Пронин Юрий: другие произведения.

Пищевые таблетки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Они вырвались из плена, но вокруг дикий лес, а планета захвачена чужаками.

  

Пищевые таблетки

  
  

Глава 1

  
  Когда тебе двадцать два стандартных года, жизнь кажется прекрасной. К тому же, школа пилотов закончена только год назад, и служба на сторожевой станции еще не надоела. Пусть ты находишься в захудалой звездной системе, и почти все вылеты - скучное патрулирование, но за плечами уже есть два успешных боевых похода. Пилот-универсал малых космических кораблей - звучит солидно. Все космические истребители и штурмовики Игорь знает, как свои пять пальцев, да и атмосферными кораблями управляет не хуже. Не зря же он учился четыре года и на выпускных экзаменах получил наивысшую оценку.
  Только жизнь порой закладывает очень крутые виражи, и по сравнению с ними даже боевые вылеты кажутся детскими играми. Кто мог предположить, что он станет рабом на плантации, а охранять его будут не люди, а гнорки?
  Пилоты погибают от взрыва и декомпрессии, замерзают или задыхаются в поврежденных кораблях - плен исключен. На крайний случай есть избавитель - миниатюрный кинжал. Один укол в шею - и перерезанная сонная артерия не оставит шансов на жизнь.
  Тем не менее, Игорь здесь, под палящим солнцем неизвестной планеты. Плотный защитный комбинезон, перчатки, наглухо зашнурованные ботинки, шлем с прозрачным щитком - такая одежда мало подходит для жары. Кроме того, испражняться на плантации запрещено - приходится делать это прямо в одежду.
  Впрочем, шлем снабжен теплоизоляционной прокладкой - голову не напекает. Еще в этом необычном головном уборе есть емкость для воды и тонкий шланг, подведенный к губам. Если не пить на плантации целый день, вряд ли выдержишь до вечера.
  Осторожно ступая, они продвигаются по полю, поросшему ползучими растениями с крупными темно-зелеными листьями. Напарник поднимает плеть, а Игорь срезает маленьким ножом красные, уже созревшие колючие плоды и складывает их в пластиковый короб, висящий у него на груди. Из этого небольшого контейнера собранный урожай нужно ссыпать в ящик, а когда он наполнится, отнести в грузовую клеть. Ее потом заберет гравилет.
  А над полем висят антигравитационные платформы с охранниками-гнорками.
  
  Две разумные расы давно распространились по галактике и все это время воюют. Гнорки - гуманоиды, как и люди. Только у врагов совсем нет волос на теле, а на голове растут маленькие рога, больше похожие на две шишки. Еще у гнорков по четыре пальца на руках и ногах, а скулы очень сильно выдаются вперед и в стороны, отчего их морды треугольные, а не овальные, как лица людей.
  Все остальное сходно. Техника и вооружение у противоборствующих сторон также мало отличаются. У гнорков такие же космические корабли, а похожие антигравитационные платформы и гравилеты Игорь видел на родной планете. Наверно, поэтому в войне никто не может победить, и почти все обжитое космическое пространство - поле боя.
  Правда, есть еще эрки - люди, предавшие свою расу. Они живут в дальнем рукаве галактики и не пускают к себе чужие корабли, независимо от их принадлежности.
  
  Сначала была ломка. Его заперли в маленькую каюту. Заключенному положен гальюн и нормальная еда - это все Игорю предоставили. Такое оказалось непривычным. Полеты порой продолжаются долго, а в маленьком корабле нет устройства для утилизации отходов. А чтобы пилот поменьше гадил, разработали пищевые таблетки. Разжевал маленький брикетик - и ты не хочешь есть. К тому же сознание проясняется, а тело наполняется энергией.
  Как выяснилось, таблетки вызвали привыкание, и вынужденный отказ от них породил у Игоря массу неприятных ощущений: озноб, головную боль, помутнение сознания и слабость во всем теле. И это вдобавок к тому, что на душе и так погано, ведь из члена дружной военной семьи он стал изгоем, преступником. А как еще назвать военнослужащего, убившего старшего по званию?
  
  Каждый пилот довольно быстро узнавал, что у пищевых таблеток есть побочный эффект - гиперсексуальность. Не всегда действие таблеток прекращалось к концу полета, и энергия требовала выхода. Расслабление находили в постели. На станции служили и мужчины, и женщины, а тесное общение между ними не возбранялось.
  Секс был отдушиной. Постоянные пары создавались редко, но даже в таких союзах партнеры порой искали удовольствие на стороне. Игорь чаще всего делил постель с Тильдой, таким же пилотом, как и он.
  Партнерша по сексу и боевой товарищ тоже принимала пищевые таблетки, только предназначенные для женщин. Однажды вылет отменили, их звено так и не вышло в космос, но таблеток они все-таки наелись. Закончилось все четырехчасовым сумасшествием в каюте Тильды. Потом они долго приходили в себя.
  На станцию с проверкой прибыл генерал и положил глаз на Тильду. Переспать с настоящим генералом - ее заинтересовала такая возможность. Такой большой начальник из сотни женщин выбрал именно тебя - весьма лестно, да и интересно. Тильда даже сказала Игорю, куда идет.
  Может быть, все осталось бы в тайне, но Игоря угораздило пройти мимо, когда мертвую Тильду подносили к утилизатору. Простыня, в которую завернули труп, соскользнула, и пилот увидел ее лицо, превратившееся в кровавую маску. Пилот узнал подругу только по татуировке на шее. Генерал то ли забил до смерти, то ли задушил женщину. Возможно, ее убил кто-то из подчиненных высокого чина - несомненно, по его приказу. Почему это произошло, и как все случилось, Игорь так и не узнал.
  Нелепая смерть настигла молодую женщину. Тильда не только делила с Игорем постель, но и прикрывала его в бою, ведь они летали в одном звене. Пилот возненавидел генерала и был готов на все, лишь бы отомстить ему. Увы, большой чин всегда ходил по станции с охраной, а пилотам не полагалось личного оружия. Да и кто подпустит младшего офицера вплотную к генералу?
  Однако у Игоря был избавитель, и рука молодого мужчины не дрогнула. Бросок с десяти метров оказался точным, и маленький кинжал вонзился в шею убийцы. Кровь хлынула фонтаном - генерал умер быстро.
  В отличие от Игоря, у охраны оружие имелось. Пилота обездвижили и арестовали - так он стал заключенным. Однако Игорь не дождался ни следствия, ни суда. Мстителя не отправили на каторгу, не казнили - он почему-то оказался пленником гнорков.
  Игорь уснул в маленькой каюте, а очнулся в грузовом гравилете, лежа на металлической, покрытой жесткими ребрами поверхности среди полусотни таких же неудачников. Потянулась жизнь в плену.
  Стук в стену, подъем, открывающееся окошко с пищевыми брикетами. Еда невкусная, но питательная. Закончить быстрый завтрак, взять свою одежду в камере санобработки, одеться. Пройти в гравилет, наглухо пристыкованный к входу в бокс. Недолгая дорога в тесноте и полумраке. Приземление и работа на плантации.
  Поле разделено на две половины: на одной из них - пятьдесят мужчин, на другой - примерно столько же женщин-рабынь. Платформы с гнорками висят по периметру и над границей между женской и мужской половинами. Охранники неплохо знают общегалактический язык и командуют, подкрепляя распоряжениями ударами нейробичей. Боль от них просто страшная.
  Заходить на женскую половину нельзя, но можно подходить вплотную и разговаривать. Разрешены даже недолгие прикосновения. И пусть одежда на всех глухая, на руках перчатки, а лица за прозрачными щитками шлемов не всегда различимы, но близость женщин возбуждает.
  Вечером гравилет выгружает рабов в жилой бокс. Раздеться, повесить комбинезон, поставить ботинки, положить шлем и перчатки в камеру санобработки в ячейку под двадцать третьим номером. Затем выстоять очередь в душ, пару минут постоять под струями, бьющими со всех сторон. Съесть пищевой брикет и лечь на топчан под тем же двадцать третьим номером.
  
  Все? Увы, нет. Мужчины, возбужденные общением с женщинами, ищут разрядки. Комбинезоны в камере, все обнажены, и некоторые особо озабоченные с вожделением смотрят на мужские тела. Игорь невысок, хорошо сложен и красив - идеальный объект для сексуальных притязаний. Вьющиеся волосы, длинные ресницы и чувственный рот нравятся не только женщинам.
  Что сделаешь с троими извращенцами в одиночку? Навалятся, придушат не до смерти - ты уже совершенно беспомощен. "Уснешь", а в сознание придешь уже средством для удовлетворения чьей-то похоти.
  Выручил долговязый и худой уроженец какой-то окраинной планеты. На первый взгляд, его тонкие руки не представляли опасности. Какая в них может быть сила, если мышц почти не видно? Однако движения худого обладателя шапки кудрявых волос оказались невероятно быстрыми, а хватка длинных пальцев - железной.
  - Это - мой! - низким голосом сказал лохматый дылда, показывая на Игоря.
  Свои слова долговязый подтвердил несколькими ударами. Сексуально озабоченные недоумки отступили.
  - Не бойся, я интересуюсь только женщинами, - сказал неожиданный защитник. - Меня зовут Шекшен.
  Так у Игоря появился напарник.
  Шекшен в недавнем прошлом тоже был пилотом. Только управлял он не малым истребителем или штурмовиком, а кораблем-маткой, доставлявшим малые суда на большие расстояния.
  - Привез на ремонтную станцию поврежденные кораблики, - рассказал Шекшен. - Прилег отдохнуть, а очнулся здесь. Похоже, меня чем-то усыпили.
  
  В этот день им достался участок на краю поля рядом с женской половиной. Неподалеку работали две девушки, одна из которых была такой же худой и долговязой, как напарник Игоря.
  - Она красавица! - мечтательно сказал Шекшен, глядя на высокую женщину.
  Что может быть красивого в тощей и длинной особе, у которой даже нормальной задницы нет? Игорь не стал возражать напарнику, хоть и не мог с ним согласиться. А вот вторая женщина его заинтересовала. Комбинезон обтягивал развитую фигуру, а за прозрачным щитком шлема скрывалось личико, которое показалось бывшему пилоту весьма симпатичным. Правда, эта женщина лишь немногим уступала в росте напарнице и точно была сильнее Игоря. Только этот недостаток на фоне достоинств казался совсем маленьким.
  
  Из зеленой стены кустов и деревьев, переплетенных лианами, выломился массивный зверь. Толстые ноги заканчивались копытами, на большой голове торчали острые рога - мощь чувствовалась на расстоянии. Зверь, разинув пасть, возмущенно заревел. Кажется, поле не понравилось обитателю джунглей, и он начал разворачиваться. Однако раздался характерный шелест, и голова животного развалилась на куски.
  - Импульсный разрядник, - прокомментировал Шекшен. - Можно было не убивать. Этот зверь травоядный, и листья на поле ему были не по вкусу.
  - Почему здесь нет силового ограждения? - спросил Игорь.
  - Ты правильно спрашиваешь. В ограждении нет надобности. Животных отпугивают растения на поле. Люди боятся зверей и не бегут в лес.
  - Откуда ты знаешь, что убитый зверь травоядный?
  - Ты прав. Я его знаю. Думаю, это моя родная планета, только поле здесь чужое. А лес совсем не страшный, если его знаешь. Я в нем до пятнадцати лет прожил и, как видишь, не умер.
  
  Тушу убитого животного уже грызли некрупные пятнистые хищники. Чуть позже появился похожий зверь больших размеров и приступил к трапезе, разогнав мелких собратьев.
  Джунгли не казались безопасными - Игорь усомнился в словах Шекшена. Однако и на плантации их не ждало ничего хорошего. Рассуждения напарника добавили опасений.
  - Мы уже неделю каждый день работаем на одном и том же поле. Растения здесь взрослые - значит, кто-то до нас собирал здесь плоды. Где эти люди?
  - Живы ли они? - добавил Игорь.
  - Ты правильно сомневаешься. Наверно, лучше бежать отсюда.
  Легко сказать: бежать. А зачем здесь охрана? Что стоит гнорку, сидящему наверху, разнести им головы так же, как зверю. Да и нейробич остановит лучше любого ограждения.
  Кажется, Шекшен подумал о том же.
  - Нужно нейтрализовать охранников, - сказал он. - У этих плодов очень едкий сок - я узнавал. Если хоть капля попадет гнорку в глаз, его можно не бояться. Возможно, будет достаточно обрызгать кожу лица. Надо просто надрезать плод и зашвырнуть его в кабину. Мы бросим по два таких колючих шарика, и шансы уйти значительно увеличатся. Каждый охранник отвечает за свой сектор, и гнорки на соседних платформах могут не успеть нас подстрелить.
  Напарник говорил так, будто опасность угрожала не им, а посторонним людям. Игорь боялся джунглей, но мысль о побеге казалась все заманчивее, да и план вырисовывался вполне реальный. К тому же, пленник не сомневался, что попадет в открытую кабину летающей платформы. Он сумел не промахнуться с десяти метров и рассек сонную артерию генерала. Тут расстояние больше всего в полтора-два раза, а цель намного крупнее. В кабине открыто только одно окно и плод, попав внутрь, обязательно обо что-нибудь ударится, а брызги сока полетят на гнорка.
  - Будет еще лучше, если мы договоримся с женщинами, - добавил Шекшен. - Обезвредим двух гнорков и побежим по границе между участками. Остальные охранники не успеют понять, что произошло.
  План казался Игорю все привлекательнее. Только как договориться с женщинами? Гнорки хорошо понимают общегалактический и слышат все громкие разговоры. Беседовать с женщинами здесь не запрещено, но все общение сводится к предложениям "покувыркаться" или грубоватым комплиментам.
  Однако Шекшен от рассуждений перешел к действиям и спросил у высокой женщины:
  - Красавица, ты не против, если я посвящу тебе стихотворение?
  Женщины стояли совсем близко к границе между половинами поля. Наверно, они расслышали бы и шепот, но Шекшен говорил громко, чтобы гнорк, сидящий на платформе, мог разобрать его слова.
  - Ты хочешь признаться в любви? - ответила долговязая. - Хорошо, я готова выслушать.
  Речь напарника оказалась довольно продолжительной. Игорь готов был поклясться, что слышит любовные вирши. Однако напарник умудрился спрятать в стихи предложение о побеге. "Разрезанное сердце" и " граница наслаждения" - эти словосочетания показались подозрительными. Если честно, больше Игорь ничего не разобрал.
  А вот высокая женщина, похоже, все поняла и через несколько минут произнесла ответную речь в стихах. Игорь опять не уловил смысла, но Шекшен сказал:
  - Они согласны. По моей команде надрезаешь и бросаешь один плод, за ним - второй. Потом сразу же беги вон на то наклонившееся дерево. Только не смотри, попал ты или нет - это потеря времени.
  В поведении Шекшена ничего не изменилось: он продолжал срезать плоды с плетей, которые поднимал напарник. Сам Игорь уже держал в левой руке нож, а в правой сжимал спелый плод.
  - Давай! - негромко скомандовал Шекшен.
  Наверно, и они, и женщины не промахнулись: шелеста разрядника никто не услышал. Дальше начался бег с препятствиями. Впрочем, Шекшен просто быстро шел, уверенно выбирая направление. А вот Игорю, чтобы удержаться за ним, приходилось бежать. Волнующий голос сзади подгонял его и придавал сил.
  - Беги, малыш, беги! Не отставай! - выдыхала напарница долговязой.
  
  

Глава 2

  
  Наконец Шекшен остановился.
  - Кажется, ушли, - сказал он. - Не думаю, что нас будут искать.
  Все подняли защитные щитки на шлемах, и Игорь смог рассмотреть вблизи женщину, так нежно обращавшуюся к нему. Лицо, покрытое капельками пота, показалось ему прекрасным. Они смотрел друг другу в глаза и улыбались. Возможно, со стороны это выглядело глупо, но Игорь чувствовал себя счастливым. С трудом оторвав взгляд от ее волшебных глаз, он, не стесняясь, рассмотрел ее с ног до головы. Женщина действительно была большой, но от этого она не стала менее обворожительной. Она сняла шлем, и Игорь смог еще лучше рассмотреть ее.
  - Ты красивый, - сказала незнакомка. - А я тебе нравлюсь?
  - Очень!
  Наверно, разборчивый ценитель женской красоты, посчитал бы рот женщины слишком большим, а нижнюю челюсть слегка тяжеловатой. Короткие черные волосы, живые карие глаза - ничего особенного, но Игорь не мог оторвать глаз от ее лица, а низкий чувственный голос женщины заставлял забыть о том, что они беглые рабы, а вокруг лес, полный опасностей.
  Возможно, женщина повела себя немного нескромно, взяв инициативу на себя, но она была искренней. Они обменялись лишь несколькими словами, но сказали все, что нужно. Наверно, в своих чувствах можно признаваться и молча.
  - Думаю, мы уже налюбовались друг другом, - высокая худая женщина прервала молчание. - Пора знакомиться. Меня зовут Челчак.
  Имя показалась Игорю немного странным, но для него важнее было другое.
  - Дина, - представилась та, которой предстояло стать его женщиной.
  Вообще-то, мужчины и женщины, прежде чем сблизиться, стараются узнать друг друга. Однако здесь все решилось само собой, и, кажется, никто из четверых не возражал.
  - А нет ли на нас спецустройств? - спросила Челчак.
  - Излучатели волн? Вряд ли, - ответил Шекшен. - Комбинезоны - жуткое старье. Боюсь, они скоро развалятся. Да и остальное уже кто-то долго носил. Металлодетекторы нас тоже не возьмут: ножи слишком малы, а одежда и обувь - сплошной пластик. Да и пробиться сюда сверху непросто.
  Действительно, кроны высоких деревьев смыкались вверху, образуя непроходимый заслон для гравилета.
  Игорь осмотрелся и понял, что здесь можно спокойно идти, не пробираясь сквозь кусты. Видимо, недостаток света убивал все растения, проигравшие борьбу за солнечные лучи.
  
