Пташкин Александр Сергеевич: другие произведения.

Заморье. Глава 5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Еще никогда не приходилось вурдуку так смеяться. Громила впал в настоящую истерику, когда из чащи торжественно выкатился серый мохнатый клубок на коротеньких ножках с выпученными глазами и аккуратным поросячьим носиком. Серьезности этому 'воину' добавляло копье размером с вилку, аккурат под параметры хозяина. Следом за 'грозным солдатом' к привалу отряда шмыгнули с десяток меховых колобков, окружив со всех сторон незадачливых путников. Лесовички тут же завели бурную беседу на своем языке, напоминавшим шушуканье, именно поэтому сметливый Вир тут же придумал для чудо-существ название - шушунчики. А пока шерстяные 'тефтели' скакали и объяснялись друг с другом, не забывая угрожать копьями и мечами незнакомцам, кои смиренно стояли спина к спине, Сара набралась смелости произнести фразу 'Мир вам, друзья!' на драбакорском: 'Авмар итвун, сирхи!' Выражение явно пришлось к месту - барабашки притихли, удивленно вытаращили и без того большие глаза.
  - Скажи им еще что-нибудь, - занервничал Вир. - У тебя, кажется, получается с ними изъясняться! Глядишь, не получим от этих лилипутов нехороших сюрпризов!
  - А может, ты им выдашь речь? Ведь Спять сейчас активна и может тебе оказать добрую услугу, - очевидно, словарный запас на драбакорском не позволял Саре разъяснить эпопею о путешествии отряда, а потому мирка лишь съязвила.
  Данк все не мог останавиться в приступе хохота - хватался за живот и кричал, что никогда еще не видел таких гигантских блох. Терпением драбокорцы особым не обладали, вспыльчивость присутствовала в любом деле, а посему Арселу предстояло прочувствовать гнев племени шушунчиков своим самым чувствительным местом - копчиком, куда искусно вонзилось копье туземца. Вурдук тут же выпрямился, неистовый гогот, сотрясавший округу, резко смолк. Смиренность хоть и не была громиле к лицу, но сейчас могла спасти его шкуру, потому что лесовики, огорченные неуважением своих персон, угрожающе выставили орудия, скривив и без того сморщенные рожицы.
  Неожиданную паузу, после которой можно было ожидать чего угодно, нарушила Сара, обращаясь к Виру:
  - Ты же высокопоставленная, ну... как вас там? В общем, скажи им, что ты король! Они сразу припадут на колено и будут твоими служаками, или что-то типа того.
  - Я не знаю этого языка! Иначе бы уже давно попытался с ними найти точки соприкосновения.
  - Не умничай! Говори как говоришь, призови Спять, а она уж точно переведет.
  -Не впервой, я уже пыталась.
  Господи, как же я могу ее призвать?! Что я вам, волшебник, что ли?! Как же все-таки было прекрасно восседать у себя на троне, отдавать приказы и знать, что все за тебя сделают! А что сейчас? Я здесь, в каком-то занюханном лесочке. И как же, как же сказать этим дикарям? Думай, думай! Может, изъявить желание и будет подано? Хорошо, попробуем. Браслетик работай, переводи.
  Чудовищно глупое мысленное обращение к магическому предмету не повлияло на ситуацию. Королевич взвизгнул в своем привычном приветствии: - 'Здравствуй, о, великий лесной народ!', но остался выглядеть как самый настоящий дурак - Спять вновь не подействовала. Шушунчики лишь запыхтели, ожидая, наконец, от путников внятного привычного разговора, тем более что браслеты Сары и Вира им приходилось видеть не в первой, и они знали, что обладатель такой вещицы как минимум благороден, а как максимум их настоящий союзник. Но незнакомцы замешкались, чем невероятно злили местный патруль.
  - Почувствуй ее как часть своего тела, они не будут больше ждать, я знаю этот буйный народец.
  - А самой слабо сделать то же самое?! У тебя вроде как тоже есть возможность поразить их своими лингвистическими познаниями!
  - Слабак ты! Я-то думала, что хоть на что-то годишься, а ты тюфяк. Хорошо, без тебя справлюсь.
  Медлить не стоило. Даже наличие на запястьях браслетов не означало путевку через лес. Миссия могла фатально закончиться на этом самом месте. А посему Сара принялась представлять отряд, указывая рукой. Описание Данка вызвало у шерстяных вояк лишь фырканье в знак неодобрения. Сказать о нем особо ничего не получилось, поэтому тут же перешли на личность Вира. Девчонка не поленилась расхвалить Его Величество, несмотря на свое настоящее отношение и даже ненависть к нему.
  Несуразные существа, выслушав все до последнего слова, вновь растворились в дубраве. Напутствий не высказали, а лишь предупредили, что путь их обречен на провал, ибо далее пределов Урочного Леса не стоит искать счастья: обязательно напорешься на какого-нибудь приспешника чудовищного Фрила. Кто же мог предполагать, что, несмотря на благосклонность драбокорцев, они станут следить за неуемным отрядом на протяжении долгого времени? Доверяй, но проверяй.
  Необычная встреча с колобками и повеселила, и заставила перепугаться не на шутку. Но дорога лишь начиналась, расстелившись длинным ковром от Аля по Урочному Лесу, через Равнину Забытого Времени, на север, на встречу к беспощадным дорам. Идеального маршрута не бывает, а значит, как ни старайся, удара ожидать можно в любую секунду. И план окажется ни к черту.
  Знавшей кратчайший путь через лес Саре, пришлось приводить в чувство Вира, обидевшегося не на шутку: высказанные 'дифирамбы' явно задели королевскую натуру. Так что быстрого марша через лес не получилось. Путники плелись, пока мирка не напугала ночью: по ее мнению, в лесу после заката начинают проказничать феи. Именно поэтому Арсел, закинув на плечо увесистый Аверх, прибавил шагу, а подуставший и сникший было Вир очнулся, ускакал вперед, возглавив отряд, как и полагается королю и главному воину Свирда.
  Солнце понемногу успокоилось в послеобеденное время. Потянуло прохладой, как после непогоды. Приличный плащ и костюм короля не столько радовали, сколько раздражали, а уплотненная одежа вурдука совсем уж резонировала с окружающей действительностью. Но Арсел не жаловался и продолжал расхаживать в плотной зимней куртке. Тяжелое детство сказывалось: Данк, выросший в детском доме, предпочитал держать все вещи при себе и уж если расставался с очередным сюртуком, то это обязательно происходило болезненно и за отдельную плату. Сара же оказалась наиболее приспособленной: ее наряд из легкой куртки, именуемой камзолом, и облегающие штаны цвета крокодильей кожи доставляли хозяйке минимум дискомфорта. А вот вурдуку куда больше нервозности придавал принятый от ордена меч, весивший, словно самый увесистые гири на свете. Верзила не жаловался, но вот выражение лица говорило о том, что лучше было бы пойти воришке иным путем, без глупых соратников и не в качестве навьюченного животного. Данк, согнувшись под тяжестью Аверха и посапывая, что-то наговаривал себе под нос. В итоге избранный им способ отвлечения от дум по Урсуле удивительным образом начинал помогать. Правда, лишь отчасти. Первоначальная паника понемногу стихала, ей на смену приходил разум. Сердце болело и стонало, но внешне увалень выглядел все тем же весельчаком-бубнилкой. Вояка и представить себе не мог, что однажды он останется совсем один, ведь кроме красотки из таверны у него никого не было. Лишь она понимала, что у него в душе, и всегда могла найти нужное слово, чтобы взбодрить, успокоить. Все бы ничего, да можно было бы справиться с мыслями-вампирами, выкачивающими силы, но к ним присоединились союзники помощнее. Угрызения совести вступили на тропу войны. В голову втемяшилась идея о том, что Данк сам виноват в потере Урсулы и вурдучка теперь в беде лишь из-за того, что он думал лишь о себе, спасал свою шкуру. Самоуничижение не шло на пользу, необходимость того, чтобы кто-то развеял размышления, кричала во весь голос.
  Помощником идеальным мог стать король, с которого уже давно сошла вся спесь. Вир становился более отзывчивым, а в сердце вселялись чувства к удулучке. И здесь не все слава богу. Мирка становилась все грубее в общении. Дождаться от нее доброго слова все равно, что лицезреть магическое чудо, с возвращением на круги своя многих и многих благ (в виде почившего царства и прелестного трона). А, следовательно, заводить разговор с бестией не стоило, и предпочтение было отдано обсуждению собственных возможностей в качестве мага. Спять мучила, терзала нервы, скручивая их в один большой комок. Браслет высасывал бодрое расположение духа и, самое главное - физические силы. Тело то обдавало неожиданным жаром, то охватывало льдом, отдыхать хотелось все больше и больше. Именно в те моменты, когда организм подвергался наибольшей атаке со стороны Спяти, становилось совсем худо: из ниоткуда раздавался тонкий голос, нашептывающий заклинания на мизианском языке, вымершем, как и гордое племя магов-мизианцев, тысячу лет назад. Ссылаться на галлюцинации о бурчании некой силы Вир не стал, а продолжил наблюдать за дальнейшими действиями сверхмагии браслета. Звуковой учебник по магии в голове начинал действовать. То, что казалось незапоминающимся, стало без особых усилий проявляться в уме, а назначение того или иного магического посыла закреплялось автоматически. Страх воспользоваться заговорами ослабевал. Неведомое, хранящее бесчисленные секреты поле возможностей раскрывалось, словно древняя книга знаний. Стоило сделать первый шаг на ниве новых талантов. Оставалось ждать случая, а он вскоре подвернулся. Но перед этим человеку предстояло познакомиться со своими кошмарами. Они обещают приходить без спроса и каждый раз окунать короля в невероятные муки страха, отчаяния, безысходности. Сны наяву, которыми Вира обеспечила Спять при каждом приближении настоящей опасности. Возможное будущее постучится прямо в голову и укажет на новые испытания.
  Можно было бы не бояться вероятных передряг, ведь рядом красавица, отвлекающая от треволнений. И пусть она сейчас грустна. Она так хороша! И она добра, я ей верю.
