Прудков Владимир: другие произведения.

Простая мистическая история

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В итоге - позитивная, с обретением счастья в наш сложный многомерный век.


  Элитная проститутка вколола смертельную дозу героина известному топ-менеджеру... Ой, не то. Это из судебной хроники. А у нас в героях на этот раз некто Маркушин, до поры до времени влачивший вполне сносное существование. Но, видно, трудно в наше время прожить, не подвергаясь опасностям. Было несколько случаев, когда он подвергался им, но до поры до времени всё заканчивалось благополучно.
  По-настоящему зловещая история приключилась с Маркушиным, когда ему надоело смотреть телевизор. Зомби-ящик Маркушины имели в единственном экземпляре, и пультом управляла жена. Сериалы, ужастики, светские сплетни... И он приобрёл компьютер. По бедности взял дешёвенький, так называемой "жёлтой сборки". Ровно через год, на другой день как закончилась гарантия, полетел жёсткий диск. Маркушин зашёл в компьютерный комок, где продавали бывшие в употреблении вещи. Не успел рассказать о своей беде продавцу-консультанту Грише, как в комок вломились два парня со стрижеными затылками и грохнули на стол видавший виды системный блок.
  - Чего желаете? - спросил худосочный Гриша.
  Маркушин с первой же минуты общения понял, что консультант такая же незначительная величина в этом мире, как он сам.
  - Принимай! Сдаём! - объявил один из парней, постарше.
  - Но позвольте...
  - Давай, раскошеливайся! Наш батя этот компутер за штуку баксов покупал. А мы за семь сотен тебе уступим.
  Младший всплакнул.
  - Умер наш батя, - пояснил он, утерев слёзы ладошкой. - Хотим ему памятник на эти деньги заказать. Так он завещал, когда слёг. Уже и говорить не мог, только на компутер показывал.
  - Дело, конечно, бла... бла... - замкнуло у Гриши. - Но... но...
  Не смог справиться с заиканием и, ожидая подмоги, с мольбой глянул на Маркушина. Тот, желая приобрести дружбу с консультантом, решил прийти тому на помощь.
  - Извиняюсь. А когда ваш отец эту вещь покупал?
  - Мы маленькие ещё были, - ответили парни. - Но что за тыщу баксов - стопудово. Мы сами слышали, как он маме хвалился.
  Маркушин незаметно, не желая навлечь на себя гнев молодых гладиаторов, хмыкнул. Судя по аппарату, это случилось лет пятнадцать назад, на заре компьютерной эры.
  - Сейчас вам с этой штукой только в музей, - осторожно сказал он. - Или...или...
  - Ну! - грозно подогнали братья.
  - В утиль, - насмелился договорить Маркушин.
  К счастью, парни оказались адекватными, ответ приняли и опечалились. Тут и консультант голос осмелился подать.
  - Да, господа, техника стареет очень быстро. Закон Мура, знаете ли. Количество компонентов удваивается каждый год.
  - Вот те раз. А мы-то губы раскатали. - Парни повернулись и потопали восвояси.
  - Эй! - осмелился крикнуть вдогонку Гриша, но ребята не остановились. И он обратился к Маркушину. - Вот наглецы. Теперь мне забота, куда сплавить этот хлам. И так все полки забиты.
  Маркушин приехал на машине. Чтобы продавец-консультант отнёсся к нему внимательно и не подсунул какую-нибудь дрянь, подобострастно предложил:
  - Давайте я захвачу и где-нибудь по пути выброшу.
  Хитрый выпад удался. Гриша выслушал и нашёл то, что нужно. По вполне приемлемой цене.
  Машину Маркушин имел далеко не представительского класса, но о другой даже не мечтал. "Ока" - эдакая мыльница на колёсах. Возвращаясь, он нигде не остановился и системный блок завёз в свой двор. Можно избавиться и здесь, выбросить в мусорный бак. Но Маркушин практично подумал: "Раз уж привёз, затащу в квартиру. Может, что-нибудь пригодится". Навстречу ему, из подъезда, вышел недавно вселившийся господин Стрюк, мужчина невнятный и непонятный, глянул на ношу и как бы безмолвно спросил: "Что это?"