  Шекшен прислушался, принюхался, как зверь, и повел команду в выбранном направлении. Игорь чувствовал, как им овладевает усталость, но упрямо шел вслед за высоким мужчиной, ставшим их предводителем. Сзади волнующе дышала Дина, замыкала цепочку Челчак.
  Опять начались заросли. Они обходили труднопроходимые участки, шли по высокой траве, раздвигали ветки, разрывая сплетающие их вьющиеся побеги. Исчезли толстые стволы и сросшиеся кроны гигантских деревьев. Солнечные лучи все чаще добирались до земли. Жара обволакивала, и пот лил ручьями.
  Шекшен вывел их к реке. С пригорка виднелся довольно широкий водный поток, на противоположном берегу зеленел лес. Вода манила и притягивала. Хотелось вдоволь напиться, снять пропотевший комбинезон и сполоснуться, охладив разгоряченное тело.
  - К реке не подходите - опасно, - предупредил Шекшен.
  Предводитель осмотрел берег и повел всех обратно. Они опять вернулись в сумрак большого леса и пошли вдоль реки. Следующий выход к воде оказался удачным. Берег оказался каменистым, и на россыпи под скалой Шекшен набрал немало обломков разной формы и величины. Теперь ремешок пластикового контейнера давил Игорю на шею, а руки оттягивали два больших камня.
  Впрочем, этот груз они несли недолго. Шекшен повел команду обратно вдоль реки и остановился около рощи не очень высоких деревьев, с ровными стволами. Ветви и листья росли на них только ближе к вершине, а некоторые деревья высохли на корню. Именно они и заинтересовали высокого мужчину.
  
  Срубить камнем дерево - непростая задача. Да, диаметр ствола не превышал двадцати сантиметров, но инструмент был слишком несовершенным. Однако дерево оказалось полым, а пятисантиметровая оболочка хоть и с трудом, но поддавалась ударам камня. Шекшен работал без устали. Дерево упало, а его ствол треснул вдоль почти до вершины.
  Обрубать ее выпало Игорю и Челчак. Ствол ближе к вершине не стал тоньше, ветви не позволяли ему опуститься на землю и пружинили, мешая рубить древесину. Шекшен и Дина уже свалили еще одно дерево, а Игорь с напарницей никак не могли справиться с неподдающимся твердым стволом.
  Наконец Игорь догадался применить нож, и дело пошло веселее. Несерьезный с виду инструмент, предназначенный для срезания колючих плодов, имелся у каждого. Короткое лезвие с закругленным концом и зазубренной режущей кромкой скорее походило на пилку. Поранить человека таким оружием было сложно, а вот дерево оно пилило неплохо.
  Между делом Игорь успел поговорить с Челчак и немного узнал женщину, смотревшую на него сверху вниз. Иначе не получалось, ведь макушка мужчины не доходила даже до подмышки высокой красавицы. Конечно, ее нескладная фигура совсем не привлекала Игоря, но более совершенного, изумительного лица он никогда не видел. Какая-то женщина может гордиться своим аккуратным носиком, другая поражает всех большими глазами или красиво очерченными губами, третья сводит с ума мужчин своими длинными ресницами. У Челчак идеальным было все. Впрочем, когда женщина с таким лицом смотрит на тебя совсем равнодушно, ее красота перестает волновать.
  Челчак командовала службой безопасности на ремонтной станции. Именно оттуда попали в плен Шекшен и Дина, работавшая там техником.
  - Причалил корабль с нашими опознавательными знаками, все пароли назвали верно, - рассказала Челчак. - Видеокамеры показали, что вышли из него люди. А потом пошли помехи, и в систему воздухообмена попал сонный газ.
  Очнулась женщина уже на этой планете.
  - Ты тоже здесь родилась? - спросил Игорь.
  - Да, если верить Шекшену.
  Челчак любила точность во всем. Она жила в городе на побережье океана и покинула планету в десятилетнем возрасте, едва началась агрессия гнорков. Лес ей был совершенно не знаком, и Чалчак не могла узнать родную планету.
  - А как ты поняла Шекшена? Я совсем не разобрался в том, что он нес.
  - У наших народов юноши и девушки часто так общаются, пряча смысл среди посторонних слов, - улыбнулась Челчак. - Чужому человеку нас не понять. Понимаешь, я сразу же согласилась, ведь Шекшен придумал очень хороший план. Каждый охранник отвечает за свой сектор и контролирует ближайшие половины двух соседних участков. А мы одновременно обезвредили двоих и ушли по границе между секторами. Другие гнорки просто не видели нас, потому что привыкли смотреть только на ту часть периметра, за которую отвечают.
  Игорь с удовольствием разговаривал с этой нескладной женщиной. Конечно, Дина смотрела на него с нежностью, и ее округлые формы очень волновали мужчину. Однако Челчак, хоть и смотрела на него сверху вниз, считала Игоря равным себе.
  
  Они получили два ровных пятиметровых ствола. От ударов камней дерево трескалось вдоль. Первые же длинные щепки, которые им удалось отделить, Шекшен сломал и полученные куски использовал как клинья. В итоге оба дерева превратились в бруски и щепки.
  Некоторые острые осколки выглядели весьма устрашающе. Несколько деревянных ножей, копья разных размеров - оружие получилось грубым, но Игорь почувствовал себя увереннее. К тому же, деревянные лезвия оказались твердыми и совсем не тупились, срезая не только траву, но и ветки.
  Все оставшиеся бруски, полосы, колья и щепки они рассортировали и связали жгутами из травы. Кажется, этот лес мог многое дать знающему человеку.
  Игорь заметил, что Шекшен с облегчением вздохнул.
  - С оружием веселее? - спросил он предводителя.
  - Ты правильно говоришь, - ответил высокий мужчин. - На самом деле, нам очень повезло, что мы до этого не встретили опасных зверей. Теперь у нас есть хотя бы заготовки для оружия, и мы можем защищаться.
  В путь отправились, взяв часть заготовленного дерева и оставив половину камней. Увы, унести за раз даже половину всего они не могли.
  
  Игорь шел в тени больших деревьев, огибая толстые стволы, и сжимал в руке необработанное деревянное копье. Вязанка неровных брусков на плече и камни в пластиковом коробе пригибали вниз. Мужчина не чувствовал себя воином или охотником. Наверно, его спутники тоже ощущали себя носильщиками, потому что нагрузились так же.
  Дальнейшее показало, что и заготовки оружия на что-то годятся. Предостерегающий возглас Шекшена заставил забыть о тяжести. Впрочем, повинуясь команде, Игорь сбросил на землю вязанку.
  Крупный зверь, поросший серой шерстью, грозно рычал, но не спешил приближаться к людям. Наверно, он весил раза в три-четыре больше любого из них и мог сбить человека с ног, просто ударив его грудью. Клыки хищника внушали страх - это оружие было опаснее каких-то заостренных деревяшек. Однако одному зверю противостояли четыре человека - видимо, это и удерживало от нападения обитателя леса.
  Игорь вырос в городе на индустриальной планете и животных видел только на экране да в зоопарке. Как назвать хищника, он не знал.
  А вот Дина не удержалась:
  - Ничего себе, собачка!
  Наконец, и Игорь вспомнил, как звали похожего зверя, виденного им. Волк - короткое злое слово, говорящее не меньше, чем подробное описание. Только тот зверь был гораздо мельче. Раскраска у встреченного хищника тоже отличалась: темно-серые и гораздо более светлые полосы покрывали все тело животного. Шерсть короткая, уши маленькие. Впрочем, неведомый создатель на всех планетах повторял форму зверей: горизонтальное туловище, четыре лапы, короткая шея, зубастая пасть.
  - Варк, - поправил Дину Шекшен. - Он умный и не нападает, если не уверен в успехе.
  Кажется, зверь опасался незнакомых созданий и не понимал, стоит ли считать их добычей. Люди стояли, направив в его сторону деревянные острия, а зверь не сходил с места и время от времени рычал. Все решило маленькое копье, брошенное Шекшеном. Легкий обломок дерева угодил зверю в бок и не причинил ему вреда. Однако Варк, почувствовав болезненный укол, сначала зарычал, а потом скрылся в сумраке между стволами.
  - А если бы их было несколько? - спросил Игорь.
  - Варки - одиночки, - успокоил Шекшен.
  Один раз между стволами мелькнули небольшие животные, но Шекшен отнесся к ним равнодушно.
  - Копья слишком легкие, - пояснил он. - Нужно утяжелять их камнями.
  
  Сумрак уже сгущался, но они пришли. Игорь не сразу заметил, что стволы деревьев уже не неровные и коричневые, а гладкие и зеленые. Когда он поднял голову, то увидел, что эти деревья не выше семи-восьми метров, несмотря на толстые стволы. Ветви на них отсутствовали, верхушку растения образовывали большие длинные листья, торчавшие в стороны и свешивающиеся вниз.
  - Сквилла, - благоговейно сказал Шекшен. - Дом и защита для человека.
  Уже в темноте высокий предводитель принес охапку толстых сочных стеблей. Ночь окончательно опустилась на лес, и Игорь уже совсем ничего не видел, но Челчак очистила ему один побег. Мужчина схрупал сладковатую мякоть и почувствовал, что он безумно устал.
  - Сквилла прогоняет зверей и насекомых - опасность мала, - сказал Шекшен.
  Однако спали они все равно по очереди. Бодрствовать и сторожить сначала остались Дина и Щекшен. Игорь ощутил укол ревности, но упал на землю и мгновенно уснул.
  Разбудила его Дина, и это было приятно. Разумеется, ей пришлось трясти и толкать спящего мужчину, но слова, произнесенные женщиной, сгладили все.
  - Милый, вставай! - услышал Игорь и почувствовал себя счастливым.
  Высокая нескладная женщина и маленький мужчина сидели в темноте, слушали ночные шорохи и ждали рассвета. Короткий ночной дождь остался на листьях деревьев, а потом капли воды долго капали сверху. Челчак, как и Шекшен, неплохо видела в темноте, но больше полагалась на слух. Поэтому она запретила Игорю разговаривать, и они сидели или стояли молча, лишь время от времени толкая друг друга, чтобы не уснуть.
  На взгляд Игоря, светлее не стало, но Челчак подняла Шекшена, а тот немедленно растолкал Дину. Уроженцы планеты решили, что утро уже наступило. Впрочем, вскоре Игорь понял, что видит окружающее. Он не отказался бы перекусить, но долговязый предводитель, видимо, считал, что завтрак нужно заработать.
  
  Шекшен развязал травяные жгуты, разложил короткие деревянные заготовки, взял одну из них и забил камнем в зеленый ствол метровой толщины. Острая палка на удивление легко вошла в дерево. Следующий деревянный колышек был забит над первым, сантиметров на тридцать выше. Вскоре на стволе красовался вертикальный ряд из десятка горизонтально забитых палок.
  - Лестница, - пояснил Шекшен.
  Он забрался выше, встав на один из колышков и зажав между ногами три ступеньки, следовавшие выше. Игорь посчитал, что такое положение вряд ли годится для работы, но Шекшен, не теряя равновесия, забил еще три колышка. В конце концов, долговязый мужчина добрался до самого верха. Там он забил пару коротких палок рядом с лестницей и принялся колотить камнем по стволу. Свисающие листья мешали рассмотреть, что Шекшен делает наверху. Временами гулкие удары сменялись шорохом.
  Они втроем стояли внизу и не знали, чем заняться. Сквиллы росли неравномерно. К необычному дереву, на котором работал Шекшен, примыкали еще три таких же. Расстояния между ними не превышали трех метров. Их стволы выстроились почти на одной прямой, а листья наверху соприкасались. Следующая такая же группа сквилл росла метрах в двадцати. А над ними высились ветви гигантских деревьев.
  Первой не выдержала Челчак.
  - Как думаешь, долго мы еще будем бездельничать? - спросила она у Дины.
  То ли верхолаз очень хорошо слышал, то ли женщина говорила слишком громко, но вопрос расслышал и Шекшен.
  Он спустился вниз и объяснил:
  - У нас слишком мало коротких палок. Длинные нам тоже нужны - ломать их нельзя. Поэтому подождите, пока я закончу.
  Шекшен ловко забрался наверх, и через какое-то время вниз упал зеленый прямоугольник толщиной около десяти сантиметров. Это дерево тоже оказалось полым, и теперь на самом верху имелся вход внутрь ствола, скрытый свисающими листьями. Такое убежище казалось довольно надежным, но очень неудобным, ведь человек в нем мог поместиться только стоя или сидя на корточках у основания ствола.
  - Внизу будет туалет, но его нужно еще сделать, - сказал спустившийся Шекшен.
  Столько работы ради отхожего места? Сначала Игорь удивился, но потом вспомнил, как облегчался под бдительным присмотром высокого напарника. Действительно, лес таил в себе много опасностей, и защищенный туалет был необходимостью.
  
  - Залезай наверх и спускайся внутри до самого низа, - распорядился Шекшен.
  Игорь не стал медлить. На него смотрела Дина, и показать свой страх мужчина не мог. Собственно, бояться было нечего: ступеньки выглядели ненадежными, но они выдержали высокого и тяжелого мужчину.
  Колышки, забитые в ствол, действительно наклонялись и проседали под его весом, но Игорь забрался наверх и пролез в проем, прорубленный Шекшеном. Палки пробили стенки и торчали внутри. Правда, выступали они на меньшее расстояние, чем снаружи. Никаких перегородок или мешающих выступов в стволе не встретилось, и мужчина беспрепятственно спустился вниз.
  Неровное дно имело форму большой воронки - перевернутого конуса, и стоять на таком основании в почти полной темноте оказалось весьма неудобно.
  Послышались удары, а затем Игорь увидел небольшое отверстие в стенке ствола на уровне самой нижней ступеньки - Шекшен забил, а потом вытащил колышек, отступив от вертикального ряда опор около трети окружности. Он извлек нижний колышек и вместо короткой палки вставил длинную. Общими усилиями мужчины протолкнули ее в оба отверстия - получилась первая перекладина надежной лестницы, годной для того, чтобы спускаться и подниматься по ней и внутри ствола, и снаружи.
  Когда Игорь добрался до верха и вылез из ствола, женщины внизу чистили мясистые стебли. Наступило время завтрака.
  Длинные листья сквиллы у ствола срослись между собой, и, чтобы попасть на самый верх, пришлось вырезать отверстие в сплошной зеленой преграде. Этим и занимался Игорь после завтрака. Шекшен делал лесенку на сквилле в соседней группе из пяти растений. Челчак при помощи камней и пилки обрабатывала копья, превращая угловатые палки в ровные древки.
  Дина занималась куском стенки, которую вырезал Шекшен. Довольно мягкий ствол сквиллы внутри пронизывали прочные волокна, а снаружи покрывала гладкая зеленая кора. Женщина, выскребала мякоть, выбирая волокна. Игорь слышал объяснения Шекшена и знал: волокна и кора пригодятся в хозяйстве, а мякоть пока не нужна.
  
  

Глава 3

  
  Сросшиеся листья имели такую же структуру, как ствол, только прочная кора отсутствовала. Игорь рассекал мякоть деревянным ножом, а волокна резал пилкой.
  Зеленый квадрат сначала повис на одной стороне, потом упал, после того как мужчина перерезал последние волокна. Путь наверх открылся.
  Гигантский зеленый цветок, заваленный мокрой опавшей листвой - зрелище не впечатлило. Игорь почему-то ожидал увидеть что-то необыкновенное, а тут - так же, как и внизу, только основание ненадежное.
   Зато Дина пришла в восторг.
  - Тут даже дышится по-другому! - воскликнула она. - Безопасно и можно снять этот проклятый комбинезон. А если убрать листья и соединить сквиллы трапами, будет вообще замечательно.
  Игорь представил Дину без комбинезона и едва смог стряхнуть с себя сладкие предчувствия.
  Намерения хозяйственной женщины пришлось отложить.
  - У нас мало палок, - сказал Шекшен. - Надо принести все то, что заготовили.
  Они совсем немного отошли от рощи сквилл, и Шекшен попросил всех остановиться. Отозвав Игоря в сторону, он показал ему ни лиану, упрямо лезшую на большое дерево.
  - Видишь, у нее красные прожилки? Запомни это растение, - сказал предводитель.
  Затем Шекшен поднял с земли маленький зеленый плод и протянул Игорю:
  - Ты должен есть по одному такому орешку каждый день. Он невкусный, но тебе придется потерпеть.
  - Зачем? - удивился Игорь.
  - Думаю, этой ночью у вас с Диной будет секс. Если не предохраняться, от него бывают дети.
  Шекшен поднял еще один орешек, бросил его в рот и начал жевать. Игорь последовал его примеру и долго не мог избавиться от горечи во рту.
  
