Пронин Юрий: другие произведения.

Забытая миссия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  

Забытая миссия

  
  

Глава 1

  
  Дверца автомобиля приоткрылась.
  - Игорь, забирайся!
  С этого все и началось.
  Какого черта я сел в машину? Двадцать один скоро, сессия еще не закончилась, а я, как малолетка, на дешевые развлечения купился. Покататься, музыку послушать, пивка попить - как будто, мне больше делать нечего. Конечно, друзей я не видел давно, а запотевшая бутылка в руке Дениса выглядела соблазнительно. К тому же, от непривычной для мая месяца жары пересохло в горле - пить хотелось жутко.
  Кто знал, что Андрюха, сидевший за рулем, тоже пива хлебнул, а за первым же поворотом за нами увяжутся гаишники?
  Друг, не устоявший перед жаждой, дал по газам, разогнал свою старенькую "Ауди", и в итоге мы забрались в какие-то дебри из ангаров, обшарпанных зданий и полуразрушенных кирпичных заборов.
  Настырные полицаи висели на хвосте.
  - Как остановлюсь, бегите в разные стороны! - крикнул Андрюха.
  Так и сделали. Дружим мы с детского сада и понимаем друг друга с полуслова. Я только краем глаза заметил, куда ринулись парни, и побежал в своем направлении. После того как погасли фары, темнота показалась непроглядной. На далекой вышке горел прожектор, в небе мерцали звезды, но под ногами я все равно ничего не различал.
  Разогнаться не удалось. На дороге попался деревянный забор - чуть лбом в него не впечатался. Колючая проволока поверху не шла, и я благополучно перемахнул через препятствие. Может, для кого-то такая преграда и показалась бы серьезной, но только не для меня. Парень я высокий и, хоть не атлет, прыгаю хорошо.
  Наверно, спешить уже не стоило, ведь от преследователей меня отделял глухой забор. Увы, сбавить шаг времени не хватило, потому что я ухнул в яму.
  
  Оказывается, когда проваливаешься, самое страшное не падение, а ожидание встречи с дном колодца или ямы. Я летел и боялся все сильнее. Нет, я не думал, что страшный удар сейчас сломает кости и оборвет мою жизнь. Способность размышлять исчезла вовсе - остался один всепоглощающий ужас.
  Падение сменилось скольжением по наклонному желобу. От страха я зажмурил глаза и, разумеется, ничего не видел. Лишь мои руки и спина, обнажившаяся из-за задравшейся майки, чувствовали то ли толстый ворс, то ли короткие ростки. Я скользил по чему-то мягкому и слегка влажному. Подобное перемещение, кажется, не причиняло мне никакого вреда.
  Крутой спуск стал пологим и наконец закончился. Разумеется, движение прекратилось. Я открыл глаза и испугался еще сильнее. Меня занесло в огромную трубу диаметром не менее двух метров, и стенки этого тоннеля светились.
  Что может быть такого в слабом синеватом свечении? Да, мои руки и ноги, торчавшие из-под задравшихся спортивных штанов, походили на конечности мертвеца или призрака, но я их чувствовал. Боли не ощущалось, падение закончилось благополучно, однако я все равно боялся до тошноты.
  Когда стенки огромной кишки зашевелились, я взвизгнул и побежал. Зачем и куда? Откуда мне знать? Ужас гнал меня вперед. Днище тоннеля, казавшегося мне живым, ходило ходуном, я спотыкался, но не падал и бежал, бежал, бежал.
  Жутковатый свет сменился темнотой, а подошвы кроссовок застучали обо что-то твердое. Наверно, я бы остановился, но в конце тоннеля замелькала яркая полоса - словно за поворотом горела и покачивалась мощная лампа.
  Впереди маячил свет - нормальный свет, а не синяя мертвечина. Я собрал остатки сил и продолжил забег, стремясь к неведомому фонарю, как ночной мотылек.
  Насекомые, летящие на огонь, нередко погибают. Я на мгновение ослеп от яркого света, а сильный удар в лицо оборвал сознание.
  
  Мощный фонарь разгонял темноту, гладкая поверхность тоннеля блестела, отражая свет. Далеко ли в стороны уходил подземный ход, я не рассмотрел, а вот его размеры оценить смог. Пожалуй, ширина превышала высоту - овальное сечение, позволявшее человеку пройти, не нагибаясь.
  Собственно, это можно было понять и без освещения, ведь немногим раньше я бежал здесь свободно. Только меня не слишком вежливо уронили на пол, и боль в нижней челюсти напоминала об этом.
  Я лежал на твердой холодной поверхности и чувствовал себя очень и очень неуютно. Подземелье и двое мордоворотов, один из которых только что отправил меня в нокаут - уже этого достаточно, чтобы запаниковать. Еще эти уроды связали мне руки спереди, а мои штаны приспустили.
  Любой болван знает, что свою задницу нужно беречь. А когда ты лежишь с голой попой, понимаешь, что с этим могут возникнуть проблемы.
  Беседа темных личностей добавила опасений.
  - Я же говорил, что парнишка, а ты - баба, баба! - с удовольствием и какой-то странной нежностью заметил первый.
  - Да у него волосы длинные, - гулким басом ответил второй.
  - Ну, и хорошо. Будет за что держаться, когда ему за щеку дашь.
  
  Человек со связанными спереди руками не настолько беззащитен, как кажется. А если у потенциальной жертвы в наличии определенные умения и сильные ноги, есть шанс избежать насилия. В спортзал я захаживал от случая к случаю, но в свое время занимался балетом - удары нижними конечностями для меня не проблема.
  Вскочить и вступить в бой? Увы, мешали полуспущенные штаны. Снять их совсем или натянуть обратно?
  Сделать выбор я не успел, потому меня подняли и поставили на ноги.
  - Ты, Катенька, будь умницей, и мы тебе не сделаем больно, - сказал обладатель баса.
  Если звучит женское имя, а твоя задница ничем не прикрыта, предсказать дальнейшие события несложно. Вопреки обещаниям, насильник пребольно дернул меня за волосы, которые я собирал сзади в хвостик и стягивал резинкой. Перед моими глазами сверкнул нож - хороший клинок, вынутый из ножен. Меня нагнули, острый кончик ножа уколол кожу около горла.
  Рука, державшая за пучок волос, не позволяла распрямиться. Ласковый злодей пыхтел сзади, второй стоял спереди, получая свою дозу удовольствия. Разумеется, я не испытывал радости, но нож, коловший меня в шею, заставлял повиноваться.
  Боли не было. Правда, иногда скот, стоявший спереди, входил в раж, а я задыхался и хрипел. Мысль была только одна - когда все закончится, обязательно коротко подстричься.
  Угомонились они почти одновременно.
  - Умница, Катенька! - пробасил тот, что был спереди.
  - Душевно! - ласково подтвердил насильник, стоявший сзади. - А то Мотины мочалки надоели.
  - Их тоже можно в задницу пользовать. Моте по-всякому нравится. Только он своей дубинкой, бывает, рвет все напрочь - после него уже не интересно.
  - Не, с бабами кайф не тот, - возразил ласковый. - Может, этого мальца Моте не сразу покажем?
  Вопрос остался без ответа. Диалог закончился. Оказалось, что штаны и трусы на мне разрезали, поэтому я их не надел, а снял и оставил на полу.
  
  Я шел, глядя в спину обладателя баса, сзади топал ласковый любитель мужских задниц.
   Развернуться, ударить заднего, а потом вырубить переднего? Шансы на успех имелись, но небольшие. У меня связаны руки, а у них на поясах ножи. Я решил ждать.
  - Моте его все равно придется сегодня показать, - глухим колоколом пророкотал передний. - Еще разок порезвимся и отдадим.
  - Да после Моти он только в кандейку сгодится, - жалобно возразил нежный голос сзади. - Может, подождем до завтра?
  - Спрут заложит.
  По мнению конвоиров, жить мне оставалось недолго. А вот я просто так умирать не собирался.
  Тоннель из непонятного твердого материала закончился, снова пошла большая кишка с мягкими стенками. В свете двух фонарей я рассмотрел, что никакого ворса на прогибавшейся поверхности не было. Или я ошибался раньше, или мягкий подземный ход стал другим.
  Пол в комнате, в которую меня завели, почти не проминался под ногами, а лишь упруго отзывался на шаги. В пластмассовом тоннеле ноги стучали сильнее. Судя по всему, материал вновь сменился.
  
  Два односпальных матраса, стул, тумбочка - скудная обстановка говорила о том, что люди здесь не живут, а лишь иногда отдыхают. А конвоиры собирались в этом помещении развлечься и источником удовольствия считали меня.
  Пришлось разочаровать любителей нетрадиционных игрищ. Отсутствие некоторых деталей одежды дало мне необходимую свободу движений. Удар коленом в живот заставил согнуться обладателя баса. Ласкового извращенца я ткнул связанными руками в гнусную рожу.
  Противник успел уклониться, и сильного удара не получилось, но я попал ему в глаз. Насильник на миг потерял способность к сопротивлению и пропустил удар ногой в солнечное сплетение.
  Осталось только окончательно вырубить врагов. Да, я бил лежачих, причем по голове. Однако никто не обещал честной драки. После того, что они со мной сделали, дорога у них была лишь одна - на тот свет.
  Ни злости, ни ярости, ни радости - я тупо бил ногами по головам людей, уже потерявших сознание.
  Нож, извлеченный из ножен, висевших на поясе ласкового недруга, позволил освободить руки. Я просто воткнул клинок в деревянный стул и разрезал скотч, стягивавший мои запястья.
  Лишь немного размяв пальцы, я взял нож и перерезал глотку обладателю баса. Кровь, хлынувшая из шеи, нисколько не испугала меня. Затем пришла очередь ласкового урода. Голоса у напарников были разными, а сдохли они одинаково.
  
  Наверно, времени с моего падения в непонятную яму прошло совсем немного, а я уже успел побыть насилуемым и стать убийцей. Ну и что? Признаться, меня волновало совсем другое: следовало обзавестись брюками и выбраться из подземелья.
  Пополнение гардероба я отложил на потом, хотя шмотки одного из мертвецов мне наверняка подошли бы. Майка, кроссовки, голая задница, фонарь в одной руке, нож в другой - я отправился на поиски выхода и неведомого Моти.
  Через несколько шагов на противоположной стороне подземного коридора обнаружился проем. За ним я нашел помещение, такое же небольшое, как и то, из которого я вышел. Пол, стены и потолок в нем покрывали выросты, походившие скорее на больших червей, чем на ворс. А что еще сказать о плетях в палец толщиной и длиной сантиметров в двадцать?
  Едва я сунул голову в странную комнату, щупальца зашевелились. Выросты, до этого лежавшие на полу, встали дыбом. Те, что покрывали стены и свисали с потолка, изогнулись в мою сторону. Я почему-то представил, что они сейчас освободятся и всем скопом бросятся на меня. Разумеется, ноги сами унесли меня дальше по коридору.
  Еще через десяток метров подземный ход закончился лестницей - самой обыкновенной, со ступеньками. Правда, перила отсутствовали, а крутой подъем никак не кончался. Я шел, подсвечивая себе фонарем, мягкие ступени гасили звук шагов, стенки по обе стороны, казалось, вот-вот сдавят меня.
  Вспомнилась сокращающаяся кишка, в которую я попал сразу же после падения, но в этом подземелье ровные стены и наклонный потолок пока оставались неподвижными.
  
  Музыка, донесшаяся сверху, напомнила об осторожности. Я уже не шел, а крался.
  Свет из выхода падал на последние ступеньки. Я положил фонарь на лестницу и приготовился к схватке.
  К счастью, наверх я поднялся беспрепятственно. Здесь ждали друзей, а не врагов - в мою сторону просто не смотрели.
  Лестница вывела в комнату, отделанную привычными материалами. Деревянный пол, стены и потолок из пластиковых панелей - ничего подозрительно мягкого, никаких щупалец.
  Первая же половица, на которую я наступил, заскрипела и заглушила негромкую музыку.
  - Пришли? А я мочалку привел, - радостно возвестил мужской голос. - А попка у нее - загляденье! Я ее только раз потревожил, ничего не повредил. Помню, что у меня друзья есть.
  Мотя оказался невысоким, но широкоплечим. Двигался он быстро и успел отвести мою руку с ножом. Однако удар коленом все решил в мою пользу. Мужчине обычного роста досталось бы по животу, а массивному коротышке я угодил в солнечное сплетение.
  Противник свалился, поджав ноги, а я немедленно полоснул его ножом по шее. Счет убитых врагов вырос до трех.
  
  В помещении действительно находилась женщина - Мотя не обманул. Судя по всему, коренастый бандит насиловал здесь своих жертв далеко не в первый раз. На меня, вывернув шею, таращилась рыжая девица с заткнутым тряпкой ртом. Понятно, что она могла только мычать. Пленница стояла, согнувшись, грудь ее лежала на столе, а руки, разведенные в стороны, Мотя привязал к ножкам. Ниже пояса одежда отсутствовала.
  Разумеется, девица видела, как я расправился с хозяином.
  Нежелательную свидетельницу лучше убить. По крайней мере, именно такая мысль мелькнула в моей голове. Решение выглядело разумным, и, чтобы его принять, мне не потребовалось делать усилий над собой. Ничего, кроме спокойствия и отстраненности я не чувствовал. Где есть три трупа, найдется место и четвертому.
  Однако голые ягодицы выглядели настолько соблазнительно, что я решил подождать с очередным убийством. Да, насиловать женщин нехорошо, но я все равно собирался ее убить. Кстати, попа у рыжей так же, как и лицо, оказалась покрытой веснушками. Признаться, я такого не видел никогда и не устоял перед необычной задницей.
  В отличие от поверженных врагов, извращения меня не интересовали. Предусмотрительный Мотя на маленьком столике разложил презервативы и прочие вещички, облегчавшие насилие и делавшие секс безопасным для здоровья. Разумеется, я воспользовался запасами хозяина.
  Разница в росте вызвала некоторые затруднения, но скоро я перестал замечать подобные мелочи.
  Нормальные парни, которым давно исполнилось двадцать, обычно неплохо знакомы с противоположным полом. Я знал, что такое секс, но подобного удовольствия не испытывал никогда. Самое удивительное, жертва положительно отнеслась к насилию и, судя по ответным движениям, с удовольствием участвовала в процессе.
  
  Когда все закончилось, я передумал убивать пленницу и перерезал веревки на ее руках.
  Девица немедленно извлекла кляп и принялась отплевываться и разминать пальцы. Рыжая красотка с телом, покрытым веснушками, смотрелась неплохо. Правда, верхнюю часть туловища закрывала желтая блузка, поэтому я не мог утверждать, что и там у девушки кожа в мельчайших пятнышках. Зато ножки и попа в крапинку производили наилучшее впечатление. Черты лица правильные, глаза зеленые, стрижка очень короткая - незнакомка нравилась мне все больше.
  Недавняя партнерша разразилась гневной речью, но я не понял ни слова. Злость на очаровательной мордашке сменилась неподдельным удивлением. Рыжая схватила меня за правую руку, внимательно осмотрела запястье с обеих сторон, улыбнулась и одобрительно хмыкнула. Моя конечность ей чем-то понравилась.
  Освобожденная мной жертва неоднократного насилия забралась в шкафчик, явно предназначенный для одежды. Треники, весьма похожие на те, что остались в тоннеле, достались мне. Затем появились на свет разорванная юбка и предмет одежды, раньше бывший женскими трусиками.
  Красавица расправила черную тряпочку, встряхнула юбку такого же цвета, бросила негодные вещи на пол и раздраженно топнула ножкой. Из ее недовольной речи я вновь не понял ни слова, но успел за это время натянуть штаны.
  Девица облачилась в джинсы, найденные в соседнем шкафчике.
  - Боа! - скомандовала она и показала рукой в угол комнаты.
  Странная гражданочка. Только что старательно шевелила нижней частью тела, подстраиваясь под мои движения, а теперь, похоже, за человека меня не считает. Впрочем, если в углу выход, имеет смысл прислушаться к ее указаниям.
  
  Вертикальная лесенка и открытый люк вывели меня в освещенный гараж. Очень гладкое покрытие пола, стен и потолка слегка блестело, но не показалось мне странным. Сейчас столько отделочных материалов, что обычный человек не знает и половины новинок. А вот размер помещения впечатлил - раза в четыре больше, чем стандартный бокс в гаражном кооперативе.
  Автомобиль сразил меня наповал. Огромный, черный, блестящий, с множеством хромированных деталей - такой шикарной тачки я вблизи никогда не видел. От машины пахло роскошью.
  Предвкушая встречу с прекрасным, я попытался открыть дверцу, но потерпел неудачу. Автомобиль оказался запертым.
  - Боа! Боа! - вновь подогнала меня девица.
  Ее пальчик указывал на закрытые ворота - мне предлагали покинуть помещение и лишали общения с чудом неизвестного мне автопрома. Знакомых надписей или эмблем на машине обнаружить не удалось, и я с сожалением отправился к выходу.
  В замке маленькой двери торчал ключ, я, не задумываясь, повернул его против часовой стрелки, толкнул створку и шагнул в серый рассвет.
  - Боа! - донеслось мне вслед.
  
  Боа - это удав. Разумеется, я не ожидал встретить огромную змею и не увидел ее. Однако действительность оказалась лишь немногим безопаснее. Громко топая и подвывая, на меня несся непонятно откуда взявшийся крокодил.
  В минуты опасности человек не раздумывает. Я начал соображать уже в гараже, заперев за собой дверь.
  Возвращаясь в помещение, я наступил рыжей на ногу и нечаянно толкнул спутницу, отчего она отлетела прямо на сверкающий автомобиль. Теперь девица ругалась непонятными словами и прыгала на одной ножке.
  Успокоившись, она что-то спросила у меня. Как и раньше, я ничего не понял. Рыжая шустро обогнула меня, открыла дверку и отправилась в пасть крокодилу. Задержать ее я не успел.
  - Оть!
  Возглас показался мне грозным, а вот страха в ее голосе я не расслышал.
  Бросать женщину в опасности мужчина не должен - пришлось выйти из гаража. Двухметровый крокодил лежал на земле и вилял мощным хвостом. Глаза ящера преданно смотрели на девицу, из пасти, полной здоровенных зубов, свисал ярко-красный язык.
  Кажется, я испугался ручного зверя.
  
  Опасность оказалась ложной, появилась возможность немного осмотреться. На самом деле, коричневый крокодил лежал не на земле, а на ровном покрытии. Плитки - квадраты со стороной около метра - точно прилегали друг к другу. Их поверхность поразила чистотой, необычной для гаражей. Казалось, здесь прошла специальная машина и смыла всю пыль. Широкий проход между рядами боксов, редкие ворота в длинных строениях - тут явно не экономили на размерах.
  Рыжая произнесла несколько слов в пространство. Мне показалось, что она разговаривает по телефону, но никакой, даже самой маленькой аппаратуры я не заметил.
  Все-таки она с кем-то пообщалась, потому что через несколько минут подъехал белый автомобиль, похожий на самый обыкновенный полицейский "Уазик". Только буквы на его дверцах оказались совершенно незнакомыми.
  Из машины вышла квадратная тетка, одетая в серую форму с непонятными знаками различия на рукавах и в петлицах. Началась беседа. Несмотря на мятую блузку и непритязательные джинсы, моя спутница держалась уверенно - я бы сказал, даже высокомерно. Служащая в кителе и брюках выглядела примерно так же. Две женщины обменивались оценивающими взглядами и неспешно разговаривали.
  - Мота Короладо? - спросила служащая в серой форме.
  - Мо Короладо! - с вызовом ответила рыжая.
  Из машины донесся голос напарницы. Видимо, единственная фраза определила все. Тетка вытянула руки по швам и начала, как солдат генерала, есть глазами рыжую девицу.
  Под воркование приплясывающей серой дамы мы погрузились в "Уазик" и через пару минут приехали в участок. Разумеется, я не знал, как называется контора, в которую нас привезли, но все напоминало родную полицию.
  
  Рыжая вела себя уверенно, а вот служащие поминутно кланялись и разговаривали негромко и уважительно. Похоже, я совсем недавно поимел какую-то шишку.
  Переговоры закончились тем, что одна толстозадая тетка схватила меня за руку и протерла наружную сторону запястья влажной ваткой. Запахло спиртом. Вторая женщина, такая же плотная, как и первая, приложила к моей руке какой-то продолговатый блестящий прибор, похожий на фонарик средних размеров. Сильная боль на миг коснулась кожи и быстро ушла.
  Держали меня крепко, отдернуть руку смог бы лишь какой-нибудь штангист или подобный ему здоровяк. Впрочем, я остался довольным собой, потому что не издал ни звука.
  Рыжая подверглась схожей операции. Результатом стали татуировки, появившиеся на наших руках. Надпись на моем запястье состояла из незнакомых букв. Девица тоже обзавелась тату - текстом.
  Симпатичная спутница и другие женщины постоянно о чем-то разговаривали, а вот мое мнение, кажется, никого не интересовало. Я чувствовал себя преступником, которого патруль сдает в отделение полиции.
  Однако меня не отправили в камеру.
  - Боа! - вновь услышал я.
  Еще пара минут езды на той же машине, и мы вошли в подъезд невзрачной трехэтажки из серого бетона. Изнутри жилье впечатлило: высокие потолки, широченные каменные лестницы, идеально ровные перила из темного дерева - все чистое, ровное, без выбоин, царапин и хулиганских надписей. А ведь входная дверь не запиралась!
  Верхний этаж, на площадке всего две двери - нетрудно предположить, что они ведут в большие квартиры.
  
  Я не успел рассмотреть обширную прихожую, потому что рыжая открыла дверь и запихнула меня в темное помещение.
  - Боа! - донеслось мне вслед.
  Зажегся свет, и я без труда определил, где нахожусь. Ванная или, как иногда говорят, совмещенный санузел. Огромная ванна, раковина, унитаз - назначение приборов не вызвало сомнений. Душ и краны оказались самыми обыкновенными, с жидким мылом и мочалкой справиться не составило труда. В общем, все оказалось почти привычным. Правда, вместо белого фаянса и такой же эмали, везде матово отсвечивал бежевый материал - возможно, какой-то твердый пластик.
  Когда я, обернув чресла полотенцем, вышел из ванной, рыжая немедленно заняла мое место.
  Что должен сделать человек, оказавшийся в незнакомом месте? Разумеется, осмотреться. Ничего удивительного я не заметил. Комнаты непривычно большие, но все остальное выглядело обычно. Линолеум на полу, обои на стенах и потолке, мебель из дерева - ничто меня не поразило. Кровать в спальне самая обычная - в самый раз для двоих.
  В спальне меня и застукали. Если я хоть для приличия завернулся в полотенце, то рыжая обошлась вообще без всего. Резким толчком хозяйка усадила меня на ложе и взялась что-то растолковывать. Слова не подействовали, потому что я ничего не понял. Женщина, все тело которой покрывали веснушки, перешла на жесты.
  Тут она преуспела. Несложно понять, чего хочет красавица, если она указывает пальчиком себе между ног, а язычком лижет верхнюю губку.
  Секс - удовольствие для двоих. Чтобы один партнер получил удовольствие, другому порой приходится потрудиться.
  Я не против разнообразия в ласках, но не терплю, когда мной помыкают. А рыжая явно командовала. Нет, выглядела она донельзя соблазнительно, но я хотел ее немного по-другому. Я схватил девицу, намереваясь добиться своего, повалил ее на постель... и потерял сознание.
  Когда я очнулся, лежа на кровати, рыжая села рядом и пустилась в объяснения. Показывая на татуировки, она донесла до меня, что я здесь вовсе не главный. Толстозадые тетки нанесли надписи на наши руки, и теперь эта женщина - госпожа, потому что сможет заставить меня делать все, что нравится ей. Слова и жесты подтверждались болью в разных частях моего бедного тела.
  Так я еще не попадал.
  Я честно претворил в жизнь сексуальные фантазии Мо Короладо. Признаться, занятие оказалось не лишенным удовольствия. Порадовало и то, что потом меня не отправили куда-нибудь на коврик - спали мы в одной постели. Проснувшись ночью, я даже вновь почувствовал желание, но не решился будить рыжую госпожу.
  
  Утром она вскочила и жестом велела оставаться мне в постели. Похоже, Мо проспала и не хотела, чтобы я ей мешал. Сборы закончились быстро. Хозяйка подняла меня, велела подойти к входной двери и объяснила, что открывать ее я никому не должен. Мне предстояло сидеть взаперти и ни с кем не общаться.
  Других указаний не последовало. Госпожа ушла, предоставив мне развлекаться самостоятельно.
  Вчерашний день и начало ночи мы провели в постели. Несмотря на подчиненную роль, занятие пришлось мне по душе. В перерывах Мо устраивала перекусы на кухне, и я уже знал, где лежат продукты, и как работают приборы. Электрическая плита, посудомоечная машина, холодильник - все напоминало знакомые образцы. Именно напоминало, потому что ни одной известной марки я не встретил.
  Впечатляли размеры - в такой просторной кухне я никогда не бывал. А еще меня поразила чистота. Ни капельки жира, ни пылинки - полная стерильность.
  
  Ошибается тот, кто считает, что рабы только и делают, что плачут и жалуются на свою участь. В кухню я вошел в прекрасном настроении. Душ не только освежил кожу, но и смыл всю вялость, оставшуюся после ночного сна. Происшествия в подземелье остались в прошлом, а последние воспоминания наполнили душу радостью. Общение с Мо подарило массу приятных ощущений.
  На плите сидел слизняк размером с хорошую кошку, второй такой же зверь ползал по полу. Откуда они взялись? Это что, домашние животные?
  Аппетит пропал, а смутные подозрения обрели ясность. Все говорило о том, что я попал не в другую страну, а в чужой мир. Крокодилы вместо собак, женщины в крапинку, совершенно незнакомые надписи, ни одной известной мне эмблемы. А тут еще гигантские улитки на кухне!
  Странные татуировки, превращающие мужчину в раба, а женщину в госпожу. На улице тепло, а я ни разу не видел солнца. Должен же был хоть один лучик пробиться сквозь облака! Похоже, от родного дома меня отделяют огромные расстояния, многие годы или что-то еще.
  Я вернулся в спальню и увидел еще одного зверя. Туловище раз в пять больше кухонных слизняков, ног нет, зато несколько длинных щупалец елозят по стенам и мебели.
  А ведь этот осьминог убирается! И на кухне улитки ползают не просто так, а собирают пыль и грязь. Вот откуда здесь такая чистота.
  Все-таки стоять рядом с уборщиком я не решился. Черт знает, что у него на уме? Может, он и меня захочет почистить, а заодно и кожу соскребет?
  Я благоразумно отступил в коридор и перешел в одну из комнат. Интересно, сколько их? Сосчитать помещения мне вчера не позволили.
  
  Спортзал, гостиная, кабинет - три комнаты, все до неприличия большие. Лично мне было бы неуютно жить в таких аудиториях. Впрочем, в спальне, несмотря на ее размеры, мне понравилось. Правда, причина не в помещении, а в женщине, с которой я там был.
  Слава богу, осьминоги и слизняки в комнатах отсутствовали. Я прошел в кабинет. Два стола, несколько стульев, пара почти пустых полок - похоже, здесь не работали с бумагами. Собственно, у нас тоже везде все в электронном виде.
  Пустого места столько, что можно играть в догонялки. Зачем такие огромные помещения?
  На каждом столе по монитору, внизу, похоже, системные блоки стоят. Кажется, и здесь поняли, что стационарные устройства надежнее переносных. Попользоваться местной электроникой хотелось жутко, но я решил ничего не трогать. Вдруг, сломаю что-нибудь? Кто знает, как хозяйка за провинность наказывать будет?
  
  Два окна без занавесок и жалюзи - похоже, солнце здесь действительно редкий гость. Вид с третьего этажа умиротворяющий: тихая улочка, тротуар вплотную к проезжей части, а за неширокой дорогой раскинулся газон с изумрудно-зеленой травкой. Аккуратные невысокие деревья растут редко, мусор отсутствует напрочь. Лишь вдалеке просматривается бетонная стена - то ли забор, то ли невысокое длинное здание без окон.
  Что можно еще рассмотреть из окна? Автомобили и прохожих - это тоже информация.
  Машины здесь ездили, только шума двигателей расслышать не удалось. Или автомобили здесь такие тихие, или окна не пропускали звуки. Распахнуть какую-нибудь форточку я не смог. Не было здесь никаких признаков того, что эти окна вообще открываются. Как же они стекла снаружи моют? Опять слизняков заставляют?
  Автомобили разные, попадаются совсем маленькие. Интересно, зачем Мо такая громадная тачка? Или это не ее машина?
  Кажется, здесь по дорогам все-таки электромобили шныряют. Не разглядел я ни малейшего дымка, да и выхлопных труб не заметил. Или машины на водороде?
  
  Прохожих я тоже увидел. По тротуару шли мужчины и женщины, дети и пожилые люди. Даже мамаша с коляской попалась. Что интересно, я не заметил, чтобы мужики от баб шарахались.
  Вон, парень встречную девчонку без стеснения разглядывает и нисколько ее не боится. Похоже, у них тут равноправие. Почему же Мо меня так легко закабалила?
  С другой стороны, что бы я тут делал, не зная языка, без денег, одежды и жилья? А теперь я собственность Мо, и пусть не у меня, а у нее голова болит.
  
  Слизняки из кухни перебрались в ванную, осьминог взялся за гостиную. Я вспомнил, что не завтракал и решил перекусить. Вчера Мо кормила меня супом и овощным рагу, сваренными из полуфабрикатов. Нужно достать из холодильника пакет, залить его содержимое водой, прокипятить несколько минут - готово. Быстро, удобно и вкусно.
   На завтрак можно съесть что-нибудь полегче.
  Фрукты, обнаруженные в нижнем отсеке холодильника, оказались самыми обыкновенными яблоками и персиками. Хлеб и какое-то вареное мясо, видимо, продавали уже порезанными - я без проблем заморил червячка. Даже чайник разогрел на плите. Правда, чай или кофе не нашел - попил горячей водички.
  За собой убрал, решил выбросить крошки, яблочный огрызок и косточку от персика. Вчера я видел, как Мо открывала дверку в тумбе под мойкой и клала туда обертки. Почему-то мне представлялось, что там обычное ведро с мусорным пакетом в нем.
  Пакет в цилиндрическом ведре отсутствовал. Сама бежевая емкость без крышки не двигалась, словно ее кто-то приклеил к ящику. Однако я точно помнил, что Мо выбрасывала мусор именно сюда.
  Я засунул руку в непонятное пластмассовое ведро и понял, что днища у него нет, или оно есть, но намного глубже. Мусоропровод на кухне? Неплохо! А где запах? Я принюхался и не уловил ни малейшего намека на зловоние. Косточка и огрызок провалились совершенно беззвучно.
  
  Видимо, я поел в меру, потому что ощутил не сонливость, а жажду деятельности. Чем заняться?
  А где моя одежда? Вчера в перерывах между постелью я заворачивался в полотенце, а Мо накидывала легкий халатик или вообще разгуливала нагишом.
  Вдруг, хозяйка сейчас вернется? Мне что, ее опять в полотенце встречать? Вчера майку и штаны я спрятал в углу ванной, кроссовки оставил там же. Потом было не до одежды и обуви.
  Сегодня на прежнем месте я ничего не нашел. То ли Мо отправила мои вещи в мусоропровод, то ли прибрали слизняки. А может, эти улитки грязную одежду едят?
  
  Я не успел облачиться даже в полотенце. Звук открываемой двери застал меня на кухне, а оттуда путь в ванную лежал через прихожую. Пришлось встречать хозяйку без одежды, сделав вид, что так и должно быть.
  Госпожа пришла, нагруженная пакетами и я как воспитанный мужчина должен был освободить ее от ноши. Мо попыталась сохранить серьезный вид и отдала мне пакеты, но все же не смогла удержаться от смеха.
  Я в ответ на хихиканье расплылся в улыбке, но честно попытался чмокнуть ее в щеку. Тут Мо, видимо, вспомнила, что она госпожа, по-хозяйски обхватила меня за шею и впилась в мои губы. Разумеется, мне стало не до вещей.
  Пакеты опустились на пол, а я отнес Мо в спальню. Толстушкой моя хозяйка не была, ее макушка едва доставала до моего носа, но тяжесть чувствовалась изрядная - на пушинку девушка никак не походила.
  
  Еще ночью я понял, что Мо в сексе отнюдь не новичок. Как это определяется? Да очень просто! Если женщина умеет получать удовольствие в постели - значит, у нее есть определенный опыт.
  Госпожа стонов не сдерживала, а на пике наслаждения сжала меня намного сильнее, чем положено слабой девушке. Судя по всему, Мо регулярно посещала домашний спортзал.
  Минутный отдых закончился.
  - Оть!
  Мо убрала мою руку со своей груди. Госпожа одним словом объяснила, что время секса закончилось.
  - Боа! - скомандовала она, указывая на дверь.
  Я послушно поплелся в ванную.
  
  Похоже, полотенце превратилось в мою постоянную одежду. Я сидел за столом в кабинете, а Мо, расположившись рядом, заставляла меня слушать и смотреть на экран. Управление компьютером отличалось от привычного, но не поражало. Клавиатура с другими значками, да джойстик на массивной подставке вместо "мышки" - ничего удивительного.
  На экране мелькали разноцветные флаги, под ними появлялись незнакомые надписи. Слышалась непонятная речь. Мо держала джойстик, искоса поглядывая на меня. Череда красочных полотнищ тянулась и тянулась, а я ничего не понимал.
  Безрезультатное мельтешение надоело не только мне, но и рыжей.
  - Падо! - заявила она, с удивлением глядя на меня.
  Следующая программа подарила надежду.
  Появившийся на экране мужик ткнул себя пальцем в грудь и произнес:
  - У!
  Затем то же самое проделала женщина, потом мальчуган сказал короткое словечко, показывая на себя.
  Я тоже приставил палец к собственному животу и бодро рявкнул:
  - У!
  Умница Мо где-то откопала программу по изучению языка с нуля.
  Начальный курс пользователя закончился быстро. Я все уловил сразу, да и отличия от наших компьютеров оказались минимальными.
  - Падо он, - похвалила меня госпожа.
  Комплимент показался мне сомнительным, потому что "падо" на местном языке наверняка означало что-нибудь вроде дикаря или идиота.
  
  Мо убежала, вновь наказав никому не открывать. Мне досталось учить язык. Фотографии сменялись видео, реальные персонажи - анимацией. Я прерывался, чтобы перекусить, да один раз размялся в спортзале.
  Неплохо иметь в квартире место, где можно потренироваться. Шведская стенка, большой мат на полу, гимнастические снаряды, увесистые гантели - многое из этого не вязалось с милой девушкой, которая владела мною.
  Зачем ей канат, параллельные брусья и перекладина? Она что, гимнастка?
  Перчатки и боксерская груша меня совсем удивили. Если Мо занимается единоборствами, то почему она позволила связать себя коротышке из подвала?
  Меня съедало желание посидеть у окна и посмотреть на внешнюю жизнь, но я мужественно возвращался к компьютеру.
  
