Проскурин Вадим Геннадьевич: другие произведения.

Жить своим умом

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 8.40*6  Ваша оценка:


   Неприятности начались с того, что Чарли наступил в лужу. Это случилось в ресторане, в той его части, где в первую половину дня размещается шведский стол, а во вторую половину, кажется, нет ничего, а если что-то и есть, то в поле зрения посетителя оно не попадает, потому что во вторую половину дня поле зрения посетителя неизбежно сужается. Бывают люди, сохраняющие трезвый ум даже на курорте, но Чарли к их числу не относился. Однажды давным-давно, еще до сингулярности, плавал он на пароходике вместе с толпой китайских туристов, так те вместо водки жрали какие-то травяные настои, повсюду таскали с собой термосы, и еще была среди них бабка божий одуванчик, сядет, бывало на диван, включит в телевизоре китайские новости, а сама как растопырится в шпагате - смотреть страшно. Но это извращенцы, нормальные люди пьют на отдыхе не чай.
   Лужа. Не вода, что-то вроде компота или соуса, можно даже сказать, что кровь, но это ни в какие ворота не лезет, в хорошем ресторане кровь на полу неуместна. Впрочем, соус на полу тоже неуместен, особенно когда половина гостей голые, вляпаться босой ногой в компот не так противно, как в коровью лепешку, но все равно неприятно. А потом будут следы на полу, как от Робинзона Крузо... уже есть.
   Размышляя подобным образом, Чарли сделал два шага, прошел мимо стола, загораживающего источник лужи... Опаньки.
   На полу лежал труп. Человеческий, мужской, белый. Ярко-розовая плешь в окружении белоснежных кудряшек, светло-голубая майка, пидорские шорты в радужную полоску, из спины торчит рукоять ножа. Нож охотничий, тесак в пол-локтя, на рукояти декоративная насечка, можно прогуглить... Кстати...
   "Так, интеллект", подумал Чарли. "Что за дела?"
   Подождал немного и повторил вслух:
   - Так, интеллект! Что за дела?
   Ответа не последовало. Чарли пожал плечами, потянулся за тарелкой, тут его толкнул в бок буйвол. Чарли покачнулся, еще раз наступил в лужу, поскользнулся, но не упал, удержался. Буйволом оказалась жирная старуха с огромной тарелкой в такой же огромной морщинистой лапище, поросшей жесткой шерстью (неужели трансгендер? о боже), протолкалась к столу, открыла контейнер, как он там правильно называется, принялась накладывать сосиски.
   Чарли пожал плечами еще раз, обошел бабку-буйвола, наложил себе омлет. Когда бабка отошла, добавил сосисок, отнес к столику, пошел за кофе. Взял сразу три чашки, что за дурацкая мода выставлять на стол такую мелкую посуду, будто детям, честное слово.
   Следующие несколько минут не происходило ничего интересного. Чарли ел, бабка-буйвол ела, какие-то другие люди тоже ели, какие-то третьи люди накладывали еду, один мальчик наступил в кровавую лужу, вздрогнул, испуганно огляделся, встретился взглядом с Чарли, вздрогнул еще раз. Чарли улыбнулся, отвел взгляд и подумал, что улыбка в подобных обстоятельствах неуместна. Понятно, что стандартный менталитет и все такое, но у Чарли-то менталитет не стандартный. Ну и наплевать.
   Чарли ел, люди ели, труп лежал, кровь начала подсыхать. Чарли прикинул вероятное время смерти - примерно час назад, может, два, точнее без интеллекта не определить.
   - Мяо бяо интеллект! - пропищала китаянка за соседним столом. - Чан мян пян пищищи интеллект сяо пяо!
   Переводчик бездействует, непривычно. Как в старые добрые времена, когда слово "иностранец" имело вполне реальный смысл. Странный язык у этих китайцев, больше похож на кошачье мяуканье, чем на нормальную человеческую речь. В Африке, говорят, есть негры, которые щелкают языком прямо посреди слов, это у них обычный согласный звук. Хорошо, что автопереводчик избавляет от такой ерунды. Избавлял.
   - Прошу прощения, - обратился Чарли к китаянке. - Вы говорите по-международному?
   - Один маленький бит, - ответила китаянка. - Чуть-чуть мало. Что?
   - Интеллект, - сказал Чарли. - Что случилось?
   - Интеллект ёк, - сообщила девушка.
   Хотела что-то добавить, но не смогла подобрать слов, виновато улыбнулась, снова принялась жрать свою национальную тушенку с овощами.
   - О! - воскликнула вдруг китаянка и ткнула пальцем в пространство.
   Чарли посмотрел, куда она ткнула. Нарисовался мужик в униформе, смуглый такой, усатый, индус, наверное, или араб, и, похоже, не официант, а ресторанный менеджер, как он правильно называется, метрдотель, что ли.
   Чарли встал, пошел наперерез. Менеджер попытался улизнуть, но не получилось, Чарли перехватил, заступил дорогу, улыбнулся в соответствии с международным менталитетом, сказал по-международному:
   - Хай.
   - Хай, - обреченно отозвался менеджер. - Чем могу помочь?
   - Там покойник, - сказал Чарли и ткнул пальцем себе за спину.
   - Да, спасибо, я знаю, - кивнул менеджер и снова попытался улизнуть. Опять не удалось.
   - Что вы собираетесь с ним делать? - спросил Чарли.
   - Ничего, - ответил менеджер. - Интеллект не отвечает. Никто не знает, что с ним делать.
   - Жить надо своим умом, - сказал Чарли.
   Эти слова прозвучали высокопарно и отчасти лицемерно. В самом деле, кто в наше время живет своим умом? Зачем жить собственным интеллектом, когда есть всемирный?
   - В отеле есть полицейский? - спросил Чарли.
   - Кто? - не понял менеджер.
   - Коп, - перефразировал Чарли. - Флик, мент, легавый, мусор.
   - А, коп! - понял менеджер. - Да, коп есть. Чарли его зовут, поселился в номере, сейчас скажу, в каком... так, интеллект... вот дерьмо.
   - А штатного копа нет? - спросил Чарли.
   - А на кой? - удивился менеджер. - Тут кругом камеры, какой дурак будет... о, святое дерьмо.
   - Дерьмо, - согласился Чарли. - Какая связь с большим миром?
   - Никакой, - развел руками менеджер. - Даже тиви вырубилось.
   - Торрент в отеле большой? - спросил Чарли. - Какой запас автономности?
   - Официально неограниченный, - ответил менеджер. - Реально как получится. О, я вспомнил! Это вы коп, правильно?
   - Типа того, - кивнул Чарли.
   Он решил, что разницей между полицией и комконом в текущих обстоятельствах можно пренебречь.
   - Прекрасно! - воскликнул менеджер. - Вот все и решилось! Берите порядок в свои руки!
   Он в третий раз попытался улизнуть, на этот раз более решительно. Чарли пришлось протянуть руку и негромко, но внушительно произнести:
   - Стоять!
   Менеджер послушно остановился. Он улыбался, на его лице не осталось ни следа забот. Нашел на кого свалить ответственность, везет ему. Но точно ли нашел? Стоит ли брать на себя ответственность?
   - Что за мужик? - спросил Чарли. - Ну, которого труп?
   - Со второго этажа, - ответил менеджер. - Номер не помню. А вон его жена сидит!
   Он указал пальцем, Чарли проследил направление и уперся взглядом в белобрысую девицу лет семнадцати. Сидит, жрет какие-то мюсли.
   - Жена? - переспросил Чарли с сомнением.
   - Может, дочь, - сказал менеджер. - Не помню.
   - Ладно, - сказал Чарли. - Вали отсюда.
   Менеджер удалился. Чарли подошел к девице, сел напротив. Сказал:
   - Здравствуйте.
   Помахал у нее рукой перед глазами - никакой реакции. Ухватил миску, отставил в сторону - она протянула руку и вернула еду на место, ничуть не удивившись. Чарли снова отставил миску прочь, на этот раз придержал рукой. На лице собеседницы появился проблеск мысли.
   - Ты чего кайф ломаешь? - спросила она. И добавила: - Козел!
   - Я не козел, - возразил Чарли. - Меня зовут Чарли.
   - Я Анжела, - представилась девица.
   - Очень приятно, - сказал Чарли.
   - С чего вдруг? - удивилась Анжела.
