Пташкин Александр Сергеевич: другие произведения.

Заморье. Начало Глава 5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa

  Глава 5
  
  Еще никогда не приходилось вурдуку так смеяться. Громила впал в настоящую истерику, когда из чащи торжественно выкатился серый мохнатый клубок на коротеньких ножках с выпученными глазами и аккуратным поросячьим носиком. Серьезности этому 'воину' добавляло копье размером с вилку, аккурат под параметры хозяина. Следом за 'грозным солдатом' к привалу отряда шмыгнули с десяток меховых колобков, окружив со всех сторон незадачливых путников. Лесовички тут же завели бурную беседу на своем языке, напоминавшим шушуканье, именно поэтому сметливый Вир тут же придумал для чудо-существ название - шушунчики. А пока шерстяные 'тефтели' скакали и объяснялись друг с другом, не забывая угрожать копьями и мечами незнакомцам, кои смиренно стояли спина к спине, Сара набралась смелости произнести фразу 'Мир вам, друзья!' на драбакорском: 'Авмар итвун, сирхи!' Выражение явно пришлось к месту - барабашки притихли, удивленно вытаращили и без того большие глаза.
  - Скажи им еще что-нибудь, - занервничал Вир. - У тебя, кажется, получается с ними изъясняться! Глядишь, не получим от этих лилипутов нехороших сюрпризов!
  - А может, ты им выдашь речь? Ведь Спять сейчас активна и может тебе оказать добрую услугу, - очевидно, словарный запас на драбакорском не позволял Саре разъяснить эпопею о путешествии отряда, а потому мирка лишь съязвила.
  Данк все не мог останавиться в приступе хохота - хватался за живот и кричал, что никогда еще не видел таких гигантских блох. Терпением драбокорцы особым не обладали, вспыльчивость присутствовала в любом деле, а посему Арселу предстояло прочувствовать гнев племени шушунчиков своим самым чувствительным местом - копчиком, куда искусно вонзилось копье туземца. Вурдук тут же выпрямился, неистовый гогот, сотрясавший округу, резко смолк. Смиренность хоть и не была громиле к лицу, но сейчас могла спасти его шкуру, потому что лесовики, огорченные неуважением своих персон, угрожающе выставили орудия, скривив и без того сморщенные рожицы.
  Неожиданную паузу, после которой можно было ожидать чего угодно, нарушила Сара, обращаясь к Виру:
  - Ты же высокопоставленная, ну... как вас там? В общем, скажи им, что ты король! Они сразу припадут на колено и будут твоими служаками, или что-то типа того.
  - Я не знаю этого языка! Иначе бы уже давно попытался с ними найти точки соприкосновения.
  - Не умничай! Говори как говоришь, призови Спять, а она уж точно переведет.
  -Не впервой, я уже пыталась.
  Господи, как же я могу ее призвать?! Что я вам, волшебник, что ли?! Как же все-таки было прекрасно восседать у себя на троне, отдавать приказы и знать, что все за тебя сделают! А что сейчас? Я здесь, в каком-то занюханном лесочке. И как же, как же сказать этим дикарям? Думай, думай! Может, изъявить желание и будет подано? Хорошо, попробуем. Браслетик работай, переводи.
  Чудовищно глупое мысленное обращение к магическому предмету не повлияло на ситуацию. Королевич взвизгнул в своем привычном приветствии: - 'Здравствуй, о, великий лесной народ!', но остался выглядеть как самый настоящий дурак - Спять вновь не подействовала. Шушунчики лишь запыхтели, ожидая, наконец, от путников внятного привычного разговора, тем более что браслеты Сары и Вира им приходилось видеть не в первой, и они знали, что обладатель такой вещицы как минимум благороден, а как максимум их настоящий союзник. Но незнакомцы замешкались, чем невероятно злили местный патруль.
  - Почувствуй ее как часть своего тела, они не будут больше ждать, я знаю этот буйный народец.
  - А самой слабо сделать то же самое?! У тебя вроде как тоже есть возможность поразить их своими лингвистическими познаниями!