  Наивные мысли королевича стоило бы подкорректировать - разъяснить, что опасность находится прямо перед ним, в лице той самой обворожительной спутницы, но такой персоны не нашлось. Значит, девчонка может быть спокойна за свои темные планы, так и блуждающие в голове:
  Ведь преступление, самое, что ни есть! И в нем участвую именно я. Делать из меня козла отпущения не надо. Ребятки в Але будут сидеть тихо, мирно, здоровые лбы, и ждать когда я принесу им на блюде головы этих никому ненужных бездарей?! Затея хоть куда! По мне. Вот только незадача - я тоже в числе дурачков, идущих на погибель. Девочка-подстраховочка, вот кто я! В программе этого карнавала и моя гибель. Милые собратья ордена, о, как вы мудры! Почему же мне сразу не пришло это в голову?! А я знаю почему: мне захотелось приключений. Я так долго сидела в келье, не зная, чем занять себя. Да еще мозги запудрили, превратив меня в настоящего зомби, готового на любое задание. В любом случае, я стану полезной. А задание надо выполнить. Надо, надо. Когда? Сейчас?! Нет!!! Только не сейчас! - Нет, сейчас!! Зачем себя изматывать этой долгой дорогой?! - Во мне появилась жалость? А допустим, что появилась, и к этому несуразному человеку!!! - Да, он человек. Как было бы прекрасно, если людей не стало совсем, но он другой!!! Совершенно необычный! Его душа, теплота...Он не такой, жестокости в нем ни на грамм! Он за правое дело - восстановить мир, сделать его хоть на чуточку спокойней и дать возможность просто жить, загнав этих мерзких троллей с гоблинами на самый край света...Господи, что со мной стало такое, я не верю себе самой! Он - человек! И этим все сказано! И пусть процесс расправы над глупцами случится позже!!! Совсем скоро я вернусь к этому вопросу!!! И медлить, сомневаться не стану. Так и знайте!!!
  Урочный лес уводил путников в самую глубь, туда, где каждый кустик может быть не тем, чем кажется. Внезапно исчезнувшие драбокорцы не покинули необычных визитеров. Приученные прятаться, они проносились на несколько метров вперед беззвучно и ожидали отряд, попутно награждая магов порцией невидимой дурманящей воздушной смеси, специально приготовленной для заманивания заблудившихся гуляк. Но вот куда и зачем уводили лесовички итак спешивших бойцовь, стало известно, когда они совсем сбились с пути, да еще и в родных пенатах. Сара недоуменно заключила:
  - Быть того не может! Мы с вами кружим вокруг да около. Мы уже здесь были пару часов назад. У меня прекрасная зрительная память. Я сразу поняла, что что-то не так. Ведь чувствовала! И тем более знала, что эти подлюки маленькие могут такое сотворить.
  - Что, и они искусные маги? - вопрос, несколько отрешенный, последовал от Вира.
  - Думаешь, что подколол меня?! Нет, и еще раз нет! Они пользуются травами, дезориентируют, вот как нас, и как безумных коров водят по округе.
  - Наслышан я о них, но никогда не встречал, не считая сегодняшнего дня, - признался Арсел.
  - И зачем же им эта игра? - король с уверенностью ждал очередного недоброго сюрприза.
  - А ты знаешь, что эти меховые варежки - деликатес для Хорлана.
  - Это же существо из мифа! Его нет, байки, да и только, - критически подметил Арсел.
  - Байки - не байки, а ты стоишь на кочке, на которой твой собственный след от ботинка рядом, посмотри! - зоркая мирка испугала вурдука не на шутку. Давнишний след аккурат подходил к обуви громилы.
  - Ты, кажется, не закончила мысль. Что там про деликатес-то? - за потерянные часы стоило хотя бы узнать причину метаморфоз. Вир не сбавлял ходу, как настоящий детектив.
  - Хорлан очень прожорлив, а драбокорцам хочется, как и любым другим существам, жить - вот они и устраивают ловушки для недотеп. Но мы, пожалуй, немного другая история. Эти бешеные лесные жители видели наши браслеты и посчитали, что мы сможем справиться с их извечным врагом, - резюмировала Сара.
  - Слышать-то слышал об этом чудо-юде, но видеть не приходилось, - с испугом заметил Данк.
  Может, стоит понять лесную братью в их резвом порыве решить вековую проблему, не дающую возможности нормально существовать, но бросаться чужими жизнями - чудовищное преступление, которым драбокорцы не брезгуют.
  Близился вечер, а и без того темная роща спрятала под своим покровом сотни глаз хищников. Загнанные в драбокорскую ловушку путники приняли круговую оборону и развели костер. Дневной дождик обернулся настоящим ливнем. Умелая во всем Сара смастерила шалаш из подручных средств. В ход пошли крупные ветки, добытые Арселом. Вероятный противник так и не появился. Иллюзия спокойствия разнежила и вурдука, и короля. Вир плюхнулся на толстый диван из веток, а болтавший с ним толстяк Данк уселся у самого входа, наблюдая за возникшим туманом и моментально образовавшимися ручейками. Прикрытый от водной стихии небольшим тентом из травы, мха и прутьев костер потрескивал, борясь с ветром и дождем. Не дремала лишь Сара. Она внимательно поглядывала то на человека, то на великана, разместившись у самого огня. Несложно представить, что она думала о соседях по временному жилищу. Развитое обоняние подсказывало также о присутствии парочки драбокорцев, усердно следивших за перемещением загнанных. Мирка никуда не спешила, а посему позволила себе расслабиться и вскоре 'провалилась' в минутный сон. Намерению не смыкать глаз ни при каких обстоятельствах не суждено было сбыться...
  Царство Хорлана - мерзкого чудовища, лесного спрута с омерзительной мордой, уже приветствовало незадачливых путников. К удивлению драбокорцев, отряд сдался без боя. Небольшая порция усыпляющего дыхания деревянного осьминога, пущенная вместе с туманом, 'сбила с ног' даже крепкого богатыря Арсела.
  Тихий, мирный сон компании не тревожила даже непогода, отряд отключился в мгновение. В ближайшем подлеске, словно огромный крот, пробивался на поверхность притаившийся хищник. Земля заскрипела, как старые деревенские ставни, покрывшись десятками трещин, разраставшихся вширь, пока на 'сцену' не вырвался уродливый исполин с гигантской головой, покрытой мхом и глиной. Мощная зловонная пасть без клыков размером с десяток вурдуков принялась тут же рыскать дуралеев, коих нюх Хорлана определил за несколько километров. 'Милый кротик', чующий жертву из-под земли. По всей округе пронесся угрожающий рык. Вслед за головой из подземелья вынырнуло несоизмеримо маленькое для черепа худощавое тельце, так же отвратно благоухавшее. Уродцу оставалось лишь выпрыгнуть, что он и сделал незамедлительно на своих прекрасно развитых задних лапах, напоминавших кошачьи. Хорлан выпрямился и потянул за собой главное оружие, с которым не может справиться ни один воин - длинные щупальца, заменявшие ему передние конечности. Земля вновь поднатужилась, встряхнула с себя презренного душегуба, так хорошо имитировавшего вскрывшиеся над поверхностью столетние корни дуба. Монстр выступил на встречу отряду. Не стоило медлить - действие 'снотворного' могло вот-вот закончиться.
  Отряд мирно посапывал, когда прозвучал истошный вопль мирки, барахтавшейся во взмывшей к верху склизкой 'руке' адского существа, коего боятся с детства. Именно им пугают мамы непослушных детей: 'Вот придет Хорлан и съест тебя, если будешь себя плохо вести'! Но то байка, в которую не верят и сами родители, потому что сами никогда не лицезрели это исчадие ада, другое же дело - наблюдать за монстром в 'он-лайн режиме'. Лесное чудище готово вот-вот сделать из магов и вурдука прекрасный обед.
  Лунная Спять вновь не подействовала вовремя. Вир спал, словно дитя, и не видел кошмаров, подсказывающим ему о приближающейся беде. Браслет все же отреагировал в самый критический момент (браво!). Король вскочил без промедлений, словно пришпоренный конь. Увиденный им уродливый гигант сковал с головы до ног. Не часто же видешь в своей жизни существ, коих видывал лишь на страницах старых, потрепанных энциклопедий. Его Величество не мог ни двинуться, ни даже сказать что-либо внятное. Зато Данк не стал размышлять и впадать в забытие. Сон отпустил, а, значит, пора было в очередной раз спасать свою никчемную жизнь.
  Аверх гармонично смотрелся в руке богатыря, сверкая в тусклом свете (сюда бы Урсулу, она бы оценила по достоинству все великолепие своего мужчины, и не бурчала, как она умеет, а отметила бы, что Данк вполне импозантен в этом обличии воина!).
  Мимо просвистело, словно пуля, одно из щупалец, за ним последовало второе, третье, пятое, десятое... Сил у чудища хоть отбавляй - успевай отпрыгивать после каждой атаки монстра, словно кузнечик.
  Арсел уварачивался, как мог. Вес все же не позволял ему еще и 'отоваривать' склизкого гиганта мечом при каждом выпаде последнего. Уцелел воришка, и ладно, а еще крякал вояка, словно подбитая утка чуть ли ни при кадом движении.
  Данку как всегда везло - спасти мирку получилось, да и то в тот момент, когда монстр уже собирался было отправить обед по имени Сара в свой бездонный желудок. Хорлан, не отпустив из крепких 'объятий' мирку, продолжил разбрасываться склизкими убивающими 'ручонками', то и дело взмывающими то с одной стороны, то с другой.
  Меч ожил. Об этом Данк узнал в то мгновение, когда чудовище устремило очередной удар из нескольких длиннющих мерзопакостных щупалец, напоминавших гиганских червей.
  Разрубить одним движением! Так ведь для этого нужно иметь хотя бы четыре руки!!!
