Прудков Владимир: другие произведения.

Зачистка

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Герой сомневается, простит ли он себе за прошлые грехи и даже в том случае, если Бог простит.


  В душе тревога. Будто он, Сергей Чернов, находясь в сомнамбулическом состоянии, кого-то убил, ограбил или над кем-то надругался. Вот только обвинения ещё не предъявили. Он даже помнил точную дату, когда всё это накатилось: восьмое, август. Жить с того дня не хотелось. На работу не являлся, сидел в баре, смотрел в окно и прикидывал: "Споткнуться и попасть под трамвай, что ли?" Ходил пешком, свою машину, посмевшую не заводиться, забросил.
  Однажды поздним вечером возвращался домой, обуянный такими мыслями. Бульвар был пуст, сзади кто-то нагонял. Дурное предчувствие: сейчас в спину воткнётся бандитская финка. Ну и пусть. Хватит мучиться. Ошибся: дружески хлопнули по плечу.
  Джон Кочетов? Он самый. Давно не общались. Пару реплик, и Джон определил, что у приятеля депрессия. Чернов выслушал с раздражением, и сам знал. Джон сообщил, что год назад пребывал в подобном состоянии. Похоже, ожидал вопроса: как избавиться от этой напасти. Но Чернов не спросил, и Джон продолжил:
  - Сам не смог преодолеть. И тогда обратился в клинику Возницкого. Старик творит чудеса!
  Чернов не очень поверил, что существует некий Возницкий, который творит чудеса. Но Кочетов был красноречив, убедителен, да и вид... бравый. Что ж, попытка - не пытка. По координатам, сообщённым Джоном, Чернов отправился в клинику Возницкого.
  После предварительного обследования заполнил анкету. Слегка озадачил пункт: находится ли под следствием. Велели явиться через сутки. Наверно, по базе электронных данных проверяли анкету.
  На следующий день с ним удосужился встретиться сам доктор Возницкий, Эдисон и Эскулап в одном лице. Какой там старик; черноволосый, не единого седого волоска. Пронзительный взгляд базедовых глаз.
  - Ну, что ж, ваши органы можно продавать с молотка, - обрадовал он. - Дело в обратной связи. Сигналы коррекции от ЦНС не проходят, вот вы и чахнете. Догадываетесь, в чём причина?
  Чернов вяло дёрнул плечом.
  - Они подавляются памятью нелепых поступков, аморальных действий. Наверно, знаете, что Иуда Искариот повесился? - задал неожиданный вопрос.
  - Слышал, - ответил Чернов. - Только при этом не присутствовал.
  - Ну, ещё бы: припоздали с рождением. Так вот, это типичный случай сбоя ЦНС. Всё для предателя обстояло благополучно: тридцать серебряников получил, гонениям не подвергался. Мой метод поможет вам избавиться от депрессии иным, от суицида, способом. Надо просто удалить участки памяти, содержащие негативную информацию. - Возницкий сделал паузу. - Готовы подвергнуться зачистке?
  - А как это делается?
  - Вам ещё и технологию подавай. Но так и быть, в двух словах. Мозг - хранитель информации, тот же хард-диск. Если стереть адреса доступа к нежелательным записям, то и доступа не будет. Проще, конечно, полностью отформатировать ваш диск, но тогда вы станете овощем.
  - Не хотелось бы, - сказал Чернов. - Хотя... тогда мои нынешние тревоги исчезнут?
  - Вы далеко зашли, если и на это согласны. Так что вы - наш клиент. Вам надо перебрать события жизни и отметить нежелательные. А мы уж разыщем их расположение и удалим адреса доступа.
  - Я должен перед вами исповедоваться, и вы как бы очистите мои грехи?
  - Нет, нам не обязательно знать ваши грехи. Просто укажите временные интервалы негативных поступков да и просто бесцельно прожитых, с вашей точки зрения, лет. Они тоже травмируют психику. Суток хватит?
  - Никогда этим не занимался.
  - Так займитесь. Медлить нельзя. Депрессия имеет свойство нарастать.
  Чернов подписал договор. Лечение предстояло далеко не бесплатное. Но деньги у него водились. На работе платили хорошо. Но когда впал в депрессию, совершенно пропало желание что-то делать, равно как и тратить нажитое. Деньги стали не нужны, так же как Иуде тридцать серебряников. И всё-таки, узнав, какую сумму следует заплатить, присвистнул. Дорого же берут за чистку хард-диска!