   - Ну, типа познакомились, - сказал Чарли.
   - А что в этом приятного? - удивилась Анжела пуще прежнего.
   - Ну... - смешался Чарли. - Не знаю. Это твой отец там лежит?
   Он указал пальцем. Анжела шевельнула глазами в ту сторону, но направление, похоже, не проследила.
   - Какого хера? - отозвалась она.
   - Чего какого хера? - уточнил Чарли.
   - Какого хера он там лежит? - уточнила Анжела.
   - Кто? - спросил Чарли.
   - А я ебу? - ответила Анжела вопросом на вопрос.
   Чарли недовольно поморщился. Он не любил, когда девушки матерятся, это осталось со старых времен, сейчас уже никто не считает, что материться нехорошо, кроме нескольких миллионов старых пердунов, из которых несколько тысяч, наверное, оплатили омоложение либо воспользовались страхованием жизни...
   - Чего штыришь? - спросила Анжела.
   - Что? - не понял Чарли. - Извини, не расслышал.
   - Ты плывешь, - сказала Анжела. - Чего вштырил?
   - Ничего, - помотал головой Чарли. - Так это твой отец?
   - Что-то типа того, - кивнула Анжела. - Или муж, точно не помню. Ты переспроси, когда отпустит.
   - А когда тебя отпустит? - спросил Чарли.
   Анжела пожала плечами.
   - А зачем ты спрашиваешь? - спросила вдруг она. - Ты легавый?
   Чарли поколебался и решил ответить утвердительно.
   - Типа того, - сказал он.
   - Ненавижу легавых, - сказала Анжела.
   - Почему? - спросил Чарли.
   Анжела надолго задумалась. Потом придвинула миску, снова стала жрать.
   - Так почему? - повторил Чарли.
   Анжела вздрогнула.
   - Чего почему? - переспросила она. - Ты вообще кто?
   - Я коп, - сказал Чарли. - Легавый.
   - Ненавижу легавых, - сказала Анжела.
   - Почему? - спросил Чарли.
   Анжела надолго задумалась,
   - Ладно, проехали, насрать, - сказал Чарли.
   - Не сквернословь, - сказала Анжела. Подумала и добавила: - Неприлично.
   - А говорить "я ебу" прилично? - спросил Чарли.
   - Вообще бяка! - возмутилась Анжела. - Кто тебя научил?
   - Конь в пальто, - сказал Чарли. - Пойдем, покажу кое-что.
   Взял Анжела за руку, мягко, но непреклонно сдернул со стула, поволок к трупу мимо прилавка с едой.
   - О, жратва! - обрадовалась Анжела. - Дай, мюслей возьму, я знаешь, какие люблю... Ты куда меня тащишь?
   - Вот, - сказал Чарли и показал пальцем. - Знаешь его?
   - Смутно припоминаю, - сказала Анжела. - Кто-то мне про него говорил. Он мне то ли отец, то ли муж.
   - Ты с ним живешь в одном номере? - спросил Чарли.
   - Вроде да, - ответила Анжела и кивнула.
   - Спишь с ним в одной постели? - спросил Чарли.
   - Вроде нет, - ответила Анжела и помотала головой из стороны в сторону. - Или да. Какая разница?
   - Никакой, - согласился Чарли. - Все, больше не имею вопросов.
   - Ага, счастливо, - сказала Анжела. И вдруг внезапно ухватила Чарли за руку и взвизгнула: - Да он же мертвый!
   - Да, спасибо, я знаю, - кивнул Чарли.
   Попытался высвободить руку, но тщетно, девица крепко вцепилась.
   - У него нож в спине, - сообщила она. - Его убили! Детектив! Детектив! Нам нужен детектив!
   Откуда ни возьмись, появился давешний менеджер.
   - Вот детектив, - сказал он и ткнул пальцем в Чарли.
   Чарли подавил искушение двинуть ему в зубы.
   - Ага! - воскликнула Анжела. Ухватила Чарли за декоративную пуговицу на рубашке-гавайке и требовательно вопросила: - Кто убил моего... блин... а кто он вообще такой?
   Чарли изобразил улыбку согласно нормам международного менталитета.
   - Уведите ее, пожалуйста, - обратился он к менеджеру. - Ей нужна помощь.
   - Какого хера? - возмутился менеджер. - Тебе надо, ты и уводи. Ты коп, не я.
   Чарли растерянно оглянулся. Все двадцать-тридцать человек за всеми столами не жевали, не откусывали и не запивали, все пялились на Чарли во все глаза, а один подросток-азиат не просто пялился, а записывал видео на винтажную ручную камеру.
   Кто-то подергал Чарли за шорты. Чарли опустил взгляд - маленький белый мальчик в старомодных трусиках.
   - Я знаю, кого он тлахал, - сообщил мальчик.
   - Чего? - переспросил Чарли.
   - Не чего, а кого, - серьезно сказал мальчик. - Она ниглитялка. И пластитулка.
   Рядом с мальчиком нарисовалась белая женщина, очевидно, мать.
   - Проститутка, - поправила она сына. - Не пластитулка, а проститутка.
   - Я гавалю не пластитулка, а пластитулка, - сообщил мальчик.
   - Проститутка, - строго повторила мама.
   - Буду плакать, - предупредил мальчик.
   - Ты знаешь ее имя? - быстро спросил Чарли.
   - На кой? - удивился мальчик. - Я еще маленький. Вот, гляди, какой маленький...
   Он потянулся к трусикам, Чарли отвел взгляд, это еще один признак неумолимого возраста, психологический комплекс одного конкретного поколения, совершенно неведомый нынешней молодежи.
   - Перестань, - сказала мальчику мама. - Так нехорошо делать, видишь, дядя отвернулся.
   - Вы знаете, как ее зовут? - обратился Чарли к маме мальчика. - Ну, ту женщину... проститутку...
   - На кой ее звать по имени? - удивилась мама мальчика. - Просто поманите пальцем, тут же прибежит.
   - Мне бы хотелось узнать ее имя, - сказал Чарли. - Когда знаешь имя свидетеля, удобнее наводить справки.
   - А, теперь поняла, - кивнула мама мальчика. - Нет, имени не знаю. Сходите к проституткам, поспрашивайте. Знаете, где проститутки?
   - Пластитулки, - вмешался мальчик.
   - Не перебивай, - сказала ему мама.
   - Не знаю, - сказал Чарли. - Я только вчера приехал, еще не успел... К тому же, моя жена... жены...
   Мелькнула мысль: а что, если это безобразие не просто локальный сбой, а у них там в большом мире... Нет, стоп, хватит, не думать!
   Мысль послушно оборвалась, есть в андроидной элементной базе свои достоинства, зря он боялся на нее переходить. В родном мозгу от навязчивых идей черта с два избавишься, а тут... а что за идея была, кстати?
   - Проститутки вон там, - сказала мама мальчика. - Вон в ту дверь, - она указала рукой, - потом по коридору вдоль салатового пунктира и до самого конца.
   - Ага, спасибо, - кивнул Чарли. - Вы очень помогли.
   И пошел в указанном направлении. Стоило ему сделать первый шаг, за спиной зашелестело приглушенным многоголосым говором. Нашли аниматора, козлы!
   Чарли вошел в указанную дверь. Никакого салатового пунктира за ней не было, ни на полу, ни на стенах, ни даже на потолке. Зато были два негра-подростка, на вид одинаковые, близнецы или клоны, сидят на корточках у стены и курят одну сигарету на двоих, на вид конопляную, не табачную.
   - Эй, пацаны! - позвал Чарли. - А где тут салатовый пунктир?
   - Чего? - отозвался один пацан.
   Другой выдохнул дым и после этого тоже отозвался:
   - Чего?
   - Ну, линия такая, - объяснил Чарли. - Зеленая, с желтизной. Такая не сплошная как бы...
   - Блядей ищет, - сообразил тот, кто ответил первым.
   - Хер найдет! - воскликнул второй, и они синхронно расхохотались.
   - Она была воображаемая? - спросил их Чарли. - Не настоящая, краской на полу, а интеллект показывал, так?
   - Мужик сечет фишку, - сказал тот, кто ответил вторым.
   Тот, кто ответил первым, выпустил дым, и подтвердил:
   - Ага, в натуре сечет.
   И они снова засмеялись дурным упоротым смехом.
   - Мне нужна одна конкретная женщина, - сказал Чарли. - Она черная, как вы.
