Пронин Юрий: другие произведения.

Требуются ангелы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не слишком серьезный взгляд на жизнь после смерти.

  

Требуются ангелы

  

Глава 1

  Александр Сергеевич Муравьев погиб в мирное время. Взрыв на нефтеперерабатывающем заводе унес жизни двух человек. Умер Муравьев почти мгновенно. Обгоревшее тело осталось лежать на земле, а бесплотная душа отправилась в небеса.
  Каждый зрячий человек видит не только окружающее, но и какую-то часть себя. Собственная рука или нога нередко попадают в поле зрения, а некоторые индивидуумы умудряются постоянно наблюдать собственный нос, не прибегая к помощи зеркала.
  Александр Сергеевич себя не видел и не чувствовал, однако окружающее воспринимал. Собственно, разглядывать было почти что нечего: видел он только солнце вверху да облака под собою. Бесплотная душа Муравьева медленно поднималась, не прилагая никаких усилий и не пытаясь изменить траекторию собственного движения.
  Синее свечение, видневшееся неподалеку, заинтересовало существо, которое продолжало считать себя Александром Сергеевичем Муравьевым. Любопытство подвигло его на некоторые эксперименты, и Муравьев понял, что он может управлять собственным перемещением в пространстве.
  Источник света оказался рекламой. "Требуются ангелы" - возвещала надпись, висевшая в пространстве. Большие буквы переливались и лохматились язычками синего пламени, но не объясняли, куда надо отправиться тем, кто желает обрести белые крылья.
  
  - Ну, что, Пушкин, явился? - услышал Александр Сергеевич.
  Пушкиным его звали в школе, и тот, кто так обратился к нему, видимо, знал Александра еще в детстве. Однако обращалось к Муравьеву какое-то темное облачко, не имевшее отличительных признаков. Логично было предположить, что и сам Александр Сергеевич выглядит примерно так же. Говорящий же как-то его узнал.
  - Будешь работать, Саша? - вновь услышал Муравьев и понял, что облачко никакой не собеседник, а собеседница.
  Впрочем, бывшего мужчину обеспокоило не это мелкое открытие, а то, что его и после смерти пытаются трудоустроить. Времени прошло всего чуть-чуть, а его уже вербовщица встретила.
  - Способным я тебя никогда не считала, - продолжила бесплотная женщина. - Но ты всегда был мальчиком трудолюбивым.
  Знакомые нотки в голосе собеседницы унесли мысли Муравьева в довольно далекое прошлое.
  - Татьяна Ивановна? - предположил он.
  - Молодец, Муравьев! Быстро осваиваешься, - похвалила его бесплотная душа, принадлежавшая когда-то учительнице русского языка и литературы.
  - Так вас пятнадцать лет назад похоронили! - сориентировался Александр. - Вы почему не в раю?
  - Успею еще. Здесь, Саша, спешить не стоит. Так пойдешь работать?
  
  Смерть настигла Муравьева в сорокалетнем возрасте, и бесплотный мужчина прекрасно понимал, что соглашаться на работу сразу нельзя. Разумные люди сначала интересуются условиями: заработной платой, льготами, графиком. Впрочем, особых иллюзий Александр не питал: на хорошую работу зазывать не станут.
  - А что за работа? - спросил Муравьев.
  - Ангелом-хранителем, - ответила Татьяна Ивановна. - Работа не хуже и не лучше других. А условия здесь везде одинаковые: ненормируемый рабочий день, ежегодный отпуск - ровно месяц. Профсоюз тут всех под одну гребенку стрижет.
  Упоминание о профсоюзе успокоило, а перспектива отпуска заинтересовала.
  - И где здесь трудящиеся отдыхают? - полюбопытствовал Александр.
  - В райских кущах.
  В голосе бывшей учительницы послышалось смущение, воодушевившее Муравьева. Татьяна Ивановна чего-то стесняется - значит, это безусловно заслуживает внимания.
  - А другие варианты?
  - Адский бордель, - мечтательно ответила вербовщица.
  Муравьев понял, что существование в этих краях не лишено разнообразия. А раз так, то и работа здесь, возможно, имеется другая.
  - Я подумаю, Татьяна Ивановна, - сказал Александр. - Сначала осмотреться надо.
  - Хорошо, - нисколько не огорчилась бесплотная женщина. - Полетай пока неприкаянным.
  
  На взгляд Муравьева, следующая реклама отличалась от предыдущей только цветом. "Требуются искусители" - оповещала красная надпись. Огненные буквы так же висели в воздухе, и вербовщик подлетел сразу же.
  - Прикольное занятие! Сам три года работал, - горячо убеждал бесплотный мужик. - Прикинь, уговорил доцента студентку поиметь, а у нее папаша - полковник полиции. Восемь лет мужику впаяли!
  Зазывала попытался рассказать еще одну историю, но Муравьев вновь вежливо отказался.
  Если честно, он с детства любил подшутить над ближними. Александр до сих пор в деталях помнил, как с замиранием сердца подкладывал кнопки на учительский стул. Татьяна Ивановна тогда была невнимательна и не посмотрела на сиденье. Дело было зимой, под толстым платьем учительницы скрывалось не менее толстое белье, и острые кончики не добрались до внушительных ягодиц учительницы. Зато когда Татьяна Ивановна встала и принялась ходить между партами, весь класс давился смехом, наблюдая за блестящими кнопками на ее попе.
  Став взрослым, Муравьев не разлюбил розыгрышей, но портить жизнь людям он не хотел. Да и не приносили ему удовольствия чужие беды.
  Отказ потенциального работника не огорчил вербовщика.
  - Наверно, в ангелы пойдешь, - предположил вредный бесплотный мужик. - Через год-другой все равно к нам вернешься.
  Сказал он это настолько уверенно, что Александр ему поверил, но все-таки полетел обратно к синей надписи. Безделья Муравьев не любил, искушать людей не хотелось - вот и решил он пока поработать ангелом и осмотреться в жизни после смерти.
  
  Любое новое занятие сначала кажется сложным или должно таковым казаться. Попробуй, убереги подопечного, если у тебя возможностей совсем чуть-чуть. Ведь ангел-хранитель только и может, что нашептывать человеку на ухо. К тому же, все эти подсказки охраняемый принимает за собственные мысли. А люди думают много и обо всем, нередко забывая важные выводы и считая судьбоносными всевозможные глупости.
  Были в новой службе и положительные моменты. Неудобств, вроде прекрасного облика и белых крыльев, Муравьеву не навязали - он остался бесплотным облачком, которое люди совершенно не замечали. Александр теперь не хотел ни есть, ни пить, ни спать и не чувствовал усталости.
  
  Первый подопечный хлопот не доставил. Константин, мужчина лет тридцати пяти, днями и ночами сидел за компьютером, ходил по магазинам, отвозил дочь в школу обычную и в школу музыкальную да вечерами бегал в близлежащем парке. Ездил Константин, строго соблюдая правила, через дорогу переходил только на зеленый свет.
  Муравьев изучал подопечного и заодно знакомился со своими новыми способностями. На самом деле, ангел-хранитель умел многое, а вымышленные белокрылые летуны ему и в подметки не годились. Передвигаться со скоростью реактивного самолета, мгновенно останавливаясь и быстро разгоняясь; проникать в помещение через замочную скважину или совсем незаметную щелку, видеть сквозь стены - возможности впечатляли.
  
  Вечером, когда дочь уснула, а Константин с супругой спать не собирались, хоть и улеглись в постель, Муравьев познакомился с коллегой.
  Александр Сергеевич неплохо знал, что происходит в супружеских постелях. Он уже подумывал скромно удалиться, но не успел.
  - Этот мужчина - такой затейник! Надо посмотреть - авось, пригодится.
  Голос принадлежал бесплотной женщине. А зачем такому существу познания о сексе?
  - Новенький? Совсем отсталый! Нам же в отпуске тела дают!
  Дама-облачко оказалась коллегой по имени Матрена. В квартиру она заскочила проведать своих подопечных - жену и дочь Константина.
  Удаляться Муравьев раздумал: хотелось пообщаться с более опытной сотрудницей. Однако спокойно поговорить не удалось. В супружескую спальню проскользнул еще одно облачко и зависло рядом с головой Константина.
  - Эй, вредитель! Извращения шепчешь? - возмутилась Матрена. - Лети отсюда! Здесь народ передовой опыт перенимает.
  - Шиш тебе! - ответило облачко мужским голосом. - Не выгонишь ты меня!
  - Сейчас женщине нашепчу, что у нее голова болит - останешься ни с чем.
  Угроза Матрены подействовала и искуситель начал торг:
  - Один раз - по-моему, потом один раз - по-вашему.
  - Сначала - по-нашему, потом - по-твоему.
  На том и порешили. Поскольку Муравьев стал свидетелем договора, удалиться он уже не мог и продолжил наблюдение.
  
  Увлеченный процессом, он не заметил, что искуситель медленно приближается к голове Константина. Матрена злобно зашипела, но опоздала. Изысканный секс сменился грубым нетрадиционным соитием, а бесплотный вредитель радостно захихикал.
  Жена Константина осталась невозмутимой и продолжила честно исполнять супружеские обязанности, а Матрена не предпринимала ничего, оставаясь неподвижной.
  У участников постельной баталии наступила временная передышка, сопряженная с поочередным посещением ванной комнаты.
  - Теперь моя очередь! - нагло заявил искуситель.
  Матрена тихонько сказала Александру:
  - Шепчи мужчине, что он жену любит и жалеет.
  Муравьев подлетел к Константину, лежащему в постели. Матрена отправилась в ванную к супруге.
  - А уговор? - обиделся бесплотный мужик.
  - Я с тобой ни о чем не договаривался! - отрезал Александр Сергеевич.
  Искуситель, поняв, что ему тут больше ничего не светит, упорхнул в открытую форточку.
  Вскоре за ним отправилась Матрена, сказав на прощание:
  - На связи! За моими приглядывай, а то у меня еще семь баб.
  Супруги мирно спали, а Муравьев размышлял. Судя по всему, за искусителем не уследил он, но с другой стороны, подопечный никакого вреда не потерпел. А ведь на первичном инструктаже Татьяна Ивановна говорила, что главное - жизнь и здоровье клиента.
  