  До темноты успели сделать лестницу на второй сквилле и пробиться на ее вершину. После того как Игорь и Дина выбросили опавшую листву из огромного цветка, обнаружилось, что его центр заполнен водой. Собственно, в этом не было ничего странного, ведь дожди шли каждую ночь, и с ветвей гигантских деревьев, под которыми росли сквиллы, почти постоянно капала вода.
  - Воду сквиллы пить нельзя, - предупредил Шекшен. - А мыться в ней можно.
  Метр в диаметре, глубина полметра - ванна небольшая. Только и она благо, если к реке даже подходить опасно. Они смогли снять комбинезоны и сполоснуть друг друга, стоя в природной емкости. Даже легкие прикосновения заставили их забыть обо всем.
  Одно дело - секс, другое - отдых. Заснуть в большом цветке никак не получалось. В полутора метрах от ствола листья не соединялись между собой и росли уже отдельно - улететь между ними вниз было легко. Поверхность зеленого цветка неровная: сначала сросшиеся листья поднимаются вверх, потом разделяются и опускаются вниз. С внутреннего склона скатываешься в воду. С того места, где листья уже не поднимаются, но и не начинают опускаться, можно упасть вниз. Спать на наклонной поверхности, опустив ноги в воду, тоже неудобно. К тому же, сверху постоянно капает - ветви деревьев постепенно расстаются с влагой, полученной от дождя. А главное, рядом с тобой такое желанное женское тело, и оно ждет твоих прикосновений. Судя по звукам, доносившимся с другой сквиллы, там тоже не спали.
  
  Утром Шекшен нашел новую работу. В обжитой сквилле и в соседнем растении на высоте в два метра он наметил два круглых отверстия около полуметра. Пробивать эти входы-выходы, расположенные друг напротив друга, предводитель поручил женщинам.
  Мужчины отправились к другой группе стволов и срубили одну из сквилл. Двумя сложенными палками Шекшен тщательно замерил расстояние между отверстиями и разметил поваленный ствол. Перемычку, которая должна была соединить готовые входы, прикатили на место и закатили по направляющим, вырубленным из того же поваленного ствола. Кусок ствола лег горизонтально, держась на кольях, вбитых в соединяемые растения.
  Щели между перемычкой и стволами закрыли кусками, вырезанными из поваленной сквиллы, и заполнили ее мякотью.
  - Все зарастет, - довольно сказал Шекшен. - Вон, колышки уже прижились.
  Действительно, палки, забитые накануне, плотно сидели в стволах, а зеленая кора начала наползать на выступающие концы.
  - Зачем этот переход? - поинтересовалась Дина.
  - В нем можно отдыхать, - ответил Шекшен.
  - Для двоих узковато, - вздохнул Игорь.
  - Ты можешь спать на мне, - улыбнулась Дина. - Ближе к утру у тебя это неплохо получалось.
  Игорь смущенно замолчал, Челчак, отвернувшись, едва сдерживала смех.
  - Спать можно и одному, - глубокомысленно заметил Шекшен. Только залезать в перемычку пока нельзя - нужно подождать несколько дней.
  Перед следующей ночью Игорь и Дина закрыли ванну в центре цветка палками и листьями срубленной сквиллы.
  - Малыш, а мы сможем сделать крышу? - спросила Дина.
  Раньше Игорь не любил напоминаний о его маленьком росте. Дина делала это постоянно, но ее нежный взгляд был важнее слов. Ни одна женщина не смотрела на него так, и ни одна партнерша в постели не вызывала у него такого желания.
  Побег организовали Шекшен и Челчак, а Игорь и Дина встретились случайно. Однако это не умаляло их взаимного влечения. Такой случай принято называть счастливым.
  
  Тень от больших деревьев, тень от сквилл - трава и кусты здесь почти не росли. Только папоротник с мясистыми стеблями рос неподалеку от рощи, где солнечные лучи нашли окно в сплошной листве. Именно эти зеленые стебли они жевали первые дни.
  Зато звери и насекомые рядом с их жилищем тоже не появлялись. Все живое ищет пищу, а здесь ее почти не было.
  Ближе к реке росли уже не такие высокие деревья, и встречались маленькие полянки. Люди ходили по высокой траве, с трудом пробираясь между стеблями и ветвями. Шекшен постоянно напоминал спутникам о том, что в них могут скрываться звери.
  - В случае опасности, встаем спинами друг к другу, - говорил он. - Если идете рядом с деревом, думайте, сможете ли на него забраться. Иногда спастись можно только бегством.
  Плоды, орехи, съедобные листья и побеги - изобилие еды поражало. Вскоре к траве добавилась животная пища. Огонь они не разводили и не планировали этого делать. Однако мелко порезанное мясо, пролежав сутки в кашице из тонких полых побегов, становилось мягким. Соус из гусениц сначала вызывал у Игоря отвращение, но постепенно он привык к такой еде и даже находил ее вкусной.
  А ведь когда он увидел Шекшена, собиравшего толстых белых личинок, Игоря чуть не вывернуло наизнанку. Немудрено, ведь предводитель извлекал гусениц из гнилого ствола, подносил их к губам и сдувал мусор. Затем Шекшен отрывал личинкам головы и складывал их в тарелочку, сделанную из коры сквиллы. Все это высокий и худой мужчина проделывал, оставаясь совершенно невозмутимым.
  Увидев реакцию Игоря, Шекшен удивился:
  - Что тебе не нравится? Ты же не пробовал!
  
  Они по-прежнему всюду ходили вчетвером.
  - Охотиться хуже, зато от больших зверей отбиваться легче, - объяснил Шекшен.
  Впрочем, первая встреча случилась не с крупным хищником, а стаей небольших, очень проворных и гибких зверей. Они шли от реки и уже вступили в тень больших деревьев. Заросли сменились свободным пространством между толстыми стволами. Хищники появились сзади, и только острый слух Шекшена уберег людей. Высокий мужчина, замыкавший цепочку путников, закричал, и они успели развернуться лицом к опасности.
  После того как сомкнувшиеся люди выставили вперед острия больших копий, звери остановились. Дротики окончательно отбили у хищников желание нападать. Оба броска Игоря оказались точными, Дина тоже не промахнулась, но раненый зверь скрылся в чаще. Два маленьких копья, брошенные длинными руками Шекшена и Челчак, тоже нашли своих жертв. В результате стая так же быстро исчезла, как и появилась.
  Шекшен добил одного еще живого врага длинным копьем и распорядился:
  - Забираем оружие и идем домой.
  Игорь выдергивал дротики из мертвых зверей и пытался сообразить, на кого похожи хищники. Дина вновь опередила его.
  - Кошки, только очень большие - сказала она - А они могут лазить по деревьям?
  - Могут, - ответил Шекшен. - Нужно убираться отсюда.
  Игорь с содроганием представил, как острые когти тварей рвут его спину. А ведь это могло произойти, не предупреди их выросший здесь предводитель.
  - У тебя верная рука, - одобрительно сказал Шекшен Игорю, когда они подошли к роще сквилл.
  - А ты сделал хорошее оружие.
  Действительно, все копья и дротики доводил до ума высокий мужчина. Твердое дерево позволяло не делать наконечники, и палки просто заостряли и выравнивали. Позже приходила очередь Шекшена. Он утяжелял оружие камнями, врезая их в дерево, приклеивая смолой и обматывая волокнами сквиллы.
  Встретили они и крупного хищника, но тот, видимо, был сыт и не пытался напасть на людей. Пожалуй, он тоже больше походил на кошку. Шекшен говорил, что в лесу водятся и другие звери, многие из которых опасны. Однако они не попадались людям.
  
  А в роще сквилл царили мир и тишина. Конечно, в ветвях высоких деревьев кипела жизнь, там летали птицы и сновали мелкие зверьки, но вниз они не спускались.
  Охотились люди на небольших грызунов, водившихся в траве у реки. Дина называла их зайцами. Зверьки быстро бегали, дротики, брошенные в них, часто летели мимо цели. Однако ловушки, сделанные Шекшеном, исправно приносили добычу.
  Клетка из прутьев с проваливающейся крышей - примерно так выглядело устройство для поимки зайцев. Сверху на ловушку укладывалась трава и плоды, а бестолковые животные пытались ими полакомиться. В результате зверьки попадали в плен.
  Пойманные зайцы отчаянно сопротивлялись, поэтому Шекшен извлекал их из клеток при помощи палки с веревочной петлей на конце. Дальше следовал удар дубинки, и заяц умирал.
  Шкуры, кости, остатки еды предводитель заставлял закапывать или относить к реке. Впрочем, кое-какую мелочь они выбрасывали в туалеты, сделанные внутри стволов сквилл. Что интересно, там ничего не копилось - растения впитывали все.
  Жилища в растениях обустраивались. На всех четырех сквиллах, составлявших дом Игоря и Дины, имелись лестницы, выходы наверх и входы внутрь. Стволы соединялись перемычками, с цветка на цветок шли переходы из жердей. На одном из таких трапов мужчина и женщина оборудовали шикарное место для сна с крышей и мягкой постелью. Понятно, что они там не только спали.
  
  Еды много, убежища надежные - оказалось, что в лесу даже без огня можно жить с комфортом. А самое главное, Игорь знал, что рядом с ним Дина - нежная, заботливая, сильная и такая же, как он, молодая.
  Именно с молодости начался разговор.
  - Вы заметили, что в полях работали только молодые мужчины и женщины? - спросила Челчак. - Нас держали рядом, чтобы мы возбуждались. Зачем все это?
  - Ты правильно спрашиваешь, - ответил Шекшен. - Думаю, все мы многое хотим узнать. Почему ремонтную базу, находящуюся далеко от передовой, захватили пособники гнорков? Зачем собирают колючие плоды? Увы, как только мы попытаемся это выяснить, нас могут обнаружить. Сейчас мы не мешаем гноркам, и нас не трогают. А в лесу можно жить сколько угодно.
  - Пока гнорки не придумают какую-нибудь гадость, - возразила Челчак. - Я не хочу сидеть и ждать.
  Они решили действовать. Вновь все распоряжения отдавал только Шекшен. Каждому отряду нужен предводитель, но командир должен быть не самым сильным и храбрым, а умным и осторожным. Кроме того, высокий мужчина вырос в этом лесу.
  - Сначала надо узнать, куда увозят с поля людей и собранный урожай, - сказал Шекшен.
  Казалось бы, не обязательно идти всем, чтобы скрытно подойти и наблюдать. Однако женщины не хотели ни расставаться друг с другом, ни отпускать мужчин. В чем-то они были правы. Большой команде легче противостоять нападению зверей. Кроме того, они привыкли все делать вместе.
  
  Опять Шекшен все продумал и распланировал. В поход они отправились, нагрузившись жердями, кольями и веревками.
  - Перед тем как засеять поле, гнорки выжгли участок леса, но засеяли не всю площадь, чтобы тень от больших деревьев не закрывала посадки, - объяснил предводитель. - Незасеянная полоса сейчас густо заросла невысокими растениями. Мы подойдем к крайнему большому дереву, осторожно заберемся наверх и будем смотреть на поле. Подходить слишком близко - опасно.
  В первый день они даже не пытались забраться на дерево.
  Шекшен долго смотрел вверх и сказал, указывая на одну из развилок:
  - На эти ветви положим жерди, на них постелем листья сквиллы - будет наблюдательный пункт.
  На второй день они тоже оставили принесенный материал под деревом и вернулись обратно. На третий день подошли на место и просто сели на землю. Нижние ветви росли слишком высоко, и добраться до них можно было, только забив колья в ствол. Однако поднимать шум они не собирались.
  - Ждем! - распорядился Шекшен.
  Сидели на земле до темноты, вслушиваясь в шелест ветвей и глядя по сторонам. Звери могли появиться с любой стороны.
  - Теперь можно.
  Действительно, ночью в полях не работали, да и вряд ли гнорки охраняли растения, которые отпугивали любого зверя.
  Игорь и Дина сжимали копья и пытались хоть что-то рассмотреть в темноте, пока Шекшен и Челчак забивали твердые колья в ствол. Уроженцы планеты неплохо видели в темноте, и предводитель учел это.
  Кое-как сделанный в темноте настил казался ненадежным, а внизу до рассвета кто-то ходил, слышалось рычание невидимых хищников, шипение и визг разгоняли тишину. Игорь так и не смог уснуть, хоть дежурили они по очереди.
  Утром Шекшен поднялся выше, дождался прилета транспорта с заключенными и спустился вниз.
  - Я видел, с какой стороны они прилетели, - сказал он. - Можно идти домой.
  Они потратили три дня только на то, чтобы определить направление, в котором нужно идти. Такой оказалась цена осторожности. Более того, настил разобрали, а все жерди и листья сквиллы спустили вниз.
  - Слишком близко к полю - опасно, - сказал Шекшен. - Промежуточную базу сделаем в другом месте.
  
  

Глава 4

  
  Опять они переносили тяжести, а перед тем как делать настил в ветвях, долго изучали окрестности.
  - Вдруг, рядом другое поле, - объяснял Шекшен.
  Убежище сделали надежным и прочным. Перенесли в него запас оружия, посуды, веревок. По пути в деревья вбивали колышки.
  - Чтобы вы не заблудились, если пойдете без меня, - сказал предводитель. - Я найду дорогу и так.
  Запасти жерди и колья из твердого дерева, перенести их к промежуточной базе - работа нужная, но они опять потратили время. Однако нетерпения не проявлял никто: лучше не спешить и, не подвергая себя опасности, добиться результата.
  Звериная тропа, шедшая через чащу, вывела их к открытому пространству. Непривычно было видеть голую серую землю, на которой лишь кое-где торчали чахлые кустики и виднелись маленькие островки травы.
  - Что это? - спросила Дина.
  - Думаю, здесь когда-то было поле - ответила Челчак
  - Плети выпили все соки из земли, - принялась рассуждать Дина. - Поле не просто забросили, а уничтожили чужие растения. Иначе они бы мешали лесу расти на этом месте. Только все равно здесь почти ничего не приживается.
  - Ты правильно говоришь, - согласился Шекшен. - Мы на верном пути.
  
  Как Шекшен определял направление, Игорь не понимал. Здесь не росли огромные деревья, не было толстых стволов со свободными проходами между ними. Кусты, невысокие деревья, переплетенные лианами и травой, преграждали им путь. Стараясь не шуметь, они обходили препятствия и лишь изредка пускали в ход тесаки из твердой древесины.
  Иногда встречались деревья, опередившие в росте своих собратьев. На ветвях таких лидеров путники устраивали настилы и отдыхали.
  - Мы миновали еще два заброшенных поля, - сказал Шекшен. - Думаю, скоро выйдем к месту, где содержат заключенных.
  Если честно, Игорь не понял, как предводитель определил места, где когда-то росли колючие плоды. Все заросли казались совершенно одинаковыми.
  
  Следующая поляна отличалась от бывшего поля: размеры меньше, а форма круглая, а не прямоугольная.
  - Здесь что-то хранилось, а потом это сожгли, - определил Шекшен.
  - Высокотемпературный заряд, - согласилась Челчак. - Видите, в середине совсем ничего не растет. Думаю, там земля превратилась в камень. Возможно, здесь сваливали отходы, а позже огонь уничтожил их.
  Проверять слова Челчак не стали, и на открытое пространство никто не вышел. Осторожность стала нормой. Через несколько сотен шагов нашлось и подтверждение. На такой же круглой площадке высились кучи мусора, источавшие едкий запах.
  - Кожура колючих плодов, - догадалась Дина. - Где-то рядом делают из них сок, а отходы выбрасывают сюда.
  На окраине свалки они нашли груду комбинезонов, пришедших в негодность, рядом лежали изношенная обувь и рваные перчатки. Возможно, в другое время они обрадовались бы такой находке, ведь полоски материи, вырезанные из одежды, намного прочнее веревок из волокон сквиллы, да и не все ботинки выглядели безнадежно испорченными. Однако от свалки веяло опасностью, кучи мусора напоминали, что база гнорков рядом.
  Уже не так страшила возможная встреча с дикими зверями, ведь у них было оружие. А вот в сравнении с импульсными излучателями и нейробичами, копья и деревянные тесаки не значили ничего.
  
