Пучеглазов Василий Яковлевич: другие произведения.

Итоги истоков.2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    ИТОГИ ИСТОКОВ.2 - второй раздел третьей части свода книг избранной лирики.

    Copyright1968 - 2011 Василий Пучеглазов(Vasily Poutcheglazov)


    Василий Пучеглазов
    ЛИРИЧЕСКАЯ РЕТРОСПЕКТИВА
    Свод книг избранной лирики
    1968 - 2011 гг.


    III. 2. ИТОГИ ИСТОКОВ
    (1990 - 1998 гг.)


    21. НИКТО (1993)
    22. РУССКАЯ РЕЧЬ (1994)
    23. ОТЛИЧИЕ (1995)
    24. БЕЗ МЕНЯ (1996 - 1998)

    *

    21. НИКТО
    Книга лирики
    (1993)

    СОДЕРЖАНИЕ

"По непредсказуемому голод..."
"Вовремя явился я, некстати ль..."
Снова ("Снова жизнь пустотой суеты...")
СТУЖА
    "К земным богам толпы желания воздень я..."
    Погребение ("Небо духа - как бельмо слепое...")
    Стужа ("Замерзаю в свирепые русские зимы!")
"Душа - то вселенная, то каверна..."
Необратимость("Каб на валютных харчах мне набрать бы ещё эдак с пудик...")
"В народе, где принцип: "Бабки - на бочку!"
СЛОВЕСНОСТЬ
    Особость ("Пошлость продажности - снова сплошь..."
    Банкрот ("Так много сказав, я прожил как бы немо...")
    Постмодернизм ("И лепет чьих-то чад пророс...")
    Словесность ("Хоть и древня река Янцзы...")
    Конфликт ("Меж буржуа художник - приживал!")
    Новые лидеры ("Поскольку "сам Запад" издал их...")
    Триумфаторы ("До тошнот в наивности умильны...")
    "О, темпора, о, морес!" ("Зрелость - старости разметка...")
    Три возраста ("Старость - злобна, словно шлюха отставная...")
Отыграв ("Душу отснять - не нашлись ещё братья Люмьеры!")
Семидесятые ("На улице опять всё тот же дождь...")
Вне полёта ("Моментально стрела - в траву...")
Непримиримость ("Услужливость всегда в фаворе...")
НЕПРИЯТИЕ
    Неуместность ("Всё - волею провиденья!")
    "В возвратах ностальгически слащавы..."
    Отчизна ("Эта Родина - о детях не заботится...")
    Потеря ("Трава ли я около пашен...")
    Расчёт ("Произвожу безжалостный расчёт...")
    Сверху ("Мне законом - свободный полёт...")
    Возраст ("Вчерашние лики хотя и довольно велики...")
    Скачка ("Ипподромом кто-то замотан...")
    Неприятие ("Уже как будто всё успелось...")
"Криком я надсадил своё певчее горло..."
Монумент ("Что слава - если сам в могиле бездыханно!")
ПОГОРЕЛЬЩИНА
    Клич ("Вновь к народу - с кличем угорелым...")
    "Жизнь оживилась: за жалкий уют..."
    Русские женщины ("Пока толпа "реформаторов" красуется на пьедестале...")
    Девяностые ("Этот век хоть и довольно стрессов...")
    Погорельщина ("Теперь-то мы не рутинны...")
    Болото ("Вот паденьем кончается небо полёта...")
    Завтра ("Нет смысла настоящего - без "я...")
    Войны ("Крушат ли государственности скрепы...")
Огонь Гераклита ("Стране я далёк, как планете - квазар!")
РАЗЛУКА
    1. Везде ("О ностальгии лучше помолчим!")
    2. Разлука ("С подобной "отчизной" общаться разумней извне!")
    3. Запой ("Среди хрипатых спившихся громил...")
Старость ("Дружеская милая приятца...")
Восприятие ("В начале время - как проспект громадно...")
БОЙ
    Без любви ("Когда любовь почти что позади...")
    Неразделённое ("Непоэтично - насчёт...")
    Жёны ("Вот уж сколько веков подряд...")
    Аналогии ("Дальновидна со мной - как Далила...")
    Двое ("Взбешённый ревностью, опять...")
    Слияние ("Как плоть - достойная половина...")
    Женщины ("Поэт живёт - чем дальше, тем отшельней...")
    Страсть ("Так рекламно своей наготой бронзовея...")
    Секс ("Растленьем плоти и душа раздета!")
    Бой ("Среди пифий, валькирий, друид...")
Соперничество ("В искусстве моём я напрасно расту...")
"Износа срок имеет и металл..."
Альтер эго ("А в общем, и художником, в итоге, я - разиня...")
Рань ("Осень распогодя...")
Жизнь ("Как сладко "радость жизни" ни десерть...")
Бездна ("Люди скользят в житейском бреду...")
Разум ("Там убийцу, там маньяка обвинили...")
Бунт ("Полыхает злоба оружейно!")
Месть ("Не знаю, чья месть, Афродиты, Минервы...")
АТТИКА
    Львы ("Искусства Колизей включая в теорему...")
    С креста ("Или! Или!" - взываю, как "господин субботы...")
    Синтез ("В искусстве никто не жена, не товарищ!")
Паруса ("Скользил корабль в убранстве...")
Поток ("Не часто - созерцания озёрное стекло...")
"Ухожу - непримиримо-резким!"
КОМПЕНСАЦИЯ
    Цветаевой ("Куцестью насильственной беся...")
    "Слабое место" ("Вновь по душе топочет быт копытно!")
    "Всё тоньше существования кожица..."
    Давление ("За то, что в мастерстве я был рисков...")
    Сценическое ("Беспутной дерзкой юности фиеста...")
    Старатель ("В пустопородной россыпи длиннот...")
    Замогильное ("Несовместим пожизненно со сметой...")
    Метеорит ("Паденьем ометеоритясь...")
    Компенсация ("Отечеству не отпускать мне любезности!")
    "Вероятно, прав епископ Беркли..."
    Жребий ("В мозгу омерзенье застыло столетне...")
Везенье ("Хоть мир и тесноват богатырю...")
Выбор ("Талант избрав, я выбрал и удел...")
Никто ("Рецепты пристраиванья разведав...")