  Следующий подопечный оказался беспокойным. Да и каким должен быть нормальный мальчуган семи лет от роду? Впрочем, поджигать порох в собственной квартире - перебор для человека любого возраста. Муравьев едва уберег клиента, который занялся глупым делом, несмотря на отсутствие искусителя. Правда, с этой ролью прекрасно справился дружок - такой же пацан, живший этажом ниже. Именно он принес порох со спичками и подбил хозяина на опасный эксперимент.
  Разумеется, Александр Сергеевич первым делом полетел к мамаше подопечного - благо, она пребывала в соседней комнате. Однако женщина, увлеченная телефонным разговором с подругой, оказалась недоступной. Муравьев старательно пытался передать ей информацию, но успеха не добился.
  Прямое воздействие на малолетних огнепоклонников тоже не принесло результата: мальчишки чувствовали опасность предприятия, но это только придавало им решимости.
  Понимая, что прямые запреты пролетают мимо, Муравьев посоветовал пацанам хотя бы сделать поменьше кучки поджигаемого пороха. Еще он порекомендовал набрать в рот воды для тушения пожара. Зачатки разумной осторожности у начинающих пироманов все-таки нашлись, и они послушали хранителя.
   Две кучки пороха синхронно вспыхнули, поджигатели от неожиданности открыли рты и зажмурили глаза. Вода залила огонь, пожара не случилось. Экспериментаторы отделались опаленными бровями, ресницами и чубчиками. Правда, приключение не осталось в тайне. Наказывали друзей без затей, но больно. Ангелы воспитательным мерам не препятствовали.
  
  Муравьев проанализировал случай и понял, что виной всему его собственная неопытность, а точнее то, что он пока не влился в команду ангелов-хранителей. Отлаженная система взаимовыручки оказалась недоступной. Александр Сергеевич не смог поговорить с ангелом мамаши подопечного, потому что не был знаком с этой хранительницей. По этой же причине он не позвал на помощь хранителя малолетнего гостя.
  Один ангел мог связаться с другим мгновенно и независимо от расстояния. Однако канал устанавливался только при личном знакомстве.
  Этот маленький недостаток окупался абсолютной памятью. Муравьев вскоре заметил, что он ничего не забывает.
  
  В общем, как и всюду, в новой службе имелись свои плюсы и минусы. Например, ни один ангел не мог прочитать мысли человека. Поэтому подопечного приходилось изучать, чтобы знать, что ему внушать в той или иной ситуации.
  В частности, любвеобильному Константину достаточно было напомнить о дочери, чтобы он прекратил ухаживать за очередной дамочкой. Увы, на первый взгляд положительный мужчина оказался жутким бабником.
  Собственно, моральный облик подопечного не должен заботить хранителя, однако общение с некоторыми особами противоположного пола порой угрожает жизни и здоровью мужчины.
  Персонально-территориальное распределение клиентов, мгновенная связь, взаимопомощь помогали в службе. К сожалению, текучка, нехватка ангелов и человеческая безалаберность не позволяли делать работу хорошо.
  
  Много хлопот доставляли искусители. Да, они были такими же душами, как и хранители, но выбрали другую работу и стали противниками. Нет, искусители напрямую не мешали ангелам и не пытались обязательно лишить человека жизни, но порой внушали людям довольно опасные мысли и желания.
  Перебежать дорогу в неположенном месте, стащить на производстве какую-нибудь мелочь, заняться сексом с соседкой - прегрешения, на первый взгляд, не смертельные. Однако автомобиль может покалечить, воровство порой приводит к лишению свободы, а мужья соседок нередко обладают обостренным чувством справедливости и внушительными кулаками. Понятно, что подобные неприятности чреваты смертью.
  Искусители обожали устраивать драки, уговаривали мужиков выпить лишние сто грамм, убеждали неопытных девушек, что случайно встреченный молодой человек - принц на белом коне. Потом души, избравшие зловредную работу, радовались разбитым физиономиям, потешались над отцами семейств, упавшими в двух шагах от дома, и хихикали над девицей, ставшей пациенткой венеролога.
  Вскоре Александр Сергеевич стал считать врагами всех искусителей, а его встречи с идейными противниками нередко заканчивались словесными баталиями. Увы, контакты другого рода были невозможными. Муравьев при жизни обладал внушительным телосложением и с удовольствием бы врезал по наглой морде зловредного мужичонки. Порой Александр мечтал, как своей большой ладонью бьет по заднице противную искусительницу. К сожалению, физическое воздействие оставалось недоступным.
  Муравьев даже не знал, что нашептывает человеку зловредный неприятель. Зато ругаться с искусителями он мог, не опасаясь быть услышанным людьми. Впрочем, враги тоже не могли подслушивать внушений Александра.
  К своему удивлению, Александр Сергеевич узнал, что почти все искусители были когда-то ангелами, а многие коллеги-хранители ранее работали на врага. Презирать таких сотрудников Муравьев не стал, но решил, что сам никогда не будет предателем.
  
  У Александра увеличивалось число подопечных, но все они жили по соседству. В этом заключалось персонально-территориальное распределение клиентов.
  Увы, некоторые из них работали довольно далеко от дома. Муравьев мог за пару минут пересечь весь немаленький город, но и десятки секунд - это много, если речь идет о жизни человека. Приходилось рассчитывать на помощь других ангелов
  Александр Сергеевич знакомился с коллегами, устанавливал каналы связи. Изучал окружение подопечного, пытался предугадать возможные опасности и вновь налаживал связь. Скоро Муравьев набрал максимум - десять подопечных и познакомился с несколькими тысячами коллег.
  Связь по включенному при личном знакомстве каналу устанавливалась мгновенно. А еще Александр научился узнавать других ангелов даже в полной темноте. Наверно, он больше чувствовал их, чем видел, но ни разу не ошибся.
  Распределяла клиентов Татьяна Ивановна. Как она успевала и новичков встречать, и ангелами командовать, Муравьев так и не понял.
  То ли учительница решила облегчить существование своему бывшему ученику, то ли проблемных людей в действительности мало, но подопечные не причиняли Муравьеву особых хлопот. Десять клиентов мужского пола в возрасте от трех до шестидесяти лет - это немало, но управляться с ними оказалось легко.
  У малыша имелись любящие и внимательные родители, старшему мужчине приходилось только напоминать, чтобы он следил за здоровьем. С Константином приходилось быть настороже, но и тут Муравьев успевал наводить справки об очередной пассии и отсечь ее, если она представляла опасность.
  
  

Глава 2

  
  Идиллия закончилась, когда один из подопечных Александра Сергеевича решил переехать в другой город. Вместо него Татьяна Ивановна подсунула Муравьеву нехорошего клиента, а точнее, клиентку. А если еще точнее, весьма симпатичную особу двадцати двух лет от роду.
  Что должна сделать девушка, если засиделась у подруги до полуночи? Вызвать такси. А если до дома недалеко? Идти по освещенным улицам.
  Бестолковая девица пошла через безлюдный парк.
  За новым клиентом надо следить в оба. Муравьев почти не отлучался от девушки, но поделать ничего не смог. Да, он попытался внушить ей, что идти через парк опасно, но все его усилия ушли в пустоту.
  Девица смело шагала по аллее и прозевала нападение. Два злоумышленника слаженно подскочили к ней с двух сторон и увели жертву в сумрак. Дальнейшие действия мужчин не оставили места сомнениям: клиентке предстояло пережить сексуальное насилие.
  Девушка честно, но безуспешно сопротивлялась, а Муравьев пытался сообразить, чем он может ей помочь. Увы, внушить что-либо мужчинам, которыми окончательно овладел инстинкт продолжения рода - задача нерешаемая. Ангел способен воздействовать только на разум человека, а у насильников умственные способности временно исчезают.
  
  Александр связался с Татьяной Ивановной.
  - Они ее сразу вдвоем насилуют или по очереди? - поинтересовалась бывшая заслуженная учительница.
  - Один держит, а второй пытается пристроиться, - обрисовал ситуацию Муравьев.
  - Тогда ничего страшного, - сказала Татьяна Ивановна и отключилась.
  
  - Они ее разом имеют или поодиночке? - спросила Матрена.
  Александр решил, что коллеги утратили остатки человечности. К чему этот глупый вопрос? Кроме того, поодиночке можно сделать то же самое, что и вдвоем, только не сразу.
  - Кажется, первый приступил, - все-таки ответил Муравьев.
  - Пусть расслабится и получает удовольствие, - посоветовала Матрена - Нашепчи ей! Понял? Так для организма ущерб меньше.
  Александр Сергеевич решил, что женщинам виднее, и принялся внушать клиентке, что на ее долю выпало невероятно интересное, восхитительное и очень приятное приключение.
  Наверно, Муравьев слегка перестарался, потому что подопечная слишком активно участвовала в собственном изнасиловании. Александру даже показалось, что девица с сожалением смотрела вслед удаляющимся злоумышленникам.
  Жертва взглянула на втоптанные в землю разорванные трусики, кое-как привела в порядок одежду и, напевая, продолжила путь домой.
  