  Мысль вурдука пронеслась мгновенно, словно стрела, выпущенная без воли хозяина. Меч услышал призыв о помощи, заблистал тысячей огней. Мир остановился, застыл, словно кадр в фильме. Сара зависла в истошном вопле, обвитая щупальцем Хорлана, но еще живая. Где-то за спиной стоял, словно привидение, Вир, а перед лицом застыли черные, как смоль конечности жителя подземелья, намеревавшиеся вонзиться в шею, обвиться вокруг и сжать, чтобы захрустели кости. Аверх в надежных вурдучих руках принялся оказывать сопротивление врагу. И послышался вой, больше напоминавший истошный крик изголодавшегося волка - так Хорлан прощался со своими снующими членами огромного тела. Гнустные щупальца долой! Рядом с Арселом мелькнула тень и в следующую секунду плечом к плечу с великаном стоял, готовый к бою, Аутараникс в рыцарских доспехах, с точно таким же, как у громилы, оружием. Очередная 'порция' щупалец промелькнула со змеиным шипением у самого уха. Новоиспеченный воин Данк с остервенением принялся крошить все, что на него летело. Сила прибавлялась, а боязнь получить неожиданный удар откуда-нибудь сбоку отступила. Рыцарь методично двигался вместе с воришкой-героем.
  Нарастающий стон разносился по земле. Былая мощь исчадия шла на убыль. Остались у монстра лишь два снующих длинных червяка вместо рук. Но Хорлан не собирался проигрывать битву, а посему на вурдука обрушился град едкой слизи из пасти твари. Ослепив на некоторое время, хищник-осьминог тут же вцепился в громилу, лишив последней возможности двигаться. Никакой Аутанарикс уже не в силах был помочь. Внутренняя мощь Аверха угасла, как только меч выпал из рук богатыря. Чудище намеревалось отобедать, проглотив по-быстрому и девчонку, и увальня, но из оцепенения вышел маг. К интеллекту Хорлана Вир обращаться не стал - пустая субстанция с единственным стремлением к убийству, уничтожению всего живого. В голове, словно рой пчел, 'загудели' мысли, на просторы сознания рвались крепкие заклинания. Времени на то, чтобы определить наиболее верное решение, не оставалось. Спять запульсировала, обжигая кожу на запястье. Сердце застучало, как отбойный молоток, а глаза налились, окрасившись в бирбюзовый цвет. Вир не помнил о том, кто он, не ощущал собственного тела, словно он, маг, покинул физическую оболочку и переживал перерождение в ином, возможно, нетелесном обличии. Но были лишь догадки и результаты впечатлительного воображения королечива... А, возможно, и нет... Все естество сложилось в плотный огненный комок из гнева, чувства справедливости и устремилось в сторону полусгнившего кургана, в чьих цепких лапах пребывали друзья - единственные друзья, коих спасти стало делом чести. Король извергал нескончаемый поток энергии, мирно спавшей долгие годы, а теперь способной растерзать любого, кто дотронется до выживших и составивших немногочисленный отряд жителей Свирда. Из глаз волшебника ручьем текли слезы, а из глотки рвался вопль страдания. Подобранное заклинание оказалось верным. Король становился на путь изменения истории... в лучшую сторону. Земля Урочного Леса очистилась от темного духа. Хорлан был уничтожен.
  По небу пробежал раскат грома, а, и без того мрачное небо, затянули угрюмые тучи. Ливень не сдавал позиции и продолжал заливать дубраву. На раскуроченной просеке с вырванными под корень деревянными-великанами лежала лицом вверх Сара, в беспамятстве. Упрямый дождь сбивал со щек остатки приклеившейся глины. Практичная с виду одежа превратилась в грязное тряпье, а посему мирка походила на настоящего оборванца, не знавшего теплого пристанища со дня рождения. Не лучше выглядел и вурдук, очутившийся после падения с высоты прямо на стволе покосившегося дерева. Доза магии, предназначенная для подземного 'осьминога', угодила, отчасти, и в Арсела, от чего толстяк корчился от боли во всем теле. Сослуживший добрую службу Аверх находился неподалеку, ожидая, когда хозяин вновь придет в норму. Король, как и Сара, пребывал в беспамятстве.
  От Хорлана остался незначительный след. Лишь дымящаяся кучка пепла. Крещение боем можно было бы считать успешным, если бы не состояние Вира. Потребовалось еще пара часов, чтобы привести его в чувства. Данк и Сара очнулись после легкого отвара. Его любезно приготовили драбокорцы, появившиеся на месте боя незамедлительно, как по мановению волшебной палочки. Корить их за то, что колобки сделали из отряда приманку, не стали - просто не было сил. Смутно помнилось путникам то, как они попали в подземелье. Слабые с виду лесовички перенесли спасителей к себе домой. Норы меховых проказников оказались не по размеру для гостей. Подземное царство, искусно спрятанное прямо под дубами, представляло из себя настоящий лабиринт. Здесь можно было укрыться от непогоды и непрошенных гостей. Каждый из проходов вел в просторные залы, где располагались основные 'объекты жизнеобеспечения': торговые лавки, магазины, питейные заведения, гостиницы, больницы, храмы, утопавшие в свете, и многое другое. Откуда брался огонь, дающий возможность жить под землей?! Драбокорцы берегли эту тайну как свое самое драгоценное дитя. И лишь по секрету могли выпалить - дело в викхах - отдельной 'касте' народа, живущего по своим правилам и дающим остальным множественные блага. Их магии с лихвой хватало на то, чтобы обогреть и осветить всю паутину коридоров, зданий, а совсем недавно маленькие волшебники умудрились создать невидимый телефон. Возможно, что от них можно было бы получить и что-то посущественней: к примеру, победу над Хорланом. Но вот незадача - каждое племя (викхи и драбокорцы) мнит себя первостепенным, важным. Так и живут они порознь, каждое в своем пределе, районе.
  Первым отведавшим необычное зелье стал Арсел. Еще на поле брани он не мог толком и пошевелиться, его сковала неведомая сила. Вместе с остальными вурдука приспособили на настил из веток. Сотни драбокорцев впряглись в процессию по переносу путников в безопасное место. Перед лицом мелькали все те же лесные пейзажи, а далее началось погружение в землю. Вот тут вурдук совсем ошалел - в голову полезли крамольные мысли о том, что, вполне возможно, он единственный уцелевший, и теперь его хоронят заживо. Данк собирался было приподняться, но тут же опустил голову, казавшуюся теперь чугунной. Перед взором мелькали огоньки, словно фейерверки в мутном отражении действительности, возникали чудаковатые рожицы подземных жителей, не умолкавших ни на минуту.
  Каменный потолок... какие широкие комнаты! Так светло, празднично. Где я? На том свете? Нет, не может быть! Это ад, потому как возле меня опять эти округлые хрюшки в меху. Или я еще жив?! Меня тащат, бог знает куда. Чем они меня напоили? Все плывет. Надеюсь, что в составе нет алкоголя, а то это совсем пагубно на меня повлияет. Высокие потолки и чем дальше, тем выше! И какой приятный, успокаивающий свет.
  Арсел сомкнул веки и погрузился в полудрем. Троицу, как самых почетных гостей, пронесли по центральному коридору, ведущему к Солнцевороту - прекрасному, идеальному золотому городу подземелья. На пути встречались удивленные жители. Слухи о спасителях разнеслись в считанные секунды, и теперь всем хотелось взглянуть на магов хоть одним глазком. Еще один поворот меж торговых рядов местного рынка и отряд, несмотря на горизонтальное положение, вступил на территорию Священности. Так именуется диск размеров в десять километров желтого цвета, на котором расположились церкви, государственные учреждения, а по всему периметру к нему примыкали ведущие на поверхность туннели. Солнцеворот покоился на основательной платформе из скалы, спрятавшейся прямо под ним, а над городом спокойствия зияла внушительная пустота, где-то высоко ограничивающаяся толстым слоем земли, за которым уже значился Урочный Лес.
  Путь победителей Хорлана вел к главной драбакорской врачевальне на самой окраине Солнцеворота.
  Конечно, медсестры чудаковатого племени оказали бы первую помощь защитникам царства намного быстрее, если бы не пышные формы Арсела, которые явно не вписывались в косяки больнички (не встречался еще драбокорцам такой хряк). Справились и с этой проблемой, протащив бойца через специальный проход на заднем дворе. Если б Данк сейчас находился в сознании, он бы впервые посетовал на то, какой он большой и пора бы садиться на диету под названием 'Хватит жрать'!
  
  ***
  
  Очевидно, любого визитера в царстве подземного мира ожидают несколько минут шока, когда голова усиленно переваривает перемены, а глаза адаптируются к местным реалиям. В мерцающем желтизной поселении мохнатых лилипутов нашлось немало удивительного. Внутренняя отделка жилищ, как на подбор, проводилась полностью из древесины, коей в распоряжении хоть отбавляй. С металлом же ситуация обстояла совершенно иная - хватало лишь на каркас зданий. Если удавалось раздобыть побольше столь дефицитного материала, то можно было немного повыпендриваться и показать соседям, что дом простоит не один десяток лет, поскольку и крыша в некоторых местах крепче, благодаря умыкнутому некогда листу жести, оттуда - сверху, у людей.
  Драбокорцам фантазии не занимать, вот и шикуют как могут. Местные залежи золота применяются в качестве материала для декора. Может и еще где... Не уважают малыши-глупыши этот метал! Если бы об этом прознали люди, им наверняка бы стало плохо: сотни килограммов обработанного чистого золота толстым слоем накладывается в качестве штукатурки.
  В размерах помещений подземные жители себя тоже не ограничивают и строят не хуже наземных рас, так что любой человек может находиться здесь как дома: масштабы архитектуры совпадают, стеснения в движениях не наблюдается. Даже в отделении скорой помощи, где оказались неудачливые путники, нашлись раскладные койки - аккурат под размер туловища чужестранцев. Мохнатым не раз приходилось спасать людей, оказавшихся в экстремальной ситуации - волк покусал, медведь напал и потрепал изрядно, заблудился зимой и померз. Случаев всевозможных и не счесть. А вот вурдук стал настоящим сюрпризом. С прибытием великана активизировались и местные инженеры, принявшиеся изобретать лежанку для чудо-зверя (так уж драбокорцы прозвали вурдука, несмотря на то, что в голове увальня все 'зиждился' интеллект).
