Темень Натан: другие произведения.

Место, где земля закругляется.2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.75*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это странный и опасный мир, это планета, где всё зависит от солнца, моря и магии. Солнце здесь - не привычный нам золотой шар, который всходит и заходит по расписанию. Море - опасно для жизни, и горе тому, кто сунется в его воды. А магия... магия только для избранных. Это - место, где земля закругляется...


   Место, где земля закругляется.2
  
   Пролог
  
   Чёрный ящер ритмично постукивал костяным рылом по черепу человека. Изогнутые когти крепко держались за височные впадины Тук. Тук. Тук-тук.
   Игорь открыл глаза. Стук никуда не делся.
   Белый пластик стола, по нему ритмично постукивают блестящие красные ногти - тук, тук, тук.
   Знакомый голос - такой неожиданный и знакомый до каждой ноты голос жены Марины:
   - Сколько мне ещё ждать? Он может десять лет так пролежать! Я не могу так больше!
   И мужской голос в ответ, тоже знакомый, хрипловатый басок друга детства Валерки:
   - Чего ты от меня хочешь? Придушить его подушкой?
   Неожиданный, тоже с хрипотцой, хохоток жены:
   - А почему бы и нет?
   Шуршание одежды, тихий стук подошв по полу. Кто-то увесистый, должно быть, Валерка - он всегда был упитанным, как кабан - прошёлся туда-сюда.
   - Ты меня в это дело не впутывай. Твой муженёк, сама с ним и разбирайся.
   - Мой, значит, - фыркнула Марина. Она тоже поднялась с места, простучала каблуками. - Мой муж. А бизнес, выходит, совместный? А Никитка...
   - Замолчи, дура.
   - Он всё равно не слышит.
   Игорь почувствовал дуновение ветра. Женская рука помахала у него перед глазами, блеснули красные ногти.
   - Он же овощ. Не видит, не слышит. Только деньги мои проедает, лежит тут... как бревно!
   - Деньги, стало быть, твои, - обманчиво ласково пророкотал Валерка. Игорь хорошо знал этот тон. Так Валерка говорил, когда был зол. Очень зол. - Твои деньги, значит.
   - Да ладно тебе, - мурлыкнула Маринка. От её голоса пробрало бы и покойника. Снова шуршание, звук чмокающих губ. Голос Валерки, уже на тон ниже:
   - Ну всё, всё. Пора мне. Ты идёшь?
   - Идём. Постой, у тебя помада, дай сотру.
   Невнятный шорох, шуршание салфетки, и Марина весело сказала:
   - Вот так. А то заметят, сплетни пойдут. Я же скорбящая почти вдова. Подожди меня внизу, я сейчас, губы подкрашу.
   Тяжёлые шаги Валерки затихли за порогом. На Игоря пахнуло ароматом дорогих духов и свежего женского пота. Жена склонилась над ним так низко, что он увидел ложбинку между её тугих грудей и полоску гладкой кожи живота вплоть до края красных трусиков - Маринка всегда любила красное бельё.
   - Слышишь, ты, овощ, - тихо сказала жена. - Ты меня достал. Помирай уже скорей, не копти небо. А то я тебе помогу. Не искушай меня, понял? Я ещё молодая, мне жить хочется.
   Она склонилась ещё ниже и чмокнула Игоря в щёку:
   - Ну, пока. Не скучай, муженёк. До встречи.
   Простучали по полу каблучки, Марина быстро вышла из палаты, должно быть, торопясь догнать Валерку. Игорь остался один. На щеке остывал отпечаток кроваво-красной помады.
   ***
   Марина приходила ещё несколько раз. Когда сама, когда с Валеркой. Один раз пришла с юристом, и долго всхлипывала в платочек, стоя над недвижимым мужем статуей скорби.
   Игорь медленно, как чёрный кит, выплывал из синей глубины забытья. Пошевелиться он не мог, только веки поднимались - тяжело, будто свинцовые. В бурлящей синеве безвременья гулко шумел бескрайний океан, давя любые посторонние звуки и ощущения. Но на границе яви и небытия поджидал еле слышный шёпот, чужой голос, бормочущий сбивчивые слова. Кажется, где-то Игорь уже слышал этот голос, давно, в другой жизни. Шёпот обиженного идиота, у которого отобрали конфетку, сбивчивые жалобы вперемешку с ругательствами, бессмысленные и беспорядочные.
   Он, этот голос, то становился еле слышным, то заглушал шум синего океана. И тогда казалось, что навязчивое бормотание вот-вот затопит череп, перельётся через край и выдавит Игоря в окончательную черноту забвения.
   От этой мысли его сознание начинало беззвучно вопить в немыслимом ужасе, панически пытаясь выпихнуть из себя чужое "я".
   Они были связаны невидимой нитью, тонкой, длинной и упругой, как струна. Чужое сознание, как йо-йо на верёвочке, удалялось и приближалось с нерегулярной неотвратимостью.
   Игорь как раз барахтался в синих волнах, норовивших утопить его в душном валу забвения, когда сухое покашливание юриста и стук каблучков жены вытащили его на поверхность.
   - Скажите, Альберт Александрович, можно это как-то... как-нибудь обойти? - голос Марины звучал просительно. Обычные резкие нотки сейчас сменились нежным, обеспокоенным голоском слабой женщины. - Речь идёт о моём... нашем сыне. Понимаете, как всё это действует на ребёнка? Отец, который лежит как труп... боже!
   Юрист снова откашлялся:
   - Видите ли, Марина Филипповна, ваш муж предусмотрительно составил документ, в котором...
   - Ах, я знаю, знаю! - не сдержавшись, прервала его Марина. - Вы об этом уже говорили. Но всё-таки, можно что-нибудь сделать... хоть как-то? Альберт Александрович, родной, ну, пожалуйста. Вы всё можете, вы классный специалист. Видите, в каком мы положении...
   Повисла напряжённая пауза. Очевидно, юрист размышлял. Игорь хорошо его помнил: невысокий сухощавый человек в безукоризненном сером костюме; седеющие волосы на висках, и глаза - острые, как две булавки. А главное - репутация, которую не купишь ни за какие деньги. Каковая теперь успешно работала на Альберта Александровича, и из-за которой, собственно, он и стоял теперь здесь, над недвижимым телом своего клиента.
   - Хм, - наконец произнёс юрист. - Задали вы мне задачку, Марина Филипповна. Я подумаю, но ничего обещать не могу.
   - О, этого уже достаточно, дорогой вы наш, родной! - послышалось шуршание, звук целомудренного поцелуя в щёчку - когда хотела, Марина была само радушие и добродетель. - Спасибо вам!
   - Я ещё ничего не сделал, - сухо ответил слегка смущённый, судя по голосу, юрист.
   Марина прерывисто всхлипнула; простучали каблучки, сопровождаемые шорохом подошв Альберта Александровича, и Игорь остался один. Синий океан, притихший во время разговора, теперь тяжко хрустел и стонал, медленно покрываясь толстым слоем льда. Бессильный пошевелиться, Игорь лежал, застывая от осознания неизбежности конца. Ведь даже если сознание связанного с ним итиола не вытолкнет Игоря за край бытия, так это сделает, при помощи нужных людей, Марина с его беспомощным телом. В любом случае, ему крышка.
  
   Глава 1
  
   "Я столько бедствий жду, Тристан, что наименьшим будет плаха"...
   Лопе де Вега "Собака на сене"
  
   Что-то было не так. Ожидание беды не спасает от неожиданности её прихода.
   Сегодня (Игорь не знал счёта дням, но ему казалось, что наступил новый день) ощущение опасности было сильным, как никогда.
   Затихшие ненадолго синие воды, в которых он покачивался, вскипели водоворотом. Неожиданно вернулся, выскочил, как чёрт из коробочки, итиол. Сегодня он был особенно взбудоражен и яростен. Яростно заревел океан, вторя в унисон невнятным выкрикам сознания-двойника. Глыбы льда трещали и крутились, вздымая синие водяные валы. Волны тяжкими ударами обрушивались на Игоря, с каждым разом подталкивая его "я" всё ближе к опасной грани.
   Грань между его сознанием и сознанием итиола стала тонкой настолько, что можно было почти видеть его глазами, чувствовать его-своё тело, как общее. Кажется, даже пошевелить рукой - чужой-своей рукой, просто занемевшей от сна. Неясные картины, размытые, но яркие, мелькали перед внутренним взором. Шум, слышный чужими ушами, сливался с явью, и поэтому Игорь не сразу осознал, что рядом с ним - рядом с его настоящим телом - что-то происходит.
   Перед глазами мелькали цветные пятна, двигались тени. Сквозь них, как через наложенный на реальность трафарет, виднелась картина больничной палаты, с её казённым минимализмом и неяркими стерильными красками. По палате тоже двигались тени, накладывались на чужие и расходились.
   Невнятный шум нарастал, то и дело перекрывая грохот синего океана и выкрики итиола. Кажется, кто-то спорил над кроватью, где лежало неподвижное тело Игоря.
   Сквозь какофонию шума прорывались отдельные слова. Но и их было достаточно.
   "...отключить... не имеете права... имею... документ... подпись... партнёры... ближайший родственник... бесполезно... активность мозга... изопотенциальная... крайне редко... летальный исход... не имеете права... документ..."
   Острое ощущение беды накатило, как последняя, самая большая, волна. Вместе с ней нахлынуло чужое сознание, неудержимое в панической ярости сознание итиола. Игорь не стал ему на этот раз мешать. Он ухватился за тугую струну, звенящую от напряжения, что связывала их воедино, и дёрнул со всей силы. В голове что-то взорвалось, огненным шаром распустился фейерверк в многострадальном черепе.
   На одно мгновение их сознания слились воедино. Потом Игоря отбросило, как мяч крепким ударом биты. Теперь уже его швырнуло вверх, словно йо-йо, и он внезапно увидел себя со стороны. Он парил, никем невидимый и невесомый, под потолком больничной палаты.
   Кровать, больше похожая то ли на кресло богатого стоматолога, то ли на ложе космонавта из фильма сумасшедшего режиссёра; неподвижное тело на ней, от которого отходят какие-то проводки и шланги; люди возле ложа - сверху видны их затылки, но Игорь ясно различил блестящие, собранные в пышный хвост локоны Марины. Там был ещё кто-то, кого он почти успел узнать.
   Но в следующее мгновение его рванула тугая струна. Пространство размазалось, слилось в одно цветное пятно. Игоря швырнуло с невероятной силой, и всё исчезло в черноте безвременья.
   ***
   Он открыл глаза.
   Чернота уже не была абсолютной. В ней сновали тени, что-то двигалось и дышало. Он слышал шумное, глубокое дыхание сильного, свирепого существа. Что-то укололо его в бедро, и он машинально почесался.
   Игорь вздрогнул и подскочил на месте. В ушах тяжким эхом гудел барабан сильно бьющегося сердца, а он ощупывал себя руками, глубоко дыша открытым ртом. Он жив! Он дышит, может двигаться! Он жив...
   Постепенно грохот сердца в ушах утих. Игорь провёл ладонями по лицу и услышал звяканье металла. Там, где он находился, по-прежнему было довольно темно, но ничто не мешало ему нащупать холодный металл на руках и ногах.
   Тяжёлые, грубо сработанные, шириной в половину ладони металлические кольца охватывали запястья и щиколотки. От ручных и ножных колец отходила прочная цепь. Она спадала на пол и змеилась куда-то в совсем уж непроглядный мрак.
   Игорь, перебирая звенья, добрался до конца цепи. Она заканчивалась металлическим же кольцом, прочно вделанным в камень. Игорь подёргал цепь - крепление даже не дрогнуло.
   Он ощупал стену, из которой торчало кольцо. Холодный, ровный камень, без трещинки и выбоинки. Как будто этот каменный мешок - а Игорь не сомневался, что это тюремная камера - создали сразу, вынули одним движением огромной ложки из толщи скалы, словно шарик мороженого. А потом такими же огромными ладонями, под стать ложке, охлопали, примяли со всех сторон, сформировав похожую на гроб камеру.
   Вместе с холодом камня пришло ощущение вони. Она была здесь с самого начала, и сейчас навалилась в полной мере: вонь давно (а может, и никогда) не чищеного помещения, немытого тела и отхожего места в углу.
   Игорь попробовал подняться на ноги. Тело, здоровенное, сильное тело итиола, от которого он успел отвыкнуть, пошатнулось. Но память быстро возвращалась, и ему удалось не упасть. Он качнулся, сделал неуверенный шаг, потом ещё.
   Камера быстро закончилась. Он выбрался из тёмного угла, где едко воняло из дыры в полу, и ступил в слабо освещённый участок у стены.
   Пальцы нащупали решётку, за которой в темноте едва было видно пустое пространство коридора. Неяркий дрожащий свет, который слабо освещал его, судя по всему, шёл от укреплённого на стене под самым сводом факела в дальнем конце коридора.
   Решётка была сделана из толстых прутьев, которые шли так часто, что между ними с трудом можно было просунуть ногу. Должно быть, камера, в которую посадили итиола, предназначалась для существ исключительной опасности и злобы.
   Напротив, и дальше по правую и левую руку угадывались такие же камеры. В чернильной темноте каменных мешков не видно было никакого шевеления. Должно быть, итиол единственный обитатель в этой темнице.
   Но он ведь помнил... помнил, как двигались тени, как кто-то кричал и просто говорил с его двойником. Или это было давно? Кто знает, с какой разницей течёт здесь время.
   А может быть, вся суета закончилась, когда итиола запихнули в клетку, и теперь никто к нему не придёт? И он оставлен здесь умирать в вонючем углу без воды и без пищи, в холодной темноте.
   - Эй! - Игорь вцепился в прутья решётки и закричал в полутьму коридора: - Эй, кто-нибудь!
   Никто не отозвался. Голос единственного узника гулко прокатился меж каменных стен и затих в темноте.
   - Эй! Есть здесь кто живой?!
   Никого. Игорь прижался лбом к холодной решётке. Сколько он здесь уже сидит? Возможно, он ещё пожалеет, что потянул к себе ту, невидимую струну, обменялся с итиолом и очутился здесь. Смерть на больничной койке, тихая, щадящая смерть всё же легче, чем эта - в вонючем каменном мешке, от голода и жажды. В одиночестве и тоске. В этом момент даже лицо жены показалось ему привлекательным.
   Он подумал, что, должно быть, для итиола зрелище больничной палаты и собравшихся вокруг койки людей стало изрядным шоком. Хорошо, что ненадолго. Бедный идиот...
   - Кто-нибудь! - крикнул он снова охрипшим голосом. - Дайте пожрать, мать вашу! Эй, вы...
   Ещё какое-то время он изощрялся в эпитетах, надрывая горло в попытках как можно крепче уязвить невидимых тюремщиков. Но никто не услышал и не оценил многоэтажные выражения, хотя среди них даже случились шедевральные по силе эмоций импровизации.
   Наконец ему это надоело. Он несколько раз со всех сил ударил по решётке - просто чтобы выпустить пар. Крепкие прутья, как и положено, даже не дрогнули.
   Игорь тяжело осел на пол возле решётки, уткнувшись лбом в колени. Почему-то вдруг вспомнил, что в одной книжке герой выбрался из каменного мешка с помощью картинки на стене. Которую он нарисовал углём при свете горящей соломы, прежде служившей ему постелью. А потом просто взял, и прошёл сквозь стену.
   Сцена побега была одной из самых любимых в книжке. Да и книга была зачитана до того, что из неё вываливались листки, а на потёртой обложке с трудом угадывалось, что там нарисовано.
   Горько усмехнувшись, Игорь подумал, что у героя имелось большое преимущество: любимый дедушка - старикан с мерзким характером, но изрядным запасом магических сил. Который и подсказал внучку способ побега.
   А здесь даже поджечь нечего, судя по всему. Да и сам он не принц со шпагой и колодой карт. Даже дедушки у него нет...
   - Чего орёшь, ящер твою еть!
   Хриплый голос над ухом заставил Игоря подскочить.
   Над ним, по ту сторону решётки, стоял здоровенный детина с факелом.
   Вид у детины был самый зверский. Узник на секунду даже усомнился, по то ли сторону замка он находится. Наверное, тюремщиков (а что это тюремщик, было очевидно), подбирали под стать заключённым, которых они сторожили. Или они набирались из раскаявшихся узников, пожелавших сменить сидение взаперти на работу с людьми, бывшими сотоварищами.
   Этот был ростом под два метра, с широкими покатыми плечами, бычьей шеей и округлой головой, о которую впору разбивать кирпичи. На поясе у него болталась увесистая дубинка. У дубинки был вид, как будто ей давно и неоднократно пользовались.
   - Чего орёшь? - повторил тюремщик, поднося факел поближе к решётке.
   От неожиданности Игорь не сразу нашёл, что ответить. Детина окинул его взглядом с головы до ног и буркнул:
   - Жратва кончилась. Воду тебе давали. Понял? Ням-ням всё.
   Для наглядности он даже разинул рот и повращал там пальцем.
   - Перед казнью тебя накормят. Тогда и нажрёшься.
   Тюремщик усмехнулся, сплюнул под ноги, развернулся и пошёл прочь, тяжело топая ножищами по каменному полу. Игорь наконец опомнился.
   - Стоять! - гаркнул он. Мысль, что он останется сейчас здесь один, в темноте и вонище, показалась невыносимой. - А ну стой! Куда пошёл!
   Тюремщик застыл на месте и медленно развернулся. В руке его шипел и брызгал искрами факел. Маленькие чёрные глазки с изумлённым выражением уставились на узника. Как будто вдруг ожил и заговорил человеческим голосом стул или унитаз. Очевидно, раньше итиол не радовал тюремщиков связной речью и разумным поведением.
   - Ты это... - неуверенно начал он. - Чего хулиганишь? Смотри, опять маги придут, охладят тебя. Не обрадуешься. А мне за это вставят по самое небалуйся. Мне оно надо?
   Детина побагровел от злости, подступил к решётке и, ловко выхватив дубинку, простучал ей по прутьям. Игорь едва успел убрать руки.
   - Позови главного! - рыкнул он, не сбавив тона.
   Ключей на поясе у тюремщика не было. Это делало бесполезным первоначальный план. Так что сейчас всё зависело от того, получится ли выбраться отсюда, а для этого нужно было удержать внимание этого верзилы. Может, хоть какая-то польза будет от унылых курсов по всякой психологии и прочему управлению людьми. А этот детина явно не блещет интеллектом. И, при всей своей звероподобной внешности, наверняка трус и поддаётся влиянию. Главное, не дать ему опомниться.
   - Твой начальник. Позови его. Позовёшь - наградят. Не позовёшь - тебе крышка. За то, что не доложил. Вернёшься обратно, откуда пришёл.
   Что-то из сказанного задело-таки тюремщика за живое. Детина побагровел ещё больше, бычья шея его покраснела, маленькие глазки вытаращились на узника.
   Игорь добавил ещё что-то, он говорил коротко, хлёстко, чтобы впечатать свою мысль в маленький мозг тюремщика. Когда он умолк, верзила попятился, не отрывая глаз от узника, потом неловко развернулся и убежал в темноту, разбрызгивая искры от почти прогоревшего факела.
   Стало темно, но на душе у Игоря полегчало. У него появилась надежда. Внезапно одна мысль, что всё стучалась в его сознание во время разговора с тюремщиком, вспыхнула в мозгу. Как там сказал этот верзила - что-то насчёт кормёжки? Перед казнью тебя накормят...
   Игорь мгновенно вспотел. Провёл скованными руками по голове, сжал ладонями виски. Перед казнью. Услуга, оказанная идиоту, вернулась к нему в полной мере. Он приговорён к смерти, и кто знает, кто из них проживёт дольше - он или несчастный дурак итиол.
  