*

* * *

По непредсказуемому голод
гложет душу миражами снов...
Жизнь прошла - а я всё так же молод
и к путям нехоженым готов.

Бытовым ли, боевым маршрутам,
как и встарь, призвание взамен...
Жизнь прошла - а я, каким-то чудом
уцелев, всё так же "дерзновен".

Куш ли, "удовольствия" сорвали,
но лишь мой сюжет неразрешим!
Жизнь прошла - а я в своём провале
так же всё лелею риск вершин...
17.02.1993

* * *

Вовремя явился я, некстати ль,
но рождён я для моих полотен!
Я не потребитель, а создатель,
тем-то я всю жизнь и чужероден.

Что б я ни кропал, себя народня, -
в творчестве я не десерт на третье...
Потому я и никто сегодня,
при своём невиданном наследье.

В дружбах куролесил бы питейно,
был бы и при славе, и при деле...
Ну а так, мои приобретенья -
в основном, утраты и потери.
7-9.02.1993

СНОВА

Снова жизнь пустотой суеты
обступает, толкая в покой;
снова душит нуждою труды
и надежды в пути никакой;

снова только пространство вдали
и до реплик мой голос пропет;
снова Господа благодари
за нелепость ненужных побед;

снова в творчестве что ни верши,
нулевой в результате подсчёт;
снова в мир выхожу из души -
и ничто мой талант не спасёт...
2.01.1993

СТУЖА

* * *

К земным богам толпы желания воздень я,
я б в "гущу" снизошёл, к народу-алкашу...
В магическом кругу немого отчужденья
в душе - в самом себе - простор я нахожу.

Ни в пресности дельца, ни в дерзости повстанца
я воли для себя не вижу никакой...
Бесплодно-холодны российские пространства;
лишь в Боге - лишь внутри - и небо, и покой.

Бескрайность пустоты вне солнечного круга;
во мне - возможный свет, и безнадёжность - вне...
Отчаяньем ночным жизнь окружает вьюга
да рысканьем добыч в полярно долгой тьме...
2-3.04.1993

ПОГРЕБЕНИЕ

Небо духа - как бельмо слепое...
Коченей, иззябшая душа!
Над Россией вновь буран разбоя
да пурга разора-грабежа.

Отовсюду - то хлеща, то прыща -
снег и холод... Степь вокруг меня!
Заметает даже пепелище
некогда спасавшего огня.

И в тоске безликости кромешной,
что ей в ослеплённость ни хрипи,
жизнь моя - безвестной головешкой
в гиблом бесновании степи...
27.02.1993

СТУЖА

Замерзаю в свирепые русские зимы!
Жаль, ни шубы, ни шапки, увы, не нашлось...
А равнины бездушия - необозримы,
и мороз пробирает насквозь.

Изнутри уже холод, не только снаружи, -
и уже всё равно, что случиться со мной...
На бескрайних просторах безжалостной стужи
цепенею, как столб соляной.

Среди снега сосулькой теряюсь белёсо
(что угодно теперь небесам возопи!),
леденею в незримых объятьях мороза
обезлюдевшей зимней степи...
10.11.1993

*

* * *

Душа - то вселенная, то каверна;
надсадней лад песнопений...
"Непризнанным гением" быть прескверно,
но я ль виноват, что гений?

"Уж коль воспарять - так ловцом сокольим!
И с дара кормиться сыто!"
Враждебна духовным высокогорьям
нормальность равнины быта.

Сочит, ядовит, паралич ползучий
отчаяния тарантул...
И нет в человечестве ни созвучий,
ни будущего таланту.
3-5.01.1993

НЕОБРАТИМОСТЬ

Каб на валютных харчах мне набрать бы ещё эдак с пудик,
вновь из поэта бы сыто попёр сластолюбец, кутила, сангвиник...
Но в этой жизни моей ничего интересного больше не будет,
лишь в обессмысленность дара да в голод разруха задвинет.

Каб довелось напоказ выставлять образцы капитала-богатства,
раблезианство в азарте коммерции долго б ещё не погасло...
Но осознанье - в шедеврах-репьях и фантазиями блохасто,
и как творец в лепрозорий безвестности я угодил проказно.

Каб без искусства и впрямь удалось обойтись мне, допустим,
было бы мне наплевать в немоте, как поступки мои отзовутся...
Но не ужаться обратно в исток, коль в итоге расширился устьем;
косноязычием не обморочить язык проглотившего златоуста...
20-22.02.1993

* * *

В народе, где принцип: "Бабки - на бочку!",
я - смысла побег зелёный,
колодец, питающий духа почву,
ствол этой чахлой кроны.

В творчестве, не на оккультном сеансе,
я сам себя бесценней...
Но в Бога уходит артезиански
бездонность моих прозрений.

В нечаянном выплеске богоданном
"томленье души" навея,
я - связь с возрождающим океаном
искусства и вдохновенья...
18.02.1993

СЛОВЕСНОСТЬ

ОСОБОСТЬ

Пошлость продажности - снова сплошь;
вновь - "Угожденьем успех улестим!"...
Каждый художник - собой хорош,
хоть популярен он, хоть безвестен.

Каждый талант - тем, что Бог подаст,
сколь ни доходен бульварный силос...
Я, например, только в том горазд,
что по наитью вообразилось.

Мне бы на шабаше-кутеже,
всё ж обойдясь без личин Силена,
светоч величья сберечь в душе!
Прочее, право, второстепенно.

