Прудков Владимир: другие произведения.

Ординарец Чапаева

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 8.97*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Из афоризмов Петра Николаевича, ординарца Чапаева:
    Страна должна знать своих героев. Желательно в лицо или, хотя бы, по оперативным ориентировкам.



  - Good morning, children, - сказала старшая воспитательница. - Даша, Катя, Виолетта, Марик... а где Ричард? А, вот он ты! Вылазь из шкафа. Нечего бояться, дядя Петя с вами. И сегодня наш главный сторож... ой, простите, Пётр Николаевич!.. начальник службы безопасности расскажет вам о сказочных странах, существовавших раньше.
  Распорядившись, Алиса взошла на подиум, на котором стоял синтезатор "Ямаха", села за столик и стала листать глянцевый журнал. Она прожила на белом свете тридцать лет. Но из-за того, что усердно пользовалась всякими молодящими кремами и мазями, выглядела на тридцать пять.
  Пётр Николаевич, грузный мужчина с седоватым бобриком, крупным мясистым носом и большими ушами, запарился и снял пиджак. Под пиджаком у него, подмышкой, пистолет. Он улыбнулся детям и попросил располагаться ближе. Последним подошёл Ричард - крупный, толстощёкий мальчуган.
  - И ничуть я не напугался, - негромко и доверительно поведал он. - Я в засаде сидел.
  - Молодец, подходяще место выбрал! Только из засидки будет плохо слышно. Давайте кучнее, - раскудахтался Пётр Николаевич. Он сдерживался и контролировал речь, но иногда, воодушевившись, щедро уснащал её сленгом и малороссийскими словцами. - Про Атлантиду знаете?
  - Знаем, видели по видео! - закричали дети.
  - А про Гиперборею?
  - Враки, - сказал умный мальчик Марик. - Это гипотенуза.
  - О, какие вы продвинутые. Ладно, споведаю вам про исчезнувшую империю, где жил сам. Называлась Советский Союз, тоже типа сказочной страны... - Он глянул на навострившуюся воспитательницу. - Нет, что я говорю! Это вы сейчас живёте как в сказке, а тогда мы жили по поговорке: не до жиру, быть бы живу. В магазинах - пустые полки, колбасы днём с огнём не сыщешь, импортные шмотки - втридорога. Учёные люди, писатели, артисты и наш главный мушкетер Боярский до сих пор по телику возмущаются. А раньше и пикнуть не смей. Что было не позволено, то запрещено.
  Алиса удовлетворительно кивнула и начала читать статейку в журнале с последними сплетнями об известных людях. Где-то за окном бухала чугунная баба, разрушая старое здание.
  - Но и то правда, - подумав, припомнил рассказчик, - что холодильник у каждого отдельно взятого гражданина был забит под завязку. И если в гости придёшь, то угощали, будь здоров: из-за стола не выберешься.
  - И я про эту страну знаю, - затараторила Катя. - Мама сказала, что папа ей с детства изменяет, а папа сказал - враки. Я, грит, детство провёл в Советском Союзе, а там секса не было. Правду говорит?
  - Все так говорят, - согласился рассказчик. - Но, помнится мне, в общественном туалете, возле памятника Пушкину, немые продавали эротические открытки с девушками, в чем мама родила. А наши граждане при полном отсутствии сексу умудрялись миловаться почти пид каждым кустиком.
  - Пётр Николаевич! - укоризненно окликнула воспитательница.
  - Ой, звиняйте, Алиса Георгиевна. Не в ту степь я лошадей погнал.
  - А я так и не понял, - спросил Марик. - Чем всё-таки люди в кустиках занимались?
  - Ролевыми играми! - с досадой бросила Алиса.
  - Ага, в папу-маму играли, - усмехнулся смышлёный ребёнок.
  - А мамы у всех были? - с тихим вздохом спросила Даша, живущая с папой, кошкой Дусей, собачкой Кнопкой и домработницей Фимой.
  - Ясен пень, - охотно пояснил Пётр Николаевич. - Тогда ещё папы детей в животиках не могли вынашивать. Этому недавно научились.
  - А папы часто менялись? - поинтересовалась Катя, встала и на одной ножке проскакала вокруг рассказчика.
  - Ну, не буду врать: папы не у всех водились. Но алименты платил каждый сознательный гражданин, - авторитетно ответил Пётр Николаевич, и Алиса поняла, что рассказчик относит себя к "сознательным".
  - А электорат чем занимался? - спросил Марик.
  - На стройках работал.
  - Так, а что турки делали?
  - Не было тогда турок. Электората хватало. Даже многие Москву бросали и на вокзалах горланили: а я еду, а я еду за туманом, за туманом и за запахом тайги! Были и такие ухари, наших девчат из Москвы аж в тундру увозили.
  - Для чего?
  - Покатать на оленях. "Увезу тебя я в тундру, увезу". Слышали этот хит?.. Ну, не велика потеря. Щас много других хороших песен про романтические путешествия. "Отпустите меня в Гималаи, а не то я завою, а не то я залаю, а не то я кого-нибудь съем!" - Пётр Николаевич щёлкнул челюстями. - Кому из вас в Гималаях довелось быть?
