Пучеглазов Василий Яковлевич: другие произведения.

Моя любовь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    МОЯ ЛЮБОВЬ - игровая комедия на актёра и актрису средних лет.

    Copyright2003 - 2011 Василий Пучеглазов(Vasily Poutcheglazov)


    Василий Пучеглазов
    ПРОМЫСЛЫ РЕМЕСЛА
    Пьесы для театров


    Василий Пучеглазов
    3. МОЯ ЛЮБОВЬ
    Комедия встреч в двух действиях

    Пьеса посвящается дочке Кате
    Автор

    ВСТРЕЧАЮТСЯ

    ОН - интересный мужчина средних лет, из тех, кто, вопреки годам, предан, как прежде, любимому делу, то бишь, ухаживанию за прекрасным полом, и всё ещё не утратил ни мастерства, ни азарта в этом занятии. В начале спектакля перед нами субъект довольно типичный: этакий безмятежный гедонист, утончённый сластолюбец и заядлый волокита, уже несколько потрёпанный жизнью, но до сих пор способный, при случае, показать себя в полном блеске.
    ОНА - приятная миловидная женщина, тоже не первой молодости. Впрочем, так она выглядит только при первой встрече, ибо потом она заметно меняется.

    Место встреч - приморский город.
    Время встреч - разумеется, весна, но ранняя.

    Песня "Моя любовь", а также все стихи в пьесе - автора пьесы.

    Пьеса - русскоязычная версия комедии автора, изначально написанной на иврите, с действием в Израиле.

    *

    ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

    ВСТРЕЧА ПЕРВАЯ

    Уголок приморского бульвара в зарослях юной зелени. Светлый весенний вечер, птички чирикают, цветы источают чувственные ароматы. Природа пробуждается после зимних дождей, и человек - вместе с нею. В том числе, и наш искатель амурных приключений, сидящий сейчас на лавочке и мурлыкающий рассеянно мелодию песни "Моя любовь". (Возможно, та же мелодия звучит и перед открытием занавеса.) Курортный сезон ещё не начался, посему очередного случайного знакомства он ожидает уже довольно долго, развлекаясь от нечего делать своим мобильником.

    Наконец на бульваре появляется ОНА. Не замечая его, она проходит мимо скамейки, где он тут же раскидывается в небрежной эффектной позе, взглядом знатока оценивая её фигуру.