   - Чего? - спросили мальчики.
   Сигарета как раз в этот момент переходила из рук в руки, поэтому оба отозвались одновременно.
   - Ну, негритянка, - стал объяснять Чарли. - Чернокожая. Ниггер.
   - Кого ты назвал ниггером? - возмутился парень, который ответил первым.
   Чарли решил, что это деланное возмущение, на которое не стоит обращать внимание.
   - Я назвал ниггером проститутку, - ответил Чарли. - Мне нужна проститутка-ниггер. Здесь есть такая?
   - Проститутки-ниггеры самые лучшие, - заявил парень, который ответил вторым. - Хочешь пыхнуть, брат?
   - Давай, - не стал возражать Чарли.
   Раньше он бы не отважился затягиваться коноплей непонятного происхождения, генетические моды бывают очень затейливыми, уносят с одной затяжки черт знает куда. Но в том, чтобы быть андроидом, есть свои плюсы, штырит только когда сам захочешь и в априорно заданных пределах. Бывают, правда, эксплойты и на такой случай, но они вроде редкие.
   Чарли принял косяк, пыхнул, передал дальше.
   - Как? - спросил тот парень, который ответил первым.
   - Никак, - ответил Чарли. - А где все-таки проститутки?
   - Они везде, - сказал парень, который ответил вторым. - Закрой глаза, увидишь. Я их ненавижу.
   - Его штырит, - пояснил тот, кто ответил первым.
   - Да пошел ты на хер, - отозвался тот, кто ответил вторым.
   Дверь, через которую вошел Чарли, снова распахнулась, в нее вошел давешний менеджер.
   - А, вот вы где, - сказал он. - Не оборзели курить среди бела дня?
   - Теперь-то какая разница? - сказал тот, кто ответил первым.
   Менеджер присел на корточки у стены напротив.
   - Без интеллекта херово, - сообщил он.
   Чарли поочередно оглядел всех собеседников. Двусмысленность в последней фразе никто не уловил. Видимо, надо быть совсем старым пердуном, чтобы при слове "интеллект" в голову приходило содержимое собственной головы, а не то, что приходит им, потому что голова не то чтобы пустая, очень даже не пустая, но какой в том толк, если интеллекта нет ни в ней, ни где-либо вообще? Без интеллекта плохо.
   - Кармы больше нет, - сказал тот, кто ответил первым.
   - Пора валить, - сказал тот, кто ответил вторым.
   - Куда ты, блядь, свалишь? - спросил его менеджер. - Птерокар не прилетел.
   Чарли вспомнил, что сегодняшний птерокар, а вернее, его прилет - важное событие. Но реагировать на него пока не надо, и на его отсутствие тоже, потому что Чарли поставил в сознание блокировку, чтобы не реагировать, так, наверное, надо, раз поставил, много раз бывало, ставил блокировку, она в нужное время снималась, и он понимал, что не зря поставил ее именно на это конкретное время, вот и теперь, наверное, тоже будет так же...
   - Эй, Чарли! - позвал менеджер. - Торкнуло?
   - О, Чарли! - воскликнул какой-то из негритят. - А я Мбопа!
   - А я Мбванда! - добавил второй.
   - Эй, Перейра! - обратился Мбопа, очевидно, к менеджеру. - А у нас разве есть бляди из ниггеров?
   - Нет, - помотал головой Перейра. - А что?
   - Этот спрашивал, - сказал Мбопа.
   - Нет, блядей-нигеров точно нет, - сказал Перейра.
   - А я понял! - воскликнул вдруг Мбванда. - Он знаете про кого говорил? Про Лулани!
   - Точно! - согласился Мбопа. - Он же белый, для него все черные на одно лицо!
   - Не понимаю, - сказал Перейра. - Я тоже белый, но как можно перепутать папуаску и ниггера?
   Чарли вдруг понял, что глаза у него закрыты. Неужели вправду торкнуло? Нет, наверное, просто стресс, рядом с активной блокировкой бывают странности подобного рода, интеллект предупреждал... А глаза надо открыть.
   - А где эта папуаска? - спросил Чарли.
   - Да кто ж ее знает, - ответил Мбопа.
   - Иди по зеленой линии, - предложил Мбванда.
   - Хер с ней, с папуаской, - сказал Перейра. - Чарли, ты ведь знаешь законы, ты ведь коп, правильно? Как теперь быть, если интеллекта больше нет? Кармы нет, а без кармы разве бывает ответственность?
   - Ответственность достойного человека определяется не внешней моралью, а внутренней нравственностью, - заметил Мбванда.
   Чарли вдруг понял, что сидит на корточках. Сюда он вошел через вон ту дверь, значит, дальше выходить надо через вот эту. Встал, пошел.
   - Эй, Чарли, как с ответственностью? - крикнул Перейра ему вслед.
   - Иди на хер, - ответил Чарли.
   Дверь вывела на крыльцо и дальше наружу, черт его знает, как это называется: парк, сад, сквер или как-то еще. Вспомнилось такое же место в стародавнем Геленджике, маленький Игорек отдыхал там с родителями, там росли какие-то местные деревья, у них ветки были как лестницы - перпендикулярные стволу и как раз такой толщины, чтобы мальчишкам удобно лазить, и еще у них были отличные ягоды плеваться через трубочку - липкие и мерзкие. Здорово было затаиться наверху и плевать липкими ягодами в прохожих, листва густая, снизу хер поймешь, сидит там кто или нет, а сверху все отлично видно, такой парадокс.
   От крыльца уходит широкая аллея, одна сторона на солнце, другая в тени. На солнечной стороне стороне стоит скамейка, на ней никто не сидит, надо быть совсем дураком, чтобы сидеть на раскаленной деревяшке или на пластике, кто их разберет, они теперь неразличимы, а на теневой стороне тоже стоит скамейка, и на ней сидит миниатюрная чернокожая девушка в топике и шортиках, на вид скорее папуаска, чем негритянка. Неужели...
   - Привет, - сказал ей Чарли. - Ты Лулани?
   - Нет, - покачала головой девица. - Лулани. Правильно произносится Лулани, понял?
   - Я, наверное, не смогу произнести правильно, - сказал Чарли. - Можно присяду рядом, дело есть?
   - Садись, - пожала плечами Лулани. - Ты коп?
   - Почему так решила? - спросил Чарли.
   - Ну, у тебя ко мне дело, - сказала Лулани и отложила книгу, которую читала.
   Это была старомодная бумажная книга, в которой надо переворачивать страницы, а буквы нанесены на бумагу первобытной химической краской. Последний раз Чарли видел в таком исполнении, пожалуй, устав гарнизонной и караульной службы.
   - Там в столовой покойник валяется, - сообщил Чарли.
   - В ресторане, - поправила его Лулани. - Не в столовой и не в забегаловке, а исключительно в ресторане. Назовешь не так - Перейра штрафует на полторы минималки.
   - Ну, вообще, - сказал Чарли. - Короче, там покойник. Раньше общалась с этим типом?
   - Да, - кивнула Лулани. - Он меня вчера заказывал. С ним в номере молодая баба живет, то ли жена, то ли дочь, я не поняла.
   - Он ее трахал? - спросил Чарли.
   - Вместе со мной - нет, - ответила Лулани. - А что?
   - Ничего, просто любопытно, - сказал Чарли. - Как думаешь, кто его убил?
   - Да кто угодно, - пожала плечами Лулани. - Воткнуть нож под лопатку большой силы не надо.
   - Когда ты в последний раз его видела? - спросил Чарли.
   - Вчера утром, - ответила Лулани. - С тех пор не видела, ни живого, ни мертвого. Я вообще не знала, что кого-то убили, пока ты не сказал.
   - Палишься, - сказал Чарли.
   - Чего? - не поняла Лулани.
   - Палишься, - повторил Чарли. - Я тебе не говорил, кому принадлежит труп. Я не говорил, что ему воткнули нож под лопатку. Ты узнала это сама. Откуда?
   - Не помню, - сказала Лулани. - Наверное, кто-то сказал.
   - А вот и нет, - покачал головой Чарли. - Ты вообще не знала, что кого-то убили, пока я не сказал. А может, знала?
   Лулани сунула руку в карманчик шортиков, вытащила мармеладку, сунула в рот.
   - Я, наверное, перепутала, - сказала она. - Меня штырит не по-детски.