  - Мы в Австралию ездили!
  - А мы во Флориду!
  - Про то и речь веду. Щас весь мир у ваших ног. А раньше дальше Брестской крепости не пущали. Но вообще-то искателей приключений и тогда хватало. А что искали, сами не знали. Все состояли при деле, хотя умудрялись пальцем о палец не ударять. Ну, а тех, кто нигде не числился, отправляли в Магадан.
  - Зачем? - детям и это захотелось узнать.
  Пётр Николаевич скосил глаза на воспитательницу. Но Алисе уже было не до них. Она с озабоченным видом тыкала на кнопки мобильника. И рассказчик продолжил импровизировать:
  - Дак эти... как их?.. бальнологические курорты обслуживать. Там природа дюже богатая. Вулканы, гейзеры, горячие источники... Что ты говоришь, Марк? Вулканы на Камчатке? Ну, наводить тень на плетень не стану. Лично меня дальше Ишима не посылали.
  - Ой, и вправду вы как в сказке жили, - замечталась Даша. - Чего у вас было - того не было. А чего не было - то было. Ездили туда - не знаю куда. Искали то - не ведомо что. А олени, на которых девочек по тундре катали, тоже были сказочные? Копытцами золото вышибали?
  - Не, золото старатели намывали, - уточнил Пётр Николаевич. - И случалось, замыливали в свою пользу. А это есть нехорошо. Когда в особо крупных, то без разговоров - к стенке. Даже если ты директор Елисеевского супермаркета.
  - А на стенках реклама висела, да? - выпалила Катя.
  - С чего ты взяла? - опешил рассказчик.
  - Сама догадалась! А на рекламе прокладки для наших мам. Ни один директор не вытерпит. Мой папа всегда ругается, когда по телику прокладки показывают.
  Пётр Николаевич озадачился. Глянул на воспиталку. Но Алиса никак не среагировала; не могла дозвониться.
  - Нет, Катюша, раньше ничего такого не показывали, - выкрутился он. - Рекламы и в помине не было! Была антиреклама. "Фитиль" называлась. И в ней Михалков показывал, насколько у нас всё плохо.
  - Михалков? Дядя Никита? - Виолетта похлопала пушистыми ресницами. - Он к нам в воскресенье на дачу приезжал!
  - Нет, его папа. Да вы, наверно, знаете, о ком я. Он про Стёпу-милиционера стихи написал, - разъяснил Пётр Николаевич. - В доме восемь дробь один, у заставы Ильича, жил высокий гражданин, по прозванью Каланча.
  - Значит, к нам приезжал сыночек дяди Стёпы? - девочка захлопала в ладоши. - Он меня на ручки брал!
  - Попу он тебе не щипал? - спросил Ричард.
  - А тебя завидки берут?
  - Дети, не отвлекайтесь по пустякам, - остановил их перепалку Пётр Николаевич, так же строго, как Алиса Георгиевна.
  - Дядя Петя, а сказочные герои в той стране жили? - спросила Даша.
  - Вот с ними была полная неразбериха, Дашутка. Взять Павку Корчагина, героя номер один. Он с ранних лет, как и я, проказничал. Священнику махорки в тесто подсыпал. Наша учителка призывала пример с него брать. Но я повторить не смог: всех попов сослали. Да и чо их забижать? Они вернулись смирными, покладистыми, государственную политику поддерживают. Также Валерия Чкалова, отважного лётчика, нам в пример ставили. Хулиган был ещё тот! Под мостом в Питере ухитрился пролететь. Но теперь ученые люди сомневаются. На компютерах просчитали: слишком просвет, говорят, узкий. Не мог он пролететь. Щас-то у нас про сталинского сокола подзабыли. А вот в Америке помнят. В каком-то маленьком городишке, куды он случайно залетел, даже памятник воздвигли.
  - А на каком самолёте он летал? - спросил Ричард. - На Супер-джете?
  - Не, на старинном, с пропеллером. Они чуть в Ледовитом океане не утопли, но чудом спаслись. Приборы у них никудышные были, вот и забурились невесть куда. Северный Полюс пролетели, Гренландию пролетели, смотрят - а под ними уже небоскрёбы Америки. Чуть Эйфелеву башню колёсами не зацепили.
  - Эйфелева башня в Париже, - уточнил Марик. - А почему мы Чкалова забыли, а в Америке до сих пор помнят?
  - Так за НЛО их там приняли. Американцы же до сих пор считают, будто у нас медведи с балалайками по улицам бродят. И тут на тебе! Посреди ясного неба. Из России с приветом! Да и Чкалов, не будь дураком, при очной ставке им такое втюрил! У нас, говорит, МГУ на Ленинских горках триста лет уже. А вы чем тут тогда занимались? С Чингачгуком воевали? Скальпы друг с дружки снимали?