    ОН (ей в спину). Привет, куколка! Как дела?
    ОНА (вздрогнув при звуке его голоса, останавливается). Что? "Куколка"? У тебя близорукость? (Поворачивается к нему.)
    ОН. Да, есть немного. Как догадалась?
    ОНА. Очень просто. Если этакий щеголь пристаёт к женщине вроде меня, он наверняка ни черта не видит.
    ОН (заигрывая). Я вижу, мы нынче сердитые, моя сладкая? Есть проблемы?
    ОНА (разглядывая его). Мои проблемы не твоё дело, мой кислый.
    ОН. Кто знает, кто знает. И почему так враждебно?
    ОНА. Потому что нет смысла расходовать комплименты на какую-то скромную труженицу.
    ОН (бархатным голосом). И почему так сурово? Быть может, я и не эталон мужской красоты...
    ОНА. Ты ещё сомневаешься в этом? Ну, у тебя и самоуверенность.
    ОН. Самоуверенность это маска. Прикрытие для моей природной застенчивости.
    ОНА. А, вот как? Ты, стало быть, ищешь смиренницу, равную тебе в целомудрии, и потому выбрал именно меня?
    ОН. Я бы сказал иначе о моей задаче...
    ОНА. То есть, в стихах?
    ОН. Я уже начал рифмовать? Прости, ради Бога! Но ты производишь слишком сильное впечатление...
    ОНА. К сожалению, не могу ответить тем же. На мой взгляд, для эталона ты, действительно, не того. Вот лысина, например, украшение не самое лучшее...
    ОН. Не лысина, а залысины! И в настоящем мужчине лысина не главное. В любом случае, женщины любят нас за другие части тела.
    ОНА. В самом деле? Чувствуется, что ты избалован лёгкими победами.
    ОН. А ты не согласна?
    ОНА. Нет, нет, твоя правда! Это раньше я думала, что у вас есть не только телесные достоинства, но сегодня я тоже прозрела. Сегодня и я, как все, предпочитаю парней попроще. Просто красивых, сильных и молодых. И курчавых. Ещё вопросы имеются?
    ОН. Всего один. Третий. Почему так язвительно? Средство самозащиты, да?
    ОНА. Средство, верно. От всяких зануд, что липнут ко мне.
    ОН. Ядовита, как сто гадюк! И тронуть нельзя!
    ОНА. Руками - нельзя! (Тотчас смягчаясь) Нет, в принципе, ты можешь попробовать, временем я пока располагаю... Но не обольщайся излишне: для случайных знакомых шанса почти что нет.
    ОН. Почти? Ты сказала "почти"? Я не ослышался?
    ОНА. Хоть не глухой - уже утешение... Однако имей в виду: в лысеющих мужчинах я прежде всего ценю их оригинальность.
    ОН. Не волнуйся! Если я даже и вправду чуть лысоват, то исключительно из-за избытка ума.
    ОНА. Видимо, ум свой ты также скрываешь. Чтобы не ослепить нас блеском могучего интеллекта.
    ОН. Поразительно! На вид - воплощение кротости, а на деле...
    ОНА. Ну и ты на вид вполне зауряден. Тогда как на деле... Ты ведь не местный?
    ОН. Из чего такой вывод?
    ОНА. Из манер поведения. И глаза беспокойные - сразу ясно, что ты из большого города.
    ОН. Да, ты права, я тут на отдыхе.
    ОНА. Причём привык к постоянной жизненной борьбе.
    ОН. Что есть, то есть.
    ОНА. Особенно в любви. (Смотрит ему в глаза.) Угадала?
    ОН (смотря в глаза ей). Ты видишь чересчур много...
    ОНА. Иногда. Когда нахожу, что видеть.
    ОН (в восторге). Не взгляд, а омут!
    ОНА. Правда? Похоже, мы оба отличные актёры.
    ОН. Упаси Господи! Я не актёр, я вообще не хожу в театр!
    ОНА. И по какой причине? Опасаешься оскорбить свой утончённый вкус?
    ОН. Тебе смешно, а в былые дни сцена едва не разрушила всю мою жизнь. С трудом одолел я тогда искушение, с большим трудом...
    ОНА. Но одолел всё-таки? Не поддался дурному влиянию вульгарной среды?
    ОН. Да, справился. Хватит с меня стихов.
    ОНА. Ты поэт?! Какой ужас!
    ОН. Поэт я лишь на досуге и крайне редко.
    ОНА. И не иначе? Тогда терпимо, только бы не пророк...
    ОН. Ну, для пророка я слишком конкретен. Пишу всё больше на случай или по поводу. Как, например, о нас, простых парнях... (Декламирует)
    И я любимой говорю несмело:
    "Зачем стучишься в ванную опять?
    Моё большое молодое тело
    ещё так долго нужно вытирать..."
    ОНА. Да ты эстет, оказывается...
    ОН. В основном, в отношении милых дам.
    ОНА. Ты не меня ли имеешь в виду?
    ОН. Разумеется. Ибо ты совершенно прелестна.
    ОНА. Спасибо за краткость характеристики.
    ОН. И по моему скромному разумению, ты излишне строга к себе.
    ОНА. Спасибо, спасибо. Огромное спасибо.
    ОН. Честное слово, выглядишь ты великолепно.
    ОНА. Спасибо ещё и ещё. Премного вам благодарны за искренность. Кланяюсь до земли.
    ОН. Ты мне не веришь?!
    ОНА. Как это можно - верить мужчинам? Тем более, поэтам с бульвара.
    ОН. Почему нет?
    ОНА. Почему? Потому что для вас "милая дама" всегда только "куколка", игрушка для развлечения. Неваляшка или, скорей, наоборот. Каждый раз, когда она верит вам.
    ОН. Когда ты столь прямодушна, ты ещё более пленительна. Серьёзность прибавляет тебе очарования.
    ОНА. Когда ты столь грубо льстишь, ты ещё более банален. Лучше давай продолжим тему твоих духовных подвигов. Что там с тобой тогда приключилось в мире театра? Что за глобальное потрясение?
    ОН. Влюблённость. Взаимная и роковая.
    ОНА. Ай, какое несчастье! Неужели в актрису?
    ОН (печально). Именно. В юную и талантливую.
    ОНА. Ой, совсем катастрофа! Если талантливая, это уже стихийное бедствие! Сюжет - как будто из пьесы.
    ОН. Или из киносценария. Между тем, я не переношу никакого режиссирования над собой.
    ОНА. Да ты, я смотрю, бунтарь. И когда же сей катаклизм случился?
    ОН. Давно. Мы с ней были студентами.
    ОНА. Редкая память! Итак, сначала влюблённость, потом известные отношения, а дальше?
    ОН. А дальше ничего. Я её бросил, к великому сожалению.
    ОНА. Бросил - чтобы сожалеть об утраченном?
    ОН. В точности так. Расстался, а сердце моё по-прежнему жаждет видеть её.
    ОНА. Видеть - и только?
    ОН. Не береди старые раны! Что толку мечтать о ней после стольких лет одиночества...
    ОНА. Одиночества? А по тебе не скажешь...
    ОН. Все остальные не в счёт. Не идут ни в какое сравнение.
    ОНА. Насколько я поняла, она твоя ровесница?
    ОН (погружённый в воспоминания). Пожалуй.
    ОНА. Следовательно, сегодня она почти старуха?
    ОН. Скорей всего.
    ОНА. Возможно, ты бы и не узнал её, кабы встретил.
    ОН (со вздохом). Не исключено.
    ОНА. И ты говоришь - она профессиональная актриса?
    ОН. По крайней мере, готовилась ею стать.
    ОНА. Бедняжка! Без денег, без личной жизни, и плюс режиссёры на каждом шагу - деспоты и тираны...
    ОН. Мне кажется, ты тоже относишься к подмосткам без иллюзий.
    ОНА. Абсолютно без! Уж этой романтикой нас не обморочишь.
    ОН. Потому я и не нуждаюсь в искусственной сцене. Предпочитаю, что называется, "театр жизни".
    ОНА. Ну да, а мы, женщины, в твоём театре - некие персонажи. Другими словами - куклы.
    ОН. Весьма произвольное толкование...
    ОНА. Но оно вытекает из твоего определения. Ибо все мы - как бы замена, вместо той, истинной. Компенсация за страдания долгой разлуки. И я уверена, что размер компенсации равен масштабу твоей безмерной любви...
    ОН. Не язык, а жало! Насмехаться над чьей-то большой любовью это святотатство.
    ОНА. Прости, ты о той подруге или о твоём занятии здесь, на бульваре? Растолкуй мне, будь добр, что ты называешь любовью?
    ОН. Всё! Объекты разные, чувства сходные.
    ОНА. Я так и предполагала. Живо предчувствую, что меня ожидает в ближайшем будущем...
    ОН. А я своих намерений и не скрываю. Ложь и насилие - удел дилетантов, а настоящий мастер выбирает честную игру.
    ОНА. Позиция очень выгодная для опытного плута.
    ОН. Данную реплику считаю признанием моего мастерства.
    ОНА. Безусловно! Впрочем, действительно, откровенный бабник куда как лучше, чем лицемерный ханжа. Из тех, например, что готовы отрезать красотке ноги, чтобы избежать соблазна.
    ОН. Ты это сугубо абстрактно или на основании личного опыта?
    ОНА. Личного и обширного.
    ОН (осторожно). Но сейчас ты уже свободна?
    ОНА. Да, наконец.
    ОН. Как мы похожи с тобой! Я, скажем, имел семь жён...
    ОНА. Одновременно?
    ОН. По очереди. Семь, как ты понимаешь, официальных...
    ОНА. Ну, естественно. Кто же других учитывает. Вот, значит, откуда твоя проницательность и знание нашей женской природы...
    ОН. Глумиться над жертвой страстей есть преступление против человечности.
    ОНА. Преступление? Как я люблю криминал!
    ОН. Тогда я, пожалуй, прочту тебе стишок.
    ОНА. Относительно такой жертвы?
    ОН. А о чём же ещё? Женщины любят ушами, мужчины - глазами, а поэты - языками.
    ОНА (смеясь). В точку! И чьё оно, это творение?
    ОН. Моё, исключительно моё. Прими во внимание, что стих достаточно драматический. Даже трагический.
    ОНА. Превосходно! Развлекусь зрелищем кровопролития. Я вся внимание, декламируй.
    ОН. Изволь. "Стихи о непонятой душе"!
    ОНА. Боже праведный! Ещё одна!
    ОН. Да, о непонятой! Притом в её прекрасном порыве,
    ОНА. Давай, давай. Я уже вынула свой платок утирать слезы.
    ОН. Насмешница! (Декламирует)
    "Потянуло меня, повлекло!
    Так что я не заметил окна -
    и влупился башкою в стекло,
    за которым стояла она".
    ОНА. Ну, положим, это ирония...
    ОН. Никоим образом! Это крик души!
    ОНА. Спасибо за информацию. Теперь мне известно, где находится душа у мужчин.
    ОН. Вопреки клевете и наветам я продолжаю. (Декламирует)
    "На колени упал я в крови
    и воскликнул, зубами плюя:
    "Ещё раз ты меня удиви!
    Где прелестная ножка твоя?"
    ОНА. Без сомнения, ты мастер пародии! Кстати, там люди уже останавливаются...
    ОН. Да, я творю для народа! Гений принадлежит всему человечеству! (Декламирует)
    "Хоть стояла она налегке
    и мы с ней уже стали близки,
    так дала мне ногой по башке,
    что совсем доразбила мозги!" (Кланяется.)
    ОНА. Браво, браво! (Смеясь) Полная чушь!
    ОН. Я очень старался. По-моему, творческая удача.
    ОНА. Просто шедевр! Это из раннего или незрелый плод зрелого возраста?
    ОН. Это свободный импровис для всех возрастов.
    ОНА. Я помню, помню. Как там? "Возрасты разные, чувства сходные"? И всегда только правда.
    ОН. Но не всегда - вся.
    ОНА. Чтобы не обижать нас несовершенных?
    ОН. Ты, надеюсь, не о себе?
    ОНА. Само собой. В отличие от всех прочих, я-то как раз перл и венец создания. И сообразно этой моей идеальности достойна хвалы и коленопреклонения.
    ОН. С моей стороны возражений нет! (Становится на колено) Я весь твой!
    ОНА. А как же насчёт твоей несравненной актрисы?
    ОН. Ну, она в прошлом.
    ОНА. Уже в прошлом? Нет вечной любви под солнцем!
    ОН. Тем более, ты на неё чем-то похожа... (Близоруко вглядывается в неё.)
    ОНА (поспешно). Да здравствует первая любовь! И чем же похожа? Фигурой или маркой духов?
    ОН. Да нет, чем-то неуловимым. Некое смутное ощущение...
    ОНА. Уже так? Уже мы все для тебя на одно лицо? Уже у всех нас всё сходно: руки - ноги - губы - глаза?! И что, по-твоему, нет между нами даже крохотной разницы?
    ОН. Есть, есть! Иной раз гигантская.
    ОНА. Как в данном случае. Она - молода, я - не очень.
    ОН. Годы не главное.
    ОНА. Приятно, что ты такой гуманист.
    ОН. Разница в том, что она тоже была остра на язык, но не изводила меня капризами.
    ОНА. Ну, знаешь ли, накопилось. Капля за каплей, и каждая - либо желчь, либо яд...
    ОН. Все капли - без исключения?
    ОНА. Пока исключений не было.
    ОН. Но, может быть, всё-таки будет?
    ОНА. То есть, ты? Из твоих шуток эта самая лучшая.
    ОН (обиженно). Сперва надо попробовать...
    ОНА. И отравиться. Но если я крепкий орешек, покажи свои зубки. Ты же щёлкаешь нас как семечки, судя по мемуарным воспоминаниям...
    ОН. Зависит от обстоятельств. О некоторых и зубки можно пообломать.
    ОНА. Вместе с челюстью. Но, говорят, в настоящем мужчине женщины ценят другие части тела.
    ОН. Признателен за соболезнование. Вот видишь, всё же и мы способны достичь взаимопонимания.
    ОНА. Способны - в пределах этих частей.
    ОН. Разве этого не достаточно?
    ОНА. Кому как. Однако зачем тогда твои душещипательные элегии?
    ОН. Есть мнение, что задержки усиливают желание.
    ОНА. А тебе уже нужно его усиливать? Есть проблемы?
    ОН. Ну, проблема-то у меня одна...
    ОНА. Легко угадать, какая именно.
    ОН. Нет, нет, ничего подобного! Совсем не эта!
    ОНА. Не эта, правда? Как я перепугалась!
    ОН. Моя проблема - вы, женщины. Не могу устоять перед красотой
    ОНА. Да, я заметила. Ты сразу пишешь стихи. Ну, не страшно, главное, что другие части исправны...
    ОН. Между прочим, творцы чрезвычайно ранимы.
    ОНА. Ох, извини! Я и забыла, что гениальность она как кривые ноги: нельзя поминать её всуе! Одно непонятно: отчего такой виртуоз допускает столь непростительные оплошности? Известно же, что женщина не выносит конкуренток - ни тех, что были, ни тех, что есть. Посему воспевать и славить дозволено только её саму, никого больше. Разумеется, я частично тебе по вкусу...
    ОН. Целиком, целиком, не частично!
    ОНА. Но бывшие красавицы не менее ранимы, нежели сочинители. Столько ударов судьбы и столько разочарований...
    ОН. Возможно, я бы сумел стать бальзамом на твои раны?..
    ОНА. Предложение довольно двусмысленное. Хотя у тебя и вправду особый талант липнуть.
    ОН. Как мёд...
    ОНА. Как репей.
    ОН (с подтекстом). Я до того ершистый?
    ОНА. Вопрос об образе жизни или о твоих залысинах?
    ОН. Нашла слабое место...
    ОНА. И не единственное.
    ОН. И где бы ты хотела продолжить обследование?
    ОНА. Решай сам - где и как. Два часа на раздумье у тебя в запасе.
    ОН. Ты уже оставляешь меня?
    ОНА. Приходится. У меня ещё масса дел сегодня.
    ОН. Но ты вернёшься сюда?
    ОНА. Клятвенно заверяю. Уж будь любезен дождаться.
    ОН. Я готов ждать тебя до скончания века!
    ОНА. Даже притом, что ожидание для тебя подвиг? Ладно, примерно через два часа.
    ОН. И сразу - в пучину наслаждений?
    ОНА. С удовольствием! Лишь бы не утонуть там, в пучине.
    ОН. Я обожаю риск!
    ОНА. Учтём на будущее. До встречи, таинственный незнакомец!
    ОН. До встречи, моя загадочная красавица! До нашей поздней встречи.
    ОНА. Самое позднее - сегодня. Пока! (Выходит с бульвара.)
    ОН. Отлично! Начало положено! (Бодрым шагом покидает бульвар.)

    Она одна переходит с бульвара в другое место - и входит в гримуборную в театре. Таким образом, выясняется, что она актриса. Едва она переступает порог уютной маленькой комнатки, как сбрасывает свой модный жакет и швыряет его на ширму, что стоит у стола с зеркалами. Во время своего пылкого монолога она продолжает раздеваться или, точней, переодеваться к спектаклю.

