Пташкин Александр Сергеевич: другие произведения.

Заморье. Продолжение Главы 8. Часть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Последняя часть Главы 8.

  ***
  
   Город Белых Рыцарей - крайне необычное место. Жители его внешним миром не интересуются, не выезжают за пределы Сантала. Семей в привычном смысле не сыскать. Женщин и детей здесь повстречать редкость большая. Но если таковых завидели, знайте, скорее всего, это беженцы, что сорвались с насиженного места не по своей воле и теперь ищут приюта. Их накормят, обеспечат ночлегом и ничего не попросят взамен. Таков устав места, именуемого городом, хотя в действительности его-то и нет ни на одной карте Заморья. Что же это за град, в котором нет ни улиц, ни мощных каменных домов, а лишь старые прогнившие деревянные срубы, кои можно сосчитать на пальцах?! Видимо, однажды, кому-то из высокопоставленных тунеядцев, что именуются вельможами, вздумалось назвать поселение городом, находясь проездом в здешних краях. Так и приклеился нынешний статус. Повлиял ли этот факт на жизнь санталцев?! Конечно, нет. Молчаливые монахи возможно даже и не знали о таких новостях, лишь размеренно занимались домашними хозяйствами, много молились, лечили хворых. Действительно, время от времени в Сантал привозились из дальних областей прокаженные, измученные разными болезнями люди всех возрастов. Что уж делали такого эти санталцы, но любой недуг отступал, а на вопрос, как они творят такие чудеса, отвечали тоже вопросом: "А разве Бог может не помочь страждущему в трудную минуту"?
   О том, кто такие эти отшельники слагались легенды. Перечислить их всех - дело бесконечное, и к тому же - неблагодарное. Поэтому стоит упомянуть правду. Сантал стал местом притягательным вот по какому поводу. Сюда стали стекаться люди, истерзанные боями и задумавшиеся о спасении своей души. А то, было из-за чего. Сколько погубили хоть и мерзавцев, но все же живых существ. Пусть Бог теперь их рассудит.
   Поклялись санталцы более не вступать в сражения, лишь в случае крайней необходимости, при защите собственного живота или невинного и слабого, не способного постоять за себя. Благо таких моментов не случалось уже третью сотню лет и белые тоги бывших Рыцарей мирно рассекают местные просторы, давая надежду на вероятный мир в Заморье.
   Островок мира и спокойствия еще мог доживать свои дни, наслаждаться закатами и рассветами, пением райских птиц, коих водилось здесь превеликое множество. И без того мрачный мир погрузился в кромешную тьму, оставив небольшие островки псевдоблагополучия. Сантал теперь оставался единственным местом сопротивления людей, вурдуков с разношерстной сворой из троллей, гоблинов, оборотней, карков, доров и иной грязи, включая Аквиан, что ждал сладостного момента, чтобы собрать в одном месте публику, на которую он настроен своим создателем из топей. Что же касается остальных областей, где враг еще не трогал жителей и их мирную жизнь, так и этому была своя причина - зачем же трогать слабых? Их всегда можно будет раздавить мощной машиной под названием Фрилово войско, даже сопротивления не окажут.
   Мудрость санталцев не под силу понять обычному жителю Заморья, ибо это совсем иные существа, продумывающие любые действия на десять шагов вперед. Кому, как ни им решать судьбу ослабших в боях рас, что спасаются бегством и ищут крепкие стены способные сдержать натиск врага.
   Кто бы мог подумать, что монахи из Сантала умудрятся предусмотреть и вариант ведения боя в своих пенатах. Для чего с помощью вездесущей магии вечный старик Трубур - глава поселения и самый пожилой житель Сантала, еще загодя приказал строить мощный замок, невидимый в мирное время и вырастающий на месте хилых избушек, словно гриб после дождя, в период войны. Так, камень за камнем, вперемешку с бетоном и магией, и выросло чудо архитектуры с крепкими стенами, рвом. С оружием тоже не было проблем. Беженцы из Аля нагнали диковинные штуковины, что звались по-странному: твирдоны (летательные аппараты с лазерными пушками. Таковых технических агрегатов было наперечет. Управлялись с ними с трудом, ибо былое знание о таких машинах кануло в лето, а создавать новые экземпляры стало невозможным мероприятием из-за утери должных знаний), вахтары (сверхпрочные двуручные мечи со способностью изменять конфигурацию в зависимости от поставленных задач), троны (комбинезоны, защищающие от холодного оружия). Место хватило для всякой чуши, коей не умели пользоваться, а посему смотрели жители Сантала с опаской на чудо изобретения. Так и валялись вполне полезные вещи одной грудой хлама!
   И зашумит город, и хлынет волна чужеземцев, желающих найти путь спасения от расползающейся заразы. Вездесущая паника будет потом.