   Глава 2
  
   Судьба тасует карты, а мы играем.
   А. Шопенгауэр
  
   Тюремщик всё никак не возвращался. Пока время шло, Игорь приготовился ко всему. Казнят или нет, сгниёт он здесь, в этой вонючей каменной дыре, отправится на виселицу или на костёр - он не будет мякнуть, как прокисшее желе. Помирать, так с музыкой.
   Он проверил цепь, снова и снова перебрал её в руках, звено за звеном. Тяжёлые кованые звенья побрякивали в пальцах, отмеряли секунды похоронным звоном.
   Выдернуть кольцо из стены оказалось невозможно, как ни старайся. Но цепь была достаточной длины, чтобы подойти к решётке вплотную.
   Игорь ещё пошарил по полу в поисках чего-нибудь полезного. Ощупал каждый клочок камня. Ничего не попалось, ни завалящей ложки, ни вилки. Только миска для воды, и та глиняная. В похожие наливают воду для собак.
   Он попробовал разбить миску - вдруг получатся острые осколки. Но миска просто развалилась в глиняное крошево. Жалкие остатки протухшей воды расплескались по камню.
   Зажмурившись от досады, Игорь сжал в пальцах обломки. Глина крошилась в сильных руках итиола. Он растёр её между ладонями. Крошка сыпалась в мокрую лужицу на полу под ногами. Шлёп. Шлёп.
   Он подобрал мокрый комочек. Глина. Необожжённая глина, красновато-коричневое месиво под ногами. Игорь поднёс замазанные глиной ладони к лицу. В темноте трудно было что-либо разглядеть, но ему показалось, что кожа заметно потемнела. Ну конечно. Окрасилась в соответствующий цвет. Не самый приятный, но заметный.
   С решимостью отчаяния Игорь собрал получившуюся кучку и хорошенько замесил.
   - Сейчас, сейчас... сейчас, - пробормотал он себе под нос, тщательно разминая комочки. - Где наша не пропадала... слепим всё что надо из говна и палок...
   Свет. Ему нужен свет. Хотя бы немного - чтобы видеть, что он делает. Чёрт, пресловутому принцу из книжки было легче - у него была куча соломы. А здесь.. Хм. Что у него есть, кроме своих цепей и жалких лохмотьев?
   Игорь стянул с себя тряпку, изображавшую рубашку. Не солома, но наверняка способна к возгоранию. Должна гореть. Обязана.
   Так, что ещё? Кремень и кресало. Он сжал в руке цепь и ударил по стене. Ещё раз. И ещё. После нескольких ударов ему удалось высечь крохотную искру. Так. Нужно поправить направление удара. Ещё раз.
   Он весь взмок, разбил себе костяшки пальцев, но у него получилось. Тюремная камера - каменный мешок, казалось, была создана для этого. Эдакое большое кресало и кремень. И в центре всего - человек с мозгами.
   - Приятель, да ты гигант мысли! - отдуваясь, сказал Игорь сам себе, глядя, как тлеет и потихоньку разгорается в темноте камеры рукав его ветхой рубашки.
   Света от тлеющего полотна было немного, но даже при этом жалком огоньке Игорь увидел, что глиняная смесь получилась так себе. Вода размягчила материал, из которого была слеплена миска, но этого было недостаточно. Кучка рассыпалась на бурые комки. Ей не хватало цвета и вязкости.
   Он зарычал, глядя, как истлевает единственный горючий материал в этой богом забытой камере. Скоро "топливо" кончится, и хорошая мысль пойдёт псу под хвост.
   Штаны. Он торопливо сорвал с себя ветхие портки. Всё равно никто его не видит. Да и какой вред от этого дикого стриптиза - на виселице болтаться можно и без штанов, а тюремщиков ничем уже не удивишь.
   Оставалось только одно. Игорь вцепился зубами в запястье. Слава богу, зубы были на месте. Как бы ни буянил в его отсутствие итиол, улыбку ему тюремная охрана не попортила.
   Солёный вкус крови заполнил рот. Игорь, как обезумевший вампир, впился в ранку на руке. Когда крови вперемешку со слюной набралось побольше, он сплюнул на кучку мокрой глины.
   Пришлось повторить операцию несколько раз, пока смесь не получилась нужной вязкости и густоты. Кровь придала новый оттенок глине.
   Он тщательно перемешал получившуюся краску в свете импровизированного костерка. Штаны горели даже лучше, чем рубашка.
   Игорь расправил на полу оторванный от рубахи лоскут. Белой ткань была когда-то давно, но всё же она оставалась достаточно светлой.
   Теперь нужно было сосредоточиться. Он вдохнул и выдохнул несколько раз. Заставил себя забыть о вони, холодном камне, темноте и даже грядущей казни. Потом зачерпнул кончиками пальцев краску, замешанную на собственной крови.
   Первые картинки вышли похожими на тряпки, о которые кто-то вытер испачканные в дерьме руки. Но потом дело пошло на лад.
   Наконец Игорь выдохнул, отёр потное лицо локтем - ладонью лучше было не пользоваться - и оглядел получившееся полотно.
   Рисовать он никогда особенно не умел, но здесь это и не требовалось. Кусок ткани, разделённый на неровные квадраты, заполнили рисунки.
   На некоторых были изображены слова, и даже несколько иероглифов. Нельзя знать наверняка, что сработает, и сработает ли вообще. Но утопающий хватается за соломинку.
   Остаток краски Игорь нанёс себе на кожу. Соскрёб с каменного пола остатки, и разрисовал себе лоб, щёки, и все места, куда смог дотянуться, чувствуя себя одичавшим бойцом-коммандо из известного фильма.
   Он помнил, как загорелись огнём линии рисунка с драконом, когда случайно порвался листок. Правда, тот листок был испачкан сажей, а не тем, что оказалось сейчас под рукой. И он прикасался к оголённым проводам доморощенной электрической схемы. Но одно Игорь знал твёрдо: пользуйся тем, что есть, любым инструментом, который послала тебе судьба. И будь что будет. Всё лучше, чем жалеть об упущенных возможностях и кусать локти...
   Он поднял разрисованную рубашку - то, что от неё осталось - и повязал, как пояс. Получилась странная дикарская юбочка с бахромой. Штаны изрядно прогорели, но он поднял их с пола, встряхнул и свернул жгутом. Пригодится.
   ***
   Когда вернулся тюремщик и привёл с собой начальника стражи, они увидели узника, сидящего возле решётки.
   Итиол сидел на каменном полу, обхватив себя руками, покачивался и дрожал, бормоча что-то непонятное себе под нос.
   - Ты зачем меня привёл? - брезгливо бросил начальник стражи. - Буянит - покажи дубинку. Первый раз, что ль?
   Итиол замычал. Повернулся к решётке, поднялся на ноги (ноги очень натурально дрожали и подкашивались) и стал тыкать себя пальцем в живот. На животе красовался рисунок, в который Игорь вложил всю душу и умение, что у него нашлись, и даже больше.
   - Это чего? - с внезапным интересом спросил начальник стражи. Наклонился, разглядывая извивающуюся тварь на животе узника, нарисованную бурой краской.
   В свете факела дракон шевелился, как живой.
   Узник снова жалостно замычал. Двинул прессом, и дракон махнул крыльями.
   - Ух ты, - стражник присунулся поближе, разглядывая диковинную тварь. - Раньше этого не было!
   Его начальник широко распахнул глаза, как зачарованный смотря на ожившего дракона.
   - Это магия, - пробормотал он, - магия! Смотри, это золотой дракон, точь-в-точь, как тот, над...
   Стражник испуганно охнул, но отшатнуться не успел. Железные пальцы итиола ухватили его и крепко приложили лбом о решётку. Раздался неприятный звук. Что-то хрустнуло, и верзила бессильно сполз на пол, неестественно вывернув шею.
   Начальник стражи застыл, вытаращив глаза. Он не мог двинуться с места. Крепкая рука ухватила его за причинное место.
   - Стой смирно, ушлёпок, - просвистел узник зловещим шёпотом. Этот голос подействовал на начальника даже сильнее, чем крик. - Если дорожишь своим хозяйством.
   Начальник стражи мелко, торопливо закивал. Глаза его выпучились до невозможности. Должно быть, узник сжал упомянутое место чересчур сильно.
   - Ключи есть? Открывай.
   Вот был бы фокус, если бы начальник стражи не захватил с собой ключей. Игорь на секунду испугался, что так и вышло. Но, к счастью, ключи были здесь.
   Пронзительно скрипнула железная дверца.
   Нашёлся в связке и ключ от цепи. Игорь с огромным облегчением потёр освобождённые запястья и щиколотки. Только когда металлические браслеты сняли, он почувствовал, какой груз таскал на себе.
   Оружия у начальника почитай, что и не было - средней длины кинжал в богато украшенных ножнах, да декоративная дубинка, больше похожая на офицерский стек - как видно, знак должности.
   Но нужно пользоваться тем, что есть.
   Подталкивая своего пленника в спину, Игорь выбрался, наконец, из клетки. Жгут, скрученный из штанов узника, плотно охватывал шею начальника стражи.
   Теперь оставалось только надеяться на удачу. В крайнем случае, казнь случится немного раньше, только и всего. Что здесь, что там - надеяться не на что.
  
  

   Глава 3
  
   Бросая камень в воду, каждый раз попадаешь в центр круга.
   Конфуций
  
   Игорь подтолкнул в спину начальника стражи. Перешагнул через неподвижное тело тюремщика. Выяснять, жив тот или нет, было некогда и не с руки. Поэтому бывший узник только с мстительной жестокостью пнул здоровяка в печень - на всякий случай.
   Тюремщик не отреагировал. Что же, в ближайшее время нападения с тыла не предвидится, уже хорошо.
   Пленник захрипел, задёргался. Игорь ослабил жгут:
   - Ну?
   - Агххррр... отсюда нельзя выйти незаметно... - прохрипел начальник стражи. - Везде охрана. Тебе не уйти. Это верная смерть!
   - Да ты что-о, - глумливо протянул бывший узник. - Обалдеть!
   Он потуже стянул удавку на толстой шее своего пленника и ласково произнёс, наклонившись к самому его уху:
   - Тебя я пропущу вперёд. Тише ведёшь - дольше проживёшь. Понял?
   Полузадушенный пленник закивал.
   Они прошли до конца коридора, где чадил под каменным сводом укреплённый над бочкой с водой факел. Там было нечто вроде каморки для охраны: ниша в стене, пара лежанок и маленький стол, на котором стоял кувшин с кружками, лежала краюха хлеба и пучок пряной зелени.
   Недопитая кружка стояла с краю стола. Игорь отхлебнул жидкого пива и отставил кружку. Не время надуваться хмельной водичкой.
   От каморки они поднялись по узкой лестнице на новый уровень. Все коридоры казались вырезанными из каменной толщи, и были похожи один на другой. Там была такая же темнота, скупо разбавленная факелами на стене.
   Игорь велел позвать стражников. Начальник стражи мог бы проявить героизм и предупредить своих подчинённых. Но он не сделал ничего подобного. То ли был отъявленным трусом, то ли решил, что двое тюремщиков против озверевшего, странно поумневшего итиола - слишком малая сила.
   Тюремщики были здоровыми, крепкими мужиками, и при других обстоятельствах могли укротить любого зарвавшегося узника. Но фактор неожиданности сыграл Игорю на руку. Сонные, уверенные в себе тюремщики вразвалку пошли на голос начальника. Да и чего опасаться - крепкие решётки, мрачные коридоры надёжной каменной темницы говорили сами за себя. Чего тут было ждать, кроме крысы?
   Их ждал сюрприз. Тяжёлая туша начальника внезапно вылетела на них из темноты, смачно припечатав одного из подчинённых к стене. Два барахтающихся тела свалились на пол, пока узник уложил оставшегося на ногах врага хорошим ударом промеж глаз. Потом развернулся и утихомирил не успевшего подняться тюремщика тычком в висок. Добавил обоим для верности. Ему не хотелось оставлять за собой трупы, но возиться со связыванием пленников было некогда. Игорь только надеялся, что смертность позади него не стопроцентная.
   Он одним рывком поднял начальника стражи на ноги. Тот болтался в его руках, как мешок, глаза его никак не могли сфокусироваться в одну точку. Видно, удар о верзилу-подчинённого был неслабым.
   Игорь встряхнул его, толкнул вперёд. Нельзя останавливаться, нужно развивать успех. В крови бушевал адреналин. Сколько так можно будет пройти, неизвестно, но тянуть время опасно.
   Они прошли по коридору, поднялись ещё на один уровень. Здесь коридоры были освещены ярче. Вместо обычных факелов на стене были укреплены фонари - прямоугольные светильники кованого металла с фитильком посередине.
   Пленник снова захрипел, пытаясь что-то сказать. Игорь ослабил удавку:
   - Что?
   - Здесь другая стража... Другой начальник... ты не пройдёшь!
   - Двигай ногами, - сказал Игорь, размышляя, как быть. - Здесь есть другой ход, для... для выноса мусора?
   - Нет, - прохрипел начальник, пуча глаза от умственных усилий и недостатка воздуха. - Ход только один...
   Дурацкая идея. Это только в фильмах про космических ковбоев герои прыгают в мусоросборник, спасаясь от штурмовиков.
   И вряд ли можно рассчитывать, что на стене под фонарём висит схема подземных коридоров с обозначением уровней и ключевых точек для выхода. Оставь надежду всяк сюда входящий...
   Похоже, удача оставила узника, вильнув на прощанье хвостом. Они уже прошли треть пути по скупо освещённому коридору, где справа и слева темнели ниши каменных мешков, забранные крепкими решётками. И беглый узник уже начал надеяться, что так пойдёт и дальше.
   За шумным сопением пленника Игорь не сразу услышал звук шагов впереди. Коридор здесь делал плавный поворот, то ли по прихоти строителей, то ли в силу необходимости обогнуть неодолимое препятствие в толще камня.
   Он как раз решал, что делать, если наткнётся на случайного стражника, как вышел прямо на группу людей.
   На мгновение все застыли от неожиданности. Это были трое стражников в лёгких кольчугах поверх фуфаек, в круглых шлемах, и с короткими мечами на поясе. За ними маячил некий гражданский в цветном кафтане.
   Мгновение замешательства наступило и прошло. Отчаянно завизжал полупридушенный заложник, брошенный под ноги встречным воякам.
   Не успела туша толстяка врезаться в стражников, Игорь одним прыжком проскочил расстояние до врага. Терять было нечего.
   Пленный начальник на этот раз упал неудачно. Стражник, в которого он врезался, только покачнулся, но устоял на ногах. Остальные двое, которых врезался Игорь, отлетели к стене, не успев достать оружие. Мельком отметив, что гражданский в цветной одежде, не пытаясь вмешаться в драку, отступил назад, узник влепил рукоятью кинжала в переносицу одному, ткнув кончиком стека в глаз другому. Он никого не хотел убивать, но деваться было некуда. Почему-то он был уверен, что в качестве заложника жирный начальник нижних этажей не годится, а вести разговоры по душам с буйным заключённым никто не станет.
   Тот, кому он попал в глаз стеком, согнулся в три погибели, закрыв лицо ладонями. Другой, оглушённый ударом, попытался всё-таки вытащить меч. Игорь двинул ему коленом по запястью, отстранённо отметив, как что-то хрустнуло, и полоснул кинжалом по открывшемуся горлу.
   Кинжал, больше декоративный, чем боевой, всё же сделал своё дело. Брызнула кровь. Игорь отскочил, выдернув попутно из сломанной руки стражника меч. И вовремя - первый стражник, оттолкнув тушу заложника, выхватил своё оружие, и бросился на подмогу товарищам.
   Мечи столкнулись с мерзким скрежетом. Игорь попытался вывернуть оружие из руки противника - безуспешно. Хорошо, что удалось устоять на ногах. Стражник, как видно, был не лыком шит, и дело своё знал.
   Игорю с трудом удалось отбить удар и увернуться от последующей атаки. Противник активно наступал, теснил его вдоль коридора, не давая передышки. Боевой транс, который помнился Игорю по прошлому, всё не приходил. Должно быть, что-то нарушилось, изменилось в его связи с итиолом, прежним хозяином этого тела. А без него он был как новобранец против сержанта.
   Он увернулся снова, едва не получив тычок в живот; заметил краем зрения, что к ним бегут ещё двое вооружённых людей. Подкрепление стражникам. Всё, это конец.
   Оставалось только одно. Он внезапно отскочил от стражника, и резво рванул по коридору навстречу новоприбывшим. Этот неожиданный манёвр привёл в замешательство противника и дал немного времени.
   Игорь бросил меч (он глухо звякнул о каменный пол) и дёрнул лоскут со своей "дикарской юбки". Поднял рисунок, крепко сжал края лоскута и резко развёл руки в стороны.
   Треснула ткань.
   То, что случилось потом, он не смог как следует осознать. Ему показалось, что обрушился потолок. Заложило уши. Резко потемнело, воздух взвыл, как сотня диких псов. Игоря отбросило назад, и он крепко приложился спиной о стену. В глазах потемнело. Сквозь бешеный рёв непонятно откуда взявшегося ветра слышались крики, грохот и лязг.
   Наконец рёв, грохот и завывания стихли. Игорь приподнялся - он лежал у стены - и посмотрел вокруг. В ушах звенело, голова была будто набита ватой.
   По коридору будто ураган пронёсся. Стражников раскидало, словно кегли, их тела лежали вокруг изломанными марионетками. Толстый начальник стражи, отброшенный неведомой силой, мешком сидел у стены, глаза его были выпучены, рот безвольно раскрыт. По камню позади него и под ним расплывались кровавые струйки, вытекавшие из разбитого затылка.
   - Ничего себе бумкнуло, - пробормотал Игорь, с трудом поднимаясь на ноги. Ему пришлось ухватиться за стенку - в ушах всё ещё звенело.
   Он поднял руку и показал себе растопыренную пятерню. Кажется, пальцев было пять.
   Вот это рисуночек он смастерил. Такого эффекта Игорь не ожидал. Он вообще не ожидал никакого эффекта - то было последнее средство, из разряда соломинки для утопающего.
   Кто-то покашлял. Он поднял голову. Должно быть, выражение его лица было дикое. Гражданский в цветном кафтане, оказывается, уцелел. Вид у него был слегка потрёпанный, но вполне бодрый.
   Игорь выпрямился, сжав в руке очередной лоскут своей "юбки". Небрежно, стараясь не показать, как отдалось болью движение, подцепил пальцами босой ноги валяющийся на полу меч и подбросил. Меч удачно упал рукоятью в ладонь. Наверно, не все навыки пропали вместе со сгинувшим в небытии итиолом.
   Незнакомец в ярко-синем кафтане не был человеком. Немолодой, бурой масти мужчина-майити внимательно смотрел на полуголого узника, по-собачьи склонив набок голову. Острые, с налётом седины уши стояли торчком.
   - Вы меня не помните, капитан Роберт? - спросил майити, не проявляя ни испуга, ни малейшей агрессии.
   Игорь обвёл его взглядом. Неподалёку от майити маячил ещё один тип в кафтане - человек. Чёрный скучный кафтан, тощий молодой человек, чернильница у пояса - секретарь. И в руках у него короткий лук с наложенной на тетиву стрелой. Игорю уже приходилось видеть такие луки - небольшие, но достаточно мощные. В умелых руках, да на таком расстоянии способные пришпилить к стенке любого громилу.
   Кажется, где-то он видел этого ушастого. Вот только где и когда?
   Майити правильно истолковал его молчание, заодно оценив взгляд в сторону натянутого лука.
   - Помните: торжественный зал в храме, старший маг, прибытие Корабля Возмездия? Вы эффектно смотрелись с девушкой-ний'зи на руках.
   Ну конечно. Как можно было это забыть. Вынос скульптурной группы "капитан Роберт и крылатая девушка". Зал с колоннами. Парчовая мантия, драгоценный посох старшего мага. И группа иноземных послов, разряженных как павлины. Да. Посол Холодных Земель собственной персоной.
   - Вижу, вы вспомнили, - заметил майити. - Как видите, я могу убить вас, вы - меня. Не знаю, что за магию вы применили, но отдаю вам должное - это страшная вещь. Мне сразу показалось, что вы человек разумный. Думаю, нам есть о чём поговорить, капитан Роберт, вместо бессмысленного уничтожения друг друга. Вы согласны?
   Игорь посмотрел на него. Чёрные, раскосые глаза смотрели в упор, и понять, что думает посол, было невозможно. Ситуация и в самом деле была патовая.
  

