Высоцкий Михаил Владимирович: другие произведения.

Новорусская баллада на древнерусский мотив. Часть 5/5. Маг.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Последняя часть баллады. Маг.


Часть 5/5. Маг.

  
   - Слышь, Олег, так че, подрывать будем? - уже готовый начинать, спросил Колян.
   - Давай для начала постучим, - предложил в ответ Олег, и первым вышел из машины, направившись к частоколу.
   Надо сказать, местное поселение внушало к себе уважение. Больше похожее на замок, чем на деревню, оно со всех сторон было окружено заостренными кольями, высотой с три человеческих роста. Решение на самом деле довольно разумное, особенно с учетом того, что деревья, из которых был сбит частокол, со временем по прочности немногим камню уступают, а врагов, которые бы додумались их поджечь, на сотни и сотни верст вокруг не наблюдалось. Это была, скорее, от дикого зверья защита, против которого городить каменную стену, по всем правилам фортификации, с башнями и бойницами, смысла не имело. Деревянный же частокол и строить намного легче, и расширять, если что - тащить такое количество камней, пусть и с недалеких гор, местным жителям явно не хотелось.
   Однако и лентяями они тоже не были. На добрые пять верст вокруг поселения все деревья были вырублены, земля вспахана, засеяна и уже даже скошена, все же дело к осени клонилось, жатва уже прошла, вот и стояли повсюду высоченные скирды сена, просто рай для настоящих влюбленных. Местный люд и дальше расширялся. В лесу то и дело попадались широкие просеки, явно не природного происхождения, а вырубленные человеческим топором; последние десятки километров пути машина ехала не по беспутице, а по нормальной грунтовой дороге, утоптанной сотнями ног, копыт, колес да полозьев. Однако сами местные люди куда-то запропастились. Что, по мнению Олега, свидетельствовало, что их тут ждали и о их приближении были предупреждены заранее.
   Однако, тем не менее, он смело постучал в ворота.
   - Открывайте, хозяева, встречайте гостей дорогих!
   - Хто це до нас venimus? - раздался голос изнутри.
   ("кто это к нам пришел", тут и далее перевод со малоросолатыни)
   - Свои, - почти не покривил душой Олег. - Хозяева, открывайте, чего гостей дорогих у ворот держите?
   - Слышь, Олег, - громким шепотом спросил Колян. - А может все же того, подорвем их? А?
   - Али до богов слово держаши, дабы огонь небесный на врата сии боги посылаши? - предложил Любослав.
   - Не, Колян, Любослав, спасибо за предложения, для начала попробуем решить дело миром. Хозяева! Ау! Где вы там, чего молчите? Пускать будете?
   Хозяева на самом деле не молчали, а вели бурные дискуссии по ту сторону ворот, причем, судя по всему, количество мнений было больше количества людей. Однако нашелся, видать, какой-то начальник, достаточно смелый, чтоб взять на себя ответственность за вынесенное решение. Перекричав всех остальных, он приоткрыл узкое оконце в воротах, внимательно разглядывая путников.
   - А звідки я queo знати, що ви amicis? Може ви засланці hostilis?
   ("а откуда я могу знать, что вы друзья? может быть вы вражеские засланцы?"
   - Мамой клянусь, - отшутился было Олег с характерным акцентом, но местный люд, видимо, с анекдотами про лиц кавказской национальности был не знаком, потому пришлось давать более подробные объяснения. - Из княжества мы, китежградского, что на востоке будет. За Черным Магом сюда приехали, не слыхали про такого? Говорят, злодей редкостный, на мир весь обижен, демонами его заселить хочет.
   От подобной откровенности, да еще и в стане врага, даже Колян с Толяном немного ошалели. Они-то думали, что мочить всех придется, а вместо этого какие-то переговоры начались... Что уж о Всемире с Любославом говорить, первый боевую стойку принял, лучников высматривая, второй молиться кому-то начал. И только один дозорный воспринял слова Олега как должное.
   - Ба, ну так би відразу і казали! Заходьте, хлопці, bene factum te advenisse! Ми venerationis гостям з Кітіж-граду завжди ради, заходьте, шановні гості! Хлопці, айда, відчиняйте portas!
   ("ба, ну так бы сразу и говорили! заходите, ребята, добро пожаловать! мы уважаемым гостям из китеж-града всегда рады, заходите, гости дорогие! ребята, айда, открывайте ворота")
   Ребята поднажали, и створки ворот распахнулись перед Олегом, открыв дорогу в страшное логово Черного Мага. Страшное логово больше всего было похоже на зажиточное село, с широкими, просторными улицами; каменными и деревянными домами; весело бегающей босоногой детворой; шушукающими у домов бабушками на скамейках; веселыми девицами-молодицами, по своим делам шастающими. Ну и, конечно, мужчинами, охотниками и пахарями, веселыми, улыбчивыми, добродушными. Опытный антрополог сразу бы определил, что в местном люде смешались южный среднеземноморский (невысокие чернявые узколицые) и славянский (русые курносые) антропологические типы внешности. Хватало и прочих сельских атрибутов, курицы бегали повсюду, собаки в будках дрожали (стандартная реакция на вампира, который не хочет себя скрывать), конский навоз да козьи шарики повсюду разбросаны. Лучшее место для поисков Черного Мага, если он тут, конечно, есть.
   - Ну что, пошли, - сказал Олег. - Толян, Колян, Любослав - вы в машине езжайте, а мы с Всемиром так пройдемся, гостей уважим, по сторонам посмотрим.
   - Слышь, Олег, все будет в ажуре, подстрахуем! - подмигнул ему Толян. - Если они че не так, подлянку нам устроить решили, мы с Коляном их быстро всех перемочим!
   - Не думаю, что засада будет столь явной... - скорее самому себе, чем Толяну, пробормотал Олег.
   Засада действительно если и была, то ее никто не заметил. До самой центральной площади вампир с богатырем прошествовали по главной улице деревни, сопровождаемые удивленными, заинтересованными, но уж никак не враждебными взглядами местных жителей. Из мужчин никто за оружие не хватался, а девицы некие, особо смелые, даже подмигивали богатырям, тем самым на что-то намекая. "Вепрь" произвел больший фурор, еще бы, этакая невидаль, гроб железный на колесах сам катится, о нем перешептывались, однако на колени никто не падал и в ужасе в дальний угол не забивался.
   А вот о чем они думали - Олег сказать не мог. Еще при приближении к деревне он учуял странный фон, начисто глушивший многие из его способностей. Это был именно тот фон, что не давал сюда добраться созданиям, в жилах которых текла хоть капелька магической крови - к счастью вампиры не магические, а самые обычные создания, потому лично Олегу это доставляло лишь мелкие неудобства, вроде невозможности метать огненные шары или читать чужие мысли.
   Но хотелось бы. Два проводника, добровольца, вызвавшиеся проводить гостей к местному старосте, болтали о чем угодно, кроме черного мага - "о погоде, о молодежной моде, о кино и музыке"1.
  
   (1. Из рекламы ОО "МММ", первая половина 90х годов.)
  
   - Мене Грицем кличуть, - говорил один, - а це - мій приятель, Augustus. Ну хіба не placidus сьогодні dies? От heri pridie дощ був, то справжній дощ, pluvia ingens, а сьогодні погляньте тільки, яке sol! Пречудове! Є така в нас прикмета, якщо ранком sol червоне, то весь dies caelo sereno буде! І справді, так воно і виходить. Чущ, Augustus, а ти казав, що вже autumnus прийшла...
   ("меня гришей зовут, а это мой приятель, август. ну разве не погожий сегодня день? вот позавчера дождь был, настоящий дождь, ливень, а сегодня посмотрите только, какое солнце! прекрасное! есть такая у нас примета, если утром солнце красное, то весь день ясная погода будет. и действительно, так оно и выходит. слышь, август, а ты говорил, что уже осень пришла")
   Выцедить из такого разговора хоть что-то полезное Олегу даже его многовековой опыт помочь не мог, так что оставалось надеяться, что хоть староста (если сам Черным Магом не окажется) чем-то сможет помочь. Тем более на прямой вопрос Олега Август, хоть и без особого желания, от ответил:
   - Нема серед нас ніякого magus niger, то вам, добродію, набрехав хтось!
   ("нет среди нас никакого черного мага, это вам, мил человек, солгал кто-то")
   Ну нет - так нет, решил для себя Олег. Боги тут помочь ничем не могли, автоматы тоже. Можно, конечно, всех вокруг перестрелять, но пойди их пойми, может действительно ничего не знают? Олег уже давно кровью насытился, пару тысяч лет назад, потому и предпочитал решать все исключительно мирным путем, если оставались еще такие возможности.
   Тем временем впереди, по ту сторону арочного каменного моста, соединившего два берега протекающий через селение реки, показалась центральная площадь, на которой гармонично уживались абсолютно несовместимые вещи. Так справа возвышался христианский собор, православного обряда, блистающий золотом пяти своих куполов. Слева был насыпан не менее высокий холм, на вершине которого гордо стояли статуи олимпийских богов, созерцая своим каменным взглядом кресты собора. Прямо же по курсу и вовсе нечто невразумительное находилось - шикарные хоромы в классическом римском стиле, перед которыми на каменном постаменте возвышалась огромная, в десять человеческих ростов, статуя конного казака, пронзающего копьем змия.
   От подобного сюра даже Олег немного ошалел. Нет, ему-то разное в жизни встречать довелось, так в одной книге он вычитал, что Ленин - марсианский вампир-гомосексуалист, а Рюрик это Рем, сбежавший от своего брата Ромула. Однако одно дело читать бредовые фантазии графоманов, не удосужившихся хоть чуточку с историей ознакомиться, а другое наблюдать подобный сюр своими собственными глазами, которые Олега никогда не подводили. Однако какое-то логическое объяснения должно было найтись, так что, заприметив спешащего ему на встречу старосту (а пожилой седобородый мужик в мантии, золотом венце и гетманской булавой за поясом никем иным быть не мог), Олег поспешил удовлетворить свое любопытство. Для начала, естественно, соблюдя нужные правила приличия.
   - День добрый тебе, мил человек, - поздоровался вампир.
   - Salve, peregrinator! Далеко ж тебе від рідних країв занесло, давно ми вже не чули про наших vicina orientalia. По якій справі ти прибув до нас?
   ("приветствую, путник. далеко же тебя от родных краев занесло, давно мы уже не слышали про наших восточных соседей. по какому делу ты к нам прибыл?")
   - По важному, - честно признался Олег, - только перед тем, как к делу переходить, уважаемый, прости, имени твоего не знаю, не мог бы ты рассказать, кто вы, откуда, чем живете? А то это вы про Китеж-град помните, а там о вас позабыли совсем...
   - Звати мене Virtus Magnus, а щодо історії нашої... Це довга справа...
   ("меня зовут доблесть великий, а что касается нашей истории... это долгое дело")
   - Ничего, - отмахнулся Олег, - у нас есть время, мы никуда особо не спешим.
   - Добре, тоді пішли, будемо conversare у середині.
   ("хорошо, тогда пошли, будем говорить внутри")
   Староста провел Олега с компанией в те самые шикарные хоромы, которые, как оказалось, были всего лишь местным сельсоветом. Там, приказав слугам накрыть стол для уважаемых гостей, Виртус Магнус начал свой рассказ.
   Первое человеческое поселение тут возникло очень давно, две тысячи лет назад, где-то во времена галльских войн Юлия Цезаря, когда одно из римских поселений случайной флуктуацией универсума было переброшено в параллельный мир, где тогда еще о уличах с их Китеж-градом и не слышали. Так как римлян было слишком мало, они не стали строить себе огромной империи, а построили одно жалкое поселение, которое с горем пополам существовало тут почти пятнадцать веков. За это время местные обитатели забыли почти все, что когда-то знали, жили в глинобитных избах, использовали каменное оружие, и лишь холодными зимними вечерами рассказывали сказки о богах и былом величии вечного города Рима.
   Когда в мире появились и пришли в эти края китежградцы, римляне не стали с ними связываться, предпочтя отсидеться в лесах и горах, которые они за тысячу лет досконально изучили. Тем более китежградцы показывались тут редко, пребывая в полной уверенности, что они попали в дикие, опасные, незаселенные края. И как они появились, так и исчезли - колонизировать эти земли у Китеж-града никогда сил не хватало, на карту их нанесли, застолбили (в смысле столбы с надписями "сие суть княжа земля" повтыкали в землю), и домой отправились. А потом и вовсе нечисть их далеко-далеко на восток отбросила, а римлян не тронула - слишком незначительными посчитала.
   И тут как раз атаман Иван Выбейглаз пожаловал. Да не один, а с кучей народа - они вообще-то от литовского, польского, русского, татарского да турецкого гнета бежали, со всем скарбом своим. Да заблудились в пути, заплутали, и вместо того, в этот мир вышли. Как раз в гости к римлянам. Тут уж Выбейглаз не сплоховал, всех римлян дружно объявил почетными казаками, раду собрал, на которой, единогласно, гетманом всех здешних земель был избран. И давай горы воротить, гетманство свое строить, новую, Свободную Сеч, основывать. Кучу свобод ввел, о которых до той поры никто и не слышал, всех богов уровнял, ввел свободы слова, совести и вероисповедания. И поднялись там, где примитивные халупы были, рубленые терема, церквушка выросла казацкая, где те Богородице своей молились. О римлянах тоже не забыли, уважили, особенно как прознали, что те сало с горилкой тоже не прочь употребить. Устроили им капище для богов, все чин чином, как раз напротив церкви, чтоб никто не сказал, что одна религия другой притесняется. Ну а потом деревянные терема каменными сменились, частокол начал расти, гетманский дворец, где суд справедливый вершился, воздвигнут был...
   Долго Иван Выбейглаз прожил, великую славу да почет приобрел, а как помирать ему пришла пора, завет оставил, как без него дальше жить. Ну и стали жить по завету, а Ивану, гетману первому и последнему, памятник построили. Лучшие мастера два десятка лет из огромной каменной глыбы подвиг выбейглазий вытесывали, повествующий, как он в свою бытность простым казаком страшного змия пронзил. Так и живут с тех пор в Свободной Сечи римляне с казаками, перемешались со временем, позабыли, кто откуда свой род ведет. Веру друг друга уважают, да завет иваний чтят - все в нем было сказано, и как старосту себе достойного выбирать, и как рожь да пшеницу сеять, и как жен подобающих парубкам находить, и как детей женщинам рожать, даже тут Выбейглаз наставления оставил.
   Так с тех пор и живут странные римоказаки, в дела большие не лезут, малым довольствуются.
   И ни про какого Черного Мага не слышали, знать не знают, ведать не ведают.
   - Слышь, Олег, - поделился своими впечатлениями Колян, когда гостей проводили в выделенные им покои, пообещав завтра продолжить, - че-то мне этот тип не нравится, нутром чую, мы когда с Толяном на зоне сидели, таких стукачей подсадных конкретно вычислять научились!
   - Олег, в деле сим я соглашусь, ибо князь местный, что Магнусом кличут, не всю правду говорил. Ведает он намного больше, нежели нам открыл.
   - Надо же, и никаких тебе детекторов лжи не надо, - усмехнулся Олег. - Вот уж открыли вы мне глаза! А я-то думал, что все политики - кристально чистые люди, и по первому требованию странных незнакомцев все государственные тайны выдадут... - заметил вампир, однако его сарказм прошел мимо слушателей, так что пришлось говорить серьезно. - Врет он, это и ежу понятно. Про нас его заранее проинформировали, причем я догадываюсь, кто. Он даже не удосужился стражей расспросить, кого они к нему привели, так спешил поскорее с нами разобраться. И про мага он знает больше, чем рассказал.
   - Так давай мы его ... ... ... в ..., а потом ... ... и ... ... через ... ... на ...! - предложил, разминая пальцы, Толян. - Мигом расколется! И не таких крутых с Коляном кололи, через пять минут родную мать продаст!
   - К... столь экзотическим методом воздействия мы пока переходить не будем, - притормозил Толяна Олег. - Тем более, это слишком очевидное решение, которого от нас явно ждут. Нет, действовать будем более тонко. Черный Маг знает о нас намного больше, чем мы знаем о нем, так что придется поработать. Итак, слушайте задание на завтра. Толян, Колян - осматриваете местность, подмечаете все подозрительное, мочить никого не надо, доложите потом мне. Всемир. Входишь в контакт с местными вооруженными силами, я верю, что общий язык вы найдете, расспрашивай про все необычное, и просто о жизни поговори, авось им тут всем глаза замылены, каждый день на Черного Мага смотрят, сами об этом не подозревая. Фиксируй все интересное, отчитаешься. Любослав - тебе то же самое задание, только с местными священнослужителями разберись, все равно до богов отсюда ты вряд ли докричишься, так что по специальности у тебя тут работы не будет. Этот же народ всегда в курсе событий, и поболтать обычно любит, сделаешь - перескажешь. Я же сам сначала со старостой по душам поговорю, а потом... Посмотрим по обстоятельствам. Ко всем - если что-то необычное заметите, ко мне сразу бежать не надо! Наблюдайте, ни во что не вмешивайтесь, никого не трогайте, если вас первыми не тронут. Вопросы, предложения, замечания?
   Ни того, ни другого, ни третьего не последовало, на том и порешили. Закрыв на засов (на всякий случай, Всемир настоял) дверь, все устроились на любезно предложенных хозяевами соломенных тюфяках и сладко заснули.
   Дракон не спал. После памятной беседы с Черным Магом, треглавый змий во многом пересмотрел свой взгляд на мир, вынужденный признать, что и среди людей попадаются особи, не уступающие ему в силе и хитрости (Олега он за человека не считал, собственно говоря Олег и не был человеком). И теперь дракон был не просто озлобленным змием, готовым любой ценой избавиться от своего древнего врага, а частью хитроумного плана, ловушки, из которой у Олега не было никаких шансов вырваться. Ловушки настолько продуманной, что любые действия вампира лишь затягивали еще туже удавку вокруг его шеи, и сколько бы он не трепыхался - все равно сгинет! Дракону рассказали этот план. Не весь, как он подозревал, лишь малую его часть, но и она была настолько многогранна, что змий, мастер хитроумных комбинаций, был просто потрясен. Особенно с учетом того, что ловушка эта готовилась на скорую руку - Черному Магу лишь недавно стало известно про Олега, с того самого момента, как вампир попал в этот мир.
   Да, именно так. Дракон сам был потрясен - Черным Магом была моментально вычислена единственная угроза его идеальным планам, и с тех пор Олег, сам того не зная, был под постоянным магическим надзором. Однако до сей поры Черному Магу было неизвестно, на что же именно способен вампир - Олег был умен и очень редко демонстрировал свои умения, предпочитая, чтоб все проблемы решались чужими руками, пока он стоит в стороне. И тут Черному Магу пригодился дракон, рассказавший многое, очень многое про прошлую жизнь Олега - варяжского воина, Вещего Олега - князя, Вольги Святославича - героя, Волха - колдуна. Про силу десяти богатырей, про скорость лучшего скакуна, про то, что Олег летучей мышью способен обратиться.
   И только когда Черным Магом был поведан его план, дракон уверовал, что Олег будет побежден. И теперь, темной ночью, он ждал, притаившись в горах, созерцая с высоты огни Свободной Сечи, где Вещий Олег доживал свои последние деньки...
   Дракону сказали, что ему предстоит сыграть одну из главных ролей в ловушке для героя, однако он даже представить себе не мог, какая на самом деле роль была отведена ему Черным Магом.
   Ночь прошла. Наступило утро. Богатырский отряд, проснувшись и совершив ежедневный обряд поедания завтрака, приступил к действиям по заранее оговоренному плану. То есть все разошлись кто куда, с целью смотреть, слушать и подмечать. На всякий случай, все были при оружии, однако Колян с Толяном дали "честное пацанское", что стрелять никого не станут, и вообще будут самыми настоящими пай-мальчиками. Олег тоже не маялся дурью, проведя беседу с Виртусом Магнусом, а также со всеми теми, кто, по его мнению, мог сообщить что-то интересное...
   К расспросам вампира люди относились спокойно. Никто не пугался, никто ничего не скрывал больше, чем люди это обычно делают. Гостя уважали, и сами расспрашивали про дальние края, про которые только из легенд и слышали. Не стеснялись местные жители и того, что они до последнего времени открыто имели дело с альвами, и сильно огорчались, когда Олег сообщал о судьбе этого народа. "Шкода, гарні були хлопці. Terra їм пухом!" ("жаль, хорошие были ребята, земля им пухом"), - говорили местные жители.
   Примерно к обеду как-то так само сложилось, что пятеро путников опять собрались в гетманском дворце, принявшись дружно делиться друг с другом впечатлениями, которых набралось более чем достаточно. К счастью, Олег умел в таких случаях наводить порядок - достаточно было внимательно посмотреть в глаза каждого своим фирменным взглядом. После такого самый говорливый болтун замолкал, старательно сглатывая застрявший в горле комок.
   - По одному! Будем разбираться по очереди, только прошу - не заваливайте меня информацией! Только то, что действительно важно! Колян, если тебя "вельмишановний vir fortissimus" назвали, то это еще не повод, чтоб бить в морду и называть человека первым подозреваемым!
   - Слышь, Олег, а че он ругается не по-пацански? Типа умный такой? Да мы с Толяном и били-то его не сильно, так, мозги немного вправить.
   - Вообще-то он тебя "многоуважаемым богатырем" назвал... - честно перевел Олег, - Ну да ладно, чего сделано, того не изменишь. К счастью, нашлись свидетели, подтвердившие, что ваш бой был честным, один на один, равным оружием, потому по этому поводу к нам претензий нет. Я понимаю, что вы тут всех готовы в Черные Маги записать, но все же, постарайтесь определить, для начала, лишь самых-самых подозрительных! Договорились? Любослав, начинай ты, как тут с церковниками дела обстоят?
   Любослав начал... За ним Всемир, Колян, Толян, сам Олег... Потом по второму кругу, определяя "самых из самых-самых" подозрительных, пока, наконец, проходясь по третьему кругу, список не сузился до разумных пределов. Из начальных трех сотен в нем осталось чуть больше двух десятков человек, что можно было считать несомненным прогрессом. Наконец Олег, одолживший у Всемира многострадальную карту-пергамент, на обратной ее стороне писчими принадлежностями стал заносить этот список со слов разведчиков. Делая после каждого пункта свои собственные коментарии. Окончательный документ выглядел следующим образом:
   "Список лиц, вызвавших определенные подозрения или повышенный интерес:
   Julius Augustus (Юлий Август), жрец Юпитера и Ко., подозревается в том, что "яко зверь злобен, с силами нечестивыми дело имеши, темны ритуалы кожен день проводяши, праведен гнев богов истинных вызываши, ибо сей нечестивец суть зло велико творяши". (местный волхв, обратить внимание)
   Отец Леонид, епископ (?), настоятель собора пресвятой Богородицы, подозревается в том, что "сей дела темного слуга злобен грех любой за веру свою творяши, ибо ставитяши себя и веру свою поверх всего иного, яко дикарь неразумен будяши готов на костер горяч тех, кто его веру не ймет, отправляши". (религиозный фанатик, обратить внимание)
   Послушник (звонарь) Иоанн (Ивашка), местный дурачок, подозревается в том, что "сей юродивый неразумен видом страшен есмь, ибо очи из зениц вылезаши, язык из уста торчаши, умом не обладаши; в час же сей слава да почет велик средь отрочиц да девиц молодых имеши, ибо девки сии за ним суть охоту справжну ведяши, дабы он их ласкаши да целоваши". (популярный среди женщин дурачок, ничего особенного)
   Богомаз Сергий, художник и иконописец, подозревается в том, что "не от мира сего сей муж есмь, ибо в темен край, неведом, мыси его обиташи, средь хмари небесной виташи; яко люди слово держаши, в краю сим муж сей образа зрит, земны дела ему неведомы суть, яко малец на вопрос задан всегда отвечаши". (витающий в облаках художник, ничего особенного)
   Скульптор Markus Dandragor (Марк Дандрагор), подозревается в том, что "нелюдь сей талан свой от сил нечистых получаши, из тьмы черпаши, посмертие свое продаваши за славу велику, за уменье, что смертным недоступно есмь, ибо столь прекрасны образа, сей нечестивец сотворящи, токмо богам по силам создаваши, али же тем, кто во тьму посмертие свое отдаваши суть". (продавший душу творец, можно обратить внимание)
   Охотник Avrilis Umbra (Аврилий Умбра), подозревается в том, что "стрелы воина сего сами цель всегда находят, и во тьме кромешной, и в тумане, и с глазами закрытыми. Нет и не было никогда равного ему стрелка, потому говорят многие, что чародей он, ибо не может простой человек с сотни саженей белку в глаз поразить". (может, см. Робин Гуд, ничего особенного)
   Богатырь Марк Дуриноги, подозревается в том, что "силой нечеловеческой наделен, двух коней от земли оторвать может. Потому говорят в народе, что не человек он, а оборотень, что в зверя страшного лесного, медведя, обращаться может, и сила его не трудом тяжким получена, а от батюшки-косолапого, с кем его матушка покойная мужу своему изменяла". (если бы твою маму в подобном обвиняли, и не такие бы мышцы накачал, чтоб сдачи давать, ничего подозрительного)
   Семен Пейдодна, авантюрист и искатель приключений, подозревается в том, что "речи ведет среди местного люда странные, в края дальние все время податься норовит, с собой зазывает, в горах, что среди остальных неприступными почитаются, немало времени проводит, на скалы крутые забираясь, упасть с которых - смерть верная! Поговаривают в народе, что сей юнец давно бы уже прочь подался, да держит его любовь тайная, безответная, к Ромул Маричке, которую зазывает он с собой в странствия, да не идет она". (наш человек, пообщаться)
   Маричка Ромул, девица-красавица, "любимица" всеобщая, подозревается в том, что "яко дождь али солнце, сия дева всех, да ничья, ибо любовь свою всем, кто попросит, раздает, никого не выделяя и ничего в ответ не прося. Средь дружин славой недоброй пользуется, угрозы часто получает, гласящие, что али она мужей трогать не будет, али ей волосы все повыдергивают да в речке утопят глубокой. Но в той же час мужи почтенные за нее горой стоят, не позволяя никому Маричку тронуть, чью любовь меж собой они делят. И Семен Пейдодна первый из них, мечты тешит, дабы дева сия средь прочих выделила его, но мечты сии лишь мечтами остаются". (познакомиться!)
   Centurio Augustinus (Центурион Августин), начальник (?) местной стражи, подозревается в том, что "сей муж, что командовать прочими поставлен, настолько глуп, что легенды о глупости его средь людей ходят, и само имя его для того, чтоб глупость обозначить, используют. Быть того не может, чтоб тут дело не темным было, ибо всякий ведает, что лишь подобные Храбру Турычу али князю пресветлому командовать достойны!" (может, простой вояка, имя таким легион, ничего особенного)
   Проня Тимофеевна, бабушка - "божий одуванчик", подозревается в том, что "сия женщина все про всех ведает, токмо корова али кобыла разродится, а она уже рядом, токмо жена мужа из дома выставит - она тут уже, токмо соберется народ в числе двух более, о делах своих говорить, как женщина сия, что двух мужей извела в могилу, рядом. Не с проста сие, ибо не ведает никто, кой для нее от сего прок, и откуда о том она в курсе, чего слышать али видеть не могла" (слухами земля полнится, ничего подозрительного)
   Тарас Кривоглаз, ветеринар, подозревается в том, что "странный он какой-то, в натуре, водку не пьет, на бабу свою не покрикивает, не мужик, а этот, который зверей любит! Конкретно Айболит, ему свинью приносят, а он ее как нормальный пацан на шашлыки не пускает, а талдычить что-то начинает, гадостью какой-то поить! И тупой, даже бабла за это не берет". (человек любит животных, и что тут подозрительного?)
   Basil Quercus (Василий), цветовод-любитель, подозревается в том, что "гнилой тип, ..., водку не пьет, ... мать! С утра до вечера в огороде раком стоит, как ... последняя, прохаря2 в грязи, на цветочки свои, да лютики, шнифтами кнацает, лыбу до ушей давит! Хотел нас с Коляном смехом взять, чисто конкретно, букет своих ... гладиолусов предлагал, типа мы бабы какие, от мужиков цветы принимать, а когда мы ему морду набили, этот ... ... как баба заревел, полез над своими одуванчиками плакать, типа мы их конкретно потоптали!" (см. выше, хотя, судя по всему, природный дар у него есть, без магии такие цветы действительно не вырастить)
  