  Как бы то ни было, но как только тот или иной визитер приходил в бодрое, здоровое состояние, драбокорцы самым удивительным образом возвращали гостя в родные пенаты, так что и сам неудачливый путешественник не помнил и секунды из проведенного им времени в обществе солнцеворотцев. Магии малышей на заметание следов хватало, но вот чего у них точно не было, так это универсального лекарства от боли. Не физической, а душевной, раздирающей на сотни маленьких бесполезных кусочков, особенно если чертова ноющая нравственная рана не заживает: ведь утерян не старый башмак, готовый вот-вот развалиться - стерто с лица Заморья целое государство. Тем и обиднее, что ты жив, ведь почетней погибнуть за страну, защищая ее границы. Стоять во главе последнего войска, способного оказать хоть и мизерное, но все же сопротивление!
  Это позор - ничтожеством стать! И кто виноват?! Квик, предавший, создавший заговор с врагом?! Да пусть хоть сотни афер творятся вокруг, но мне стоило быть внимательнее! Из армии сделал посмешище: подготовки никакой, анархия творилась... И создатель вакханалии я, и только я! Вот так дела - стал душегубцем, убиты миллионы, а я вновь мыслю. Значит, королю еще предстоит пожить?! Что ж, хорош итог. Вновь выкарабкался. Отличный ангел-хранитель, вытягивающий меня за шиворот, как щенка из болота. А хотел ли я этого?! Может быть, только ради одного прелестного плана - сделать невозможное, поднять потрепанный флаг и призывно рявкнуть: 'Ребятки - за мной - за победой!' И многотысячное войско не удержать, воины и сами жаждут возмездия. Рвутся в бой, поднимая под копытами своих скакунов пыль. Утыкаются во вражьи полки! Клацают мечи и ржут взбесившиеся от сумятицы кони. Каков итог - не знаю, но пусть будет так, как хочет Бог, а мне сойдет его любое слово.
  Не в первый раз за путешествие по щекам Вира бегут слезы. Но этим минутам отчаяния стали рады Сара и Арсел, дежурившие у койки в надежде, что король очнется. Вот праздник и случился, маг открыл глаза и вперился в потолок.
  - Дружище, ты снова с нами! Мы уже не знали, что и думать. Казалось - все, каюк! А ты молодец, пробудился, - радовался как мальчишка Данк, приставляя к койке стол поплотнее и подсаживаясь совсем впритык к королевичу.
  - Как вы себя чувствуете? - Вир плохо соображал и поэтому задал самый главный вопрос, на который хотелось получить лишь положительный ответ.
  - Я тут пару часов повалялся, просто вздремнул хорошенько, Сара наша ушибов отхватила на все тело, но не жалуется, говорит, что ерунда.
  - Не надо за меня отвечать, я и сама могу слово держать. И запомни раз и навсегда, дылда, я не ваша!!! - злоба мирки пришлась некстати: в эти нелегкие минутки жизни хотелось слышать что-нибудь ободряющее, а девчонка наоборот распылялась на словесные разборки. Даже беспокойный и вспыльчивый вурдук предпочел отмолчаться и не в ступать в перепалку с агрессивной особой.
  - Прекратите! У меня и так голова болит, еще вы тут устраиваете шум из ничего! Слушайте сюда. Времени у нас с вами вообще-то мало, чтобы рассиживаться, поэтому поднимите меня и доложите по форме, куда нам путь держать! Этот вопрос относится в первую очередь к Вам, мадам. Вы у нас профессионал-следопыт, знаете все дорожки, ну, или почти все. Про чудовище вы совсем позабыли, - Вир постарался приподняться, но скованная поясница не дала возможность перейти мгновенно в вертикальное положение, ударив словно обухом по голове. - Ай-ай-ай! Что за чертовщина!!!
  - Не беспокойся, отпустит, исправим сейчас. - Сара удивительным образом преобразилась, как только заговорил Вир. Мирка слушалась, а буйный нрав куда-то исчезал, и она с сочувствием стала поглядывать на короля. Столь необычные перемены в характере несколько настораживали девушку, но очень радовали мага. - Мысль совершает чудеса, а если ее в нужное русло направить, так ей тогда вообще цены нет, - мирка провела ладонью по наиболее болезным точкам, обнаруженным на спине. Болел, кроме всего прочего, живот и грудная клетка, но всем синдромам суждено было сдаться под напором энергетики искусной магички.
  - Боли болями, а двигаться необходимо незамедлительно и точно по курсу, - необычайное рвение к будущим свершениям шло королю.
  - Необходимо переждать несколько дней, пока мы полностью не будем уверенны, что с тобой все отлично, доблестный волшебник, - обращение Арсела к королю нисколько не льстило последнему.
  - Несколько дней?! Вы с ума, что ли, посходили?! За это время в мире не останется ни одного человека, а мир поглотит тьма! Через час убираемся отсюда! Кстати, а мы где? - Вир немного рассмешил своим дознанием, Сара и Арсел расхохотались, поскольку считали, что героических свершений для короля достаточно, и вряд ли он сможет уйти дальше своей койки, а заданный в спешке вопрос явно подтверждал их домыслы относительно короля.
  - Ты даже себе не представляешь! Оглядись вокруг! Неужели ты так часто встречал палаты больничные такого вида? - наставлял на путь истинный Данк, указывая на убранство в помещении с тусклым светом лампады на тумбочке у изголовья королевича и шестью кушетками, удачно расположившимися вокруг него так, что Вир Лысый возлежал в самом центре, как белка в дупле.
  - Древесинка оккупировала со всех сторон. Вот это да! Повторяю вопрос, мы где? - анализируя обстановку, маг скривил лицо, будто проглотил кислой капусты немеренно.
  - Батюшка, умудрились мы с вами в подземелье попасть, - съязвила Сара. - К драбокорцам угодили. Они нас обогрели, поесть дали. Вам оставили, кстати, не меньше нашего.
  - С едой разберемся, а что там с руководителем их?! Разве никто не будет со мной говорить? Благодарность не выдадут? - с детским выражением лица дознавался Его Величество.
  - Удивительные эти чудики! Сначала радуются, что мы их спасли. Тут, пока вы спали, столько народу было - шли нескончаемой вереницей к нам в покои, не давали нормально пожрать, пардон, откушать, - мирка не унималась и продолжала выпендриваться и подкалывать. - Ну, мы, конечно, Вас защищали, как могли, грудью встали, чтобы не пропустить супостата.
  - У тебя откуда грудь-то? Ходишь плоская, как селедка! Овощец тебе и побольше, может и вырастут. А еще есть рецепт такой занимательный для девок! Уж чего только наши местные красавицы не творили - я однажды даже рецептик подслушал, и не спрашивайте, где именно выудил информацию! Так вот, они брали жаб и варили их до выпучивания глаз, а бульончик поглощали с приправками местными..., - совет вурдука прозвучал не до конца - мирка осадила:
  - Если думал, что оскорбишь меня этим - ха, не вышло! Слушать тебя не хочу, - мирка придвинулась к кровати короля. - Я продолжу, Вир, с твоего позволения. После указанных мною событий, стихло все вокруг, даже медсестры перестали заходить к нам сюда. Быстро же они забывают своих героев! Вот и сидим - кукуем, ждем, когда ты, наконец, 'включишься'.
  - Сообщи, Сара, наконец, весь маршрут пути до Кама, плохо я знаю те края, - Вир переменил разговор мгновенно, обдумывать отношение драбокорцев к отряду не было времени.
  - Выбраться из леса, как мне кажется, это уже задача не из легких. А далее нас ждет Равнина Забытого Времени, известная своими хрономиражами, способными убить. Вот, собственно, и все. Может быть, я что-то и напутала, но, кажется, вот так: как только степь кончается, нас ждет прекрасная деревенька Дарстум, расположившаяся на границе Алимании и предгорьем Темных Пик, где начинается земля доров. Хотя сами они, в отличие от нас, не чертят разграничительные линии - они всегда считали и считают все своим, - резюмировала Сара.
  - Судя по твоему описанию, дорога превратится в легкую летную прогулку! - не отставал в шутейном разговоре Арсел.
  - Непременно! Только и держи меч наизготове - из любого кустика может краказябра какая-нибудь выскочить. Нашутились, и добре. Ищите быстрее драбакорца, да поумнее, чтоб мог хотя бы изъясняться без шепелявости! А то, как вспомню этих пушистых, на тарабарщине так и изъясняются, присвистывая. Раздобудьте информации побольше о том, как нам отсюда выбираться. Лучше бы они нас оставили наверху, ей богу! - сокрушался Вир.
  - Если бы не они, кто знает, может, нас бы зверь лесной пожрал, а так пока целехоньки, - парировал Данк.
  - Ага. Целы благодаря королю. С боевым крещением, Ваше Величество! - официальное обращение Сары явно представляло собой нескрываемую издевку. - Теперь с каждым днем сила твоя только и будет делать, что прибавляться.
  - Силы, говоришь, станут приумножаться, хм... - задумчивый вид был не к лицу королю. - Спять - не Спять вовсе, это что-то непонятное. Силы штуковина эта не дает, а лишь отнимает, в голове творит настоящие безумства. Кажется, что мозг уже не принадлежит тебе, а им управляют как заводной игрушкой или как куклой на веревочках! Знаете такие в театре игрушки, а?!!! - разочарование в приобретении стоило выплеснуть, момент настал и королевич воспользовался им на все сто процентов.
  - Со мной творилось поначалу то же самое. Это дело привычки, уверяю тебя. Пройдет немного времени, и ты сам станешь осознавать все прелести этого предмета, а пока держи себя в руках. Правда, не всегда так делай, иногда все же твоя агрессия нам только на пользу. Ты справился с чудищем, с которым кто только не боролся! И всегда герой выходил из битвы не со щитом, а на щите, вернее сжирал его Хорлан. Оцени радость по-настоящему - ты сделал фактически невероятное! - похвала мирки затянулась бы еще на несколько минут, но застенчивый Вир предпочел остановить Сару, чтобы ту не занесло окончательно в своих дифирамбах:
  - Осознал всю свою уникальность, хватит эту чушь пороть.
