Прудков Владимир: другие произведения.

Путь Дао

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:


  Отец Вани Хомякова возил посла в российской дипмиссии в Шанхае. Ваня не очень преуспевал в учёбе: не то, что был неспособный - мало занимался. Часто с дружком Тиберием пропускал уроки. Мальчики выбирались в город и шлялись по экзотическому Саду Радости. У обоих имелись карманные денежки. В детской кафешке ели и пили яблочный нектар, суфле из тофу, бисквит фагао и прочие китайские сладости. У Пруда Забвения познакомились с Джао Джоу, работником сада, седоусым китайцем, немного говорившим по-русски. Он двигался легко, едва касаясь земли. Так мало в нём осталось телесного, что, казалось, дунь как следует - и он улетит. Присмотревшись к Ване, садовник с уважением сказал:
  - Вай-вай, какой вижу светлый башка! Быть тебе, Ванья председателем госсовета.
  - Где, у вас в Китае? - не поверил Ваня.
  - Нет. В большой северной стране, куда вернётся твой бобо.
  Тиберий, сын консула Спиридонова, с любопытством спросил:
  - А что мне светит в будущем?
  - Ты станешь сан техником, - раздельно роняя слова, проговорил садовник.
  Тиберий беспечно отмахнулся. А вот Ванечке пророчество Джао Джоу запало в душу. Он еще несколько раз наведывался в Сад Радости, с проснувшимся интересом расспрашивал китайца. Джао Джоу, отвечая на вопросы любопытного мальчика, сказал, что он здесь обитает с самого начала - с того момента, когда посадили первое древо. А с момента создания Сада Радости, как оказалось, прошло пятьсот лет. "А что? Похоже, так и есть", - прикидывал Ваня, поглядывая на древнего садовника. Впечатлившись пророчеством, мальчик стал лучше учиться, потому что знания, несомненно, пригодятся на такой высокой должности, и однажды даже насел на отца:
  - Бобо, когда мы вернёмся в большую северную страну?
  - В Россию, што ль? - не понял водитель Хомяков. - Да уже скоро, наверно. Зрение подсело. Вот очередную медкомиссию не пройду и спишут.

  Рано ли, поздно вернулись Хомяковы в город на Неве, где с Петровских времён проживали их предки, и до сих пор обитала Ванечкина бабушка - солидная женщина, похожая на Пиковую Даму. В её квартире на Васильевском острове и обосновались. Ванечка, мечтавший стать председателем государственного совета или, по-нашему, президентом, подналёг на учёбу, поступил в университет, где учился президент России, аккуратно посещал лекции, а в свободное время с трепетом наведывался в дворцы, где обитали цари, подолгу стоял у "Медного всадника" и шёпотом декламировал:

  На берегу пустынных волн
  Стоял я дум великих полн.

