Пучеглазов Василий Яковлевич: другие произведения.

Итоги истоков.1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    ИТОГИ ИСТОКОВ.1 - первый раздел третьей части свода книг избранной лирики.

    Copyright1968 - 2011 Василий Пучеглазов(Vasily Poutcheglazov)


    Василий Пучеглазов
    ЛИРИЧЕСКАЯ РЕТРОСПЕКТИВА
    Свод книг избранной лирики
    1968 - 2011 гг.


    III. 1. ИТОГИ ИСТОКОВ
    (1990 - 1998 гг.)


    18. УДЕЛ (1990)
    19. ХРАНИТЕЛЯМ БУДУЩЕГО (1991)
    20. МОЙ ВАРИАНТ (1992)

    *

    18. УДЕЛ
    Книга лирики
    (1990)

    СОДЕРЖАНИЕ

"Быть реалистом, право, не по мне!"
Там внутри ("Со своей актёрскою судьбою...")
"Один среди них - как остров..."
Биография ("В этот морок больной земли...")
"Не стоит принимать всерьёз..."
"Отчаянье и не меряя..."
Ю.С. ("Вот и нам черёд, сорокалетним...")
Девяностый ("Поруганная Россия...")
ПЕПЕЛИЩЕ
    "Вот и закончен "ленинский" маршрут!"
    Большевизм ("Победили бандиты...")
    Кровь ("Дно взбаламуть - и вся недолга!")
    Основатель ("Почему этот лысый бандит...")
    Самозванец ("Развеем мифы поскорее!")
    Вера ("В церковь ходит народ неспроста...")
    Насилие ("Что будет, знаем мы не понаслышке...")
    Будущее ("Всё те же партии скоро...")
    Свобода ("Идея" далеко нас завела...")
    "Перестройка" ("Награбив властью в кровавые годы...")
    Реакция ("Они зовут: "Спасай страну!")
    Ублюдочность ("Всем тем, кто это восславил...")
    Государственность ("В логичности горячки и гниенья...")
Независимость ("Жизнь загубив на мелочные драки...")
"Репутацию, ну-ка, упрочьте..."
"Хоть не стану лопотать "по фене" я..."
Декларация ("Смелостью прежней не дорожи...")
"Неуместен я - как "ять..."
"Молодые" ("Было время - тоску и гоненья...")
"Русофилы" ("Подавай им понятных и плоских!")
И. Е., Г. Б. ("Вновь годы просвета черны!")
"Ненужность моих умений..."
Родина ("Кому-то книги, слава и рубли...")
ИЗГНАНИЕ
    "Третий роман в пустоту отстукав..."
    Выезд ("Хоть и твердят, что вовне...")
    "Только в молитвенном этом интиме..."
    "Пора расстаться с временем громил..."
    России ("Пора, пора мне за кордон...")
    "Пятнадцатилетний срок..."
"Из прохиндейского теста ли..."
Святотатство ("Бездарный нахрапистый хам царил...")
Удача ("Вдрызг одураченной земли...")
Гон ("Без места под солнцем...")
Отвращение ("Не о минувшем голова болит...")
"Хоть котелок и варит..."
"Я присвоен уже навек..."
"Не только "свобода, правда..."
К ВСЕВЫШНЕМУ
    Молитва ("Голову робко склоня...")
    Демиурги ("Бог не любит - если колосс!")
    К Всевышнему ("Во здоровье погости...")
    Судьба ("Отказавшийся от золотых середин...")
    Миссия ("К иному вынырну я порогу...")
"Воплощение" ("Вершина взята! Однако...")
"Страшно остаться один на один..."
Суицид ("Вгоняет в гроб таланта благодать...")
"Земная жизнь - одна тщета..."
"Случайность на земле..."
Предстоящее ("Десятилетия альфа-омега...")
"Опять кляну потери я..."
Рок ("Пусть кары висят дамоклово...")
ВЛЕЧЕНИЕ
    Грех ("В новизне сексуальных диковин...")
    Элладное ("В мифе античном славном...")
    Влечение ("В древности страсти вскипали бурно...")
    Орфей ("Да вы что, посказились?!")
    Актеон ("Далеко от борзых Артемиды...")
    "Сквозь жизненные заносы..."
Восьмимартовское ("Стан твой гибок, голос звонок...")
"Бесплодною скукой сквозь осень влеком..."
Ретроспектива ("Не стал я что-то ни смиреннее...")
"Так же голос не продажен..."
"Поэту за труд этот труд и награда..."
Удел ("Пространство этих проклятых широт...")
"Плоть до души изводя келейно..."
Надежда ("Мы - не то, что остальные...")
Грань ("На небе блеклом...")
"Черню бумагу белую..."
"Пусть я в безвестности околею..."

*

* * *

Быть реалистом, право, не по мне!
Устаревает слишком быстро правда.
Сегодня пишешь о вчерашнем дне,
о завтрашнем напишешь послезавтра.

Мир "отражённый" - лишь аттракцион;
жить им и в нём - правдоподобья мало...
Художество - реальность вне времён!
Неважно, из какого материала.
15.02.1990

ТАМ ВНУТРИ

Со своей актёрскою судьбою,
наломавшись в молоте-серпе,
я играл себя перед собою,
находя вселенные в себе.

Обещал общественный обычай,
что воздастся за фальшивый пыл;
но созданьем собственных обличий
я свой театр прославить норовил.

Вне признанья, вне спесивой прессы
я блистал фантазией моей,
но не ставил проходные пьесы,
не играл навязанных ролей.

Отвлекали кассовые цели,
предлагали зал или подвал...
Но на мировой - безмерной - сцене
я свои помосты воздвигал.
18.03.1990

* * *

Один среди них - как остров,
рождающийся бессонно...
Страна мутантов и монстров;
абсурда и хамства зона.

Над бездной кровавой влаги
смотрю за просторы слова...
Бесправья архипелаги;
бездарность материково.

Единство переупрямя,
расту из мертвящей лужи!
И в недрах чувствую пламя,
коверкающее их души...
10.05.1990

БИОГРАФИЯ

В этот морок больной земли
сорок лет моих утекли;
хоть и ёрничаю пока,
не вернуть уже сорока.

Маразмирующий режим
был сплочением одержим;
с этой массовостью жулья
сорок лет препирался я.

Сорок лет (до чего я стар!)
я спасал мой свободный дар,
изживал всенародный бред...
Ну, и где они, сорок лет?
28.05.1990

* * *

Не стоит принимать всерьёз
то, что во мне не утонуло,
мой затянувшийся невроз
по имени "литература".

Не стоит (это не "сезам":
приникни - и душа богата)
прислушиваться к голосам,
к вам доносящимся из ада...
11.04.1990

* * *

Отчаянье и не меряя,
гарцую молодцевато:
"Зачем мне эта империя
в период её распада?!"

Но сквозь моё молодечество
всё чётче я различаю
нечаянное отечество,
карающее печалью.

И вычлененную чувствую
(куда себя ни отчислю)
свою - мучительно-чуждую -
чудовищную отчизну...
28.04.1990

Ю. С.

Вот и нам черёд, сорокалетним,
исчезать - случайно и самим...
Распылятся по недолгим сплетням
наши годы гордых писанин.

И в семейно-горестные тризны
не вплетутся лавры наших слав...
Вот и мы уходим, рукописны,
трудолюбьем судьбы обкорнав.

Доконала совесть ножевая!
Вот и не докажешь, что герой,
ради "искры Божьей" выживая
в возрожденье Родины гнилой...
25.04.1990

ДЕВЯНОСТЫЙ

Поруганная Россия
в позоре встаёт из грязи...
Не смыть ей следы насилья
и некуда - восвояси.

Сама отдалась в запале,
и вот - результат порыва:
скоты, что её распяли,
пинают её глумливо.

А вроде была царица -
юродствующая в шоке...
И как ей преобразиться,
растерзанной шалашовке?!
27.05.1990

ПЕПЕЛИЩЕ

* * *

Вот и закончен "ленинский" маршрут!
Самих себя и посадили в лужу.
Власть бесов обессмысливает труд
и умерщвляет выжившую душу.

Ещё зовёт завистливая злость,
но не пьянит фразеологий зелье...
На нашу жизнь прозрение пришлось
да омерзенья тяжкое похмелье.
29.08.1990

БОЛЬШЕВИЗМ

Победили бандиты,
воцарились убийцы...
Ну а тем, что убиты,
и теперь - ни крупицы.

Грандиозны деянья!
Стали барами смерды...
Только нет воздаянья
за единственность смерти.

Только в правящем клане
деспотия окрепла,
и напрасно закланье
без восстаний из пепла.

"Кровь во здравие льёте!",
уверяли светила...
На кровавом болоте
даже почва прогнила.

Послужили подонкам
да потёмкам ГУЛАГа...
Ненавистны потомкам
вера их и отвага.

Не о мёртвых радею
(их погибель нелепа!),
проклинаю идею,
им затмившую небо...
19.03.1990

КРОВЬ

Дно взбаламуть - и вся недолга!
Ненавистью кипя,
думали, что убивают врага,
а убивали себя.

Будто безумия ад старо,
зверство царит на дне,
кровью затапливая добро
в сердце, в мозгах, в стране.

Самоубийств черна череда...
Как же она длинна!
Только подонки, как и всегда,
всплыли в крови со дна.
1.04.1990

ОСНОВАТЕЛЬ

Почему этот лысый бандит
до сих пор в мавзолее лежит?
Что он этой отчизне принёс,
кроме бреда, разрухи и слёз?

Во главе властолюбцев и рыл
что он в этой стране натворил?
Лик икон - чингисхановоскул...
Это он её в бездну столкнул!

Был он "гений" и "вождь", говорят,
и во всех преступлениях свят;
только кем он объявлен святым,
наконец-то народом судим?!
12.05.1990

САМОЗВАНЕЦ

Развеем мифы поскорее!
Уроков мы не извлечём,
пока преступник в мавзолее,
пока клянутся палачом!

По-настоящему прозреем
мы лишь тогда, когда золой
из пушки этот прах развеем
над им загубленной землёй.
3-4.03.1990

ВЕРА

В церковь ходит народ неспроста:
не навечно безумие вспенено!
Лучше веровать в Бога Христа,
чем в убийцу Владимира Ленина.

Кем угодно себя объяви,
но лжецам откажи уж в доверии!
Лучше искрой вселенской любви,
чем холопом партийной империи.

Только совестью впредь дорожи,
кто бы там ни старался обидеться!
Лучше жить для бессмертья души,
чем для подлости лжи и грабительства.
26.09.1990

НАСИЛИЕ

Что будет, знаем мы не понаслышке,
когда зовут Россию: "Озверей!",
когда приходят к власти коротышки
в стране гигантов и богатырей.

Ущербный сброд за тиранию славя,
иную жизнь построить и нельзя,
мельчая в вырождении бесправья
да по костям бездарность вознося.

К себе самим из низости злодейства
не кровью будем мы возвращены!
Не воскресить идеями пигмейства
ни прежней силы, ни величины.
4.04.1990

БУДУЩЕЕ

Всё те же партии скоро
прокрутят ту же программу...
Россия - место повтора:
по тем же кругам - да в яму.

Опять боярства корытца,
опять затворами клацай!
За грабежом повторится
бандитство экспроприаций.

Нахапавших "перешлёпав",
свалив до кучи богатства,
опять посадят холопов -
творить им равенство-братство.

Опять возвысив трепливость,
введут казарму в обычай
и обретут справедливость
в искорененье различий.

Опять подонки и дуры
полезут рылом "исконным",
и снова - кровь диктатуры,
и снова - нуль "гегемоном".

Дождусь и я освистаний,
как в мороке предыдущем...
Но что глупей и бездарней,
чем прошлого бред - в грядущем?

В бесплодье бросил я зёрна!
Довыродятся калеки,
когда всё пойдёт повторно,
пока не падёт - навеки.
9.04.1990

СВОБОДА

"Идея" далеко нас завела
в своём косноязычии суконном:
привыкли к жизни по законам зла
да по самоубийственным законам.

Привыкли, что везде "отсель - досель"
и жульничай по мере сил при этом...
Свобода всем - условие, нам - цель,
ну и мечта, что вечно под запретом.

Вот расползлось партийное гнильё,
стал тоталитаризм совсем умерен,
но "на свободе", а не "для неё"
мы, оказалось, как-то не умеем.

К свободе мы стремились, но когда
достигли мы её (твори - работай!),
мы убедились - качество труда
не той определяется свободой.

Создав себе бессовестную власть,
то в рабстве мы, то сразу же за колья,
и за свободу без конца борясь,
привыкли жить мы в зоне беззаконья...
14.10.1990

"ПЕРЕСТРОЙКА"

Награбив властью в кровавые годы,
наворовав в период позора,
теперь оформляют свои доходы,
крепя законом богатство вора.

Коммунистическая новинка
для обездоленных их неволей:
их "регулируемость рынка"
да сохраненье их монополий.

Система хамства и обнищанья
в названьях новых ещё завальней,
и государственность их мещанья -
лишь для бандитских "завоеваний"...
13.08.1990

РЕАКЦИЯ

Они зовут: "Спасай страну!"
Но пальцем я не шевельну,
пока зовёт их аппарат
и те же во главе стоят.

"Мы в корабле, - твердят, - одном!"
Да пусть оно горит огнём!
Мне с ними - за бортом опять,
зачем же мне корабль спасать?

"Державу, - говорят, - крепи!"
Чтобы и дальше - на цепи?
Пока для мафии страна,
мне крепость эта не нужна!
5.05.1990

УБЛЮДОЧНОСТЬ

Всем тем, кто это восславил,
моё резюме исхода:
"Страна ублюдочных правил
ублюдочного народа!"

Для дара первопроходца,
для жизни честью, талантом
ублюдочней не найдётся
на шарике неприглядном.

И я, бессмысленно чуток,
напрасно рос эпохально:
ужиться, коль не ублюдок,
в ней всё равно не реально.

В бездарнейшем промежутке
мне с ней - известись безвестно:
в стране, где правят ублюдки,
достоинство неуместно.

Убытком в шабаше жутком
не стану я, вероятно...
Здесь место - только ублюдкам!
Да массе, что жрёт всеядно.
23.08.1990

ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ

В логичности горячки и гниенья
живому духу как не быть распяту...
Пятисотлетний курс объединенья
привёл, как и положено, к распаду.

Империй безымянность и бесследность -
и не народ уже, а толпы, орды...
И мы, довырождающийся этнос,
лишь завершаем общность несвободы.

"Патриотизма" проповеди вязкой
нас не увлечь в безличностный песочек:
отрезвлены естественной развязкой,
мы - в одичанье злобных одиночек.

Сплочения лишиться не дерзая,
бунтуя, разве, изредка капризно,
шёл "Третий Рим" стезёй самодержавья
и в самоистребленье большевизма,

чтобы теперь, бессмыслицей заполнясь,
стать, наконец, разрозненными нами,
чтобы его российская "соборность"
оборотилась стаями-стадами...
7.10.1990

*

НЕЗАВИСИМОСТЬ

Жизнь загубив на мелочные драки,
я бы не создал эти вот миры...
Я знал, где я живу, в какой клоаке,
и каковы условия игры.

Нет, я не страх таил за обороной,
но если б я страдальцем захотел,
я бы связал с их властью уголовной
свой безъязыкий "зэковский" удел.

И если бы я доказать задался
партийным рылам, что их свинство - срам,
в свинячьем беззаконье государства
я бы свой век ходил по лагерям.

Среди жулья я не вживался сроду,
им не отдал я своего труда,
но если б я боролся за свободу,
я бы свободным не был никогда.

Мне б легче так - в сражении открытом,
платя врагу ударом за удар,
но много чести было бы бандитам
на них потратить молодость и дар.
5.04.1990

* * *

Репутацию, ну-ка, упрочьте,
если явь продохнуть не даёт...
Кто возрос на отравленной почве,
пусть чуть-чуть - пусть хоть в чём-то - урод.

Вдохновением родственность лечим:
мол, иное прозренья таят...
Но судьбой навсегда искалечен,
дар не больно-то радует взгляд.

Бесполезны, увы, исправленья:
потроха не упрячешь за грим...
От себя не найти избавленья,
а собой - значит, веком своим.

Сам горишь в отторжении бунта,
скудоумие ль жжёт на костре,
к сожалению, жизнь обоюдна:
против зла - это всё же во зле.

Всё равно, гедонист или стоик,
в пекле чувств красоту не иконь!
И любви твой талант не достоин:
очень надо - соваться в огонь...
23.09.1990

* * *

Хоть не стану лопотать "по фене" я,
от российских дрязг спасись, поди вот!
Кончился период вдохновения,
начался бессмыслицы период.

Снова вижу типажи безликие,
озлоблённый приблатнённый торг,
снова слышу речи безъязыкие
люмпен-пролетарствующих толп...
3.10.1990

ДЕКЛАРАЦИЯ

Смелостью прежней не дорожи -
нелепа любая клятва!
Только в эпохи повальной лжи
в искусстве главное - "правда".

Воображение создаёт
себя, не цепь панацеи!
Только в стране, лишённой свобод,
искусству ставятся "цели".

Душу мы зеркалом не спасём,
коль бездны нами отверсты...
Только народ, бесправный во всём,
в искусстве ищет "ответы".

И проповеднические кресты
не заменяют чуда!
Только не знающий красоты
искусством "служит" чему-то.
26.08.1990

* * *

Неуместен я - как "ять",
сколько бездны ни портреть...
Этим толпам только б жрать,
"делать бабки" да "балдеть".

"Массы зрелищем насыть!"
"Для читателя печать!"
Ну и стоило творить,
чтоб безмозглость насыщать?
13.08.1990

"МОЛОДЫЕ"

Было время - тоску и гоненья
проходил я, величье творя...
Между тем подросло поколенье
уязвлённо-болезненных "я".

Поглощает бесследно трясина,
сколько тайных побед ни итожь;
и панически-агрессивно
утверждает себя молодёжь.

Честолюбье всё злей и капризней,
но мою судьбу как ни изгадь,
я прожил чересчур много жизней,
чтобы в этом спасенья искать...
14.12.1990

"РУСОФИЛЫ"

Подавай им понятных и плоских!
К гениальности кто тут готов?
Хватит им Пастернаков да Бродских,
Мандельштамов и прочих "жидов"!

Только в хоре они голосисты!
Им бы прежнюю власть отстоять,
и они запоют "по-российски",
заревут свои марши опять...
16.03.1990

И. Е., Г. Б.

Вновь годы просвета черны!
Вновь - рыла бездарно-дебильи...
Ровесники вышли в чины -
и тот же тупик укрепили.

Чтоб этой плотве на плаву,
толкают на дно, восвояси...
И вновь я не дрогнувши рву
с их братством случайные связи.
26.11.1990

* * *

Ненужность моих умений -
зрелище хоть куда!
Гляжу всё недоуменней
на фарс слепого суда.

Плачевный отчёт вечерний
печали не облегчит...
Сплоченье чванливой черни -
наикрепчайший щит.

В фаворе то, что дешевле,
а я чересчур уж нов...
И слабое утешенье
несомненность "плодов".
5.12.1990

РОДИНА

Кому-то книги, слава и рубли,
а я, бежать готовый, накануне
переживаю кризис нелюбви
к стране, где я писательствую втуне.

Трагичен безысходно карнавал:
жизнь "по таланту" не нужна болоту!
Я двадцать лет свободным прозябал
среди возненавидевших свободу.

Я отстоял призвание своё,
я воплотил миры фантазий в строки,
но, двадцать лет угробив на неё,
я получил бессмыслицу в итоге.

Я полагал, что я - её поэт
(а у неё с поэтами не густо),
и, проклиная, целых двадцать лет
я от неё не мог уйти в искусство.

Но снова ряхой - шовинист-дебил;
не сохранишь ни душу, ни прозренья...
Какого чёрта я её любил,
достойную лишь гнева и презренья?!
9.03.1990

ИЗГНАНИЕ

* * *

Третий роман в пустоту отстукав,
рвану туда, где не правит миф,
ради искусства и предрассудков
в дыре российской любовь сгубив.

Талант не отечественное растенье,
а всплеск космического огня!
Пусть живодёрствует вырожденье
в иссякшей почве, но - без меня.

Судьбу завершу я повеселее,
когда сумею, велев ей: "Сгинь!",
кровавой родины не жалея,
расстаться с ложью её святынь...
5.03.1990

ВЫЕЗД

Хоть и твердят, что вовне
"чуждый менталитет",
жить только в этой стране
сил моих больше нет!

Я ли кого не пойму
после моих передряг?
Хочется мне одному,
надо мне, значит, так.

Есть и отдаче предел,
и милосердью добра:
целую жизнь я терпел,
передохнуть пора.

Гонит меня не беда,
сердце почти сожжено!
Лучше бы - не навсегда,
лучше б весь мир - в одно...

Ну а пока свою Русь
я отдалю от себя
да по планете пройдусь,
чтобы опять - любя!

Воля талант мой спасёт,
душу любовь воскресит,
пусть я и не патриот,
и не космополит...
28.03.1990

* * *

Только в молитвенном этом интиме
искренность мыслима, если постыл...
Господи, не к кому здесь идти мне!
Я свою Родину разлюбил.

Не со свечой за церковною дверью,
с дерзкой душой - посреди Руси...
В счастье своё я давно не верю,
но от отчаяния - спаси!
9.04.1990

* * *

Пора расстаться с временем громил,
пора покинуть крепости невежд!
Создания, не вышедшие в мир,
меня удушат жизнью без надежд!

Пусть разорвётся сердце пополам
с неблагодарной Родиною врозь,
пора найти пристанище мирам,
которыми мне сбыться довелось!

Агония кругом - куда ни глянь!
Пора к живым идти, свой дар неся,
и отстранять страну Белибердянь!..
Здесь можно умирать, но жить - нельзя.
8.10.1990

РОССИИ

Пора, пора мне за кордон -
в штат, в округ или же в кантон!
Покуда в занавеске брешь,
пора с архивом за рубеж!
Такой судьбе наперекор
пора отсюда - "за бугор"!

Чего я попусту кляну
меня отвергшую страну?
У отщепенца путь прямой -
без возвращения домой.
Где приютят с его трудом,
там для художника и дом.

Пора, как говорят, "в бега"!
Без смысла жизнь не дорога,
а тут, неизданный пижон,
я смысла полностью лишён.
Меня моя "отчизна-мать"
умеет только убивать.

Жаль, поздно попытаюсь я
спастись от родины хамья,
здоровье, кажется, уже...
Но, право, лучше на ноже
и сгоряча - в небытиё,
чем с нею всепрощать её!

Пора, пора мне одному!
(Пусть в бессловесность и во тьму!)
"Отечество" - фальшивый миф!
Я буду жить, пока я жив;
я буду я, пока живой...
Не нужен? Ну и Бог со мной!
23.11.1990

* * *

Пятнадцатилетний срок
мне, видно, пошёл не впрок:
как закалённый клинок
вдруг становлюсь жесток.