  Дети слушали. Даже непоседливая Катя перестала прыгать и вертеться. Ричард же отсел подальше от Виолетты, чтобы уберечься от соблазна ущипнуть её. Замерла, о чём-то мечтая, Даша. Марик готовил в умной голове очередной провокационный вопрос.
  - Вот ещё что припомнил, - старался Пётр Николаевич. - Американские ковбои обступили нашего лётчика и спрашивают: вы богаты, мистер Чкалов? Да, очень богат. И сколько у вас на счету? Двести мильёнов!
  - А у моего папы больше, - похвасталась Виолетта.
  - А у моего больше, чем у твоего, - тотчас выскочила Катя.
  - Из откуда?
  - От верблюда!
  - Дядя Петя, чего она дразнится? - Виолетта обиделась на подружку, алые губки надула.
  - Ну, если быть точным, то не от верблюда, а от приватизации, - поправил Пётр Николаевич. - Верблюды только плеваться умеют.
  - А в какой валюте у Чкалова миллионы были, - спросил Марик. - В рублях или в баксах?
  - Во! - оживился Пётр Николаевич. - И Чкалову точно такой вопрос америкосы подкинули. А он ответил: в человеках у меня! Двести миллионов, мол, поддерживают.
  Опять глянул в сторону воспитательницы, желая проверить: в ту ли степь на этот раз заехал. Но Алиса, озабоченная возникшими проблемами, сама подошла.
  - Пётр Николаевич, можно я вашим мобильником воспользуюсь? Мне на минутку.
  - Хоть на пять! - охотно отозвался он, мигом просекая: "С чужого номера хочет дозвониться. Плохи твои дела, детка".
  И точно, Алиса дозвонилась, едва вернувшись на свой пост.
  - Алло, дорогой, это я, твоя лисичка! Плохо слышишь? Странно. А я тебя прекрасно. - Она приблизила мобильник к губам. - Сейчас как?.. Минуточку, не отключайся!
  Споткнулась, сходя с подиума; на ногах устояла, однако мобильник, ища опору, выпустила. Громоздкий Пётр Николаевич с неожиданной прытью подхватил и подал девушке. Алиса невнятно поблагодарила и скрылась в кабинете. Он вздохнул свободнее.
  - О чём бишь я? Ах, да! Жили-были в той стране и другие героические личности. Лётчик Мересьев в войну отличился. Его немцы сбили, так он месяц по необитаемой тайге к нашим добирался...
  - Как в "Последнем герое"? - Ричард.
  - Да уж покруче. Голодал, ноги отморозил, медведь на него напал. Как бы это вам понятнее объяснить? Прикиньте, супермену из "Последнего героя" режиссёр объявляет по матюгальнику: "Эй, парень! А ты вовсе у нас не в игре, а в реале. И медведь не ручной из цирка, а вполне дикий, с нестриженными коготками"... Как вы думаете, что с тем суперменом станет?
  - В трусики написяет? - предположила Виолетта.
  - Вполне возможно. А вот Мересьев не растерялся. Из пистолета - бах в него. И контрольным выстрелом - в лоб. Да, были люди в наше время! Опять же, Николая Гастелло взять. Собой пожертвовал, чтобы гадов остановить. А то ведь Гитлер всё хотел у нас отнять.
  - Всё-всё-всё? - уточнила Катя. - И нефтяные скважинки тоже?
  - Нефтяные скважины в первую очередь. А из нашего электората оставить мильёнов эдак тридцать - на тяжёлых работах вкалывать, - Пётр Николаевич задумался. - Недотёпа, конечно. Щас эту задачу некоторые хотят решить мирным путём.
  - А какой подвиг дядя Коля совершил? - потревожила его Даша.
  - Дядя Коля?.. Ах, да, Гастелло! Его зенитки подбили, самолёт загорелся. Мог на парашюте спрыгнуть, но он подумал: даже хорошо, что подбили. А то боекомплект кончился. И огненным факелом! В танковую колонну!
  - Погиб? - прошептал Ричард.
  - Да. Остановил немецко-фашистких захватчиков ценой собственной жизни.
  - А разве запасной жизни он не имел?
  - Нет, не имел. Единственная была, - Пётр Николаевич погладил по голове впечатлённого малыша. - Правда, сейчас и о нём споры идут: то ли совершал подвиг Гастелло, то ли нет. Раскопки полным ходом ведут в том месте. И ничего найти не могут. Но я думаю, что опоздали. Наверно, местные жители в голодные годы, когда кушать было нечего, допрежь копателей всё на металлолом сдали.
  - И я тоже думаю, что герой Гастелло был! - убеждённо сказала Катя.
  - А ты почему так решила, деточка?
  - Ну, раз у моего папы злодей Гитлер нефтяные скважинки не отнял. Кто-то ж их защитил! Вы рассказывайте, рассказывайте, дядя Петя, а я папе передам. Пусть тоже про всё знает.
  - Дядя Петя, а вы сами воевали? - поинтересовался Ричард.