   Глава 4
  
   Благородный думает о должном. Низкий человек думает о том, что выгодно.
   Конфуций
  
   - Согласен, - Игорь протянул руку. Майити секунду недоумённо смотрел на протянутую ладонь, потом осторожно пожал. Сделка была заключена.
   Секретарь отступил вбок. Лук он опустил, но глаза молодого человека так и ели странного итиола. Игорь не сомневался, что функции секретаря тот успешно совмещает с обязанностями телохранителя.
   Они двинулись по коридору, обойдя, а где и перешагнув через трупы. Это было не самое худшее из всего. По сравнению с десятью минутами торговли с послом. В искусстве переговоров майити могли бы заткнуть за пояс самых меркантильных политиков из земного мира. Игорь чувствовал себя как выжатый досуха лимон. Кажется, седого ушастика даже забавляла щепетильность человека, вынужденного торговаться над ещё не остывшими трупами соплеменников. И уж точно он не преминул этим воспользоваться.
   - Скажите, хм, - Игорь мучительно пытался вспомнить, что ему пришло в голову в ту секунду, когда он только увидел майити. Ещё тогда, когда он не знал, что тот посланник Холодных Земель. Что-то было ещё, неуловимое, что никак не можешь вспомнить - как вчерашний сон. - Что вы делали здесь, в тюремных подвалах?
   Посол легко улыбнулся. На лице майити любая улыбка выглядела опасной. Блеснули кончики острых клыков.
   - Я пришёл проведать одного узника. Особенного узника, - майити многозначительно посмотрел раскосыми глазами на Игоря, сделав театральную паузу. Мол, понимай, как хочешь.
   Игорь подумал: уж не его ли как раз шёл навестить вельможный ушастик, и не поторопился ли он, с боем прорываясь из темницы?
   Но не успел ничего сказать. В одном из чёрных провалов в стене, забранных решёткой, раздался тихий стон. Из темноты возникло и припало к решётке странное существо.
   Бледное пятно лица с тёмными провалами глаз, изломанное, худое тело, едва прикрытое лохмотьями.
   Игорь шагнул ближе. Что-то знакомое в лице, фигуре... Ах ты ж ёшкин кот!..
   - Край?
   Существо вздохнуло. Подняло глаза на своего бывшего капитана. Игорь содрогнулся. От того парня, которого он знал, мало что осталось. И без того тощий, Край превратился в обтянутый кожей скелет. Кажется, он даже стал ниже ростом... О, нет.
   - За что тебя так? - охрипшим голосом спросил Игорь. Ему стало тошно.
   Край подполз ближе, протянул сквозь решётку обрубок руки.
   - Ты об этом, человек?
   Голос его звучал приглушённо, сипло, но Игорь обрадовался и тому, что парень может разговаривать. Он уже боялся, что бедняге вместе с ногой и рукой отрезали и язык.
   - Пойдёмте, - резко сказал посол Холодных Земель. - Здесь нам делать нечего.
   - Хочешь, я отпущу тебя? - спросил Игорь, не обратив внимания на слова посла. В груди проснулось и заворочалось знакомое холодное бешенство.
   Наверняка не ему одному не хотелось бы умереть в темноте и забвении здесь, в каменном мешке подземной темницы.
   Край помолчал, глядя на человека провалами глаз.
   - Ты хочешь взять меня с собой, капитан Роберт?
   - Я больше не капитан.
   - Зачем я тебе? Я калека. Наёмные убийцы долго не живут.
   Теперь помолчал Игорь. Ну конечно. Наёмный убийца Край. И вот ему расплата. Всё правильно - преступник должен понести наказание. Кто он такой, чтобы отпускать его, отменять наверняка справедливый приговор?
   - Я подумал, ты захочешь умереть на свежем воздухе, - наконец сказал он. Они встретились взглядами. - Так я открываю клетку?
   - Да. Да!
   Игорь пошёл искать ключи. Когда он снимал связку с мёртвого тела стражника, и бренчал замком клетки, посол маячил позади него и монотонно повторял: "Не советую. Не советую это делать".
   Решётка распахнулась. Стараясь не дышать, Игорь шагнул внутрь, подхватил лёгкое тело парня и вынес его из камеры.
   Он опустил Края на каменный пол тюремного коридора. Отступил назад, стараясь не показывать жалости. Он не знал толком, что делать дальше. Искалеченное тело казалось маленьким и беспомощным.
   Парень свернулся на камне, сжал обрубком колени.
   - Пойдёмте! - требовательно сказал посол. - Иначе я вас брошу.
   Игорь понял, что он не шутит. Посмотрел на Края. Тот блеснул на него глазами, кивнул: "Уходи".
   Они ушли, оставив бывшего убийцу на полу, неподалёку от разбросанных между стен трупов. Что же, Игорь сделал, что мог.
   ***
   Они прошли коридор. Одинаковые ниши камер, забранные крепкими решётками, были пусты - или казались пустыми. Никто больше не выглядывал из темноты, не подавал признаков жизни.
   На площадке у лестницы дежурили стражники - несколько хорошо вооружённых человек. Только посол, явно свободный и здоровый, удержал их от нападения на итиола, идущего без кандалов.
   Посол помахал свитком с печатями - стража стояла стеной. Явился на свет второй свиток, весь в подписях и печатях. Стражники неохотно расступились. Однако один пошёл следом.
   Игорь только раз оглянулся на верзилу-стражника, и двинулся дальше рядом с послом. Чем светлее становились коридоры, тем надменнее выглядел (да и становился) посланник Холодных Земель. Игорь со своей внешностью здоровенного идиота и в разрисованных бурой краской лохмотьях выглядел дико рядом с вельможным майити.
   Пока было время, он прокручивал в голове то, что узнал от посла.
   По словам ушастика, дела обстояли неважно. Последнее, что помнил Игорь, это как взорвался Корабль Смерти вместе со всеми, кто на нём находился. Но это был далеко не конец для Анклава.
   Посланник Холодных Земель был скуп на слова, не желая сболтнуть лишнего, как истинный дипломат и расчётливый делец. Но картина получалась апокалиптическая.
   Игорь видел, как наяву, чудовищный смерч, забравший в себя всё: корабль, людей на палубе, самый воздух вокруг. Видел горящие огнём корабельные стойки, заключённые в свитки заклинаний. Сквозь бумагу и пергамент светились магические буквы.
   Видел золотого дракона, нарезающего круги вокруг палубы. Тонкую фигурку девушки на драконьей спине. Старшего мага, потрясающего посохом. Безумца в цепях, разорвавшего жуткое заклинание вместе с собственной кожей. Всё это исчезло в вихре взрыва.
   Но Игорь не видел того, что случилось дальше. Мог только представить.
   Невиданный смерч, что поднялся на немыслимую высоту, и впился верхушкой в самое небо. Он всосал в себя многое, но немногое из него вернулось.
   Все маги, которые стояли на платформе вместе со своим предводителем, исчезли, будто их и не было. Пропал старший маг, пропала драгоценная мантия, скрылся с ним вместе в бушующей мгле перстень власти над Анклавом. Только перекрученный неведомой силой посох нашли среди скал. Корабль Смерти разнесло на куски, даже клочка не осталось. Как видно, такова была сила заключённых в свитках заклинаний, сплавленная вместе и усиленная смерчем. Судно превратилось в пар, в магический дым, который вознёсся в небо вместе с душами людей, которые погибли вместе с ним.
   Исчез вместе с кораблём и золотой дракон, испарился без следа. Но некоторые люди, что были в центре взрыва, уцелели, и были потом найдены полуживыми в водах бухты, на мелководье. В том числе капитан-итиол, его сообщники и помощники в похищении корабля - преступники, осуждённые на смерть. Со смертью, правда, вышла загвоздка: преступники, связанные с Кораблём Возмездия очистительным проклятием, считались формально погибшими. Нет корабля - нет проклятия. Нет проклятия - нет преступника. Нет преступника - нет преступления. По этому поводу даже собрался совет, спешно набранный из следующих по рангу магов Анклава взамен испарившихся. И после долгих споров решили считать наказание свершившимся, а проклятие снятым - постфактум.
   Капитана-итиола же судили по другой статье - за угон ценного имущества и нанесение увечий людям Анклава при исполнении. Этого простить было никак нельзя. Капитана Роберта судили и приговорили к смерти.
   Его отправили в камеру самого мрачного подземелья Анклава. Ожидать казни в трепете и раскаянии.
   Вот только с раскаянием вышла незадача. Когда капитана Роберта вытянули с мелководья, его тело было холодно, как вода в бухте. Поначалу решили, что итиол мёртв. Но потом он открыл глаза и даже сказал несколько слов - чужих, непонятных... бредовых. Капитан Роберт, дерзкий похититель и удачливый боец, вдруг упал обратно на самое дно. Теперь это был обычный, самый обычный итиол - безмозглый дурень, годный лишь на самую грязную работу. Но решение совета было непреклонным - смерть.
   Когда итиола тащили в камеру, его вдруг охватил приступ бешенства. Пока прибежало подкрепление, здоровенный идиот успел убить нескольких стражников и даже парочку низших магов, сопровождавших осуждённого в тюремный подвал.
   С большим трудом удалось скрутить спятившего окончательно итиола и затолкать его в камеру. Тяжёлые цепи и миска воды с коркой чёрствого хлеба должны были умерить его пыл. Темнота и холодный камень способствовать размышлениям о содеянном и раскаянию. Правда, проверять, раскаялся узник или нет, никто не горел желанием. Единственное, что интересовало посетивших его пару раз магов Анклава - какая магическая сила помогла идиоту совершить все его преступления, не приложил ли к этому руку безумный бывший маг, и не осталось ли у него сообщников в Анклаве. Но ни разговоры, ни допрос с пристрастием не помогли делу - итиол не в состоянии был связать даже пару слов. На этом посещения прекратились, и узник остался в камере - ждать скорой казни.
   ***
   Посол тихонько кашлянул. Если бы Игорь не провёл столько времени с Май, он не придал бы этому звуку значения. Сухой, короткий кашель у майити означал тревогу и настороженность.
   За ними шли уже трое вооружённых людей - один тюремный стражник и двое гвардейцев Анклава, встреченных у выхода из подземелья. Они двинулись за посланником, не говоря ни слова. Посол только дёрнул ушами, и не стал возражать.
   Коридор закончился. Они вышли в просторный холл. По холлу прохаживались группами гвардейцы Анклава. Несколько гвардейцев с короткими алебардами на плече сгруппировались возле арочного проёма, украшенного поверху причудливой каменной резьбой. К этой арке, центральной, самой высокой, расположенной посередине нескольких соседних арок, и направлялся посол.
   При виде посланника Холодных Земель в сопровождении диковинной свиты среди гвардейцев произошло движение. Некоторые застыли, положив ладони на рукояти коротких мечей. Другие стали неторопливо приближаться, собираясь с разных концов широкого холла ближе к центру.
   Но никто не сделал никакой попытки остановить странную группу.
   Три ступеньки, высокая арка, и за аркой - свет, яркий свет солнца, а не жалкого факела, озаряющий мраморный пол и стены. Шум голосов, до этого едва слышный, ударил в уши. Группа людей в мантиях, ярких одеждах, их лица повернулись к вошедшим. Затихли только что звучавшие на повышенных тонах голоса.
   Игорь не знал большинства из них, хотя кое-кто показался ему смутно знакомым. Посланники других земель, маги, слуги... но одно лицо он знал точно. Сколько раз он целовал эти упругие губы, накручивал на пальцы густые чёрные локоны. Смотрел в раскосые, блестящие глаза... Майита. Май.
   Чувствуя огромное облегчение от мысли, что девушка жива, (мало ли что там говорил посол Холодных Земель), Игорь на короткое время забыл, зачем пришёл. Он просто стоял и смотрел на Май.
   - Почему этот человек не в цепях? - звонкий голосок девушки отчётливо раздался в просторном зале заседаний Анклава. - Его должны казнить завтра утром!
  