  - Да так. Антиквар, - несколько стушевавшись, ответил Маркушин.
  - Ну-ну, - многозначительно сказал сосед.
  В тот день нашлось много других дел, и лишь к вечеру Маркушин решил определиться с "приобретением". Открутить панель - потребовалась специальная отвёртка. К счастью, подошёл столовый нож.
  Мать честная!
  На дне системника лежала пачка долларов. Он торопливыми пальцами подхватил и начал пересчитывать. Тринадцать тысяч! Ни разу в жизни ему так не везло. Он чаще терял, чем находил. Слегка покоробила цифра, чёртова дюжина, но Маркушин до того случая не являлся суеверным.
  "Ага, тут у почившего господина был загашник, - догадался он. - Потому и указывал перед кончиной. А парни не допёрли. Ну, тупые!" Откинувшись на спинку стула, с полминуты смотрел на деньги, не совсем доверяя своим ощущениям. А вдруг - наваждение, и доллары исчезнут?
  Нет, не исчезли! Проверил номера и серии на купюрах. Он слышал, на фальшивых деньгах, сделанных под копирку, они одинаковые. Нет, разные! Стал планировать, на что привалившее богатство потратить. Конечно, червячок сомнения шевельнулся в нём. Грех ведь, чужое. Может, всё-таки вернуть пачку наследникам?
  "Однако где я их буду искать?" - уговорил-таки себя, любимого, ничего не предпринимать. Да и всё сильнее зудело желание заменить машину, свою мыльницу. Вряд ли ещё выпадет такая возможность. Воображение не замедлило подмахнуть ему картинку искомого будущего. Он представил, как на новом авто поедет в аэропорт встречать жену, улетевшей к туркам по "горящей" путёвке.
  "Откуда у тебя машина, Маркушин? - Изольда называла его по фамилии. - Купил, говоришь? А денежки где взял?"
  Она была женщиной прямой и громкоголосой. Небось, сразу на перроне начнёт выяснять, не взирая на посторонний люд. Что ж ей ответить? "Скажу, в лотерею выиграл. В спортлото".
  Не откладывая в долгий ящик, поехал на авторынок. По дешёвке сбыл свою. Долго ходил вдоль рядов. Задержался у вполне приличного Фольксвагена; на стекле красной помадой намалёвана цена: 13000$. Вот так совпадение! Правда, смутило, что продавала смуглая девушка, с большим декольте на аспидно-чёрном платье. Она сильно походила на ведьму Эльвиру из американского фильма. Да и на капоте её авто изображён красноглазый субъект с ветвистыми рогами. Маркушин качнул передок, проверяя подвеску, обошёл вокруг.
  - Бери, не пожалеешь, - фамильярно сказала ведьмачка. - Прежний владелец машины был очень искусным водилой. Ни одной царапины!
  Заворожила, уговорила. Он купил, планируя на будущее: "Мазню на капоте можно закрасить". Уже оформив документы, полюбопытствовал:
  - И кому ж прежде принадлежала машина?
  Эльвира огляделась, приставила палец к губам:
  - Тс-с! На ней ездил мой любовник, Повелитель Тьмы.
  И следом за этим интимным сообщением громко, с истерическими нотками, не соблюдая приличий (стали на неё оглядываться) расхохоталась.
  Вот бесстыжая бесовка!
  Впрочем, он скоро про неё забыл и с наслаждением вёл податливую машину по городским улицам. "Теперь заживу! Таксовать начну. Втихую, без уплаты налогов". На основной работе ему платили мало. Он и раньше пробовал "бомбить", но на инвалидскую "Оку" мало кто клевал.