Мне бы создать, не отбыть свой срок, -
пусть и без средств я, и без работы,
пусть я реальностью пренебрёг,
крахом расплачиваясь за взлёты,

пусть непохожестью прокажён
да и рождён для вселенской кельи...
Мне с моим Богом и багажом
поздно - в наёмники и лакеи.
1.02.1993

БАНКРОТ

Так много сказав, я прожил как бы немо,
не "свой" в иерархии их ни одной...
Безвестность величья - типичная тема,
а для меня она стала сквозной.

В игре этой выбор - "удачи" основа;
я выбрал талант - то есть, в душу уклон...
На творчество жизнь я поставил рисково -
и вдрызг, разумеется, доразорён.

Искусство как козырь - себе же дороже!
И что же я видел, куда б ни клонил?
Сплотившейся бездари серые рожи,
триумф шулеров да злорадство громил.

Ничтожеством биты надежды ва-банка,
глумленьем вокруг - их чумные пиры...
С наваром - жулья скудоумная банда,
а мне здесь - ни шанса, а я - вне игры.

Отечество - чадом остывшего дыма;
призванья бессмыслица, гибель везде...
И жить на рассвете совсем нестерпимо,
и нет утешенья в ночной пустоте.
4-9.03.1993

ПОСТМОДЕРНИЗМ

И лепет чьих-то чад пророс,
натянуто-попсов,
холодных, как собачий нос,
скептических скопцов.

И отрицая всё подряд,
нахватанно-пусты,
занять детишки норовят
командные посты.

И в ожидании Годо
я бесконечно жду,
покуда новое ничто
буровит лабуду...
2.04.1993

СЛОВЕСНОСТЬ

Хоть и древня река Янцзы,
постоянно теченье ново...
Исписавшиеся певцы
рассуждают о смерти слова.

Сам Пегасом своим объет,
в амплуа уже пехотинца,
как утешится импотент,
если страсть на нём прекратится!

Как, талантом чужим раним,
за зачатье он богородье! -
лишь бы кончилось вместе с ним
пересохшее полноводье.

Как злорадно он месит муть
в топотанье болотно-грузном,
чтоб поэзии зачерпнуть
возвращались к заросшим руслам.

Как себе он подводит счёт,
все "концепции" перетрогав...
Но, однако, река течёт -
мимо отмелей и притоков.

"В визуальности, мир, молчи!"
Но, переча трясинной течи,
знай лопочут своё ключи
все запруды сносящей речи.

Жизнь иссякшим уже не впрок;
блея бред, глазеют овечки...
Но глубок искусства поток,
но инстинкт и словесность - вечны.
18.04.1993

КОНФЛИКТ

"Меж буржуа художник - приживал!"
Я презирал и это положенье...
Чем безмятежней жизнь я проживал,
тем неизбежней зрело пораженье.

"Иметь", не "быть" - вот лейтмотив жлоба!
А я насквозь поэт, не кто угодно...
Чем живописней ладилась судьба,
тем ненавистней делались полотна.

Жить не искусством - для меня (уволь!) -
впадать в анабиозную сонливость...
Но чем я артистичней строил роль,
тем деспотичней злоба становилась.
10-11.05.1993

НОВЫЕ ЛИДЕРЫ

Поскольку "сам Запад" издал их,
другие теперь анонимы!
И новые стаи от старых,
фактически, не отличимы.

И этим что хочешь неси ты,
в ответ лишь глумленье - крещендо...
Поскольку всё те ж дефициты
в искусстве их делают чем-то.

И этим - к чему конкуренты?!
Поскольку, в подделках бесценны,
и эти - корыстно-конкретны,
как все - не по дару - подмены...
19-20.05.1993

ТРИУМФАТОРЫ

До тошнот в наивности умильны,
извращённы и порнушно голы,
маргиналы норовят в кумиры,
в образцы и в "классики" для школы.

"Где они, всеобщие весы-то?"
"Духа нет - одни диктаты плоти!"
Благо, в век созданья дефицита
можно первым стать в своём болоте.

Чадом заменить былое небо!
Вместо прежних "уст" теперь "хлебало"...
Вроде, и комично, и нелепо,
но в России и не то бывало.
16.07.1993

"О, ТЕМПОРА, О, МОРЕС! "

Зрелость - старости разметка,
ложь - страховочная лонжа,
актуальность - беспросветно
да подножность - непреложно,

да культура - вне закона,
всюду лишь масскульт-путина,
скудоумие - суконно,
словоблудие - рутинно,

кутежи - для моциона,
подражания рейсшина,
куцесть - кульминационно,
вырождение - вершинно...
27.09.1993

ТРИ ВОЗРАСТА

Старость - злобна, словно шлюха отставная:
"В славном прошлом и любовь была большая!"
Жизнь проходит - ничего не оставляя
и ничем перед концом не утешая.

Юность - буйна, к утопизму призывая
и безумием грядущее дизайня...
Мне же - память о призванье призовая,
с осознаньем бесполезности писанья.

Зрелость - скучно-заурядна и мутантна,
в прагматичности тупой утилитарна...
И куда мне - с виртуозностью таланта -
в конкурентах у дельца, у дилетанта?..
19.12.1993

*

ОТЫГРАВ

Душу отснять - не нашлись ещё братья Люмьеры!
Если ж судить по судьбе, завершилось её отторженье...
Я - как актёр, задержавшийся после провальной премьеры,
что в гримуборной пустой смотрит в зеркало на отраженье.

Взглядом себя рассекая, вникаю в бездонность пореза;
а в зазеркалье - тоски выкрутасы, реальности карикатура...
Роль препарировать после спектакля бессмысленно и бесполезно:
что в ней изменит, без права на сцену, игры редактура?