  Следующей ночью клиентка опять отправилась в парк.
  - Ей понравилось, - ответила Матрена. - А ты должен ее оберегать от вреда. Если ей хорошо, то это не неприятность. Так что пусть ходит.
  Муравьев все равно чувствовал себя неловко: из-за его внушения нормальная девушка превратилась в нимфоманку. Он даже попытался нашептать подопечной, что быть изнасилованной - стыдно и опасно. Напомнил о заболеваниях, передающихся половым путем.
  Девушка послушно вернулась домой.
  
  На следующий день ее сбила машина. Если быть точным, контакта с автомобилем не было. Клиентка переходила дорогу и почему-то только в самый последний момент заметила "скорую помощь", которая мчалась по улице и отчаянно сигналила. Девушка испугалась, бросилась назад и растянулась на асфальте.
  Какие травмы может получить человек, упавший на твердое дорожное покрытие? Разные и порой непонятные. Подопечная сломала большой палец на ноге, избежав других повреждений.
   Ступню заковали в гипс, но девушка приобрела костыли. Поскольку жила она одна, поступок выглядел разумным.
  
  Утром клиентка поковыляла в магазин. Молодой человек, живший двумя этажами выше, любезно помог ей подняться по лестнице и проводил девушку до квартиры. Более того, он зашел в дверь, и подопечная вновь подверглась сексуальному насилию.
  Муравьев был уверен, что девушка честно отбивалась, но сосед оказался сильным и очень упрямым. Пришлось вновь нашептать клиентке, что происходящее ей нравится.
  Внушение подействовало незамедлительно. Александр понял, что события могут пойти по второму кругу. Решение пришло неожиданно, и девушка так же внезапно захотела вернуть должок и в свою очередь изнасиловать парня.
  К мужчине, удовлетворившему сексуальный голод, возвращаются умственные способности, и молодой человек, не забывая о комплиментах, начал собираться домой. Однако бывшая жертва имела другие намерения и незамедлительно их осуществила.
  
  Появление хранителя, отвечавшего за мужчину, позволило отвлечься от созерцания переплетенных тел.
  - Наконец-то нашел женщину рядом с домом, а то бегает по проституткам, да в истории попадает, - поделился вновь прибывший коллега. - А она симпатичная и в постели неплоха.
  - И собственная жилплощадь имеется.
  Взаимную выгоду хранители почуяли быстро. Признаться, им изрядно надоели похождения подопечных.
  Муравьев нашептал девице, что она встретила замечательного мужчину. Коллега внушил молодому человеку, что он нашел девушку своей мечты.
  Почему возникает любовь? Может, причина в том, что ангелам хочется спокойной жизни?
  
  Ангелам не нужен отдых. Однако ночью люди засыпают, и хранители могут спокойно пообщаться между собой.
  Муравьев сначала старался больше слушать. В любых компаниях есть излюбленные для обсуждения темы, и есть то, о чем говорить не принято. Ангелы неохотно разговаривали о человеческом этапе собственного существования и много рассуждали о глупости людей. Александр помалкивал, потому что его земной опыт никого не интересовал, а в остальных делах он пока оставался новичком.
  Кажется, на переход ангелов в стан врага толкало разочарование в людях. Действительно, какой смысл оберегать недоумков, которые сами лезут в опасные и ненужные предприятия?
  После того как у Муравьева среди подопечных появилась девица, он тоже решил, что человек - существо ограниченно разумное. Однако, в отличие от большинства коллег, он не стал презирать людей. Ведь и сам Александр Сергеевич когда-то был человеком.
  Идти на работу к идейным противникам он по-прежнему не хотел. Тем более, переход из ангелов в искусители или обратно сопровождался еще одним явлением: душа забывала о том, что было с ней после утраты физического тела. Происходила перезагрузка, и бесплотное существо начинало жизнь почти с чистого листа. В памяти оставались лишь период до физической смерти, да факт перехода из одного стана в другой. То есть хранитель с десятилетним стажем мог на год стать искусителем и вернуться обратно, но уже бестолковым новичком.
  Александр Сергеевич привык уважать производственный опыт, поэтому окончательно решил, что подобные перемены ему не подходят.
  
  Незаметно прошли одиннадцать месяцев. Все ангелы наперебой утверждали, что первый отпуск нужно проводить в райских кущах, и Муравьев решил не идти против общего мнения.
  Он долетел до знакомых синих букв, получил напутствие от Татьяны Ивановны и очень быстро добрался до первого дорожного знака. Синяя стрелка и такого же цвета огненные буквы показывали дорогу в рай. Следующий указатель направил его в райские кущи.
  На первый взгляд, облако ничем не выделялось, но синий прямоугольный контур на его поверхности явно обозначал вход.
  Муравьев ожидал увидеть новый мир или огромное помещение, но попал в маленькую темную каморку. Рядом со светящимся экраном в воздухе зависала одинокая душа.
  - Мужское или женское? - поинтересовался встречающий.
  - Что? - не понял Александр.
  - Новенький, - констатировал бесплотный мужик. - Сейчас мы подберем тебе тело. Независимо от пола в физической жизни, ты можешь выбрать мужское или женское тело.
  Служитель свое дело знал, и Муравьев быстро подобрал тело, весьма походившее на его земное обличье. После уточнения некоторых параметров Александр Сергеевич сделал окончательный выбор и через мгновение стоял на лужайке, поросшей зеленой травой.
  
  Он стоял, дышал и чувствовал запах листвы. Легкий ветерок обдувал его обнаженное тело. Впереди росли высокие и низкие деревья, их ветви сгибались под тяжестью плодов. В зелени скрывались какие-то строения.
  Любопытство гнало Александра вперед, но он почему-то боялся сделать первый шаг. Впрочем, его здесь встречали. Блондинка с прекрасной фигурой и обворожительным личиком вышла из-за деревьев и протянула ему руку.
  - Пойдем, - нежно и волнующе сказала она.
  Босоногая женщина, одетая лишь в тунику из тончайшего белого материала - разве такая спутница оставит равнодушным мужчину? Ее голос волновал. Рука, сжимавшая его пальцы, обещала многое.
  Путь их оказался коротким, а за дверью ближайшего строения обнаружилось белоснежное ложе, на котором закончилась дорога, и началось наслаждение. Под туникой скрывалось умопомрачительное тело, а энергии блондинки мог бы позавидовать профессиональный спортсмен.
  
  Прямоугольный автомат выдал Муравьеву белоснежный предмет одежды, который больше всего походил на обыкновенные семейные трусы. Неподалеку стоял навес, из-под которого доносились чудесные запахи.
  Александр почувствовал голод и позволил блондинке увести себя к источнику пищи. Еду раздавали тоже автоматы. Спутница вручила ему огромную тарелку мяса и картошки, а сама исчезла. Муравьев не расстроился, потому что ему улыбались другие женщины, все молодые и красивые.
  
  Огромный парк с множеством жилых домиков и навесов с пищевыми автоматами под ними - ничего особенного в райских кущах не наблюдалось. Туалеты, автоматы, выдававшие скудную одежду, и устройства, раздававшие райский нектар - вот и все недвижимые объекты. Кроме них, имелись роботы-уборщики, которые ползали по траве, забирались в пустующие домики и наводили порядок под навесами. Правда, были еще утилизаторы - обычные с виду урны, мусор в которых исчезал бесследно.
  Минимальный набор удобств и полное отсутствие развлечений - приличный дом отдыха выглядел богаче и интереснее. Только клиентам райских кущ не требовались изысканные мероприятия или пища для ума. Души, лишенные тел, вновь их получили, и это было главным.
   Отдыхающих интересовали исключительно плотские удовольствия. Клиенты одиннадцать месяцев не дышали, не ели, не пили, не ходили в туалет. А ведь эти занятия весьма приятны. Ходить, бегать, залезать на деревья, горланить песни - это такое счастье!
  А главное - телесное общение с противоположным полом. Многие мужчины и женщины на Земле считают, что секс им необходим. Однако эта потребность для большинства становится привычной и обыденной. Нередко все протекает однообразно и без особого желания. Редкие вспышки, связанные, как правило, со сменой партнеров, быстро затухают.
  Здесь все было иначе: Муравьев жаждал женщин, и они отвечали ему взаимностью. А сильные тела без малейших изъянов позволяли предаваться страсти и днем, и ночью.
  Впрочем, ночей здесь не было - в райских кущах стоял бесконечный серый день. Время суток местные жители определяли по часам, имевшим самый обыкновенный циферблат и стрелки. Эти часы висели везде: в домиках, на автоматах и даже на туалетах.
  
  Неделю Муравьев кружился в водовороте секса, меняя женщин и овладевая ими в самых неожиданных местах. От райского нектара приятно шумело в голове, но для того, чтобы выпить стаканчик, приходилось стоять в очереди. Александр не терял на это время, потому что от женщин голова кружилась сильнее.
  Потом он встретил Анну, и остальные красавицы стали ему не нужны. Влечение оказалось взаимным, и Муравьев до конца отпуска не расставался с крупной светловолосой женщиной.
  Вскоре он стал звать ее Анечкой, а он его - Сашей, но чаще - шалунишкой. А как еще женщина должна звать мужчину, который хочет ее постоянно и стремится к максимальному разнообразию в телесной любви? Впрочем, секс интересовал ее не меньше, и нередко инициатива исходила от нее.
  Они купались в озерах с песчаными берегами и таким же дном. Поскольку купальные костюмы отсутствовали, обитатели райских кущ плескались в водоемах обнаженными, соблазняя друг друга идеальными телами. Именно на песчаных берегах распадались одни пары, и создавались новые недолговечные союзы. Однако Муравьев и Анна не хотели расставаться.
  Разумеется, общение протекало преимущественно в постели или местах, ее заменявших. Секс не предполагает разговоров на посторонние темы, но во время отдыха постоянно молчать не будешь. А о чем беседовать с женщиной-ангелом? Пусть она в отпуске и наделена чрезвычайно соблазнительным телом, однако поговорить с ней надо.
  Муравьев пытался расспрашивать ее о прошлом и узнал только, что на Земле они жили в одном городе. Остальное Анечка пожелала оставить в тайне. Она служила хранительницей и в райских кущах была не впервые, но и тут обошлось без подробностей.
  Рассказывать о себе Александр Сергеевич тоже постеснялся. Вспоминать бывшую жену или описывать нефтеперерабатывающий завод Муравьев посчитал лишним.
  