  - Я рад тебя видеть, госпожа!
  Услышав такое приветствие, Мо радостно и изумленно вскрикнула. Увы, из последующей речи я ничего не понял. Девушка говорила слишком быстро, а почти все слова казались мне незнакомыми.
  Днем госпожа принесла еду. Теперь в пакетах нашлась одежда для меня. Майки, шорты, тапочки - ничего особенного, но я давно так не радовался. Жизнь налаживалась. Крыша над головой, еда, кое-какие вещи, прелестная женщина рядом - весьма неплохо для мужчины, попавшего в незнакомый мир менее двух суток назад.
  Правда, я не знал всех своих обязанностей. Учитывая полную власть надо мной, Мо могла потребовать все, что ей захочется. А я слишком плохо знал рыжую госпожу.
  Незнание языка не помешало общению. Я изобразил слизняков и осьминога - уборщика.
  - Уро, - ответила Мо.
  Она отвела меня на кухню, указала пальчиком на мусоропровод.
  - Уро.
  Судя по жестам госпожи, именно из необыкновенного ведра вылезли большие улитки без раковин. Наверно, туда же они и уползли, но я этого не заметил.
   Стало совсем неуютно, когда Мо показала круг из непонятного материала на стене за прикроватной тумбочкой.
  - Уро, - вновь сказала она.
  Я представил, что сплю, а из этого круга выдавливается осьминог и начинает душить меня щупальцами. Как люди здесь живут с этими гадами?
  
  Мо сумела объяснить различие в именах. У каждого человека в этом мире есть статус. Отчего зависит положение гражданина в обществе, я не понял, но уяснил: чем выше статус, тем короче имя и фамилия.
   Например, Мо, когда была маленькой девочкой, звалась Мотанири. Судя по тому, как лебезили перед моей госпожой квадратные тетки, обрезание имени на три слога соответствовало весьма существенному повышению общественной важности. Впрочем, такой статус не был запредельным, ведь фамилия рыжей оставалась пока длинной.
  Я здесь слуга Мо Короладо, и других имен мне не положено. Да, хозяйка зовет меня Игорем, но это лишь для внутреннего пользования.
  
  У рыжей имелись не только сексуальные желания. Увы, массаж я никогда не делал. Мо терпеливо воспринимала мои неуклюжие попытки размять ее мышцы и с интересом посматривала на мою промежность. Естественно, вид обнаженного женского тела вызывал у меня определенные желания, и госпожа это прекрасно видела.
  В конце концов, она предпочла секс. Однако после был включен компьютер и найдена инструкция - мне предстояло освоить массаж. Я не возражал. Забрезжила надежда, что все мои обязанности будут такими же приятными.
  
  Утром меня безжалостно выгнали из постели и отправили в спортзал. Я ничего не имел против гимнастики, но использовать меня вместо боксерской груши - это уже перебор. Есть же мешок, набитый чем-то мягким - вот бы и упражнялась на нем. Бой с тенью - тоже неплохая замена избиению слуги.
  Переубедить Мо я не смог: словарный запас оказался недостаточным, да и к моему мнению особо не прислушивались. Перчатки смягчали удары совсем чуть-чуть, и несколько раз госпожа ощутимо меня достала. Я уклонялся и ставил блоки, порой весьма успешно. Иногда во взгляде девушки сквозило удивление. Двигаться меня учили в балетной студии, нередко мои прыжки и пируэты ставили в тупик противников в уличных драках.
  - Оть! - скомандовала Мо.
  Госпожа убежала в душ, а я остался оценивать повреждения. Ущерб оказался минимальным: в голову Мо не била, а остальные удары, хоть и были болезненными, не оставили заметных следов. Пожалуй, и эту обязанность стоило признать не слишком обременительной.
  Дальше мы с хозяйкой не пересекались. Пока я мылся, она завтракала, а затем быстро собралась и ушла.
  
  Вечером Мо пришла с подругой. Такая же спортивная фигурка, короткие русые волосы, белая кожа без веснушек, милое личико - самая обычная девушка. Нори улыбнулась, что-то быстро сказала хозяйке и принялась по-хозяйски рассматривать меня. Одна ладонь гостьи легла мне на плечо, пальчики другой руки коснулись моей щеки. Она пристально смотрела мне в глаза, как будто пыталась найти там что-то особенное.
  Что может быть такого в моем взгляде?
  Я начал подозревать, что девицы привыкли считать мужчин общей собственностью. Признаться, роль персонального слуги меня вполне устраивала, а вот становиться вещью, которой можно поделиться, совсем не улыбалось.
  Ублажать всех подруг госпожи? Возможно, кто-то и мечтает о такой жизни, но я этого категорически не хотел.
  Почему? Дело в подчиненности. Одно дело - переспать с девицей по взаимному согласию, а другое - беспрекословно выполнять прихоти многих женщин.
  
  - Оть!
  Мо не захотела делиться, и это сильно удивило Нори. В разразившемся диалоге я понимал лишь отдельные слова. Девушки тараторили, как швейные машинки, а эмоции, казалось, наэлектризовали всю огромную квартиру.
  Все же спорщицы пришли к согласию. Встав рядом, девицы соприкоснулись, волнообразно изгибая тела. Получилось необычно и, пожалуй, красиво - похоже, такой номер заменял рукопожатия, объятия и прочие способы выражения согласия.
  Выглядело касание несколько интимно, и я даже заподозрил, что отношения между девушками переходят грань обычной дружбы. Впрочем, такая тонкость не имела значения, ведь госпожа оставила меня в единоличном пользовании - это было главным.
  Несмотря на достигнутое согласие, удивление не сразу сошло с лица Нори - кажется, Мо изрядно ошеломила подругу.
  
  Сюрпризы на этом не закончились. Мо и Нори запихали мне в рот комок мягкой резины и принялись распихивать субстанцию. Они оттягивали мне губы и заставляли сжимать или разжимать зубы. Резина в итоге затвердела, а после подрезки и шлифовки я получил капу.
  Еще для меня припасли мягкий шлем и перчатки. Моими желаниями, как обычно, не интересовались, и я надел все это на себя.
  Потом милые девушки вдвоем принялись дубасить меня. Я вертелся, как юла, уклонялся, ставил блоки, но пропускал удар за ударом.
  
  То ли мои порой замысловатые движения сбили Нори с толку, то ли она слишком уверовала в собственную неуязвимость, но один удар девушка пропустила. А если тебе прилетает ногой в челюсть, да еще с разворота, есть шанс прилечь отдохнуть.
  Нори так и сделала - благо, она отлетела как раз на мат.
  - Оть! - немедленно распорядилась Мо.
  Пришедшая в себя Нори осталась сидеть на мягкой подстилке.
  - Боа! - скомандовала госпожа и взялась за меня.
  Вскоре я понял, что до этого девушки лишь развлекались, а избиение началось только сейчас. Удары в голову и по корпусу, ногами и руками - Мо превратилась в мельницу.
  Общение с таким живым механизмом было весьма болезненным. Я уже и не помышлял об ответных ударах и лишь уклонялся и закрывался. Да и это получалось у меня все хуже и хуже. Избиение продолжалось, но я терпел и не сдавался.
  
  Мо остановилась. Я не отошел в сторону, чтобы присесть на что-нибудь, а так и остался стоять, не в силах сдвинуться. Под насмешливым взглядом госпожи я все же начал шевелиться и понял, что все не так плохо. Тело побаливало, но ходить и наклоняться это не мешало.
  Девушки разделись догола и заставили обнажиться меня. Затем они принялись мазать меня и друг друга каким-то пахучим гелем. Я удовольствовался пассивной ролью и лишь подставлял руки и ноги. Впрочем, гостья и хозяйка легко бы преодолели и мое возможное сопротивление.
  Лекарство приятно холодило кожу и снимало боль. Я уже начал обращать внимание на голых девиц и пришел к выводу, что прелести Нори ничуть не уступают соответствующим частям тела госпожи.
  Похоже, Мо заметила мои оценивающие взгляды - девушки оставили меня в спортзале, а сами удалились. Судя по звукам, они обосновались на кухне.
  
  Госпожа не разрешила мне покидать помещение, но я выглянул в коридор, огляделся и, заскочив в кабинет, взял там стул. Теперь я мог смотреть в любое из окон спортзала с комфортом - не стоя, а сидя.
  Темнело здесь рано. В свете уличных фонарей сновали машины, прогуливались люди. По тротуару полз большой слизняк, занимая половину ширины пешеходной дорожки. Прохожие равнодушно обходили чистильщика, не останавливаясь и не разглядывая странное существо.
  Уро - так Мо называла всех улиток и осьминогов. Я так и не понял, откуда они берутся. Кажется, звери жили под землей и вылезали на поверхность, чтобы заняться уборкой. Интересно, чем они питаются? Неужели им хватает собранной грязи?
  Во дворе пожилая женщина кормила парочку маленьких крокодилов. Длина созданий не превышала метра, однако челюсти даже небольших особей выглядели внушительно. Насколько я понял, ящеров считали безобидными, и кормили их все кому не лень.
  Мазь сняла боль. Травм я не получил - по большому счету, прошедшая тренировка не выпадала из ряда моих обязанностей. Думаю, я привыкну и буду реже пропускать удары. Массаж тоже научусь делать, а в постели у нас и так все хорошо.
  Только мне захотелось стать не слугой, а другом необычной рыжей девушки.
  Ночью она прикасалась губами к отбитым местам и спрашивала:
  - Больно?
  Мне эти простые слова казались признанием в любви.
  
  Утро выдалось кошмарным. Рыжая садистка погнала меня в спортзал, и я, превозмогая боль, махал руками и ногами, приседал и отжимался от пола. Казалось, мои мучения никогда не кончатся.
  Слава богу, Мо требовалось куда-то идти - наверно, на работу. Госпожа намазала меня гелем и исчезла за дверью, наказав пока повременить с душем.
  Как ни странно, я весь день чувствовал себя замечательно, а вечером понял, что от вчерашнего избиения не осталось и следа. Организм был готов к новым испытаниям.
  
  Приключения немедленно нашли некоторые части моего тела. Мо вывела меня на прогулку. Раньше я смотрел на волю в окно и не понимал, что воспринимаю лишь часть местной природы. Сейчас ветерок обдувал кожу, шелестела листва, в ветвях пели птицы, запахи сводили с ума остротой и новизной.
  Ранняя темнота уже наступила, с вечно пасмурного неба не светили звезды. Лишь уличные фонари позволяли рассмотреть дорожку под ногами.
  Именно под столбом с мощной лампой на вершине нам не удалось разминуться с парочкой праздношатающихся личностей. Собственно, и мы сами тоже просто гуляли.
  Один из двоих парней, шедших навстречу, намеренно задел Мо плечом. Там, где я вырос, случались подобные стычки, но задевать девушку считалось неприличным.
  Я немедленно развернулся. Задиристые прохожие и не думали удаляться. Оба остановились, сделав три-четыре шага..
  - Боа!
  Несмотря на ночные звуки, негромкий голос Мо слышался хорошо. Я получил команду "Фас!" и с энтузиазмом ринулся на обидчиков своей спутницы. Невысокий парень, толкнувший госпожу, приготовился защищаться. Второй расслабленно стоял в паре шагов от товарища.
  
  В драке с несколькими участниками возможны различные варианты. Иногда лучше быстро обезвредить слабого противника, чтобы без помех разобраться с сильнейшим. Порой нужно правильно распределить роли, ведь слабому союзнику может достаться слишком сильный противник.
  Я решил атаковать дальнего, потому что он значительно превосходил в габаритах зачинщика конфликта.
  Нестандартные движения озадачили парней лишь на несколько мгновений, но мне хватило и этого. Балетные прыжки выглядят в драке весьма неуклюже. Наверно, парням показалось, что я потерял равновесие. Жете, кабриоль, жете, пируэт - я обогнул ближайшего противника, и мое колено врезалось под ребра высокому парню. Печень на подобные удары отзывается жуткой болью - враг немедленно свалился на тротуар.
  Я развернулся и бросился на второго парня. Тот уже схватился с Мо, но у меня и в мыслях не было оставить их разбираться самостоятельно. Праведный гнев кипел во мне. Они обидели мою спутницу, и я хотел отомстить. Приличия и правила меня совершенно не интересовали. Да, удары сзади приветствуются редко, и большинство писаных и неписаных правил и кодексов не одобряют подобного поведения в противоборствах. Однако второй парень получил ногой в то же место. Разумеется, противник меня не видел, ведь я находился у него за спиной.
  - Оть! - крикнула Мо.
  Вырубила она меня мгновенно: всем ударам далеко до татуировок, которыми нас связали в единое целое. Только госпожа все равно не успела, и, теряя сознание, я увидел, как валится с ног противник моей госпожи.
  Когда я пришел в себя, Мо утешала сидящих на тротуаре парней. Кажется, она даже извинялась. Судя по всему, "падо" относилось ко мне.
  Беседа закончилась тем, что девушка подняла обоих парней. Затем очередь дошла и до меня: госпожа помогла встать, парни пожали мне руку. На этом и расстались.
  
  Дома меня ждали объяснения. Я и не подозревал, что второго парня я вырубил зря. Во-первых, у него уже начался поединок с Мо, а во-вторых, удары сзади здесь не одобряли.
  Мо особо не рассердилась, и я сумел выяснить, почему парни нас задели. Никак не думал, что дело в прическе. Если у девушки короткие волосы и отсутствуют косички, то она не прочь подраться с мужчинами - невероятно простое и совершенно дурацкое объяснение.
  Похоже, Мо и ее подругам не хватает приключений. Дрались бы между собой - зачем им парни? К тому же, в уличных драках нет ни перчаток, ни защиты - так и травму получить недолго.
  
  Через пару дней Мо решила, что я готов к выходу в свет. На самом деле, мы собрались просто отдохнуть на речке с ее подругами. Намечался пикник в самом облегченном варианте - с пивом и бутербродами, но без костра и шашлыков.
  Как и все вокруг, пляж поражал чистотой. Вода в реке текла прозрачная, две подобные компании расположились довольно далеко - никто никому не мешал. Я, Мо, Нори и еще три девушки - похоже, меня просто решили показать подругам.
  Девицы болтали, почти не умолкая. Я улыбался и даже пытался отвечать на вопросы. Пиво приятное, бутерброды вкусные - все шло замечательно.
  Девушки поднялись разом и с визгом бросились в воду, оставив нас с госпожой наедине.
  - Боа! Уро охраняет.
  Мо скорее предложила, чем скомандовала.
  Действительно, освежиться не мешало. Я зашел в воду по пояс, нырнул... и понял, что вновь лечу по наклонной трубе.
  
  

Глава 2

  
  Я ничего не забыл. Мо и ее подруги остались на берегу реки, а внизу меня ждали насильники. Наверно, после остановки следовало повернуть обратно, но ужас гнал меня вперед.
  Вновь под ногами застучало твердое покрытие, а впереди замаячил свет. Страх остался, но он не помешал мне принять решение. Я собирался вступить в бой с насильниками.
  Увы, я не учел фонаря. Яркий свет в лицо ослепил меня, тяжелый удар заставил потерять сознание. Все повторилось: разрезанные штаны, нож у моей шеи, пыхтение ласкового урода сзади.
  Опять я прошел по коридору и оставил два трупа в маленькой комнате с матрасами. А затем взял в руки нож с фонариком и отправился на поиски Моти, не сделавшего мне ничего плохого.
  Та же фраза про лишь разок потревоженную попку, такая же беспечность.
  Вновь невысокий, но широкоплечий мужчина захлебнулся собственной кровью. Опять я подумал, что нежелательного свидетеля лучше убрать, но отложил убийство.
  Только в этот раз на меня смотрела не Мо, а незнакомая черноволосая девица. На ее белой коже я не заметил ни одного пятнышка, но от этого ее ягодицы не стали менее соблазнительными.
  Изменилась партнерша, но не ее поведение. Попа заходила в такт моим движениям, а возмущенное мычание жертвы перешло в другую тональность.
  
  Вновь я передумал убивать и освободил пленницу. Девушка недолго приходила в себя.
  - Не мог сначала развязать, а потом трахать? - воинственно спросила она.
  - Так бы ты и согласилась.
  - После того, как ты этого коротышку убил? Согласилась бы. Ты крутой!
  - Ага, крутой. Меня самого только что два урода поимели, - неожиданно для самого себя признался я.
  - А где они?
  - Убил.
  - Вот! Я же говорила, что ты крутой!
  Спорить с женщиной - занятие бесполезное. Все равно ей ничего не докажешь.
  Девица оказалась не только языкастой, но и целеустремленной. Никаких охов и ахов - сразу же мое имя спросила.
  Познакомились: я - Игорь, она - Марина. Странная партнерша сразу же сунулась в ящики.
  - Юбку порвал, гад! - пожаловалась девица. - Зашивать надо.
   Мотя и товарищи приходили сюда в цивильной одежде, а потом переодевались в спецовку. Мне опять достались почти такие же треники, как и те, что остались внизу. Марина обзавелась джинсами, судя по размеру, принадлежавшими мертвецу, лежавшему на полу.
  
  Девушка энергично взялась за дела, командуя мной. Странное дело: совсем недавно я собирался ее убить, а теперь безропотно и даже с удовольствием подчинялся Марине.
  - Давай его вниз сбросим, - распорядилась она, показывая на труп. - А потом здесь приберемся.
  За ноги подтащили мертвеца к люку и столкнули на лестницу. Заглянув вниз, Марина испуганно отшатнулась.
  - Там огромный зверь, - заявила она.
  - С чего ты взяла?
  - Прелесть моя, я же ветеринар - животных чувствую.
  Совсем недавно меня считали девочкой, а теперь я еще и прелестью стал. Ну, за женское имя и прочие обиды я рассчитался сполна, а на ласковые слова обижаться не следует.
  Я смотрел на Марину и понимал, что раньше на таких красивых девушек смотрел только издали. Прямые черные волосы до плеч, яркие губы, карие глаза с длинными ресницами. В фигуре все соответствовало соблазнившей меня попе. В общем, конфетка. И как она на коротышку Мотю позарилась?
  Я не забыл Мо, но рыжая госпожа осталась где-то далеко. К тому же, татуировка на моей руке исчезла без следа.
  
  В углу имелась вертикальная лесенка, которая вела наверх. Марина то быстро поднималась, то так же ловко спускалась, возвращаясь с добычей. Появились рабочие перчатки для нее и для меня, ведро, швабра. Запахло хлоркой.
  Кровяное пятно на полу исчезло. Вымытый нож отправился вслед за Мотей. Туда же Марина вылила грязную воду. Я закрыл большой люк, стол, стул и тумбочка окончательно замаскировали путь в подземелье.
  
  Выше располагался самый обыкновенный гаражный бокс со стоящим в нем черным "Мерседесом". Разумеется, я принялся разглядывать крутую тачку.
  - Пошли, пошли! - поторопила меня Марина.
  Выключить свет, запереть дверку в воротах, не забыв навесной замок. Теперь случайные прохожие ничего не заподозрят. Закрытый гараж, такой же, как и множество других - ничего необычного. Хозяин не появляется - значит, дела у него, или он отдыхать уехал.
  
  Серый рассвет, тишина и безлюдье. Все нормальные люди в такую рань нежатся в постелях. Лишь наши шаги раздавались в нешироком проходе между рядами боксов. Выход из гаражного кооператива закрывал шлагбаум, но нам он не помешал. Мы проскользнули в узкий проход. Кажется, охрана благополучно дрыхла - я не заметил движения за окнами будочки. Увы, имелась видеокамера - оставалось надеяться, что мертвых бандитов найдут не скоро.
  Наверно, стоило беспокоиться, но я был просто счастлив: рядом со мной шагала изумительно красивая девушка и смотрела на меня преданно и восхищенно.
  Сориентировался я не сразу. Бетонный забор, железные ворота, приземистые корпуса - место казалось абсолютно незнакомым. Все прояснил первый же жилой дом. Название улицы на табличке помогло определиться - мой дом находился всего в трех кварталах.
  - А я на метро, - сказала Марина. - Дома не ночевала, да и вид у меня не очень - родители точно скандалить будут.
  - Пошли ко мне, - предложил я. - Предки на даче. Хоть в порядок себя приведешь.
  Мама и папа у меня работали на оборонном заводе, а все выходные проводили на даче. Стояло субботнее утро, и до завтрашнего вечера квартира находилась в моем распоряжении. Правда, ключи остались в подземелье, но запасной комплект имелся у соседки, с которой мама дружила очень давно. Других потерь я избежал, потому что вчера вечером вышел из дома, чтобы купить батон к завтраку, и даже телефон с собой не взял.
  - А швейная машинка у вас есть? - поинтересовалась Марина.
  - Есть, только я не знаю, как на ней шьют.
  - Я умею. Пошли!
  
  Наверно, были разумные причины, чтобы продолжить знакомство с девушкой. Все-таки она знала, что я убийца, и могла проболтаться. Только я не думал об этом, а жаждал ее тела. Она согласилась пойти ко мне. Я радовался и предвкушал. Ее взгляды казались многообещающими, а улыбка манящей.
  Парочки, гуляющие в такой ранний час, нередко целуются, не обращая внимания на редких прохожих. Да я и сам когда-то позволял себе такое. Возможно, Марина не стала бы противиться, но что-то меня останавливало.
  - Как себя чувствуешь? - спросил я.
  - Нормально. Конечно, этот недомерок в корень пошел, но все обошлось. Бывало и хуже.
  Что должен чувствовать себя парень, если девушка намекает на свои похождения? Наверно, взгляд выдал меня.
  Такой реакции от Марины я не ожидал.
  - Да не смотри ты на меня так! Да, я обожаю секс, только с мужчинами мне не везет. Что тут такого?
  Я благоразумно промолчал.
  
  Батон к завтраку покупала Марина. Она нашла и забрала из подвала все свои вещи. Даже трусики, срезанные с нее Мотей, девушка хозяйственно спрятала в сумочку.
  Предвкушал я не зря: на мой поцелуй Марина ответила с жаром, и искренне включилась в постельную круговерть. Всеми делами мы занимались в перерывах между объятиями. Завтрак, душ, ремонт одежды, телефонный разговор с родителями - все это заняло у девушки совсем немного времени. Мы даже успели вздремнуть, и на моей не слишком широкой кровати хватило места для двоих.
  Марина отказалась от халата и расхаживала по квартире обнаженной, будоража меня.
  - Жарко, - объяснила она. - Зачем одеваться?
  Возможно, девушка слегка лукавила и просто позволила мне оценить ее тело не только наощупь. Изъянов я не нашел.
  
  - Понимаешь, я вечно попадаю в истории, - призналась Марина. - Каждый раз обещаю себе не связываться с разными ублюдками - терплю, терплю и опять нарываюсь на какого-нибудь идиота. А ты совсем другой: нежный, ласковый и внимательный.
  Я вспомнил свои "нежности" в подвале, и кровь прилила к моему лицу.
  - Слушай, а давай жить вместе! - предложила Марина.
  Я даже дышать перестал. Представил, как эта девушка идет рядом со мной, и все мужчины вокруг не сводят с нее восхищенных взглядов, а на меня смотрят с завистью. И каждый день, ночь, утро, вечер сливаться с ней в единое целое, испытывая ни с чем несравнимое наслаждение! Какой идиот откажется?
  - А где жить? - спросил я.
  Бедный студент, сидящий на шее у родителей - я не могу снять квартиру. А тесниться в двушке с родителями тоже не дело. Да и у нее, похоже, дела обстоят немногим лучше, чем у меня.
  Марина все поняла.
  - Тогда будем встречаться! - заявила она.
  
  Казалось, прошла целая вечность, а время едва перевалило за полдень. Марина засобиралась.
  - Мне к трем на работу, - объяснила она. - Клиника круглосуточная.
  - А во сколько закончишь?
  - В двенадцать. Метро еще будет работать. Там квартал всего идти.
  Я представил, как одинокая фигурка, торопясь, идет по ночной улице.
  - Я тебя встречу. На машине.
  - У тебя есть машина?
  - У отца. Но езжу на ней только я.
  В свое время родители приобрели и автомобиль, и гараж неподалеку от дома. Довольно быстро они поняли, что железный конь им не нужен. На работу они ездили на метро, на дачу добирались на электричке. Машина стояла в гараже до тех пор, пока я не подрос. Так что лет автомобилю немало, но состояние у него вполне приличное. Даже изделия отечественного автопрома живут долго, если не работают, а хранятся в сухом гараже.
  
  От Марины пахло больницей, но меня это не смутило. Поцеловал ее я прямо у выхода из клиники. В машине мы решили, что поедем ко мне.
  Выходные хороши тем, что на парковках возле домов есть свободные места. До гаража всего полкилометра, но я не хотел тратить время. Ведь рядом сидела такая желанная женщина!
  Нас ждали. Марина испуганно ойкнула, а ее пальцы вцепились в мою ладонь. Не знаю, кто из нас испугался больше - я или она. Марина наверняка узнала одного из троих, а мне были знакомы все. Дорогу нам преграждали ожившие покойники: Мотя, ласковый и обладатель гулкого баса. Даже одежда на них осталась прежней: майка и джинсы на коротышке и черная полувоенная форма на уродах, поимевших меня.
  Каждый из троих зачем-то надел темные очки. Темно, слепящих фонарей тоже нет. От чего защищать глаза?
  
  Свободной рукой я оторвал пальцы Марины от своей кисти, шагнул вперед и от души влепил коленом в живот ласковому, самому здоровому из троицы. От такого удара даже самый накачанный пресс должен был прогнуться. За мышечным щитом находится пустота, которую бьющий все равно чувствует.
  Моя нога встретилась с препятствием, похожим на сплошной кусок мяса, а противник остался стоять на прежнем месте. Может, он и покачнулся, но я этого не заметил.
   Удар рукой по голове ошеломил не ласкового, а меня. Мой кулак вмялся в такой же кусок мяса. Череп отсутствовал, а очки оказались мягкими.
  Перед нами стояли не люди. Они не нападали на нас, а Мотя протягивал мне большой белый конверт. Я взял послание, троица развернулась и, тяжело ступая, скрылась в темноте.
  Марина стояла, закрыв лицо ладонями.
  - Милая, они ушли.
  - Я видела. Кто это был? Ведь я своими глазами видела, как ты убил недомерка.
  Моим объяснениям Марина поверила и даже приободрилась. Казалось бы, сам факт существования безмолвных кукол из плоти должен был ее испугать, но этого не произошло.
  
  В квартире мы первым делом распечатали конверт. Костяной квадратик со стороной сантиметров в десять и лист бумаги с печатным текстом - содержимое немного отличалось от обычного письма.
  " Гибель моих слуг - дело ваших рук, и я могу сообщить об этом в полицию. Все останется в тайне, если вы согласитесь стать моими помощниками. Пластину - ориентир нужно положить в место, подобное тому, где вы убили последнего слугу. Я пробью ход. Никому не говорите о случившемся".
  Если честно, я совершенно не понял, о чем шла речь в послании. Подпись меня вообще ошарашила. Кто такой Спрут? А ведь ласковый и басистый говорили о нем.
  - Охренеть! Этот большой зверь под землей - разумный, - сказала Марина. - И он умеет делать ходящие куклы, похожие на людей. А мы можем стать его помощниками - круто! Игорь, я хочу познакомиться с ним поближе!
  Я ожидал чего угодно, только не восторженной готовности к сотрудничеству. Все-таки мне досталась необычная девушка.
  
  Странная реакция на жутковатые события не сделали ее менее желанной. Стоило мне поцеловать Марину, как она оказалась на моих коленях. Влечение было взаимным.
  Отдышавшись, она спросила:
  - А у нас есть такое место?
  Ее душа требовала действия.
  Долго ломать голову не понадобилось. Гараж, принадлежавший моему отцу, подходил идеально. В нем не было подвала под всем боксом, как у Моти, но имелся большой погреб с железобетонными стенками и таким же днищем.
  Родители там не бывали вообще, а погреб пустовал. Обычно подземные хранилища используют для овощей, фруктов и консервов домашнего приготовления. Отец и мать выращивали на даче только цветы. На шести сотках не росло ни единого дерева или ягодного куста, а об овощах даже и речи не шло. Поэтому мы ничего не заготавливали. А какие-то корневища зимовали в сарайчике, который имелся в подвале нашей пятиэтажки.
  Секс пришлось отложить - мы поехали в гараж. Свет на ночь там, как всегда, отключили, но на этот случай имелись фонарики в машине и на полочке у входа. Пластина перекочевала на дно погреба.
  
  Нет, Марина не потеряла интерес к сексу, но в перерывах между объятиями говорила только о будущем сотрудничестве. Я рассказал ей все, что видел под землей, и выводы девушки совпали с моими предположениями.
  - Думаю, комната со щупальцами - это желудок Спрута, - сказала она.
  Я вспомнил, что ласковый и басистый собирались после всего отправить меня в какую-то "кандейку". Похоже, Спрут кушал людей.
  Остальные фантазии Марины я благополучно пропустил мимо ушей. Какой смысл что-то придумывать, если скоро будет известна правда?
  Мо и странный мир без солнца отодвинулись совсем далеко. Теперь у меня была другая жизнь.
  
  Марина работала то днем, то ночью. У меня продолжалась сессия. Обычно я заезжал за ней, и мы ехали в гараж. Старый диван, стоявший в боксе, стал ложем любви.
  Каждый раз мы заглядывали в погреб и видели костяную пластинку, сиротливо лежавшую на бетонном полу. Спрут не появлялся.
  
  Как ни странно, сессию я сдал отлично. Марина похвалила и поцеловала, а в гараже нас ждали изменения. Квадратный пол погреба прорезал проем метровой ширины, шедший от одной стены до другой. Ниже виднелись ступеньки. По краям прямоугольного входа остались узкие полоски бетонного покрытия. Костяная пластинка, лежавшая посередине, исчезла. Пропала и железная лестница, опиравшаяся на пол в месте образовавшегося люка.
  - А как спускаться? - спросила Марина.
  Я схватился за телефон. Заказать и купить алюминиевую лесенку мы едва успели. Наступил вечер - мы были последними клиентами фирмы, торговавшей оборудованием.
  
  Я шагал по живой лестнице, освещая дорогу фонариком. Сзади осторожно ступала Марина. Я бы предпочел идти рядом и держать девушку за руку, но крутой спуск был слишком узким.
  Внизу нас ждала небольшая комната. Половину помещения занимала лестница, а в одной из стен начинался круглый ход.
  - Мы полезем в эту дыру? - с опаской спросила Марина. - Ты рассказывал, что ходил по большим тоннелям.
  Диаметр отверстия не превышал полутора метров. Пройти по подземному ходу в полный рост не смогла бы даже Марина.
  - Спрут, ты умеешь разговаривать? - спросила она - Скажи что-нибудь! Что нам делать?
  Большой зверь не умел или не хотел говорить, зато на стене появилось послание. Выпуклые буквы не отличались цветом от поверхности, но мы смогли прочитать желание Спрута.
  "Вы должны пройти по подземному ходу около полутора километров, принести компьютеры и подключить их. Нужен интернет, подача электроэнергии должна быть круглосуточной".
  
  Ходьба в полусогнутом состоянии закончилась выходом в большой тоннель и стандартной крутой лестницей. Возможно, мы вышли именно в то место, откуда когда-то выбрались на поверхность. Только я не нашел ни комнаты со щупальцами, ни помещения с матрасами. Не встретились нам и мертвые люди, а лестница упиралась в потолок.
  А вот рядом с верхними ступеньками в стене имелось отверстие, за которым скрывалась маленькая комната с мягкими стенами. Там и обнаружились компьютеры.
  Три системных блока, три монитора и принтер. Еще клавиатуры, мышки и путаница кабелей. Все это мы не смогли бы унести на себе и за два раза. Получилось четыре рейса - в общей сложности двенадцать километров. Нагулялись досыта.
  Пока ходили, Спрут значительно увеличил комнату рядом с новой лестницей и вырастил выступ на уровне пояса. На него мы установили мониторы. Системные блоки разместились прямо на полу.
  Осталось только собрать компьютеры в сеть, подсоединить их к электричеству, подключить к интернету. Каких-либо сложностей в предстоящей работе я не видел. Требовалось лишь кое-что прикупить.
  - Спрут, сейчас ночь, и в гараже отключено электричество, - громко сказал я. - И нам нужны деньги.
  Меня услышали. Нет, большой зверь не стал говорить, но на стене появился короткий ответ: " До завтра!"
  
  Стояла ночь с пятницы на субботу. Родители уехали на дачу - квартира была в нашем распоряжении.
  Когда у нас с Мариной будет свой дом? Мне хорошо с этой девушкой, и я хочу жить с ней, а не встречаться в гараже.
  - Ты действительно сможешь все сделать? - спросила Марина.
  - Легко!
  Я не обманывал. Мои родители - технари, но меня они хотели сделать гуманитарием. Историк, литератор или, на худой конец, искусствовед - таким видели мое будущее мать и отец.
  У них ничего не получилось. Из балетной студии меня выставили, потому что я слишком вытянулся. Несмотря на определенные способности, в музыкальной школе от меня тоже отказались. Какой смысл тратить время на мальчишку, который наотрез отказывается учиться? От поездок на дачу и общения с цветами мне удалось избавиться годам к четырнадцати. Книгам я предпочел компьютерные игры и кино, классической музыке - эстраду.
  Судьбоносным оказался факультатив по физике, бывший на самом деле кружком "Умелые руки". Старенький учитель каждый вечер возился с пацанами, пришедшимися ему по душе. К счастью, я входил в число избранных.
  Компьютеры, бытовые приборы, электротехника - благодаря Владимиру Алексеевичу, я разбирался во всем. Кончина учителя в прошлом году была для меня потерей очень близкого человека.
  Я уступил родителям и пошел в педагогический, но готовился стать не историком или географом, а учителем физики, как Владимир Алексеевич.
  
  Утром мне пришлось еще раз пройти по низкому подземному ходу. Показалось, что потолок слегка приподнялся, но все равно я шел, согнувшись. В стене небольшой комнаты луч фонаря высветил маленькую нишу, а в ней я нашел пачку купюр.
  Управились мы к вечеру.
  Особенно мне понравилось прокладывать кабели по живым стенам. Никаких дюбелей, шурупов и прочего крепежа - требовалось лишь приложить провод к поверхности, и он наполовину утопал в плоть большого зверя.
  В подземелье теперь имелся свет, а парочка мощных аккумуляторов обеспечивала подачу энергии ночью. Один компьютер подняли наверх, второй предназначался для общения со Спрутом. Третий монитор мы развернули экраном к стене. Большой зверь самостоятельно путешествовал по информационной сети.
  Теперь мы получали ответы на экране, а не на стене. Отчитался я тоже в письменной форме.
  "Оставшиеся деньги можете оставить себе", - коротко ответил работодатель.
  Ответ Спрута воодушевил. Неужели я смогу распрощаться с нищей студенческой жизнью? Со мной рядом самая красивая девушка в мире, а я до сих пор не смог сделать ей приличный подарок.
  То ли намерения слишком явно отразились на моем лице, то ли Марина уже неплохо изучила меня, но она все поняла.
  - Не покупай ничего без меня, - попросила она. - Хорошо?
  Я пообещал. Конечно, в сюрпризах есть своя прелесть, но лучше будет, если она выберет, а я заплачу.
  
  Спрут вырастил комнату со щупальцами, и у меня появилась постоянная работа. Почти каждый день я получал деньги все в той же комнатке, садился в машину и ехал на продовольственную базу. Там я забивал багажник замороженными курами и вез их в гараж. Тушки опускались в подземелье и отправлялись в необычный желудок спрута. С физическими нагрузками я справлялся легко, а главное, недолгая и несложная работа хорошо оплачивалась.
  Все заработанные деньги мы немедленно тратили. Марина надумала обзавестись жильем в подземелье. Спрут вырастил помещения, осталось только заполнить их всем необходимым. А как это сделать, если любую вещь нужно сначала спустить в погреб, а потом пронести по крутой лестнице? Большое разумное существо могло делать из собственной плоти все что угодно, а перемещать что-либо не умело. Вот и приходилось мне все носить на себе.
  Насколько я понял, Спрут мог вырастить раковину или ванну, но Марина предпочла обычную фаянсовую сантехнику. Мне пришлось покупать и спускать вниз довольно тяжелые и хрупкие приборы. Зато с подключением не возникло никаких затруднений. Я просто поставил унитаз в туалете, и спрут немедленно закрепил его. Через несколько часов через вросшие в стену металлические шланги смывной бачок заполнялся водой, а отходы благополучно уходили в неизвестном направлении.
  Спальня, кухня, ванная комната - все потихоньку заполнялось.
  