    ОНА (вдруг). Какой негодяй! Нет, какой старый развратный котяра, какая гнусная похотливая скотина! Не узнал он меня! Всего лет двадцать не видел - и не узнал! Мерзавец! Надутый индюк! Кому он все эти сказки рассказывал о своей любви? Мне! Мне самой! Мне же - и обо мне! Да вот же она, твоя большая любовь склеротик! Вот она, здесь! Это же я, я! Я - та студентка, я - та актриса, я - та единственная возлюбленная! (В гневе бьёт кулаком по столу) Я, я, я!.. Как мог ты забыть меня, трепло собачье? Как смел ты забыть?! Разве же я настолько изменилась, что уже не похожа на саму себя? Нет же! Я ведь, к примеру, только взглянула - и тотчас увидела, кто это. В ту же секунду сообразила, что это он, он, тогдашний мой пылкий ветреник, мой изменник, мой лучший мужчина, которого я любила в юности. Да как любила - с ума сойти! Аж ноги сразу подкашивались, едва он меня обнимал... И которого вспоминала всю мою жизнь, вспоминала, несмотря ни на что... А этот поганый бабник просто-напросто подыскивал себе тёлку на время отпуска. Разве бы он иначе обратил внимание на такую обычную рядовую прохожую? Только от нечего делать, из гадкого любопытства, спасибо его аморальности и легкомыслию... Надо же! Жила с ним все эти годы в одном городе, а встретила на гастролях, у моря, как в сентиментальных романах... Значит, "обычная"? Это я-то "обычная"? Я, одна из лучших актрис?! (Вскользь) Ну, естественно, в подходящих ролях... Час битый таращил глаза на меня, распутная рожа, оглядывал с головы до ног, как кобылу на скачках, и ему даже не пришло на ум, что перед ним - я, я, любовь его жизни! (Кидает блузку на зеркало.) Слепец! Близорукий осёл! Неужто я нынче и вправду выгляжу столь отвратно? (Смотрит на себя в зеркало.) Ладно, окинем свою наружность критическим оком. Рассмотрим себя непредвзято и беспристрастно. Фигура стройная, относительно; ножки точёные; бёдра впечатляют, как прежде; и талия довольно-таки сохранившаяся... Так, далее. Живот и грудь не висят, задница, слава Богу, на месте, кожа почти без морщин и лицо... М-да, лицо, лицо... Лицо уже не вполне, прямо скажем. Хотя, в сущности, тоже милая мордочка издали. И вообще, из лица я сделаю что угодно, главное - остальное в порядке... (Хлопает себя по заду) Право же, мне пока есть что показать! С таким телом да в гриме я просто девица с подиума! Сексуальность убийственная!.. (Вдруг) Есть! Есть идея! (Садится к зеркалу.) Итак, он будет ждать меня? Взбрело ему в приступе сладострастия пригласить меня на свидание? Хорошо, я приду. Приду, как обещала. (Начинает гримироваться) Забыл он меня, подлец? Чудненько! Тогда я напомню ему кое-что. Организую ему его "театр жизни" и встречу с юностью. Пришло моё время! Сегодня вечером я его выведу на настоящую сцену и придумаю этому гаду особую кару. Возмездие, так сказать, за всё. Чтобы не смел забывать меня! (Надевает на голову пышный рыжий парик.) Прежде всего - хитроумный план, затем - находчивость и изобретательность, и когда он уже не сможет сдерживать страсти, тогда - месть, страшная месть! Короче, после спектакля я бегу в своём гриме туда, к моему певчему соловью, и появляюсь в образе, который сейчас я играю. Буду импровизировать и морочить ему голову до тех пор, пока он не зарыдает и не начнёт молить о пощаде. А нет - я плохая актриса! Так-то, мой голубок, сегодня ты сам кукла, а я буду дёргать за ниточки. Месть, месть, только месть!.. (Задвигает ширму, закрывая себя.)

    Мелодия песни "Моя любовь".

    ВСТРЕЧА ВТОРАЯ

    ОН вновь у скамейки бульвара, одетый ещё более щегольски.

    ОН (раздражённо). Нет, как хотите, а это свинство! Почему, собственно, я обязан дожидаться её по часу?! Так приличные люди не поступают, это выходит за всякие рамки... Может, она полагает, что она верх совершенства? Что она единственная на белом свете и нет ей замены? Как же так можно? Уже всё закуплено, уже я навёл порядок в номере, даже носки в шкаф убрал, уже и сам я в полной готовности, а она позволяет себе опаздывать! Как будто назло, как будто нарочно, чтобы взбесить меня. Этак она, того и гляди, упустит свой шанс на вечер. А то и вообще на будущее... Какая наглость! Я что, мальчишка, торчать тут до ночи?! Пусть даже она понравилась мне, пусть даже я и слегка влюблён в неё, но опоздания действуют мне на нервы. И я ненавижу, когда кто-либо чинит мне препятствия и заставляет обуздывать мой темперамент... Да, я такой вот педант! И я требую приходить точно в срок! Особенно, если мне загорелось, как нынче, если счёт пошёл на минуты... Бес его знает, на кой ляд должен я здесь околачиваться и возвращаться в гостиницу несолоно хлебавши! Есть вокруг и другие женщины, не она одна! И, в принципе, нет никакого смысла ей верить, нет смысла ждать её до скончания века! (Успокаивая себя) Прекрасно, прекрасно... В таком случае, я поищу другую милашку, и помоложе и посговорчивей. Всё же я не в пустыне, что-нибудь под руку обязательно подвернётся, я уверен... (Взрываясь) Хватит! Моё терпение лопнуло! Она ведь знала, что не придёт, когда обещала! Наверняка знала! И мне в насмешку, в насмешку! Вместо того чтобы ответить на мои чувства! (В ярости) Кинула меня, да?! Ах, ты, дрянь! Врунья! Да будь ты проклята за такую низость! Да катись ты ко всем чертям! Да гори ты в аду на сковородке! (Топая ногами) В масле! В масле! В масле!.. (Вдруг) Ух ты, какая крошка!

    Его восклицание вызвано новым её появлением на бульваре. Сейчас она уже в роли эффектно разряженной девицы и смотрится весьма и весьма многообещающе: короткая юбка, чёрные колготки, высокие красные сапоги и блузка, не застёгнутая, а завязанная так, чтобы грудь была приоткрыта. Благодаря одежде, гриму и рыжему парику, она совершенно неузнаваема.

    ОНА. Что ты подпрыгнул? Пчела ужалила?
    ОН. Ты эта пчела! Я ужален любовью!
    ОНА. Ещё один! Десятый - за полчаса! Чего вдруг?
    ОН. А как же иначе? Когда встречаешь такое обворожительное создание, нельзя не влюбиться.
    ОНА. Плохи твои дела, приятель. Сегодня я отдыхаю.
    ОН (вонзая в неё пристальный взор). В одиночестве?
    ОНА. Нет, нет, забудь об этом... (Садится на скамейку и кладёт ногу на ногу, чтобы её оголённые колени усилили впечатление.)
    ОН. У тебя что, уже есть кто-то?
    ОНА. Ой, уморил! Конечно, есть - целый город. Так что облом, дядя. Киска не для тебя. Никак не врубаешься?
    ОН. Нет, почему. Но попытка не пытка. Я что, в самом деле, не вызываю симпатий?
    ОНА. А если и так. Может быть, ты маньяк, откуда я знаю? Я девушка пугливая.
    ОН. Что-то сомнительно. На вид ты довольно бойкая.
    ОНА. Это я придуряюсь для понта. Внешность обманчива, дружок.
    ОН. Жаль, что обманчива. Ибо на вид ты чудо как хороша.
    ОНА. Тогда отчего ты мрачный?
    ОН. Как раз оттого. Ещё недавно прелестные девушки мной не пренебрегали.
    ОНА. "Недавно" - это, поди, до моего рождения?
    ОН. И не насмехались надо мной.
    ОНА. Нормальный конфликт поколений, дядя. Не переживай.
    ОН. Так, по-твоему, поздно мне зариться на юных красавиц?
    ОНА. Ну, как сказать... Песок из тебя как будто не сыпется, и сам ты пока пижон, хоть и престарелый...
    ОН. Опять лягнула меня - и глазом не моргнула!
    ОНА (демонстрируя свои ноги). А чё, у меня есть, чем лягнуть. Есть, ты согласен?
    ОН (взволнованно). Ещё как есть, моя козочка. Такими ножками - пожалуйста, продолжай.
    ОНА (с интересом). Ты мазохист?
    ОН. Да вроде нет.
    ОНА. А, значит, ты очень робкий.
    ОН. Я - робкий?!
    ОНА. Или не очень?
    ОН. Скорей, очень не. Нет, с женщинами, действительно, я бываю весьма снисходителен...
    ОНА. Не всегда избиваешь их до потери сознания? Вломил чуток - и свободна?
    ОН. Прости, но насилие не мой метод.
    ОНА. То есть, и не садист. Да ты, оказывается, классный мужик,
    ОН. Причём более чем ты можешь предположить. Знала бы ты все мои достоинства...
    ОНА. Назови хоть одно.
    ОН. Ну... Ну, остроумие, скажем.
    ОНА. Ты, значит, комик? Наверное, ты профессиональный юморист.
    ОН. Я - юморист?
    ОНА. Разве нет? Ты эстрадник, правильно? Потешаешь народ со сцены. (Дружески) Давай, давай, признавайся, кто ты там, в мире кулис?..
    ОН. Ладно, раз ты настаиваешь... Я там звезда стриптиза.
    ОНА. Ты?! (Хохочет) Кончай, я жутко смешливая!
    ОН. Именно в этой роли я наиболее забавен.
    ОНА. Я ж говорила - комик!
    ОН. Но я и романтик, если необходимо. Только бы вас улестить, мои злоязычные пчёлки.
    ОНА. И с какой целью? Чтоб не ужалили?
    ОН. Боюсь быть слишком прямолинейным.
    ОНА (с усмешкой). Неужели моё обнажённое тело так сильно действует на тебя? (Ещё немного оголяя ноги и грудь) Всё это и вправду волнует?..
    ОН. Волнует и воодушевляет. Пробуждает творческое воображение. К сожалению.
    ОНА. О чём же ты сожалеешь в данный момент?
    ОН. О себе. Вы тут расхаживаете почти что голые, а я тратил время на всякую суету...
    ОНА. Потому ты не сводишь с меня глаз? Нашёл наконец занятие по душе?
    ОН. И был бы счастлив, если бы ты согласилась разделить его со мной.
    ОНА. Что, кофе в укромном уголке?
    ОН. Само собой. Плюс хорошая музыка и хорошее вино.
    ОНА. Но это гарнир, а что у нас главное блюдо? Я подразумеваю мясо. Без комментариев? Нет, я, бесспорно, аппетитный кусочек...
    ОН. Ты чудо, это не требует доказательств.
    ОНА. Но, думаю, я несравненна не только в качестве блюда.
    ОН. О чём речь? Для всех нас ты ангел небес и сладкая грёза. Включая вегетарианцев. Я уж не говорю о недосягаемом идеале.
    ОНА. Лихо. Ты мастер лить шоколад. Даже обидно, что все эти страсти - исключительно из-за курортного климата.
    ОН. Не климат, а темперамент! А темперамент зависит не от сезона, а от избранницы.
    ОНА. Это большой вопрос - кто выбирает.
    ОН. Конечно, женщина! Я призван лишь выполнять её пожелания.
    ОНА. Звучит неплохо...
    ОН. Клянусь тебе! Я - твой раб!
    ОНА. И слуга.
    ОН. Что делать! Повелевай!
    ОНА. Твои чувства просто какой-то потоп. Ежели каждый из вас намерен устраивать мне подобное наводнение, у меня есть причина шляться по городу голяком. Поскольку всегда существует опасность угодить под чьё-нибудь излияние чувств... (Внезапно кричит за кусты) Эй, ребята! Когда начнёте играть?
    ОН. Ты чересчур общительна... (Той же компании) Бездельники!
    ОНА. Ничего, они тоже молодые. (Компании оркестрантов) Что, парни, дудки ещё дудят? Нет, нет, он не растлитель малолетних, он мой дядя!
    ОН. Спасибо, что не папаша. Ты меня специально злишь?
    ОНА. А я вообще кровожадная, женщинам это свойственно.
    ОН. А, ясно! Ты, вероятно, из тех, кто отвергает мужчин ради собственного пола?
    ОНА. Ты, я вижу, крупный знаток по части секса...
    ОН. Уж будь уверена.
    ОНА. Даже, возможно, в кругах сексуальных меньшинств...
    ОН. Э нет, тут я консерватор!
    ОНА. Но из прекрасного пола я люблю главным образом себя.
    ОН. А кто же любим из противоположного лагеря?
    ОНА. Тот, кто равен мне,
    ОН. Равен в жестокости? Ну что ж, я охотник, некоторая дикость мне даже по вкусу.
    ОНА. Лишь бы победа? Не гнушаешься никакими средствами?
    ОН. Лучше сказать - добиваюсь любой ценой.
    ОНА. Ты имеешь в виду твоё кофе с вином?
    ОН. Всё, что захочешь.
    ОНА. Обещание опрометчивое, нужно подумать над ним. Может, не стоит упускать случай?
    ОН. Конечно, не стоит. Тем более, между нами есть что-то общее...
    ОНА. Неразборчивость в знакомствах?
    ОН. Наоборот, привередливость! Я, например, выбираю только лучших из лучших.
    ОНА. Как? Только рыжих? У тебя изысканный вкус.
    ОН. Выбираю и поклоняюсь им.
    ОНА. С молитвами и гимнами на устах?
    ОН. Что касается гимнов - пожалуйста! Вот этот, к примеру. "Без тебя".
    ОНА. В том смысле, что он без меня написан?
    ОН. В подлинной лирике точное объяснение не важно! Так или иначе, это о тебе... (Декламирует с ухватками завзятого пиита)