  Впрочем, тема для разговоров нашлась. Александр обладал пытливым умом, и после недолгой жизни в этом необычном пансионате у него появились вопросы. А кому их задавать, как не женщине, которая постоянно рядом с тобой?
  - Наши тела не настоящие? - как-то поинтересовался Муравьев.
  - Разумеется, нет, - ответила Анечка - Ты не забыл, что и как сейчас делал?
  - Ну, - неожиданно смутился Александр Сергеевич. - Ты же сама предложила.
  - Потому и предложила, что тело мое повышенной прочности. А еще оно сильное, выносливое и чувствительное, отчего удовольствие от секса - настоящее блаженство.
  
  Вроде бы, райские кущи походили на какой-нибудь благодатный уголок родной планеты, а отличия находились.
  Комары не кусались, птицы только пели, но не гадили, в чистейшей воде озер не плавали водоросли, и не водилась рыба, еда и одежда брались непонятно откуда.
  Возникали у Муравьева и другие вопросы. Например, почему в райских кущах все говорят на русском языке? А где люди, говорящие иначе? Неужели таких пансионатов великое множество, как и наречий на планете. Или Александру только кажется, что он говорит на родном языке.
  А тут еще Анечка сомнений добавила:
  - Думаешь, здесь все в натуральную величину? Может, нас уменьшили.
  В общем, Муравьев пришел к выводу, что докапываться до истины не стоит, а темы для разговоров пусть Анечка ищет.
  Сложностей не возникло. Во-первых, им было хорошо и без слов, а во-вторых, спутница знала великое множество стихов и неплохо пела. К концу отпуска Александр с удовольствием подпевал Анечке.
  
  Расстались они легко.
  - Прощай, Саша! - сказала она. - Может, еще увидимся. Лети работать, а я еще недельку отдохну.
  Муравьев понял, что его место займет другой мужчина, но это его почему-то не расстроило.
  
  

Глава 3

  
  У знакомых синих букв его встретила Матрена.
  - А где Татьяна Ивановна? - удивился Муравьев.
  - В отпуске. Через неделю вернется, если захочет.
  - Как это? - не понял Александр.
  - Темнота! Договор с хранителем заключается на один год, а после он может вернуться или отправиться в другое место.
  Покидать службу Муравьев не хотел и подрядился еще на год. Быть ангелом не очень приятно, но ничего лучшего не просматривалось.
  
  Подопечных Александру дали новых, и пришлось их изучать. Зато контакты с другими хранителями сохранились, и Муравьев начал службу не с чистого листа.
  Через неделю вернулась Татьяна Ивановна, заняла прежнюю должность и вызвала Муравьева.
  - Привет, шалунишка! - услышал Александр Сергеевич, когда прибыл на аудиенцию.
  - Анечка?
  - Анечка, Танечка - какая разница? Главное, чтобы нравилась!
  Муравьев слушал, потеряв дар общения.
  - Да что я говорю? - продолжила Татьяна Ивановна. - От первого отпуска все в восторге... А ты, я смотрю, службу не бросил. Впрочем, я не сомневалась, ведь ты всегда был мальчиком ответственным.
  В себя Муравьев пришел быстро: хоть душа и сохраняет человеческие чувства, но управляет ими куда лучше, если ей не мешает тело.
  
  Второй год службы шел не так гладко, как первый. Матрена дала Александру Сергеевичу только двоих подопечных, а остальных клиентов добавила Татьяна Ивановна. Один наркоман, один алкоголик, шестидесятипятилетний сердечник, подросток с непростым характером - народ достался непростой. А ведь остальных охраняемых тоже нельзя упускать из виду, пусть они, на первый взгляд, и положительные люди.
  С алкоголиком Муравьеву повезло.
  Сорокалетний мужик пил запоями и давно уже потерял постоянную работу. Однако подопечный был неплохим каменщиком и в сезон продолжал трудиться. Наверно, поэтому он еще сохранил семью.
  Александр Сергеевич попробовал определить его в сообщество анонимных алкоголиков. Разумеется, Муравьев предварительно познакомился с неутешительной статистикой. Увы, лишь один из десяти обратившихся в сообщество взаимопомощи бросал пить, да и не было гарантии, что этот десятый надолго останется трезвым.
  Объяснили Александру и причину таких слабых результатов: каждый алкоголик хочет бросить пить, но это желание у него чаще пропадает, чем появляется.
  Клиент Муравьева в предоставленную возможность вцепился намертво. Мужик через день вечерами ездил на собрания и оставался трезвым. Он мало бывал дома, потому что много работал. Мужчина почти не уделял внимания жене, потому что сил у него совсем не оставалось. Подопечный чаще орал на домашних, чем говорил им ласковые слова, но он не пил.
  Его жена понемногу расправляла плечи и чаще улыбалась. Она считала происходящее чудом. Муравьев понимал, что ему повезло, но продолжал работать. Коллега-хранительница продолжала нашептывать супруге алкоголика, что ее жизнь налаживается. Сам Александр Сергеевич без устали внушал клиенту, что трезвым быть шикарно, что он пусть не скоро, но станет другим человеком.
  Впрочем, Муравьев по-прежнему считал, что трезвость клиента от него почти не зависит. Да и многое ли может изменить рядовой ангел?
  
  Наркомана наставить на истинный путь не удалось. Ни внушения Александра Сергеевича, ни усилия родителей не помогли. Парень побывал в парочке реабилитационных центров, походил к психологу и в конце концов попался на воровстве. Все закончилось лишением свободы.
  Зато пятнадцатилетнего подростка, отбившегося от рук, удалось пристроить к дальнему родственнику, промышлявшему ремонтом машин. Учился парнишка по-прежнему кое-как, но пропадал в гараже, а не болтался в неизвестных местах.
  
  Умер подопечный. Муравьев честно нашептывал одинокому пожилому мужчине, и сердечник вовремя принимал лекарства, соблюдал режим и диету. Увы, мужчина упал, поднимаясь по лестнице на третий этаж, и скончался.
  Казалось бы, болезнь победила, а хранитель сделал все, что мог. Однако Александр все-таки считал себя виноватым. Может, мужчине следовало переселиться в деревню? Ведь там чистый воздух и нет городских стрессов. Да и не нужно подниматься на третий этаж. Или его стоило познакомить с женщиной? Одинокому человеку плохо, а взаимная поддержка позволила бы им жить дольше.
  Муравьев понимал, что слаб, но отказывался признавать полное бессилие. Он работал, и неудачи не выбили его из колеи.
  Служба шла в том же районе, где он трудился до отпуска. Александр Сергеевич видел своих бывших подопечных, познакомился с их новыми хранителями - круг знакомств расширялся. Он в любой момент мог поговорить с коллегой, вблизи или на расстоянии.
  
  Озадачила Матрена.
  - Александр Сергеевич, - спросила она. - А ты каких женщин предпочитаешь, блондинок или брюнеток?
  - Зачем тебе? Хочешь со мной отпуск провести?
  - Нет, отдыхаем мы в разное время. Тут просто тобой интересуются.
  Матрена расспрашивала его еще, интересовалась, на взгляд Муравьева, не совсем приличными вещами. Конечно, Александр большую часть отпуска провел со своей бывшей учительницей и нынешней начальницей, но он хотя бы не пытался склонить ее к любви втроем. Да и не искал он в райских кущах Татьяну Ивановну - они случайно встретились.
  Или не случайно?
  
  Пришло время второго отпуска, и Александр Сергеевич отправился в адский бордель. Внешне этот пансионат отличался от райских кущ. Вместо парка Муравьев попал в город, где стояла вечная безлунная и беззвездная ночь. Впрочем, фонари прекрасно освещали улицы, да и в помещениях отдыхающие не искали друг друга наощупь.
  Было и немало общего: в борделе стояли такие же автоматы и утилизаторы, сновали те же роботы-уборщики, даже покрой одежды не изменился, и все мужчины расхаживали в семейных трусах, а женщины в туниках, только красного цвета. Кстати, не возбранялось гулять и нагишом.
  Вместо озер здесь имелись бассейны под открытым небом, а заменителем райского нектара служил адский самогон, но и за ним стояли в очередях. Суть райских кущ и адского борделя была одинаковой: мужчины и женщины наслаждались возможностями, которые они получали вместе с телами.
  Большая часть времени, разумеется, отводилась сексу. Причем, каких-то ограничений тут почти не существовало. Еще в маленькой каморке, где подбирали тела, бесплотный служитель порекомендовал Муравьеву на время стать женщиной.
  - Да не бойся ты! - уверял его бывший мужик. - Я сам иногда на денек женское тело беру. Не понравится, так хоть узнаешь, что бабы чувствуют. Залетай в любое время - я тебе хоть десять раз тела поменяю.
  Становиться женщиной Муравьев все-таки не пожелал.
  Как и в райских кущах, его встретили. Только у входа в большой дом к блондинке присоединилась брюнетка, и на огромную кровать они упали втроем. Через какое-то время Александр обнаружил, что место одной из женщин в постельной круговерти занял мужчина. К такому повороту событий Муравьев оказался не готов и счел за лучшее покинуть веселую компанию.
  