  Ночь накинула на окно тёмное покрывало. Маркушин не спал. Накинув на грудь лёгкое летнее одеяльце китайского производства, подложив под голову руки, он смотрел в темноту и предавался мечтам. "И ведь супруга станет ко мне более снисходительна, а то такое отпускает... - впрочем, в состоянии эйфории, не стал перебирать её обидные обращения в свой адрес.
  Вдруг в прихожей раздались тяжёлые, медленные шаги. Там неярко горел ночник - на случай ночного похода в туалет. "Кто бы это мог быть? - холодея, подумал Маркушин. - Никак грабитель?"
  Сначала в спальню проникла тень и поползла на стену. А вот и сам злодей - ростом под потолок, шириной со шкаф. Глаза светятся красными фонариками. Запахло сероводородом.
  Маркушин зажмурился. Он повёл себя, как малолетний ребёнок: "Раз я не вижу, то и меня не заметят". Однако человек-глыба сдёрнул с него китайский ширпотреб и, разъяв чёрную пасть рта, сипло сказал:
  - Вот я тебя и достал!
  - Вы... Повелитель Тьмы? - пролепетал Маркушин, садясь в присутствии нежданного гостя. Он в смятение подумал, что приобретённая им машина оказалась угнанной, и на него вышел прежний владелец.
  - Какой к чёрту повелитель? - голос сердитый, утробный, как из колодца... нет, как из могилы. - Рокотов я! Отвечай, где мои доллары?
  - Я... я машину купил.
  - Ах ты, подонок! Мои дети бедствуют, памятник не могут мне поставить, а ты - новую тачку себе?
  - Я с рук, на рынке, - оправдался Маркушин и, заикаясь, полюбопытствовал: - А как вы... вы... на меня вышли?
  - У нас своё сыскное бюро, - неохотно, не желая вдаваться в подробности, ответил мрачный гость.
  Внизу, со двора, раздался протяжный вой автомобильной сирены. "Торопят", - с мрачной интонацией сказал гость и загромыхал на выход. Ни щелканья замка, ни скрипа открываемой двери Маркушин не услышал. Наверно, Рокотов обладал способностью проходить сквозь стены.
  В комнате стихло. По телу Маркушина полился холодный пот. "Приснится же", - пытался объяснить он произошедшее. Ни на что большее в своих догадках не сподобился.
  Через сутки, глубокой ночью, несчастный Маркушин опять услышал тяжёлые шаги.
  - А-а! Что вам от меня нужно? - в отчаянии вскричал он. - Вы оккупировали мои сны!
  - Это не сон, - возразил восставший из могилы. - Я теперь буду тебя навещать пока памятник не поставишь. Запомни адрес: Старо-Задвиженское кладбище, аллея седьмая, ряд восьмой, место сороковое. Рокотову Аверьяну Осиповичу.
  - Так кто ж мне разрешит, - пролепетал Маркушин. - Я ж вам не сват и не брат.
  - Будет тебе разрешение, - сказал гость. - И это! - пригрозил он. - Памятник по полной стоимости того, что незаконно присвоил!
  Маркушин встал совершенно разбитый. Долго и туго соображал. Всё-таки ночное видение мало походило на сон. Да тут ещё сосед Стрюк, встретив во дворе, осведомился:
  - Эй, Маркушин, а кто это к вам по ночам повадился ходить? - Он хитро прищурился, как будто сам знал ответ или имел отношение к ночным визитам.
 Разыгрывает? Да ну! Зачем ему это? Исполняет чьё-то задание? А смысл? Свести меня с ума?
  Ужас перед ночным гостем не отступал. По крайней мере, ещё один такой приход, и кончится инфарктом или инсультом. А тут ещё на балкон села тощая ворона, каркнула во всё горло и улетела. Маркушин выглянул на балкон и обнаружил там плотный пакет, а внутри - обещанное ночным гостем разрешение на установку памятника. Как положено, с подписью ответственного лица и круглой лиловой печатью. "Уже и днём достают", - тоскливо заключил Маркушин. И не придумал ничего лучшего, как нанести визит к психотерапевту. В приёмной записали на очередь и выдали квитанцию к оплате. Наконец, допустили к доктору. Тот выслушал и досконально разъяснил:
  - Наш реальный мир и так называемый загробный - это две стороны универсума. Обычно они не пересекаются. Только в редких случаях и при особых обстоятельствах пересечение свершается. Оно, как правило, носит интровертный характер и для посторонних недоступно.
