Пров: другие произведения.

Бд-18: И тут такое началось...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today

   И тут такое началось...
  
  
  Провожатый в который раз обернулся, оглядел Лёху, недовольно поморщился и потопал по снежной целине дальше.
  - Далеко ещё? - трясясь от холода, робко спросил Лёха в широченную спину.
  Провожатый остановился. Был он рослым, плечистым красавцем, кровь с молоком, выряженным то ли в кафтан, то ли в армяк, а то и вовсе в тулуп - в местном тряпье Лёха разбирался неважно.
  - Далеко, недалеко, - досадливо проворчал провожатый. - Какая тебе разница? Ты ж явный статист, пушечное мясо.
  - Почему пушечное? - обиделся Лёха.
  - По топчану. Погляди на себя - сопляк, дохляк и бледная немощь. Для антуража послан, а значит, через денёк-другой сыграешь в ящик. Мы таких навидались: посылают ботанов всяких, молокососов, а нам тут с вами возись. Чей будешь-то?
  - Э-э... - Лёха замялся. - В каком смысле "чей"?
  - Да в прямом. Золотарёвский, что ль? Этот вашего брата пачками сюда гонит, на убой. Или, может, Щепкинский?
  - Да я как бы... - Лёха растерялся: признаваться, что он сам по себе, было чревато. - Тимохинский я, - нашёлся он миг спустя.
  - Ясно, - провожатый презрительно сплюнул в снег. - Знаю Тимохина: мудак редкостный и невежа. Хоть бы шубы с валенками на своих надевал, что ли. А то присылает в обносках на рыбьем меху, кретин.
  - Может, он не подумал? - робко предположил Лёха. - Не знал, что тут у вас зима. Или забыл.
  - Может. У них у всех на плечах жопы, - со знанием дела согласился провожатый. - Щепкин однажды сразу полдюжины студентов пригнал, на следующий день всех грохнули.
  "Больше не пригонит", - собрался было злорадно выпалить Лёха, но вовремя сдержался.
  - Ладно, пойдём, - буркнул провожатый, - а то и замочить не успеют: сам околеешь. Я, кстати, князь Трубецкой, если что.
  - Реальный? - невольно брякнул Лёха, обескураженный контрастом между княжеским титулом и лексиконом.
  Провожатый укоризненно помотал головой.
  - Реальный олух, - прокомментировал он, - это я про тебя.
  
  ***
  
  На совесть занесённый снегом сруб больше походил на загородный особняк. Широченный, с высокими окнами и покатой крышей, обнесённый основательным, в полтора человеческих роста забором из тёсаных брёвен. Князь пинком отворил калитку и зашагал по расчищенной от снега дорожке к крыльцу. На ходу обернулся, сказал насмешливо:
  - Добро пожаловать в отстойник.
  Лёха растерянно сморгнул. Отчего Трубецкой назвал сруб отстойником, он не понял, но переспрашивать не стал. Несмело взобрался по обледеневшим ступеням на крыльцо, шагнул в дверной проём.
   Внутри было натоплено, метались по стенам свечные сполохи, и нестерпимо разило прокисшей брагой.
  - Полюбуйтесь на него, - Трубецкой ухватил Лёху за шиворот и толкнул вперёд. - Только что прибыл, от Тимохина. Подобрал его в трёх верстах, в буреломе. Скотина Тимохин даже по месту сориентироваться не в состоянии. Как звать? А пёс его знает, не спросил. Может статься, что и никак. Имя у тебя есть? - обернулся князь к Лёхе. - Или хотя бы чин.
  - К-конечно, - запинаясь, закивал Лёха в ответ. - К-конечно, есть. Корнет э-э... Корнет Сумароков, - припомнил он персонаж чего-то давно читаного. - Бывший студент. Прибыл волею э-э... г-господина Тимохина в ваше распоряжение.
  - Как прибыл, так и убудешь, - пообещал князь. - Ногами вперёд.
  - Да ладно тебе, твоя светлость. Может, и поживёт ещё парень, - шагнул к Лёхе из темноты кряжистый вислоплечий бородач. - Я тоже тимохинский, - пояснил он, пожимая новоприбывшему руку лопатообразной ладонью. - Васька Ухарь, бывший законный вор, а ныне беглый каторжанин и крестьянский вожак. Тимохинских тут немало. Марфу хотя бы взять, вдовицу на выданье. Василису, девку гулящую, безотказную. Потом Прошку, Фильку, кривого Захарку - всех не упомнишь. Тимохин о них, видать, позабыл, вот и живут себе. И о тебе, бог даст, позабудет. Так что давай, корнет, входи, располагайся, с людьми поручкайся.
  - Игнатий Фомич, - сменил Ухаря степенный, благообразный старикан. - Коллежский советник, с вашего позволения. Прислан псом смердящим Пашкой Золотарёвым, годков эдак двадцать тому. Жену пережил и троих дочерей-красавиц, всё прихотью этого паскудника.
  - Фролка я, - представился рябой, тощий и скособоченный подросток. - Тоже золотарёвский. Ранен на поле брани и брошен на произвол. С тех пор не упоминался.
  - Действительный тайный советник Стасов. Прислан Потаповым, чтоб ему угореть.
  Лёха согласно кивнул: Потапова, наглого выскочку и хама, он терпеть не мог.
  - И я от Потапова. Камер-юнкер Теодор фон Крюккель. Хорошо не Хрюккель - с этого неуча сталось бы.
  - Танечка Вязова от Щепкина. Сирота из обедневшего дворянского рода.
  - Пафнутий Акакиевич, старовер, - диковинно перекрестился круглолицый курносый здоровяк. - От Кривошлыкова. А это Гришаня, поп-расстрига от него же, - кивнул старовер на плешивого дистрофика. - Остальных перебили.
  