Впрочем, искусство извечно - естественным полюсом пользе.
Зрителем все эпизоды мои не замечены или забыты;
мне же, уже закулисно, в себе лицедействуя после,
в душу свою направлять запоздалых прозрений софиты...
14-15.03.1993

СЕМИДЕСЯТЫЕ
(реставрация)

На улице опять всё тот же дождь
и тот же мокнущий бровастый вождь
на грандиозном необъятном стенде...
И жизнь, как в чёрно-белой киноленте,
безвкусно проползает день за днём
за службами, бухтеньем и вином...

Промозглый ветер к вечеру хамеет,
сгоняя наркоманов со скамеек...
Бульвар пустеет... Парочке пьянчуг,
бранящихся за стенкой, недосуг
увлечься жвачкой телесериала...
В окне - осенний мрак... И, мыслью вяло
пиная равнодушную страну,
бард отойти готовится ко сну...
На гвоздике безмолвствует гитара...

Метро вот-вот закроют... Доблистала
зазывность ресторанов, варьете...
Одни такси гоняют в темноте
по мокрым обезлюдевшим проспектам...

Туманным, радужным, размытым спектром
смог мороси, как нимб, у фонаря...
Над зданием реклама Октября
с мигающей неоновою "славой"...
А под окном, со спутницей шалавой,
проходят с матерочком блатари...
Дворы разят помойкой... И внутри
у мусорников копошатся кошки...

В своём кругу бунтуя понарошке,
на кухнях раздраконивают власть...
Но можно есть и пить, и мирно красть,
и в отщепенствах гордых замыкаться,
и презирать карьеры ренегатство,
и вообще дороги выбирать...

Бдит КГБ... Пропавшая тетрадь
подшита к делу... (Сохранятся вирши...)
Грозят или обласкивают свыше,
не обостряй - и кое-как живи...

Покуда не крещённые в крови,
на лестнице кучкуются подростки...
Дождя по стёклам оплеухи хлёстки,
и всюду только сырость и вода...

И кажется, что это - навсегда,
что время - лужа в этой смрадной яме:
побулькивает тихо пузырями
и, предсказуемо наперечёт,
тоской осенней в никуда течёт...
5.04.1993

ВНЕ ПОЛЕТА

Моментально стрела - в траву,
чуть в полёте её замедли...
Так и я теперь: не живу,
а, скорей, дожидаюсь смерти.

Беспорядочен рикошет
от брони отскочившей пули...
Так и мне: ну как хорошеть,
коль в бессмысленность отпульнули?

Метеор в притяженье вхож -
ан, с небес уже глыба сверзлась...
Так и мной: поди, приумножь
угасающую словесность...
17-18.02.1993

НЕПРИМИРИМОСТЬ

Услужливость всегда в фаворе,
но лично для меня желанней -
хоть и безвестным, да на воле,
а не в придворности шаланий.

Без покрывала видя майю,
чем это знанье ни чревато,
я жизнь всецело принимаю,
не принимаю я распада.

И в смертной вьюге леденея,
и в одиночестве цыганя,
я и хочу уединенья,
не утеплений пресмыканья...
3.10.1993

НЕПРИЯТИЕ

НЕУМЕСТНОСТЬ

Всё - волею провиденья!
Удела - не превозмочь...
Я лишний уже с рожденья:
второй-то хотели дочь.

Пусть гением я изваян
для Бога, "никто" - мой сан...
В эпоху с моим призваньем
я более чем не зван.

Каким ни граниться кремнем,
чем слово ни восклуби,
собою я неприемлем
и в творчестве, и в любви.

Исходное - постоянно!
В семье и в стране - один,
всей жизнью я здесь - вне плана,
всю жизнь - нелюбимый сын.

К чему себя ни притисни,
не ладится хорово...
Отверженность - нерв всей жизни!
Неродственность. Несродство.

Во мне лишь - моя нирвана,
другим я не нужен - весь!
С рождения нежеланна,
вся жизнь моя лишня здесь...
6.04.1993

* * *

В возвратах ностальгически слащавы
те, что взлетели на былой волне...
Я ни признанья не хотел, ни славы
в такие времена в такой стране.

Глумливо верноподданные лица
я помню, да помпезной фальши медь;
мне нечему в минувшем умилиться
и не о чем особо сожалеть.

В их прошлом для меня не сытность хлева
и не карьеры бравые во фрунт,
а беспробудность "общностей" и гнева
задавленный и безысходный бунт...
28.04.1993

ОТЧИЗНА

Эта Родина - о детях не заботится,
на свои на дарованья тупо крысится...
Для поэта и сегодня - безработица,
и сегодня - всероссийская бессмыслица.

Эта Родина - с насильем хороводится,
в близорукости убийственной бесславится...
А искусство, знай, коверкает уродица,
если муза - независимо красавица.

Эта Родина - добить не поколеблется,
так унизит - только спиться да повеситься...
Быть художником - по-прежнему нелепица,
а подвижником - и вовсе околесица.
16.05.1993

ПОТЕРЯ

Трава ли я около пашен,
чтоб скашивать подлым "убавь"?!
Любовью я был облапошен,
и правда убила любовь.

Лишенья - прозрел я - не минут,
жизнь канет в корыстный развал;
увидел я, кем я обманут,
и в ненависти отрезвел.

Свой дар перебрал я понотно,
постиг патриотств имена...
И в крахе мне стало понятно,
что Родины нет у меня.
21.05.1993

РАСЧЁТ

Произвожу безжалостный расчёт
с бездарностью эпохи современной...
Хотя меня, быть может, не прочтёт
никто и никогда во всей вселенной.

Не осуждая чуждые пути,
я чужаком иду своей дорогой:
уже и без надежды впереди,
шагаю в непохожести жестокой.

Но присовокупляя к багажу
ненужной блажи новую поклажу,
я всё равно расчёт произвожу
и божество убожеств не уважу...
1.11.1993

СВЕРХУ

Мне законом - свободный полёт,
не полезности "вира" и "майна"!
Не надеюсь, что кто-то поймёт,
и не верю в исход пониманья.