   (2. Прохаря - сапоги, высокие ботинки)
  
   Андрей Быкорог, трибун, подозревается в том, что "этот фуфломет все время гнилой базар разводит, мы с Толяном к нему по-пацански, типа "здоров, чувак", а он нас давай грузить, руками машет, и орет, как недорезанный! Типа, че, мы с Толяном глухие? Слышь, Толян, че он там нес... "Хомо хомини лупус эст", "вини види вичи", "аллеа джакта ест" "дум спиро сперо"... Короче, мы ему морду не стали набивать, Толян его только послал, как только он умеет, и объяснил, что со всем этим спиро-сперо сделать! А ваще базарили, че он в натуре по жизни такой ударенный, выйдет перед людьми, и давай фуфло свое нести, и пока от голода пухнуть не начнет, не заткнется! Хорошо хоть водку пьет..." (оратор в душе, страдает от отсутствия достойной аудитории, ничего подозрительного)
   Тимошка-Мураш, потомственный фокусник из династии Мурашей, подозревается в том, что "этот гопник, ..., не только водку не пьет, а и бабки наши с Коляном чуть не спер! Ты только прикинь, мы к этому клоуну подошли, он прикольно заточки подбрасывал и ловил, по пацански похлопали. Выпить с нами предложили. А тут он нам, типа эта, фокус, ..., показать хочет! Ну мы с Коляном уши развесили, а этот гопник, ..., говорит, типа, угадайте, пацаны, где сейчас пачка зеленых бумажек, что у вас в кармане лежала? Ну ты прикинь, это ... чмо, этот ... лох у нас с коляном десять штук баксов стырил! А начали мы ему морду бить, тут его кореша, ..., из мазы3 на помощь приперлись... Короче, бабки мы вернули, но я тебе точно базарю - этот ... гопник Черный Маг! И фокусы его для лохов! Давай замочим?" (фокусы или магия? обратить внимание)
  
   (3. Маза - солидарность, взаимовыручка, отсюда "отмазать", оказать содействие, не всегда законным путем)
  
   Баба Настя, ведьма, подозревается в том, что "к этой карге старой народ толпами валит, мы с Толяном приперлись, так она нам тут же самогон втюхивать начала, ну мы с Толяном и сообразили на трех поллитра, и знаешь че? Присмотрелись - не такая уж она и карга, в натуре то, что надо, девка, симпотная, а что не первой свежести - так каждый раз, как последний, отрабатывать будет! А ваще она тут этими, ликсирами, приторговывает, на все случаи жизни типа". (во дают, концентрированный любовный эликсир распили, и всего лишь "симпотная", а вообще надо присмотреться)
   Дмитро Обжора, лекарь, подозревается в том, что "единственный конкретный пацан на всю деревню, жрет все время, кабана за день уплетает, водяру ведрами хлещет, живот по земле волочится, в натуре как у маршала! С бабами двумя сразу живет, эго типа того, "двоежонцем" местные кличут, а ему ...! Травками всякими приторговывает, нам с Коляном предлагал, но мы ж пацаны, а пацаны на деле гонджубас не курят! Ваще конкретный чел, в натуре!" (толстый маг? скорее поверю в соленый сахар, чем в толстого мага)
   Пархом, (?), подозревается в том, что "у этого дедули явно не все дома, у него тут типа сад фруктовый, сидит там безвылазно. Так слышь, мальцы базарят, типа тока полезешь у него яблоки тырить, мигом приперся, и гнать всех в три шеи! Ну скажи, это по-пацански? Типа че, сам яблоки у сеседей никогда не тырил? Да еще и водяры не пьет! Мы ему морду хотели начистить, через забор полезли, так этот папаша на нас прется, корягой размахивает! Не, ну мы могли его уложить, но ты сказал, чтоб без мокрухи, ну мы и свалили. А ваще слышь, в натуре он Черный Маг! Давай дедка завалим?" (так вот где сторож из стишков про маленького мальчика живет...)
   Ивон Бесараб, кузнец, чародей, при работе в кузне не брезгует использовать магию. Кует великолепное оружие, за что пользуется уважением мужчин. Он же местный Казанова, пользуется огромным успехом и уважением у женщин, исключительно замужних. Знает больше, чем показывает. Хитер, умен, талантлив, скрытен, умеет произвести впечатление. Обратить внимание.
   Остап Дериписка, первый "олигарх", выбился из грязи в князи, владеет самым большим в деревне дворцом, куда не имеет доступа никто, включая его близких родственников. Источник богатства неизвестен. Умен, молчалив, замкнут. Разобраться.
   Лупус Гнилозуб, философ и ученый, уровень философских концепций и знаний об окружающем мире не соответствует общему уровню развития данного общества. Выдвигает достаточно смелые концепции, восприятие которых было бы затруднительным даже в более свободных социумах. Не занимаясь никакой работой, обеспечен всем необходимым, что может свидетельствовать о наличии некоего тайного покровителя (?). Очень умен, но прямолинеен, открыт. Проследить связи.
   Елена Прекрасная, первая красавица на селе, из состоятельной семьи, несмотря на свой возраст (~30-35 лет) незамужняя, холодна ко всем поклонникам. Нанесенная психологическая травма? Хорошо умеет манипулировать мужскими чувствами, не имеет завистников среди женщин. Может обратить на себя внимание, но предпочитает оставаться в тени. Умна, хитра, скрытна, возможно честолюбива. Узнать больше.
   Кантор Доминус, отшельник, нелюдим. С остальными людьми не общается, в контакт не вступил. Род занятий неизвестен. Характер скрытный. Узнать хоть что-то.
   Нюрка Цветочная, "девочка-цветочек", невестка Магнуса, создает у людей о себе мнение, как а человеке простом, легкомысленном. На самом деле очень умна. Хитра, честолюбива, властна, умеет манипулировать людьми, своими умениями без зазрений совести пользуется. Через своего свекра, полностью ей подконтрольного, фактически управляет всей деревней. Красноречива, умеет выкрутится в любой ситуации. Внучка бабы Насти, возможно ведьма. К врагам безжалостна. Опасна. Умеет просчитывать многоходовые комбинации, осмотрительна, никогда не пойдет в бой, пока не будет уверена в победе. Быть настороже. Попытаться сойтись, возможный союзник против Черного Мага".
   Когда вампир закончил зачитывать свой список, Всемир спросил:
   - Олег, быть может, мой слух подвел меня - сначала ты утверждаешь, что сия девица есть опасна, в последствии же называешь ее союзной нам...
   - Тебе не послышалось, - честно признался Олег. - Она очень хитра и опасна, но чем угодно готов тебе поклясться, что к черной магии она не имеет никакого отношения. Это... Скажем так, опыт веков. Такие люди, как Нюрка, вообще чудес не любят, им намного приятнее добиться всего своим умом и силой воли. Они, как правило, слишком подозрительны, не верят тому, что само дается в руки. И, между прочим, правильно делают.
   - Но коли так, быть может стоит у нее спросить про Черного... - предложил очевидное Дервощит.
   - Спрашивал, - ответил Олег. - Не знает. Уж она - точно. Единственный тут человек, кому лично я безоговорочно доверяю. Кстати, я ей все рассказал, она даже пообещала уже сама попробовать со всем разобраться, со свекром поговорить, по душам, а потом с нами поделиться.
   - Слышь, Олег, - припомнил Колян, - ты, кстати, этого, Магнуса забыл...
   - Я никого не забыл. Магнус - пустое место. Он никто и зовут его никак. Трус, марионетка, которой все крутят, как хотят.
   - Но что же мы теперь будем делать? - задал долгожданный вопрос Всемир.
   - Хорошая задачка. Могу сказать, что мы делать точно не будем. Сидеть сложа руки и ждать знака от судьбы. Мозговой штурм... устраивать тоже не будем, - добавил Олег, осмотрев внимательно лица окруживших его интеллектуалов. - Будем дальше копать. Уже по этому списку. Так, давайте по очереди... Толян, Колян - разберитесь со святошами, поговорите с ними, например, на темы религии, желательно без мордобоя и никого не калечить. Любослав, на тебе местная армия, проведи среди них разъяснительные беседы, объясни политическую ситуацию в мире, так сказать. Всемир, на тебе наши "женские" подозреваемые, ты знатный воин, справишься. Нюрку не трогай, она тебе не по зубам, Елену тоже, ее буду я ломать. Ну а я... Займусь всеми остальными.
   И опять все разошлись на разведку, кто со страхом (Любослав), кто с недоумением (Всемир), а кто и с бочонком самогона (Толян, Колян). Один Олег на месте остался. Ждать. Гостью. Которая не замедлила явиться.
   - Salve, vespertilio!
   ("здравствуй, вампир")
   - Привет, Нюра... Ну как?
   - Те, що ти казав - veriora veris! Серед нас насправді є magus, не знаю, чи niger, чи alba, але це мені дуже не подобається. Тому я пропоную тимчасове indutiae.
   ("то, что ты говорил, сущая правда! среди нас действительно есть маг, не знаю, черный или белый, но мне это очень не нравится. потому я предлагаю временное перемирие")
   - Ну давай, Нюрка, дружить, - усмехнулся вампир, протягивая девушке руку.
   Нюрка Цветочная была похожа на кого угодно, кроме серого кардинала, в ежовых рукавицах держащего тут всю власть. Невысокая платиновая блондинка, в беленьком, расшитым орнаментами платье до колен. Две косы, с вплетенными в них цветочками, милая, беззаботная улыбка ребенка, который даже в замужестве не потерял своей детской невинности. Голубые глаза, и характер акулы - если Нюрка за что-то цеплялась, вырвать у нее из пасти это не мог никто.
   - Давай, - согласилась девушка, пожимая руку вампира.
   - О том, что ты надыбала, расскажешь потом, пока же посмотри. Мы тут с приятелями примерный список составили, лиц, подозреваемых в том, что они в чем-то подозреваются, прошу прощения за тавтологию. Твое мнение?
   Нюрка внимательно изучила свиток с записями Олега, ее даже не смутило, что они сделаны на плохо знакомом ей языке, да еще и достаточно корявым почерком вампира. Изучила спокойно, без эмоций, даже абзац про нее саму вызвал лишь легкую ухмылку.
   - Я не venefica, - прокомментировала она, - а так все bene. Тільки я хочу зробити декілька зауважень...
   ("я не ведьма, а так все хорошо. только я хочу сделать несколько замечаний")
   - Ну давай, - согласился Олег.
   - Марічку відразу можеш викреслювати, вона моя краща amica. Як і Семена. І бабу Настю. Андрій Бикоріг - просто stupidus, як і Проня, а ось Centurio Augustinus лише вдало simulare, revera він великий розумник.
   ("маричку сразу можешь вычеркивать, она моя лучшая подруга. как и семена. и бабу настю. андрей быкорог - просто дурак, как и проня, а вот центурий августин только удачно притворяется, на самом деле он очень умный")
   - Ясненько, - бросил Олег, делая соответственные пометки, - значит минус Маричка-красавица, Семен-аватнюрист, ведьму вычеркиваем, Андрюшу болтливого, Проню-сплетницу... Да, такими темпами мы этого мага быстро вычислим! Давай, Нюрка, теперь рассказывай, что ты выяснила.
   По словам Нюрки, в последнее время тут, в Свободной Сечи, действительно все пошло не так, как было заведено веками до этого. Причем изменения проходили слишком незаметно, так что никто, включая ее саму, не пытался их все связать в одну единую, цельную картину, считая лишь странными, ничего не значащими совпадениями. Что особенного, что старый батюшка Алексей, свободных нравов человек, настоятель собора пресвятой Богородицы, вдруг решил вспомнить молодость, потанцевать на вечеринке и ногу себе сломал? Или в том, что Клавдий Кривоус, первый хлопец на селе, показывал свою удаль молодецкую, через омут переплыть решил, да так едва не утоп, с той поры сиднем в доме сидит, вылезти боится. Или такой факт - если раньше веры языческой и христовой поровну было, то теперь все больше народ на проповеди отца Леонида ходит, тот грозится, что кто у него не бывает - будут потом а аду на сковородках вечность жариться. И речи вдруг самые разные по народу ходить стали, ну так что необычного, Лупус Гнилозуб - известный философ, он всегда поговорить любил, вот придумал что-то новое, а за ним подхватили. Еще все стали о основателе Сечи, Иване Выбейглазе, вспоминать, слухи пошли, что лишь при нем, светлом гетмане, жилось хорошо, а ныне так, не жизнь, а бренное бесцельное существование. А вот будь он ныне тут... И многое другое тоже происходило.
   Мелкие факты, а за ними, если присмотреться, чувствуется чья-то рука. Не сломай батюшка Алексей ногу - не стал бы Леонид настоятелем, своими речами не переманивал бы традиционно языческую паству. Не случись с Клавдием инцидент, никто бы Лупуса не слушал, потому что парень не только красив да силен, а еще и умен был, любил при всем честном народе очередные концепции философские в пух и прах разбивать. А дальше больше - как раз от Лупуса Гнилозуба пошла в народ идея поклоняться не богам дальним, которые вроде есть, а вроде их и нет, а тому, кто точно существовал - Ивану Выбейглазу, например. И отцу Леониду восстать бы против такой ереси, а как раз наоборот происходило - он на службах своих призывал гетмана Выбейглаза канонизировать, приравнять к Владимиру, Ольге и Александру Невскому, признать великим героем и человеком святости неимоверной.
   И народ ведь слушал, внимательно - бабушки-старушки кудахтали, былые времена вспоминали, когда и солнце светило ярче, и небо голубее, и листва зеленее, и Иван Выбейглаз большим почетом пользовался, и Проня-сплетница любой свой рассказ воспоминаниями о Иване Выбейглазе начинала, будто бы сама с ним знакома была. Аврилий Умбра и Марк Дуриноги, лучник и силач-богатырь, прилюдно присягу дали, да не Сечи, не предкам, как заведено было, а опять тому же Ивану Выбейглазу, поклявшись все свои подвиги легендарному гетману посвящать. Центурий Августин ввел среди стражи "политподготовку", где они проходили истории из жизни Выбейглаза, как он врагов сотнями косил. Андрей Быкорог постоянно речи толкал, где зазывал людей быть достойными гетмана-основателя. Тарас Кривоглаз, ветеринар местный, всем рассказывал, как Выбейглаз животных любил, и как они ему взаимностью отвечали, а цветовод-Василий особый сорт роз вывел, фиолетовых, которые так и назвал - " Выбейглазые". Кузнец Ивон Бесараб клялся-божился, что к нему во сне дух гетмана приходит, секреты рассказывает, как достойное богов оружие ковать. И почти все люди как будто бы помешались на давно умершем гетмане, чей дух добрых четыре века не тревожил никого. Вроде бы почему бы и нет - всплеск интереса к прошлому, да вот только в ключе информации о наличии рядом Черного Мага воспринимается уже вся вереница событий по другому, как звенья одной цепи.
   Были, однако, те, которых вся эта эйфория почитания гетмана Ивана Выбейглаза не затронула. Например, Остап Дериписка - все злато-серебро продолжал копить, откуда - и Нюрка не знала, будто у него в подвале самородки золотые сами из земли лезут. Сергий, богомаз, несмотря на все увещевания икону Выбейглаза наотрез отказывался рисовать, потому как не зрел его дух, а рисовал он только тех святых, которых лично в своих видениях удалось повстречать. Баба Настя, ведьма местная, в стороне оставалась, эликсирами своими продолжала торговать, порчу снимать, мужей к женам возвращать. Ивашка-звонарь и вовсе не знал, кто такой этот Выбейглаз, он и умел-то всего две вещи делать - в колокола звонко бить, да с девками поступать, как они просили. Тимошка-Мураш, как и все Мураши, тоже в стороне держался, их династия фокусами занималась, народ развлекала, и больше ни во что лезть из принципа не желала.
   Что же касается самой Нюрки, а значит и свекра ее, Магнуса Виртуса, то буквально до сегодняшнего дня она поступала как все. Слушала поучения Лупуса-философа, проповеди настоятеля Леонида, местами вставляла в разговор свои пять копеек, поминая Выбейглаза добрым словом, не потому, что так думала, а просто, чтоб не выделяться, тем более были дела и поважнее... Как она раньше считала.
   - Что же, Нюрка-цветочек, похвально, что ты так уже не считаешь, - заметил Олег, когда девушка закончила свой рассказ. - Интересно вам тут живется, вроде и на крае света, а страсти кипят, Китеж-град позавидует... Ну а скажи теперь, твой собственный вывод - кто тут главный? Кто всю воду баламутит? На сто процентов уверен, странности эти за ниточки потянем - Черного Мага вытащим, и планы его за ним следом.
   - Я так думаю, що це не одного homo справа, тут цілий conjuratio.
   ("я так думаю, что это не одного человека дело, тут целый заговор")
   - Молодец, Нюрка! - улыбнулся Олег, по-отечески потрепав девушку по шикарным волосам. - Восхищен! Ты первая, кто до этой очевидной вещи додумалась. Да, тут явно целый заговор, и я даже догадываюсь про некоторых, кто в нем состоит...
   - Leonidas та Lupus, так, Олеже? - предположила Нюрка.
   ("леонид и лупус, так, олег")
   - Почти, - кивнул Олег. - Настоятель Леонид тут замешан слишком явно, хоть не думаю, что он главный. Фантик. Которого используют. Быть может, добровольно, быть может, нет. То, что он в заговоре, очевидно, и знает он многое. То же касается и Лупуса, его мозгами пользуется кто-то другой, заставлять человека делать то, что он хочет делать - проверенный историей прием серых кардиналов. А уж Лупуса Гнилозуба вашего хлебом не корми, дай пофилософствовать... Но на самом деле я имел ввиду не их, а Центурия Августина.
   - ?!?!? - одним своим взглядом спросила Нюрка, до которой логика вампира не могла дойти.
   - Скажем так, личный опыт. Интуиция, если тебе так будет угодно. Ты сказала, с чего почитания гетмана Выбейглаза началось? С того, что лучший лучник, подозреваемый в колдовстве, и первый богатырь, подозреваемый в том, что он - оборотень, вдруг решили гетману присягнуть... Это странно. Их явно на подобный шаг кто-то сподвигнул, и кто бы это мог быть, как не их непосредственный начальник? Впрочем, это так, не доказательство, а интуитивное...
   - Олег, слышь, брателло! - в разговор вклинился новый, непредвиденный фактор, в лице Толяна с Коляном, первый из которых, шатаясь и дыша перегаром, радостно направился к вампиру, стремясь обхватить его в свои дружеские объятья. - Давай свою, ик, помеловку4, черкать будем! Мы с Толяном тебе эти, ик, алебя принесли?
  