Когда рутинная ртуть
затапливает мой путь,
не уступая ничуть,
вновь утверждаю суть.

Среди благочинных рож
я лишь на себя похож,
а им всё душу под нож
вынь, возьми, да положь.

У них - слияний разлив,
а я - упрямый Сизиф:
таланта глыбу взвалив,
взбираюсь, трудолюбив.

В убожестве - сыт и пьян;
но дар мне затем ли дан?
Пакую свой чемодан
для не убогих стран...
21.11.1990

*

* * *

Из прохиндейского теста ли
лепятся новые гении?
Преуспевающей бездари
хватит в любом поколении.

Всюду посредственность тычется,
локти - у каждого выходца...
Ей добиваться владычества,
гениям в творчестве мыкаться.

Гению свойственны странности,
а не народная здравица,
и по шкале популярности
именно среднее славится.

Ну а шестково-насестино
не достигают величия...
Там, где искусство естественно,
сосуществуют различия.

Сводит в эпоху единую
не иерархии лестница.
За "золотой серединою"
как уникальность уместится?

Келью ли, бедность богемную,
воля была бы, не более!
Что до безликости гению,
кабы не сплошь монополия?

Ладно бы - разница генная,
только вокруг посуровее:
ни уголочка для гения -
вот их успеха условия...
25.09.1990

СВЯТОТАТСТВО

Бездарный нахрапистый хам царил,
пел хам нарциссно-акцизный...
На них и потратил я бездну сил
в объятьях хамской отчизны.

Не вхожа в союзный базарный храм
поэзия-Галатея!
Поныне милльонноголовый Хам
куражится, володея.

Их орден - всех мучеников святей,
прожорливо-крокодилов:
из хамов выделывают вождей,
апостолов и кумиров.

В их "новое время" на новый лад,
но тем же богам молись ты...
И мне безразлично, о чём твердят
кликуши и моралисты.

Кому б правоверные парвеню
акафист ни возносили,
я все их святыни пооскверню,
не приняв иконы - в рыле...
31.12.1990

УДАЧА

Вдрызг одураченной земли
гудящий рой осиный...
Вот этот бред и есть мои
"пенаты-палестины".

"Отчизна", так сказать, моя:
ни счастья, ни народа...
Страна бесчестного жулья,
бессовестного сброда.

С огнём вселенским во плоти,
в явлении особом,
вот здесь я должен был расти
бандитом иль холопом.

С величьем, что о воле весть,
здесь, в зоне вырожденья,
мне предстояло предпочесть
судьбы моей лишенья.

Здесь, на ненужность обречён,
я значил крайне мало...
Но фатум был мне нипочём
и гибель не пугала.

Но я за большинством на зло
не шёл, изведав Бога;
мне и родиться повезло,
и выжить одиноко.

Мне удалось нести и кладь,
и отщепенства вызов
и душу не измордовать
маразмом "компромиссов"...
28.09.1990

ГОН

Без места под солнцем,
сверяясь по эху,
пройду незнакомцем
сквозь эту эпоху.

В пожизненном бунте
не ставший товаром,
пронзая их будни,
мелькну в небывалом.

И пусть незаконны
мои эвфемизмы,
прорвусь за кордоны
случайной отчизны!

Упорство кременье
крепит невезуха.
Зверино стремленье
творящего духа.

В намёте недолгом
(сквозь пули - щекотно!)
измученным волком
умчу из сегодня.

Один (как и надо)
и в ящик сыграю,
пугающий стадо,
отринувший стаю.

А там уже с Богом
мне слиться навеки
в моём одиноком
бессмертном забеге.

Уйду себе в чудо
в напутственном гаме...
Однако покуда
земля под ногами.

Однако пока я
чешу в чистом поле,
свой путь пролагая
сквозь время неволи...
21.09.1990

ОТВРАЩЕНИЕ

Не о минувшем голова болит
и не о бунтах одичалой дворни, -
всё тяжелей с людьми, всё тошнотворней
их страсти, их страдания, их быт.

Вновь океан мой омертвело тих,
и только пена поверху, седая...
Душа пересыхает среди них,
на отмелях брезгливо зацветая.

Здесь мирозданье звёздное моё
саморожденьем будни не отбелит...
Что отразит тоскливое гнильё?
Безликий да замусоренный берег.

И снова человечество терпеть,
и в слове, до бесчувствия разъятом,
червоточить отчётливым распадом,
презреньем бездны заполняя сеть...
25.08.1990

* * *

Хоть котелок и варит,
взгляд мой не бесконечен...
В лирике я инвалид -
ясностью искалечен.

То ли тоска вышины,
то ли желанья тверёзы,
только опять мне скучны
жизни метаморфозы.

Крестный бессмысленный путь
лёг пепелищем сквозь годы...
Не оживляет ничуть
даже кокон свободы.

Даже удач полосе
не вдохновить на восторги...
Всё надоело и все
в большевистском остроге.

Зря пополнял я архив,
гордо о даре радея:
заживо похоронив,
душит фальшью "Рассея"!

Будней папье-маше -
будто софистский апорий;
вместо искусства в душе
взорванность бутафорий.

Давит абсурда труха,
лепит маску паяца...
Но коль эпоха глуха,
чем душа распоётся?

Как я и предполагал,
не выбраться мне наружу:
рухнувший балаган
иссёк обломками душу...
23.10.1990

* * *

Я присвоен уже навек
этим подлым жестоким веком!
Выкарабкиваться наверх
или бездной под льдом и снегом -

я рождением всё решил
(судьбы дара - безвариантны!),
презирая любой режим,
ограничивающий таланты.

Лишь для воли определён,
здесь смирением не грешу я,
независимо от времён
океаном души бушуя...
25.03.1990

* * *

Не только "свобода, правда",
искусство - стихии вздох!
Когда исчезает автор
и начинается - Бог...
13.08.1990

К ВСЕВЫШНЕМУ

МОЛИТВА

Голову робко склоня,
стать человеком сумей...
Бог, Ты сильнее меня,
будь же умней!

Не добавляй мне беды,
прежних уже через край;
не воздавай за труды,
но не карай!
10.02.1990

ДЕМИУРГИ

Бог не любит - если колосс!
Предпочтение - "нищим духом"...
Вот и я почти безголос
и какая-то дрянь со слухом.

Мне уже не первый сигнал,
чтобы мизерней стал отныне:
сердце Он почти доконал,
но не выхолостил гордыни.

Труд отвергнув, Бога почти!
Даровал, мол, "искру" на время...
Дотравил Он меня почти,
отвратил - да не от творенья!
21.03.1990

К ВСЕВЫШНЕМУ

Во здоровье погости
и - в болезни кризиса...
Отчего Ты, Господи,
на меня окрысился?

Столько всякой нечисти,
что же мне кромешненько?
Отчего я не в чести
у Тебя, насмешника?!
7.04.1990

СУДЬБА

Отказавшийся от золотых середин,
вознамерясь себя побороть,
оказался я с Богом один на один -
и отверг мою жертву Господь.

И низверг Он меня, вознесённого ввысь,
в мою плоть, за телесный предел,
и в болезни вогнал, и велел мне: "Смирись!",
но смириться я не захотел.

Но, презрев досягаемый здесь пьедестал,
я отверз Его космосу грудь -
и из бездны воскрес, и из краха восстал,
чтобы дар Ему храмом вернуть...
10.04.1990

МИССИЯ

К иному вынырну я порогу,
с земными мыслями распростясь...
И как же мне поклоняться Богу,
когда я сам - Его ипостась?

Не погрузиться душе незряче
в посюсторонний прощёный сон...
Зачем беречься в самоотдаче,
когда в стихию я воплощён?

Хоть что долдоньте, хоть как тираньте,
разве оставлю стезю свою?..
Могу ли я не сгорать в таланте,
когда я жизнь огнём создаю?!
17.04.1990

*

"ВОПЛОЩЕНИЕ"

Вершина взята! Однако
за пиком обычен спад...
Спускаюсь в провалы мрака,
вступаю в привычный ад.

В ущелье пустых извилин
сползаю - и слеп, и хил...
Давно ли я был всесилен,
всевидящ, всеведущ был.

А нынче неудержимо
движенье к дыре земной,
и так высоко вершина
возносится надо мной...
3.09.1990

* * *

Страшно остаться один на один
с бездной, которой не господин!
Больно опасные антраша
выкамаривает душа.

Был бы я нравом святым пречист,
был бы, к примеру, монах-буддист, -
я не стремился бы за предел,
"в Боге" бы жил и собой владел.

Но неподвластная глубина
в космос проваливается, темна,
зреет накапливанием огня;
рвётся бушующе из меня...
24.11.1990

СУИЦИД

Вгоняет в гроб таланта благодать,
особенно - когда уже за сорок;
но срока своего не угадать
без самостийных - смертных - подтасовок.

А мы, высокомерно дорожа
свободой выбирать и это ложе,
бросаемся в развязку мятежа,
скоропостижность жизненную множа.

В клубках мифологических старух
ни с кем не преклоняясь в богомолье,
мы веруем лишь в непокорный дух
и в самоценность нашей личной воли.

И не живя для немощей-нажив,
не волоча ненужную поклажу,
за всех всевышних главное решив,
мы рассекаем спутанную пряжу...
16.08.1990

* * *

Земная жизнь - одна тщета.
Бессмертна разве что мечта.
И бесконечной чередой
мы волочимся за мечтой.

Мечась, качаясь на черте,
мы воплощаемся в мечте,
чтоб, с нищетою на счету,
исчезнув, перетечь в мечту.

Ждут нас победные щиты
за беспощадностью мечты!
Да жаль, земному не чета
нас поглотившая мечта...
4.10.1990

* * *

Случайность на земле,
сознанье таково:
весь мир лежит во зле,
зло - естество его.

Христос не оппонент
в самосозданье масс!
На лучшей из планет
чрезмерно много нас.

Пока среда жива,
наш род в дерзанье смел,
единства и сродства
переходя предел.

Практичен и высок,
дух созидает миф,
неумолимый рок
в природе пробудив.

Могилой - окоём,
могилой - небосвод...
Мир, обернувшись злом,
сознание пожрёт.

Низвергнутой ордой
откатимся в века...
Но в век наш золотой
мы царствуем пока.
26.06.1990

ПРЕДСТОЯЩЕЕ

Десятилетия альфа-омега...
Всё ли осилишь, былым отболев?
Среда очищается от человека:
кто обречён - в отсев.

Мудрость нехитрая: "Не болейте!"
Так вот уткнёшься лицом в блокнот -
и о тебе (то есть, как о поэте)
где хоть душа всплакнёт?

Счёт миллионами - как деревья,
чем бы ты ни был при жизни велик...
Века итоговое десятилетье,
тысячелетья пик.
31.08.1990

* * *

Опять кляну потери я:
"Ну, сделал - и всего-то..."
От глубины падения
зависит степень взлёта.

С обугленными нервами,
придушен мёртвой зоной,
витаю по-над недрами
души опустошённой.

Кружу, молчанье слушая,
и что услышу - тайна...
Лишь почва отдохнувшая
бывает урожайна.
26.09.1990

РОК

Пусть кары висят дамоклово -
не опускаю рук!
А рок мой всё где-то около -
подстерегает "вдруг".

Тропиночками пологими
гулять я даю зарок...
А рок мой ведёт пороками,
которыми пренебрёг.

Держу себя в трезвой строгости,
и дальше намерен так...
А рок мой толкает в пропасти:
"Давай полетай, дурак..."
5.12.1990

ВЛЕЧЕНИЕ

ГРЕХ

"Где нет закона, нет греха"
Ап. Павел

В новизне сексуальных диковин
предложу замечаньице впрок:
"Сладок грех - лишь пока он греховен!"
Без морали - нормален порок.

Не у каждого - келья, светлица;
в общепринятом совесть - чиста...
Если нет оснований стыдиться,
то откуда ж терзанья стыда?
10.04.1990

ЭЛЛАДНОЕ

В мифе античном славном,
не в этой стране проклятой,
я был бы, конечно, фавном,
а ты была бы наядой.

Не зря мы на время ропщем!
Когда ещё возликую...
А там по священным рощам
я гнал бы тебя - нагую.

И только любовный морок
спадал бы на нас, братая...
И был бы я вечно молод,
и ты была б молодая.

И я бы в подъезде в вырез
не лез к тебе, полупьяный...
Мы там бы в траве резвились,
на ложе летней поляны.

Поила б нас Иппокрена,
над нами звёздное море
сменяли б попеременно
то солнце, то эти зори.

Нам жить бы и жить хотелось,
не загнанным в здешний угол!
Бессонно б вселенский Эрос
бессмертную плоть баюкал.

Земля б нашу страсть качала,
ручей омывал упруго...
И два бы наших начала
нашли, наконец, друг друга...
23.03.1991

ВЛЕЧЕНИЕ

В древности страсти вскипали бурно,
грубо и не невинно...
Был детородный орган Сатурна
вырван рукою сына.

Семенем бога бездна покрыта!
Вся - из пены прилива,
вечно любимая Афродита
вечно "семялюбива".

Пусть изменилось как будто время,
нищая и царица
знают: божественнейшее семя
копится - чтоб пролиться!

И немифические богини
(миссия-то святая!)
жаждут - такими же вот нагими
и океан глотая!

Как их бесстыжих ни укрощают,
служат общему благу:
знай, с ненасытностью поглощают
богоданную влагу...
9.04.1990

ОРФЕЙ

Да вы что, посказились?!
Я ещё не убит!
И я вам не Осирис
самозваных Исид!

И без вас я не холост,
ваша страсть - невпопад!
Не годится мой голос
для бесстыдных менад!

С вашим криком взлети-ка, -
вы не в небо, а вниз...
Счастье мне - Эвридика,
а не ваш Дионис!

Погодите, сестрицы,
я не вами влеком,
я пока возродиться
сам могу, целиком!

Не сатир я покуда,
козлоног и багров;
мне гармонии чудо
выше всяких богов!

И пусть, хищно терзая
этот облик земной,
ваша дикая стая
алчет плоти одной, -

я себя вам, вороны,
не настолько отдам,
чтобы дух расчленённый
растаскать по частям!..
20.07.1991

АКТЕОН

Далеко от борзых Артемиды
я оленем гонимым лечу...
Я не к ней в этот грот знаменитый
заглянул, я стремился к ключу.

Я не знал, что запретное рядом
что желанью нет хода сюда,
что касаюсь я жаждущим взглядом
гневных тайн торжества и стыда.

Но законы природы - священны!
Чуть зрачками успел уколоть -
и серебряный холод Селены
пронизал мою пылкую плоть.

И весенняя тяга оленья
алым взрывом толкнула в прыжок...
Неожиданный жар вожделенья
красоты неприступность ожёг...

И увидев купанье богини,
телу юноши я изменил:
воплощённым в оленя отныне
мне скакать, выбиваясь из сил.

Весь я - страх оживотненной плоти,
весь - панический мстительный гон...
В этой женской жестокой охоте
на заклание я обречён.

Изнемочь мне в телесных пелёнах,
жертвой стать, превратившись в зверьё...
А в глазах, навсегда ослеплённых,
нестерпимо - сиянье её!

А в глазах - та секунда нагая!
Но редеет спасительный лес...
Псы мои же, меня настигая,
мне бросаются наперерез...
13.11.1990

* * *

Сквозь жизненные заносы
поют из снов соловьи...
И ноют в сердце занозы -
былые страсти мои.

Мне сбывшейся жизни мало!
Всю ночь - химер хоровод...
То, что давно миновало,
вдруг будущим предстаёт.

Ласкаются всё обманней,
отбросив любви табу,
фантомы воспоминаний,
монтируемые в судьбу.

Миры подсознанья строя,
усердствует сна стило -
и кажется, что иное
единственным быть могло.

И каждого варианта
желания жар палит...
И каждая Ариадна
дарует свой лабиринт...
14.08.1990

*

ВОСЬМИМАРТОВСКОЕ

Стан твой гибок, голос звонок...
Век живи - и век дивись!
Дочка у тебя котёнок,
ты же - ласковая рысь.

И пусть нравы нынче жёстки,
мы, кто так тебе знаком,
чаще просим нас по шёрстке
и пореже - коготком!
8.03.1990

* * *

Бесплодною скукой сквозь осень влеком,
всё умствую, фразы развив...
Пора собираться пред новым рывком,
накапливать силы на взрыв.

Пора возвращать "Божий дар" - и втройне,
пора - в продолженье игры!
Хотя и нелепы в подобной стране
призванья мои и миры.

Пожив умноженьем жилого добра,
предчувствую чудо опять...
Шагнуть в неизвестность рожденья пора;
пора сотворением стать...
7.11.1990

РЕТРОСПЕКТИВА

Не стал я что-то ни смиреннее,
ни реже думать о России...
Но кой-какие изменения
меня уже преобразили:

не дую в подворотнях вермуты,
лишь сам - и суд свой, и защита;
кумиры молодости свергнуты
и одураченность изжита;

и оголённая гледичия
звенит признаньями природы;
и одинокого величия
не раз достигнуты высоты.

В стране, тупевшей всё растленнее,
я, стоиком, как Марк Аврелий,
из повторений вырождения
взрастал сквозь космос обновлений;

в трудах созданья-осознания
минуя скопища глухие,
я не рассчитывал заранее,
прислушиваясь лишь к стихии;

я жил - чтоб воплощенье вызрело;
жил - каждым словом, каждой ролью!
Как это было ни бессмысленно,
я ставил на талант и волю.

И вот теперь, в года разменные,
когда вокруг резня-разруха,
мной сотворённые вселенные
даруют мне "бессмертье духа"...
27.10.1990

* * *

Так же голос не продажен,
настроение - цыганье...
Всё ещё с душой бродяжим
на последнем издыханье.

Вот и старость на пороге,
одряхление трясинье...
И уже готовы дроги
погребального унынья.

Цугом - скука гробовая,
катафалково-кобыльим...
Но, беспечно напевая,
не смиряюсь я с бессильем.
27.09.1990

* * *

Поэту за труд этот труд и награда,
вели б в неизвестность - свободы пути...
Его убеждают: "Не надо, не надо",
а он говорит: "Не мешайте идти".

Куда ж ты в пустыню - спасаться от жажды,
доверясь крылато-шальному перу?!..
Ему угрожают: "Живёшь лишь однажды",
а он говорит: "Напишу - и умру".

Судьбою предсмертно наказан за дурость,
впадает в тоску, ударяясь в разгул...
О нём сожалеют: "Ну вот и икнулось",
а он говорит: "Я хотя бы рискнул".
24.09.1990

УДЕЛ

Пространство этих проклятых широт
высасывает души, не иначе...
Российский гений долго не живёт
в самоубийственной самоотдаче.

Вершина духа призрачно легка,
но как ни высока среди равнины -
необозрима плоская тоска
и равенства века непоправимы.

Дар колдовской вот в эту даль отдашь,
пройдёшь свой путь в высокогорном трансе -
и, выстроив очередной мираж,
рассеешься в бессмысленном пространстве...
16.071990

* * *

Плоть до души изводя келейно,
время до смысла напрасно лущим!
Каждое новое поколенье
мало нуждается в предыдущем.

Молодость хочет своей свободы!
Моды свои, и пути, и лица...
Разве когда-нибудь через годы
"вклад" наш кому-нибудь пригодится.
4.06.1990

НАДЕЖДА

Мы - не то, что остальные,
чьи уходы неприметны...
Распадусь на составные,
измельчаю в элементы;

приберёт меня землица,
отойду к родным осинам...
А душа определится
в мироздании пустынном.

Но, в сиянии блаженном
растворившись вместе с нею,
я своим воображеньем
на планете уцелею.

Зафиксированный в шифре
облюбованного слова
(где неважно - мёртв ли, жив ли),
стану памятью иного.

Пробужусь в душе со снами
из бессмертия немого...
В человеческом сознанье
задержусь - хоть на немного...
19.12.1990

ГРАНЬ

На небе блеклом -
во весь охват -
размытым спектром
степной закат!

Оранжерея
пространств - душна...
Оранжевея,
встаёт луна.

Но чуждо гостье,
как ни гори,
многоголосье
живой зари.

Но бесполезно,
волну накрыв,
вползает бездна
в огня отлив.

И без солиста
царит окрест,
плывя слоисто,
зарниц оркестр...
19.12.1990

* * *

Черню бумагу белую,
сжигаю душу гордую...
Зачем я это делаю?
На что я жизнь расходую?!

Ах, лучше бы не трогали
мы наше благолепие!
В искусстве смысла много ли?
Но быт ещё нелепее.

"Осанна" осияннее,
когда самозабвеннее;
а сердцу воздаяние -
уже само горение.

А красота осенняя
язвит судьбу проклятую!
И только труд творения
единственной отрадою.

А после - многоточие, -
и вся тебе ирония...
И прочих одиночее,
поскольку одарённее.

"Земного счастья" всячина
не тем, кто "богоданнее"!
Одно нам предназначено -
таланта испытание...
21.09.1990

* * *

Пусть я в безвестности околею,
только архивом и обладая,
я - оправдание поколенью,
не заслужившему оправданья!

Пусть я, в отчаянье коченея,
в сечь низвергаюсь да в мрачность сычью,
я - отрицание подчиненья
несостоявшемуся величью.