  Спрут обеспечивал нас чистейшей водой, но подогревать ее он то ли не умел, то ли не хотел.
  - Установим электрический водонагреватель, - нашла выход Марина.
  - Ночью свет отключают, - возразил я. - А аккумуляторы не потянут.
  - Будем мыться днем.
  Главным препятствием для меня был не слишком большой люк погреба. Все покупки я сначала спускал на веревке, а потом тащил по узкой лестнице. Конечно, мне не помешал бы помощник, но Спрут запретил нам рассказывать о его существовании другим людям.
  Я справлялся один, не позволяя Марине носить тяжести. Кровать, шкафчики, газовая варочная панель, водонагреватели - все встало на свои места. У нас появился дом. Правда, в нем отсутствовали окна, а вместо дверей проемы закрывали свисавшие сверху широкие ленты из плоти Спрута. Располагались они в два слоя и неплохо защищали от сквозняков и шума.
  В комнатах дышалось легко, потому что огромное существо позаботилось о вентиляции. В нашем доме не было ни холода, ни сырости.
  
  Больше всего меня радовало счастливое лицо Марины. Девушка, как и я, мечтала о собственном жилье и получила его.
  - Откуда у Спрута столько денег? - спросила она.
  Вопрос остался без ответа. Большой зверь не откровенничал, а мы старались не проявлять излишнего любопытства.
  Впрочем, мы вскоре узнали источник финансирования. Спрут отправил меня в поход по своим внутренностям, подробно описав маршрут. Подземный ход, начинавшийся возле нашего жилища, увеличился в размерах, и мне почти не пришлось сгибаться. Дальше пошел большой тоннель с множеством небольших ответвлений. Слава богу, Спрут не загнал меня в одну из полуметровых труб.
  Я дошел до ниши в стене и достал небольшую костяную коробочку, оказавшуюся неожиданно тяжелой. Порошок желтого цвета блестел в свете фонарика - я держал в руках золото.
  
  Драгоценный металл требовалось продать. А вот где? Ни мы, ни наш работодатель этого не знали. На первый взгляд все выглядело просто. Обзвонить ломбарды и спросить, примут ли он порошок из чистого золота. Если откажутся, найти способ переплавить раскрошенный металл и получить слиток.
  Только золото 999-й пробы редко несут в скупку, и, если пытаются продать такой металл, то предлагают пять-десять грамм. А что делать, если коробочка весит раз в двадцать больше? Лучше всего было найти верного человека, способного купить золото и сохранить все в тайне.
  Дело выглядело весьма криминальным. Спрут нашел это золото в земле. В детали он не вдавался. Может, источником служили клады или потерянные украшения. Возможно, зверь обирал покойников на кладбищах или просто извлекал ничтожные примеси металла из пород на глубине. В любом случае, он работал без разрешения и не собирался делиться с государством, то есть нарушал закон и делал преступниками Марину и меня.
  До нас золото продавал Мотя, но по понятным причинам он не мог нам ничего подсказать. Среди знакомых Марины подходящего помощника не было, а просить кого-либо из подруг девушка категорически отказалась.
  - Женщины не умеют хранить тайны, - сказала она.
  Я обратился к Денису.
  
  Так получилось, что мои друзья уже знали Марину. Мы встретились на улице, и я просто не мог не представить девушку парням. Ближе друзей, чем Андрей и Денис, у меня никогда не было.
  Из нас троих Денис самый красивый. Мне даже показалось, что он и Марина чем-то похожи. И волосы у них обоих черные, и глаза карие, и черты лица правильные. Друг к другу они отнеслись абсолютно равнодушно.
  Впрочем, Дениса понять сложно: он хоть и внимательный, но очень скрытный и никогда не задает лишних вопросов. И в этот раз друг не стал спрашивать, откуда у меня чистое золото.
  - Думаю, я знаю человека, который нам поможет, - сказал он.
  На следующий день Денис взял у меня золото и чуть позже принес деньги.
  Обмен происходил через день, и каждый раз все повторялось. Друг приносил деньги и ни о чем не спрашивал. Я тоже не допытывался, кто покупает золото.
  
  Правда, как только Денис взялся сбывать золото, у него появилась девушка. Светлые волосы, лицо в веснушках, носик пуговкой - внешность у маленькой подруги нашего красавца оказалась заурядной, но Денис, похоже, на нее запал.
  Ида Самуиловна - вот как звали девицу. По крайней мере, так эта соплюха представилась. Белобрысая малолетка везде сопровождала Дениса и вела себя так же скрытно, как и он. Ида ничего не спрашивала, ничем не интересовалась, а лишь улыбалась и болтала о пустяках. Мне казалось, что именно она нашла покупателя на золотой порошок.
  
  Со Спрутом больше общалась Марина. Она подолгу стояла перед компьютером и могла часами переписываться со зверем.
  Разумеется, девушка делилась со мной.
  Почему огромные щупальца Спрута были полыми, а не сплошными? Дело в том, что зверь получал энергию, окисляя металлы, дерево, полимеры, нефтепродукты, уголь. Для этих процессов требовался кислород, то есть спрут дышал. А тоннели как раз и служили для подачи воздуха.
  Зачем Спруту понадобились куры? Без животного белка плоть зверя теряла подвижность и окостеневала. Именно в таком затвердевшем участке я в свое время нарвался на нокаутирующий удар. Правда, летом Спрут обеспечивал себя сам. Он пробивался на поверхность и ловил насекомых, птиц, грызунов, а также добывал личинок в верхних слоях грунта. Мои труды лишь пополняли запасы на зиму.
  Сколько лет Спруту? Он не помнит. Большой зверь даже забыл, для чего его сюда послали. Однако он точно знает, что ему поручили какую-то очень важную миссию.
  
  Я отчитывался раз в сутки. Особенных поручений мне не давали, и я лишь покупал кур, передавал золото и прятал деньги в нишах, которые образовывались в разных местах.
  "Игорь, если у тебя возникнут затруднения, обязательно поставь меня в известность".
  Появившееся на экране сообщение Спрута озадачило меня. Какие еще затруднения? У нас все идет замечательно: золото находит покупателя, я регулярно приношу мороженых кур в комнату со щупальцами.
  Спрут предупреждал не зря: с неприятностями я столкнулся уже на следующий день. Эти двое встретили меня у дома, и сразу же запахло проблемами.
  Неестественная худоба, вихляющаяся походка, тонкие кисти, длинные пальцы - говоривший выглядел слабым, но я все равно испугался. К тому же, его спутник походил на штангиста тяжелого веса.
  - Ты тут с телкой трешься, а я видел, как ее Мотя снимал. Мотя пропал. Или я тебя сдаю ментам, или завтра ты приносишь пятьсот рублей.
  Слова меня не обрадовали, но способность соображать я не потерял. По крайней мере, я понял, что речь шла не о рублях, а о тысячах.
  
  Назначенное время встречи - полдень. Будний день, родители на работе, у Марины выходной. Скамейка, куда я должен принести деньги, стоит во дворе, под деревом. Окна моей квартиры выходят на другую сторону.
  Спрут ничего не говорил о наблюдении - прямого запрета не было. Мы с Мариной смотрели в небольшое окно с лестничной площадки. Девушка не смогла сдержать любопытства, а я не желал оставлять ее одну. Что скрывать, мне и самому хотелось все увидеть.
  Худой и здоровяк сели на лавочку за пять минут до назначенного срока. Ровно в двенадцать к ним подошли парень и девушка.
  - Это мы! - прошептала Марина.
  Темные очки на обеих живых куклах - единственное отличие от настоящих людей. Лично я с расстояния в тридцать метров не мог отличить создание Спрута от хорошо знакомой девушки.
  Худой поднялся и протянул руку к пакету, который держала в руке моя копия. Однако прикосновение куклы заставило вымогателя вновь сесть на скамейку. Посланцы Спрута расположились рядом. Теперь на лавке сидели трое парней и девушка - самая обычная компания. Из-за спинки скамьи мы видели только головы и плечи людей, да и то сзади. Все не шевелились.
  
  Из-за угла выбежала стая собак. Бродячие псы не редкость в нашем городе, но в большие группы они сбиваются обычно весной или осенью. Стояло лето, но полтора десятка собак собрались вместе и окружили лавочку. Почти все животные просто стояли, но мне показалось, что два или три пса приблизились к людям вплотную.
  - Ничего не видно, - с сожалением сказала Марина. - Похоже, собаки меняются местами.
  Стая собак способна напугать любого прохожего, но две стройные девушки смело подошли к скамейке. Сидевшие по краям куклы встали, а девицы заняли их места.
  - Это уже не мы, - заметила Марина.
  Создания Спрута удалялись, но даже со спины женщина нисколько не напоминала мою возлюбленную. От лавки шла весьма полная особа, а не стройная Марина. Себя самого я видел со спины только на видео, но пропорции собственной фигуры все равно представлял неплохо. Удалявшийся мужчина весил намного больше меня.
  Не все собаки стояли на месте. Некоторые из них убегали за дом, а вместо ушедших псов появлялись другие.
  - Приходят тощие, а убегают жирные, как поросята, - испуганно прошептала Марина.
  Изрядно пополневшие девицы встали и ушли. Собаки сгрудились вокруг лавочки, некоторые псы запрыгнули на сиденья. Вскоре все животные дружно скрылись за углом.
  Прошло двадцать минут - двое мужчин исчезли без следа.
  - Спрут питается собаками, - неожиданно заключила Марина.
  - С чего ты взяла?
  - Мне кажется, он повторяет только того, кого сожрал.
  - Нас-то он не съел.
  - Пока не съел, - согласилась Марина.
  
  Родителей я почти не видел, денег у них не просил, дома почти ничего не ел. Естественно, у них возникли подозрения.
  - Игорь, когда ты познакомишь нас со своей девушкой?
  Вопрос мамы застал меня врасплох. Мы с Мариной ни от кого не прятались, но не рассказывали о наших отношениях посторонним. Только родители - люди не чужие.
  - Я поговорю с ней, - пообещал я.
  
  Марина категорически отказалась встречаться с моими родственниками.
  - Ты мой и только мой! - неожиданно сказала девушка. - И я не хочу, чтобы тебя у меня отбирали. Твои родители скажут, что я слишком старая, а мои папа и мама посчитают тебя чересчур молодым.
  - Причем тут какие-то три года, если я люблю тебя?
  - Три с половиной, - уточнила Марина.
  Она молчала и смотрела как-то отстраненно и непонятно.
  - Ты можешь повторить? - спросила девушка.
  - Я люблю тебя.
  - Вот видишь: мы любим друг друга. Зачем нам кто-то еще?
  Результат разговора оказался для меня неожиданным: я признался девушке в любви, а она отказалась знакомиться с моими родителями. Трудно понять женщин.
  
  Марина по-прежнему подолгу общалась со Спрутом.
  - Понимаешь, у него нет выхода на поверхность, - поделилась любимая.
  - А зачем ему?
  - Спрут - животное и растение. Он может давать зеленые побеги и обеспечивать себя питательными веществами, используя энергию солнца.
  Насколько я понял, существование под городом давало большому зверю определенные плюсы. Спрут мог окислять металлы, которые люди за много лет похоронили в земле. В его распоряжении была канализация - источник пищи, да и выходы на поверхность спрятать намного проще среди строений. А вот выпускать ростки не имело смысла: в последнее время люди стремились окультурить город. По крайней мере, газоны выкашивались почти повсеместно.
  - Мы должны обеспечить Спруту легальный источник дохода, - продолжила Марина. - Тогда у нас появится шанс купить или арендовать землю. Только что придумать, не знаю.
  - Пусть выращивает цветы.
  Сказал я первое, что пришло в голову. Более того, мне и придумывать ничего не пришлось: родители только что вернулись с дачи и разговаривали лишь о цветах.
  
   Как ни странно, мое предложение восприняли серьезно. Спрут вырастил помещение, я провел в него свет, и начались эксперименты.
  На первую розу у большого зверя ушло всего двое суток. Еще через неделю он создал экземпляр, устроивший Марину. Действительно, цветок получился шикарным: огромный бутон, необычные алые лепестки с фиолетовой каймой - я таких не видел никогда.
  Марина отдала розу Денису.
  - На, Самуиловне подаришь, - сказала она.
  
  Похоже, маленький носик Иды почуял прибыль. В результате Спрут разрешил белобрысой девице спуститься под землю. А вскоре в число избранных вошел и Денис.
  - Открывать собственные киоски не нужно, - заявила Ида. - Это долго и дорого. В городе полным-полно торговых точек. А вот официальный представитель пригодится.
  Цветами занялись Ида и Денис. Машина у друга имелась. Парочка срезала розы, поднимала на поверхность, развозила по киоскам. Теперь и Денис рассовывал деньги по нишам в стенах.
  
  

Глава 3

  - Ты слишком долго не выныривал, - сказала Мо. - Я начала беспокоиться.
  Мы стояли по грудь в воде. Плавное течение чувствовалось, но не сбивало с ног. Низкое серое небо нависало над нами, но в моей душе взошло солнце. Казалось, я не смогу жить без Марины, а увидел Мо, и земная девушка отодвинулась на второй план.
  На Земле я прожил почти два месяца, а здесь прошло чуть больше минуты. Две жизни на одного - неплохо. Там у меня есть Марина, а здесь Мо.
  Когда я нырнул, госпожа сидела на берегу. Она бросилась в воду, чтобы спасти меня? А теперь улыбается и делает вид, что совсем не взволнована? Все-таки странная спутница досталась мне в этом мире.
   И подруги у Мо необычные. Зачем им драки с мужчинами? Неужели эти милые девушки считают себя сильнее? Что они хотят доказать? Думаю, Мо в конце концов все мне расскажет. Когда-нибудь я смогу понимать каждое слово. Местное наречие дается мне неплохо, да и времени на изучение языка я трачу немало - объяснения и приказы госпожи становятся все яснее.
  Зачем меня опять забросили в этот мир? Возможно, это связано со Спрутом. Наверно, Уро - такой же подземный зверь. Только здесь он распространен повсеместно и не делает тайны из своего существования.
  Интересно, Уро тоже уничтожает людей, неугодных ему?
  
  Мы съехали из просторной квартиры. Как объяснила Мо, женщина ее статуса должна иметь отдельный дом. Те же четыре комнаты, кухня и ванная - на первый взгляд, мы не получили дополнительной жилплощади. Однако теперь в нашем распоряжении участок земли, окруженный непроходимой живой изгородью. Ворота глухие, в калитке и под ней тоже нет щелей - даже маленькому крокодильчику не пролезть. Кроме дома, внутри ограды есть еще отдельно стоящий гараж, спортивная площадка и бассейн.
  Остальное пространство занимает газон с несколькими плодовыми деревьями, растущими на нем. Как объяснила Мо, фрукты здесь созревают круглый год. Яблоки груши, персики, сливы, абрикосы - может, плоды и отличаются от земных, но я могу их есть сколько угодно.
  Я думал, что теперь к нам зачастят подруги госпожи, но даже Нори не пришла ни разу.
  
  - Игорь, ты стал другим. Откуда ты? - спросила Мо.
  Я рассказал ей все. Признался, что на Земле у меня появилась Марина. Госпожа поверила.
  - Ты любишь ее, поэтому и изменился, - сказала она.
  Похоже, Мо видела меня насквозь. По большому счету, я не исчезал отсюда. Нырнул - вынырнул, а госпожа сразу же заметила изменения во мне.
  
  Мо ответила откровенностью на откровенность. Ей совсем недавно укоротили имя и повысили статус. Накануне нашей встречи она с подругами отмечала это приятное событие. Девушки славно потусили. Мо развезла всех по домам, поставила машину в гараж, а там на нее напал неизвестный мужчина.
  - Я так и не поняла, откуда он взялся, - призналась Мо. - Ведь все было заперто. Подскочил сзади, сунул мне в лицо какую-то тряпку - я сразу отключилась. Очнулась связанная. Скоро и ты подоспел.
  Так же, как и госпожа, я недоумевал. Автомобиль из того гаража мы забирали вдвоем. Никакого люка в углу я так и не обнаружил. Сплошное ровное покрытие из неизвестного материала покрывало пол. Прыжки и удары ногами отзывались одинаковыми звуками во всех точках - пустот не было. Выходило, что я появился непонятно откуда. Наверно, поэтому Мо сразу же поверила моему рассказу.
  
  Мо приходила утром и возвращалась поздно вечером, вымотанная до предела. Госпожа принимала мои ласки без прежнего энтузиазма, но никогда не отказывалась от секса. Потом она быстро засыпала.
  Днем я оставался один. Мне запрещалось выходить за изгородь, но о безделье и, тем более, скуке оставалось только мечтать. Изучение языка по-прежнему отнимало много времени, ведь я учился не только разговаривать, но и читать. Освоение клавиатуры продвигалось неплохо - я уже мог набирать несложные фразы. А вот с письменными текстами получалось отвратительно: если мои каракули Мо еще как-то понимала, то я почерк госпожи разобрать не мог вообще.
  Впрочем, Мо считала, что тренировки важнее, чем образование. Виды упражнений, их количество - хозяйка все расписала. Иногда она вносила изменения в файл, хоть и находилась вне дома.
  Связь здесь была круче, чем на Земле. Маленькие таблетки заменяли телефоны. Многие люди вживляли устройства под кожу, Мо просто крепила приборчик за ухом. Вот почему, когда она вызывала тех теток на "Уазике", я ничего не заметил. Такая же таблетка теперь сидела на моей голове, и госпожа могла контролировать каждый мой шаг.
  
  Если учебу и тренировки я считал своими обязанностями, то электромобиль был моим развлечением. Хотелось изучить все досконально, разобрать и собрать каждый узел. Я часами рассматривал, обнюхивал и ощупывал машину, залезал в компьютерную сеть и искал информацию там.
  На Земле в электричестве для меня не было секретов, да и свою машину я ремонтировал самостоятельно. Поэтому и здесь у меня все получалось.
  Да, у автомобиля Мо имелась противоугонная система, завязанная на биологические параметры хозяйки, но я мог обойти все хитрые устройства, сесть за руль и поехать. Вот только нарушать запрет госпожи не стоило. Хозяйка могла наказать.
  
  - Уезжаю на соревнования. Понадобится помощь - звони Нори.
  Сказала и пошла к выходу. Никаких инструкций и нежностей - даже не поцеловала на прощание. Выглядела Мо обычно: на губах улыбка, никакого напряжения, легкая походка. Только я все равно почуял, что, возможно, она не вернется. Откуда возникли такие мысли - не знаю. Ощущение опасности появилось вдруг и не исчезало.
  Нори я позвонил сразу же. То ли Мо ничего не запрещала подруге, то ли девушке хотелось поделиться, но кое-что она мне рассказала.
  - Это финал. Недавно она выиграла отбор, за что ей повысили статус. Ты можешь посмотреть трансляцию. Канал закрытый, и подключение к нему стоит кучу денег, но с компьютера Мо ты все увидишь бесплатно.
  
  Нори все объяснила правильно, но она не знала об одной мелочи. Требовалось ввести пароль, а я его не знал. Никаких самоуничтожающихся программ, как в кино, на входе не было - я мог попытаться подобрать код доступа. Вот только я совсем не представлял, как выглядит секретная комбинация.
  У меня отсутствовал опыт компьютерного взлома, но и Мо не была хитрой шифровальщицей. Все оказалось до невозможности просто: я нашел файл, где госпожа записала пароли ко всем сайтам, требовавшим индивидуальной регистрации.
  
  В назначенный срок я сидел перед монитором и, не отрываясь, смотрел на экран.
  Мо бежала, прорываясь сквозь заросли. Тонкие плети свисали с деревьев, поднимались над землей и пытались схватить госпожу за ноги или за руки.
  Обтягивающий комбинезон защищал все тело девушки, открытым оставалось только лицо. Два больших ножа в руках Мо весили немало, но я знал, насколько сильны руки моей хозяйки. Тесаки легко перерубали хищные растения, тянувшиеся к бегущей госпоже, уцелевшие плети соскальзывали с гладкой ткани.
  Невидимый комментатор, захлебываясь эмоциями, тараторил без умолку. Затем мужской голос сменился женским, но тон репортажа не изменился. Люди знали свое дело и умело нагнетали напряжение.
  Показ шел в записи. Иногда движения Мо показывали замедленно, и я видел, как тесак срубает гибкую ветку в паре сантиметров от ноги девушки. Вид сбоку, вид сзади, сосредоточенное лицо госпожи во весь экран - похоже, камеры находились на каждом метре пути.
  
  Госпожу сменил мужчина в таком же легком комбинезоне. Невидимая женщина объяснила, что соперники идут по абсолютно одинаковым маршрутам, и их задача - достигнуть цели раньше противника.
  Бег по пересеченной местности - занятие тяжелое, но не слишком страшное. Однако я подозревал, что Мо подстерегают неожиданности - ощущение опасности не покидало меня.
  Иногда экран делился надвое, и зрители могли видеть и мужчину, и женщину. Внизу мелькали цифры, показывавшие расстояние до финиша. Мо опережала мужчину.
  
  Заросли закончились внезапно. Точнее, растения разошлись в стороны, и девушка выбежала на поляну. Зверя, загораживавшего дорогу, пожалуй, следовало назвать осьминогом. Четыре мощные лапы поддерживали приплюснутое тело, а четыре тонких, но длинных конечности извивались над туловищем. Правда, я не рассмотрел ни головы, ни зубастой пасти - это слегка успокоило.
  Мо, не сбавляя скорости, взмыла в воздух и перелетела осьминога. Лишь одно щупальце сумело обхватить девушку, но спортсменка молниеносным движением перерубила живую плеть, приземлилась за зверем и скрылась в проходе между кустами. А если бы ее схватили два щупальца? Или три? Уцелей хоть одно из них - госпожа ощутимо ударилась бы о землю. А что может сделать зверь с человеком, потерявшим сознание хотя бы на миг? Мо рисковала, но не потеряла ни секунды.
  Мужчина атаковал точно такого же осьминога. Прыжок, удар обеими ногами - лапы монстра подогнулись, но щупальца попытались опутать спортсмена. Замелькали ножи, и зверь лишился всех верхних конечностей.
  Мужчина потратил больше времени, чем Мо - разрыв еще вырос.
  
  Вновь живые стены теснили девушку. Проход еще сузился. К счастью, ветви больше не пытались схватить бегущую госпожу. Однако появилась новая напасть: зверьки, похожие на крупных крыс, выскакивали из зарослей и, словно замазка, прилипали к комбинезону. Мо несла на себе немалую тяжесть, приходилось срезать расплющившиеся тушки ножами. Тело госпожи покрылось кровавыми потеками и кусками мяса. Животные гибли десятками, но продолжали атаковать.
  На открытом месте нападение прилипал прекратились, но Мо потратила немало времени на то, чтобы срезать крыс и очистить комбинезон от остатков плоти.
  Мужчина управился быстрее. Он почти не боролся с крысами, пока бежал по коридору. Да, бегун нес дополнительную тяжесть, но он был сильнее Мо и справился с лишней нагрузкой. Спортсмен лишь один раз очистил комбинезон на поляне, когда прилипалы перестали выскакивать из кустов.
  
  Отрыв вновь увеличился после очередной площадки, возникшей в конце узкого прохода. Мо, не останавливаясь, прыгнула высоко и далеко. Приземлилась девушка на твердую поверхность и побежала дальше. А вот мужчина не заметил опасности и провалился по колени в углубление, заполненное водой и агрессивной травой. Водоросли вцепились в ноги бегуна, и ему пришлось на каждом шагу работать ножами. Соперник Мо выбрался из необычной ванны, но отстал еще больше.
  Следующее препятствие далось Мо тяжело. Широкий и глубокий ров пересекал тропинку. Девушка попыталась перепрыгнуть траншею с подозрительно ровными стенками. Казалось, моя госпожа добьется успеха, но край рва, словно живой, отодвинулся от выставленных рук спортсменки.
  Мо полетела вниз. Она не растерялась и начала подниматься по отвесной стене, вонзая в нее ножи и используя их как опоры. Кажется, поверхность действительно была живой. Стенки содрогнулись, и ров стал сужаться, грозя поглотить девушку. Мо все-таки выскочила на поверхность, но один из ножей остался в схлопнувшейся траншее.
  Мужчине прыжок удался. Ров расширился, но мужчина вонзил ножи в поверхность за препятствием и выбросил свое тело из траншеи.
  
  Мо опережала соперника совсем чуть-чуть, комментаторы уже кричали, не справляясь с волнением. Из воплей мужчины и женщины я понял, что спортсмен, достигший цели первым, получает определенное преимущество.
  Стена и узкий проход в ней - Мо почти добежала до конца. Зверь, выскочивший из ниоткуда, ощетинился длинными иголками. В последний момент я понял, что это небольшие щупальца, похожие на те, что я видел в желудке Спрута. Выглядело необычное создание жутко. Даже сидя у экрана, я испугался. Каково было госпоже, почти столкнувшейся с ходячим ужасом?
  Мо взвизгнула, метнула нож в страшного зверя и скрылась в проходе. Девушка пришла первой, но лишилась оружия.
  
  Мужской голос за экраном возвестил о том, что соперникам предстоит последняя схватка. Неужели им разрешено применять оружие? Тогда у Мо нет шансов. Или комбинезоны способны противостоять ударам ножей?
  Стены огромного помещения оказались неровными. Выступы и ниши позволяли спрятаться и неожиданно напасть на противника - вот в чем заключалось преимущество того, кто пришел первым. Однако что могла дать внезапность без оружия?
  Мужчина не испугался и вступил в бой с монстром, покрытым червями - щупальцами. Несмотря на преодоленный тяжелый путь, спортсмен двигался легко и уверенно. Человек без труда уклонялся от атак врага, а несколько ран, нанесенных большими ножами, заставили зверя отступить.
  
  Мужчина вбежал в круглое помещение, предназначенное для последней схватки. Мо бросилась на него сзади, повисла на противнике, обхватив его руками и ногами. Госпожа попыталась удушить соперника, но ничего не смогла противопоставить ножам. Острые лезвия легко разрезали ткань комбинезона. Из рук, обхвативших шею мужчины, хлынула кровь. Замедленная съемка не дала усомниться в том, что девушка получила серьезные раны. Два длинных разреза на запястьях, текущая кровь - Мо терпела поражение.
  Руки госпожи разжались, она упала на ровную поверхность арены. Мужчина получил полную власть над женщиной.
  Комментатор предвкушал кончину Мо и вопил, что схватка может закончиться только после смерти одного из участников.
  Черт! Мо пошла на это, зная, что может погибнуть. Но я не хочу, чтобы она умирала!
  
  Комментаторы орали вместе и по очереди. Кровожадная баба за кадром призывала участника схватки убить девушку поскорее. Мужской голос со смаком перебирал варианты смертельного удара.
  Победитель сжимал в руках окровавленные ножи, сверкающие лезвия описывали круги в воздухе. Мужчина приказывал Мо раздеваться.
  Госпожа получила болезненные раны. Она с трудом справилась с застежками, но в конце концов комбинезон упал к ее ногам. Мо обнажилась, но я не видел крови на ее руках. Раны все же были, потому что на крупно показанных руках исчезли веснушки. Девушке залепили порезы каким-то пластырем. Неужели организаторы остановили съемку для этого? Они хотят убить девушку, но заботятся о том, чтобы это выглядело красиво? Или все же это постановка, и Мо не умрет?
  
  Мужчина скинул комбинезон намного быстрее раненой девушки и приказал ей встать на четвереньки. Враг насиловал Мо, приставив нож к ее шее. Второй клинок лежал недалеко, Мо косилась на него, но вряд ли могла им воспользоваться. Увы, руки госпожи наверняка потеряли подвижность.
  Я знал характер Мо, и ее поведение показалось мне странным. Какой смысл покоряться врагу, если он все равно убьет тебя?
  Мужик казался неутомимым, а госпожа старательно исполняла все прихоти врага. Комментаторы уже не кричали, а озадаченно переговаривались. Кажется, они ожидали скорой смерти, а не сексуального шоу.
  
  Мо склонилась над промежностью мужчины. Девушка резко вскинула голову, тишину прорезал полный боли и отчаяния крик несостоявшегося победителя.
   Полулежавший насильник попытался встать, но Мо ударила его ногой в лицо. Кровь орошала арену, мужик орал, не переставая. Комментаторы безуспешно старались его перекричать.
  Мо выплюнула комок плоти, подскочила к лежавшему ножу и попыталась поднять его двумя руками. Увы, девушка не смогла сжать пальцы и выбросила оружие.
  Госпожа вернулась к врагу, еще раз ударила его ногой по голове, встала на колени и рванула зубами горло противника. Из поврежденной артерии фонтаном забила кровь.
  Мужик еще немного подергался и затих. Мо все-таки убила его.
  В стене открылся широкий проход. Оставшаяся в живых соперница вышла, поднялась на одинокую скалу и торжествующе закричала, подняв руки к пасмурному небу. Она победила. Самая прекрасная женщина в мире - моя госпожа.
  
  Через пару часов позвонила Нори и начала сбивчиво говорить о том, какая Мо сильная и крутая.
  - Все было всерьез? - спросил я. - Она могла умереть?
  - Да.
  Что должен чувствовать раб, добрая хозяйка которого выжила и победила? Моему благополучию ничто не угрожало, но я не находил себе места. Стены и потолок в доме давили и нагоняли беспричинную тревогу. Казалось бы, зачем беспокоиться? Ведь все закончилось благополучно. Однако я не усидел дома и отправился в гараж.
  А куда мне было еще идти? Бродить по участку? Заниматься на спортплощадке в полной темноте? Да и в гараже я не включил свет, а сразу сел в машину на водительское место. Это сиденье хранило едва уловимый запах Мо, ее руки держали руль - я хоть немного приблизился к госпоже. Почему она не взяла с собой телефон? Блестящая таблетка лежала на полке и тихо пищала в ответ на мои вызовы.
  Шелест, нарушивший ночную тишину, заставил меня встрепенуться. Электрические двигатели звучат негромко, именно шум небольшого мотора я и различал. К шелесту примешивались визгливые звуки, которые напоминали работу пилы, рассекавшей дерево. Похоже, кто-то хотел проникнуть на участок и прорубался сквозь живую изгородь.
  Закрыть за собой ворота гаража я не догадался, оружие рабу не полагается, а стекла в машине оставались опущенными после последней поездки Мо. К счастью стеклоподъемники и блокировка подчинялась любому человеку. Потом я позвонил Нори, точно выполнив распоряжение госпожи.
   Зажечь фары не получилось. Основное управление было доступно лишь хозяйке. Я уже давно знал, как отключить всю защиту и взять автомобиль под контроль. Увы, для этого требовалось выйти из машины, зажечь свет в гараже, открыть капот - то есть, подвергнуть себя опасности.
  
  Стекла и тонкое железо - не слишком надежная защита, но я успокоился и даже задремал. Разбудил меня звонок Нори.
  - Полиция объехала вокруг дома, - сообщила девушка. - Ограда цела. Заходить на участок без хозяйки они не хотят.
  Я все понял. Да, я живой человек - такой же, как и все. Однако без Мо я ничего не значу.
  Думаю, полицейские все-таки объехали вокруг дома и проверили живую изгородь. В этом районе не экономили землю, и каждый участок имел индивидуальный забор. Проходы между владениями, вымощенные плиткой, позволяли пробраться довольно большой машине. В свете фар поврежденную ограду заметить несложно. Может я ошибся, и шум доносился с соседнего участка?
  
  Страх все равно не отпускал меня, поэтому я выбрался из машины очень осторожно и, не зажигая свет, подкрался к выходу. Подозрительные звуки отсутствовали.
  Выйти наружу, опять прислушаться, сделать еще пару шагов - не спешить и быть готовым к бегству. Предусмотрительность не одному человеку спасла жизнь.
  Топот и характерный вой заставили меня отступить. Только почему-то я не попытался запереться в гараже, а прыгнул вверх, оттолкнулся от открытой двери и взлетел на крышу гаража.
  Судя по всему, внизу бродил крокодил. Этих рептилий здесь считали совершенно безобидными, но я все же боялся и не собирался спускаться с крыши.
  Еще раз связаться с Нори или сидеть здесь до рассвета?
  Я позвонил.
  - Я сейчас приеду сама, - ответила девушка. - С полицией.
  
  Расстояние между гаражом и воротами в изгороди не превышало пяти метров. Разумеется, я прекрасно видел с крыши и полицейский автомобиль, и маленькую машину Нори.
  Две фигуры ловко перебрались через ворота, но на этом успехи полицейских закончились. Топот, вой, крики, выстрелы - шум поднялся изрядный. Судя по всему, зверь набросился на людей.
  Борьба сменилась суетой. Я видел, как полицейские открыли калитку рядом с воротами, как на носилках выносили неподвижные тела.
  - Слуга Мо Короладо, ты жив? - спросил плохо видимый в темноте мужчина.
  - Я здесь, на крыше, - ответил я.
  - Слезай!
  Спуститься я не успел. Крик, полный ужаса и боли, заполнил все вокруг. Выстрелы, топот - суета возобновилась.
  - Ожил! Стреляй!
  Шум и выстрелы сместились в сторону и удалились. Вскоре вновь все затихло.
  
  - Игорь, ты жив? - спросила подошедшая Нори.
  - Жив.
  Я почувствовал, что опасность миновала, и спрыгнул с крыши.
  - Это был крокодил, очень большой, - Нори подтвердила мои догадки. - И он нападал на людей.
  Мы сидели на кухне и успокаивали друг друга. Хоть Нори не грозила опасность, испугалась девушка не меньше меня.
   - Я обещала Мо смотреть за тобой, - призналась она. - Что бы я ей сказала?
  - Но ведь со мной ничего не случилось.
  Нори всхлипнула.
  Все-таки девушки, даже самые сильные и смелые, остаются девушками. Интересно, сохранила бы самообладание Мо, окажись она на месте Нори?
  
  - Догнали и прикончили, - сообщил подошедший полицейский. - Трое тяжелораненых. Какая сволочь запустила сюда эту тварь?
  - А как крокодил пробрался за забор? - поинтересовался я.
  - Проход в изгороди все же был. Только проделали его у самой земли и замаскировали срезанными ветвями. Тебе повезло, парень. К приезду хозяйки крокодил сожрал бы твое тело без остатка, а потом добрался бы и до нее. Покушение на убийство - этого еще не хватало!
  
  Мо приехала через три дня. Я ждал госпожу каждую минуту, поэтому услышал негромкое ворчание двигателя и шорох шин. Нори привезла подругу, но проводила ее лишь до калитки.
  Руки Мо от локтей до кончиков пальцев сковывала тонкая, но жесткая оболочка. Госпожа не смогла сама даже раздеться. Впрочем, у нее был я.
  Поесть, попить, переодеться с дороги, помыться - Мо отвергла все мои предложения. Я думал, что хозяйка начнет расспрашивать о крокодиле или расскажет о соревнованиях, но не угадал.
  - Расскажи мне о себе еще раз, - попросила Мо.
  Мой рассказ о Земле, возможно, затянулся бы, но госпожу интересовали конкретные вещи.
  - Ваш Уро живет только в одном городе, и о нем почти никто не знает? - спросила Мо. - Людей в вашем мире ждут непростые времена.
  Разумеется, я уже давно заметил сходство между Спрутом и Уро. Местный подземный житель легализовался, был больше и приносил людям немало пользы. Судя по словам Мо, люди договорились с Уро не сразу. Может, я здесь перенимаю опыт? Тогда меня сюда забросил Спрут. Или он здесь не при чем? Да и вернусь ли я на Землю?
  