  Машеньку он встретил через неделю. Брюнетка с тонкой талией и огромными карими глазами очаровала его, и Александр даже не смотрел на других женщин. Чувство оказалось взаимным. И пусть у них были искусственные тела, но в любви, прежде всего, важна духовная близость.
  Временные пристанища для душ тоже были весьма неплохи. Секс доставлял удовольствие, куда большее, чем то, которое они получали на земле от плотской любви. Они гуляли и купались в бассейнах, смеялись и дурачились. Очереди за адским самогоном не привлекали их, ведь общение друг с другом пьянило сильнее.
  
  Поменяться телами на сутки предложила Маша. Александр вспомнил служителя, встречавшего прибывающие души, и согласился.
  Муравьев еще не решил, как будет называть мужчину, в тело которого переселилась женская душа.
  - Теперь шалунишкой буду я, - услышал он знакомый и незнакомый голос.
  - Танечка?!
  - Молодец, Саша! Понял, что возлюбленную по имени-отчеству не зовут. Впрочем, ты теперь не он, а она. И функции у тебя другие. Думаю, тебе пора ими заняться.
  Александр Сергеевич не привык отлынивать от обязанностей и честно приступил к их исполнению. Признаться, поначалу он немного стеснялся: уж слишком необычно и непривычно все было. Одно дело просто стать из мужчины женщиной, а другое - почувствовать это на собственной шкуре... и не только шкуре.
  Впрочем, новые обстоятельства оказались не лишенными приятности. К тому же, партнер чувствовал себя тоже скованно, и ему приходилось помогать словами и делами. А Муравьев привык помогать людям, особенно если это было несложно.
  Вскоре Сашенька понял-поняла, что нужно Маше-Мише-Танечке, ведь в мужском обличье он не раза был на ее-его месте, да и тело партнера знал весьма неплохо.
  Специфическое общение затянулось. В прежней жизни они давно бы смотрели в потолок и отдыхали, но сегодняшние тела не знали усталости. Однако во всем есть предел, и они разомкнули объятия.
  - Прелестно, - слегка устало вымолвила Танечка, находившаяся в мужском теле. - Только прежде было не хуже, да и привычнее.
  - Так может, сходим и обменяемся обратно?
  - Нет уж, Муравьев! Договаривались на сутки - вот и ублажай меня весь срок!
  Кто кого ублажал - вопрос спорный, но партнеры почти не отвлекались, и если поднимались с постели, то совсем ненадолго или для того, чтобы придать общению немного разнообразия и пикантности.
  
  Обратный обмен состоялся в договоренное время. Казалось бы, все вернулось на свои места, но Александр смотрел на Танечку уже совсем по-другому. За сутки он еще лучше узнал женщину, побывав на ее месте. Новые знания требовали немедленных действий.
  Схожие чувства испытывала и партнерша. Они даже не добрались до постели и овладели друг другом в тени между двумя зданиями. В себя Муравьев и Танечка пришли, обнаружив неподалеку парочку, занятую тем же самым.
  - Разврат! - Танечка оценила и соседей, и их с Александром. - Мы с тобой добропорядочные отдыхающие, а ведем себя, как школьники.
  Добропорядочно отдыхать они продолжили в постели. Разумеется, легли мужчина и женщина отнюдь не для того, чтобы спать.
  
  Отпуск у Муравьева подошел к концу - пришло время расставаться.
  - Ухожу на повышение, - сообщила Танечка. - А у тебя какие планы?
  Кажется, телесное общение еще больше сблизило их духовно - Александр не хотел скрывать от нее ничего. Вроде бы, во время такого насыщенного отдыха думать было некогда, но он успел принять решение.
  - Останусь хранителем, - ответил мужчина. - Нормальная работа, а мне нужно еще многому научиться.
  - А я-то не могла понять, почему меня так тянет к тебе, - задумчиво произнесла она. - Ты, Саша, цельный человек - таких мало. Знаешь, тебе лучше какое-то время поработать в раю или в аду, чтобы лучше узнать людей.
  - В ад не пойду, - заупрямился Муравьев. - Не хочу лишаться памяти.
  - Память подчищают только при переходе из хранителей в искусители и обратно, - улыбнулась Танечка. - Ты будешь прислужником. Чтобы помочь человеку, нужно понять, что у него в душе. А где ты найдешь души в чистом виде? В раю и в аду, в райских кущах и в адском борделе. Так что попытайся устроиться куда-нибудь. В ангелы вернешься с новыми знаниями и старый опыт не потеряешь.
  
  Знакомый бесплотный служитель, забиравший тело, понял Александра с полуслова.
  - Хочешь в прислужники? Правильно! В борделе или в кущах на время нормальные тела дают, а самогон и нектар - без очереди. Только у нас пока вакансий нет. Лети в ад. В ближнем отделении народ нужен. Ты сколько в хранителях?
  - Два года.
  - Возьмут - лети в ад, - повторил служитель.
  
  Филиалом ада заведовала женщина.
  Разумеется, Муравьев не забыл Танечку, ведь расстались они только что. Однако фигура директора притягивала взгляд, как магнит железные опилки. В меру стройное, в меру полное тело с восхитительной попкой и высокой грудью не оставило бы равнодушным любого нормального мужика. К тому же, легкомысленная туника была весьма условной одеждой.
  Впрочем, Александр Сергеевич вскоре заметил, что его новое тело никак не отзывается на столь восхитительное зрелище. На его мускулистую фигуру и мужественное лицо начальница тоже смотрела абсолютно равнодушно.
  - У нас тела с ограниченной чувствительностью и урезанными возможностями, почти такие же, как у остальных обитателей заведения, - пояснила директор. - Ты лишь немного быстрее и сильнее их. Связь с операторами односторонняя - ты можешь воспринимать их указания. Имей в виду: клиенты не помнят своего прошлого, но разум сохранили. Поэтому ничего не рассказывай о себе - будь как все. Сначала поработаешь затейником и провокатором. Общество в аду самоорганизующееся, им нужно только иногда подсказывать, что нужно делать. Вот этим ты и будешь заниматься.
  
  Желтый песок, голые коричневые скалы, возвышающиеся то там, то здесь, палящее солнце - первые минуты в аду показались неуютными. К тому же одежда на Муравьеве отсутствовала. Однако он быстро понял, что жару переносит легко, жажда и голод его не донимают, а отсутствие растительности вокруг нисколько не напрягает.
  На песке сидели и лежали смуглые мужчины - обнаженные клиенты отдыхали.
  - Игра! Игра! - казалось, клич звучит отовсюду.
  Народ встрепенулся, лежащие и сидящие поднялись и потянулись в одном направлении. Смуглая кожа обитателей ада на глазах меняла цвет - одни из них становились красными с головы до них, другие синели.
  Муравьев взглянул на ноги и понял, что его кожа покраснела, но руки почему-то стали зелеными.
  - Иди со всеми! - в голове прозвучала команда оператора. - Ты игрок.
  Команде синих игроков с желтыми руками и головами противостоял красно-зеленый коллектив, в котором и оказался Александр.
  - Пятнадцать на пятнадцать, у каждой банды свой камень, - проинформировал невидимый оператор. - Нужно занести свой камень на вражескую подставку и не дать противнику протащить их камень на ваш постамент.
  Окрестные скалы облепили красные и синие фигуры - болельщики разделились и ждали зрелища, подбадривая себя и игроков воинственными воплями. Зрители старались перекричать друг друга, поэтому Муравьев не понял ни слова.
  Судьи - четверо иссиня-черных мужчин - возвышались над игроками. Чувствовалось, что каждому из них по силам поднять одной рукой любого из игроков.
  Темнокожий арбитр извлек пронзительный звук из отливающей золотом дудки - игра началась.
  
  Наверно, Александр растерялся бы, но оператор подсказывал и новоиспеченный сотрудник включился в игру. Половина его красной команды с камнем такого же цвета пробивалась к постаменту противника. Примерно столько же сине-желтых соперников сдерживали наступление. Муравьев бежал в первом ряду, бил руками и ногами противников, расчищая путь красно-зеленому товарищу, державшему камень. Удары сыпались на Александра, но он упрямо продвигался вперед.
  - Камень! - подсказал оператор.
  Муравьев оглянулся: один из соперников обошел живое заграждение и пытался отнять камень у носильщика. Александр ударил желто-синего врага ногой по голове - тот упал, но не выпустил красно-зеленого противника. Разноцветные тела рухнули на песок, камень упал рядом.
  Муравьев подхватил снаряд и ринулся вперед. Дорогу преградил сине-желтый, рядом маячили еще два врага.
  - Камнем - по башке! - подсказал оператор.
  Александр ударил. Судя по хрусту, череп противника не выдержал, и обмякшее тело упало на песок.
  Прямо в ухо завизжала дудка.
  - Две минуты! - крикнул судья, показывая два пальца.
  Александр сунул камень красно-зеленому соратнику и отошел в сторону.
  Товарищи продвигались, сминая противников. Красных было больше, потому что на песке лежали два синих тела.
  
  Две минуты тянулись долго, но и они закончились. По знаку судьи Муравьев вошел в игру и было бросился к атакующим товарищам.
  Подсказка остановила его:
  - В защиту!
  Синие прорывались со своим камнем, и до красного постамента им оставалось совсем немного.
  Александр подскочил сзади, свалил соперника, несшего камень, оседлал синего и принялся лупить кулаками по желтой голове. Краем глаза Муравьев видел судью, спокойно взиравшего на избиение.
  Вскоре набросились и на Александра, но он успел отнять камень у врага и лег на песок, закрывая снаряд собственным телом. Удары сыпались на Муравьева, нападавших били красные защитники, а он лежал и терпел.
  Визг дудок и рев толпы возвестили об окончании игры. Красные занесли свой камень на синий постамент - команда Муравьева одержала победу.
  