  - Слабак ты! Я-то думала, что хоть на что-то годишься, а ты тюфяк. Хорошо, без тебя справлюсь.
  Медлить не стоило. Даже наличие на запястьях браслетов не означало путевку через лес. Миссия могла фатально закончиться на этом самом месте. А посему Сара принялась представлять отряд, указывая рукой. Описание Данка вызвало у шерстяных вояк лишь фырканье в знак неодобрения. Сказать о нем особо ничего не получилось, поэтому тут же перешли на личность Вира. Девчонка не поленилась расхвалить Его Величество, несмотря на свое настоящее отношение и даже ненависть к нему.
  Несуразные существа, выслушав все до последнего слова, вновь растворились в дубраве. Напутствий не высказали, а лишь предупредили, что путь их обречен на провал, ибо далее пределов Урочного Леса не стоит искать счастья: обязательно напорешься на какого-нибудь приспешника чудовищного Фрила. Кто же мог предполагать, что, несмотря на благосклонность драбокорцев, они станут следить за неуемным отрядом на протяжении долгого времени? Доверяй, но проверяй.
  Необычная встреча с колобками и повеселила, и заставила перепугаться не на шутку. Но дорога лишь начиналась, расстелившись длинным ковром от Аля по Урочному Лесу, через Равнину Забытого Времени, на север, на встречу к беспощадным дорам. Идеального маршрута не бывает, а значит, как ни старайся, удара ожидать можно в любую секунду. И план окажется ни к черту.
  Знавшей кратчайший путь через лес Саре, пришлось приводить в чувство Вира, обидевшегося не на шутку: высказанные 'дифирамбы' явно задели королевскую натуру. Так что быстрого марша через лес не получилось. Путники плелись, пока мирка не напугала ночью: по ее мнению, в лесу после заката начинают проказничать феи. Именно поэтому Арсел, закинув на плечо увесистый Аверх, прибавил шагу, а подуставший и сникший было Вир очнулся, ускакал вперед, возглавив отряд, как и полагается королю и главному воину Свирда.
  Солнце понемногу успокоилось в послеобеденное время. Потянуло прохладой, как после непогоды. Приличный плащ и костюм короля не столько радовали, сколько раздражали, а уплотненная одежа вурдука совсем уж резонировала с окружающей действительностью. Но Арсел не жаловался и продолжал расхаживать в плотной зимней куртке. Тяжелое детство сказывалось: Данк, выросший в детском доме, предпочитал держать все вещи при себе и уж если расставался с очередным сюртуком, то это обязательно происходило болезненно и за отдельную плату. Сара же оказалась наиболее приспособленной: ее наряд из легкой куртки, именуемой камзолом, и облегающие штаны цвета крокодильей кожи доставляли хозяйке минимум дискомфорта. А вот вурдуку куда больше нервозности придавал принятый от ордена меч, весивший, словно самый увесистые гири на свете. Верзила не жаловался, но вот выражение лица говорило о том, что лучше было бы пойти воришке иным путем, без глупых соратников и не в качестве навьюченного животного. Данк, согнувшись под тяжестью Аверха и посапывая, что-то наговаривал себе под нос. В итоге избранный им способ отвлечения от дум по Урсуле удивительным образом начинал помогать. Правда, лишь отчасти. Первоначальная паника понемногу стихала, ей на смену приходил разум. Сердце болело и стонало, но внешне увалень выглядел все тем же весельчаком-бубнилкой. Вояка и представить себе не мог, что однажды он останется совсем один, ведь кроме красотки из таверны у него никого не было. Лишь она понимала, что у него в душе, и всегда могла найти нужное слово, чтобы взбодрить, успокоить. Все бы ничего, да можно было бы справиться с мыслями-вампирами, выкачивающими силы, но к ним присоединились союзники помощнее. Угрызения совести вступили на тропу войны. В голову втемяшилась идея о том, что Данк сам виноват в потере Урсулы и вурдучка теперь в беде лишь из-за того, что он думал лишь о себе, спасал свою шкуру. Самоуничижение не шло на пользу, необходимость того, чтобы кто-то развеял размышления, кричала во весь голос.