   (4. Помеловка - бумага, документ)
  
   - Кого принесли? - уточнил на всякий случай Олег, уворачиваясь из объятий пьяного бритоголового шкафа, и подхватывая Нюрку, которой от такого перегара плохо стало.
   - Ну эти, блин... Толян, слышь, ик, базарь ты, ик, - икнул напоследок Колян, радостно заваливаясь на бок и громко захрапев.
   Толян то ли пил меньше, то ли к алкоголю был более устойчив, потому и держался на ногах вполне уверенно, и язык почти не заплетался, и даже мысли были почти трезвые.
   - Слышь, а это телка надежная? Не настучит? - подозрительно сфокусировав взгляд в районе Нюры, уточнил, на всякий случай, Толян.
   - Я за нее отвечаю, - заверил Олег.
   - Ну тогда слушай. Мы с Коляном типа того, как ты просил, к этим, святошам приперлись! Побазарить типа, по-пацански, че да как, ну сначала к этому, Юлику завалили.
   - Юлию Августу, жрецу языческих богов, - перевел Олег Нюре.
   - И знаешь, че я тебе скажу? Во мужик! - Толян продемонстрировал свой большой палец. - Он сначала че-то по-своему лопотал, но потом как выпил, закусон притарабанил, и самогона своего, ну мы на троих и сообразили по быстрому. Заболтались, он мужик типа того, конкретный, его батяня в эти, жрецы, затащил, а ваще он реальный кореш, как базарить начал, сколько он девок, что молиться к нему приходили, обрюхатил, на втором десятке сбился! Мы ему с Коляном конкретно говорим: мужик, ты нас уважаешь? Выкладывай, ты черный маг? Ну он божиться, типа пацаны, я вас уважаю, но Христом-Богом клянусь, не маг я! Ну конкретно не маг! Наш человек, водяру так хлестал, че даже Вован так не умеет! А потом еще и Вано приперся.
   - Послушник Иоанн, звонарь-дурачок, - переводил Олег.
   - Они типа с Юликом кореша, так Вано дурак дураком, а как выпил - о смысле жизни заговорил! Теорему этого, Пифагора, нам с Коляном втюхивал, а еще выпил - о четырех типах причинности заговорил, а как вдрыбодан напился, так это, латыни учить начал! Типа того, homo homini aqua vitae est5! Ну мы того, базарим, типа Вано, слышь, ты маг? А он - век воли не ведать, не маг я, я типа того, ваще, под дурачка местного кошу, чтоб меня типа не припахали, да и девки так больше любят, типа дурак, не проговорится! Это он типа так базарит, ну мы еще налили, копыта отбросил, а тут этот, маляр приперся, Серега!
  
   (5. Дословный перевод - "человек человеку водка")
  