  - Не, я после войны родился. Вот отец у меня воевал. Рядовой стрелковой роты, гвардейского полка. Но он не успел рассказать про свои подвиги. Помер от ран, когда я ещё пешком под стол ходил. А про лётчиков много знаю, потому как сам в аэроклуб ходил. Тогда дискотек-то ещё не было, поневоле туда двинешь, куда ещё. Я даже модель самолётика сам сделал.
  - Летала? - тут как тут Марик.
  - А то ж.
  - А на каком топливе?
  - На резинке от трусов, - разъяснил Пётр Николаевич. - Кстати, они тоже тогда в дефиците были.
  - Из-за того, что все мальчики самолётики делали? - предположила Даша.
  - Может быть. Но лично из меня ни лётчика, ни конструктора не вышло. Куды мне с грыжей!.. То исть, по малолетству у меня действительно грыжа вылезла. Отчим заставлял на пустыре картошку сажать, мешки таскать. Ну и привезла же маманька из Горловки ухаря!
  - Откуда привезла?
  - З Украйны, она сама из тих мест. В гости к сеструхе ездила и прихватила с собой. Вот так на одного москвича больше стало. Щас нас уже сколько? Десять миллионов?
  - Одиннадцать, - поправил Марик.
  Глаза Петра Николаевича подернулись мокрецой, и он приятным баритоном пропел:
  - Спят курганы тёмные, солнцем опалённые, и туманы белые ходят чередой...
  - Еще, еще, - попросила Даша.
  - Через рощи шумные и поля зелёные вышел в степь донецкую парень молодой. Там на шахте угольной паренька приметили и в забой направили... и в забой направили... Ну, и тому подобное. Это любимая песня моего отчима. Бывало, когда выпьет - обязательно зачинает спивать и меня с мамкой заставлял подпивать. А ещё байку одну и ту же травил. Идём мы, говорит, как-то с Алёшкой Стахановым по главному кверхшлагу...
  - А что это - главный кверхшлаг? - Марик опять влез.
  - А дидько його знае, - Пётр Николаевич полностью перешёл на язык родителей.
  - А кто это - Алёша Стаханов? - спросили другие дети.
  - Тоже герой, гору угля выдал. Его раньше, на плакатах, былинным богатырём изображали. Только не с палицей, как у Ильи Муромца, а с отбойным молотком на плече. И вот, поди ж ты, щас выяснили, что он и не герой вовсе. Оказывается, за него бригада шахтёров вкалывала, а он в это время пиво с креветками в пивбаре пил. А потом совсем скур... са сбился. В Кащенке жизнь закончил, в палате номер шесть, где раньше писатель Чехов лежал.
  - А с каким героем вы лично встречались, дядь Петя? - поинтересовался Марик. - Только без булды чтобы.
  - Гагарина видел, - припомнил Пётр Николаевич. - На стадионе в Лужниках. Один раз отчим, нехороший человек, царствие ему небесное, меня на футбол взял. Там-то я и увидел нашего космонавта.
  - А кто с кем играл?
  - Ты, Марк, кончай меня на вшивость проверять, - Пётр Николаевич погрозил мальчику толстым пальцем. - ЦСКА с динамовцами из Тбилиси бодались. И тут в ложе для гостей Гагарин появился. Такой кипеш поднялся! Повскакивали, кричат, в воздух кепки бросают, футболисты играть перестали, судья свисток изо рта выронил. А генацвали, рядом с нами сидел, Гагарина в ресторан "Арагви" на шашлык пригласил. И другие зазывали, но Гагарин только улыбался и руку к груди прикладывал. Понятное дело, не мог же он разорваться на части.
  - Клёво! - мечтательно сказал Ричард. - Жаль, я поздно родился. А то с Гагариным тоже б закорешил.
  - М-да, тебе крупно не повезло, - сочувственно кивнул Пётр Николаевич.
  - И кто тогда выиграл? - продолжал дотошно выспрашивать Марик.
  - Дружба победила. Не помню я. Но Гагарина запомнил. Правда, нынче и нащот Гагарина сомневаются. В Инете пишут, что вместо него в космос кукла летала. А сам он в студии сидел и в микрофон по бумажке зачитывал заранее сочиненные слова: "Я сказал, поехали! Я взмахнул рукой!" А потом ему отпуск за успешное выполнение задания дали, и он к родителям в гости наведался. И там будто бы с ним неприятный случай произошёл... - дядя Петя оглянулся на кабинет. - Значит, бухнул наш Юрий Алексеевич на встрече с земляками и стал им показывать, какой он знатный качок. Стойку на одной руке хотел сделать. Ну и грохнулся с крыльца. Потом всю оставшуюся жизнь ходил со шрамом на переносице.
  - А почему пластическую операцию не сделал? - спросила Виолетта.
  - Наверно, не захотел, - пожал плечами рассказчик. .
  - А моя мама сделала. У неё сейчас такой миленький носик, только холодный почему-то. Я, когда вырасту, тоже себе сделаю.