  Придя домой, погрузился в кресло, прикрыл глаза и отправился в прошлое. Каким образом появился на свет и чем перерезали пуповину - этого не помнил. Что было лет до пяти, в памяти тоже почти не сохранилось. Хотя какой-то червяк бесценности себя зародился уже тогда. Ссорился с сестрой; видимо, ревновал к родительской любви. В их отсутствие, запер её в тёмном туалете. Она кричала и плакала: выпусти, выпусти! Может, у неё была (или после того случая появилась) клаустрофобия?
  Заодно вспомнил, что давно с ней не общался. Да и о чём? У Вики своя жизнь. Но сейчас решил позвонить и выяснить: по-прежнему ли он в её глазах монстр.
  - Серёжа! - воскликнула она. - А ты знаешь, что у тебя племяш появился? Сейчас кормлю. Не даёт мне спать. Перезвони утром и приезжай.
  Ни в чём не упрекнула. По имени назвала, в гости пригласила. Ладно, поехали дальше. Предки развелись, когда ему было шесть лет; поделили нажитые вещи и детей: он остался с мамой, а Вику забрал отец. Вычеркнуть из памяти последующие годы? Дворовая собачка Жучка, преданная ему до визга и бесследно пропавшая после поездки на юг. Чёрное море, белый пароход. "Мама, это курицы летают?" - "Нет, сынок, чайки". Хорошо на море, но Жучка исчезла. И мама всё меньше обращала внимания. Школа. В первый раз в первый класс. За партой и подружился с Джоном Кочетовым, на самом деле Ванькой, сам и переименовал в насмешку. От иностранца в белобрысом Ваньке ничего не было. Их пути разошлись в восемнадцать; Джон поступил в универ, а Чернов загремел в армию - по собственной дури, не явившись на последний экзамен.
  Наряды на кухню, чистка опостылевшей картошки, ночные караулы. Всё, что попадает, по квалификации Возницкого, в "бесцельно прожитые годы". Хотя... в армии познакомился с Лёшей Гавриловым, позже - чемпионом по боям без правил. На излёте спортивной карьеры Лёша скопил энную сумму, уехал в деревню и заделался фермером. Год назад приезжал в гости. Уже тогда началась хандра, но, ей-богу, пока общался с Лёхой, было хорошо и приятно.
  Нет, пожалуй, армейские годы и Лёшку нельзя вычеркнуть. С ним ведь и в самоволку бегали. В одну из отлучек познакомился с Евгенией, так она, по-взрослому, назвалась. Он - молодой и пылкий. Она - влюблённая в него и преданная, как дворовая Жучка. Прижмёшь к себе, и мир свёртывался до чулана, в котором они уединялись. При дембеле пообещал: "Жди меня, и я вернусь!"
  Не вернулся. Да и далеко: служил на дальнем востоке. После армии одумался и понял, что без высшего образования - никак. Общество и государство по-прежнему следовало вульгарной поговорке: "Без бумажки, ты букашка, а с бумажкой человек". Пять лет учился. Их вычеркнуть? Но ведь достиг того, что запланировал: получил диплом, нашёл приличную работу. При этом подло поступил с дружком Валерой, однокурсником. Когда дёрнулись в процветающую фирму, мучился с резюме. Валера оставил бумаги - оформить и передать. Самому некогда, что-то с матерью. Когда сравнил, понял: у дружка явно складнее. Бес растормошил чёрную зависть, позаимствовал. Валера так и не узнал, кто его обошёл на крутом вираже.
  Может, и ему позвонить? Время, правда, позднее. Зато наверняка дома.
  - Алло, Валера, это я. Как поживаешь? Норм?.. Ну, рад слышать. - О чём ещё говорить? Чернов вдруг признался: - Извини, за подлянку. Отодвинул я тебя, когда в фирму прорывались.
  - Наговариваешь на себя, друже, - легко ответил Валера. - Ты всегда был склонен к мазохизму.
  - Так ты не в обиде?
  - Да если и отодвинул, должен тебя только поблагодарить. Я нашёл замечательную работу, по душе.
  - Что за работа?
  - Тсс, секретная лаборатория, - Валера перешёл на шёпот. - Но тебе скажу. Работаем над возможностью перемещения физической массы во времени. О кротовых норах слышал? Вот через них. Пойдешь направо - попадёшь в будущее. Пойдешь налево - в прошлое. Уже три атома углерода отправили. Вот только не смогли определить, где они оказались.