   - Богомаз Сергий, иконописец, - на всякий случай уточнил вампир.
   - Ну он сначала типа того, фуфло разное толкал, а как с нами выпил - мигом в нормального мужика превратился! И давай, типа, базарить, как он эти, комиксы церковные, малюет. Как они с Вано, пока Ленька, он типа у них начальник, свой базар воскресный разводит, в подвале церковном квасят, с Юликом на троих соображают, а потом на колокольню лезут, и кто громче ударит соревнуются. А когда мы про мага спросили, он в натуре нас так послал, че даже я в осадок выпал, пятислойным матом! Ну, типа, ..., мужики, я это волшебство в ... видел, пошло оно ... ... ..., его в ..., и магов я ... ... ... ... ... через ...! Типа мужики, я свою халтуру имею, ..., мне это ... волшебство до ..., и на ... ... ... не нужно! Ик! Ик! - икал Толян, пока Олег обмахивал покрасневшую от смущения Нюрку. - Ну мы с ним тоже выпили, и слышь, че он базарит? Начальник его, Ленька, тот еще тип! Не то, что водяру в рот не берет, ваще трезвенник, баб не любит, из всей жрачки только хлеб да воду хавает, ну точно гнилая личность! И Юлик с Вано, оклемавшись, тоже Леньку на чем свет поносили. Вано базарил, типа Ленька этот - тупой, как валенок, мы уже с Коляном его мочить собрались, да ружбайки в машине забыли! Слышь, Олег, замочим его завтра?
   - Посмотрим, - ответил вампир, и довольный подобным ответом Толян присоединился к Коляну, упав на пол и забывшись мертвецким сном.
   - Олеже, я не дуже зрозуміла... - призналась Нюрка.
   ("олег, я не очень поняла..."
   - И слава богам. Рассказываю. Наши доблестные богатыри провели широкую агентурную деятельность, ценой собственного здоровья, рискуя жизнью, так сказать, внедрились в стан потенциального противника, и выяснили нижеследующее. Жрец Юлий Августус, помимо основной работы, занимается увеличением численности местного населения, выполняя непосредственно работу, от которой более ленивые особи мужского пола отказываются. Послушник Иоанн является симулянтом, притворяясь юродивым, в то время как его истинные умственные способности намного выше средних. Богомаз Сергий черпает в своих видениях не образы, а причину, чтоб ничего не делать и чтоб к нему не приставали. При этом все трое занимаются регулярным совместным распитием алкогольных напитков, после чего совершают различные мелкие хулиганства. А также было выяснено, что все трое выдвигают свои обвинения против настоятеля Леонида, аргументируя это ненормальным образом жизни, который, с их точки зрения, он ведет.
   - От оно як... Bene. Тобто circulus підозрюваних стало ще вужче. Що ти думаєш далі vertam? - спросила Нюра.
   ("вот оно как... хорошо. то есть круг подозреваемых стал еще уже. что ты думаешь дальше делать?")
   - Ждать. Если я не ошибаюсь, сейчас должны и Всемир с Любославом вернуться...
   Олег не ошибся. Буквально через пол минуты в комнату влетел возбужденный волхв, заявивший:
   - Я узнаваши, кто не есмь в тяжек грехах виноваши! Велик богатур, внемлиши же слову моему, ибо сие суть пользу для дела нашего нестиши...
   На этот раз Олег не ждал, пока Любослав закончит, а выдавал Нюрке синхронный перевод. Пусть даже на русский язык, которого она не знала. Но когда говорит верховный вампир - не имеет никакого значения, на каком языке он это делает, потому что его понимают в любом случае. Одна из особенностей этого странного, и довольно редкого, вампиры долго не живут, народа.
   - Волхв Любослав произвел... агентурное внедрение в местные вооруженные силы, после чего... ммм... благословение всем богам опустим... произвел психологическое воздействие на самых подозрительных личностей, перевербовав их на нашу сторону. А именно - тремя постулатами (надо будет спросить у него, что это за постулаты, тысячу лет назад их еще не было) веры заставил усомниться в истинности всего того, что им преподавали с рождения, после чего четвертым постулатом заставил принять веру в Сварожича-Палящего, Перуна-Громовержца, Свантовита-Сильного и всю их небесную шайку. Также... ммм... Любослав, можешь чуть покороче... уговорил их исповедаться, и уже во время исповеди узнал, что на самом деле их уже давно пытались завербовать разные нечестивцы во главе с Центурионом Августином, их непосредственным начальником. Так, так, так... Это не интересно... Короче, лучник Аврилий Умбра и богатырь Марк Дуриноги ни в чем не виноваты, о Черном Маге знать не знают, ведать не ведают, и вообще теперь наши лучшие друзья, готовые за Сварожича-Палящего жизнь свою отдать.
   - ...ибо сему быти суждено! - закончил, наконец, свой рассказ Любослав.
   - Молодец. Хорошо поработал. Свободен, можешь отдыхать, - отпустил волхва Олег, и тут же повернулся к подошедшему за время рассказа Всемиру. - А ты чем порадуешь? Узнал что-то нового?
   - Да, Олег, проведал я немало, но коли кратким быть, скажу я так. Ани дева прекрасная, что Маричкой Ромул зовется, ани Проня Тимофеевна почтенная, чей язык воистину помелу подобен, ани преклонных лет Анастасия, что воистину ведьмой приходится, не враги нам. Ибо, быть может, ты, Олег, и великий воин, но и мне, скромному дружиннику княжьему, силы даны правду про подобных людей зреть, и не видел я зла, али намерений недобрых, в душах их.
   - Вот это доклад! Хвалю, Всемир! Коротко и ясно, не растекаясь мысию по древу! Молодец! Ну что, Нюра? Говорил я тебе, что мои разведчики нам помогут? Неси сюда чистый пергамент, черкать новый список подозреваемых будем.
   Нюра послушно исполнила просьбу-приказ Олега, и уже через пять минут вместо огромного документа появился следующий:
   "Список подозреваемых в потенциальном заговоре.
   Почти наверняка:
   Настоятель Леонид;
   Начальник стражи Центурион Августин;
   Философ Лупус Гнилозуб.
   Еще разобраться:
   Скульптор Марк Дандрагор;
   Ветеринар Тарас Кривоглаз;
   Цветовод Василий;
   Фокусник Тимошка-Мураш;
   Лекарь Дмитро Обжора;
   Пархом;
   Кузнец Ивон Бесараб;
   "Олигарх" Остап Дериписка;
   Елена Прекрасная;
   Отшельник Кантор Доминус".
   - Пархома викресли, - прочитав новый список, предложила Нюра, - він avunculus мій, мені mater розповідала, що він з дитинства такий homo solitarius, хоч і дивний, але я не вірю, що він на заколот здатен...
   ("пархома вычеркни, он дядя (брат матери) мой, мне мать рассказывала, что он с детства такой нелюдим, хоть и странный, но я не верю, что он на заговор способен")
   - Вычеркиваем... Вот и прекрасно! Список стал ровно в два раза короче, еще один день, и, я думаю, мы всех заговорщиков вычислим... О, так поздно уже! Нюрка, твой муж ничего нехорошего не подумает, что ты ночи в компании пяти дюжих богатырей иноземных проводишь?
   - Гриць-то? Хай тільки спробує! - только усмехнулась Нюра, тем самым показав, что ее брак с сыном местного главы был скорее браком по расчету, чем по любви.
   ("гриша-то? пусть только попробует")
   - Вот и отлично. Но все равно утро вечера мудренее, так что всем спать, а завтра продолжим наши поиски...
   Колян и Толян и так уже десятый сон видели, Любослав со Всемиром не заставили себя долго ждать, да и сам Олег не терзался пол ночи мыслями, "кто же виноват?", а сладко заснул, не думая ни про Черного Мага, ни про Горыныча. И снился ему ночью гетман Иван Выбейглаз. Да не один, а сразу двое. Будто первый основатель Свободной Сечи сидел на царском троне из обглоданных черепов, и кровь пил из огромного золотого кубка, а у ног его лисица рыжая устроилась. Этот гетман силой так и лучился, лицо румяное, губы пухлые, мускулы накачены, да вот только в глазах пустота, у лисы, и той ума больше проглядывается, чем у него. Второй же гетман, больше на призрака изможденного, чем на человека, похожий, в клетке сидит. В самом темном углу. Насквозь просвечивает, другой бы, не вампир, и вовсе его в этом сне не приметил. Лица нет на нем, из последних сил о прутья клетки бьется, да сил этих - кот наплакал. А клетка прочная, как раз на таких призраков кована, ее бей, не бей - ничего не сделаешь. И призрак этот не на другого себя смотрит, а на Олега - молящим взглядом, просит, а чего - даже вампиру не понять. То ли освободить, то ли с врагом расправиться, а клетка тогда сама исчезнет...
   На том и закончился сон мимолетный. Однако утром, когда Олег проснулся, он ничего не забыл. Ни малейшей детали. Потому что знал - сон этот был лично ему обращен, в помощь, тем самым, вторым, гетманом, который из клетки своей только и смог сподобиться такой знак подать. И это был своеобразный ключ, центральная картинка пазла. Ее поставь на место, и вся остальная мозаика сама в картину сложится.
   - Значит, говорите, гетман... Что же. Разберемся, - пообещал сам себе Олег, выходя на утреннюю прогулку.
   Остальных он будить не стал, так как работы-то было - раз плюнуть. Проверить тех "подозреваемых", которых он уже вчера вычеркнуть решил, да перестраховался. Как оказалось, напрасно. Ветеринар Тарас Кривоглаз, которого "пацаны" заподозрили в слишком тесном общении с животными, мирно сопел в своей кровати, у него на лице было написано, что к темным делам отношения не имеет. Как и цветовод Василий, тот уже вовсю свой садик поливал, с каждым цветком, каждым кустиком беседуя - из него такой же Черный Маг, как из дельфина птица. "Лекарь" Дмитро Обжора оказался гадом редким, у него в доме Олег нашел полный комплект трав и грибов, под прилавком уже стояли баночки с настоем мухоморов, а обе жены были в отдельной комнате без окон, без дверей заперты, дабы не убежали. Однако и он никаких подозрений не вызвал, хотя Олег не сомневался - когда Нюрка правду про "лекаря" узнает, долго ему не протянуть. Но это уже ее проблемы. После всего этого, кроме непосредственных подозреваемых, список лиц, на которых следует обратить внимание, выглядел так:
   "Скульптор Марк Дандрагор;
   Фокусник Тимошка-Мураш;
   Кузнец Ивон Бесараб;
   "Олигарх" Остап Дериписка;
   Елена Прекрасная;
   Отшельник Кантор Доминус".
   Причем Олег не сомневался - Черный Маг, тот, кто и свел местную паутину, забросив повсюду свои щупальца, среди этих шести. Больше всего Олега тревожили те, о ком он меньше всего знал - Марк, Остап, Кантор. И Елена.
   - Ну что же, будем проверять! - пообещал сам себе вампир.
   Для остальной компании у Олега уже была припасена работа, однако когда он вернулся, в гостевых покоях сидел один лишь Всемир.
   - А где остальные? - поинтересовался Олег.
   - Любослав к пастве своей ушел, проповедовать, слово Сварожича нести, а богатыри в поисках рассола огуречного, али иной жидкости, жажду утолить способной, отправились, - ответил Древощит.
   - Значит, похмеляться, - заметил вампир
   И тут же со двора раздались звуки автоматных очередей. В сопровождении двух хорошо знакомых голосов... Медлить Олег, естественно, не стал - Всемир еще и сообразить не успел, что происходит, а вампир уже выскакивал во двор, озираясь по сторонам в поисках трупов невинно убиенных местных жителей. Однако ни трупов, ни местных жителей в живом виде не наблюдалось - лишь Толян и Колян стояли у машины, паля очередями в чистое небо.
   - Ммм... Я что-то пропустил? - поинтересовался Олег, подойдя поближе.
   - Да улетел уже, ..., гад! - бросил Толян. - ... ... редкая, ... его за ...!
   - Кто? - спросил вампир, уже догадываясь, какой будет ответ.
   - Альбатрос! - сплюнув, буркнул Колян.
   - Какой ... альбатрос, ты че, Колян, последние мозги пропил? Птеродактиль, ..., я его в кине видел, типа ящерица такая! С тремя башками!
   - В натуре! Слышь, Олег, ты прикинь, тока мы вышли, ну сушняк типа, горло промочить, тут летит, этот, дактиль, и как огнем конкретно дыхнет! Не, ну мы-то пацаны бывалые, в сторону откатились, ну калаши похватали, и давай его мочить...
   - А он, ..., улетел, в горы, ...! - закончил за другом Толян.
   - Ясно, значит в горы, - пробормотал Олег, - все страньше, и страньше... - добавил он цитатой из "Алисы".
   Ситуация вампиру переставала нравиться. То, что он не мог вычислить Черного Мага, было не страшно. Пока не мог. А вот что Горыныча не учуял, когда тот, можно сказать, прямо под носом пролетел, себя демонстрируя - это было уже тревожным звоночком. Местный магический, вернее антимагический, фон проявлял себя все в новых ипостасях, фактически полностью блокируя все особые способности вампира, кроме самых фундаментальных, являющих собой саму суть его существования.
   - Ну типа больше не уйдет, гад, - буркнул Толян, дорываясь, наконец, до долгожданного рассола, и очень, очень хитро улыбаясь.
   - Толян, Колян, когда закончите - подходите, у меня есть для вас на сегодня ответственное поручение... - бросил Олег, возвращаясь назад.
   Однако что бы он ни задумал, данным планам осуществиться было не суждено. Потому что в комнате его уже ждала Нюрка Цветочная собственной персоной, с важным сообщением.
   - Доброго mane. Олеже, я тільки що дізналася. Це щодо твого tabula. Сьогодні вночі, за дивних обставин, grex homines покинула Січ, і, як бачив venator, вони дуже поспішали у напрямку montibus...
   ("доброе утро. олег, я только что узнала. это относительно твоего списка. сегодня ночью при странных обстоятельствах группа людей покинула сеч, и, как видел дозорный, они очень спешили в направлении гор")
   - Кто? - тут же отреагировал Олег.
   - Це найдивніше! Cantor Dominus, Остап Дерипіска та Тимошка-Мураш! Ту уявляєш? Що це може значити?
   ("это самое странное. кантор доминус, остап дериписка и тимошка-мураш. ты представляешь? что это может значить")
   - Честно говоря, понятия не имею... - честно признался Олег.
   Действительно, событие из ряда вон выбивающееся. Местный "олигарх", отшельник-бомж и потомственный фокусник, личности, и без того подозрительные, вдруг, среди ночи, по собственной воле покидают Сеч, как раз в тот момент, как сюда прибыл Олег, начав вынюхивать и высматривать... Да еще и отправляются в горы, туда же, куда Горыныч. И, главное, сколько Олег не пытался придумать этому разумное объяснение, выходило только одно. Кто-то из троих - Черный Маг. Дальше уже начинаются варианты, или он испугался Олега, и решил бежать (версия самая очевидная, и потому, скорее всего, неправильная), или же хочет, чтоб вампир последовал за ним в горы, где, наверняка, уже ждет заранее заготовленная ловушка. В первом случае надо было немедленно бросаться в погоню, во втором... делать то же самое, ловушка, не ловушка, но Черный Маг должен быть уничтожен.
   И это самое подозрительное. Когда кто-то сделал так, чтоб у Олега не осталось выбора. Так и хотелось поступить наперекор, раз от него ждут, что он бросится в горы, остаться тут, но... Но вдруг как раз на это и рассчитано? Стандартная задачка - "я знаю, что они знают, что я знаю, что они знают"... В зависимости от того, на каком звене цепи разорвать, и решения должны быть приняты с точностью до наоборот, в таком случае обычно Олег не брезговал своими магическими умениями, но сейчас они были бесполезны, и потому...
   - Слышь, Олег, че ты там базарил? Типа че, мы морду кому-то набить должны? Или замочить? - прервал цепь логических построений вампира ввалившийся в комнату Колян. - У, какая краля... Слышь, куколка, ты не хочешь к Толяну на работу...
   - Она не хочет, - принял решение Олег. - А еще, это местная маман, Нюра, она тут всем заправляет, а потому, пацаны, постарайтесь выбирать выражения. Фильтруйте базар по-простому!
   - Обана! - восхитился Колян. - Слышь, Толян, такая краля, да еще и при понятиях! Круто! Слышь, Нюрок, ты к нам не в претензиях?
   - Та нічого, - отмахнулась Нюра.
   - Господа-товарищи, минуточку вашего внимания! Отношения свои будете потом выяснять! Толян, Колян, у меня для вас особое, сверхважное поручение! Этой ночью трое подозреваемых бежал... винта нарезали. В горы свалили, короче. Оставить так это я не могу, потому отправляюсь за ними, и Всемира с собой забираю. Вы же остаетесь тут за главных, все равно на машине в тех горах не проехать. Следите за порядком, на вас вся надежда, Нюрку слушайте, она баба дельная, лишнего не скажет. И за Любославом проследите, чтоб с ним ничего не случилось, я знаю, на вас можно положиться. Следите за всем подозрительным, мочить никого не надо, но если будут особо наглеть - разрешаю морду набить. Разрешаю, Нюра? Видите, Нюрка не против. Справитесь?
   - Без базара! - довольный, улыбнулся Толян.
   - Слышь, Олег, а че, типа с тобой нам нельзя? - поинтересовался Олег.
   - Можно. Но если вы пойдете со мной, на кого я местный люд поручу? На Всемира? Посмотрите на него внимательно, и скажите, он тот человек, на которого можно всю деревню доверить?
   Толян с Коляном послушно уставились на богатыря, ошарашено мотающего головой, и выдали свое умозаключение:
   - Не, такой и за крышу с торгашей выбить бабло не сможет, - сообщил Колян. - А нас с Толяном Вован бригадирами на район ставил...
   - Ну вот, сами видите. Раз район крышивали, то и с какой-то деревней справитесь. Нюрка! Отдаю своих богатырей в полное твое распоряжение! Используй их по своему усмотрению, и не смотри, что они временами похожи на мечтающих лишь о бабах, выпивке и мордобое тунеядцах. Нет, ну то есть они действительно ни о чем, кроме выпивки, баб и мордобоя не мечтают, но это не мешает им быть настоящими героями! Их леший с водяным испугались, мороки темной земли не одолели, джины ничего не смогли поделать, эльфов сотнями вязали, а видела бы ты, как они альвов на кусочки, можно сказать, разрывали... Цени! Мы же со Всемиром отправляемся следом за беглецами.
   - Тоді і в мене для вас є donum. Я здогадувалася, що ви забажаєте abire, але ви ж місцевих montium не знаєте, а він серед них як вдома... Семен, заходь. Ось, ваш conductor.
   ("тогда и у меня для вас есть подарок. я догадывалась, что вы собираетесь пойти, но вы же местных гор не знаете, а он среди них как дома. семен, заходи. вот ваш проводник")
   По слову Нюры в комнату зашел молодой, ничем особо не примечательный парень. Тот самый Семен Пейдодна, авантюрист и искатель приключений, безответно влюбленный в Маричку Ромул. Кивнув по очереди всем присутствующим, он пристроился в сторонке, сделав вид, что его тут и вовсе нет.
   - Проводник, говоришь... - задумчиво пробормотал Олег. - Ну да ладно, пусть будет проводник. Всемир, Семен, никто не против, что мы выступаем немедленно? Пока следы, так сказать, свежие? Ну вот и прекрасно. Нюрка, Толян, Колян - будьте осторожны, не удивлюсь, если тут тоже назревает нечто нехорошее, постараемся наших беглецов нагнать по быстрому и поскорее вернуться.
   - Покедова, Олег! - попрощался Колян.
   - Бывай! - бросил Толян.
   - Bene sit tibi, Олеже... - пожелала Нюра.
   ("желаю тебе удачи, олег")
   Не теряя времени даром, троица отправилась в сторону гор. Пешком. Можно было, конечно, и коней взять, их тут в большом количестве водилось, потомки казацких боевых скакунов. Вот только проехать на них удалось бы дай бог пару сотен метров - потом начинались такие скалы да кручи, что и людям пробраться было нелегко. И именно туда среди ночи двинула загадочная троица, отшельник, олигарх и циркач.
   Конечно, Олег мог бы и по воздуху отправиться. И быстрее было бы, и легче. Да вот только слишком рискованно. Все же земля для него была более родной стихией, чем воздух, где с тем же Горынычем справиться было бы гораздо сложнее. Да еще и следы человеческие вынюхивать с высоты фактически невозможно, упустить можно что-то стоящее, так что приходилось, как простым людям, пешочком, на своих двоих...
   - Вони пішли туди, - сообщил Семен-проводник, присмотревшись к земле, как только они вышли за стены Сечи.
   - Согласен, - не стал спорить Олег, который и сам прекрасно след чувствовал, но в последнее время перестал своим же собственным чувствам безоговорочно доверять. - Вперед.
   Семен кивнул. Особой разговорчивостью проводник не отличался, Олег все пытался свести воедино события последних дней, Всемир и вовсе шал на полуавтомате, так что отряд двигался в молчании, лишь изредка перебрасываясь короткими фразами.
   - Caution, тут lapis коливається! - предупреждал время от времени Семен. - Не впадіть, тут слизький схил. Цей paliurus отруєний, не торкайтесь!
   ("осторожно, тут камень шатается. не упадите, тут скользкий склон. этот колючий кустарник отравленный, не трогайте")
   Олег послушно кивал, выполняя все наставления - не потому, что ему что-то угрожало, вампиры не поскальзываются и ядовитые кусты их не страшат, просто надо же было подать Всемиру пример, а то кто этих богатырей знает... Взбредет ему что-то в голову, решит лишний раз погеройствовать, сразиться с ветряными, так сказать, мельницами. Покосить мечем злобные терновые кусты - а у них, может быть, свое место в экосистеме, или, например, только их корневая система и удерживает все эти горные склоны от обрушения...
   А горные склоны внушительные. Не то, что отвесные, по ним можно было спокойно без всякого альпинистского снаряжения карабкаться, если осторожно. Это выше они становились каменными скалами, взмывающими в небеса, а тут, у подножий, буйствовала экзотическая природа, та самая, от которой, в том числе, и были построены окружающие Свободную Сеч стены. Возникшая не на ровной местности, а на горных склонах, жизнь приняла совершенно необычные формы - тут водились "ursus anguinus", "змеиные медведи", длинные, вытянутые существа с медвежьими когтями и клыками, но телом огромной змеи. Или "pennatus vulpes", "крылатая лисица", зверушка, чем-то отдаленно напоминающая белку-летунью, взбегающая вверх по склонам, и затем планирующая вниз на лапах-крыльях, выискивая в полете мелкую живность, за которой и охотилась. Но самым экзотическим был "lupus-lepus", "волко-заяц", абсолютно всеядная тварь, способная питаться листьями, травой, насекомыми, другими мелкими зверьками, а в стаях не брезгующая и кониной, свининой, говядиной, а то и человечиной, если последняя не могла дать сдачи.
   Все это разнообразие жило только на горных склонах, редко отдаляясь далеко в низины - там были свои обитатели, очень не любившие гостей. Однако тут, в местах, где людям было делать нечего, где не было высоких сосен на стройматериалы, не было плодородных земель для сельского хозяйства, не было съедобных ягод или грибов, зверье чувствовало себя полноправными хозяевами, шебурша в кустах и время от времени издавая пронзительные звуки.
   По словам Семена, "Cantor Dominus, Остап Дерипіска та Тимошка-Мураш гарно йдуть" - то есть трое преследуемых, которые, по идее, гор этих и вовсе знать не должны, пробивались звериными тропами, да не любыми, а лишь теми, которые были далеко от мест основных лежбищ местных хищников. При этом, хоть сам Семен и был большим доком в путешествиях по этим "горным джунглям", Всемир двужильным богатырем, а Олег и вовсе почти всемогущим вампиром, расстояние между преследователями и преследуемыми почти не сокращалось. Отшельник, олигарх и клоун как будто бы бежали, не ведая усталости, пробираясь все дальше и дальше, в те края, где еще не ступала нога человека. И все выше и выше. Куда они шли, Семен даже примерно сказать не мог - вроде бы в этом направлении ничего не было, что могло бы вызвать интерес. Потому приходилось лишь идти по следу, по возможности не сбавляя темп - сложнее всего это Всемиру давалось, богатырь так и не удосужился расстаться со своими доспехами и мечом, громыхая всеми этими железяками так, что и глухой услышит.
   Чем выше поднималась троица, тем сложнее приходилось. Если у подножий звериные тропы хоть и петляли, но были достаточно ровными и пологими, то тут то и дело приходилось пробираться по узким карнизам, нависающим над пропастью, карабкаться по завалам, хватаясь за ветки торчащих из камней карликовых елей. И тут все же усталость беглецов начала сказываться - даже если кто-то из них и был Черный Маг, то двое других были людьми, пусть и не совсем обычными, а ни один человек быстрый темп в таких условиях не выдержит. Если, конечно, не знает, как можно срезать путь - а Семен пару раз рискнул это сделать, рискнул, понимая, что может потерять след, или не угадать с направлением, или... Повезло. Каждый раз след находился, и если в начале у преследуемых была почти шестичасовая фора, то теперь ее удалось сократить часов до трех, а после того, как был найден привал, и вовсе до двух. Если кто и думал отдых устроить, Олег подобных вольностей позволять не собирался. Он спешил, интуитивно чувствуя, что время стремительно уходит, и что очень скоро может совершиться неповторимое...
   А потом произошло сразу три события, как в анекдоте, одно хорошее, одно не очень, а одно очень не. Хорошее - герои нагнали беглецов, до которых было рукой подать, они по другому краю ущелья плелись, обходить-то его пол часа, но если напрямую, по воздуху... Плохое - по воздуху не выйдет, между ними и беглецами висел Горыныч, и злобно так скалился своими тремя огнедышащими пастями. Но не атаковал. Помнил еще Лагор девять веков назад, когда вроде бы безобидный лучник Вольга едва не лишил жизни последнего земного дракона... Просто висел, как бы зазывая - "ну же, Олег, взлетай, сразимся с тобой, в воздушной стихии, вампир против дракона"... А самое плохое - дракон был не один, и вокруг крылатого змия кружили его мелкие, неразумные собратья, из чешуи которых китежградские оружейники так любили делать доспехи...
   - Що будемо facere? - спокойно поинтересовался Семен.
   ("что будем делать?"
   - Ничего, - подумав, ответил Олег. - Идем дальше. Нас явно хотят спровоцировать на бой, а значит остается поступить противоположным образом.
   И они пошли дальше. Даже не ускорившись, ибо куда уж быстрее. Хотя тяжело делать вид, будто ничего не происходит, когда ты идешь по краю провала, а в сотне метров от тебя, над пропастью, порхают драконы, способные, при желании, испепелить тебя в долю секунды... И не делающие этого не только потому, что боятся, а и потому, что это часть какого-то грандиозного плана, которого ты совершенно не понимаешь...
   Олег, который, в принципе, никогда в жизни не жалел о своих поступках, уже даже начал немного сомневаться, а верным ли был его выбор? Вроде бы все логично, и беглецы подозрительные, и дракон, явно на Черного Мага работающий, и ситуация, все больше и больше похожая на западню, куда порядочный охотник просто обязан угодить... И все равно что-то не то. Ловушка, которая должна скрыть другую ловушку? Или в планах Черного Мага он, Олег, и вовсе не фигурирует? Главное, и ничего не поделаешь - повернешь назад, в вдруг один из убегающей троицы - Черный Маг, спешит открыть ворота демонам, а Горыныч у него в прикрытии...
   - От халепа... - бормотал Степан, когда они перебрались на ту сторону провала. - І куди вони ire... Чого це Остапу та Тимосі domo не сиділося, хай його грець...
   ("вот беда, и куда они идут... чего это остапу и тимофею дома не сиделось, черт побери")
   - Не знаю, тебе виднее, - ответил Олег. - Вот скажи, Степа, твое личное мнение - кто из них злодей? Не может быть, чтоб ты совсем не имел собственного мнения!
   - Та грець його знає! Тимоха гарний хлопець, він Ніну destinare збирався, Остап, поки за Олену свою не сказився, взагалі мені за кращого приятеля був...
   ("кто его знает! тихома хороший парень, он нину сватать собирался, остап, пока по лене своей с ума не сошел, вообще мне лучшим другом приходился")
   - Сошел с ума? По Лене? - уточнил Олег. - Ты имеешь ввиду Елене Прекрасной? Я и не знал, что у нее с Остапом что-то было...
   - Та і не було нічого! - отмахнулся Семен. - Ця курва vulpinari погралася, та кинула! Клята дівка! Мов, "ти мені, plebejus, не потрібен", ну він і сказився, про золото, в горах приховане, прочув, став шукати... Знайшов, напевно, он, бачив, який собі palatium побудував?
   ("да и не было ничего, эта курва, хитрая, как лиса, поиграла, и бросила. проклятая девка. мол, "ты мне, плебей, не нужен", ну он и сошел с ума, про золото, в горах спрятанное, прослышал, стал искать... нашел, наверно, вон, видел, какой себе дворец отгрохал?")
   - Как лиса, говоришь? - притормаживая, спросил Олег.
   - Vulpio, вона і є vulpio! Vulpes pilum mutat, non mores! Клята дівка ким забажає може перекинутися, справжній перевертень, да veritas odium parit! Ох як вона бідного Остапа... Да вона всіх чоловіків ненавидить, lupatria клята, тільки Марка свого і oboedire...
   ("лиса, она и есть лиса! лиса меняет шкуру, но не нрав. проклятая девка кем захочет может перекинуться, настоящий оборотень, но правда глаза колет! ох как она бедного остапа... да она всех мужчин ненавидит, девушка легкого поведения проклятая, только марка своего и слушается...")
   - Марка? - вампир совсем остановился. - Ты хочешь сказать, что между Еленой Прекрасной и скульптором Марком Дандрагором что-то есть?
   - Як не буди! Коханці вони, гарна пара, vulpio та scorpius, вона arguta, він venenosus, варті один одного...
   ("как не быть! любовники они, хорошая пара, лиса и скорпион, она хитрая, он ядовитый, стоят друг друга...")