  
  ***
  
  От браги Лёха вскорости осоловел. Подперев кулаком подбородок, сидел за длинным дощатым столом, сонно кивал в ответ на многочисленные жалобы и всеобщее недовольство.
  - Если так пойдёт, нас тут скоро больше станет, чем местных, - рассуждал Васька Ухарь. - Но мы ещё куда ни шло - знай, сидим себе в отстойнике, пока золотарёвы с потаповыми гонорары свои пропивают. А вселенцам каково? Люди все известные, на виду, не отсидишься.
  - Вселенцам? - механически переспросил Лёха.
  - Ну да. Буряков, сучий сын, по вселенцам специализируется. Кутузова, например, взять, Михаила Илларионовича. Кто там в него вселился?
  - Прапорщик ВДВ, - подсказал Трубецкой. - А в Багратиона - майор внутренних войск.
  - Это в Барклая майор, - поправил князя старовер. - В Багратиона - полковник в отставке. Слухи ходят, Буряков и на государя-императора глаз положил. Народного депутата в него заселить хочет. Томе эдак в восьмом.
  - Уже, говорят, и синопсис настрочил, - поддержал поп-расстрига. - Как только их, святотатцев, земля носит? Как...
  - Золотарёвские, на выход! - прервал расстригу возникший в дверях дюжий молодчик в мышастом мундире с эполетами. - Пошевеливайтесь, тараканы дохлые!
  - Двенадцатую главу Золотарёв, видать, сдал, - натягивая картуз, проворчал Игнатий Фомич. - Ну и всыплют нам сейчас французы, мало не покажется.
  С десяток фигур уныло потянулись на выход.
  - А подранок где? - рявкнул молодчик в дверях. - Чего прячешься, недобитый? А ну, выходь! Вспомнил о тебе наш, стесняюсь сказать, демиург.
  - Теперь точно добьют, - тоскливо протянул скособоченный Фролка. - Прощевайте, что ль.
  С четверть часа после отбытия золотарёвских было тихо.
  - Давил бы гадов, - прервал наконец молчание Васька Ухарь. - Демиургов этих долбанных, еть их веретеном. Попадись мне наш Тимохин, я бы ему глаза заточкой выставил.
  - Хотя бы один, - поддержал кривой Захарка. - Как он мне. Я б из него сделал Кутузова.
  - А я руки бы оторвал, - встрял Филька. - Чтоб хреном по клавишам барабанил.
  - И хрен тоже, - добавила гулящая Василиса. - Ну что, новенький, у тебя-то с этим как? Полезли, что ль, на полати.
  