    "Когда, любви не обретя,
    вдруг сигану я с небоскрёба,
    ты, о прелестное дитя,
    на мой полёт воззришься в оба.

    И, с любопытством проследив,
    как в выси кувыркнётся тело,
    пригубишь ты аперитив
    и улыбнёшься так несмело.

    Ты отопьешь бокал на треть,
    шепча: "Опять понакидали..."
    И будет мне легко лететь
    по этой долгой вертикали.

    С испугу ты прольёшь вино
    (ах, этот ротик! эта мина!),
    когда я загляну в окно,
    стрелой промелькивая мимо.

    Воскликнув: "Экий парвеню!",
    ты бросишь вслед: "Была охота..."
    Но я твой взор не оскверню
    неаккуратностью полёта.

    Я буду падать, не следя
    слезами, в виртуозном сальто,
    как капля майского дождя,
    к умытой плоскости асфальта!

    Когда же треснет голова
    и выскочат мозги наружу,
    ты скажешь, что была права,
    не часто изменяя мужу..."
    (Кланяется.)

    ОНА. Мило, не спорю. Но, правда, это не обо мне, а о тебе.
    ОН. О моём одиночестве...
    ОНА. Я же и говорю, о твоих тасках. Подруга тебя игнорирует - тоже мне драма! Новую заведи. Кстати, а почему муж? Ты, я надеюсь, не профессиональный альфонс?
    ОН. Я, скорей, увлекающаяся натура.
    ОНА. А, значит, жиголо!
    ОН. Даже если я сердцеед, ты - вне игры. Ты мне дана небесами.
    ОНА. Не слабо. Дуй дальше.
    ОН. Ты - одна из тысячи!
    ОНА. Круто. Но, вообще-то, я не из тысячи, а конкретно одна.
    ОН. Одна на земле и среди ангелов!
    ОНА. И не только до, но и после.
    ОН. Главное, чтобы у нас было то, что между... Как гласит древнеримское изречение, "дважды даёт тот, кто даёт быстро".
    ОНА. Ух, ты и грамотный! Ты что, и книжки ещё читаешь?
    ОН. Более того. Словари и энциклопедии.
    ОНА. "Педии"? Вот почему ты лысый!
    ОН. Опять?!
    ОНА. Что ты подпрыгнул? Снова пчела?
    ОН. Оса, оса! Жалит и жалит!
    ОНА. А не садись на неё.
    ОН. Удивительный факт: чем привлекательней нынче девушка, тем зловредней...
    ОНА. Весна, дядя. Пробуждаемся после зимней спячки. Чего ж ты умолк? Давай, уламывай, уговаривай, язык у тебя подвешен...
    ОН. Я рад, что ты оценила моё красноречие.
    ОНА. Только, прошу, не больше трёх слов подряд. А то я не догоняю.
    ОН. Говорун я лишь в силу обстоятельств. Не вышло со штурмом крепости, я перехожу к осаде.
    ОНА. Ты молоток. Упёртый, как трактор.
    ОН. Уж лучше быть надоедой, чем неудачником.
    ОНА. Да и в твоём возрасте процесс важней результата.
    ОН. Что "в моём возрасте"?! Я, между прочим, нисколько не хладнокровен, вопреки первому впечатлению...
    ОНА. Ах, да, у тебя темперамент. И когда же он проявляется? Исключительно в стихах?
    ОН. А также в тот миг, когда я слышу слова поощрения.
    ОНА. Всего один миг - как спичка?
    ОН. Ежели не плевать на меня, то куда дольше. (С намёком) Иной раз и ночь напролёт...
    ОНА. Намекаешь на вечеринку?
    ОН. Ну, мне кажется, у нас уже обоюдная заинтересованность...
    ОНА. Учти, я страшная сладкоежка и обожаю роскошь.
    ОН. Не беспокойся, я человек состоятельный. Нет, не магнат, понятно...
    ОНА. Не откручивайся. Коли позвал, поляну накрыть придётся.
    ОН. Это в первую очередь. Опытный ухажёр обязан сперва накормить свою пассию досыта.
    ОНА. Какой ты предусмотрительный! А незваная гостья не помешает?
    ОН. Кто? Я холост и абсолютно свободен.
    ОНА. То есть, опять жених? Ты просто находка!
    ОН. Причём я в прекрасной форме. Приглашаю тебя к себе - убедиться.
    ОНА. Ладно, попробуем - из интереса.
    ОН. И все мечты сбудутся!
    ОНА. И все планы осуществятся!
    ВДВОЁМ. Дай Бог!
    ОН. Из нас выйдет превосходный дуэт.
    ОНА. Потрясный! Два милых чудовища!
    ОН. Я-то - быть может. Внешне я не образец красоты...
    ОНА. Ну, знаешь, я не хирург, чтобы лезть вовнутрь тебя.
    ОН. Но ты само очарование. Ты загляденье, без оговорок.
    ОНА. Особенно при электрическом свете.
    ОН. И ты невероятно напоминаешь мне кой-кого из моей юности.
    ОНА. Ты снова о ком-то?! Забыл? Я единственная и бесподобная!
    ОН. Верно, верно, кто против? Пошлём кой-кого в утиль, как и всех женщин в мире!
    ОНА. Годится! Всех их скопом - на свалку! Кроме меня.
    ОН. Согласен! И в доказательство моего однолюбия я продекламирую тебе ещё небольшой стих.
    ОНА. Хорош, хорош! Ты уже доказал всё, что мог!
    ОН. Нет! Я должен раскрыть перед тобой все мои грани!
    ОНА. Да, у тебя действительно склонность к стриптизу...
    ОН. И она оправдана. Ибо в поэзии я титан самовыражения.
    ОНА. Если ты собираешься выражаться, то, пожалуйста, без матюгов.
    ОН. Боже избави! Я не модернист. (Кричит компании) Эй, лодыри и босячки! Привет новобранцам от ветерана любовного фронта!
    ОНА. Надеюсь, не инвалида. Они думают, что ты больной на голову...
    ОН. Воистину! Подле тебя я почти не отличаюсь от них! И так же готов к мальчишествам. (Вдруг запрыгивает на скамейку.) Тихо там, оглоеды! Внимайте, балбесы, гармонии, пока я жив! Стих о чуде! "Стойкость аскета"!
    ОНА. Это ты о себе? Ты и нахал, однако...
    ОН. Нахальство второе счастье, для поэта порой и первое. Я начинаю, отрада души моей. Детишки, не буйствуйте! (Декламирует)

    "На ложе я ещё и не прилёг
    и были мои помыслы невинны,
    когда я вдруг узрел её пупок
    и прочие изгибы и ложбины.

    Ошеломлённый дивной красотой,
    я, как во сне, взирал заворожённо
    на сей живот, столь девственно нагой,
    желанный мне до скрежета и стона.

    О как он юн! И как упруг притом!
    Как пота капли упадают на пол!
    От счастья трепеща пред животом,
    лицом в пупок, в автобусе я плакал..."
    (Кланяется)

    ОНА (хохоча). Убийственно! Ты их сразил наповал!
    ОН (кланяясь). Спасибо, спасибо... Благодарю от всего сердца за понимание и сочувствие... Уповаю на некоторую поддержку национальной культуры в моём лице...
    ОНА. Может, ты уже прекратишь бить поклоны? Время идёт.
    ОН. Да, пожалуй, пора смываться. (Спрыгивает вниз) Оп-па!
    ОНА. Полетим навстречу судьбе?
    ОН. Поскачем, моя шаловливая лань!
    ОНА. Неизвестно, кто на кого охотится, мой игривый козлик.
    ОН. Всё равно! Лишь бы всегда с тобой!
    ОНА. Опасный зарок. И будь что будет?
    ОН. Это мой жизненный девиз!
    ОНА. Тогда вперёд.
    ОН. Руку, моя богиня! Твоих ожиданий я не обману!
    ОНА. Хотелось бы верить. (Подаёт ему руку) Ну что, двинули, искуситель?
    ОН. О да! Да! Воспарим на крыльях любви!
    ОНА. Лучше на лифте. Вперёд!
    ОН. До победы!
   
    Оркестр за кустами взрывается музыкой. Песня "Моя любовь" в ритме марша. Рука об руку, ОН и ОНА уходят с бульвара.
   

    ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

    ВСТРЕЧА ВТОРАЯ (Продолжение)

    ОН вводит её в свой гостиничный номер. Интерьер его временного пристанища вполне стандартный, хотя и с претензией на роскошь: в салоне - мягкий диван, два кресла и кофейный столик, холодильник, сервант с посудой и портативный магнитофон на письменном столе. Справа - дверь в спальню, слева - дверь в коридор с вешалкой и ванной комнатой, посередине - зашторенное окно.

    ОН. Сюда, сюда. Пожалуйста, входи... Да будет свет!
    ОНА. Только не надо иллюминаций.
    ОН. Не бойся, сегодня тут убрано. Но, разумеется, ежели ты любишь темень...
    ОНА. Полумрак. Как всякая хищница, я хорошо вижу и в потёмках.
    ОН (включая бра над диваном). Так нормально?
    ОНА. Вполне. (Обследуя комнату) Смотри ты, у тебя и вправду порядок... Ты не офицер, случаем?
    ОН. Лейтенант запаса.
    ОНА. Всё ещё лейтенант? (Продолжая обследование) Маловато...
    ОН (идя за ней). Но я, в сущности, не военный...
    ОНА. Ничего, ты сравнительно молод, у тебя есть шанс сделать карьеру... (Открывает холодильник.)
    ОН. Я уже сделал ее в другой сфере. И достаточно удачно.
    ОНА (смотря в холодильник). Ты молодец. Закупил кое-что. (Идёт в коридор.)
    ОН. Слава Богу, достиг я многого...
    ОНА (заглядывая в коридор). Там ванная? (Идёт в ванную.)
    ОН. Поскольку работал я столько, что...
    ОНА (возвращаясь в комнату). Ты неплохо устроился. Ты, похоже, при бабках.
    ОН. Что даже, несмотря на моих супружниц...
    ОНА (заглядывая в спальню). И кровать у тебя роскошная.
    ОН. Даже, несмотря на их алчность...
    ОНА. Поперёк спать можно. А ты не врал: бабы тут не живут. Ни губной помады, ни тряпок разбросанных...
    ОН. Ты меня не слушаешь!
    ОНА (выглядывая в окно). А балкона нет?
    ОН. Ты что, решила тут поселиться?
    ОНА. А это идея. Если, конечно, ты всё оплачиваешь.
    ОН. Ты серьёзно?
    ОНА. Какие шутки с жильём? Снимешь на годик и будешь приезжать в гости.
    ОН. На годик?! Да ты хоть знаешь, сколько этот номер стоит?!
    ОНА. Так ты же платишь - зачем мне знать? Правда, вид из окна поганый...
    ОН. Омерзительный! Одни казино.
    ОНА. Для холостяцкой жизни это не важно, но дети, скажем, пойдут - какой им пример?
    ОН. Что, что? Дети?!
    ОНА. Да ты не волнуйся. У тебя самого не получится - мы их в пробирке заделаем. Или на воспитанье возьмём.
    ОН. Тебе не кажется, что эта беседа несколько преждевременна? Может, ты разместишься на диване?
    ОНА. С удовольствием. Но не пытайся увильнуть.
    ОН. От детей?
    ОНА. От кормёжки. Я голодна как волк!
    ОН. Да, да, у меня полный холодильник. Закуски, что называется... (Спешит к холодильнику.)
    ОНА. Заметь, я жутко прожорлива... (Садится на диван.)
    ОН. Досыта, как я говорил! (Начинает доставать из холодильника закуски и бутылки и ставить их на столик) Всё, что ты пожелаешь, - для тебя! (Бросает на неё взгляд.) Боже, как ты похожа!
    ОНА. Вот удивил! И ты похож на кого-то. Где-то я точно видела твою физию. Где-то на сцене.
    ОН. Невозможно! Когда я бесчинствовал на подмостках, ты, вероятно, ещё и не родилась.
    ОНА. И как же тебя зовут, буян?
    ОН. Моё имя - Евгений. А твоё?
    ОНА. Татьяна.
    ОН (роняет бутылку на ковёр). Как?! Татьяна?
    ОНА. А что? Обычное имя. "Итак, она звалась Татьяна..."
    ОН (поднимая бутылку). Невероятно! То же имя и та же внешность!
    ОНА. Великое чудо! Мало ли похожих девок...
    ОН. Да, но с разрывом почти в четверть века.
    ОНА. Прости за хамство, но на пустое брюхо мне как-то не в кайф обсуждать моих двойников...
    ОН. Да, да, конечно. Клади что тебе по вкусу... Бокал вина?
    ОНА. Наливай! И давай мне сюда закуски... (Накладывая еду) Шевелись, шевелись, меньше слов - больше дела...
    ОН. Намёк понятен. (Наливая вино) Просто, когда кто-то тоскует о ком-то денно и нощно и спустя годы вдруг встречает её...
    ОНА. По-твоему, я копия?!
    ОН. Никоим образом! Другой такой нет во всей вселенной!
    ОНА. Ну, то-то.
    ОН. Ты солнце очей моих!
    ОНА. А также твоя путеводная звезда.
    ОН. А также моё бесценное сокровище. Короче, будь счастлива!
    ОНА. Принято. Буду. (Пьёт с ним.)
    ОН. На здоровье! (Наливает опять.)
    ОНА. Между прочим, я выпивоха, плюс ко всему.
    ОН. Как же мне повезло! Как раз по мне!
    ОНА (придерживая бутылку). Э, не гони! Тебя мне не перепить.
    ОН. Тогда один глоток? Чтобы стереть все противоречия между нами...
    ОНА. Благодаря временному компромиссу? Ладно. (Чокается.)
    ОН. В добрый час! (Пьёт с ней.) Музыка или светская беседа?
    ОНА. Ага, давай поболтаем. Просвети-ка меня кое в чём, расширь, так сказать, моё начальное образование. Как представитель старшего поколения расскажи о твоём подходе к женщинам.
    ОН. Прежде наполним бокалы... (Наливает.)
    ОНА. Хочешь, чтоб я наклюкалась?
    ОН. В меру не помешает. До лёгкого экстаза. (Декламирует)
    "Чем так погрязну в быте я,
    уж лучше хмель подпития!"
    ОНА. А ещё лучше, когда в дымину. Но вот беда, я тогда ухожу в себя и никаких образов и метафор не воспринимаю.
    ОН. Ты студентка?
    ОНА. Кто, я? Да у меня три класса с трудом и двойка по поведению. Книг не читаю, пишу с ошибками, слушаю только шлягеры и тащусь от мексиканских сериалов.
    ОН. Другими словами, ты типичная девушка наших дней.
    ОНА. Именно. Кайф, танцы и секс, - остальное мне по фиг!
    ОН. А что ещё нужно в жизни?!
    ОНА. Ничего! Кроме богатых предков. И где твой рассказ?
    ОН. Уже приступаю... (Продолжает, расхаживая перед своей жующей гостьей) Итак, о подходе. Видишь ли, у каждого в мире - своё предназначение, и моё - ухаживать за вами. Всякий раз, когда какая-нибудь красотка проходит случайно мимо меня, и бёдра её раскачиваются, и грудь её колышется под блузкой, и волосы её развеваются по ветру...
    ОНА. Ты прямо какой-то язычник... Идолопоклонник.
    ОН. В этом вопросе - да! Потому что как только такая прелестница чуть улыбнётся мне, тотчас же пробегает во мне трепет чувственности, и сердце моё пускается в пляс, и я уже сам не свой от страсти...
    ОНА. Очень сочно. То есть, ты уже невменяем?
    ОН. Благоразумие и любовь несовместимы! Иначе откуда сближение душ?
    ОНА. И тел - что важней. Сблизить не сложно, думаю, если трепет бегает у двоих...
    ОН. Как у нас?
    ОНА. Может быть.
    ОН. "Может быть" равнозначное "да"?
    ОНА. Может быть.
    ОН. И так всегда! Случайный взгляд, кокетливая улыбка...
    ОНА. Может быть.
    ОН. И "может быть" - как намёк, именно так! И всё - заново, и вновь я без колебаний бросаюсь на очередную приманку...
    ОНА. Как кот на мышь.
    ОН. Как скульптор на материал!
    ОНА. На тебе! Ты, значит, художник, а я сырая глина?!
    ОН. О нет! Ты алмаз, а я самое большее способен отшлифовать этот шедевр природы. Впрочем, ты лично вряд ли нуждаешься в особой огранке...
    ОНА. Хочешь сказать - уже обработана? Верно, бывали у меня этакие каменотёсы.
    ОН. Зато теперь ты блистаешь вовсю. Но я, скорей, ювелир: мои драгоценности я обрабатываю нежно и осторожно. (Пытаясь обнять её) Я глажу...
    ОНА (отодвигаясь). Эй, эй! Погоди! Ещё рано!
    ОН. И когда? Когда?
    ОНА. Не подгоняй меня! И почему я не слышу тостов?
    ОН. Да сколько угодно. Давай выпьем за провидение, которое соединило нас.
    ОНА. Судьба слепа - тут ты прав. (Берёт бокал.)
    ОН. Так поднимем же эти маленькие бокалы с большим чувством, что наполняет нас подобно тому, как вино наполняет...
    ОНА. Короче, за завтрашнее похмелье! (Пьёт) И ты настолько уже наполнен, что не можешь перекусить со мной? Сядь ты, не суетись...
    ОН. Нет! Кровь кипит!
    ОНА. Куда ты?
    ОН. Пойду принесу мой музыкальный инструмент. (Скрывается в спальне.)
    ОНА. Так ты музыкант? Лабух из кабака?
    ОН (появляясь с гитарой). Вывод неверный - я не профессионал. Я бард.
    ОНА. Господи Боже! Ты собираешься играть?
    ОН. И петь.
    ОНА. Вслух?
    ОН. Что за ухмылки? В молодости я даже был популярен.
    ОНА. Фу! Решил всучить мне залежалую рухлядь?
    ОН. Снова ошибка! Это не из духовного наследия, это самое свежее. Что-то наподобие "Песни песней" номер два. "Моя любовь"!
    ОНА. Опять обо мне?
    ОН. В том числе. И в качестве эпиграфа... (Декламирует)
    "Так много женщин на белом свете!
    Кому бы нынче попасться в сети?.."
    ОНА. Не хило. И главное, без утайки. Настоящий царь Соломон номер два!
    ОН. Да, он мой идеал. Имею в виду его тысячу жён. (Поёт под гитару)
    "На твой портрет гляжу порой,
    твоё тепло в душе тая...
    Всегда со мной ты, ангел мой,
    моя любовь, мечта моя!"
    ОНА (на проигрыше). Действительно, это нечто в восточном духе. Слащавое до приторности.
    ОН. Не суди по наружности.
    ОНА. Ну да, в душе ты кипишь и пенишься...
    ОН. Как шампанское!
    ОНА. Но пена не показатель крепости вина.
    ОН. Дегустация только начинается... Я продолжаю?
    ОНА. Я тоже. (Ест.)
    ОН (поёт).
    "Расстались мы в земле иной,
    лишь Бог один тебе судья...
    Всегда со мной ты, ангел мой,
    моя любовь, мечта моя!