  Помощником идеальным мог стать король, с которого уже давно сошла вся спесь. Вир становился более отзывчивым, а в сердце вселялись чувства к удулучке. И здесь не все слава богу. Мирка становилась все грубее в общении. Дождаться от нее доброго слова все равно, что лицезреть магическое чудо, с возвращением на круги своя многих и многих благ (в виде почившего царства и прелестного трона). А, следовательно, заводить разговор с бестией не стоило, и предпочтение было отдано обсуждению собственных возможностей в качестве мага. Спять мучила, терзала нервы, скручивая их в один большой комок. Браслет высасывал бодрое расположение духа и, самое главное - физические силы. Тело то обдавало неожиданным жаром, то охватывало льдом, отдыхать хотелось все больше и больше. Именно в те моменты, когда организм подвергался наибольшей атаке со стороны Спяти, становилось совсем худо: из ниоткуда раздавался тонкий голос, нашептывающий заклинания на мизианском языке, вымершем, как и гордое племя магов-мизианцев, тысячу лет назад. Ссылаться на галлюцинации о бурчании некой силы Вир не стал, а продолжил наблюдать за дальнейшими действиями сверхмагии браслета. Звуковой учебник по магии в голове начинал действовать. То, что казалось незапоминающимся, стало без особых усилий проявляться в уме, а назначение того или иного магического посыла закреплялось автоматически. Страх воспользоваться заговорами ослабевал. Неведомое, хранящее бесчисленные секреты поле возможностей раскрывалось, словно древняя книга знаний. Стоило сделать первый шаг на ниве новых талантов. Оставалось ждать случая, а он вскоре подвернулся. Но перед этим человеку предстояло познакомиться со своими кошмарами. Они обещают приходить без спроса и каждый раз окунать короля в невероятные муки страха, отчаяния, безысходности. Сны наяву, которыми Вира обеспечила Спять при каждом приближении настоящей опасности. Возможное будущее постучится прямо в голову и укажет на новые испытания.
  Можно было бы не бояться вероятных передряг, ведь рядом красавица, отвлекающая от треволнений. И пусть она сейчас грустна. Она так хороша! И она добра, я ей верю.
  Наивные мысли королевича стоило бы подкорректировать - разъяснить, что опасность находится прямо перед ним, в лице той самой обворожительной спутницы, но такой персоны не нашлось. Значит, девчонка может быть спокойна за свои темные планы, так и блуждающие в голове:
  Ведь преступление, самое, что ни есть! И в нем участвую именно я. Делать из меня козла отпущения не надо. Ребятки в Але будут сидеть тихо, мирно, здоровые лбы, и ждать когда я принесу им на блюде головы этих никому ненужных бездарей?! Затея хоть куда! По мне. Вот только незадача - я тоже в числе дурачков, идущих на погибель. Девочка-подстраховочка, вот кто я! В программе этого карнавала и моя гибель. Милые собратья ордена, о, как вы мудры! Почему же мне сразу не пришло это в голову?! А я знаю почему: мне захотелось приключений. Я так долго сидела в келье, не зная, чем занять себя. Да еще мозги запудрили, превратив меня в настоящего зомби, готового на любое задание. В любом случае, я стану полезной. А задание надо выполнить. Надо, надо. Когда? Сейчас?! Нет!!! Только не сейчас! - Нет, сейчас!! Зачем себя изматывать этой долгой дорогой?! - Во мне появилась жалость? А допустим, что появилась, и к этому несуразному человеку!!! - Да, он человек. Как было бы прекрасно, если людей не стало совсем, но он другой!!! Совершенно необычный! Его душа, теплота...Он не такой, жестокости в нем ни на грамм! Он за правое дело - восстановить мир, сделать его хоть на чуточку спокойней и дать возможность просто жить, загнав этих мерзких троллей с гоблинами на самый край света...Господи, что со мной стало такое, я не верю себе самой! Он - человек! И этим все сказано! И пусть процесс расправы над глупцами случится позже!!! Совсем скоро я вернусь к этому вопросу!!! И медлить, сомневаться не стану. Так и знайте!!!