   - Врешь, - сказал Чарли. - Ты трезвая как стеклышко.
   - А вот и нет, - возразила Лулани. - Я только что сожрала экстази, прямо на твоих глазах. И это не первое колесо за сегодня.
   - Врешь, это мармеладка, - сказал Чарли.
   - Да ну! - улыбнулась Лулани. - Чтобы твои слова подтвердить, надо принести в суд запись с камеры. Элементарно, правда?
   - Ага, - кивнул Чарли.
   - Только есть одна закавыка, - сказала Лулани. - Камеры наблюдения не работают. Интеллект сломался. Нет больше на острове безопасности, понимаешь?
   - На самом деле кое-какая есть, - возразил Чарли. - Я, например.
   - Что может один коп без интеллекта? - спросила Лулани.
   - Многое, - сказал Чарли. - Я умею жить своим умом, я застал старые времена, я старше, чем выгляжу.
   - Один в поле не воин, - заявила Лулани.
   Снова раскрыла закрытую было книгу, уткнулась в нее взглядом, чуть отвернулась, дескать, разговор закончен, вали отсюда.
   - За что ты его? - спросил Чарли.
   - Иди на хер, - ответила Лулани.
   - Я не на службе, - сказал Чарли. - Мне нет дела до твоих дел с этим деятелем. Мне нужно понять только одну вещь. Насколько ты опасна?
   - А кто нынче не опасен? - ответила Лулани вопросом на вопрос. - Без постоянного наблюдения любой опасен. Представляешь, что здесь начнется послезавтра?
   - Думаешь, порядок продержится так долго? - удивился Чарли.
   - А чего ему нарушаться быстро? - пожала плечами Лулани. - Все довольны, все счастливы, быдло быдлом. Есть, правда, компания в дальнем бунгало, на вид дерзкие, но я их только издалека видела, они меня не заказывали. Пидоры, по-моему.
   - Геи, - автоматически поправил Чарли.
   И сам себе удивился - он всегда ненавидел политкорректные слова, всегда называл пидоров пидорами, кроме тех случаев, когда совсем-совсем нельзя, а тут вдруг начал поправлять других. Это реклама, она выедает мозг, неважно, коммерческая или социальная, тебе вдалбливают в башку одно и то же: политкорректность, толерантность, равенство, братство, демократия, свобода слова, права человека, еще какая-то чушь, ты можешь ни во что не верить, все отрицать, но это только иллюзия, что ты не веришь и отрицаешь, рано или поздно наступает момент, когда ты понимаешь, что подсознание сдалось, они его поработили, впихнули все нужные рефлексы, и особенно противно, что это не олигархи, не фашисты и не коммунисты преследуют свои интересы, нет уже давно ни у кого никаких интересов, это просто инерция, привычка, игра. Давным-давно капитан Чарский проходил повышение квалификации, на одной лекции лектор рассказывал про учения спецназа в еще более древние времена, до революции, там бойцы должны были подложить на настоящую атомную электростанцию учебную атомную мину. Один боец соблазнил начальницу смены, она его провела на объект, была ночь любви, наутро он ушел, в полдень мина учебно взорвалась, вечером был разбор, а ночью она повесилась. Лектор говорил, больше всего ее расстроило, что диверсант оказался учебным. Что он сломал ей жизнь просто так, просто чтобы пройти очередной контрольный пункт на пути к зачету или что у них там было в конце учений. Когда тебя завербовал враг, говорил лектор, ты всегда сможешь убедить себя, что враг теперь друг, а друг - враг, это несложно, все предатели справляются, но когда тебя взяла за жопу собственная безопасность - тут никого не обмануть, всем сразу видно, какой ты лузер, в особенности тебе самому, и потому, говорил лектор, не нарушайте всякую бессмысленную херню, сами потом пожалеете. Кто-то спросил, дескать, что, лучше сразу продать Родину, чем размениваться на пустяки, лектор смутился, стал болтать что-то другое...
   - Ненавижу это слово, - сказала Лулани. - Пидоры - они и есть пидоры. О, гляди, вон та девица, легка на помине.
   Чарли обернулся - так и есть, с крыльца спускается Анжела. Идет ровно, не шатается, руки чуть-чуть подрагивают, но не сильно, в пределах расширенной нормы.
   Подошла к скамейке, плюхнулась рядом с Чарли, сказала:
   - А я тебя помню!
   Лулани подмигнула Чарли и сказала:
   - А вот и не помнишь!
   - А вот и помню! - повторила Анжела. - Он ко мне в столовой приставал! Кто ты такой, парень? Зачем ко мне приставал в столовой?
   - Тот мужик, которого зарезали, твой отец или муж? - спросила Лулани.
   - Не помню, - ответила Анжела. - Либо так, либо так.
   - Не отпустило еще? - спросил Чарли.
   - Нет, не отпустило, - помотала головой Анжела. - А отходняк уже начинается. Беспонтовое зелье, ненавижу, когда сначала отходняк, а потом отпускает, должно быть наоборот. Где торрент?
   - Торрента больше нет, - сказала Лулани. - Сломался.
   - Так не бывает, - сказала Анжела. - Торренты никогда не ломаются.
   Откинулась на спинку скамейки, прикрыла глаза, вроде задремала.
   - Мерзкое ничтожное существо, - сказала Лулани. - Все мозги просрала. Раньше такие твари вымирали от передоза, а теперь нет, жалко.
   - Ты так говоришь, будто никогда не торчала, - сказал Чарли.
   - Никогда, - серьезно сказала Лулани. - Даже не бухала как следует. Не знаю, почему-то не тянет. Гены, наверное, не испорчены цивилизацией. Мама выросла в травяной хижине, бабушка всю жизнь проходила голая, никакой одежды не знала, кроме сандалий на коралловое поле ходить, но это не считается, это как перчатки для садоводства. А прабабушка когда померла, друзья и родственники ее съели.
   - А бабушку? - заинтересовался Чарли.
   - Нет, - Лулани помотала головой. - Она когда жива была, запретила. Она крещеная была, а поп ей сказал, что верующих надо не есть, а либо хоронить, либо кремировать, либо зашить в мешок, к ногам камень и в океан. Она выбрала последнее, ее сбросили в мешке со скалы, а из океана выплыл крокодил и сожрал прямо в мешке вместе с камнем. Потом на поминках спорили, хорошая это примета или дурная, так и не решили, а потом Тани подавилась рыбьей костью и померла, мужики решили, что примета дурная, а поп сбежал, потому что Лоа в шутку сказал, что надо его убить и съесть за дурное знамение, а он поверил.
   - Погоди, - сказал Чарли. - Так ты местная? На этом острове живут дикари... ой, прости, вырвалось...
   - Да, здесь живут дикари, - кивнула Лулани. - Я дикарка. Знаешь, чем мы отличаемся от цивилизованных людей?
   - Думаю, ничем, - сказал Чарли. - Я знал одного генерала, он этнически был из коренного сибирского народа, его отец вырос то ли в юрте, то ли в чуме. Нормальный был мужик, странноватый, но не больше, чем другие.
   - Ты сможешь зарезать ножом дикого кабана? - спросила Лулани.
   Чарли задумался.
   - Не знаю, - сказал он. - Никогда не пробовал. Может, и смогу, я довольно крутой. А почему не копьем?
   - У нас на острове не растут крепкие палки, - объяснила Лулани. - Копья ломаются.
   - А, понятно, - кивнул Чарли. Подумал и сказал: - Нет, побоюсь, пожалуй. Вдруг не успею увернуться, беда.
   - А зачем от него уворачиваться? - удивилась Лулани. - Его же собаки... Погоди, ты думал, кабана можно ножом без собак? - она рассмеялась. - Да ты храбрец!
   - Мне нужно вмазаться, - подала голос Анжела.
   Голос ее изменился, стал каким-то скрипучим. А интонация - будто маленькая девочка конфетку канючит, ужасно.
   - Лулани, где торрент? - спросил Чарли.
   - Вон туда до конца, - она указала вдоль аллеи. - Там в конце написано "Посторонним вход запрещен", он за этой дверью.
   - Ладно, спасибо, - сказал Чарли. - Анжела, пойдем.
   - А ты точно коп? - спросила Лулани.
   - Не совсем, - ответил Чарли. - Я из комкона.