  Шекшен отпрянул от неширокой полосы, свободной от растительности.
  - Биологический барьер, - сказал он. - Хороший знак. Здесь вряд ли есть видеонаблюдение, да и патрулируют, наверно, от случая к случаю.
  - Вполне возможно, - согласилась Челчак. - Биобарьер достаточно надежен, и дополнительная охрана здесь просто не нужна. Людей они здесь не ждут. Думаю, местное население давно уничтожили.
  Шекшен рассказывал Игорю, что гнорки вытесняли местных жителей, сжигая лес полосами. Уроженцы планеты отступали и не собирались просто так отдавать свою землю. Однако через какое-то время захватчики на время отступили, и все оставшееся население эвакуировали.
  Признаться, такое развитие событий выглядело подозрительным. Не отступили ли гнорки намеренно, чтобы люди сбежали отсюда и избавили агрессоров от лишних проблем.
  Так или иначе, к базе они вышли, осталось только осторожно наблюдать. Что еще они могли сделать?
  - Сначала займемся убежищем - распорядился Шекшен.
  Предыдущую ночь они провели на дереве, слушали рычание зверей внизу и почти не спали. К биобарьеру вышли еще утром, и до темноты оставалось немало времени. Однако поиски подходящего места затянулись.
  По дороге Челчак рассказала о волновых ограждениях.
  - Силовой контур наиболее надежен, - поделилась она. - Он уничтожает все, что пытается преодолеть его. Сгорают люди, животные, любые предметы. Однако такая защита дорога. Биобарьер на порядок дешевле и потребляет энергии в десятки раз меньше. Он убьет любой живой организм, который попытается пройти через него. Происходит такое редко, потому что биологический барьер отпугивает зверей и подавляет рост растений вблизи от него. А вот неживая материя легко проходит через подобное ограждение. То есть я могу подойти и, метнув копье, убить гнорка, если он слишком близко подойдет периметру. Конечно, сработает сигнализация, но жертву это не спасет.
  
  Игорь, как обычно, шел за Шекшеном и размышлял. Они уже долго ходили по лесу, но не встречали днем крупных зверей. А вот по ночам опасные хищники, судя по предсмертным воплям их жертв, бродили совсем рядом. То ли все крупные звери охотились здесь в темноте, то ли они просто боялись людей.
  - Здесь! - наконец определился Шекшен.
  Ручей с чистой водой, неподалеку довольно высокое дерево, на ветвях которого можно устроить настил - место неплохое. Главное, в ручье, кажется, нет опасных животных, и они сумеют помыться. За время походной жизни они пропахли потом и совсем забыли о сексе. А тело Дины по-прежнему желанно, да и взгляд женщины зовет мужчину. Только какие объятия на ненадежном навесе? Да и Шекшен с Челчак будут там же.
  Они опять сооружали убежище на дереве, а Игорь думал о том, как остаться наедине с Диной. Он рубил ветви, носил их, укладывал между сучьями на дереве, а все мысли были только о женщине. Может, просто отойти с ней за большой куст? Наверно, Дина согласится. Только как отнесется к этому Шекшен? Вдруг, он решит, что их нужно посторожить? Секс под присмотром не привлекал.
  До сумерек они носили ветви и траву, несмотря на то, что настил на дереве был давно закончен. Шекшен собирался строить убежища и внизу.
  
  Когда совсем стемнело, Челчак сказала:
  - Мы с Шекшеном - на свалку, а вы сидите здесь. Все равно в темноте ничего не видите. Можете опробовать убежище наверху.
  Наверно, она улыбалась, но в сумраке Игорь не рассмотрел ничего. Он не сразу понял, о чем идет речь, но Дина не стала тратить время на пустые разговоры.
  - Пойдем скорее! - она схватила Игоря за руку и потащила за собой.
  Походная жизнь не позволяет поддерживать чистоту. Пот и мельчайший мусор оседают на коже, а мыться удается не каждый день. Однако, едва их обнаженные тела соприкоснулись, Игорь забыл обо всем.
  Шекшен и Челчак вернулись, когда они лежали на настиле, держались за руки и говорили друг другу нежные глупости.
  - Хватит валяться! - скомандовала Челчак. - Идите, помойтесь. Мы принесли кожицу колючих плодов - теперь здесь не страшно даже внизу.
  Игорю не приходило в голову, что можно обезопасить себя таким образом. А ведь на поле не заходил ни один зверь, мясистые листья и красные плоды не трогали насекомые и личинки. Если разбросать шкурки плодов по округе, жизнь под большим деревом станет безмятежной.
  Шекшен и Челчак устроились внизу и тоже уснули не скоро.
  
  Утром Шекшен неожиданно заявил женщинам:
  - Вы так и не научились осторожно ходить по лесу и сильно шумите, поэтому останетесь здесь. К базе пойдем мы с Игорем.
  Челчак опустила глаза, признавая правоту своего мужчины, Дина ответила предводителю возмущенным взглядом, но тоже промолчала.
  - На самом деле, они ходят почти бесшумно, особенно Дина, - сказал Шекшен по дороге к базе. - Но они устали. Пусть спокойно похозяйничают.
  Не у всех деревьев нижние ветви располагались на доступной высоте. Однако высокий рост Шекшена и ловкость Игоря позволяли обойти это неудобство. Большой мужчина подсаживал маленького, а тот забирался все выше и выше. Подходящий наблюдательный пункт они нашли далеко не с первого раза, но разведчики и не спешили. Главным для них было не попасться на глаза какому-нибудь гнорку. Подозрительно шевелящиеся ветви или промелькнувшую фигуру могли заметить с базы или из летательного аппарата.
  На удобную развилку подняли несколько ветвей, Шекшен забрался наверх и одобрительно сказал:
  - Мы быстро нашли хорошее место - нам повезло.
  
  На взгляд Игоря, наблюдательный пункт находился слишком далеко от базы. Постройки, гравилеты, платформы да фигурки гнорков - вот и все, что удавалось рассмотреть. Однако Шекшен считал собственную безопасность важнее, и мелкие детали его особо не интересовали.
  - Надписи рассматривать ни к чему, - заявил он. - Главное и так понятно.
  Действительно, назначение построек они поняли быстро. Жилой блок для заключенных, производственное помещение, казарма гнорков, солнечные батареи да стоянка для гравилетов и платформ - других заметных объектов они не обнаружили.
  С довольно приличного расстояния трудно рассмотреть детали. Как понять, кто ходит рядом с зданием - гнорк или человек? Заключенные носят грязно-серые комбинезоны, у охранников похожая одежда, но коричневая. Вблизи цвета различаются хорошо, но Шекшену и Игорю все фигурки казались одинаковыми.
  Однако в воздухе не висели гравитационные платформы. Значит, по территории разгуливали гнорки, ведь людям без охраны вряд ли позволили бы вольно ходить. Поэтому здание, рядом с которым фигурки появлялись чаще и никуда не спешили, наблюдатели определили как казарму. К тому же в этой постройке имелись застекленные окна, что говорило о том, что там живут довольно свободно.
  Из длинного, довольно высокого здания без окон вырывались струи пара, а поднимающийся горячий воздух создавал едва заметную дымку - все это указывало на производство.
  Пожалуй, все - других выводов Игорь не сделал.
  
  - Что мы отсюда увидим? - проворчал он. - Слишком далеко. Да и какой смысл в нашем наблюдении? Гравилетов и платформ не видно, только гнорки возле казармы ходят.
  - Ты не понимаешь. Сколько боксов в жилом блоке?
  Игорь несколько раз пересчитал довольно большие ворота и сообщил:
  - Двадцать.
  - Думаю, с другой стороны тоже двадцать входов. Сколько полей обслуживают заключенные из этого блока?
  - Если тут живут и мужчины, и женщины, то двадцать, - подумав, ответил Игорь.
  - Правильно. А сколько гравитационных платформ на каждом поле? И посмотри, сколько их можно разместить на базе.
  - На каждом поле больше двух десятков, а всего получается почти пятьсот. А здесь всего две причальные мачты - можно разместить от силы десятка четыре, - сообразил Игорь. - Выходит, стоят и подзаряжаются они в другом месте - наверно, где-то рядом с полями. Только причальные мачты высокие. Почему мы их не заметили, когда шли сюда?
  - Значит, поля занимают не все сектора вокруг базы. Думаю, земле дают отдохнуть, чтобы в этом месте позже опять выращивать колючие плоды.
  
  Прилетел грузовой гравилет - удлиненный параллелепипед с закругленной носовой частью. За съемными панелями в внешне простом аппарате скрывались довольно сложные устройства, позволявшие ему не только летать, но и самостоятельно загружать или выгружать все, что помещалось внутрь. Имелась даже внешняя подвеска, упрятанная под обшивку.
  - Эх, угнать бы такой! - Игорь с завистью смотрел на гравилет.
  Пилота не переделать, и, увидев летательный аппарат, он задумается о том, как будет им управлять. Кажется, Шекшена посетила та же мысль, хотя оба наблюдателя понимали, что никакой пользы от обладания гравилетом они не получат.
  Тем временем аппарат пристыковался к большим воротам производственного помещения.
  - Выгружает клеть с плодами, - предположил Шекшен.
  Гравилет перелетел на другую сторону здания и, по всей вероятности, пристыковался к другим воротам, затем опять поднялся в небо и вскоре скрылся за лесом.
  - Ничего не видно, но, наверно, загрузился пустыми ящиками, - сказал Игорь.
  Шекшен согласно кивнул. Действительно, работая на поле, они видели, как гравилет забирал собранный урожай, а через непродолжительное время привозил клеть, заполненную пустыми ящиками.
  - Нужно разобраться, как здесь все работает, узнать, для чего служат каждые ворота, - определил задачу Шекшен.
  Грузовики прилетали и улетали, гравитационные платформы увозили в сторону свалки контейнеры и возвращались, видимо, опорожнив их. Игорь не видел смысла в долгом и пристальном наблюдении, но решил не спорить с предводителем.
  
  Два почти построенных шалаша, куча травы для подстилки, не меньше полусотни старых комбинезонов со свалки - женщины без дела не сидели.
  - Положим траву, разрежем комбинезоны, сошьем покрывала, - с удовольствием поделилась Дина.
  Игорь залюбовался любимой женщиной. Она изо всех сил старалась обустроить их жизнь, и это доставляло ей радость. На красивом лице Челчак чувства читались сложнее, но и она, похоже, ждала похвалы.
  Однако Шекшен нахмурился:
  - Вы выходили днем на свалку?
  - Нет! - с обидой ответила высокая женщина. - Эти гнорки - жуткие неряхи. Они сваливают мусор не только на подготовленную площадку, но и прямо в кусты, хоть туда и дальше лететь.
  Шекшен остался недовольным.
  - А вы обрадовались и начали в этих кучах рыться, - сказал он. - А если бы над вами пролетела платформа? Вы знаете, что она передвигается бесшумно.
  Женщины смущенно переглянулись. Может быть, предводитель вел себя слишком строго, но напоминал он всегда только об одном: они в безопасности только потому, что никто о них не знает.
  
  Все-таки Дина и Челчак немало потрудились, обустраивая жилища. Разбросанные оболочки колючих плодов делали безопасным их пребывание в лагере. Конечно, пахла кожура не слишком приятно, но ночью Игорь и Дина обнимали друг друга, не думая о возможном нападении кого-нибудь из обитателей леса.
  - Тебе хорошо? - спрашивала она.
  Разумеется, мужчина отвечал утвердительно, ведь так оно и было. Только перед сном Игорь думал о себе, о Дине. Как это нередко случалось в последнее время, сомнения сначала возникали, а потом уступали место твердой уверенности. Ведь зачем человеку нужны сомнения? Чтобы убедиться в собственной правоте.
  Игорь давно понял, что любит Дину. А она его? Как это понять, если женщины слишком отличаются от мужчин. Например, Дина не скрывала своей страсти в постели. Только чего она хотела больше: секса с любимым мужчиной, или чтобы у любимого мужчины был секс с ней?
  Трудно понять женщину. А может, ее нужно просто любить?
  
  

Глава 5

  
  Как разобраться, что происходит внутри зданий, если невозможно в них попасть? Много ли можно узнать о жизни базы, находясь от нее довольно далеко? К тому же, из приборов - только примитивные солнечные часы, а записи приходится вести на клочках материи, макая палочку в смесь сока листьев и толченых орешков.
  Однако они наблюдали день за днем, ночь за ночью, сменяя друг друга.
  - Гнорки ведут себя очень странно, - заметила Челчак. - Кажется, они в кустах занимаются сексом. У них в распоряжении большое здание, а они прячутся за блоком солнечных батарей. Неужели им запрещают любить друг друга? Глупо.
  Женщины замечали одно, мужчины - другое. Что-то прояснялось, что-то оставалось невыясненным.
  
  Ранним утром, еще при искусственном освещении, все шесть гравилетов загружались возле казармы и развозили охрану. По два рейса с гнорками, затем грузовики пристыковывались к каждому боксу жилого блока и вскоре улетали в том же направлении. Людей и гнорков доставляли на поля - понять это было нетрудно.
  - Сектор с плантациями небольшой, - определил Шекшен. - Не больше шестой части круга.
  После небольшого затишья грузовики начинали сновать между производственным зданием и полями. Туда - пустые ящики, оттуда - плоды. Вывод сделали без труда.
  Поднявшийся гравилет развернулся и полетел в сторону, противоположную полям. Через малое время другой аппарат отправился в том же направлении.
  - Повезли готовую продукцию, - предположил Шекшен. - Там, наверно, космодром или большая база. Надо ждать, когда они прилетят обратно. Посмотрим, где сядут эти грузовики... Сколько раз пристыковывались к жилым боксам?
  - Тридцать девять, - ответил Игорь.
  - Вчера вечером там приземлялись сорок раз. Странно.
  Наблюдатели старались зафиксировать каждую мелочь, отмечали даже ворота, к которым подлетали грузовики. С видимой стороны жилого здания сегодня утром гравилеты пристыковывались к каждому из входов. За постройкой, где тоже, по всей вероятности, имелись ворота, приземлялись только девятнадцать летательных аппаратов - получалось, что из одного бокса людей не забрали.
  - Или их не выгрузили вчера, - предположил Шекшен.
  - Зачем тогда стыковались?
  Грузовик опустился за боксами. Стоял он там дольше, чем обычно, а позже переместился к производственному зданию, вновь с невидимой стороны.
  - Непонятно, - сказал Шекшен. - Надо ждать завтрашнего дня.
  
  Впрочем, день сегодняшний только начался. Гравилеты, увозившие готовую продукцию, вернулись.
  - Около двух часов, - посмотрел на часы Шекшен. - Космодром не очень далеко - за неделю можно дойти.
  Один грузовик пристыковался к воротам производственного здания, другой опустился с невидимой стороны жилых боксов.
  - Думаю, первый привез пустые ящики и разобранные клети, а второй доставил людей, - сказал Шекшен. - Ты помнишь свой первый день здесь?
  - Нас выгнали из гравилета в бокс, заставили подобрать одежду и обувь из той, что была в санблоке, и сразу же отвезли на поле. Женщины там уже работали.
  - Все правильно. Дину и Челчак привезли на день раньше. Получается, что людей из одного бокса вывезли неодетыми. Странно. Что делать голым людям в производственном помещении? И куда они попадают позже?
  
  Утром следующего дня к одному из боксов с видимой стороны гравилет так и не пристыковался. Грузовик прилетел к пропущенным воротам позже. Гнорки суетились рядом с входом, заходили внутрь бокса и выходили обратно.
  Затем гравилет перебрался к воротам перерабатывающего цеха и вновь надолго остановился там. Опять гнорки бегали и суетились, а в итоге разошлись в разные стороны или остались в здании. Летательный аппарат отправился в сторону полей.
  - Каждый день людей из одного бокса переводят в производственное помещение, а на освободившееся место привозят новых людей, - заключил Шекшен. - Люди работают на полях сорок дней, и я не уверен, что после они остаются в живых.
  Разумеется, неутешительный вывод требовал подтверждения, ведь наблюдатели не видели ни одного человека, живого или мертвого.
  
  - Пора собираться, - распорядился предводитель. - Нужно сходить к космодрому.
  Они шли сквозь заросли кустов. Большие деревья встречались нечасто. Видимо, здесь когда-то были поля, на которых выращивали колючие плоды.
  - Чем ближе к космодрому, тем лес выше, - заметил Шекшен. - Поля сначала были рядом, а теперь они все дальше. Наверно, за год или два эти растения высасывают все соки из земли.
  - А откуда здесь большие деревья? - спросила Дина.
  - Некоторые участки леса не трогали, чтобы они потом засевали брошенные поля.
  Зверей они уже не боялись. Каждый из путников нес мешочек сухих оболочек колючих плодов. Правда, пахли они не очень сильно, но настой из них отпугивал все живое. Из старых шлемов, подобранных на свалке, беглецы извлекли небольшие фляжки и замачивали в них измельченную кожуру.
  Дорога через чащу изматывала, зато они не опасались, что их заметят с гравилетов: листва надежно скрывала людей. Кроме того, беглецов просто не искали. Наверно, их исчезновение не дошло до высокого начальства. Побег - происшествие, за которое кого-то нужно наказать. А любой служащий всегда стремится избежать взыскания.
  Летательных аппаратов становилось все больше. Шекшен или Игорь залезали на высокие деревья и обязательно замечали гравилеты. Путь подходил к концу.
  
