Пташкин Александр Сергеевич: другие произведения.

Дневник Фальца, или как стать счастливым простофилей. Часть 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
  • Аннотация:
    Журнальная версия! рассказ опубликован в журнале "Пролог", номер 115, 2012

  ***
  
  
  В палате никого. Я в полном одиночестве. Слов нет. Прикрываю лицо руками, словно кто-то смотрит на меня, а я пытаюсь крыть слезы. Рыдаю. Что сказать... накатила волна и не отпускает... Пора заканчивать со снами. Они в конец меня изничтожат. Но как же к ним относиться спокойно? Не получится. Даже если попытаться... Хотя не стоит быть таким пессимистом. Пытаться всегда надо, иначе будет обидно с годами, мол, что же я не попробовал. И это касается всего. Попробуем применить такой принцип и в данной области. Я не стал тратить время попусту. Вновь прилег и отпустил свою душу в свободное плавание. Нужно было попытаться еще раз увидеть Анну и неважно в каком она состоянии. Хотя оно мне известно. Готов ли я видеть ее такой?! Она - любимая, а дама сердца прекрасна в любом амплуа.
  
  ... между прочим, рисовался очевидный диагноз - я заменял реальность снами, а это уже клиника. Вот в чем загвоздка - я понимал всю разрушительность моих действий, но ничего не мог с собой поделать. Вновь погружение в страну неизвестности (судя по этой логике, наша с вами реальность тоже еще одна страна неизвестности...).
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  Я больше не видел Анну в грезах. Плохо? Конечно. Сами понимаете... Судьба почему-то мне преподнесла еще одно испытание, усадила меня в кабину спитфайера (какой резкий переход. Но не будем забывать, что наши с вами сны именно такие, прерывистые и совсем не похожи на наш окружающий мир!). Но ведь это все не то. Покажите мне Анну... Мои тщетные попытки выстроить сны по желанию не увенчались успехом. Меня словно кто-то вел по заданному курсу и говорил куда двигаться. Вот сейчас почему-то требовалось сидеть в самолете. По рации звучал знакомый голос. Гарри рассказывал про свою новую пассию. Что, мол, на ней то он точно жениться, лишь бы дожить до конца войны.
  
  А я думал о смерти. Желалось оформить ее как-нибудь красиво. Например, мне льстил случай героической гибели в бою. А что?! Красиво! Вне собственной воли, я стремился побыстрее отправиться к Анне. Уж там, на небесах мы точно будем вместе.
  
  Ральф, а именно так я именно свою винтокрылую машину, ожил. Я дал ему задачу вырулить на взлетную полосу. Наша эскадрилья готовилась к важному вылету, необходимо было отработать некоторые нюансы поведения в воздухе. Болтливого Гарри заткнул капитан. Спитфайер Гарри уже вовсю прорезал воздушное пространство над аэродромом. Финты выкручивать мой друг любит. В эти игры хочу вступить и я. Прибавка в скорости и моя грузная пчелка поднимается к небесам. Даже дух перехватывает. Как же приятно.
  
  А вы знаете, я для себя решил, что буду выполнять все поставленные перед мною задачи. Как скажет начальство, так и будет. Никакое задание мне не страшно. Я решил, что выискивать смерть не буду. Предпочту отдаться судьбе на воспитание. Хотя, если представиться поучаствовать в таране, то не откажусь. В этом будет смысл, смысл, непонятный для большинства, но ясный, как день, для меня.
  
  Фигура мертвая петля как нельзя подходит к моему душевному состоянию. Вот оно состояние. Еще. Держу штурвал на себя. Высота. Еще вверх. Слышу в рации: дурак, что ты творишь, немедленно прекрати! Зачем так высоко поднимаешься!
  
  Я испытываю Ральфа на крепость. И улыбаюсь. Потому что чувствую машину, сейчас она на пределе, еще чуть-чуть и она рассыплется в воздухе. Напряжение. Еще. Еще. Еще мгновение. Вот. Отпустить штурвал?! Тогда гибель. Неминуемая гибель. Отправиться в штопор? Нет, держу машину на контроле. А вот и земля под моей головой. Мой юркий самолетик всплыл брюхом вверх в воздушном океане. Пару секунд. Поди там на земле дыхание перехватило у многих наблюдателей. Еще и крестились и молились про себя.
  