Может быть, в небесах диковат,
я в сиянье парю всё нирванней...
И плевал я на глупый диктат
хлебо-зрелищных повелеваний.

Хоть и крылья сильны не всегда,
и валтузит тайфунами слова,
мне фантазий стихия - среда,
не пути пресмыканья земного...
18-19.10.1993

ВОЗРАСТ

Вчерашние лики хотя и довольно велики,
но страшно пока в заключительный возраст вглядеться,
когда я начну перечитывать старые книги,
начну умиляться мучительной памяти детства.

Хотя и сегодня пристойны созданья итоги,
но тяжко признать завершённым маршрут восхожденья
и знать, что отныне подъёмы курортно пологи,
что должен падения ждать каждый день я.

Хотя озарения в прошлом - куда даровитей! -
но как мне считать окончательным космос архива,
кружа персонажем в пределах своих же открытий,
себя же былого исследуя неторопливо...
1.10.1993

СКАЧКА

Ипподромом кто-то замотан,
кто-то век в хомуте, упрям...
Я иду по жизни намётом,
как дончак по диким степям.

Для поэта было бы подло:
пойло - стойло - на поводу...
Не приемлю любые сёдла
и любую - извне - узду!

Я судьбу выбираю третью -
то снегами, то трын-травой...
Только ветер мне верной плетью,
только небо - круг скаковой!
15.12.1993

НЕПРИЯТИЕ

Уже как будто всё успелось,
а сердце так и не готово
в бессмысленную отупелость
круговорота бытового.

Душа, такая и сякая,
откуролесивши босяцки
и, в принципе, не посягая,
не ценит никакие цацки.

Нужда - жестокое лекарство
(себя бы им - поосторожней),
но ум не может увлекаться
жевотиной пустопорожней...
28.12.1993

*

* * *

Криком я надсадил своё певчее горло,
хоть давно не бунтарь-малолетка...
Я берусь за перо - только если "припёрло",
но, увы, "припирает" нередко.

Таковы заблуждения первопроходца:
ищет отклика - у безголосья...
Я берусь за перо - если речи неймётся
срифмоваться, себя виртуозя.

Слава Богу, не Брюсов я и не Волошин,
чтобы темы вынянчивать строго...
Я берусь за перо - если только возможен
небывалый нюанс монолога.
18-19.09.1993

МОНУМЕНТ

Что слава - если сам в могиле бездыханно!
Для этого ли я в призвании упрям?
В сквер или на бульвар поставят истукана,
чтоб гадить на меня потомкам-воробьям.

Продолжится вокруг круговорот природы:
то расцветут цветы, то опадёт листва...
Омоют мне чело капризы непогоды,
промёрзнет на ветру от снега голова.

Быт мимо заспешит... А возле - мопасаньи
на лавках заблудит воркующий порок...
И буду я торчать в ночи под небесами,
как прежде - как сейчас - ненужно-одинок...
17.04.1993

ПОГОРЕЛЬЩИНА

КЛИЧ

Вновь к народу - с кличем угорелым -
власти, присвоенье торопя:
"Не мешай тут заниматься делом!
(То есть, ограблением тебя.)

Вспомни-ка социализма дали:
просто стыд - на рабском-то корму!
Вишь, тебя как тяжко угнетали...
(А теперь есть шанс - и самому.)

Собственность, дружок, не бескорыстна,
так что наше дело - богатеть.
Светит нам заря капитализма!
(То, что было общим, - наше впредь.)"
26.05.1993

* * *

Жизнь оживилась: за жалкий уют,
за инвалюту, за власть, за известность
толпы опять тараканьи снуют,
в социализме былом заневестясь.

Снова их гонит слепая корысть,
и нищета - неотступной угрозой...
В прорву масскульта искусство катись!
В мистику - истины мысли тверёзой!

Хоть и при храмах, а всё дикари:
всё без Христа, без Аллаха, без Зевса;
знатней снаружи - скуднее внутри;
вместо любви - обессиленность "секса"...
9.08.1993

РУССКИЕ ЖЕНЩИНЫ

Пока толпа "реформаторов" красуется на пьедестале,
проходит чьё-то единственное жизненное мгновенье!
Запили бабы по чёрному, детей рожать перестали
и изъясняются только на уголовной "фене".

Пока борьба нескончаемо - за лидерство краснобая
и в мужиках стервенеющих - одичалость медвежья, -
"освобождённые женщины", отечество проклиная,
отваливают в бордели "дальнего зарубежья".

Пока всё новые жулики на "достояньях" пасутся,
суля "расцвет благоденствия" (когда-то потом и в сумме), -
"прекрасный пол" погружается в отчаяние распутства,
в корыстолюбье бесстыдства да в матерное бездумье...
14.07.1993

ДЕВЯНОСТЫЕ

Этот век хоть и довольно стрессов,
но просветы что-то не видны...
И опять полно головорезов
для братоубийственной войны.

И опять, лишь наслажденья ради,
совесть заморочив "се ля ви",
одиночкой в сексуальном стаде
учатся безжалостной любви.

О реальном праве не гадали -
и опять, всё так же на коне,
те же деловые негодяи
правят в завоёванной стране...
15.06.1993

ПОГОРЕЛЬЩИНА

Теперь-то мы не рутинны
и жизнь совсем весела!
Вокруг нас одни руины,
под нами только зола.

В сиротской российской стыни
"реформами" мы больны...
Ни Родины нет отныне,
ни дома былой страны.

Хоть Ленин, хоть некто Ельцин, -
попробуй, перетерпи,
когда народ погорельцем
среди бескрайней степи.

Всё так же свобода наша
жива, чем нормальный нищ,
по странам чужим бродяжа,
скитаясь меж пепелищ.