  Дорогу преградила река.
  - Подходить опасно, переплывать еще опаснее, - сказал Шекшен. - А что делать?
  Как еще преодолеть довольно широкую реку, если летательного аппарата нет? Они прошли по берегу в обе стороны и убедились, что водный поток никуда не сворачивает. Увы, космодром располагался за рекой.
  Любое дело требует предварительного обдумывания. Если же предприятие таит в себе опасность, подготовка должна быть тщательной. Казалось бы, делай плот и переправляйся - какие еще могут быть варианты? К сожалению, деревья или большие растения с полыми стволами здесь не росли. Рубить деревянным инструментом обычные бревна - занятие долгое, да и тесаки, на изготовление которых ушло столько времени и сил, следовало поберечь. Тростник или подобное ему растение - такой материал выглядел наиболее привлекательно.
  Заросли травы с толстыми стеблями, пустыми внутри, они нашли быстро. Однако плот, связанный из сырых растений, получился бы слишком тяжелым. Срезанную траву пришлось связывать в рыхлые пучки и укладывать на поляну, чтобы солнце высушило стебли. Делать это приходилось на рассвете, пока гравилеты еще не появились в небе. В сумерках просушенные снопы убирали под дерево с густой кроной, чтобы сберечь подсохшие растения от ночного дождя.
  Вязали плот под ветвями прибрежных кустов, скрываясь от летательных аппаратов и опасаясь обитателей реки. Один человек с копьем всматривался в воду, всегда готовый дать отпор хищникам. Пока они не нападали, но, по словам Шекшена, их следовало опасаться.
  Плетеное основание, связки сухой травы, настил из прутьев, тоже переплетенных между собой, крепкое ограждение из довольно толстых ветвей, запас копий - несмотря на то, что из воды на них ни разу не напали, Шекшен готовился отражать атаки речных хищников.
  - Плыть придется на рассвете, чтобы не попасться на глаза гноркам, - сказал предводитель. - А в это время рыбы как раз охотятся.
  
  Плот получился довольно тяжелым, но они легко столкнули его в воду по заранее подложенным гладким стволам.
  Плетеными веслами работали только женщины: Дина стояла слева и спереди, а Челчак справа и сзади. Игорь стоял в центре плота и смотрел вперед, сжимая копье. Спиной к нему расположился Шекшен, охраняя заднюю половину плота.
  Первое нападение последовало уже через несколько мгновений. Толчок справа немного развернул плот, а затем на ограждение, цепляясь за него короткими когтистыми лапами, начал взбираться гладкий черный зверь. Весил хищник немало - плот даже накренился.
  Игорь подскочил и воткнул копье прямо в раскрытую зубастую пасть. Толстая заостренная палка с чмоканьем вошла в утробу твари. Раздался пронзительный визг, и нападавший ушел под воду.
  - Игорь! - закричала Дина.
  Такой же зверь забирался с левого борта, вцепившись зубами в лопасть весла, которое женщина сунула в пасть хищника. Мужчина вонзил острие в маленький глаз твари, но копье вошло неглубоко. Только второй удар заставил мощные лапы отцепиться от плетеного ограждения. Вновь уши заложило от жуткого визга.
  Дина, схватив запасное весло, продолжила грести. А Игорю выпало сражение с новым зверем. Серебристое тело взмыло из воды и плюхнулось на плот. Кажется, у нападавшего отсутствовали конечности, но хищник оказался вертким и прыгучим. Несмотря на относительно малые размеры, он попытался напасть на мужчину. Пасть, полная внушительных зубов, казалась слишком большой для метрового туловища.
  Зверь выглядела очень опасным. Однако Игорь первым же ударом пронзил светлое тело и выбросил извивающуюся тварь за борт. Правда, он потерял еще одно копье, но запас заостренных ветвей далеко не иссяк.
  А вот Дина потеряла второе весло уже на середине реки. В этот раз неразумная тварь просто откусила плетеную лопасть, видимо, посчитав ее съедобной. Осталось последнее весло, а плыть предстояло еще немало.
  Сзади Шекшен и Челчак тоже сражались с нападавшими. но Игорю и Дине было не до товарищей.
  Плот уткнулся в берег именно в том месте, где наметил Шекшен. Они переправились через реку.
  - Кто это был? - спросил Игорь.
  - Рыбы, - ответил Шекшен. - Я же говорил.
  
  Дерево, на котором они устроили наблюдательный пункт, стояло довольно далеко от космодрома. Опять мужчины и женщины дежурили днем и ночью, меняя друг друга.
  - Сплошное силовое поле - внутрь попадешь только по воздуху, - Челчак не скрывала разочарования. - Только солнечные батареи вынесены за периметр, да и они окружены биобарьером.
  - А ты ждала чего-то другого? - ответил Шекшен. - Сначала нужно понять. как все работает, а уже потом искать слабые места.
  На огражденной территории располагалось немало построек, но из-за большого расстояния они не смогли точно определить назначение каждого здания.
  - Как правило, гравилеты прилетают и разгружаются в одном из строений, - заметил Шекшен. - Однако некоторые грузовики сразу же направляются к кораблям. Или сюда везут разную продукцию, или некоторые аппараты прилетают пустыми.
  - В основном, грузовики что-то перевозят из зданий в корабли и обратно, - добавила Челчак.
  - Хорошо охраняемый космодром, - подвел итог Шекшен. - Ничего особенного, лишь корабли странные.
  
  Несмотря на приличное расстояние, они смогли определить, что за звездолеты разгружают и загружают здесь. Необычность заключалась в том, что на космодроме приземлялись не грузовики, а малые войсковые транспорты - быстроходные корабли, предназначенные для перевозки людей.
  Солдаты устраивались в противоперегрузочные кресла, закрепляли на теле массажеры, пристегивались, подключали систему жизнеобеспечения и погружались в сон. Дальше работала автоматика. В шлемы подавался очищенный воздух с примесью сонного газа. Лишь иногда состав дыхательной смеси менялся. Человек наполовину пробуждался и глотал питательную жидкость, которая подавалась по трубкам. Испражнения поглощала система очистки, имевшаяся в каждом кресле. Таким образом перевозили войска из одной планетной системы в другую.
  По всей вероятности, на таких же кораблях доставляли и заключенных. Никто из четверых не помнил такого полета, но человека можно усадить в кресло и в бессознательном состоянии.
  - Но ведь в таких транспортах нет грузовых отсеков, - заметила Дина.
  - Значит, они не нужны, - сказал Шекшен.
  На взгляд Игоря, они ничего не узнали, но предводитель остался довольным.
  - Теперь мы знаем, какие здесь корабли, и что сюда можно попасть по воздуху, - сказал Шекшен.
  Наверно, обратный путь был ничуть не легче, но все они уже привыкли к лесу, и дорога не показалась им утомительной.
  
  - Что теперь? - спросил Игорь.
  - Нужно поговорить с кем-нибудь из гнорков, - ответил предводитель.
  Игорю показалось, что в их действиях отсутствует логика. Какой смысл в дальних походах и долгих наблюдениях? Взять в плен охранника и допросить его - они могли сделать это сразу. Какая разница, когда рисковать, раньше или позже?
  - Теперь я знаю, что спрашивать, - объяснил Шекшен. - И нас уже труднее обмануть.
  Они вышли к стоянке гравитационных платформ. Десяток причальных мачт для маленьких летательных аппаратов, блоки солнечных батарей - все под защитой биобарьера.
  Перед невидимым ограждением тянулась полоса, лишенная растительности.
  - Ни травинки, - заметила Дина. - Наверно, разбросали химикаты. Мы тут не отравимся?
  Они подошли вплотную к открытому месту и могли наблюдать за гнорками с небольшого расстояния. Однако ничего особенного увидеть не удалось. Каждое утро на огражденной площадке приземлялись гравилеты, из них выходили охранники и разбегались по мачтам.
  Платформы взлетали, и на территории оставалось лишь несколько ремонтников. Вечером платформы вставали на подзарядку, а гнорки улетали, оставляя небольшую охрану.
  Ожидание все длилось и длилось. Игорь уже привык к такому поведению Шекшена. Да, они не получали быстрых результатов, но оставались в живых. Собственно, они пока не добились ничего, но жизнь в лесу стала уже привычной и даже комфортной. К тому же рядом была Дина - любимая женщина.
  
  Этим утром одна из взлетевших платформ не скрылась вдали, а приземлилась на полосе перед биобарьером. Пилота подобрал другой летательный аппарат, а неисправный транспорт остался стоять на земле.
  Вскоре прилетели сразу три платформы, тащившие на тросах кольцо из металлической трубы.
  - Траверса, - объяснила Дина. - Сейчас неисправный аппарат зацепят и унесут за барьер. Там ремонтировать будут.
  Действительно, кольцо опустилось на стоявшую платформу, три суденышка приземлились рядом. Из них вышли пилоты, но заниматься работой они, кажется, не собирались. Один гнорк нес какой- то рулон.
  - Женщина, - определила Дина.
  Дама-гнорк расстелила тонкий мат на земле, встала на него и начала раздеваться.
  - Сейчас посмотрим, как они это делают, - прошептала Челчак, озорно улыбаясь.
  Шекшен смущенно смотрел под ноги.
  
  

Глава 6

  
  Один из гнорков-мужчин встал между подстилкой и кустами. Взяв в руки излучатель, он начал всматриваться в листву. Наблюдатели стояли немного в стороне, но Игорь почувствовал, как неприятный холодок колышется внутри. Копья и деревянные тесаки не могли защитить от оружия гнорка.
  Второй мужчина забрался на мат, и вскоре на подстилке сплелись два обнаженных тела. Игорь понял, что на самом деле гнорки мало отличаются от людей.
  Сторожа больше интересовал процесс, происходящий на земле, нежели возможная опасность из леса. Гнорк во все глаза таращился на товарищей.
  Шекшен положил руку на плечо Игорю. Смущение на лице высокого мужчины совсем исчезло, да и Челчак уже не улыбалась.
  Гнорк, увлеченный просмотром, потерял и сознание, и оружие. Парочка так и не достигла пика удовольствия. Всех надежно связали. Обнаженную женщину Дина и Челчак вместе с покрывалом утащили в кусты. Шекшен и Игорь остались с пленниками.
  
  Сторож, не справившийся со своими обязанностями, смотрел испуганно. А вот мужчина, совсем недавно обнимавший женщину, оставался на удивление спокойным.
  Шекшен развязал тряпку, закрывавшую рот невозмутимому гнорку, и предложил:
  - Поговорим?
  - А что взамен? - на чистом общегалактическом ответил пленник.
  - Мы просто уйдем и ничего не возьмем у вас.
  - Ты умный, - ответил гнорк. - Спрашивай.
  - Почему вы решили пообниматься в таком неудобном месте? - спросил Игорь.
  - Заключенным не положено заниматься сексом, - ответил пленник. - Там видеокамеры, да и собратья могут наябедничать. А здесь из-за платформ нас не видно.
  Шекшен остался невозмутимым, а Игорь не смог скрыть изумления. Людей охраняли гнорки-заключенные. Стало понятным, почему они кое-как сваливали мусор и норовили заняться сексом в неподобающих местах.
  
  Дальше спрашивал Шекшен. Игорь вновь удивился, в этот раз тому, сколько вопросов приготовил товарищ.
  Вскоре пришло отвращение, потому что речь зашла о людях, которые попадали из жилых боксов в производственное помещение.
  - Усыпляем еще ночью, чтобы с одеждой не возиться, сцеживаем кровь, потом разделываем, - спокойно рассказывал гнорк. - Мясо, что получше - нам, остальное - на пищевые брикеты.
  Как тут не подступить тошноте, если узнаешь, что ты в недалеком прошлом ел брикеты из измельченных людей, а пищевые таблетки состоят из обезвоженной смеси человеческой крови и сока колючих плодов.
  Каждый день всех, кто содержался в одном из боксов, убивали. Усыпленных пленников гнорки сначала перетаскивали в гравилет, а потом из него - в производственное помещение. Поэтому грузовики так долго стояли и у тех, и у других ворот.
  Шекшен спрашивал и спрашивал, а гнорк добросовестно отвечал.
  - Сумасшедшие! - однажды воскликнул он. - Вы не сможете захватить корабль, ведь грузовик разгружают вручную, и работают там только наши. Конечно, гнорк может спрятаться среди груза, но среди нас нет идиотов. На упаковках таблеток надписи на общегалактическом языке - значит, их повезут на вашу планету. А гнорку среди людей делать нечего. Свободный гравилет вы тоже не найдете, а по земле на космодром не попасть.
  Шекшен ничего не ответил на это и продолжил допрос.
  Дина и Челчак приволокли женщину обратно. Одежду и оружие пленников сложили поодаль и развязали руки одному из гнорков. Вся четверка исчезла в зарослях.
  - Они будут молчать, - на ходу сказал Шекшен. - Если кто-то из них начнет рассказывать, ему просто не поверят, да еще будут смеяться. Ведь у них ничего не пропало. Кроме того, если дойдет до начальства, их могут наказать.
  Беглецы могли обзавестись оружием, но не поддались соблазну и остались в безопасности.
  
  Шекшен вывел их к лагерю, где они когда-то жили, наблюдая за базой. Тут инициативой завладела Челчак.
  - Насколько я поняла, все мы хотим захватить корабль и улететь с этой планеты, - сказала она. - Значит, нам нужен план.
  - Все правильно, - согласился Шекшен.
  - Тогда начнем с конца, - продолжила высокая женщина. - Куда мы полетим, когда обзаведемся кораблем?
  Неожиданным оказался не только вопрос - непривычным было само поведение Челчак. Обычно она послушно выполняла распоряжения друга, безоговорочно признавая его старшинство. Впрочем, Шекшен остался невозмутимым.
  - Надо лететь к эркам, - сказала Дина. - После того как нас продали, возвращаться к людям не стоит. В лучшем случае, нас просто вернут сюда.
  - Мы слишком много знаем, - согласился Шекшен.
  
  - Теперь давайте думать, как мы захватим корабль, - предложила Челчак.
  Путь имелся лишь один: взять под контроль гравилет, везущий питательные таблетки, и с погрузочной консоли проникнуть в звездолет. Выглядело все достаточно просто. Гнорк, которого они допрашивали, приводил грузовики на космодром. По его словам, он сажал гравилет на безлюдную консоль, открывал двери и ждал, когда команда грузчиков придет и начнет перетаскивать ящики с пищевыми таблетками в корабль. Люки на звездолете открывали заранее, поэтому беглецы могли просто заскочить внутрь.
  Дальше начинались сложности, ведь следом за ними в открытый люк могли зайти и гнорки.
  На любом корабле предусмотрено экстренное открывание и внутреннего люков шлюза. Однако эти кнопки на время погрузки просто закрывают и запирают на обычный механический замок.
  - Я смогу добраться до пульта, - сказала Дина. - Но сначала придется найти аварийный комплект инструмента, потом вскрыть защитную панель - на это уйдет не меньше десяти минут.
  - Слишком долго, - вздохнула Челчак. - Мы можем рассчитывать лишь на минуту.
  
  Какой смысл пробираться к звездолету, если там их ожидает заведомая неудача? Однако верный путь нащупал Шекшен.
  - Если гравилет врежется в одну из опор корабля, нарушится равновесие, - сказал предводитель.
  - Автоматика скомандует экстренный взлет, и люки закроются сами, - подхватил Игорь. - Транспорт поднимется на сотню метров, и гнорки там его не достанут. Только система безопасности гравилета не допустит его столкновения с кораблем. А отключить защиту от аварий невозможно.
  - Малыш, кто тебе сказал такую глупость? - удивилась Дина. - Я сделаю это за несколько секунд.
  Настал черед удивляться Игорю. Откуда у подруги такие глубокие познания и необычные умения?
  Дина рассмеялась, глядя на недоумевающего друга:
  - Какие вы, мужчины, все-таки невнимательные! Милый, я же говорила тебе, что выросла на ремонтной базе. А моя специальность - электронные устройства. Да, я большая и сильная, но совсем не глупенькая, как тебе кажется.
  
  Дальше разговаривали только женщины, а мужчины взирали на подруг, удивляясь, как они раньше не оценили способности и сообразительность своих возлюбленных.
  - Как сделать, чтобы гравилет врезался в опору?
  - Нет ничего проще! Забиваешь в память траекторию, ставишь замедление в несколько секунд и уходишь из кабины - все, человек не нужен - разъяснила Дина.
  - Остается только попасть в рубку. Здесь делают питательные таблетки для людей - значит, корабль должен отвезти их к людям. Наверно, корабль наш и пилоты наши... Среди гнорков человеку делать нечего - пилоты должны сидеть, задраив все люки, и ждать команды к старту, - рассудила Челчак.
  - Надо вести переговоры с пилотами. Чтобы они стали сговорчивее, я вскрою технологический люк и попробую сложить хотя бы одну опору. Думаю, у меня получится блокировать управление ею из рубки.
  - А если они отключат освещение?
  - Немедленно зажгутся аварийные фонари.
  - Можно сказать им, что у нас есть взрывное устройство, или объяснить, что, разбив корабль, они станут сырьем для питательных таблеток.
  