  Выхожу из пике. Вновь земля там где она и должна быть. Люди на взлетной полосе, чего-то мне машут. А я продолжаю резвиться. Чую, что после этого полета меня точно посадят на губу. И тогда не видать участия в предстоящей миссии. Еще помашу крылышками зевакам. И хватит. Мой выход еще впереди. Терпения.
  
  Пусть следуют инструкции из рации. Командир должен быть уверенным в своих летчиках. Выстраиваемся в установленном порядке. Проверяем состояние техники. Выясняем неполадки, ведь предстоит не увеселительная воздушная прогулка. Получаем дополнительные указания.
  
  Мне почему-то показался этот вылет мгновением. Все быстро и слажено. Наверное, так и надо.
  
  Кстати, вашему слуге еще предстоит выслушать выговор после полета в присутствии всего нашего дружного полка. Так мне и надо. Задор, адреналин и одержимое стремление распрощаться с жизнью немного портят облик первоклассного британского летчика. Нужно пытаться хотя бы скрывать такие наклонности. Постараюсь.
  
  Мы рассаживаемся по скамейкам у стола, длинного-длинного. Над головой от малейшего дуновения или случайного прикосновения начинает судорожно плясать лампа. Время трапезничать. Нам положена каша. С мясом. В нашем-то деле требуются силы, да еще какие. О других гастрономических особенностях военной пищи я умолчу. Так будет лучше.
  
  Гарри садится напротив меня. Вид у него такой, словно он весь день ждал этого судьбоносного момента разговора со мной. Давай, Гарри, говори глупые вещи с умным видом.
  
  - А ты знаешь, чего я боюсь больше всего сейчас? - ох как тебя понесло дружище, давай-ка напугай меня еще каким-нибудь утверждением.
  
  - Нет, конечно. Ты никогда не распространялся насчет своих страхов, - молвил я словечко.
  
  - Я больше всего боюсь нашего вылета. Ох, меня интуиция не обманывает. Ведь я должен вернуться домой. Будет несправедливо, если я умру, - состояние Гарри можно было смело называть паникой.
  
  - Уймись. У нас боевая задача, вполне безопасная. Ну, сам посуди с чего вдруг мы погибнем?! Полетим на большой высоте, там нас не засекут. А если и так, то это произойдет только лишь при подлете к объекту, а там мы успеем сбросить бомбы. И налегке и налегке, - я поднимался настроение дружбану как мог, но совсем не оценил мой задор и сидел как бука.
  
  - Вот теперь у меня еще больше тревоги.
  
  - Я умру за тебя! Хорошо? - я и впрямь сказал такую дурную фразу, да еще и в присутствии остальной летной братии. Оглянуться на меня не поленилась вся команда. Осуждение читалось в глазах, чего уж говорить. Разговоры прекратились и все присутствовавшие уставились на меня.
  
  - Ты считаешь, что мне от этого станет лучше?! Если ты думаешь, что да, то ты мне не друг!
  
  Наш ребяческий разговор зашел в явный тупик, и мы отчаянно бились головой о стену. Долю благоразумия проявил я. Друга надо спасать, не только же девушкам впадать в истерику или депрессию?! Крепкий мужик сейчас уже готов зарыдать. Он нужен для задания, он должен быть в нормальном психологическом состоянии, подумалось мне. Я решаю сострунить дружка, так сказать, напомнить ему о том, что он все же принадлежит к мужскому племени:
  
  - Подай пример, заяви о себе! У тебя есть иной выбор? Я полагаю, что нет. И кстати, ребята привыкли видеть тебя сильным! Все всегда привыкли видеть тебя примером для остальных. Мы сочувствуем тебе, но давай без этих соплей, а?!
  
  Знаешь, читатель, а ведь я и сам своим словам не верил, а Гарри взял и поверил. Ну, правда. Сделал весьма и весьма удивленное лицо, затем с глаз его ушли накатывавшие было слезы и он, наконец, принялся за еду. Что ж меня можно поздравить. Я малой кровью успокоил друга.
  
  Чем же примечателен мой данный сон?! Очевидно тем, что вскоре (а время слишком уж летит незаметно) нам велели вновь выстроится, но уже на взлетной полосе.
  
  Капитан нас воодушевлял перед вылетом. Держал он крепкую боевую речь, а мы спали, стоя, с открытыми глазами.
  