Пусть с современностью во вражде я
и отщепенство - мой крест и кара,
я - утверждение возрожденья
освобождённой души и дара...
31.12.1990

***


    19. ХРАНИТЕЛЯМ БУДУЩЕГО
    Книга лирики
    (1991)

    СОДЕРЖАНИЕ

Избранность ("Белокурая бестия...")
Наивность ("Предполагаю в безумце я...")
"Какие открытия ни таи..."
"В историю уйду - как эллин да шумер..."
На публике ("Пусть удача - ножки вверх!")
"Жизнь моя прояснилась давно..."
"Всё то же солнце весеннее..."
Криз ("За тяжкий грех уныния...")
"С каждым кругом трудов - несомненнее..."
Новое время ("Оглянешься эдак вокруг...")
"Уж очень эта жизнь крута!"
"Не превратясь в журналиста-емелю..."
АГОНИЯ
    "Вот как идея нас накормила..."
    Полюса ("Взывают: "Свободу не сглазьте!")
    "Убийцы опять удалы..."
    "Что увидишь вокруг на российском досуге?"
    "Спецназы, ОМОНы... Насилью гимн..."
    "Этой стране - каюк..."
Перелом ("Пережившие пока что моложавы...")
Рифмы ("Всё уникально в нашей судьбе...")
Сонет о спасении ("Вот ещё одна заполнена страница...")
"В урне скорбной - щепоткой пепла..."
"Умельцы хвать-похвать..."
Фамилия ("Звучит нелепо: "В. Я. Пучеглазов...")
Ветер ("Изнывает ветер, одинок...")
"Пускай душа моя забыла про желанья..."
Анемоны ("Кругом - спецназы, ОМОНы...")
Нарцисс ("Земным единством не отболев...")
ЛЮБОВНОЕ
    "Оформлена в двуполость жизни плазма!"
    Любовное ("Измены плодятся...")
    "Жизнь в потоке времени постепенно тает..."
    "Ты опять мне приснилась - влюблённая и молодая!"
    Сонет о молчании ("Изощрившись в искусной словесной резьбе...")
Любимой и единственной ("В этот день, когда по всей стране...")
ЦПКИО ("На озёрных голубых стрекоз...")
Дождь ("Снова дождь - и в каналах вскипает вода...")
Зарисовка ("Еду в город Пушкин я, в Царское Село...")
Обморок ("Как лампочка сквозь платок...")
"Задача искусства неведома нам!"
Воображение ("И на час не калиф...")
Призвание ("Что уж мне распинаться про "нравственный долг...")
"Не монгол, не турок и не галл..."
Чуждость ("Нездешним рождён я, чужим среди люда Земли!")
"Оглянёшься, бывало, - в родстве, или в блуде..."
Одиночество ("Случайные близости юности шалой...")
"Дух гуманизма - не для коллектива!"
"Стал гением - считай, удача мимо!"
"Время кончилось, и все его приметы..."
КУЛЬТУРНЫЙ КОНТЕКСТ
    Обзор поэзии ("Экзотика лирического барда...")
    СП - 91 ("Советский писатель - на всё готов!")
    Вырожденцы ("Постмодернизм свои резоны...")
    Собачась ("Чай, имидж - таланта выше ж!")
    "До обморока запытана..."
    Культурный контекст ("Поскольку в культуру...")
    Сонет о чуждости ("Кому роднее сталинский ранжир...")
    Массовому читателю ("Используя ум свой здравый...")
    Старым знакомым ("И с этими "шестидесятниками" мы тоже разны...")
    "Я занят не угожденьем - саморожденьем духа!"
    Вместо смерти ("Издательским сито везение здесь перекрыто...")
    Судьи ("Авторитеты бы им сокрушать в журналистском ушу...")
    "Но" ("Ни сборника стихов - за все года...")
    Союзы ("Не терплю коллегиальных уз...")
    Пустынник ("Вражде вопреки, и доныне...")
"Мне отмщение" ("В годы лжи, когда их пресмыканья мирили...")
Певцам свободы ("Может, я и в поколении отделен...")
Иосиф и его братья ("Читаете и вы его, неброского...")
Читателю ("Не стоит спорить о моей судьбе!")
Надежды ("То, что твоё, - тем и владей!")
"Эта жизнь мне больше не желанна!"
Фантом ("Всё делят какие-то кресла...")
Двойной сонет "капитализации" ("Куда мы "выйти" хотим...")
ЭТА РОССИЯ
    Троица ("Ещё мы живём, озлоблённо голубясь...")
    За гранью ("В нищету уползаем, добиты...")
    СКВ ("Будем жить настоящим...")
    Народ ("С Россией теперь покончено! Нелепо - рыться в золе...")
    Поделом ("Всё то же мафиозное жлобьё...")
    Эта Россия ("Пророчит величье духовный Манилов...")
    На обломках ("Мы жизнью пересказали...")
"Тот, кто голодным покинул пир..."
"Как не восславить свою победу..."
"Не поддаваясь массовому шизу..."
Эгоистично ("Давно б за границу смылся...")
Задержка ("Стихи всё приходят - Бог знает, откуда!")
"Не чувствую я родственных корней..."
"Тотален времени фатум!"
О поколении ("Вот, - говорят, - трагический финал...")
"За ликованья былого гимна..."
Антиномия ("Зовёт в магнатства затею...")
Из недр ("Неподъёмность глобальных тем...")
"Не созданный для торга..."
О Боге ("Вот отпаду, нигде не отпет...")
Экспромт ("О Пантагрюэле, о Панурге...")
Хокку ("Тень сосны...")
Воспоминание ("Москва. Стою на проспекте...")
"Я свой талант не обскубу..."
На выходе ("Все - против всех!" "Блажен - тот, кто богат!")
Антирыночное ("Прикладничеством бойким истайте...")
БОГ
    Бог ("К Богу душа воздета...")
    "Самозабвенный лиризм забав..."
    Уровни
    "Не узревший Божьего лица..."
    Эволюция ("Многоликости я, к счастью, не миную...")
    Вера ("Кочка судьбы да могильная рытвина...")
    К Богу ("Ну, и угодил я в переплёт!")
    Неверие ("Подвижников зря превзошёл я примеры!")
    Мессия ("Ради славы у вас я не стал бы блажить...")
    Сознание ("Не душа, а мой дух на Земле не залечится...")
    Свет ("В начале было семя или слово...")
Центр ("Кругом богоизбранности самум...")
Искусство ("Душа, уставая, стара...")
О себе ("Я вне истории - будто убитый Ромул...")
Подводя итоги ("Так многолик, что подобен порой Андрогину...")
Хранителям будущего ("Журналы былое роют - посожалеть о ком бы?")

*

ИЗБРАННОСТЬ

Белокурая бестия -
буржуазный художник...
Ну, а русский - лишь бедствуя
да в куражах гудёжных.

Им свободы облузгала
многорукость вердикта...
А достоинство русского
среди зверств - утверди-ка.

С бытовыми моллюсками
разве знается гений?..
А террорами русскими
заставляют - "смиренней".

"Каждый может возвыситься!" -
вечный стимул величья...
А в России бессмыслица
пожирает, мурлыча.

Там, где личность священнее,
попривычней нагрузки...
А к труду отвращение -
это очень по-русски.

Мы - пытливее Фауста,
но - абсурда усталость...
Вот я, русский, - пожалуйста!
Всё, как есть, оправдалось.
8.01.1991

НАИВНОСТЬ

Предполагаю в безумце я
Праксителя, а не рекрута...
Пока таланта презумпция
не будет им опровергнута.

Предполагаю в бандите я
Вийона, не рыло платное...
Пока из кровопролития
не выяснится обратное.

Предполагаю в поэте я
Овидия, не давителя...
Пока не лопнет комедия,
мне давнюю трезвость выделя.
19.01.1991

* * *

Какие открытия ни таи,
какими наитьями ни теки,
никто не поставит пьесы твои,
никто не размножит твои стихи.

Каким "литнаследием" ни гордись,
с трудами-триумфами позади,
среди вырождения не спастись,
какие высоты ни возводи.

В стране волчьих морд да свинячьих рыл
в помойку и только - таков финал
для тех, кто вот тут человеком был,
для тех, кто не грызся, а создавал...
31.01.1991

* * *

В историю уйду - как эллин да шумер...
Хоть тем, кто уцелел,
нет интереса - вспять,
спасибо и за то, что я прожить сумел,
за то, что я успел
изведать и создать.

И пусть я цепь трудов сковал, к звену звено,
чтоб якорь "я" на дно
забвенья - и аминь,
но творчество как смысл рожденьем мне дано,
перемолов зерно
соблазнов и святынь.

Что дару моему безвестность, интерес?
Созвучием небес
душа моя - звезда!
Исчезнет ли она, как я, уйдя, исчез,
отринув наотрез
телесность "никогда"?..
25.01.1991

НА ПУБЛИКЕ

Пусть удача - ножки вверх! -
скачет, потна и грудаста, -
изменить ни этот век,
ни себя мне не удастся.

И уж на своём веку,
на арене зоны-плаца,
я с толпой не побегу
бенефисов домогаться.

Хоть и манит, как магнит,
"популярность", но иначе
я хочу быть знаменит -
не случайностью удачи.

Понимающе-нежна,
мне б удача очень кстати;
но такая не нужна -
шансонетка на эстраде.

Как зазывно ни пляши,
утверждаюсь я бесплатно
не служебностью души,
не продажностью таланта!

И под вопли "Ай лав ю!"
озверелого восторга
покидаю я ревю
беззастенчивого торга...
4.02.1991

* * *

Жизнь моя прояснилась давно:
что там дальше - уже всё равно.
Мне и в будущем мало утех:
не заманят ни грех, ни успех.

Завершён и романный вираж...
Для чего - даже если издашь?
Даже если хоть кто-то прочтёт,
лишь наглядней исходный просчёт.

Проявление мощи былой,
я - случайный, нелепый герой,
как и все, что величьем горды
в вырождении жалкой орды.

Единенье бессильных рабов -
угасающий этнос таков.
В этом мороке славится тот,
кто ворует, а не создаёт.

Разрушенья обыденный бред
да каменья колоссам вослед.
Разгоревшийся здесь на века,
полыхаю в чаду тупика...
12.02.1991

* * *

Всё то же солнце весеннее,
а я, считай, на погосте:
лишь тяжкое омерзение
в душе, уставшей от злости.

Тотальное отторжение
да торга принцип коровий:
"Меняй своё отношение,
коль не изменить условий!"

"Творение твари тленнее,
хоть дар твой других отменней..."
Расплата за осмысление
бессмысленности рождений.
21.03.1991

КРИЗ

За тяжкий грех уныния
в ублюдстве безвремения
лежу с давленьем ныне я:
сто семьдесят - не менее.

Как будто в отдалении
та скука тупиковая,
но чувствую давление
по-прежнему рисково я.

По мозгу болью бацая,
безумствует гармония...
И если эмиграция,
то лишь потусторонняя.
1.02.1991

* * *

С каждым кругом трудов - несомненнее:
и надежд растранжирен кредит!
Снежной хлябью пространство забвения
воплощенья мои поглотит.

Ворожа над насущной свободою,
прибавляя старьё ко старью,
четверть века впустую работаю -
мирозданья свои создаю.

А исчезну безвременно из дому,
возвратив то, что Бог даровал,
тут и творчеству кануть неиздану,
ладно, если в архивный подвал...
1.03.1991

НОВОЕ ВРЕМЯ

Оглянешься эдак вокруг -
и в новый роман - от греха...
Страна босяков и ворюг
к искусству базарно глуха.

С толпою талант примирив,
товар выпекай, как завод:
клепай ширпотреб-примитив -
авось, кто-нибудь и возьмёт.

Душой угождай и строкой!
Убожество - твой вертухай...
А если ты гордый такой -
сиди, в нищете подыхай.

От творчества - только урон!
Бессмыслен неприбыльный труд!
А если ты слишком умён -
тебе и башку оторвут.

"Для масс" - или вовсе никак!
Реально - лишь то, что продал!
А если ты "вольный казак" -
сперва сколоти капитал...
4.03.1991

* * *

Уж очень эта жизнь крута!
Искусство тут - причуда.
Коли уеду - не "куда",
а, в основном, "откуда".

Горька твоя, Россия-Русь,
демьянова ушица!
Там я навряд ли приживусь,
но здесь-то - не ужиться.

Быть может, мне скорбеть навзрыд,
однако - лишь отчаля...
Такой вот я "космополит"
в отечестве отчаянья.
2.03.1991

* * *

Не превратясь в журналиста-емелю,
не заплатив угожденья оброк,
я заслужил всё то, что имею:
эту судьбу и этот итог.

Ни сотоварища нет мне, ни друга
(впрочем, об этом ли я горевал?);
бездна архива - моя заслуга
и - сообразно - в быту провал.

Пусть не сияю иконописно
и не гожусь для посмертных кадил,
но и в маразме "социализма"
я свой талант сполна воплотил.

В службе партийному далай-ламе
родины этой мой труд был изъят,
так что она ничего не дала мне,
кроме бессмысленности преград.

В прелестях жульнического ранжира
я, как и прежде, ни с кем и ничей,
но и страна моя заслужила
самых нелестных моих речей...
26.03.1991

АГОНИЯ

* * *

Вот как идея нас накормила,
"славных наследников Октября":
стали "страною третьего мира",
этому выбору благодаря.

В долгой, бредовой, бездарной были,
сколько на прошлое ни ярись,
душу и разум мы истребили,
кровью до блёва перепились.

Если и выберемся - не скоро;
яма - безвылазно глубока:
из беснования и позора
вышли в бессовестность тупика...
19.01.1991

ПОЛЮСА

Взывают: "Свободу не сглазьте!",
чтоб нищий народ обокрасть...
И разве защитники власти
поймут ненавидящих власть?

Цена чересчур дорогая:
не выбраться, как ни потей...
И разве, всё разом теряя,
захочешь дальнейших потерь?

Опять в трагифарсовой драме
грозят обоюдно: "Воздам..."
И разве раздетый властями
поверит подобным властям?
31.12.1991

* * *

Убийцы опять удалы
и "кризис" опять готов...
Советские феодалы
не станут жить без рабов.

Кому тут твержу про сны я
в угаре трусливых смут?
Восставшие крепостные
согласны назад - в хомут.

Ничем я не одолею
шагнувших в позор опять:
привыкшие к одобренью
способны хоть что принять.

Убожество освятили,
за пряник восславят кнут...
Обслуживающие витии
устои холуйств блюдут.

Опасен разврат свободы
включённому в аппарат;
союзные "патриоты"
"державу" крепить хотят:

одних - догноить в ГУЛАГе,
другим - только "труд" дурной,
а доблестные вояки
на прочий народ - войной!

Насильем страну лаская,
спасает "своих" бандит,
и всюду власть воровская
на нищете царит.

Иссушит презренье злое
к кровавому дележу,
но в пользу этого строя
ни слова я не скажу;

в могилу сведут мытарства,
а то, не дай Бог, в тюрьму,
но этого государства
"порядок" я не приму;

фальшивок каких ни тискай
(берёзки, мол, дороги),
но с Родиною бандитской
пожизненно мы враги!
29.01.1991

* * *

Что увидишь вокруг на российском досуге?
Разорённый унылый уют...
И уже подросли те детишки-бандюги,
что тебя в подворотне убьют.

Вот и всё, что "народная" власть породила!
Вновь находит на камень коса...
И уже короли - уголовные рыла
и террору не видно конца...
22.10.1991

* * *

Спецназы, ОМОНы... Насилью гимн...
Грузия... Карабах...
Но кровь, адресованную другим,
найдём мы в своих домах!

Себе же выносим мы приговор,
врываясь под чей-то кров!
И кровью, родной нам, ответный террор
воздаст нам за эту кровь...
7.05.1991

* * *

Этой стране - каюк,
этой стране - хана:
чашу предсмертных мук
выпьет она до дна;

этот народ - пропал:
слишком тотален срам,
слишком тут правит бал
жулик, бандит и хам;

гибелью жизнь была
в этой моей стране,
падать давно пора,
а вместе с ней - и мне...
18.01.1991

*

ПЕРЕЛОМ

Пережившие пока что моложавы,
но пора уже иному урожаю...
На руинах большевистской сверхдержавы
я о вечном и вселенском продолжаю.

Пусть душа моя не столь несокрушима,
как у идеологического ниндзи,
всё же самопожирание режима
завершилось при моей - вершинной - жизни.

Прежний ад свой равнодушно подытожу,
обречённый на мятеж во время оно;
возмущения и ненависти ношу
в этом прошлом оставляю облегчённо...
29.08.1991

РИФМЫ

Всё уникально в нашей судьбе -
всё монстурозно в рабе:
"Губы" рифмуются с УГБ,
"выкопать" - с ВКП (б)...
28.03.1991

СОНЕТ О СПАСЕНИИ

Вот ещё одна заполнена страница,
но и ею я не буду знаменит...
Да, наверное, Россия возродится;
только мне это спасенья не сулит.

Поздновато в жизнерадостность рядиться,
даже если кто-то там богат и сыт...
Не даётся мне коммерции синица,
а журавлик духа в космосе летит.

Мне б рассчитывать хотя бы лет на десять,
ни на что уже напрасно не надеясь, -
лишь бы жить да не особо голодать...

Лишь бы двигаться стезёй первопроходца
и в сознании, что Родина спасётся,
как-нибудь свою безвестность скоротать...
25.06.1991

* * *

В урне скорбной - щепоткой пепла,
шлаком творческого огня...
Моего мне времени не было!
Может, будет - да без меня.

Может, собственностью подлечена,
возродится страна вполне...
Но пока вокруг - непотребщина,
не нуждающаяся во мне.
3.05.1991

* * *

Умельцы хвать-похвать -
и о своём "по фене"...
А я обязан ждать,
взрастёт ли вдохновенье.

И мастерства зенит
не сладит с немотою!
Наитье осенит,
тогда чего-то стою.

Ну а пока молчишь,
невесело на воле...
А в паузе я лишь
пустующее поле.
13.05.1991

ФАМИЛИЯ

Звучит нелепо: "В. Я. Пучеглазов",
но, право слово, я не виноват!
Зато в искусстве я не знал указов
и мой талант - бесклассов и бескассов,
я не торговец и не ренегат.

Набором звуков, что бурьяна сорней,
закончилась отцовская игра:
случайный выбор - не истоков корни,
тем паче, если в сфере самой горней;
в моих корнях - "Уножские" и "Гра".

Не будь поэтом, пережил бы как-то,
но с чуждым покрасуйся на коне...
Я не гожусь для именного фрахта!
Трудяги-немцы, вспыльчивая шляхта
и вольные поморы - те во мне,

а кто такой, чьё прозвище дано мне,
за что мне - страха давнего печать?!
Теперь торчи с клеймом - как на жаровне
или себя настолько разогромни,
чтобы названья и не замечать.

Кликуха - разве что для душегуба,
присвоена - как от погромов щит...
Не родственна мне этой крови группа!
Фамилия звучит ужасно глупо!
Душа моя совсем не так звучит!
15.09.1991 (ночь)

ВЕТЕР

Изнывает ветер, одинок,
налетая вдруг из-за угла...
Вот возвёл я эту гору строк -
и на это жизнь моя ушла.

Свищет ветра ненависть окрест:
демиург ей то же, что мураш...
Вот он, чудотворный Эверест;
но воздушно слово, как мираж.

В темноту враждебную ору,
а оттуда яростью навзрыд!
Вот стою на стынущем ветру,
что смести мой замок норовит...
9.04.1991

* * *

Пускай душа моя забыла про желанья,
я не отдам её и праведным попам
во временных местах земного проживанья,
куда я во плоти негаданно попал.

В неведомое дух влечёт - как восвояси;
и век, и мастерство - я всё поперерос!
Я столько испытал в российской ипостаси,
что и посмертных не страшусь метаморфоз.

Я верую в судьбу, не в вечного предтечу, -
бессмертье не склонить распаду-падежу!
Я Бога оценю, когда Его я встречу;
а космосу я весь и так принадлежу...
9.04.1991

АНЕМОНЫ

Кругом - спецназы, ОМОНы,
духовная анемия...
Но алые анемоны
мне - как укоры немые.

Вконец заели мамоны
да крохоборства архива...
Но ветреность анемоны
так пламенно горделива.

Мрак - немощи "антимоний"
и каменные камены...
Но вычернен в анемоне
лишь ока намёк мгновенный.

В разрухе неугомонной
разваливается "коммуна"...
Но, сманено анемоной,
заменою сердце юно!

Опять толпою к амвонам -
Амону внимать и сыну...
Но я несу анемонам
гармонию-Мнемозину...
3.04.1991

НАРЦИСС

Земным единством не отболев,
бесплотное извлеки...
Нарцисса страстно отверстый зев,
распятые лепестки.

Жизнь бесконечна, бессмертен дух,
но только миг во плоти,
свои красоты упруго вздув,
бездумьем зова цвести;

о бренной близости бормоча,
дурманом счастья истечь...
Как обречённа, как горяча
влеченья вечная речь...
2.04.1991

ЛЮБОВНОЕ

* * *

Оформлена в двуполость жизни плазма!
Соединенья знаю все предлоги я...
Сырая страсть, пожалуй, безобразна:
сплошное мясо и физиология.

Хоть и знаком единственности светоч,
в наш век чему научишься у Пушкина?
В "любви сердец" век слишком мало сведущ:
ещё не срок или уже упущена...
7.06.1991

ЛЮБОВНОЕ

Измены плодятся,
грубы и легки...
Любимым простятся
любые грехи!

Приемлем вслепую
(сердца не суровь!)
любого, любую, -
была бы любовь.

Не все - херувимы!
И в искренний час
любыми любимы
любившие нас...
3.06.1991

* * *

Жизнь в потоке времени постепенно тает;
мало увлечения в знанье наперёд...
Любишь чьё-то тело ты, а тело увядает,
скукой беспросветною близость отдаёт.

Смехотворна публика, что на время сетует:
жалобами горечи мы не утолим...
Кроме самого себя, никого не следует
ни любить, ни жаловать будущим своим.
14.06.1991

* * *

Ты опять мне приснилась - влюблённая и молодая!
Так нежна ты со мной наяву никогда не бывала...
И объятья мои для прогулки вдвоём покидая,
ты плыла сквозь толпу столь знакомого мне карнавала.

Не в обличье твоём нашей уличной встречи у блинной,
ты опять мне приснилась такою доступно-простою...
Ты была и собой, и другой - настоящей - любимой,
и твоя красота мне казалась её красотою.

Лишь твоей наготы мне сияло ночное светило;
ты дарила легко и себя, и участья случайную милость...
Ты, расставшись на миг, неизвестно куда уходила,
и тебя я напрасно искал... Ты опять мне приснилась...
15.09.1991

СОНЕТ О МОЛЧАНИИ

Изощрившись в искусной словесной резьбе,
сам я нынче - под стать ножу.
Без тебя я уже не пишу о тебе;
и с тобой о нас не пишу.

Слишком часто я думаю о судьбе,
слишком мрачно в себя гляжу...
А в тоске, беспросветности и т.п.
разве изобразишь пашу,

осчастливливающего гарем?..
Жили б мы без таких проблем,
кабы не кровопийствовал мой архив,

где герои: любой - Голем,
или нем бы я был совсем,
или стал бы спокойнее, разлюбив...
22.09.1991

*

ЛЮБИМОЙ И ЕДИНСТВЕННОЙ

В этот день, когда по всей стране
в честь тебя повысили все цены,
ты у нас по-прежнему в цене!
Но оценки наши - неизменны.

В хаосе стабильность есть одна -
наши чувства! Остальное - пена.
Как же выше может быть цена,
если ты для нас всегда бесценна!
2.04.1991

ЦПКИО

На озёрных голубых стрекоз
я гляжу, на лодочке гребя...
Никому я счастья не принёс
и не слишком ублажил себя.

Небогат мой жизненный улов,
и, похоже, близок мой финал...
А по льду вот этих вот прудов
на коньках я в юности гонял.

Я ни хмурым не был, ни седым,
только начинал искусства труд,
и мороз великолепных зим
сказочно владычествовал тут.

Пахнет илом тёмная вода,
зеленеют те же острова;
те же ивы рядом, как тогда, -
серебрит не снег их, а листва;

тот же парк сияет и цветёт,
чья-то жизнь раздольна и легка...
Но уже оковывает лёд
моего разлива берега.

Но уже разверзся глубиной
долгий путь, что по морю пролёг...
И не гладь полёта подо мной -
утлый пиитический челнок.