  Урочный лес уводил путников в самую глубь, туда, где каждый кустик может быть не тем, чем кажется. Внезапно исчезнувшие драбокорцы не покинули необычных визитеров. Приученные прятаться, они проносились на несколько метров вперед беззвучно и ожидали отряд, попутно награждая магов порцией невидимой дурманящей воздушной смеси, специально приготовленной для заманивания заблудившихся гуляк. Но вот куда и зачем уводили лесовички итак спешивших бойцовь, стало известно, когда они совсем сбились с пути, да еще и в родных пенатах. Сара недоуменно заключила:
  - Быть того не может! Мы с вами кружим вокруг да около. Мы уже здесь были пару часов назад. У меня прекрасная зрительная память. Я сразу поняла, что что-то не так. Ведь чувствовала! И тем более знала, что эти подлюки маленькие могут такое сотворить.
  - Что, и они искусные маги? - вопрос, несколько отрешенный, последовал от Вира.
  - Думаешь, что подколол меня?! Нет, и еще раз нет! Они пользуются травами, дезориентируют, вот как нас, и как безумных коров водят по округе.
  - Наслышан я о них, но никогда не встречал, не считая сегодняшнего дня, - признался Арсел.
  - И зачем же им эта игра? - король с уверенностью ждал очередного недоброго сюрприза.
  - А ты знаешь, что эти меховые варежки - деликатес для Хорлана.
  - Это же существо из мифа! Его нет, байки, да и только, - критически подметил Арсел.
  - Байки - не байки, а ты стоишь на кочке, на которой твой собственный след от ботинка рядом, посмотри! - зоркая мирка испугала вурдука не на шутку. Давнишний след аккурат подходил к обуви громилы.
  - Ты, кажется, не закончила мысль. Что там про деликатес-то? - за потерянные часы стоило хотя бы узнать причину метаморфоз. Вир не сбавлял ходу, как настоящий детектив.
  - Хорлан очень прожорлив, а драбокорцам хочется, как и любым другим существам, жить - вот они и устраивают ловушки для недотеп. Но мы, пожалуй, немного другая история. Эти бешеные лесные жители видели наши браслеты и посчитали, что мы сможем справиться с их извечным врагом, - резюмировала Сара.
  - Слышать-то слышал об этом чудо-юде, но видеть не приходилось, - с испугом заметил Данк.
  Может, стоит понять лесную братью в их резвом порыве решить вековую проблему, не дающую возможности нормально существовать, но бросаться чужими жизнями - чудовищное преступление, которым драбокорцы не брезгуют.
  Близился вечер, а и без того темная роща спрятала под своим покровом сотни глаз хищников. Загнанные в драбокорскую ловушку путники приняли круговую оборону и развели костер. Дневной дождик обернулся настоящим ливнем. Умелая во всем Сара смастерила шалаш из подручных средств. В ход пошли крупные ветки, добытые Арселом. Вероятный противник так и не появился. Иллюзия спокойствия разнежила и вурдука, и короля. Вир плюхнулся на толстый диван из веток, а болтавший с ним толстяк Данк уселся у самого входа, наблюдая за возникшим туманом и моментально образовавшимися ручейками. Прикрытый от водной стихии небольшим тентом из травы, мха и прутьев костер потрескивал, борясь с ветром и дождем. Не дремала лишь Сара. Она внимательно поглядывала то на человека, то на великана, разместившись у самого огня. Несложно представить, что она думала о соседях по временному жилищу. Развитое обоняние подсказывало также о присутствии парочки драбокорцев, усердно следивших за перемещением загнанных. Мирка никуда не спешила, а посему позволила себе расслабиться и вскоре 'провалилась' в минутный сон. Намерению не смыкать глаз ни при каких обстоятельствах не суждено было сбыться...
  Царство Хорлана - мерзкого чудовища, лесного спрута с омерзительной мордой, уже приветствовало незадачливых путников. К удивлению драбокорцев, отряд сдался без боя. Небольшая порция усыпляющего дыхания деревянного осьминога, пущенная вместе с туманом, 'сбила с ног' даже крепкого богатыря Арсела.