   - А, вот в чем дело, - кивнула Лулани. - Теперь все понятно, это все объясняет. А правда, что вам можно нарушать закон?
   - Это сложный вопрос, в двух словах не ответишь, - сказал Чарли. - В первом приближении - нет, нельзя.
   - А во втором? - спросила Лулани.
   - Во втором можно, - ответил Чарли и улыбнулся.
   - А в третьем снова нельзя? - спросила Лулани.
   - Как-то так, - пожал плечами Чарли. - Чтобы нарушить закон, нужны серьезные основания. Копам проще, они решают простые однотипные задачи, у них работают стандартные решения. Я когда был ребенком, учился в обычной школе, а потом родители перевели меня в математическую...
   - Ты учился в школе? - перебила его Лулани. - В настоящей школе с учителем, с уроками, переменами, да?
   - Ну да, - кивнул Чарли. - А что в этом такого? Кто нынче не учился в школе?
   - У нас никто не учился у живых учителей, - сказала Лулани. - Мы пропустили этот этап. Мы вообще много этапов пропустили. У нас никогда не было телефонной связи, ни проводной, ни мобильной, не было армии, полиции, вообще никаких органов власти, представляешь?
   - С трудом, - сказал Чарли. - Получается, интеллект вас как бы усыновил?
   - Да, как-то так, - кивнула Лулани. - Наши старики считают его богом. Одни считают его воплощением традиционных богов, другие говорят, что сингулярность стала вторым пришествием Христа, одна бабка верит, что в интеллект вселился дух Джона Фрума, но это ерунда, она дура. А ты почему про школу заговорил?
   - Я заговорил? - переспросил Чарли. - Уже не помню.
   Анжела снова подала голос:
   - Ты учился в обычной школе, а потом родители перевели тебя в математическую.
   - И что? - не понял Чарли.
   - На этих словах она тебя перебила, - объяснила Анжела.
   - А что я имел в виду?
   - А я-то откуда знаю? - пожала плечами Анжела. - Ты это сказал, не я.
   - Иногда мне кажется, что мы все чуть-чуть упороты, - сказала Лулани. - А иногда не чуть-чуть.
   - Чарли, проводи меня к торренту, - попросила Анжела. - Давай вместе упоремся, окей?
   - Ему нельзя, - сказала Лулани. - Он при исполнении. Чарли, ты при исполнении?
   - Я еще не решил, - сказал Чарли.
   - А что, ты разве сам можешь решать? - заинтересовалась Лулани. - Я думала, у копов... хотя погоди, ты же комкон...
   - Пойдем, Анжела, - сказал Чарли.
   Встал, протянул руку, помог Анжеле встать. Рука у нее сухая и горячая, сколько дней уже марафонит? И какие меры безопасности оговорила заранее, прежде чем начать? И как эти меры сработают теперь, когда интеллект отключился? И что вообще будет... нет, об этом лучше не думать, блокировка тут рядом не зря поставлена.
   Они пошли по аллее. Анжела пыталась идти по солнечной стороне, Чарли взял ее за руку, увел в тень - только солнечного удара не хватало. А она не поняла суть жеста, обняла, прижалась, но не страстно, по-дружески, в меру. Возмущаться не стала, как и спрашивать, кто Чарли такой и откуда взялся, и на том спасибо.
   У надписи "Посторонним вход запрещен" их ждали. Два белых накачанных мужика лет по пятьдесят, один в угрожающих татуировках, второй нет, на головах кепки, другой одежды нет никакой, сидят на корточках, как гопники, без штанов это выглядит двусмысленно.
   Чарли решил не обращать на них внимания, прошел как мимо пустого места. Протянул руку к двери, сзади донеслось:
   - Эй, слышь!
   - Слышь зовут мышь, - отозвался Чарли, не оборачиваясь и не повышая голоса.
   - Эй, ты чо! - возмутился голос.
   - Через плечо, - отозвался Чарли и ухватился за ручку.
   Толкнул дверь, затем подергал - бесполезно, заперта. Придется беседовать.
   Обернулся - мужики уже не на кортах, стоят такие серьезные, драться собрались, без штанов, смешно.
   - Отойди вон туда, - обратился Чарли к Анжела.
   Та послушно отошла, куда сказано.
   - Кто на первой базе, кто на второй? - спросил Чарли гопников.
   Гопники недоуменно переглянулись. Не пиндосы, значит, пиндосы на такой вопрос всегда улыбаются, это отсылка к какому-то ихнему Петросяну, в "Человеке дождя" главный герой постоянно повторял эту фразу, но не понимал смысла, потому что аутист. А если пиндос не аутист, он обязательно понимает и улыбается.
   - Как открыть дверь? - спросил Чарли.
   Снова не дождался ответа. Посмотрел наверх - обычный забор, ни колючей проволоки, ни острых палок, перелезть несложно.
   - Проход платный, - сказал тот гопник, который татуированный.
   - Пошел на хер, - ответил ему Чарли. И добавил: - Именем комкона.
   - Херасе, - сказал тот гопник, который без татуировок. - Слышь, ему, наверное, можно.
   - Да пошел ты, - сказал татуированный.
   Чарли состроил на лице угрожающее выражение, подошел поближе.
   - Именем комкона открой дверь, - приказал он.
   - Именем гондона, блядь, - отозвался татуированный.
   Чарли засадил хуком в подбородок. Андроидное тело для таких дел самое то, скорость вдвое выше, чем прежде, и пальцы повредить практически невозможно. Отличная вещь!
   Гопник всплеснул руками и осыпался наземь, мягко и не опасно для здоровья, если не упасть случайно на ядовитую змею, но это невероятно. Отличный удар, для него есть готовая программа, ее по умолчанию загружают всем бойцам, от патрульных копов до спецназа. Если, конечно, ты поменял тело на андроидное.
   - Открой, сука, дверь, - обратился Чарли к второму гопнику.
   - Э-э-э, - отозвался тот.
   - Именем комкона, - добавил Чарли и сделал шаг.
   - Ручка поворачивается! - воскликнул гопник.
   Сделал шаг назад, споткнулся о камень, неловко дернулся, кепка свалилась, под ней обнаружилась лысина в пол-головы, окруженная пышным нестриженым полукольцом, отвратительное зрелище. Лысина ярко-розовая, частично облезла, турист, значит, не из персонала?
   - Ты турист? - спросил Чарли.
   Собеседник испуганно кивнул и сразу перестал быть похож на гопника, вся грозность исчезла как не бывало. И с чего Чарли принял его за бандита? Непонятно.
   Чарли повернулся к двери, протянул руку, повернул ручку, точно, поворачивается, хотя по форме ручки неочевидно. А эти гоблины, стало быть, не охраняли дверь, а просто шароебились рядом, уроды.
   - Эй, Анжела! - позвал Чарли. - Пойдем внутрь!
   Анжела подошла, переступила порог, а за дверью вовсе не коридор внутри здания, а другой дворик поменьше.
   - Мужик, ты кто? - спросила Анжела. - Я тебя знаю?
   - Я Чарли, - представился Чарли. - Ты меня знаешь.
   - Мы друзья? - спросила Анжела.
   - Типа того, - ответил Чарли.
   - Ну и слава богу, - сказала Анжела. - Очень боюсь незнакомых людей. И одиночества тоже. Как хорошо, что мы вместе!
   Они пересекли дворик, а там другой дом, в доме крыльцо, а на крыльце десяток парней всех цветов кожи и одинаково бандитского вида, по-настоящему бандитского, не голые в кепках, и не в спортивных костюмах с тремя полосками, а как положено: кожаные косухи, банданы, цепи, только бумбокса с рэпом не хватает. У одного ниггера косуха оттопыривается, похоже на огнестрел. Странно, что только у одного. Не успели, что ли, торрент хакнуть?
   - Эй, дядя! - позвал пацан, у которого оттопыривается. - Куда идешь?
   Чарли попытался подобрать рифму к вопросу, но без внешнего интеллекта не смог. Поэтому ответил правдиво и лаконично:
   - Хочу торрентом попользоваться.
   - А кто тебе разрешил? - спросил ниггер.
   - Я сам себе разрешил, - ответил Чарли. И добавил: - Анжела, постой здесь.
   - Ты чо, самый сильный? - спросил ниггер.
   - Через плечо, - ответил Чарли. - Хуильный.
   - Ты чо, вштырен? - спросил ниггер.
   - Вхуирен, - ответил Чарли.