  Выучившись, устроился на работу, пока рядовым служащим, в администрацию Петроградского округа. Через пять лет получил однокомнатную квартиру, обустроил по своему вкусу. Однако по службе продвигался медленно, оставался незамеченным и закрались сомнения в пророчество китайского садовника. Надежда вновь ожила, когда в квартире случилась протечка унитаза. Хомяков вызвал сантехника. И даже отпросился со службы, сидел дома, дожидаясь. На пороге появился молодой человек в синей униформе с накладными карманами.
  - Сантехника вызывали?
  Он показался странно знакомым.
  - Тиберий - ты, что ли? - воскликнул Хомяков.
  Всё-таки Джао Джоу - провидец! То, что напророчил однокласснику, сбылось. Даже вопреки желанию его родителей, толкавших сына в Институт Международных Отношений.
  - Как же так? Почему ты не стал дипломатом? - с живейшим интересом допытывался Хомяков.
  - Судьба! - ответил одноклассник, впрочем, не особо сожалея и не отрываясь от ремонта унитаза.
  Ваня усадил его за стол, предложил выпить. Тиберий не отказался, хотя средства массовой информации уверяли, будто современные сантехники на работе не пьют. Какое там! За милую душу прикончили бутылку коньяка.
  Хомяков ещё долго недоумевал, почему исполнилось предсказание в отношении Тиберия Спиридонова, но не его самого. Почему не стал не только президентом, но и каким-нибудь второстепенным министром без портфеля?
  Поразмыслив, решил, что надо ещё потерпеть. Большая мечта дольше варится. Но каким образом она свершится? Может, подать свою кандидатуру на предстоящие выборы? Смешно! Где собрать необходимые сто тысяч подписей? А главное: кто возьмётся субсидировать? Дохлый номер!
  Никак концы с концами не сводились. Пришлось духовно расти, постигать сущность восточноазиатских кармических учений. Хомяков познал, что в основе причинно-следственного ряда любых событий лежит сансара, а она выходит за пределы единичного существования. Реинкарнация! Вот что определит его дальнейший путь. А следование по нескончаемому маршруту бытия зависит только от него самого.
  Так, постепенно, Ваня Хомяков, то есть уже Иван Петрович, наращивал свою интеллектуальную мощь, проникая в абстракции тончайших материй. Он духовно перерос отца, профессионального водителя, исповедовавшего простое жизненное кредо: "Крепче за баранку держись шофёр"; перерос и маму, буфетчицу, в активные свои годы следовавшую правилу: "Не обвесишь, не проживёшь". И даже вступал в диспуты с бабушкой, которая ребёнком перенесла страшную блокаду в осаждённом врагами городе. Вера Андреевна сохранила традиции прежних, дореволюционных поколений, то есть являлась православной христианкой. Она утверждала, что проклятого супостата одолели благодаря тому, что вовремя спохватились и вернулись в святочтимую веру.
  Прогрессивный мальчик Ваня, ещё когда приезжали в отпуск из Китая, вступал с ней в теологические споры. Когда она молилась (в том числе и за благоденствие внука) дразнил:
  - А Бога-то вовсе нет!
  Бабушка обижалась и шлёпала внука по попе или же, сменив кнут на пряник, упрашивала, чтобы он прислушался, о чём она толкует. Тогда угостит его шоколадкой. Однако непротивленец не поддавался:
  - Шоколадку мне мама принесёт! А Бога нет!
  И действительно, мама не скупилась. Всё готова была приобрести для единственного дитятки.
  Диспуты с бабушкой продолжались и после окончательного возвращения на родину. Правда, с основополагающим бабушкиным утверждением, что душа бессмертна, Ваня согласился. Однако в нюансах опять разошлись. Бабушка вменяла ему вести себя прилично, слушаться старших, не обижать младших, и тогда его бессмертная душа попадёт в рай, в противном случае - в ад, в геенну огненную.
  - Никуда она не попадёт, - возражал он. - Моя душа останется на Земле.
  Он не сомневался, что души никуда не улетают. Это было б слишком не рентабельно. Они просто переселяются, меняя изношенные тела, как мы меняем одёжку. В спорах с бабушкой Хомяков ещё более окреп в своей надежде, что пророчество Джао осуществится, и надо вести себя достойно, наращивать карму.
  Каким должен быть президент? Ясно дело, честным и справедливым, ответственным и непьющим. Иван Петрович и старался стать таковым. Хотя в нынешней жизни - при его незначительной должности, но при скрытных амбициях - приходилось лавировать, угождать начальству. Он научился льстиво улыбаться, изгибами тела показывать свою готовность к подчинению. Это, вне службы, нервировало.
  "Как я выгляжу со стороны?" - задался он вопросом и воспроизвёл подобострастные телодвижения перед старинным багетным зеркалом, который подарила на новоселье бабушка. "Тьфу! Кривляюсь, как макака!"