  Маркушин остался наедине со своим мертвецом. "Ничего не поделаешь, - подавленно решил он. - Придётся ехать на Старо-Задвиженское кладбище".
  Долго искал могилу. И не смог найти, не всюду висели указательные таблички. Несколько раз сталкивался с печальной женщиной в тёмном платке; она, по-видимому, тоже кого-то искала. Надеясь, что незнакомка подскажет, заговорил с ней. Она не могла найти могилу покойного мужа, который тоже явился во сне и попросил прощения за то, что беспутно жил, пьянствовал, избивал её, чем под руку попадётся.
  - Вот видите, - она приоткрыла платок и показала шрам на лбу. - Утюгом ударил. И всё-таки я решила его простить. Он, явившись, покаялся и теперь мучается. Только не знаю, где он погребён, - прибавила она со вздохом. - На этих старых кладбищах такая неразбериха!
  - Отчего же вы не знаете? - с удивлением спросил Маркушин. - Разве вы не присутствовали на похоронах?
  - Я лежала в больнице с проломленной головой, - пояснила она. - А он, пришёл домой нетрезвым, уснул на крылечке и к утру замёрз. Дверь не смог открыть.
  - Скажите, а пока искали, вам не попадался Рокотов Аверьян Осипович?
  - Рокотов? - она призадумалась. - Нет, не припоминаю.
  Они разошлись, и он посмотрел ей вслед. Надо ж, какая сердобольная! Хочет простить забулдыгу и истязателя.
  Позже остановился у покосившегося деревянного креста, без имени и фамилии. Но сама могила довольно свежая, могильный холмик ещё не подсел. Для уточнения разгладил траурную ленту, наброшенную на венок из осыпавшихся жестяных цветов.
  "отов рьян Осип... - разобрал, что не стёрлось. - Наверно, мой гость и есть".
  До этих событий Маркушин мыслил вполне здраво, религиозным верованиям не поддавался, мистику не воспринимал, но, не желая дальше испытывать ночных видений, принял решение поставить памятник. Очевидно, найденную заначку следовало потратить на монумент, иначе покойник будет являться по ночам с претензиями. Но где теперь раздобыть тринадцать тысяч? Не рублей же! Все накопления жена взяла с собой в поездку. Придётся проститься с новой машиной. И так даже лучше: не придётся врать про выигрыш в спортлото. Изольда ещё тот психолог. "Я тебя насквозь вижу, - обрывала она, когда он пытался оправдаться. - Не вертись, как вошь на гребешке!"
  Впрочем, его проблемы отчасти разрешились. Жена прислала коротенькую СМСку: "Не жди меня я не вернусь". В голову полезли самые кошмарные мысли. Наверно, там, в Турции, Изольду похитили, сделали сексуальной рабыней (о таких случаях сообщали) и угрозами вынудили послать это уведомление. Он тотчас откликнулся, попросив объяснений.
  Второй мессидж от неё был длиннее и в стихах: "Во мне любовь спала мне это слово ни о чём не говорило любовь таилась в глубине она ждала и вот проснулась и глаза мои открыла". Увы, этот поэтический посыл ясно подсказал: никто Изольду не похищал, а всё она совершала по доброй воле и, вероятно, уже стала турецко-подданной. Печально, конечно. Но, может, стоит порадоваться, что она прозрела и полюбила достойного янычара?

  Маркушин отправился на авторынок продавать фольксваген, а ему сказали:
  - Позвольте техпаспорт посмотреть.
  - Пожалуйста, - он вытащил из полиэтиленового пакета документ.
  - Что ж вы мне пустую бумагу подсовываете, - рассердился покупатель.
