Прудков Владимир: другие произведения.

Отечественные записки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
     "Может собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов российская земля рождать" (С.)


  Помещик Демьянов сидел под яблоней и пил анисовую настойку. Перед ним на коленях лежали чертежи братьев Головановых, известных своей ленью и поэтому всегда что-то изобретавших, чтобы меньше работать. Сами братья стояли рядом, с почтением снявши картузы, и ожидали решения барина.
  "Хм, - соображал Демьянов, - похоже, братовья и в этот раз дельную штуку придумали". Он в Москве учился, по молодости изучал иностранные языки, да и почитывал научные журналы, которые ему привозили из заграницы.
  - Ошибок не вижу, - заключил. - Токо вот эта затычка, пожалуй, слабовата будет. Усилить ба!
  - Как прикажете, барин.
  - Ну, идите. Я попозжа подойду, посмотрю на вашу механизму в действии.
  Обрадованные братья убежали молотить рожь с помощью придуманной ими паровой машины.
  "А что? - подумал помещик. - Надо будет заяву в европейскую бюру подать. Наши-то министры Пробирную Палатку когда ещё откроют".
  И, разумеется, он был прав. Ибо Пробирную Палатку в нашем Отечестве откроют действительно ещё не скоро. Сначала построят славный город Петербург, выкопают Грибоедовский канал. Да и то, сначала деятельность Пробирной Палатки будет протекать незаметно и непублично, до тех пор пока её директором не назначат Козьму Пруткова. Вот Козьма Петрович и подымет работу Пробирной Палатки на должную высоту.
  Ну, а пока...
  Пока он поманил пальцем молодого слугу, которому дал имя в честь почётного итальянца:
  - Эй, Галилей!
  - Слушаю, барин! - тотчас откликнулся парень.
  - Тащи мне бумагу, чернила и гусиное перо.
  Слуга притащил бумагу и чернила.
  - А гусиное перо где?
  - Дак это... гусей на дальний пруд угнали.
  - Ну, так беги! - скомандовал Демьянов. - Стой!
  У него мелькнула мысль заказать братьям Головановым изобрести самопишущее перо. "Семнадцатый век на дворе, а мы до сих пор бедных гусей щипаем".
  - Плесни-ка ещё анисовой, - распорядился он.
  И тут же большое румяное яблоко тюкнуло его по темечку, как бы предлагая себя на закусь.
  - Чёрт! - выругался он. "А интересно, почему яблоки всегда падают вниз?.. Али не всегда?" - Галилей!
  - Слушаю, барин, - слуга тотчас подскочил.
  - Погляди, что у меня на лысине.
  - Покраснело чуток. Позвольте подуть?
  - Не надо. Ты лучше поделись со мной, бестия, своими наблюдениями. Всегда ли яблоки падают на землю или, бывает, в небо улетают?
  - Да как сказать... - начал Галилей, соображая, чего ж барину нужно.
  - Ты мне тута не крути! Отвечай прямодушно!
  - Ну, был случай, вверх полетело, - припомнил парень.
  - Брешешь же!
  - А может быть, и брёху. Может, у меня голова закружилась, и я верх с низом попутал.
  - Ты мне теорию относительности тут не впаривай, - осудил его барин. - Ей ещё время не приспело. Полезай-ка на дерево. По одному яблоку срывай и аккуратно отпущай. А я понаблюдаю. Да смотри, подлец, в меня не попади!
  Галилей подчинился и вскарабкался на яблоню. Сначала он срывал плоды с нижних веток, и Демьянов внимательно наблюдал, как они падают. "Хм, исключений из правил не бывает. Что и следовало ожидать".
  - А ну, выше залезь, - потребовал он.
  - Дак, барин, я и так много наскидывал.
  - Лезь выше, бездельник!
  Слуга, подчинившись барину, полез.
  "Ага, - продолжал рассуждать Демьянов, - эти-то, с верхних веток, вон как шмякаются. В скорости прибавляют, аж свистят. Тоже неспроста, а по какому-то, надо полагать, закону".
  И ещё одна мысль пришла ему в голову. А зависит ли скорость падения от веса падающих предметов? Но, как назло, все яблоки были одно к одному - румяные, наливные...
  - Барин, яблоки кончились, - меж тем известил Галилей.
  Демьянов сделал руку козырьком и посмотрел вверх.
  - Ну-ка, не ленись, вон на самых верхних ветвях ещё есть.
  - Там тонкие ветви-то, обломаются.
  - Поговори мне! - прикрикнул Демьянов. - В рекруты отдам!
  И слуга полез выше.
  - Вот что, голубчик, - получил он ещё одно распоряжение. - Сделай-ка так. Набери несколько яблок в картуз, возьми в одну руку, а в другую - только одно яблоко, и отпусти одновременно.
  - Вы скажете, барин, - раздался голос из поднебесья. - Одной рукой за то, другой за это. А держаться за ветки чем я буду?
  - Фтуем! - рассердившись, крикнул Демьянов. - Сполняй, кому говорят!
  К сожалению, зависимость массы от скорости падения ему установить не удалось. С небес обрушились яблоки и сам Галилей, следом прилетели лапти, пустой картуз напоследок.
  Ещё одно несчастье приключилось в тот день. Братья Головановы ошпарились. Ну, так ясно. Затычку не удосужились усилить на своей паровой машине, лентяи.