    Ты не была моей женой,
    и мы теперь, увы, друзья...
    Всегда со мной ты, ангел мой,
    моя любовь, мечта моя!"
    ОНА (жуя). Просто рахат-лукум. Одно сладострастие и ни капли любви.
    ОН. Возможно, я не ваш Майкл Джексон...
    ОНА. Особенно в профиль.
    ОН. Но мне кажется, тебя это трогает.
    ОНА. Что именно - песня или твой нос?
    ОН. Я вижу, ты умеешь ценить в мужчине истинные достоинства. (Поёт)
    "Но если жив огонь былой,
    приду к тебе и в те края!
    Всегда со мной ты, ангел мой,
    моя любовь, мечта моя!

    Лишь ты одна в душе больной,
    лишь о тебе тоскую я...
    Всегда со мной ты, ангел мой,
    моя любовь, мечта моя!"
    (Постепенно умолкает, ждёт её реакции. Она с аппетитом жуёт.)
    ОН. Ну? Как?
    ОНА. Публика аплодирует.
    ОН. Посмотрите на неё! У меня сердце кровью обливается, а она жуёт!
    ОНА. Уже заканчиваю. Жрачка такая, что я лопаюсь.
    ОН. Хвала полному желудку! Может, мы перейдём к "сближению сердец"?
    ОНА. На десерт? Опять трепет в известном месте?
    ОН (придвигаясь к ней). Я полагаю, у нас с тобой нет разногласий по данному вопросу? (Обнимает её.)
    ОНА. А это дерево не мешает тебе? (Отодвигает его гитару.)
    ОН. Одну секунду - и я вернусь! (Уносит гитару в спальню.)
    ОНА (взвинченно). Ну, проходимец! Опять он меня чуть было не соблазнил! Как прикоснётся - у меня ноги ватные, а он ещё песенки тут мурлыкает, Карузо... Знает, чем взять. Ситуация обостряется, он меня так и правда в койку уложит. Надо что-то предпринимать...
    ОН (появляясь, уже в халате). Вот и я!
    ОНА. Ой! От твоего взгляда я тоже затрепетала. Просто озноб...
    ОН (медленно идя к ней). Я согрею тебя...
    ОНА. И в коленях дрожь...
    ОН. Чудесно! Не сможешь сбежать от меня. (Обнимает её.)
    ОНА. И в животе трепыхание. Даже икота...
    ОН (гладя её ноги). Не сможешь, козочка. Хоть ножки и длинные, и изящные...
    ОНА. Осторожней, я иногда лягаюсь.
    ОН. Тогда мы сюда... (Целует её в шею.)
    ОНА. Может, ты поинтересуешься, согласна ли я?
    ОН. Нет, нет, я стеснительный. (Целует её) Отказ убьёт меня.
    ОНА. Слушай, притормози! У меня выходной сегодня!
    ОН. И это преступно - терять его впустую. (Целует) Это большой грех...
    ОНА. Впустую? А ведь ты прав. Как насчёт платы за услуги?
    ОН (останавливаясь). Извини, ты о чём? Что у нас камень преткновения?
    ОНА. И так как сегодня я отдыхаю, плата с тебя двойная.
    ОН. То есть, отсюда следует, что ты...
    ОНА. Что я не привыкла возвращаться от мужчин с пустыми руками. И я стою дорого.
    ОН. Где были мои глаза?!
    ОНА. Там, где у всех вас. Где трепет бегает.
    ОН. А на вид - воплощение красоты!
    ОНА. Логично. Красота - мой товар. (Деловито) По случаю таких обалденных достижений, кончай пудрить мозги и скажи внятно - платишь ты или нет. Лучше баксами. А уж потом обсудим, как и куда.
    ОН. Так молода, так пленительна - и чем же ты занимаешься?..
    ОНА. Пошёл ты! Нормальное занятие, прибыльное. А иначе на что мне обсаживаться, на какие шиши?
    ОН. Ты наркоманка к тому же?!
    ОНА. Не, не, я чуть-чуть. Только гашиш по утрам, кокаин вечером и морфий на ночь.
    ОН. Какой ужас!
    ОНА. Но ты же меня не отвергнешь из-за нескольких маленьких недостатков?
    ОН. До сих пор я к себе "жриц любви" не водил...
    ОНА. На женщинах экономил, жмот!
    ОН. Но сейчас не могу отказаться. (Шагает к ней.)
    ОНА. Я тебя не разочаровала?
    ОН. Не важно. У меня уже нет выбора. (Обнимает её) Но просьба - молчать. Ради Бога, без текста... (Бросает её на диван.)
    ОНА. Постой! Мы не договорились!
    ОН. Умолкни! (Начинает её раздевать) Молча, молча...
    ОНА. Что ты делаешь?!
    ОН (пыхтя). То, что нужно...
    ОНА. Постой, это экстремизм! Постой, без грубости! Я не готова, постой! (Из-за его плеча) Ну, совратит же!.. Ай! (Вдруг выворачивается из-под него и соскакивает с дивана.) Какой ты неловкий! (Поправляет одежду.)
    ОН. Любишь играть? Давай поиграем. Ну, стрекоза, порхай сюда.
    ОНА. Я рада бы, но - увы. Мне пора заступать на смену.
    ОН. Разрешаю тебе пропустить её.
    ОНА. Никак нельзя. За пропуск у нас наказывают.
    ОН (идя к ней). Я оплачу все издержки. Включая чаевые.
    ОНА. Нет, нет, я должна идти...
    ОН. Нет, нет, прохода нет...
    ОНА (отступая). Но по какому праву?..
    ОН. Поздно чирикать, птичка. Котик уже зацапал тебя. (Хватает её.) Ты моя!
    ОНА. Это насилие!
    ОН. Это достижение цели. Сиречь - пресловутого кайфа.
    ОНА. Ты маньяк! Ты совершенно разнуздан! Я позову на помощь! (Вопит, сопротивляясь) Не лапай меня, носорог!.. (Тут её взгляд натыкается на фотографию, стоящую в полутьме на серванте.) Кто это? (Замирает в его руках.)
    ОН. Что у тебя?
    ОНА. Кто это там, на той фотографии?
    ОН. Там - тот же парень, что и здесь. В юности, разумеется. Но ты отвлекаешься от темы...
    ОНА. Это ты?!
    ОН. Я, что тут странного? На портрете я слишком красив?
    ОНА. Как ты изменился! А то бы я сразу тебя узнала...
    ОН. Что значит "узнала бы"? Когда ты могла встречаться со мной таким? Тебе лет двадцать пять от силы...
    ОНА. Верно, тогда я ещё не родилась. Когда ты подарил эту свою фотографию моей матери. И ту нахальную морду я созерцала с самого детства. С колыбели, можно сказать.
    ОН. А как зовут её? Как зовут твою мать?
    ОНА. Как и меня.
    ОН. Татьяна?!
    ОНА. Ты удивительно догадлив! И до сих пор почитает она это твоё изображение, как будто икону.
    ОН (отступая). Теперь мне ясно, на кого ты похожа... Теперь мне всё ясно... Стало быть, она замужем?
    ОНА. Вовсе нет. И не была никогда.
    ОН. Кто же тогда твой отец?
    ОНА. Мой отец?
    ОН. Да, да, твой отец! Где он?
    ОНА. В данный момент он напротив меня.
    ОН. Как, как, как?..
    ОНА. Не изображай мне заику. Ты мой отец, ты!
    ОН. Нет, немыслимо! Ты моя дочь?!
    ОНА. Именно так.
    ОН (раскрывая объятия). Дочь моя!
    ОНА. Отец!
    ОН. Дочка!
    ОНА. Папа!
    ОН. Дочурка!
    ОНА. Папочка!
    ОН (вдруг подозрительно). А ты действительно моя дочь?
    ОНА. Взгляни на моё лицо!
    ОН. Да я уж давно пялю глаза, но ничего от меня я что-то не нахожу.
    ОНА. Ни лысины, ни кривых ног? Что правда, то правда, я куда совершенней... (Похлопывает себя по бёдрам.)
    ОН. Во-первых, почему ты расхаживаешь почти голая?! И грудь и ляжки - всё напоказ!
    ОНА. Только что ты меня сам хвалил за моё оголение...
    ОН. Только что я не знал, кто ты! Но есть вероятность, что ты просто хочешь надуть меня...
    ОНА. "Надуть"? Нет! Я бы тебя убила на месте! Умник выискался! Бросил нас с мамой на произвол судьбы - и сегодня он мне читает мораль!
    ОН. Но она мне не сообщила!
    ОНА. Зачем? Ты же всегда был безответственным типом! А я так нуждалась в направляющей отцовской руке. Но её не было, а дурная наследственность породила дурные наклонности, и вот результат...
    ОН. Опять я без вины виноватый!
    ОНА. Уже разнервничался, уже испугался, что я ему буду обузой... Не дёргайся, папуля, денег я от тебя не потребую. Я, слава Богу, зарабатываю достаточно...
    ОН. Чем зарабатываешь, чем?!
    ОНА. Тем, что у меня есть. Ты ж нас оставил без средств к существованию.
    ОН. А развратники - они тут как тут...
    ОНА. Ага, шалуны, вроде тебя. Не хватало мне должного надзора, и оттого сбилась я с праведного пути в этом огромном жестоком мире корысти и наживы...
    ОН. Дочь моя - на задворках общества!
    ОНА. Почему "на задворках"? Я работаю в центре города.
    ОН. И это - моё дитя! Кто б мог подумать!
    ОНА. Давай, давай! Рыдай и стенай! Оплакивай горестную судьбу своей бедной доченьки!
    ОН. Позор на мою голову! (Ей) Прикройся ты, наконец, бесстыдница!
    ОНА. Чего вдруг? Я же не дура - прятать такую прелесть!
    ОН. Замолчи! Я в отчаянье!
    ОНА. Что заслужил, папусик.
    ОН. Опять злорадство, опять насмешки над несчастным отцом...
    ОНА. Жаль, у меня нет ножа. Я бы вонзила его в твоё каменное сердце.
    ОН. Знаешь, у Рафаэля есть одна картина. "Юдифь с головой Олоферна".
    ОНА. И что?
    ОН. Так, вечный символ женственности.
    ОНА. И правильно. Не будь таким наивным.
    ОН. Кстати, кстати, насчёт наивности... Где твои доказательства?
    ОНА. Дома, мой подозрительный папочка. Хочешь удостовериться, я устрою тебе свидание с другой Татьяной. Пусть она самолично подтвердит твоё отцовство.
    ОН (нетерпеливо). Когда? Когда я увижу её?
    ОНА. Через час подходит? Тогда жди её возле пляжа на набережной, у закрытого кафе. И у неё в руках будет такое же фото.
    ОН. Я узнаю её!
    ОНА. Сомневаюсь. Возможно, и я подскочу в перерыв, если клиентов не будет. Я, в отличие от тебя, очень ответственная.
    ОН. Спасибо, утешила.
    ОНА. Да, родненький, в дочери ты себя превзошёл во всех аспектах. Я чудо, правда? (Соблазнительно изгибает поясницу.)
    ОН. Удлини юбку!
    ОНА. Какой ты заботливый, папик. Хочешь меня теперь втиснуть в рамки? Ха-ха, я не фотография. Чао, папашка! (Запевает) "Всегда со мной ты, ангел мой..." (Уходит нарочито "гулящей" походочкой шлюхи.)
    ОН (потрясённый). Нет... Нет, не верю... Неужели она - моя дочь? Это вот падшее создание - моё чадо?! Нет, нет и нет! Какая же тут наследственность? В чём? Я-то всегда бескорыстно, я исключительно по любви, тогда как она за деньги... Меня побуждает только мой темперамент, а что её? Хотя, с другой стороны, подход-то у нас один, потребительский. Цели разные, но сходство есть. Есть таки сходство, как ни крути! И денег опять же не вымогала, что не типично... Так и случается с теми, кто знакомится с первой встречной. Ну что мне взбрело кадрить именно её? Ну, какой у нас шанс был встретиться там? Да никакого, почти нулевой. И, пожалуйста, - вляпался. Как гром среди ясного дня... Но откуда, откуда мог знать я, что она существует? Разве же её мама меня известила? Разве пыталась меня удержать таким образом? А ведь могла бы, могла попробовать. Я всё равно бы ушёл, но могла... Допустим, Танюшу мою любил я больше, чем остальных; допустим, я до сих пор сожалею, что она не со мной; но надо быть последовательным: если уж бабник, то бабник. Значит, таким уродился. У каждого свой талант. Но, правда, о ней я скучал всю жизнь, и что-то же нас сегодня свело опять... Что это мне - наказание или знак свыше? А если намёк? Если высшие силы настаивают? Тогда - конечно, тогда, хочешь не хочешь, а спорить с судьбой нельзя, тогда я готов искупить... В общем, бегу сейчас к ней и воскрешаю прошлое. Туда, к ней, к любимой, и всё сначала... К ней, к моей долгожданной!
   