  На помощь девочке пришел вурдук в неуемном порыве хвальбы:
  - О, как ты бился, прям загляденье! Порвал его, как тузик тапки! Эта мерзопакость даже мяукнуть не успела. Ой, а вонища от этого товарища-осьминога, как от носков целой роты гвардейцев! У меня даже глаза заслезились от столь 'нежного' аромата, - Арсел всегда знал, как отвлечь от тягостных мыслей собеседника. Вот и сейчас поднял настроение, уведя от основной линии разговора.
  - Я серьезно, вы что, сговорились что ли?!!!
  - Умолкаем, - великан предпочел больше не раздражать напарника.
  - Тогда чего сидите-то?! Встаем, встаем!!! Действуем!
  Сара и Арсел соскочили со стульчиков как укушенные в мягкое место. Вир свесил ноги с койки. Чугунная голова не обещала, что заработает... Боль от перенесенного стресса распространилась на конечности. А ломота и ощущение холода в теле заставляли прийти в себя и действовать. Морозило. Диалоги друзей слышались для короля отдаленно. Все больше одолевали видения, и голоса прорывались сквозь слабую психологическую защиту. Нет, это не безумство, а типичное превращение в мага. Вир и не заметил, как впал вновь в забытье, приговаривая себе под нос настоящую тарабарщину, свалившись на подушку. А приоткрытые при этом глаза вконец перепугали Сару и она бросилась на поиски врача. Коридоры местной больнички совершенно ошеломили: здесь настоящий муравейник, заполненный под завязку драбокорцами. Паника мирки оказалась вполне оправданной - лишь она знала, что Лунная Спять не могла так сильно проникнуть в душу человека. Конечно, люди морально намного слабее мирцев, но не настолько! Девчонке были известны и иные случаи, когда люди вполне могли себя чувствовать комфортно в цепях Спяти. Целый орден с легкостью поглотил силу вещицы, не проходя такие муки, как Вир. Догадка влезла в голову. Ее не хотелось слушать, но она все назойливей стучалась, напоминания о своем присутствии - Король отравлен!!!
  Радуйся! Все идет по плану, все как надо! Что с тобой? Проснулось милосердие к людям? Или ты влюбилась? Не смеши меня! Глупости самые заурядные. Ты никогда не почувствуешь симпатию к человеку! Зачем ты бежишь за помощью? Пусть свершится, как и положено. Ему нужно умереть, чтобы тебе выжить. - Что за чушь?! Я хочу спасти необычного человека! Да, человека, человека, человека!!! Он другой, он лучше всех!!!
  Мирка совсем не походила на привычно уверенную амазонку. Растрепанные волосы, красные от слез глаза и трясущие от страха руки выдавали перемены в бегущей по лабиринтам удулучке. Притемненные широкие коридоры, потерявшиеся под землей от солнца, скрывали день и ночь. Время смешалось. Что там, наверху, еще предстояло узнать, а пока поиски принесли первые результаты. Пожилой седой драбокорец, именуемый здешним профессором медицины, нашелся незамедлительно, когда ждать помощи уже Сара отчаялась, затерявшись в очередном закутке. Местным архитекторам стоило бы поучиться в правильном расположении зданий, ходов.
  Главный знахарь тоже не выдал умного решения: развел руками и посоветовал поскорей вернуться на поверхность. Здесь Виру никто не мог помочь. Яд Хорлана, попавший по воле случая в кровь, обернулся сложной задачкой для подземных жителей, у которой нет решения. Несформировавшийся маг угодил в цепкие лапы секретного оружия чудовища.
  Неудачливые знахари неузнанного города поспешили избавиться от странных гостей: отравление Вира посчитали настоящей чумой. Струхнув не на шутку, Солнцеворот закрыл перед путниками вновь свои ворота, а от первоначального восхищения и уважения не осталось и следа. 'Мирные' проводы шокировали отряд. Смертельно раненного выкинули, как шелудивого пса. Саре и Арселу вручили несоразмерную драбокорцам деревянную лодку и велели убираться вон, и поскорей, указав на единственный быстрый способ исчезнуть отсюда навсегда - речку Перх. Бурный поток, стихающий лишь на подходе к городу, представлял собой опасный водный порог. Выбирать путники не могли. Туннели 'приветливые' колобки изолировали от чужестранцев. Обратного пути не осталось.
  Данк аккуратно уложил заснувшего Вира на приготовленную мягкую подстилку из собственной куртки и свитера. Следом последовали скудные запасы, предоставленные лесовичками. Магичка уселась у изголовья короля. Тяжелые, но почти невесомые для Арсела, весла совершили в руках вурдука легкий воздушный полет перед погружением в ледяную воду.
  Никто из сотоварищей даже и не подумал мысленно попрощаться с непонятной страной, принявшей так жарко и проводившей спешно. Суденышко сорвалось с места, оставляя позади небольшие разводы, мгновенно растворявшиеся в темном водном полотне. О сильном течении пока приходилось только мечтать: былой воришка, а ныне богатырь тратил изрядное количество сил. Даже для вурдука конструкция лодки обернулась увесистой массой. Что ж, стоило мчаться отсюда и по простой, насущной причине. Стены, отделка Солнцеворота пришлись воину по вкусу. В суете Арсел нашел-таки пару мгновений, чтобы содрать поблескивающие плитки со стен подвернувшихся строений. Добро было аккуратненько сложено в увесистый рюкзак. Добытому сокровищу нашлось прекрасное местечко у ног, рядом с Аверхом. Давнишняя привычка - хранить все рядом с собой - вновь дала о себе знать.
  Перх - неприветливая 'стихия'. Вливаясь в темный туннель без каких-либо источников света, речушка превращалась во взбесившегося демона, так и норовившего затянуть в свои воды неудачливого путника, кидая из стороны в сторону лодку как щепку. Со всем этим водным бесчинством еще предстояло путникам повстречаться, а пока отряд мог перевести дух и даже помыслить о чем-нибудь наболевшем. Запасливая мирка снабдила друзей огнем. Из кармана вынырнул неприметный с виду камень, а 'подключенное' в нужное время заклинание оживило его. Холодный булыжник окрасился алым цветом. Когда же последнее слово заговора прозвучало, настоящие бенгальские огоньки заискрили, озаряя темень. Высоко над головой взметнулись разноцветные шипящие искры. Нескончаемый красочный поток оживил мрачные пенаты. Ровный, как труба, вырытый природой, широкий ход перестал быть тайной, представ перед взором. Где-то позади в последний раз мелькнул дальним огоньком Солнцеворот и пропал.
  Король мирно спал, вселяя своим спокойствием остальных. Внешность обманчива. Битва с Хорланом не закончилась, она обернулась во внутренние страдания. Яд одолевал все тело, и лишь мозг продолжал вести ожесточенную борьбу. Видения смешивались. Место в снах находилось и для деятельности Спяти, назойливо нашептывающей настоящие списки непонятных слов на иноземном языке, и для Хорланской отравы, сжиравшей планомерно душу, превращая в животное. Крепкая воля Вира успешно справлялась со всеми нападками:
  Пусть балаболит этот голос, ничего плохого вроде не приносит. Он работает на меня, а значит я босс! Без меня это чудо магической техники - ничто. Шепчи, шепчи, когда-нибудь мои знания превзойдут твои, и тогда держись! Лучше помоги с моими кошмарами. Должно быть же какое-нибудь заклинание и против кошмаров. Давай, подскажи!
  Вир встряхнулся, как будто через короля пропустили разряд тока. Лодка слегка качнулась. Гребец замер, а мирка крепко ухватила мага за плечи, пытаясь привести его в сознание. Попытка не удалась. По мнению Сары, забытье все больше поглощало разум и волю человека.
  - Неужели ничего нельзя сделать, чтобы он ожил? - Данк умудрялся делать три вещи - грести, осматривать огни от оживленного удулучкой камня и разговаривать.
  - Нет. Есть единственный способ ему вновь вернуться к нам - самому победить гадость, которая засела в нем. А на это может потребоваться очень много времени, ты даже не представляешь, сколько времени, - Удивительные вещи творились: мирка искренне желала пробуждения короля. Гнев сменился на милость - она уже не видела в Вире ненавистного ей человека, это была родная душа. Кто еще рядом с ней в эти трудные минуты? Именно он, человек. По правде говоря, на какие-то мгновения Сара вновь представляла себе картинки детства и тогда в ней возникало болезненное чувство мести. Она брала себя в руки и отчаянно пыталась избавиться от навязчивых мыслей.
  Меж тем спуск по реке добавлял новых сюрпризов: водный поток зашумел, забурлил и ускорил движение. Огромная скорость набралась за считанные секунды, лодка превратилась в снаряд, летящий к поверхности. Арсел осушил весла - надобность в них отпала. Вурдук и мирка машинально прижались к самому дну судна, словно испуганные суслики при нападении хищника. Кораблик грозил ударить бортом о крепкие стены канала и разлететься на щепки, как карточный домик. Порог за порогом сменяли друг друга, а отряд только и успевал, что охать и вздыхать от страха. Вир преспокойно валялся, не выказывая никаких эмоций, словно восковая фигура. Виражи поражали разнообразием - успевай хвататься за борта! Магии Сары вполне хватало, чтобы осветить путь и вовремя предупредить Данка о том, что пора вновь уцепиться в лодку руками и зубами, лишь бы не выпасть. Зрение вурдука явно подводило хозяина, он с большим опозданием вглядывался в даль, а потом и вовсе стал прислушиваться к командам удулучки. Даже столь надежная система предупреждения не могла сработать на все сто процентов. Очередной неровный спуск и огромные валуны на пути дернули суденышко так, что громила вылетел из него, как пушечное ядро, сумев при этом уцепиться в 'спасительным' порыве за уносящуюся корму лодки. Магичка пришла на помощь незамедлительно, ухватилась в мощные ручища вурдука. О былом желании нейтрализовать, отпустить в свободный полет великана, красотка даже и не думала. Затянуть столь грузный вес обратно в лодку оказалось мероприятием не из легких, а посему увалень еще долго болтался, как большой хвост дракона, подергиваясь из стороны в сторону.