  - Тебе не надо. Ты и так хороша. А Гагарин, скорее всего, денег на операцию не наскрёб. Тогда ведь люди бедно жили. Цивильный рынок упорно не признавали, всё по толкучкам в ватниках ошивались да семечки лузгали. Ни тебе гамбургеров, ни попкорна с пепси-колой. Даже сам Гагарин костюма от Версачи не имел, в шинельке с погонами ходил. А на ногах - буцы по пуду. Нам такие в ПТУ выдавали. Они назывались... нет, не стану говорить, а то нагоняй от Алисы Георгиевны получу.
  - Скажите, дядя Петя! - запросили дети. - Хоть шепотком!
  - Ладно, только не повторяйте за мной, - он понизил голос. - Говнотопы они назывались! Уж кому-кому, а Гагарину следовало бы итальянские сапожки выделить. Но куды там! Одно слово, дефицит. Ученые люди и господин Боярский верно по телику говорят.
  Он покачал головой, сопереживая первому космонавту, которому так и не пришлось походить в модных сапожках, и слушавшие его дети тоже посочувствовали Гагарину.
  - Вот я и говорю, ребята: сказочная была страна, столько легенд породила. Историки, наверно, лет через сто разберутся, что к чему.
  - А почему не сразу? - с недоумением спросил Марик.
  - Хм, интересный вопрос, - задумался Пётр Николаевич. - Наверно, ещё живы авторитеты, у которых своя предъява к истории. Вот и лепят горбатого к стенке.
  Дверь из кабинета открылась, оттуда слегка потянуло сигаретным дымком. Алиса вышла в общий зал. Глаза у неё покраснели, губы дрожали, и сейчас она походила на одного из своих детсадников, у которого отняли любимую игрушку.
  - А мультики в той стране показывали? - спросила Виолетта. - Или только ужастики?
  - Ты про какие ужастики? - не понял Пётр Николаевич.
  - Вы же сами рассказывали. Из сериала "Фитильки".
  - Как же, снимали и другие фильмы. О свинарках и пастухах, о кубанских казаках. Про Сашу с Уралмаша.
  - Ой, да какое там кино! - проходя мимо, сердито бросила воспитательница.
  - Туфту, в общем, гнали, - живо подтвердил Пётр Николаевич. - Но американские боевики только члены Политбюро смотрели. А мы, простые граждане, всё подряд снедали. Очередь в кассу - не протолкнёшься. Так я по головам приноровился лазить. Не только себе, но и всем пацанам билеты покупал. По десять копеек, на первый ряд. Меня подсаживали, и я лез.
  - Вы ж такой тяжёлый! Кто вас выдержит? - дети дружно засмеялись, представив, как дядя Петя лезет по головам.
  - Я тогда худой был, - пояснил он. - Кожа до кости. Одним словом, шкет. Это щас раздобрел. Вот на той неделе освежил память: посмотрел старый фильм. По сто сорок шестому каналу. Как его? Эх, названия не упомнил! Короче, там Фаина Раневская играет, была такая актриса. С носом, как у бабы-яги. Тоже операцию себе не сделала. Но вообще-то она не злая яга, а добрая. Может, поэтому и не сделала. Зачем ей понты наводить? И там одна девочка, красивая, как наша Ви... как все вы, - педагогически поправился, - целый день по Москве бродила. Без папы, без мамы, без охраны - вообще без никому. И представляете: ни один педофил на неё не клюнул. А я-то, как дурак, всё сидел у телика и дрожал: вот сичас! вот сичас! вот она в подворотню зашла! вот подходящий момент! вот тут-то на неё Чикатило набросится!
  - Сплошная лакировка! - нервно выкрикнула воспитательница.
  - Да уж, - подтвердил Пётр Николаевич. - Нас с Алисой Георгиевной прямо возмущает такое искажение действительности. А ведь я подобную туфту за чистую монету когда-то принимал.
  - Дядя Петя, а Щикатило - тоже былинный герой? - спросила Даша.
  - Таких-то героев и у нас куда с добром. Пичужкин из Битцевского парка, "Леший" из Соснино, "Люцифер" из Питера, "Дядька Черномыр" из Сочи, "Одинокий волк" из Тамбова, "Учитель танцев" из Екатеринбурга...
  - Пётр Николаевич! - Алиса прервала рассказчика. - Откуда вы взяли эти ужасные клички?
  - Под такими именами они в наших разработках проходили, - охотно разъяснил он.
  - Детям знать не обязательно! - категорически отрезала она.
  - Ну, почему же, - Пётр Николаевич осмелился возразить. - Страна должна знать своих героев. Желательно в лицо или, хотя бы, по оперативным ориентировкам. Но вы не бойтесь, ребятки. Дядя Петя вас в обиду не даст. У дяди Пети наган.
  - А можно потрогать? - спросил Ричард.
  - Можно, но только осторожно. И вот что я вам скажу. Я уже и сам сейчас стал путаться, где правда, а где врут. Но одно точно знаю: вот Василий Иванович Чапаев существовал в реале.
  - Незападло? - засомневался Марик.