  Я же посматривал на небо. Черное. Как смоль. И лишь огни факелов на земле. Это наша взлетная полоса. Уж сколько же уходило керосину на подсветку... Ну, да ладно. Я искоса изучал Гарри. Он стоял смирно с грустным лицом. Никакой мимики. Холодный, словно восковая фигура.
  
  Вот оно, еще одно открытие, я научился управлять своим сном. Даже нет, не так. Я научился выходить из него. Ну, чтобы мои боязливые мама и папа и друган Гарри не сошли с ума от моих долгоиграющих снов. Я бы на их месте, вел бы себя аналогично. Закрыл глаза, мысленно попрощавшись с моим боевым другом...
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  Хватит дурковать, пора начинать жить! Вот примерно такую установку сделал я. Этот удивительный вывод стал логическим звеном в моих путешествиях в моей реальности. Я мысленно пообещал себе, что теперь сделаю решительный шаг. Брошу все и буду с полгода ничего не делать.
  
  Наверное, такие умозаключения последовали после того, как я услышал от моего лечащего врача, что мне пора выписываться.
  
  Именно так и было. Обещание о том, что я заброшу работу, я не сдержал. По возвращению домой, я стал принимать клиентов у себя, прям в собственной спальне. Думаете это дикость?! Нет. На таком режиме конечно настаивал мой работодатель. Я его поддержал. Хотя особо не напрягался, да и то принимал уже известных мне клиентов.
  
  
  
  10 апреля 2011
  
  Назовем этот день - очередным праздником повстанца. Мне осточертели постоянные гости со своими проблемами. Я закончил прием. Тем самым вызвав гнев начальника. Ну и фиг с ним. Меня терзали куда более серьезные проблемы. Я продолжал ощущать себя одиночкой. А сны мои меня не спасали, даже в них моя разлюбезная исчезла, погибла.
  
  Помните же мою книжку "Путь одиночки". Очевидно, что стоило ее выбросить к чертям.
  
  Если вы выбрали путь одиночки, знайте, что, скорее всего, вы ошибаетесь в своих жизненных установках. Нет, я не осуждаю вас, просто последуйте моему примеру и выбросите эту гадость под названием "Мне хорошо одному" в мусорное ведро. Так будет лучше, намного лучше. Уж лучше я лишнюю минуту посмотрю на избранницу, нежели на страницы произведения недовольного жизнью писателя. М-да, где же эта самая избранница...
  
  Прекрасный день - я получил загранпаспорт. Спрашивается зачем... Хватит сидеть в этом холодном городе, в котором только и можно, что работать, пахать как папа Карло и не чувствовать продыху. Чем вам не рабство?! Узаконенное рабство и никак иначе. В моем сердце настоящий бунт на корабле. Гулять так, гулять. Тем более что здоровье мое мне преподнесло подарок - окреп я, а хворь отступила.
  
  
  
  20 апреля 2011.
  
  Я решил предпринять по возможности долгое и бесполезное путешествие. Так и родилась мысль улететь на остров Мадейра. Я много слышал об этом необычном месте на теле планета Земля! Температура круглый год - 23-25 градусов тепла. Остров вечной весны. Такое уж прозвище у этого безмятежного рая. Я бы назвал его островом вечного лета...
  
  Купил билет с чувством неуверенности в своих действиях. И когда же я заполучил этот пропуск в мир счастья, в голове моей словно тумблер переключился - отступать уже поздно. Тебя ждет радость и теплый берег со слепящим солнцем. Я уговорил себя в правильности выбранного решения.
  
  Видели бы как я собирался. Накидал в чемодан всякой всячины. Я так был занят своими мыслями. Что же предстояло увидеть в Португалии?! Скорее всего там лучше, чем я себе представляю, думал я. И был прав. Правда, самое главное случилось еще до прибытия...
  
  12.45 я уже сидел довольный в самолете. Место досталось хорошее. Мне нравится сидеть в середине салона бизнес класса с видом на крыло лайнера. А что? Мне правда нравится. Так я хоть вижу меньше, что творится внизу. И высота кажется не такой пугающей. Я ж боюсь высоты.
  
  Меня разморило, словно на пляже в самый зной. Странно, обычно я сижу в самолете, как на электрическом стуле...ну, да ладно...
  