  Хрень какая-то. Но если Валера не в обиде, стоит ли тяготиться?
  Маленько отлегло. Даже вздремнул. Погружаясь в сон, вспомнил, как по делам фирмы попал туда, где служил, и, конечно же, навестил Женьку. Она оказалась замужем. Не дождалась принца на белом коне и вышла замуж за бульдозериста. А тот как раз уехал на вахту. Овладел ей на супружеском ложе. Она пыталась сопротивляться, он был настойчив: "Ну, что ты! У нас же любовь до гроба". В комнату ворвался мужик и стал душить...
  Очнулся, судорожно глотая воздух. Довесок к прежним проблемам: насильничать во сне, в грёзах - тоже грех? Если да, то к какому времени отнести эту галлюцинацию? К настоящему? Значит, и настоящее вычеркнуть? А что оставить?
  С трудом дождавшись утра, отправился в клинику и прямо сказал, что не смог определиться. Мол, всё перепуталось: хорошее с плохим, неудачное с удачным.
  - Понятно, - кивнул Возницкий. - Такое бывает у ярко выраженных индивидов. Каждая минута жизни дорога.
  Не то похвалил, не то охаял. Чернов не понял.
  - Так я отказываюсь от зачистки, - уже окончательно решил. - Деньги верните.
  - Договор разве не читали? Претензии принимаются только после операции.
  Вот лопухнулся!
  - Поймите меня правильно, - оправдался Возницкий. - Я, прежде всего, креатор проекта, идея моя. Но разработка и техническое воплощение, от инвесторов. Серьёзные люди деньги вложили. И все эти юридические крючки мимо меня. Помните высказывание Канта о моральной преамбуле внутри нас? Он, разумеется, имел в виду божественное провидение. А на кого кивать нам, атеистам? Среди нас ведь тоже встречаются порядочные люди.
  Молча выслушал.
  - Идите, и ещё подумайте, - разрешил доктор. Нет, не жулик. Дал отсрочку.
  В фойе столкнулся с Кочетовым. Тот по-прежнему бодрый, неунывающий. "Как у него так легко получилось? Не дорожит стёртыми фрагментами жизни?" - узнать бы, но Ванька торопился на приём.
  Спешить некуда, и Чернов дождался приятеля у входа. Кочетов выбежал и опять стал ссылаться на нехватку времени. Тогда Чернов пригласил в ресторан. Ещё осталась немного на карте, рассчитаться было чем. Кочетов согласился, что и следовало ожидать. Оптимисты легко ведутся на халяву.
  В ресторане царил полумрак. Сначала Джон держал язык за зубами. Но когда подвыпил, то признался, что ему прочистили мозги бесплатно. Однако с условием, что станет их рекламным агентом.
  - Так у тебя депрессия-то была?
  - Ещё какая! Всё из рук валилось. Тогда-то и обратился в клинику, одним из первых. Попал на тестовую программу. Многим рисковал!
  - Постой. Когда повстречались, ты же первым признал меня. Значит, историю наших отношений не стал вычленять?
  - К чему? Ты всегда был щедрым, зла за пазухой не держал.
  - А зачем забегал к Возницкому?
  Ванька уклонился от ответа. Ясно, получал зарплату. "В том числе за то, что я попался в силки", - понял Чернов.
  - Сейчас-то куда торопишься?
  - Возницкий ищет новых клиентов. Кстати, он и на себе проделал эту операцию. Прежде ходил пыльным мешком пришибленный, чего-то, видно, натворил. Зачистка явно пошла на пользу. Старик полон энергии. Что ты! В фантастическое время живём!.. Сейчас я нацелился на Успенский Собор - перехватить тех, которые туда на мерседесах подъезжают. Ведь согласись, чтобы не грешить, надо не жить. А эти - на полную катушку живут. Вот и замаливают грехи, агромадные деньги жертвуют.
  - Ну, ты и жук.
  - Так, дружище, сам посуди, какой метод более эффективен. Прежний, основанный на библейских сказках, придуманных невежественными пастухами, или - современный, компьютерный? Раньше было: греши и кайся. А сейчас: греши и подчищайся. Хе-хе! Давеча одна баба ко мне пожаловала с лупоглазым киндером на руках. Ты, говорит, алименты думаешь платить? А я её и знать не помню.