  И точно: текст исчез. Он вдруг услышал знакомый бесовский хохот и оглянулся. Но, наверно, слуховая галюцинация. Ведьмы Эльвиры рядом не обнаружил. Что же теперь? Машину продать невозможно, а денег на памятник нету.
  Наконец, нашелся гражданин кавказской национальности, который согласился выложить за автомобиль десять тысяч баксов без документов. В ужасе перед ночным гостем Маркушин согласился и взял кредит на недостающие три тысячи, предоставив под залог свою квартиру.
  С покупкой же памятника проблем не возникло: в совмещённой фирме матримониальных и ритуальных услуг выбор был самый широкий, хоть за миллион заказывай. Кстати сказать, служащий фирмы нового клиента с кем-то перепутал, а возможно, сделал неверное предположение:
  - Вы к нам заказывать свадебное платье для невесты?
  - Нет, - потупился Маркушин. - Я монумент. Для друга.
  - Ну, каждому овощу свой кузов, - осклабился служащий и провёл в демонстрационный зал.
  Помня требование ночного гостя, Маркушин выбрал памятник, подходящий по цене. Тотчас ему навялили сервис по доставке и установке, за что пришлось платить своими кровными.
  Охранник Старо-Задвиженского, бравый гренадёр с бритым затылком, пропустил рабочий транспорт беспрекословно, мельком глянув на разрешение.
  - Мы предупреждены, - кивнул он.
  Памятник был воодружён на место покосившегося креста. Но когда хлопоты остались позади и, казалось бы, до собственного погребения можно спать спокойно, Аверьян Осипович Рокотов явился вновь. Он потребовал чек на покупку, пересчитал рубли на текущий курс доллара и удовлетворился. Теперь его голос зазвучал вполне миролюбиво.
  - Что ж, спасибо, мужик. У тебя есть вкус. Памятник мне понравился. Вот только плохо, что без портрета.
  - А где ж я возьму ваш портрет? - вступил с ним в диалог Маркушин.
  - Да вот же я, перед тобой. Прямо сейчас сфоткай. Я ещё ничего собой. Только свет не включай. Я к темноте привык.
  Маркушин не стал прекословить, "сфоткал" на мобильник. Утром, взялся проверять: ничего не разобрать, тёмные пятна. Опять проблема! Рассердится заказчик.
  Через три дня мертвец опять явился. И в этот раз не один, а с товарищем, с которым, видимо, подружился в загробной жизни и которого, вероятно, захоронили много раньше. Вид у того был ужасен. Он не стоял на месте, а ходил взад-вперёд, и его голые кости поскрипывали.
  - Что ж ты, мужик, телишься? - спросил Аверьян Осипович, а его приятель-скелет, уже не имея языка, съеденного червями, не смог ничего сказать и сердито топнул ногой.
  ...Утром, проснувшись, Маркушин обнаружил на полу выпавшую голеностопную кость. Он осторожно, с помощью кухонного полотенца, поднял её и сунул в полиэтиленовый пакет, а пакет спрятал в пустующую, по случаю тяжелого материального положения, морозилку. "Придут, возвращу", - подумал он, рассчитываю на снисхождение.
  Затем включил отремонтированный компьютер и нашёл в сети программу "Фоторобот". Весь день подбирал портрет Рокотова. Потом заказал виньетку в мастерской у художника Мародерова. Деньги закончились, пришлось взять ещё один кредит.
  Пока художник, перфекционист по натуре, тщательно готовил портрет, Маркушина ещё раз посетили. Где-то на задворках ночи явился тот самый мертвец, потерявший кость. Теперь он опирался на костыли. Маркушин не замедлил вернуть выпавшую кость, визитёр в самом деле смягчился, и между ними состоялась вполне благожелательная беседа.
  - А скажите, - спросил Маркушин, - что же сам Аверьян Осипович не удосужил явиться?
  - Включи, - безмолвно потребовал мертвец и показал костылём на компьютер.
