Очень хотелось погладить его по голове или хотя бы подержать за руку, словно перепуганного ребенка, успокоить, ободрить... Не поймет и еще больше перепугается. Так что все свои благородные порывы пришлось затолкать поглубже и, нацепив на рожу бесстрастное выражение осмотреть вчерашние швы и, убедившись, что все в порядке, предложить сперва посетить сортир, а после душ. Только осторожно, слышишь? Он слышал. И пока чужое имущество приводило себя в порядок, выглянуть на площадку трапа, подставив лицо порывам холодного ветра, беззвучно материться, сглатывая закипающие слезы и напоминать себе, что стучать по поручням кулачками занятие бесполезное, а в моем положении еще и опасное.
  Иван вернулся с помывки прилизанно мокрым, бледным, чем очень напомнил некоего вампирского графа, плащ вполне заменил халат Зака, в который парень старательно кутал свои мощи. Похоже, купание отняло у человека больше сил, чем можно было предполагать. Да и голова, судя по едва заметной морщинке, залегшей между бровями, опять начала наливать болью. Ну и куда его везти, такого красавца?!
  Водворив бедолагу обратно в кровать, принесла завтрак. Иван воткнул ложку в предложенную еду, но отправлять в рот подозрительное месиво не спешил. Необдуманно пригрозила, что если не сам, то придется кормить, получив в ответ полный муки взгляд, долго объясняла, что пошутила. Оказалось, еда совсем не подозрительная и съесть ее очень хочется, да вот только как госпожа отреагирует на неуклюжего раба? А ну, как ложку на себя обернет!? Госпожа почесала бровь и, стараясь не улыбаться, прикрыла грудь страдальца полотенцем, на манер детского слюнявчика. Вопреки ожидаемым ужасам, ложка вела себя прилично, а вся еда попала по назначению, несмотря на заметно подрагивающие от напряжения пальцы. Вот что тебе, дружок, надо - чуть-чуть уверенности в себе, капельку одобрения, тогда, глядишь, все и получается...
  Мудро рассудив, что хозяину раба следует тренировать терпение, предложила последнему отдохнуть перед возвращением, заверив, что господин нисколечко не облезет от еще пары часов ожидания. Иван покладисто отдал тарелку и откинулся на подушку, устало прикрывая глаза. Правильно. Смысл спорить, все равно поступят по-своему, да если сил на это совсем нет.
  Вот так и вышло, что из порта мы выехали далеко за полдень, а к назначенному месту встречи, тому самому, где сутки назад зловредная докторица планировала дерзкий налет и похищение, добрались ближе к четырем часам. У развилки двух проселочных дорог путь преградил огромный черный автомобиль в компании хмурого герцога, с независимым видом подпирающим бедром нагретый железный бок. Герцог добрался до места первым и судя по подчеркнуто небрежной позе уже достаточно давно, чтоб начать проявлять все признаки нетерпения. Ничего. Подождешь. Тебе полезно подышать воздухом. Согласно всем киношным правилам передачи заложников я остановилась метрах в пятидесяти от чужого капота, заглушила двигатель. В салоне повисла маятная тишина.
  - Ну, как ты?
  - Мне идти, госпожа? - бесцветно прошелестело с пассажирского кресла.
  - Тебя никто не торопит. Пойдешь, как только будешь готов, - тихо ответила я, разворачиваясь к нему так, чтоб со стороны казалось, что я занудствую.
  - Меня накажут, - печально повторил он уже говоренное.
  - Не накажут, - возразила я, ободряюще укладывая ладонь поверх мужской руки, стискивающей в кулаке бумажный пакет с деактивированным браслетом и ошейником, - я разговаривала с твоим хозяином. Он обещал. Не кисни, все будет хорошо.
  - Тогда я... пойду, госпожа? - несмело предложил он.
  - А ты точно готов? - я щедро оставила ему место для шага назад.
  - Да, - решительно выдохнул он.
  Тихо клацнул замок ремня безопасности, щелкнула открывающаяся дверь.
  - Ну, с богом, - улыбнулась я.
  - Спасибо, госпожа, - искренне поблагодарили меня.
  Герцог, завидев шевеление, приосанился, став похожим на мрачную статую. Я положила руку на руль сверля своего бывшего подопечного тяжелым взглядом. Без особого, однако, успеха - на таком расстоянии эмоции не сильно-то и видны. Впрочем, мое настроение герцог, скорее всего все же уловил, раз уперся в меня взглядом, надо полагать, не менее свирепым, и совершенно не обращая внимания на скорбную фигуру с понуро опущенной головой, бредущую к ожидающему ее хозяину. Иван остановился в предписанных правилами двух шагах и медленно опустился на колени, словно в молитве продолжая прижимать к животу котомку с пожитками.
  Когда на одной тропе сталкиваются два упертых осла, это по определению не может привести ни к чему хорошему. Куприн, прекрасно зная обо всех моих болевых точках, нарочито не видел стоящего на коленях Ивана, продолжал буровить меня взглядом, стараясь выдавить меня из машины и раскрутить на очередной скандал, в которых, судя по всему, находил какое-то странное удовольствие. Я же не могла уехать, пока собственными глазами не увижу, что Ивана благополучно посадили в машину, а не затолкали в багажник или мстительно не заставили бежать следом, раз уж никаким иным способом наказать невозможно. В то, что Влад учудит что-то подобное до конца не верилось, но, как показывает жизненный опыт - люди меняются и далеко не в лучшую сторону. Кто ж знает, каких нехороших привычек успел набраться бывший раб за истекшие шесть лет, раз без зазрения совести позволяет измываться над рабом нынешним. Боги!, как же хорошо, что на таком расстоянии он не видит моих побелевших пальцев, сминающих обшивку руля! Влад в этом отношении находился в более уязвимом положении. Наконец, герцогу наскучило изображать болвана, его губы шевельнулись и Иван, проворно вскочив, оббежал машинное рыло, скрываясь из виду. Машину едва заметно качнуло, принимая пассажира и только после этого герцог величественно развернулся и занял водительское кресло. Почти сразу машина завелась, сдала назад и, не менее величественно, чем ее хозяин, развернулась и покатила по направлению к конюшням, подняв клубы пыли, невесомым облаком поплывшие в мою сторону.
  Герцогская машина скрылась за поворотом, пыль осела, припорошив лобовое стекло. Я с усилием оклеила руки от рулевого колеса, иррационально почувствовав себя очень усталой. Провела ладонью над приборной панелью, включая стеклоомыватель, любуясь, как мир расплывается в искрящихся водяных струях, закинула в рот сигарету и, щелкнув зажигалкой, глубоко затянулась, добавляя окружающему еще большую призрачность от едва колышущегося сигаретного дыма.

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  С.Елена "Чужой, родной, любимый" (Любовные романы) | | Ю.Рябинина "Острые грани любви" (Короткий любовный роман) | | Н.Кофф "Зона риска" (Современный любовный роман) | | К.Амарант "Будь моей судьбой" (Любовное фэнтези) | | Zzika "Не пара" (Современный любовный роман) | | В.Мальцева "Абсолют: Позволь тебя любить" (Современный любовный роман) | | Д.Мар "Когда я тебя найду" (Романтическая проза) | | А.Рай "Большая проблема" (Романтическая проза) | | Д.Рымарь "Девственница Дана" (Современный любовный роман) | | Т.Блэк "Статус: в поиске" (Короткий любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"