  - Милые девушки, - Шекшен прервал оживленную беседу. - А вы не забыли, что нам нужно сначала попасть на космодром?
  Разумеется, Дина и Челчак знали, что план должен состоять из нескольких частей. Только подобраться к звездолету они могли лишь на гравилете. Захватить грузовик, везущий питательные таблетки с одной из баз - других вариантов не просматривалось.
  Подобные рейсы совершались довольно редко, и гравилеты обычно везли свежевыжатый сок красных плодов. Рядом с космодромом тоже жили люди, и этих пленников также убивали, чтобы использовать их кровь. Однако требовался грузовик именно с пищевыми таблетками, ведь только ему предстояло разгружаться сразу же в звездолет.
  Кроме самого захвата, существовало еще одно препятствие. При подлете к космодрому пилот грузовика связывался с диспетчером по видеосвязи. Гнорк-оператор видел не только летчика, но и соседнее кресло в двухместной кабине.
  - Пилота нужно постоянно контролировать, - сказала Челчак. - Поэтому кто-то из нас должен оставаться в кабине. Нужно спрятаться между сиденьем и панелью приборов - там, где обычно находятся ноги.
  Конечно, все смотрели на Игоря, ведь никто из остальных попросту не поместился бы в тесном местечке так, чтобы остаться незамеченным.
  
  Пробраться в гравилет требовалось незаметно: открытый бой с вооруженными гнорками неизбежно закончился бы поражением. Предстояло обмануть не только персонал базы, но и охранные системы. Лучше всех в них разбиралась Челчак, совсем недавно бывшая начальником службы безопасности на ремонтной космической станции. Командование перешло к высокой женщине.
  Оказалось, что Челчак и Шекшен стоили друг друга. Новая предводительница тоже старалась учесть каждую мелочь.
  Правда повторяла она другие слова:
  - Охранные системы мы сможем преодолеть, только используя недоработки и разгильдяйство персонала. Наша задача - найти слабости.
  Если раньше они следили за базой с единственного наблюдательного пункта, то теперь рассматривали здания и гнорков с разных сторон. Приходилось пробираться почти вплотную к биобарьеру, рискуя быть замеченными.
  - Если не найдем слабых мест здесь, уйдем к другой базе, - как-то сказала Челчак.
  Игорь все понимал, но уже давно считал высокую женщину жуткой занудой.
  
  Они не стали менять объект.
  - Сквозь биобарьер будем проходить днем около блока солнечных батарей - там, где гнорки занимаются сексом в кустах, - решила Челчак. - Ночью я не видела ни одной парочки а днем их сколько угодно. Вполне возможно, в светлое время суток видеонаблюдение там отключают, а вечером оно опять начинает работать. Не исключено, что нам придется изображать влюбленных гнорков.
  Найти на свалке коричневые комбинезоны не составило труда, но имелась еще одна трудность. Гнорки не носили головных уборов и сверкали на солнышке лысыми головами. У людей же, как известно, на голове растут волосы.
  Игорь несколько дней точил на камне нож-пилку и все-таки добился нужной остроты - теперь у них была бритва.
  - Ночью база неплохо освещена, - заметила Челчак. - Значит, камеры не работают в инфракрасном режиме. Нам нужны маскировочные накидки, светлые и темные.
  Из распоротых комбинезонов сшили полотнища, половину осветлили соком растения, имевшего весьма кислый вкус. Остальные накидки Челчак собственноручно вымазал грязью.
  
   Настало время зайцев - "самоубийц". Шекшен приближался к биобарьеру со связанным зверьком в руках, оглушал зайца и развязывал его. Затем мужчина бросал бесчувственного зверька так, чтобы он упал в том месте, где проходила плоскость защитного излучения. Дальше следовало незаметно удалиться.
  После первой подобной диверсии на базе поднялся жуткий переполох. Завыла сирена, забегали гнорки. Целая команда подошла к месту нарушения периметра. Только после этого все стихло, защитное излучение отключили и один из гнорков убрал мертвого зайца.
  В следующий раз все происходило так же. Шекшен бросал зверьков ежедневно в разных местах и каждый раз оставался незамеченным. Охрана стала вести себя иначе: шум уже не поднимали, а за зайцем приходил единственный гнорк.
  - Барьер отключают заранее, - заметила Челчак. - Нам хватит времени, чтобы проскользнуть.
  
  Головы побриты, накидки и веревочная лестница приготовлены - пришло время начинать рискованное предприятие. Заяц упал на барьер рядом с блоком солнечных батарей. Едва заметное мерцание вскоре исчезло, и четыре темные фигуры пробрались в кусты - излюбленное место для свиданий подневольных гнорков. Люди особо и не прятались: напротив, требовалось обозначить свое присутствие, чтобы озабоченные взаимным влечением враги не приближались слишком близко.
  Стемнело, зажглись фонари. Однако среди освещенных участков имелись места, где стоял сумрак. Люди недаром потратили столько времени на наблюдения и проложили маршрут, использовав недостатки освещения. Опасные места пришлось преодолевать, накрывшись темными накидками.
  Самым опасным был подъем на крышу производственного здания. Стена в выбранном месте почти не освещалась, но заметить людей все равно могли. Игорь ловко вскарабкался по пирамиде из товарищей, сбросил веревочную лестницу. Через несколько секунд все лежали на крыше.
  - Здесь нет камер, - прошептала Челчак. - Но если нас заметили, сейчас начнется...
  Время шло, но тишина оставалась нерушимой - пока им везло.
  Маленькая будочка, накрывавшая выход на крышу, послужила им убежищем до утра. Взошло солнце, но люди по-прежнему теснились под маленьким навесом и слушали. Ждали и слушали.
  
  - Гравилет встал на погрузку, - прошептала Челчак. - Скоро будем выдвигаться.
  Пищевые таблетки грузили всегда в одном и том же месте, а возили их раз в десять дней. Разумеется, день проникновения они выбрали, учитывая это.
  Накрыться светлой материей и медленно ползти по крыше - именно так, а не иначе. Шуметь нельзя, да и бегущая фигура могла попасться на глаза пилоту грузовика или платформы. Конечно, накидки были сомнительной защитой от обнаружения, но в это время летательные аппараты редко поднимались над базой. Оставалось только соблюдать тишину и не делать резких движений.
  На белую крышу гравилета они сползли быстро и бесшумно.
  Едва гнорк-пилот забрался в кабину, как между ним и незакрытой дверью с крыши спрыгнул Игорь. С другой стороны в кабину проскользнула Челчак. Люди долго наблюдали за гравилетами и давно заметили, что двери летательных аппаратов никогда не запирают. Безалаберность гнорков в очередной раз помогла беглецам.
  Удар локтем, полученный от Игоря, отключил пилота. Они все-таки захватили гравилет. Оставалось только как можно быстрее покинуть базу, не стряхнув товарищей, лежавших на крыше.
  Гнорк оказался низкорослым и худым - они вдвоем с Игорем уместились на одном сиденье. Челчак с соседнего кресла дотянулась до захваченного врага и приобняла его, приставив к шее острый деревянный нож.
  Наконец-то Игорь вновь стал пилотом. Гравилетами он управлял не раз, ведь в летной школе все курсанты сначала осваивали подобные аппараты. Плавный взлет, аккуратный набор скорости - грузовик медленно пересек периметр.
  - Кажется, ничего не заметили, - облегченно выдохнула Челчак, глядя на экран, показывавший вид сзади.
  Первая часть непростого и рискованного плана удалась.
  
  

Глава 7

  
  Пилот очнулся быстро, но, оценив ситуацию, не дергался и молчал, испуганно глядя то на Игоря, то на Челчак.
  - Пора садиться, - сказала Челчак.
  Игорь направил гравилет на полянку, кстати показавшуюся среди деревьев.
  - Не надо садиться, - прохрипел гнорк.
  Челчак плотнее прижала деревянное острие к шее пленника и прикрикнула:
  - Заткнись!
  Гнорк послушно замолчал.
  Плавное замедление, такая же посадка. Любой резкий маневр мог стряхнуть товарищей, лежавших на гладкой крыше гравилета.
  Днище коснулось травы. Игорь выскочил из кабины, Дина и Шекшен соскользнули с крыши.
  Быстро открыть грузовик, сорвать пломбу со створок пластиковой клети, распахнуть решетчатые дверки, выбросить часть ящиков - все делали в три пары рук. На затянувшуюся стоянку могли обратить внимание. Гнорк, которого они допрашивали, говорил, что он дважды останавливался по естественным надобностям, и это обошлось без последствий. Однако лишний риск следовало исключить.
  Шекшен и Дина встали на освободившееся место. Игорь закрыл двери и вернулся в кабину.
  
  После взлета гнорк начал беспрерывно бормотать. Говорил он на своем языке, и Игорь ничего не понимал. Челчак внимательно слушала.
  - Кажется, у нас ничего не получилось, - сказала она.
  На панели приборов заморгал индикатор видеовызова. Пленник, до этого сидевший смирно, быстро выбросил руку, ткнул пальцем в клавишу и успел прокричать несколько слов. Вскоре он захрипел, а из распоротого горла гнорка на панель хлынула кровь.
  - Решил умереть красиво, - спокойно прокомментировала Челчак. - Нас засекли - нужно уходить.
  Они не видели на планете ни одного атмосферного штурмовика, космические транспортники не обладали должной маневренностью, чтобы у самой земли гоняться за юрким грузовиком. А вот вооруженные гравилеты у гнорков наверняка имелись, ведь полное отсутствие боевых летательных аппаратов выглядело не безалаберностью, а вопиющей глупостью. Следовало поторопиться.
  На экране с полетной картой Игорь видел и свой гравилет, и обозначения полей, баз, космодрома. Все это располагалось достаточно компактно, а красная линия на экране окружала область, в которой хозяйничали гнорки. Именно за эту черту требовалось поскорее убраться.
  Игорь развернул гравилет и набрал максимальную скорость, всматриваясь в обзорные экраны. Погоня пока не объявлялась, синяя точка быстро приближалась к красной линии - они уходили за границу.
  
  Челчак коротко рассказала, что произошло. Гнорк, которого они допрашивали, действительно не лгал. За гравилетами особо не следили, на кратковременные остановки не обращали внимания, а перед разгрузкой лишь проверяли пломбу на клети. Однако в недавнее время появились новые гравилеты с такими же наружными размерами, но тонкими стенками. Да, их толщина уменьшилась всего на сантиметр, и грузовой отсек увеличился совсем немного. Однако зазоры между клетью и стенками грузового отсека увеличились. Нашлись ушлые гнорки, которые додумались заполнить это пространство плоскими пакетами с пищевыми таблетками.
  Судя по всему, руководство каждой базы получала вознаграждение за увеличение объема продукции. Дальше все просто: гноркам-заключенным пообещали вносить деньги на счета в банках на их родных планетах. Выглядело все заманчиво: одни осужденные совали пакеты в зазоры, другие выгружали их в условленных местах, третьи подбирали пищевые таблетки - все они должны были выйти на свободу уже не нищими. Другими словами, гнорки начали воровать друг у друга пищевые таблетки, предназначенные для пилотов-людей.
  Разумеется, в итоге все вскрылось, и соответствующие службы приняли меры: установили сигнальные устройства на двери грузового отсека и начали фиксировать каждую остановку.
  План беглецов не удался из-за банального воровства и глупости некоторых гнорков.
  - Как думаешь, этим недоумкам действительно перечисляли деньги? - спросила Челчак.
  - Боюсь, что никто из них так и не выйдет на свободу, - ответил Игорь. - По всей вероятности, на этой планете делают питательные таблетки и из гнорков.
  
  Они уже давно пересекли красную границу, но лес тянулся и тянулся. Наконец заблестела лента реки, и Игорь приземлил грузовик, перелетев через водный поток.
  Шекшен все понял с полуслова.
  - Дина, отправляй гравилет отсюда! - скомандовал он.
  Женщина быстро подбежала к кабине, и из нее послышался треск разбиваемого пластика.
  - Что ты там делаешь? Давай быстрее! - поторопил Шекшен.
  - Еще чуть-чуть, - отозвалась Дина.
  Вскоре она подбежала к остальным, держа в руках небольшой прибор с обрывками проводов.
  - Блок памяти вытащила, - радостно сказала Дина.
  Гравилет медленно поднялся и полетел, удаляясь и набирая скорость.
  - Пусть теперь догоняют его, - сказал Шекшен. - А нам пора.
  Через какое-то время Игорь даже не понял, а почувствовал, что лес здесь другой. Они, как бывало и прежде, шагали среди толстых стволов, а вверху так же шумели кроны деревьев. Однако и дышалось по-другому, и виделось вокруг намного лучше.
  - Здесь суше и светлее, - подтвердил Шекшен. - И деревья другие.
  
  Они уходили все дальше. Захват гравилета - происшествие более серьезное, чем побег - скрыть потерю грузовика и смерть гнорка намного сложнее. Наверно, их искали. Возможно, гравилеты кружили над ними, но кроны деревьев закрывали небо. Да и самих беглецов сверху было не рассмотреть. Густая листва, нагретая солнцем, неплохо защищала от приборов обнаружения.
  Разумеется, они не выходили на поляны, а существовать без огня давно привыкли.
  - Куда мы идем? - спросила Дина.
  - Понятия не имею, - невозмутимо ответил Шекшен. - Где мы находимся, тоже не знаю. Веду вас на север. Надеюсь, там меньше шансов нарваться на гнорков. Насколько я понял, растениям на полях нужен жаркий и влажный климат, а чем дальше от экватора, тем суше и холоднее. Может быть, нам попадется город или поселок - там мы сможем разжиться инструментом и другой одеждой.
  - На этой планете были города? - удивился Игорь. - Ведь ты говорил, что жил в лесу.
  - Ты невнимательно слушал. Одно другого не исключает, - улыбнулся предводитель. - Ты знаешь, как колонизируют планеты?
  Что-то Игорь знал, другое объяснил Шекшен, попутно рассказав о себе.
  
  В галактике заселены не все миры, пригодные для жизни гуманоидов. Вновь открытые планеты считаются собственностью Галактического сообщества, Империи гнорков или Содружества эрков. Осваивать новую планету поручают миру, где люди живут уже давно, чтобы было с кого спросить. Так же поступают гнорки и эрки.
  Колонизация - дело дорогое, и ресурсов одной, пусть и развитой планеты, как правило, недостаточно. Поэтому планета-метрополия ищет помощников по всей галактике, заключает договоры с частными лицами и корпорациями или привлекает добровольцев.
  Нередко в новые миры летят люди, уставшие от суеты промышленно развитых планет и желающие жить поближе к природе. Многие из таких добровольцев достаточно богаты и могут оплатить перелет и первоначальное устройство в диких местах.
  Новоселы, желающие слиться с природой, быстро понимают, что они не могут жить без многих вещей, производимых в промышленных мирах. Лекарства, нормальная одежда, бытовая химия, оружие, электронные устройства - порой люди не замечают, как пользуются этим, но тяжело переносят отсутствие привычных предметов.
  Увы, цивилизация не предоставляет свои блага бесплатно. А что может дать взамен дикарь? В итоге любители природы идут работать на предприятия, пополняют персонал отелей, нанимаются в туристические агентства.
  
  Отдых на дикой планете весьма привлекателен, хоть и стоит дорого. Подавляющее большинство туристов удовлетворяется экскурсиями, охотой и рыбалкой. Однако находятся оригиналы, желающие прожить недельку-другую в диком лесу, пользуясь лишь примитивным инструментом и питаясь подножным кормом. Если же вдобавок к этому имеется возможность близко пообщаться с очаровательной дикаркой или мужественным аборигеном, любители и любительницы экстремального туризма платят немалые деньги.
  Разумеется, все проводники, охранники и сотрудники, выглядящие дикарями, таковыми не являются. Почти все богатые туристы не догадываются, что полуобнаженная красавица обычно носит нормальную одежду, чтобы сберечь нежность кожи. Да и мускулистые дикари, привлекающие скучающих дам, регулярно моются, используя мыло и шампунь. А отважный проводник, убивающий копьем жуткую тварь, имеет в запасе парализатор или разрядник.
  Что поделаешь, туристов обманывают везде и всегда.
  Шекшен жил в поселении именно таких псевдодикарей и готовился стать сотрудником турагентства, как и его родители. Юноша мог жить на сквиллах, убивать зверей острыми щепками и есть гусениц. Однако у него был и нормальный дом, он умел читать и писать, обращаться с компьютером и современным охотничьим оружием.
  Шекшен знал повадки зверей и свойства растений, мог неделями жить в лесу, но прекрасно чувствовал себя и в городе. Увы, эта странная, но привычная жизнь оборвалась из-за нападения врагов.
  - Наверно, метрополия просто продала планету, - сказал Шекшен. - Нас никто не защищал, пока штурмовики разрушали города и поселки. А потом людей эвакуировали, чтобы избавить гнорков от лишних хлопот.
  - Думаю, это действительно так, - согласилась Челчак, шагавшая рядом.
  