   Всей этой суматохе предшествовал приход в Сантал отряда во главе с Виром и Арселом. Юля травил анекдоты - никто, во всяком случае, ему это не запрещал. Бесполезно. Скажешь ему: замолчи, так он еще больше начинает балаболить, как тамада на свадьбе.
   День-деньской радовал глаз, солнышко улыбалось, а вместе с ним и Юля лыбился и все подкидывал шутки в драконьем стиле. Попутный ветерок домчал компанию на рандеву с монахами к полудню. Виру предстоял болезненный процесс превращения в человека. Спять вновь подкинула заклинание, коим маг воспользовался незамедлительно, как только отряд приземлился на холме по соседству с городищем, так что в Сантал волшебник вступил не на своих двоих, в беспамятстве. Верный друг, Данк, нес его, как бревно на плече.
   Теплым прием назвать никак не получалось. Путники явно ожидали, что ими хоть кто-то заинтересуется, но надеждам суждено было ровным рядком улечься в долгий ящик. Конечно, здесь было к кому обратиться, но сами же санталцы умудрялись величаво ходить по округе в излюбленной одежде, тогах, с высоко задранным носом.
   Безразличие всегда бесило Юлю и Арсела, а посему ожидать от них возгласа наподобие бури можно было в любую секунду.
   - Многоуважаемый, вы не подскажете, где тут у вас..., - мирно шедший монах прошагал мимо, не бросив взгляд на визитеров, так что Данк не успел задать вопрос. Отрешенность местной публики тут же взорвала вулкан недоумения. Арсел принялся лаяться, правда, не понятно с кем, весь монолог походил на разговор с самим собой:
   - Я, конечно, не властелин мира, но когда мое терпение заканчивается, то ждите чего-нибудь, да пострашнее. Разнесу вам тут все в клочья. Хотя чего тут разносить? Живете в каком-то поросятнике! - очевидно последняя фраза удалась, ибо доселе безразличные санталцы, что находились в относительной близости от отряда, тут же обернулись, чтобы посмотреть на наглеца, выкрикивающего непристойности.
   Приглянулся Данк им или нет, но к месту, что зовется громко Санталом, способным уместиться на клочке земли размером со скромную полянку, подоспело настоящее чудо ростом с восьмилетнего мальчишки с пухлым телосложением, лысенькой головкой (а здесь все украшали свой череп отполированной поверхностью, так чтобы не было ни волосинки). Как ни странно, но ни у кого вид этого вполне веселого существа с человеческими чертами лица не вызвал ровным счетом никаких эмоций. Усталость брала свое. Хотелось забыться. Поесть. Нет, в ином порядке - поесть, забыться и погрузиться в сладостный сон дня так на три. Такие мысли были сейчас у каждого с оговоркой на определенные нюансы. Сару задача набить желудок мало интересовала, ей бы вполне хватило крепкого объятия Вира, чтобы почувствовать себя маленькой девочкой в компании настоящего, могущественного мага. Юлька помечтал бы о самой прелестной драконихе, что слывет эталоном красоты во всем Заморье и зовут ее Дитриха. Ох, и стерва же. Мужиков за драконов не считает, уж какие принцы к ней не сватались, а все попусту, отшивает всех, даже не смотрит на богатства, которые ей кидают к ногам (скорее к лапам!). Ну, да, ладно о ней. Юлька почему-то даже и мысли не допускает, что принцесса из далеких земель может указать ему на дверь. Умница! Так и надо. Дракону и порезвиться бы не помешало, а посему Юлька еще и устроит гонки за овечками. Любимое пристрастие, куда без него. Чудила выбирает момент, пока нерадивый пастух дремлет, и бросается на бедных зверушек. Вот так и остается обожженное после охоты поле и крепко спящий пастух с удивленным "акцентом" на лице. Вир для начала захочет сделать мир еще немного счастливее, построит за считанные часы дома для бедных, накормит продуктами, Спять ведь знает и такое заклинание, а там, глядишь, и обживутся на новых местах беженцы. И только потом личная жизнь... а как иначе?! Ведь настоящего волшебника, прознавшего вкус к магии, не остановить! Что же касается Данка, то он определенно бы врыл в землю Аверх в знак окончания кровопролития, и постарался бы хотя бы первый мирный вечер провести с Урсулой, а потом... дрых бы, как тетеря сущую малость, недели две - не меньше...а вот когда бы пришло время определяться с тем, что дальше делать в жизни, то уже твердо бы решил не ступать на кривую дорожку, отступать от закона, как бы он сказал своему отпрыску: ай-ай-ай! Будущему еще предстояло свершиться, а сейчас отряду приходилось выслушивать толстяка с наивным детским веснушчатым лицом и маленькими синими, как голубика, глазками.