   - Всемир, Семен, - остановившись, бросил Олег. - Кажется, я должен отлучиться. Дальнейшее преследование оставляю на вас, что-то мне подсказывает, что я сейчас в другом месте важнее... Догоните - разберетесь, Всемир знатный богатырь, ему всякие клоуны до богатеи не помеха.
   - Но почему, Олег? - бросил было Всемир.
   - Але draco... - одновременно с ним воскликнул Семен.
   ("но дракон...")
   Но было поздно. Олег уже прыгнул в пропасть, стремительно приближаясь к земле, а за ним следом с воем, извергая огонь, бросилась целая стая драконов, с Горынычем во главе... Двое оставшихся путников их ни в малейшей мере не интересовали, так что Всемир с Семеном, вздохнув свободнее, молча переглянулись и продолжили преследование... Буквально через пять минут настигнув беглецов - те уже дожидались преследователей, перекрыв горную тропу и обнажив оружие. Остап - казацкую саблю, Кантор - легкий римский гладиус, Тимха-мураш - два острых ножа, которых можно было и как режущее, и как метательное оружие использовать. Все они были с весьма суровым выражением на лицах.
   - Остап, Тимоха, чому? - спросил недоумевающий Семен.
   - І ти з ними, proditor? - выступив вперед, грозно прорычал Остап. - Тоді прийшов твій supremus dies!
   ("и ты с ними, предатель? тогда пришел день твоей смерти!")
   И троица бросилась в атаку...
   - Семен, - с абсолютным спокойствием в голосе приказал Всемир. - Отойди. Они, похоже, не знают, что такое богатырь китежградский...
   И, с выражением на лице, от которого в свое время нечисть за тридевять земель бежала, отстранив Семена, настоящий русский богатырь Всемир Древощит, с одним мечем наголо и гробовым спокойствием в душе, выступил против трех грозных противников. Он их даже убивать не собирался, так, легко проучить, чтоб знали, что не стоит размахивать оружием, если не умеешь этого делать как следует... Оба метательных ножа, запущенные Тимохой, были отбиты легким движением, отправившись в свой полет ко дну пропасти. А затем уж сталь зазвенела об сталь...
   Олег, прыгая в пропасть, даже не сомневался, что с его спутниками ничего не случится. Потому что все вокруг было ловушкой на него одного, и с одной единственной целью - задержать. Отвести подальше. И все. Ни беглецы, ни Горыныч сами, наверняка, не знали, что и зачем они делают, а все нити тянулись туда, в Свободную Сеч, где лиса и скорпион... Собственно говоря, что именно они задумали, Олег так до сих пор не догадался. Однако в любом случае собирался им помешать.
   Однако до Сечи еще лететь и лететь, а Горыныч - вот он. Сидит на хвосте, одной головой рычит, двумя другими струи пламени пускает. Явно вознамерился с Олегом покончить, прямо сейчас, раз, и навсегда, и, надо сказать, имеет все шансы воплотить свои планы в жизнь. Если, конечно, Олег срочно не придумает что-то такое, необычное, не вытащит из рукава козырь... Увы. Коляна с Толяном, больших специалистов на доставанию роялей из кустов, тут не наблюдалось, а потому вампиру пришлось действовать по старинке. Как в старые, добрые времена, когда летающий мужик у людей не с Суперменом вызывал ассоциации, не с Бэтменом, не со Спайдерменом, а именно с ним, Олегом Горемыкой, которого некогда звали...
   Собственно говоря, не так уж это и важно, как именно его звали древние египтяне, и под каким именем он вошел в их пантеон. Числился среди его подвигов тех времен и поединок со страшным небесным змием, правда, к сожалению, неразумным - просто большим крылатым чудовищем, неизвестно откуда взявшимся, зато прекрасно известно, как именно закончившим свой земной путь. Однако какие-то наметки сгодились бы и сейчас.
   Ускоряя и без того свободное падение своими магическими способностями, Олег стремительно несся к земле, пронзив листву деревьев и заскользив ужом у самой поверхности, огибая стволы деревьев. Однако за ним следом бросились лишь самые тупые из преследователей, не сообразившие вовремя, что они для лесного полета слишком крупные - Горыныч и большая часть его свиты остались кружить над лесом, тем более для зрения дракона жалкая листва деревьев была не помехой. Они кружили, палили огнем, устроив многочисленные лесные пожары, выкуривая вампира; они вошли в охотничий азарт, не собираясь упускать долгожданную дичь...
   И, конечно, забыли, с кем имеют дело. Не даром люди ошибочно вампиров принимали за мертвецов - при желании они могут останавливать многие процессы жизнедеятельности, такие как дыхание или сердцебиение, при этом сохраняя активный образ жизни. Так и Олег - не рискуя больше летать, он "перекинулся рыбой", как назвали бы это сказки и былины, а на деле погрузился под воду и поплыл. Очень быстро поплыл, как ни одна акула не сможет. Правда, к его сожалению, эта была не та река, что протекает через Свободную Сечь, но еще с воздуха вампир заметил, что чуть ниже по течению они сливаются в одну, вот и собирался сделать небольшой крюк, зато обезопасив себя от огненного дыхания драконов...
   Его, конечно, заметили. Пусть не сразу, река, все же, глубокая, но заметили. И полетели следом, бессмысленно пытаясь испарить всю воду. Знай они чуть лучше молекулярную физику, а именно величины теплопроводности и теплоемкости воды... Короче, у дна Олег мог себя чувствовать в полной безопасности, по крайней мере ни пламя, ни когти драконов, которые, как известно, плавать не умеют, ему не угрожали.
   Дракону же хотелось смеяться. В первую очередь над самим собой - он только сейчас понял, каким глупцом был все эти сотни лет! Надо же, бояться козявки, трусливой водоплавающей козявки, которая только и может, что бежать от него, дракона, истинного владыки сущего! Треглавый дракон посмотрел на свои страхи со стороны, наконец-то, одолел себя, бросив вызов "страшному" врагу, и... И побеждал! Все эти джины, черные рыцари, эльфы, альвы... Они были слишком глупы и самонадеянны, и давно надо было так, как сейчас - лично - напасть на Олега, мягкотелого вампира, забывшего за все эти века, с какой стороны берутся за лук! От того Вольги, героя с луком из рогов беловежского тура, не осталось ничего, а был лишь трусливый, ничтожный кровосос, хорошо умеющий скрываться за спинами своих "товарищей" и быстро плавать под водой...
   Дракон гнал его. Гнал, как охотники гонят дичь, получая наслаждение от этой погони, но четко зная - сколько бы не петляла, сколько бы не выкручивалась дичь, ей не уйти! Гончие дракона, его меньшие, неразумные братья, не упустят свою добычу...
   Дракона больше не интересовало ничего. Ни Черный Маг, чьи наставления он нарушил. Сейчас для него в мире существовало только два живых существа - он, и вампир, почти два тысячелетия известный миру как Олег...
   В отличие от Горыныча, мысли Олега носили более глобальный характер, и змий треглавый среди них занимал отнюдь не центральное место. Это было лишь досадное неудобство, с которым, по возможности, следовало поскорее покончить, и соответственные меры уже были приняты. В частности перестало существовать подаренное королевой эльфов магическое яйцо, подав лесным обитателям примерно следующий сигнал: "а ну немедленно гоните все сюда, вы слово дали, а реальные пацаны за свое слово в ответе". Конечно, в случае эльфов все звучало намного более вычурно и с большим количеством словесной шелухи, но какими словами не говори, суть от этого не меняется.
   Распугивая бедных рыбешек, Олег доплыл до излучины реки, где сливались вместе "flumen profundum" и "rivulo montano rapido", как местные их называли, а если по-простому - "речка глубокая" и "быстрый горный ручей". Местный люд вообще предпочитал подобные, пусть не сильно благозвучные, зато отвечающие физической действительности названия. Свернув в "быстрый горный ручей", Олег поплыл вверх по течению в сторону Свободной Сечи, рассчитывая добраться туда минут за десять. Однако уже через девять с половиной вынужден был остановиться. Не по своей воле.
   Сначала он даже не понял, что случилось - плыть становилось все тяжелее и тяжелее, как будто бы на плечи давил какой-то неподъемный даже для его, вампира, груз. Однако, присмотревшись, понял, что никакой это не груз. А нечто совершенно новое, больше всего напоминающее поверхность надутого резинового пузыря. Прозрачную, свободно пропускающую воду, звук и свет, а вот для него, вампира, абсолютно непроницаемую - чем сильнее он пытался ее продавить, тем большее она оказывала сопротивление.
   Причем пузырь перекрывал доступ в Свободную Сеч не только для тех, кто решил туда пробиться под водой - он вообще перекрывал любой доступ, по воде, по земле или по воздуху. Создав непроницаемую преграду не только для живых существ, а и для магии...
   "Откуда я это знаю?" - подумал Олег.
   "Я тебе подсказал. Привет", - раздался у него в голове чей-то мысленный голос.
   "А, это ты, водяной... Ну здравствуй", - поздоровался вампир.
   "Я, а кто же еще. Скажи спасибо подаренному эльфами медальону, нашел тебя по нему, как по маяку. Ну что, вампир, оплошал, да? Нашелся все же кто-то, хитрее тебя?"
   "Нашелся", - вынужден был сознаться Олег.
   "Я так и думал. Черный Маг, небось, которого ты ищешь? Ну да, маг... Можешь не отвечать, раз уж ты забрался в мое, подводное, царство, то прими как данность, что твои мысли тоже читают. Заметил, да? Ты снова можешь читать чужие мысли, и дракона снова чувствуешь, и магию твою больше никто не ограничивает... Да, ты прав. Та сила, которая закрывала от нас, духов, эти края, отступила. Она осталась там, внутри этого загадочного поселения, окружив себя, как гусеница, непроницаемым ни для тебя, ни для нас, ни для магии, вообще ни для чего коконом. И мне страшно подумать, что за бабочка из этого кокона выйдет"...
   "Слушай, водяной, я и так все это знаю. Ты лучше скажи, вы помочь мне чем-то можете? Ведь вас тоже не должно радовать то, что тут творится".
   "А мы уже помогаем, Олег. Мы все. Те, с кем ты поступил не очень хорошо. Вот я, например, уже тут, и рассказываю тебе, что знаю, авось это тебе чем-то поможет. А леший ведет эльфов своими дорогами, они тебе говорили, что за пол суток дойдут? Пол часа, не больше, и они будут тут - пути лешего коротки, быстрее тонких эльфийских... Да не обижайся ты, все равно вы, люди, для них слишком тяжелые, вам только по земле и ходить, венцы эволюции", - последнее водяной проговорил с ухмылкой, но беззлобно - признавая, что и у людей есть свои преимущества перед разными духами, эльфами и прочей нечестью.
   "И все?" - спросил Олег. - "Это все, чем вы можете мне помочь?"
   "Нет, не все. В эти края со всего мира собираются те, для кого он дом родной. Твой знакомый, полевик, уже близко. Ворон, князь всего птичьего царства, ведет сюда войско своих подданных. Русалки мои спешат, дочери любимые. Гномы собрали хирд и едут подземными туннелями, в свое первое царство в этом мире, ныне покинутое. Но даже с их поездами подземными сюда не меньше суток ехать. Да, Олег, неужели ты думал, что твой железный конь самый быстрый, и что у нас нет ничего подобного? Не обманывай себя, конечно, думал. А вот представь себе, построили гномы такое чудо, и знаешь, на какой тяге? Нет, не паровой, и не электричество. На балрогах. Они демонов бездны приручили, и в машинах своих работать заставили, колеса крутить".
   "Вау!" - невольно отозвался вампир.
   "Сами боги готовятся нарушить наложенный на них запрет, и второй раз за столетье спуститься на землю", - тем временем продолжал водяной. - " От Китеж-града вурдалаки на княжей службе на зов откликнулись, гонят сюда, мы их через тайные пути пропустим, но раньше чем завтра не жди. Даже Соловей-разбойник, помнишь такого, свои темные силы собрал, покаялся и на помощь спешит. Но этого всего мало, Олег. Мы - древние духи, забытые силы, мы прошлое, которое в настоящем столкнулось с неизбежным будущем, и теперь мы не знаем, что делать"...
   "Да ты прямо философ, водяной! Ясно, не продолжай. Я уже понял, все сюда спешат, но никто не успевает, и только на меня, Вещего Олега, вся надежда. Обиды забыты, кто старое помянет, тому глаз вон. Земля в опасности, миру грозит верная гибель. Темные и светлые, рука об руку, к победе бессмертных идей коммунизма... Ясно".
   "Ты не понимаешь, Олег! Это не шутки! То, что происходит сейчас в этой деревне, нарушает все законы мироздания! Там творится волшба, равной которой не знала история ни этого, ни твоего родного мира! Волшба, способная нарушить само мировое равновесие"...
   "И вызвать орды демонов из бездны. Я же сказал - довольно, я понял. Разберемся, спасем. Накажем злодеев. О, а вот и обещанные тобой эльфы пожаловали... А вот и наша Jasminel Fastidiousel! Привет, королева!" - мысленно обратился Олег.
   "Олег, это ты?" - мысленно воскликнула королева эльфов, стоя на берегу реки и удивленно оглядываясь по сторонам. - "Где ты? Я не вижу тебя?"
   "Да так, с водяным бухаем. Метафорически выражаясь. Родниковую воду. Извини, что не могу поцеловать твою королевскую ручку - если ты не заметила, над землей сейчас порхают несколько малоприятных личностей драконьей наружности, горящих желанием превратить меня в кусок запеченного мяса. В собственной чешуе. Так что я тут пока посижу, а вы подумайте, как это мелкое неудобство устранить".
   "Хорошо", - мысленно кивнула Jasminel, и тут же начала отдавать приказы...
   "Вот видишь, водяной! Первая проблема, считай, решена", - довольный, сказал Олег.
   И он был не далек от истины. Драконы, гномы и эльфы - как "камень, ножницы, бумага" из известной детской игры. Гномы панически боятся драконов, настоящих царей подземелий, лишь несколько миллионов лет назад вылезших на поверхность и отрастивших магией крылья. Эльфы ничего не могли поделать с гномами, топоры которых могли вырубить любой лес, а стена щитов была непреступна для ливня стрел. Зато огромные, покрытые непробиваемой чешуей драконы пасовали перед крохами-эльфами, способными послать отравленную стрелу так, что она пройдет сквозь единственную щель в непроницаемой броне. Так и сейчас, заняв, незамеченными, удобные позиции, миниатюрные стрелки приготовились, и по мысленной команде королевы в воздух взвили сотни стрел. Конечно, не все попали, куда надо. Будь драконы чуть выше, им бы и вовсе удалось обойтись без потерь, но они потеряли бдительность, опустившись слишком низко, и десяток стрел нашел свою цель. А пока драконы сообразили, что происходит, вылетел второй залп, и третий, четвертый...
   Эльфы били очередями, на каждого дракона было отведено по десятку, а то и двум, эльфов, а на Горыныча - и вовсе три десятка. Конечно, сколь бы ни были тупыми летучие ящеры, инстинкт самосохранения у них был в наличии, и они сообразили, что охота временно откладывается, пока не будут устранены досадные мураши, посмевшие их жалить своими стрелами... Земля запылала, но там, куда падал драконий огонь, эльфов, как правило, уже не было. Драконы стреляли вхолостую, поджарив лишь парочку самых дурных эльфов, тем самым сделав благое дело, улучшив генофонд эльфийской расы и оказав неоценимую помощь эволюции.
   А потом драконы начали падать на землю. Один за другим, воя в агонии, но не в силах ничего изменить - их организмы и так боролись со смертельным эльфийским ядом дольше, чем организмы любых других живых существ. Пока не попадали все без исключения, лишь один Горыныч продолжал кружить, взмывая все выше, и выше, и выше...
   Нет, эльфы не промахнулись, и в него тоже вонзилось немало ядовитых стрел. Однако одно дело неразумные ящеры, потомки летающих динозавров, и совсем другое дело разумный магический дракон, последний из расы тех, кто некогда повелевал всем миром. Горыныча не брал никакой яд, и собственная магия треглавого змия подавила даже магическую отраву эльфов. С трудом, но подавила, у ослабленного дракона при этом хватило мозгов, не испытывать больше судьбу и покинуть место действия, рыча и проклиная всех вокруг, а в первую очередь - Олега, за то, что подставу устроил, и себя самого, за то, что возгордился, потерял бдительность и угробил своих цепных псов.
   Горыныч улетел, но он обещал вернуться, причем в таких выражениях, что даже у Толяна щеки бы покраснели.
   - Не ценят люди, какой это кайф, дышать воздухом, - выбравшись на берег, заявил мокрый до нитки Олег, выжимая прямо на себе одежду. - Попробовали бы часик-другой без кислорода обойтись, сразу бы оценили, как им с атмосферой повезло... Привет еще раз, Жасмин.
   - Олег, - подойдя к вампиру, спросила королева, - мы выполнили свой уговор.
   - Не спорю. Молодцы. Я бы, конечно, и без вас справился, и Горыныча вы тоже упустили, но все равно молодцы. Слово выполнено. Ну а теперь скажи, дальше помогать будете? Или домой спешите?
   - Сила лесов... - начала было очередную патетическую речь Jasminel, но, присмотревшись к физиономии Олега, сократила. - Поможем. Добровольно. Скажи, что мы должны...
   - Для начала не мешать. Вы ведь не знаете, что это за преграда от нас Свободную Сеч отделила? Не знаете, тогда ждите, я думать буду.
   И Олег стал думать. А остальные ждать - эльфы во главе со своей королевой, водяной с русалками, леший с мавками, старик-полевик сопливый со свитой девиц-полудиц, а также боги, внимательно за всем этим следящие со своих небес. Больше пока никого не было.
   Однако долго думать Олегу не дали. И помешали ему не союзные духи, не нечисть, а раздавшиеся со стороны Сечи два громких взрыва.
   - А вот и Колян с Толяном о себе дали знать... - усмехнулся Олег. - Ну же, пацаны, давайте, теперь на вас вся надежда...
   Пацаны, на которых надеялся вампир, времени даром не теряли. Еще утром как только погоня отправилась за беглецами, они принялись наводить в деревне порядок, а для придания своим действиям хоть какой-то легитимности еще и Магнуса Виртуса захватили, типа "начальство с нами заодно". Припахав "корешей", с которыми прошлым вечером выпивали, жреца Юлика, "дурачка" Вано и маляра Серегу, в качестве переводчиков и просто людей с репутацией, они собрали большую толпу, к которой обратились примерно со следующей речью: "чуваки, среди вас ... затесался, погоняло Черный Маг, или вы его нам сдаете, или мы вас всех на ... перестреляем". В переводе некоторые нюансы были, к сожалению, несколько утрачены, потому и речь вызвала далеко не тот фурор, и никто даже не признался в том, что он с демонами корешится.
   Пришлось проводить индивидуальную работу. Используя последний, самый точный вариант списка подозреваемых, составленный Олегом, пошли сначала кузнецу Ивону Бесарабу морду бить, но тот мало того, что с чужой женой на сеновале время проводил, так еще и выпить согласился. Потому консилиум постановил, что столь правильный человек злодеем оказаться не может, с ним выпили, за жизнь поговорили, и дальше уже вместе отправились, скульптору Марку Дандрагору "физию начищать".
   Этот уже "настоящей падлой", как не очень культурно выразился Толян, оказался. Мало того, что в свою мастерскую добровольно не пустил, так еще и беспредельщиками обзывал, стражу позвать грозился... Так, без всяких намеков на "лису и скорпиона", два богатыря вычислили главного подозреваемого, но вот пробиться к нему в дом так и не смогли - пришлось назад, за динамитом, идти, а когда вернулись - Дандрагора уже и след простыл. Бежал с позором, все свои работы побросав - ну, чтоб хоть как-то досаду вымести, статуи его малость побили, носы там поодбивав, руки, ну и дальше пошли его искать...
   И тут навстречу как раз Любослав Жаровник бежит, руками машет, а за ним следом лучник Аврилий Умбра и силач Марк Дуриноги, то ли преследуют, то ли охраняют. Ну, им тоже на всякий случай приготовились морды набить, да так и не довелось. Слишком уж Любослав всех перепугал:
   - Беда, велика тревога происходяши! Ибо зло на землю приходяши, яко неведомо было суть доныне, ибо горе сие есмь света конец! - бормотал, пуская пену изо рта, Любослав, обхватив своими худыми руками Коляна и повиснув на богатыре.
   - Слышь, Толян, - перепуганный, что дед сошел с ума, а им ведь за него перед Олегом отвечать, спросил Колян. - Че делать будем? Папаша совсем с катушек съехал...
   А пока Аврилий Умбра и Марк Дуриноги рассказывали, что произошло (они только изучили момент сотворения Сварогом земной тверди, как вдруг Любослав заявил, что вокруг происходит нечто ужастное, мир обречен, и бросился прочь. Как верные ученики, они последовали за своим учителем, готовые за него голову сложить) Толян обдумывал ситуацию.
   - Уважим папашу! - вынес Толян свой вердикт. - Слышь, дедуля, как тем тебя, Любик? Давай, колись, в чем проблема? Че за траблы?
   - Горе, горе велико есмь происходяши... Бежаши, бежаши скореше, ибо быть можеше, не проходяши еще час горе сие поверташи... - заявил Любослав, и сам же первым бросился прочь, да так резво, что намного более молодые едва за ним поспевали.
   А компания собралась знатная - Колян, Толян, жрец Юлий, звонарь Иоанн, богомаз Сергий, кузнец Ивон Бесараб, лучник Аврилий Умбра, силач Марк Дуриноги да еще и формальный начальник всего местного бедлама, Магнус Виртус собственной персоной, целая толпа... Да вот только когда они на центральную площадь выбежали, там их уже толпа на порядки большая поджидала. А именно все население Сечи, в доспехах и с оружием, окружившая плотной толпой памятник гетману Выбейглазу, а у его подножья настоятель Леонид собственной персоной речь толкал, молитвенно так руки к небу вознеся. Мол, "настало время, и святой гетман вновь принесет нам величие"...
   Колян с Толяном синхронно почесали затылки.
   - Слышь, Любик, - спросил Колян. - Ты того, ничего не перепутал? Эти задохлики "большая тревога"?
   - Неужто вы ослепли? - падая на колени, вскрикнул жрец. - Сей миг тьма на землю тут падет!
   - Тьма? - переглянувшись с Коляном, переспросил Толян. - Не секу фишку. Слышь, Любик, ты, в натуре, че...
   И тут стало понятно, "че". Памятник, только что простая каменная глыба, обработанная инструментами многочисленных скульпторов, и вдруг уже живой каменный великан. Который пошевелился, встряхнул головой и каменными глазами уставился на окруживших его людей... Те, естественно, и без того возбужденные речью Леонида, упали на колени в экстазе перед свершившимся чудом, но тут же, все, как один, поднялись, и дружно развернулись в сторону Любослава и компании. Наиболее кратко и емко их сейчас можно было назвать одним словом - зомби! Безумные, с пустым, ничего не выражающим, взглядом, они смотрели, и видели перед собой даже не врагов, даже не добычу, а... объекты, которых им было приказано уничтожить.
   Кем именно приказано - тоже вопросов не возникало. Во всей толпе лишь четыре человека сохранили вид живых людей - настоятель Леонид, начальник стражи Центурион Августин, а также стоящие несколько в стороне мужчина и женщина - скульптор Маркус Дандрагор и Елена Прекрасная.
   - Слышь, Колян... - оценив обстановку, бросил Толян, у которого весь принятый за день алкоголь за секунду выветрился.
   - Че?
   - Рвем когти!
   И они кинулись прочь, подхватив с собой Любослава, вслед за ними погналась толпа, а со своего постамента, медленно, как будто бы впервые в жизни, сходил каменный гигант, громыхая стопудовыми ногами... К всеобщему счастью, ожил один только гетман, его каменный конь так и остался частью постамента.
   Однако далеко убегать не пришлось - за первым же поворотом распахнулась дверь одного из домов, и знакомый голос позвал:
   - Сюди, швидше!
   ("сюда, быстрее!")
   Обдумывать философский вопрос, "можно ли доверять голосу, который зовет тебя, если за спиной толпа зомби, и не ловушка ли это?", времени не оставалось, потому Колян с Толяном влетели в раскрытую дверь, а за ними следом и остальные. Последним вбежал запыхавшийся Магнус, дверь оперативно захлопнулась, и толпа обезумивших "оживших мертвецов" пробежала мимо...
   - Обана! Ну круто! Слышь, Толян, теперь врубаешься, чего Олег на нас деревню оставил? Прикинь, че было бы, если бы тут Всемир вместо нас остался?
   - ..., - согласился Толян. - Очень ...! Слышь, Нюрок, ты не шаришь, че это за гопники обкуренные, и какого ... тот каменный мужик рыпаться вздумал, ... мать?
   Нюрка Цветочная, та самая, которая и зазвала их в этот дом, спрятав от преследователей, лишь пожала плечами. Не помогли и другие, тут присутствующие - Маричка Ромул, баба Настя да, как ни странно, философ Лупус Гнилозуб, которого логичнее было бы увидеть с другой стороны.
   - Ми всі відчули, - объясняла Нюра, - що відбувається щось надзвичайне, я пішла до баби Насті, і Марічка теж, а потім і Lupus прийшов... А потім всі пішли на oratio sacra, ми залишились, а потім баба Настя...
   ("мы все почувствовали, что происходит что-то необычная, я пошла к бабе насте, и маричка тоже, а потом и лупус пришел... а потом все пошли на проповедь, мы остались, а потом баба настя...")
   - Malum велике відбулося, peccatum mortale, той, кого не повинно бути, прийшов замість того, хто вже пішов, щоб відчинити дорогу тому, чому нема місце, і повести туди, де не повинно бути, заради gloriae тих, хто її не вартий, і не розуміє, що це буде fama superstes... - "бредила" ведьма, пребывающая в каком-то трансе, оцепенении.
   ("зло великое произошло, смертный грех, тот, кого не должно быть, пришел вместо того, кто уже ушел, чтоб открыть дорогу тому, чему нет места, и повести туда, где не должно быть, ради славы тех, кто ее не заслуживает, и не понимает, что это будет посмертная слава...")
   - Блин, еще одного сбрендившего Любика нам не хватало... - довольно емко высказал свое мнение по поводу ведьмы Колян. - А ведь ничего старуха была, как мы на троих сообразили, мне она даже симпотной показалась... Слышь, Толян, че делать будем? Ружбайки в машине, ща мы туда не пробьемся, а у нас только...
   И оба богатыря самым внимательным образом присмотрелись к ящику динамита, прикидывая и делая оценки... Уж в этой математики они хорошо "шарили".
   - Должно хватить, - задумчиво пробормотал Толян.
   - В натуре должно! - согласился Колян. - Ну че, подрывать?
   И Толян с Коляном углубились в диспут на тему: "как именно одним ящиком динамита подорвать оживший памятник в заполненной зомби деревне". Остальные трепетно внимали мудрым богатырям, и лишь Нюрка Цветочная, в меру своих скромных сил, старалась вникнуть в глубину их мысли, понять, что значит сакраментальное "подложить гаду под зад и подорвать к ядреной матери". Когда же мудрая дева уразумела, что сии богатыри задумали, не погнушалась она и свои пять грошей вставить.
   - Так нічого не вийде, - сообщила она.
   ("так ничего не выйдет")
   - Че? Слышь, Нюрок, ты че, в натуре, тормозишь? - максимально вежливо поинтересовался Колян. - Ты че, мы и не таких подрывали, вон, Арик Носатый на Вована как-то наехал, типа в претензиях. Ну мы на мокруху решили не идти, так, припугнули, с бабой его побазарили, тачку подорвали! Так че не впервой, что тачка, что памятник, один хрен!
   - Це нічого не дасть! Vigor того, що отримало життя, не у тілі, це лише матеріальне incarnatio, справжня ж vis полягає у...
   ("это ничего не даст! жизненная сила того, что получило жизнь, не в теле, это лишь материальное воплощение, настоящая же мощь состоит в...")
   Толян с Коляном лишь тупо переглянулись, не в силах сообразить, что от них хотят. Пришлось тогда другим подключаться - философ Лупус упростил Нюркины слова, а жрец Юлий и послушник Иоанн, умеющие находить с богатырями общий язык, перевели все это на доступный тем уровень.
   Выходило же примерно следующее. По словам Нюры самая большая угроза была не от ожившего памятника, это была всего лишь подвижная каменная глыба ("gleba lapideus motus"). И не от толпы обезумивших людей. В конце концов они ни в чем не виноваты, кроме того, что поддались чужому влиянию. Истинной опасностью был витающий вокруг, доступный лишь на высших уровнях восприятия, дух ("spiritus"), которого призвали сюда совместными усилиями злодеи, и который теперь, как кукловод марионетки, всех за ниточки дергал. И людей, и каменную статую - ее взорвешь, он себе другую найдет игрушку, за таким не заржавеет. И вот духа этого уже никаким динамитом не подорвать...
   - Слышь, - нахмурив лоб, поинтересовался Толян. - Так че делать будем? Локти кусать? Или этих, паханов, замочить...
   Но и смерть вызвавших духа, по словам Нюры, ничем не поможет. Во-первых, потому, что дух самостоятельный - раз призвавшись, дальше существует автономно. А во-вторых, потому что не так-то уж и просто уничтожить того, кто находится под защитой духа...
   Однако на вопрос "что делать", один из вечных вопросов русской интеллигенции, ответ все же нашелся. Его дала, правда, не Нюрка Цветочная, а баба Настя, местная ведьма, лучший из собравшихся специалист по всякому колдовству, наконец-то вышедшая из своего транса.
   - Є один receptum, як spiritus можна здолати... - сообщила она, и, когда все "вникли", поспешила разочаровать. - Але для цього необхідні дуже рідкісні elementum compositorium, а саме: квітка filix, зібрана у ніч neomenia; cornu нещодавно вбитого unicornu; міра6 aurum purus; міра sanguis virginalis та vampyrus pulvis...
  