О другом мечтал я молодой,
ветру с моря празднично открыт!
А стрекозы пляшут над водой,
безутешно ива шелестит...
8.08.1991

ДОЖДЬ

Снова дождь - и в каналах вскипает вода,
и по глади прудов - волдыри,
и намокшая липа опять молода,
Исаакий туманен вдали.

Снова дождь - и гранитно угрюм Петроград,
затрапезен рекламный бурлеск;
и черней арабески чугунных оград,
бронзы статуй торжественней блеск.

Снова дождь - и свинцова рябая Нева,
и размеренный шелест - везде;
зеленей на газонах раскисших трава,
и слова исчезают в дожде...
12.08.1991

ЗАРИСОВКА

Еду в город Пушкин я, в Царское Село...
И куда ж болезного с гриппом понесло?!
Электричка вновь битком (хороша дорога!);
у окна - солдат с лицом Александра Блока.

Грипп туманит голову, щиплется в носу...
В парк Екатерининский Катеньку везу.
Чтобы на ступенечках возле павильона
посидела у пруда умиротворённо.

Что-то плоховато мне; зубы вяжет медь...
Но гриппозным вирусам дух не одолеть!
Если солнце наконец, я и с этим гриппом
прокачусь - куда хочу, к Царскосельским липам...
15.08.1991

ОБМОРОК

Как лампочка сквозь платок -
светило сквозь ткань сознанья...
Мир яви совсем далёк,
небесны земли касанья.

Сюда я не заплывал,
здесь "я" мои бестелесны...
В себя ухожу - в провал
объявшей сознанье бездны...
16.08.1991

* * *

Задача искусства неведома нам!
Ворочай штурвал поминутно,
пока ураганы несут по волнам
ещё не разбитое судно!

Быть может, случайную землю открыв,
мы жизнь поновее отыщем;
а может быть, вдруг саданувшись о риф,
затонем с пропоротым днищем.

Судьба - океан: то в штормах молодой,
то мёртвый от штиля проплешин...
Даёт передышку, грозит ли бедой,
но путь по нему неизбежен.
16.08.1991

ВООБРАЖЕНИЕ

И на час не калиф,
тратил все, что имел, для души я...
Свою жизнь загубив,
проживаю в романах чужие.

В полуночном бреду
всходит новой фантазии тесто...
Вот опять я плету
рукодельные космосы текста.

До чего хороша
эта плотная вязь гобелена!
И судьбы антраша
я теперь принимаю смиренно...
17.07.1991

ПРИЗВАНИЕ

Что уж мне распинаться про "нравственный долг",
про желанье "признаний" и "слав"...
Если б я не писал, я бы просто подох,
ничего о себе не сказав.

Мне талантом начертан мой путь и удел,
мне без смысла душа не нужна!
Если б я не писал, я бы смерти хотел,
и меня поглотила б она.

Я - поэт, а не спившийся жвачный дебил!
Я - искусство, а не пьедестал!
Если б я не писал, для чего бы я жил?
Да и как бы собою я стал?..
22.06.1991

* * *

Не монгол, не турок и не галл,
так самоубийственно горяч,
я не жил, а жизнь превозмогал
ради новых "творческих задач".

Ничего, казалось, - проживу;
а теперь - хоть в голос "Караул!", -
вероятность счастья наяву
я своим искусством зачеркнул.

Нелюбим, беспомощен и зол,
но зато упорен, как Сизиф,
я в словах вселенные возвёл,
космос частный к чёрту развалив.

В этом мире, кажется, не впрок
ни талант, ни каторжность труда...
И чего же ожидать я мог,
выбирая творчество всегда.

Лишь уединенья тишины
я искал на жизненном пути...
Все задачи, вроде, решены...
Но и жизнь окончена почти.
18.08.1991

ЧУЖДОСТЬ

Нездешним рождён я, чужим среди люда Земли!
Проблемы мои не решают её ассамблеи...
Компании, дружбы, попытки любви и семьи -
всё это одно бесконечное приспособленье.

Скрывая, что людям я чужд, я дожил до седин,
плодя, как природа, излишне живые творенья...
На самом же деле, всю жизнь и всегда я - один
и нужно мне лишь одиночество уединенья.
15.06.1991

* * *

Оглянёшься, бывало, - в родстве, или в блуде,
или в дружбе, в семье да в делах, -
это всё - абсолютно чужие мне люди,
я для них - лишь телесности прах.

Сам собою для них был чужим я и лишним
(впрочем, как и для этой страны):
и душа, и мой дух, что даны мне Всевышним,
одному Ему были нужны.

Для других - эпизоды в живой панораме,
коротали мы срок небольшой...
И они для меня были только телами -
с неизвестной, ненужной душой.
14.08.1991

ОДИНОЧЕСТВО

Случайные близости юности шалой -
о них не скорби - не жалей!
Друзей у меня не осталось, пожалуй,
но мне и не нужно друзей.

Мне чужд компромисс лицемерной рутины
и тесен товариществ круг...
Воздушные замки распались в руины, -
блуждать среди них недосуг.

Не слишком влекут и библейские "чресла", -
не эрос причиной, увы...
Любовь понемногу из жизни исчезла, -
ну что ж, обхожусь без любви.

На возраст, конечно, могу попенять я,
но сердце болит, не поёт...
Вокруг - раздражённый отпор неприятья,
внутри - отчуждённости лёд.

Всё кажется, будто душа онемела;
совсем одиноко - вдвоём...
Лишь воображенье беспутствует смело
в пустынном пространстве моём...
14.08.1991

* * *

Дух гуманизма - не для коллектива!
В нём каждый "лишний" - тёмное пятно.
И с точки зренья вида справедливо:
"Что жить не может - жить и не должно".

Коль родово - мы муравьишек вроде:
инстинкты, слава, властность, аппетит...
Поскольку плоть живёт во имя плоти
и только плоть лелеет и плодит.

Объединяясь в толпы и народы,
тела диктуют правила всегда!
Пусть дух не уступает им ни йоты, -
что выживает, в том и правота.

Поэту выбор: куролесь отпето
или шутом угодливым пляши,
покуда мяса полная победа
не одолеет космоса души.

Искусства тайна гением объята,
но торжествует то, что здоровей...
Любая слабость, с точки зренья стада,
заслуживает участи своей.
13.08.1991

* * *

Стал гением - считай, удача мимо!
Распределяют бездари удачу.
Убогость духа непреодолима,
и зря я на людей здоровье трачу.

Его немного и для Божьей ноши,
а тут, куда ни ткни, Иуда, Каин...
Они тем и едины, что похожи,
а я во всём, к несчастью, уникален.
13.07.1991

* * *

Время кончилось, и все его приметы
непонятны поколеньям помоложе...
Наши песенки, как говорится, спеты:
мы и нынешним, и будущим - не гожи.

Не пошедши на поклон к уютам блошьим,
где молчанье удушило бы зевотно,
мы нелепы с пережитым нашим прошлым
в наступающем беспамятном "сегодня".

Нескончаемо бунтарства наши долги,
в пустоте работа наша волевая...
Со свободой неуместны мы на торге,
рукописно для других устаревая...
8.10.1991

КУЛЬТУРНЫЙ КОНТЕКСТ

ОБЗОР ПОЭЗИИ

Экзотика лирического барда,
ямб эпигонств... Как много битых карт!
Компьютерные тексты авангарда,
постмодернизма кукишный "соцарт",

невнятный бред метафор, "Бог" - убого,
галдёжный "стёб" шокирующих строк,
критическое пустозвонство "рока"
да морализма "жизненный урок"...
4.07.1991

СП - 91

Советский писатель - на всё готов!
Стал, когда все его побросали,
Союз лизателей "аппаратных" задов
Союзом плясателей на базаре.

Сызнова делят они пирог.
(Прочим - бесславья периферию!)
Союз обязателей перетёк
в союзы базлателей "за Россию".

Он в перестройке любой суров,
кем-то надел унавозив-окучив...
Союз срезателей вольнодумных голов
в Союзе скисателей - как огурчик!

Что мне сегодняшний их раскол
в неиздавании многократном?
Союз вязателей конкурентных "крамол"
усугубляет борьбу с талантом.

В Союзе бряцателей - новый туш:
"Лишних души нищетой понурой!"
Союз спасателей исписавшихся душ
покончит с ненужной литературой...
25.10.1991

ВЫРОЖДЕНЦЫ

Постмодернизм свои резоны
внедрил в абсурд страны:
как барабаны пустозвонны,
они зато слышны.

Самовлюблённость так капризна:
за славу всё отдашь!
Затем и корчи "иронизма",
и жалкий эпатаж.

Затем и "что на свете ново?",
и "угасанья" тур,
и объедание былого
с цветения культур.

В поделках компиляций ловки,
"центонны" испокон
ремесленник - герой трактовки
и циник - эпигон.

Им в пережёванном не тесно,
труд гения - далёк...
Бездарность избегает текста,
"контекст" - её конёк!
23.06.1991

СОБАЧАСЬ

"Чай, имидж - таланта выше ж!
Смешна архивная залежь!
Критерием режь двояко -
в зависимости от метрик!"
В России что ни напишешь,
чего ни огениалишь,
ну, ни одна собака
этого не заметит!

"Рекламу - своим!" - девизом
для корпоративной прессы.
"Побольше чинам вниманья
друзьям да этим - для плачу..."
Закон никому не писан!
Витии и критикессы,
самих себя оболваня,
исследуют чушь собачью.

На лужи поразливались
(кто камень в своё-то кинет?):
мусолят свою "идею",
текущую всё бездарней...
Основа, как знал и Фалес,
вода им... И хоть я киник,
но дела я не имею
с литературной псарней.
4.11.1991

* * *

До обморока запытана,
душа твердит, как заклятье:
"Бездарность не безобидна!
Убийство - её занятье!"

Мы, "гении", зря базлаем -
наш образ жизни порочен:
лишь творчеством да познаньем,
а не деньгами и прочим.

Не видеть нам наших книжек!
То классы важней, то кассы...
Талант для толпы - излишек,
не нужный культуре массы.

А я, столько лет впустую
отстаивая свободу,
в безмозглой грызне бунтую,
отвергнув добыч заботу.

И что мне их рай монетный
в тоске бытия земного!
Их манят эквиваленты,
меня - природа и слово.

Спасли бы Гудзон и Сена,
но неумолима карма...
Бездарным жульём бессменно
система тоталитарна.

Нет смысла в такой России
истаять солнечным сгустком...
Зачем я увяз в трясине
с пропащим своим искусством?

Душа - застарелой раной,
реальность - абсурдным китчем,
и дух мой страной бездарной
трагически ограничен...
8.08.1991

КУЛЬТУРНЫЙ КОНТЕКСТ

Поскольку в культуру
вхожденье - запретно,
вослед Эпикуру
живу незаметно.

И колоратуры
карманных гармоний,
и космос культуры -
судьбы пустозвонней.

Морали ходули,
котурны фиглярства
присущи культуре
сего государства.

Увлёкся фактурой,
и ты - единица...
С подобной культурой
душа не сроднится.

Куда б ни крутнула
крутая фортуна,
к чему мне культура,
что стонет бесструнно?..
1.09.1991

СОНЕТ О ЧУЖДОСТИ

Кому роднее сталинский ранжир,
кому - режим продажных прилипал...
Среди эпох, что я уже прожил,
нет ни одной, с которой я совпал.

В стране кругом - кто б чем ни дорожил -
Мамай прошёл, или Сарданапал...
Лирическим выматываньем жил
о юности талант мой "отлабал".

Хотя у всех времён - особый шарм,
но в настоящем я лишь сам с собой,
но атмосферу френчей и казарм,

но оттепельный нищенский "подъём",
но безвременья дружеский запой -
мы с музою моей не воспоём...
8.11.1991

МАССОВОМУ ЧИТАТЕЛЮ

Используя ум свой здравый,
листайте лишь "неплохое"...
Не надо мне вашей "славы",
оставьте меня в покое!

Читайте свои новинки,
впадайте в свою нирвану,
а я кустарём на рынке
толпу зазывать не стану.

Решают дельцы задачу,
как вас ублажить крикливо,
но я и дня не потрачу
на ваш успех примитива.

Наручники на запястья,
на горло петля - и к раю?
Любым суррогатам счастья
свободу предпочитаю!

Искусство моё жестоко,
другие же так любезны...
И вам никакого прока -
спускаться со мною в бездны.
30.06.1991

СТАРЫМ ЗНАКОМЫМ

И с этими "шестидесятниками" мы тоже разны:
я - вечным анахоретом, они - мастера репризы...
Обретших своё государство вновь книксены-реверансы
да бывших авангардистов скисшие экзерсисы.

Боролись ли закулисно, публично ль их выбирали,
чтоб как легальные лидеры были бы популярны,
но липшие словоблудно пыльные либералы
заполонили культуру - что высохшие бурьяны.

Таланты душа, как прежде, призраком пьедестала,
холопским непослушаньем сегодня у них бравада:
себя обелить - великих - силятся запоздало;
посредственность непременно в подробностях подловата.

Что ж, их труды окупились, мои же, увы, накладны;
они, наконец, для юных - герои (хотя и "полу")...
Но я-то помню иное: как милые дилетанты
гнобили меня усердно - якобы за крамолу.

Теория "малых дел" в подкорке у них навеки;
они о своём опять, а я всё на полку зубы...
Сплочённо и беспардонно очередные "коллеги"
калечат мало-помалу и творчество нам, и судьбы.

Они всегда при кормушках - приватно или открыто,
внутри "нормального быта" творцы резолюций-писем...
Былые свободолюбцы - диктаторы дефицита;
художник от публицистов в их воцаренье зависим.

Пока на гласность - лимиты, моя словесность - в опале, -
предателей поколенье пинает, как и пинало...
Когда-то "лепил" крикливых мне противопоставляли,
теперь они мне примером удачливого финала...
7.11.1991

* * *

Я занят не угожденьем - саморожденьем духа!
Пусть радужны пузыри, что конкурентно раздули,
если "литература" - бульварная развлекуха,
то мне там нечего делать, в подобной литературе.

Задача моей душе не бытовая забота,
мне б космосом разрастись из первородного сгустка!
Если "искусство" снова - заказы, а не свобода,
то я выбираю жизнь, а не такое искусство.
22.09.1991

ВМЕСТО СМЕРТИ

Издательским сито везение здесь перекрыто,
живу я трудясь ли, в запойном ли сне заседая...
В стране издевательств спасением от суицида
мне стали мои катакомбно-наскальные созиданья.

Моё самоедство порой заклинанию бездны подобно:
умолкнешь - и в ярость поступка низвергнешься тотчас...
Но множить детали, как прежде любовно-подробно,
уже не гожусь я, на личном отчаянье сосредоточась.

Творящий мной дух мне в бессмертье единственный компас,
пускай мою жизнь пожирает созданья огонь подчистую...
Лишь я - человечество, эта планета и космос:
лишь я воплощением их в ипостаси моей существую.

Себя укусить не даю унизительной слабости кобрам,
хотя катастрофа сегодня, пожалуй, похлеще цунами:
народ, что до нитки сословием власти обобран,
не хочет народом рабов, рассыпаясь опять племенами.

Живущим "динамикой цен", добываньем "бухла" и картошин
искусства ненужный зудёж равноценен лишаю...
Талант мой сейчас, как какой-нибудь СПИД, безнадёжен
и мне с ним пора бы кончать... Но судьбе вопреки - продолжаю.
27.11.1991

СУДЬИ

Авторитеты бы им сокрушать в журналистском ушу,
мусолящим словоблудную беспомощную муру...
А я в их якобы "паузе" четвёртый роман пишу,
а я с всевышним ценителем в безвестности и умру.

Лишь знаки имён в повтореньях они, может быть, и спасут,
в юродствования посредственности повыкарабкавшиеся едва...
Но для меня очевидно, насколько нелеп их суд,
не ведающий о сущности творящего естества.

Ах, как они претендуют на роли "значительных вех",
трактовки мистификаторов считающие за честь...
Я в этой базарной лавочке не ставлю ни в грош успех,
а тем, кто смысла достоин бы, и негде меня прочесть.
11.12.1991

"НО"

Ни сборника стихов - за все года,
ни книги, ни премьеры... "Не резон!"
Казалось бы, такая ерунда,
но я вот даже этого лишён.

Труды свои безвестности предай,
случайный шанс - единственный расчёт...
И я б хотел выласкивать деталь,
но время передышек не даёт.

Плескаться б озерком по мере сил,
а не переть подобием скалы...
О да, я "радость творчества" вкусил!
Но драмы в промежутках тяжелы.

Призвания задача столь проста:
жить - как тебе присуще одному...
Но чересчур навязчива вражда
к свободному искусству моему.

Здесь одарённость - ну, кругом урон:
лишь отдаю за то, что мне дано!
Сопротивленьем веку изнурён,
творю пока... Но - вопреки всем "но".
16.09.1991

СОЮЗЫ

Не терплю коллегиальных уз,
да и у коллег ко мне прохладца...
Я себе свой собственный союз!
С кем сегодня мне объединяться?

Мой огонь пока что не угас, -
мы уж с музой лучше переможем...
Мне лишь Бог - спасенье и указ,
я в союзе только с гласом Божьим.

Нету мне собратьев наяву,
некому решать, чего я стою...
Я и в одиночку проживу!
А не проживу - так Бог со мною...
24.09.1991

ПУСТЫННИК

Вражде вопреки, и доныне
(какою бурдой ни пои)
в российской духовной пустыне
я рою колодцы свои.

Кому-то другому во благо,
ищу я на ощупь, пока
живая кристальная влага
не явит исток родника.

С песками бескрайними споря,
я знаю: коль выход открыт,
источник подземного моря
кусочек земли оживит.

Лишь солнце мне будет короной,
лишь ветры меня отпоют,
но остров спасенья зелёный -
моё воздаянье за труд.

И хоть я совсем не Онасис
и сам без следа пропаду,
однако цветущий оазис
оставлю я в этом аду...
20.07.1991

*

"МНЕ ОТМЩЕНИЕ"

В годы лжи, когда их пресмыканья мирили,
выживания да выпивон,
я один в безысходной, безвестной могиле
был при жизни страной погребён.

Затоптали мой дар в омертвелость провала,
чтобы я обезличился тут;
над душой их держава, кичась, догнивала,
отторгая напрасный мой труд.

Но и в недрах тоски проросла моя завязь,
я сквозь зависть вселенски восстал!
А они в моей яме теперь оказались -
и без шанса возвысить провал...
15.10.1991

ПЕВЦАМ СВОБОДЫ

Может, я и в поколении отделен,
но талант мой воплощён, а не потерян!
Хоть страна меня с рожденья надувала,
мне подсовывая лживость идеала.

Не восславил я свободу бойким спичем, -
вероятно, потому, что нетипичен:
в грош не ставил я веления кого-то,
потому что мне естественна свобода.

Поумнев, я не разыгрывал болвана
(правда, искренность была не постоянна):
ни клобук не примерял, ни шкуру фавна,
а мундир или бубенчики - подавно.

Ну а "Родина-отчизна" дорогая
всё меня уничтожала, отторгая;
всё бубнила: "Не твори, мол, а работай!";
всё расправиться пыталась со свободой.

Но рассыпалась незыблемость режима,
а свобода, как и прежде, нерушима.
Вы теперь к благополучью побредёте,
я останусь при своих и - при свободе...
11.09.1991

ИОСИФ И ЕГО БРАТЬЯ

Читаете и вы его, неброского,
сугубо личного, лауреата,
поэта милостию Божьей, Бродского,
американца, питерца когда-то, -

и странно завораживает личное,
как новизна знакомого земного:
строфа, непринуждённо-артистичная,
изысканно-естественное слово;

и ни к чему горланить оглашеннее,
столь одиноки души и мгновенны...
Пока вас возмущали отношения,
он расчищал истоки Иппокрены;

пока вы, популярнее, полезнее,
"росли" глобально и высокопарно,
он предавался волшебству поэзии,
которой Бог - и в завитке рапана;

пока тщеславье ваше, фальшью шитое,
чеканило разменную монету,
он воскрешал однажды пережитое,
он "просто жил", как надлежит поэту.

У вас - кругом - Священные Писания,
а у него - невольно - откровенья;
вы получили почести признания,
а он - печаль и мудрость вдохновенья.

Но в лабиринте дара правит истина:
не слава тут, а муза - Ариадна;
но искренность искусства - ненасильственна,
и чудо воплощения - приватно...
15.09.1991

ЧИТАТЕЛЮ

Не стоит спорить о моей судьбе!
К моим стихам, что бездари громили,
мне нечего добавить о себе,
к моим романам - нечего о мире.

Все воплощенья духа разложи -
и разве нужен между нами третий?
В трагедиях моих - пути души;
в моих блокнотах - путь моих трагедий...
31.08.1991

НАДЕЖДЫ

То, что твоё, - тем и владей!
Другим ты - сотая спица...
Если надеяться на людей,
не многим надеждам сбыться.

Глупо - в кругу надежд, присмирев,
скакать кобылкой манежной...
Все обнадёживания - блеф!
Не обольщайся надеждой.

"Сам и сегодня" - вот твой закон!
Неважно, какого ранга,
нынче надежда - либо загон,
либо в капкан приманка...
10.09.1991

* * *

Эта жизнь мне больше не желанна!
С ношей дара шествуй в одиночку...
Дотянуть бы до конца романа -
и тогда уже поставить точку.

Для американца, для канадца
их талант - наследства несомненней,
а в дыре российской не дождаться
даже минимальных изменений...
13.07.1991

ФАНТОМ

Всё делят какие-то кресла
в усугубленье развала...
Эта страна бы исчезла,
когда бы существовала.

Уже столько лет доныне -
лишь бред посмертной купюры:
нет давно и в помине
души её и культуры.

Больная б, хоть и погано,
восстала б, как царь-девица,
но что же гнильё тумана
заставит омолодиться?

Ну вот тебе прежний Молох!
(Опять не прикован - продан.)
Но чем плодотворен морок,
клубящийся над болотом?

Да, облик и этот близок
(не все же тут кровопийцы)...
Но разве воскреснет призрак
народа-самоубийцы?
7.10.1991

ДВОЙНОЙ СОНЕТ "КАПИТАЛИЗАЦИИ"

Куда мы "выйти" хотим,
мечась вот тут неприкаянно?!
Что их сирены, что пифия,
напрасно недоуменны:
Россия даже не Рим,
скорее, мира окраина,
большая дикая Скифия
на краю ойкумены!

Мы - над пожарищем дым,
кузнечной ковки окалина;
мы, запоздало правдивея,
всё так же верим в отмены -
и снова в пропасть летим
(без Ленина и без Сталина),
и нахожу в апокрифе я,
что лишь в одном мы отменны.

Тоталитарна, как водится,
кровавая богадельня;
теперь мы славны ворьём
(тысячелетни тенденции!):
гребёт грабителей воинство,
для Запада богатея;

вторым пришествием зреюще,
бессилие прёт упрямо...
В самоубийстве своём
мы, право, вне конкуренции:
триумфа хаоса зрелище -
коронование Хама!
14.11.1991

ЭТА РОССИЯ

ТРОИЦА

Ещё мы живём, озлоблённо голубясь,
но, цивилизацию подлости прокляв,
бог смерти, шакалоголовый Анубис,
могильный уже начертал иероглиф.