  Наступила унылая осень. Демьянов обобщал результаты летних наблюдений и записывал в тетрадь сделанным братьями Головановыми самопишущим пером. "Ну вот, - удовлетворённо потянулся. - Не зазорно и во Французску Академию свой труд предъявить".
  - Галилей! - крикнул он. - Вели запрягать.
  - Куда ехать изволите? - подковылял на костылях слуга.
  - До Парижу.
  - Самовар с собой брать?
  - Не надо. Через Тулу будем ехать, там прикупим.
  - Боюсь, барин, что мы не токмо до Парижу, но и до Тулы не доберемси, - возразил Галилей.
  - Пошто так?
  - Расхлябило-то дороги.
  Вот, всегда так! Демьянов расстроился. Да, дороги - наша первая беда. Хотя... Он вспомнил, что благодаря глухомани и бездорожью крепостной дворян Шестовых, Иван Сусанин, погубил отряд ворогов. И, надо полагать, в будущем ещё не раз наши хляби, вкупе с морозами, выручат родное отечество.
  "Значит, нам не зря дадена от Бога скверная дорога!" - Он велел подать рябиновой. Пропустив ещё стаканчик, окончательно расслабился. Хорошая рябиновка у Марфы получилась. Ладно, куда спешить. Да и ведь у Галилея к новому сезону кости успеют срастись, и можно будет вновь загнать его на древо познания. Или даже свою Пизанскую башню для опытов построить. Вспомнил помещик и про ошпаренных братьев Головановых. А они паровую машину после новой жатвы до ума доведут. Ой, много чего заявить можно будет! Европейцы ахнут от изумления!

  Выпали обильные снега. Зазвенели на укатанном тракте колокольчики.
  - Барин! Почта прибыла!
  - Ну-ка, ну-ка, - Демьянов стал читать доставленные ему научные журналы.
  Сообщали, что опять отличились англичане. Мелкопоместный фермер Исаак Ньютон открыл закон всемирного притяжения и назвал своим именем. "Тьфу ты, - в досаде сплюнул барин. - А мог бы вить стать законом Демьянова притяжения".
  Он утешил себя анисовкой и, заскучав, подошёл к окну. Молодая деваха несла ведро от колодца. К ней подбежал вездесущий Галилей.
  "В меня пошёл, - самодовольно подумал Демьянов. - Ух, как я по молодости до баб был охоч!"
  Он увидел, как Галилей взял из рук румяной девки бадейку и, забавляясь, стал крутить, перевертывая над головой - да так шибко, что ни одна капля не пролилась.
  "Ба! Что деется?! - Демьянов глаза выпучил. - Куда подевалась сила ньютонова притяжения?"
  Тяпнул ещё анисовки, активизируя мышление, и сообразил, что сила притяжения, влекущая к центру Земли, уравновесилась другой - от центра бегущей. Значит, если, скажем, анисовое яблоко зашвырнуть в небеса с подходящей скоростью, оно тоже будет вращаться вокруг нашей планиды?
  - Галилей! - рявкнул он в открытое окно - Перо и бумагу!
  - Да вы, барин, сами возьмите, они на бюру лежат.
  - В рекруты!
  Галилей мигом взбежал по лестнице и подал, что барин потребовал. Демьянов исчёркал пару листов, уравнивая силу тяжести центробежной силой.
  - Барин, а что энто за крякобяка у тебя? - полюбопытствовал парень, заглянув сзади.
  - Корень квадратный.
  - Ишь, ты! Ни разу такого не выкапывал.
  - Лучше помолчи, бестолочь.
  Закончил расчёты. Однако шибко большая скорость для такой оказии понадобится. Но, поди, с помощью Царь-Пушки можно достичь. С неё так ни разу и не стрельнули. Зря мастер Чохов старался. И в Царь-Колокол ни разу не зазвонили.
  "Нет уж, свою пушку надобно изготовить, поболее кремлёвской, - размечтался барин. - Ядро громадное отлить. Что яблоко? Это ж и самому можно взлететь! И зазвонить по сему случаю во все колокола: русский дворянин на орбите!"
  Он представил себя в Космосе. Где-то далеко внизу матушка-Земля, а рядом ангелы порхают. Короток зимний день. На небо выбралась вальяжная Луна. "Ежели метко прицелиться, то можно и в энту кралю попасть, - продолжал фантазировать Демьянов. - Прогуляться по лунным полянам и аршинными буквами высечь на лунном камне своё имя. Чтоб знали, кто был первым!"
  - Барин, - подкрался к нему сзади слуга. - Чому любуетесь?
  - На Луну хочу. Полетишь со мной?
  - Дак я за вами, хоть куды!
  - Тогда учи грамоту, Галилей. Тебе придётся мемориал высекать. А то ведь англичане вдругорядь наведут тень на плетень.
  Он велел зажечь побольше свечей и опять взялся за свежую прессу. Однако и следующая статейка раздосадовала его. Другой англичанин, ремесленник Ньюкомен с помощником Дж. Коули, подали заявку на патент изобретённой ими паровой машины. По её описанию стало очевидно, что их машина почти ничем не отличается от Головановской.
  "Вот, чёрт! И братовья мимо Парижу пролетели!" - опять подосадовал он, правда, тяпнув калиновой, расслабился и подумал: "А на кой ляд сдалась мне эта паровая машина? Есть же кому спины гнуть".