  Самолет еще выруливал на взлетную полосу. Я отвлекался, смотрел, как суетятся особо нервные пассажиры, не знающие как же, наконец, запихнуть пухлые сумки в верхние багажные отсеки.
  
  Не знаю что, но что-то заставило меня вовремя повернуться к иллюминатору. Там была она, голубка монаха. С ней мне приходилось встречаться в самые ответственные моменты жизни. Я оторопел, завидев белесую спутницу моего бывшего клиента. Григория здесь не было. Я оторвался от наблюдения за крылатой гостьей, осмотрел еще раз салон аэробуса. Григория здесь точно было не сыскать.
  
  Мои метания нарушила соседка, напомнившая мне, что пора бы и не дергаться, а сидеть смирно. Мол, мы пошли на взлет...
  
  Я вновь крутанул голову в сторону иллюминатора. Григорьева подопечная испарилась. Вот и весь визит. Что это? Символ? Чего символ?
  
  Тогда я еще не мог понять к чему очередное ко мне внимание со стороны Григория.
  
  Роджер Фальц, он же глупец по жизни, даже нет, дуралей, так звучит более ярко, отправляется в никуда. Бросает работу... а работу я действительно запустил. Но вдруг повезет... я вернусь... будем считать, что у меня еще больничный... как-нибудь выкручусь... Я особо не переживал об этом. Я задремал... и это несмотря на то, что рядом со мной находилась еще и мамаша с маленьким крикливым ребенком.
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  Наш вылет с самого начала не задался. Движок хандрил у моего Ральфа. А у Гарри машина и вовсе финты выкручивала. Система подогрева орудий отказывалась работать. А это могло означать, что в бою Гарри не смог бы нормально стрелять, если бы вообще смог.
  
  Мы злились. К утру все было готово, не смотря ни на что.
  
  Словом "утро" мы привыкли называть первые признаки зарева, когда из-за горизонта пробираются первые лучи солнца и слегка озаряют черный саван неба. Звезды бледнеют, а то и вовсе исчезают, словно веснушки.
  
  Заводим наши драндулеты (это мы их так любя зовем! Сами мы уважаем этих юрких ястребов!). Боже как я люблю, когда покидаешь землю. Здесь на высоте так хорошо. Ты управляешь миром. Хочешь поменять небо и землю местами. Поворот. И вот оно чудо. А еще ты можешь раньше всех увидеть, как после сна пробуждается солнышко. Заспанное оно выбирается из постели и будто вспоминает, что нужно еще отправляться на работу и нехотя появляется из-за облаков. Все это прекрасно, несмотря на холод. И угрюмую белесую землю. В глазах слепит. Так отражаются лучи о снежные ковры, раскинувшиеся на тысячи километров.
  
  Одиночество и страх исчезают. Ты знаешь, что за спиной твоей летят такие же парни как и ты. Их не один или два. Нас как минимум с десяток. И мы ровным строем мчимся вверх, чтобы скрыться в облаках. Там на высоте наша эскадрилья может скрыться от возможных противников. Мессершмитты нас могут и достать. Но кто не рискует...
  
  Удара можно ожидать в любой момент. Мы начеку. Все же задача поставлена командованием перед нами не детская. Доставить горячие пирожки (бомбы) к аэродрому противника. Разведка донесла о появлении на базе немцев новых боевых единиц. Еще одна головная боль для нашего брата. Итак нас, на юге Англии, терроризируют и днем и ночью немцы. Только и успеваем отбиваться.
  
  Сейчас в рации молчание. Мы не переговариваемся. Да и о чем говорить. Летим в самое логово зверя. Заранее знаем, что не все вернемся... вот и молчим, будто уже друг друга оплакиваем.
  
  Я называю это время суток - день и ночь встретились.
  
  Следуем курсу. Самолет Гарри впереди. Он держится прямо за ведущим. Я чуть сзади.
  
  Мне мечталось, что в этот день будет безоблачно. Ошибался. Ну, ничего страшного, это не самое горестное. Главное, чтобы Гарри вернулся из боя, вернулся и капитан. Хм... затем я стал вспоминать всех подряд и выяснилось, что я единственный, кого никто не ждет, нет невесты, не говоря уже о детях.
  