Ещё мы в последний провал не упали,
страну норовя доразграбить скорее,
но в каждом всё чаще скрежещет зубами
подобье свирепого бога Арея.

Ещё наши храмы горят золотисто,
но ненависть снова взорваться готова...
Кровавую плату за путь византийства
взимает безжалостный бог Иегова...
19.12.1991

ЗА ГРАНЬЮ

В нищету уползаем, добиты...
"В голодухе первее желудки!"
Наши мальчики снова бандиты,
наши девочки - проститутки.

Бунтом мстят превращённые в быдло!
Тут уж не до родного Катулла...
Переходная жизнь - первобытна:
перечёркнута бытом культура.

Всем народом водили парады,
принимали - с их шайкою вместе, -
в вырождении все виноваты!
Всех теперь и настигло возмездье.

Так мы шли в эту "новую эру":
"Иноверца убей, инородца!.."
Воздаётся за подлость и веру;
за насилье и страх - воздаётся!

Вновь Россия над бездной повисла,
лихорадкой распада объята...
За покорность во лжи большевизма
наконец наступает расплата...
14.04.1991

СКВ

Будем жить настоящим
в утопической топи!
И страну дорастащим
за валюту в Европе.

Чтобы выйти в Кощеи,
будем действовать круто!
Чем народ наш нищее,
тем обильней валюта.

Обберем их до нитки -
чтоб раздеты-разуты!
Ибо нам их убытки -
накопленье валюты.

Наворуем - отчалим,
а покуда повсюду
мы их бред превращаем
в нашу лично валюту.

Сгинет Родина в сраме,
но не сладит с ворюгой!
Кровь, пролитая нами,
обернётся валютой.

Пусть трезвонит парламент,
"населенье" не люди...
Мы для завтра фундамент
нам заложим в валюте!
14.07.1991

НАРОД

С Россией теперь покончено! Нелепо - рыться в золе.
Ни шанса нет на величие у разорённой гордячки...
Народ третьесортных граждан - на собственной же земле,
способный лишь воровать да клянчить себе подачки.

Насквозь прогнившую Родину до княжеств уже кроя,
за крохи валюты стелется с угодливостью шалавы
народ мафиозных шаек, грабительского жлобья,
сбывающий по дешёвке судьбу своей экс-державы.

Бессовестно-подл он или же беспомощно-бестолков,
всё хамски лишён и личного, и прочего уваженья
народ одичалых люмпенов и добровольных рабов,
корчащийся в конвульсиях разрухи и униженья...
31.01.1992

ПОДЕЛОМ

Всё то же мафиозное жлобьё,
какую власть себе ни изберём...
К войне ведём отечество своё,
но, в сущности, ему и поделом.

Коль сыты, лишь кого-нибудь объев,
на родине, где дикости содом,
то ей, такой, униженности гнев,
презренье унижавших - поделом.

Ограбленные дочиста страной,
опять повалят толпы напролом...
Что б ни случилось, в частности, со мной,
но принимавшим рабство - поделом!

Нахапавшие на валютный счёт
найдут спасенье западных хором,
но взрыв российский всё поразнесёт:
"Отвергли справедливость? Поделом!"

Докатится ль до мстительной пальбы,
до схватки между городом - селом,
ворюг ли на фонарные столбы,
фашисты ли, бандиты, - поделом!

Здесь в каждом - негодяй и злобный хам,
здесь подлость и бесчестие - в любом...
Отчаяньем взрывается бедлам,
но и самоубийство - поделом!

К чему ещё мы доплестись могли,
свободу понимая как погром?
За выбор Богом проклятой земли
и правым, и виновным - поделом!

Народ, что восторгался палачом
и равенства кровавым помелом,
теперь на бунты нищих обречён...
Кого-то жаль, а в целом - поделом.
21.12.1991

ЭТА РОССИЯ

Пророчит величье духовный Манилов;
рыдают волхвы; куролесит братва...
Но эта Россия калек и дебилов
уже не жива, хоть ещё не мертва.

Спасалась веками святыня босая, -
за веру в неё как не жертвовать ей...
Но эта Россия, в резне угасая,
дождалась и злобы, и бегства детей.

Дочитана ль предназначения книга,
чревата ли самоубийством судьба,
но эта Россия - бездарно-безлика,
лакейски-бесстыдна, бандитски-тупа.

Допита ль в развале, добита ль в ГУЛАГе,
шагнула ли, спятив, в октябрьский провал,
но эта Россия - сродни доходяге,
что долготерпением пуп надорвал.

Поврозь воскресение - рост капитала,
а вместе - никто уже не виноват...
Но эта Россия от Бога отпала -
и в дикость её возвращает распад.

Была ль непомерна масштабность налога
за "светлое завтра" кровавых кутил,
но эта Россия лишилась народа,
который бы снова её возродил...
5.11.1991

НА ОБЛОМКАХ

Мы жизнью пересказали
самые страшные сказки!
Ну, а теперь, вот так-то
вернувшись к дикарской силе,
присутствуем при финале -
участниками развязки
тысячелетнего акта
выстраивания России.

Близка ей, чует столица,
самоубийства харизма:
кичливо избранность пыжит
каждый инаколицый...
Что фениксом возродится
из пепла социализма,
кроме кровавых вспышек
национальных амбиций?

Кипит нелепая ярость,
Христом клянясь и Аллахом;
в пальбу переходят пренья -
рабу ненавистна милость!
Империя, что скреплялась
нуждою, насильем, страхом,
в проказе обособленья
на части поразвалилась.

Вновь к оружейному дулу
вяжи искусства причуду!
Зато "суверенно" в малом
достигнем блеска Уганды!..
Кто станет хранить культуру,
когда разруха повсюду?
Когда всё вокруг - обвалом,
кто станет жалеть таланты?!

Свободою подышали,
изведали вкус победы,
но рынки краха суровы -
не полагайся на чувства!
В рассыпавшейся державе
художники - дармоеды;
периоду катастрофы
самопознанье чуждо!

Спасаться бегут к Синаю
(на Потомаке, на Рейне), -
в стране разбойного сброда
кого Ты удержишь, Боже?!
Лишь я один продолжаю
упрямое сотворенье
души моего народа,
что не существует больше...
12.11.1991

*

* * *

Тот, кто голодным покинул пир,
не озаботится родово...
Какая мне разница, будет ли мир,
если не будет меня самого.

Бедственным бытом обеднены,
ставшее уксусом пьют вино...
Существование этой страны
смысла какого-то лишено.

Впавший в дебильность "передово",
лишь разрушать и горазд народ...
Какая мне радость спасать того,
кто меня походя и добьёт.
19.10.1991

* * *

Как не восславить свою победу,
если хоть что-то завоевал...
Я же отсюда без слёз уеду -
шанс предпочтительней, чем провал.

"Лучший кусочек себе отломим,
лишь бы побольше статей и книг!.."
Я же для "слав" чересчур огромен,
непредсказуем и многолик.

Чтобы кормиться, другим - корытца
да изворотливость блатаря...
Я же намерен свободно сбыться -
хоть вопреки, хоть благодаря.

Выздоровлением от недуга
Родина "граждан" понаберёт...
Я же, ненужный, - в гражданстве духа,
только искусства я патриот.

Будут иные опять "исконны",
в новой "соборности" единя...
Я же не верю уже в исходы
ни для культуры, ни для меня.

Станет и к жертве страна гуманней,
и к отслужившему палачу...
Я же, как видно, "завоеваний"
в этой России не получу.
1.10.1991

* * *

Не поддаваясь массовому шизу,
не встроюсь в единение бухое...
Я чужд и коммунизму, и фашизму,
а тут либо одно, либо другое.

В очередном безумье всенародном
мне собирать мой эмигрантский сидор...
Я лучше - "символическим животным"
(как человека называл Кассирер).

Не покаянной ползать мне Каноссой,
мне - дантовские скорбные ступени...
И с серостью безлико-безголосой
я не сольюсь в духовном отупенье...
24.10.1991

ЭГОИСТИЧНО

Давно б за границу смылся -
хотя бы публиковался...
"Писать не имеет смысла!",
безгласность - сестра коварства.

В копеечку мне влетела
былая любовь к отчизне...
Бездарности нет предела,
а память - поди очисти.

Вчера - топоча парадно;
сегодня - дремучей леших;
но свет моего таланта
незрим для почти ослепших.

Но вместо оплат - расплата!
И что мне в будущем сытом,
коль, солнцем бывший когда-то,
я ляпнусь метеоритом?

И что мне - потом полотна,
где небо не в цвет брезента,
коль я отгорю бесплодно,
коль я пропаду бесследно?!
17.09.1991

ЗАДЕРЖКА

Стихи всё приходят - Бог знает, откуда!
Поди им звучать запрети...
Когда б не надежда на новое чудо,
держаться б зачем во плоти?

Зачем, после долгой кровавой попойки
зверея в похмелье чужом,
торчать на российской зловонной помойке,
сносить повседневный дурдом?

Советского хама всю жизнь вышибая
и в завтра не видя ни зги,
зачем без поэзии длить выживанья
в бездушье грызни за куски?

Как Гамлету, нужен бы мне друг Гораций, -
дебилен громила Тильтиль!
Зачем мне дурацкий итог пертурбаций
в рептильности перипетий?!

Уже не погибнуть в любовном набеге,
бессмыслен мой "творческий путь"...
Когда б не искусство, пора бы навеки
в свою бесконечность шагнуть.
21.10.1991

* * *

Не чувствую я родственных корней
в стране, что мне всё больше далека;
ничто меня не связывает с ней,
кроме, пожалуй, разве языка.

Конечно, и без памяти - никак,
но, русский, я душой - космополит,
но и язык любой - всего лишь знак
того, что человечество роднит.
29.09.1991

* * *

Тотален времени фатум!
Мы в нём - хороши и плохи.
Легко быть умным постфактум,
но тяжко - внутри эпохи.

Поди, отойди в сторонку,
коль ни уголочка даже!
Приятно - смелым вдогонку,
но страшно - в упор тогда же...
16.08.1991

О ПОКОЛЕНИИ

"Вот, - говорят, - трагический финал:
пропал талант, в отчаянье пируя..."
А я и в безвремении писал,
не зная, что до краха доживу я.

"Вот, - говорят, - ЦК и КГБ..."
Но в те года, отстаивая лица,
как славно было б догореть в борьбе
или в застольях дружбы гордо спиться.

"Вот, - говорят, - как мало удалось!.."
Мне удалось так много. Я, последний,
узнал, что дальше - даже не "авось"
и что для нас сегодня - беспросветней...
14.10.1991

* * *

За ликованья былого гимна
платить отчаяньем, дураку...
Моя поэзия мне противна,
а бессловесным я не могу.

Судьбу тигриную да шакалью
здесь почитают, служа рублю...
Я понапрасну года сжигаю,
остатки жизни зазря гублю!

Поэту нынче спасти бы шкуру -
страна выталкивает взашей...
Но кто ещё создаёт культуру
в эпоху хамов и торгашей?

Но не отечественному паскудству,
не всенародному балдежу,
я человечеству и искусству,
я мирозданью принадлежу!

Какою мерой мы дух свой мерим,
такою мерит нас высший суд,
и я не стану скотом и зверем,
пусть человеком и не дадут.

Как ни безудержна боль былая,
кем бы ни числился я в миру,
себя, ненужного, сотворяя,
я так художником и умру...
11.08.1991

АНТИНОМИЯ

Зовёт в магнатства затею
мохнатый зависти гном...
О да, я много умею!
Но смысл вижу в одном.

Кому что родней и ближе...
Меня, несмотря на ум,
не манят безбрежность биржи,
всесилье банковских сумм.

Иллюзия золотая -
чтоб душу я залатал...
Но духа самосозданья
заменит ли капитал?

Непризнанные пижоны
за выгоду бросят муз;
но я, искусства лишённый,
теряю к обузам вкус.

В стихии я Бога стою
(пожизненна власть сия!):
художник творит собою
и лишь самого себя.

Пусть эта стезя осклизло
соскальзывает ко дну,
но я без такого смысла
в богатстве не протяну...
31.10.1991

ИЗ НЕДР

Неподъёмность глобальных тем
мне досталась - как раз по уму!
Хоть пишу я - Бог знает, зачем,
и никто не знает - кому.

Может, выращенный кристалл
будет завтра же стёрт в порошок...
Если б я эту будущность знал,
я впустую бы жизнь прожёг.

Если б знал я не звёздный суд,
не гранил бы я свой адамант.
Если б мной обессмыслился труд,
зря бы я распылил талант.

Даже пусть забвенья плита
размозжит то, что выплавить смог,
но, не узнанный никогда,
я - души и слова знаток.

Я свободы одной достиг -
дух напрячь до отсева пород;
пусть созданье неизданных книг
только знание мне даёт.

Лишь в искусстве я вознесён,
но элита - земная ли знать?!
В богатырстве - планетный резон:
силу собственную узнать...
12.11.1991

* * *

Не созданный для торга,
я - тёмное пятно!
Я бы хотел жить долго,
да вряд ли суждено.

В твореньях мало прока,
когда и труд - к кресту...
Но я - частица Бога,
и я в Него расту.

Я - космоса частица,
и мне в судьбе моей
в себя бы воплотиться,
а не в набор вещей...
27.06.1991

О БОГЕ

Вот отпаду, нигде не отпет,
в творчестве слишком строгом, -
и перед кем мне держать ответ?
Разве что перед Богом.

Все пооткрещивались: "Изыдь!"
Все - в житии безвкусном.
А я сжигал себя, чтобы жить
в искусстве и лишь искусством.

Был иногда кой-какой успех,
но близость здешняя - мнима!
Но одиночество среди "всех"
вряд ли преодолимо.

Поистрепался сердца блокнот:
строфы - ударов струпья...
К гонке за славой не подтолкнёт
детское честолюбье.

Что мне "осанна" да "исполать"!
(Не для того мы пишем.)
И на кого же мне уповать,
если я в Боге лишен?

Кто ж сохранит, если сам утих?
(Даже с корыстной целью?!)
Бог мой - душа моя! А в других -
ни в одного - не верю...
15.04.1991

ЭКСПРОМТ

О Пантагрюэле, о Панурге
вспоминаешь в круговой поруке...
А в разгуле рыночной порнухи -
чаще о Спинозе о Барухе.
28.09.1991

ХОККУ

Тень сосны
на голой стене.
Светает...
9.02.1989

ВОСПОМИНАНИЕ

Москва. Стою на проспекте.
Лицо заметает снег...
Мне есть что сказать, да негде,
да некому в этот век.

В снежиночном переплясе
спешит российская голь...
Чужда обнищавшей массе
её вселенская роль.

Прозренья куда ни тычу,
созвучия не найду:
тут знают только добычу,
обыденность да нужду.

Величью тут одиноко,
среди привычных тошнот...
Народ, отпавший от Бога,
свой дух и талант дожрёт.

Хам разве посторонится?
Озлобленный к смыслу глух!
Безжалостная столица
базарно шумит вокруг...
17.08.1991

* * *

Я свой талант не обскубу,
как ни ясна вина;
я принимаю ту судьбу,
которая дана.

Я перед многими в долгу,
и сам я не святой,
но заниматься не могу
житейской суетой.

Не оставляю я работ
на после, на потом, -
и провидение ведёт
меня моим путём.

Пускай потерь не перечесть
и от тоски иссох, -
дар сотворения и есть
во мне растущий Бог.

И создаваемое мной
в отчаянье моём
я не отдам ни за покой,
ни за желанный дом...
17.08.1991

НА ВЫХОДЕ

"Все - против всех!" "Блажен - тот, кто богат!"
Благословляй жульё, наживы Один!
Возвращены на двести лет назад,
мы начинаем путь, который пройден.

"Мы" - но не дух, но не душа моя, -
они лишь мне всегда принадлежали!
Но это "мы" уже давно не "я":
я здесь чужой, в торгашеской державе.

Художник не участвует в бою,
где побеждают только закулисно.
Грабёж базарный я не воспою,
как не воспел бездарность "коммунизма".

Таков прогресс в отечестве больном:
всё в нищете мой образ жизни сычий...
Между минувшим и грядущим днём
не так уж много, в сущности, различий.

(По крайней мере, для моей судьбы:
то ли тогда, то ли сейчас херовей...)
У повторения свои столпы,
свои витии, жертвы и герои.

Мой дар - избыток, - стало быть, изъян!
Для "мы" успех добычи - цель, в итоге;
а я себя из общества изъял,
а мне привычней - в творчестве и в Боге...
14.09.1991

АНТИРЫНОЧНОЕ

Прикладничеством бойким истайте,
если дару лакейства по нраву!
Я тружусь - без надежд на изданье,
без надежд на оплату и славу.

Человеку свобода основа,
вспышки душ - планетарно-кометны;
лишь убогость рассудка земного
убеждают "удач" аргументы.

На базаре "заметно" и "ярко"
заменяют и норов пегасий, -
здесь манерки торговая марка,
а не ересь миров-ипостасей.

Мне б узнать, что собою могу я,
здесь же вместо Рахили мне - Лию;
здесь, ещё не рождённым торгуя,
истощай "разработкой" стихию,

стань медяшкой кабацкого бубна,
шелухой общежвачной макухи,
коли Родина столь слабоумна,
что не помнит о собственном духе!

Ей близка популярность призыва,
ну а я сам себя не обужу:
от продаж отстраняясь брезгливо,
я пишу свою зрячую душу...
11.10.1991

БОГ

БОГ

К Богу душа воздета -
к смыслу для бытия...
Есть космос, и есть планета.
И связь между ними - я.

Вселенская подоплёка -
где ни развороши...
Но нет мне иного Бога,
кроме моей души.
27.03.1991

* * *

Самозабвенный лиризм забав -
и бездна вновь в миллиметре...
Земное "я" реализовав,
дух не боится смерти.

В словесном шифре душа живёт!
Дальнейшее - лишь прочтенье.
Ну а для духа смерть - переход
в новое воплощенье...
22.04.1991

УРОВНИ

"Вселенная
состоит
из кварков!"

Неделимых и одинаковых.

Мельчайших кирпичиков
мироздания.

Тайна материи
такова:
"Кварк - кварк - кварк - кварк..."

Однако
Дух
продолжает:

"Неделимых -
для нас.

Одинаковых -
для сегодня.

Любой кварк -
вселенная.

И наша вселенная -
кварк..."
28.05.1991

* * *

Не узревший Божьего лица
ограничен тем, чем обладает...
У творца надежда на Творца -
только Он поймёт и оправдает.

Дар открывший - космосу открыт:
слишком чуждый для земного слуха,
как природа дух его творит -
точкой всеобъемлющего Духа...
14.07.1991

ЭВОЛЮЦИЯ

Многоликости я, к счастью, не миную -
и воззренья я, конечно же, меняю;
только "я" моё и неизменно,
но оно загадочно и немо.

Воплощаю изменения в слова я,
бессловесным для Вселенной созревая;
но что там, в обличьях человека,
сознаёт создавший это "эго".

Бунтаря линяет шкура и изгоя;
а за сменами растёт совсем иное, -
чтобы в смертном ужасе-экстазе
вдруг опали жизни ипостаси...
15.07.1991

ВЕРА

Кочка судьбы да могильная рытвина...
Легче ли нам оттого, что правдивы?
Негде припасть, как бывало, молитвенно, -
не вдохновляют ветхие мифы.

Пусть социальность зовёт беззаботная, -
мы не настолько уже узколобы...
Разве "общественное животное"
духа бессмертье изобрело бы?

Космоса мы не покинем мистерию,
даже отпав от разумного хора...
Разве себя я собою измеряю,
если "критерий вещей" Протагора?

Хоть иногда, но душа проблесни моя,
слово взбодри жеребёнком кумысно!
Разве мы только одно объяснимое
и лишены долгожданного смысла?

Жизнь промурыжась в бредовом преддверии,
нового Бога объемлет ли "мера"?
И оттого, что в нелепицы верили,
в гибели нам не даруется вера...
3.12.1991

К БОГУ

Ну, и угодил я в переплёт!
Не благая послана мне весть.
То, что я оставлю, пропадёт;
а ведь это я, Господь, и есть!

Стать поживой вакуумов-акул -
разве мало Ты обрушил кар?
Для чего же Ты в меня вдохнул
этот мой неумолимый дар?!

Для чего вложил так много сил
(чтоб себя пустил я на помол?),
и бессмертья жаждой наделил,
и стезёй создания повёл?!

Жаром нисхожденья Твоего
я в самосожжениях истёк...
Да, я только прах! Но для чего
к своему сиянью Ты жесток?!

Или смысл упорства гордеца
не спасенье - выход в океан,
где богоподобностью творца
Ты душе доступен и желан?

Или я, бунтующий, не прав,
и Тебе - что гений, что дервиш?
Или, дух искусством испытав,
Ты с собой меня соединишь?..
14.09.1991

НЕВЕРИЕ

Подвижников зря превзошёл я примеры!
Узрю не надежду, а смерти долину...
Хотелось бы верить, да нет во мне веры, -
Бог, если и есть, то меня Он отринул.

А впрочем, и "карма" - иллюзия тоже!
Всевышнего вновь помянул сгоряча я...
Тут Бога себе сочиняют, похоже,
своё же бессилие обозначая.

Убожеству ближе стезя обезьянья, -
никак не вписаться мне в эту палитру!
А после не будет нигде воздаянья,
куда бы сейчас ни вознёс я молитву.

Душой положусь на фантазию шизью,
но в космосе взрыва кому же он дорог,
вот этот, обросший случайною жизнью,
летящий сквозь хаос, мгновенный осколок?

И чем я утешусь, тащась похоронно,
постигнув, что разум - "богов" повитуха,
что я - составная планеты-нейрона,
что дар мой - явленье вселенского Духа?

Не выручит нынче ни Будда, ни Плотин
(Христос, Магомет - те и вовсе с плакатца),
а мне завершённый мной мир - безысходен,
я только на Бога могу полагаться!

Зачем мне возня человечества блошья,
когда не отыщешь для творчества нишу?!
Рождённый художником в эру безбожья,
Спасителя я в настоящем не вижу...
13.12.1991

МЕССИЯ

Ради славы у вас я не стал бы блажить
и в своих ипостасях плодиться!
Вы живёте затем, чтобы вволю пожить,
я живу - чтобы весь воплотиться.

Ни в геенну не веря, ни в ваш парадиз,
не низвергнусь пока и не взмою, -
я живу - чтобы духом вселенски спастись,
до планеты разросшись душою.

Не гожусь я по школьному вам багажу
на священную вашу корову -
я, увы, добровольно к себе восхожу
на безлюдную нынче Голгофу.

Не на мне распинаться житейским крестам,
как утехи земные ни сладки!
Ради вашей любви я себя не раздам
на пустых поминаний облатки.