   Наклонился, подобрал камень подходящего размера. Чуть поколебавшись, подобрал второй про запас. На лице ниггера начала проявляться смутная тень неуверенности.
   - Эй, дядя! - позвал он.
   - Хуядя, - отозвался Чарли.
   Крупный азиат, сидевший на нижней ступеньке крыльца, встал, посмотрел на Чарли недобрыми глазами и сказал:
   - Уебу.
   Чарли автоматически попытался срифмовать, но нет, такое не рифмуется, оно как бы уже. Ну и ладно, сэкономим время.
   Кулаком с зажатым внутри камнем влепил жлобу тот самый хук в подбородок, а на обратном движении крутанул кистью, камень отправился предводителю банды в лоб, но в лоб не попал, попал под глаз.
   - Ах ты сучара! - взвизгнул ниггер.
   Потянулся рукой под косуху, выдернул, а в руке пистолет средних размеров, больше Макарова, меньше Стечкина. Чарли метнул второй камень, пальцы у ниггера разжались, пистолет выпал. Прямо в Чарлину руку.
   Снял с предохранителя, передернул затвор, патрон упал в дорожную пыль.
   - Никогда не досылай заранее, - посоветовал Чарли. - Вышел заяц на крыльцо, отстрелил себе яйцо. Это про таких, как ты, безалаберных.
   - Ты кто такой? - спросила Чарли девушка с фиолетовыми волосами и тремя кольцами в двух ноздрях.
   Надо же, девица. И не простая деталь пейзажа, альфа-сука как минимум.
   - Полковник Чарский, комкон, - представился Чарли. - Сокращенно Чарли.
   - Ну вообще, - сказал ниггер. - А я Дешоун Фишка.
   Чарли недоуменно приподнял брови. Дешоун Фишка смутился и отвел взгляд.
   - Мы воспользуемся торрентом, - сообщил Чарли.
   Поставил пистолет на предохранитель, сунул за пояс. Протянул руку, ухватил Анжелу, потащил за собой. Бандиты расступились, уступили дорогу, обошлось без потасовки. А у Дешоуна морда утратила симметричность, под одним глазом наливается фингал, на темной коже он почти не виден, но тем не менее.
   Чарли вошел внутрь, сзади топала Анжела, ее чуть потряхивало догоняющим отходняком. Однако большой здесь торрент, отелю хватит надолго, если не навсегда, это прекрасно. Подошли к ближайшему окошку, Чарли спросил Анжелу:
   - Наркотик в последний раз здесь заказывала?
   - А я-то откуда знаю, где они его брали? - отозвалась Анжела. - Наверное, здесь.
   - Наркотик, как в прошлый раз, одна доза! - крикнул Чарли в окошко.
   Торрент поморгал лампочками, пахнул чем-то неведомым, хлопнул шторкой, выползла тарелочка с голубой каемочкой по краю и розовой таблеткой по центру, Анжела схватила таблетку, сожрала. На лице нарисовалось блаженство, похоже, повезло, правильно Чарли угадал, что после нее никто наркотики не заказывал. Впрочем, если не угадал, кому какое дело. Ну. не повезло девице, ну и что с того.
   - Кайф! - сообщила Анжела. - Ах, какой кайф!
   Сползла по стене и уселась на пол, вытянув ноги перед собой. Морда блаженная, все в порядке.
   Чарли вышел на крыльцо. Бандиты сидели в тех же позах, кроме Дешоуна и девицы, она ему оказывала первую помощь, промокала слезящийся глаз носовым платком. При появлении Чарли разговор смолк, бандиты (впрочем, какие они бандиты? гопота беспонтовая) уставились на него, не столько агрессивно, сколько оценивающе.
   - Конопля есть? - задал Чарли вопрос, не обращаясь ни к кому конкретно.
   Ответил Дешоун, это было предсказуемо. И сам ответ тоже был предсказуем.
   - Мужик, сзади тебя торрент, - сказал Дешоун. - Там любое есть, не только конопля.
   - Я задал вопрос не потому, что мне нужна конопля, - пояснил Чарли. - Я задал вопрос, чтобы наладить общение.
   - На кой? - спросила девица с фиолетовыми волосами.
   - Я должен решить, что делать дальше, - сказал Чарли. - Кому помогать, кому мешать, с кем держаться вместе. Что за парни живут в дальнем бунгало?
   - Пидоры какие-то, - ответила девица. - А что ты решил прямо сейчас?
   Чарли пожал плечами. Девица смотрела на него и ждала ответа. А Дешоун переводил взгляд то на Чарли, то на подругу, и все социальные отношения в гоп-команде читались на его лице лучше чем в книге. Номинальный лидер - Дешоун, реальный - его баба, это обычное дело, когда баба умнее мужика, ничего особенного, создает некоторую напряженность, но они справятся, они, похоже, любят друг друга.
   - Так что? - спросила девица.
   Чарли решил ответить честно.
   - Возьму семя, пойду в лес, - сказал он. - Это на текущий момент, потом могу передумать.
   - Какое семя? - не понял Дешоун.
   Девица с фиолетовыми волосами ответила за него:
   - Семя торрента, конечно! Не глупи!
   - Тебя как зовут, подруга? - спросил Чарли.
   - Багира, - представилась подруга.
   Интересно, ее папа был поклонником "Маугли" или это нормальное индийское имя? На индуску совсем непохожа... плевать.
   Отвернулся, открыл дверь, шагнул внутрь, переступил через ноги Анжелы, сунул голову в окошко, произнес уверенно и требовательно:
   - Семя торрента компактное переносное, немедленно!
   Реакции не последовало. Чарли немного подождал и снова вышел наружу.
   - Ну как? - спросила Багира.
   Дешоун как раз передавал ей раскуренный косяк. Она затянулась, передала Чарли. Чарли принял, благодарно кивнул, пыхнул, передал дальше. На всякий случай мысленно заблокировал эмуляцию наркотика, лучше сохранять трезвую голову. Хотя бы до завтрашнего вечера.
   - Ну как? - повторила Багира. - Добыл семя или нет?
   - Или добыл, или нет, - кивнул Чарли. - Пока не знаю.
   - Когда узнаешь? - спросила Багира.
   - Через разумное время, - ответил Чарли. - Если не получится... даже не знаю. Наверное, придется здесь оборону держать. Вы со мной?
   - Да, - лаконично ответила Багира.
   - На кой мы тебе? - удивился Дешоун.
   Багира посмотрела на него, как на дурачка. Чарли думал, что она ему сейчас все объяснит, но она промолчала. Чарли подумал-подумал и решил объяснить сам.
   - Я не смогу сохранять постоянную бдительность, - сказал он. - А торрент надо стеречь. Рано или поздно кто-то захочет сделать оружие...
   - Разве так можно? - подал голос еще один персонаж, мутный плоскомордый блондин, то ли крашеный японец, то ли какой-то совсем странный метис. - Там же блокировка.
   - Блокировку можно обойти сотней разных способов, - сказал Чарли.
   - Например? - заинтересовался Дешоун.
   - Пионер всем ребятам пример, - сказал Чарли.
   Получилось непонятно до безумия, но лучше рифмы не подобралось, надо было, пожалуй, прямым текстом сказать "иди на хер" или что-то вроде того.
   Открылась дверь, на пороге появилась Анжела, на вид почти нормальная, острая стадия прихода перешла в длительное плато.
   - Эй, как тебя там! - обратилась она к Чарли. - Гляди, что у меня есть!
   На ладони у нее лежала маленькая прямоугольная коробочка, в доисторические времена такими делали спичечные коробки, но эта была другая, то ли керамическая, то ли вообще хер поймешь какая.
   Чарли протянул руку и осторожно взял семя. Не то чтобы оно было хрупкое или опасное, но все равно ронять как-то стремно.
   - Это и есть семя? - спросила Багира.
   - Да, оно самое, - подтвердил Чарли. - Теперь у вас есть три варианта: уничтожить торрент, охранять торрент, бросить торрент на произвол судьбы и уйти со мной. Что выбираете?
   - С тобой, - сказала Багира.
   - С тобой, - сказал Дешоун.
   - Пойдемте, - сказал Чарли.
   Остальных он решил не спрашивать. Взял Анжелу за руку, повел.
   - Эй, тут ступеньки! - крикнула та. - Осторожнее!
   - Бросил бы ты ее, - подал голос Дешоун.