  
  

   Глава 5
  
   Если тебе плюют в спину - значит, ты идёшь впереди.
   Конфуций
  
   Игорь застыл на месте. В ушах звенел голос Май. Слова девушки оглушили его. Видно, поэтому он не сразу понял, что шум в зале заседаний вспыхнул с новой силой.
   - Так вот зачем он ходил в подвалы! - выкрикнул кто-то из свиты посла Сухих Земель. - За нашей спиной!
   - Совет Анклава строжайше запретил!.. - поддержал другой голос. - Вы нарушаете!..
   - Это в юрисдикции Совета Анклава! - перекричал поднявшийся ропот маг в синем балахоне. - Никто не смеет...
   Десяток важных магов в расписных мантиях согласно закивал. Один, пухлый коротышка с красным щекастым лицом, поднял руку, явно желая что-то сказать. Поднявшийся шум заглушил его слова.
   - Ваш Совет не знает, где взять воды для питья! - крикнул разряженный, как павлин, человечек из-за спины посланника Мокрых Земель. - Не затыкайте нам рот. Сначала решите вопрос!
   - Отдайте свои запасы, откройте бочки! - огрызнулся лысоватый майити в длинном кафтане.
   - Отдайте свой запас заклинаний!
   - Сначала отведите войска с границы.
   - Верните украденное.
   - Сначала вы.
   - Отдайте священные предметы!
   - Они давно наши!
   - Вы их продали!
   - А кто продал колодцы?!
   - Предатель, враг своей расы! - взвизгнул кто-то за спинами серых балахонов. У стены, возле ниши началась шумная возня.
   - Священными свитками и договором заклинаю - уймитесь! - выкрикнул щекастый маг, потрясая скрученным, как винт, посохом. - Мы собрались здесь, чтобы привести к согласию...
   Раздался хрип. Посланник Мокрых Земель схватился за горло, выронил кубок с вином, зашатался и рухнул на пол. Зазвенел металл, выплеснулась на каменные плиты фиолетовая жидкость. Изо рта бедняги показалась пена, ноги задёргались, заскребли каблуками по каменному полу.
   Женщина, что стояла рядом с посланником, бросилась на колени, положила ладони ему на грудь, прижалась щекой к бриллиантовым пуговицам кафтана. Должно быть, слушала, бьётся ли сердце.
   Подняла руку, в пальцах у неё белел клочок бумаги. С клочка стекали капли фиолетового вина. На бумаге исчезали, истаивали непонятные буквы.
   - Измена! - выкрикнул кто-то. - Заклинание смерти в бокале! Вино отравлено!
   - Ловушка! - поддержал другой голос. - Нам не выйти отсюда!
   Серая тень метнулась через зал. Размытый силуэт человека в балахоне мага низшего уровня сбил с ног нескольких магов Совета.
   Дёрнулась рука с поднятым витым посохом. Сверкнула расшитая мантия. Толстый маг, хрипя, завертелся на месте. Из горла его торчала тонкая рукоять стилета, обвитая клочком пергамента, мелко усеянного строчками заклинания. Вместо крови из раны выбивались струйки дыма.
   На убийцу набросились, стали хватать, он уворачивался, брыкался, отбиваясь с неистовым бешенством. Серый балахон разорвался, под ним ярким пятном показался кафтан - одеяние слуги одного из послов. Служанка в простом сером платье, которую толкнули в пылу борьбы к стене, уронила поднос с кубками. Кубки раскатились во все стороны, служанка, взвизгнув, мёртвой хваткой вцепилась в брыкающегося убийцу. Борясь, они покатились по полу.
   Поднялся крик, ещё сильнее прежнего. Из ниш, из-за портьер стали появляться гвардейцы.
   Как ни странно, среди них не было ни одного боевого мага. Гвардейцы принялись теснить разношёрстную компанию послов. Истошно закричала женщина. Что-то затрещало - не то ткань порванного платья, не то полотно разорванного заклинания.
   Сверкнули клинки, вытащенные из ножен, качнулись угрожающе алебарды. Посланники дружественных земель были почти безоружны, парадные мечи и кинжалы, перевязанные "шнурами безопасности", не оставили именитым гостям шансов.
  
   - Вот вам прекрасный случай, - спокойно, негромко сказал посол Холодных Земель Игорю. - Другого не будет.
   К ним уже проталкивалась группа гвардейцев с алебардами, явно нацелившись на опасно свободного итиола.
   Игорь коротко глянул на посланника. Тот сложил руки на груди и отступил на шаг. Его секретарь-телохранитель, напротив, продвинулся вперёд, поближе к своему господину.
   Всё было ясно без слов. "Я дам вам шанс спастись, - сказал ему недавно посланник в тюремном коридоре. - Шанс невелик, но он реален. А вы, если сможете ухватить счастье за хвост, не забудьте, кто помог вам в этом деле".
   Хороший шанс - возможность испустить дух при всём честном собрании. Что же, хитроумный ушастик, спасибо и на этом.
   Игорь сделал шаг вперёд. Он как никогда остро ощущал свою незащищённость - непривычно голые ноги на мраморном полу, дурацкая юбка из горелой рубашки болтается на заднице, как будто его собаки драли; да ещё потерянный боевой навык, который всё никак не возвращается.
   Вскрикнула женщина. Игорь вздрогнул и обернулся. Кричала спутница посла - пухлая дама в тёмном платье. Но за её спиной Игорь увидел Май, и страх мгновенно улетучился, будто его и не было.
   Девушка отбивалась голыми руками от парочки гвардейцев. Стражи Анклава, выставив алебарды, теснили майиту к оконному проёму в стене. За лишённым стекла стрельчатым окном виднелись только небо и бескрайнее море.
   Мгновенно возникла в мозгу картинка: девушка теряет равновесие возле окна, последний толчок, тычок древком алебарды - и тонкая фигурка, кувыркаясь и ударяясь о скалы, летит вниз, в пропасть...
   Увернуться от алебардистов было делом одной секунды. Игорь крутанулся на пятках, обогнул посланника Холодных Земель, воспользовавшись им как живым щитом (сам виноват, нечего стоять на дороге), и в два прыжка очутился за спинами гвардейцев, что теснили девчонку.
   Ему было уже не до сантиментов. Он сам не ожидал от себя такого, но его руки уже ухватили гвардейцев за верхушки шлемов и треснули головами друг о друга. Стражники повалились, как кегли. Алебарда одного из них очутилась в руках Игоря.
   Май стояла, вцепившись пальцами в оконный проём. Чёрные волосы её растрепались и в свете багряного солнца отсвечивали бронзовым огнём. Она только глянула вниз, в пропасть, отшатнулась и обернулась к Игорю. Мелкие белые зубы её блеснули в хищной улыбке, но спаситель не услышал ни слова благодарности.
   Игорь выхватил из пояса поверженного стражника короткий меч и протянул майите. Она умела обращаться с оружием, и уже доказала это не раз. Но девушка не взяла протянутый рукояткой вперёд клинок. Она сверкнула глазами на своего бывшего капитана и скользнула вдоль стены - прочь от него.
   - Ай-яй-яй-яй, ай я амор, ай ми морена ми корасон... - дурным голосом пропел Игорь, отмахнувшись алебардой от сунувшегося к ним гвардейца.
   Конечно, итиол - не кинозвезда, но и не совсем урод, и кое-что сделал для этой гордячки. Сердце у него заныло от несправедливости жизни. Вот ведь злая девчонка. Ну и чёрт с ней, жива, и ладно...
   Удар оказался удачным, гвардеец зашатался, выронив оружие. Но к ним уже бросились стражники со всего зала.
   Игорь завертелся, размахивая алебардой. Ему повезло - часть стражи оттянули на себя парочка майити в длинных балахонах, как у бедуинов. Они ловко размахивали короткими посохами, похожими на пастушьи. Балахоны нисколько им не мешали.
   Посланник Холодных Земель занял оборонительную позицию у стены, и вмешиваться явно не собирался. Остальные послы рассыпались по залу - те, что ещё оставались на ногах.
   Посланник Мокрых Земель лежал недвижимый, кафтан его и кружевной воротник были забрызганы брызгами фиолетового вина. Его пышнотелая спутница куда-то делась, наверное, сбежала и спряталась в стенной нише.
   Ближе к центру зала лежал, исходя чёрным дымом из пробитой кинжалом шеи, покойный предводитель магического Совета. Остальные маги сбились в кучку над телом, образовав нечто вроде круговой обороны. Вряд ли им угрожала реальная опасность - они скорее наблюдали за тем, как верные гвардейцы окружают вероломных послов.
   Ни одного заклинания не заметил Игорь ни в руках, ни на поясе у магов, членов Совета. Понадеялись на свою силу и власть в самом сердце Анклава? Или им достаточно просто щёлкнуть пальцами? Воспоминание об этом фокусе прошило его иглой страха.
   Кто бы ни начал первый, сила на стороне магов. Сейчас последние мятежные послы будут "усмирены", и в средоточении магического мира восстановится тишь и благодать.
   А мятежный капитан Роберт будет повешен, расчленён или выпотрошен - как предусмотрено программой - на центральной площади. Под одобрение Совета и улюлюканье жадной до зрелищ толпы.
   Отступать некуда. Победа или смерть, вот и весь выбор. И хорошо, что он у него есть.
   Заорав диким ором - в целях устрашения и от дикого же страха - Игорь увернулся от взмаха алебарды одного стражника, свалил с ног другого, и выскочил в образовавшийся просвет.
   Вот они, кучка магов, уверенных в своей неуязвимости. Главное, не дать им испугаться и щёлкнуть своими магическими, испачканными чернилами пальцами...
   Прыжок, падение, скольжение босыми ногами на мраморном полу. Набранное ускорение позволило ему проскочить почти в самый центр зала. Неожиданно для магов и их стражи совсем близко к Совету Анклава. Ещё не остановившись, в движении Игорь метнул алебарду. Хорошее оружие у гвардейцев, сбалансированное. И такой удобный острый шип наверху...
   Оружие, выпущенное сильной рукой итиола, мелькнуло в воздухе и вонзилось в расшитую мантию самого важного из оставшихся магов. Прямо в нагрудный медальон.
   Маг не успел даже испугаться. Сила удара отбросила его назад, на других членов совета. Взметнулись полы драгоценной мантии.
   Продолжая орать, Игорь влетел прямо в толпу магов. Хотел встать - тяжёлая туша в балахоне шлёпнулась ему на ноги. Ещё двое повалились, как кегли, придавили к полу - не вздохнуть.
   Он вывернулся из-под тяжёлого тела, отбросил пинком толстого мага. Начал привставать... Удар ногой в челюсть отбросил его навзничь. Мелькнул сапог гвардейца, фигура офицера в блестящей кирасе заслонила свет, нависла с неотвратимостью смерти. Маги уже вцепились с двух сторон, не давая подняться.
   - А-а-а!!! - Игорь обеими ногами двинул гвардейца в живот. Бешенство отчаяния придало ему сил.
   Он рванулся - потные руки магов соскользнули с обнажённого торса и голых рук итиола. Затрещала, разрываясь, ткань разрисованной бурой краской и кровью разделённой на лоскуты рубашки. Несколько заклинаний разорвались одновременно.
  
  
  

   Глава 6
  
   Незачем уничтожать врага - достаточно лишить его решимости вступить в бой.
   Сунь Цзы
  
   Тишина заполнила зал совета, повисла под сводом, между мраморных колонн. В вязкой тишине звучал только звенящий, прерывистый шёпот, будто кто-то торопился сказать нечто важное, и никак не успевал это важное сказать.
   Белый свет, ничего кроме белого, заполнившего целый мир света.
   Постепенно тишина истаяла, как снег под солнцем. Свет потускнел.
   Игорь приподнялся на карачки, помотал головой. Руки-ноги двигались, и то счастье. Он уже думал увидеть свои конечности разбросанными перед собой по полу. Вместе с головой.
   Одно заклинание, разорванное недавно в подземном коридоре, убило нескольких стражников. Сколько зачарованных лоскутов только что было порвано цепкими руками магов, трудно сказать.
   Игорь приоткрыл глаза, зажмурился от накатившей дурноты, и снова открыл. Эффект от заклинаний оказался потрясающий.
   Зал словно вымело метлой. Вокруг Игоря образовался большой круг пустого пространства. Даже мраморные плиты пола сияли, как новенькие, блестели искусно выложенной мозаикой - как в день сдачи объекта.
   Маги, которые только что держали взбесившегося итиола за руки и за ноги, лежали по периметру зала, как дохлая рыба на берегу.
   И без врача можно было сказать, что никого живого из них не осталось. Живое существо не выглядит так, будто его поджарили, и не дымится, как шашлык на углях.
   Гвардейцы Анклава почти все уцелели. Некоторые лежали среди дымящихся магов неподвижно, кто-то шевелился и стонал. Но многие уцелели, и уже с опаской окружали полуголого человека, который только что применил странную магию.
   Игорь откашлялся, поднялся на ноги, стараясь не потерять равновесие. Это был очень опасный момент, когда всё могло измениться в один миг, а удача качалась на весах судьбы, склоняясь то в одну, то в другую сторону.
   Нужно было сделать вид, что так и задумано. Если итиол сам не знает, что натворил - горе итиолу. Если же нет, и всё идёт по плану... Самое время показать всем, кто здесь хозяин положения. Даже если сам хозяин себя таким не ощущает.
   Он огляделся. Посреди зала, в самом его центре, высился небольшой постамент - обрезок колонны высотой в метр, мраморный пенёк, к которому вели несколько ступенек. Трибуна. То, что надо.
   Игорь шагнул к постаменту. Нагнулся, и поднял с пола откатившийся к подножию витой посох старшего мага.
   Забрался на трибуну и откашлялся. Ему нечасто приходилось толкать речи, но сейчас все смотрели на него. Такому вниманию позавидовал бы любой оратор.
   Послы, все, что уцелели в драке, вытаращились на полуголого, разрисованного бурой краской, верзилу. Два пустынных майити в балахонах опустили боевые посохи, навострили уши, их раскосые глаза впились в странного человека.
   Посланник Сухих Земель вытянул шею, боясь подойти поближе. Его секретарь уже вытащил из рукава свиток, обмакнул перо в чернильницу и торопливо строчил, разложив пергамент на коленке. Как видно, для истории.
   Посланник Холодных Земель отлепился от стены и шагнул вперёд, за ним тенью двинулся секретарь-телохранитель.
   Пышнотелая дама - спутница покойного посла Мокрых Земель - выбралась из тени за колонной.
   Даже гвардейцы, очевидно, ожидавшие от итиола чего-то другого, но никак не этого, застыли в замешательстве.
   - Долой тиранию Анклава! - гаркнул Игорь первое, что пришло в голову. Главное, не дать высокому собранию опомниться. - Довольно они пили нашу кровь! Простой человек... или майити не может даже развести костёр без их разрешения! Чтобы узнать, который час, нужно постоянно покупать новые заклинания! Чтобы не умереть от жажды, все идут к ним на поклон! Хватит, кончилось их время!
   Он увидел, как переглянулись послы. Как замерли гвардейцы, алебарды в их руках качнулись - но не угрожающе, а как будто в нерешительности. Его понесло дальше, развивать успех.
   - Сколько лет рубили головы искусных мастеров только за то, что они хотели накормить своих детей? За что их жгли на кострах? За глоток воды из колодца?!
   Гвардейцы придвинулись ближе. Некоторые ещё живые маги в простых серых балахонах служителей с опаской жались по стенам. Только один из них, женщина, что боролась с убийцей старшего мага, подошла вслед за стражей и жадно вслушивалась в каждое слово итиола.
   - И что вы предлагаете? - посол Холодных Земель вклинился в паузу, пока Игорь переводил дух.
   Остальные послы затаили дыхание. В зале стало тихо, только посвистывал ветер за окном.
   - Воду для всех. Никто не уйдёт обиженный! Мы не будем платить золотом за каждый глоток! - Игорь внутренне сжался, зная, что его чересчур уже занесло. Но отступать было некуда.
   - Воду прямо сейчас? - резко спросил, будто гавкнул, пустынный майити.
   - Я знаю способ опреснить... - начал Игорь.
   Майити перебил:
   - Заклинания пресной воды сгорели вместе с Кораблём Смерти. Ты сжёг его, человек! Дай нам воду, и мы забудем об этом.
   - Заклинания огня сгорели тоже! - бросил посланник Сухих Земель. - Вместе со всеми свитками. Мы собрались здесь, чтобы добиться возмещения ущерба. Вы погубили последнюю надежду, капитан Роберт.
   - Кто сделает нам новые, когда нет магов? - спутница покойного посла Мокрых Земель выступила вперёд. Она вышла на свет, и в лучах багряного солнца зажглись переливчатым огнём её прозрачные крылышки. Ну конечно. Игорь вспомнил - спутницей посла была женщина-ний'зи. Пышнотелая дама в самом соку. На её белой шее поблескивали драгоценные камни ожерелья, сверкали огоньки бриллиантовых заколок в высоко взбитых волосах.
   - Зачем вам новые заклинания, когда... - Игорь хотел задвинуть речь про технический прогресс, но слова застряли у него в горле. Женщина-ний'зи вдруг громко вскрикнула. Она уже подошла к нему на расстояние в десяток шагов, и наконец-то разглядела рисунок на животе итиола.
   Дрожащей рукой она ткнула в рисунок:
   - Смотрите! Маги зачаровали его! Он сам - заклинание! Заклинание смерти...
   Дружный вздох ужаса прокатился по залу. Все помнили недавнюю гибель Корабля Смерти с безумным бывшим магом, разорвавшим заклинание вместе с собственной кожей у себя на груди.
   - Так вот как его должны были казнить! - взвизгнул кто-то из свиты посла. - Вспороть живот, и - бах!!
   - Да нет же! - крикнул Игорь. - Я сам это сделал.
   Но его уже не слушали. Как видно, послы решили, что взрыв, уничтоживший магов, был просто репетицией. Или ошибкой, несчастным случаем на производстве заклинаний.
   Послы бросились вон из зала заседаний. Расталкивая друг друга локтями, и оттаптывая ноги на выходе.
   Скоро в зале не осталось никого, кроме гвардейцев Анклава, нескольких служителей в серых балахонах, и посланника Холодных Земель.
   Гвардейцы заняли позиции вокруг опасного итиола, готовые к атаке.
   К Игорю шагнул гвардеец в блестящей кирасе. Судя по виду, это был офицер.
   Он остановился напротив постамента, на котором всё ещё стоял Игорь, растерянный от неудавшейся речи.
   - Скажите, капитан Роберт, ваши слова о пресной воде - это правда?
   Игорь посмотрел в глаза офицеру, и понял - от ответа зависит всё. Жить капитану Роберту или умереть.
   - Да. Я знаю, как сделать воду пригодной для питья. Без всяких заклинаний.
   - А этот рисунок - вы сами его сделали? - офицер не отводил взгляд от лица итиола. И так было ясно, о каком рисунке речь.
   - Да. Сам.
   Офицер кивнул. Очевидно, он прекрасно знал, что никакие маги не ходили к безумцу в подвал, и не разрисовывали ему живот. А может быть, он даже знал, каким видом казни должны были прикончить завтра утром капитана Роберта. И что роспись по телу в эту программу не входила.
   - Я отвечаю за безопасность этого места. Так тихо здесь не было с тех пор, как взорвался Корабль Возмездия, - офицер по-прежнему смотрел на Игоря тяжёлым взглядом. - Ни одного дня. Уже сменилось пять старших магов.
   Рот офицера скривился, будто гвардеец хотел презрительно усмехнуться, но сдержался.
   - Если я сейчас убью вас, всё начнётся снова. Пока не сгинет последний маг Анклава на этом проклятом богами острове.
   Ладонь гвардейца сжалась на рукояти короткого меча. Игорь почти физически ощутил, как свело кожу на животе - там, куда должен воткнуться меч офицера. Если что-то пойдёт не так.
   - Вы убийца, преступник. Но вы дали нам надежду. Что мне делать с вами, капитан Роберт?
   - Он создал заклинание. Мощное заклинание. Невероятное. Таких нет в нашей библиотеке, - женский голос звучал прерывисто от волнения, но был хорошо слышен всем. Это была прислужница в сером балахоне. Она незаметно подошла и теперь стояла рядом с офицером Анклава.
   Сейчас Игорь мог получше разглядеть её. Капюшон свалился у неё с головы и свободно лежал на плечах. Каштановые волосы рассыпались, обрамляя овальное личико с большими серыми глазами. Женщина моргнула, показав длинные загнутые ресницы. Игорь машинально отметил, что она молода, моложе Марины. Под серым грубым балахоном угадывалась упругая грудь, не затянутая ни в какие женские штучки с крючками и пуговками. Верёвочный пояс перетягивал тонкую талию, позволяя увидеть округлые бёдра.
   Игорь смущённо отвёл взгляд. Кажется, перескок с больничной койки в сильное тело итиола был слишком неожиданным.
   - Боюсь, если меч вспорет кожу этого человека, он повредит заклинание на его теле, - медленно произнесла женщина (нет, девушка, Игорь откуда-то знал, что это так). - Кто знает, сколько их на нём, под слоем грязи?
   Офицер сжал пальцы на рукояти меча. На лице его отразилось сомнение.
   - К тому же, неразумно губить такой источник знаний, - девушка внезапно улыбнулась, показав белые зубки. Кажется, это была шутка. - Лейтенант Форн'Зак, я думаю, капитан Роберт не откажется принять наше гостеприимство. К тому же в его руке посох Старшего мага. А вы знаете, что это значит...
   - Да, - бросил лейтенант. - Знаю. Надеюсь, вы тоже знаете, что делаете, госпожа магесса.
   Девушка легонько, кончиками пальцев, коснулась руки Игоря, которая сжимала посох:
   - Пойдёмте со мной, капитан Роберт. Мне нужно вам кое-что показать.
   Он посмотрел на посланника Холодных Земель. Тот молчал. По лицу его трудно было что-то понять, но пальцы майити будто невзначай пробарабанили по чернильнице на поясе стоящего рядом секретаря. Намёк был ясен. "Не забывай про наш уговор, человек. У нас руки длинные".
   Игорь оглядел зал. Бывшее гнездо совета Анклава было в его распоряжении. Гвардейцы - на его стороне. Жалкая кучка магов, уставших от склок, судя по всему, тоже.
   Девушка оглянулась и поманила его за собой. Он спрыгнул с постамента и пошёл за ней следом.
  