  - Ты и вправду убила того мужика?
  - Да. А что мне оставалось делать?
  Я вспомнил завершение схватки. Отгрызть мужику яйца и перекусить ему сонную артерию - для этого нужны невероятно острые зубы.
  - На моих зубах была специальная вставка, - разъяснила Мо. - Маленькая женская хитрость.
  Ничего себе, маленькая хитрость! Выглядело все довольно жутко.
  - Мо, тебя действительно могли убить?
  - Разумеется. Деньги и статус так просто не даются.
  - И у тебя еще будут такие же поединки?
  - Нет! Я не настолько глупа. Титул победительницы есть - теперь я буду извлекать из него пользу.
  
  Безусловно, я и раньше заметил, что моя госпожа - весьма прагматичная особа. Только что делать с покушением на меня? Если полицейский прав, то хотели убить и Мо. Я ведь так и не увидел прохода, потому что к утру он уже зарос. Крокодил бы сожрал меня и дождался госпожу. Да, Мо - крутой боец, но безоружной женщине не справиться с большим крокодилом. Тут никакие женские хитрости не помогут. Да и нет у госпожи во рту никаких вставок, ведь мы с Мо уже не раз поцеловались.
  - Возможно, кто-то мстит мне за мужчину, проигравшего мне, - предположила госпожа. - Только кто? У него нет родственников. Он, как и я, приехал по обмену.
  Госпожа еще раз ошеломила меня. Здесь государства обмениваются осиротевшими детьми. Зачем? Для того, чтобы воспитать преданных слуг и воинов, не связанных родственными чувствами?
  Мо привезли сюда совсем маленькой, и она росла в интернате. Безвестная сирота смогла выбиться в люди и не собирается останавливаться. Кто она, милая рыжая девушка? Монстр, шагающий по головам? Возможно, она убила еще немало людей, а не только того мужика.
  Действительно, деньги и статус так просто не даются.
  
  Мо - человек действия, она не привыкла тратить время на долгие разговоры. Поскольку госпожа не могла шевелить пальцами, работать пришлось мне. Разумеется, хозяйка руководила. Я кормил ее и мыл в ванной, одевал и раздевал, причесывал и ухаживал за ее лицом.
  Стрижка Мо осталась короткой, косметикой госпожа не злоупотребляла, однако я никогда не был стилистом, и новые обязанности дались мне нелегко. Зато массаж я освоил неплохо, да и от секса хозяйка совсем не отказывалась.
  Из-за ранений Мо не могла полноценно тренироваться - госпожа взялась за меня. Прежние нагрузки показались мне детскими, а начавшийся кошмар вымотал меня в первый же день.
  - Ты не должен ждать слабости от врага, а полагаться только на свою силу, - твердила госпожа и гоняла меня до изнеможения.
  Я бегал и работал на гимнастических снарядах, растягивал мышцы, избивал подвижные и неподвижные груши.
  - Ты должен стать воином, - вновь повторила Мо.
  - Зачем?
  - Если тебя убьют, я буду грустить.
  Слова показались признанием в нежных чувствах, но я подумал о другом. Ведь я постоянно нахожусь рядом с госпожой и должен ее защищать. Опасность грозит ей, а не мне. Именно Мо - цель злоумышленников. Почему? Потому что я никому не нужен.
  Теперь госпожа не подгоняла, а сдерживала меня.
  
  Жесткую защиту, сковывавшую руки Мо, заменили мягким пластырем. Госпожа пропадала целыми днями, появляясь лишь вечером.
  Я скучал, но все понимал. Когда у человека, кроме работы, немалая общественная нагрузка, времени не хватает.
  Мо служила юристом.
  - Моя специализация - забытые, но не отмененные законы, - поделилась госпожа. - Здесь часто менялись правительства, и они нередко переписывали кодексы. Что-то отменяли, а некоторые статьи и пункты просто забывали за ненадобностью.
  Именно так я стал слугой Мо. По давно забытому закону женщина могла сделать своим слугой любого мужчину. Правда, для этого женщине требовалось достичь довольно высокого статуса. Кроме того, здесь давно ввели защиту от подобного посягательства. Мужчина просто платил деньги и получал документ о неприкосновенности.
  Однако и этот закон забыли. Очередное правительство ввело обязательную регистрацию граждан. Родители платили за подростков. Юношей и девушек заносили в реестр и набивали им на запястья татуировки, защищавшие их от возможной кабалы.
  Женщина или мужчина могли пойти в слуги, но только по доброй воле. Будущим владельцам такие приобретения обходились очень и очень дорого.
  - По закону, каждый гражданин имеет право только на одного слугу, - рассказала Мо. - Статус мне позволял взять мужчину на содержание, но денег на его покупку не было. А тут как раз подвернулся ты. Защиты нет, внешность подходящая, к сексу неравнодушен - вот я и предъявила права на незанятого мужчину.
  Черт! Интересно, кто кого имел в подземелье? Я ее насиловал, или Мо тестировала меня? А ведь веревки не слишком туго стягивали ее руки. Возможно, она могла освободиться сама, но не делала этого.
  Я ничего не спросил у госпожи. Зачем? Ведь мне хорошо с ней.
  
  В основном, жизнь Мо занимало общество женщин, считавших себя выше и сильнее мужчин. Конечно, я слышал о феминистках, но они воевали за равные права с мужчинами. Госпожа и ее подруги пытались доказать свое превосходство. Не знаю, насколько им это удавалось, но почти все деньги на счет моей хозяйки шли из этой странной организации. Да и на соревнованиях Мо представляла именно общество женщин.
  - Нас поддерживает государство, - объяснила госпожа. - В некоторых странах женщины победили. Чтобы общаться с подобными правительствами, нужны такие, как мы.
  Спортсменка, доказавшая свою силу, юрист, молодая симпатичная девушка - Мо имела шансы стать успешным политиком. Во всяком случае, занять место торгового представителя в стране победивших женщин госпожа могла легко.
  
  Медики сработали отлично. На руках Мо не осталось шрамов, подвижность восстановилась полностью. Госпожа старательно тренировалась, заставляя и меня не отставать. Вечерами мы гуляли и пару раз пообщались с любителями схваток на природе. В последний раз мы легко отделали троих парней. На этом уличные бои прекратились. По-моему, нас просто знали и боялись.
  Мне все равно изрядно доставалось. Нори приходила регулярно, и две милые девицы дубасили меня, не стесняясь численного превосходства. Увы, и один на один Мо побеждала меня, хоть теперь не все ее удары достигали цели. А вот с подругой госпожи мы сражались на равных, а иногда я превосходил ее за счет роста и длины конечностей.
  
  Нори приехала днем, когда я в одиночестве сидел перед компьютером.
  - Тебе Мо ничего не говорила? - спросила гостья.
  Вчера вечером госпожа немного грустила, но ничего особенного я не заметил.
  - Ее вызвали на поединок чести.
  - Мужчина или женщина?
  - На поединок чести женщину может вызвать только женщина. Бой идет без оружия и длится до тех пор, пока один из соперников не признает поражение или не сможет продолжать схватку.
  Ничего страшного я не услышал. Драться Мо не впервой. Либо она набьет кому-то морду, либо достанется ей. В случае чего, врачи займутся лечением, а я буду ухаживать за госпожой.
  - Ее зовут От, - продолжила Нори. - Она уже убила двух соперниц в точно таких же поединках.
  А вот это уже серьезно. Неведомая мне дамочка, похоже, очень быстра, а удар у нее невероятной силы.
   - Сейчас я ее тебе покажу, - пообещала гостья.
  Она ухватилась за джойстик и принялась шарить в папках и файлах.
  - Нашла! Вот!
  С экрана на меня смотрела небритая харя.
  - Так это же мужик! - удивился я.
  - Она признала себя женщиной, и у нее есть слуга - мужчина.
  
  Твою мать! Ну, и дурацкие здесь законы! На Земле тоже есть гомосексуалисты, но они хотя бы не вызывают женщин на поединки. Или вызывают?
  - У Мо нет шансов, - печально сказала Нори.
  - И ничего нельзя сделать?
  - Есть один вариант, но Мо на него не пойдет.
  - Говори!
  - Понимаешь, и у Мо, и у От есть слуги. В этом случае вызванная женщина может выставить вместо себя слугу и потребовать, чтобы с ним бился тоже слуга.
  - Я согласен.
  - Мо не разрешит. Слуга От очень большой и сильный - он убьет тебя. Ведь поединок между слугами идет до смерти одного из участников.
  - Я хочу биться! - заорал я. - Придумай что-нибудь!
  - Мо меня убьет.
  - Ты хочешь, чтобы твоя подруга умерла? Говори!
  Нори выглядела, как умирающая птица. Я видел, что ей плохо, но продолжал давить.
  - Неужели ты не хочешь спасти подругу? Я справлюсь!
  - Я знаю код и могу поставить электронную подпись вместо Мо, - призналась Нори.
  - Отправляй вызов. Я согласен.
  - Твое согласие не требуется.
  Через несколько минут мы знали время и место боя.
  - Обратной дороги нет, - сказала Нори. - Мо меня убьет.
  
   * * *
  
  - Где эта обманщица?!
  Такой разъяренной я госпожу еще не видел. Судя по всему, Нори благоразумно спряталась.
  - Не бесись. Тебе нужно подготовить меня к бою.
  - Ты ничего не сделаешь с этой тушей.
  - Он тяжелее - значит, я подвижнее, - возразил я.
  Мо с трудом справлялась с собой, но сохраняла спокойствие.
  - Поединок завтра, - размеренно говорила она. - Шанс у тебя лишь один - хорошенько врезать ему по яйцам, а потом добить. Как ты его будешь убивать - думай сам. Имей в виду: если он тебя захватит, ты проиграл.
  Проигрыш означал мою смерть.
  
   * * *
  
  Никак не думал, что будет столько зрителей. Люди забили огромный зал до отказа. Мужчины и женщины не только заняли все места, но и стояли в проходах.
  Находиться обнаженным на открытом месте, когда на тебя смотрит множество зевак, не слишком комфортно. Однако соперник был в точно таком же положении. На заплывшем жиром мужике одежда отсутствовала.
  Второй подбородок, живот и жир на боках не ввели меня в заблуждение. На мощных руках противника играли мышцы, да и с ноги на ногу он переступал легко. Драться предстояло в клетке, напоминавшей земной октагон. Правда, загородка стояла по кругу, но пластиковая сетка показалась мне такой же. Впрочем, в своем родном мире я не посещал боев без правил.
  Судей, перерывов и раундов здесь тоже не предусмотрели. Разрешалось все, нельзя было только покидать арену. Лично я собирался стоять до конца. Вернее, мне предстояло долго бегать.
  
  Сигнал к началу боя походил на паровозный гудок. Едва он замолк, жирная туша резво бросилась на меня. Я легко уклонился и подставил ногу, надеясь, что здоровый мужик споткнется.
  Противник словно не заметил препятствия, а меня отшвырнуло в сторону. Пока враг останавливался и разворачивался, я попытался достать его ногой. Моя ступня увязла в слое жира. Мужик, похоже, не заметил удара.
  Все же появилась надежда. Если жирный соперник будет постоянно бросаться на меня, то быстро выдохнется. Такой вес не позволит ему бегать быстро и долго.
  Противник понял это не хуже меня и сменил тактику. Он просто стоял и старался держаться ко мне лицом. Тяжелый соперник не всегда успевал, и я доставал его ногами. Однако мои удары не причиняли ему никакого вреда. Я не успокаивался, забегал то слева, то справа и бил его по бокам, ногам, ягодицам.
  Зрители вопили, свистели и топали ногами. Кого они поддерживали, я так и не понял. А мой соперник невозмутимо топтался и махал руками, пытаясь схватить меня.
  
  Все-таки я улучил момент и врезал ему ногой по незащищенным яйцам. Противник почувствовал это и пригнулся. Однако я потерял осторожность и при повторном ударе попался в захват. Нет, я вовремя отдернул ногу, но враг сделал шаг вперед и схватил меня за руку.
  Мое запястье словно попало в тиски, вырваться я не смог. Вскоре сильные руки сдавливали меня, прижимая к жирной груди и такому же животу. Похоже, мой конец приближался. Дышать становилось все труднее, а мои колени бестолково били его по толстым ножищам.
  
  Я ударил его головой в лицо. Что-то хрустнуло, и я понял, что у меня появился шанс.
  Толпа ревела, я бил головой, его кровь текла по моему лицу. Враг по-прежнему держал меня, и его хватка оставалась железной.
  Мне тоже приходилось несладко. Похоже, победить предстояло тому, чей череп окажется крепче. Я уже ничего не видел и не слышал, а лишь чувствовал, как моя многострадальная голова бьется о голову врага.
  
  Его мозг оказался нежнее, и соперник потерял сознание раньше. Он рухнул на арену и своей жирной тушей придавил меня. Я еле выполз из потных объятий и с трудом встал на ноги. Противник лежал без сознания, оставалась лишь самая малость - убить его.
  Я бил босыми ногами по голове, пытался поднять лысую голову руками и ударить по ней коленом. Он продолжал дышать, и на его ноздрях и губах пузырилась кровавая слюна.
  - Души его! - кричали зрители.
  Попытка перевернуть тушу не удалась. Его скользкие плечи выскальзывали из моих ладоней. Я видел половину его окровавленного лица, но схватить обеими руками за горло не мог.
  Закрыть одной ладонью рот, а пальцами другой руки сжать нос - это тоже удушение. Враг лишился воздуха и очнулся. Туша начала подниматься, соперник встал на четвереньки, и мое колено врезалось в его окровавленную голову.
  
  Противник упал на спину и его горло открылось. Я всем своим весом давил на его шею и не мог остановиться. Мерзкий запах из опорожнившегося кишечника душил меня, но я жал и жал.
  - Все, парень! Он готов.
  Чьи-то руки отодрали меня от поверженного врага. Наверно, им пришлось бы сложно, но несколько сильных ударов по бокам придали мне сообразительности. Я отпустил убитого соперника.
  
  В ограждении открыли выход. Я спустился по лесенке из нескольких ступенек и увидел знакомую мерзкую харю, на этот раз чисто выбритую.
  - Ты следующий!
  Хотелось сказать это уверенно и грозно, но получилось лишь негромко прохрипеть. По его испуганному лицу я понял, что он меня услышал.
  Ко мне шли Мо и Нори. Если честно, до этого я не рассмотрел их среди зрителей. Зачем смотреть на тех, кто пришел насладиться убийством?
  
  Больницы здесь оказались весьма похожими на земные учреждения: те же белые халаты и строгие врачи, противные лекарства и милые медсестры. Правда, чистоту в палатах и коридорах наводили отпрыски местного спрута, а мои ссадины не забинтовали, а заклеили пластырем телесного цвета, который различался лишь вблизи.
  Сотрясение мозга, ссадины, кровоподтеки, отбитые руки и ноги - досталось мне изрядно, но кости уцелели. Палата отдельная, посетители каждый день, но одни и те же. Первой пришла Нори. Судя по слою грима на лице, ей досталось от Мо. Однако девушка об этом не говорила, а я деликатно не спросил.
  Нори, не переставая, хвалила меня и улыбалась. Радовалась девушка искренне, и после ее визита я долго улыбался. Со стороны, наверно, выглядело глупо.
  - Тебя следовало отлупить сразу же, - заявила Мо, - но это могло повлиять на результат боя. Ты и так чудом справился с этой тушей. И сейчас тебя бить нельзя, потому что ты больной... Не обольщайся, ты еще получишь по заслугам.
  Госпожа угрожала, а я был счастлив.
  
   * * *
  
  Десять дней тянулись долго, но и они закончились. Я дома!
  Теперь меня лечила госпожа, и получалось у нее просто замечательно. Конечно, в глазах врачей секс и тренировки никак не выглядели подходящими процедурами для больного человека, но я креп с каждым днем.
  Чуть позже Мо и Нори признали меня окончательно выздоровевшим и основательно отдубасили.
  Мо по-прежнему не жалела меня на тренировках и все крепче прижималась ко мне в постели. Я давно забыл о принуждении и о том, что татуировки на наших запястьях позволяют хозяйке управлять мной.
  Лишь на тренировках госпожа оставалась непреклонной и даже жестокой.
  - Ты должен быть сильным и предугадывать действия противника, - твердила она. - Надейся на себя и о том, что тебе придется защищать близких. Не рассчитывай на чью-то помощь.
  Конечно, я слышал эти слова от сироты, которая зубами выгрызла свое место в жизни. Однако меня не покидала уверенность, что, в случае надобности, Мо бросит все и помчится спасать своего слугу.
  Тренировки заканчивались, и госпожа превращалась в ласкового котенка. Только что я с опаской смотрел на нее, а теперь меня переполняла нежность. Может быть, я был сволочью, но Марина совсем исчезла из моей памяти.
  
   * * *
  
  Уже стемнело. Я ждал госпожу, но она все не приходила. Мо не разрешала звонить ей, но я все-таки попробовал связаться. Она не отвечала. Нори тоже не отзывалась.
  Госпожа постоянно призывала меня владеть собой и не давать воли эмоциям. Ее наставления оказались тщетными. Бессонная ночь прошла в бесполезных метаниях, бесчисленных попытках дозвониться, ходьбе по дому и темному участку.
  Нори позвонила утром:
  - Мо погибла. Поединок чести. Ее тело отдадут Уро. Прощание вечером. Я заеду за тобой.
  - Госпожа дралась с От?
  - Да. Первый же удар оказался смертельным.
  
  Мне предлагали поплакать над телом госпожи перед тем, как ее сожрет местный спрут. Признать свое поражение и смириться? Ну, уж нет!
  Машина поедет только тогда, когда на руле будут ладошки госпожи. Ворота откроются от прикосновения лишь ее пальчика к кнопке. По крайней мере, Мо считала именно так.
  Я думал иначе и знал, что делать. На снятие электронных замков ушло несколько минут. Ворота открылись, и большая машина медленно выехала на дорогу.
  Я давно мечтал прокатиться на этой шикарной тачке и теперь управлял чудом местного автопрома. И пусть из-за моего вторжения электромобиль не слишком рационально расходовал энергию, но я не сомневался, что доберусь в нужную точку.
  Адрес давно известен, а путь мысленно проделан уже не раз. Мо сама учила меня быть предусмотрительным, и я ее не подвел и не подведу. Смерть госпожи не останется неотмщенной.
  
  Я не настолько долго жил здесь, чтобы растерять навыки вождения. Добраться удалось без происшествий. Эта сволочь жила в доме, похожем на наш. Только бы он оказался дома!
  Наверно, я мог бы просто остановиться и перелезть через ворота, но я направил машину прямо на живую изгородь. Тяжелый автомобиль легко преодолел два метра ветвей и колючек - меня лишь слегка тряхнуло.
  
  Теперь вперед! Здоровенный мужик встретил меня у дверей - баба с яйцами обзавелась новым любовником. Я даже не ударил, а толкнул его рукой, но и этого оказалось достаточно. Жирная туша отлетела в сторону и свалилась на аккуратную клумбу.
  Кто из них любит цветочки? Если честно, я ненавижу и растущую красоту, и жителей этого дома.
  Хозяина я нашел в спортзале.
  - Меня заставили! - закричал он, увидев меня.
  Убийца госпожи оправдывался, но это не помешало ему выбросить сначала ногу, а потом руку. Движения хваленого обладателя быстрых ударов показались мне совсем медленными. Я легко уклонился, и мой кулак врезался в солнечное сплетение врага.
  Падал он слишком плавно, и мне удалось еще трижды ударить его. Когда мое колено столкнулось с его головой, я понял, что бью мертвеца.
  
  У ворот уже ждала полиция. Похоже, жирный любовник успел вызвать помощь.
  Я не смогу присутствовать на похоронах госпожи и никогда не увижу ее. Прощай, Мотанири Короладо! Прощай, моя рыжая девочка! Я стал сильным - ты можешь быть довольна.
  Увы, госпожа так и не узнает этого и не услышит меня. Прощай, Мо!
  
  

Глава 4

  - Ты плохо спал.
  Пальцы Марины коснулись моего лица. Любимая показалась мне испуганной, хоть причины для страха отсутствовали. Я сел и, разумеется, улыбнулся. Что еще делать мужчине, если он рад видеть женщину?
  Кажется, Марина испугалась еще больше, но она вновь дотронулась до моего лба.
  - Ты стал другим. Откуда у тебя такие мышцы? И эти следы на лице - их раньше не было.
  На мой взгляд, на моей коже не осталось даже маленького шрама. В мире Мо умели лечить ссадины и рассечения. Однако чуткие пальцы Марины что-то нащупали. Я окреп после тренировок и перенесся на Землю другим. Именно это заметила девушка.
  
  Если честно, я предполагал, что вернусь на Землю, но совсем не готовился к этому
  - Все равно это ты, - убежденно сказала Марина. - Расскажешь?
  Нет, она не пришла в себя окончательно, но страх в ее глазах растаял. Везет мне на смелых женщин! Другая бы забилась в угол и визжала от страха, а Марина лишь требует объяснений.
  Человек, свыкшийся с существованием огромного разумного спрута, легче верит в другие странности. Похоже, Марину волновал не сам факт моего путешествия между мирами.
  - Ты любил там женщину? - спросила она. - И дрался за нее?
  - Да. Только она мертва.
  
  Марина взяла паузу.
  - Все равно ты только мой! - наконец заявила она. - Или ты не согласен?
  Я согласился.
  Переселиться из одного мира в другой, зная, что в оставленной жизни все хорошо - это легко. Сразу же на первый план выходит женщина, находящаяся рядом, а редкие воспоминания о другой любимой приятны и необременительны. Раньше меня не грызла совесть, да и предпринять я ничего не мог.
  Сейчас было тяжело. Вроде бы, перед уходом я все сделал правильно, но далекая Мо, ушедшая навсегда, не забывалась и не желала уступать свое место. Я честно возился с морожеными курами, с желанием обнимал по ночам Марину, но часто вспоминал рыжую госпожу.
  
   * * *
  
  - Мне нравится лечить животных, - сказала Марина. - Но я хочу быть обеспеченной женщиной.
  Она бросила свою клинику и стала лицом фирмы. Цель у новоявленного предпринимателя появилась вполне конкретная - взять в аренду закрытую свалку.
  - Летом розы лучше выращивать на поверхности, - сказала Ида. - Так дешевле.
  - А спруту нужно безопасное место для ростков, - добавила Марина. - Он хочет разводить земляных червей. Тогда ему не понадобятся мыши, комары и прочие насекомые.
  На мой взгляд, перечень стоило продолжить, потому что Спрут не брезговал крысами, кошками, собаками и людьми.
  
  На экскурсию поехали втроем: я, Марина и Ида. По этой дороге я ездил не один десяток раз, но на неприметный съезд раньше не обращал внимания.
  Через сотню метров глазастая Ида заметила справа от дороги столбик. Когда-то здесь был шлагбаум, но его благополучно сломали. Разбитая дорога тянулась по низине, поросшей молодыми березками. Невысокая насыпь шла строго по прямой, а километра через три начался подъем. Завершился путь у бетонного забора с закрытыми железными воротами и маленькой будочкой рядом с ними.
  Ни души - нас никто не встретил. Заржавевший навесной замок запирал ворота, дорога за ними сразу же упиралась в песчаную насыпь и обрывалась.
  Перелезать через ворота или проползать под ними не хотелось, и мы просто прошли вдоль забора. Продираться сквозь высокую траву и кусты тоже непросто, но неприятная прогулка закончилась метров через пятьдесят. Бетонный забор оборвался, дальше от ограждения остались лишь деревянные столбики.
  - Народ у нас хваткий, - глубокомысленно заметила Ида. - Мимо халявы не проходит.
  Предприимчивые граждане растащили забор. Другие разумные люди проложили вдоль бывшего ограждения дорогу и оставили множество мусорных куч. Исследование отходов мы отложили на потом и двинулись в сторону закрытого полигона.
  
  За невысокой песчаной насыпью обнаружилась зловонная канава. Дальше начинался довольно крутой подъем, поросший травой, кустами и небольшими деревьями. Чтобы пройти к центру свалки, пришлось искать переход через ров, заполненный черной водой. Девчонки морщили носики, но терпели дурной запах. Земляную перемычку, соединявшую берега канавы, нашли лишь метров через пятьсот.
  Крутой склон перешел в пологий подъем. Песок, редкая трава, хилые кустики - унылую поверхность рукотворного холма оживляли лишь стальные трубы, торчавшие из земли.
  Мы дошли до центра возвышенности, обошли ее по периметру и не увидели ничего нового.
  - Наверно, здесь был холм, потом в нем вырыли большую яму и завалили ее мусором, - предположила Ида. - Засыпали песком и на этом успокоились. Даже не подумали, что весь лес превратили в свалку.
  Судя по всему, в окрестности закрытого полигона продолжали свозить отходы. Зачем платить за утилизацию, если можно выбросить бесплатно? Именно такая логика была у людей, загадивших лес. Кажется, управы на этих свиней так и не нашли.
  
  Выращивать розы на этой помойке мне совсем не хотелось, но Спрута привлекали запасы отходов. Ведь он считал пищей все: дерево, пластик, резину, бумагу, металлы. Большой зверь уже подобрался к закрытому полигону и надеялся, что мы поможем ему стать здесь полновластным хозяином.
  Как ни странно, территория считалась частью города, и Марина отправилась в районную администрацию. Вернулась она в бешенстве.
  - Этот гад потребовал, чтобы я переспала с ним! - рассказала она.
  Чиновник, у которого Марина была на приеме, оказался любвеобильным мужчиной. Только он не подумал о последствиях.
  Разговор шел в подземелье, где я как раз отчитывался перед спрутом.
  "Это неприемлемо", - написал наш работодатель. - "Подождите два дня, и я решу вопрос".
  Как разбирается с недоброжелателями подземный житель, я не забыл. Если честно, я нисколько не пожалел незнакомого чиновника.
  
  В следующий раз на прием пошли Марина и Ида. Вернулись девушки довольными и целый вечер расписывали приятную внешность и ум милой женщины - заместителя бесследно пропавшего чиновника.
  Я не до конца понял сложную комбинацию из работ по рекультивации полигона, очистки санитарной зоны, аренды и последующего выкупа земель по частям. Судя по всему, милая женщина получала немалую материальную выгоду, а Спрут мог делать что угодно на участке земли почти в тысячу гектаров.
  Масштаб меня ошарашил, но вскоре я успокоился. Во-первых, никто не заставлял нас делать все сразу, а во-вторых, работать предстояло не нам, а Спруту. Впрочем, и нам безделье не светило.
  
  Спрут мог начать уборку в придорожном лесу, но на очищенных участках наверняка бы появился новый мусор. Как остановить любителей халявы?
  Еще во время первой экскурсии, я заметил, что к нашему холму проложены четыре дороги. Да, остатки асфальтового покрытия имелись на одной из них, но и грунтовка - вполне подходящий путь в сухую погоду.
  Можно перекрыть дороги, ведь теперь мы имеем на это право. Однако это не даст никаких гарантий. С оживленной трассы, проходящей в паре километров от полигона, съехать в лес совсем несложно. Целый километр пологой обочины - тут только забор поможет. Можно еще ров выкопать, только что это даст? Загородишь здесь, а злоумышленники проберутся в другом месте. Даром - слово волшебное. И пусть речь идет о мусоре, но за его переработку тоже нужно платить.
  
  Спрут вознамерился принимать мусор бесплатно. Неподалеку от железных ворот, закрывавших въезд на закрытую свалку, в земле появилась яма.
  Я заглянул в нее и увидел бетонные стенки, да и сам рукотворный провал окружали высокие бордюры. Спрут приготовился к разгрузке машин.
  - Нас не арестуют? - спросил я у Марины. - У нас даже лицензии нет.
  - Лицензия на утилизацию будет в ближайшее время. А сейчас нам ничего не сделают, потому что мы будем принимать только бытовой мусор, да и тот бесплатно.
  Халявой против халявы - неплохой метод. Чей пряник слаще? Чтобы склонить чашу весов в нужную сторону, требовался кнут. Пожалуй, даже не кнут, а маленькое предупреждение.
  - Нам нужен начальник производства, - сказала Марина. - Человек, который постоянно будет находиться здесь.
  Так Андрюха стал директором свалки.
  
  Денис в нашей троице всегда стоял немного особняком. Невысокий, красивый, всегда аккуратно одетый - со стороны друг выглядел пай-мальчиком, не способным на самое мелкое хулиганство.
   Мы с Андрюхой росли другими, но похожими пацанами. Высокие, плечистые, волосы темно русые, лица симпатичные, но не более того - самые обычные ребята. Да и к одежде мы всегда относились не так щепетильно, как Денис.
   Только у Андрея, кроме роста и плеч, наросло много мышц, а я так и остался худым. А еще друг всегда весел, и на его улыбку девчонки летят, как мухи на мед.
  Что сумеет сделать один человек с водителем самосвала. Что-то сможет, но злоумышленника сначала надо обнаружить. Четыре дороги, въезды расположены далеко друг от друга - свести сторожа с автомобилем способна только случайность. Или Спрут.
  Рядом со свалкой большой зверь не сделал жилого помещения под землей. Лесенка вниз, маленькая комната, компьютер - вот и весь нижний уровень. Наверху вагончик и второй компьютер. А что еще нужно для связи?
  
  - Есть контакт! - оживился Андрюха. - Поехали!
  Друг отнесся к новой работе серьезно и пересел с иномарки на "Ниву". Скорость не та, да и девушкам красивые машины нравятся больше. Однако отечественный внедорожник и по лесным тропам проберется.
  Маленький самосвал застрял надежно. Наверно, водитель никак не мог понять, откуда взялись сразу две ямы, в которые провалились и передние, и задние колеса. Мусор любитель халявы успел свалить, а вот выбраться из западни без посторонней помощи он уже не мог. Спрут надежно пленил злоумышленника.
  - Нарушаем? - начальственным тоном поинтересовался Андрюха. - Что делать будем?
  Мужичок лет сорока потерял дар речи. Мало того, что автомобиль сел намертво, так еще объявились два здоровых парня с непонятными намерениями.
  - В следующий раз твоя таратайка провалится совсем, - пообещал Андрюха. - По дороге через пару километров есть яма. Будешь в нее сваливать мусор. Бесплатно. А теперь уматывай!
  Шофер взглянул на свой самосвал, протер глаза, опять посмотрел на машину, потом уставился на нас.
  - Езжай! - улыбнулся Андрюха. - Только в следующий раз обязательно вали в яму. Я тебя предупредил.
  
  Слухом земля полнится. Все больше машин подъезжало к приемной камере, а спрут облагораживал все вокруг. Площадку покрыли не слишком большие плиты, которые почему то не проминались под колесами тяжелых самосвалов и мусоровозов.
  Как правило, я старался не задавать Спруту лишних вопросов, но в этот раз твердо намеревался узнать, из чего сделаны стенки ямы, и почему метровые плитки выдерживают большегрузы.
  Андрюха меня опередил.
  - Это не обычный бетон, - рассказал друг. - Спрут делает какие-то камни. Плитки не проваливаются, потому что они очень толстые и стоят на надежном основании. Короче, все по уму.
  Спрут закончил площадку и начал делать дорогу из тех же метровых квадратов. И вновь любопытство одолело меня. Как он укладывает плиты?
  И вновь меня просветил Андрей:
  - Блоки делает в земле, потом выдавливает их на поверхность и ставит на место.
  Большой зверь перемещает тяжести. Почему же я таскал мебель и сантехнику, когда обустраивал подземелье? Конечно, я носил вещи внутри Спрута, а сейчас его щупальца двигают внешние предметы. Только большой зверь может создавать отдельных помощников, похожих на людей и собак, растворивших двоих злоумышленников на лавочке. Значит, Спрут тогда просто не захотел мне помогать.
  
  Как мусор не спрессовывай, а ветер все равно его раздует. Спрут вырастил вокруг площадки ограждение. Тонкие прутики за сутки вытянулись на метр. Через пару дней они вымахали выше двух метров, а затем начали ветвиться, покрываться листьями и колючками.
  Эффективность любого заграждения нередко зависит не только от его высоты, но и прочности или толщины. Спрут решил не экономить и два метра колючек стали непреодолимой преградой для любого животного.
  Подогнанные ветром бумажки и полиэтиленовые пакеты тоже не болтались на колючках, а довольно быстро исчезали без следа. Думаю, так же заканчивали свое существование все насекомые, птицы и звери, слишком приблизившиеся к живой преграде.
  Спрут сообщил мне, что я могу больше не покупать кур, и это нисколько не удивило меня. Зачем тратить деньги, если еда сама прибегает и прилетает? Да и в мусоре наверняка содержалось немало объедков - источников животного белка.
  
  Рядом с площадкой для разгрузки, за колючим ограждением раскинулась цветочная плантация. Всю постороннюю растительность Спрут уничтожил, и розы стояли ровными рядами, греясь на солнышке. Нет, они не цвели, а ждали, набрав бутоны.
   - Распустятся по мере надобности. Срезанные цветы вянут через пять семь дней, - просветила меня Ида.
  Цветы расходились медленно, но это нисколько не смущало Дениса и Иду.
  - Нельзя перенасыщать рынок, - повторяла Ида. - Такие розы не выращивает никто - конкурентов у нас нет.
  Участок дороги с идеальным покрытием все удлинялся. Вдоль него вырастали колючие ограждения, закрывавшие проезд в лес. Исчезали мусорные кучи рядом с живым забором. Спрут работал.
  
  На вершине холма поднялись толстые стебли с мясистыми листьями. Другие кусты и трава втягивались в землю. Исчезли стальные трубы. Большой зверь преобразовывал землю.
  Шершавые на ощупь зеленые стволы, глянцевые листья - ростки Спрута напоминали фикусы. А вот запах из середины зарослей шел пренеприятный. На это зловоние я и отправился.
  Кусты, вылезшие совсем недавно, уже лежали на земле и гнили, блестя на солнце образующейся слизью. А над этим дерьмом кружились и жужжали мухи. Спрут между делом перекусывал опарышами.
  В самом центре зеленого круга я увидел уже не разлагающиеся остатки стволов и листьев, а только что взошедшие новые побеги. Короткоживущие и быстроразлагающиеся растения - большой зверь шел к цели с приличной скоростью. Скоро вместо песка здесь должен образоваться слой плодородной земли, в котором появятся вожделенные дождевые черви.
  
  Куры больше не требовались - меня оставили без работы. Я не успел прийти в себя от неожиданно свалившейся свободы, как у нас появился новый человек, быстро исправивший упущение.
  - У Спрута накопились разные вещества: кислоты, соли, окислы, - сообщила Марина. - Нужен химик, который сможет их продать.
  Так мы познакомились с Яковом, старшим братом Иды.
  Яша, такой же маленький и белобрысый, как и сестра, сутки входил в курс дела, а потом устроил нам разнос. Больше всех досталось ближайшей родственнице.
  - Идка, мать-перемать! - ругался наш новый товарищ. - Ты куда смотрела? Вы же влезли на два уже поделенных рынка! Да еще и благотворительность устроили! Что вы скажете проверяющим? Что под землей живет разумный спрут? Да на нас ученых напустят! С государством бодаются только идиоты - надо скукоживаться и приводить все в божеский вид.
  