  Если бы я мог попросить Бога оставить всех в живых, а он бы сказал, что один все же должен сложить голову за правое дело, я бы предложил свою кандидатуру, и не просто бы предложил, а настаивал. И я был бы прав. Ну, да ладно...
  
  Ральф рычал как надо. Тяжело нес на своих крыльях оружие массового убийства... Нашей задачей было уничтожить как можно больше самолетов на аэродрома противника, но там люди, много людей... они враги и этим все сказано.
  
  Мессеры явились из ниоткуда. Работали как безжалостные мясорубки. Машину Дейва облизал огонь мгновенно. Мы успели лишь увидеть как корпус спитфайера вспыхнул, словно солома... У Дейва дома осталась жена и дочь...
  
  Кто следующий? Преимущество было на стороне противника. Нам же еще предстояло сбросить груз. До цели оставалось еще совсем чуть-чуть пять минут лету.
  
  Я получил директиву как можно больше двигаться, не подставляться. И без вас знаю, подумалось мне. Приказ я принял.
  
  Я не долго горевал о судьбе Дейва. Кажется, моя пришла очередь становиться фейерверком в грустном не проснувшемся небе. Левое крыло стало мишенью номер один. Сначала одна пробоина, затем вторая, от третьей полыхнуло огнем. Самолет качнулся влево. Я усиленно пытался выровнять машину. Пулеметная очередь противника пришлась по моей кабине. Лишь чудом меня не задело. Стекло же сзади превратилось в крошку. Разгерметизация... Мне стало не хватать воздуха. Головокружение. Я попытался снизить высоту. Спикировал вниз. За мною последовал Гарри, стараясь отбить у меня с хвоста противника.
  
  Гонки за смертью начались. Моя машина дернулась вперед, словно что-то твердое врезалось в хвост. Я обернулся назад. Вместо хвоста болтался кусок обшивки. Совсем рядом ревел мессер, выплевывая очередную порцию пуль в мою сторону. Я ушел вправо.
  
  И тут противник встретился с Гарри. Лучше бы погиб я, когда меня подранили в крыло, тогда не было бы надобности мчатся другу за этим чертовым асом. Но Гарри сделал и как лев сражался с мессером. Мой же Ральф пыхтел, готовясь вот-вот отказаться работать.
  
  Я развернулся в сторону воздушной драки, несмотря на повреждения хвоста. В небе было не меньше пяти истребителей противника. И все они кусались, как стая голодных волков. Зазеваешься и откусят от тебя кусок пожирнее. Но мы держались. Как могли, так и справлялись. Я же боролся за жизнь своего воздушного корабля.
  
  Ральф разгорался не на шутку. Клубы черного дыма затмили весь обзор впереди. Я знал, где примерно находится аэродром и направил самолет прямо к цели. Благо, что за мною погони не наблюдалось.
  
  Гарри дрался, реагировал на любой поворот и разворот противника. Пике мессерам удавались на славу, попробуй, угонись. Нам же это по плечу, все же летчики класса А. Выучка что надо. Но даже она иногда не помогает и остается лишь полагаться на волю Бога.
  
  "Не вздумай нам помогать! Задача превыше всего! Не думай о нас!" - раздался голос в рации. Это был Гарри. - "Сбросить бомбы!".
  
  Я понял. Понял, что погиб наш капитан, и на себя командование взял Гарри.
  
  "Роджер, если ты меня слышишь, то... мы обязаны сделать, чтобы остальные жили, слышишь, жили!!!".
  
  "Я понял тебя, Гарри. Сейчас не время для философии, вернемся и поговорим по душам".
  
  Рация молчала. Небо озарилось ярким мандариновым огоньком и вновь потемнело. Гарри погиб... За ним последовал Стив, Майк... все.
  
  Я остался один и мне стало жутко страшно. Нет, не за себя. Я не мог подвести ребят. Чертов аэродром мелькнул перед взором тонкой серой полоской. Там на земле засуетились, забегали, как мураши, немцы.
  
  Я почти не чувствовал тело. Холод, дикий холод сковал ноги и туловище, руки еще двигались. А мне больше ничего и не требовалось... Я нажал ту самую злосчастную кнопку на штурвале и разрушительный подарочек устремился навстречу врагу. Конечно, этого было мало... Моих запасов не доставало, чтобы сделать миссию удачной.
  