  Понятно, вычленил из памяти.
  - А если б следом судебные приставы пришли?
  - Э, нет, я не подсуден. Клиника с подсудимыми не связывается. Уже был прецедент. Еле откупились.
  Чернов подозвал официанта. Тот подбежал: "Чего ещё изволите?"
  - С меня достаточно, - показал на Джона. - Этот господин рассчитается.
  Стемнело. Шёл и думал: значит, всё-таки возможно очистить память от негативных пластов? Только у него такой фокус-покус не задаётся. А если вообще не заморачиваться? Не блокировать доступ к негативным записям в голове, а сменить программу, чтобы этот самый хард-диск потерял способность отличать плохое от хорошего, добро от зла. "Я вас освобожу от той химеры, которую называют совестью", - когда-то вещал другой, более радикальный хирург.
  Вернувшись домой, Чернов вышел на балкон покурить и посмотрел вниз, с девятого этажа. Однако при этом не подумал: не спрыгнуть ли. Кое-что сдвинулось с мёртвой точки. Ведь, так или иначе, а почти все, коим причинял зло, ему простили. Да, может, и не зло вовсе, а просто стечение обстоятельств. Осталось одно. Утренний кошмар. Сравнительно легко отделался. Не додушили. А если б не проснулся вовремя, то... вообще мог не проснуться? "Но разве я должен, вдобавок к прежним грехам, отвечать за воображаемое насилие?" Хотя терзало и сомнение. Может, насилие было вовсе не воображаемое, а действительное. Но сознание как-то очистилось от него и без методики доктора Возницкого, оставив зыбкие клочки.
  Эти мысли вынудили сесть за компьютер и поискать Женьку в социальных сетях. Увы, Евгения Заварзина обнаружилась в архиве судебных сводок. И дело закрыто с неочевидным заключением: несчастный случай, а возможно, самоубийство. Лёша сказал, когда перебирали события прошлого: "Не повезло тебе с Женькой. Слишком она верная и честная. Не для любовных игр".
  Так ведь не играл же тогда! Это потом уже лучшему, что имел за душой, изменил. В стремлении к благополучию? Исполнению желаний? Удовлетворению честолюбия? Хрен его знает, вопросов можно поставить сколько угодно. Но теперь, в какой бы депрессии не находился, вреда себе так и не посмел причинить. Даже царапины не нанёс. Мрак вновь застил душу. И добила дата происшествия: восьмое, август. Чёрт подери! И телепатия, что ли, существует? Всё то существует, что назло ему.
  Задребезжал мобильник. Кто там ещё? В два часа ночи. А, малохольный Валера.
  - Слушай, Серёжа, мне как-то не по себе, что я легко отмахнулся от тебя. Что с тобой происходит? Тебе не даёт покоя чувство вины?
  Чернов промолчал, и Валера с неудержимым задором предложил:
  - А давай к нам! Есть вакансия. Будем вместе работать. И в случае успешного завершения экспериментов у тебя появится возможность исправить ошибки молодости. Отправим в прошлое! Конечно, рискованно. Но вполне осуществимо.
  - Вы там, в своей лаборатории, нормальные? - с раздражением спросил. - До сих пор это считалось невозможным.
  - Да-да, парадокс дедушки, которого внук, отправившись в прошлое, убил. Я знаю! Но, по современным представлениям, разрешимо. Своим путешествием ты создашь в мультивселенной очередной параллельный мир. И - никаких парадоксов.
  - Я подумаю.
  "Параллельный мир, значит? Но этот-то, в котором я нагадил, ведь продолжит свою прежнюю поступь".
  Депрессия ломанулась с новой силой, сжимая в крепких объятиях. Параллельный мир почему-то не хотелось создавать. Зачем множить несовершенное. А что в итоге? Хайтек чистка не удалась. Может, попробовать теологическую? Простил же Иисус разбойника Дисмаса и прямо с креста отправил в рай. В какой храм бегает иуда Кочетов, набирая клиентов для клиники Возницкого? Скорей туда! Бог простит, устами своих полномочных на земле.
  "Бог-то простит, - нет, не стронулся с места. - Но прощу ли себе сам?"
  В окно заглядывала луна. Холодная и равнодушная. До рассвета оставалось три часа. До полного и окончательного заката - три миллиарда лет. Есть ещё время помучиться и разобраться в своих проблемах многим и многим поколениям...


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список