  
  

   Глава 7
  
   Государь не должен поднимать оружие из-за своего гнева; полководец не должен вступать в бой из-за своей злобы. Двигаются тогда, когда это соответствует выгоде; если это не соответствует выгоде, остаются на месте.
   Сунь Цзы
  
   Пока девушка шла впереди него, покачивая бёдрами, Игорь успел передумать разное.
   Так что хотела ему показать магесса (так, кажется, назвал её гвардеец), и как?
   Они пересекли зал, и вышли на площадку. Ту самую круглую площадку на самом крае скалы, с которой в последний раз высокое собрание наблюдало, как капитан Роберт отправляется к своей гибели.
   Где теперь это собрание высших магов? На их месте стоял он - человек, которого они хотели отправить на тот свет.
   - Смотрите, капитан Роберт, - сказала магесса.
   Но она могла бы ничего не говорить.
   Мороз продрал Игоря с макушки до пяток, и ветер высоты был здесь не при чём. Он увидел такое, что всякие мысли о хорошенькой девице пропали без следа.
   Бухта в центре потухшего вулкана, похожая на разинутый рот, с кружком спокойной бирюзовой воды посредине, какой он её помнил, исчезла.
   Обугленные, изломанные скалы, как гнилой зуб, окружали дыру в земле. Там, где раньше мирно плескалась вода, было нечто.
   Бирюзовая чаша воды пропала. Обнажилось скальное дно. В центре огромной дыры крутился призрачный смерч.
   Застыв на краю обрыва, Игорь будто вернулся назад, в то мгновение, когда взорвался Корабль Смерти, и к небу поднялся чудовищный вихрь. Смерч, всосавший в себя людей, корабль, воду и, кажется, саму материю, из которой состоит мир.
   Смерча больше не было - такого, каким он помнился, из воды, пены, обломков корабля и людских тел. На его месте крутился призрак, почти невидимый на свету огромный жгут. Он был похож на призрачную пуповину десяти метров в диаметре, соединяющую небо и землю. Казалось, он бесплотный, только воздух над бухтой дрожит от чудовищного, ощутимого даже со скал напряжения.
   - Вы видите?
   Игорь оглянулся. Он забыл обо всё, глядя на невиданное зрелище.
   Девушка-маг стояла, обхватив себя руками, будто ей было холодно. Кажется, она дрожала.
   - Что это?
   - То, что вы сотворили, вместе с безумным бывшим старшим магом.
   - Я не...
   - Вы были с ним. Он сказал, что призвал вас, что он вас создал. Вы тоже виновны.
   - И что, эта штука так и...
   - Да. С тех пор, как всё случилось, смерч так и стоит здесь. Он забирает в себя всё. Мне кажется, он уйдёт, когда нечего будет забирать.
   Девушка содрогнулась.
   - Вы посмотрели? Давайте уйдём. На него нельзя долго смотреть.
   Она развернулась, и двинулась обратно - так быстро, как позволяла гордость, мешавшая пуститься бежать.
  
   Они пошли через зал, где маги так и лежали вповалку, и никто пока не удосужился - или не осмелился - их убрать.
   - Как у вас хоронят магов? - негромко спросил Игорь. Девушка изумлённо посмотрела на него:
   - Они хотели казнить вас, капитан. Вы не собираетесь выбросить их на помойку?
   - У меня нет счёта к покойникам, - резко ответил Игорь. - Поступите с ними достойно. Как положено, с уважением к званию.
   Он повернулся к офицеру, который как раз присел над телом бывшего Старшего мага:
   - Капитан! Капитан Форн'Зак!
   Бывший лейтенант, внезапно получивший повышение, поднялся на ноги.
   - Прошу вас, окажите содействие гражданским. Без ущерба для общей безопасности, разумеется.
   Форн'Зак на мгновение застыл, потом коротко, согласно кивнул. Стукнул ладонью в грудь, напротив сердца.
   - Да, капитан Роберт. Будет сделано.
   Гвардейцы, что ещё оставались в зале, все приложили ладони к кирасам.
   Лица служителей в серых балахонах, до этого печальные и напуганные, просветлели.
  
   - Пойдёмте, - тихо сказала девушка, и снова тронула Игоря за руку. - Я ещё не всё вам показала.
   Не всё? Игорь оглянулся на окно. Теперь, когда он знал, мог ясно различить в свете багряного солнца дрожь закрученного в тугой жгут воздуха. Что ещё он не видел, страшнее этого?
   - Веди, - коротко ответил магессе.
   Девушка пошла вперёд, уверенно, легко ступая между мёртвыми, подобрав подол серого балахона. Возле толстого тела покойного Старшего мага сгорбилась чья-то фигура. При виде магессы и итиола фигура встрепенулась, вскочила на ноги и обернулась молодым майити - тощим, длинным и нескладным.
   - Госпожа!
   - Мне некогда, Лаггз, - девушка обогнула его, даже не взглянув.
   Юноша проводил её умоляющим взглядом. Обернулся к Игорю, который шёл следом.
   - Господин... капитан Роберт!
   Игорь остановился. Что-то в голосе молодого ушастика зацепило его. Худой, если не сказать тощий. На голове, покрытой светло-рыжим волосом (он сказал бы палевым, как у знакомого ретривера, если бы не побоялся прослыть расистом), торчат длинные уши. И глаза - широко раскрытые, нетипичные для майити светлые глаза. Как у хаски. Только выражение восторженное, словно у щенка. Влюблённого щенка, если Игорь что-то понимал в этом деле.
   По тому, как парень глазел на магессу, было ясно - ушастик влюблён по уши. Майити. В человеческую самку. Да, парень точно не такой, как все.
   - Капитан, разрешите... меня зовут Фат'Лаггз. Я менестрель.
   Парень вытянул перед собой, как доказательство, инструмент - что-то вроде скрипки или виолончели - Игорь не разбирался.
   - Менестрель?
   Хм, судя по всклокоченному виду и беспомощно распахнутым синим глазам, натура и правда творческая.
   Парень засуетился:
   - Я докажу! Моя серенада заняла второе место на конкурсе "Песня любви"! Я любимый певец Старшего мага! Я написал поэму... Подождите, она у меня с собой...
   - Пойдёмте, капитан Роберт. Если его слушать, он никогда не закончит, - девушка удостоила менестреля суровым взглядом.
   Тот как раз вытащил из-за пазухи потрёпанный свиток, провёл рукой по волосам, отчего те встали дыбом, принял торжественную позу и приготовился декламировать.
   - Подожди, - прервал его Игорь.
   Что там сказал этот чудик - любимый певец? А это идея. Как там говорится - четвёртая власть? Свой менестрель - пиарщик и летописец - может ой как пригодится.
   - Любимый певец, говоришь? Чем докажешь?
   - Любимый певе-ец, - насмешливо протянула магесса. - Один из покойных Старших магов как-то похвалил его серенаду. Только и всего.
   Менестрель сделал брови домиком, опустил уши, и стал похож на побитого тапкой щенка. Игорь посочувствовал мальчишке. Не повезло бедняге - девчонка, как видно, его совсем не любит.
   - Ладно. Как тебя - Фат'Лаггз, иди за мной. Будешь моим менестрелем. Да смотри, не понравится - уволю. Без выходного пособия.
   Парень радостно оскалился во всю пасть, подхватил подмышку свою скрипку, торопливо запихнул за пазуху помятую поэму. Довольный, как пёс, которого позвали гулять.
   Игорь выгнал из головы нетолерантные мысли, и кивнул своему первому приближённому. Надо же с чего-то начинать.
  

   Глава 8
  
   Чем гениальнее ваш план, тем меньше людей будут с ним согласны.
   Сунь Цзы
  
   - Это святая святых Анклава. Библиотека.
   В голосе магессы звучало почтение. Даже нотка страха проскользнула в нём, невольная и сразу спрятанная.
   Да, это был центр, сосредоточение магии острова. Капитан Роберт с девушкой спустились вниз, в толщу горы, где стража - пятеро боевых магов и пятеро гвардейцев зверского вида охраняли двери в хранилище.
   Створки дверей внушали почтение одним своим видом. Они были высотой в три человеческих роста, глубоко врезаны в толщу камня и сами казались каменными. "Вечное дерево" - туманно пояснила магесса.
   Полотна створок были покрыты узором из заклинаний. Магические знаки густо усеивали "вечное" дерево, но нигде ни разу не пересекались. Эти узоры, казалось, жили своей жизнью, тихо переливаясь золотом при свете факелов, укреплённых по сторонам двери.
   Чтобы открыть створки, понадобилось двое гвардейцев.
   Но прежде итиола, едва подступившего к двери, окружили охранники, и только присутствие магессы спасло его от... ну, если не смерти, то от хорошей трёпки точно.
   Игорь в очередной раз убедился, что эта девушка не простая служительница, способная только разносить напитки. Она потолковала с офицером в блестящей кирасе и с боевым магом в синем балахоне, и те дали знак своим людям. Гвардейцы и маги отшагнули от капитана Роберта. Хотя и продолжали есть его глазами.
   Потом девушка выудила из складок балахона клочок пергамента с нарисованным заклинанием, взялась за один его край кончиками пальцев; за другой взялся глава боевых магов охраны. По краю пергамента пробежал зелёный огонёк, выпустил клуб густого дыма, и заклинание исчезло, испарилось вместе с клочком кожи.
   Пара охранников взялась открывать створки.
   Щёлкнули массивные запоры, двери медленно, бесшумно отворились. Магесса обернулась и поманила Игоря за собой.
   Это был банк, но хранились в нём не деньги. Там лежало то, что было в этом мире дороже денег.
   В глубине горы, в круглом мрачном зале до самого свода возвышались полки со свитками. Рулоны пергамента, уложенные аккуратными рядами, заполняли полки. Так в подвалах винодельни лежат бутылки дорогого вина. И каждый, как бутылка, хранил драгоценное содержимое, начертанное чернилами - заклинания. Один свиток - одно заклинание.
   Игорь медленно повернулся кругом, разглядывая это собрание сочинений на все случаи жизни. Почтение магессы можно было понять.
   Кладезь информации, без которой в этом мире невозможно прожить. Образцы магических формул, которые обретали силу, скопированные с невероятной точностью на бумагу, напоенные кровью, страхом и смертью. Утрата образца, даже одного, была бы невосполнимой потерей, ибо бесконечные копии несут в себе эффект испорченного телефона...
   О подземном зале со свитками рассказала ему магесса по пути в хранилище, но услышать - совсем не то, что увидеть своими глазами.
   И сейчас он ломал себе голову, зачем магической девице понадобилось показывать ему все эти сокровища. Игорь посмотрел на свой разрисованный живот, на живописные лохмотья своей дикарской "юбки", и подумал, что уж не собирается ли эта магесса присоединить капитана Роберта к собранию. В виде живого (или засушенного) экспоната - для коллекции.
   Должно быть, эти сомнения отразились на его лице, потому что девушка серьёзно сказала:
   - Я истратила на вас предпоследнее заклинание входа в хранилище, капитан, не для того, чтобы здесь оставить. Может быть, вы - наша последняя надежда.
   Она шагнула к нему, и оказалась совсем близко. Девушка едва доставала ему макушкой до ключицы, они были здесь, в подземелье, совсем одни, но никакого страха Игорь не видел сейчас в её глазах.
   - Не бойтесь, капитан, - тихо сказала магесса. В голосе её появилась хрипотца. - Вы нужны нам живым. Я собираюсь узнать все ваши секреты.
   Она провела пальчиком по его губам, спустилась ниже, и обвела рисунок дракона, легко, едва касаясь кожи.
   - Вы словно заклинание взрыва, капитан Роберт. Такое же опасное... и горячее.
   Во как, он взрывоопасен. А девица, кажется, возомнила себя сапёром. Игорь в замешательстве отступил, она двинулась следом.
   - На вашем теле так мало места для тайн, - промурлыкала магесса. - Разве что вот здесь...
   Девичьи руки нырнули под дикарскую "юбку" капитана Роберта. Пухлые розовые губы приоткрылись, горячее дыхание обожгло ему кожу на груди. Настойчивые пальчики, то нежные, то жёсткие...
   Игорь уже почти сдался. Вдруг воспоминание вынырнуло из глубины памяти: он на корабле, спина прижата к штурвалу, и настойчивые руки майиты. И чем всё это кончилось потом - предательством, изменой с равным по крови... И только что, совсем недавно, как Май смотрела на него - как на чужого. Её губы выговорили: "Почему этот человек ещё жив?" Нет, с него хватит.
   Он ухватил девушку за плечи, приподнял и отставил, как куклу. Это оказалось нетрудно - она была маленькая и лёгкая.
   Глядя в расширенные от изумления глаза, сказал:
   - Не надо.
   Она прерывисто вздохнула, но тут же засмеялась:
   - Вы крепкий орешек, капитан Роберт. Поздравляю, второе испытание пройдено!
   Угу... а первое, должно быть, случилось, когда он уложил алебардой Старшего мага. Или толкнул зажигательную речь перед гвардией.
   - Как тебя зовут? - спросил Игорь. Пройдено или нет испытание, а эта магесса едва не уложила его на обе лопатки. - Кто ты?
   - Кто я? Я обычная девушка, - она продолжала улыбаться, но глаза её нехорошо блестели - не то от злости, не то от веселья.
   - Обычные девушки не ходят в секретные хранилища, как к себе домой. Повторяю вопрос: кто ты?
   - А то что? Что вы мне сделаете, капитан Роберт?
   Кажется, магесса завелась. Или провоцирует...
   - Я вам нужен. И терять мне нечего. Так отвечайте.
   - Кто знает, - в её улыбке уже не было никакого веселья. - Можно потерять такое, что и не ожидал. Но услуга за услугу. Вы навели порядок в зале Анклава. Вы велели похоронить моих товарищей как полагается. За это я вам отвечу на вопрос.
   Она отступила от Игоря, оправила растрепавшиеся волосы и гордо задрала нос, став похожей на отличницу Наташку, которая когда-то сидела с Игорем за соседней партой.
   - Я из семьи потомственных магов. В нашем роду были магистры и даже один глава ордена. Мой брат был личным секретарём Старшего мага, который испарился при взрыве Корабля Возмездия. Брат погиб вместе с ним.
   Ах, вон оно что. Кажется, ошивался рядом некий секретарь... Советы давал... когда мятежного итиола тащили на казнь. Правая рука покойного шефа, мир его праху.
   Так девчонка его сестра. Да ещё потомственная магесса. Неудивительно, что она так задирает нос. И что её знают все, до самого последнего служителя.
   Должно быть, аристократы колдовских наук Анклава испарились все разом. Оставив магический мир на низших служителей. А девицу, как оказалось, к счастью, задвинули в задние ряды.
   - Наш остров в опасности, капитан. В огромной опасности. Вы этого не видите, не понимаете, но она близко, как убийца с ножом у вашего сердца.
   Девушка сжала руки, лицо её стало очень серьёзным:
   - Я скажу вам то, что никто не знает, кроме посвящённых. Магия сошла с ума. Вы заметили, что в охране нашего предводителя нет братьев-солдат? Мы были вынуждены... вынуждены забыть о безопасности ради жизни.
   Магесса заметила недоумённый взгляд Игоря и приняла его за недоверие.
   - Да! Вы сидели в своём подвале, в камере, в темноте и покое. Никто вас не трогал...
   Игорь мог бы поспорить с этим, но решил, что не стоит. Сейчас девицу лучше было не перебивать.
   - Безумный глава Анклава, тот, кого приковали к мачте вашего корабля, виновен во всём. Он сошёл с ума давно, очень давно. Когда Совет понял, что со Старшим магом что-то не так, было уже поздно. Но мы не подозревали, насколько.
   Игорь вспомнил безумного старика, прикованного цепью к мачте. Да, тот тип точно был чокнутый. И команда тоже не догадывалась до последнего момента, насколько...
   - Безумец как-то сумел восстановить давно утраченное умение. Он расшифровал древние свитки, где говорилось о создании заклинаний. Мощных, запретных заклинаний. Эти свитки считались утерянными. Возможно, когда-то их спрятали ради нашей безопасности. Но безумец вбил себе в голову, что наш мир несовершенен, что его нужно исправить. Только по счастливой случайности опыты Старшего мага были замечены. Его призвали на совет, и Анклав вынес решение: лишить безумца званий, титулов и даже имени. Чтобы даже память о нём исчезла. Его признали виновным, совершили обряд жертвоприношения и приковали цепью на Корабле Возмездия. Чтобы бывший маг смертью искупил свою вину.
   Девушка посмотрела Игорю в глаза. Взгляд её был холодным, как лёд:
   - Вы помогли ему, капитан Роберт. По доброй воле или нет, вы помешали свершиться правосудию. Вы украли Корабль Возмездия, вы помешали закончить ритуал. Мир погибнет - и всё это из-за вас!
   - Да что я сделал-то! - не выдержал Игорь. Здрасте, приплыли. Ничего не сделал, только вошёл... И уже мир гибнет.
   - Что сделал? Вы ещё спрашиваете? Говорю вам - магия сошла с ума! Она не работает. Любое, даже самое простое, заклинание похоже на яйцо в лапах сбесившегося ящера. Никто не может предсказать, сработает оно или нет. И если сработает, не уничтожит ли оно всех вокруг. Мы не сразу поняли, что случилось. Когда заклинание свечи спалило целый дом, и всех, кто в нём жил; когда свиток здоровья убил женщину, вместо того, чтобы излечить от головной боли... да, тогда мы поняли. Магия сошла с ума, и всё это собрание свитков, всё, что вы здесь видите - скопище бесполезных бумажек. Или того хуже - жерло вулкана, который готов взорваться в любой момент.
   - Но почему?..
   - Откуда мне знать?! - со слезами выкрикнула девушка. Она сжала кулачки и затрясла головой. Её приглаженные волосы снова разметались по плечам. - Я знаю только, что беда случилось, когда вы взорвали Корабль!
   Вот оно как. Хм-м, он нечто подобное и предполагал. Не просто, ох, не просто так рвал безумный дедуля кожу на груди... Не зря он весь рейс толковал о пророчествах и солнце, которое наконец зайдёт.
   Игоря пробрал холодный озноб.
   - А эта штуковина посредине бухты? Тот... э, жгут?
   - Вы так его видите? - магесса сглотнула. В её серых глазах стыл ужас. - Никто не знает, что это такое. Мне оно кажется чудовищем с огромной пастью и множеством рук. Чудовище подпирает небо круглой головой, усеянной шипами. Его руки подхватывают с земли и моря всё, до чего могут дотянуться, и засовывают в рот. Это безумец-маг вызвал его - с вашей помощью. Помогите нам, капитан Роберт. Вы должны. Я знаю - оно пожирает магию. Убейте чудовище, и я сделаю для вас всё. Стану вашей рабой, рожу вам сына... всё, что угодно.
   Девушка умоляюще сложила руки. Её серые глаза блестели от слёз.
   Игорь смотрел на неё и не находил слов. Нет там никакого чудовища. Есть явление природы, вызванное мощным заклинанием спятившего мага. А он не маг. Он простой бизнесмен с университетским образованием. И не обучен убивать форс-мажоров.
  