  Мой хилый спитфайер развернулся (за что ему отдельное спасибо, это то при всех повреждениях!), чтобы сделать еще один визит на аэродром. Я мог лишь держать штурвал. Боже, как же больно!
  
  Весь организм пробрала неистовая боль. Тело трясло в страшной судороге. Я задыхался. Сердце замерло. Мои губы, покрывшиеся коркой льда, чуть шевельнулись - "это за всех нас!".
  
  Уцелевшие мессершмитты блистали, красовались последние секунды. Я прикрыл глаза и направил своего прохудившегося бойца Ральфа в самую гущу, скопление техники.
  
  "Миссия выполнена!".
  
  Затем была вспышка света. И боль мгновенно ушла. Стало хорошо.
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  Я пробудился. Все в том же кресле пассажира... Пробудился от голоса, такого и далекого (от того, что я его давно не слышал, очень давно, вечность!) и теплого.
  
  "Молодой человек, пристегните ремни".
  
  Я поднял голову. Мне улыбалась она... Она, она, она!!! Анна! Лучезарная улыбка и бездонные как море голубые глаза.
  
  Вот оно счастье. Теперь я уж это счастье не отпущу. А может это всего лишь иллюзия?! Сказывается былая травма?! Я обалдел при ее появлении, именно обалдел, и никак иначе.
  
  "Ради Вас, все что угодно!", - произнес я, чуть дыша. Дыхание у меня перехватило от волнения.
  
  "А Вы раньше не летали нашими авиалиниями? Просто мне кажется, что я Вас где-то видела? Я не могла Вас знать раньше?".
  
  "Мы с Вами знакомы, Вы даже не поверите как давно".
  
  Она вновь улыбнулась. Улыбнулась так, как улыбается твоя будущая девушка, жена...
  
  "Вы заинтриговали меня!" - сказала она, уходя по коридору и оглядываясь в мою сторону.
  
  Я, наконец, почувствовал себя счастливым, даже очень... Анна рядом. Чудо. Мне хотелось ей задать сотни вопросов, а затем часами слушать ее ответы. Но это будет потом...потом. Уж читатель поверь мне.
  
  Больше всего на свете моя глупая душёнка просила, чтобы стюардесса Аннет поведала о том, кто тот самый негодяй, что украл ее, даму моего сердца, из столь привычного мне магазина книг (как же мне было плохо, когда я не обнаружил эту самую девушку на ее рабочем месте! Больно. У меня перед взором стояло лицо этого самого бандита, который заглянул в книжную лавку и так нахально выкрал птичку-счастья!). Я обязательно получу ответ. И знаешь, мой терпеливый чтец, твой глупый Роджер узнает банальную правду, что сей господин, коего я считал разлучником, приходится Анне братом. Какой же я буду счастливый от этой новости! Терпения мне, терпения. Ведь пока я еще не знал ровным счетом ничего. Я еще в самолете. Анна время от времени появляется в салоне. Незнакомка, полунезнакомка, но это пока...
  
  Роджер Фальц (это я вновь о себе в третьем лице!), недотепа, взглянул в оконце еще раз. Грех не поизучать остров с высоты...
  
  Впритык к борту аэробуса летел маленький, словно хрупкая бабочка, одномоторник с бодрым и веселым летчиком Гарри. Я видел его лицо. Он тоже счастлив... Он показывал большой палец в знак одобрения и расплывался в улыбке. Заволокло туманом и резвый Гарри спрятался за облаком. Наш самолет пошел на посадку.
  
  Я прильнул к иллюминатору, пытаясь вновь высмотреть спитфайер, но тщетно...
  
  "Что Вы там ищите?! Вот сейчас сядем, и будет настоящая красота! Еще вспомните мои слова", - напомнила о себе моя соседка с ребенком.
  
  Она была права. Меня ожидала красота по имени Анна...
  
  Надо будет позвонить Гарри в Лондон, спросить, не видел ли он меня где-нибудь в своих иллюзиях... или в реальности... Мало ли...
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  Дневник я больше решил не вести. Записать все чудеса не удается. Они происходят и тут и там каждый день. Главное, чтобы в этом каждом дне была ОНА... А она уже есть.
  
  Прощай дневник! Прощай читатель, я верю в тебя и люблю!
  
  
  С уважением,
  
  Роджер Фальц,
  
  счастливый, беспросветный простофиля

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"