  Тихий, мирный сон компании не тревожила даже непогода, отряд отключился в мгновение. В ближайшем подлеске, словно огромный крот, пробивался на поверхность притаившийся хищник. Земля заскрипела, как старые деревенские ставни, покрывшись десятками трещин, разраставшихся вширь, пока на 'сцену' не вырвался уродливый исполин с гигантской головой, покрытой мхом и глиной. Мощная зловонная пасть без клыков размером с десяток вурдуков принялась тут же рыскать дуралеев, коих нюх Хорлана определил за несколько километров. 'Милый кротик', чующий жертву из-под земли. По всей округе пронесся угрожающий рык. Вслед за головой из подземелья вынырнуло несоизмеримо маленькое для черепа худощавое тельце, так же отвратно благоухавшее. Уродцу оставалось лишь выпрыгнуть, что он и сделал незамедлительно на своих прекрасно развитых задних лапах, напоминавших кошачьи. Хорлан выпрямился и потянул за собой главное оружие, с которым не может справиться ни один воин - длинные щупальца, заменявшие ему передние конечности. Земля вновь поднатужилась, встряхнула с себя презренного душегуба, так хорошо имитировавшего вскрывшиеся над поверхностью столетние корни дуба. Монстр выступил на встречу отряду. Не стоило медлить - действие 'снотворного' могло вот-вот закончиться.
  Отряд мирно посапывал, когда прозвучал истошный вопль мирки, барахтавшейся во взмывшей к верху склизкой 'руке' адского существа, коего боятся с детства. Именно им пугают мамы непослушных детей: 'Вот придет Хорлан и съест тебя, если будешь себя плохо вести'! Но то байка, в которую не верят и сами родители, потому что сами никогда не лицезрели это исчадие ада, другое же дело - наблюдать за монстром в 'он-лайн режиме'. Лесное чудище готово вот-вот сделать из магов и вурдука прекрасный обед.
  Лунная Спять вновь не подействовала вовремя. Вир спал, словно дитя, и не видел кошмаров, подсказывающим ему о приближающейся беде. Браслет все же отреагировал в самый критический момент (браво!). Король вскочил без промедлений, словно пришпоренный конь. Увиденный им уродливый гигант сковал с головы до ног. Не часто же видешь в своей жизни существ, коих видывал лишь на страницах старых, потрепанных энциклопедий. Его Величество не мог ни двинуться, ни даже сказать что-либо внятное. Зато Данк не стал размышлять и впадать в забытие. Сон отпустил, а, значит, пора было в очередной раз спасать свою никчемную жизнь.
  Аверх гармонично смотрелся в руке богатыря, сверкая в тусклом свете (сюда бы Урсулу, она бы оценила по достоинству все великолепие своего мужчины, и не бурчала, как она умеет, а отметила бы, что Данк вполне импозантен в этом обличии воина!).
  Мимо просвистело, словно пуля, одно из щупалец, за ним последовало второе, третье, пятое, десятое... Сил у чудища хоть отбавляй - успевай отпрыгивать после каждой атаки монстра, словно кузнечик.
  Арсел уварачивался, как мог. Вес все же не позволял ему еще и 'отоваривать' склизкого гиганта мечом при каждом выпаде последнего. Уцелел воришка, и ладно, а еще крякал вояка, словно подбитая утка чуть ли ни при кадом движении.
  Данку как всегда везло - спасти мирку получилось, да и то в тот момент, когда монстр уже собирался было отправить обед по имени Сара в свой бездонный желудок. Хорлан, не отпустив из крепких 'объятий' мирку, продолжил разбрасываться склизкими убивающими 'ручонками', то и дело взмывающими то с одной стороны, то с другой.
  Меч ожил. Об этом Данк узнал в то мгновение, когда чудовище устремило очередной удар из нескольких длиннющих мерзопакостных щупалец, напоминавших гиганских червей.
  Разрубить одним движением! Так ведь для этого нужно иметь хотя бы четыре руки!!!