   Глава 9
  
   Держи друзей близко к себе, а врагов ещё ближе.
   Сунь Цзы
  
   Девушка смотрела на него своими глазищами, руки её больше не пытались забраться под жалкую юбку капитана.
   - Вы согласны?
   - Спасти мир? - отчего бы нет. Он же каждый день спасает мир - после завтрака.
   - Да. Спасите магию, убейте чудовище.
   - Сделаю, что смогу, - Игорь шагнул к ближайшей полке и взял первый попавшийся свиток. В воздух взвилось пыльное облачко.
   - Что вы делаете?! Это священный свиток! Нельзя его брать!
   Игорь, не обращая внимания на крик девушки, осторожно развернул рулон пергамента. Тот всё норовил скрутиться обратно. Пришлось положить его на коленку и прижать ладонью.
   На пожелтевшем от времени листе чернели странные знаки, похожие на иероглифы. Или на формулу ядрёной физики, какой её видит двоечник с последней парты.
   - Отдайте! - магесса попыталась выхватить свиток, Игорь отмахнулся от неё. Надо бы взять этот листок и поколдовать над ним - как не смогут аборигены. Сравнить со своими. Надо же за что-то зацепиться.
   Он заткнул рулон за жалкие остатки пояса из лохмотьев на животе. Выглядело это комично, ну да наплевать. И так уже благородное собрание любовалось итиолом во всей его красе.
   Девица метнулась к двери:
   - Нельзя выносить образцы из хранилища. Это закон!
   - Ваш остров скоро накроется медным тазом. Вместе со всеми законами. Мне нужно изучить свиток.
   Магесса пару секунд стояла, тяжело глядя на итиола. Потом произнесла сквозь зубы:
   - Хорошо. Я не хотела, но раз вы так...
   Она вытянула из рукава балахона рулончик с заклинанием, развернула. Взялась за край двумя пальцами:
   - Клянитесь. Клянитесь, что сделаете всё возможное, чтобы спасти нас. Иначе вы не выйдете отсюда живым.
   Игорь понял, что она не шутит. Однажды он уже заключал подобный договор - с чудо-лекарем, жившим высоко в горах. Тот лекарь оказался переодетым магом и редким паразитом. Повезло, что все связи и договора испарились вместе с Кораблём Смерти во время взрыва. Не то худо бы пришлось капитану Роберту...
   Он взялся за другой край пергамента.
   - Клянусь.
   Листок с начертанным на нём заклинанием занялся зелёным огнём. Пара секунд - и пергамент истаял в пламени, испарился облачком дыма.
   - Хорошо хоть, заклятия договоров ещё работают, - заметила магесса, толкая дверь хранилища. - Иначе пришлось бы связать вас другим способом.
   Она загадочно улыбнулась и выскользнула наружу. Игорь последовал за ней, гадая, какой способ она имела в виду.
   И только очутившись за дверью, между гвардейцами особой охраны с одной стороны, и боевыми магами - с другой, он вдруг понял, что его провели, как мальчишку. А он-то гадал, в чём подвох...
   Девица со своими шаловливыми ручонками сумела задурить ему голову. Ребёнка она ему родит... Такая же, как Марина, только рыжая.
   Ведь совсем недавно капитан Роберт принародно, при гвардии и послах иноземных держав пообещал дать всем пресную воду, и кричал: "Долой магов!"
   А сейчас он уже на поводке у магессы и пообещал совершенно другое. Спасти Анклав - своих главных врагов - и, главное - магию. Ту самую, без которой только что клялся обойтись.
  
   Гвардейцы у дверей, завидя капитана со свитком за поясом, напряглись было, но злая, бледная магесса сделала им знак, и они расслабились.
   За спинами охранников метался всклокоченный менестрель - Игорь заметил его острые уши и гриф "мандолины".
   Парень счастливо заулыбался при виде своей любимой, а в капитана Роберта стрельнул ревнивым взглядом.
   Игорь положил руку на свиток. Куда теперь? Надо развивать успех, ковать железо, пока горячо. Нельзя позволить аборигенам с магическим образованием понять, что он чего-то не знает или сомневается.
   - У вас есть лаборатория? Где вы держите всякие э-э, реторты?
   - Есть, - отрывисто ответила девушка. - Я покажу.
   Лаборатория оказалась упрятанной ещё ниже, чем хранилище. Они спустились по винтовой лестнице, и Игорь внезапно увидел знакомый коридор. Оказывается, за каморкой охраны тот расходился на два рукава. С одной стороны "рукав" был короче, и единственная дверь виднелась в самом его конце - очевидно, лаборатория.
   С другой стороны тянулся ряд каменных мешков, забранных решётками. Тот самый коридор.
   Магесса заглянула в каморку, обернулась к Игорю, лицо её, и без того уже бледное от злости, стало её белее. Ну конечно, охрана вся перебита безумным итиолом. Разрешите познакомиться - убийца тюремщиков и спаситель мира.
   Край! Он же остался здесь, жалкий калека - без руки, без ноги. Надо его вытащить. Пускай он наёмный убийца, но где бы оказался сам Игорь, не сражайся этот киллер на его стороне? Кормил рыб на морском дне...
   Вот оно, то место, где они с посланником оставили лежать мёртвых стражников и рядом с ними полуживого парня-калеку.
   Игорь огляделся. Коридор был пуст. Вот они - кровавые пятна на каменных плитах, на стене, там, где растеклись мозги неудачливого начальника охраны. И никого.
   Где трупы? Где сам Край? Наверное, уполз куда-то и спрятался.
   Менестрель, который просочился вслед, шумно дышал, ноздри его чуткого носа трепетали, уши то прижимались, то вставали торчком. Майити явно чуял больше, чем его спутники. Он что-то тихо бормотал, подвывая на концах слов - должно быть, сочинял нетленную сагу об эпическом побеге из тюрьмы.
   Игорь, не обращая внимания на придворного поэта, прошёл дальше, заглядывая в черноту каменных ниш. Нет, сквозь решётку не пролезешь, замки нетронуты... странно.
   Магесса прошла вслед за ним, осторожно ступая по каменному полу. Потом девушка остановилась, зачем-то присела над кровавым пятном у стены. Склонила голову, внимательно разглядывая багровые брызги на камне. Провела пальчиком по стене:
   - Что вы сделали, капитан?
   - Я? - Игорь нервно оглядывал коридор. Где этот одноногий киллер, чтоб ему черти вторую ногу откусили? Не мог же он далеко уползти?
   - Я чувствую следы магии. Мощной, незнакомой магии. Это ваших рук дело, капитан Роберт. Недавно здесь находилось несколько человек - живых и сильных. Вы сделали их мёртвыми в одно мгновение. Их нет. Вы развеяли людей по ветру?
   - Что? Нет! То есть... хм. Это неважно.
   Ни к чему говорить ей, что капитан Роберт сам не знает, как это получилось. И заодно понятия не имеет, куда делись тела стражников.
   Хотя она и хорошенькая девчонка, и смотрит эдакими чистыми серыми глазами, кто знает, что у неё на уме. В конце концов, она потомственная магесса, и только что пыталась запудрить ему мозги.
   - Они пытались задержать меня, - наконец ответил он. Что же, Край исчез, ничего не поделаешь. Искать его некогда. - Давайте вашу лабораторию. Время не ждёт.
   Магесса резко кивнула. Судя по сжатой до синевы челюсти и суженным глазам, капитан Роберт резко понизился в её шкале моральных ценностей. Но даже в таком виде она была хороша - с растрепавшимися волосами и серыми глазами в обрамлении чёрных ресниц. Хватит, приятель. Ты уже нарвался на парочку стерв. Не наступай на те же грабли.
   Девушка поднялась на ноги, с трудом отвела взгляд от кровавых пятен на стене.
   - Да. Идёмте.
   Они миновали каморку охраны, где тускло мерцал полуживой фонарь на стене. За ней открылся аппендикс коридора с дверью в глубине.
   Сама дверь скрывалась в полумраке, над ней подмигивал огоньком ещё один фонарь.
   Игорь нетерпеливо двинулся туда, вытащив свиток из-за пояса. Время не ждёт. Маги дышат в затылок, ожидая от него свежих решений. Гвардейцы уже наверное закончили убирать зал Анклава от трупов свежеиспечённых магов. Нельзя оставлять вояк надолго без дела.
   Пора получить ответы на вопросы, и лаборатория в этом поможет...
   Магесса за спиной Игоря сдавленно вскрикнула.
   Из полутьмы возникла фигура, и это был не тощий менестрель. Знакомая до судорог в сжавшемся животе фигура. Вот она вышла на свет, и стала видна тонкая талия, стройные ноги, длинные белые волосы. На тёмном, цвета эбенового дерева лице блеснули сапфиром огромные глаза.
   Игорь застыл на месте. Единственное средство, которое он знал против элитной убийцы, которая сейчас стояла перед ним - мусорщик Край. Но и это средство у него отняли.
   - Капитан Роберт? - прошелестел знакомый голос. - Вы мне нужны.
  
  

   Глава 10
  
   Тот, кто знает, когда он может сражаться, а когда не может, будет победителем.
   Сунь Цзы
  