   - Вас ждали. Ветра принесли нам весточку о том, что вы к нам пожалуете. Трубур нашептал нам, что вы придете не просто так - с силой, - чудак заглянул за спину Виру и, не обнаружив настоящей роты солдат, сник. - Я погляжу, вы без особого сопровождения, только Трубуру ясно, что за мощь с вами.
   Человечек мялся - ему явно было что сказать, но вместо того, чтобы глаголить, он лишь водил глазками от одного гостя к другому, как будто пересчитывал каждого. Отряд стоял по стойке смирно, и даже Юля не трепыхался в известном ему стиле всеразрушителя.
   И все же здесь было спокойно. Такого ощущения уже давно не возможно ощутить в иных областях Заморья. Гнев, агрессия растворяются и на сердце странное блаженство, будто ты уже и сам здесь один из братьев и ведешь каждодневную рутинную работу.
   Состояние нирваны развеялось, когда поблизости, по левую руку от чужаков, скрипнула дверца покосившейся под действием временем избы. Можно было сказать, что и рядом дом выглядел не лучшим образом, но этот уж совсем на ладан дышал, и готов было уже рухнуть от собственной тяжести. Бревна совсем выцвели и теперь старились вместе с хозяином, превращаясь в труху.
   Сам босс эдакой ретро виллы предстал перед народом спустя десятиминутную разминку по выходу из собственной землянки. Старенький все же. Уже у самой тропы к хижине Трубура стал собираться люд. Нет, шума отродясь здесь не услышишь. Пришли, встали с лицами в стиле "у нас здесь поминки" и вздумали слушать санталцы. Старый маг, коему лет двести одними пятницами, размял косточки, сделав пару шагов поодаль от места своей постоянной дислокации. Затем крякнул старейшина, что собственно означало "подайте мне подушечку под нижнее полушарие мозга, да помягче". Не без помощи слуг высшая персона Сантала уселась в кресло, а пухлый вертихвост, что с рьяным желанием встречал гостей, запрятался за спиной Трубура. О чем Юля заметил вслух, чтобы попутно и самому толстячку стало обидно немножко:
   - Вот шкура, виляет меж людьми как поросячий хвост!
   - Не суди его. Еще полон он страхов, ибо пришел из стран, похожих на ваши, где правит монета и некие царьки. Пройдет время и он станет одним из нас, таким же спокойным и знающим вселенскую истину, - "атлет" бодро изъяснялся несмотря на возраст. Крахмальная накидка до самого пола придавала старцу пущей таинственности. Тканей на сие одеяние потратить пришлось немало, ибо был Трубур росту под два метра, да еще и худобой не страдал.
   - Простите нас. Возможно, мы оскорбили Вас глупыми высказываниями, я обещаю, это не повторится, - убеждать-то Вир умел, ибо после извинений старый маг улыбнулся, как это делают пожилые мудрые люди, скривив снисходительно губы.
   - Ничего страшного, мы вам обязательно поможем обрести мир и гармонию с самими собой. На это потребуется время, - Трубур неожиданно смолк, оставив слушателей ждать.
   Трубур был слеп. Встреча с Фрилом редко для кого-либо обходится без последствий. Когда-то этот хрупкий старик представлял настоящую опасность для темного мира. В одиночку мало кто решался встать на тропу войны с целой армадой из нечисти во главе с монстром, незнающим пощады. Но главный светлый волшебник Заморья должен был хотя бы раз испытать судьбу, авось она и повернется к нему лицом. Не свершилось. Не переметнувшийся ни при каких обстоятельствах на темную сторону маг дрался, как лев.
   Санталцы считают, что Трубур еще легко отделался, как-никак жив остался. Тем более темная энергия его все же не поработила, он так же мог продолжать творить добро, а вот очи его более не лицезреют плодов магических стараний. А он и не унывает. Еще придет день суда над темной стороной уставшего от сражений, кровопролитий мира, во всяком случае, в это верится верховному магу света... как уж тут не поверить.
   - Час нам жить еще в спокойствии. Сюда, сорвавшись со всех пределов Заморья, мчатся норные гоблины, что решили поучаствовать в новом переделе мира, жалости от них ждать не стоит, как и от оборотней всех мастей. Тролли заполонили наши исконные земли, города в руинах, нет теперь места на лице нашей родины, где бы можно было бы накрыться одеялом и выкинуть из головы те ужасы, которые свалились к нам на голову. Темная лапа Фрила теперь не отпустит нас пока не додушит последний оплот сопротивления. Мы с вами одни и никто не придет к нам на помощь! Мы можем помочь только сами себе! - Трубур говорил четко и даже умудрялся переходить на повышенный тон, чтобы воодушевить толпу. Народ отвечал громким "ура". Пестрое же здесь было собрание - беженцы, освоившиеся здесь, еще не прошли процесс пострига в монахи, а посему еще рассекали с шевелюрой на голове. Здесь нашлось место и истинным воинам, что так долго молились за спасение своей души и теперь должны были выйти вновь на бой. Бегали меж ног и совсем маленькие дети из рода вурдуков и людей, играли в войнушку и не знали о том, что грядет настоящий хаос, от которого устали люди и вурдуки бежать. Наступало время, когда не хотелось отворачиваться от врага и бежать без оглядки. Нет, пришел момент отчаяния, безысходности и неожиданной отваги, людям и вурдукам возжелалось умереть с высоко поднятой головой.