  Мысль вурдука пронеслась мгновенно, словно стрела, выпущенная без воли хозяина. Меч услышал призыв о помощи, заблистал тысячей огней. Мир остановился, застыл, словно кадр в фильме. Сара зависла в истошном вопле, обвитая щупальцем Хорлана, но еще живая. Где-то за спиной стоял, словно привидение, Вир, а перед лицом застыли черные, как смоль конечности жителя подземелья, намеревавшиеся вонзиться в шею, обвиться вокруг и сжать, чтобы захрустели кости. Аверх в надежных вурдучих руках принялся оказывать сопротивление врагу. И послышался вой, больше напоминавший истошный крик изголодавшегося волка - так Хорлан прощался со своими снующими членами огромного тела. Гнустные щупальца долой! Рядом с Арселом мелькнула тень и в следующую секунду плечом к плечу с великаном стоял, готовый к бою, Аутараникс в рыцарских доспехах, с точно таким же, как у громилы, оружием. Очередная 'порция' щупалец промелькнула со змеиным шипением у самого уха. Новоиспеченный воин Данк с остервенением принялся крошить все, что на него летело. Сила прибавлялась, а боязнь получить неожиданный удар откуда-нибудь сбоку отступила. Рыцарь методично двигался вместе с воришкой-героем.
  Нарастающий стон разносился по земле. Былая мощь исчадия шла на убыль. Остались у монстра лишь два снующих длинных червяка вместо рук. Но Хорлан не собирался проигрывать битву, а посему на вурдука обрушился град едкой слизи из пасти твари. Ослепив на некоторое время, хищник-осьминог тут же вцепился в громилу, лишив последней возможности двигаться. Никакой Аутанарикс уже не в силах был помочь. Внутренняя мощь Аверха угасла, как только меч выпал из рук богатыря. Чудище намеревалось отобедать, проглотив по-быстрому и девчонку, и увальня, но из оцепенения вышел маг. К интеллекту Хорлана Вир обращаться не стал - пустая субстанция с единственным стремлением к убийству, уничтожению всего живого. В голове, словно рой пчел, 'загудели' мысли, на просторы сознания рвались крепкие заклинания. Времени на то, чтобы определить наиболее верное решение, не оставалось. Спять запульсировала, обжигая кожу на запястье. Сердце застучало, как отбойный молоток, а глаза налились, окрасившись в бирбюзовый цвет. Вир не помнил о том, кто он, не ощущал собственного тела, словно он, маг, покинул физическую оболочку и переживал перерождение в ином, возможно, нетелесном обличии. Но были лишь догадки и результаты впечатлительного воображения королечива... А, возможно, и нет... Все естество сложилось в плотный огненный комок из гнева, чувства справедливости и устремилось в сторону полусгнившего кургана, в чьих цепких лапах пребывали друзья - единственные друзья, коих спасти стало делом чести. Король извергал нескончаемый поток энергии, мирно спавшей долгие годы, а теперь способной растерзать любого, кто дотронется до выживших и составивших немногочисленный отряд жителей Свирда. Из глаз волшебника ручьем текли слезы, а из глотки рвался вопль страдания. Подобранное заклинание оказалось верным. Король становился на путь изменения истории... в лучшую сторону. Земля Урочного Леса очистилась от темного духа. Хорлан был уничтожен.
  По небу пробежал раскат грома, а, и без того мрачное небо, затянули угрюмые тучи. Ливень не сдавал позиции и продолжал заливать дубраву. На раскуроченной просеке с вырванными под корень деревянными-великанами лежала лицом вверх Сара, в беспамятстве. Упрямый дождь сбивал со щек остатки приклеившейся глины. Практичная с виду одежа превратилась в грязное тряпье, а посему мирка походила на настоящего оборванца, не знавшего теплого пристанища со дня рождения. Не лучше выглядел и вурдук, очутившийся после падения с высоты прямо на стволе покосившегося дерева. Доза магии, предназначенная для подземного 'осьминога', угодила, отчасти, и в Арсела, от чего толстяк корчился от боли во всем теле. Сослуживший добрую службу Аверх находился неподалеку, ожидая, когда хозяин вновь придет в норму. Король, как и Сара, пребывал в беспамятстве.