   Причал строили наспех. Криворукие строители с косыми глазами. Как видно, раньше строители вовсю применяли магию, а теперь, когда её не стало, всё пошло прахом.
   Бухта Анклава - центр острова и бывшее жерло давно потухшего вулкана - перестала существовать. Вместе с ней приказал долго жить пафосный причал для магического вип-персонала.
   Но кораблям и прочим судам нужно было где-то приставать к берегу. Жизнь остановить нельзя, торговля рыбой, хлебом, вином, тканями и всякой всячиной должна продолжаться, несмотря ни на что.
   Поэтому пришлось соорудить то, что маг-распорядитель гордо назвал пристанью, а Игорь, глядя на жалкое зрелище, про себя окрестил грудой камней.
   Пристань построили с краю разинутого "акульего рта", на который походила бухта с высоты птичьего полёта. Саму бухту перекрыли: поставили шесты с трепещущими на ветру яркими флажками; натянули цепь. По обе стороны пролива стояли посты охраны, дежурившие посменно. Но никто и не пытался проникнуть в страшное место.
   А сейчас Игорь убедился, что покинуть остров без разрешения невозможно.
   На камнях лежали пробитые стрелами почтовые ящеры, распластав кожистые крылья. Стражники ходили между ними, собирая привязанные к шеям и лапам плотно скрученные свитки. На свитках виднелись разноцветные печати дипломатической почты.
   Посвистывал лёгкий, пахнущий солью ветерок, плескались ленивые волны, накатываясь на чёрные глыбы камней. Огромное полушарие багрового солнца купало своё массивное тело в бирюзовом море.
   А на причале, наспех сработанном из грубо обработанных плит, тесной кучкой стояли давешние послы - все, кто ещё остался.
   Сюда Игорь прибежал вслед за запыхавшимся стражником - мальчишкой-трубачом. Мальчонку, как видно, гоняли с поручениями все, кому не лень. Сейчас он стоял позади капитана Роберта и жалостно, со всхлипами, дышал, глядя на мёртвых ящеров.
   На краю грубого каменного причала сбились в кучку послы со своими свитами. Вид у них был затравленный, и неспроста. Напротив чужестранных посланников выстроились стражи Анклава с натянутыми луками. Ещё немного, и вся пёстро разодетая компания послов отправится кормить морских гадов.
   Игорь увидел Май - она стояла возле пожилого седовласого посла Сухих Земель, и поддерживала его под локоть. С другой стороны своего господина поддерживал секретарь-майити.
   Посол был бледен, сквозь матерчатую повязку на лбу пробивалось пятно крови. Да-а, как видно, совсем плохи дела с заклинаниями на острове. Даже у обвешанного бриллиантами вельможи нет возможности поправить здоровьишко.
   И вот с кем сговорилась, к кому переметнулась бывшая любовь...
   А ведь верно, принц этой страны предлагал девушке своё покровительство... или как там у них это называется. И смотрел эдак плотоядно - прежде чем отправить в пасть золотому дракону. Мерзавец в кожаных штанах. Игорь искренне понадеялся, что соперник принца в борьбе за власть как следует приложил тому по лбу булыжником.
   Игорь отогнал мысли о другой своей девушке - Най. Он до сих пор не видел ни следов молоденькой ний'зи, ни на свету, ни в темноте тюремных подвалов. А раз так, наверное, её нет нигде.
   Полная женщина-ний'зи, спутница покойного посла Мокрых Земель, испуганно взглянула на капитана Роберта. Как видно, боялась услышать последнюю команду стрелкам - а что ещё ожидать от разрисованного, как дикарь, итиола?
   - Их надо убить. Или взять в заложники, - резко сказала магесса.
   Она стояла рядом и чуть позади, с видом верной служанки. Вся в сером - чисто кардинал Ришелье в юбке.
   - Отставить! - гаркнул Игорь. - Не стрелять!
   Стражи Анклава опустили луки. Отлично, его слушаются.
   - Они опасны. Они расскажут, что у нас нет больше магии, - прошипела магесса под ухом Игоря. - Этого нельзя допустить!
   - Мы отпускаем послов с их свитами. Идите, и расскажите всем - мы желаем мира. Мы обещаем вам воду. Мы обещаем вам огонь. Мы сделаем всё, что потребуется, для благополучия ваших стран. Взамен мы хотим только согласия. Идите с миром!
   Магесса тихо охнула. Стражи с каменными лицами держали луки наготове, но оружие не поднял никто.
   Посланники зашумели. Женщина-ний'зи недоверчиво спросила:
   - Вы нас отпускаете? Ваш предшественник приказал убить любого, кто покинет остров.
   - Мой предшественник мёртв, - ровно ответил Игорь.
   - Вы или очень глупы, или очень смелы, капитан Роберт, - пропела женщина-ний'зи. Она подступила ближе. Её крылышки затрепетали на ветерке. Игорь увидел окутавшее их голубое сияние. Кажется, итиола хотят обольстить прямо на глазах изумлённой публики.
   - Зря стараетесь. На меня ваши фокусы не действуют, - он усмехнулся про себя, увидев испуг на лице женщины. - Прощаю! Только скажите... вам знакома молоденькая ний'зи по имени Най? Она была со мной на Корабле.
   На пухлом лице неудачливой обольстительницы страх сменился любопытством:
   - Да, я слышала о ней. Мы могли бы поговорить об этом... за бокалом вина...
   - Нет, - резко ответил Игорь. Он всё понял. Знаменитые торгаши мокрых земель. Они ничего не скажут - пока не вытянут из глупого, влюблённого капитана все жилы. Нет. Пусть подавятся своими тайнами. - Уезжайте, пока я не передумал.
   Дама попятилась. Послы загомонили, проталкиваясь к своим судёнышкам, пришвартованным у причала. Скоро на пирсе никого не осталось.
   Стража с натянутыми луками глядела вслед уплывающим судам. На корме крайнего, с флагом Мокрых Земель, стояла пухлая женщина в бриллиантовом колье и смотрела на капитана Роберта. Крылья светились за её плечами радужным ореолом.
   - Вы болван, - зло сказала магесса, не отрывая глаз от уплывающих кораблей. - Вы их отпустили!
   Игорь развернулся. Девица попятилась.
   - Простите, капитан. Но это глупо...
   - Для вас - да. Капитан Форн'Зак! На пару слов.
   ***
   Игорь шлёпал босыми пятками по мрамору, топча золотую мозаику. За ним метался придворный портной с меркой. За портным, как щенок на верёвочке, метался подмастерье с ворохом дорогих тканей.
   Игорь резко остановился, портной налетел на него, испуганно охнул, но тут же приложил мерку к плечу итиола. Для этого мастеру пришлось привстать на цыпочки.
   Капитан гвардейцев стоял, как блестящее изваяние, в своей парадной кирасе. За последнее время ему пришлось повидать всякое.
   - Будет война, капитан Роберт?
   - Да. Будет.
   Капитан Роберт опять сорвался с места. Портной охнул и рассыпал булавки.
   Игорь чертыхнулся про себя. Лучше бы ему было не заходить в эту проклятую лабораторию. Лучше бы он не встречался с магами, послами и морскими чудовищами. Как тихо и спокойно было в реанимации на больничной койке, никаких проблем!
   Даже женщина-киллер - жуткая красотка с синими глазами и кожей цвета эбенового дерева, - казалась теперь не такой опасной. Игорь зажмурился. Перед внутренним взором стоял тюремный коридор, узорчатая тень фонаря на стене, и светящиеся сапфиром глаза чернокожей убийцы.
   ***
   - Вы мне нужны, капитан... - прошелестел голос.
   Она появилась из темноты коридора, как призрак смерти.
   Игорь сжал в пальцах остатки заклинаний. Кто знает, сработают они, не сработают? Простым оружием эту бабу не взять, даже не пытайся. Вон, Край попробовал... ни рук, ни ног не осталось.
   - Убирайся! - звонко выкрикнула магесса. Девица оказалась не робкого десятка, и даже попыталась заслонить собой здоровенного итиола. - Тебе заплатили! Вон отсюда, порождение тьмы!
   - Жалкие гроши, - насмешливо ответила темнокожая женщина. - Подачка помойному ящеру, который дохнет с голода.
   - Ты нарушила контракт! Ты даже таких денег не заслужила. Радуйся, что ещё жива!
   - А то что? Оторвёте мне ноги? - киллер оскалилась. Красивые губы растянулись в жуткой ухмылке. Блеснули острые зубы. - В темноте так весело резать глотки. Побегаем ещё раз?
   - Ты... - прошипела магесса.
   - Брейк! - Игорь поднял руку. Женщины замолчали, тяжело уставясь друг на дружку. - Хватит.
   Он повернулся к темнокожей убийце:
   - Чего ты хочешь?
   - Справедливости, капитан Роберт. Работы, денег и уважения. Старший маг, тот, кого вы отправили в бездну, не дал мне ничего.
   Игорь застыл со сжатыми в пальцах заклинаниями. Кажется, она не лжёт. Даже киллерам нужно что-то есть и с кем-то спать. Он вспомнил, как убийца тыкала его в горло кинжалом, снова и снова - без всякого успеха. Как видно, неудачи ей не простили, оплату зажали, да ещё и прогнали, как собаку... Что ж. Хотя от одного вида этой дамочки у него мороз по коже, надо бы её нанять. Пригодится.
   Через десяток минут, когда у Игоря уже мурашки бегали по коже от змеиного шипения киллера, а её улыбка начала действовать на нервы, к дверям лаборатории подходили трое.
   Капитан Роберт; магесса - преемственный секретарь Анклава; и личный охранник (а также женщина-киллер) на полставки.
   Над дверью тускло светил фонарь. За резным металлом его створок трепетал огонёк. Причудливые тени скользили по стене и казались живыми.
   Магесса подняла дверной молоточек, висящий на верёвочке у косяка, и стукнула три раза. Потом ещё два - после короткой паузы.
   Дверь дрогнула, и стала отворяться. Раздался душераздирающий визг. За порогом, в подвальной темноте лаборатории десяток глоток захрипели хрипом подыхающих зомби.
  
  
  

   Глава 11
  
   Неуязвимость - в обороне, но возможность достичь победы - только в нападении.
   Сунь Цзы
  
   Из темноты возникла и ринулась на незваных гостей бледная чудовищная морда с разинутой пастью. Сверкнули острые клыки, выпученные глаза чудища загорелись красным огнём. Вслед за ней возникли и закачались на тонких шеях ещё с десяток клыкастых рож. Все они росли на одном пучке, как головы Цербера-мутанта.
   Центральная пасть широко распахнулась, клыки её невероятно удлинились. Рёв множества хриплых глоток стал оглушительным.
   Игорь попятился, но магесса небрежно повела рукой, и видение, не успев выбраться за порог, рассыпалось вихрем багровых искр.
   Девица взглянула искоса, должно быть, удивляясь, что капитан Роберт не сбежал, запачкав от неожиданности последние лоскуты своей одёжки. Знала бы она, сколько таких рож успел перевидеть "капитан" на экране монитора, телевизора и в кинотеатрах с модным эффектом три-дэ, не удивлялась бы храбрости странного итиола.
   Магесса шагнула через порог, выставив перед собой открытую ладонь. На ладони была нарисована (или вытатуирована) синяя звезда.
   - Мастер! Вы здесь? Бросьте ваши шутки! Это не смешно.
   А вот теперь Игорь вздрогнул, уж очень неожиданным было зрелище.
   Из-за громоздкого лабораторного стола, на котором шипели и плевались дымом реторты, выкатился кривоногий карлик. Росточка он был такого, что как раз мог бы ходить пешком под этот самый стол. Самое удивительное, что карлик как две капли воды походил на одного знакомого с детства артиста из старого фильма про бородатого чародея, похитившего юную красотку. В фильме был момент, когда чародей таскал по воздуху богатыря, уцепившегося за пресловутую бороду, и малец Игорь тогда ещё гадал, почему борода не отрывается - она же явно приклеенная!
   У этого карлика борода была не в пример короче, но точно своя.
   - Ах, моя прелестная девочка, - произнёс карлик неожиданно глубоким басом, и щёлкнул пальцами. Последние клочья дыма и искр растаяли в воздухе.
   - Мастер Джарфас, я...
   - А! - крикнул карлик, завидев итиола. - Ты! Сейчас ты умрёшь!
   Бородач выкатил глаза, затряс головой, затопал ногами. Визгливо выкрикнул непонятные слова, тыча пальцами в удивлённого Игоря.
   Топнул ногой в разношенной тапке, зарычал и сделал руками несколько круговых движений. Лицо его сделалось совсем уже зверским.
   Игорь обернулся и посмотрел на магессу. Та стояла с непроницаемым видом.
   - Гхм, милейший... э, мастер Жафрас... У вас есть что-нибудь выпить? С утра ни капли, аж в горле пересохло.
   Карлик моргнул. Опустил руки, склонил голову и оглядел итиола с макушки до пяток. Потом неожиданно хмыкнул и почесал сморщенный нос.
   - Хм, хм. А ты не такой дурак, как мне говорили. Выпить! Чего захотел.
   Игорь облегчённо выдохнул. Ясень день, карлик хотел напугать незваного итиола. Но кто его знает, мог и колдануть... собирай потом свои кишочки по стеночкам.
   - И не Жафрас, а Джарфас, - ворчливо сказал бородач. - Господин маг, член совета академии, магистр земли, воздуха, воды и всё такое прочее... Эй, слуга!!
   Затопали тяжёлые башмаки, и на свет вышел... Игорь вздрогнул. Итиол. До боли похожий на самого капитана Роберта, но другой.
   Это Игорь понял, присмотревшись к нему. А сперва ему стало не по себе - как будто перед ним поставили зеркало.
   Здоровенный детина, крупные руки, которыми можно гнуть подковы. Широкая грудь, плечи, крепкая шея, голова, о которую можно сломать не одну доску - и ничего, обладатель не почешется. Простое лицо, не красивое и не уродливое - обыкновенное. Только вот взгляд...
   Пустой, тусклый взгляд тяглового животного, бездумный, незамутнённый ничем. Ни мыслью, ни чувством. Только ожидание приказа и готовность работать - тупая, покорная готовность.
   Игорь содрогнулся. Так вот как он выглядит со стороны. Вот как выглядел, должно быть, герой одного рассказа, который носил цветочки на могилу любимого хомяка... или это была мышь?* (*имеется в виду рассказ "Цветы для Элджернона" Д. Киза)
   - Вина! - приказал хозяин лаборатории. - Мне и моим гостям. Живо!
   Итиол ничем не показал, что услышал приказ. Он постоял секунду, глядя на хозяина, потом развернулся и ушёл, топая тяжёлыми башмаками.
   Карлик неожиданно ловко вскочил на высокий табурет, что возвышался возле стола с ретортами. Поёрзал на сиденье, устраиваясь поудобней.
   - Мастер, - почтительно сказал магесса. Он стояла возле Игоря, просительно сложив ладони, и склонив голову. - Я...
   - Пусть он скажет, - перебил бородач. - Зачем ты пришёл, убийца магов? Что тебе здесь нужно, отброс общества?
   Ага, понятно. Карлик, маг и прочая и прочая - изрядный тролль. Проверяет гостя на устойчивость. Ну прямо менеджер по кадрам...
   Табурет или что другое хозяин гостям не предложил. Игорь пошарил взглядом по лаборатории, увидел нечто вроде песочных часов - кованый металл с финтифлюшками, внутри толстый стеклянный цилиндр с тонкой талией. За пыльными боками цилиндра виднелась горстка чёрного песка. Хорошие часы, высотой как раз с барный стул.
   Капитан Роберт ухватил девайс, подтащил поближе и плюхнулся задом на круглый торец часов.
   - Итак, магистр земли, воды и воздуха. Академик и прочее... - он ткнул пальцем в реторту: - Что лично вы сделали для спасения Анклава?
   Карлик побагровел. Игорь даже испугался, что переборщил, и заслуженного мага сейчас хватит удар.
   - Как вы смеете... - начала магесса.
   Хозяин лаборатории хлопнул ладонью по столу. Реторты зашатались.
   - Подожди, девочка. Дурень прав. Как правы все дурни.
   Карлик схватил в горсть бороду и сжал, как будто хотел оторвать её с корнем.
   - Весь магический совет, десяток жирных глупцов три месяца чесали языками. И что сделали? Ни-че-го. Ничего! Только потравили друг друга. Глупцы. Нашли время...
   Карлик привстал на табурете:
   - Посох Старшего с тобой?
   Игорь без лишних слов выложил перед собой на стол витой посох - символ власти.
   Бородач оглядел посох.
   - Да, это он. Туда ему и дорога.
   Кого он имел в виду, тоже было понятно без лишних слов.
   Карлик несколько секунд пристально смотрел на посох, так что Игорю показалось, что маг сейчас схватит символ власти Анклава и прижмёт к себе, как родного. Но он ошибся. Не жадность была в глазах бородача, а нечто другое.
   - Забери... это. Возьми себе, если хочешь, - брезгливо произнёс хозяин лаборатории. Потом ловко соскочил с табурета, и, проворно перебирая кривыми ногами, забрался по стремянке у стены. Там, до самого свода, сложенные в нишах стены, лежали книги. Не свитки - настоящие, полноценные тома.
   Карлик принялся перебирать толстые тома, бормоча под нос: "Нет, не то... ауризация божественного вмешательства... Выжимки и квинтессенции мочи пустынного ящера - в жопу квинтессенцию... Экстрактивная дисфункция и её влияние на заклинание безбрачия... в задницу безбрачие. Ага... вот!"
   Карлик с трудом вытянул из стопки потрёпанный том в тёмно-вишнёвом переплёте. Пристроил книгу подмышку, и принялся спускаться со стремянки, тяжело шлёпая тапками по перекладинам.
   На предпоследней ступеньке он пошатнулся, потерял тапку и съехал до пола, простучав задницей по перекладинам.
   Взметнулась пыль. Книга тяжело ударилась о столешницу.
   - Вот, - повторил карлик. - Я читал её сотню раз. Каждый раз нахожу в ней другой смысл. Иногда я думаю, что в ней нет никакого смысла.
   Игорь, с молчаливого согласия хозяина, открыл книгу, перевернул несколько страниц. Толстые листы переворачивались с трудом, будто нехотя. Каждый был украшен рисунком, яркие краски которого не потускнели от времени, и светили с каждой страницы красным, синим и золотым.
   - Это же... - Игорь вгляделся в рисунки.
   - Да, - ворчливо сказал карлик. - Это они. Заклинания. Те, что лежат в хранилище - тоже копии.
   Да, это были заклинания, тщательно нарисованные неведомыми мастерами каллиграфии. Каждое занимало одну страницу, возле каждого помещался столбец текста с пояснениями.
   Текст... Игорь с силой потёр лоб. Вернулось, казалось бы, давно забытое ощущение щекотки в голове, в затылке. Сейчас оно распространилось на всю голову, и стало невыносимым.
   Нет, это в самом деле невозможно. Текст напоминал детские считалки с бессмысленным набором слов. Похожие стишки он читал в книжке про девочку Алису, которая угодила в заячью нору.
   - Погодите, - сказал он, выпрямляясь над столом, и яростно скребя в затылке. Мозг отчаянно чесался, и унять этот зуд не было никакой возможности. Наверное, магесса решила, что у итиола блохи - вон как странно смотрит. - Подождите. Мне кажется... мне кажется, это шифровка.
   - Что? - карлик склонил голову, как учёная птица, и внимательно посмотрел на капитана Роберта. - Что ты сказал?
   - Должна быть ещё одна книга, - в приступе озарения произнёс Игорь. - Ещё одна. Маленькая книжечка. В ней ключ.
   Охнула магесса. Бородач оскалился. Лицо его приняло странное выражение.
   - Ключ, говоришь? - медленно сказал он, не отрывая глаз от капитана. - Умница. Умница итиол. Но теперь мне придётся тебя убить.
  