  Яша нанял рабочих, чтобы установить шлагбаум неподалеку от холма. Пропускной пункт заработал вечером, но в это же время в яме прогремел взрыв. Кто-то вместе с мусором сгрузил бомбу. Наверняка поработали конкуренты. К счастью, Спрут пострадал не сильно, да и приемную камеру он отремонтировал за пару дней.
  - Это только начало, - сказал мне Яша. - Давай, ты будешь следить за безопасностью. Андрей занимается производством, а у Дениса с цветами забот хватает.
  Мне достался пропускной пункт. Почти весь лес мы отдали на откуп водителям - вредителям, пытавшимся на халяву сбагрить мусор. Шлагбаум мы установили совсем рядом с приемным пунктом, зато я открывал его, не выходя из будочки.
  
  С Яковом мы сошлись быстро. Все началось с того, что он рассказал о своей национальности.
  - Для всех русских мы с Идой евреи, потому что у нас имена соответствующие, - поведал Яша. - Для всех евреев мы русские, потому что иудеем у нас в роду был только прадед. Прабабка, бабка и мать - русские, а у евреев национальность считается по женской линии. В общем, мы с сестрой ни в синагогу, ни в церковь не ходим и договорились, что своих детей назовем русскими именами.
  
  Пришел всего один человек, но он изменил все. Если Андрюху я по-прежнему звал директором свалки, то Яша стал директором мусорного завода. Успевал он все. Договоры с предприятиями и конторами по перевозке мусора Яков Самуилович заключал один за другим.
  - Мы находимся близко и берем недорого, - объяснил он.
  Теперь нам везли тот же мусор, но вполне законно и не бесплатно.
  Яков по-прежнему напоминал мне о том, чтобы я не пропускал ни единой чужой машины. Своим считался транспорт организаций, с которыми мы заключили договоры.
  - Гляди в оба, - предупреждал товарищ. - Мы влезли на чужую территорию - на нас могут обидеться.
  
  Эпизод с взрывом Спрут без внимания не оставил. Он не посвятил меня в тонкости, но намекнул, что директор близлежащего полигона и владельцы парочки мусороперерабатывающих заводов, как обычно, исчезли без следа. Я ждал ответных действий, но не угадал. Опасность пришла с другой стороны.
  Наехали на Дениса, а причиной стал золотой порошок. Покупатель захотел убрать посредника и выйти на продавца - история обычная не только для криминального мира.
  Денис и Ида жили вместе, но, в отличие от нас с Мариной, не стали забираться под землю, а попросту сняли квартиру.
  Я говорил с Денисом о безопасности, но он успокоил меня.
  - Камера перед входной дверью есть, - поделился друг. - Связь со Спрутом круглосуточная.
  
   Именно к дверям квартиры и подошли трое отморозков, собиравшихся выбить из друга имя и местонахождение поставщика золота. Разумеется, Денис связался со Спрутом и попросил о помощи.
  - Три амбала на площадке, а дверь хлипкая - ей, наверно, лет тридцать исполнилось, да и то давно, - рассказывал Денис. - А у меня в квартире даже топора нет - тут любой испугается. Только это были еще цветочки. Ты когда-нибудь крыс видел?
  Еще как видел! А одна тварь в подвале даже мне на грудь бросилась. До сих пор помню, как перетрусил.
  - Я тоже до этого видел, - продолжил друг. - Только там не стая была, а сплошной поток. Поднялись по лесенке, как вода в фонтане. Стояли мужики, а через секунду - три серых кучи. Крысы друг на друге висят, а на них новые прыгают... В общем, конец амбалам. Даже заорать толком ни один не смог. Постояли пару секунд, а потом повалились... Только самое жуткое дальше было. Крысы отхлынули, у мужиков одежда почти целая, а головы объеденные. Серые твари в несколько слоев на площадке, а по ним три кошки пробираются... Ты когда-нибудь видел кошек с руками?
  - Нет.
  Признаться, картина, нарисованная другом, меня ошеломила. Крысы слоями, кошки с руками - жуть!
  - А глаза у них фиолетовые, - волнуясь и заново переживая увиденное, рассказывал Денис. - Зрачков нет, сплошные кругляши - будто на тебя оптические прицелы смотрят. Кошки у мужиков мобильники достали и принялись в телефонах шарить - сидят на задницах и маленькими пальчиками по экранам водят, почти как люди... Потом и крысы и кошки опять на людей наползли, и через полчаса по лестнице ушли. А на площадке ни следа, ни соринки не осталось. Были люди - нет людей.
  Похожую картину мы с Мариной наблюдали. Правда, тогда далеко было, да и глаз странных созданий мы не видели. Спрут тогда защитил нас, а сейчас не позволил злоумышленникам навредить другу и его девушке.
  
  На первый взгляд, ничего нового не произошло, но я словно из воды вынырнул. Конечно, хорошо, когда у тебя такой могучий заступник. Спрут наверняка извлек всю информацию из мобильников и прошел по цепочке. Думаю, умерли и правые, и виноватые, зато Денис и Ида теперь в безопасности.
  Только не слишком ли легко большой зверь убивает людей? Дело не только в том, что он совершает преступления. Рано или поздно все раскроется. Что тогда будет со Спрутом? На него откроют охоту, и нам всем придется несладко.
  Да, подземный житель, может скрыться в глубине, но что он там будет делать без еды? Животного белка там точно нет - значит, Спрут окостенеет и сдохнет. Не слишком ли он самонадеян?
  Сам я тоже хорош. Нажимаю на кнопочки, машины впускаю и выпускаю, да Марину по ночам трахаю. А что мне Мо твердила? Какого черта я плыву по течению и ничего не делаю?
  
  "Спрут, ты должен прекратить убивать людей".
  Я стоял перед компьютером и ждал ответа.
  Почему я решил побеседовать со Спрутом? А кто еще должен это сделать? Ведь только я был в другом мире, где тоже есть подземный зверь. Если верить покойной Мо, люди и Уро не сразу нашли общий язык.
  "Почему?" - появился ответ.
  "Рано или поздно об этом узнают. Тебя самого могут уничтожить за это."
  "Я только защищал своих помощников"
  "Спрут, ты сможешь сотрудничать с людьми, если они признают тебя безопасным. В противном случае, будет война, и ты в ней проиграешь"
  "Хорошо. Что дальше?"
  "В любом случае, ты должен быть готов к тому, что у тебя не сложатся отношения с людьми. Я бы на твоем месте пробрался в лес. Ты смог скопировать розы - сможешь создать и побеги, похожие на обычные растения. Никто не заметит твоего существования. А в лесу есть насекомые, их личинки и другие живые организмы - источник нужного тебе животного белка".
  Потом я написал о своей жизни в другом мире, о том, что там есть такой же подземный обитатель. Спрут засыпал меня вопросами, но я слишком мало знал. Беседа затянулась, и добраться до постели мне удалось только под утро.
  "Кажется, мой собрат в ином мире старше меня, но люди позволяют ему очень немного", - подвел итог Спрут. - "Меня ждут непростые времена".
  
  Казалось бы, мы обо всем поговорили, но из моей головы вылетело самое главное. Утром я опять стоял перед компьютером.
  "Спрут, зачем тебе люди?"
  Действительно, большой зверь спокойно перерабатывает растения и ловит животных. Насколько я понял, этого и небольшой доли отходов ему вполне достаточно для существования. Для чего Спруту контактировать с нами?
  "Люди дают металлы. Ничего вкуснее для меня нет".
  А ведь Мо говорила о том, что люди подкармливают Уро металлами. Я как-то упустил это из виду.
  "Разве ты не можешь находить металлы сам?"
  "Мне нужны чистые железо или медь, а не их соединения. Чтобы восстановить металлы из окислов и солей, нужна высокая температура. Я не могу создавать такую".
  "А цемент? Ведь ты делаешь бетон".
  "Это не бетон, а искусственный камень. В нем принципиально иное вяжущее".
  Я еще больше узнал о Спруте. Он действительно может быть горячим, но температуры выше пятисот градусов ему недоступны. Впрочем, и такое тепло заставляет его жить в городе, где легче замаскировать экзотермические подземные процессы.
  Однако главное не в этом. Я заставил Спрута задуматься, и, надеюсь, он будет осторожнее. Большой зверь взял паузу на размышления.
  
   * * *
  
  Мы с Яшей ломаем голову над тем, как лучше замаскировать деятельность Спрута. Житель подземелья перерабатывает весь мусор без остатка, используя некоторые вещества для строительства собственного тела и разлагая все остальное на максимально простые составляющие. Углекислый газ идет на фотосинтез, прочая химия сортируется. Кое-что мы уже пытаемся продавать. Кстати, Спрут способен получать вещества практически без примесей, а это делает любые реагенты дороже.
  - Бытовой мусор сваливается в шахту, потом идет горизонтальный участок, где бактерии разлагают всю органику. На выходе - компост. Сделаем метрах в пятидесяти шахту, а Спрут заполнит ее каким-нибудь дерьмом. Это будет конечным пунктом.
  - А стекло и металл?
  - Отстойник. Рядом с дерьмовой шахтой сделаем еще одну, узкую.
  - А как поднимать?
  - Автомобиль с захватом на тросе.
  Яша хитро улыбается. Мы с ним разрабатываем легенду для проверяющих. Рано или поздно о Спруте узнают, но лучше скрыть деятельность подземного жителя.
  
  - Яков Самуилович, в налоговой сказали, что у нас подозрительно мало работников.
  Это Леночка - миниатюрная молодая женщина с кукольным личиком. Мы взяли ее бухгалтером, и Яша немедленно закрутил роман с симпатичной блондинкой. Впрочем, кто с кем закрутил - это еще вопрос. Внешность Леночки весьма обманчива, и недалекая с виду дамочка вовсе не глупа.
  Увеличить число работников, сохранив в тайне существование Спрута - задача крайне сложная. Ничего, мы будем упираться до последнего. Лучше пусть узнают позже, чем раньше. К тому времени мы будем сильнее.
  
  Увы, могучими мы не станем. В чем сила организации? В первую очередь, в ее богатстве. А у нас откуда деньги? Мусора пока перерабатываем немного, роз продаем мало. Окислы металлов продаем дешево, несмотря на чистоту веществ. Все только начинаем, дело не раскручено.
  Кое-что нам перечислили за рекультивацию земли, но и этими деньгами пришлось поделиться с чиновниками. Спрут прекратил добывать золото, и с финансами у нас напряженка.
  
   * * *
  
  Во дворе папа с сыном запускали пластмассовый вертолетик. Игрушка простенькая: дернул за веревочку - пропеллер завращался, маленький аппарат взмыл в воздух. Мальчишка визжал от восторга, а я понял, что в охране свалки зияет брешь.
  Все больше и больше вырастает колючих заграждений, а они не только останавливают чужих людей, но и предупреждают о приближении ненужных свидетелей или злоумышленников. А если на нас нападут сверху?
  Спрут внял моему предупреждению. Птицы над нами летали и прежде, ведь свалку окружает лес. Конечно, живые изгороди поубавили число пернатых обитателей, но щебет и пение все равно слышались нередко.
  Теперь в небе появились вороны и голуби. Только эти птицы были не настоящими - Спрут создал летающие копии. Срок жизни таких слуг не превышал нескольких часов, но подземный монстр делал новых помощников и утилизировал отработавших свой срок.
  
  Настоящие птицы к свалке не приближались, а вот стая квадрокоптеров смело прилетела среди бела дня. Шли они на небольшой высоте, и я сначала увидел, как создания Спрута ринулись в одну сторону. Удалось рассмотреть лишь завершение схватки.
  Операторы, управлявшие аппаратами, видимо, не ожидали воздушного боя и смотрели вниз, выбирая цель. Искусственные птицы смешались с квадрокоптерами, и все летающие объекты просто упали.
  Остальное я узнал от Спрута.
  "Они несли ядохимикаты - хотели распылить их над цветами. Вредные вещества я нейтрализовал".
  "Что будем делать?"
  "Ничего".
  Спрут остался невозмутимым. Атаку с воздуха он отбил, а защита на земле все укреплялась. Колючие изгороди уже разбили окружавший свалку лес на изолированные участки. По земле сновали гигантские слизняки, скрытые живыми стенами. Именно такие создания чистили дороги в другом мире. Здесь они собирали все подряд: мусор, траву, деревья.
  После помощников Спрута оставалась голая земля, а раздувшиеся слизняки скрывались в углублениях, то возникавших на поверхности, то исчезавших без следа. На освободившихся местах вылезали все те же растения с большими и толстыми листьями.
  
   * * *
  
  Моя долгая беседа со Спрутом не осталась без последствий. Подземный обитатель принял решение, и оно оказалось довольно неожиданным.
  "Все производства должны объединиться в одну организацию. Главным будет Яков".
  Этот текст увидели все. Возражений не последовало. Каждый из нас понимал, кто здесь хозяин.
  Меня разжаловали и отправили в отставку. Марина сдавала дела Яше, ей предстояло быть уволенной вслед за мной. По большому счету, Спрут нас освобождал. Правда, мы лишались неплохого заработка и жилья.
  Мы привыкли к нашей уютной спальне, да и само подземное убежище выглядело надежным. Однако Марина не грустила.
  - Снимем квартиру, - сказала она. - У тебя деньги остались?
  Названная сумма вполне устроила девушку.
  - Я в клинику опять пойду, - сказала она - Год протянем. А там ты свой универ закончишь.
  Действительно, наступал последний учебный год.
  Жизнь продолжалась, мы обрели свободу, но обида на Спрута сидела во мне. Чем мы с Мариной хуже остальных? Ведь именно с нас все началось. Или хозяин посчитал, что мы свой срок отработали?
  
   * * *
  
  - Игорь, я видела твою девушку, - ошарашила меня мама. - Она очень красивая и любит тебя.
  Я не знал, что ответить. Да, мы с Мариной не прятались, но девушка категорически отказывалась знакомиться с родителями. Сказать об этом отцу и матери? Однако мама ничего не требовала. Интересно, как она определила, что Марина меня любит?
  - В любом случае, ты уже взрослый, - добавил отец. - Мы решили купить тебе отдельную квартиру.
  Признаться, я уже привык, что родители живут своей жизнью, а мои интересы сильно отличаются от увлечений отца и матери. Однако из моей головы вылетело, что я их единственный сын.
  
  Однокомнатная квартира в кирпичной пятиэтажке не верх комфорта, но Марина радовалась, словно нам предстояло жить во дворце. Знакомиться с моими родителями она вновь отказалась, да и представлять меня своим родителям девушка не спешила. Что с ней поделаешь?
  - А замуж ты за меня пойдешь? - осторожно поинтересовался я.
  - Сначала учебу закончи.
  Чего она боялась? Своих родителей? Почему? Разве она чем-то их расстроила раньше? Академию закончила, работает - вполне нормальная девушка.
  
  Я не пытался узнать прошлое Марины. Зачем? Чтобы испортить счастливое настоящее?
  Ее и мои родители познакомились без нашей помощи. Ремонтом занимались все вместе. По общему мнению, наш официальный брак считался почти свершившимся фактом. Да и мы с Мариной уже наметили дату похода в ЗАГС. Будущее казалось простым, понятным и счастливым.
  
  

Глава 5

  
  Интересно, почему меня поместили в одиночную камеру? Здесь мало заключенных? Или в этом мире не экономят на арестантах?
  На Земле я не посещал тюрьмы, но, судя по кино и книгам, узникам в моем мире приходится намного хуже. Однокомнатный номер с туалетом и душем - думаю, в России о таких камерах можно только мечтать. Правда, окон нет, но электричество не отключают. Я в любой момент могу зажечь и потушить свет. Убираются привычные слизняки - их присутствие меня совершенно не волнует.
  Увы, развлечений никаких, и ко мне никто не заходит. Еду подают в открывающееся окошечко в двери, туда же я отдаю пустую посуду. Даже допрашивают меня по видеосвязи. Охранник просовывает в окошечко что-то вроде планшетника. На экране включенного прибора появляется незнакомый мужик и задает вопросы.
  Я ничего не скрывал. Сразу дал понять, что убил этого гада и ни о чем не жалею. Дознаватель попался въедливый - интересовался каждой мелочью. Как я сумел подчинить себе электромобиль? Откуда узнал адрес бабы - мужика? Почему я вообще решил его убить?
  Последний вопрос меня даже развеселил. Какой-то урод убивает любимую женщину, а я должен просто так на это смотреть?
  Два допроса, и до суда меня больше никто не беспокоил.
  
  Само заседание весьма напоминало подобные мероприятия на Земле. Клетка для подсудимого - то есть, для меня. Стол на возвышении для мужчины и двух женщин - судей. Ряды стульев для зевак.
  Правда, я не заметил каких-то выделенных мест для обвинителей и защитников. В тюрьме меня тоже не посещал адвокат - если честно, я об этом не задумывался.
  Пожалуй, не слишком привычно выглядела одежда судей. У нас вершителей людских судеб облачают в черное, а здесь на них красовались алые блузки и рубаха. По случаю обычной для этих мест жары, одежонку пошили из легкого материала, да и рукава не прикрывали руки даже до локтей. Головные уборы тоже отсутствовали. В общем, местные служители закона смотрелись несколько легкомысленно.
  
  Поскольку свидетелей не допрашивали, прокурор и адвокат не выступали, я понял, что мою судьбу решили заранее. Одна из женщин рассказала о моем преступлении, читая текст с экрана монитора.
  Канцелярские работники в этом мире мало отличались от земных. Я услышал, что проник на участок От "посредством проезда автомобиля сквозь заграждение", а смерть бабы - мужика наступила из-за "нарушения целостности тканей и внутренних органов, а также разделения черепной коробки пострадавшего на неравные части".
  Тетка в красном обошлась без перерыва и зачитала приговор.
  За умышленное убийство мне полагалось пожизненное заключение. Однако за деяния слуги ответственность должен нести господин. Ввиду того, что Мо, которой я принадлежал, была уже мертва, я совершил преступление, будучи бесхозным рабом.
  Из этой сложной ситуации суд вышел без особых усилий и заменил пожизненное заключение пожизненным служением. Другими словами, я должен был оставаться рабом до собственной смерти.
  По завещанию Мо, все ее имущество отходило Нори. Так моей госпожой стала Нори Донатони.
  
  Обвинитель и защитник отсутствовали, поэтому протестов не последовало. Наверно, я мог попытаться что-то сказать, но мое мнение никого не интересовало.
  Приговор немедленно привели в исполнение. Меня извлекли из клетки. В зал суда вошли две квадратные тетки в серой одежде и проделали уже знакомые мне манипуляции. Правда, я испытал боль дважды: сначала мне удалили предыдущую татуировку, а затем сразу же нанесли новую. Нори без возражений подставила свою руку.
  Участники процесса и зрители разошлись в разные двери, потеряв ко мне всяческий интерес. Через несколько минут в большом зале остались только мы с Нори.
  - Пойдем, Игорь, - сказала моя новая госпожа.
  Я привычно повиновался. Кажется, я стал примерным слугой.
  А что прикажете делать? Послать всех подальше и проверить действие татуировок? Сбежать и попытаться пожить где-нибудь на газоне рядом с крокодилами? Наверно, я бы не умер с голоду, ведь плодовые деревья здесь растут везде, и фрукты вызревают круглый год. Только зачем такие сложности? Да и против Нори я ничего не имел.
  
  Тот же участок, прежний дом, только женщина другая. Именно хозяйка интересует меня больше всего. И не только потому, что Нори теперь моя госпожа, и я обязан ей повиноваться. Если рядом с мужчиной привлекательная женщина, все остальные возлюбленные отходят на второй план.
  Я мстил за смерть Мо, не думая о своей судьбе. Но сейчас рыжая госпожа мертва, и ее тело сожрал Уро. Да и воспоминания о прежней хозяйке потускнели. Ведь это здесь прошло немного времени, а мне доверось еще пожить на Земле. Я жив, и передо мной стоит живая женщина. Что бы ни говорили о разуме, инстинкты нередко сильнее. У меня в другом мире есть любимая, но она далеко. Я не забываю о Марине, но память нисколько не мешает мне.
  
  - Ты стал бойцом, - сказала моя новая госпожа. - Первый же удар был для От смертельным. Его череп разлетелся на куски, а он сам не попал ни разу.
  Тема и тон разговора, выбранные Нори, меня насторожили. Неужели я ее нисколько не привлекаю? Когда мы впервые встретились, желание явственно читалось в ее взгляде.
  Признаться, я думал лишь о сексе. Легкое прикосновение к ее плечу вызвало улыбку, но девушка все равно осталась напряженной.
  - Бойцы не всегда послушны.
  Она боится, что татуировки не подействуют, и я не буду ей подчиняться? Ну, и что? Нори должна понимать, что я без нее бесправен. Или она думает, что я попытаюсь свернуть ей шею?
  - Ты моя госпожа, и я буду тебе повиноваться. Любое твое желание - закон.
  - Любое? А если...
  Секс ее все-таки интересовал.
  - Легко! - ответил я.
  
  Женщина, напрочь забывшая о скромности, партнерша, которую занимают лишь собственные ощущения и желания - немалое испытание и потрясающее наслаждение. Не зря я ее испугался при первой встрече.
  Однако и самые необузданные личности устают. Нори уснула, а я лежал рядом и слушал дыхание своей госпожи. Думалось не о любви и наслаждении. Я очень хотел, чтобы Нори не ввязывалась в разные авантюры, надеялся, что меня и ее ждет размеренная, спокойная жизнь. Лучше иногда поскучать, чем рисковать собственной жизнью и свободой.
  
  Нори не зря опасалась: татуировки почти не действовали. Легкое покалывание вместо боли не смогло бы остановить меня. Я так и не потерял сознание - хозяйка добилась лишь легкого шума в моих ушах.
  - Я буду слушаться каждого твоего слова, - заверил я девушку. - Ты моя госпожа.
  Сначала все шло так, как я и мечтал. Чудесные ночи, совместные тренировки, необременительные обязанности. Мы все лучше узнавали друг друга. Правда, Нори каждый день оставляла меня дома, и без нее я скучал. Госпожа уезжала на маленькой машине. Гараж пустовал, и я не мог ухаживать за автомобилем. Зато для меня нашлось другое занятие. Нори велела учить язык одного из соседних государств, и я вновь часами просиживал у компьютера.
  
  - Стоять! - возглас госпожи прервал увлекательный поединок, в котором я лишь уклонялся и блокировал ее удары.
  Я опустил руки, а Нори принялась меня избивать, старательно и безжалостно. Ее лицо оставалось равнодушным, а удары становились все болезненнее.
  Потом она просила прощения, и в ее серых глазах стояли слезы.
  - Я должна добиться беспрекословного подчинения, а татуировки не действуют, - объяснила госпожа.
  Зачем ей это? Я и так выполняю все ее распоряжения. Или мое обучение - это ее задание?
  Нори, как и Мо, состояла в странном женском обществе, а вот работа у хозяйки была куда серьезнее, чем у предыдущей госпожи. Служба, регулировавшая взаимоотношения людей и Уро казалась намного значительнее забытых законов.
  Татуировки все-таки работали, но вместо боли я чувствовал лишь легкое покалывание. Именно эти ощущения стали беззвучными приказами Нори. Если честно, я не видел смысла в подобной сигнализации, ведь миниатюрные телефоны и рации позволяли связываться ничуть не хуже. Однако госпожа не хотела использовать электронику.
  
  Вечерняя прогулка закончилась дракой. Два парня против нас с Нори - на первый взгляд, честная схватка. Однако один из противников после моего первого удара застрял в колючем заборе. Бить второго госпожа мне запретила. Парень безуспешно пытался достать меня, а я кружил вокруг него, лишь изредка подставляя ладони под его удары.
  Исследователь живой изгороди освободился от колючек и присоединился к товарищу. С моей точки зрения, схватка пошла веселее. Я по-прежнему не пропускал удары, но мне приходилось немного напрягаться. Зато удовольствие от такого необычного танца казалось мне чрезвычайным.
  Парням происходящее категорически не нравилось. Азарт на их физиономиях сменился растерянностью и разочарованием. Наконец, они встали, поклонились мне и Нори, потом отправились восвояси.
  Теперь мы гуляли каждый вечер, но желающие подраться с нами куда-то пропали.
  
  Для чего дрессируют зверей? Зачем люди тратят столько времени, чтобы овладеть каким-либо искусством? У всех воспитателей, как правило, одинаковая цель - показать своих подопечных другим людям.
  Планы Нори оказались самыми обычными, и я предстал перед зрителями. Точнее, меня пытала комиссия. Судя по волнению госпожи, результат для нее имел огромное значение.
  Сначала меня пыталась избить высоченная девица. Мне противницу трогать не разрешили, но я легко уклонялся от ударов длинных рук и ног. Схватка проходила на ринге, но и на этом ограниченном пространстве она не могла меня догнать. Госпожа приказала мне остановиться, но и, не сходя с места, я смог либо блокировать все удары, либо пропустить их мимо.
  Затем, выполняя команду Нори, я стоял неподвижно, а какой-то мужик лупил меня, стараясь достать до самых чувствительных мест. Эх, дать бы ему сдачи! Да так, чтобы он надолго меня запомнил. Увы, я не мог подвести госпожу и нарушить ее приказ.
  Хуже всего было, когда вышел совсем дохлый старикашка и обрушил на меня поток брани. Он обвинял меня в импотенции, говорил о том, что я ползаю перед госпожой на пузе и лижу ее ноги. Намекал на то, что на службе ее имеет каждый мужик. Обзывал меня последними словами. Судя по горящим глазам Нори, она была готова убить несносного болтуна. Однако мы вытерпели и это испытание.
  
  Я лежал, а на меня медленно надвигался громадный слизняк. Очень хотелось вскочить или хотя бы откатиться в сторону. Я и дома старался обходить уборщиков стороной, а здесь гигант собирался проползти по мне. К счастью, все оказалось не так страшно. Отпрыск Уро слегка помял меня, но оставил в целости кости, да и кожа осталась неповрежденной.
  Обнаженная девица пыталась соблазнить меня. Они совсем рехнулись? Да, красавица безусловно хороша, но делать это у всех на виду, в присутствии Нори - это глупость. Жесткое покрытие, множество взглядов - я в такой обстановке даже от госпожи откажусь.
  
  Напоследок против меня выскочили двое парней. Движения такие же быстрые, как у меня - бойцы. Наверно, меня хотели окончательно унизить, но просчитались. Нори разрешила сопротивляться, и я немедленно перешел в атаку.
  Чего-чего, а футбольного подката они от меня не ожидали. Нет, соперник сумел убрать ноги от прямого удара и, возможно, избежал серьезной травмы. Однако я пнул его, пытаясь угодить по щиколотке, и достиг цели. Пусть на короткое время, но один из противников выключился из борьбы.
  Увы, второй парень сориентировался быстро и попытался ударить меня ногой в живот. Собственно, это у него получилось, но я смог вцепиться в его ступню. Подобные ситуации мы отрабатывали еще с Мо. Не выпуская чужую ногу, я сделал переворот, и противник полетел спиной вперед.
  Опытный боец даже при таком падении сумеет сгруппироваться и сберечь голову от удара. Более того, парню удалось ослабить захват, ударив меня второй ногой. Он смог перевернуться на живот и даже встал на четвереньки. Тут-то ему и прилетело ногой по локтевому суставу. Хруста я не расслышал, но подавшаяся рука, крик и падение соперника возвестили о моей локальной победе.
  
  К сожалению, первый парень быстро справился с болью в лодыжке, и я вновь получил удар ногой в живот. И опять мне удалось захватить противника и свалить его. Прием, отработанный до автоматизма, может выручить не один раз.
  Сухощавый соперник двигался быстро, но скорости не всегда достаточно в поединке. Мне постоянные нагрузки и хорошая кормежка позволили нарастить мышцы. Я был тяжелее и сильнее, поэтому в борьбе имел преимущество. Вскоре я забрался ему за спину и обхватил ногами и руками. Оставалось только придушить слишком шустрого бойца.
  Второй противник, несмотря на сломанную руку, сумел подняться, и на меня посыпались удары. Однако боль не позволяла парню бить в полную силу - я терпел и ждал, когда соперник в моих объятиях потеряет сознание.
  Шум в ушах заставил меня отпустить жертву. Меня по-прежнему били ногами, но я сумел вскочить. Человек, который поддерживает сломанную руку другой - это уже не боец. Добить его мне не позволили, да я и сам не хотел слишком увечить его.
  Победа осталась за мной, и по довольному личику Нори я понял, что все сделал, как требовалось.
  
  В последней схватке мне изрядно досталось, да и предыдущие испытания были нелегкими. Зато дома я купался в волнах нежности, исходивших от моей госпожи. Благодаря лечению и поцелуям, к вечеру следующего дня я почти пришел в норму.
  Хозяйка, вернувшаяся со службы, показалась мне особенно милой и привлекательной.
  - Нори, милая! Чудесно выглядишь!
  - Но! Меня зовут Но!
  Госпоже обрезали имя и, соответственно, повысили статус. Кажется, причиной карьерного роста хозяйки стало успешное испытание подопечного.
  С восторгами я решил не спешить. Возможно, госпожа получит новую работу, а каждая должность - это новые обязанности, не всегда легкие и приятные.
  - Теперь я буду работать самостоятельно, - Но подтвердила мои догадки. - Ты будешь мне помогать.
  - Как?
  - Охранять меня.
  
  Нори - девушка приятная во всех смыслах. И поговорить с ней есть о чем, и в постели она хороша, да и спарринг-партнер неплохой. Однако общаться только с ней уже слегка поднадоело. К тому же, я довольно часто сидел дома и оставался в одиночестве. Поэтому сначала новые обязанности обрадовали.
  Потом я просто втянулся.
  Служба контакта с Уро регулировала взаимоотношения людей с подземным жителем. В основном, стороны все обговорили давным-давно. Местный спрут убирал за людьми и перерабатывал отходы, благоустраивал населенные пункты, добывал полезные ископаемые, кое-где охранял. Люди за это подкармливали гиганта металлами и не лезли под землю. Существовали зоны, где обитали лишь люди, или, наоборот, только Уро.
  Общие договоренности не избавляли от мелких нестыковок и недопонимания. Именно подобными конфликтами и занималась Нори.
  
  Как и на Земле, в этом мире встречались изобретатели, мыслившие нестандартно, и умельцы, изготовлявшие опасные вещи. Изготовить мощный электрошокер и опробовать его на слизняке, убирающем квартиру - именно это пришло в голову тощему нескладному парню. Впрочем, виновник не выглядел слишком юным, и его лицо покрывала редкая бородка.
  Досудебное разбирательство происходило в квартире нарушителя. Уро представлял его слуга. Тело, похожее на мешок, некоторые намеки на голову, четыре лапы, менявшие форму - обычный слизняк, но в несколько раз больше, чем стандартный уборщик.
  Госпожа протянула слуге некий гибрид планшета и ноутбука. Помощник местного спрута немедленно вырастил еще пару конечностей и взял портативный компьютер, всосав его клавиатуру в свою плоть. Глаз у слизняка я не заметил, но представитель Уро явно читал текст, который выводила на экран Но.
  Мягкий помощник большого зверя не только читал, но и печатал. Из-за плеча Но я увидел на экране написанное требование.
  "Год без уборки и денежная компенсация, эквивалентная ста мерам железа"
  Местная единица веса превосходила земной килограмм раза в полтора, поэтому убытки парня выглядели не слишком большими. Мо повернула экран, чтобы парень видел текст. Похоже, преступнику не понравилось именно то, что у него не будут убираться.
  - Я только шокер хотел попробовать, - начал канючить парень. - А теперь мне придется целый год мусор за два квартала носить. И убираться самому. Когда я буду работать?
  - Ты не согласен с требованиями Уро? - поинтересовалась госпожа. - Хочешь суда? Имей в виду, ты проиграешь. Наказание ужесточится, а еще тебе придется платить издержки.
  - Нет, не надо суда. Я согласен, - нехотя вымолвил парень.
  Виновник немедленно перевел деньги. Слизняк возвратил компьютер и всосался в стену.
  - Не вздумай разбрасывать мусор где попало, - предупредила Но. - Можешь заработать срок.
  Парень только понуро кивнул.
  
  Все-таки не зря я боялся уборщиков. Не такие уж они безобидные, и тоже могут нарушать договоренности.
   Был у девицы арбалет, ходила она в лес, неподвластный Уро, охотилась на разную мелочь. Иногда просто стреляла по мишени или участвовала в состязаниях. Только один раз гражданка пришла в собственную квартиру и вместо цельного оружия обнаружила запчасти. Слизняк сожрал все металлические детали. Наверно, уборщику они показались необычайно вкусными.
  - Пусть платят двойную стоимость, - потребовала девица. - Я как раз на соревнования собиралась, а меня арбалета лишили. Это моральный ущерб.
  Наверно, следовало посочувствовать хозяйке квартиры. Но девушка возвышалась на полголовы даже надо мной, а под кожей гражданочки ходили чрезвычайно мощные мышцы. Пожалеть ее у меня никак не получалось.
  "У нее останутся еще уцелевшие пластиковые детали - это больше половины стоимости оружия", - возразил посланец Уро. - "Мы согласны выплатить одну цену".
  - Полная стоимость арбалета и еще двадцать процентов.
  Предложение Но не вызвало энтузиазма ни у одной из сторон, но девушка и слизняк все возражения оставили при себе. Судиться никто не хотел.
  
  Следующего преступника я бы признал умственно отсталым. Прийти домой пьяным, взять в руки тесак и порезать на кусочки всех уборщиков - порядочная глупость. Похоже, в этом мире пили с таким же размахом, как и на моей родине.
  Между прочим, помощники Уро убираются в жилищах до обеда. То есть, этот здоровенный детина заявился домой невменяемым в первой половине дня. Похоже, гулял всю ночь.
  Мало того, он еще и огрызался.
  - Ну, покрошил я этих ползунов - что с того? Все равно Уро их утилизирует и каждый день новых выпускает.
  В последнем он не ошибался. Только безобидные создания наводили чистоту в его доме. Зачем было им мешать?
  Кстати, дом у придурка такой же, как у нас с Но, а имечко у здоровенного парня длинное - четыре слога. Откуда у него деньги на такое жилье? Наверняка мама с папой дали. Похоже, и тут есть мажоры.
  
  - Триста мер железа и полтора года без уборки, - предложила Но.
  - За что?! - взорвался детина. - Это я у всех на виду буду носить мусор?! Да ко мне ни одна девчонка не придет. Сволочи вы все, и ваш Уро тоже! Да вас самих наказывать надо, чтобы к добрым людям не цеплялись!
  Детина попытался достать ногой слугу, державшего портативный компьютер. Наверно, он ожидал, что его ступня вонзится в мягкую плоть слизняка. В действительности, носок моего ботинка пребольно ударил по его голени. Хозяин дома заорал и утратил способность к сопротивлению.
  Он не переставал вопить, пока я связывал ему руки его же ремнем. Потом неадекватный субъект пытался с нами договориться, но госпожа вызвала полицию и прекратила любые разговоры с детиной.
  Неразумного парня увезли. Теперь ему грозило заключение. Сопротивление властям везде наказывается довольно жестко.
  - Очень глупый человек, - подытожила Но.
  Я ничего не сказал в ответ. Кажется, люди во всех мирах похожи друг на друга. Не бывает общества, в котором живут исключительно разумные граждане. Всегда найдется бунтарь, и он, как правило, глуп. Правда, иногда встречаются индивидуумы, которые пытаются обогатиться, подняв смуту. Порой так завоевывают власть.
  Признаться, для меня все это слишком сложно. Логика революционеров не всегда понятна обычным людям.
  