  От Хорлана остался незначительный след. Лишь дымящаяся кучка пепла. Крещение боем можно было бы считать успешным, если бы не состояние Вира. Потребовалось еще пара часов, чтобы привести его в чувства. Данк и Сара очнулись после легкого отвара. Его любезно приготовили драбокорцы, появившиеся на месте боя незамедлительно, как по мановению волшебной палочки. Корить их за то, что колобки сделали из отряда приманку, не стали - просто не было сил. Смутно помнилось путникам то, как они попали в подземелье. Слабые с виду лесовички перенесли спасителей к себе домой. Норы меховых проказников оказались не по размеру для гостей. Подземное царство, искусно спрятанное прямо под дубами, представляло из себя настоящий лабиринт. Здесь можно было укрыться от непогоды и непрошенных гостей. Каждый из проходов вел в просторные залы, где располагались основные 'объекты жизнеобеспечения': торговые лавки, магазины, питейные заведения, гостиницы, больницы, храмы, утопавшие в свете, и многое другое. Откуда брался огонь, дающий возможность жить под землей?! Драбокорцы берегли эту тайну как свое самое драгоценное дитя. И лишь по секрету могли выпалить - дело в викхах - отдельной 'касте' народа, живущего по своим правилам и дающим остальным множественные блага. Их магии с лихвой хватало на то, чтобы обогреть и осветить всю паутину коридоров, зданий, а совсем недавно маленькие волшебники умудрились создать невидимый телефон. Возможно, что от них можно было бы получить и что-то посущественней: к примеру, победу над Хорланом. Но вот незадача - каждое племя (викхи и драбокорцы) мнит себя первостепенным, важным. Так и живут они порознь, каждое в своем пределе, районе.
  Первым отведавшим необычное зелье стал Арсел. Еще на поле брани он не мог толком и пошевелиться, его сковала неведомая сила. Вместе с остальными вурдука приспособили на настил из веток. Сотни драбокорцев впряглись в процессию по переносу путников в безопасное место. Перед лицом мелькали все те же лесные пейзажи, а далее началось погружение в землю. Вот тут вурдук совсем ошалел - в голову полезли крамольные мысли о том, что, вполне возможно, он единственный уцелевший, и теперь его хоронят заживо. Данк собирался было приподняться, но тут же опустил голову, казавшуюся теперь чугунной. Перед взором мелькали огоньки, словно фейерверки в мутном отражении действительности, возникали чудаковатые рожицы подземных жителей, не умолкавших ни на минуту.
  Каменный потолок... какие широкие комнаты! Так светло, празднично. Где я? На том свете? Нет, не может быть! Это ад, потому как возле меня опять эти округлые хрюшки в меху. Или я еще жив?! Меня тащат, бог знает куда. Чем они меня напоили? Все плывет. Надеюсь, что в составе нет алкоголя, а то это совсем пагубно на меня повлияет. Высокие потолки и чем дальше, тем выше! И какой приятный, успокаивающий свет.
  Арсел сомкнул веки и погрузился в полудрем. Троицу, как самых почетных гостей, пронесли по центральному коридору, ведущему к Солнцевороту - прекрасному, идеальному золотому городу подземелья. На пути встречались удивленные жители. Слухи о спасителях разнеслись в считанные секунды, и теперь всем хотелось взглянуть на магов хоть одним глазком. Еще один поворот меж торговых рядов местного рынка и отряд, несмотря на горизонтальное положение, вступил на территорию Священности. Так именуется диск размеров в десять километров желтого цвета, на котором расположились церкви, государственные учреждения, а по всему периметру к нему примыкали ведущие на поверхность туннели. Солнцеворот покоился на основательной платформе из скалы, спрятавшейся прямо под ним, а над городом спокойствия зияла внушительная пустота, где-то высоко ограничивающаяся толстым слоем земли, за которым уже значился Урочный Лес.

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"