  

   Глава 12
  
   Врач видит человека во всей его слабости, юрист - во всей его подлости, теолог - во всей его глупости.
   А. Шопенгауэр
  
   Князь любил упитанных плясуний. Эта, пышнотелая, одетая только в бубенчики, лоснилась, как призовой скакун.
   Маленький барабан пробил затейливую дробь. Заныли струны, зазвенели колокольчики. В такт барабану босые ножки танцовщицы отбили дробь по ковру.
   Барабан продолжал стучать в настойчивом ритме, всё быстрее, всё чаще. Крутилась танцовщица, звенели колокольчики на щиколотках и запястьях. Блестело от пота смуглое пышное тело.
   Князь хлопнул в ладоши. С ковра поднялись и закружились возле толстухи ещё две девицы - постройнее. Одна очень смуглая, с чёрными, как смола, волосами, другая - белокожая, розовощёкая блондинка (купленная за большие деньги у работорговца).
   Смуглая и бело-розовая фигуры сплетались в танце. Порхали, как бабочки, белые и чёрные ладошки.
   Их господин прищёлкнул языком и запустил пальцы в блюдо со сладостями. Глаза его пьяно блестели.
   - Эй! - осиплым голосом позвал он. - Эй, ты!
   Звякнула цепочка. Девушка, сидевшая у колонны, повернулась и взглянула на него. Качнулись, зазвенели золотые украшения на её щиколотках и запястьях. Полупрозрачная ткань юбочки почти ничего не скрывала. Копна тёмных волос падала на плечи, прикрывая широкий ошейник, тяжёлый от драгоценных камней.
   - На! - Князь бросил кусок пирожного.
   Пирожное шлёпнуло девушку по лицу и скатилось на ковёр.
   - Не попал, - пьяно выговорил господин и взял ещё кусочек. - Лови!
   Сидевшая рядом с ним пухлая девица визгливо рассмеялась. Князь повернулся к ней, и девица жеманно выгнула спину. Господин облапил пухлую красотку, причмокивая и сопя.
   - Господин... господин... - евнух, такой же толстый, как избранные девицы, поклонился, свесив до коленок круглый живот.
   - Чего тебе? Не видишь, мы заняты! - буркнул Князь Нижних Земель. Он погрузился лицом в соблазнительную ложбинку меж пышных округлостей, и голос его звучал невнятно.
   - Гонец, господин. Вы велели сразу же...
   - Знаю!
   Господин уселся на ковре, пухлая девица услужливо подсунула ему под бок атласную подушку.
   - Давай гонца.
   Маленький, худой, загорелый до черноты гонец распростёрся ниц, уткнулся лбом в пол.
   - Говори.
   - Слухи подтвердились, - голос гонца звучал глухо. - У Анклава больше нет магии. Корабль Возмездия уничтожен вместе со всем запасом заклинаний.
   Князь отбросил подушку. Глаза его блеснули.
   - Ага! Что ещё?
   - Говорят, Старший маг умер.
   - Не может быть, - насмешливо произнёс Князь. - Опять?
   - Говорят, что с ним погиб Совет. Весь Совет верховных магов Анклава.
   - Не может быть, - уже другим тоном выговорил господин. - Говори.
   - Говорят, что в зале для собраний взорвали боевое заклинание огромной мощи. Что маги сами убили себя.
   - И никого не стало... - медленно выговорил хозяин Нижних Земель. Он прикусил угол атласной подушки. Глаза его скосились к переносице, лоб наморщился, отчего Князь стал похож на огромного розового хомяка. - Что-то ещё?
   - Когда я переплывал пролив, господин, я увидел вдали корабль вашего посла. Он шёл сюда.
   - Посланник на борту?
   - Не знаю, господин.
   Князь махнул рукой. Блеснули бриллианты в перстнях. Гонец отполз назад, извиваясь, как червяк. Почтительно поклонился, пятясь задом, и убрался с глаз долой.
   Господин Нижних Земель сидел молча, теребя кисть на подушке. Наконец дёрнул сильнее, кисть оторвалась и отлетела в угол ковра.
   - Так. Так, - выговорил Князь, глядя в пространство. - Значит, Анклав теперь ничто. Без заклинаний, без боевых магов...
   Губы его расползлись в ухмылке.
   - Так, так. Что мы имеем? Анклав - пустое место. Да, да, пустое. Дырка от задницы теперь Анклав. Что они могут? Десяток гвардейцев да горстка жирных жуликов в балахонах... Без заклинаний они ничто.
   Он перевёл взгляд налитых кровью глаз на девушку в ошейнике.
   - А наш покойный тесть был бы не против помочь зятю войсками. Парочка отрядов майити, и остров наш. Правда, любимая?
   Девушка подняла голову. Её узкие карие глаза блеснули ненавистью из-под копны тёмных волос.
   - Молчание - знак согласия, - усмехнулся Князь. - Твой, а теперь и наш, дядюшка пришлёт войска, а там посмотрим - кто кого.
   - Совет графов откажет, - прошипела девушка. - Ты ничего не получишь!
   Князь рассмеялся, махнул ладонью. Сверкнули бриллианты.
   - Не волнуйся, моя любовь. Даст. Когда на кону такой куш, синячок на миленькой мордашке ничего не значит. Даже на личике принцессы Холодных Земель. Тут главное - кто придёт первым.
   Он хлопнул в ладоши. Приказал возникшему, как чёртик из коробочки, евнуху:
   - Моего военного советника сюда. Если появится посланник - ко мне, немедленно.
   ***
   Бакалавр академии Анклава, секретарь факультета прикладной магии, вставил ключ в замок. Дверь в хранилище свитков была массивной, тяжёлой, как могильная плита. Секретарь уже накачал себе мускулы, открывая и закрывая её - с тех пор, как старый кладовщик отдал концы.
   Заклинания защиты от взлома ректор запретил применять после того, как предыдущему хранителю заклинаний взрывом снесло голову. То, что осталось от мага-кладовщика, команда студентов целый день соскребала со стен - вместе с собственной блевотиной.
   Любой свиток теперь мог сотворить с его обладателем что угодно, и никто не сказал бы, что будет, если разорвать простенькую бумажку для разжигания, скажем, свечки.
   Но простолюдинам, - лавочникам, рыбакам, портным и проституткам это знать не обязательно. Достаточно уже того, что академия запретила продажи. Под предлогом, что запасы кончаются, и пока ещё снарядят новый Корабль Возмездия...
   Секретарь налёг на ключ - замок был старый, предыдущий хранитель им почти не пользовался, полагаясь на силу заклинаний.
   Услышал шорох за спиной, торопливый шёпот. Обернулся.
   - Вы что тут де...
   Блеснуло лезвие. Между рёбер с хрустом вошло что-то холодное и безжалостное. Сквозь вспышку невыносимой боли бакалавр услышал:
   - Ты чего?! Убивать не договаривались!
   - Заткнись, кретин. Он нас узнал! Всё равно магия сдохла, факультет накрылся... Хоть деньжат на дорогу поднимем. Счастье, мы первые пришли. Последние амулеты отдал, чтоб банду с боевого факультета в обход отправить.
   - А я хотел в магистратуру идти, - простонал один из убийц. - Теперь всё...
   - Кончай ныть, хватай свитки!
   Больше секретарь не слышал уже ничего.
   ***
   Деньги перешли из рук в руки. Счастливый покупатель - явный барыга - скрылся во тьме. Его охранник, здоровенный детина, сверкнул единственным глазом на студентов, поглаживая рукоять короткого меча. Но всё же развернулся и ушёл за хозяином, решив, что с почти-магами связываться не стоит.
   Бывший студент, а ныне свободный торговец и маг-недоучка взвесил на ладони упругий мешочек. Второй студент, тяжко вздохнув, сунул свой мешочек за пазуху, туже затянул пояс. Вытянул из рукава и развернул свиток.
   - Эй, ты чего, говно ящера?! - взвизгнул его подельник. - Сказано было - продать всё!
   - Сам говно, - огрызнулся студент. - Если нас найдут, кишки выпустят. Мне внешность сменить надо. Вот, глянь, свиточек - самый ценный в кладовке. С ним меня никто не узнает.
   - Магия не работает! - прошипел подельник. - Лучше бы деньги взяли...
   - Жизнь дороже денег, - с этими словами студент разорвал бумажку.
   Внезапный порыв ветра взметнул пыль, пробарабанил камешками по стене борделя, на задах которого происходила сделка.
   Подельник взвизгнул. Вытаращил глаза, открывая и закрывая рот, как рыба.
   Тело студента, лучшего дружка и товарища по разным проделкам, корёжило и крутило, как будто его мяли невидимые огромные руки.
   Вот лицо смялось по бокам, вытянулось и удлинилось, превратившись в рыло с длинным носом и торчащими зубами. Зубы всё вытягивались и искривлялись, а вместе с ними вытягивались руки бывшего студента. Грудь же разрослась и стала похожа на бочку с выпуклыми рёбрами. Скоро странное существо упало на передние конечности, заскребло землю когтями искривлённых пальцев. Бочкообразная грудь вздулась, вытянутая челюсть изрыгнула заунывный вой. Красные светящиеся глаза впились в дрожащего человека напротив.
   - ААААА!!! - подельник развернулся и попытался взобраться на стену борделя без помощи лестницы.
   Раздался хруст, треск разрываемой плоти, затем торопливое чмоканье и свист.
   За глухой стеной, над черепичной крышей борделя всё так же сияло равнодушное багровое солнце.
  
   Глава 13
  
   Тот, кто правильно указывает на мои ошибки - мой учитель; кто правильно отмечает мои верные поступки - мой друг; кто льстит мне - мой враг.
   Сунь Цзы
  
   Игорь жестом остановил чернокожую убийцу. Она выступила из тени и встала рядом с капитаном Робертом. Белые волосы качнулись, прикрыв лицо. Но даже за светлыми прядями было видно, как блестят в ухмылке острые зубы элитного киллера.
   Карлик ничуть не испугался. Он навис над раскрытой книгой, положив ладонь на страницу с заклинанием, и повторил:
   - Придётся тебя убить, умник.
   - Я ваша последняя надежда, - Игорь вдруг ухмыльнулся. Старый бородач в балахоне, подпоясанный верёвкой, красивая магичка под боком... Воспользуйся силой, юный итиол. - Давайте не будем тратить время, мастер. Несите ключ, и спасём этот остров, будь он неладен!
   - Ключ, говоришь, - глумливо протянул хозяин лаборатории. - Будет тебе ключ!
   Через час Игорь понял, что убить его собирались вовсе не кинжалом или чем другим. Его прикончит геморрой. Или взрыв мозга - от бесполезных попыток расшифровать проклятый текст.
   Книжка, которую вытащил на свет и шлёпнул на стол карлик, была невелика - размером с ученическую тетрадь. И заполнена она была едва наполовину. Листы из желтоватого пергамента заполняли ровные строчки незнакомых символов. Символы шли сверху вниз, заполняя страницы ровными столбцами точно посередине. Иногда символы повторялись, но понять, что они значат, никак не получалось.
   Словом, ключ был, но воспользоваться им они не могли.
   - Сказано было: тот, кто прочтёт эту книгу, получит ключ к тайнам этого мира. Ключ к магии, ко всему. Он сможет повернуть само солнце, - нараспев произнесла магесса, будто повторяла давно выученные слова.
   - Повернуть солнце... - пробормотал Игорь. Он уже слышал подобные слова. Их повторял свихнувшийся бывший старший маг. - У вас есть карта?
   ***
   Они были здесь все, нарисованные твёрдой рукой неведомого художника: рифы и мели, направления ветров и прибрежные города. Зубчатой полосой разлёгся поперёк Едкого моря гребень подводных скал - Хребет Дракона. Неровным пятном темнели пиратские острова. Столичные города, с крохотными стилизованными замками над каждым. Волны, рифы, мели и ветра - стрелки с завихрениями, выдуваемые ртами чеширских ящеров. Тонкие линии дорог, верёвочками обвивающие контур моря.
   И несколько небольших кружков вдоль побережья, отмеченных флажками.
   - Сторожевые башни, - пояснила магесса.
   Да, Игорь помнил башни. Мимо одной такой они проходили на Корабле Смерти. Им пришлось отправить ручного ящера Края с ленточкой на шее, чтобы благополучно пройти вдоль берега.
   Страны этого мира, все, что угнездились вдоль побережья, сейчас задыхаются без новых заклинаний. На которые здесь завязано всё. Анклав подсадил мир Едкого моря на свой продукт, и теперь этот продукт исчез. Испарился вместе с Кораблём Возмездия.
   На скорую руку собрать новый? Не получится. Нет уже ни корабля, ни бухты, ни магов, которые могли бы провести обряд. А главное - никто не может сказать, чем обернётся каждый свиток - бедой или просто холостым выстрелом.
   Да, что сказать - положение безвыходное. Можно нарисовать новое заклинание, но что толку? И как починить те, что уже есть - не знает даже этот головастый и бородатый профессор магических наук.
   Ну что же. Если жизнь преподнесла тебе лимон, сделай из него лимонад. Ничего другого не остаётся.
   Игорь встал с песочных часов, хлопнул ладонями по столу. Зазвенела реторта, качнулся кубок с вином, что принёс безмолвный слуга.
   - Я обещал спасти Анклав, - сказал капитан Роберт, и собственные слова показались ему чужими, и тяжёлыми, будто отлитыми из чугуна. Но деваться было некуда. - Я его спасу. Магии нет - значит, обойдёмся без магии.
   - Тогда мы погибли, - слова карлика прозвучали похоронным звоном. Лицо хозяина лаборатории как-то сразу осунулось и постарело.
   - Нет, - прошептала магесса. Личико её побледнело. - Вы обещали. Обещали!
   Игорь посмотрел на них - на бородача с его книжками, на девицу - магессу бог весть в каком поколении, и запнулся. Тебя что, приятель, не учили работать с клиентами? Поговори с ними на их языке, и люди к тебе потянутся...
   - Ваша магия не работает, - быстро поправился он. - Посмотрим, что можно сделать с моей.
   Личико магессы просветлело. Бородач встрепенулся и уже другим взглядом оглядел капитана Роберта. Капитан постарался сделать умное лицо.
   - Мне понадобится ваша лаборатория, уважаемый мастер Джарфас. Материал для работы - список я составлю. И кузнец. Хороший кузнец, токарь, столяр... мастер на все руки. Есть у вас такой?
   - Мастерство в железных делах и прочих полежит контролю, в случае недопустимого превышения уровня карается смертной казнью на усмотрение местных властей, - ледяным тоном отчеканила магесса.
   Бородач хмыкнул. Поскрёб кудлатый подбородок. Глаза его блеснули и тут же скрылись за мохнатыми бровями.
   - Кхе-кхе, девочка моя, прости старика...
   Он поманил её и прошептал что-то склонившейся к нему магессе на ухо. Она выпрямилась, почему-то покраснела, как девчонка, кивнула и торопливо вышла.
   - Милая девочка, но при ней лучше не болтать, - бородач пробарабанил короткими пальцами по столу. - Все они такие, в этом роду... секретари, помощники, маги на побегушках.
   - Она сказала, был даже глава ордена, - заметил Игорь.
   - Больше уши развешивай, - отрезал хозяин лаборатории. - Зачем тебе мастер? Скажи мне, что хочешь сделать, я передам.
   - Не могу. Моя магия особая. При передаче не сработает, - Игорь невинно посмотрел магу в глаза. Благо, лицо итиола позволяло сделать такой покерфейс - залюбуешься.
   Старый маг фыркнул. Борода его встопорщилась, глаза недобро блеснули из-под нависших бровей. Пару мгновений он исподлобья сверлил взглядом наглого итиола.
   - Ладно! Если бы не чудовище в бухте, не видать тебе моего мастера, как своих ушей. Эй, слуга!
   Топая ножищами, явился итиол. Уставился на хозяина бессмысленным взглядом.
   - Вот тебе умелец. Получай, - ворчливо произнёс бородач.
   Не успел капитан Роберт открыть рот, чтобы сказать, что он думает о подборе кадров в магической лаборатории, в дверь отчаянно забарабанили. Отчаянный голос менестреля воззвал из коридора:
   - Капитан! Капитан Роберт! Там послов убивают!!
   Игорь сорвался с места и метнулся на причал, где охрана Анклава уже взяла на прицел кучку напуганных посланников.
   ***
   - Прошу вас, господин, не двигайтесь, - пролепетал несчастный портной, роняя изо рта булавки. - Мне нужно снять мерку.
   Капитан Роберт застыл в позе римской статуи.
   Портной тут же принялся обвешивать его полотнами ткани. Ученик сноровисто втыкал булавки, куда указывал глазами мастер.
   Поза римского императора не мешала думать. Легче всего плюнуть на всё, свалить с этого проклятого острова и забыть о магах с их проблемами. Какая разница, есть магия, нет магии? Итиолу всегда работа найдётся. Можно пойти чужие плевки подметать...
   Игорь заскрипел зубами. Нет, никуда он не денется.
   Поздно. Он уже видел карту. Видел написанное мелким почерком под каждым населённым пунктом: что, сколько, и куда. Магическая бухгалтерия Анклава.
   Кипы свитков, наборы заклинаний на все случаи жизни. Скоро, очень скоро запасы закончатся, заклинания истощатся, и правители стран уже не будут посылать чиновников для переговоров. Вместо дипломатов заговорят пушки. В этом мире - стрелы, копья и топоры. Мир погрязнет в войне, и не будет ей конца. И сколько бы Игорь ни думал, что ни в чём не виноват, магесса права - Корабль взорвался не от случайного чиха. Он, капитан Роберт, приложил к этому руку.
  
  
https://zelluloza.ru/search/details/77951-%D0%9D%D0%B0%D1%82%D0%B0%D0%BD-%D0%A2%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%8C/
Оценка: 8.75*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) В.Февральская "Фавориты. Цепные псы "(Антиутопия) Н.Пятая "Безмятежный лотос 2"(Уся (Wuxia)) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) А.Анжело "Академия магии. Притяжение воды и пламени. Часть 2"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников. Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) О.Гринберга "По Праву Крови"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список