Всё так же, разграбив тихо,
"Войною, - зовут, - добей!",
и смерды хлебают лихо
по воле своих князей.

Всё так же восстать из голи
возможность одна - во зле,
и беженцы мы, изгои
на этой - своей! - земле.

Путь в небо я протараню, -
куда земные пути?!
К разбою ли? К подаянью?
В поживу ль волкам идти?..
15.07.1993

БОЛОТО

Вот паденьем кончается небо полёта -
вертикалью, ведущей уже в никуда, -
и смыкается тина тупого болота,
без следа поглощая меня, без следа.

Всё казалось: чуть-чуть бытово перебейся,
и, спасённый искусством, в упадок сигай...
Но внизу - повсеместно - трясина плебейства,
и не виден нигде ни Олимп, ни Синай.

Жабьи чавкая, челюсти заскрежетали -
унижения, жлобства, жратвы жернова!
И душа, растеряв мирозданья скрижали,
опускается в ил - ни мертва ни жива...
17.12.1993

ЗАВТРА

Нет смысла настоящего - без "я"!
Но слуха я в себе уже не холю...
Мне предстоит переживать себя:
своё призванье, свой талант и волю.

Пусть позади - духовный монолит,
но дальше время - будто бы из Пруста...
Мне прозябать бесцельно предстоит
в глухой искоренённости искусства.

Нет спроса на зануду-соловья!
Мне предстоит, желаний дар утратив,
лишь отголоски музыки ловя,
любить её, "как сорок тысяч братьев"...
13.06.1993

ВОЙНЫ

Крушат ли государственности скрепы,
ведут завоевательский набег,
все войны одинаково нелепы:
во всех - самоубийца человек.

В воинственном сплочении пчелином
свою случайность возводя в закон,
во всех - по человеческим причинам
на искры духа посягает он.

В кровавых нескончаемых потопах
самоограниченья плоти всей
уничтожает он в себе подобных
частицы планетарности своей...
5.05.1993

*

ОГОНЬ ГЕРАКЛИТА

Стране я далёк, как планете - квазар!
Мы с ней навсегда - и в бессмертии - врозь...
Я всё предвидел, всё предсказал, -
и всё, к несчастью, сбылось.

Пространство российское, кто б ни владел,
опять в запустенье, в распаде опять...
А я - как вселенной своей предел:
созданья огнём объят.

Фортуна зловеще велит: "Охолонь!"
Но дар - не какой-нибудь Наполеон...
И дух мой - объявший себя огонь,
которым век обновлён.
30.10.1993

РАЗЛУКА

ВЕЗДЕ

О ностальгии лучше помолчим!
Да если хочешь знать, то - между нами:
мне всё равно, по улицам каким
бродить в ночи, какими городами.

Тоску арканя, страны не аркадь!
В любой, в конце концов, я стану трупом...
Мне всё равно, где буду я слагать
слова об одиночестве безлюбом.

Везде бездомен я, а ночь темна,
везде душа к скитаниям готова!
Мне всё равно, что будет за страна,
когда в моей - ни города родного...
15.12.1993

РАЗЛУКА

С подобной "отчизной" общаться разумней извне!
Чтоб юность твою не сгубила она на корню...
И дочь не со мной, в этой неблагодарной стране,
и ни для кого я наследство архива храню.

Мне нет утешенья! (Кому бы - "скупую слезу"?)
Я всё же не стоик, не древнеиндийский брамин...
Но дочь не со мной, - эту жертву я не принесу
понурой бессмыслице хмурых российских равнин.

Покой и свободу дарует пустое жильё, -
твори-фантазируй, строки силлогизмы сократь...
А дочь не со мной - и такая тоска без неё,
что блеск остального не в силах тоску разогнать.
28-29.10.1993

ЗАПОЙ

Среди хрипатых спившихся громил,
что наконец сто грамм "сообразили",
я пью один, как Пушкин говорил,
но за меня пить некому в России.

Я пью один - в отчаянной тоске
разлуки, безнадёжно одинокой,
у стоек забегаловок - аскет,
пустившийся нечаянной дорогой.

Благопристоен был аперитив,
но больше нет ни рамок, ни ранжира...
Себя от мира вдруг отгородив,
я пью один, последнее транжиря.

Моё - сегодня! Более - ничьё!
Я пью один, сорвавшись ненароком, -
и ухожу в своё небытиё
в случайном окружении убогом.

Душе своей и раб, и господин,
не зарыдаю спьяну и не взвою, -
бесстрастен и угрюм, я пью один:
ни за кого, ни с кем, с самим собою...
16.12.1993

*

СТАРОСТЬ

Дружеская милая приятца
в прошлом, к сожаленью... А теперь
остаётся мрачно напиваться
на реестре горестных потерь.

Раньше было нужно так немного:
где-нибудь с любимою - вдвоём...
А теперь мне дальняя дорога
предстоит за бренным бытиём.

Как-то жизнь немилосердно спелась!
A теперь, чего ни городи,
позади - и молодость, и зрелость,
и пути искусства - позади...
16.11.1993

ВОСПРИЯТИЕ

В начале время - как проспект громадно;
ну а в ретроспективе - вид иной:
жизнь человека - лишь конспект романа,
в котором он - единственный герой.

Могла ль сложиться краше или гаже,
не важно в заключительном суде;
и остальные - только персонажи
в случайной - окончательной - судьбе.

Каб параллельно - бытие второе -
взирать на проживанье, как Казбек...
Роман хоть и написан, для героя
одно доступно - памяти конспект.
26.05.1993

БОЙ

БЕЗ ЛЮБВИ

Когда любовь почти что позади
и ни к чему уже твой норов зверий,
от женщины ни чуткости не жди,
ни состраданья, ни иных материй.

Взаимности не то чтобы конец,
но сколько ж можно женихом-невестой?..
Ты нужен был на время - как самец;
не досаждай любовью неуместной!