  Вскоре Перх высвободилась из толстых оков туннеля и вынырнула прямо к звездному 'празднику'. На огромной поляне с редкими пышными деревцами речушка снова приобрела мирный вид. Перед взором предстал ковер из тысячи ярких звезд ночного небосвода. Где-то совсем рядом укал филин и перепуганный вурдук заскочил на свое место гребца, попутно чуть не скинув в воду остальных путников. Большая, как столовое блюдо, луна стала прекрасной заменой мощного фонаря. Она 'устроилась' прямо над головами. А ушлому вурдуку даже пришла в голову бредовая мысль о том, что небесное светило, наверное, очень тяжелое, так ведь может оторваться и покатиться по склону, словно увесистый кусок сыра. Впечатлительному великану простительны и такие наивные мысли. Все же не каждый день приключения сменяются калейдоскопом и заставляют щекотать нервы.
  - Прямо как днем - так светло и тихо. Боже, как давно я все-таки здесь была! Ничего не изменилось. Чудесное место, война его не тронула, как я погляжу, - Сара окунулась в воспоминания, когда она, все тем же ребенком, несмотря на запреты родителей, уходила в эти края. Это для человека семьсот километров - дистанция внушительная для прогулки, а для врожденной магички - небольшая разминка. Здесь она могла насладиться спокойствием, убежать от вечной суеты и полежать в зарослях. Трава здесь действительно необычайно длинная, словно заросли камышей. Усевшись поудобнее, она могла часами сидеть, закрыв глаза. А, погрузившись в пространное состояние мирка, забывала о том, что левитирует. Вот тут-то ее и застукивали, встревоженные пропажей дочки, родители.
  - Просторы замечательные! Только жрать хочется сильно, я даже не могу вспомнить, когда я так сильно голодал. Ох, мой пустой желудок! - сокрушался вурдук.
  - Поешь то, что припасено было нами у драбокорцев. Что-то они же дали, посмотри в рюкзаке, - мирка наивно полагала, что съестные припасы еще были в наличии. Ответ Арсела сокрушил девчонку в словесном бое, так что у Сары не нашлось и подходящей фразы, чтобы охарактеризовать воришку:
  - Я уже все съел, пока ты сюсюкалась с нашим героем - Виром.
  Должного комментария магичка не подобрала, на щеках проявился гневный румянец, о котором в эту лунную светлую ночь (все же погода сжалилась над путешественниками, предоставив шанс насладиться ясным звездным небом и спокойствием всех стихий) никому не пришлось узнать, как и о ее осуждающих мыслях. Лодка совершила вираж и уткнулась носом в берег. О том, что ею следует управлять, совсем позабыли. Перх уходила далеко на восток, скрываясь где-то за горизонтом. В серебрянном свете ночи поблескивали воды своенравной реки, а сочная зеленная трава, устилавшая изрядную долю пространства на прекрасной равнине, слегка покачивалась под силой теплого летнего ветерка. Умиротворенность, отсутствие суеты сейчас требовались как нельзя кстати. Силач Данк поспешил оказаться первым на твердой земле, вытянул лодку поближе к суше, чтобы та не унеслась по течению, и вынес на берег товарища. Мирка занялась поисками подходящего прибежища на ночь. Местечко нашлось почти сразу. На небольшом пригорке, где ютилась пышная береза, хватало пространства для троих. Выстраивать добротный шалаш не стали, сил бы на это просто не хватило, поэтому улеглись прямо под нависшей кроной деревца. Вира обняла мирка, а вурдук довольствовался тем, что улегся бочком к горячему, как печка, магу. Короля действительно 'припекало', внутри, в сознании, разгорелся настоящий вулкан страстей. Слабые отрывистые видения превратились в настоящий кошмар. Вир боролся с огромным огненным монстром в подземелье. Отовсюду рвался алый свет, и полыхала лава. Еще пуще обжигало чудище огнем. Все вокруг гремело и рушилось. Со скал с грохотом мчались лавины из камня. Небольшой островок, на котором и находился маг, готов был устремиться вниз под натиском неистово воющего дракона. Змий надвигался, как ледокол, пока не прижал отступающего Вира к горе. Совершать пируэты не представлялось возможным, все пути к отступлению были отрезаны. Рокочущая бездна внизу с нетерпением ожидала расправы над глупым магом. Уже знакомый голос Спяти стал нашептывать не то заклинания, не то просто устраивал звуковые галлюцинации. Браслет устроил настоящий распев, то ли играясь, то ли давая настоящий урок магии. В первый раз волшебник неукоснительно последовал наставлениям. Почти в паническом состоянии, дрожащими губами, бедолага талдычил вслух молитвы, а спустя несколько секунд, Спять ожила и готова была вступить в бой. Маг вовсе не отказывался от протянутой руки помощи. Король вскинул руку вперед, остановив ее в предупреждающем жесте.
  Рык дракона, напоминавший извержение вулкана, ничуть не заставил великую особу дрогнуть. Вир быстро справился с волнением, страх исчез, как будто в организм попала неведомая никому более, но чудодейственная таблетка от нервов. Вырвавшееся пламя из пасти зверя преодолело пол пути к жертве, застыло на мгновение, а вслед за этим вернулось обратно к хозяину, испепеляя его с морды до лап. Огромная масса взревела, как взбесившийся пес гигантских размеров, совершила пару бессмысленных маневров в полуослепшем состоянии и рухнула в самое сердце кипящего котла вулкана. Первая победа мага! Жаль, что враг был повержен лишь во сне. Но все же победа!
  Стало легко и хорошо, внутренние путы ослабили хватку. Вир глубоко вздохнул. Спять, преподносившая уроки боя, явно не жалела нового хозяина. Победы иных воинов, записанные как пленка внутри браслета, прокручивались в самой что ни на есть реалистичной форме. Во всяком случае, так полагал король. Он еще не свыкся с мыслью, что темные силы могут предстать в самых разнообразных формах и их целью будет обязательно душа - самое ценное, что есть в человеке.
  Пробуждение из тяжелого сна состоялось, король раскрыл глаза и увидел перепуганное лицо спутницы. В глазах ее была целая Вселенная сострадания. Она крепко сжимала короля в своих объятиях, словно ребенка. Вурдуку все было не почем, Арсел дрых, пуская пузыри. Он всегда так делал, когда дневная нагрузка превышала его собственный лимит, так что сейчас его можно было бы разбудить только пушечным залпом.
  Отсутствие костра компенсировалось влюбленным взглядом мирки, разводить огонь не стоило, рыщущие вражеские лазутчики могли застукать в любой момент. Мирка рыдала, но делала это по-своему, сдерживая себя и утыкаясь в гурдь Вира. Как только девчонка всхлипывала, Арсел ежился и что-то буробил себе под нос сквозь сон. Не разобрать было и слова Вира. Язык заплетался, а сам он ослабленный не мог и привстать. Удулучка приподняла за грудки королевича и дала ему возможность прикорнуть к березе. В полусидящем состоянии общаться стало куда проще, хоть и на жестах и по принципу: да или нет.
  - Тебе больно? - иной вопрос подобрать Сара не смогла.
  Маг кивнул в знак одобрения.
  - Сильно?
  Вир впервые за последнее время улыбнулся.
  - Я так за тебя переживала, просто места себе не находила. Я боялась, что ты покинешь меня раз и навсегда! Я больше не хочу, чтобы ты оказался в такой опасности!
  Мирка исцеловывала щеки 'ожившего' волшебника, тискала его как плюшевого медвежонка. Нескончаемая радость грозила ввергнуть ослабшего от боя воина вновь в состояние 'между небом и землей'.
  - Уймись! Мне воздуха не хватает, а ты меня мутузишь как бобик грелку, - возмущению пробудившегося не было предела. - Лучше дай воды, из меня жар 'прет', как из печки.
  - Конечно, конечно! На, держи! - Сара поднесла фляжку, с которой она не расставалась в походах. Заискивающий тон мирки слегка насторожил короля. И действительно изначальная надменность испарилась, девушка стала необычайно отзывчивой.
  Как прекрасно было наблюдать за ее действиями. Лишь ради такой нескрываемой радости девушки стоило вновь очутиться в этом мире. Воинственность ее ушла прочь. Вир испил немного живительной влаги и обратился к магичке с разговором:
  - Что будет со мной? Я умру?
  - Теперь уже точно нет. Победил ты его! По всем статьям!
  - Кого его? Ты знаешь мое видение?
  - Чудовищ такого ранга как Хорлан победить - значит помериться силой с нерядовым приспешником Фрила. Насколько мне известно, у него слабых слуг не бывает, правда последнее его приобретение меня немного настораживает, - мирке доставляло удовольствие напомнить о Квике. - Советник твой, поганец, наверное, уже снует, как лебезящая гиена, у ног отвратного тролля. О твоем видении можно было и догадаться. Когда я впервые одолела дора, мой браслет испытал настоящую осаду. Целое полчище душ троллей, гоблинов и доров, кои не упокаиваются и продолжают служить своему властелину после смерти, обрушилось на меня. Пытались брать нахрапом. Особо не церемонились, но ничего не вышло - видишь, сижу же рядом с тобой.
  - Что может быть прекрасней!? Мне посчастливилось находиться рядом с тобой, общаться, глядеть тебе прямо в глаза, - Вир собирался было уже одарить парой комплиментов девчонку, но та осадила его:
  - Отдыхать нужно и набираться сил, а ты слишком много говоришь.
  Король не собирался униматься. Решительность короля проявилась совершенно неожиданным способом - детским вопросом:
  - Можно я тебя поцелую?
  - Эх, Ваше Величество! Привык ты, что к тебе девчонки так и липнут, как мухи.
  Лысый изобразил на лице гримасу, выражение 'липнуть как мухи' имело для королевича лишь отрицательную ассоциацию. Ситуацию следовало разрядить.
  - Я имела ввиду, что отбоя от невестушек у тебя не было. В общем, получай! - после обращения последовал поцелуй прямо в щечку, от чего Вир, конечно, расстроился, но не подал виду.