  Фалангой указательного пальца он выстучал: "Аверьян Осипович простудившись. У них насморк и кашель".
  И странное дело, в тот же день Маркушин на лестничной площадке повстречался с соседом и тот, как и ночной гость, опирался на костыли. Невероятное совпадение! Может, господин Стрюк и был ночным гостем?
  - В нетрезвом виде попал в аварию, - поспешил разъяснить тот, не дожидаясь вопроса. - Голеностоп вдребезги. Штырь вставили.
  И взгляд отвёл. Темнит, однако.

  Последующие дни были самыми напряженными в жизни нашего героя. На работе объявили о сокращении в виду начавшегося кризиса, и Маркушин оказался чуть ли не первым кандидатом на увольнение. Замаячила перспектива потерять квартиру из-за долга банку. Каждый звонок в дверь бросал в холодный пот. А вдруг вышибалы? И обуяли тоскливые мысли. Все ведь воруют. Гребут мешками и ничего, сходит с рук. А тут даже не украл, а попытался присвоить, по существу, бесхозное. И, надо же, в какой абзац попал. Что за напасть! Даже посетили нецензурные сомнения в справедливом устройстве подлунного мира.

  Наконец, художник Мародёров, потребовавший дополнительный гонорар за художественные муки, завершил работу. Маркушин поспешил на кладбище и закрепил на гранитном памятнике виньетку с портретом. Потом, вспомнив, что Рокотов простуженный, опустился на четвереньки и прислонил ухо к могильной плите. Неясный звук, похожий на кашель, пробился через толщу земли. Маркушин усёк в этом покашливании что-то одобрительное.
  "Как же Аверьян Осипович из-под плиты выбирается? Уж не пустота ли под ней?"
  Он ухватил двумя руками за край плиты и, согнувшись, попытался приподнять.
  - Гражданин! - услышал строгий глас. - Вы что себе позволяете?
  Маркушин выпрямился и увидел человека в чёрном пальто и в чёрной шляпе.
  - Я это... плиту поправляю, - придумал наскоро.
  - Пройдёмте. - Человек взял его под руку.
  - Куда?
  - Куда надо.
  Человек в чёрном обвинил его в вандализме и пригрозил составить протокол о намерении своротить надгробную плиту.
  - А может, обойдёмся без протокола? - унизительно попросил Маркушин и полез в карман за бумажником.
  Блюститель огляделся. Рядом - никого, только безмолвные каменные и бронзовые свидетели, и согласился с предложением вандала. Маркушин отдал последний стольник. Человек в чёрном поморщился из-за малости подаяния, но принял. Домой Маркушин добирался пешком, боясь, что второй раз за день оштрафуют - теперь уже за безбилетный проезд. И, размышляя на ходу, решил, что Рокотов выбирается из могилы каким-то метафизическим путём - только по ночам, не тревожа могильной плиты.

  Больше Аверьян Осипович его не посещал, а Маркушин старался о произошедшем не вспоминать. Однако оно само лезло в голову с совершенно новой оценкой. Ведь, по существу, он сделал доброе дело: выполнил завещание покойного! Так, может, его сыновьям сообщить? Да-да! Их адрес легко узнать по ФИО. Даже подумалось: ребята отблагодарят и возместят дополнительные расходы. А если спросят, с какого переляху он заботился об их отце, можно многозначительно намекнуть: "Мол, приходилось пересекаться в неординарных условиях".
  Но реальность вскоре выдала непредсказуемый финт. По местному вещанию объявили, что в криминальных разборках погибли братья Рокотовы. И к каждой ночи на Маркушина бурым медведем стал наседать ужас. А вдруг теперь вся семейка явится? Он взмолился к несуществующему, на его взгляд, богу: "Господи, спаси и сохрани!"
  ...Нет, Рокотовы не явились. Наверно, обращение к Богу помогло. А может, обошлось и без вмешательства высших сил. Сообщали же, что братья погибли при взрыве. Видимо, разметало их косточки, и они не смогли собраться в единое целое, как кибер-злодей в фильме о терминаторе.