  

Глава 4

  
  Все игроки собрались в центре площадки, сбившись в кучки, сине-желтую и красно-зеленую. Александр стоял среди товарищей и смотрел, как удаляются судьи, волоча за ноги безжизненные тела тех, для кого это состязание стало последним. Двое синих и один красный - три жертвы безумного матча.
  Интересно, куда делись потерявшие пристанище души? Муравьев научился хорошо их различать, но в этот раз не заметил ни одного полупрозрачного облачка.
  Тем временем зрители спускались со скал и подтягивались к игрокам, окружая команды. Вскоре Александр понял, что болельщики не могут подойти вплотную: каждую команду окружал невидимый барьер.
  
  Красно-зеленые соратники постепенно отходили от игры. Их напряженные лица расслабились, появились улыбки. Игроки поздравляли друг друга с победой, хлопали товарищей по плечам, обнимались, обменивались впечатлениями. Немало лестных слов досталось и Муравьеву.
  - Круто ты его камнем по башке! - сказал один из бойцов.
  - А потом чужой камень держал, - добавил второй. - Ты новенький? Тебя как зовут? Саня? Красавчик, Саня!
  Обитатели ада гордились собой и были счастливы.
  
  Победители сидели и лежали на песке, а вот проигравшим пришлось намного хуже. Песок под их ногами сменился камнями, и сине-желтые игроки принялись прыгать на месте, исполняя странный танец.
  - Камни горячие, - пояснил стоявший рядом соратник. - Тех, кто проигрывает, всегда поджаривают.
  
  Зрители воодушевленно галдели. Красные хвалили победителей, синие ругали побежденных, не стесняясь в выражениях.
  Размеренный ропот нарушили яростные вопли. Болельщики, разделившись на две группы, сошлись в кулачном бою. Дрались жестоко, но недолго. Запели трубы и на площадку вышли мужчины в серебристых одеждах - полиция. Как и судьи, блюстители порядка превосходили остальной народ в силе и размерах. Болельщики, видимо, хорошо знали опасность, таившуюся в дубинках полицейских. Народ пустился наутек, на глазах меняя цвет и приобретая обычную светло-коричневую окраску.
  Полицейские удалились, волоча мертвые тела. Воцарилась тишина. Бывшие зрители валялись на песке. Игроки почти мгновенно избавились от клоунской раскраски и ссадин, полученных в борьбе. Команды смешались и с довольными улыбками отправились к зрителям. Те приветствовали бывших соперников радостными возгласами.
  
  Кажется, клиентам ада нравилось в этом заведении. Муравьев сам улыбался и весело здоровался, знакомился с мужчинами, пожимал руки и хлопал по плечам. Судя по всему, здесь не было начальников и подчиненных, все были равны.
  - Саня, пошли на огненную поляну! - один из новых знакомых позвал Муравьева.
  Александр согласился. Энергия переполняла его - как будто и не было недавней игры с борьбой и драками. Да и остальные клиенты бодро шагали, некоторые даже то ли пели, то ли орали простые кричалки, изобиловавшие нецензурными словами.
  Ровная песчаная поверхность без единого следа - так выглядела огненная поляна.
  Пока Муравьев недоумевал, откуда у этого безобидного места такое название, один из его спутников побежал по песку. Прямо перед мужчиной вместо ровной поверхности возникла яма, из которой поднимались искры. Бегун умудрился обогнуть смертельное препятствие и остановился на другом краю поляны, вскинув руку в победно-неприличном жесте.
  - Бери чуть правее, - посоветовал оператор.
  Муравьев немедленно включился в опасную игру и пересек песчаную равнину, заранее изменив маршрут, чтобы миновать яму. Подсказка невидимого сотрудника помогла избежать опасности.
  Следующему смельчаку не повезло: песок провалился прямо под его ногами, и мужчина рухнул вниз, не издав ни звука. Только из ямы густо взлетели искры и поднялись над поляной.
  Одним везло, другим - нет. Время от времени над песчаной площадкой вздымался столб искр, но охотников рискнуть не убавлялось. Муравьев так и не заметил бесплотных душ, расстающихся с телами - не летали маленькие темные облака над огненной поляной.
  
  Опасное занятие прервал уже знакомый клич.
  - Игра! Игра! - разнеслось над поляной.
  В этот раз Александр просто покраснел и вместе с другими зрителями забрался на скалу. Он смотрел, как разноцветные игроки носятся по песку, нанося друг другу удары и увечья. Вместе со всеми комментировал их действия, подбадривал, просто орал.
  Синие проиграли, и игроки опять скакали на огромной каменной сковороде. Муравьев вместе со всеми кричал, стараясь позаковыристее оскорбить проигравших. Победителей, естественно, хвалили.
  Оператор дал команду, и Александр завопил:
  - Бей синих!
  - Бей красных! - немедленно послышалось в ответ.
  Толпа разделилась пополам и сошлась в битве.
  Полицейские забрали самых рьяных бойцов, и Муравьев попал в их число. Вместе с десятком бедолаг он прыгал на раскаленном песке и не мог его покинуть, сдерживаемый невидимым барьером. А сверху сыпал огненный дождь, и раскаленные капли пронзали синюю кожу. Александр вскрикивал от боли и искренне матерился, стараясь непотребными словами взбодрить себя.
  Вновь наступила тишина, и Муравьев лежал на песке. Он опять приобрел смуглую кожу, следы от огненных капель исчезли. Тела обитателей ада восстанавливались необычайно быстро.
  
  Затем пришла пора заняться экстремальным скалолазанием. Сложность заключалась в том, что скала, которой следовало оставаться неподвижной, неожиданно меняла форму. Острые выступы со страшной силой врезались в любителей риска, и к подножию падали уже безжизненные тела. Трупы деловито оттаскивали полицейские в серебристых одеждах.
  Часть скалы внезапно превратилась в гигантский топор, и тело Муравьева получила повреждения, несовместимые с жизнью. Труп полетел вниз, а Александр услышал голос невидимого подсказчика, не предупредившего его:
  - Извини, друг! Из ада выходят только после смерти.
  Признаться, Муравьев считал, что после смерти в ад наоборот попадают.
  
  - Для первого раза неплохо, - рассудила директор филиала. - Работай дальше.
  Муравьев слушал начальницу и с интересом разглядывал свое тело по частям. Он стал женщиной, привлекательной, но маленькой.
  В женское отделение филиала он попал в разгар драки между болельщицами. Сцепившиеся красные и синие тела катались по песку, а Александр, рассмотрев свою красную кожу, бегал и бил ногами по синим головам.
  Как особо отличившуюся драчунью Муравьева арестовали и подвергли наказанию. Мифы о расплавленном металле, вливаемом в жертву в аду, оказались правдой. Однако в сказаниях ничего не говорилось о том, что огненную жидкость будут вливать во все отверстия, имевшиеся в женском теле. Боль оказалась поистине адской, и огненный дождь казался чем-то несерьезным по сравнению с этой изощренной пыткой.
  Маленькое женское тело выдержало все и быстро восстановилось. Арестованных отпустили. Вместе со всеми Муравьев орал проклятия в адрес полиции и гордился собственной стойкостью.
  
  Коллективная игра женщин оказалась весьма похожей на мужскую, только вместо камней здесь были маленькие женщины, раскрашенные на манер шахматной доски. Одним из этих живых снарядов был Александр.
  Он слушал подсказки оператора и продвигался к вражескому постаменту, пытаясь увернуться от соперниц и пользуясь защитой мощных соратниц. Увы, несколько здоровенных баб сошлись в отчаянном столкновении. В этой куче оказался и Муравьев. Оттуда он не вышел, а выполз: сломанная нога не позволяла встать.
  Огромная женщина подхватила Александра и резво побежала к цели. Удары и толчки заставляли воительницу петлять и притормаживать, но она все равно приближалась к синему постаменту.
  Сильные руки схватили маленькую голову и резко повернули ее. Раздался хруст, и душа Муравьева уже сверху наблюдала, как маленькое тело, покрытое красными и зелеными квадратиками, водружают на синий пьедестал. Они победили.
  
  Следующим оказалось могучее тело полицейского.
  На приеме у начальницы Муравьев удостоился похвалы и поэтому осмелился высказать свои мысли:
  - Разве наш ад - наказание? По-моему, клиенты счастливы. Они не помнят прошлой жизни, и их не терзают дурные воспоминания. Заключенных ничто не гнетет, и они ни о чем не думают. Обитатели заведения гордятся тем, что преодолевают трудности и встают лицом к лицу с опасностями. Кажется, они считают себя героями.
  - А почему они должны страдать? - спросила в ответ директор. - Какое наказание на Земле считают самым суровым?
  - Смертную казнь, - недоумевая, ответил Муравьев.
  - У нас души, расставшись с временными телами, исчезают навсегда. Ад - приукрашенная смертная казнь. Согласись, дать человеку почувствовать себя героем перед смертью - это гуманно.
  
  Танечка связалась с Александром, когда он был бесплотным оператором:
  - Сашенька, ты не можешь мне ответить, но слышишь меня. Я скучаю и жду тебя в райских кущах. Пока, шалунишка!
  Все-таки родная душа много значит для человека, даже попавшего на небеса. И пусть Муравьев фактически бесплотен, а все его тела даются на время, но Танечка близка ему даже на расстоянии.
  
  Служба в аду сводилась к контролю клиентов. Все остальное работало само собой. Разумеется, Александр пытался понять устройство заведения. Он спрашивал, кто изготовил все аттракционы, интересовался, нужно ли их обслуживать. Узнать удалось мало. Все функционировало почти без участия человека. Оператор просто знал, как работают огненные поляны, брыкающиеся скалы, пыточные камеры и прочие гадости. Управлять ими он не мог.
  Пришло время отпуска.
  - Я слышала, ты собираешься отдыхать в райских кущах, - понимающе улыбнулась директор. - Потом лети в адский бордель. Я рекомендовала тебя - поработаешь там.
  