   - Нам бежать больше некуда, но и здесь нас ждет верная гибель, как нам защищаться? - выступил вперед Данк, поправляя за поясом Аверх.
   - Вопрос вполне ожидаемый, - Трубур вновь смолк. Санталцы, как один, прикрыли глаза. Народ, мгновенно набежавший на встречу с чужаками, затих. Вир с Арселом успели переглянуться, прежде чем земля под ногами не вспучилась и не стала в мгновение ока вздыматься волнами. Небо закачалось, совершило сальто, вскружила голову. Ослепительное солнце кинуло яркий луч прямо в глаза, а неведомая сила, ухватив, словно песчинку, потащила за собой вверх. В уши бил дикий шум скрежета, земля и воздух смешались в единое целое. Природное бешенство длилось сущие секунды, а затем стихии унялись. Рассеялась песчаная буря, которая лишь вступила в силу.
   Перед взором предстал настоящий Сантал, каким его знает каждый ребенок Заморья по легендам, сказаниям, преданиям. Самый мощный замок, отстроенный когда-либо рукой мага. Стометровые стены цвета золота, мерцающие в свете солнца - символа жизни. И лишь специалистам известно, что за этим укреплением следует еще одна восьмидесятиметровая каменная защита, а на дозоре те самые рыцари, что не ищут войны, но у них всегда под рукой верный арбалет. На страже порядка сотня твирдонов, искусно спрятанных в мирное время Трубуром, с патрулем из беженцев, вооруженных пулеметами. Благо, что боеприпасов понавезли сюда в избытке.
   Настало время прятать по подвалам каменной махины детей и женщин. Нижний уровень замка как раз подходил как нельзя кстати. Здесь находился один большой зал, где устроили с незапамятных времен хранилище съестного, а напиться воды можно было прямо из ручья, что тек под стенами Сантала, наполняя глубокий колодец. Хватало света, что падал из специальных выемок в стенах, к тому же Трубур запасливо приготовил здесь и изрядное количество свечей.
   Какая же оказалась сумбурная встреча, ведь я не сказал ни слова о себе санталцам. Не объяснил я и о то, кто мы. Нас приняли просто, как своих. И я уже стою на стенах в ожидании врага. Рядом со мной все те, кого бы я хотел видеть в последние свои часы жизни. Сара, последняя из рода мирцев, рвущаяся, как стрела в бой, и друг, будущий сверхмаг. Он не отступит, и будет драться вместе с вурдуком плечом к плечу. Наша пушка ближнего и дальнего действия, Юля, сделает все, как надо, вот так настоящая скала. Нет рядом тебя, моя любимая! Я буду драться отчаянно, и возможно мне повезет, и я погибну и тогда мы с тобой встретимся, ты только подожди чуть-чуть, я ведь должен помочь друзьям! Им-то еще жить и жить... вернее... я хочу, чтобы они жили. Сара и Вир еще народят кучу детей! А Юлька покорит сердце запропастившейся куда-то Дитрихи! Я верю, что все это будет! А для этого я должен постараться, как никогда! Надеюсь, ты меня слышишь, любимая!
   Минуты летели быстро, как в песочных часах. В прошлое уходили радости и печаль, началось новое время. И быть ли людям и вурдукам на карте мира - зависело от них самих. Гревшее полуденное солнце спряталось за налетевшими темными тучами, и Сантал погрузился во тьму. Раскинувшийся на сотни тысяч километров лес вокруг крепости замер. Птицы, кои водилось здесь в избытке, молчали. Возможно чувствуя беду, они подались отсюда подальше. Горизонт наполнился клубами черного дыма. Зачинался пожар.
   С запада, востока, юга, севера в бешеном порыве летели карки, доры, шли строем безжалостные тролли, гоблины, испепеляя все на своем пути. Оборотни, обратившись в клыкастых псов, летели пулей, принюхиваясь к светлым воинам из Сантала, кои считались в рационе перевертышей деликатесом. Польстившиеся благами темного мира люди целых королевств, чьи цари присягнули темному владыке, тоже взялись за копья и мечи и двинулись, вместе с нечистью, к последнему оплоту сопротивления светлых сердцем и душой.