  - Как дети! Ей богу! Но мне понравилось, - хитрая одобрительная улыбка мага насторожила, но отреагировать мирка не успела, хиленький волшебник приободрился и вцепился в Сару мертвой хваткой. Девонька бросилась отбиваться, но все бесполезно, объятия пришлись и ей по вкусу. Наконец, оторвавшись от страстных 'обжималочек', удулучка напомнила царю о его высоком моральном облике:
  - Кабель эдакий! Но по сердцу ты мне, - одобрение последовало закономерное, в ход не пускались защитные боевые приемчики, да и зачем, если любовь о себе дала знать, тут действуют другие законы.
  Спавший в обнимку с Аверхом Данк, погрузившись в глубокие сновидения, лишь изредка покряхтывал, да причмокивал, пока новоиспеченная влюбленная парочка обменивалась поцелуями и вела томную и не очень беседу.
  - Чертова деревенька Дарстум! Как же далеко до нее, но я рад, что рядом со мной такая красавица, принцесса. А ты знаешь, что я никогда ни в кого не влюблялся? Так уж вышло. А теперь длинная дорога впереди и пусть она будет как можно дольше, если рядом будешь ты.
  - Вир, судьба у тебя такая, слишком уж ты был обласкан вниманием женским, поэтому и не мог сконцентрироваться на одной единственной. А может те, кто рядом с тобой крутились, желали просто находиться поближе к престолу?!
  - Чудесная Сара, меня мало волнует, что было раньше, можно я просто обниму тебя?!
  Королевич стал совсем нерешительным, если раньше позволял себе все что угодно, то теперь в голове срабатывал ограничитель неясной природы. И как следствие, звучали наивные вопросы типа: Можно обнять? Можно поцеловать? Ты не возражаешь, если я дотронусь до тебя?
  Мирке приходилось терпеть, хотя и она была не столь опытна в делах амурных. От мужчины ожидалась решительность, но ее и не сыскать в этих краях, по крайней мере, так рассуждала про себя удулучка. Влюбленные обнялись и принялись дальше рассуждать, нисколько не снижая тона в ночной тиши. Местная живность, довольно мирная, нисколько не жаловалась на беспокойных соседей, и лишь вредная ворона Квакша, редкостная вреднюка в краях близ Перха, совершала настоящие атаки откуда-то сверху, из кроны березы, возле которой и расположился отряд. Из гнезда так и летели припасенные на черный день желуди, собранные, видимо, в Урочном Лесу, небольшие веточки, какие она, крылатая хищница, могла взять в клюв. Чуткий сон птички испарился, будто его и не было, бомбардировка съестными припасами началась в тот же момент, когда маги завели беседу. Успеха особого не наблюдалось, снаряды либо мимо пролетали, либо не вызывали особого раздражения со стороны противных зануд, что мешают спать своими странными карканьями.
  - Обними, конечно, я не против. Только не дозволяй себе вольностей всяких, - предупреждение прозвучало убедительно, так что Виру только и оставалось, что оправдываться:
  - Что ты, и в мыслях не было. Как я могу сметь так вести себя.
  Театр длился не долго, мирка не выдержала, схватила еще не совсем пришедшего в себя короля за плечи и зацеловала. Маг лишь развел руки в стороны. Сверху вновь прилетел желудь. На этот раз бросок оказался удачным, прямо в лоб Виру.
  - Ай, больно, черт! С березки прилетело.
  Сара оглядела орудие преступления, свалившееся в самый неподходящий момент.
  - Желуди на березах не растут, - заключила удулучка.
  - Действительно, странненько.
  Осматривать кого-либо наверху не стали. Да и интуиция мирки подсказывала, что серьезной опасности ожидать не стоит. Тем более от исследования окружающей обстановки отвлек королевич:
  - Кто нас встретит в Дарстуме?
  - Вся деревенька.
  - В смысле?
  - Ох, мой милый, придется тебе рассказать кое-что. Дарстум - скит, в нем один реально живущий старец, остальные встречающиеся там 'персонажи' - души воинов. Выглядят они вполне реалистично, и спутать с обычными людьми достаточно просто. Даже сможешь с ними пообщаться. О Дарстуме говорят, что это неуловимый островок смирения в океане суеты. Виден он лишь удулукцам, твоя Спять тебе всегда укажет путь к священному месту.
  - Я полагаю, мы вместе насладимся этим моментом.
  - Не думаю. Мне пришло видение совсем недавно и в нем все не так безоблачно, как может показаться.
  - То есть? - глаза мага вновь забегали, предчувствуя беду.
  - Главное, что есть этот вечер и пусть проблемы останутся где-нибудь вдалеке. То, что будет завтра, еще предстоит пережить, а пока мне бы хотелось спать в твоих объятиях. Мы это можем устроить?
  - Конечно.
  Назойливая Квакша извернулась и запустила очередной снаряд-шишку, угодившую прямо в нос Виру. Ожидания вороны оправдались, король скукожился от боли, хватаясь за помятое слегка личико.
  - Ах, елки-палки, что это такое!!! - гнев на секунду высвободился и маг, схватив улику, прилетевшую прямо в нос, в руки и швырнул обратно вверх. Послышался достаточно громкий звук:
  - Кряк! Кар, кар!
  На поляне вновь воцарилась тишина. Квакша, получив своим же оружием в мягкое место, успокоилась и улеглась спать. Ее примеру последовал и отряд.
  Ночь действует умиротворяюще, звезды молча висят над головой, сверчки трещат, как трещотки, но тихо, почти убаюкивающе, а мирная Перх журчит неподалеку, привнося свежий воздух теплым летним ветерком. Безмятежно и лишь вдалеке, у самого горизонта рдеется красный, как уголек, огонек. В Урочный Лес, где встретили недавно в бою Хорлана, вторглось Фрилово войско, сжигая все на своем пути. Время новых тяжелых испытаний близилось.
  
  ***
  
  Для старого южанина с имперскими амбициями настал звездный час. Безумством охваченный мозг Фрила продолжал выдавать новые идеи. Захваченный и разрушенный до основания Свирд не тешил больше самолюбие тролля. Новые горизонты сильно притягивали. К тому же большему распространению троллей способствовала и рука человеческая. Соседние государства, одно за одним, сдавали крепости без боя. В Заморье сохранились небольшие островки надежды на возвращение к былой жизни. Вот исчерпывающий список уцелевших и способных дать хоть какой-то отпор врагу государств: далекое, спрятанное меж гор Арских на северо-востоке, королевство Милн, известное своими искусными рыцарями, графство Аткинс на востоке, спрятанное в снегах, укрывающее магов-вурдуков, Соединенная республика Аремика - оплот настоящих охотников и мастеров, торговцев, Федеративная республика Раскольн - единственная независимая область проживания вурдуков.
  Круг благополучных пределов сужался. Лапищи воинствующего тролля ступили в западные земли Заморья, отравив своим присутствием все живое. Пали страны-карлики юга. Превратился в поле сражения центр Заморья, грозивший стать очередным этапом продвижения зеленых остервенелых монстров.
  Для Аквиана нашлась непыльная работенка - взрывать попадавшиеся на пути здания, постройки, перекатываясь в воздухе гигантским скрипящим ящиком с мерцающим сиреневым отливом. Время от времени, сгусток Фриловой магии извергал порцию разрушительной энергии, испепеляя вражескую оборонительную линию. Стены цитаделей таяли, как зефир в палящий солнечный день. Гоблинам и троллям, словно гиенам, лишь и оставалось, что бросаться на безоружную жертву.
  Все 'прелести' войны Темный (прозвище Фрила, не столь любимое его обладателем) предпочитал наблюдать из Туатака - черной как смоль пещеры, где и располагалось его жилище, скромное на вид, но с куда более мощной начинкой в виде целого сундука заклинаний, способных изничтожить несведущего путника-мага в науках волшебных. В полутьме он находил возможность радоваться жизни, хоть и по-своему. Крохотная лампадка, под действием заговора Фрила, была водружена над избой. Так и висела над крышей лачуги, освещая лишь сам дом тускло желтым цветом. Слуги же, преданные властителю не по своей воле, в личные апартаменты царька не заглядывали. Чего не скажешь о Квике, коего притащили два здоровенных, под два метра ростом, тролля силком и бросили в ноги новому хозяину. Кого-кого, а видеть своего нового раба желалось крайне сильно.
  Бывший советник Вира изуродован интеллектом не был, но интерес все же у монстрика-тролля вызвал. Владыка Топей помалкивал, да все оглядывал чужестранца, как собака при виде незнакомца, источающего неизвестные доселе запахи. Квик же тараторил, видимо стараясь произвести положительное впечатление:
  - Ваше Величество, я сделал как вы и просили - не медлил, прочесал все запасники, хранилища королевства, нет же этой самой реликвии. Ни один год следил за этим глупым коротышкой, что зовется королем. Нет при нем чудо-вещицы, - Квик не жалел колен своих, продолжая кланяться новому боссу и лоб расшибать об пол.
  - Спас я тебя дуралея, вот только зачем?! Сам даже не знаю, надо было как и остальных, прямо на месте. Толку от тебя все равно нет особого. Но вот взял и пожалел. Ох, не хорошо, к людишкам стал сочувствие испытывать, не доброе это дело, - Фрил был необычайно спокоен, чего ранее не наблюдалось. Прекрасное затишье перед бурей.
  - Не смею перечить, но помниться, это я вам на блюдечке принес информацию о войске, слабых местах оборонительных сооружений в столице Свирда. Кажется, я вам открыл ворота при осаде столицы государства, ведь так? - Квику еще стоило изучить повадки Властителя Топей, дерзить троллю смерти подобно. Как ни странно Фрил продолжал сдерживаться, чтобы не стереть в порошок щегла. Поступок сей можно было расценить лишь как хитрость, ведь глупец, тем более из человеческого племени - находка и одна сплошная польза.