  С Танечкой он встретился в первый день.
  - Я сместила отпуск, - объяснила она.
  Ее тело изменилось и выглядело не таким пропорциональным, но все равно осталось обольстительным. Да и лицо возлюбленной напомнило о земной учительнице. Наверно, Танечка была такой в молодости. Муравьев всегда выбирал тела, похожие на его собственное, покинутое после взрыва на заводе.
  Друг к другу они не охладели. Вновь почти все время они проводили в постели и на денек поменялись телами. Только Муравьев иногда испытывал странное щемящее чувство, обнимая немного нескладное тело возлюбленной. Ее лицо было милее смазливых мордашек окружающих красавиц. Танечка стала единственной.
  Они нашли время и для разговоров. Танечка жаловалась на трудности обучения и на то, что работа управленца везде одинаково сложна. Муравьев расспрашивал ее о тонкостях ангельского ремесла, и возлюбленная рассказывала о людях, за которым когда-то приглядывала.
  Счастливый месяц пролетел быстро.
  - Ты в бордель? - спросила Танечка напоследок. - Тогда до связи. Ты меня вызвать не сможешь - жди, когда это сделаю я.
  По дороге Муравьев безуспешно пытался вспомнить, говорил он возлюбленной о предстоящей службе или нет. Кажется, он хотел сначала начать работу на новом месте, а уже потом рассказать об этом Танечке.
  
  Адским борделем заведовал мужчина, и он Александру не понравился.
  - Ты почему взял тело с ограничениями?! - набросился он на Муравьева.
  - Такое на входе дали, - начал оправдываться Александр.
  - Да знаю я, - улыбнулся здоровый лысый дядька. - Лучше скажи, как ты умудрился рекомендацию сюда получить? Ты ведь в аду всего год проработал.
  Встретивший Муравьева служитель утверждал, что работа в адском борделе - лучшее занятие на небесах, и кандидатов на столь престижное место великое множество.
  В ответ на вопрос директора Александр лишь пожал плечами.
  Начальник, которого все запросто звали Петровичем, на минутку отлучился, позволив Муравьеву оглядеться. Впрочем, место оказалось не слишком интересным. Большая комната с четырьмя дверями и несколькими креслами напоминала какой-нибудь скучный земной офис.
   В одном из кресел сидела женщина, равнодушно смотревшая вокруг. Кажется, Александр ее ни капельки не интересовал.
  - Самойлова! - заорал выскочивший из двери Петрович. - Иди тело меняй! Через сорок минут клиент прибудет - встретишь. Где Иванов?
  Женщина нехотя поднялась с кресла и так же лениво ответила:
  - Контролирует утилизацию жилого здания.
  - Атас! - рявкнул начальник, затравленно озираясь по сторонам. - Все в разгоне. Муравьев, иди обратно на вход - тело меняй!
  Александр отправился в каморку с бесплотным служителем.
  
  Новое тело ему категорически не понравилось: слишком худое, да и голос оказался чрезмерно звонким. Впрочем, выбора Александру не предоставили.
  В комнате с креслами сидела блондинка с короткими волосами и лишним весом. Впрочем, внушительные формы оставались подтянутыми. Судя по всему, это была та же Самойлова, сменившая тело.
  Взглянув на Петровича. Муравьев понял, что ошибался. Как ему мог не понравиться такой симпатичный мужчина?
  - Муравьев, клиент будет через полчаса, - сообщил Петрович. - Встретишь мужика, как положено.
  То, что встречать придется мужчину, не вызвало у Александра внутреннего протеста.
  Однако он все-таки спросил:
  - Мужчину?
  - Да, мужчину! - рявкнул Петрович. - Ты, Муравьев, как маленький! Что, о геях никогда не слышал? Думаешь, все они после смерти в ад попадают?
  
  Тем временем Самойлова подняла с кресла свое упитанное тело, отчего ее большая грудь сначала опустилась, а затем плавно заняла прежнее положение. Нежный взгляд женщины звал и манил Муравьева, красный язычок облизывал обольстительные губы, а ее тело в один миг стало не просто полным, а еще и соблазнительным.
  - Самойлова! - вновь заорал Петрович. - Сотрудникам трахаться друг с другом запрещено! Он же сам женщина, только мужского рода. Зачем ты ему?
  - А вдруг получится? - невозмутимо ответила соблазнительно полная женщина. - Да и между ног у него все мужское.
  Судя по тому, как отозвалось на женщину новое тело Александра, у них непременно все получилось бы.
  - Тебя клиент ждет, - строго ответил Петрович. - Одевай тунику, иди и встречай.
  - Еще двадцать пять минут, - упрямо возразила женщина напоследок. - Я бы везде успела.
  Самойлова ушла, а начальник продолжил инструктаж:
  - Ты, Муравьев, не бойся! Тело у тебя полуавтоматическое - все само сделает. Иди, предпочтения клиента почитай. У нас заведение серьезное - каждый посетитель должен остаться довольным. А люди, сам понимаешь, бывают разными. Если настоящий гей раньше не появится, через три дня смену пришлю.
  
  

Глава 5

  
  Александр со своей задачей справился. Петрович не обманул, и через три дня нестандартный клиент увлекся стройным юношей, строившим ему глазки.
  В офисе Муравьева встретила восхитительная брюнетка, оказавшаяся все той же Самойловой, сменившей тело. То ли душа женщины была невероятно любвеобильной, то ли ей досталось действительно шикарное тело, но сотрудница очаровала Александра. О Танечке он, разумеется, и не вспомнил.
  - Ну как, задница цела? - участливо спросила Самойлова.
  - Да все в норме, только неловко чуть-чуть.
  - Ну, это лечится. Выпей стаканчик!
  В свое время бесплотный прислужник не врал про самогон. Автомат стоял прямо в офисе, и напиток имелся в свободном доступе и неограниченном количестве. От стаканчика приятно зашумело в голове, а все неприятности показались далекими и незначительными.
  
  - Меня Петрович обещал на выдаче тел сгноить, - пожаловалась Самойлова. - Я инструкцию по предпочтениям клиента не соблюла.
  - Ты разве не читала, что ему нравится?
  - Открывал мне Петрович файл. На каждого посетителя такой документ есть. Все запомнила. Только я по глазам вижу, чего мужик хочет. В общем, все остались довольны, а в итоге я взыскание получила.
  - А узнали откуда?
  - Да этот олух благодарность настрочил. У нас же в борделе есть кабинки, где клиент отзыв напечатать может. А он не просто поблагодарил, а в деталях все расписал. Жалобы и благодарности автомат проверяет, он нарушения и выявил. Видите ли, я ему не те услуги предоставила, которые в документе были указаны.
  - Я думал, что здесь все мужчины и женщины отдыхают и сексом занимаются, как договорятся, - задумчиво сказал Муравьев. - А ты говоришь, будто этому мужику была чем-то обязана. Или здесь клиенты разные?
  - Клиенты одинаковые - все отпускники, а вот мы прислужники, и должны исполнять желания гостей. Нам же тела не просто так дают - за них расплачиваться надо.
  Муравьев загрустил. Даже на небе не все оказалось бесплатным.
  
  Самойлова тоже пригорюнилась и, чуть не плача, уткнулась лицом в хилую грудь несуразного тела Александра. Муравьев немедленно захотел защитить и утешить бедную женщину.
  В таких случаях, как правило, применяют слова и прикосновения. Утешаемые женщины обычно предпочитают первое, а утешающие мужчины чаще используют второе. Особенно, если женщина хороша собой.
  Все действия Муравьева были восприняты благосклонно, и поднимать настроение друг другу они продолжили в небольшой комнате, где стоял уютный диванчик.
  - Я же говорила, что у меня получится! - заявила окончательно повеселевшая Самойлова.
  
  У Александра появились подозрения, но осмыслить их он не успел, потому что в большой комнате с креслами их поджидал Петрович.
  - Сгною в привратниках! - заорал он на Самойлову. - Бегом в предбанник! Сдашь тело и сменишь Авдеева.
  Женщина, нисколько не испугавшись, нехотя поплелась к выходу.
  - Где Иванов?! - опять закричал начальник. - Опять по борделю бродит? Шпион хренов!
  Ответа Петрович не дождался. Александр ничего не знал, а больше в комнате с креслами никого не было. Лысый директор неожиданно улыбнулся Муравьеву и уже спокойно продолжил общение с подчиненным.
  - Ну, как она тебе? Огонь, а не баба! Ты не бойся, я никого наказывать не собираюсь. Ей без тела побыть надо, чтобы отдохнуть. А тебе пора дальше осваиваться. Иди, сдавай это недоразумение!
  
  Множество экранов, план борделя с разноцветными обозначениями и огоньками. Бесплотный Авдеев объяснял бесплотному Муравьеву обязанности оператора.
  - Здесь все само работает, наше дело - клиенты.
  Чистоту в заведении поддерживали роботы-уборщики, вода в бассейнах никогда не была грязной. Обветшавшие здания и отслужившие свое автоматы исчезали самостоятельно, а на их месте вырастали новые. О подобных изменениях персонал узнавал заранее: на плане высвечивались соответствующие обозначения.
  - Вот смотри! - Авдеев мысленным усилием двинул курсор и показал на красный квадратик, пульсировавший на карте. - Этот дом уходит под землю. Потом там новый вырастет. Клиентов в здании нет, двери давно закрыли, а до этого проследили, чтобы внутри никто не остался... А вот смотри: женщина одна стоит и скучает - непорядок. Называем номер экрана и смотрим.
  На другом мониторе появился текст.
  - Алина, - вслух прочитал Авдеев. - Внешность мужчины - любая. В постели предпочитает командовать. На контакт идет легко.
  Бесплотный Авдеев замолчал, а на экране появился брюнет умопомрачительной красоты и завладел вниманием скучающей женщины. Вскоре он, взявшись за руки, пошли по тротуару, улыбаясь друг другу и оживленно беседуя.
  - Я с Ивановым связался и номер квадрата ему передал, - пояснил Авдеев. - А он клиенткой занялся. В борделе народ должен развлекаться, а не скучать.
  