  Лес по-прежнему оставался густым, но дорога пошла по склону - они поднимались.
  - Как бы нам не пришлось сворачивать, - заметил предводитель. - Кажется, мы вышли к горам. Вы не заметили их перед приземлением?
  Ни Игорь, ни Челчак не видели возвышенностей. То ли их не было, то ли просто не заметили их. Как они могли проглядеть горы? Впрочем, почему горы, а не невысокие холмы?
  - Стоять!
  Грозный окрик разогнал раздумья. Шекшен, шедший впереди, послушно остановился. Все остальные последовали его примеру.
  - Кто такие? - голос звучал совсем рядом.
  - Люди! - ответила Дина - Разве не видишь?
  - А почему лысые? - спросил мужчина, вышедший на открытое место.
  Молодой, гладко выбритый, одетый в чистую военную форму без знаков различия - в сравнении с беглецами, невысокий незнакомец выглядел франтом. Из-под кепи виднелись недлинные темные волосы - кажется, и прическа мужчины была аккуратной и ухоженной. В руке он держал парализатор.
  - Зачем ты кричал? - спросил Шекшен. - У меня тоже есть парализатор - я мог тебя обездвижить.
  Мужчина широко улыбнулся:
  - Не знаю. Как-то само получилось.
  Если честно, Игорь и сам не знал, как бы поступил на месте незнакомца. Пропустить чужих людей? Идти за ними и следить, стараясь остаться незамеченными? Или обездвижить всех, пользуясь тем, что противник тебя не видит?
  Судя по всему, мужчина просто не считал их врагами. Ухоженный молодой человек улыбался, смотрел на беглецов доброжелательно и с интересом.
  - Десять лет не видел чужих людей, - сказал он. - Уж и не мечтал встретить кого-то.
  
  Крис - так представился молодой мужчина - повел их не вверх, а поперек склона и через несколько минут остановился перед кустами, вглубь которых вела хорошо протоптанная тропинка.
  - Маша! - крикнул Крис. - Я гостей привел.
  Маша появилась не сразу. Рыжая девушка среднего роста вышла из кустов, держа в руке разрядник. Видимо, подруга Криса не была излишне доверчивой.
  - Они убежали от гнорков, - сообщил Крис.
  - И переоделись на какой-то свалке, - точно определила Маша. - Вам всем нужно помыться.
  Душ, мыло, полотенце - казалось бы, простые и привычные вещи, но каким прекрасным все это кажется после блужданий в лесу! Правда, чтобы добраться до жилья, пришлось зайти в пещеру, а затем прошагать по подземному ходу с бетонными стенами и потолком.
  Довольно длинный тоннель закончился мощной стальной дверью.
  - Здесь склады, - сказала Маша. - Обувь и военная одежда. А больше нет ничего. Нас сюда дедушка Криса привел.
  
  В самом начале войны гнорки атаковали небольшой городок, располагавшийся в десяти километрах от подземного хранилища. Почти все жители погибли. Крис с дедушкой и Маша с бабушкой гуляли в парке на окраине и поэтому спаслись.
  - Мы с дедом потом ходили в город, - вспомнил Крис. - Там все осталось целым, только люди умерли.
  - Парализующее излучение повышенной мощности, - пояснила Челчак. - У человека просто останавливается сердце.
  Двое пожилых людей и двое детей - все, кому удалось выжить в городке. Дед пропал в лесу пять лет назад. Бабушка умерла тремя годами позже, перед кончиной благословив Криса и Машу.
  - И вы здесь живете десять лет? - спросила Дина.
  - Да, - ответила Маша. - Одежды и обуви в комнатах полно. Собираем плоды, Крис охотится с парализатором, остальное - из города. Гнорки в нем так и не появлялись.
  Ощущение собственной чистоты, новое обмундирование, безопасность - вроде бы, можно расслабиться. Однако Челчак отдыхать не собиралась.
  - Откуда здесь электричество и вода? - спросила высокая женщина. - Понятно, что это помещение предназначалось для охраны. Но ведь должно быть и оборудование. Где оно?
  - Мы не знаем, - ответил Крис. - На двери был электронный замок. Дедушка смог его открыть, потом замок перестал работать. Внутри только стеллажи, а на них коробки с военной одеждой и обувью.
  - Вы осмотрели все помещения? - не успокоилась Челчак. - За десять лет можно осмотреть тысячи комнат и простучать квадратные километры стен.
  - Здесь тридцать комнат, и все они забиты одеждой и обувью, - попыталась оправдаться Маша. - Стеллажи идут до самого потолка, и на них столько коробок!
  
   Челчак с изумлением смотрела то на Криса, то на Машу. Кажется, она впервые в жизни встретила настолько нелюбознательных людей. Женщина даже отправилась к выходу из небольшого помещения, чтобы немедленно начать осмотр склада.
  Ее остановил вопрос Дины:
  - Кем был твой дедушка, Крис?
  - Учителем истории.
  - Как он смог вскрыть замок на входной двери? - в свою очередь удивилась Дина. - Сочетание цифрового кода и чип-ключа подвластно только специалисту с соответствующим оборудованием.
  - Не знаю, - ответил Крис. - Помню только, что он долго нажимал на кнопки.
  - Откуда он знал про склад? - продолжила допрос Челчак.
  - А он и не знал, - вступила в разговор Маша. - Эту дыру нашла я. Пошла в кустики и увидела ее.
  - Может, хватит пытать людей? - Шекшен попытался унять женщин. - Сначала нужно обустроиться.
  - Не уймусь, пока не сниму и не разберу замок, - заявила Дина.
  - А я должна прямо сейчас все здесь осмотреть, - заупрямилась Челчак.
  
  

Глава 8

  
  Немедленно удовлетворить свои желания женщины не смогли. Дина столкнулась с нехваткой инструмента. Снять замок она бы смогла, но для ремонта электроники были нужны не только отвертки и гаечные ключи. Увы, ни лупы, ни паяльника, ни тестеров в хозяйстве Криса не нашлось.
  Чтобы осмотреть помещения, требовалось их освободить. В комнатах и коридорах не только стояли стеллажи, но и лежала всевозможная утварь, которую обитатели подземного склада принесли из города за десять лет. Челчак порывалась вынести наружу "хлам", бесполезный с ее точки зрения. Дина просила Криса проводить ее в город, чтобы поискать необходимые приспособления.
  Шекшен встал непреодолимой преградой, напомнив об инфракрасных датчиках на гравилетах. Попав в безопасное подземелье, женщины на время позабыли о том, что их ищут, и о том, что ночью листва хуже защищает от приборов обнаружения.
  Дина все-таки пошла снимать неисправный замок. Все остальные занялись обустройством. Ночью люди обычно спят, а места для шестерых в маленькой караулке явно не хватало. Не тесниться же всем в комнате, где стояла кровать Маши и Криса? Да и зачем нужны неудобства, когда рядом столько помещений, которые нужно только освободить от хранящегося в них обмундирования?
  
  Шекшен, Маша и Крис выносили из довольно большой комнаты коробки с одеждой и раскладывали их в широком коридоре. Челчак, взяв в сопровождающие Игоря, отправилась бродить по подземному убежищу.
  Длинный проход, по обе стороны - двери, за которыми находились комнаты разного размера - планировка немудреная. Если честно, Игорь не понимал, что тут можно найти необычного.
  - Это не склад, - через некоторое время сказала Челчак. - Помещения маленькие, двери узкие. Да и зачем вообще нужны двери?
  Они зашли в помещение. Аккуратно уложенные коробки с обувью заполняли не все пространство, не доходя на полметра до потолка. В центре комнаты оставался свободный пятачок, позволивший мужчине с женщиной встать и осмотреться.
  - Разве это склад? - повторила Челчак. - На что похожа эта клетушка?
  - Кубрик для четверых, - не задумываясь, ответил Игорь.
  - Точно! С одной стороны коридора тут только такие же небольшие комнаты, а напротив помещения побольше.
  - Туалет, душевая, кухня, столовая, зал для предполетного инструктажа, - вспомнив училище и космическую базу, продолжил Игорь.
  - Думаю, убежище предназначалось для людей. Только что они тут делали?
  
  Игорь опять вспомнил службу. По сигналу они выскакивали из кубриков и неслись на построение. А куда бежали солдаты, жившие здесь?
  Почему-то он решил, что здесь располагались военные. Да и зачем мирным людям прятаться под землю?
  Конечно, здесь большой коридор, и построиться можно в нем. А потом? Широкий проем на противоположной стене коридора - только он позволял быстро пройти десяткам людей, не толкаясь.
  Челчак пришла к такому же выводу.
  - Искать будем здесь, - сказала она.
  Помещение за проемом оказалось забитым до отказа. Коробки, сложенные просто так, сменились стеллажами, заполненными упаковками до самого потолка. Продвинулись они намного меньше, чем хотелось бы.
  - Полночь, - сказал подошедший Шекшен. - Ужинаем, приводим себя в порядок и - спать!
  Большую комнату рядом с жилищем Криса и Маши тоже не освободили до конца. Там же и спали. Перегородка из коробок делила помещение на две части. Преграда не доходила до потолка и совсем не задерживала звуки. Постель, которую Дина соорудила из военной формы, оказалась жесткой. В подземелье стояла непривычная прохлада - если бы не одеяло и горячее тело Дины, Игорь наверняка бы замерз. Зато они лежали на чистом белье и впервые за много дней не опасались зверей.
  
  - Нам лучше не покидать убежище хотя бы неделю, - решил было Шекшен утром.
  - Спать в холоде с одной подушкой на двоих? - возразила Челчак.
  - И есть пустую кашу, - добавила Маша.
  - А мне нужны инструменты, - сказала Дина.
  Список необходимых вещей, составленный женщинами, оказался весьма длинным.
  - Холодильник, стиральная машина, - прочитал вслух Шекшен. - Вы все собрались в город?
  - Ты не сможешь подобрать мне белье, - парировала Челчак. - Обязательно ошибешься с размером.
  Список все-таки сократили, да и в поход отправились не все - Челчак и Маша остались в подземелье.
  - Идем парами, на открытые места не выходим, разговариваем только шепотом, - предупредил Шекшен.
  
  Крис и Игорь шли впереди. Поляны не встречались. Крис молчал и уверенно выбирал дорогу, обходя густые заросли.
  Просвет возник неожиданно. Нет, кусты и невысокие деревья не закончились, но росли они уже гораздо реже. Зелень изрядно заполонила город, трава отвоевывала тротуары, деревца торчали на проезжей части, взломав дорожное покрытие. Ярко светило солнце, ничто не нарушало тишину.
  В небе висел гравилет, а от него разлетались маленькие аппараты.
  - Дроны, - прошептал Игорь. - О них мы не подумали. Ложимся и потихоньку отползаем!
  Они медленно удалялись от города. Время шло, но товарищи не появлялись.
  - Можете встать, - наконец послышался знакомый голос. - В этой чаще нас не заметят.
  Шекшен говорил тихо, почти шептал. Однако к известию о гравилете и маленьких аппаратах он отнесся без испуга.
  - От дронов спрятаться непросто, - сказал он. - Но не думаю, что гнорки будут прочесывать лес. Наверно, они заметили в городе какое-нибудь движение и решили там все осмотреть. Нам нужно просто подождать.
  
  Лежать в тени деревьев в жаркий день - не такое уж и плохое занятие. Только Игорь всматривался в листву, опасаясь крошечных гравилетов. Если их обнаружат, скрыться не удастся. А если гнорки вообще не улетят сегодня? Или улетят, но слишком поздно, и людям придется идти в темноте? Шекшен говорил, что остывшая листва хуже защищает от инфракрасных датчиков.
  Они не взяли ни парализаторов, ни разрядников, ведь их излучение легко обнаруживается. Однако ночью звери как раз охотятся и могут напасть на них. Чем тогда защищаться?
  Все оказалось не так плохо. Лежали они недолго. Шекшен сходил на разведку и сообщил, что гнорки улетели. Крис оказался замечательным проводником, и команда быстро нашла все необходимое.
  Конечно, приходилось красться под деревьями и проползать между кустами или вплотную к ним. Однако они побывали и в мастерской по ремонту приборов, и в гостинице, и в магазине, где когда-то продавали инструменты. Там-то Игорь и присмотрел себе оружие.
  Сохранившаяся пластиковая этикетка утверждала, что это вилы. Да и Шекшен сказал, что это инструмент для тех, кто хочет работать на земле собственными руками. На взгляд Игоря, орудие с четырьмя острыми стальными стержнями и деревянной рукояткой больше подходило для убийства.
  На обратном пути, когда до подземного убежища оставалось совсем немного, он вонзил вилы в шею оленя, вышедшего из-за деревьев. Безрогое животное, по всей вероятности, никогда не видело людей и совсем не испугалось их. Поэтому Игорь подошел к нему вплотную и нанес смертельный удар.
  - Молодая самка, - определил Шекшен. - Теперь у нас есть мясо.
  
  Челчак очень хотела освободить хотя бы одно из двух помещений, заинтересовавших ее вчера. Тем более, часть коробок уже вынесли из обеих комнат. Вынести остальные упаковки, разобрать и вытащить стеллажи, осмотреть и простучать стены, пол и потолок - казалось бы, ничего сложного в этом нет. Однако на все нужно время, и есть другие совсем необходимые дела.
  В комнате Маши и Криса стоит электрический обогреватель, поэтому там и тепло. Чтобы обогреть большую комнату, которую они частично освободили, нужно несколько таких приборов. А где их взять?
  Маша и Челчак вынесли все из двух небольших комнат, бывших, по мнению Игоря, кубриками на четверых. Каждой паре хотелось спать отдельно, да и обогреть маленькое помещение намного легче.
  Остальное время ушло на сбор плодов и орехов. Как объяснила Маша, здесь заканчивался сухой сезон, и как раз пришла пора собирать урожай. Уходя от гнорков, беглецы улетели на приличное расстояние, и попали в место с другим климатом. Здесь несколько месяцев засухи сменялись периодом дождей.
  - Набрать бы травы на постель, - вздохнула Челчак. - А то после этой ночи у меня бока болят.
  Действительно, новое обмундирование, разложенное на полу пусть и толстым слоем - не самая лучшая постель.
  - Надо разрезать одежду на мелкие кусочки и сделать из них матрасы, - предложила Маша.
  Совет показался дельным, но последовать ему Челчак не успела: пришли товарищи, ходившие в город.
  
  На следующий день наружу вышли только Крис и Шекшен, чтобы выбросить кости, оставшиеся от вчерашней добычи. Емкости, заполненные засоленным мясом, обещали сытую жизнь в ближайшем будущем.
  - Сидим и не высовываемся, - сказал Шекшен. - В ближайшие дни нас будут искать особенно активно.
  Когда идет война, обычно главенствуют мужчины. В мирное время все не так однозначно. Считается, что обустройство постели - дело женское, но именно этим выпало заниматься Игорю. Впрочем, чувствовал себя он просто замечательно. Тишина, покой, в небольшой комнате светло и тепло. А главное, не нужно оглядываться по сторонам, опасаясь нападения хищника. Да и гравилет гнорков сюда не приземлится.
  Если быть точным, занятие у него не совсем женское. Прежде чем сделать постель, надо изготовить кровать. Как известно, теплый воздух поднимается вверх, и пол в комнате довольно холодный, несмотря на работающий обогреватель. Поэтому поднять ложе повыше - насущное дело.
  Справиться с этим не составило труда. Разборных пластиковых стеллажей освободилось немало, а сделать из них кровать проще простого. Укоротить стойки, поставить две получившиеся подставки метровой ширины рядом и связать полосами ткани - вот и все. Пластиковый настил тоже со стеллажей, к тому же, Игорь положил его в два слоя.
  Он даже попрыгал на готовой кровати и убедился в ее прочности.
  Стол получился тоже прочным, хоть и не очень красивым. Вместо стульев подошли коробки с обмундированием. Пустые упаковки, сделанные из тонкого пластика, неизбежно смялись бы под весом человека. Заполненные сложенными комбинезонами, они сохраняли форму.
  Сделать ложе мягким - дело долгое, однообразное и поэтому утомительное. Дина попросила нарезать из комбинезонов много узких полосок, пообещав остальное сделать сама. Увы, материал, из которого пошито обмундирование, весьма прочен, и его невозможно разорвать руками. Игорь отрезал ножницами застежки, воротник и прочие жесткие части одежды, а потом работал ножом. Увы, куча из обрезков росла слишком медленно.
  