   Вековые леса захватил цепкими лапами огонь и разнесся по всей округе, как паутина, сжигая все на своем пути.
   Блуждавший по округам Аквиан настроился благодаря Фрилу на цитадель. Магия верховного тролля подбиралась к обладателю Кама совсем близко. Взрывчатки у монстра находилось в утробе предостаточно, а скоростные данные позволяли пересекать целые континенты за пару часов. Накапливавший энергию благодаря убитым людям и вурдукам гигантский куб отбирал души, питался их силой и не отпускал. Как бы многим сейчас хотелось изничтожить его в дребезги, высвободить души родных и близких, не знающих успокоения. У сантальцев и гостей крепости представится случай, хотя бы использовать мизерный шанс сразиться с этим чудовищем. Их встреча уже неизбежна.
   Не всем женщинам города предстояло отсиживаться в катакомбах. Сара отказывалась даже думать о том, чтобы спрятаться. О, как сейчас переживал за нее Вир. Потерять любимую во второй раз - перебор. Пережить те же самые чувства не пожелаешь и врагу. Уговоры не помогли. Мирка стояла на своем. Ей так хотелось поскорей закончить со всем этим хаосом и вернуться к мирной жизни. Вполне возможно, что она была единственной, кто позволял себе так думать. Пессимизм проникал в сердца последних воинов света. Ведь так сильна эта чертова армада, что, как грязь, сочится из вездесущих дыр.
   Данк посматривал грустным взглядом на Вира и Сару. Если бы в его силах было унести с собой эту влюбленную парочку, да подальше от войны, он бы обязательно это сделал, а если бы потребовалось еще и пожертвовать жизнью, он сделал бы такой смелый шаг, не задумываясь.
   Юлю совершенно не просили отправляться в разведывательный полет - лишь успели приметить, как блеснули в полумраке крылья исполина. Как стал дорог этот безрассудный дракон, как с трепетом ожидал его отряд и как же всматривались в его глаза друзья, несмотря на плохие новости, наслаждаясь последними минутами общения.
   - Вы даже не представляете насколько их там много. Еще пока не видно доров и карков. Пока видны рослые тролли, братья по разуму - гоблины, и самое страшное, что там много людей, - запыхавшись, рассказывал крылатый.
   - А как ты хотел, люди - своеобразные существа, - дополнил Вир.
   Данк не стал говорить о том, что среди вурдуков никто никогда бы не решился сражаться за псевдоценности с миром темных. Люди просто другие внутри и не стоит их сравнивать с кем-то, уж любят эти создания совершать серьезные ошибки.
   - Удивителен огонь, что сжигает Вечный Лес. Какой-то он уж быстрый. За считанные секунды испепеляет мощные дубы, - Юля был явно под впечатлением увиденного, глаза горели безумством и страхом перед предстоящим сражением.
   - У этих тварей чего только сейчас нет. Сила, которую не остановить, а если и остановим, то это будет великое чудо, - Сара поправила задравшийся на руке браслет Спять, пылавший ярко, как никогда.
   - Неужели все это ради того, чтобы обладать Камом? - Арсел если и спрашивал, то лишь с сожалением в голосе и полным разочарования тоном.
   - Нет, друг мой, может, когда-то это и была идея-фикс, то теперь, тьма, почувствовав вседозволенность, рвется все дальше и дальше, чтобы заполнить все возможные границы мира. Безумство не знает предела. А все эти полчища, что полны ненависти находятся под действием заклинаний, и от этого их тоже жалко. Как же их остановить?! - не то спрашивал, не то уговаривал себя поверить Вир.
   - Ты уверен, что они лишь под действием чар? - на лице Юли впервые за долгое время можно было читать грусть, глубокую, надрывную грусть. Еще чуть-чуть и дракон готов был разрыдаться.
   - Не знаю-не знаю! - Вир отвернулся от змея в сторону пылавшего огнем горизонта, чтобы и самому не впасть в упадническое состояние.
   - Что ты собираешься делать с Камом? - о присутствии Трубура на время позабыли. Он тут же задался вопросом, на который ждал только один, верный ответ.
   - Выбор не богат. Оставлю при себе, значит, могу повернуть судьбу по определенному вектору. Кто знает, сколько тех, кто примкнул к темному царю, каков будет дисбаланс сил. Может, прибрав к себе Кам, я фактически дарю победу Фрилу?! А если оставлю, то могут погибнуть абсолютно все. Если честно, то у меня каша в голове. Как поступить? - Вир, как ребенок, ждал теперь подсказки или хотя бы приказа. Боже, как же ему надоело тянуть все на себе, как бы ему сейчас хотелось, чтобы ответственность, хотя бы отчасти, досталась еще кому-нибудь.