  - Убили Ами, - пожаловалась Но. - Она отдыхала в зоне без Уро. Ее там застрелили.
  Спрут старается не вмешиваться в жизнь людей. Однако служащих конторы Но подземный зверь считает своими и приглядывает за ними. Увы, в местах, принадлежащих исключительно людям, Уро почти бессилен.
  Ами я видел всего лишь пару раз. Обычная девушка с короткой прической ничем не выделялась среди подруг Мо и Нори. Кому она помешала? Может, дело в ее принадлежности к обществу женщин? Или здесь какие-то личные причины?
  Я не забыл, что кричал От перед смертью. Его кто-то заставил? Возможно, этот неведомый враг лишил жизни и Ами.
  Боюсь, что охотятся на девчонок из общества феминисток. Тогда опасность грозит и Но. Правда, госпожа ушла от женщин, считающих себя сильнее мужчин. Волосы у хозяйки отросли, и она даже заплетает их в маленькую косичку.
  К чему мне готовиться? Не представляю. А Но отмалчивается или говорит, что ничего не знает. Похоже, ее служба сложнее, чем кажется.
  
  Я по-прежнему опасался за госпожу, и известие о предстоящей командировке меня обрадовало.
   Поехали мы за границу - не зря я учил еще один язык.
  Все-таки отношения между людьми и Уро далеко не безоблачны. Народ в этой стране почему-то устроил настоящую войну с подземным обитателем и вынудил его уйти на глубину.
  Что произошло с жителями, привыкшими к тому, что за ними убирает кто-то другой? Люди заросли мусором и прекратили охотиться на большого зверя. Да и достать местного спрута они уже не могли. Уро закопался в землю и ушел в соседние государства.
  Народ захотел мира, Уро согласился, но потребовал наказать виновных и выплатить ему компенсацию.
  
  А ведь подземный зверь неплохо устроился! Ушел от противостояния, выждал, а улаживать конфликт попросил других людей.
  В общем, нам предстояло наказать преступников и определить размер компенсации для каждого нарушителя. Досудебное разбирательство - работа знакомая. Мы сменили место, но занятие осталось прежним.
  Правительство здесь уже другое, и оно не несет ответственности за ошибки предыдущего руководства. Как всегда, крайними остались простые солдаты или бунтовщики. Вот с ними и предстоит нам возиться. В квартиры и дома невиновных жителей Уро уже вернулся. Нарушителей наказывают такие же служащие, как Но.
  Судя по всему, госпоже приказали относиться к провинившимся жителям мягко. Те, кто гадил, просто выплачивают разумную компенсацию и остаются без уборки в домах и квартирах на какое-то время. Впрочем, никто не помешает им сваливать мусор в приемники, созданные Уро. Никому не светит тюремный срок, никто из людей не опасается телесных наказаний или общественных работ. Поэтому споры редки, а свою вину преступники признают легко.
  Правда, жители больше сидят по домам. Мы с Но ходим по безлюдным тропинкам, и я почему-то боюсь выстрела в спину. Вроде бы, мир заключили, за покушение на нас злоумышленникам грозит пожизненное заключение, однако ощущение опасности не отпускает.
  
  Насколько я понял, Уро приглядывает за всем, и наша судьба ему не безразлична. Наверняка он расскажет все, если нас убьют. Только вот на многих участках спрута пока нет, и враги могут остаться безнаказанными.
  - Вы стреляли по помощникам Уро.
  Хозяин внимательно выслушал Но и обошелся без возражений.
  - Признаю, - сказал невысокий толстячок. - Готов понести наказание.
  Мужик соглашается с полугодовым сроком без уборки и компенсацией в сто пятьдесят мер. Так почти везде - работа у нас с госпожой очень скучная. Слуги Уро при разбирательствах не присутствуют - Но просто забивает результаты в компьютер. Думаю, подземный зверь узнает результаты немедленно.
  
  - Вы пробурили на участке скважину и заливали в нее отравляющие вещества.
  - С чего вы взяли? - возражает хозяин дома.
  Кажется, он сопротивляется лишь для виду. Лицо серьезное, а вот глаза слишком веселые. Почему-то хочется дать этому юмористу хорошего пинка по мягкому месту.
  - Есть показания соседей, - добавляет Но.
  Невзрачный мужичок соглашается и с обвинением, и с компенсацией. Разумнее понести малое наказание, чем дождаться суда и потерять больше.
  
  Следующее владение просто огромно. В той стране, из которой мы прибыли, я не видел таких больших участков. Да и дом больше похож на дворец.
  Как мне объяснила госпожа, хозяин не подозревается ни в чем, и наша задача - получить предварительное согласие владельца на заключение соглашения. Видимо, хозяин - большая шишка, и отношение к нему должно быть особенным.
  Впрочем, Уро на участке нет - значит, имеется дополнительная опасность.
  Когда-то здесь была живая изгородь, но сейчас колючих кустов нет. То ли их уничтожили, то ли подземный житель сам убрал ограду. Ворота и калитка без забора выглядели странно, а сторож, маячивший рядом, казался совсем ненужным.
  Охранник встретил нас вежливо. Второй прислужник повел нас по дорожке к дому. С каждым шагом я все яснее понимал, что тут нет Уро, и мы с Но беззащитны. О каком сопротивлении может идти речь, если мы безоружны? Правда, я и с голыми руками в бою стою немало, но пуля в затылок остановит и меня.
  В доме стало совсем неуютно. Узкий коридор - плохое место для схватки с противником, у которого имеется хотя бы плохонький пистолет.
  
  Нас завели в большой зал, и вид помещения сначала обнадежил. Свободное пространство позволяло использовать мою скорость. Для большинства людей боец слишком быстр, и даже тренированному человеку достать меня непросто.
  Я оглянулся, и мой оптимизм мгновенно угас. Не меньше десятка крепких ребят уже закрыли путь назад и внимательно смотрели на меня и Но. А прямо перед нами в большом кресле, похожем на трон, сидел живой покойник. А как еще назвать мужика, убитого на моих глазах? Именно этому ублюдку Мо сначала откусила яйца, а потом перегрызла горло.
  Конечно, видеосъемка - прекрасный способ обмануть доверчивого зрителя. Вырезать, смонтировать, вставить, загримировать - происходящее на экране будет значительно отличаться от реальности. Только Мо утверждала, что действительно убила соперника. Неужели госпожа меня обманула?
  
  - Что, тварь, волосы отрастила? Косичку заплела? Думаешь, это тебя защитит? За брата я убью вас всех!
  Сидевший на троне наверняка был здесь главным, и обращался он к Но. Возможно, дальше последовала бы душещипательная история о похищенном брате, но я все понял и без этого. Следовало немедленно действовать. Иначе жить мне и Но оставалось недолго.
  Урод, сидевший в кресле, чувствовал себя властителем судеб. Только он не учел, что троих охранников явно недостаточно, чтобы сберечь его жизнь. К тому же, путь назад был закрыт, и нам оставалось только прорываться вперед.
  Двое по бокам кресла, один сзади - все с пистолетами, все настороже. А вот перед собой господин никого не поставил - наверно, не захотел, чтобы его заслоняли от зрителей. Ну, и зря. Охранники расположились не слишком удачно и за мной не уследили. Три быстрых шага вперед, удар, почти незаметный для окружающих - мертвый хозяин задергался с разорванным горлом.
  
  Я успел вырубить одного из охранников, а умница Но уже открывала неприметную дверь за креслом. Проделали мы все очень быстро, но бежать следовало еще быстрее. Некоторые охранники успели опомниться, и нам вслед стреляли. Одна пуля досталась мне.
  То ли ранение оказалось легким, то ли боец должен легко справляться с болью, но бежал я легко. Как Но выбирала дорогу в лабиринте из полутемных коридоров и комнат, осталось для меня загадкой. Мы умудрились выбраться именно к той двери, в которую вошли, и выскочили из дома.
  Разумеется, побежали мы не на охранника у ворот, а немного в сторону. Одинокий страж замешкался и открыл огонь не сразу. Покидать пост он не собирался, а попасть в бегущего человека с приличного расстояния из пистолета весьма проблематично.
  Увы, сзади слышалась настоящая канонада, и пули одна за другой настигали меня.
  - Беги, Но! Беги! - подбадривал я госпожу, заслоняя ее собой.
  Мне казалось, что я по-прежнему бегу быстро, но расстояние между мной и Но все увеличивалось. А потом тело стало непослушным, а земля стремительно полетела мне в лицо.
  - Уро, помоги! - услышал я крик госпожи.
  Кажется, меня настигли не только пули, но и сама смерть. Прощай, Но Донатони! Здравствуй Мо Короладо! Надеюсь, мы встретимся на том свете.
  
  

Глава 6

  
  Похоже, в том мире я умер, а здесь живу как ни в чем не бывало. Кстати, Марина так и не нашла на моей спине следов от пуль. Шрамы, оставшиеся от незначительных рассечений, она заметила сразу, а огнестрельные ранения не обнаружила. Странно.
  Надеюсь, Но выжила. Если я там погиб, то никогда не увижу свою госпожу. Смерть разлучила меня с обеими женщинами в чужом мире. Может, моя миссия заключалась в том, чтобы спасти их от гибели? Я честно пытался, но получилось не очень.
  Мужчина должен защищать женщину. Увы, Мо уберечь не удалось. Да и Но бандиты могли пристрелить. В общем, неважно сложилась моя жизнь в другом мире.
  
  Зато на Земле все замечательно. Как не быть счастливым, если любимая женщина постоянно находится рядом и радуется каждой мелочи? Кажется, моя смерть в чужом мире тоже нисколько не огорчила Марину.
  Ход под землю в моем гараже закрылся сам. Точнее, Спрут тщательно заделал его. Даже отличия в материале пола погреба неразличимы. Я не смог заметить ни малейших трещин или неровностей на стыках между бетоном и камнем, изготовленным Спрутом.
  Наверно, химический анализ позволит обнаружить разницу. Только кому это нужно?
  Все свои вещи из подземелья мы переправили в квартиру, поэтому обустройство жилища обошлось нам недорого. У меня - учеба, у Марины - работа. Моя будущая супруга устроилась в ту же клинику. Обычные дела, мелкие заботы, близкий человек рядом - простое человеческое счастье.
  
  Кажется, Марину в нашей жизни все устраивает.
  - Ни к чему нам много денег, - призналась любимая. - И без них все чудесно.
  Похоже, желание стать обеспеченной женщиной у нее пропало. Увы, деньги даются не просто так, а через дополнительные заботы.
  Все у нас хорошо. Моя жизнь, если не считать чудесной встречи с Мариной, вернулась в прежнее русло. Тайны, странные занятия, необычная работа - все исчезло вместе со Спрутом. Конечно, подземный зверь по-прежнему существует, но мы с невестой теперь с ним не связаны.
  А вот путешествия в другой мир меня изменили. Что может боец? Быстро бегать, сильно бить, легко переносить боль - все? Нет! Есть еще такое качество, как реакция. Чужие движения, когда я в боевом режиме, кажутся мне замедленными, словно жизнь вокруг меня приостановилась. Я стал внимательнее и замечаю мелочи, которые прежде наверняка ускользнули бы от меня.
  
  Даже в начале осени темнеет довольно рано. Несмотря на усилия дворников, опавшие листья лежат повсюду, и шуршание заглушает другие звуки. Однако мне все равно кажется, что в кустах рядом с нашим домом всегда кто-то есть. Каждый раз, когда я подхожу к подъезду, за мной наблюдают.
  Я чувствую это, но нисколько не боюсь. То ли опыт схваток в другом мире придает мне уверенности, то ли врагов здесь попросту нет. Неужели Спрут? Зачем ему слежка? Разве мне что-то угрожает? Или посланцы подземного жителя не охраняют, а контролируют меня? Непонятно.
  Обостренные в другом мире чувства меня не подвели. Из кустов вышла собака. Бродячие псы часто встречаются в нашем районе, однако стоявшее на тротуаре создание не было обычным другом человека. Собака держала в зубах толстый конверт - Спрут выбрал другое обличье для своего посланца.
  
  "Желаю счастья".
  Два слова, напечатанные на листе бумаги, и толстая пачка денег - прежний хозяин напомнил о себе. Он поддерживает нас - значит, рассчитывает на меня и Марину в будущем. А как еще объяснить такую заботу? Не верю я, что большой зверь решил просто сделать нам приятное.
  Откуда у Спрута деньги? Похоже, он сбывает золото самостоятельно. Сколько же он накопил драгоценного металла?
  Кажется, Марина не кривила душой, когда говорила о деньгах в последний раз. Изрядная сумма, присланная Спрутом, оставила девушку равнодушной.
  - Теперь у нас есть деньги на свадьбу, - напомнил я.
  - Зачем она?
  Что страшного в официальном замужестве? Не знаю, но Марина боится.
  - Но заявление мы подадим, как договаривались?
  Пожениться сразу после защиты диплома - на мой взгляд, разумное решение. А для этого нужно сходить в ЗАГС заранее.
  - Может, подождем, пока ты закончишь учебу?
  
  Что прикажете с ней делать? Ведь я вижу, что девушке хорошо со мной. Дело не только в том, что Марина часто улыбается - я знаю ее чувства. Возможно, я уже хорошо изучил свою спутницу, может быть, боец должен абсолютно понимать близкого человека.
  Работа Марину радует, домашние дела не напрягают, сексом она по-прежнему занимается с воодушевлением. Подруги к ней забегают часто, и, приближаясь к входной двери, я нередко слышу жизнерадостный смех и оживленные разговоры.
  Кстати, моя невеста близко сошлась с Идой и Леночкой. Нередко гости приходят парами, и я вижусь с Денисом и Яшей. Все-таки приятно пообщаться с друзьями. Да и жизнь Спрута мне все еще интересна.
  Андрей забегает реже. Является он в одиночестве, но я знаю, что девушки по-прежнему не дают ему проходу.
  В общем, все замечательно, только штамп в паспорте Марину пугает.
  
   * * *
  
  Денис и Ида пришли поздней осенью.
  - Нас тоже уволили, - с порога заявил друг. - Спрут больше не хочет выращивать цветы.
  Денис не выглядел расстроенным: подземный зверь выдал паре выходное пособие.
  - Все к лучшему - я даже рада, - призналась Ида. - На работу уходило слишком много времени, а нам надо учиться.
  - Мы решили пожениться, - добавил Денис. - Завтра пойдем покупать квартиру.
  Казалось бы, нужно радоваться за своих друзей. По крайней мере, Денис выглядел спокойным и счастливым. А вот в Иде что-то поменялось. Нет, она с обожанием смотрела на жениха, но мне показалось, что она чувствует себя виноватой перед ним и почему-то передо мной.
  
  С Леночкой еще сложнее. Я понимаю ее чувства и знаю, что ей хорошо. Только маленькая блондинка кажется мне шкатулкой с двойным дном. Есть в этой куколке какая-то тайна, и открывать ее подруга Яши не намерена.
  Зато между ними все замечательно. Не нужно быть особо внимательным или чувствительным, чтобы понять: Леночка и Яша любят друг друга.
  Приходят они обычно вдвоем и делятся новостями. Как ни странно, нанятые ими рабочие не подозревают о существовании Спрута.
  - Организовали работу в три смены, - поделился Яша. - Люди и слуги Спрута трудятся в разное время.
  Насколько я понял, мусороперерабатывающий завод может работать вообще без людей. Да и пункты расфасовки Спрут строит сам. Просто на ровном месте, несмотря на промерзший грунт, появляется холм с проемом, в котором позже устанавливают железную дверь. Делают это люди, но они не обнаруживают никаких тайн. Что может быть необычного в пустом подземном помещении с бетонными стенами, полом и потолком? Позже сюда завезут пустые пакеты или банки, и слуги Спрута заполнят их каким-нибудь реагентом. Для случайных свидетелей помещение останется самым обычным складом.
  Яша обмолвился, что всех рабочих наняла Леночка, обратившись в какое-то кадровое агентство. Признаться, это показалось мне странным, но собственные заботы заставили забыть о подозрениях.
  
   * * *
  
  - Пошли в кино! - предложила Марина.
  Легкий морозец, недавно выпавший белый снег - пятнадцатиминутная прогулка по пустым тротуарам изрядно подняла настроение. Люди вокруг были, но они проносились, сидя в автомобилях. Нам с Мариной никто не мешал.
  Искусство голливудских мастеров понравилось не очень, зато возвращение вновь принесло массу приятных ощущений. Снежинки, кружившиеся в свете фонарей, редкие машины, не мешавшие нашему уединению, смеявшаяся Марина - все вокруг казалось мне чудесным, сказочно прекрасным.
  Три парня вывернули из-за припаркованного микроавтобуса. Марина дурачилась и шагала спиной вперед. Столкновение оказалось неожиданным для всех.
  Марина испуганно ойкнула.
  - Куда прешь, шалава?!
  Прохожий повел себя неоправданно грубо и немедленно получил по заслугам. Ударил я его в плечо, но и этого хватило, чтобы неприятель улетел в сугроб. Второй парень собрался вступить в схватку и упал в снег рядом с первым. Третьего я уронил заодно, хоть он и не пытался атаковать.
  
  Кажется, для Марины все прошло слишком быстро - она молчала и смотрела то на меня, то на парней. Противники вставать не спешили. Видимо, они тоже пребывали в недоумении.
  Удар рукой в плечо не причиняет серьезных травм, и я не переживал за здоровье парней. Они же не изъявляли желания продолжить схватку.
  Первым подал голос последний поверженный противник. Мы с Мариной уже собрались уходить, и слова послышались сзади.
  - Эй, приходи в волейбольный зал!
  Прозвучало немного странно. Вы бьете прохожего, отправляя его в сугроб, а он в ответ приглашает обидчика поиграть в волейбол.
  Однако парень, сидевший в сугробе, все объяснил:
  - Там сейчас бойцовский клуб. Приходи, у тебя получится! Ты быстрый и лупишь, как кувалдой. Спросишь Иллариона - меня там все знают.
  
  В клуб я зашел и даже согласился выйти на борцовский ковер, постеленный в зале. Результат тренировочного боя я предвидел, но очень хотелось размяться, ощутить радость быстрых движений. Оба противника один за другим были сбиты с ног, и ни один из них не смог достать меня.
  Илларион в свое время побеждал на чемпионате России по боевому самбо, а теперь тренировал молодежь.
  - Тебе надо заниматься, - убеждал он. - Два-три боя, и станешь известным. Через год уже будешь зарабатывать. Ты хоть понимаешь, что талантлив?
  
  Для бойца схватка с обычным человеком - беспроигрышное занятие. Деньги, известность - все у меня будет и достанется легко. Только не было желания заниматься этим.
  - Хочешь зарабатывать мордобоем? - уточнила Марина. - Не нужны мне такие деньги. Лучше учи детей.
  Поддержка любимой женщины очень важна. Иногда ее мнение помогает убедиться в собственной правоте. Да, необычные способности достались мне не просто так. Чтобы получить скорость и силу, я тренировался и бился, защищая своих женщин, проходил неприятные испытания. Наверно, я погиб в другом мире, и умения - компенсация за мою смерть. Тем более, не стоит размениваться по мелочам и драться на потеху зевакам.
  В клуб я больше не ходил.
  
   * * *
  
  Когда что-то делаешь сам, многое кажется сложным, а время, уходящее на достижение результата, тянется долго. Чужой труд незаметен и прост - по крайней мере, так представляется со стороны.
  Окрестности свалки, отданные Спруту, кардинально изменились. Исчез не только мусор - пропали чахлые деревья. Колючие изгороди разбивали территорию на участки, а между живыми заборами росла густая зеленая трава.
   А ведь стоял лишь май. Всего год назад я упал в непонятную яму, стал слугой Спрута, встретил сначала Мо, а потом Марину. Да и вообще произошло много всего, хорошего и грустного.
  Здесь заброшенные заросли превратились в обихоженную землю. Холм на месте свалки осел и покрылся зеленью. Исчезла зловонная канава. Дороги, выложенные ровными плитами, не идут ни в какое сравнение с ухабистыми проселками, бывшими раньше. Спрут потрудился на славу.
  Оставалось только придумать, что делать с этой землей. Яша делился планами, восторженно описывая возможные варианты. Однако нашего друга избавили от этой работы.
  
  - Похоже, нас кинули, - признался Яша, придя к нам в гости. - В выкупе земли отказали, да и завод придется продать за копейки. Будут на нашем месте другие хозяева. Я слышал, там теперь коттеджи будут строить.
  Наверно, с нами случилось то, что часто происходит с неопытными предпринимателями. Власть в таких случаях имеет определенное преимущество, да и в договорах находятся тонкости, не замеченные раньше. И все эти подробности почему-то в пользу чиновников.
  Впрочем, Яша не выглядел расстроенным.
  - Ленка нам с Андрюхой нормальную работу подыскала. С хорошей зарплатой. Спрут уже все убирать начал. Представляешь, изгороди за час в землю втягиваются!
  Странным показалось не только то, что работу друзьям нашла Леночка. Спрут, ранее рьяно отстаивавший свои интересы, покорно согласился с потерей земли и с тем, что его лишат мусора - источника пищи. Как же подземный зверь собирается жить дальше? Или это уже не должно волновать нас?
  
   * * *
  
  Казалось, история со Спрутом благополучно закончилась. Однако наш бывший хозяин напомнил о себе. Вновь объявился посланец, похожий на человека, и сунул мне пакет с деньгами.
  Разумеется, нашлось и письмо.
  "Я последовал твоему совету и убрал часть себя из города. Надеюсь, вы с Мариной не откажетесь продолжить сотрудничество". Далее следовал перечень деревень, в которых мы могли встретиться. Имелась в конверте и костяная пластина - указатель.
  Марина, прочитав текст, осталась невозмутимой и вернулась к ноутбуку. Неужели ее совсем не заинтересовало предложение Спрута? Ведь девушка раньше так хотела с ним общаться и переживала, когда он нас уволил.
  - Что смотришь? - спросил я.
  - Дома, которые продаются в этих деревнях.
  
  Свадьбу мы так и не сыграли. Я стал учителем в сельской школе и владельцем дома в небольшой деревне. Правда, на работу приходилось ездить по не слишком хорошей дороге, но денег, присланных подземным жителем, хватило и на еще крепкий дом, и на новый "Уаз".
  Марина решила не торопиться с работой.
  - Думаю, у меня будет много забот со Спрутом. - сказала она. - Хочу, чтобы он выращивал культуры, похожие на настоящие. Можно попробовать сочетание настоящих растений и отпрысков зверя.
  Марина принялась делиться планами, а я понял, что Спрут стал частью ее жизни.
  - Насколько я понял, теперь зверь живет в лесу, - прервал я любимую. - А как же его миссия? Ведь он собирался посвятить себя переработке мусора.
  - Милый, ты плохо изучил местность. В двадцати километрах от нашей деревни полигон бытовых отходов, и его собираются закрывать.
  
  

Глава 7

  
  Я все-таки выжил.
  - Теперь ты немного Уро, - сказала Но.
  Госпожа сидела на стуле у моей кровати и устало улыбалась. Покрасневшие глаза, бледное лицо, тусклые волосы - выглядела она неважно.
  - Сколько я валялся?
  - Месяц. Я думала, ты не выживешь, но Уро вылечил. Теперь ты его избранник.
  
  Что означает мое новое качество, я выяснять не стал. Переполненный мочевой пузырь напомнил о себе и позвал в дорогу.
  Человек, месяц пролежавший в постели, вряд ли будет чувствовать себя полным сил. Однако я сумел сесть и даже встал, держась за спинку кровати. Госпожа на секунду отвлеклась и прозевала мои движения.
  - Как ты быстро! - сказала она.
  Я почувствовал ее смятение. Кажется, Но оставили присматривать за мной, и вряд ли больному разрешалось вставать.
  - Где здесь туалет?
  Госпожа не ответила и даже попыталась преградить дорогу. Однако по мимолетному взгляду девушки я понял, что нужное помещение находится за маленькой дверью у противоположной стены комнаты. Она не остановила меня. Нет, я не настолько окреп, чтобы легким движением руки убирать женщин со своего пути - Но просто побоялась применять силу.
  
  Видимо, госпожа успела позвонить, и, едва я сел, появилась девица с подносом. Тарелочка каши и стакан теплой воды - похоже, больше мне ничего не полагалось.
  Обидно маленькая порция быстро закончилась, однако добавки я не попросил. Судя по настрою девицы, меня ждал отказ. Нет, она мне ничего не сказала, но я чувствовал ее желание противостоять.
  Кажется, я научился понимать людей без слов. Вот и Но мне тоже ничего не говорила, но я точно знаю, что госпожа очень хочет спать. Наверно, она не смыкала глаз и ждала, когда я очнусь.
  Уложить напарницу на соседнюю койку удалось только после визита врача. Высокий мужчина средних лет заставил меня встать, ощупал спину, помял живот и разрешил ходить.
  - Первое время воздержитесь от резких движений.
  Радость, спокойствие, удовлетворение - судя по эмоциям врача, я почти выздоровел.
  
  Но тихо дышала во сне, а я безуспешно пытался найти следы от пуль на собственной спине. В зеркале я увидел белую, без единого пятнышка кожу, на ощупь тоже не удалось ничего определить.
  Похоже, на Землю меня перенесло из этой палаты, незадолго до того, как я пришел в сознание. Это объясняло и отсутствие шрамов, и то, что я начал лучше понимать своих друзей.
  
  Здесь другой спрут, я стал частью огромного существа и поэтому чувствую его присутствие. Прямо подо мной идет большое щупальце с присоединенными к нему помещениями. Чуть в стороне - переплетение тонких отростков, среди которых встречаются изрядные комья плоти. Кажется, это мозг Уро - вернее, один из узлов его бескрайней нервной системы. Еще дальше - желудок подземного жителя. Спрут поглощает продолговатый кусок железа, и удовольствие зверя заполняет все мое существо.
  Все это внизу, а выше в разных местах снуют подвижные слуги. Видимо, здание больницы очень большое и требует постоянной уборки.
  А вот один слизняк ползет по коридору совсем рядом. Более того, я знаю, что он сейчас откроет дверь в нашу палату. Точно! Только это не слизняк, а осьминог и он собирается навести здесь чистоту. Слуги Уро уже стали привычными, и мне точно известно, что уборщик не тронет ни меня, ни мою госпожу.
  
  А как с людьми? Их намерения я, кажется, тоже начал понимать. Знал же я, что у девицы не стоило просить добавки. Где сейчас эта сестричка? Что-то мне подсказывает: нужно сосредоточиться и подумать о ней.
  Вот это да! Находится она совсем рядом и чувствует себя замечательно. Однако заниматься сексом на службе нехорошо. Впрочем, имеет девицу тот самый врач, который осматривал меня. Возможно, здесь не принято отказывать начальству.
  Однако главное в другом. Многим мужчинам наверняка интересно понять женщин, ощутить, что они чувствуют. Все только мечтают, а я могу! Необычно, непривычно, но самой сестричке происходящее явно по душе.
  Внимание само собой переключилось на врача. Его чувства, понятные и близкие, сразу же захватили, и, разумеется, у меня возникло желание. Разбудить Но? Думаю безмерно уставшей госпоже не до секса. Да и мне самому рановато пускаться в подобные приключения, ведь врач советовал не делать резких движений. А если осторожно?
  Как унять возбуждение, если парочке становится все лучше и лучше? Как оградить себя от их чувств? Забыть о них? Вы пробовали когда-нибудь вычеркнуть из памяти что-либо? То-то и оно!
  
  Клин клином вышибают. Я попробовал вспомнить того гада, в доме которого меня изрешетили пулями. Вроде бы, старался изо всех сил - никакого отклика. Он слишком далеко, или я все-таки прикончил эту сволочь?
  Вспомнил Мо - нет отзыва. Увы, чудес не бывает - рыжая госпожа давно мертва.
  А если сосредоточиться на ком-нибудь из нашей страны? Ведь мы с Но сейчас там, где я попал в переделку - наша командировка продолжается. На ум пришел детина, который пришел домой пьяным и порезал на кусочки слизняков. А ведь я его почувствовал! Пришлось подождать несколько минут, но мне теперь известно, что он жив и находится далеко. Правда, его эмоции совершенно непонятны, но я могу определить, в какой стороне находится этот придурок.
  Значит, братец убитого соперника Мо отправился вслед за близким родственником. Наверно, нехорошо радоваться чьей-то смерти, но я не могу ничего поделать с собой. Враг мертв, и от этого мне очень хорошо.
  
  Вспомню-ка я кого-нибудь из местных! Ведь мы с напарницей были в домах преступников, и Но назначала им наказание.
  Мужик, стрелявший по слизнякам, отозвался. Точнее, я почувствовал, что он спит где-то не очень далеко. Кажется, рядом с ним лежит женщина. Остальное непонятно и неинтересно.
  А как тот рационализатор, который пробурил скважину и заливал в нее отраву? Оп-па! Допрыгался, голубчик! Лежит связанный, хочет пить и есть. Испражняться ему пришлось под себя - представляю, как ему сейчас плохо. Впрочем, я это чувствую, и мне самому нехорошо.
  Что делать?
  Пришлось все-таки разбудить Но. Госпожа позвонила, потом начались бесконечные переговоры и уточнения. В общем, усталой женщине не дали расслабиться. Зато изобретателя спасли.
  
  Даже недолгий отдых преобразил госпожу.
  - Ой, я грязная! - смущенно сказала она. - Наверно, от меня воняет.
  Душ имелся рядом с туалетом. Мылись мы вдвоем.
  - Тебе нельзя делать резких движений, - сказала Но и принялась скрести меня мочалкой.
  Хотеть женщину, видеть ее обнаженное тело, чувствовать прикосновения ее рук и оставаться ни с чем - та еще пытка.
  - Ложись! Тебе нельзя делать резких движений.
  Слуга обязан подчиняться госпоже. К тому же я обещал Но беспрекословно повиноваться ей. Пришлось лечь на кровать, на которой уже сменили белье - похоже местная сестричка не только ублажала начальство, но и не забывала о пациентах.
  Мне так и не позволили напрягаться - все усилия и движения Но взяла на себя. Впрочем, чувствовалось, что подобная роль доставляет ей удовольствие. А я был счастлив.
  
  - Может, я стану воином.
  Но сказала эти слова спокойно, но девушка очень хотела и надеялась получить новые способности.
  - Я с детства мечтаю об этом, - продолжила госпожа. - Мы с Мо росли вместе, но Уро выбрал не меня, а ее.
  Я знал, что госпожа Но - сирота, но о своем детстве и дружбе с Мо она не рассказывала.
  - А как выбирает Уро?
  - Каждый человек за свою жизнь получает много ссадин и царапин. Уро лечит только тех, кто ему понравится. А бойцами становятся те, кто занимается сексом с избранниками. Ты спал с Мо, поэтому приобрел скорость и силу. Теперь я твоя любовница, и, может быть, Уро сделает меня воином.
  Зачем ей все это? Могла бы забыть о своей детской мечте. Интересно, а с Мо моя нынешняя госпожа случайно не спала? Или для получения особых качеств нужно совокупляться с особой противоположного пола? Вопрос, конечно, занимательный, однако в рассказе Но есть еще одна несуразица.
  
  Как объяснила госпожа, подземный зверь лечит лишь немногих людей - значит, избранники спрута редки. Рыжая госпожа как раз входила в число этих счастливчиков. Избранница Уро служила каким-то юристом, а не в службе по контакту с подземным обитателем? Не верю!
  - Госпожа, вы с Мо служили вместе?
  - Да. Только она была тайным сотрудником.
  Теперь я все понял. С первых мгновений пребывания в этом мире за мной приглядывали. Может, и появился я здесь неслучайно?
  И так, я ожил. Чувствую себя неплохо, но лежу в больнице. Увы, госпожа не постоянно находится в палате, а лишь навещает меня. Впрочем, я всегда могу узнать, как у нее идут дела. И дело не только в моих способностях - связаться с Но позволяет маленькая таблетка - телефон. А без этого устройства я могу примерно определить местонахождение напарницы и ее эмоции. Время от времени я так и делаю, чтобы убедиться, что у Но все нормально.
  
  Утром меня разбудила жуткая боль. Нет, с моим организмом ничего не случилось - плохо было Уро. Война в этой стране официально закончилась, но, на самом деле, конфликты между спрутом и людьми по-прежнему случались.
  Мир пытались наладить. Территорию уже поделили, определив зоны, в которых будет обитать только Уро. Спрут попросту не пускал туда людей, преграждая дорогу щупальцами. Однако большой зверь не смог помешать злоумышленнику бросить гранату.
  Части Уро, находившиеся на поверхности, посекло осколками, и это породило боль, которая дошла до меня. Ведь я был избранником.
  Нехороший человек сбежал. Зверь мысленно зафиксировал преступника и передал его образ мне. Нет, я не знал внешности злодея, но чувствовал состояние беглеца, мог найти его даже в темной комнате.
  
  Меня посадили в машину и отправили на поиски преступника. Разумеется, рядом сидела Но, и нас сопровождали полицейские на других автомобилях.
  Враг не смог далеко уйти, но задержать его оказалось непросто. Судя по всему, преследуемый работал в парке аттракционов и решил спрятаться там. Развлекательный комплекс считался зоной, свободной от Уро, и смысл в действиях преступника имелся.
  Я все равно отслеживал его. В местах, предназначенных исключительно для людей, спрут всего лишь не появлялся на поверхности. Под землей же он жил. По большому счету, скрыться от Уро не смог бы ни один человек.
  
  К сожалению, преступник знал парк как свои пять пальцев. Днем полицейские искали злодея здесь, но безуспешно. Преследователям не позволили закрыть развлекательный комплекс, а найти одного человека среди множества людей довольно трудно.
  Меня привезли к ночи, всех посторонних уже вывели с территории, и полицейские рассчитывали легко найти беглеца, пользуясь моими подсказками. Однако злодей умудрился запустить все аттракционы и включить громкую музыку. Карусели, колеса обозрения, американские горки шумели и гремели. Заглушая механизмы, надрывалась модная певица. Дорожки между колючими кустами сплелись в причудливый лабиринт, не позволяя разбежаться людям, плохо знавшим обстановку. Все это происходило в кромешной тьме, потому что включить освещение никак не удавалось.
  Скорость и сила у меня имелись, а вот кошачьего зрения спрут мне не дал. Как и все полицейские, я натыкался на внезапно появляющиеся металлические заборы и колючие кусты. Движущиеся вверху сиденья и кабины заставляли шарахаться от них, даже медленно крутящиеся детские карусели казались опасными.
  
  Беглец из-за грохота аттракционов и громкой музыки нас не слышал, но прекрасно видел фонари, которыми полицейские освещали путь. В конце концов, мне надоело подсказывать служителям порядка - я взял за руку Но, и мы отправились в слепое путешествие, продвигаясь наощупь.
  Два десятка преследователей искали теперь не только преступника, но и нас. Зато у меня появилось преимущество перед беглецом: я знал, где его искать, и оставался невидимым для него. К тому же, преследуемый устал и все чаще останавливался, а не метался между аттракционами.
  Но, рука которой выскользнула из моей ладони, осталась где-то позади, а я сосредоточился на враге. Однажды я чуть не достал его, но этот прохвост вскочил на невысокую карусель, проехал полкруга на ней и соскочил в темноту. Сразу же после этого он умудрился обесточить аттракцион. Мне пришлось пробираться между пластиковых лошадок и машинок, постоянно спотыкаясь и отбивая себе колени о препятствия.
  