   (6. Мера в данном случае чуть меньше килограмма)
  
   ("есть один рецепт, как духа можно одолеть... но для этого нужны очень редкие составные элементы, а именно: цветок папоротника, сорванный в ночь новолуния; рог недавно убитого единорога; мера чистого золота; мера девственной крови и прах вампира...")
   И вновь Колян с Толяном ничего не поняли, и вновь совместными усилиями им удалось донести основную идею, что именно нужно ведьме для ее чародейства.
   - Слышь, мамаша, - спросил Толян, - ну это, золотишко мы тебе отвалим, на такое дело... Рог кобылы тоже найдется, завалили одну такую недавно, рогатую... Парочку дохлых вампиров тоже найдется, в тачке должны валяться. А эти, цветочки, сама ищи, мы тебе не гербарий! И с кровью я не врубился, это че, типа девке непорченой кровь пустить? Так где такую девку ща найдешь, это тебе подороже золота будет...
   Ведьма только рот от удивления открыла. Она, оказывается, даже не надеялась, что доблестные богатыри такие редкие ингредиенты при себе таскают, цветки папоротника у нее самой в большом количестве водились, в любые ночи собранные, тут, на краю света, они едва ли не чаще одуванчиков встречались. И с кровью проблемы не стало - силач Марк Дуриноги, для вида немного покраснев, добровольно согласился своей кровинушкой поделиться, тем более в его могучем теле этой жидкости с избытком хватало, какой-то мерой и пожертвовать можно... И все сразу как-то само разрешилось, остался сущий пустяк - по улицам, заполненным "зомби", пробраться до центральной площади, где как раз сейчас памятник гетмана каменные ноги разминал, достать из стоящей там машины пару дохлых вампиров и вернуться назад, желательно в целости, сохранности, не потеряв по дороге никакие конечности и сохранив голову.
   На первое высказанное кем-то предложение, решить проблему в лоб, Толян с Коляном ответили синхронным отказом.
   - Мы че, отморозки, через всю деревню, полную психов, напролом переться? Да нас пришибут! - высказал довольно здравый аргумент Толян, тем самым продемонстрировав, что своей жизнью богатыри все же дорожили.
   Тогда поступило еще одно предложение - в принципе идентичное первому, только с дополнительным "отвлекающим маневром". То есть пока Толян с Коляном будут до машины добираться, другие (кто именно - не уточнялось) должны будут отвлечь "зомби" на себя, тем самым обезопасив богатырям дорогу. Однако и этот проект застопорился, на этот раз уже по причине отсутствия добровольцев. Ну и, как и положено в порядочной сказке, появился и третий вариант развития событий, предложенный, как ни странно, Магнусом Виртусом, о котором все уже порядком подзабыли.
   - Взагалі кажучи, є тут vicine один cuniculus arcanus... Що веде прямо до цілі... - сообщил он.
   ("вообще говоря, есть тут неподалеку один тайный подземный ход... что ведет прямо к цели...")
   - Як це так? - удивилась Нюрка, позабывшая, что формально не она тут главная, а именно ее свекор. - Чому я про це нічого не знала?
   ("как это так? почему я про это ничего не знала?")
   - Ну, розумієш... - начал было уже увиливать от ответа своей невестки Магнус.
   ("ну, понимаешь...")
   Однако ему на подмогу пришел Колян. Выполняющий роль толмача послушник Иоанн сумел донести ему смысл предложения Магнуса, и богатырю оно пришлось по душе.
   - Слышь, папаша, а до этой твоей подземки далеко топать?
   - Та ні, недалече, тут, за рогом, біля криниці, - невнятно принялся объяснять он, однако богатырям все эти наставления были неинтересны.
   ("да нет, недалеко, тут, за углом, возле колодца")
   - Ну веди, папаша! - сказал Толян, снимая с шеи золотую цепь и передавая бабе Насте. - А ты, старуха, золотишко держи, и зелье свое варгань давай, мы тут быстро смотаемся.
   Бедному Магнусу ничего не оставалось, кроме как побороть свой страх и, огородами, мелкими перебежками, пугаясь каждой тени и каждого звука, вести их к колодцу. Где уже, вот невезение, торчало с десяток "зомби", озираясь вокруг своими пустыми глазами. Подождав пару минут, и убедившись, что "зомби" не испытывают ни малейшего желания уходить, Толян с Коляном начали действовать. В конце концов десять человек, да еще и не ожидающих нападения, пусть и при оружии, не такая уж и большая проблема для настоящих богатырей, способных оглушить быка одним ударом своего пудового кулака. Без шума, к сожалению, не обошлось, но зато как минимум десять противников из строя выбыло, и дальнейший путь был временно свободен.
   Тайный ход действительно имелся в наличии, причем даже сам Магнус понятия не имел, кто, когда, и зачем его построил. Он вообще на него наткнулся в свое время совершенно случайно, и до сегодняшнего дня фактически ни разу по назначению не использовал, считая лишь забавным, не имеющим практического применения, бесплатным дополнением к дворцу. Вроде могил предков или фамильных картинных галерей. Однако Магнус озаботился в свое время очистить проход от всякого мусора (битый щебень, помет летучих мышей, кости да черепа), о чем сейчас не пожалел - Колян с Толяном и так чертыхались, то и дело стукаясь головами о потолок, а если бы у них еще и под ногами неизвестно что хрустело... Света тут, увы, не было, факел с собой никто взять не озаботился, вот и приходилось на ощупь идти, рискуя приобрести лишние гематомы (по-простонародному - синяки).
   Строители прохода, кем бы они ни были, особыми архитектурными изысками голову не морочили, в вечном споре практичного с красивым отдав предпочтение первому. Проход не петлял, не выводил в подземные залы, с глубокими озерами и страшными монстрами, а шел по прямой, лишь единожды нырнув вниз, и тут же поднявшись вверх, пройдя под рассекающей Свободную Сеч на две части рекой. А еще через пятьдесят метров закончился, массивными, и весьма скрипучими, дверьми, за которыми уже гетманский дворец начинался.
   - Слышь, папаша, а ты куда? - поинтересовался Колян, когда Магнус вознамерился отправиться в обратную сторону. - Ты че, кинуть нас вздумал?
   - Да ладно, Колян, пусть валит, - неожиданно вступился Толян. - На ... этот ... нам нужен, только под ногами путаться будет, ... мать! И дыру свою пусть закрывает, я в эту ... нору больше не полезу, не пацанское это дело, по таким ... ... лазить! Башка и так раскалывается...
   Магнус Виртус не замедлил удалиться, богатыри же отправились к выходу из дворца, где их поджидал верный друг и товарищ, могучий внедорожник "Вепрь" собственной персоной. Однако не только он. Тут же, только чуть в сторонке, возились настоятель Леонид и скульптор Марк Дандрагор, вырисовывая посреди площади огромную пентаграмму, а со стороны за всем этим внимательно наблюдала Елена Прекрасная. Хоть сейчас эту женщину с горящими дьявольским огнем глазами и плащом первозданной тьмы, окутавшим плечи, прекрасной мог бы назвать разве что большой любитель экзотики, да и то не на трезвую голову. А в центре пентаграммы стоял никто иной, как каменный гетман Иван Выбейглаз собственной персоной, явно центральная фигура всего этого ритуала. Центуриона Августина нигде не было видно, однако и он, наверняка, маячил где-то поблизости...
   Богатырей никто не заметил, они успешно добрались до машины, проникли внутрь и вытащили из морозильного отделение несколько тушек дохлых вампиров, а потом...
   - Колян, я в эту дыру опять не полезу! - заявил Толян, с ухмылкой поглядывая на водительское кресло.
   - Слышь, так а че тогда делать будем? - поинтересовался Колян.
   - Давить гадов! - радостно сообщил Толян, и у Коляна не нашлось, что ему возразить.
   С одной стороны вроде бы они сюда не за этим пришли, а с другой - что плохого в том, если они главного злодея замочат? Что этот злодей - Елена Прекрасная, до них уже дошло, и хоть баб валить не по-пацански, реальные пацаны тем от всяких тупых отморозков и отличаются, что, если очень надо, могут собственные правила спокойно нарушить.
   Двигатель "Вепря" заревел, и могучий внедорожник на полной скорости помчался прямо на неподвижную Елену. Однако раздавить ее не удалось - Черный Маг лишь сделала легкий жест рукой, и машина отлетела в сторону, как будто в нее КАМАЗ врезался. Если бы не мастерство Толяна - наверняка бы перекувыркнулась и в реку полетела... Но водитель попался хоть и без прав, Толян их из принципа не хотел покупать, но с интуитивным чутьем гонщика-каскадера, так что ему удалось в последний момент вырулить.
   - Вот ... ..., - кратко, но емко, высказал свои мысли по поводу Елены Прекрасной Толян, но больше попыток таранить не предпринимал, поспешив убраться оттуда поскорее.
   - Ну дает баба! - почти восхищенно согласился с ним Колян. - Слышь, так это че, она нас типа чуть не завалила? Слышь, Толян...
   - Колян, - вместо ответа приказал Толян, - ща я приторможу, тут же хватай вампира и гони к ведьме! Врубил?
   - Ну типа того, - кивнул удивленный Колян. - Слышь, а как же ты...
   - А я еще немного покатаюсь, - ухмыльнулся Толян.
   Уточнять, что он добровольно решил отвлечь на себя внимание Черного Мага, Толян не стал, а то Колян тоже решит проявить благородство. В данном случае абсолютно излишнее - так что неразлучные богатыри расстались, и каждый занялся своим делом. Толян начал круги наматывать по деревне, "зомби" за ним бегать, Колян же благополучно добрался незамеченным до дома ведьмы и передал той дохлых вампиров и единорожий рог.
   Дальнейшее уже было делом техники. В огромный котел ведьма вылила девственную кровь, высыпала горсть цветов папоротника, бросила золото, размельченный в специальном устройстве рог, пепел сожженных в печи вампиров и все это поставила на огонь. Затем стала перемешивать огромным деревянным черпаком, приговаривая различные заклинания, пока кроваво-бордовая жижа не начала пузыриться, рассеивая "приятный" аромат гнилой, протухшей рыбы, да такой, что даже стойкий ко всему Колян скривился и нос заткнул. Однако сама ведьма как будто этого и не чувствовала, лишь быстрее и быстрее вращая ковш. Бордовая жижа почернела, в воздухе над ней появились клубы зеленого дыма. Дым густел, утолщался, наслаивался, поверх светло-зеленой начинки вырос темно-зеленый слой, сквозь мутное облако уже невозможно было ничего разобрать, в комнате становилось темно и мрачно, люди невольно вжимались в стены. Наконец ведьма прокричала:
   - Capere spiritus hostis! Ut spiritus in corpus vertere! Hac abierit!
   ("плени враждебный дух! пусть дух воплотиться в тело! да будет так!")
   И зеленый туман взорвался, так, как могут взрываться только магические чародейства, китайские петарды и украинские склады с боеприпасами! Весь мир в один миг превратился в одну большую зеленую тучу, поглотившую всех и вся, когда же туча развеялась, вдруг оказалось, что ничего и не изменилось особо. Разве что котел опустел, даже от золотых цепей следа не осталось.
   - Tantum est. Я зробила все, що було в моїх силах, - проговорила усталая ведьма, и повалилась, хорошо хоть рядом философ Лупус Гнилозуб оказался, подхватил, не дал о пол удариться.
   ("вот и все. я сделала все, что было в моих силах")
   - Так че, - поинтересовался Толян, - типа все? Типа это, того, всех этих, которые, замочили? Можно выходить?
   - О, ні... - с сожалением признала ведьма, и, наконец, рассказала, что сделало ее колдовство...
   На самом деле колдовство всего лишь дало тому незримому духу, который витал над Свободной Сечью и играл своими марионетками, тело. Не более, и не менее - вселило бесплотный дух в каменную статую гетмана Выбейглаза, и теперь уже его можно было победить простым, человеческим оружием. Например, подорвав динамитом...
   - Э, не, так мы не договаривались, я туда не полезу! Там возле памятника баба сидит, злая, как Вован утром после пьянки, когда больше нормы своей бухнет, как рукой махнет, так сразу копыта откинешь, - начал было отнекиваться Колян, но бесполезно.
   Рядом не было верного Толяна, который всегда мог настоять на своем, а Колян, хоть и старался держать марку, был человеком мягким, нежным, легко убеждаемым, даже когда на мокрое дело шел, конкурентов мочить, молился втихоря за их грешные души. Мысленно, не вслух. Так и сейчас, не смог Нюрке отказать, особенно когда Маричка Ромул на ухо нашептала, что она ему "подарит" на сеновале, когда он их всех от смерти верной спасет... Тут уж в Коляне проснулся зверь, и не хомячок какой-нибудь, а настоящий хищник, волк, самец! Прихватив с собой Любослава (на случай, если срочно смертник-шахид понадобится) и динамит, мелкими перебежками, не рискуя опять соваться в тайный ход, они начали пробираться к центральной площади.
   Надо сказать, что до ведьмовства бабы Насти такой поход не увенчался бы успехом. Однако сейчас, когда злой дух был заключен в тело, марионетки-"зомби" стали намного пассивнее. То есть они по-прежнему, едва заметив Коляна с Любославом, бросались в их сторону, размахивая оружием, но так, постольку поскольку, передвигаясь маршрутом пьяной бабочки со скоростью трезвой черепахи. Угрозу они несли теперь только большими толпами, но таковых Колян старался избегать, и удавалось это ему до самого моста, на другой стороне которого посреди уже начертанной пентаграммы гордо возвышался каменный гетман, скрестив руки на груди и устремив взгляд к небесам.
   Но до него еще попробуй доберись. Уже на мосту, перекрыв его своей массой, стояли добрых четыре десятка "зомбей", исполняя явный и недвусмысленный приказ - никого не пущать! Безоружный Колян и не думал на них идти, он в спешке из машины с собой ни автомат Калашникова, ни даже любимое охотничье ружье не прихватил, а если бы и прихватил - не рискнул бы его против такой толпы использовать. Вот будь тут пулемет Толяна, которым он некогда конных милиционеров в черных доспехах перестрелял...
   Пулемета действительно не было. Зато показался сам Толян, вернее ведомый им внедорожник. Автомобиль, зелено-красного цвета (цвета хаки он был изначально, красные пятна были явно приобретением недавнего времени), петляя, мчался по улице, направляясь в сторону моста. Будь там вместо "зомби" обычные люди - разбежались бы кто куда, попрыгали бы в воду, отпрянули в стороны. Но одурманенные самозванным епископом Леонидом жители Свободной Сечи были фактически лишены свободы воли, потому и тупо стояли, ожидая своей неизбежной участи...
   Дальнейшее лично Коляну напоминало кегельбан, едва ли не единственный вид спорта, который он признавал (охота не считается). Как мяч сбивает кегли, "Вепрь", в последний момент развернувшийся боком, пролетел сквозь мост, разбросав "зомби" в разные стороны, причем даже почти никого не задавив, так, легко покалечив. И, прорвавшись на площадь, внедорожник рванул на одиноко стоящую Елену, попал под ее удар, отлетел в сторону, развернулся, опять пошел таранить...
   Что именно задумал Толян - Колян не имел ни малейшего представления. Да его сейчас это и не волновало особо, кореш решил повеселиться, так не стоит ему мешать. Гораздо больше богатыря занимало то, что путь свободен, между ним и каменным гигантом больше никаких преград, кроме Черного Мага с ее помощниками, да и те так Толяном увлечены, что, быть может, его не сразу даже заметят...
   Бросив Любослава в прибрежных кустах, Колян в один миг перемахнул по мосту на другую сторону реки, и, украдкой, стараясь не попадаться на глаза взбешенной Елене уже далеко не Прекрасной, мимо стен собора пресвятой Богородицы, мимо опустевшего постамента, прокрался к самому каменному Выбейглазу. Дальнейшее - дело техники, установить динамит и что есть мочи рвануть прочь, уже не думая о том, заметят тебя, или не заметят...
   А зря. О таких вещах всегда надо думать - Коляна заметили, и, пока Елена была занята Толяном, Центурион Августин и Марк Дандрагор бросились, подбадриваемые настоятелем Леонидом, на безоружного богатыря, собираясь изрубить его на мелкие кусочки. И им это почти удалось. Колян в последний момент увернулся от удара короткого римского меча, уклонился от изогнутой казацкой сабли, и, не удержав равновесие, упал. Только тут заметив, что каменный гетман очнулся и шагает в его сторону, с явным намерением раздавить...
   - Держись, Колян! - донеслось со стороны.
   А затем раздался первый взрыв, слишком слабый для динамита, глухой удар, чей-то вопль, крики, гомон, второй, значительно более громкий взрыв, и, наконец, Колян потерял сознание, оглушенный ударом чего-то тяжелого по голове. Последнее, что он успел услышать, были слова:
   - О, ні! Що тепер буде...
   ("о, нет! что теперь будет...")
   - Теперь все будет хорошо, - улыбаясь, сказал Олег, взмывая в небеса и стремительно направляясь к центру Свободной Сечи, откуда и раздавались взрывы.
   Больше его ничто не сдерживало. Непроницаемый кокон, пробить который не могла никакая магия, рухнул через несколько секунд после второго взрыва, и путь вампиру был открыт. Исчез и загадочный фон, мешавший чувствам Олега. Теперь он "слышал" всю волшбу, что сейчас происходит в центре деревни, знал, какие именно заклинания использует Черный Маг, она же Елена Прекрасная, на что они направлены и как им помешать. Олега больше не сдерживали никакие условности, и он летел не веселиться, не мстить, и даже не побеждать. Вампир летел работать. Много веков назад им была дана клятва - любой ценой удерживать мир на грани, не давать ему упасть в пропасть. Олег взял на себя тяжкую ношу защитника человечества. А что единственным защитником человечества оказался вампир, кровосос, для которого людская кровь была любимым лакомством - ну что же, какие люди, такой у них и защитник. Зато Олега не терзали никакие угрызения совести, когда он травил слишком обнаглевшего Александра. Не мучался он сомнениями, когда внушал Атилле идею похода на запад, объединял всех восточных славян в единую державу, а Колумбу показал самый короткий путь в Америку. Спасать мир - это была работа Олега, как и разбираться с такими, как Елена Прекрасная или Марк Дандрагор. Тем более что их хитроумный план не вязался в понимании Олега со светлым будущим всего человечества.
   Олег знал, что делать, знал, как делать, а все остальное в данный момент его не интересовало.
  
   Когда все было закончено, в голове Олега раздался тихий, больше похожий на шелест ветра, голос: "спасибо тебе, вампир"...
   - Не за что, Иван, - ответил Олег. - Рад был тебе помочь.
  
   Когда Прохор Оселедько очнулся, он не сразу даже вспомнил, кто он такой. Мысли метались, голова кружилось, память упорно отказывалась возвращаться, и только правая рука почему-то дико болела. Сам Прохор по не менее загадочной причине пребывал не в своем родном доме, с Параской, любимой женой, а в придорожной канаве, весь в грязи, крови, да еще и не один, а в компании точно таких же, как он сам, людей. Среди которых он Андрея Немус узнал, брата своей жены и отличного портного, трактирщика Павла Кампус, дубильщика Сергея Вмордубея, его жену Валери, других, не менее почтенных и уважаемых личностей, среди привычек которых не числилось валяться в канавах, да еще и с поломанными руками-ногами...
   А потом и самого себя Прохор вспомнил, и память о событиях последнего времени начала возвращаться... Вроде как в тумане... Вроде он сидел, с Параской говорил, решали, завести ли им, наконец, ребенка, или рано еще, и тут кто-то подошел, куда-то позвал... Вроде к собору... Там, вроде, отец Леонид какую-то проповедь должен был читать... Прохор вроде как пошел, и другие, вроде как, шли, да вся деревня, вроде как, собралась... Или не вся... А потом вышел Леонид, и что-то вроде как рассказывал... О гетмане Выбейглазе, что-то типа того, что пришли тяжелые времена, и гетман должен вернуться... Типа его возвели в сан святого, и он ответил на мольбы, а если ему все дружно помолятся, то он во всей своей красе вернется... И вроде Прохор молиться начала, потому что дела действительно плохо пошли, не даром ведь слухи ширились, что беда грядет, и только гетман Иван Выбейглаз всех спасет... И другие вроде молились, и жена его, Параска, и прочие люди, вроде как, молились... А Леонид вроде как ко всем обращался, умолял в своих мольбах искренними быть, потому что только искренняя мольба способна донестись до гетмана и вернуть его дух на землю... И вроде как Прохор прислушался, и всю свою душу в мольбу вложил, а потом вообще непонятно что произошло... Вроде памятник Выбейглазу зашевелился... Или это только так ему показалось? Наверно, показалось, ведь не может быть того, чтоб камень с места сдвинулся, но тогда он, почему-то, подумал, что это гетман вернулся, уверовал в него, упал на колени...
   А вот что потом было, Прохор вообще не помнил. Никак. Вот он падает на колени, а вот уже приходит в себя в придорожной канаве. А что между этими двумя событиями было - непонятно...
   Кряхтя и стоная, Оселедько поднялся на ноги, и в первый миг даже не поверил своим глазам - показалось, что они его обманывают, ибо такого не может быть, так как такого не может быть никогда. Не только его канава, а вся Свободная Сеч, насколько простирался взор, была заполнена точно такими же людьми - побитыми, покалеченными, стонущими, и ровным счетом ничего не понимающими...
  