  ***
  
  Просквозила неделя, за ней другая. Лёха пообвыкся и удивляться перипетиям местного существования перестал.
  Людишки появлялись в отстойнике, бражничали, грешили и пропадали вновь. Из золотарёвских назад вернулся лишь Игнатий Фомич, остальных добили прорывающиеся к Москве французы. Взамен Золотарёв прислал пятерых новичков - пушечное мясо на одиннадцатый том, синопсис к которому уже сдал в издательство.
  - Щепкинские застоялись что-то, - заметил однажды Васька Ухарь. - Давно никого не дёргали, и новых нет. Может, сдох Щепкин?
  - На практике он, - пояснил разомлевший от Василисиных ласк Лёха и поспешно добавил: - По слухам.
  - На какой ещё практике?
  - Говорят, его в шестнадцатый век редактор упёк. Матчасть учить. Продажи, дескать, в книжных магазинах упали после того, как в первом томе новой эпопеи сынок Ивашка царя Иоанна Грозного угрохал.
  - Хорошо б его самого там угрохали, - мечтательно протянула анемичная Танечка Вязова.
  - И Тимохина заодно, - поддакнула Василиса. - Козла драного.
  - Тимохина-то? - неожиданно подал голос прибывший час назад белобрысый детина. - За чем же дело стало? - детина шагнул из темноты к столу. - Вот он, Тимохин-то.
  На мгновение Лёха обмер. Тыча в него пальцем, в двух шагах глумливо лыбился мерзавец Потапов. Тот, что перехватил два попаданческих проекта прямиком из-под носа и где ни попадя клеймил Лёху бездарем и графоманом.
  "Сам ты графоман, - навязчиво бубнил Лёха, опрометью удирая по снежной целине от преследующих его тимохинских. - Вот же гад какой, своего сдал. А сам-то, сам-то! Тоже, видать, на практику загремел, прохвост малограмотный, бездарный".
  - Сволочуга, - подгоняли истошные выкрики за спиной. - Долбак! Козёл вонючий!
  До схороненного в буреломе пространственно-временного портала Лёха добежал, когда преследователи были уже в двадцати шагах за спиной. Мысленно вознёс хвалу коллеге Кривошлыкову, додумавшемуся отправлять попаданцев методом универсальным и безболезненным и убедившему издателей натыкать порталы густой сетью по пятнадцати последним векам. Нырнул головой вперёд в косо уходящий под землю лаз и даже успел, обернувшись, пискнуть "сами вы козлы" напоследок.
  
  ***
  
  - Ну что, Алексей Петрович, набрались уму-разуму? - покровительственно похлопал Лёху по плечу выпускающий редактор. - Больше не станете наряжать своих персонажей во что вы их там нарядили?
  - В "Адидас", - потупившись, повинился Лёха. - Больше не повторится.
  - Ну, ступайте тогда. Дописывайте.
  "Во дворе, - злорадно ухмыляясь, стучал Лёха по клавишам час спустя, - два здоровенных француза рубили саблями в лоскуты Ваську Ухаря. Ещё шестеро взяли на мушку поставленных у амбарной стены Прошку, Фильку и кривого Захарку. В избе офицеры в очередь насиловали Марфу, вдовицу на выданье. У плетня болталась в петле на потеху воронью гулящая девка Василиса".
  Лёха поставил точку, потёр на радостях ладони и, сыто жмурясь от удовольствия, начал новый абзац.
  "Когда все они отдали богу души, французы вытащили из погреба обмочившегося от страха бездарного пасквилянта Потапова. И тут такое началось..."
  
  
  
  
  
  

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Е.Кариди "Бывшая любовница" (Современный любовный роман) | | М.Старр "Мачеха для наследника, или К черту дракона! " (Юмористическое фэнтези) | | О.Чекменёва "Спаситель под личиной, или Неправильный орк" (Приключенческое фэнтези) | | К.Болотина "Истинная для дракона" (Любовное фэнтези) | | Н.Геярова "Академия темного принца" (Попаданцы в другие миры) | | Ю.Резник "Моль" (Короткий любовный роман) | | С.Александра, "Демонов вызывали? или Когда твоя пара - ведьма!" (Любовное фэнтези) | | К.Дэй "Я тебя (не) люблю" (Романтическая проза) | | А.Борей "Возьми меня замуж" (Попаданцы в другие миры) | | В.Мятная "Отбор Демона, Или Тринадцатая Ведьма" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"