   - А может, он никому не должен достаться? - пронзительный взгляд Данка испепелял, заставлял принять судьбоносное решение немедленно. Этот вопрос скорее походил на призыв: будь мужиком, хватит сомневаться по мелочам, поступи правильно, чтобы потом никто тебя не корил и в первую очередь ты сам.
   - Я понял тебя, - слов друга было достаточно, чтобы оставить Кам в замке, в глубоком колодце, откуда жителям замка предстояло брать воду.
   От Трубура маг получил нужное к времени наставление по возвращению к стенам крепости:
   - Ты - молодец. Только Богу известно кому стоит жить на этом белом свете. И никакие ухищрения не помогут в борьбе с темными душой. Ты правильно сделал, что дал Каму спокойно лежать без дела. Бог учил вас не пользоваться таким вещами, и вы прошли этот урок. А в бою победит тот, кто хочет в этом мире созидать. Не было еще момента в истории, когда бы темная магия одержала бы верх. Бог не позволит, - Трубур, изначально напутствуя Вира, обратился ко всем воинам, высыпавшим на укрепления, площадь замка, стражникам на настенных сторожевых башнях, ко всем, кто вышел обороняться с оружием. - Не трусьте! На вашей стороне правда! Не вы пришли, чтобы разорять деревни, убивать ваших детей, жен! А значит, не вам расплачиваться за беззаконие, что творится вокруг! Даже сейчас вы не идете, чтобы убивать, вы всего лишь защищаетесь! Бог с нами!
   И так желалось воздеть руки к небесам в истошном призыве, но за меня сделала толпа! Этот вопль оглушил даже меня! И только сейчас я стал понимать, что я не один в противостоянии. Трубур оказался к месту. Он умеет проникать в сердца, выворачивать всю душу наизнанку и оставлять лишь самое главное. Кажется, он воспитывает лучшие качества в нас. Стоит признать, что у него это получается наилучшим образом. Ибо хочется идти вперед! Но сейчас бы выстоять, не говоря уже о том, чтобы гнать врага прочь! Мне некуда идти! В руке Аверх, которому так не терпится блеснуть лезвием и устремиться в бой!
   Толпа отозвалась на призывы Трубура. Старик остался довольным. Почтенному магу только это и надо было, чтобы почувствовать, как вновь организм набирает силу, а природный инстинкт, помноженный на волшебство, приводит тело в должное состояние бодрости. Санталец не собирался тихо отсиживаться в подвалах, пока его жители гибнут за правое дело. Он больше не садился на свой трон. Сгорбленная доселе спина выпрямилась по струнке, в глазах заиграл блеск молодца. О возрасте напоминали лишь седые брови, да морщинистое лицо.
   Темное облако вдали и резвое пламя, стремительно поглощавшее лес, не медлили с приближением. К темным легионам, стремительно преодолевавшим километр за километром за считанные минуты, вскоре присоединились доры и карки, коих уже можно было лицезреть невооруженным глазом. А, значит, встречи с врагом стоило уже ждать, вынув из ножен оружие.
   Можно без особых усилий представить, что творилось в душах защитников крепости. Благо, что Трубур воодушевлял, разглагольствовал о том, что Сантал - это большой кулак, который обязательно даст отпор мрази, что вливалась в стремительный поток. Его остановить можно было лишь одним способом - показать силу оружия. Гонцы с мирной грамотой тут уже не помогут.
   На оборону выдвинулись твирдоны. Зашумели хитроумные машины, взревели и ушли за границы Сантала, чтобы ослабить и без того сильное напористое войско Фрила. Устремились за ними и уцелевшие за долгий период мытарства по Заморью драконы. О нелегкой судьбе драконов можно судить еще по тому факту, что за ними велась долгая охота со стороны доров. Некогда сильное племя превратилось в десяток опаленных войной собратьев. Хотя, Юля, время от времени, проговаривался - у него же всегда язык чешется, чтобы рассказать секрет. Видите ли, есть одно укромное место, где детеныши и самки могут находиться в относительной безопасности. Зная о возможностях темных сил навострить уши в нужный момент, маг Вир и воин Арсел, несмотря на весь интерес к вопросу, остановили летающего змея в разъяснениях:
   - Оставим разговор до лучших времен. Мы еще все вместе рванем к твоему жутко таинственному месту, и ты нас познакомишь с каждым крылатым! - вот именно так оборвал повествование Вир, что очень не нравилось Юле. Он даже фыркнул, как взрослый кит. Да еще Арсел подбавил керосинчику в огонь:
   - О чем там говорить, сидят где-нибудь в горах. Готов даже поспорить, что найду их за один день. Фантазии-то у вашего брата особо нету, - на такое оскорбление было грех не отреагировать. Огнедышащий может даже, подпалил бы мягкое место, но клич к отлету в стан врага отвлек кожистую махину.