  - Гадом буду, - Пётр Николаевич ногтем отщёлкнул верхний золотой зуб. - Документальное кино про него есть. Я раз десять смотрел, как он с помощью картофелин учил комсостав воевать.
  - Ой, расскажите про Чапаева! - попросили дети.
  - Так и быть. Расскажу одну историю с загадкой. Слушайте внимательно. Кто разгадает, тому приз. Поехал, значит, Василий Иванович во Внутреннюю Монголию подвиги совершать. И с ним, как всегда, ординарец Петька. Сели в вагон, скатерть самобранку расстелили. По рюмке благородного напитка Хэннесси тяпнули и, как водится, красной клюквой закусили - ну, которая рыбой воняет. А Петька, ординарец-то, любознательный. Вот он и спрашивает: "Василий Иваныч, ты мужик грамотный, в академии имени Фрунзе обучался, объясни: почему колёса стучат?"
  - Пётр Николаевич, может, хватит детям анекдоты травить? - Алиса не сдержалась.
  - Так за что купил, за то и продаю, - оправдался он.
  - Дядя Петя, не спорьте с Алиской, - шепнул Марик. - Хотите я объясню, отчего колёса стучат?
  - Ну, трави.
  - Колесо - это что? Круг. А круг - это пиар в квадрате. Так вот квадрат-то он и стучит.
  - Вот даёшь! - восхитился Пётр Николаевич. - А я сам ни в жизнь бы не дотумкал. М-да, умное поколение у нас растёт! С детсада можно в университет отдавать. Погоди, Марк, я тебе обещанный приз вручу. Баунти, райское наслаждение.
  - Не надо, - Марик скромно потупился. - Я ведь тоже в инете торчу, оттуда и узнал про пиар в квадрате, - мальчик оглянулся на воспиталку и опять шёпотом: - А ещё фильмец о Чапаеве видел. Только другой. Как он в баньке с пулемётчицей Анкой парился. У неё грудь потрогал и спрашивает: Аня, это у тебя своя или этим... как его?.. бодексом накаченная.
  - А я знаю, почему наш дядя Петя так хорошо про Чапаева знает! - громко объявила Катя.
  - Ну и почему, деточка? - начальник охраны, сконфуженный рассказом Марика, с живостью откликнулся на безобидный вопрос.
  - Так это ж вы у него ординанцем и служили!
  - Эвон как ты рассудила. На, вот, и тебе конфетку. Твоя правда. Где я только не служил! И в армии, и в милиции... помнится, дельцов крышевал, а попозжа и сам крыши гудроном заливал. Спасибо куму, наставил на путь истинный. Вызовет, бывалыча, и спрашивает: говори, братан, не надоело тебе сидеть на нарах, как королю на именинах? - Да, признаться, надоело. - Так давай, квачом шуруди пошустрей, а мы тебе условно-досрочное...
  - Пётр Николаич! - опять выкрикнула Алиса. - Может, хватит? А то вы окончательно на свою героическую биографию съехали.
  - Ох, извините. Увлёкся, - виновато отозвался он.
  - А можно мне вопросик? Самый-самый последний, - умоляя, попросила Даша и прижала ладошки одна к другой.
  - Ну, задавай.
  - А наша страна не исчезнет, как тот сказочный Советский Союз?
  Пётр Николаевич неуверенно пожал плечами и посмотрел в сторону воспитательницы.
  - Дети, у дяди Пети нет достаточного образования, чтобы отвечать на такие сложные геополитические вопросы, - нашлась она.
  - Тогда вы ответьте, Алисочка Георгиевна.
  - Если будете хорошо себя вести, слушаться взрослых, кушать всё, что дают, а не размазывать клюкву, пахнущую рыбой, по стенам, то наша страна не исчезнет, - нравоучительно сказала она.
  - А от меня уже ничего не зависит, - с грустью заметил Марик. - Папа увозит меня в Тель-Авив к профессору Лотману в ученики.
  - А ты не соглашайся, - тихо попросила Даша и за руку крепко взяла. - Ты и так учёный.
  - А меня папа в Испанию увозит, - встрепенулась Виолетта. - А то, говорит, здесь жить всё страшней. А там у нас теперь свой дом, такой большой-пребольшой, с висячим замко́м. Раньше там какой-то граф или маркиз жил.
  - Уж не маркиз ли де Сад? - полюбопытствовал Пётр Николаевич, не знавший других маркизов.
  - Может и этот, но он оттуда уже слинял. - Виолетта неуверенно пожала плечиками.
  - Ну, вам спокойнее будет, - заключил Пётр Николаевич.
  Воспитательница лишь вздохнула, переживая сообщённые детьми новости. Опять контингент уменьшится. Чёрная пятница, сплошная невезуха. Любовник окончательно бросил, перспектива остаться без работы нарисовалась.
 - Дети, давайте в компьютерный класс, - приказала она.
  В клетках весело чирикали птички. Что-то пытался высказать трехцветный попугай, но он еще недостаточно выучил русский язык. В большом аквариуме плавали золотые рыбки. Катя, проходя мимо террариума, успела пообщаться с черепахой. Подразнила животное пальчиком, прикасаясь к её клювику.