    Гостиничный номер тонет во мраке, и праздничный свет высвечивает пластмассовый стол со стульями на песке пляжа возле закрытого кафе. Он переходит к месту встречи с юностью.

    ВСТРЕЧА ТРЕТЬЯ

    ОН. Главное, чтобы она пришла и чтобы не начала, как прежде, делать мне выговоры и упрекать меня. Я сейчас слишком взвинчен для этого, особенно после скандала с нашей дочерью. А между тем я должен несколько успокоиться, чтобы заслужить её прощение... Опять меня трясёт отчего-то, опять волнуюсь, как гимназист... (Садится на стул.)

    Из-за кафе появляется ОНА. Сейчас она - согбенная старуха, опирающаяся на палку. Голова её обмотана истрёпанным платком, сама она завёрнута в рваный халат, и глаза её закрыты большими солнечными очками на резинке. В руках у неё фотография. В роли этакой слепой и хромой развалины она ковыляет к нему и, якобы случайно, толкает его палкой в спину так, что он падает со стула.

    ОН. Чёрт! Что это?!
    ОНА. Я извиняюсь, я извиняюсь. Я не нарочно... (Натыкается на стул и валит стул на него.) Ох!
    ОН. Эй, тётка! Ты что творишь?!
    ОНА. Я извиняюсь, я извиняюсь... (Поворачивается и снова бьёт его палкой.) Ох!
    ОН. Стой! Стой, несчастная! Не маши клюкой! (Встаёт.)
    ОНА. Я извиняюсь, я извиняюсь... (Поворачивается опять.) Ох!
    ОН (уклонившись от палки). Эй! Что ты тут крутишься?!
    ОНА. Я извиняюсь, но я ищу...
    ОН. Что, подаяния? На, возьми и шагай... (Даёт ей мелочь.)
    ОНА. Нет, я не попрошайка!
    ОН. А, бедная, но культурная? Значит, ты хочешь что-то продать?
    ОНА. Продать? Мне уже нечего продавать, кроме себя самой...
    ОН. Только не это!
    ОНА. И хочу я мужчину.
    ОН (отскакивая). Нет, я же сказал!
    ОНА. Одного мужчину.
    ОН. Но это не я!
    ОНА. Вот он, на фотографии. У сердца, здесь...
    ОН. И здесь тоже. Не может быть!!!
    ОНА (приближая очки к его лицу). Евгений?!
    ОН. А ты... ты... ты...
    ОНА. Прости, любимый, я тебя не узнала.
    ОН. Ты - Татьяна?!
    ОНА. То, что от неё осталось.
    ОН. Нет, нет, ты мало изменилась!
    ОНА. По-твоему, я всегда была таким пугалом?
    ОН. Что ты! Просто ты по-прежнему хороша!
    ОНА. Да, действительно, в этом наряде я выгляжу неплохо... (Кокетливо) Жалко, у меня нет шаурмы.
    ОН. Чего? Прости, я не уловил, при чём шаурма? Ты голодаешь?
    ОНА. Ой, не так! Не шаурмы, а шарма! Я иногда путаю слова.
    ОН. Ещё и склероз...
    ОНА. Да, да, я всерьёз.
    ОН. И глухая тетеря...
    ОНА. Да, да, потеря. И зрения тоже.
    ОН. И слепая!
    ОНА. Да, да, рябая. Но под гримом не видно.
    ОН. Стоп! Рассказывай по порядку, что там с тобой стряслось тогда. Пока ещё чего-то не обнаружилось...
    ОНА. Хочешь услышать мою печальную повесть? Вот она. Итак, когда я осталась после тебя совсем беременской...
    ОН. Ты имеешь в виду - беременной?
    ОНА. Да, да, временной. Спасибо, любимый! Как ты умеешь нагадить...
    ОН. В каком смысле?
    ОНА. Ой, не так! Наладить! В общем, всё время я думала о тебе, думала, думала, думала, думала...
    ОН. Э, э, очнись! Ты чересчур задумалась.
    ОНА. Верно, задумалась. Прямо на сцене, во время спектакля. Просто совсем нагрузилась.
    ОН. Не понял. Ты что, пьянствовала?
    ОНА. Ой, не так! Погрузилась! Погрузилась я - совершенно.
    ОН. В воспоминания, очевидно?
    ОНА. Да, да, в них. И как долбанулась лбом о прожектор!
    ОН. О Господи!
    ОНА. Аж мозги наружу!
    ОН. Чудовищно!
    ОНА. И как грохнулась в оркестровую яму!
    ОН. Какой кошмар!
    ОНА. И прямо на барабан!
    ОН. Я представляю!
    ОНА. И сломала обе ноги!
    ОН. Обе зараз?!
    ОНА. И тотчас же родила!
    ОН. Там, в яме?!
    ОНА. Там, на барабане!
    ОН. Невероятно!!!
    ОНА. И результат налицо. (Скороговоркой) Я - калека, дочка дефектная, и росла она без присмотра, так как я думала о тебе беспрерывно, поэтому забывала о ней, а оттого пошла она на панель, чтобы таким образом отомстить всем мужчинам...
    ОН. Странная месть, однако.
    ОНА. Ну, она же вся в мать.
    ОН. Ты тоже пошла на панель?
    ОНА. Я не смогла. Костыли помешали! И, тем не менее, когда я вижу мужчину, похожего на тебя, я схожу с ума.
    ОН (обеспокоенно). Что значит "схожу с ума"? Не буквально, надеюсь?
    ОНА. Буквально. Не владею собой.
    ОН. И ты буйствуешь?
    ОНА. Да, на меня находит после той ямы. И кто виноват?
    ОН. Но я был молод! И потом... (Декламирует)
    "Нас любят женщины пока,
    а наша жизнь так коротка!"
    ОНА. О, пожалуйста, продолжай! Ты гений, любимый!
    ОН. Ты всегда умела найти точное слово. (Потихоньку отодвигается от неё) Сядь, отдохни, я тебе ещё почитаю...
    ОНА. Раньше ты говорил "ляг".
    ОН. Но я не вправе быть столь бесцеремонным. "Стихи о чистой любви"! (Декламирует)
    "И годами ничуть не уменьшен
    пламень страсти моей водяной:
    я люблю свежевымытых женщин!
    А особенно - утром, весной".
    ОНА. Высоко, очень высоко. Ты просто болван.
    ОН. На тебе! Почему болван?
    ОНА. Ой, не то! Не болван, а титан! Разница всё равно не слишком большая...
    ОН. Да практически никакой разницы! (Декламирует)
    "Впрочем, если уж начал об этом,
    то и дальше, пожалуй, пойду...
    Я люблю их и в полдень, и летом,
    в море вымытых или в пруду".
    ОНА. Глубоко, очень глубоко. Похабно.
    ОН. Неужели настолько?
    ОНА. Ой, не то! Не похабно, а духовно! Впрочем, какая разница?
    ОН. Действительно! (Читает)
    "Да и осенью тоже, не скрою,
    я люблю в ванне вечером их...
    Да и в сауне - ночью, зимою...
    Нежных! Розовых! Чистых таких!"
    ОНА. Широко, очень широко. И велико. Какая же у тебя харя!
    ОН. Странное резюме...
    ОНА. Ой, не то! Не харя, а харизма! Да, ладно, разницы нет!
    ОН. Это уж точно!
    ОНА. У меня даже уши заложило...
    ОН. От моего голоса?
    ОНА. От вожделения. (Тыча в него палкой) Хоть и сломал ты мне и судьбу и ноги, хоть и разбил ты мне и сердце и голову...
    ОН. Кажется, ей вступило. Все симптомы помешательства!
    ОНА. Но ты мне от этого ещё дороже.
    ОН. Съехала окончательно!
    ОНА. Дай же мне, дай убедиться в твоей любви!
    ОН. У всех на виду? Но я не могу публично...
    ОНА. Немедленно! Я объята страстью!
    ОН. Постой, это неприлично... Вконец очумела!
    ОНА. Поцелуй - немедленно! (Хватает его.)
    ОН. Погоди! Это произвол!
    ОНА. Немедленно! Поцелуй, поцелуй! Я вся твоя!
    ОН (отталкивая её). Нет, нет!
    ОНА (останавливаясь). Нет?
    ОН. Да, да, да! Нет, нет, нет!
    ОНА. Я тебе противна?
    ОН. Напротив, я буду счастлив. Но у меня недомогание...
    ОНА. Молчи, лжец! (Отвешивает ему пощёчину.) Молчи, лицемер! (Бьёт с другой руки.) Обманщик! Обманщик! Обманщик! (Как бы в припадке ярости лупит его по физиономии.) Я ухожу от тебя!
    ОН. Мои щёки!
    ОНА. Молчи, злодей! (Пихает его палкой и валит на песок.)
    Был для меня кумиром ты,
    но рухнули мои мечты!
    ОН. И она поэтесса! Заразилась!
    ОНА (заканчивая). Какие ж мужики скоты!
    ОН. Это уже афоризм! Тебе и правда нужна прогулка, чтобы остыть...
    ОНА. Да, я остыну... Остыну - и очень скоро! Ха-ха-ха! (Хохоча, идёт прямо через него и скрывается за кафе.)
    ОН. Эй, осторожней! Совершенно безумна! Чуть было не изнасиловала меня... Мало того, что такое страшилище, так ещё и дерётся своим дрыном... Хорошо, зубы целые. Да и другие органы тоже. (Охая, садится на стул) Всё тело теперь в синяках... Даже, допустим, я виноват, но почему мне именно эта ведьма? Причём спятившая. Быть может, это и справедливо как наказание, я не оправдываюсь, но поцелуи - кара слишком суровая. Всё, что угодно, только не это... (Небу) Господи, умоляю, без поцелуев!