  - Есть у нас, у южан, традиция - вздернуть эдакого иноземца на дыбе. А что?! Действо почетное, не хочешь опробовать? А то тут наш искусный мастер Аркимон подогнал новый агрегат - все никак не проверим чудо техники в работе. Мучаться тебе придется недолго, вишь какой худющий, - Темный залился смехом. Видимо собственная шутка пришлась по вкусу тирану.
  Услужливый Квик притворно приклонил колено перед странным отшельником в знак почтения и полного смирения. В пещере никого и ничего, кроме безумца Фрила, не было.
  Внутренний страх сковывал человечишку. Мысль о том, что он больше не сможет выбраться из этого каменного мешка, все очевиднее давала о себе знать. Антураж жилища, изначально не замеченный, стал давить и пугать. Советничек все более понимал в чьи он попал руки. Одно дело хулиганить по-мелкому в родном Свирде, авось никто и не приметит, а другое дело служить темным силам.
  Хибарка Темного напоминала химическую лабораторию, то тут, то там шипели и взрывались колбочки с некими зловонными жидкостями всевозможных цветов. А кишащие в стеклянных ящиках, уставленных один на другой по всему периметру помещения, крысы издавали мерзкий пугающий звук хищника, готового накинуться на жертву в любую секунду. В центре единственной комнаты избы мерцал голубизной шар (слабый источник света в этом забытом Богом месте), поставленный на маленький круглый стол. Магическая игрушка любого, даже самого захудалого ведьмака. Фрил не был исключением. Видимо определенное заклинание вершилось буквально пару минут назад, потому как круглая стекляшка упорно показывала некие сцены в лесу. Дружина тролля рубила и сжигала лес.
  - Черт с тобой! Будешь жить, а вот как ты будешь существовать будет зависеть от тебя самого, - слабая угроза подействовала незамедлительно, как только Квик собрался раскрыть рот. Он тут же уткнулся и притих. - Вот и правильно, что молчишь. Будет тебе дан шанс проявить себя, если не подведешь, станешь моей правой рукой, а если шалить начнешь, Аквиан поквитается с тобой!
  - Вашу чудеснейшую штуку приходилось видеть. Зрелище не для слабонервных. Пугает сильно. Но в этом самом эффекте и есть изюминка Аквиана.
  - Мнение меня твое не интересует. Слушай дальше. Даю тебе пару своих отважных троллей в помощь. Принесешь мне Кам.
  - Ха, да вы - шутник! - Квик рискнул дерзить и сам же себя отдернул. - Доставить вам то, что я видел только в книгах про легенды?! Он же не существует.
  - Дубина! Больше не пищи тут, а кивай в знак согласия, иначе превращу в мыша для опытов. Таких неугодных как ты много, - Темный умел заставить собеседника дрожать, от этого он получал особое удовольствие, указывая на грызунов в стеклянных клетках. - Ты любишь прислуживать. Так вот сослужи мне службу, доберись до одного знатного господина, превратившегося в оборванца. Зовут его Виром.
  Квик сглотнул, поджидая очередную пакость, а она и не заставила долго ждать:
  - Будешь карком! Так и порешим!
  - Кем???? - выказывать удивление Квик умел и без особых притворств.
  - Карк - мое изобретение, летает очень быстро и есть не просит часто.
  - Позвольте поинтересоваться, а как он выглядит, ваш карк?
  - Мой друг, пару заклятий и ты превратишься в птичку, что в народе зовут вороном. Но ты будешь не просто вороном, быстрым, очень быстрым, а как доберешься до бывшего короля, перед которым ты не один год лебезил, вновь обернешься в человека. А вот силищи у тебя будет немерено... У Вира этого Кам. Принеси мне его. Что делать с бывшим своим хозяином, ты и сам знаешь.
  - Не знаю, а что?
  - Компашку уничтожить, что сложилась вокруг Вира. Тогда ждет тебя награда.
  - Какая?
  - Вечная жизнь.
  - Даже так. Служить вам одно сплошное удовольствие, - Квик совершил свой очередной поклон, чем вызвал лишь сдерживаемую улыбку тролля.
  - Домчишься отсюда за пол дня до этих идиотов. Они сейчас близ Урочного Леса. Их разговоры от меня скрыты, отчасти, а мчатся они далеко на север. Для чего?! Там им сплошная гибель, куда бы они не ступили. Возможно, они просто не ведают, что творят, не знают, что на их пути мои верные слуги. О, как же они ошибаются, пытаясь найти место для своего спасения в дорских областях! А может они не столь глупы?! У них явно есть нечто, способное оберегать их от сил тьмы, я не слышу их разговоры, лишь обрывки, картинки. Вопросов больше, чем ответов. Почему же им просто не воспользоваться амулетом?! Что ж, решения проблем приходят, когда начинаешь решать самые запутанные дела. Для этого и мой отряд бойцов отправлен. Отборные воины кромсают врага неистово.
  - Может их и будет достаточно, а я вам здесь пригожусь? - Квик все еще надеялся избежать путешествия, но вердикт государя был однозначным:
  - Не теряй времени! Заклинание уже сказано мною, ты даже не заметил, пол часа и ты совсем иной.
  - А как же ваши сотоварищи, где они?
  - Хм, тебе глупец, подгоню новую модель серебрянных карков, - милость темного мага пришлась к месту. Щуплый Квик уже намеревался окончательно кинуться в панику, но обещание о помощи вновь вернула его к жизни. Советник, а по совместительству и новая игрушка тролля, исполнил некоторое подобие реверанса-танца так, что тролль лишь нахмурился, желая, во что бы то ни стало, избавить себя от назойливости гостя. А посему палочка колдуна пришлась к месту. Фрил сдобрил окружающее пространство звуковыми вибрациями, в воздухе заскрипели, словно старые ставни, мерцающие огоньки ярко синего цвета. И вот результат, через мгновение в воздухе совершили первый взмах крылья нового карка. Птичка размером со здорового бульдога зашипела, как змея, на создателя, но вовремя образумилась, подавшись немного назад, а там ее тут же встретила полка, шкаф и вся находившаяся там посуда. Слон в посудной лавке - всегда сущая катастрофа, а вот летающий монстр уж совсем ни к месту. Что ж, доброта всегда знает границы, а если уж перед взором колдун из темного племени - ждать благотворительности приходится как с моря погоды. Квику повезло. Оконце избы отворилось. Невиданное предприятие, если принять во внимание, что последний раз двигались оконные рамы в этом забытом Богом месте лет так четыреста назад. На темные просторы тут же вырвалось новое творение короля нечисти. Значит, прибавятся проблемы у 'королевского' отряда.
  Квику предстояло закончить одно неблаговидное дельце - прикончить Вира, прелестного конкурента в поисках Кама. Глупец Квик, сам того не понимая, превратил себя в сущее безобразие - от человеческого облика не осталось и следа. Легко предугадать мысли не столь далекого индивидуума. Очевидно, голова теперешнего карка наполнялась мыслями, больше напоминавшими набор лозунгов: Мне будет принадлежать Свирд, Свирд! Пусть я пока наместник! Ведь это пока, прекрасное начало для карьериста как я!
  ***
  Из мутных вод топей, словно пробка из бутылки шампанского, вырвались на просторы Заморья приспешники Фрила, опытные в мародерствах, убийствах и прочих непотребных мероприятиях...
  Вспорхнуло воронье к небесам и устремилось вслед за новоиспеченным главнокомандующим со странным в здешних местах людским именем - Квик.
  Тонкой вереницей в звездном ночном небе протянулся 'карательный отряд'. Чудовища и в тоже время бедолаги. Точно такие же недотепы, как и советник Вира, превращенные в летающих мутантов. Путь их лежал на встречу Вирову войску.
  Грациозности этой летающей кавалерии явно не хватало, да и вообще, зачем ожидать красоты от темных сил, где все решает грубая сила, а внешние стандарты умещаются в самых что ни на есть варварских обычаях и быту. Мощь меча и долой всех, кто иначе мыслит! Вот кажется и вся политика.
  Карки поспешили покинуть болота - задания вспыльчивого хозяина стоило исполнять незамедлительно, если уж всеми лапами цепляешься за жизнь. Среди угрюмых безмолвных тварей, Квик был единственным представителем не 'бандитского племени'. Остальные же - головорезы, маньяки и прочие отбросы общества в этой компашке считались нормой. Что ж, теперь без ложной скромности и его можно было бы причислить к столь удивительно отвратным особам, чьим делом сейчас являлась запрограммированная миссия уничтожения уцелевших жителей Свирда и их неудачливой попутчицы-мирки.
  
  ***
  
  Попавшей в передрягу пестрой компании, рвущейся в Дарстум, стоило поторопиться - на их беду подобралась достаточно шустрая свора из карков, рвущихся в доблестном порыве отличиться и укокошить вражин первыми - Аквиана, что по мановению волшебной палочки Фрила изменил свой курс и тоже устремился на север, отряда троллей и гоблинов, решивших прочесать ближайшие леса и болота, в которых могли укрыться неуловимые беглецы.
  Вот так незадача. Путникам, спешащим обзавестись Камом, стоило бы поторопиться, но они видят седьмой сон (стоит посочувствовать изнуренным путешественникам). Не время для грез!
  Поблизости раздаются настораживающие (не для уставшей команды короля) шорохи. Отряд шустрых тролей подобирается к магам и вурдуку. Человечий и вурдучий запахи бъют в нос. Именно этой расе свойственно полагаться на обоняние каждую секунду своей жизни. Любой тролль пробудится даже от самого крепкого сна, учуяв человека или вурдука (было бы смешно, если бы не так грустно, ведь люди и вурдуки - чистюли. Тролли же - ищейки стопроцентные - найдут человека, даже если тот спрятался под землей на глубине десяти метров. Гормоны - вот тот 'стукачок', что выдает жертву жителя топей).
   Даже самый старый и слепой тролль, унюхав представителя 'грязных рас' (так уж эти стревецы именуют людей, вурдуков и иных, не примкнувших к союзу с Фрилом), впадает в эйфорию безумства и жажды немедленной расправы, словно служебный пес, натасканный на вора или наркомана. Значит, беги человек! Беги, вурдук! И миркам стоит срываться с насиженного места! Тролли идут!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"