  - Смотри, Моника Левинская тебя цапнет, - Пётр Николаевич сопровождал детей, как мама-наседка свой выводок.
  - Наша Моника не кусается, - возразила Катя. - Она добрая.
  Черепаха спокойно, не прячась в панцирь, сидела на плоском сером камне, выступающем над водой, вертела шеей, охотясь за пальцем, и безвредно раззевала клюв. Фамилию и имя животному экспромтом придумал Катин папа, однажды заехав за девочкой. Та продолжила безбоязно играть с черепахой, а маленькая Даша остановилась у большого лимонного дерева и показала всем, что ещё один лимончик народился.
  В учебном классе в ряд выстроились мониторы.
  - Ну, ребятишки, пора вам и в "Фотошопе" поупражняться, - кудахтал Пётр Николаевич. - У вас все возможности есть. У художника Репина столько не имелось. В золотое время живёте!
  Шустрый малыш Рич уже прицелился к клавиатуре.
  - А я хочу в "Контрастрайк", - заупрямился он.
  Временный воспитатель оглянулся: Алиса осталась в зале.
  - Ладно, повоюй немного, - уступчиво разрешил он. - Я в детстве тоже, ужас как, любил в войнушку играть. В красных и белых, в наших и немцев. Токо я очень не любил, когда меня немцем или белым назначали. - Он хотел еще что-то рассказать, но оборвал себя. - Ты, Рич, до какого уровня уже дошёл?
  - До седьмого.
  - Всех уродов замочил?
  - У меня не забалуешь, - похвалился мальчик.
  - Ай, молодец! Я в твоём возрасте только на пальцах мог считать.
  - Это как?
  - Методом загиба, - начальник охраны показал, как загибать пальцы, и довольный, почти счастливый, рассадил детей за мониторы.

  Алиса подошла к большому витражному окну. Тусклое солнце тщилось пробиться через рваные полотнища тёмных облаков. Детсад находился у Лесного посёлка на Рублёвском шоссе, в удобном для родителей месте. Они заезжали сюда, возвращаясь из офисов и салонов.
  Чугунная баба, рушившая старое здание, забухала ещё настойчивее. Турки работали без перекуров. А по территории детсада прохаживались два бывших боевика, теперь состоящие в команде Петра Николаевича. Они охраняли самое бесценное, что у нас есть, - наших детей.
  Железная изгородь отделяла детсадовские "шесть соток" от остального мира. Она торчала ввысь, заканчиваясь острыми пиками. И сейчас, сквозь прутья, просунул нос какой-то шкет в драной куртке, худой и чумазый, с подбитым глазом. Наверно, так раньше выглядел Пётр Николаевич. Странная мысль пришла в голову Алисы: а если чудесным образом совместить времена? Тогда выйдет, Пётр Николаевич охраняет нас от самого себя.
  Что-то интересное разглядел мальчуган за витринным стеклом детсада. Алисе стало неприятно, но уже, словно получив от неё мысленный приказ, к беспризорнику поспешил охранник Ахмед и отогнал мальчонку злым окриком. Затем повернулся к окнам, в ожидании поощрения за свою исполнительность. А в классе наседкой над цыплятами кудахтал временный воспитатель.
  - Пётр Николаевич, подойдите ко мне, пожалуйста!
  Он с готовностью подошёл. Алиса хотела начать с порицания, но взглянув на его добродушное лицо с оттопыренными ушами, начала с похвальбы.
  - Спасибо, выручаете нас. Вот и в понедельник, наверно, придётся вас запрячь...
  - Я с удовольствием, - расшаркался он. - Только вы это, тему заранее подскажите. Чтоб я, значит, подготовился, как следует. - И не удержался, подкинул вопросик: - А что? Марины Эдуардовны опять не будет?
  - Да, скорее всего.
  - И кто на этот раз её снял?
  - Тише, Пётр Николаевич, дети услышат. Катин папа снял, если вам интересно. На весь уик-энд укатили.
  - Понятно. И куда он её, такую молодую?
  - В Гиперборею! - с раздражением бросила она.
  Воспитатель-временщик посмотрел на неё с сочувствием. Не везёт бабе с мужиками. И умна, и образована, и на лицо смазливая, а если б не мазалась, так и вообще б красавицей стала. Но не везёт! Никто под венец не зовёт, на яхте не катает и даже в тундру на оленях не приглашают.
  - А вот Маргариты Владимировны я тоже не вижу, - заметил он. - Так хотите, я и музыкой, заместо её, займусь! Я же в зоновской самодеятельности участвовал. Кум у нас хормейстером был и меня даже запевалой ставил.
  - Вы про кума нам все уши прожжужали. Это ваш родственник, что ли?
  - Да нет, - поправил Петр Николаевич. - Это опер, начальник следственно-оперативной части.
  - И что вы пели? Про Мурку в кожаной тужурке? - иронически предположила Алиса.