В небеса исторгается "еже писах"!
Вы же - кит испытанья Ионов...
Воскресать мне в прозрении, не в телесах,
в осознаниях, а не в иконах.

И пока мне, творцу, устраниться дано
от участья в слепых ваших войнах,
свою кровь превращаю в искусства вино,
но не ради причастий пропойных...
28.10.1991

СОЗНАНИЕ

Не душа, а мой дух на Земле не залечится, -
полон света бездонный провал!
Мне приходится думать за всё человечество,
за планету, которой я стал.

Откровенья мои не словесно пространнее,
не сложеньем бесчисленных "мы", -
я - сознанья единого самосоздание
из ещё не оформленной тьмы.

Я в себе прозреваю вселенной прозрение,
становление космоса - я;
мой природный исток бесконечно вселеннее
сотворённого мной бытия.

Не взирает мой "Бог" на меня исподлобия -
сквозь меня Он восходит, слепя!
Я - процесс, а не зеркало; я не подобие,
а раскрытие смысла себя.

Я себе уходящему не соболезную -
я воскресну в бессмертном огне!
Частью Бога - Его ипостасью телесною -
разрастается ясность во мне...
19.10.1991

СВЕТ

В начале было семя или слово;
короче, искра, ставшая планетой...
Эксперимент развития "живого"
для нас и завершится искрой этой.

Из света мы, и растворимся в свете;
мы - самостановленье гена-кванта;
реальность нашей жизни на планете
картине бытия неадекватна.

Как ни кичимся "духом" в биомассе,
в какие мифы мы ни разодеты,
и космос наш, и "Бога" ипостаси -
всё лишь игра сознания планеты.

Вселенские "пределы" и "высоты"
включая в своевольную беседу,
мы по программе собственной свободы
воссоздаём везде себя - планету.

Мы "вечность" моделируем отпето,
"Всевышнего" меняем неприметно...
Рассеявшаяся огнём планета -
вот наш земной итог эксперимента.

Мы в одиночку разум не потянем,
провалы "бездн" себе упорно роя, -
пусть ангелы, пусть инопланетяне,
но кто-нибудь потребен для контроля.

Спасенье нам - божественность осаннья,
апофеоз - бессмертия петарда...
А мирозданье - свет самопознанья;
а человечность света - планетарна.
6.10.1991

*

ЦЕНТР

Кругом богоизбранности самум,
спасенье почти хасидье...
Но Бог и Россия - во мне самом,
я - их саморазвитье.

Пускай пропаду я ни за понюх,
частицею океана, -
во мне и бессмертен вселенский Дух,
плодящийся безымянно.

Тотем первобытности незабвен, -
до братства орды добряцай...
Но я - человечество, а не член
этнических популяций.

Осколок в разбрызге обломков-звёзд,
в неведомом мирозданье
земля регулирует плоти рост
через её сознанье;

истории массовость - позарез:
урезывает жестоко...
Но творчество - подлинный мой процесс,
я истинный - вне потока!
24.12.1991

ИСКУССТВО

Душа, уставая, стара,
оглядываясь назад...
Искусство, конечно, игра,
да слишком серьёзен азарт.

Искусство - свобода и риск;
но за экзерсисами - Бог.
Монах, как заметил Франциск,
не Божий ли он скоморох?

Искусство, в итоге, диктант:
допишешь, с собой распростясь, -
и твой воплощённый талант -
стихии Творца ипостась...
10.09.1991

О СЕБЕ

Я вне истории - будто убитый Ромул;
я обречённей "вошедшего в кровь" Макбета!
Я занимаюсь чеканкой словесных формул,
тогда как в ходу сейчас совсем иная монета.

Я современникам чужд - ну просто до стона! -
в разумности их труда, в бездумии их гуляний;
всеобщего осужденья моё упрямство достойно,
но я в забавах моих с годами только упрямей.

Я вне позиции (чем она лучше позы?),
жаль, воплощенья, как водится, "пища тленья"...
Всю жизнь пытаясь поймать стихии метаморфозы,
фиксирую лишь сознанья частные впечатленья.

Я - откровение, коим бездна сияла,
свойственная моей душе, как первобытность тарзанья;
дух не способен себя увидеть без матерьяла,
самопознанье равно процессу самосозданья.

Я и вне времени, в измереньях искусства,
где, в сущности, все мы - "след", классичны или барочны...
"Я люблю тебя, вечность!", как говорил Заратустра;
хоть человечны мои планетные оболочки...
25.09.1991

ПОДВОДЯ ИТОГИ

Так многолик, что подобен порой Андрогину,
так одинок, что на эту страну не надеялся сроду,
я даже взглядом одним никогда не окину
мной совершённую за четверть века работу.

Жизнь на исходе... Империя в бозе почила,
а вместе с ней - и словесности русской остатки...
Не палачей, а поэтов опять постигает кончина,
снова жульё на плаву, а таланты в помойном осадке.

Цивилизаций провинции сходны: духовное быдло
кастово прежде, теперь уголовно-клыкасто...
Всё это было, и всё это, право, обрыдло,
перефразируя братского в скорби Экклезиаста.

Быт в одичалости здешней постыдно-отчаян, -
творчество нынче не стоит и нищенской меди...
Впрочем, когда мы душою в сиянье отчалим,
что нам земные труды во вселенском бессмертье?

Ну а пока, поминая Зенонов апорий,
я - как стрела, для которой полёт неподвижен,
и сердобольная сытость спасительных метрополий
недостижима, увы, для жильца опостылевших хижин.

Ну а пока, своё горе завивши в колечко,
будем читать, что о духе Бердяев писал да Карсавин...
Ну а пока и упорство, как мысль, бесконечно,
ибо в искусстве я всей философии равен.

Больше царь-пушку к спине, как восставшему в книжке сипаю,
мне не приставят... А вакуум перенесу я!
Смело в наитьях своих на просторах Руси прозябаю,
разве что Богу воззвания строк адресуя...
1.11.1991

ХРАНИТЕЛЯМ БУДУЩЕГО

Журналы былое роют - посожалеть о ком бы?
А те, что пока живые, - в презрении постоянном...
Художнику место ныне - души его катакомбы,
как в Древнем Риме - гонимым жертвенным христианам.

В империи доходяжной искусство - плебсу? "Да напса?!"
Не виллы свои, не храмы, так хоть досуг ошикарни!
На издыханье эпоха патрицианства и рабства,
но как таланту поладить с хапугами-откупщиками?

Бесстыдству о славе прошлой долдонит вояка гордый,
ворью о "патриотизме" чиновник долбит, как дятел...
Давно в базарные банды переродились когорты,
и сонм богов олимпийских язычеств святость утратил!

Очистить эти конюшни отыщется ли Геракл?
Все цезари и кумиры - в дерьме по самые уши!
Пророчества - безнадёжны (был шарлатаном оракул);
внутри - разруха; и орды - агонии ждут снаружи.

Выстаивающим в распаде не до непрактичных истин;
упившимся разложеньем не утруждать себя строго;
на мистику обречённым всевиденьем ненавистен
познавший и смысл, и веру, и небывалого Бога.

В глуши - ниже дна - сегодня созданье вершит обряды;
отчаянье подчиняя, сияет дух всё прекрасней...
Но творчества апологету другой не будет оплаты,
как только глумленье цирка да крестность житейских казней.

Не все способны - продуктом социальных селекций!
Пускай вокруг безголосо пестрит реальность фазанья,
но кто, кроме нас, поддержит сознанья инстинкт вселенский,
зажжённый этой планетой отнюдь не для угасанья?..
9.11.1991

***


    20. МОЙ ВАРИАНТ
    Книга лирики
    (1992)

    СОДЕРЖАНИЕ

Театр ("Всей душой на подмостках горишь...")
Семантика ("И в народе мне одиноко...")
Вражда ("Итог ретроспектив - брезгливая тирада...")
Всходы ("Я уж не знаю, как для дармштадца...")
Чужак ("Мне чуждо всё, что поперерешали...")
Норма ("Да, конечно, изучил и все пороки я...")
Ноша ("Таланта крест атлантово тяжёл...")
Современники ("Избранным", "призванным" - всем физкульт...")
История ("То "эпохальной" темой, то "большой...")
СМЕНА
    Смена ("Хай она развалится, отчизна...")
    Перемены ("Была казарма задарма...")
    "Совковость" ("Угомони страну-уродку...")
    Война ("Вот и выросло злобы чадо...")
    Ностальгия ("Век диктатуры - кирзово-дубов...")
    Отклик ("Покуда торжествует челядь...")
    "Уехать бы из этих гиблых мест..."
В круговороте ("То же братство - именинно...")
Всё то же ("От гнева рифмами клацая...")
Не хочу ("Смердящий Лазарь пусть лежит в гробу...")
"Мир сплошного порно..."
Риторические вопросы ("Куда бы после я ни вышел...")
Публицистичность ("Истратил запала тротил...")
"Провалом чревато старения действо..."
Инструмент ("Лишь констатирую, без юношеской злости...")
Начало ("Нынче, в отчаянье отколобродив...")
Кругами ("Загробный ворон за моим плечом...")
О свободе ("Собрату-потомку, ну, что мы ответим?")
Эмигрантам ("Ради Бога, хоть куда пролазьте!")
Отдельность ("Не подхожу - и меня осмейте!")
"Был я к намёкам судьбы невнимателен..."
Диагноз ("Диагноз мой я знаю и без вас!")
ЛИЧНОЕ
    Семейное ("Неуместен среди черепах жираф...")
    "Литераторство" ("На грани нервного расстройства...")
    ИРЕН
    1. Двадцатилетие ("Брак" - и слово даже горько-сладко!")
    2. Миниюбилей ("Признанья в юбилей - что проповедь раввина...")
    3. Сорок четыре ("Ещё один год - на закорки...")
    4. "Так нежна и тут же колка..."
    5. "Не слабать ли миру семиструнно..."
    Яхве и я ("Яхве - очень жестокий Бог!")
    Катюше ("От Шекспира и доныне...")
    Просьба ("Да, Господь, я не святой Василий...")
    Расплата ("Опять бунтует мой бессонный мозг...")
    "Четвёртая ипостась" ("Мрак дежурит за моей спиной...")
    Герой ("Будто пятый евангелист...")
    Сонет пути ("Какие уж "творческие итоги...")
    Богатырство ("Вот что я понял с теченьем лет...")
    Четвёрки ("Жил бы столетье, куда-нибудь в Штаты уехав...")
В финале ("Только перед Богом я в долгу!")
"Терра инкогнита" ("Среди директив прописной морали...")
Упущенное ("Плодил бы не слова я, а дензнаки...")
Позиция ("Повылупив на сытый Запад зенки...")
Суды ("К суду мне равных я давно готов...")
"Наблюдаю, устало зевая..."
В пустыне ("Что может быть призванья постояннее!")
Вклад ("Недолговечна бумага, хоть текст - эпохи нетленней...")
Бег ("Нет передышки - куда ни присядь!")
Безумие ("Под утро вдруг пробуждаешься, себя - другого - потрогав...")
У ОКЕАНА
    Витраж ("Жизнь подобна уже витражу...")
    Волна ("Мы себя равняем со вселенной...")
    У океана ("Сгинув, оставлю я на берегу...")
    Память ("Что по прошлому зря барабанить...")
    Безбожие ("Такова человеческой плоти дорога...")
    Третьему тысячелетию ("Мир избытком плоти нездоров!")
    Зло ("Хоть роли и такие, и сякие...")
    "Лишь стойкий над судьбой возвысится..."
    Увещевание ("Душою вы в бессмертии живёте!")
Мой вариант ("Рождён Атманом ли, белковой гущей...")
Писание ("В краткий просвет бытия земного...")
Посторонний ("В раздумьях об искусстве да о Боге...")
Выход ("Житием удостоившись "неуда...")
"Улыбка судьбы" ("Всякое сыпет Фортуна летучая...")
Контрапункт ("Жизнь моя - атональное рондо...")
СМАРАГДЫ СМАЛЬТЫ
    Мозаика ("Куда мне в героические скальды...")
    Эстетика ("Пусть лица встречных испиты...")
    Цветение ("Как сладко розам в сердце уколоть...")
    Москва весенняя ("Рассветной сыростью непогожей...")
    Ирисы ("Солнцем узкоглазы и раскосы...")
    Миниатюра ("Клыки ночных теней, закадрово темны...")
    Московский этюд ("Чёрный глянец дождя на вечернем асфальте проспекта...")
    Листья ("Крона уже оголённо куца...")
    Литовский прелюд ("Древний шепот ночной, нависающей, жуткой листвы...")
    Лес ("Просторный скорбный лес, увязший в скользкой глине...")
    Сны ("Искус - из реальности вышагнуть вон...")
Остров ("Где мне появиться, меня не спросили...")
Континент ("Дар - будто царство Урарту - сегодняшнему уроду!")
Равенство ("Наступит время подводить итог...")
Глас вопиющего ("Риторике и лирике - свой срок!")
Язык ("Исчезает народ - как когда-то этруски...")
Лирика ("Чтоб не порхал - этот мир понавешает гирек...")
Вестник ("Не знаю, как сочтут живущие честь честью...")

*

ТЕАТР

Всей душой на подмостках горишь
и бесследно выходишь из кадра...
Ничего, кроме старых афиш,
не оставило время театра.

Зарисованный мельком "пленэр"
уцелел - оговоркой усердья...
Не овации шумных премьер
оказались искусством бессмертья.

Так и жизнь, не вошедшая в текст,
протекла безвозвратно-летейски,
как Эмпирик заметил бы Секст,
в том, что кажется лишь, - в лицедействе...
11.04.1992

СЕМАНТИКА

И в народе мне одиноко -
как в стручке одной из фасолин...
Человек - иероглиф Бога:
сам себя прочесть не способен.

Но мерцают пророчеств числа,
и влечёт сознания книга,
чтоб живущий разгадкой смысла
не безумел в себе безлико.

Дух свободу нашу возглавил -
мы и слово своё познаем;
а дефис без контекстных правил,
к сожаленью, неуправляем.

Лишь бессмыслицей бунт отметя,
тексты жрёт словесность пиранья,
самостийны ли междометья,
вольны знаки ли препинанья.

И в абсурде опять скучая,
рассыпается речь разбито...
Слышат только свои звучанья
буквы Божьего алфавита...
19.01.1992

ВРАЖДА

Итог ретроспектив - брезгливая тирада,
но и сейчас она оправдана вполне:
мне никаких врагов приобретать не надо,
бездарность всей земли и так враждебна мне.

Посредственность меня порядком "дободала":
я к людям снисхожу, считай, ко всем подряд,
но те, что только плоть, к тому, что богоданно,
питают неприязнь, а не благоволят.

Природе возвращу нехитрые пожитки,
осиротив своих измученных харит, -
лишь слабости мои, провалы да ошибки
из созданного мной злорадство сохранит.

Ничтожные душой и сведущи в немногом,
искусством бытовой не обеспечишь тыл,
каких бы мой талант, просвечивая Богом,
невиданных красот и тайн им ни открыл.

В безвестных чудесах я изданных нетленней -
и все тут от меня избавиться не прочь;
мне лучше жить, как жил, вне их объединений,
хоть умереть они готовы мне помочь...
2.04.1992

ВСХОДЫ

Я уж не знаю, как для дармштадца,
а в зубодраконьем российском севе
поэту лучше и не рождаться,
лучше его вытравлять во чреве.

В век нищеты, да насквозь плебейской,
чем жизнь выбарахтываться в трясине,
лучше талант - со скалы Тарпейской,
лучше - младенцем - в песок пустыни.

Лучше художников - так, как Ирод
или как первенцев Бог в Египте!
Вызревший дар - чужеродно вырыт,
что в его почву потом ни сыпьте...
16.12.1992

ЧУЖАК

Мне чуждо всё, что поперерешали;
как чуждо мне и пастырство пастушье...
Я - смысл в, увы, бессмысленной державе,
душа - в бездумном массовом бездушье.

Не жить мне ни диванно, ни кушетно,
пусть в чуждости порой разнообразны
наживы да успеха искушенья,
базара да лабазности соблазны.

Критерии расчётливого чтива
чужды мне, как гармонии - уроды;
по-своему оно трудолюбиво,
искусство вдохновенья и свободы.

Россия не Япония-Корея,
тут перемены - непременно в "ультра"...
Читателю я чужд - на поколенья
товарно-примитивного масскульта.

Асклепий - в воцаренье коновала,
не жду вниманья от страны-калеки,
хотя таких, как я, тут не бывало,
да и не будет, видимо, - вовеки...
24.04.1992

НОРМА

Да, конечно, изучил и все пороки я,
но, однако, не поборник декаданса...
Этот век пока всё больше патология,
а талант - для поддержания баланса.

Мне лишь муза - моя пифия-провидица!
Для того-то мы, поэты, и речисты,
чтобы в творчестве "препятствием возвыситься",
как советуют премудрые буддисты.

Для того одно искусство наше в целости,
отрезвляя мир курьёзностью уморной...
Гениальность нам критерий полноценности;
уникальность оказалась нашей нормой.
10.08.1992

НОША

Таланта крест атлантово тяжёл
в краю российских разовых орясин...
Пора признать, что номер не прошёл
и что литературный труд напрасен.

Не увлекает журавлиный зов,
коль по душе прирученность синичья...
Один я нынче для чего-то нов,
последний монстр минувшего величья.

Соцреализма бранный полигон,
свой камуфляж поспешно перекрасив,
теперь в "блошиный рынок" превращён
(как некогда в сердцах ругнулся классик).

А мне никак душа не надоест, -
лишь я в моём искусстве отражаем...
Для вознесений и несу я крест,
с пожизненной статьёй лит. каторжанин.

Корысть из храма изгнана взашей;
воображение - моё, не чьё-то!
Тащусь к распятью мимо торгашей -
в надежде на спасение полёта...
2.02.1992

СОВРЕМЕННИКИ

"Избранным", "призванным" - всем физкульт -
общий привет да изгнанья посох...
Этот народ давно не взыскует
выхода к Богу в своих колоссах.

К чадам насущности - не пробиться,
сколько искусством дух ни манежи:
что им до гения, до провидца,
в жизни, зацикленной на себе же?

Им в бытии только быт их близок:
"Сворой до бегства творцов долайте!"
Их вырождения верный признак -
неощутимость нужды в таланте.

Не наступай, так сказать, на грабли!
Души - и те уже суррогатны...
Всюду рогатины подлой травли,
плюс мафиозной власти рогатки.

Чем бы ни стали они богаты,
не зазвучат в них иные ноты!
Что коммунисты, что демократы -
всё это карты одной колоды.

Но не прикупишь земной монетой
лик в человечьем иконостасе:
всякий народ - только часть планетной,
им создаваемой, ипостаси.

Истина - в предупреждении старом:
искры сквозь сито "я" просыпая,
пренебрегающих Божьим даром
Бог обрекает на прозябанья.

Смысл - в урыванье в карман "мулльёна";
не упасёшься от беспредела:
топчут величие озлоблённо,
тычась в безликости онемело...
17.03.1992

ИСТОРИЯ

То "эпохальной" темой, то "большой"
своё самопознанье исталдычим...
Хотя извечно собственной душой
художник - как творец - внеисторичен.

Душа спасеньем творчества горда,
в бессмертии безвестном почивая;
история проходит - как орда,
лавина разрушенья кочевая.

Песчинкой воплощения кружа,
не помышляют о посмертном весе!
Вселенную объявшая душа
никчемна в "историческом процессе"...
13.08.1992

СМЕНА

СМЕНА

Хай она развалится, отчизна,
лишь бы капиталец в СКВ!
Золотое время гангстеризма
наступило в городе Москве.

Наконец правы те, что богаты!
Ну а власть продажная слаба...
Всюду - сделки, взятки да растраты,
дележи, разборки да пальба.

Культ корыстолюбия и силы
всё бесчеловечней неспроста:
молодые боссы и громилы
занимают "ленинцев" места...
10.05.1992

ПЕРЕМЕНЫ

Была казарма задарма
и палачи в перчатках
в стране кошачьего дерьма
на лестничных площадках,
но с "коммунизмом" впереди
(попробуй, не воспой-ка!)...
Теперь - куда ни погляди -
зловонная помойка.

Была почти что нагишом
живущая несыто,
измученная грабежом,
террором геноцида
страна безвыходной тоски
и предстоящей мести...
Теперь смердящие куски
на этом гиблом месте.

Была не больно хороша
добитая так скоро,
освобождённая душа
в империи позора,
в стране, где я искал ответ
на "вечные вопросы"...
Теперь её и вовсе нет,
лишь мусор да отбросы.
26.01.1992

"СОВКОВОСТЬ"

Угомони страну-уродку,
коль все обидчиво круты!
"Совок" готов вцепиться в глотку
из-за малейшей ерунды.

При восторжествовавшем хаме
любой, чуть что, базарно лих,
и с ущемлёнными "совками"
не сладить в озверенье их.

Увещевающее слово
не больно эффективно тут:
в быту свирепствуя "совково",
друг друга инвалиды бьют...
26.07.1992

ВОЙНА

Вот и выросло злобы чадо,
с ним невзгод нам невпроворот:
на войну уходить не надо,
к нам война и сама придёт.

Заплатите в такой валюте
за безропотность стольких лет:
в доме собственном повоюйте
за свободу, которой нет...
17.03.1992

НОСТАЛЬГИЯ

Век диктатуры - кирзово-дубов,
память подобья души застолбили:
тоталитарное братство рабов
ныне предмет ностальгии.

Прошлое как-то не тянет понять,
кровью террора не мучает совесть,
если страну заливает опять
гибелью междоусобиц.

Коль настоящее всё горячей,
крахом разбоя все ужасы кроя, -
страха порядок, режим палачей -
просто оазис покоя...
16.11.1992

ОТКЛИК

Покуда торжествует челядь,
и всё на рабском на "авосе",
"в Россию можно только верить"!
А можно - и не верить вовсе.

Лишь для оккультного сеанса
годится то, что предкам впору,
ну а безумье мессианства
и привело её к позору.
13.03.1992

* * *

Уехать бы из этих гиблых мест,
прочь от судьбы народа-святотатца,
поставить на стране прощальный крест
и никогда с ней больше не видаться,

и вспоминать жизнь беспросветных лет
сквозь горестно-отчаянные песни,
как вспоминают миновавший бред
тяжёлой изнурительной болезни...
13.05.1992

*

В КРУГОВОРОТЕ

То же братство - именинно,
разве что попеременно:
куколка сов. мещанина,
бабочка сов. бизнесмена.

Прав был, и таща у "центра",
тот, кто, лишним не растроган,
гусеницей плёл усердно
капитальца тайный кокон.

Он теперь, везде порхая,
наживается открыто
(ибо миссия благая!)
производным дефицита;

он теперь, с нуждой на пару,
будущее прикарманя,
сызнова диктует дару
правила существованья;

он теперь, в ключе парадном,
ну, совсем апофеозен...
Тем не менее, талантом
почву мы не унавозим.