   - Фух, - переводя дух, устало опустился на землю Всемир, когда впереди уже показались стены селения. - Пришли! Наконец-то!
   - О, так! Це був не найлегший шлях у моєму житті... - присаживаясь рядом с ним, согласился тяжело дышащий Семен.
   ("о, да! это был не самый легкий путь в моей жизни")
   - Я ж тебе говорил, Семен, давай мне, а ты - нет, вместе понесем...
   - Так воно чесніше!
   ("так оно честнее!")
   - Куда там честнее? Семен, ты сначала на меня посмотри, а потом на себя! Ну и скажи, о какой "честности" речь может идти?
   Тому не нашлось, что возразить. Богатырь Всемир Древощит был действительно в другой весовой категории, по сравнению с тонким и легким Семеном Пейдодна казался настоящей глыбой. Однако еще тогда, на склоне пропасти, он доказал, что по крайней мере твердостью характера ничем богатырю не уступает, умея настоять на своем.
   Тогда, когда буквально за пять минут Всемир оглушил всех троих противников (да и куда им, несчастным, с бывшим княжим дружинником тягаться), возник перед героями сложный вопрос. Что дальше делать? Олег улетел в теплые края, драконы вместе с ним, сил же проводить самостоятельные разборки, допросы с пристрастием, ни Всемир, ни Семен за собой не чувствовали. С другой стороны, и бросать просто так пленных было нельзя, ведь гнались же за ними столько времени, столько сил угрохали, а вдруг это Черного Мага приспешники... И казнить тоже на месте нельзя - а вдруг они что-то важное знают, да и Семен, хоть его и обозвали предателем, считал их хорошими, просто обманутыми людьми... Отпускать - тоже нельзя.
   Вот и остался единственный выход - с собой вниз тащить, а чтоб не брыкались (кто их знает, вдруг кто-то магией владеет, или решит "погеройствовать", прыгнув в пропасть и утащив врагов за собой) связать. Связали. Хорошо связали, надежно, так, что те не могли ни рукой, ни ногой пошевелить. Ну и, взвалив на спины, потащили...
   Собственно говоря, именно тут и возник спор - Всемир настаивал, чтоб он тащил двоих сразу, Семен предлагал поделить груз пополам, каждый по одному, а третьего вместе, за руки и ноги... Спор был долгим, победителем вышел местный авантюрист. Ну и начался легендарный спуск, достойный занесения в легенды... По склонам, вдоль обрывов, ежесекундно рискуя своей головой, да еще и с тремя пленниками на плечах, которые к тому времени уже очнулись... Будь тут Гомер, или хотя бы Нестор-летописец - наверняка бы поэму составил, да такую, что бедный Одиссей от зависти бы удавился. Куда там его приключениям с циклопом, разве это подвиг, прикинуться невинными овечками и от бедного одноглазого инвалида убежать... Вот по карнизу, шириной в ладонь, двигаться, на ходу еще и от стаи "крылатых лисиц" отбиваясь, принявших героев за легкую добычу... Или, спина к спине, сражаться на узком мосту через пропасть со сворой "волко-зайцев"...
   Немало часов занял спуск, но все преграды были одолены. К огромному сожалению для будущих поколений, ни Всемир, ни Семен особо хвастать своими подвигами не любили, разве что так, в общей полемике помянуть, мол, бывало такое. Так что данная история так и не вошла в антологию местных сказок и легенд.
   Как бы там ни было, путь подходил к концу, и вот уже рядом, рукой подать, виднелись стены Свободной Сечи, за которыми, судя по звуком, творилось нечто непонятное, но, в целом, скорее безвредное, чем наоборот.
   - Друг мой! - обратился к Семену Всемир. - Сдается мне, что пропустили мы нечто важное!
   - Verterunt sese memoriae, подивимось, може комусь ще потрібна наша допомога...
   ("прошлого не вернуть, посмотрим, может кому-то еще нужна наша помощь")
   И два друга, которые уже успели в пути побрататься и дать друг другу клятву вечной верности, продолжили своей путь.
  
   Толян, очнувшись, не чувствовал свое тело. Последний раз с ним такое бывало еще в детстве, когда он, с другими пацанами, пошел на забитую старшеклассниками стрелку. Из всех корешей только верный Колян тогда не бросил, все остальные разбежались, ну и им двоим по полной программе досталось, особенно Толяну, больше месяца в больнице пролежал, загипсованный. Так и сейчас - руки и ноги, если даже были, не давали о себе знать, да и шея не особо слушалась, разве что веки, хоть и с большим трудом, но, постепенно, поднимались...
   - Толян, с тобой все будет хорошо, - проговорил знакомый голос. - Я это, я, Олег. Не переживай, с тобой ничего не случилось, так, помяло разве что немного. И Колян твой цел, рядом лежит, шишка огромная выскочила, а так - жив-здоров и невредим. Не напрягайся, тебе сейчас вредно, хоть Jasminel Fastidiousel и постаралась, наколдовала, но кости у тебя еще пару дней срастаться будут, потом как новый будешь, лучше прежнего... Ты лучше сейчас, для пользы дела, память свою напряги, постарайся припомнить, что там и как происходило, я тут общую картину восстанавливаю, только твоих с Коляном показаний и не хватает для полноты... Ну давай, Толян, давай, я понимаю, думать тебе непривычно, но ради дела... Надо, Толян, надо!
   И Толян вспоминал. Как они Мага искали, как на толпу безумцев наткнулись, как статуя ожила, как ингредиенты для эликсира добывали...
   Высадив Коляна, Толян тогда принялся по деревне круги наматывать, отвлекая на себя "зомби". Удавалось это хорошо - те с удовольствием бросались в погоню за огромным бронированным внедорожником, размахивая своими мечами. Однако Толян старался их близко не подпускать, хоть движок у "Вепря" был почти танковый, стекла бронированные а колеса из сверх прочной резины, рисковать богатырю не хотелось, тем более раздавленная толпа - не тот подвиг, которым хвастать потом можно. Пацаны не поймут. Так он колесил довольно долго - все то время, пока ведьма свое заклинание готовила, и вдруг в один момент все "зомби" сразу притихли, стали медлительными и неповоротливыми, все еще бросаясь на "Вепря", но уже без особой охоты, так, по привычке... А потом прямо перед ним на дороге никто иная, как Нюрка Цветочная собственной персоной вынырнула - едва притормозить успел. Ну и смелая девушка, не убоявшаяся толпы безумцев, поведала ему, что Колян, верный друг, с Любославом против каменного памятника ожившего отправился, подрывать...
   Толяну ничего не оставалось, как на помощь броситься - пацаны своих не бросают, Колян - лучший кореш, да и выручал он Толяна не раз. Оставив Нюрку (бабам на стрелках не место), он погнал на центральную площадь, эффектным боковым ударом смел преградивших мост "зомби" и начал кружить вокруг Елены Прекрасной. Раз за разом попадая под ее удары, но каким-то чудом выруливая и дальше отвлекая внимание от Коляна, который в это самое время к каменному гетману подбирался. Толян краем глаза следил за своим дружбаном, видел, как тот динамит под коленки великану закладывает, как бежит прочь, как на него набрасываются двое мужиков с длинными ножами, как вышла из транса статуя, решившая раздавить дерзкого богатыря...
   И вот тут уже Толяну пришлось рискнуть. Подбодрив Коляна бравым окликом, высунувшись из окна машины, он пальнул прямо в грудь каменному гетману последним зарядом из подствольного гранатомета на калаше.
   Однако этот маневр, отбросивший великана назад и спасший Коляну жизнь, стал для самого Толяна фатальным - Елена наконец-то нанесла такой удар, вырулить после которого было нереально, и "Вепрь" с огромной скоростью врезался в каменный постамент посреди площади, пару раз до этого перевернувшись в воздухе и приземлившись прямо на крышу. Толяна при этом что-то очень больно ударило, последнее, что он услышал - был громкий взрыв, после которого сознание покинуло богатыря и он окунулся в спасительную тьму.
   - Ясно... Молодец, Толян. Вы с Коляном, без лишней скромности, между прочим, как минимум два мира спасли. Настоящие герои. Ладно, отдыхай дальше, не буду тебе больше мешать...
   И Толян уснул.
  
   - Что же, - сам себе заметил Олег, закончив читать мысли Толяна и погрузив его в магический сон, - приключение можно считать законченным, - и, помолчав минуту, добавил. - Почти.
  
   В храме пресвятой Богородицы собрались все, кого только огромный зал мог уместить. В бочке воды сидел водяной, леший с мавками удобно примостился возле стенки, прямо по центру зала стояли, плечо к плечу, две важные делегации - крошки-эльфы во главе со своей королевой, по такому поводу принявшей человеческий облик, и карлы-гномы в своих мифриловых доспехах. Рядом, скромно так, Соловей-разбойник уместился, все еще не верящий, что светлые силы простили все его злодеяния былые и приняли в свой клуб. По всем углам шуршали вечно занятые домовые, старик-полевик, живой и здоровый, со своими девицами-полудицами в передних рядах примостился. На балках под крышей птичье войско устроилось, ведомое седым вороном. У самого выхода из зала стояли грозные оборотни из Китеж-града, а с небес, отсюда незримых, самым внимательным образом за всем происходящим боги наблюдали, не стесняясь в собор чужой веры заглядывать. Ну и, конечно же, люди, повсюду были люди. Жрец Юпитера Юлий Август мило беседовал о чем-то с волхвом Сварожича Любославом, новый настоятель храма, отец Иоанн, бывший послушник Ивашка-дурачок, вел философский диспут с художником Сергием. Охотник Аврилий Умбра и богатырь Марк Дуриноги делились с Всемиром рассказами о своих ратных подвигах, грустный Семен Пейдодна стоял рядом, понурив голову. Отдельно, стыдливо опустив глаза, стояли фокусник Тимошка-Мураш, Остап Дериписка и Кантор Доминус, живые и здоровые. Кузнец Ивон Бесараб и философ Лупус Гнилозуб тоже чувствовали себя не в своей тарелке, видать, и им было чего стыдиться. Магнус Виртус со своим сыном недалече примостились, были и многие другие, чьи имена не были помянуты в данной истории. А в первом, самом почетном, ряду стояли трое - ведьма местная, баба Настя; внучка ее, Нюрка Цветочная и Толян, собственной персоной.
   - Пан Толян... - шепотом обратилась к нему Нюра. - А де твій amicus, Колян... Чому він не прийшов, Олеже всіх запрошував...
   ("пан толян, а где твой друг, колян... чего он не пришел, олег всех приглашал")
   - Ну эта, типа того... Дела у него... Чисто конкретно... - отмахнулся Толян.
   - На сіновалі, - улыбнувшись, пояснила своей внучке баба Настя.
   ("на сеновале")
   - А... Так ось чого Семен такий сумний... - догадалась та, но продолжить свою мысль не успела.
   ("а... так вот почему семен такой грустный...")
   В этот самый миг в собор зашел никто иной, как Олег Горемыка собственной персоной, и воцарившийся тишине космический вакуум позавидовал бы. Казалось, все сердца перестали биться, дыхание остановилось, и только звуки шагов вампира раздавались под сводами собора. Заняв трибуну, с которой совсем недавно читал свои проповеди настоятель Леонид, Олег развернулся к толпе и прокашлялся.
   - Дамы и господа! - начал он. - А также боги, эльфы, гномы, духи и прочие существа, полые и бесполые. Я вас тут всех тут собрал, чтоб расставить все точки над "i" и признать авантюру по устранению угрозы мира успешно завершенной. А также разъяснить тем, кто еще не понял, что тут и к чему. Во время моей речи настоятельная просьба - не перебивать, все вопросы потом, если они, конечно, будут.
   - Итак, начнем с начала. Как вам всем, наверно, известно, недавно тут произошли события, едва не перевернувшие мир с ног на голову, и только чудом подобного исхода удалось избежать. Однако далеко не все из вас знают, что же именно произошло, и чтоб это объяснить, позвольте сделать небольшой экскурс в историю. Жила-была когда-то империя. Называлась, по имени своей столицы, Римской. И жили в ней добрые, трудолюбивые люди, только вот одна беда - самую малость одержимые злым духом. Да, да, господа домовые, водяные и лешие, вашим собратом. Дальним, так сказать, родственником. Только дух этот не лесами и водами заведовал, а человеческой алчностью, жаждой власти, стремлением к величию. Старый дух, он еще у египетских фараонов водился, да вот потом в новые, молодые, земли перекочевал, где и жил - не тужил. Бороться с ним было тяжело, уж очень заманчивые перспективы он людям рисовал, славу, величие... И возможности давал небывалые, тем, кто ему душу продал - был такой, Александр, пол мира захватил, а если бы не ваш почтенный слуга, и второй бы не побрезговал... Но это чуть раньше было, в те же времена дух себе нового избрал "апостола" - Юлия, человека великого ума и честолюбия, а потом, после смерти его, куда-то сгинул... Не бесследно, конечно, такие духи даже если умирают, то потом опять возрождаются, но долго я о нем ничего не слышал, пока его сынок не подрос и не начал шалить в степях Монголии...
   - Как я узнал совсем недавно, тот, старый, дух не сгинул, а позорным образом бежал, от меня, между прочим, решив, что ему удастся укрыться в этом мире. Между прочим, идея далеко не оригинальная, Соловей может подтвердить, и Горыныч тоже, да и ваш, Всемир, Китеж-град беглецами построен... Однако тут дух угодил в ловушку - римлян было слишком мало, чтоб устроить в новом мире свое господство, а прочие силы, чистые и нечистые, к иноземной заразе иммунитет имели. Вот и пришлось ему затаиться, да не просто так, а создав себе целый тайный орден последователей, из поколения в поколение переносивших великую тайну безымянного духа... До самого последнего времени таился. Пока последний из хранителей, последний чистый римлянин, без капли примеси славянской крови, по имени Марк Дандрагор не решился подарить духу свободу. Тем более момент выпал очень удачный, да и знакомая Марка, тогда еще милая девушка по имени Елена, влюбленная в гениального (без преувеличений) скульптора, оказалась скрытым магом невероятной силы, да еще и с немалыми амбициями... Желания сошлись с возможностями, и между духом, Марком и Еленой был заключен договор. Духу дают свободу, он же за это своим избавителям дарует вечную жизнь и царствие над всем миром. Предложение весьма заманчивое для любого человека.
   - Именно тогда появился Черный Маг - дух, хранящий в себе мудрость и память сотен поколений, научил Елену Прекрасную всему, что знал сам, а что не знал - то она сама догадалась. Ну и начала подготовку. Для начала, естественно, создав завесу от чужих глаз да ушей, да такую, что ни боги, ни духи, ни даже мудрые звери не могли сквозь нее проникнуть. А потом занявшись, собственно говоря, самим планом, состоящим из двух частей. Первая - дать духу силу, вторая - привести в мир полчища тех, кого этот самый дух поведет в бой. Попросту говоря, демонов из бездны. Причем вторая часть намного проще первой, врата в бездну открываются одним заклинанием, дать же духу силу не каждый может.
   - Дело в том, что если сила водяного от реки, лешего от леса, то подобных духов сила идет от людей. От их поклонения, от их почитания, и все бы ничего, да местный люд, потомки свободолюбивых казаков, никаким демонам или духам молиться не собирался. Тогда Елена с Марком решили пойти на обман, хитрость, идею которой им подал наш дорогой философ, да, Лупус, это я о тебе. Не ты ли философствовал на темы, что великие не умирают, а перерождаются, не ты ли утверждал, что нынешние правители не заслуживают власти, а вот если бы вернулся гетман Выбейглаз, вот бы хорошо жить все стали? Вот Елена с Марком и решили его "вернуть", самим им было тут не справиться, а потому приняли в свой кружок тогда еще молодого священника Леонида, такого же амбициозного и жаждущего власти, как и они сами. Специалиста, так сказать, по общению с народом. Леонид тоже оказался парень не промах, подарил им прекрасную идею не просто "вернуть гетмана", создав новую религию, а органично вписать в старую, объявив, почему бы и нет, святым. Примерно в то же время к ним и Центурион Августин присоединился, который отвечал, в том числе, за все силовые вопросы. Кому устроить перелом ноги в нужное время, кому помочь с дном тихого омута поближе познакомиться, ну вы, я думаю, и без меня обо всех эти "несчастных случаях" знаете, список можете сами продолжить. А не можете - Нюрка поможет, она у вас тут умная.
   - Не медля, тогда же они и приступили к реализации своего плана. Жутким ритуалом из области некромантии с того света была вызвана душа Ивана Выбейглаза, после чего местный злой дух заключил ее в магическую ловушку, принял ее облик и все моления, которые люди посылали давно помершему гетману, забирал себе. Постепенно набираясь сил и плетя свою паутину, которая должна была привести его к власти над миром. Да, именно так - и Елена, и Марк, и Леонид, и Центурион были лишь марионетками, пусть и могущественными, в его руках. Они были уверены, что такие хитрые, что поступают по своей воле, не понимая, что были одержимы демоном, который крутил ими, как заблагорассудится. На что он дальше рассчитывал - честно говоря - не знаю. Наверно, захватить весь мир, а может и много миров, а может и все миры, что только могут существовать. В любом случае его планы совпадали с планами альвов, а лично для меня это лучший показатель, что ничего хорошего ждать от них не приходилось.
   - И допустил он только одну единственную ошибку. Слишком поспешил. Слишком рано начал приготовления к ритуалу призыва демонов, тех самых, которые, под его знаменами, должны были покорить мир. Слишком рано вызвал, так сказать, общественный резонанс, привлек к себе внимание различных божественных сущностей, вроде Сварожича и Ко. Ему бы чуть подождать, ведь две тысячи лет прождал, но захотелось, видите ли, ускорить процесс, еще не набрав полную силу... Ну господа боги, понятное дело, запаниковали. О духе они ничего не знали, зато про демонов из бездны знали больше, чем достаточно, вот и попросили местных героев Черного Мага одолеть. Не, естественно, не справились, да и куда им, богатырям безмозглым (Всемир, к тебе это не относится, ты не безмозглый, ты просто не очень умный). Тогда же боги совершили единственный разумный поступок, обратились к тому, кто только и мог в этой ситуации хоть чем-то помочь. А именно ко мне. Правда, довольно странным образом, не предупредив, решив сыграть на моем любопытстве и любви к разным приключениям...
   - Так и быть, прощаю. Мне действительно стало интересно, да и выпала неплохая возможность свести старые счеты, раздать, так сказать, все долги. Соловей, не белей, ты доказал, что еще не потерянный окончательно человек, не будешь особо наглеть - не трону. Не тебя имел ввиду. Однако и я, увы, не безгрешен. Допустил, признаю, почти фатальную ошибку - решил, что мне противостоит просто очень умный человек, не учуял знакомого запашка. Дух алчности, он же дух жажды величия, жажды всевластия, слишком удачно замаскировался, только когда наши доблестные богатыри сначала поселили его в тело, а потом это тело подорвали, я догадался, с кем имею дело. Кстати, за этот подвиг Толян тебе отдельная благодарность, Коляну потом передам, и бабе Насте, конечно, тоже, если бы не ее рецепт, то одолеть духа вам бы силы не хватило. Как, кстати, и мне - созданная им (руками Елены) непроницаемая сфера, работающая по принципу негативной обратной связи - шедевр колдовства, моя жена Зинка, когда я ей про это расскажу, неделю от радости прыгать будет. Но все же все обошлось. Повезло. Хотя судьба мира висела на волоске... А все благодаря таким тихим, мирным и хорошим местным жителям!
   - Да, господа, именно вам. Не всем, конечно, но многим. Да вы и сами, наверно, это поняли, на своей шкуре почувствовали. Ну, скажите, чем вас не устраивала жизнь? Зачем было мечтать о "добром гетмане", который придет, и все будет хорошо? Ведь это вашими усилиями дух набрал силу, это не Марк, не Елена, не Леонид разносили по Сечи слухи, а вы. Сами друг другу байки пересказывали, о чудесах в решете. Это ты, Магнус Виртус, догадывался обо всем этом, но ничего не делал, потому что струсил, потому что Центурион Августин тебе нехорошими вещами пригрозил, если не будешь держать язык за зубами. Это ты, Лупус Гнилозуб, философствовал, рассказывая байки о былом величии и нынешней убогой жизни. Не вижу тут Прони Тимофеевны, а ведь это ее язык болтал слишком много, сказки разные о гетмане Выбейглазе придумывая. А уж вам, Остап, Тимофей и Кантор, отдельное спасибо. Так, как вы, никто темным планам не помог, в критический момент именно вы отвлекли мое внимания, ведь останься я тут, не пришлось бы с заклинанием морочиться, и геройства Толяна с Коляном были бы не нужны. Так нет же. Поверили слухам, что мы сюда по вашу душу пришли, бежали, отвлекли мое внимание... Ну скажи, Тимофей, какое мне дело до того, что ты не фокусник, а колдун, только это скрываешь? А ты, Остап, зачем мне нужно золото гномов, что ты откопал в горах? Кантора вообще не понимаю, человек решил, что я за ним на край света полз, потому что он, видите ли, не местный, а внебрачный сын китежградского князя, которого занесла нелегкая в эти края... Ладно, чего там, человеческая глупость безмерна, я это уже понял давно, если бы я всех дураков, что мне на жизненном пути встречались, карал, то человечество уже бы вымерло давно.
   - Ну а как духа все же удалось победить - вы все знаете. Пока Елена готовила ритуал призыва демонов, заклинание бабы Насти втиснуло его в тело, Колян с Толяном это тело уничтожили, сфера рухнула, ну а дальше дело техники. Елена, конечно, была сильным магом, но ваш покорный слуга и не с такими справлялся... Короче, я ее выпил. И Марка тоже, и Центуриона, и Леонида. Так сказать, во избежание рецидива. А осколки памятника с остатками духа я ко всем демонам в бездну отправил, не пропадать же такой великолепной пентаграмме. Убить духа все равно невозможно, а там, среди демонов, по определению алчных и жестоких, ему ой как несладко придется, успеет за ближайшую вечность подумать обо всем, что натворил. А за настоящего гетмана Выбейглаза не переживайте. Духа не стало, и душа его тоже обрела свободу, назад, на тот свет отправилась, обрела, так сказать, вечный покой. И впредь, господа хорошие, вас на будущее предупреждаю - вы с духами не играйте, это покруче игры с огнем, греться у костра на пороховом складе и то безопаснее.
   - Ну а потом и наши гости подошли. Я думаю, вы с ними уже познакомились - господа эльфы, гномы и самые разнообразные духи. Они вообще-то на помощь спешили, жизнь свою отдать, так что цените, вот кто действительно за мир родной радеет! И вас они тоже хорошо поврачевали, Толяна с того света вытащили, кому руки, кому ноги на место попришивали. Гномы молодцы - машину нашу починили, подрихтовали. Ребята, работа выше всяких похвал! Вы уж извините, что мы по вашим подземельям без спроса покатались, ворота-то открыты были. А тебе, леший, я вот что скажу - будь проще, и люди сами к тебе потянутся! Зачем ты такой милый лесок в Лес-Лиховище превратил? Зачем путников пугаешь? Вам, господа эльфы, тоже посоветую быть более дружелюбными, наступает новый мировой порядок, будете жить по старому - будете жить не долго. Соловей... Ну, тебе я все уже до этого сказал. Нюрка. Тебе отдельное спасибо, ты молодец, и при всем честном народе заявлю - люди, если вы немедленно не провозгласите сию достойную женщину своей императрицей, лично приду, сниму ремень и вас всех нашлепаю!
   - Есть какие-то вопросы? - закончил свою лекцию Олег.
   Первым общую тишину нарушил Толян.
   - Слышь, Олег, так че, выходит, типа мы в натуре в этом, параллельном мире, или как? Обана! Круто! Надо Коляна будет обрадовать!
   - Толян, ты обо мне че-то базарил? - обнявшись с Маричкой Ромул, улыбаясь до ушей, в собор ввалил Колян.
   - Слышь, ты только прикинь! Мы типа ща в параллельном мире! Круто!
   - Вау! В натуре круто! - воскликнул Колян, и тут же добавил. - А че ты так решил? Кстати, я тут ниче не пропустил?
   - Не, Колян, для тебя ничего существенного... - абсолютно честно признал Олег.
   На этом свое выступление вампир объявил закрытым.
  