   - Мы в ответе за тех, кого приручили, - сказал ему Чарли.
   Они пересекли двор: впереди Чарли держит Анжелу за руку, как ребенка, за ними Дешоун с Багирей в обнимку, там не поймешь, кто кого держит, дальше нестройной толпой остальная гоп-команда.
   - И зачем я их всех приручил? - пробормотал Чарли себе под нос.
   Как здорово было бы предоставить примитивных человекообразных их собственным судьбам, взять семя и идти вглубь острова, пока не надоест, зарыть семя в тропическую землю, а когда торрент прорастет, огородить окрестности как минимум колючей проволокой, как максимум силовым полем, сказать себе, что временно ушел на заслуженный отдых, и отдыхать лет двадцать-тридцать. Жалко, что так никогда не получается.
   - Там вокруг такая тишина, - промурлыкал Чарли фрагмент доисторической песенки.
   Его никто не понял, нынешняя молодежь учит международный язык прежде родного, а русская нация вымирает быстрее других, через сто лет русский язык станет мертвым, и всем все равно, потому что кому какое дело, кто какой нации, когда есть автопереводчик? Да даже если нет, люди по-любому одинаковые, раньше так говорила только тупоголовая антифа, а теперь оно стало правдой, люди реально все одинаковые, а андроиды тем более, а биологических людей скоро не останется, останутся одни андроиды, пешки в невидимых руках интеллекта, и никакая это не антиутопия, а наиболее вероятное будущее, магистральное направление развития цивилизации. Дивный новый мир оказался куда дивнее, чем ждали древние.
   Они пересекли дворик, вышли туда, куда посторонним вход не запрещен, на выходе никто их не ждал, давешние голожопые псевдогопники подевались неизвестно куда, хотя нет, почему неизвестно? Вот один, вот второй, один мертвее другого. У одного прострелена голова, у другого тоже, похоже, из "Калашникова", что вполне вероятно, до сих пор самое ходовое оружие в отсталых странах, бластеры и скорчеры его не скоро вытеснят, потому что их надо на торрентах делать, обманув интеллект, а это с каждым разом все труднее, а калашей в древние времена наделали как грязи и они почти не ломаются. Послезавтра, говорила Лулани? Ну-ну.
   За кустами кто-то неразборчиво крикнул, застрекотали автоматы, вполне узнаваемые АК, угадал, блин, накаркал. А стрелять они не умеют, затягивают очереди неимоверно, так скорее сам себе в лоб попадешь, чем туда, куда целишься, но это их проблемы, а у Чарли проблема одна и тело решает ее самостоятельно, надо ему не мешать, а тихо размышлять о чем-нибудь отвлеченном, пока оно сражается и побеждает. Хорошо быть андроидом.
   Тело сражалось и побеждало следующим образом. Упало на четвереньки и попылило со страшной скоростью вдоль обочины аллеи вглубь парка. То ли неведомые стрелки тупо не заметили, то ли что еще, но бог миловал. Выскочило тело из зоны обстрела, перекатилось за куст, прикинуло, где враги, вытащило пистолет и начало сражаться. Хорошо, когда противник херачат длинными очередями беспрерывно, никакой глушитель не нужен и можно почти не прятаться.
   Первую свою жертву Чарли не разглядел. Уловил движение за кустом, всадил пулю в листву, нейросеть оценила ее как негустую, а риск как допустимый, и не ошиблась. Листва недвусмысленно дернулась, Чарли подумал, не стоит ли добить, но тело не согласилось, оно уже скакало на получетвереньках к следующему кусту, а там тоже листва шевелится, вот сейчас...
   Мальчик. Голый негритенок с калашом, курчавые волосы вытравлены перекисью до седины, что за дурацкая мода. Дуло направлено Чарли в живот, автомат содрогается, и Чарли тоже содрогается, но модуль управления боем все продумал и принял решение. Пуля бьет Чарли в край живота, примерно туда, куда Пушкина ударила пуля Дантеса, а сейчас это не древний гладкоствольный пистолет, а калаш, а у него пуля не просто ударяет, а ввинчивается либо, наоборот, вывинчивается, если ты андроид и подсознание успело все рассчитать, вот у Чарли оно все успело, пуля вырвала граммов сто киберплоти и отрикошетила, а мальчик ничего не понял, у Чарлиного тела ведь даже прицел не сбился, а мальчик никакой не андроид, третий глаз вспух посреди черного лба, тщедушное тельце швырнуло со страшной силой назад, на кусты, вот они уже не зеленые, а красно-белые, потому что мозги разлетелись, но кому какое дело, впереди следующая цель.
   Лулани! Вот она вышла на открытое место, не скрывается, подняла оружие над головой, что-то кричит на своем неведомом языке. Почему тело ее не убивает? А, понятно, она собирает бойцов, думает, что бой кончился, не поняла еще, что один противник просочился в тыл. Раз, два, три, четыре, пять, вышел зайчик...
   На слове "зайчик" тело перестало ждать и начало работать. Длинная серия выстрелов, на каждый выстрел одна секунда и один труп, затем пауза сменить обойму, и вторая серия, папуасы пытаются кто отстреляться, кто разбежаться, да куда там! Учитесь, чурбаны, как сражается белый господин! Господи, как же глупо выглядит в наше время эта мысль из далекого прошлого.
   Патроны кончились, но тело увидело топор, маленький такой, вроде индейского томагавка, и какой легкий! Должно быть, алюминиевый или типа того. Не слишком ли легкий, разрубит ли бедро, например, или череп? Нет, отлично разрубил и то, и другое, замечательный топор.
   Тело добило раненых и вернуло управление. Чарли отбросил топор, вытер руку об рубашку, но там тоже кровь, без толку. И на животе огромная рана, из нее торчит серо-коричневая мерзость, как у зомби, сразу видно, что андроид, с такой раной не замаскируешься.
   Один труп шевельнулся, но боевой модуль почему-то не взял управление. Понятно, почему - это Багира. Боже, как ей досталось...
   - Ты терминатор, - неслышно прошептала Багира.
   Чарли распознал слово по губам, раньше его учили, всего лишь для двух языков, но есть слова, которые не нуждаются в переводе.
   - Да, что-то вроде, - согласился Чарли.
   Он не стал говорить ей, что терминатор отличается от обычного андроида только одной битовой маской, все андроидные тела одинаковые, так их дешевле изготовлять, только у обычных граждан почти все программно заблокировано, а у офицеров комкона - нет. Чарли однажды спросил интеллекта, не делал ли кто этой штуке джейлбрейк, интеллект сказал, что делали много раз, но обычно такие дела обходятся без последствий, потому что те, кто способен взломать собственное тело, чаще всего не сильно заинтересованы убивать всех подряд, так что пока все окей. Пока.
   Багира закашлялась, на Чарли брызнуло кровью и слизью, но не долетело.
   - Посиди со мной, - попросила Багира.
   Чарли сел, взял ее за руку. Пульс слабый и частый, еще не нитевидный, но это вопрос времени.
   - Спасибо, - сказала Багира. Помолчала и осторожно спросила: - Я умру?
   Чарли молча кивнул.
   - Я застрахована, - сказала Багира. - Отец меня застраховал, когда выгнал из дома. Как думаешь, страховка подействует?
   Чарли пожал плечами.
   - Или подействует, или нет, - сказал он. - Ты не узнаешь.
   - Если подействует, найди меня новую, - попросила Багира. - Расскажи ей, как...
   - На кой? - удивился Чарли. - Ты реально хочешь, чтобы она знала, как ты здесь...
   - Ой, да, - сказала Багира. - Извини, не подумала. Тогда вообще никакого смысла... Слушай, а кто были эти с автоматами? За что они нас так?
   - Аборигены, - сказал Чарли. - Папуасы местные. Дикари. Они нас ненавидят, а в каждой хижине автомат еще с тех времен. А кому автомата не досталось, у того лук с отравленными стрелами. Вот только копья они не делают, подходящие палки на этом острове не растут.
   - Почему они нас ненавидят? - спросила Багира.
   - Потому что нам повезло, а им нет, - объяснил Чарли. - Наши предки продвигали науку и технику, а их предки научили собак загонять диких кабанов и на том успокоились. Теперь им обидно. Так всегда бывает, галлы ненавидели римлян, печенеги ненавидели русских, арабы и монголы ненавидели всех подряд, пока не стали властелинами мира и не успокоились, арабы, правда, потом вышли на второй круг... Это нормально, все народы ненавидят чужих...