   В мгновение ока вырвались в свободный полет величественные змеевоины. Взревели машины, черные летающие ящики с мощными пушками - твирдоны. Арсел занял достойное место на хребте Юли. Вир примкнул к техникам из Аля - все же надо было когда-то побывать внутри твирдона, тем более что вакантное место как будто звало: "Для тебя"!
   Саре досталось задание не по душе - оставаться в Сантале. Удивительно, но приказу от Вира девушка вздумала следовать. Бешеный характер унимался при одном только спокойном голосе мага.
  
   ***
  
   Куда мы летим?! Что впереди? Когда закончится этот беспросветный хаос? Лучше бы я оставался простым вором, чем кромсать плоть. Чем я лучше палача?! Теперь меня зовут настоящим воином, достоин ли я такого звания? В любом случае, я грешу. Раньше обкрадывал, правда, богатых. Но, Боже, ты знаешь, что это тоже прегрешение - брать у кого-то что-либо. А здесь я отбираю жизни. Понимаешь?! Разве я имею право судить? Мы считаем этим существ варварами, и они нас не щадят. Я хочу спрятаться, словно юнец, куда-нибудь в чулан, чтобы меня никто не видел, закрыть глаза и прикрыть уши ладонями, и укрыться в углу, и ждать, ждать, ждать, когда минует опасность). Я слабый??? Если да, то дай сил! Не ради себя прошу, хочу быть твоим мечом, карающим по справедливости!
   О, как не верилось Арселу в мистические знаки, но на сей раз отпираться было бесполезно. За спиной повеяло холодком, а через мгновение на плече блистала знакомая рука Аутараникса - искусного кузнеца из Даршира, заключившего самого себя в Аверх. Гость присел позади и более не дотрагивался до воодушевленного вурдука. На драконе, что рвался вперед ракетой, хватало места.
   В небе блеснула не редкая в Заморье молния. Ночь - подруга зла, затянула небеса темной вуалью, а теплое летнее предвечерье сменилось промозглым зимним полуночным холодом. Не заставил себя ждать и снег - крепкий, слепящий, сопровождаемый пронизывающим ветром.
   Вира ждали новые впечатления. Если до селе ему приходилось самому руководить, вести вперед, то теперь он был гостем на чужом корабле. Волшебник сидел скромно в отсеке, где ему составляли компанию еще двое уж очень серьезных индивидуума в черных техничках, возившихся с пулеметной установкой. Королю, хотя и бывшему, здесь не отдавали честь и принимали за нежелательного визитера. Чего этому дураку не сиделось с остальными в замке? В кабине летающего клокочущего монстра мирно переговаривались летчики.
   Как будто и не происходит ничего страшного. Эти люди еще не сознают, что нас ждет дальше. Все так, как если бы они совершали незатейливый тренировочный полет, а через два часа будет перерыв на обед, ужин или полдник. А может, они самонадеянны?! Или хорошо скрывают свой страх? Если прячутся под маской беззаботности? Тогда они настоящие бойцы. Можно было бы даже им позавидовать. Нет во мне такой уверенности и я, скорее всего, выдаю своим видом этот факт. Наверное, стоит признаться перед самим собой - мне есть, что терять. Любимая осталась там, меня уносят от нее все дальше и дальше. Мне надоело ее терять! Я всегда от нее улетаю, убегаю, ухожу или то же самое делать она. Мы все время в мешанине и нет времени сказать простые слова: я тебя люблю! Всего три слова! Хотя мы мысленно признались в чувствах друг другу сотню раз. И пусть говорят, что женщины любят ушами, это не правда. Мужчины тоже хотят слышать эти незамысловатые слова. И как же она смотрела на меня! Какие глаза! Разве есть на свете еще более добрые, бездонные очи?! Нет! И я обязан вернуться, и вернуться с победой!
   Твирдон качнулся, словно гонимая шумными водами лодка, прервав мысли влюбленного волшебника. Скоростная машина домчала до своры нечисти, которая подбиралась и по суше и по воздуху. Пулемет застрекотал, как обезумевшая куча саранчи. Завопили, как шавки, спутники Вира, отдавая другу другу приказы, не забывая источать все известные им ругательства в сторону злой силы. Проклятия за проклятием сыпались также мощно и бесконечно, как и всполохи мирликийского огня, так и норовившего разрушить взметнувшийся слегка ввысь корабль. Маг лишь и успел схватиться за поручень. Твирдон завалился набок, грозя выкинуть из себя всех пассажиров. Пулеметчики успели зафиксироваться у сидений. Вир теперь, словно маятник, повторял движения за потерявшим контроль аппаратом, болтаясь вне машины. Шквал огня только усиливался, а штурман лишь и успевал уводить летающую пулеметную установку из стороны в сторону.