  На Рождество самочинно явились братья Головановы и челом ударили.
  - С праздничком, барин! Мы для тебя винторезную пищаль изобрели.
  - Это ишо для чего?
  - Дальность и точность куды лучше станет. Ой, зайцев много настреляешь! Прямо с балкону будешь палить. И порох к ей изготовили - бездымный, для полной твоей приятности.
  Слов нет, интересную вещь сотворили. Но у каждой медали две стороны. В последнее время Демьянов много лишнего весу набрал. А если ещё и зайцев, сидючи на балконе, отстреливать...
  - Ну вот, придумали, - недовольно пробурчал он. - А на кой я свору гончих и табун арабских скакунов держу?
  - Прости барин, - повинились изобретатели. - Не допёрли.
  - Топайте до хазы, хвантазеры.
  - Хоть чарку-то поднесите, - осмелился попросить старший из братьев.
  Это - не жалко, угостил их за радение.
  Зима была долгой и снежной. Заскучал барин. Бывало, крикнет:
  - Галилей!
  Слуга подбегал на цырлах, исполнял, что прикажут. Но однажды не откликнулся. А самому встать уже лень, располнел Демьянов от безделья. До хрипоты докричался. Наконец, подошла кухарка Марфа.
  - Чего надоть, барин? Я подам. А Галилея не кличь. Он в кузню к братьям Головановым подался. Чего-то изобретают.

  Пришла весна. В армию, на бессрочную службу, надлежало отправить сорок крепостных. Кого бы? Да вон, в первую очередь, этих бездельников туда, братьев Головановых. И Галилея заодно. А то шибко грамотный стал. Квадратный корень из любых чисел извлекает. До кубического добрался.
  Отдал барин распоряжение. Однако перед тем как забрить новобранцев, случилось непредвиденное обстоятельство. От кузни вдруг взметнулась в небо эдакая, похожая на селёдку штука, только во много раз больше; осветила округу, поднялась в небо и исчезла. Братья Головановы пропали, и примкнувший к ним Галилей пропал.
  Рассердился Демьянов. Надо же, воли им захотелось! На конюшню и выпороть! Ах, да, теперь уже никак. Потребовал он горькой настойки на пустырнике, принял со стаканчик и успокоился. "Ладно, бабы других нарожают. Сам в том посильное участие сёдни в баньке приму".

  Вот так, ракетно-воздушным путём, откосили башковитые крестьяне от армии. Кто их знает, где они очутились. Но вряд ли выбрались за пределы земной атмосферы. Пороху бы в пороховницах не хватило. Скорей всего, где-то в Малороссии приземлились, и новое поселение образовали.
  И всё бы ничего, да их побег впоследствии боком для государства Российского вышел. Остальные рекруты не такие смышлёные оказались и послушно исполняли, что строгий унтер прикажет. А он, знай, помахивая шпицрутеном, по плацу гонял и требовал, чтобы гладкоствольные ружья песком чистили. И что же? По свидетельству летописца Николая Лескова к середине девятнадцатого века дочистились до того, что штандартные пули вываливаться из стволов стали, не пролетев и трёх саженей. А в пороховом дыму воины не то, что супротивника, сами себя не видели. Коварные же англичане, хотя и позднее, чем братья Головановы, придумали таки нарезные ружья и бездымной порох. От того и побили нас просвещённые народы в войне за статус вечнозелёного Крыма. Ну, да потом, без единого выстрела, благодаря стараниям князя Горчакова мы своё вернули.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Либрем "Аффективный"(Научная фантастика) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) Е.Решетов "Ноэлит-2. В поисках Ноя."(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война. Том первый"(ЛитРПГ) Н.Пятая "Безмятежный лотос у подножия храма истины"(Уся (Wuxia)) А.Кристалл "Покровитель пламени"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список