  На пути к мечте возникла ещё одна загвоздка. А будет ли грядущий президент знать, чьим стараниям он обязан? Сохранится ли цепочка памяти между разными воплощениями? Может, пояснительную записку оставить?
  Но кабы знать, кому её передать. Ведь наши души к географическим пунктам не привязаны, и следующая инкарнация может произойти в любом месте.
  И ещё много вопросов накопилось, на которые Хомяков самостоятельно не мог ответить. Впрочем, на его счастье, бывший атеистический город, раньше носивший имя завзятого материалиста, раздолбившего в пух и в прах Маха заодно с Авенариусом, заполнили адепты новых экстравагантных вероучений. Иван Петрович познакомился с одним из них, явившимся прямиком из Поднебесной. Знакомство произошла в Летнем Саду, где Хомяков прогуливался, как всегда, "дум великих полн". Летний Сад в Питере был не столь роскошен, как Сад Радости в Шанхае, однако ж китайскую кофейню открыли и здесь. За столиком сидел молодой человек и кушал фунчозу с помощью палочек.
  Хомяков, как глянул на него, так сразу обомлел: он был поразительно похож на мудрого садовника из Шанхая, конечно, с поправкой на возраст. Звали его Лю Фан. Разговорились.
  - Лю Фан, вы случаем не знаете Джао Джоя из Шанхая?
  - А что такое?
  - Вы сильно на него похожи.
  - Мы, китайцы, для вас все на одно лицо, - улыбаясь, ответил Лю Фан.
  - Да я, собственно, даже не о внешнем сходстве, - Хомяков заволновался от напряжения мысли. - А о глубинной идентичности. Вы в реинкарнацию верите?
  - Я допускаю её вероятность.
  - Может быть, личность Джао Джоу воплотилась в вашем теле?
  - Возможно, - уклончиво ответил молодой китаец. - Если вы так считаете, то почему бы и нет?
  - А у вас в памяти случайно не возникают эпизоды прошлой жизни? - наседал Хомяков. - Вы имеете отношение к закладке Сада Радости?
  - Хм, - его молодой друг замолк и сморщил высокий, как у председателя Мао, лоб. - Кажется, я начал с того, что посадил сливу муме. Большое вам спасибо, что помогли восстановить путь моей души.
  Они сошлись довольно близко и подолгу беседовали. Молодой китаец прекрасно и почти без акцента говорил по-русски, был в курсе всех событий. Хомяков восхищался глубиной и широтой его знаний. Лю Фан стал у него частым гостем.
  Однажды, на светлую Пасху, Ивану Петровичу нанесла визит бабушка, всё ещё надеявшаяся вернуть внучика в лоно христианства. Она принесла кулич собственной выпечки и крашеные яйца.
  Хомяков познакомил китайца с бабушкой. Стало интересно, как Лю Фан глянет на эти, по существу, языческие атрибуты. Бог ты мой! Лю Фан с удовольствием съел оранжевое яичко, одолел солидный кусок кулича, запив его чаем. При сём он охотно общался с бабушкой. И так запудрил ей мозги, что позднее она похвалила его внуку:
  - Приятно было провести время в беседах с молодым иностранцем, исповедующим христианство.
  У Ивана Петровича едва челюсть не отвалилась. Он ведь точно знал, что Лю Фан сторонник даосизма.
  После нескольких встреч молодой сенсэй вполне разобрался с кармой Хомякова и вынужден был его огорчить:
  - Скорее всего, в следующей жизни вы превратитесь в клоуна и большую часть проведёте на манеже. Сами понимаете, что в кресло президента никоим образом не сможете попасть. То, что накануне случилось в супердемократической Украине, необычный прецедент без шанса на повторение.
  Иван Петрович с прискорбием выслушал. Он и сам подозревал, что накопил много негативной энергии, приспособляясь и угодничая.
  - Так, может, карма исполнится через поколение? - с надеждой спросил.
  - Нет, вряд ли так быстро. Вам придётся пережить ещё несколько перерождений.
  - Ну, что за невезуха! - воскликнул Хомяков. - У моего школьного товарища Тиберия, ставшего сантехником, путь Дао составил всего-то десяток лет.
  - Suum cuique, - спокойно заметил китаец.
  - Что-то знакомое, - напрягся Хомяков.
  - Это по латыни. "Каждому своё".
  Тут Иван Петрович припомнил, что садовник из Шанхая в беседе с ним указывал и о сроке исполнения пророчества. Смысла он тогда не уловил, но словесная ботва запечатлелась в памяти.
  - Да-да, каждому своё, - живо подхватил он. - Помню, Джао Джоу упоминал про три обезьяньих цикла. Что бы это значило, уважаемый Лю?
  Молодой гуру досконально объяснил. Оказывается, китайский цикл, который они пышно называют "земной ветвью небесного ствола", длится шестьдесят лет. На лице Хомякова появилось смятение. "О, боже! - подсчитал он без калькулятора. - Значит, пророчество в отношении меня свершится только через сто восемьдесят лет?"
  - Но боюсь, ваша мечта останется неосуществлённой, - избавляя его от заблуждений, честно добавил Лю Фан. - И вовсе не по вашей вине.
  - Почему? - подавленно пролепетал Хомяков. - Разве не свершится путь Дао?
  - Дело в том, что к тому времени институт государства отомрёт, - помахивая, как веером, свежей газетой "Жэньминь жибао", разъяснил китаец. - Благодаря усилиям КПК во всём мире настанет светлая эра коммунизма.
  Иван Петрович никак не мог постичь нового предначертанья.
  - Не пойму я вас, китайцев, - с досадой сказал он. - Почему у вас такая каша в головах? Каким образом получилось, что вы, ко всему прочему, и коммунистические идеи на вооружение взяли?
  - А мы такие, - скромно ответил Лю Фан. - Всё используем. У нас и поговорка на этот счет есть.
  - Какая ещё поговорка?
  - У вас подобная есть. "В кулацком хозяйстве и кривой гвоздь сгодится". У нас мирно сосуществуют буддизм, даосизм, иудаизм, а в последнее время христианские храмы интенсивно возводим. Кроме того, мы почти поголовно атеисты. И что же? Идеологические вариации нам нисколько не мешают следовать по избранному пути. Именно поэтому нашей цивилизации уже пять тысяч лет.
  Хомяков только моргал, слушая молодого философа. Всё-таки удивительный народ, китайцы! Он восхищался их образом жизни, традициям, способу мышления, грандиозным успехам. Но было и досадно: его мечта накрылась медным тазом.
  - Впрочем, - утешил Лю Фан, - не берите в голову, Иван Петрович. При новой, совершенной системе отношений, каждый член общества сможет себя мнить одновременно и сантехником, и президентом.
  И он ласково, по-доброму, улыбнулся.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) А.Троицкая "Церребрум"(Антиутопия) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) Н.Лакомка "Я (не) ведьма"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Потерянный источник"(Любовное фэнтези) Б.Толорайя "Чума-2"(ЛитРПГ) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) Н.Опалько "Я.Жизнь"(Научная фантастика) Write_by_Art "И мёртвые пошли. История трёх."(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список