  Достал я его на бегу. Предугадать действия противника - самое лучшее в любом поединке. Если не работает голова, сила и скорость могут оказаться совершенно бесполезными. Именно за счет разума преступник водил за нос целую толпу преследователей.
  Я почувствовал, что злодей подбежит к центру парка и ринулся наперерез, продираясь сквозь кусты. Услышать меня он не смог и попался. Поскольку я был быстрее и сильнее, все закончилось быстро. Незатейливый, но мощный удар в голову заставил беглеца отключиться.
  Победа чуть не обернулась смертью. Я не услышал, а скорее почувствовал, что потерявший сознание ублюдок что-то выронил. Мысль о гранате пришла мгновенно - я оттолкнул безвольно обвисшего беглеца, а сам бросился прочь.
  Этот придурок выдернул чеку и носился с гранатой по парку? Как у него рука не онемела? Или он все-таки заметил меня?
  Раздался приглушенный взрыв - похоже, я накрыл гранату преступником. Фонарик я давно обронил и хотел было пробираться наощупь, однако не мог понять, куда мне идти. Беглец умер - я не чувствовал его. В общем, все закончилось.
  Осталось связаться с Но. Я легко определял местонахождение госпожи, отслеживал ее передвижения и несколькими подсказками привел к себе свою хозяйку и полицейских.
  Я все рассказал, и меня не обвинили в гибели беглеца. Правда, и Но не повысили по службе. Мы чуть не погибли, и я выжил, лишь благодаря Уро. Нам удалось спасти не слишком умного изобретателя и поймать преступника, покушавшегося на спрута. Увы, начальство решило обойтись без поощрений. Зато меня признали полностью здоровым, и наша командировка закончилась.
  Мы вернулись домой.
  
  Я стал бойцом и избранником Уро. Таких уникальных людей в стране можно пересчитать по пальцам одной руки. Признаться, я думал, что служба по контакту с большим зверем найдет мне применение.
  А нас с Но передали полиции. Можно сказать, посчитали ненужными.
  Вообще-то, местный спрут старается не лезть в дела людей. Разумеется, подземный житель защищает себя и своих слуг в установленном порядке - другими словами, жалуется. Даже в той стране, из которой мы вернулись, конфликт улаживали люди. На мой взгляд, Уро устроился неплохо: сам в драку не лез, а заставлял людей воевать за него.
  Как и на Земле, в этом мире есть законы, и имеются индивидуумы, стремящиеся нарушить установленные порядки. Воры, убийцы, насильники, мошенники стараются нажиться за счет обычных людей - все, как у нас. Есть здесь и полиция, которая ловит преступников.
  Спруту наплевать на всех. А ведь Уро мог бы помочь представителям закона, потому что подземный зверь практически всевидящ.
  
  Труп лежал лицом вниз. Пахло непонятно и неприятно.
  - Несколько ножевых ранений, оружие унесли с собой, - сообщил полицейский. - Трава густая, следов не разобрать. Камер нет. Из парка десяток выходов.
  Убитого нашли в кустах ближе к обеду, а умер он ночью. Наверняка преступник ушел по дорожке, а сотни прохожих за полдня затоптали все следы.
  Разумеется, полиция установит личность убитого, изучит его окружение, опросит друзей и близких. Вполне возможно, преступника удастся вычислить. Однако есть более быстрый способ. Спрут ничего не скажет полицейским, но все доложит мне. Ведь я часть Уро. Подземный житель ничего не рассказывает людям, но правоохранители все узнают от меня. Такая вот хитрость.
  Мне даже рассказывать ничего не нужно: ищейки лучше меня не найти. Спрут не всегда видит преступника, но его образ считывает безошибочно. Я получаю метку и преследую злоумышленника - ему уже не скрыться.
  
  - Уро, что здесь произошло?
  Можно говорить, как обычно, но подземный житель понимает и слова, сказанные про себя.
  - Два человека шли и разговаривали. Потом один разозлился, достал нож и несколько раз ударил спутника.
  На Земле Спрут может оформить свои мысли и желания в текст. Уро тоже замечательно владеет языком, но, кроме того, он способен транслировать слова в мой мозг. Я понимаю его речь. В общем, все очень удобно и непонятно для окружающих.
  - Они были пьяны?
  - Да.
  Увы, в этом мире тоже злоупотребляют алкоголем, и поэтому случаются ссоры. В данном случае итог общения людей с измененным сознанием - смерть.
  Похоже, дело не стоит и выеденного яйца. Уро дал метку, а преступник находится совсем рядом. Я чувствую его состояние - кажется, этот недоумок продолжает общение с бутылкой.
  Пара минут пешком до машины, не более километра пути на автомобиле - мы на месте. Нам даже не пришлось заходить в здание. Расхристанный мужик вышел на улицу и уверенно направился в известном ему направлении - похоже, пошел за добавкой. Достать его мне бы не составило труда, но я просто указываю на убийцу. Остальное - дело полицейских.
  
  - Домой? - спрашиваю у госпожи.
  Других дел пока нет, напарница довольна выпавшей свободой. С неприятным делом мы разобрались быстро, есть время заняться чем-нибудь более приятным. Только в мыслях Но отнюдь не домашний отдых.
  - К Уро? - предлагаю я.
  Госпожа улыбается и слегка смущенно кивает. Секс в зоне Уро лишен удобств, но до безумия сладок. Обычным людям на территорию спрута не пройти, но таким, как я, туда можно. Вместе со мной пропустят и Но, а на зеленой лужайке мы сольемся не только телесно. Большой зверь сплетет наши души, чувства и желания - такого наслаждения я не испытывал никогда. Эмоции Но тоже зашкаливают. Отказаться от подобного счастья сложно, и каждый день мы заезжаем в гости к подземному жителю.
  Секс дома тоже становится ярче с каждым днем. Если честно, я уже совсем не вспоминаю Мо и не думаю о Марине. Встречающиеся женщины тоже меня не интересуют - даже странно. Обратить внимание на прелести посторонней женщины - нормальная мужская реакция. А вот для меня существует только Но - она стала единственной. Оказывается, может быть и так.
  
  В зоны, принадлежащие только людям, стремится большинство преступников. Я могу понять тех, кто навредил спруту, но почему там пытаются скрыться обычные воры и мошенники? Похоже, они не знают, что Уро есть везде, только кое-где его щупальца не появляются на поверхности.
  Все-таки спрут проник не всюду. Здесь тоже есть всемирная сеть, похожая на земной интернет. Уро имеет доступ и туда, но, видимо, его не интересует анализ электронного общения людей. Кибермошенников полиция ловит самостоятельно.
  Сейчас мы охотимся именно на такого преступника. Силы на его поимку отрядили немалые, а самое интересное, в команде поисковиков целых два избранника Уро. Именно по просьбе моего коллеги спрут отправил в мое сознание метку.
  Кстати, мысленно общался я не с избранником, а избранницей - довольно молодой женщиной. Как засекли злодея - не мое дело. Главное, я вижу его и знаю, куда он стремится.
  
  - Где-то здесь, - я указываю пальцем на предполагаемое место.
  Карта крупномасштабная, и старший группы - здоровенный мужик средних лет - определяет:
  - Закрытый цех. Делимся на две группы.
  Женщина - избранница и часть полицейских отправляются наперерез. То ли старший неплохо знает химкомбинат, то ли у него сработала интуиция, но преступник выходит точно на наших. Я чувствую, как избранница сближается с меткой.
  Чтобы узнать о взрыве, необычные способности не требовались. Громкий хлопок, который расслышали все, сменился нарастающим гулом. А мне пришлось совсем худо. Боль, страх, отчаяние - я понял, что такое приближающаяся смерть. Нет, Уро под огнеопасным производством закопался глубоко, и слой земли толщиной в несколько метров надежно защищал его от высокой температуры. Заживо горела избранница, а спрут передавал мне все чувства погибающей женщины.
  - Что там? - спросил старший. - В телефонах только вопли.
  - Они горят, - ответил я. - Избранница уже умерла.
  - А беглец?
  - Тоже готов.
  Пропала и метка преступника.
  
  - Мы могли погибнуть, - сказала Но дома.
  Госпожа явно переживала случившееся. Возможно, она поняла чувства, которые мне передались от избранницы. Такой подавленной напарницу я еще не видел. А ведь она знает, что такое смерть. Погибла Мо, на краю жизни был я - Но все перенесла и не сломалась. А этот случай дался ей очень тяжело. Наверно, госпожа раньше не понимала, что такое - сгореть заживо.
  Как помочь человеку, если его одолевают мрачные мысли? Лучше всего отвлечь, занять разговором на другую тему.
  - Госпожа, я редкий человек?
  - Да. Ты избранник и воин.
  - Почему меня не изучают?
  Действительно, логично было бы предположить, что хотя бы раз в неделю какие-нибудь умники будут обвешивать меня датчиками и обрабатывать разными, возможно, вредными излучениями. А нас наоборот отправили подальше от службы контакта и заставили ловить всевозможных уродов, не имеющих никакого отношения к Уро.
  - Почему ты решил, что тебя не изучают?
  Один-единственный вопрос заставил задуматься. Зачем меня куда-то возить, если я каждый день бываю дома? Кто сказал, что в нем нет следящих устройств? Может быть, датчики уже есть во мне. Мы с Но едим, моемся, занимаемся сексом, а в это время за нами подглядывают, измеряют пульс, давление или что-то еще. Возможно и такое.
  Между прочим, в дом меня заселили не сразу - могли установить аппаратуру. После смерти Мо мы продолжили жить там же. Якобы, моя нынешняя госпожа получила жилище в наследство от подруги. А на самом деле?
  Госпоже очень нравится секс в зоне Уро. Конечно, там обостряются чувства. Однако, может быть, на лужайке просто не подглядывают за нами, и Но знает об этом.
  
  Лезешь в драку - знай, что может прилететь и тебе. Очень простое и очевидное правило, но я о нем как-то забыл. Уверовал в собственные силы, понадеялся на могущество Уро и авторитет службы контакта. Да и не рисковал я особо, предоставляя полиции разбираться с вооруженными преступниками.
  То, что охоту могут открыть на нас с Но, мне не приходило в голову.
  Первый раз нас обстреляли на стоянке возле большого магазина. Но решила закупить продукты, а вместо этого, мы чуть не схлопотали по пуле. Если честно, я и не понял, что по нам вели огонь. Гулко вздрогнул металл кузова, а я так и стоял, разинув рот.
  - Падай!
  Крик Но привел меня в чувство, а ее приказы я привык исполнять немедленно. Машине досталось еще раз, потом все стихло. Мы лежали на плитах из камня, сделанного Уро, смотрели друг на друга и прислушивались.
  - Можно вставать, - определила Но.
  Я почему-то нисколько не испугался. Отверстия в машине - ну и что? Пули могли достаться нам с Но? Так мы же уцелели! А вот госпожа, видимо, лучше меня понимала, что нам повезло.
  Разумеется, я хотел поймать киллера и надеялся на Уро. Как ни странно, спрут нам не помог. Стреляли из зоны, где подземному жителю запрещалось появляться на поверхности. Крыша административного здания, заполненного людьми - не самое лучшее место для идентификации отдельного человека. Мы выжили только из-за того, что снайпер оказался мазилой.
  
  Симпатичный мужчина познакомился с состоятельной женщиной и добился ее любви - явление вполне обыденное для любого мира. Правда, потом возлюбленный забрал все самое ценное из квартиры доверчивой дамы и скрылся.
  Именно такого вора мы и преследовали. Как обычно, преступник отправился в зону без Уро и почему-то остановился в парке. Опасности не предвиделось, я чувствовал метку совсем рядом. Арестовать одного человека бойцу и вооруженной сотруднице несложно. Казалось, конец истории близок.
  Загрохотало со всех сторон. Я где-то читал, что пуля, предназначенная тебе, прилетает бесшумно. А тут сложилась серьезная перестрелка, одиночные выстрелы сменялись очередями, а пули летали стаями. Похоже, мы попали в разборку двух банд. Палили они друг в друга, но в такой бойне и случайного свидетеля смерть могла настигнуть легко.
  Опять мы с напарницей лежали и не знали, что делать. Прорываться казалось слишком опасно, а ожидание могло закончиться плачевно.
  
  Решение приняли за нас. Земля провалилась, и мы ухнули вниз. Участок считался запретным для Уро, но подземный житель наверху и не появлялся - он только забрал к себе меня и Но.
  - Спокойно! - прозвучало в моей голове.
  - Что это? - спросил я. - Откуда здесь столько бандитов? Почему ты забрал нас?
  - Засада. На вас охотятся. Ни один из стрелявших даже не ранен.
  Наверху ходили разозленные и недоумевающие люди. Метка, за которой мы шли, оставалась неподвижной. Похоже, спрут не ошибся, а преследуемый нами жулик был приманкой. Нас бы пристрелили и посчитали случайными жертвами. Да и определить в такой толпе конкретного виновника не смог бы даже Уро.
  
  Мы сидели в маленьком убежище, стены, пол и потолок которого состояли из слабо светящихся щупалец спрута.
  - Лучше подождать, когда они уйдут, - передал Уро. - До моих больших ветвей слишком далеко.
  - Может, позвонить? - предложила Но.
  За спрута ответил я, получив от него словесное послание:
  - Уро нарушил закон, спрятав нас. Лучше оставить это в тайне.
  Я обнимал Но и думал о том, что происходило с нами. На меня открыли охоту, и, похоже, ждать помощи не следовало. Служба по контакту передала нас полиции и умыла руки. Полиции я нужен лишь как ищейка. Не буду работать - стану неинтересен.
  Неужели меня решили таким образом устранить? Избранник, воин, пришелец из другого мира - почему я не интересен службе по контакту? Ведь я уникальный человек. Или нет? Может, таких много?
  Не слишком ли увеличились мои возможности? Кстати, Уро отвечает на все мои вопросы, а я могу у него спросить и много узнать. Слишком много. Вот причина, по которой меня посчитали лишним.
  Черт! А как же Но? Неужели она погибнет вместе со мной?
  
  Выбрались мы только ночью. Куда идти? Домой? К машине? А где гарантия, что нас там не поджидают? Кажется, госпожа все понимает.
  - Пошли к Уро, - предлагает она.
  Ночь, прохлада и волшебница рядом. А как еще назвать женщину, заставляющую тебя так блаженствовать? Конечно, я понимаю, что без спрута здесь не обошлось, однако именно моя госпожа дарит мне счастье.
  Но Донатони - женщина, без которой я уже не мыслю себя.
  
  

Глава 8

  
  Из сказки я попал в обычную жизнь. Лужайка и прохладная ночь сменились постелью в натопленном доме. Рядом лежала женщина, красивая и желанная, но безумное счастье исчезло.
  Думаю, меня выручили инстинкты. Нормальный самец не отпустит доставшуюся ему самку, не оплодотворив ее. Вот и я, несмотря на поблекшие чувства, добился завершения.
  Все несколько затянулось, и Марина насторожилась:
  - Ты опять был в другом мире?
  - Да, я выжил.
  - Опять трахал эту сучку?
  Я промолчал. Зачем говорить то, что и так ясно?
  Похоже, нам сложно будет скрыть что-либо друг от друга. Сейчас мне понятно, что ее злость исчезает, уступая место спокойствию.
  - Хорошо, что ты жив и в том мире, - призналась жена. - Умирать - это, наверно, больно и страшно. Я не хочу, чтобы тебе было плохо. А здесь ты только мой!
  Совсем не обязательно видеть человека насквозь, чтобы почувствовать его любовь. А я люблю ее?
  
  Может быть, секс здесь не настолько потрясающий, зато все остальное мне очень нравится.
  Я наконец-то стал учителем. Увы, физика не слишком интересует мальчишек и девчонок. Если честно, мне в свое время теория тоже казалась сложной и скучной. А вот опыты, вещи, которые можно пощупать - это совсем другое дело.
  Кружок я организовал. Позвонил Яше, и он добыл мне немало списанных приборов. Конечно, все это устарело, а многое пришло в негодность, но для обучения пацанов сгодилось в самый раз.
  
  Жизнь в собственном доме отличается от существования в городской квартире. Да, у тебя никто не ходит над головой, а из-за стенки не доносятся чужие голоса. Можно выйти и вдохнуть чистый воздух, прикоснуться к стволу яблони, услышать шелест листвы, шорохи в траве. Однако забот в сельском доме больше, да и обустроить его хочется.
  Казалось бы, газ подведен, вода из своей скважины, баня имеется. Однако мы уже привыкли к душу и теплому туалету, а значит, нужна и канализация. К тому же, сначала вышел из строя насос, качавший воду, а потом скважина вообще забилась.
  
  Наверно, у Марины появились бы другие желания по обустройству нашего быта, а я обзавелся бы новыми заботами, но тут к нам пробился Спрут.
  Большой подвал в доме отсутствовал, но в деревянном полу имелся люк, а под ним скрывался небольшой погреб. Туда-то я и поместил костяную пластинку, служившую ориентиром для подземного жителя. Спрут не остался под полом, а поднялся выше. Компьютер для общения с ним мы поставили прямо в комнате, там же располагалось щупальце, всосавшее в себя клавиатуру.
  Вода в дом потекла без электрического насоса, о забитой скважине я забыл, канализационную разводку сделал лишь в доме, а об остальном позаботился Спрут. Из погреба появился вход во внутренности большого зверя и подземелья, сделанные им. Там-то и стала пропадать Марина.
  
  На улице снег и мороз, а в помещениях под слоем грунта жарко и сыро. Растениям нужен свет - ярко горят электрические лампы. Из непонятно откуда взявшейся плодородной почвы растут зеленые стебли.
  - Это обычный лен, это тоже лен, но его подпитывает Спрут, а это его побеги, - показывает Марина.
  На мой взгляд, разницы между растениями почти нет, но моя жена уверена в обратном.
  - Побеги Спрута тоже содержат волокна, но они длиннее, тоньше и прочнее, - объясняет Марина. - Из такого сырья получатся легкие и прочные ткани, поэтому оно будет стоить дороже. А еще мы не будем вымачивать и теребить стебли, а все отходы Спрут переработает в компост и разведет для себя червей.
  
  Мне казалось, что до осуществления планов жены и подземного зверя еще далеко, но я недооценил предприимчивость этой парочки.
  - Я купила землю, - сообщила Марина. - Двести шестьдесят гектаров.
  Выяснилось, что земли сельскохозяйственного назначения не слишком дороги, а у Спрута нашлись деньги, чтобы приобрести немаленькое поле.
  - Придется пахать и сеять, - заметил я. - Потом урожай собирать. Где ты возьмешь технику? И кто на ней будет работать?
  - Зачем? Спрут все сделает сам.
  - То есть, все появится само собой? А что скажут люди?
  - Моя земля - что хочу, то и делаю.
  
  Едва сошел снег, по краям поля полезли из земли знакомые стебли колючего кустарника, а внутри живой ограды зазеленели всходы.
  Как я и предполагал, местное население заинтересовалось, а любознательность у россиян проявляется порой весьма оригинально. Пытливый житель ближайшей деревни решил проверить живую изгородь на прочность и въехал в нее на тракторе. Кусты, разумеется, не выдержали, но транспортное средство застряло. На дорогу железный конь выбрался уже со спущенными колесами - Спрут отомстил за грубое вмешательство.
  Испытатель возмутился и по мобильнику вызвал помощь. Взаимовыручка среди местных жителей оказалась развитой. Второй трактор привез прицеп, загруженный соломой, ветошью и канистрами с бензином. В отместку за поврежденные колеса, мужики решили спалить изгородь - по периметру поля разгорелись костры.
  
  События развивались, а мы с Мариной наслаждались послеобеденным отдыхом. Крик о помощи я услышал даже без компьютера. Правда, призыв Спрута больше походил на слабый шепот и не шел ни в какое сравнение с чувствами Уро, которые в другом мире заставляли меня корчиться от боли.
  "На поле огонь - помогите!" - увидел я послание на экране.
  - Я с тобой!
  - Сиди дома! - прикрикнул я на Марину.
  Слабой женщине на поле сейчас делать нечего - я это понял без раздумий.
  "Уаз" доехал до поля за несколько минут. Я увидел костры, два трактора и толпу подвыпивших мужчин. Обычно трезвые и спокойные селяне выглядели слишком возбужденными и даже злыми. Неужели проявилась извечная боязнь колдовства? Все растет, но никто поле не пахал, не сеял, да и кусты по краям не сажали - как еще объяснить такую странность? Вот и пришли люди на битву все вместе, а для храбрости приняли горячительного.
  Что может сделать один человек с целой толпой? Да, я быстрее и сильнее каждого из них, но, когда противников много, схлопотать лопатой по затылку можно легко. Однако я рассердился, и моя злость требовала выхода.
  Досталось технике. Мужики со страхом смотрели, как отлетают железные дверки от тракторов, а из кабин вылетают вырванные рули. Никто не пытался мне помешать. Кажется, большинство селян решили, что им пора домой.
  От животноводческого комплекса, гремя гусеницами, приближался бульдозер. На ходу заскочить в кабину, выбросить наружу оторопевшего мужика, погнуть рычаги и напоследок оторвать дверку - я бушевал от души. Если селяне и видели такое, то только в фильмах ужасов. Люди попятились.
  
  Я вспомнил о Марине. Какого черта я оставил ее одну? Может, мужики здесь воюют, а бабы пошли убивать зловредную ведьму? Ведь хозяйка поля - она, а не я.
  К счастью, Марина утерпела и осталась дома. Я застал жену целой и невредимой. Однако успокоиться так и не удалось, и почти всю ночь мы ждали, что под окном загрохочет трактор, и пьяные мужики начнут раскатывать наш дом по бревнышку.
  
  Разбудило меня урчание мощного двигателя. Только у калитки стоял не трактор, а бронетранспортер. Еще хлеще! Мужики на подмогу вызвали военных?
  Из здоровенного внедорожника, стоявшего за военной машиной, вышел сухощавый мужчина средних лет, миновал калитку, подошел к крыльцу и остановился передо мной.
  - Доброе утро, Игорь Анатольевич! - вежливо поздоровался он. - Вы позволите войти?
  Звали гостя Владимиром Николаевичем.
  Он пил чай, посасывал карамельку и ласково выговаривал:
  - Что же вы так неосмотрительно поступили? Неужели не могли догадаться, что крестьяне испугаются? А технику крушить зачем? Трактора, между прочим, недешевы, а ремонт в копеечку встанет.
  Я сидел, слушал и ничего не понимал. Владимира Николаевича совершенно не удивило произошедшее событие - он все знал обо мне. Откуда?
  - Вам, Игорь Анатольевич, с государством надо сотрудничать, а не прятаться от него. Кстати, все ваши друзья согласились с нами работать. И Денис Валерьевич, и Яков Самуилович, и Андрей Сергеевич. Спутницы их тоже не возражают. Остались только вы с Мариной Олеговной.
  - А Спрут согласится? - спросил я. - Не захочет он - от нас толку мало.
  - А мы сейчас поинтересуемся. Вы позволите пройти к компьютеру?
  Непростой дяденька пришел к нам. Ох, непростой!
  На переговоры с подземным жителем у гостя ушло несколько минут.
  - Все хорошо, - улыбнулся Владимир Николаевич. - Прошу убедиться.
  "Я согласился", - прочел я на экране. - "Вы со мной?"
  
  Насколько мне известно, на всей Земле заводы сначала строят, затем они работают, а потом по разным причинам предприятия становятся ненужными. Именно на таком закрытом заводе нас и поселили. Кое-где на большой территории еще теплилась жизнь. Склады и мелкие производства прятались среди пустующих зданий и полуразобранных железобетонных эстакад. По дорогам еще можно было проехать на автомобиле, а пешеходные дорожки не все заросли кустами. По слухам, здесь когда-то производили отравляющие вещества, поэтому имелось мало охотников арендовать здание или участок на этом заводе. К тому же, умершее предприятие находилось вдалеке от любого мало-мальски значительного населенного пункта.
   Зато территория охранялась, а забор, окружавший изрядную площадь, уцелел. Посторонние люди просто так пройти не могли. Так наши работодатели избавились от ненужной известности и любопытных глаз, а Спрут получил место, которое он мог смело перестроить под себя.
  Обветшавшие здания и железобетонные конструкции разваливались на глазах и уходили под землю. Выщербленный асфальт сменялся новенькими плитами, изготовленными большим зверем. Большие слизняки съедали траву, кусты и деревья, и на освободившейся земле вырастали колючие изгороди, поднимались высокие стебли с мясистыми листьями, появлялись ровные дорожки из плит.
  Люди тоже не сидели без дела. Небольшие домики росли, как грибы. Газ и электричество позволяли жить с комфортом. С водоснабжением и канализацией помогал Спрут.
  
  Опять мы собрались вместе и занялись привычными делами. Увы, руководить нам уже не дали - начальниками стали другие люди. Андрей, Яша и Леночка занимались переработкой отходов. Денис и Ида превратились в земледельцев. Марина выращивала животных. Мне пришлось стать подопытным кроликом.
  После того как я все рассказал о себе, мной занялись вплотную. Только постоянных исследователь моей персоны я насчитал не меньше двух десятков. А ведь были еще и работники, которых привлекали временно. Например, ученые дяди и тети никак не годились на роль спарринг-партнеров, а показывать силу и скорость мне приходилось почти ежедневно.
  Я наконец-то дождался датчиков. На меня надевали кольца и браслеты, шапочки и маечки. Все это замеряло меня, как могло. Из меня выкачивали кровь и брали другие анализы. Я замучился бегать и прыгать, поднимать тяжести и бросать дротики в мишень.
  Доставалось и Марине.
  - Меня-то зачем измеряют?
  - Потому что ты спишь со мной.
  Механизм появления бойцов ее заинтересовал.
  - Значит, ты трахал бабу, которая была наполовину Спрутом, и стал быстрым и сильным. Теперь ты сам почти монстр и трахаешь меня. Наши медики рассчитывают, что я стану супербабой? - прокомментировала Марина. - А если я не хочу?
  - Заниматься сексом? - уточнил я.
  - Нет. Это как раз мне очень нравится. А вот воительницей я быть не желаю.
  
  Исследователей интересовала именно возможность получить идеальных солдат - бойцов, значительно превосходящих обычных людей в силе и скорости. Марина оставалась прежней. Поэтому у меня появились новые обязанности.
  Озвучил их наш главный руководитель - тот самый Владимир Николаевич:
  - Вам Игорь Анатольевич, придется заняться сексом с нашей сотрудницей, а то ваша спутница не спешит приобретать нужные качества.
  Возражать мне почти не позволили.
  - Вы опасаетесь Марину Олеговну? Мы можем вообще убрать ее от вас.
  После таких слов трудно сопротивляться.
  Расставаться с женой я не захотел и согласился с доводами начальства. Только попросил, чтобы Марина оставалась в неведении.
  Мою новую обязанность звали Аленой, и оказалась она высокой и весьма симпатичной брюнеткой.
  - Я работница ответственная, - заявила она.- И все поручения выполняю качественно.
  Насколько я понял, свою задачу сотрудница секретного ведомства видела в том, чтобы секс у нас был разнообразным, а удовольствие мы получали максимальное.
  Признаться, новое задание пришлось мне по душе. Однако Марина вскоре начала догадываться. Я нагло врал и не признавался. Жена сделала вид, что поверила мне, но все равно сомневалась.
  
  Сама Марина изучала слуг - животных, которых создавал большой зверь.
  - Они хотят, чтобы Спрут научился выращивать непобедимых монстров, - рассказала жена. - По слизнякам стреляют из пистолетов, режут ножами, и заставляют их убивать собак и кошек.
  Зачем им какие-то особые создания? Спрут и без этого делает неплохих убийц, похожих на людей, собак, кошек и крыс. Уже этого достаточно, чтобы военные вцепились в подземного зверя мертвой хваткой. Монстр, расположенный рядом с границей, не пропустит ни одного человека. А его слуги смогут сходить на вражескую территорию и уничтожить живую силу противника.
  Сами ученые могут не бояться, что создания Спрута выйдут из-под контроля, ведь все искусственные звери живут лишь несколько часов.
  
  Судя по всему, ни Марина, ни Алена не стали бойцами. Зато я почувствовал, что некоторые сотрудники изменились. Рядом с такими людьми я чувствовал присутствие Спрута. Кажется, местный монстр начал штамповать мужчин и женщин, подобных мне.
  Не слишком ли увлеклись наши работодатели? Они хотят создать новую расу? А если Спрут заставит таких людей безоговорочно подчиняться только ему? Люди думают, что экспериментируют с подземным зверем. А может, это Спрут ставит опыты над людьми? Захватить Землю - не в этом ли миссия огромного создания?
  С каждым днем я чувствую себя все неуютнее. Даже не знаю, в каком мире хуже. Превратиться в дичь или быть подопытным кроликом - что страшнее?
  
  

Глава 9

  
  Мягкая-мягкая трава, неподалеку ручеек с чистой водой - Уро не предоставлял изысканных удобств. Мы с Но прекрасно обходились без мягкого матраса и горячей воды. Главное - наслаждение друг другом, чувства, усиленные подземным существом.
  Лужайка сменилась обычной постелью, а блаженство - недоумением.
  - Мало того, что этот гад в другом мире по бабам шастает, так он еще и с собой их начал приводить! Где ты взял эту проститутку?
  Интересно, кто же подкинул нам такой сюрприз? В самый интересный момент оказаться в таком неподходящем месте - это уже изрядная пакость.
  Я никогда не видел Марину такой разъяренной. Пожалуй, она имела право на недовольство. Только Но, испуганно прижимавшаяся ко мне, нуждалась в защите.
  - Это не проститутка! - возразил я.
  - Ах так! Ну, и валите отсюда! Оба!
  
  Такого еще не было. Я не просто перенесся из одного мира в другой, но и забрал с собой другого человека. Однако обдумать это выдающееся событие не хватило времени, потому что нас с Но вынесло еще куда-то.
   Только что мы лежали в постели, а теперь под нами горячий песок, а сверху жарит солнце. Неужели есть еще и третий мир? Или это Земля?
  А ведь рядом со мной человек, который всю жизнь прожил под небом, затянутым тучами. Каково ей?
  
  Мне досталась смелая женщина. Но даже не пискнула, а лишь съежилась и зажмурилась. Я же испугался. К нам тянулось щупальце такого же грязно-серого цвета, как и песок, на котором мы лежали.
   Живая ветвь тянулась неспешно, но упрямо. Тонкие отростки угрожающе шевелились, словно разминались и готовились впиться в наши тела.
  Страх придал сил - я вскочил и поднял ничего не соображавшую Но. А с другой стороны на нас наползало второе щупальце, такое же, как и первое.
  - Бежим! - крикнул я.
  Но распрощалась с переживаниями и понеслась рядом со мной. Дважды нам пришлось огибать новые щупальца, выраставшие на этом неуютном пляже. На одинокую скалу, стоявшую на песчаной равнине, мы взлетели, не сговариваясь.
  Живые ветви вились у подножия спасительной горки, но подняться вверх не пытались. Похоже, мы нашли безопасное место.
  
  - Жжет, - пожаловалась Но, показывая пальцем в небо.
  Мама родная! Она же никогда не видела солнца. Если ничего не делать, моя спутница обгорит. Ведь на ней совсем нет одежды.
  Совсем рядом со скалой росли кусты и деревья, но путь к желанной тени преграждали живые ветви. С другой стороны узкой полосы пляжа текла река, но и к воде нас не пускали щупальца.
  Несмотря на непривычную обстановку, Но не утратила сообразительности.
  - Падуро! - заявила она.
  Точно! В этом мире тоже есть спрут, только он дикий. А ведь я его чувствую! Зверь весьма расстроен оттого, что добыча ушла. Этому монстру мало живности? Неужели он сожрал всех зверей в округе и выловил всю рыбу в реке? Или местная фауна бедна?
  
  Я прислушался. Кажется, спрут не так уж и голоден. Вот он поймал кого-то в кустах - мне передалось его удовлетворение, но никак не восторг или вожделение.
  Может, поговорить с ним? Только он наверняка не знает языка. Нужны образы. Я представил, как мы с Но идем по песку, а щупальца отклоняются и прячутся в песок, не трогая нас.
  Волна интереса накрыла меня. На миг я забыл даже о присутствии Но. Спрут меня услышал! Есть первый контакт! Как убедить дикаря не трогать нас?
  Я вспомнил, что чувствовал Уро, когда его кормили металлами. Казалось бы, передать чужие чувства невозможно, но у меня получилось. Вот тут-то я и почувствовал настоящее вожделение.
  Щупальца, шевелившиеся у подножия скалы, втянулись в песок. Кажется, дикарь решил нас не трогать. Неужели он понял, что именно я ему пообещал? Или местный спрут почувствовал родственную душу?
  
  Я слез со скалы, оставив наверху растерянную и недоумевающую спутницу. Меня никто не тронул. Образ Но, спускающейся со скалы и ступающей на песок, не вызвал протеста зверя.
  - Иди ко мне! - скомандовал я.
  Она осторожно спустилась со скалы и сделала несколько шагов. Я выдохнул. Кажется, спрут решил сотрудничать с нами. А может, он посчитал нас интересными игрушками. Впрочем, мотивы подземного обитателя не так важны - главное, чтобы он не пытался съесть нас.
  - Пошли! - распорядился я и повел Но под деревья.
  Она была на солнце всего несколько минут, но я боялся, что жаркие лучи обожгли ее кожу.
  
  - Кто была та женщина? - спросила Но, едва мы зашли в тень.
  - Марина, моя женщина в другом мире.
  Девушка посмотрела на свое запястье, взглянула на мою руку.
  - Я больше не твоя госпожа. Теперь ты уйдешь от меня?
  Женщины - странные существа. Нас, как пылинки, выносит из одного мира в другой, а Но думает о любви и возможных соперницах.
  - Уходят обычно к кому-то. Или в надежде найти новую спутницу, - объяснил я. - Боюсь, в этом мире нет других женщин. Да и я единственный мужчина. Думаешь, нам стоит расстаться?
  Но улыбнулась широко и искренне. Сложившаяся ситуация явно пришлась ей по душе. Впрочем, радовалась моя бывшая госпожа недолго.
  - Здесь ничего нет, - озабоченно сказала она. - И что мы будем кушать?
  Похоже, в ее мире дети не читали книжек о приключениях в дикой природе, или воспитатели решили не обременять сирот лишними знаниями.
  - Что-нибудь придумаем. Я уже договорился с местным Уро - он нас не тронет.
  - Но он хотел нас съесть.
  - Я пообещал ему металлы.
  
  Оставив Но переваривать услышанное, я отошел к реке. Найденная ракушка оказалась именно тем, что требовалось. Половина панциря двустворчатого моллюска размером с ладонь - хороший вариант. Конечно, еще лучше было бы найти кусок кремня или обсидиана, но так далеко мои мечты не распространялись. Вторая подобная ракушка удовлетворила меня окончательно.
  Прихватив под скалой парочку камней, я вернулся к Но. Шершавые осколки как раз подошли для заточки, и начался долгий и нудный процесс превращения раковин в предметы, похожие на ножи.
  Между делом я объяснил напарнице, как получают огонь трением. В ее взгляде добавилось восхищения, и она безропотно согласилась расстаться с частью волос.
  На заточку ножей ушло немало времени. Увы, полученный инструмент плохо подходил для стрижки, и отпиливание косички оказалось долгим и болезненным. Когда мы закончили, солнце уже клонилось к горизонту.
  