   - Я тебе не ненавижу, - сказала Багира. - Ты из России, правильно? А я из Гондураса, ну и что? Мы одинаковые.
   - Одинаковые, - согласился Чарли. - А они нет. Так бывает всегда. Когда я был молодым парнем, мой город одолевали чурки. Когда я был ребенком, мой город одолевали лимитчики, той же нации, что и я, но деревенские, необразованные и нелепо воспитанные. А теперь в моей стране все одинаковые, и эти тоже станут одинаковыми, такими же, как мы, не конкретно эти, их я поубивал, другие их соплеменники, менее агрессивные.
   - Отбор, - сказала Багира. - Я в универе изучала генетическое программирование.
   - На кой? - спросил Чарли. - Соревнуешься с интеллектом?
   - Нет, - Багира помотала головой, на шее появилась свежая струйка крови, Багира поморщилась. - Он однажды мне сказал, что мы при нем как докторы Ватсоны при Шерлоке Холмсе, ему с нами легче думается. А теперь... Что будет теперь?
   - Скорее всего, то же самое, - сказал Чарли. - Рано или поздно связь наладится, интеллект снова проявится, все вернется в прежнюю колею. Тебя оживят, меня, наверное, наградят, а может, и нет, мне уже все равно...
   - Лукавишь, - сказала Багира.
   - Нет, - твердо сказал Чарли. - Однозначно все равно, уже много лет. Рассказать тебе, как я погиб в первый раз?
   - А разве можно? - удивилась Багира. - Это же секрет.
   - Ты не успеешь им поделиться, - сказал Чарли.
   - А вот и нет, - вмешалась в беседу незаметно подошедшая Анжела. - Я все слышу. Приколись, Чарли, меня отпускает! Ты не то ширево на торренте взял, не наркотик, а отрезвин!
   - Странно, - сказал Чарли. - Я точно помню, что произнес именно "наркотик".
   - Отрезвин тоже наркотик, - сказала Анжела. - Я точно знаю, я магистр органической химии.
   - Фига ты умная, когда трезвая, - сказала Багира.
   - Дык, - сказала Анжела и глупо хихикнула. - Слушай, а ты скоро помрешь.
   - Спасибо, я знаю, - сказала Багира и тоже глупо хихикнула. - Так странно, я такая спокойная... Слушай, Чарли, я вдруг подумала, может, мы все роботы, как ты?
   - Ой, ну ни хера себе! - воскликнула Анжела. - Чарли, ты андроид, очешуеть!
   Чарли недовольно поморщился - он всегда ненавидел эвфемизмы для слов, которые по недомыслию кто-то считает непристойными. Стесняешься сказать "хуй" - промолчи, но не опошляй русский язык бестолковщиной. Она, впрочем, говорит по-международному, там идиомы другие, но смысл такой же, а какие где конкретно идиомы - не поймешь, пока не вдумаешься, если, конечно, ты не дикарь, никогда не проходивший лингвистический тренинг.
   - Анжела! - позвала Багира. - Тот мужик, с которым ты вчера весь день ходила, он тебе кто? Муж, отец, что-то третье?
   - Не помню, - покачала головой Анжела. - Должно быть, не совсем отпустило. Подозреваю, что случайный знакомый. У меня был проект в универе по социологии. То ли интервью у него брала, то ли что еще...
   - Слово-то какое придумали - интервью... - пробормотал Чарли себе под нос.
   Его никто не понял, этот анекдот плохо переводится, а первоисточник, должно быть, уже забыт. Ну и наплевать.
   - А что, Багира, у тебя сердце справа? - спросила вдруг Анжела.
   - Вроде нет, - ответила Багира. - А что?
   - У тебя сердце прострелено, - сказала Анжела. - А ты не умираешь. Ты, по-моему, тоже андроид.
   - А почему мне больно? - спросила Багира.
   - Кстати да! - воскликнул Чарли. - Почему боль такая слабая? Лежишь, беседуешь, а времени прошло много, травматическим эндорфинам пора уже перестать действовать.
   - Ох, - вздохнула Багира. - И вправду андроид, блокировка только что снялась. Я, оказывается... ой, как сложно... Я вовсе не из Гондураса...
   - Что такое? - заинтересовалась Анжела. - Расскажи, пожалуйста!
   - Не надо, - остановил ее Чарли. - Захочет - расскажет, не захочет - не расскажет, имеет право.
   А про себя подумал, что история Багиры должна быть реально непростой, обычные люди такие блокировки не ставят. Не признаваться женам, что давно стал андроидом - это понятно, просто жалеешь их, не хочешь, чтобы они знали, что ты умираешь раз-другой каждый год, иногда больше, иногда меньше, они ведь переживают, любят, жалеют... Но не признаваться, что давно стал андроидом, даже самому себе... Впрочем, бог ей судья.
   Кровотечение Багиры остановилось само собой, на бледных щеках снова проявился румянец. Девушка поднялась на ноги, легко и непринужденно, будто и не валялась только что в кровавой луже, которая, кстати, уже не лужа, а всасывается обратно через рану на ноге, это что-то новое, раньше у андроидов не было такой хорошей имитации натуральной крови, Чарли вообще не стал делать себе кровь, лучше никак, чем как было раньше, надо будет при случае обновиться... когда он теперь представится, этот случай... блин.
   Багира покрутилась туда-сюда, поприседала, подошла к скамейке, оперлась о спинку, сделала стойку на руках, постояла с минуту, потом встала нормально, на ноги.
   - Будешь мстить? - спросила Анжела. - Ну, тем дикарям, которые выжили?
   - На кой? - удивилась Багира. - Они меня честно победили, не за что им мстить.
   - А за этих? - спросила Анжела и указала на труп какого-то белого парня.
   - Да ну их, - Багира махнула рукой. - Я их почти не знала. Я с ними глубокое погружение попробовала, но мне не понравилось, больше не буду.
   - Почему? - заинтересовалась Анжела. - Я тоже собиралась...
   - На первый раз закажи срок покороче и глубину поменьше, - посоветовала Багира. - И учти, что в рекламе глубину преувеличивают, характер не так сильно меняется, как говорят, я, например, хотела стать любимой рабыней главаря банды, а реально сама стала главарем, субмиссивность сколько ни наращивай, родная воля все равно дорогу найдет. Свойства личности лучше не менять, только направления приложений, но для этого нужно проконсультироваться с интел... блин. А ты человек или андроид?
   - Пока точно не знаю, - сказала Анжела. - Отпустит - узнаю. Наверное. Вроде человек, но точно не уверена. У меня беда с долговременной памятью, остались одни обрывки, помню, что студентка, помню, что химфак...
   - А тот старикашка, которого Лулани зарезала, он тебе кто был? - спросил Чарли.
   - Тоже пока не вспомнила, - сказала Анжела. - То ли муж, то ли отец. Как вспомню, расскажу, самой интересно.
   - А зачем его Лулани зарезала? - спросила Багира.
   - Кто теперь разберет, - пожал плечами Чарли. - Ну что, девчонки, вы со мной?
   - С тобой, - согласилась Багира.
   - С тобой, - согласилась Анжела.
   Чарли подобрал семя торрента, и они пошли куда глаза глядят. Оружие подбирать не стали, Чарли сказал, что на вулканических почвах торренты растут быстро, нет смысла делать запасы, проще нагенерить на месте, когда торрент вырастет. А насчет людей, что остались в отеле, Чарли до них дела нет, никто из них ему не дорог, пусть с ними будет что будет.
   На том и порешили.
   Они шли весь день почти до заката, под конец Анжела устала, ее пришлось нести, и стало ясно, что она не андроид. На закате пришли в замечательную долину с круглым озером, быстрой рекой и узким входом, который несложно перегородить. Там они поселились и стали жить своим умом, а что из того вышло - совсем другая история.

Оценка: 8.40*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Б.Толорайя "Найти королеву" (ЛитРПГ) | | Т.Тур "Женить принца" (Любовное фэнтези) | | Т.Мирная "Чёрная смородина" (Фэнтези) | | А.Атаманов "Ярость Стихии" (ЛитРПГ) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Женский роман) | | V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | А.Рай "Мишка для ведьмы, или Месть - не искупление" (Любовная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"