Хоть бей копытом, хоть иди в разгон,
в распутстве утешение стяжая, -
на ублаженье встарь употреблён,
теперь кастраться в жалость воздержанья...
14.04.1993

НЕРАЗДЕЛЁННОЕ

Непоэтично - насчёт
послелюбовного тленья...
Если уже не влечёт,
не пробудить вожделенья.

Зря щеголять неглиже
(страсть не азартность бейсбола):
если не тянет уже,
лучше - буддийски бесполо.

Ложе - как выстывший морг,
где ты пылаешь, как Этна...
Если сам Эрос умолк,
это уже беспросветно.
14.04.1993

ЖЁНЫ

Вот уж сколько веков подряд,
мукам страсти злорадно склабясь,
эти "жёны" любовью мстят
за былую уступку-слабость.

Всё бунтует девичий нрав,
всё изводит к себе же зависть:
одного возлюбив-избрав,
от других они отказались!

Не смирить им себя никак,
дщерям будничного теченья. -
Привлеченья инстинкт и брак
совмещаются так ничейно...
18-19.09.1993

АНАЛОГИИ

Дальновидна со мной - как Далила:
из "лудил" идеал, из "лепил"...
Никогда ты меня не любила!
Да и кто меня в главном любил?

Разграничь тут - супруги, враги ли,
если гнев мой - хвалёный Ахилл...
Но, ахеец, я ради Рахили
смехотворную верность хранил.

Ни аккорда на лютневом грифе!
Удивительно в славе бескрыл,
милосердьем покорной Юдифи
я, увы, свои лавры увил...
12.10.1993

ДВОЕ

Взбешённый ревностью, опять
я не ценю земных щедрот...
Но, в сущности, что может дать
любовь? Не больше, чем даёт.

Частичны - на "моё" права!
(Зачем нелепицы пороть?)
Два человека - всё же два,
сколь ни едины быт и плоть.

Крепка, но слишком смертна связь,
как ты её ни углуби,
от одиночества бесясь
в любезной близости любви...
5.11.1993

СЛИЯНИЕ

Как плоть - достойная половина,
любви совместной возводим храм...
Но не сойтись совсем воедино
двум человеческим существам.

Но бытие, увы, одиноко,
какими желаньями ни влеком...
И, к сожалению, кроме Бога,
никто не примет нас целиком.

Одна протянута нам десница,
одна открыта нам доброта...
Так нашим душам земным не слиться
ни с кем на свете и никогда.
21.10.1993

ЖЕНЩИНЫ

Поэт живёт - чем дальше, тем отшельней;
а женщины - "полезным" да "Шанелью"...
Любовь возможна лишь в воображенье
и близость лишь телесна, к сожаленью.

Поэт живёт - причудами печали,
беспечность одиночества ничейня...
A женщины, чего б ни обещали,
всегда чуть-чуть - инстинктом привлеченья.

Поэт живёт - кинжально (перочинно),
Всевышнему нечаянно переча...
А женщины - величия причина
и вечная душа противоречья.
13.08.1993

СТРАСТЬ

Так рекламно своей наготой бронзовея,
глянец губ облизнув, будто два леденца,
ты, сужая глаза сладострастного зверя,
смотришь пусто и пристально мимо лица.

И в "скудельном сосуде" твоём загорелом
бродит хмель вожделенья - похлеще вина...
Если я тебе нужен - то разве что телом;
да и ты только телом мне нынче нужна.

Во взаимной забаве бесстыдно балуя,
мы готовы и чушь, и горячку пороть...
И внезапный укус твоего поцелуя
обжигает мою обнажённую плоть...
16.11.1993

СЕКС

Растленьем плоти и душа раздета!
И я б, с моим "либидо", не был экс-
апологетом промискуитета,
когда б любовь не замутняла секс.

До прелестей "прекрасной половины"
я жаден так, что просто мозг кипит!
Неукротим мой темперамент львиный,
неутолим звериный аппетит.

Но по-собачьи спариваться в стаю
я не рождён - сколь нравы ни индусь!
Но, как и лев, я стада знать не знаю
и самками своими не делюсь...
16.04.1993

БОЙ

Среди пифий, валькирий, друид
я - Ахилл, не газельный Саади!
Бой проигран - когда я убит...
Если жив - не молю о пощаде.

Бой проигран - когда, омертвев,
безразличьем души изувечен,
завершается скукою гнев
и уму мы уже не перечим.

Я покуда не киник Кратилл,
не чета властолюбцам Периклам...
Вот когда я совсем победил -
бой тогда лишь и вправду проигран.
22.12.1993

*

СОПЕРНИЧЕСТВО

В искусстве моём я напрасно расту -
в ревнивости не наступить перелому:
влечение к музе рождает вражду
и к творчеству как таковому.

Соперницы если терпимы и впредь,
то лишь как удобный объект суда Линча,
и мной, безусловно хотели б владеть
всецело и единолично.

И тем окровавленней лавры терновь,
чем более прав ты, а рифмы - цветисты...
Аскеза словес и земная любовь,
как водится, антагонисты.
23-25.05.1993

* * *

Износа срок имеет и металл,
а человек, тот уязвим насквозь...
Содеяв всё, что мог, я испытал
всё, что хотел (и всё, что удалось).

Для времени - что мозг, что, скажем, хрящ:
в небытие вся плоть течёт подряд...
Итог житья довольно немудрящ;
жизнь не оригинальна, говорят.

Но роздан обездушенным частям,
я б космос духа не сумел раздуть:
я уникален там, где я - я сам!
Если, конечно, есть такая суть.
23.08.1993

АЛЬТЕР ЭГО

А в общем, и художником, в итоге, я - разиня:
тончайшее, мельчайшее, интимнейшее - немо...
Жизнь непередаваема и невыразима,
и в тексте - лишь души моей избранная тема.