  Очень сухое дерево, прутик для лука, запас дров - все это я нашел неожиданно быстро. Правда, дела отняли последние силы, а пустота в животе настоятельно требовала пищи.
  Небольшой заливчик, заросший травой, как раз годился для рыбалки. Зайти в воду, опустить в нее руки и ждать приближения добычи - такой способ для обычного человека не слишком подходил. Однако я был бойцом и мог двигаться достаточно быстро. Любопытная рыбка обнаружилась очень быстро, и на песке появился первый улов - по виду, самая обыкновенная плотвичка.
  Возможно, следовало развить успех, но мне захотелось попробовать другой вариант. Я представил десяток рыбок, лежащих на берегу, и попросил помощи у спрута.
  Сработало!
  Хозяин окрестностей понял мои мысли и не отказался позаботиться о новых обитателях этой земли. Похоже, зверь уже не раз промышлял здесь. Плеск в заливе погнал испуганную рыбу к выходу в реку, но, судя по всему, спрут заранее сплел там сеть.
  Длинное тонкое щупальце с маленькими отростками на конце неспешно положило к моим ногам первую плотвичку. За ней последовала вторая, затем третья...
  - Хватит! - скомандовал я после девятой рыбки.
  Спрут вновь понял меня.
  Подошедшая Но зачарованно смотрела, то на щупальце, то на меня. Заходящее солнце совсем не пекло, и я уже не опасался за кожу напарницы.
  Огонь добыли неожиданно быстро. Рыбу заложили мелкими камнями, сверху разожгли костер и уютно устроились на еще неостывшем песке.
  Наверно, наши предки так же когда-то сидели у огня и ждали, пока приготовится ужин. Только в отличие от древних людей, мы с Но не опасались диких зверей. Нас охранял спрут.
  
  Утром Уро напомнил о моем обещании. Пришлось объяснять ему суть процесса. Общение при помощи образов и чувств заняло немало времени. Я представлял печь, заполненную обломками толстых ветвей, мысленно показывал, как разгорается огонь, а мои руки закрывают топку и дымовое отверстие кирпичами. Потом последовала новая картинка, где печь заполняла уже смесь черных камней и угля. В общем, дело оказалось сложным. Например, для объяснения длительности процесса пришлось представлять восход и закат. Думаю, спрут понял не все, но смирился с тем, что металл получит не сразу.
  А ведь нам еще предстояло найти железную руду. Впрочем, внимательное изучение песка под ногами принесло надежду. Пляж казался серым, потому что среди крупинок светлой породы встречались мельчайшие черные камешки. Некоторые темные осколки обладали магнитными свойствами и прилипали друг к другу.
  Железная руда была рядом.
  
  Наверно, стоило обойти окрестности и осмотреть местность. Только бродить по лесу нагишом не хотелось совсем. Со временем наши ноги огрубеют, но пока даже небольшие камешки под нашими ступнями отзывались болью.
  Требовались обувь и одежда. Добыть зверя и снять с него шкуру или кожу - ничего другого я придумать не смог. В памяти всплыли индейские мокасины - уж их-то мы изготовить смогли бы.
  Вечером, пока пеклась рыба, я обжег на костре и очистил от сучков две ветки - теперь у нас имелись две заостренные палки. Простейшие копья вполне годились для охоты. Боец должен справиться с не слишком крупным зверем даже с таким несовершенным оружием - уверенность не покидала меня. Однако я вновь обратился к Уро, и он не отказал мне.
  Уже через несколько минут спрут позвал меня. Путь лежал вверх по течению реки. Не знаю, сколько предстояло идти, но направление я чувствовал точно.
  Шагов триста по пляжу, потом метров сто от берега, и в чаще нашлась метровая ящерица, уже задушенная щупальцами подземного зверя.
  Короткая прогулка позволила сделать интересное открытие. Я понял, что чувствую спрута и точно знаю, где под землей спрятано его разветвленное тело. Уро располагался узлами, которые располагались довольно далеко друг от друга и соединялись тонкими перемычками. Под песком и травой не прятались живые трубы большого диаметра. Комья плоти до двух метров в поперечнике и не слишком толстые щупальца - по сравнению с собратьями из других миров, местный зверь выглядел весьма хилым. Он мог защитить нас от зверей только рядом с узлами, а между ними приходилось рассчитывать лишь на собственные силы.
  
  Но сидела в кустах и сосредоточенно жевала.
  - Что ешь?
  - Зернышки.
  Пока я отсутствовал, она отошла метров на пятьдесят от узла и обнаружила полянку, поросшую диким злаком. Самые обыкновенные колосья, заполненные недозрелыми зернами - пища, которая никогда не бывает лишней.
  Правда, моя напарница вышла из-под защиты спрута, но, судя по малому количеству запасенной еды, бродила она недолго.
  - Ты копье с собой брала?
  Но смущенно улыбнулась.
  Пришлось устроить ей выволочку и попутно объяснить расположение Уро под землей.
  
  Обдирать ящерицу досталось Но, а я все-таки решил осмотреться, пока солнце не поднялось слишком высоко. Напарница нашла злак - значит, здесь могут быть и другие съедобные растения. Все попытки расспросить спрута закончились ничем. Он ничего не желал рассказывать о съедобных плодах, стеблях и семенах.
  Предстояло выбрать место для печей и будущего жилища. Прошлой ночью мы прекрасно спали под открытым небом, но на случай дождя следовало подумать об убежище. Лучше всего нам подошла бы пещера. Только где ее найдешь? Природные убежища встречаются крайне редко, и найти хотя бы неглубокий грот - большая удача.
  Одинокая скала, на которой мы скрывались от спрута, казалась мне весьма неплохим вариантом. Два узла подземного зверя располагались рядом, а щупальца спрута могли защитить от хищников. Что-то мне подсказывало, что здесь водятся звери покрупнее, а не только разная мелочь, шуршавшая в траве.
  Прилепить глиняную печь к скале - вообще идеальное решение. Чем выше дымоход, тем сильнее тяга, а тут трубу можно просто пустить по склону, обойдясь без распорок и прочего укрепления.
  Вода рядом; с пищей, похоже, тоже проблем не будет - остается построить шалаш и жить в свое удовольствие. Я показал соответствующие картинки подземному зверю и чуть не потерял сознание от возмущенного протеста.
  Тут я все понял! Мы влезли в охотничьи угодья спрута. Там где у Падуро узлы и щупальца, он питается. Поэтому разумный зверь ничего не объясняет про съедобные растения. В узлах он их кушает сам, а в остальных местах просто не видит. Мы для него конкуренты, и нам не стоит особо рассчитывать на его помощь. Будем выплавлять металлы, кормить ими подземного жителя, а он взамен будет подъедать наши отходы и защищать нас.
  
  Я шел по песку, иногда подходя к кустам. В траве шуршали мелкие зверьки, но чаща казалось слишком опасной. Острые сучки, колючки, ядовитые гады и насекомые - неприятностей для босого человека там хватало.
  Берег резко поднимался вверх, и порой покрытые лесом склоны сменялись обрывами. Серый, коричневый, черный и даже красный - цвета пород, выходивших на поверхность, обнадеживали. Я надеялся найти что-нибудь полезное на этих кручах.
  Крупные красные ягоды на ветвях куста отвлекли меня от созерцания обрывов. Один небольшой плод я решился попробовать. Очень кисло и немного сладко - вкус меня не впечатлил, но я сорвал три штучки для Но.
  На обратной дороге до меня дошло, что выше по течению песок был темнее - значит, месторождение железной руды следовало искать в том направлении.
  
  Но без меня не ленилась. Напарница догадалась проткнуть задние лапы ящерицы, просунула в проколы короткую палку и повесила добычу на нижний сук одного из деревьев. Почти снятую шкуру оставалось лишь отрезать от головы.
  - Ягодки! - обрадовалась обнаженная девушка. - Я грязная.
  - Иди, помойся, - разрешил я. - Только бегом!
  Напарница взяла левее указанного мной места и с визгом влетела в реку. Восторженные возгласы наверняка разносились далеко - моя возлюбленная от души наслаждалась купанием.
  Вода в нескольких шагах от нее забурлила, и тревога охватил меня. Однако Но не потеряла осторожности. Она выскочила и вернулась к кустам.
  Судя по всему, какой-то крупный обитатель реки решил отобедать женщиной, но сам стал добычей спрута. Вскоре вода успокоилась.
  Пришлось вновь отчитать Но.
  - Я же показывал тебе на залив!
  - Там трава.
  - Нельзя быть такой невнимательной!
  Я отвлекся, потому что получил мысленное послание от спрута. На картинке рядом со скалой стоял шалаш. Падуро разрешил нам здесь жить.
  Прохвост! Он посчитал нас хорошей приманкой для крупной добычи.
  
  Выговор получился усеченным и нисколько не расстроил Но.
  - Теперь ты господин, а я твоя служанка, - задумчиво сказала она.
  - Не думаю.
  - Кто же тогда я?
  - Жена.
  - Я могу взять тебя в мужья? Ты согласен?
  Как служанка может взять в мужья своего господина? По-моему, Но не до конца разобралась в наших взаимоотношениях.
  - Я согласен, потому что ты лучше всех на свете.
  Скромница, совсем недавно смиренно воспринимавшая нагоняй, превратилась в ураган. Я подвергся сексуальному насилию и пришел от этого в восторг.
  Произошедшее понравилось не только нам с Но. Спрут прислал мне картинку, на которой рядом со скалой дымили печи. Подземный хозяин разрешал нам выплавлять металл у стены.
  Ему доставляет удовольствие подглядывать за нами? Извращенец!
  
  Мы работали и работали, но дел не становилось меньше. Я нашел глину, но требовались емкости для ее замачивания. Довольно толстый бамбук подошел для ведер и корыт. Зеленые стволы толщиной в мою ногу были не слишком мягкими, но поддавались камням, а также ножам и топорикам из совсем сухого бамбука.
  Мокасины и весьма скудная одежда из сыромятной кожи, деревянные ножи, копья и дротики с костяными наконечниками - мы создавали все новые и новые вещи. Только возможности двух человек, вооруженных примитивными инструментами, очень малы.
  - Интересно, кто нас сюда забросил? - спросила Но. - Может, попросить Падуро, чтобы он дал нам помощников?
  Моя супруга из белокожей прелестницы превратилась в очаровательную смуглянку. Однако умственные способности Но остались прежними. Напарница всегда была очень неглупой.
  Действительно, моя спутница очень мила, но прожить всю жизнь только с ней, не общаясь с другими людьми, будет непросто.
  Если честно, слабо верилось в то, что здешний недоразвитый спрут причастен к нашему перемещению в этот мир. Однако я все равно каждый день обращался к Падуро, представляя стоящих на песке людей, и просил прислать их сюда.
  Кого я видел в мыслях? Естественно, своих друзей - тех, кого я хорошо знал. Денис и Ида, Яша и Леночка, Андрей и Марина. Наверно, не стоило заказывать переселение Марины, ведь теперь я принадлежал Но. Однако бывшая невеста постоянно возникала в памяти. Я не мог забыть женщину, которая на самом деле была моей женой.
  
  По утрам мы с Но устраивали разминку. Упражнения на песчаной площадке рядом с шалашом заканчивались поединком. Точнее, напарница пыталась достать меня, а я легко уклонялся и подставлял ладони, мягко встречая ее удары. Со стороны, наверно, такое представление выглядело красиво.
  Думаю, появление Дениса и Иды я заметил сразу же. Друзья просто возникли на песке рядом с нами. Мы с напарницей заканчивали утреннюю зарядку, устроив обычный учебный бой.
  - Прикольно! - заявила Ида. - А я так смогу?
  Мы с Но перенеслись в этот мир в горизонтальном положении и нагишом. Друзья стояли, взявшись за руки, да и одежда на них была вполне приличная. Наверняка они волновались, однако Денис и Ида старались выглядеть спокойными.
  - Куда нас занесло? - спросил друг.
  - А черт его знает! - ответил я. - Других людей здесь нет, зато есть спрут.
  Но сообразила, что стоит обнаженной перед незнакомыми людьми, и метнулась в шалаш. Вскоре она вернулась в кожаной юбочке и принесла мне шорты из такого же материала.
  В отличие от нас, вновь прибывшие выглядели вполне респектабельно: костюм, сорочка, галстук - у Дениса, красивое платье и туфли - у Иды. Разумеется, каблуки изящной женской обуви провалились в песок, но мы рядом с друзьями выглядели дикарями.
  
  - Откуда вы такие расфуфыренные? - поинтересовался я.
  - Со свадьбы, - ответила Ида. - Твоя Маринка за Андрея замуж вышла.
  Теперь мне пришлось поднапрячься, чтобы не показать своего разочарования. Конечно, Марина и я официально считались свободными людьми, но за Андрюху она согласилась выйти. А мне, между прочим, отказывала столько времени.
  Кажется, Ида поняла мои мысли.
  - Полгода прошло. Маринка без мужика долго не может, - продолжила белобрысая девица. - Поэтому она за тебя замуж и не вышла. Ты ведь мог совсем исчезнуть.
  Полгода? Здесь прошло намного меньше. Странные шутки творит перемещение между мирами. Зато я теперь знаю, что на Земле нет моего двойника.
  Увы, моя бывшая любовь сомневалась не зря: я все-таки пропал.
  
  Друзья сменили модельную обувь на мокасины, сняли приличную одежду и облачились в куски кожи, едва прикрывавшие определенные места.
  По утрам Ида и Но пытались достать меня вдвоем. Понимать друг друга наши женщины начали очень быстро, хоть моей супруге и пришлось учить русский язык. В схватке они тоже действовали слаженно, но им это не помогало. Я был слишком быстр для них и легко угадывал намерения каждой из противниц.
  Эмоции и желания других людей с каждым днем становились для меня все понятнее. Но вообще стала для меня открытой книгой, а вот Ида по-прежнему чувствовала себя виноватой передо мной и Денисом.
  
  Результаты первой плавки не обрадовали. Мы с Денисом разломали часть печи и выволокли непонятный пористый камень, образовавшийся внизу. Масса мало походила на железо, и мы не скрывали разочарования. Столько сил потратили, а толку никакого! Мы молотили камнями по толстым веткам, чтобы они сломались в нужном месте. Нам пришлось носить руду на себе за пару километров. И все это зря?
  Что делать? Наверно в этом камне все-таки содержалось железо. Только как его добыть? Даже придумать что-либо у нас не хватило времени. Появившиеся щупальца утянули добычу от скалы, и вскоре непонятный комок исчез под землей.
  Я узнал, что такое настоящее удовольствие. Мысли спрута содрогались от наслаждения, и все это передавалось мне. Окружающее воспринималось смутно, собраться с мыслями не получалось никак. Чистый восторг заполонил меня - я стал частью Падуро.
  Полученный пористый материал стал для подземного зверя чем-то вроде медленно рассасывающегося леденца. Всю ночь я чувствовал радость спрута, забыв о собственном существовании.
  Прийти в себя мне удалось только на следующий день. Будущее выглядело далеко не безоблачно. Выпадать из жизни почти на сутки больше не хотелось. Требовалось как-то оградить свое сознание от эмоций Падуро. Увы, я не представлял, как это сделать, и никто мне не мог подсказать.
  
  От не слишком приятных размышлений отвлекло появление новых людей. Яшу и Леночку, появившихся у скалы, встретила лишь Но. Стоял полдень, и все остальные разошлись по делам. В общем, парочка переселенцев увидела незнакомую дикарку, с трудом изъясняющуюся по-русски, два шалаша, навес, примитивный очаг - стойбище первобытных людей. Попасть из большого города в такое место - шок для любого человека.
  Вытащили их из собственной квартиры, в домашней одежде. Леночка и Яша даже поужинать не успели. Как ни странно, в себя они пришли быстро. Когда я пришел, маленькая блондинка уже сменила халат и тапочки на мокасины и кожаную юбку, а у очага хлопотали уже две женщины. Яша в майке и шортах стоял у печей и рассматривал сооружения. Судя по выражению лица, наша работа ему совсем не нравилась.
  
  Трудоголиков мало занимает окружающее, которое не относится к делу. А Яша увидел занятие, которому он мог посвятить себя целиком. Поэтому переселение его нисколько не огорчило.
  Леночка совершенно спокойно отнеслась к тому, что посторонние мужчины будут смотреть на ее обнаженную грудь. Впрочем, и выше пояса и ниже талии у миниатюрной женщины все было соразмерным и привлекательным.
  А вот Но, всмотревшись в новенькую, сделала неожиданный вывод:
  - Кажется, она занималась единоборствами. У этой женщины очень сильные мышцы.
  Подобное не слишком вязалось с образом безобидного бухгалтера. Впрочем, спутница Якова по-прежнему казалась мне шкатулкой с двойным дном.
  
  Как выяснилось, сомневались мы не зря. Яша пришел через пару дней после прибытия. Выглядел друг неважно.
  - Ленка работала на контору, - признался он. - Ее подослали, и меня она охмурила по заданию.
  - На какую контору?
  - На безопасность, которая нас всех под себя подгребла.
  - Ну и что? Моя Но тоже на такую же организацию работала, только в другом мире.
  - А она тебя обманывала?
  - Вроде, нет.
  - А меня обманывала! Она еще и Идку завербовала, - сердито сказал Яша. - А теперь сказала, что любит, и во всем призналась.
  Теперь я все понял: и почему Ида считала себя виноватой, и какой секрет таился в Леночке.
  - Забудь! - посоветовал я Яше.
  А что я мог еще ему предложить? Нет здесь ни других мужчин, ни других женщин - расставаться бессмысленно. Жить поодиночке, глядя на другие пары - слишком тяжкое испытание.
  Яша сообразил, что лучше помириться. Наверно, Леночка, когда признавалась, предвидела такой результат.
  
  Андрей и Марина, как и мы с Но, попали сюда из постели. По всей вероятности, молодые супруги не спали, потому что одежда на них отсутствовала полностью. Интересно, почему с ними не отправили одеяло? Яша и Леночка, Денис и Ида - их же сюда не нагишом прислали. А вот нам с Но даже простыни скомканной не дали.
  Вот бы сюда переместиться вместе с кроватью - это вообще круто! Построить над ней шалаш и спать сколько угодно. Койку можно на полезные запчасти разобрать, а из постельного белья одежду сшить.
  Принесло новоселов вечером, когда остальной народ как раз собирался ужинать. Путешественники между мирами не кричали и не визжали. Андрюха сел и принялся трясти головой, словно пытался прогнать страшный сон. Впрочем, друг трусом никогда не был, и какой-то пляж его вряд ли испугал.
  Марина вскочила и сразу же прилегла на песочек. Нет, она не надумала еще отдохнуть - ее свалил удар подскочившей Но. Кажется, моя нынешняя супруга собиралась продолжить избиение, но я подоспел вовремя.
  Но попыталась вырваться из моих объятий, поняла, что это ей не по силам, и утихла.
  - За что ты ее ударила?
  - А помнишь, она назвала меня нехорошим словом?
  Офигеть! Интересно, все женщины такие злопамятные или только моя Но? Давным-давно услышала слово на незнакомом языке, запомнила, узнала его значение и отомстила. Пожалуй, стоит тысячу раз подумать, прежде чем сказать даме что-нибудь неласковое.
  Мариной занялись Ида и Леночка, Денис и Яша принялись приводить в чувство Андрюху. Мир и спокойствие восстановили.
  
  Марина и Но неожиданно быстро наладили отношения. По крайней мере, я не чувствовал злости, которая обычно проскакивает между недругами. А вот Андрей еще долго опасался моей напарницы. Впрочем, это чувствовал только я. Остальные и не замечали, что здоровый мужик боится женщины, значительно уступающей ему в габаритах.
  
  Яша быстро определил главную проблему:
  - Для плавки нужен уголь, на него уходит уйма дров, а рубить и пилить деревья нам нечем. Для хорошего инструмента нужна сталь - получается замкнутый круг... Ты, Игорь, объясни спруту, что какое-то время ему придется обойтись без железа.
  Обязанности распределились сами собой. Мы с Но охотились, рыбачили и носили руду, поднимаясь за ней к ручью, который впадал в реку километрах в трех выше по течению. Нам не требовалось долбить скалу или копать шахту - мы просто выбирали черные камни на берегу.
  Рыбачить я приспособился на небольшом озере, располагавшемся рядом с тем же ручьем. Дротик с костяным наконечником - других орудий мне не требовалось. Если Но часто промахивалась, то я почти всегда успевал добыть рыбу точным ударом или броском. Все-таки я мог двигаться намного быстрее жены.
  Примерно так же шла охота. Живность в местных лесах водилась всякая: ящерицы, кролики, крысы, небольшие олени. Вот только хищники отсутствовали. Я попытался узнать причину у Падуро, посылая ему картинки с медведями, волками, тиграми и львами.
  Ответный мыслефильм объяснил все. Маленький олень жалобно кричал и бился в кустах. Казалось, он ранен или застрял в колючих ветвях. Большая кошка, похожая на леопарда, соблазнилась беспомощной добычей и подошла слишком близко. Охотник сам стал дичью, потому что в листве скрывались щупальца. Спрут ловил хищников на приманку.
  
  Яша главенствовал в производстве. Модернизация печей, сооружение кузнечного горна, изготовление тиглей из глины - всем распоряжался невысокий светловолосый мужчина.
  Откуда у него столько знаний? Ведь он по образованию химик, а не металлург. Яша на подобные вопросы лишь пожимал плечами и вновь углублялся в дела.
  Обжиг кирпича и тиглей, заготовка угля - дрова уходили, едва успев накопиться. А Яков требовал еще и еще. Лесорубами стали все. Увы, лесные великаны были нам не по силам. Чем прикажете пилить и колоть толстые стволы? Мы выбирали кусты с толстыми ветвями или небольшие деревья. Работать приходилось каменными топорами, больше походившими на кувалды. Естественно, дело шло медленно.
  
  Наконец, нужный момент настал. Правда, все растянулось на целые сутки. Мы по очереди следили за печью, качали кожаные меха и подсыпали уголь в загрузочные отверстия.
  Еще сутки печь остывала, а потом мы смогли извлечь узкие высокие горшки, разбить их и извлечь сталь. Хитрый Яша запланировал один большой глиняный сосуд, и мы получили некое подобие наковальни. Днища двух других тиглей он сделал в виде форм для отливки, и у нас появились заготовки для больших молотков.
  Все удалось. Спрут мысленно облизывался, но не покушался на металл. Главный творец успеха мерял шагами песчаную площадку и время от времени говорил, что нам исключительно повезло.
  - Такая огнеупорная глина редкость, а мы ее нашли сразу же, - объяснил мне Яша.
  
  Падуро не трогал наши слитки, но требовал железа для себя. Вновь понадобился уголь для плавки, опять мы пошли валить деревья. Тут подоспел первый стальной топор, и дело пошло веселее.
  Ком, извлеченный из печи, в этот раз поблескивал металлом и казался тяжелее. Спрут утащил лакомство под землю, а я чуть не лишился сознания, воспринимая радость большого зверя. Правда, я догадался отойти к соседнему узлу и почувствовал облегчение.
  Оказывается, избавление от радости тоже может быть приятным.
  Еще дальше восторг Падуро почти не слышался. Жизнь показалась мне не такой сложной.
  
  Спрут намекнул, что неплохо было бы подкормить железом другие узлы. Похоже, организм зверя был не до конца единым.
  На общем собрании мнения разделились.
  - Зачем он вообще нужен? - спросил Андрюха. - Мы все добываем сами, а этот спрут только нахлебничает.
  Друг остался в одиночестве. Все понимали, что безопасность дороже нескольких кусков железа. К тому же, Падуро исправно подъедал все наши отходы, и рядом с шалашами отсутствовали свалки и зловонные отхожие места.
  Новые инструменты облегчали существование. Мы старательно вырубали деревья - благо, их немало росло на ближайших склонах. Дичи и рыбы хватало и людям, и спруту. Женщины находили все новые съедобные растения и некоторые из них сажали ближе к жилью, но подальше от узлов.
  Раньше все время уходило на заготовку дров, а теперь каждый из нас мог заняться чем-то своим. Ведь у любого человека есть предпочтения и увлечения.
  
  Леночка стала кораблестроителем.
  - Как думаешь, сколько метров в длину самые большие рыбы? - спросила она у меня.
  В реке не водились крокодилы или другие хищные звери. Возможно, они когда-то были, но не выдержали конкуренции с крупными рыбами. Иногда мы видели мощные тела, появлявшиеся над водой. Порой обитатели реки выпрыгивали целиком и позволяли оценить их размеры. Я, кроме того, чувствовал больших хищников.
  - Метров до пяти, - ответил я Леночке.
  - Значит, лодка нужна десятиметровая.
  Волосы маленькой женщины отросли, и она оказалась не блондинкой, а темно-русой. Однако характер у Леночки остался прежним - решительным и целеустремленным.
  Дерево она выбрала сама. Разумеется, мы выпилили десятиметровое бревно диаметром почти в метр.
  Дальше Леночка работала сама, не подпуская к будущей лодке даже Яшу. Сначала бревно стало неуклюжим длинным корытом. Потом женщина обработала заготовку снаружи - получилась лодка. Требовалось только выбрать лишнее дерево изнутри.
  Леночка просверлила буравом несколько множество отверстий снаружи и забила в них обрезки веточек, имевших темную древесину. Так она получила ориентиры и могла выбирать лишнюю древесину, не опасаясь прорубить борт лодки.
  Маленькая женщина неутомимо работала то топором, то долотом, то рубанком. Эти инструменты она не доверяла никому, но от другой помощи не отказывалась. Мы помогали ей переворачивать лодку, потом, собравшись вместе, держали будущее суденышко над большим костром. Потом размягчившаяся лодка встала на приготовленные подставки, а ее борта расперли изнутри. В итоге нос и корма чуть приподнялись, а ширина увеличилась.
  Готовая лодочка осталась сохнуть в тени под деревом. Леночка еще долго доводила ее до ума. Выбить темные пробки и вставить вместо них другие, нарастить борта досками, напиленными Яшей и Денисом, установить дополнительные шпангоуты и сиденья, просмолить - перечень работ казался нескончаемым. Если честно, я потерял интерес к суденышку и не надеялся, что оно когда-нибудь поплывет по воде.
  
   * * *
  
  Я все лучше понимал подземного зверя. Да и он не оставлял меня в покое. Нередко из-под земли вылезало щупальце и осторожно касалось моей кожи, словно лаская меня. Мы кормили железом разные узлы, и я отходил от них подальше, чтобы уменьшить воздействие на мой мозг. Слишком буйная радость выматывала меня.
  Я, не сходя с места, мог представить всего Падуро. На самом деле, местный спрут был не так велик и жил только на нашем берегу, занимая неширокую полосу длиной около десяти километров. Подземный зверь не пытался подняться по склонам или перебраться на другой берег широкой реки.
  Откуда вообще здесь взялся Падуро? Сам он ничего об этом не рассказывал, а у меня не получалось спросить его об этом. Образно-чувственное общение не позволяло выяснить подобные тонкости.
  Зато спрут дал мне невероятную чувствительность. Я видел зверей, прятавшихся в листве, и свободно разгуливал по лесу. Всех крупных животных я замечал издалека, а уж люди вообще не могли спрятаться от меня. Я разве что не читал чужих мыслей. Эмоции, желания, местонахождение - ничто не скрывалось от меня.
  Если честно, это тяготило меня. Зачем мне знать, что Леночка уединилась в кустиках? Что хорошего в том, чтобы мысленно подглядывать за парочкой, занимающейся сексом в шалаше? Для чего мне это?
  А желания спрута? Голод, интерес, охотничий азарт - ведь это все не мое. Неужели я превращаюсь в слугу Падуро, становлюсь его придатком, составной частью большого зверя?
  
  Мои товарищи живут обычной жизнью и не догадываются о моих способностях. Лишь Но знает обо всем, однако она не сочувствует, а завидует мне.
  - Я хочу быть немного Уро, я хочу стать быстрой и так же, как ты, все чувствовать, - призналась мне жена.
  Зачем ей это? Я бы с радостью поставил барьер между собой и спрутом, но не знаю, как это сделать. От его мыслей и желаний спасает только расстояние. Такая же история и с людьми? Что делать? Уйти от Падуро совсем? Но мои друзья уже привыкли обитать здесь, в безопасности и относительном комфорте. Вряд ли кто захочет ломать привычную жизнь.
  Идея все-таки появилась. У меня не получалось заслониться от спрута, но почему бы не рассеять его внимание? Требовалось лишь сделать остальных людей такими же, как я. Тогда силы Падуро будут распределены на всех нас, и влияние зверя на меня уменьшится.
  Я представлял, как щупальца нежно прикасаются к Иде или Леночке и посылал картинки спруту. Однако все оставалось по-прежнему. Образы парочек, занимающихся сексом, не вызывали интереса у подземного обитателя. А ведь Падуро нравилось подглядывать за мной и Но - недаром он разрешил нам выплавлять металл после того, как мы с напарницей впервые занялись любовью на этом берегу.
  Спрут лишь обострял мои способности. Чувствовать сексуальные желания собственной жены - неплохо. Только зачем мне знать, что Марина в данный момент хочет мужчину?
  
  Секса хотелось часто, и желание порой зашкаливало. Причем, такое происходило со всеми. Конечно, мы ходили почти обнаженными, и лишь слегка прикрытые женские тела возбуждали меня и моих друзей. Возможно, сказывались пища или жара. В общем, не знаю. Только мы часто разбивались на пары и уединялись в шалашах не только ночью, но и днем. А потом, не стесняясь друг друга, купались в речном заливе.
  Именно с секса все и началось. Мы с Но решили подняться на каменистый склон. Камень под ногой супруги поехал вниз, и это привело к падению. Но оцарапала и ушибла колено.
  Разумеется, я помог ей дойти до шалаша. Впрочем, напарница и сама неплохо шагала первое время после падения. Позже колено разболелось. Супруга лежала в шалаше и прикладывала какие-то листья к поврежденной ноге.
  Картинка, присланная Падуро, изображала соитие мужчины и женщины, а точнее, меня и Но. Спрут намекал на то, что нам не мешало бы заняться сексом, а ему пережить мои ощущения.
  Я в ответ представил, как щупальце зверя обволакивает ушибленное колено и снимает боль, облегчая страдания Но. У меня получилось!
  Спрут, видимо, понял, что больной женщине не до любви, и занялся лечением. Щупальце пробралось в шалаш, и Но взвизгнула. Однако в ее голосе слышался не испуг, а восторг.
  Потом супруга лишь блаженно улыбалась.
  - Щиплет, - радостно призналась она.
  Процедура продолжалась недолго, но царапины почти исчезли.
  - Совсем не болит! - поделилась Но.
  Конечно, я отследил ее движение, но сопротивляться не стал. Зачем мешать женщине, если для тебя самого ее тело непередаваемо желанно?
  Мы не в первый раз занимались этим, но сегодня наслаждение получилось острее, чем прежде. Чуть позже я уловил одобрение спрута.
  
  Судя по всему, Падуро распробовал удовольствие. Возможно ему понравились чувства Но, когда она занималась любовью. Спрут начал налаживать контакты с женщинами. Я не всегда это видел, но чувствовал, как щупальца прикасаются к телам подруг Но. Затем настал черед мужчин.
  В результате я не оградился от Падуро, а ощущать людей стал еще лучше. Все мои друзья стали такими же чувствительными. Мы стали почти единым организмом.
  Впрочем, мужчины не покушались на чужих жен, женщины хранили верность, а стесняться друг друга мы уже давно отвыкли.
  
  Кажется, Но становилась бойцом. По крайней мере, я заметил, что она немного ускорилась. Казалось бы, начала женщина двигаться немного быстрее - что в этом такого? Однако я никогда не видел супругу такой счастливой. Наверно, детские мечты вечны, и их исполнение желаннее всего.
  
   * * *
  
  Зарядили дожди. Похоже, до этого стоял сухой сезон - я читал о таком климате в некоторых районах Земли. Сухая жара сменилась теплой сыростью. Мы носили накидки из тонкой кожи и немного больше времени проводили в шалашах и под навесом. В остальном наша жизнь не изменилась. Правда, Леночка отложила испытания своего детища, и перевернутую лодку омывало дождем.
  Наша жизнь пока еще не приобрела цивилизованный вид, но мы уже начали запасать материал для хижин, чтобы не ютиться в шалашах.
  
  Мысленное единение не убило у нас охоты проводить время вместе. Ужинали мы под навесом, располагаясь за большим столом, а не на песке, как раньше.
   Наши жены заканчивали собирать на стол, мужчины уже заняли свои места, готовясь приятно и с пользой провести время.
  Женщина появилась в том же месте. Именно на площадку перед скалой прибыли все мы. Короткая стрижка, комбинезон, отсутствие оружия - дама средних лет выглядела вполне обычно и безобидно. Однако Но, стоявшая рядом, испуганно сжалась.
  - Та Ко, - прошептала она. - Глава службы.
  Гостья принюхалась, присмотрелась к печам.
  - Вот вы где! - грозно заявила она. - Обкормили животное железом, и оно вышло из-под контроля. Но Донатони, почему так?
  
  Даму, явно прибывшую с проверкой, понимали только я и Но, однако все остальные почувствовали серьезность ситуации. Недаром мы стали единым целым.
  Я встал из-за стола и сделал шаг вперед, заслоняя собой Но. Боль скрутила меня и мгновенно свалила на песок. Татуировки подчинения не шли ни в какое сравнение с возможностями Та Ко. Я готовился распрощаться с жизнью и чувствовал, как под землей корчится от боли Падуро. Страдания казались непереносимыми, а потеря сознания благом. Однако мучения продолжались, а я не мог пошевелить даже пальцем.
  Все оборвалось мгновенно. Боль отпустила, и я увидел, что Та Ко оседает на песок. Удивление на ее лице сменилось смертельным безразличием. Из груди женщины торчал окровавленный наконечник копья.
  
  За оружие взялась Леночка. Проверяющая погибла, но и маленькая женщина безвольной куклой упала на песок. Гостья перед смертью наградила ее ментальным ударом невероятной силы. Я не чувствовал жизни в нашей спасительнице.
  К неподвижным телам потянулись щупальца. Казалось, спрут выпивает остатки жизни из Та Ко и передает их Леночке. Тело бывшей начальницы Но съеживалось и уходило в песок, а маленькая женщина возвращалась из небытия.
  Несмотря на испытанную боль, Падуро справился.
  Леночка вскочила и сразу же начала командовать:
  - Нам надо уходить отсюда. Немедленно! Спускаем лодку и все ценное грузим в нее.
  - Ты хочешь бросить Падуро? - спросила Но. - Он же тебя спас.
  - Они еще не раз появятся здесь, - ответила Леночка. - Спрут и это место - ориентиры. Мы будем подопытными кроликами. Если тебе жаль Падуро, оставь ему топор и пилу. Щупальца у него есть - пусть сам выплавляет железо.
  Но промолчала, признавая правоту собеседницы.
  
  Лодка, стоявшая в воде, наполнялась вещами. Инструменты, оружие, одежда, посуда - на себе мы бы все это не унесли.
  - Хватит! - распорядилась Леночка. - Яшка - на весла! Сталкивайте нас! Сами берите, что унесете, поднимайтесь на склон и шагайте вниз по течению. Встретимся там, где кончается спрут. Мы костер разожжем. Поехали!
  
   * * *
  
  Шесть человек пробирались через лес. Я поставил замыкающей Но, а сам шагал впереди. Возможно, следовало подняться выше, но мы шли по склону. Конечно, идти по ровной местности было бы легче, только лишний раз подниматься и спускаться не хотелось. Ведь мы все равно договорились встретиться на берегу.
   Падуро отпустил нас. То ли мы стали для него родными, и он не мог причинить нам вреда, то ли спрут не отошел от шока. В любом случае, мы освободились от его опеки. Правда, мы шли рядом, и я ощущал узлы большого зверя.
  Яша и Леночка остановились. Чтобы найти их, нам не требовались ориентиры. Мы по-прежнему чувствовали друг друга на расстоянии. Единство сохранилось, несмотря на обретенную свободу. Однако по лесу шли не подопытные кролики, не слуги спрута, не подопечные какой-либо конторы, а вольные жители этого мира.
  Теперь никто не защитит нас от опасностей, никто не уберет за нами мусор, зато мы свободны. Может быть, миссия каждого как раз в том, чтобы прожить обычную человеческую жизнь?
  Все мы - люди!
  

Конец


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"