Мы по-прежнему не с вами,
кто бы как бы ни лукавил!
Смысл художника - в призванье,
независимо от правил.

И гонимый, как собака,
и в вольерности зверинца -
одинок он, но, однако,
только к творчеству стремится.

И для преданных монетам
я пребуду незнакомым:
Бог - как их душа - неведом
социальным насекомым...
26.02.1992

ВСЁ ТО ЖЕ

От гнева рифмами клацая,
пишу, не крушу, восстав...
Какая уж "Декларация"
в стране отсутствия прав!

Душе посвящаю лиру я
(России же - не могу!),
лишь к Господу апеллируя,
не к хамскому бардаку.

Обыденность пасторальная
поэзию бы спасла,
а тут все мои старания
я сам прокляну со зла.

А тут, опять без провизии,
свергая за властью власть,
в разграбливаемой провинции
народу судьба - пропасть.

Пропаще, увы, устроены
и горе-поводыри...
И я - вне подобной Родины,
хотя до сих пор внутри.
22.01.1992

НЕ ХОЧУ

Смердящий Лазарь пусть лежит в гробу,
а не по миру шляется понуро!
Я не хочу предсказывать судьбу
стране, в которой рухнула культура.

Здесь творчеству спасения не жди, -
безвестна беспросветности Голгофа...
Я не хочу взирать, как впереди
хам снова расцветёт тупоголово.

Искусству даже не позорный столб,
каких из бездн ни доставай жемчужин...
Я не хочу знать будущее толп,
которым я пожизненно не нужен.

Я весь - душа, а здесь, наоборот,
всё сведено к шматью и провианту...
Я не хочу благословлять народ,
надежд не оставляющий таланту!

Не для меня обещанный "подъём"
(как, впрочем, и возвратов инвективы)...
Я не хочу грядущего "потом",
где нет ни смысла мне, ни перспективы.

И жизнь недостижима, и печать;
куда ни плюнь - всё в ту же рожу-грыжу...
Я не хочу несчастий предвещать,
но ничего другого не провижу.
2.10.1992

* * *

Мир сплошного порно
для безмозглых улиц...
Если это норма,
значит я - безумец.

Вновь поошалели
от хапужной страсти...
Если это - цели,
значит хам у власти.

Безнадёжно слово,
выродясь в услугу...
Если это ново,
значит путь - по кругу.

С грабежом деляга
тащит соглашаться...
Если это благо,
значит мне - ни шанса.

Беспардонных выгод
смрад всё тяжелее...
Если это выход,
значит в тупике я.
14.05.1992

РИТОРИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ

Куда бы после я ни вышел
из мира фрейдовских пружин,
какой был смысл в том, что я выжил,
в том, что я эту жизнь прожил?

Зачем я творческим резоном
усугубил души размах
и, скажем так, реализован
в совсем не прибыльных словах?

И для чего же весь свой гений
я израсходовал, ретив,
на умноженье сочинений
да возмущенье инвектив?
27.07.1992

ПУБЛИЦИСТИЧНОСТЬ

Истратил запала тротил -
разброс разгребай примитива...
Лиричен я смолоду был,
но слишком безлично-крикливо.

И странно теперь: ну на кой,
держась голосистого галса,
я странствовал в луже такой -
доказывал и надрывался?

Когда из словесных скорлуп
проклюнется чудо свирельно...
Бывал я талантлив, но глуп;
а глупости нет извиненья.
26.10.1992

* * *

Провалом чревато старения действо,
но, как предстоящий финал ни уныл,
не хочется мне вспоминать своё детство,
не хочется быть тем, кем я уже был.

Безжалостно-трезво взираю теперь я,
как глуп тот художник, актёр, книгочей,
как он прямодушен - в стране лицемерья,
как он беззаботен - среди палачей,

как смел он и весел в отечестве подлом,
где лишь холуи да иуды в чести,
не зная, что жизнь под гэбэшным присмотром
в сплошной безнадёге ему провести.
14.03.1992

ИНСТРУМЕНТ

Лишь констатирую, без юношеской злости,
с народом в шутку до отвала побалакав:
мной, микроскопом, забивали гвозди
на стройке ярмарочных балаганов.

И вот отброшена "партийности" сутана,
а богатырство в тех потехах отгуляло,
когда я хохмы заколачивал ударно
всей зряшной зрячестью таланта-окуляра.

Руины праздника нелепицей бузинны:
народ отправился глазеть другие виды,
а здесь - обломки да обрывки парусины,
и линзы дара вдребезги разбиты...
12.12.1992

НАЧАЛО

Нынче, в отчаянье отколобродив,
Я о начале вздыхаю не часто...
Всё было против, и все были против,
но я решил "по призванью" - и баста.

Чтобы в судьбе не наделать прогалин,
я не желал - кое-как да халатно...
Ибо жесток я и зло аморален,
если меня отлучить от таланта.

Кабы я рыскал всю жизнь, как борзая,
ярость охоты бы в горле рычала...
От немоты свою душу спасая,
я и предпринял попытку начала.
25.10.1992

КРУГАМИ

Загробный ворон за моим плечом
хрипит, о крахе крохотном горланя...
Я снова нищ и снова обречён
на беспросветность мрака вымиранья.

Не избежать разбуженной судьбы
и не смириться с жалким пораженьем...
В стране жулья блаженствуют жлобы,
художник лишь юродиво блаженен.

Таланта норов самодурски крут,
а тут божки свово иконостасца...
Старания бессмысленны! - За труд
никем и никогда мне не воздастся.
14.02.1992

О СВОБОДЕ

Собрату-потомку, ну, что мы ответим?
С призванием он - пропал.
Легко быть свободным, когда трафаретен,
когда ординарно мал,

когда безголосость тебе бельканто,
на примитив аппетит...
Но вместе со всеми, не ради таланта,
поэту "не климатит".

Другим - достижения все и пороки,
он - чуждое существо!
Свобода художника - разве что в Боге,
в самораскрытье его.
25.08.1992

ЭМИГРАНТАМ

Ради Бога, хоть куда пролазьте!
Ну а я живу по творческому плану...
Оттого, что я перемещусь в пространстве,
я в трудах талантливей не стану.

Здесь, конечно, удавиться только впору,
но удавку шутовства я не надену.
Я б в Париж, пожалуй, тоже дал бы дёру,
но не за подобную же цену.

Что до "Родины", то ей меня не надо;
окружает - да не слишком много знача...
Быть собой - одна моя отрада,
цель и слава, и привычка, и задача.
28.11.1992

ОТДЕЛЬНОСТЬ

Не подхожу - и меня осмейте!
Вкусивший одну вражду,
я ни при жизни, ни после смерти
успеха уже не жду.

Лучше б - доход заказного мэтра!
Свободе тут газават...
Но одарённый судьбой столь щедро,
как мог я не создавать?

Но не прославясь в имени дутом,
в искусстве я жил всерьёз, -
хоть, от рождения бывший чудом,
и числился - как курьёз;

хоть превращён в проходной Лас-Вегас
отечественный ГУЛАГ,
ну а моя, так сказать, словесность
всего лишь кипа бумаг;

хоть, "золотым серединам" пара,
не пил бы я скорбных чаш...
Но первородство стихии дара
и хочешь, да не продашь.

Я в "популярности" не успокоюсь,
скорее - сгину в судьбе...
И, право, это не худший полюс -
"Каждый сам по себе".
21.08.1992

* * *

Был я к намёкам судьбы невнимателен,
выбор опять, между тем, обязателен:
сделаться мелким предпринимателем
или же сгинуть большим писателем.

Но затеряюсь ли в самоизмене я,
коль, несмотря на известные множества,
кроме меня, нет, похоже, ни гения
в этом народе, сходящем в ничтожество...
29.02.1992

ДИАГНОЗ

Диагноз мой я знаю и без вас!
Нужда грядёт, к рассудку обязуя;
нажив апофеоз... А я погряз
в упрямстве вдохновенного безумья.

В привычном одиночестве поднесь
отчаянья таю кровавый заед...
Моя неисцелимая болезнь
одна меня от гибели спасает.

В стране разрух безумен я вдвойне:
в век мер я и Орфея староверней!
Я болен гениальностью, и мне
всё не до бытовых выздоровлений...
16.05.1992

ЛИЧНОЕ

СЕМЕЙНОЕ

Неуместен среди черепах жираф,
чем альянсы ни осени!
Опасаясь супружества, я был прав:
нет обузы хуже семьи.

Я, рождённый дотягиваться до звёзд,
рисковать привык головой,
а семья норовила затиснуть рост
в панцирь робости бытовой.

Я с вселенной сверял вдохновенья прыть,
как судьба моя ни крута,
а семье так хотелось бы приземлить
прихоть творчества - до труда.

Я со скоростью ближе других знаком,
рай семейный - наоборот;
и заставь-ка себя, скакуна, ползком,
в ареале песка забот.

Правда, брака теплица и не без роз,
но простор искусства - милей,
чем ни крепит невиданный симбиоз
снисходительный Гименей...
17.05.1992

"ЛИТЕРАТОРСТВО"

На грани нервного расстройства,
возненавидев все визиты,
вершу себе свои геройства
за воздаянья Немезиды.

Лишь для безмозглого плебея
писать обязывают вкусы...
В припадках злобы свирепея,
спасаю беззаботность музы.

Не сибаритствующий барин,
в словесности живу богато,
призванием "пассионарен"
в стране разбоя и распада...
25.07.1992

И Р Е Н

I. ДВАДЦАТИЛЕТИЕ

"Брак" - и слово даже горько-сладко!
Не в одном любовном карнавале,
вероятно, эти два десятка
как-то ненароком миновали.

Вероятно, в памяти и пятна.
(Да ещё явилась наша третья...)
Но иного - больше, вероятно,
если есть итог двадцатилетья.

К счастью тяга - древнего замеса!
И семьёй отправишься - за ним-то...
Но, быть может, двадцать лет "совместно"
адекватны двадцати "взаимно"?
22.04.1992

II. МИНИЮБИЛЕЙ

Признанья в юбилей - что проповедь раввина:
хоть искренен во всём - кто примет их всерьёз...
Как оценить тебя? Ни с чем ты не сравнима:
дороже всех богатств и краше всяких роз.

Тебе бы подошли метафоры Востока,
жаль, Запад наш стыдлив (хотя и не везде);
но знай - я счастлив был лишь на стезе порока,
с тех пор, как ты со мной на этой вот стезе.

Не лучший вариант: муж - "гений-одиночка";
поэт - антагонист семьи как таковой;
и только ты одна, да наша прелесть-дочка,
способны примирить поэзию с семьёй.

Я б надарил тебе жилплощади и норок,
но сколько ни тружусь, прибавка - лишь душе...
Давно ли двадцать три? Уже справляем сорок.
(Всё молодость пока, однако же - "уже".)

Я б мог, благодаря эпитетами клацать,
но правда коротка, как срок совместных лет:
из сорока твоих - моих всего шестнадцать,
а это для любви что ни на есть расцвет!
2.04.1988

III. СОРОК ЧЕТЫРЕ

Ещё один год - на закорки...
Но жизнь не во всём тяжела!
Числа совершенней четвёрки
античность и та не нашла.

Ты не рукотворная кукла, -
изменчив в гармонии Бог!
Весь ряд числовой совокупно
вмещается в сих четырёх.

И ты, моя муза-камена,
хоть быт и не слишком дворцов,
лишь дважды теперь совершенна
для нас - для обоих творцов!
29.03.1992

IV

Так нежна и тут же колка,
что пасует Мельпомена,
ты - как золотая пчёлка
и цветок одновременно.

Лишь во здравье мой молебен!
(Хоть я, трутень, и не пара.)
Твой укус, и тот целебен
смесью яда и нектара.

Ты без роя дорогая,
ты во всём - и вкус, и мода;
ты царишь, как бы порхая,
но, однако, с ульем мёда.

В красоте мы оба рьяны,
одинаково мы доки:
я строчу стихи, романы,
ты свои выводишь строки.

Окажи Всевышний милость,
не скупись Он, как меняла,
ты б и мной озолотилась
(что и мне б не помешало).

А пока, прелестна видом,
в пору жизненного лета,
расцветай, паря над бытом
обнищавшего поэта.

Я ж дарю, благоговея,
горсть, увы, бесплатных строчек...
Сладко жалящая фея,
мой хранитель-ангелочек!
3.03.1992

V

Не слабать ли миру семиструнно
про себя, российского Меджнуна?!
Или я влюблённость неземную
лишь заменой и ознаменую?

Утонув в кудрях, мы, кто безумен,
ласок небеса живописуем;
но напрасно, страстью не спасая,
ластится красавица босая.

Северная верность - не лилейна!
Мне милее - ветреная Лейла.
Рыжим солнцем - глаз её джейраний...
Мне ближневосточная желанней!
6.02.1990

ЯХВЕ И Я

Яхве - очень жестокий Бог!
Всем он кары шлёт неуклонно...
А со мной он особо строг -
за любовь к дочерям Сиона.

Он со мною не мягкотел -
так и бьёт по мозгам с налёту!
Чтоб не слишком-то тяготел
к богоизбранному народу.

Он разит меня наповал,
знай шурует - будто в котельной...
Но и я ведь народ избрал -
в представительнице отдельной!

Он меня берёт под вопрос -
как Россию, насквозь рассея...
Но и я свою лепту внёс
в племя мудрого Моисея!

Ох, паду я - как чахлый плод!
Вот и тело уже худеет...
Видно, мной укрепляют род
столь чувствительных иудеек.

А попробуй их не обидь! -
Придерётся к любому слову...
Как бы Яхве мне превратить
в православного Иегову?!
4.07.1992

КАТЮШЕ

От Шекспира и доныне
пишут все о Катерине!
Что ни век, что ни поэт, -
то Катишь, то Кэтрин-Кэт.

У кого она строптива,
кто её башкой с обрыва,
кто в острог её с перин,
кто поёт "Шарман Катрин!"

Ну а мы, котёнка гладя,
говорим: "Не слушай, Катя!
Все традиции нарушь -
будь умнейшей из Катюш!"

То, что статью ты царица,
чем тут, собственно, гордиться?
Пусть мордашка хороша,
зеркало - не вся душа.

Ничему не сгинуть втуне
пожелаем мы Катюне!
А твоих достоинств, Кать,
чай, тебе не занимать!
8.03.1992

ПРОСЬБА

Да, Господь, я не святой Василий,
но прошу из-под Твоей плиты:
лишь позволь мне этот путь осилить
и к Тебе уже Тобой придти!

Пусть геройства снова в одиночку,
пусть потом трагичны платежи,
дай мне лишь ещё одну отсрочку,
меж землёй и небом удержи!
22.05.1992

РАСПЛАТА

Опять бунтует мой бессонный мозг,
окутываясь паутиной боли,
как после прежних "надираний в лоск"
с похмельем, отупелым поневоле.

Свинцово нахлобученный тюрбан
опять на мне - для бденья на досуге,
в глазах - чугун, и сам я, как чурбан,
лежу в бездумье тошнотворной скуки.

Хоть перебор духовного питья,
а не в попойках я хмельно хамею,
но так же на расправу отдан я
всесилья беспросветному похмелью...
4.07.1992

"ЧЕТВЁРТАЯ ИПОСТАСЬ"

Мрак дежурит за моей спиной,
дожидаясь часа своего...
Ну а я, здоровый ли, больной,
знай, воображаю волево.

Ну а я, выстраивая год
новую вселенную мою,
о защите до конца работ
сотворца всевышнего молю.

Ну а я упрямо прохожу
мною лишь провидимый маршрут,
присовокупляя к багажу,
может быть, уже последний труд...
12.07.1992

ГЕРОЙ

Будто пятый евангелист,
я свидетельствую, цветист,
кровью подлинной обагрив
кропотливейший апокриф.

Мой мессия не столь пречист,
но опять оживает лист,
и хоть мир, как и встарь, глумлив,
воплощеньем осмыслен миф.

Не пророк, не Господень хлыст,
человечески он ершист,
даже Бога в себе открыв,
ставший истиной смысла скиф...
4.08.1992

СОНЕТ ПУТИ

Какие уж "творческие итоги"
в стране, где искусство - ни в грош!
Но творчество - выход из безнадёги:
пока шагаешь - живёшь.

Подножно сограждане недалёки,
свиреп передел да делёж...
Но жизнь впереди - лишь на той дороге,
которой к себе идёшь.

Поэту ли вновь осуждать пороки
и новую чествовать ложь?
Как мойры призвания ни жестоки,
путь смысла один хорош.

А если я зря утверждался в Боге
и шёл в никуда - ну что ж...
6.11.1992

БОГАТЫРСТВО

Вот что я понял с теченьем лет:
в этой стране - и вчера, и впредь -
в самосожжении смысла нет,
кроме желания умереть.

Ибо упорство богатырей,
крестно несущих призванья кладь, -
просто стремленье уйти быстрей
и никого не обременять.

Гений - в юродивости убог,
сколько шедевры ни эрудить;
жажда же творчества - лишь предлог
с немощной старостью не нудить...
29.07.1992

ЧЕТВЁРКИ

Жил бы столетье, куда-нибудь в Штаты уехав,
ну а в России себе я немного кладу...
Как мой любимый земляк Антон Павлович Чехов,
чахну в работе на сорок четвёртом году.

Возраста числа чудны в символичной цифири;
что предначертано - чувствуешь немощно-плох...
Не обречён ли и я в свои сорок четыре
знак совершенства и смерти прочесть в четырёх?

Не отдыхать мне уже богачом на Майорке,
даже, пожалуй, влачиться с нехваткой еды,
если в итоге всего лишь две эти четвёрки
выставит мне мой придирчивый Бог за труды...
23.08.1992

*

В ФИНАЛЕ

Только перед Богом я в долгу!
Вопреки атакам - оборонам,
я себя, конечно же, дожгу,
дотворю в искусстве обречённом.

До чего б ни докатилась Русь,
кончены с "любовью" шуры-муры!
Я уже ничуть не огорчусь
гибели враждебной мне культуры.

Взлёт - посмертно или же обрыв,
жизнь отдам рождённому герою!
Мирозданье дара дооткрыв,
осмысленья космосы дострою...
11.06.1992

"ТЕРРА ИНКОГНИТА"

Среди директив прописной морали,
среди разложенческого азарта,
я существую - как Гималаи:
не для сегодня и не для завтра.

Равнинное "мы" - это: "быт копытим",
"с подножным умом мимо гор шагаем"...
Я для горбатящихся - невидим,
для экскурсантов - недосягаем.

И материал сам себе, и Фидий,
вздымаю, нехожен, высь речевую...
Но, независимо от открытий
и картографий, я - существую.
5.08.1992

УПУЩЕННОЕ

Плодил бы не слова я, а дензнаки,
сегодня б жил и горя бы не знал...
Лишь кипами исписанной бумаги
могу я похвалиться под финал.

Сманила б суматоха деловая,
какой бы я был в бизнесе орёл!
Как гриппом, даром переболевая,
довольствовался б тем, что приобрёл.

Музейностью "призванья" не грузимы,
"задатки" преуспели бы во всём:
костюмы бы менял да лимузины,
напорист, ординарен и весом.

И гениальность - птица-небылица -
неслась бы рекордисткою, небось;
крылатости бы бесприютно сбыться
в фантазиях никак не довелось.

В кишечнике фортуны-анаконды
(в престижности, в корысти и т.п.)
земные перспективы-горизонты
светили б всюду мне... Но не в себе.

Жизнь пробренчав в размеренном анданте,
не стал бы виртуозить я, корпя;
в быту реализуясь, не в таланте,
я б выстроил уют... Но не себя.

Не сжёг бы я отпущенные годы
уходами в мой "творческий запой";
всего бы я достиг... Но не свободы.
А что успех и счастье - не собой?
31.12.1992

ПОЗИЦИЯ

Повылупив на сытый Запад зенки,
прёт Хам, от выживания борзея!..
"Искусство не нуждается в оценке" -
иного нет художнику спасенья.

Не лучше оскверняемого плаца
бесстыдная духовная разруха...
Поэту в прошлом не за что цепляться,
а в будущем не быть в эпоху брюха.

И в мороке нажив, угарно-дымном,
достойнее безвестное сраженье,
чем блоковским - предбольшевистским - гимном
приветствовать своё уничтоженье;

чем восклицать: "Сознанье перестроим,
чтоб уцелеть в торгашестве растущем!";
чем становиться неким перегноем
для, может быть, кого-то там в грядущем;

чем, заодно с холуйствующим хором,
внимать очередным бездарным гуру;
чем петь хвалы безмозглым мародёрам,
глумливо добивающим культуру...
19.04.1992

СУДЫ

К суду мне равных я давно готов,
но надоело слушать эту чушь!
Злораден суд беспомощных умов
и замечанья выморочных душ.

Глупцы в своей пристрастности круты,
душа в своём призвании вольна...
Российской современности суды
бредовы, как и вся эта страна.

В судействах доморощенных тону!
Истеблишмент любой - убожеств рать...
Не эмигрант я только потому,
что некуда в искусство удирать;

что любит человечество - в строю,
какие откровенья ни зенить;
что я пока хотя бы создаю
в народе, не способном оценить.

Стихия - всех критериев святей!
Оттуда я и ухожу туда
от самочинных судей, от людей,
взыскуя только Божьего суда...
28.04.1992

* * *

Наблюдаю, устало зевая,
как сбываются худшие сны...
Впереди полоса прозябанья
у бессмысленной этой страны.

В нищете и в богатстве убоги,
тут живут, о душе не скорбя...
Для культуры последние сроки
наступают в триумфе жлобья.

"Всенародному благу" поэты
ни к чему, как предвидел Платон...
Сотворцу бесполезной победы
нет надежд, кроме "там" и "потом".

Счастья жертвы спасённой вкуси я,
близок был бы и нынешний скит...
Только вряд ли такая Россия
убиваемых ей воскресит.

И хотя прорастает страница
жизнью новой безвестной строки,
но не верю я, что пригодится
то, чем занят я, снам вопреки...
8.04.1992

В ПУСТЫНЕ

Что может быть призванья постояннее!
Что творчества удачного дурманнее...
И четверть века длится состояние
отчаяния от существования.

До осени дотопал и до инея,
исследовал все мыслимые тернии...
А жизнь лишь бесприютней и пустыннее,
оазисы искусства - эфемернее.

Упорство в пустоте всё караваннее,
всё протяжённей путь... И тем не менее,
ведут меня и труд, и дарование
в тоску безлюдья и в пески забвения...
26.08.1992

ВКЛАД

Недолговечна бумага, хоть текст - эпохи нетленней;
и что тут возможно, кроме подобного варианта...
Я, вроде бы, без сомнения, "национальный гений",
да только об этом знаю я один, вероятно.

Совсем не талант в искусстве, добытчик - первая скрипка;
а массовость для свободы - неподходящая мерка...
Спасение ли - машинопись архивного манускрипта
в стране, лишившей писателя печатности Гутенберга?