    ОНА выходит из-за кафе в роли юной распутницы, но с палкой.

    ОНА. Вот он!
    ОН. И ты здесь? Откуда у тебя её трость? Что случилось?
    ОНА. Не я, а ты скажи, что случилось! Пока вы спорили, я наблюдала за вами со стороны гостиницы, и я видела, как она пошла к морю, на волнорез...
    ОН. Да, охладиться.
    ОНА. Но тут я отвлеклась, а когда я снова взглянула на волнорез, там... там...
    ОН. Там - что?
    ОНА. Там была только эта палка.
    ОН. А она куда делась? В море упала?
    ОНА. Не упала. Прыгнула.
    ОН. Сама?!
    ОНА. Именно! Прыгнула и утопла. И ты убил её.
    ОН. Я?!
    ОНА. И её, и меня. Ибо какой мне смысл жить без неё?
    ОН. Но отец твой пока с тобой!
    ОНА. Да, и отец ещё, что усугубляет... Ну, если она прыгнула в море, то я прыгну с крыши гостиницы. Самой высокой.
    ОН. Ты ушибёшься!
    ОНА. Ещё как. О тротуар - и всмятку.
    ОН. Не делай так!
    ОНА. Сделаю - назло. Шмякнусь - и чтоб ты сгорел.
    ОН. Тогда я буду стоять внизу, я тебя поймаю...
    ОНА. Не смей! Не касайся меня своими грязными лапами!
    ОН. Я вымою их!
    ОНА. Отвали, чудовище! На, на память тебе! (Бросает в него трость.) Мамочка, мамочка, я иду к тебе! (Убегает за кафе.)
    ОН. Боже, смилуйся! Раскаяние сжигает мне душу! Вот они, плоды моей распущенности! Я чудовище? Да, да! Не умышленно, но теперь - да! (Бьёт себя тростью) Увы мне, увы! Горе мне, горе! Свинтус я, свинтус!.. Ну, если так, то и я пойду, как она, и прыгну в пучину морскую. И утону там... Нет! Не то! Как я забыл? Я же отличный пловец! Ну, тогда - с крыши. С крыши оно верней, чем в море. С крыши - и вниз, и вдребезги... Нет! Опять не то! Я же парашютист! И под машину никак нельзя - я же автолюбитель! Что же мне - жить и мучаться? Одна большая любовь была - и ту я разрушил своими руками! И ту убил, идиот! И вся их жизнь, и всё моё счастье зависели от меня одного, а я... а я... (Падает на колени) Скотина! Скотина! Скотина!

    ОНА выходит из-за кафе, уже без парика, но в той же одежде. В руках у неё сумка.

    ОНА. Женечка, я здесь! Как самочувствие?
    ОН. Таня?! Ты спаслась? Ты не прыгнула с крыши?
    ОНА. Там лифт не работал. Что ты доказывал тут на четвереньках с пеной у рта?
    ОН. Постой... А почему ты старше, чем... чем...
    ОНА. Чем кто и когда?
    ОН. Чем ты сама - только что. Или наоборот - моложе. Минутку! Дай разобраться... Может быть, ты - утонувшая мать?
    ОНА. Ага, русалка.
    ОН. И где наша дочь? Она в добром здравии?
    ОНА. Можешь удостовериться. Она - перед тобой.
    ОН. Как, как, как?..
    ОНА. Евгений, ты опять заикаешься. Ты же сказал, тебе нравится "театр жизни"? Вот тебе этот театр. Немножко грима и переодевание за кулисами... (Протягивает ему сумку) Загляни-ка сюда. Ну, как я тебя разыграла?
    ОН (извлекает из сумки парик девицы и платок старухи). Так... Значит, и та греховодница, и та старушенция - это всё ты?..
    ОНА. Да, невинная шутка. Инсценировка одной из возможностей.
    ОН. И вся эта свистопляска - тоже розыгрыш?
    ОНА. Искусство требует жертв.
    ОН. Стало быть, я участвовал в клоунаде. В роли шута. Я барахтался в полном позорище, а моя любимая развлекалась моими мучениями...
    ОНА. Я не смогла устоять перед искушением. И я ещё не закончила, гастроли у нас в самом начале...
    ОН (отпрянув). Нет, нет, перемирие! Воображение у тебя и вправду богатое, и ты большой мастер сводить счёты...
    ОНА. Кстати, извини за пощёчины. Я слишком вошла в роль.
    ОН. Лицо до сих пор горит от твоего реализма...
    ОНА. Но согласись, я неплохая актриса?
    ОН. Великолепная! И твоя игра заслуживает оваций, спору нет. Но я-то не зритель.
    ОНА. К сожалению?
    ОН. Убить бы тебя за такие шутки...
    ОНА. Признание - от всего сердца! И я бы тебя убила кое за что. Я мстительная.
    ОН. Зуб за зуб? (Пробует свои зубы.)
    ОНА. И око за око. (В роли девицы) Так что не наезжай, папик. Не гони волну.
    ОН. Надо сказать, ты меня уже укокошила. Теперь я уже не тот, что был, - совершенно.
    ОНА. Ты как теперь - лучше или хуже?
    ОН. Решай сама. Но если я потеряю тебя в третий раз...
    ОНА. Пока что я никуда не убегаю. И ты как будто не очень сердишься на меня...
    ОН. Это довольно опасно - ссориться с тобой...
    ОНА. А как ты мог меня не узнать при встрече?! Как смел ты забыть меня?!
    ОН. Теперь-то уж никогда не забуду! Ты актриса от Бога!
    ОНА. Спасибо за прямоту. Всегда говори мне всю горькую правду. "Актриса" - и только?
    ОН. Ну, знаешь, гастроли в самом начале... Но для меня ты отныне, считай, все женщины.
    ОНА. А что же с твоим "поиском разнообразия"?
    ОН. Куда же ещё искать? Ты - сплошное разнообразие!
    ОНА. Больше, чем ты можешь себе представить.
    ОН. Я возьму всё!
    ОНА. Если я отдам.
    ОН. Тогда, быть может, сыграем наши роли заново?
    ОНА. Хотя я такая язвительная и ядовитая?
    ОН. И хотя я такой прожжённый плут! По рукам?
    ОНА. Может быть. Почему бы не поболтать о том о сём с приятным мужчиной...
    ОН. Действительно. Тем более, я готов выполнить твою просьбу.
    ОНА. Ты о поцелуе?
    ОН. Ну, надо же как-то начать беседу. У тебя, я надеюсь, нет возражений?
    ОНА (пародируя его). Напротив, я буду счастлива!
    ОН. Будешь - непременно! Я обещаю! А что насчёт нашей дочери...
    ОНА. Женя! Вернись на землю! Нет у нас никакой дочери!
    ОН. Нет?
    ОНА. Нет.
    ОН. Ну, тогда будет! И не одна!
    ОНА. Ты уверен?
    ОН. А для чего я тренировался столько лет?
    ОНА. Неужели для меня?
    ОН. Разумеется! И я докажу тебе! Согласна?
    ОНА. Пожалуй, стоит попробовать...
    ОН. Немедленно!
    ОНА. Значит, занавес поднимается снова?
    ОН. Да!
    ОНА. И мы с тобою снова на сцене?
    ОН. Да!
    ОНА. И снова та же игра?
    ОН. Да, да, да! Всегда та же, любовь моя! Всегда! (Наконец обнимает и целует её.)

    Песня "Моя любовь", бывшая до тех пор фоном, звучит сейчас в полный голос, разливаясь вокруг замершей в центре сцены пары, погружённой всецело в своё увлекательное занятие, вечное, как сама любовь.

    ГОЛОСА ВОЗЛЮБЛЕННЫХ (поют).
    "Но если жив огонь былой,
    приду к тебе и в те края!
    Всегда со мной ты, ангел мой,
    моя любовь мечта моя!"

    З А Н А В Е С

    декабрь 2002 - январь 2003

    ***

 



Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"