  - Нет, про вечерний звон. Вечерний звон, как много дум приносит он, бом-бом... И пионерские песни я ещё помню! - вдохновился он. - Взвейтесь кострами, синие ночи, мы пионеры - дети рабочих. Так что могу детский хор организовать.
  - Нет, не надо. И шоколадками детей не балуйте. Они достаточно всего получают. Так-то вы молодец, идеологически верно беседы проводите, о преимуществе рыночной экономики не раз упоминали...
  - Стараюсь! Я ведь соображаю, что в чужой монастырь в нечищеных щиблетах влез.
  - Do in Rome as the Romans do, - сказала Алиса первое, что пришло в голову. Ей еще предстояло заниматься с ребятишками английским.
  - Это вы в точку, Алиса Георгиевна, - откликнулся он, хотя ничего не понял.
  - Конечно, вам бы сподручней на лихом коне да с шашкой наголо, - пошутила она, но женским чутьём ощутила, что мужчина, как никогда, нуждается в поддержке. - Я благодарна вам за помощь, Пётр Николаевич. Только за лексикой, пожалуйста, следите. А то дети, как попугаи, повторяют. Родители могут в претензии быть. Сленгом пользуетесь, суржиком и... и чем вы только не пользуетесь! Ну, что это такое: "незападло"? Или вот... как вы там выразились? Про совокупление в кустах?
  - Виноват, - засмущался он. - Это ж меня Катя спровоцировала.
  Алиса улыбнулась. Ординарец Чапаева переминался перед ней, как школьник, не выучивший урок.
  - Уж лучше б сказали "трахались". Сейчас это устойчивая лексема, все употребляют. А что, раньше действительно под каждым кустом трахались?
  - Ага, ходила такая присказка: каждый кустик тебя пустит. Жилья-то на всех не хватало.
  - Это наша вечная проблема, - поскучнела Алиса. - Я и сама, до сих пор, своего не имею.
  - А где снимаете? - поинтересовался он.
  - В Кузьминках. На улице Тимошенко, - ответила она и заломила бровь, впервые задумавшись: а кто это такой? или, может, кто такая? Наверняка ведь не девушка с косой из украинского парламента.
  - Дорого? - участливо спросил ординарец Чапаева.
  - Да уж. И до работы далековато, - скучно ответила она. - Так вы, в натуре, учтите мои замечания, - попросила и с ужасом осознала, что её лексика тоже пополнилась благодаря его стараниям.
  - Учту, - пообещал он. - Я уже себе арфоэпический словарь купил.
  - Какой?!
  - Арфо-эпический, - раздельно пояснил. - Чтобы ударения правильно делать. А то идеологически, может, я и верно, но с ударениями прямо бяда. К примеру, до сих не уверен, как правильно говорить: про́центов или проце́нтов. А ведь, когда платил, не задумывался.
  - Вы это о чём, Пётр Николаевич?
  - Об алиментах, Алиса Георгиевна. Ведь оно как было: тридцать три отдай или - не греши.
  Алиса отметила его мясистый нос, оотопыренные уши, мощные ляжки и, усмехнувшись, подумала, что своим обликом "дядя Петя", скорее, напоминает не ординарца Петьку, а бравого солдата Швейка.
  "Интересно, а какой у Швейка темперамент? Или бравый солдат совершенно чужд сексуальным порывам?" - Она ещё раз, с интересом, посмотрела на Петра Николаевича, точно он, внешним видом, мог дать ответ на этот вполне себе культурологический вопрос. А он по-особенному улыбнулся ей, и между ними проскользнула искорка понимания. Может, пригласить его в гости? Сегодня же! На чашку чая со всеми вытекающими последствиями.
  ...Пётр Николаевич, получив очередное указание, озабоченно почесал поседевший бобрик. На этот раз тема оказалась совершенно незнакомой. Придётся до поздней ночи, поедая чизбургеры и погрузившись в интернет, сидеть за компом. Однако, в сущности, остался доволен. Своих детей он не имел. Правда, они когда-то рождались - также беспечно и непредсказуемо, как лимончики на детсадовском дереве. Но свои алименты "дядя Петя" давно выплатил. Ещё до того, как исчезла сказочная страна, про которую он рассказывал. И прежде чем захотелось пообщаться с внуками.


Оценка: 8.97*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  П.Коршунов "Жестокая игра (книга 2) Жизнь" (ЛитРПГ) | | Ю.Журавлева "Мама для наследника" (Приключенческое фэнтези) | | М.Анастасия "Обретенное счастье" (Фэнтези) | | Ш.Галина "Глупые" (Любовные романы) | | О.Вечная "Весёлый Роджер" (Современный любовный роман) | | А.Оболенская "Правила неприличия" (Современный любовный роман) | | С.Лайм "Мертвая Академия. Печать Крови" (Юмористическое фэнтези) | | Я.Логвин "Сокол и Чиж" (Современный любовный роман) | | С.Волкова "Похищенная, или Заложница красоты" (Приключенческое фэнтези) | | О.Гринберга "На Пределе" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список