   На следующий день все начали расходиться по домам. Первыми отбыли гномы, они и так слишком много времени потеряли, из всех графиков горных работ выбились. Следом оборотни, все же они у князя служили, а князь долгие отлучки своих подданных не любит. Духи, как им и положено, просто растворились, новые, ранее для них недоступные, земли осваивая. Дольше всего эльфы с Соловьем гостили, но и они, причем вместе, отправились на восток, в свои родные края.
   И только отряд богатырский задержался, но тому были особые причины. Причем у каждого свои.
   Любослав нашел себе достойную цель в жизни - огромное количество добродушных еретиков, которых можно обратить к истинной вере! Его первые ученики, лучник Аврилий Умбра и силач Марк Дуриноги, уже несли в народ слово о Сварожиче Палящем, и все новые и новые прихожане подходили к жрецу, чтоб выслушать его увлекательные рассказы о жизни богов. После уже порядком всем поднадоевшей веры в Юпитера, а также получившего серьезный удар по авторитету христианства, славянское язычество казалось чем-то новым, отвечающим чаяниям народа. Были, конечно, определенные сложности перевода, но Любослав не сдавался, моля богов, чтоб те ему помогли донести слово истины до заблудших душ...
   Короче, Любослав решил остаться.
   - Ибо в княжении Китежграда яко без мене волхов суть тьма тьмущая, - объяснил он, - в сих же краях един я есмь, кто слово велик богов излагаши...
   У Всемира все было наоборот - его побратим, Семен, услышав, сколько всего интересного в китежградском княжестве, уразумел, как скучна местная жизнь, и решил на восток податься странствовать. Со своим героем и кумиром Древощитом, "бігом, якщо ви мене до свого equus ferreus не візьмете!" ("бегом, если вы меня в своего железного коня не возьмете"). Бедному богатырю ничего делать не осталось, как пообещать Семену взять его с собой. Тем более, раз уж вакантное место в автомобиле освободилось... Хоть достаточных сил, чтоб нянькой-наставником работать, Всемир в себе не ощущал.
   - Ох тяжка доля моя, ох горька судьбина, и за что на голову мою такое испытание свалилось, - говорил он о своем побратиме, но не злобно, а так, почти нежно...
   А по Свободной Сечи пронесся совершенно удивительный слух - Маричка Ромул с богатырями тоже уезжает! Сначала никто даже не поверил, что такое может быть, но потом сама Маричка призналась, ну и... Мужская половина местного населения была против. С суровыми лицами, хмурые и угрюмые, они ходили по улицам, не желая девицу-красавицу, любимицу всеобщую, отпускать. Зато жены их, и невесты, как об этом прослышали, праздник заезжим богатырям закатили, да такой, что Толян с Коляном потом три дня похмельем мучились. Избавителями богатырей называли, святыми, а Маричке, в дорогу, приданное собрали, ничего не пожалели, каждая самое ценное от сердца оторвала, лишь бы там, в дальних краях, девушке жилось хорошо, лишь бы она сюда вернуться не надумала. Так была она простой девушкой, а стала первой богачкой на селе, от одежд праздных да золота сундуки ломились.
   А потом и вовсе чудо случилось.
   - Слышь, Толян, Олег... Это, того... Ну, в общем... Ну, типа конкретно... В натуре...
   - Колян, что-то произошло? - поинтересовался у своего приятеля Олег.
   - Короче я это... Маричке... Руку и сердце предложил... Типа того, жениться на ней хочу... А она взяла, и согласилась... Вот, - закончил Колян, и покраснел как помидор.
   Ни Олег, ни Толян, ни сам Колян, для которого, похоже, это тоже была неожиданность, не знали, как реагировать - подобный расклад просто ни у кого в голове не укладывался, даже Олег, со своим многотысячелетним опытом, до такого бы финала не додумался. Но все же вампир нашелся, что ответить.
   - Ну поздравляю в таком случае. Когда свадьба?
   Однако свадьба была еще не скоро. По желанию жениха (и невеста с ним была в этом согласна), устраивать свадьбу лучше не тут, потому что иначе это мероприятие еще на месяц затянется. Более того, местный люд даже не стали об этом информировать, только Семену, по большому секрету, поведали, да и то чтоб он пустыми надеждами не питался, а другую себе жену искал... Тот почти даже не расстроился, так, проплакал сутки, а потом вышел, даже нашел в себе силы Маричку поздравить, и Коляна тоже, пожелать им всего самого лучшего, причем, как убедился читавший его мысли Олег, от всей души, радуясь, что Маричка наконец нашла свою судьбу...
   У Олега тоже были свои заботы. В первую же ночь после сражения с Еленой он открыл свой разум, ну и, естественно, встретил там старого знакомого, Сварожича, собственной персоной. На этот раз без остальных богов, и беседу они вели не посреди поля, а в уютном каменном зале, за столом, на котором уже были сервированы бокалы с божественным вином...
   - Приветствую тебя, Олег.
   - Здравствуй, Сварожич.
   - Олег, ты...
   - Я. И что? Что ты хочешь сказать, бог? Ведь я знаю, что ты хочешь сказать, а ты знаешь, что я тебе отвечу. Зачем это все? Формальность? Чтоб не возникло недопонимания? Что же, давай. Хочешь обвинить меня в том, что нарушил свое слово... Так ведь? Так. Я ведь что сказал? Помогу, чем могу. Чем мог, помог. Сделал даже больше, спас весь мир, и вашу шкуру в том числе, причем прошу обратить внимание - почти безвозмездно! От духа алчности вас избавил, от Черного Мага - избавил, от угрозы демонов из бездны - тоже. А что до того, что ты просил меня принести мага в жертву... Ты ведь знал, с чем мне предстоит иметь дело. Другие не знали, а ты, Сварожич, точно знал - зачем тебе душа мага? У тебя таких тысячи, а вот если бы тебе дух достался, да еще и такой могучий, древнее тебя, вот хорошо было бы... Да, Сварожич. Я тебе его не дал. Но ведь и беды в мире не случилось, тьма, как ты при прошлой нашей встрече выражался, не настала...
   - Да, твой фокус с отправлением духа в бездну был красив и элегантен. Но Олег...
   - Не элегантен, гениален! И без лишней скромности! Пусть там чудит! А что до твоих "но Олег", извини, Сварожич, но это ты у меня должен требовать прощения! Ты меня обманул, не сказал, с кем я имею дело, представив все так, будто это простой Черный Маг, с которыми я всегда справлялся...
   - Но Олег, я это и хотел сделать! - не выдержал, и перебил вампира Сварожич.
   - Да? - смакуя вино, божественное на вкус, пусть даже дело во сне происходило, довольно ухмыльнулся Олег, откидываясь на кресле.
   - Да, боги тебя забери! Ты думаешь, легко быть богом? Эти вечные сколки, свары, подковерная грызня за власть... Я тебе не мог ничего сказать, я при других не мог признаться, с кем мы имеем дело! Один я только это и понял, а если бы тот же Перун узнал - не удивлюсь, что попробовал бы с духом договор заключить, типа одному над землей всю власть, другому - над небесами... Это ведь я настоял, чтоб тебя в этот мир призвать! Другие не хотели, слишком хорошо помнили, как ты нас когда-то...
   - Эх, как я вас когда-то! - мечтательно покачал головой Олег, предаваясь сладким воспоминаниям.
   - Олег, я сделал все, что было в моих силах, да, подставив тебя, но я искренне прошу прощения! При прочих, не спорю, и дальше буду делать вид, что на тебя обижен, что ты не сдержал слово, тут же, когда мы одни, и ты можешь сам убедиться, что я говорю искренне...
   - Проехали, Сварожич. Что было, мхом поросло. Сам знаешь, у меня к вам, богам, утилитарный подход, пока вы нужны - вы должны быть, а как только станете бесполезны... На свалку истории шагом марш. Не собираюсь я лезть в вашу жизнь, этот мир еще не дорос до чего-то большего, да и свой дом у меня, а вы тут, гляжу, неплохо вклинились в местную экосистему... Не нарушая общий баланс.
   - Спасибо, Олег. За подвиг твой спасибо, и за то, что обиды не держишь... Хотел бы я тебя отблагодарить, да сам знаешь, нет у меня ничего, что бы тебе нужно было... Разве что... Думаю, назад тем же путем вам не хочется возвращаться?
   - Абсолютно! - подтвердил Олег.
   - Тогда короткий вам путь открою. Извини, что раньше не мог, сам знаешь, моя сила только в тех краях, где в меня верят...
   - Сварожич, без обид!
   - Хорошо, Олег. Тогда до свидания, я верю, что мы еще встретимся... И помни, если что, если в родном мире место тебе не найдется, возвращайся к нам, Леля до сих пор тебя ждет и помнит, и трон первого бога я тебе уступлю...
   - Нет уж, Сварожич! Мне, знаешь, и простым человеком хорошо! Разве что как-нибудь Зинку к вам приведу, жену свою, она у меня ведьма, давно просила с каким-нибудь живым богом познакомить, да все как-то времени не находилось...
   На этом сон окончился, и начались обыденные будни. На вампира навалилось кучу разных проблем, то новые сундуки с золотом в машину загрузить, приданное Марички, то на коронации Императрицы Нюры Первой ей на голову корону возложить... "Ни минуты покоя!" - говорил он, развалившись в гамаке и отдавая команды. "Без меня все, как без рук!" - заявлял Олег, командуя загрузкой в машину ящиков местных сувениров.
   Толян же, пока остальные работали, охотился. Бродил по местным лесам, в гордом одиночестве, стреляя разнообразную дичь и собирая трофеи - в конце концов такую набрал коллекцию, что любой естествоведческий музей за нее всеми когтями уцепится.
   Наконец все разрешили свои дела, разобрались, попрощались, и в дорогу отправились. Вшестером - Толян, Колян, Олег, Всемир, Семен и Маричка. Вся Свободная Сеч провожать их вышла, настоятель Иоанн крестом осенил, Любослав у Сварожича-Палящего попросил легкого пути, а Нюрка, поцеловав Олега на прощание, шепнула ему:
   - Чуш, Олеже, ти якщо колись повернутися вирішиш, я швидко marito orbari... Це так, на всяк випадок...
   ("слышь, олег, ты если когда-то вернуться решишь, я быстро стану вдовой... это так, на всякий случай...")
   - И тебя, Нюрка, я тоже очень уважаю! - согласился вампир, едва ли не впервые в жизни пожалев, что в свое время Зинке Лобной, жене своей, пообещал хранить верность, пока смерть их не разлучит...
   И герои поехали. На этот раз без Ворона-проводника, но "Вепрь", казалось, и сам знал дорогу - куда бы его не вел Толян, самой короткой дорогой катился. Да так, что пейзажи за окнами так и мелькали - холмы, степь, лес, пустыня, горы, опять лес... Если путь туда много дней занял, назад за одни сутки докатили. Рано утром выехали, а поздно вечером в то самое Лесное селение выехали, где в свое время странствие и начиналось. Всемир только дивился, Семен, потрясенный огромным миром, восхищенно смотрел в окно, Колян с Маричкой ворковал, Толян ко всем без исключения чудесам относился уже индифферентно, Олег же воспринял это как должное - Сварожич сдержал свое слово, а иначе и быть не могло.
   В Лесном путников как героев приняли, пир горой, прославления да поздравления, разве что по поводу Любослава огорчились, тут Жаровника любили и надеялись, что он еще вернется домой из своих далеких краев...
   Утром Всемир с Семеном попрощались с друзьями, и в Китеж-град поскакали, к двору княжему - первый отчет давать, о странствии в края дальние, второй - на службу ратную поступать, в дружину княжескую, которую ему Всемир так отрекламировал...
   Ну а Толян с Коляном, да Олег с Маричкой, в непривычно пустой машине назад поехали, в тот самый лес, куда их некогда из родного мира занесло... Проводника не брали, так как вампир заверил, что и сам дорогу помнит и укажет.
   Когда они уже подъезжали к лесу, Олег вдруг заметил:
   - А вот и он...
   - Кто он? - не врубился Толян.
   - Да Горыныч, кто же еще. Все неймется змию...
   Это действительно был он. Горыныч, он же змий треглавый, он же древний дракон. Он летел, чтоб раз и навсегда покончить с Олегом, своим древним и непримиримым врагом. Дракон знал, что на этот раз из битвы живым выйдет только один. Но знал он и то, что Олегу больше не придет никто на помощь. Все его союзники были сейчас далеко, подлые эльфы сидели в своем лесу, духи разбрелись по миру, боги не спускались с небес... У дракона не было больше джинов, не было черных рыцарей, не могли ему прийти на помощь альвы или Черный Маг, был лишь он сам, его когти, клыки, его огненное дыхание, и вампир, жалкий, ничтожный вампир, лишь единожды вступивший в открытый бой, да и то с ослабленным Черным Магом...
   Дракон стремительно приближался к железному коню Олега, выпуская из трех своих пастей языки красного пламени...
   - Альбатрос! Толян, ты гля, альбатрос! Слышь, ты чего?
   - Чего, чего... - бормотал Толян, выкидывая все из багажника.
   - Слышь, Толян, че делать будем? Толян, че ты там ищешь? Как альбатроса валить будем?
   - Ищу, ищу... Будем, будем... - продолжал Толян, злобно улыбаясь. - Будем птеродактиля валить...
   Олег с Маричкой за всей этой суетой наблюдали со стороны. Девушка с легким испугом, еще бы, как не испугаться, когда с небес к тебе мчится крылатая трехголовая ящерица, да еще и пламенем пылая. Олег же лишь ухмылялся, еще не зная намерений Толяна, но пребываючи в полной уверенности, что у того заготовлен подходящий сюрприз.
   Колян, так и не дождавшись от друга хоть какого-то ответа, сам начал действовать - достал два калаша, свою трехлинейку, установил оптический прицел, все зарядил, проверил, еще раз проверил, ожидая, пока дракон попадет в зону поражения...
   Толян же продолжал опустошать багажник. Наружу уже были вывалены все запасы продовольствия, все охотничьи трофеи, сундуки с золотом, что еще от водяного достались, шкатулки эльфов, туда же приданное Марички полетело, великолепные платья валялись в дорожной пыли... А Толян все не унимался. Из машины были выкинуты запасы продуктов, оставшиеся бочонки с эльфийским вином, безымянные мечи, что Олег своей жене Зинаиде Лобной в подарок вез, бензопила, а за всем этим и вовсе заднее сиденье машины последовало, оно, оказывается, оперативно снималось... Дракон уже был совсем близко, когда Толян, наконец, полностью опустошил машину, после чего покряхтел немного, напрягся, и открыл потайное отделение, до которого иначе добраться было невозможно.
   - Ну теперь, птеродактиль, ..., ты у меня ... ... ..., твою ... ... ... в ..., мать! - с демоническим хохотом пригрозил он, вынимая из-под пола большую, длинную и широкую зеленую тубу.
   - ПЗРК "Игла-С"? - тоном знатока поинтересовался Олег. - Удачный выбор... Маричка, будь другом, отойди в сторону, когда из "Иглы" стреляют, за ней лучше не стоять...
   Маричка послушно отошла, а Толян, в два раза превзойдя норматив, умудрился за семь секунд зарядить переносной зенитно-ракетный комплекс десятикилограммовой ракетой, да еще и с осколочно-фугасной боевой частью. Затем было произведено наведение на дракона и, собственно говоря, сам выстрел...
   В воздухе расцвел красивый огненный цветок.
   Олегу даже стало немного жаль Горыныча, ведь по собственной глупости змий погиб. Хоть он и летел значительно ниже положенных, по ТТХ7, трех километров, и ближе пяти, и со скоростью меньше четырехсот метров в секунду, но те, кто все эти характеристики считал, не на живого змия, а на самолет (или вертолет) рассчитывали. И двухканальная оптическая головка с логическим блоком селекции цели никогда в жизни не навела бы ракету на дракона, если бы он, чтоб произвести впечатление, не окружил себя огненным облаком... Для умной ракеты, умеющей выявлять цели даже сквозь массивные тепловые помехи, попасть в дракона было не сложнее, чем олимпийскому чемпиону по стрельбе попасть вилкой в сардельку.
  
   (7. Тактико-технические характеристики)
  
   - Ну, ..., долетался, птеродактиль, ... мать! - снимая с плеча установку, заметил довольный Толян. - Будет теперь знать, как в пацанов огнем кидаться! Вован шарит, че в такчку грузить!
   - Отпад! Ну, Толян, ты крут! - невольно вынужден был признать его кореш. - Как ты этого альбатроса... Слышь, Олег, ты куда?
   - Да так, недалеко... - ответил вампир, удаляясь в сторону горящих обломков дракона. - Вы тут пока грузитесь, а я за трофеями... Вот Зинка обрадуется, она всегда хотела гостиную чем-то экзотическим украсить, а что может быть экзотичнее головы дракона... Я ж думаю, хоть одна из них должна была уцелеть...
   Головы уцелели аж целых две, и, так и не сделав между ними выбор, Олег обе сразу прихватил, одну в гостиную, вторую в спальню, над кроватью повесить, "для придания, так сказать, дополнительной пикантности", как он объяснил.
   А дальше ничего интересного и не было. Машина успешно углубилась в чащу, пересекла границу между мирами, уже по привычному сосновому лесу добралась до трассы, и, в стиле Толяна нарушая все мыслимые и немыслимые правила дорожного движения, вернулась в столицу. Олега довезли прямо до его дома, помогли до квартиры сундуки с золотом и драгоценностями донести (поделили по-братски - две трети Олегу, одна треть остальным), где и оставили, пообещав зайти как-нибудь в гости и вспомнить о великолепном сафари... Затем Толян с Коляном к Вовану "отчитываться" поехали, Олег же, глубоко вздохнув, зашел в квартиру.
   - Зинка... Я уже дома! А я тебе кое-что привез! Ау-у... - бросил он.
   Однако никто не отозвался. Квартира была пуста, и ни малейших следов того, что где-то тут прячется верховная ведьма Зинаида Генриховна Лобная, с трепетом ожидающая возвращения своего мужа, не наблюдалось. Повсюду были разбросаны вещи, на журнальном столике валялась недочитанная книга ("Перехитрить богов", - прочитал на обложке Олег, - "наверно, что-то интересное..."), судя по общему, не характерному для Зинаиды, беспорядку, она куда-то спешила. Очень спешила.
   - Ну и где она? - с долей тревоги сам себя спросил Олег, поднимая трубку и набирая по памяти номер.
   На том конце раздались длинные гудки. Где-то с минуту никто не отвечал, наконец столь обожаемый Олегом голос его любимой женщины ответил:
   - Алло.
   - Зинка, привет, как...
   - А, это ты, Олег... Ты извини, я сейчас с тобой не могу говорить, перезвони мне... потом, хорошо? - перебила ведьма.
   - Что-то случилось? - потирая руки в предвкушении нового приключения, спросил Олег.
   - Мне сейчас некогда говорить... Тут такая каша заварилась... Представляешь, Кольцо Всевластия из небытия вынырнуло, за ним по всему городу безумный эльф гоняется, тут сейчас... Пока, Олег, вечером увидимся и обо всем поговорим!
   Зинаида Лобная бросила трубку, и Олег, развалившись на диване, задумчиво пробормотал.
   - Кольцо Всевластия, говоришь... Ну что же. Разберемся.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"