  Пришедшая Дина одобрила его труды. Однако дальше поцелуя дело не пошло, хоть Игорь и жаждал продолжения. Возлюбленная принесла замок от входной двери, и он интересовал ее больше, чем возможный секс.
  Мужчина вернулся к заготовке наполнителя для матраса. Правда, это занятие казалось уже намного приятнее, чем раньше. Когда рядом любимый человек, даже самые нудные дела в радость.
  - Странно, - сказала Дина, изучавшая разобранный замок. - Кто-то его намеренно испортил. Кажется, дедушка Криса открыл замок, просто набрав нужный код - чип-ключ уже не требовался. Интересно, кому и зачем это понадобилось?
  - Уходивший последним решил, что ему стоит вернуться, - предположил Игорь. - Наверно, ключи ему пришлось сдать начальству, зато код он запомнил.
  - Не знаю, есть ли в этом подземелье что-то ценное, - через некоторое время заметила Дина. - Но с замком возился не специалист. Влез в механизм открывания, а когда замок открылся, замкнули поврежденные проводки. Поэтому последние десять лет дверь не запирали.
  Дина извлекла из устройства маленькую пластинку с контактами и микросхемами, долго разглядывала ее в лупу, потом задумалась. Она что-то еле слышно шептала, но Игорь не разобрал ни слова. Женщина взяла лист бумаги, карандаш и принялась писать, время от времени поднимая глаза к потолку. Выглядело это довольно смешно, и мужчина улыбался.
  - Любопытно, - наконец нарушила молчание Дина. - Здесь восьмизначный цифровой код. Чтобы перебрать все возможные комбинации, понадобится лет десять, а дедушка Криса управился за пару часов.
  Игорь взглянул на цифры, написанные на бумаге:
  - Очень похоже на число, месяц и год. Дедушка был историком и знал уйму дат разных событий. Наверно, он стал их набирать на замке и угадал.
  - Повезло, - отозвалась Дина.
  Она вооружилась паяльником и вновь занялась работой.
  Замок в итоге вновь установили на дверь. Теперь, чтобы его открыть, требовалось всего лишь одновременно нажать на единичку и нолик. Код простой, но непосильный для зверя, а именно это и требовалось. Деревянная подпорка, которой раньше заклинивали дверь, стала не нужна.
  
  Маша гремела кастрюлями в маленькой кухне, Шекшен и Челчак вытаскивали одежду и обувь из соседнего помещения, Крис умудрялся помогать всем.
  Коробки закончились - комната освободилась. Челчак вооружилась молотком и принялась стучать по стене. Уже через несколько секунд она обнаружила пустоту, и подземелье огласил торжествующий вопль.
  - Я нашла! Я знала! - кричала Челчак.
  Причиной восторга обычно спокойной женщины оказалась горизонтальная ниша, шедшая на уровне пояса. Закрывал пустоту тонкий слой пластика, который лопался от ударов молотка. В длинном углублении располагалась труба - водопровод.
  - Здесь была душевая, - сделал вывод Шекшен. - Трубы, что были снаружи, убрали, нишу закрыли, а сверху напылили слой отделочного пластика. Зачем?
  - Из стены идет труба, и мы теперь знаем, что там есть помещение, - ответила Челчак. - Нам нужно туда.
  В полу под тонким слоем пластика обнаружились сливные отверстия - канализация.
  
  Еще более интересное открытие ждало их в комнате с широким входом. Игорь и Челчак начали освобождать это помещение, но продвинулись совсем немного. У пятерых работа пошла быстрее.
  - Здесь тоже напылили новый слой, - заметила Челчак.
  Под отделочным пластиком в дальней от широкого проема стене имелась такая же дверь, как и на входе в подземелье. На замке горел красный огонек - электричество было подведено и сюда.
  - Может, здесь такой же код? - предположила Дина.
  Увы, набранные цифры ничего не поменяли - дверь осталась закрытой.
  
  

Глава 9

  
  - Думаю, нам лучше зайти через черный ход, - сказала Челчак. - Дина, ты принесла разрушитель?
  - Да. И перфоратор, и машинку для резки металла.
  Игорь вспомнил тяжелый рюкзак, который он нес из города. Хорошо, что в нем лежала еще и подушка, иначе на его спине наверняка остались бы синяки от массивного электроинструмента. На взгляд мужчины, разрушитель и перфоратор почти не отличались друг от друга. Если честно, он только видел работу перфоратора, а сам не держал в руках ни одно из устройств.
  Челчак задумчиво рассмотрела небольшие механизмы, потом взяла в руки один из них.
  - Разрушитель, - сказала она. - А где инструкция?
  - Осталась в коробке, - безмятежно ответила Дина.
  - Где коробки?
  - Я их выбросила. А ты не умеешь им пользоваться?
  - У меня только теоретические познания, - смутившись, сказала Челчак. - Импульсный разрушитель предназначен для обработки неоднородных материалов, имеющих ограниченную электропроводность. Принцип действия тот же, что и импульсного разрядника. Не подходит для металлов и пластика.
  
  - Что тут сложного? - Шекшен взял инструмент у возлюбленной. - Рукоятка, раструб, индикатор заряда, пусковая кнопка. Направляешь раструб на стену и нажимаешь кнопку.
  Слова не разошлись с делом. Послышался шелест - разрушитель работал. Однако стена осталась невредимой.
  - Тебе же сказали, что он пластик не берет, - Дина прокомментировала неудачу товарища.
  Челчак, работая молотком, наметила на стене метровый круг и сколола с него слой отделочного пластика, добравшись до бетона. Шекшен повторил попытку. Кажется, в воздухе прибавилось пыли, но стена осталась в прежнем виде.
  - Сухой бетон не проводит электричество, - догадался Игорь. - Его надо намочить.
  Крис быстро принес ведро с водой и тряпку - дело сдвинулось с мертвой точки. Разрушитель включили, и вниз посыпался мелкий песок, а стена вновь стала сухой. Они углубились на миллиметр, но осколки пластика, лежавшие на полу, изрядно припорошило мелкими частицами бетона.
  Мочили стену, ждали, включали разрушитель, перфоратором выдалбливали камни, не поддававшиеся излучению. Когда добрались до стальной арматуры, в ход пошла машинка с абразивным диском.
  
  Работали по очереди. В свободное время каждый занимался тем, чем хотел. Дина обнаружила, что Крис натаскал из города целую коробку электронных носителей и несколько компьютеров. К одному из них женщине удалось подключить блок информации, который она выдрала из гравилета. Обозначения объектов гнорков и маршруты грузовиков она совместила с картами, составленными людьми.
  - Только два освоенных района, - поделилась результатами Дина. - По одному мы бродили, другой в трех тысячах километров. Наверно, там тоже космодром.
  - Оба места расположены на экваторе, - вгляделся в экран Шекшен. - Думаю, дело в климате. Другие районы не годятся для выращивания колючих плодов.
  - Интересно, чьи корабли садятся в другом районе? - поинтересовалась Дина. - Не делают ли там таблетки из гнорков?
  Вопрос остался без ответа. Только Крис, присутствовавший при разговоре, тяжело вздохнул. Странно было видеть таким грустным молодого мужчину. Обычно Крис улыбался широко и искренне.
  Доброжелательный хозяин подземелья быстро пришелся по душе беглецам. Игорь сначала считал его недалеким, однако вскоре понял, что Криса интересуют совсем другие вещи. Собрать огромную электронную библиотеку, изучить все растения в округе, узнать повадки зверей, выяснить съедобность насекомых и их личинок - житель подземного склада занимался этим планомерно и неутомимо.
  Сейчас беглецы пользовались запасами, созданными Крисом. Он принес из города крупы и соль, сахар и приправы. Мылись они мылом, стирали белье с порошком, ели сушеные фрукты, грызли орехи - и эта добыча прошла через руки хозяина.
  И пусть в подземелье не оказалось необходимого инструмента, а склад никто не исследовал - молодая пара просто не видела в этом смысла. Увы, за десять лет Крис и Маша забыли об убийствах и жестокости. Рассказы о рабском труде и уничтожении пленников они восприняли тяжело.
  
  Лаз в стене полутораметровой толщины пробивали двое суток. Пол в заглубленном помещении, в которое они так стремились, оказался метра на три ниже. Пришлось сделать некое подобие лесенки из стоек стеллажей, просто связав вместе два пластиковых стержня с выступами.
  Игорь опустился в темноту, разгоняемую лучом небольшого фонарика, и пересек помещение, особо не интересуясь стоявшим там оборудованием. Осталось подняться по ступенькам и распахнуть незапертую дверь.
  Яркий свет остановил его и заставил зажмуриться. Когда глаза привыкли к изменениям, Игорь увидел летательный аппарат. Большой штурмовик, предназначенный для ведения боевых действий в атмосфере, стоял перед ним.
  Подошел Шекшен. Два пилота стояли и смотрели на строгие линии летающей крепости - сложной машины, предназначенной для того, чтобы разрушать и убивать. Вскоре к мужчинам присоединились все остальные.
  Оцепенение прошло, и они отправились бродить по подземному аэродрому. Небольшая высота, множество опор, поддерживавших свод рукотворной пещеры - они не сразу смогли оценить ее размеры. Однако походив по вновь открытому подземелью, люди поняли, что оно огромно.
  - Эскадрилья тяжелых атмосферных штурмовиков, шестнадцать машин, - подвел итог Шекшен. - Склад боеприпасов, ремзона с запасом комплектующих, центр управления полетами - можно воевать.
  
  Еще больше удивил осмотр арсенала, в котором хранились ракеты и снаряды.
  - Здесь ракеты с ядерными боеголовками, - доложила Челчак. - Их уже тысячу лет не применяют на планетах.
  - Почему? - спросила Маша.
  - После них остается радиоактивная пустыня - не получается никакой выгоды. Лучше уничтожить людей парализующим излучением и воспользоваться результатами их труда.
  - Нескольких таких ракет хватит, чтобы уничтожить все поля гнорков в обоих районах, - догадалась Дина. - А потом они улетят отсюда, потому что на зараженной земле не смогут выращивать свои плоды.
  - Мы сможем прогнать гнорков?! - обрадовалась Маша.
  - Эти штурмовики смогут уничтожить всех живых, разрушить базы и космодромы, выжечь поля, - ответил Шекшен. - Увы, погибнут не только гнорки, но и люди. Да и всей планете будет нанесен огромный ущерб.
  - Я бы все-таки ударила, - неожиданно жестко сказала Дина. - Люди все равно погибнут, а гнорков не жалко.
  - Они убивали людей - пусть теперь сдохнут сами! - Маша поддержала новую подругу.
  Кровожадность милых женщин удивила Игоря, но он просто стоял и слушал.
  - Корабли могут действовать в автоматическом режиме, - начал рассуждать Шекшен. - Мы сможем запрограммировать войну через месяц, а сами за это время уйдем подальше и не пострадаем. Только что нам это даст? Мы останемся на дикой планете, зараженной после ядерных взрывов. А гнорки могут начать охотиться на нас с орбиты.
  - Зато они уйдут отсюда, - Дина осталась при своем мнении.
  - И сдохнут! - добавила Маша.
  - Какое нам дело до людей и гнорков? - спросила Челчак. - Нас обманули и те, и другие. Не лучше ли при помощи этих штурмовиков захватить звездолет и улететь к эркам?
  - Я не хочу никого убивать, - просто сказал Крис.
  
  Мнения разделились. Маша и Дина настаивали на войне. Шекшен и Челчак мечтали покинуть планету и улететь подальше и от людей, и от гнорков. Крис не хотел ничего менять и выступал против убийств.
  - А ты, Игорь, как считаешь? - спросила Челчак.
  Все замолчали. Они были командой и хотели прийти к единому мнению. Слова маленького мужчины могли определить путь всех присутствующих.
  Игорь молчал. Молчал и думал. В отличие от всех остальных, он был преступником, убившим генерала. Кто будет решать их судьбу, когда они прилетят к эркам? Наверно, такие же генералы. Его могут разлучить с Диной или вообще отправить на каторгу.
  Каждый боевой пилот понимает, что оружие его корабля несет смерть людям. Однако одно дело - убивать в бою, рискуя своей жизнью, а другое - обречь на смерть тысячи разумных существ. И пусть гнорки - враги, но они тоже хотят жить.
  - Я не хочу никого убивать, - Игорь повторил слова Криса.
  
  План сложился, на первый взгляд, простой: поднять эскадрилью в воздух, выйти на связь с гнорками и потребовать у них звездолет без экипажа, но готовый к полету. Впрочем, последнее требование было формальностью, ведь космические корабли, если они исправны, всегда готовы к старту. Все согласились лететь к эркам. Последней сдалась Дина, которая соглашалась, но хотела, чтобы после взлета корабля штурмовики ударили по космодромам и полям. Все-таки решили обойтись без войны.
  Дальше началась долгая и тяжелая работа. Расконсервировать шестнадцать тяжелых штурмовиков - непростая задача. Установить контроль над компьютером каждой машины, зарядить накопители, протестировать, установить вооружение, внести изменения в программы - дел много. А ведь нужно еще открыть ворота, чтобы корабли могли взлететь. А для этого нужно подчинить себе центр управления полетами.
  Без Дины они ничего бы не сделали. Вот как обойти пароли, стоявшие на всех компьютерах?
  - Главное - это механизмы, - сказала Дина. - Я знаю, как они работают. А компьютеры можно заменить или переделать.
  Вместо одной аппаратуры ставилась другая. Дина забиралась внутрь электронных приборов, меняла детали, возвращала их на место, и в итоге все подчинялось большой женщине. Игорь не вникал в тонкости хитрых манипуляций возлюбленной и просто выполнял ее указания. Так же вели себя и остальные.
  Время шло, у них уже закончилось мясо, да и других продуктов осталось немного. Однако рисковать не хотел никто, и дверь, которая вела наружу, не открылась ни разу.
  
  Решающий момент приближался. Ранним утром открылись большие ворота, и шестнадцать боевых гравилетов выбрались из них. Одним штурмовиком управлял Игорь, в креслах второго пилота и стрелка сидели Крис и Маша. Они наотрез отказались разлучаться, поэтому расстаться пришлось Игорю и Дине. Еще один корабль пилотировал Шекшен. Остальные четырнадцать машин летели в автоматическом режиме, и их передвижение контролировали Дина и Челчак.
  Когда они скрывались от гнорков, Игорю казалось, что полет длился бесконечно долго. В этот раз они быстро окружили космодром.
  Частоту, на которой гнорки вели переговоры, узнали из трофейного блока памяти. Впрочем, разговаривать предстояло Шекшену. Всем остальным оставалось только слушать.
  Гнорки отозвались быстро.
  - Командующий Голло, - прозвучал в наушниках хриплый голос. - Кто вы, и что вам нужно?
  - У нас ракеты с ядерными боеголовками, - спокойно ответил Шекшен. - Часть машин на автомате. А нужен нам только звездолет без экипажа. Срок - пятнадцать минут. Через это время корабль должен стоять где-нибудь в поле, иначе мы начнем атаку.
  - Что потом?
  - Мы уйдем в прыжок, а штурмовики просто приземлятся. Вы сможете их забрать.
  - Вы будете уходить в прыжок прямо с поверхности? - слегка удивился гнорк. - После этого в десяти километрах вокруг останется только пыль.
  - Вот и поставьте корабль в пятнадцати километрах от космодрома, - ответил Шекшен. - Кроме звездолета можете поднять только один гравилет для эвакуации экипажа. Предупреждаю: штурмовики запрограммированы на уничтожение обоих космодромов. Настройки мы изменим непосредственно перед стартом звездолета - так что не советую нас обманывать.
  - Какие гарантии с вашей стороны? - поинтересовался гнорк.
  - Никаких. Только мое честное слово. У вас осталось двенадцать минут. Связываться с орбитой тоже не рекомендую: в случае атаки на нас, мы успеем разнести здесь все. Не забудьте сказать пилотам, чтобы сняли все пароли.
  Звездолет поднялся через две минуты и приземлился на отдаленном поле. Голло не прельщали лавры самоубийцы. Возможно, его ждало взыскание или разжалование, но он разумно выбрал меньшее из двух зол. Впрочем, звездолет принадлежал людям, и он мог "не выйти из прыжка", а штурмовики выглядели неплохой компенсацией за отданный корабль.
  
  Штатный экипаж транспортника - два пилота, поэтому и противоперегрузочных кресел в рубке было только два. Остальные четверо заняли места в пассажирском отсеке.
  Игорь проверил, как устроились Челчак, Крис и Маша, сел в кресло сам.
  Перегрузки при входе в прыжок с поверхности планеты весьма серьезные, но военный пилот привычен ко всему - мужчина не боялся, в отличие от остальных. Впрочем, даже у Игоря потемнело в глазах. Правда, длилось это лишь несколько секунд.
  - Можно вставать, - сказал Игорь товарищам. - В прыжке нас не достанут.
  
  Поскольку Шекшен командовал на земле, капитаном корабля стал тоже он.
  Капитан должен командовать. Правда, он еще может информировать подчненных.
  - Прыжок заложил длительный, прямо в дальний рукав, - сообщил Шекшен. - Через пару месяцев будем у эрков. Экипажу проверить наличие воды и пищи на корабле.
  Выполнять распоряжение пришлось Игорю и Дине, потому что остальные пока слабо ориентировались на звездолете. Игорь обходил корабль и попутно все объяснял Крису и Маше, которые следовали за ним по пятам.
  
  Капитан выслушал доклад, не изменившись в лице, ведь Шекшен и раньше умел оставаться невозмутимым в любой ситуации.
  - Полет продлится два месяца, прервать его мы не можем, - сказал командир. - Воды много, но баки с питательной жидкостью пусты, а на камбузе двухнедельный рацион на двоих. Что мы будем кушать?
  - Пассажирский отсек забит пищевыми таблетками, мужскими и женскими, - глядя себе под ноги, сообщил Игорь.
  Дина улыбалась возлюбленному.
  Челчак, прищурившись, смотрела на Шекшена.
  Маша и Крис, не понимая, таращились друг на друга и на всех остальных.
  Полет обещал быть насыщенным.
  
  
Конец

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"