  Тут Муравьеву стало не до пояснений Авдеева, потому что на связь вышла Танечка:
  - Сашенька, привет! Как ты там? Ты не расстраивайся, если что не получится, не все сразу. Передавай привет Елизавете. Она тебя еще не соблазнила?
  Муравьев замялся, но потом поинтересовался:
  - А какая у Елизаветы фамилия?
  - Эх, Пушкин! - все поняла Танечка. - Женщину поимел, а как звать ее - не спросил. Нельзя быть таким невнимательным.
  Елизаветой, конечно, оказалась Самойлова.
  
  На первый взгляд, Муравьеву досталась необременительная служба. Прогулки по борделю и облет территории в бесплотном виде, наблюдения из офиса, выдача тел - все просто и понятно. Драк и конфликтов не случалось. Как объяснил Петрович, в телах имелись ограничители агрессивности, а самогон превращал клиентов в глуповатых счастливчиков, которые всем довольны.
  Главной задачей считалась борьба со скукой клиента, а посетитель, оставшийся в одиночестве, был чрезвычайным происшествием.
   Отдыхающие хотели счастья, а это понятие весьма растяжимое. Некоторым женщинам было достаточно, чтобы их носили на руках, а другие требовали в постель сразу двух мужчин. Мужики капризничали не меньше женщин. Муравьев менял тела по десять раз за сутки, без устали бродил по борделю, порхал в предбаннике, выдавая тела клиентам.
  Попадались и совсем нехорошие посетители. Как еще назовешь мужика, который, выпив стаканчик самогона, вновь встает в очередь и беспрерывно повторяет это? А женщину, которая не выходит из кафешки и съедает тарелку за тарелкой?
  Таких лечили сексом. Со смехом и возгласами пьяницу окружали обольстительные женщины и силой уводили в ближайшую спальню. А потом ошалевшего клиента вели или даже несли и меняли ему неудачное тело. Увы, материальная оболочка не всегда подходила душе.
  Так же поступали и с женщинами, предававшимися обжорству или пьянству.
  - Отдых должен быть насыщенным, а мы обязаны все сделать для этого, - повторял Петрович и не давал Муравьеву расслабляться.
  Остальные сотрудники тоже работали круглосуточно. Все женщины в команде строго соблюдали правила и не занимались сексом с прислужниками. Только Самойлова соблазняла всех, используя и мужские, и женские тела.
  - У нее душа такая - любви требует каждую секунду, - пояснил Петрович. - Зато все клиенты от нее в восторге.
  
  Муравьев узнал, откуда взялся сам адский бордель.
  - Все филиалы поступают извне, - рассказал директор. - Размеры у них сначала небольшие, но позже заведение самостоятельно разрастается. Человеку нужно только не вмешиваться. Откуда берутся самогон и картошка с мясом, тоже никто не знает. Да и ни к чему все это.
  
  Танечка выходила на связь, рассказывала, что заканчивает стажировку и скоро получит новое назначение.
  - Жду тебя в кущах, - сообщила возлюбленная перед отпуском.
  
  Месяц отдыха пролетел незаметно.
  - Сашенька, я теперь в раю директором буду, - сказала Танечка. - Пойдешь ко мне работать?
  
  В раю должно быть тихо, спокойно и приятно. А обитатели подобного заведения просто обязаны быть счастливыми. Сначала Муравьеву показалось, что дело обстоит именно так. Трава, кусты, деревья - все зеленое, аккуратное, ухоженное. На деревьях - ни единой увядшей веточки или сухого листочка. Трава без проплешин, шелковистая и ровная. В ветвях птицы поют, сладкоголосые и ослепительно красивые.
  Посреди этого благолепия индивидуальные жилища стоят - нечто среднее между домиком и беседкой. Толстые стены в раю не нужны, ведь здесь всегда тепло, но не жарко. А если ветерок дует, то слабый и приятный. Впрочем, ненужные звуки в жилища не проникают - видимо устройство у домиков не простое.
  Внутри тоже все чисто и ухоженно. Ложе мягкое и белоснежное, стулья удобные, а на столе стаканчик и блюдце с маленькой ложечкой. Стоит клиенту руку протянуть, как стаканчик нектаром наполняется, а в ложечке райское кушанье появляется - амврозия. Вкус у всего неописуемо прекрасный, а от одного стаканчика или ложечки счастье все существо переполняет.
  Для кого такое великолепие?
  
  - Здесь, Сашенька, больные души, - сказала Танечка.
  Рай оказался небесной психушкой.
  - На самом деле, почти каждый человек достоин и ада, и рая, - объяснила Танечка. - Большинство душ идут в ангелы или искусители. Здесь только те, кто устал жить вообще, или отъявленные бездельники - они тоже больные.
  Тела у служителей и обитателей рая оказались с урезанными возможностями. Муравьев ежедневно видел Танечку, но секс был недоступен. Да и не было такого желания. Есть, пить, спать тоже не хотелось, туалет не требовался.
  Жизнь у больных тоже урезали до предела. Нектар, амврозия, слушанье птиц и музыки, идущей из ниоткуда. Короткие прогулки вокруг беседки, а остальное время занимал сон, сменявшийся дремотой. Друг с другом жители рая не общались, хоть беседки располагались довольно часто.
  
  Служители чаще всего были благодарными слушателями.
  - Я очищал страну от скверны, - вещал ослепительно красивый пациент небесной больницы, бывший палачом в земной жизни. - Рай я заслужил тяжким трудом.
  Возможно, клиент сошел с ума еще на Земле. Убивать людей - не только мерзкое, но и невероятно тяжелое занятие. Не всегда разум выдерживает такую нагрузку. Да и здесь бывший палач не походил на нормального человека. Впрочем, Муравьев подозревал, что таким он стал от воздействия нектара и амврозиии - райских наркотиков.
  
  - Я красивая? - спрашивала прелестная девушка, разглядывая себя в зеркале.
   Потом она начинала рассказывать о тяжелой жизни одинокой женщины, работавшей санитаркой в больнице.
  Муравьев слушал, сочувствовал, поддакивал, восхищался. Разговоры быстро заканчивались. Выпив миниатюрный стаканчик нектара, пациент засыпал, а Александр шел к следующему больному.
  
  Были здесь и дети, но задерживались они ненадолго. Часто, приходя в знакомую беседку, служитель обнаруживал вместо маленькой девочки нового клиента.
  - Куда они пропадают? - спросил Муравьев.
  - Обратно на Землю, - грустно улыбнулась Танечка. - Больше они ни на что не годятся, ведь в других местах нужен жизненный опыт.
  
  Этот разговор заставил Александра задуматься. Откуда берутся души? Население планеты растет, и старых душ на всех точно не хватит. Или человек может жить бездушным? Может, люди просто обретают невидимую сущность при рождении?
  - Человек без души жить не может, - объяснила возлюбленная. - Извне приходит транспорт с новыми душами, и их распределяют по новорожденным.
  
  Но ведь и небеса не резиновые. Если после смерти каждая душа попадает сюда, и большинство становится ангелами или искусителями, то должен возникнуть их переизбыток. Ведь на каждого ангела приходится десять подопечных. Рождаемость на Земле превосходит смертность, но меньше, чем в десять раз.
  - Души возвращаются на Землю и достаются новорожденным - объяснила Танечка - Разумеется, им стирают память, и они, за редким исключением, не помнят прошлой жизни.
  Души почти всех пациентов рая бесследно растворялись в пространстве, а их тела исчезали. Муравьев нередко обнаруживал пустые кровати там, где вчера сидели и лежали клиенты.
  
  Служба в психиатрической лечебнице - занятие тяжелое и неблагодарное, поэтому одиннадцать месяцев тянулись долго. Однако закончились и они.
  В отпуск Александр и Танечка летели вместе.
  - Ну его, этот рай! - сказал Муравьев. - Бордель лучше.
  Возлюбленная не возражала.
  С каждой секундой они чувствовали себя все счастливее. Целый месяц отдыха, тела, объятия, поцелуи - бесплотные души замирали от предвкушения удовольствия.
  Тела им выдавала Самойлова, в очередной раз отправленная Петровичем отдохнуть от секса.
  Танечке и Муравьеву подобный отдых не требовался. Они жаждали именно телесного общения.
  
  - Завтра предпоследний день, - сказал Александр. - Жаль. Послезавтра утром надо лететь обратно.
  - Знаешь, Саша, я ухожу на другую работу. - ответила Танечка - А ты куда? Может, останешься здесь?
  - Пойду в хранители, - Муравьев был уверен в своем решении. - Нормальное дело для серьезного мужчины.
  Танечка вздохнула, задумалась, но, решившись, сказала:
  - Сашенька, я буду распределять души. Может, хочешь обратно на Землю? Ты все забудешь и получишь настоящую человеческую жизнь.
  Александр вспомнил детство, пьющего отца, вечно злую мать, вредную старшую сестру - земная жизнь показалась непривлекательной. А еще он заметил, что Танечка ждет его ответа, затаив дыхание.
  - Спасибо, Таня. Я останусь хранителем. Нельзя бросать дело, не закончив его. И без тебя мне будет плохо.
  
  Танечка облегченно выдохнула и прижалась к нему.
  - В следующий отпуск куда полетишь? - спросила она.
  - Все равно, лишь бы с тобой.
  Последний день отпуска они, как обычно, провели в постели. Утром Александр понял, что имеет полное право называть возлюбленную шалуньей.
  Легко попасть на небеса, но остаются там далеко не все.
  
  
Конец

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"