  Много позже, когда на закрывшемся Старо-Задвиженском кладбище хоронили по блату одного руководящего товарища, Маркушин, отметившись своим присутствием, осмелился подойти к установленному памятнику. Рокотов с портрета, созданного художником Мародеровым, смотрел вполне умиротворённо. Время ли подкорректировало портрет или погодная чехарда изменила, но теперь в его взгляде появилась добродушная усмешка: мол, все тут будем!
  Маркушин вышел на главную аллею и здесь опять столкнулся с женщиной в тёмном платке.
  - Вы всё ещё ищете могилу мужа? - удивился он.
  - Нет, уже нашла, - ответила женщина. - Вот теперь навещаю.
  Отвечая на его недоуменный взгляд, она объяснила, что уж коли простила мужу, то взяла на себя труд ухаживать за могилкой.
  - Сегодня сорняки выполола и светильник поставила, - добавила она тихим, кротким голосом.

  Так закончилась маркушинская попытка ездить на современной машине и зарабатывать большие деньги путём нелегального таксования. И завершилось всё благополучно. Перейдя на аскетический образ жизни, он выплатил кредиты в банках, а ходил теперь пешком. И на работе пока оставили, как исполнительного и послушного работника. Правда, в ноябре, когда его пригласили на корпоративную вечеринку (и нельзя было отказаться), случился рецидив. Он возвращался домой довольно поздно и в небольшом подпитии. И (о, ужас!) в темном подъезде ему преградила путь темная фигура со зловеще светящей головой.
  "Опять с того света пожаловали! - ужалила мысль. - Что им ещё от меня надо?"
  - Не падай в обморок, Маркушин, - услышал он знакомый голос. - Это я, твой сосед Стрюк. Праздник Хелуина отмечаю, хе-хе.
  Чтоб тебя черти слопали! В тёмном балахоне, тыква на голове с прорезанными щелями для глаз. Нашёл, что отмечать. Не наш ведь праздник, нехороший праздник. Маркушин припомнил, что автомобиль купил у ведьмы Эльвиры из американского фильма. И сделал неутешительный вывод: "Демоны к нам так и лезут. И всё оттуда, с дикого Западу".

  В настоящее время Маркушин к произошедшему относится спокойно, тем более что судьба, примерившая на себя мантию судьи, смилостивилась над ним. После испытанных страхов, которые едва не привели к кондратию, выпала и на его долю удача. Он плотно сошёлся с той скромной женщиной со шрамом на лбу и, как позже выяснил, с ещё несколькими на теле, которые ей оставил муж перед тем, как навечно уснуть на крыльце.
  Её имя Маркушин никому не оглашает, суеверно боясь разрушить наступившую идиллию. Только нехороший сосед Стрюк сумел выведать, заговорив с женщиной на лестничной площадке. И хотя он был вполне галантен, Маркушин предупредил новую подругу, чтобы держалась от того подальше. Кто знает, какой ещё сюрприз он выкинет. И вообще, кто он такой? Откуда взялся? Маркушин припомнил, что до того как господин Стрюк вселился в их дом, ничего мистического не случалось. Может, всё произошедшее его постановка? Сейчас для многих слаще майского мёда над бедными людьми поизгаляться. Вон, и в сети, сплошные розыгрыши. Даже новая профессия появилась: франкеры - из которых наиболее известные Вован и Лексус.
  Кстати, когда компьютер сломался в очередной раз, Маркушин, избавляясь от "демонов", не сделал попытки его починить. Вместе со злополучным блоком, с которого всё началось, сдал старьёвщику, заехавшему к ним во двор на лакированном шестисотом Мерседесе. Сообщение же о проститутке, вколовшей смертельную дозу героина вполне уважаемому человеку, в кои-то веки решившему "гульнуть" от жены, было последним из того, что Маркушин выловил в Интернете. Аминь.


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список