   Подъем вверх на какое-то мгновение казался самым идеальным решением проблемы. От группы доров можно было уйти, поднявшись на высоту. Именно в этот день мирликийцы решили изменить своим традициям и проследовать за столь уязвимым объектом.
   Вир все же смог найти точку опоры, заскочив обратно в летательный аппарат.
   Черт, мы же пришли остановить этих сволочей. А сами бежим, как трусливые дворняги.
   Спять молчала. А значит, соглашалась. С десяток доров теперь стрелой летели на поражение.
   Разворачивай! Куда ты летишь?! - пилоты молчали, не считая необходимым консультироваться с отрепьем. Твирдон рвался к облакам, чтобы спрятаться, переждать. Пулеметчики все же успевали всаживать пули в настырных доров, что выбивались из общей преследовавшей толпы. Один. Второй. Третий. Огнем отвечали доры.
   До облаков оставались считанные метры. Машина вновь встряхнулась, как будто в двигатель попала птица. Пламя настигло, попало в яблочко. Железная махина на мгновение застыла в воздухе, а затем камнем устремилась вниз.
   Разгерметизировалась кабина пилотов. В боковое стекло последовала еще одна порция огня, а затем вонзились острые клыки, проткнув насквозь штурмана и основного летчика.
   Доры игрались, потрепывая твирдон из стороны в сторону. Не удержался и вылетел с визгом, как на катапульте, один из пулеметчиков.
   Вновь о себе дала знать Спять. На этот раз в ухе не звенели нарочитые фразы. Нет. На запястье замерцал браслет. Попривыкся Вир к этой штуковине. Боли она теперь не причиняла.
   Корабль рассыпался на части. Болтался без дела пулемет. Лобовое стекло разлетелось на мелкие обломки. И теперь можно было увидеть довольную морду одного из мирликийцев. Леталка устремилась в пике, потянув за собой волшебника.
   Думай, голова, думай! Какое заклинание нужно?! Почему ты молчишь дух, когда так нужен? Отзовись!!!
   Спять хранила молчание. Браслет же мерцал в ночи, словно маяк.
   Ну же! Сосредоточься! Падение не случится!!! Я не разобьюсь!
   Заслышалась мольба о спасении со стороны пулеметчика. Совсем мальчишка. Лет может двадцать пять. Рыжий, с веснушками на всем лице. Заунывная речь его длилась недолго. Очередной толчок в груду метала. Маг и успел лишь увидеть, как острые клыки летающего монстра впиваются в плоть парня. Спустя мгновение волшебника, в полном смятении, оставил и этот последний союзник. Шустрый хищник унес в небытие такого юного и беззащитного.
   Куда подевались остальные? Неужто такой же конец ожидает и их?!
   Из уст королевича сорвались слова молитвы о спасении. Руку обожгла Спять. Браслет вздумал впиться в запястье с еще пущей силой. Вир не унимался и продолжал обращение к Всевышнему. Никогда он еще не доверял этим словам, а будучи царьком никогда и не вспоминал о них, а если и вспоминал то с юмором. Сейчас же творилось настоящее чудо, в голове пробегало слово за словом из священного писания. И чем больше он говорил, тем больше мутился разум, и он вот-вот готов был расцепиться от балок твирдона и выпорхнуть, словно птица, навстречу погибели.
   Помятая консервная банка закрутилась юлой и устремилась в последний полет до земли. Уже унялись доры, оставив в покое измученную железяку, и отправились добивать еще здравствующих.
   Странная природа человеческая. Не желается идти легким путем. Нужна дорожка поизвилистей. Заклинаний на превращения целая кипа - лишь вынырни из обреченного твирдона и ты уже дракон, но нет.
   Вир сражался за право решать самому, что делать. Продавать душу магии совсем не хотелось. Хватит - напробовался. Вир сам перед собой решил дилемму. Кому подчиняться и перед кем предстать после смерти.
   Лишь Бог и только он, а все остальное от лукавого! Он может намного больше, чем самый могущественный волшебник!
   Перед взором, там, внизу, замелькали толпы троллей, что с перекошенными от злобы мордами мчались по обожженной безжизненной земле навстречу выдвинувшейся коннице вурдуков. Фрила здесь и не увидеть было. Небо заполонили карки и доры, вступившие уже в бой с драконами и твирдонами. Хаос праздновал победу над светлыми существами Заморья. Не меньший "винегрет" сейчас творился и в сознании Вира. Мир перевернулся, закружился в бесконечном вальсе. Волшебник прищурился и молился, молился, молился... Последним словом перед встречей с землей стало:
   Господи! Массивный хлам со свистом пролетел кометой над строем троллей и рухнул прямо на отрепье, что покушалось на самое святое - мир и порядок.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"