Мне главное - дали-выси очередного прорыва:
воинствующей безмозглостью низвергнутый в бесполезность,
ваяю вот самоцветные космосы кропотливо,
"российскостью" мировую приумножая словесность.

Поскольку художник всё же не труженик хлебопекарен,
кладёт он на "обстоятельства", как они ни глумливы!
И, право же, безразлично, в чём дар мой национален,
пока мне на русском любо вылепливать мои мифы.

Душа на бескрайних пустошах заносится всё песчаней:
насущнее - выживание, междоусобные сечи...
Но в нудной катастрофичности пожизненных измельчаний
лишь творчество воскрешающе в самораспадах речи.

Жить ради воображения - по-божески тоже немало,
когда кругом скудоумие да агрессивность пацанья...
Сподобился современником фарсового финала,
будь рад и такому редкому уединенью созданья...
3.11.1992

БЕГ

Нет передышки - куда ни присядь!
В снежной пустыне - призванья волчица...
Чтобы жить дальше, я должен писать;
чтобы писать, должен жить, не влачиться.

Воля моя такова испокон:
рыскать в просторах - виновен ли, прав ли...
В холод влечёт меня голода гон
из ледяного глумления травли.

Краток охоты моей эпизод,
бег - навсегда, как бы плоть ни страдала!
Снегом отчаянья волчьи несёт
творчество в ночь - одиночеством дара...
18.12.1992

БЕЗУМИЕ

Под утро вдруг пробуждаешься, себя - другого - потрогав;
ночное воображение являет бредовый норов...
Безумие - это детская школа после уроков,
с горящими почему-то лампочками пустых коридоров.

Вдруг почвою под ногами болотистая перинка
и свет дневного сознания - вне космоса мозга где-то...
Безумие - это пространство тусклого лабиринта,
тревожное переступание по скользкой трясине паркета.

Не окна по обе стороны - дверей безликие бляхи,
готовые приоткрыться над жутким - внезапным - знаньем...
Безумие - это блуждание в своём беспомощном страхе
пугающе-бесприютным и странно-знакомым зданьем...
23.10.1992

У ОКЕАНА

ВИТРАЖ

Жизнь подобна уже витражу:
ярки краски её - да не собственным светом...
Но кому я о Боге пишу?!
Кто же, кроме Него, прочитает об этом?

Лишь сияние вместо икон -
вместо Кришны, Христа или истин ислама...
Храм вселенной не мной сотворён,
но во мне - оболочкой - вселенная храма.

И пожертвовав всем алтарю
дара Божьего, всплеска творящей нас пены,
из души - прозревая - смотрю,
как в сиянии тают телесности стены...
29.02.1992

ВОЛНА

Мы себя равняем со вселенной;
но, плодя движение слепое,
жизнь всплеснётся океанской пеной
и назад - одной из волн прибоя.

Только что, нахлынув ниоткуда,
ты, казалось, не имел предела,
строил из песка такое чудо,
и такая мощь в тебе кипела.

А уже лишь сохнущие камни,
сор утрат да жалости мокрица;
и пора, согласно смертной карме,
в мир глубин безлико возвратиться...
20.05.1992

У ОКЕАНА

Сгинув, оставлю я на берегу,
у океана пространства немого,
всё, что могу я... Хотя и могу -
если для Бога - пожалуй, немного.

Лучше б, конечно, я глух был и нем, -
жизнь, а не слово, была бы богата...
Нагениальничал вот - и зачем?
Нет сторожей у безвестного клада.

Космос души всеобъемлюще спет;
но, к сожалению, речь я покину:
мир оскульптурив, живительный свет
канет звездою в сиянья пучину...
9.11.1992

ПАМЯТЬ

Что по прошлому зря барабанить,
прежних "я" капитал прожигая?
Человек - это, в сущности, память;
остальное - момент проживанья.

Полнокровнее то, что спонтанней,
в бытии молодом, непочатом,
но генетикой счастий-страданий
опыт этноса в нас отпечатан.

Хоть мудрей, хоть резвись безголово,
что ни миг - то для завтра писуля...
Мы живём в перспективе былого,
накопления наши плюсуя.

Мы живём во вчера одиноком,
наш удел - настоящего трепет...
Время нас, обтекая потоком,
из песка нашей памяти лепит.

И вся жизнь - будто отмель наноса,
чтобы в Боге уже, помирая,
осознать себя молниеносно
во всевиденье воспоминанья...
22.05.1992

БЕЗБОЖИЕ

Такова человеческой плоти дорога,
коль отвергнут путь духа и выход загробный:
молодёжь - похотлива, драчлива, жестока,
старики - скудоумны, сварливы и злобны.

В племенном превосходстве конфессий и родин,
лишь в свою уникальность вникая и веря,
человек обезбоженный - только животен
и живёт по законам скота или зверя.

И лишённый бессмертия - как эпилога,
где творить ему мир воплощений подлунный,
он себя сознаёт не частицею Бога,
а игрушкой земной своевольной фортуны...
2.06.1992

ТРЕТЬЕМУ ТЫСЯЧЕЛЕТИЮ

Мир избытком плоти нездоров!
Лишь планета - наша богородица...
В самоочищенье катастроф
кто о человеке позаботится?

Веры человечеству не впрок, -
слишком плодовиты популяции...
Разум наш - неумолимый рок
и судьба нам в саморегуляции.

И пока единственная мать
не святыня, а среда ничейная, -
роду Бога скопом вымирать
в планетарности самоограничения...
14.08.1992

ЗЛО

Хоть роли и такие, и сякие,
но пьесу-то играем мы одну...
Что ж персонифицировать стихии,
деля судьбу на "Бога" - "Сатану"?

Мы в Божьей речи - каждый - только слово,
пусть для себя и для других - миры...
В проекте драматурга всеблагого
добро и зло - лишь полюса игры.

Мы - персонажи: гении, дебилы -
все из единства, из Его начал!
С чем рождены - с каким зарядом силы, -
к тому нас автор и предназначал.

Мы, на подмостках произвол затеяв,
ввергаем душу в ад, страну - в разор,
но всюду и героев, и злодеев
всевышний расставляет режиссёр.

И в век самоубийственных давилен,
безжалостного жалкого конца,
как дьявол временами ни всесилен,
он не случаен в замысле Творца...
13.10.1992

* * *

Лишь стойкий над судьбой возвысится,
учил и лицемер Сенека...
Но в человечестве - бессмыслица
для себялюбца-человека.

Не в достижении сомнение,
Иешуа, Пилат ли Понтий, -
чем грандиозней, тем смиреннее
постигший промысел Господний.

Упорство нашей волей крепится,
но волю до конца продумай -
и стойкость, в сущности, нелепица
перед всесильною фортуной...
29.03.1992

УВЕЩЕВАНИЕ

Душою вы в бессмертии живёте!
Не следует отчаиваться так...
Уход во мрак - прерогатива плоти,
она-то в дух и поставляет мрак.

Уход во мрак - проскальзыванье бездной
в сияние, где оболочек нет;
плоть - это кокон куколки чудесной,
которая вынашивает свет.

Огонь в огне не ведает ухода!
Уход во мрак - ваш выход впереди
из воплощенности круговорота,
что в свет вас превращает во плоти...
20.12.1992

*

МОЙ ВАРИАНТ

Рождён Атманом ли, белковой гущей, -
до эпизода лишь себя не сузь!
Кем бы я ни был в жизни предыдущей,
в сегодняшней я Богом становлюсь.

К бессмертию, а не к земному раю,
судьба моя сквозь время пролегла;
и всё, что я собой претерпеваю,
в самосожженье творчества - зола.

У ипостаси дара - горний норов:
круговорот души - не для меня!
Вдруг прерывая череду повторов,
восходит дух в сияние огня...
24.01.1992

ПИСАНИЕ

В краткий просвет бытия земного
(в том числе, моего)
литература - лишь пиршество слова,
и более ничего.

Метод строительной арматуры
бессмысленностью смердит.
Самосоздание сущность культуры!
Иначе искусство - быт.

Дух - Демиург в сотворении слога,
чем ему ни перечь...
Воображенье - вторжение Бога
в свою материю - речь.
19.11.1992

ПОСТОРОННИЙ

В раздумьях об искусстве да о Боге
взираю на облузганные лица...
Я вычеркнут из собственной эпохи,
и мне в неё собой не возвратиться.

Я смыслом почитаю не наживу,
"нормальность" эта - не по мне одёжка...
Устало и привычно ненавижу
страну, где гениальность безнадёжна.

Меня не социальность обязала,
хоть от себя пишу, хоть от лица я,
зависимость казармы и базара,
как всякое господство, отрицая.

Не знаю, где я буду при фашизме
(или куда мы скопом допиляем?),
но и сейчас я неуместен в жизни,
поскольку дар мой не приспособляем.

Но в бессловесной гласности жевотин
я не сводим к житейским пантомимам,
а потому тотально чужероден
и на пути на неисповедимом.

Аскеза - не особенное диво,
коль не вписался в суету земную.
Косясь на мир угрюмо и брезгливо,
я стороною власть его миную...
14.07.1992

ВЫХОД

Житием удостоившись "неуда",
всё ж моя ипостась не вакантна!
"Выходить" в человечестве некуда,
кроме собственного таланта.

В толчее вседуховной солдатчины
славен ты не создав - прикарманя...
Коль на творчество годы растрачены,
загинайся от непониманья.

В воркотне своей, искренне-истовой,
и в величье, привычно-лишенском,
сам себе откровенья насвистывай
с бесполезным своим "совершенством"...
26.11.1992

"УЛЫБКА СУДЬБЫ"

Всякое сыпет Фортуна летучая,
но вдохновенье любое - награда!
То, что я жил, - вообще дело случая,
благодарить, а не сетовать надо.

Пусть чьи-то вирши моих и бесценнее,
пусть чересчур пустяки докучали,
то, что я жил, - это всё же везение,
мог бы пропасть ещё в самом начале...
8.09.1992

КОНТРАПУНКТ

Жизнь моя - атональное рондо,
не какой-нибудь "Лебедь" Сен-Санса...
Гениальность, увы, чужеродна, -
режет слух лейтмотив диссонанса.

Глухота - в "гармоничности" даже!
Так что я - вне концертной программы,
где манежат всё те же пассажи
и долбят популярности гаммы.

Так что я - как бы мне и хотелось -
слышу то, что действительно ново,
чтобы этот вселенский мой мелос
зафиксировать в космосах слова.

Какофония - напропалую!
Но свобода - вне куцых обструкций.
Так что я сам себя оркеструю
в текстах нотных структурных конструкций.

Одиноко, но не пустозвонно
(что б динамики там ни фонили)
компенсирую гвалт унисона
параллельностью полифонии...
4.12.1992

СМАРАГДЫ СМАЛЬТЫ

МОЗАИКА

Куда мне в героические скальды,
какой уж я влюблённый трубадур...
Но драгоценны и смарагды смальты
в мозаике живых миниатюр.

Эпически-вселенская картина
художнику, с аттических календ,
в пейзажах предстаёт, декоративно,
как самоцветной зрячести фрагмент.

Лишь для Творца пространство этой сцены
возлюблено от альф и до омег...
Но блики счастья тоже драгоценны -
как лики миновавшего навек.
19.10.1992

ЭСТЕТИКА

Пусть лица встречных испиты -
грязь зря меня бесила:
павлиньи красочны цветы
разлитого бензина!

Пусть всё погублено давно -
любезна взора призма:
сырое на стене пятно
офортно живописно!

Пусть сам я сызнова не сыт,
и после кутежа я, -
дождь задушевно моросит,
клошара утешая...
29.03.1992

ЦВЕТЕНИЕ

Как сладко розам в сердце уколоть,
представ благоуханно и зовуще!
Как лепестков витиеватых плоть
бессмертна в человеческом созвучье.

Преображён в их ритменную медь,
и я царю уже, не хулиганю...
Дано лишь в этих строфах уцелеть
их грации, огню, благоуханью.

Не оживить увядшие цветы,
но в слове им остаться, хорошея.
Не воскресить отцветшей красоты,
но на века - искусства отраженья...
13.05.1992

МОСКВА ВЕСЕННЯЯ

Рассветной сыростью непогожей
вползает утро, мой мир наивня...
Проспект - лоснящейся чёрной кожей
отполоскавшего ночью ливня.

Чуть моросящее небо - серо,
дом - бастионом, да галки-сони...
Но зелень лип углового сквера
так театральна на блеклом фоне.

Но так распущены ивы пряди,
хоть краски дали совсем увяли...
И так внезапна зеркальность глади
пруда знакомого на бульваре...
22.05.1992

ИРИСЫ

Солнцем узкоглазы и раскосы,
мы - как бонзы Азии, ей-ей!
Ирисов лиловые стрекозы
на зелёных остриях стеблей.

Будто бы бамбуковой беседкой,
нас листвою окружает сад...
В лени счастья, поднебесно редкой,
ирис новорожденный крылат.

Воробей, ораторствуя звонко,
шевелит воображенья сон...
И брезент садового шезлонга
кожей обнажённой увлажнён.

"Вечная гармония" - недолга! -
Только юных ирисов момент.
Иероглифов живого шёлка
из каллиграфических легенд.

И свежи по-прежнему не вчуже,
сколь пейзаж окрестный ни понур,
эти завитки лиловой туши
с выцветших в веках миниатюр.

Как поэты Древнего Китая,
для которых летний зной поёт,
мы сидим, беспечно созерцая
лепестков трепещущий полёт...
16.06.1992

МИНИАТЮРА

Клыки ночных теней, закадрово темны,
до завершённости бульвар пообкусали...
Акации излом на блеклости луны -
осенней сакурой японца Хокусаи.

Наутро будет сквер по-летнему мясист,
но в лунном фокусе - лишь силуэт жирафий...
Но город под луной локален, будто лист
слегка расцвеченных вечерних ксилографий.

Вот так - через фрагмент - лик миру и придашь,
не демонстрируя старательность кукушью...
Растрёпанный дневной, избыточный пейзаж
очерчен призрачно разлитой чёрной тушью...
18.08.1992

МОСКОВСКИЙ ЭТЮД

Чёрный глянец дождя на вечернем асфальте проспекта
маслянисто горит желтизною фонарных огней,
и на лак тротуаров пролит разноцветно электро-
свет витрин - как осклизлый искрящийся клей.

Пруд под моросью - круп вороной в нервной дрожи кобыльей;
на фасадах - по сотам уюта - печати сомкнувшихся век;
как стада черепах блёстки панцири автомобилей,
и троллейбуса призрачен тяжеловесный ковчег.

Сиротливо бульвары пусты, и туманно кургузы
переулки кривые промокшей осенней Москвы...
И расплывшихся крон шевелящиеся медузы
истекают тенями смываемой с веток листвы...
1.05.1992

ЛИСТЬЯ

Крона уже оголённо куца
в обмолвках цедящего листопадца...
Друг о дружку прощально трутся
листья - прежде, чем вниз сорваться.

Чёрным плевком на карнизе птица...
Морось на город туманно пала...
Тополь клокасто во тьме курится -
тающей прожелтью пятен пара.

Охры размывы совсем прозябли,
роняя в слякоть тусклую смальту...
Мокрых мозаик плоские капли
липнут к базальтовому асфальту...
28.10.1992

ЛИТОВСКИЙ ПРЕЛЮД

Древний шепот ночной, нависающей, жуткой листвы
набегает волнами лесного промозглого моря...
Будто срезанный сверху ветрами прибрежной Литвы,
плоский лес и за лугом впечатан в пространство немое.

Луговая сырая трава, обтекая, скользит по ногам;
где-то в топях небес лунный грош возвращения к дому...
По-осеннему чуток дрожащий беззвучно орган
частых сосен, внимающий ритму морскому.

Растворяясь, теряясь, бредя в этой жути слепой,
сколько хлещущих мокро кустов на ходу ни обтискай,
не покинешь уже убаюкавший душу прибой
тёмной дрёмы, болотистой ночи балтийской...
30.06.1992

ЛЕС

Просторный скорбный лес, увязший в скользкой глине,
обглоданно сползал к безжизненной реке...
Из осени, я знал, не выйти мне отныне,
блуждая у воды, от яви вдалеке.

Сквозь сучья - ни небес, ни луговых излучин,
лишь капель монотон, да корни - и обрыв...
Стоял без листьев лес, бесстрастен и беззвучен,
дождливым зябким сном круженье оцепив.

И мокрые стволы извечного влеченья
струились в высоту колоннами литья,
и ледяная ртуть застывшего теченья
влекла меня туда, в глубины забытья...
31.07.1992

СНЫ

Искус - из реальности вышагнуть вон -
спасеньем во мне, эрудите...
Искусство, по сути, счастливый мой сон, -
для жизни меня не будите!

Бессмыслица в будущем ждёт наяву,
бессмыслица - в прошлом зудящем...
По сути, в фантазиях я и живу,
в нездешнем моём настоящем.

И я выбираю лишь эту страну,
лишь душу, не "выходы в люди"!
Пока для бессмертия вдруг не усну -
для воображенья, по сути...
13.09.1992

*

ОСТРОВ

Где мне появиться, меня не спросили,
а здесь гениальность - издёвка презлая...
Я мог бы составить славу России,
но эта Россия - трясина бесславья.

Художник для масс - из обслуги фигура:
пляши, до "извольте-с" искусство корытя!
Мной создана целая литература,
да много ли стоят архива открытья?

Над вымыслом, ну-ка, сейчас обрыдайтесь,
в реальность разрухи и войн оседая...
Вокруг - озверение приобретательств,
а мне - безвозмездно - стезя созиданья.

И разум, и творчество, право же, "по фиг"
спешащим урвать, превратившимся в банду...
А мне - бесполезный, бессмысленный подвиг
служения только душе и таланту.

А мне не отдать ни за власть, ни за яства
и ни за призы суррогатных подобий
трагично-отчаянное постоянство -
выстаивать островом в смрадном потопе...
28.05.1992

КОНТИНЕНТ

Дар - будто царство Урарту - сегодняшнему уроду!
Не любопытствуют граждане - есть мой простор, или нет...
Не островку я в искусстве подобен, не пляжу-курорту,
я - неоткрытый, неведомый, но - континент.

Жизнью среди океана свою населённую землю затепли -
и дожидайся столетья, покуда Колумбы придут...
Чай, путешествие тут - через горы, равнины и дебри -
не променад на досуге, не экскурсионный маршрут.

"Терра инкогнита" духа - во все времена авантюра!
Но уж пространство зато, не какой-нибудь райский атолл...
И Атлантида вот так, говорят, без следа потонула -
лишь потому, что никто этот созданный мир не прочёл...
19.12.1992

РАВЕНСТВО

Наступит время подводить итог -
и будет душам не до похвальбы,
и в смерти каждый станет одинок
в расчёте за нечаянность судьбы.

В небытие уйти самим собой
придётся с тем, что ныне мы творим:
художнику - с единственной судьбой,
а прочим - с пережитым со своим.

Пока же - скудоумье вдаль и вширь
и лишь один обыденный резон:
себя на выживанье растранжирь,
а после, не рождённым, выйди вон.

Или в предпринимательский маршрут
все силы богатырские вложи...
И никогда поэта не поймут
не верящие в первенство души.

И никогда враждебный им артист
искусство не сменяет на права.
И никогда при жизни не сойтись
двум полюсам земного естества.

Всемирна обывательская рать,
и труден уникальный вариант!
Везде бездарность рада приравнять
к себе несостоявшийся талант...
25.02.1992

ГЛАС ВОПИЮЩЕГО

Риторике и лирике - свой срок!
Став платиной, тусклеет оловянно
невозмутимо-хладнокровный слог
последнего - осеннего - романа.

Был жизнелюбом нынешний сектант,
но где надежда лишним, как не в Боге?
Истратив и здоровье на талант,
я подвожу плачевные итоги.

Искусством и душою дорожа,
о будущем заботясь не особо,
в стране бесстыдства, лжи и грабежа
я тоже превратился в мизантропа.

Всё реже вдохновения прилив
(поди, посостязайся с бойким кичем),
всё чаще я отчаянно-тосклив,
а вовсе не возвышенно-трагичен.

Мой голос на латыни - это "вокс
клемантис"... Из меня какой Овидий,
когда со старта правит парадокс:
проигрывает тот, кто даровитей.

А видит каждый в том, что видит он, -
какие мирозданья ни отстроим, -
лишь то, с чем он на свет произведён,
лишь то, чего он только и достоин.

И я, судьбу поэта прокрутив,
никчемен в это времечко синичье:
как ни взывай к сообществу глухих,
им просто нечем воспринять величье.

Полжизни простоявши на краю -
и всё ни популярней, ни богаче, -
с угрюмым равнодушьем признаю
бессмысленность моей самоотдачи...
12.03.1992

ЯЗЫК

Исчезает народ - как когда-то этруски, -
для великой культуры не толпы нужны...
Я последний поэт, говорящий по-русски!
Не всемирен язык расчленённой страны.

Непонятный стране, я с историей спорю
и в себе богатырство Руси берегу...
Я давно бы ушёл из искусства на волю,
да прикован судьбою к её языку.

В этот век я напрасно терпел и мужался!
(Сквозь российский содом - и к античным садам?)
Но хотя у меня ни единого шанса,
на родном языке я себя досоздам...
28.02.1992

ЛИРИКА

Чтоб не порхал - этот мир понавешает гирек;
чтоб не бродяжил - всучит прозябанья суму...
И, может быть, я единственный подлинный лирик,
не подрядивший талант угождать ничему.

Смолоду я, разумеется, был пооткрытей
(грех утверждать, что действительность мне нипочём),
но озаренья моих долгожданных наитий
я перспективам иным всей судьбой предпочёл.

Путь одиночества - путь непорочных обочин;
скачки тщеславий и я невзначай огинал...
Но я в искусстве естественен, в чуткости точен,
хоть "отщепенец", "чудак" и вообще - "маргинал".

Я не Спаситель, я даже не Пётр и не Павел, -
мне б немоту, а не плоть свою перебороть...
Но в самомненье рассудка я тоже на Бога поставил,
как на меня от рожденья поставил Господь.

Пусть провиденье вывозит в пожизненном риске,
пусть уж выводит к душе, а не к славе наверх...
Имиджи и эпатажи, воззренья, изыски -
все искушения я ради слова отверг...
30.08.1992

ВЕСТНИК

Не знаю, как сочтут живущие честь честью
насчёт призов любви в посюстороннем сне,
но я рождён таким - с предчувствуемой вестью,
призванием моим заложенной во мне.

Искусством не служа лжепоэтичным позам,
ни к власти не ходя, ни на лесоповал,
ту весть, с которой я был в это время послан,
в себе и как себя всю жизнь я открывал.

Наедине с душой, с кем бы я ни был вместе,
в созданье уводим от радостей-скорбей,
сам по себе среди не понимавших вести,
я обретал её, как смысл судьбы своей...
4.07.1992

***

 



Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"