Фиксируется прошлое, проскальзывая мимо;
вмещают впечатления романные пространства...
Но в мире пребывание - невосстановимо,
и не воссоздаваема мгновенность постоянства.

Отдав самосознания любимому обману
полжизни, воплотился я не в прежнего - в иного!
Тем, кем я был в реальности, в искусстве я не стану;
да и не в том, наверное, предназначенье слова...
11.04.1993

РАНЬ

Осень распогодя,
жарче и пестрей
ржавые лохмотья
жалких тополей.

Рванью карнавала
дружески шурша,
ранью, как бывало,
побрела душа.

И стоят, неброски,
вдоль земной судьбы
рыжие берёзки,
ражие дубы...
8.11.1993

ЖИЗНЬ

Как сладко "радость жизни" ни десерть,
а бытие живого - роково:
всеядная прожорливая смерть,
увы, не пропускает никого.

И в творчестве спасенье, и в любви -
пока растёт души твоей коралл...
Поди, с шедевром не продешеви,
когда он столько свежести забрал.

Себе сознанье - самый страшный суд!
Бог человека к частному жесток.
И всё-таки живущие живут,
хоть и бессмыслен каждый их итог...
11.11.1993

БЕЗДНА

Люди скользят в житейском бреду
гладью их жизни пресной...
А я бреду по тонкому льду
над неотступной бездной.

Причуды творчества - неспроста,
тоской удачи карая:
под бытием земным - пустота
сознания роковая.

И я, над зябкой всеядной тьмой
искусством зря партизаня,
ступаю - зрячий, ещё живой,
в бессмыслице созиданья...
15.11.1993 (5 ч.)

РАЗУМ

Там убийцу, там маньяка обвинили;
между тем вся человеческая масса -
в совокупности - давно в шизофрении:
слишком много бессознательного мяса.

Неразумному указ - угроза-розга
(разве властвуют собой, рыча и блея?);
целый век уже безумствуя безмозгло,
развивают средства самоистребленья.

Регуляции рациональна тайна:
в Боге психика - материя сырая,
дом планеты разоряя маньякально
и родню свою злодейски вырезая...
3.06.1993

БУНТ

Полыхает злоба оружейно!
Вольницей цинизма дух подмят!
Торжествует демон разрушенья -
в сонмах беспощадных демонят.

Лик души глумлением состаря,
проступает скука, испита...
Первым отмирает дар созданья,
самоосознанья и стыда.

И любовь, служившая опорой
("С наслажденьем не переборщим!"),
в неприязни тонет однополой,
в стадных случках сект или общин.

"Биомассе" сколько ни елейни
прежний "разум", ей абсурд - Господь:
сладострастно, в самоистребленье,
валит в ад взбесившаяся плоть!

В лесбиянки этих, в одалиски,
тех - в рабы, в тираны, в палачи!
И, распределившись сатанински,
умерщвленье миру облегчи!

И кощунствуй бездарем вне жанра,
сея омерзенья урожай!
И уже животно кровожадно
ненавистный род уничтожай!

Уподобив Бога скарабею,
в смертный взрыв планету мозга вбей!..
Вот и я никак не одолею
ярости бессмыслицы своей...
18.06.1993

МЕСТЬ

Не знаю, чья месть, Афродиты, Минервы,
но явно богини - уж больно жестоко!
В тоске подыхать, сочиняя шедевры, -
вот это - моё "обретение Бога".

Поди, голосистость свою рассановни,
закинь её удочкой цели-улова,
сжигая себя на бессонной жаровне
непроизнесённого - звёздного - слова!

И жизнь, и любовь - где-то в пепле горелом,
и чем же мы их, с Божьим даром, улестим?!
Поди-ка тут справься с судьбой и уделом
и с этим - за выбор словесный - возмездьем...
6.05.1993

АТТИКА

ЛЬВЫ

Искусства Колизей включая в теорему,
вновь замыкает цирк планетой головы...
Душа моя - тоннель, которым на арену
проходят тяжело некормленые львы.

Из логова тюрьмы, судьбой гривобородой,
чуть крадучись во тьме, скользят, за тенью тень...
Их сцена наградит взаправдашней охотой;
иначе - взаперти гниение гиень.

Столетия спустя, мы общий прах развеем,
но вот сейчас мой мрак так первобытно дик...
И рык ещё дрожит, и сырость пахнет зверем,
а там, на солнце, кровь и первой жертвы крик...
14-15.06.1993

С КРЕСТА

"Или! Или!" - взываю, как "господин субботы",
среди людей оставлен для одинокой муки...
Ну а вокруг в культуре - унылые уроды,
глумливые дебилы, тупые недоумки.

И кто из них услышит орлиный клёкот свыше,
свой дух искабинетя - исбытя - исдиваня?..
Воробышком чирикай чувствительные вирши,
тогда ты с ними - в стае прилежного клеванья.

Тогда - не на Голгофу и не по солнцепёку;
тогда - благонамерен, как доброхот Иуда...
Но на кресте расплаты - немного ближе к Богу...
"Или! Или!" Господь мой! Возьми меня отсюда!..
24.09.1993

СИНТЕЗ

В искусстве никто не жена, не товарищ!
Мы в этом на частной судьбе убедимся...
Душа моя - поле свирепых ристалищ
жестоких античных богов двуединства.

Опять и опять я пытаюсь отпето -
рискуя в бесплодной тоске истомиться -
осмыслить словесностью уст Мусагета
самум необузданных чувств Диониса.

Спор солнца - и буйного всплеска вулкана!
И я в их огне - не совсем посторонний...
Две мощи, сшибаясь во мне ураганно,
взметают воздушность мгновенных гармоний!

Два "я" распинают меня однобоко!
Шквал голоса дыбят - не к веку, не к месту -
два полюса ныне всеобщего Бога!
И поле души - полыхающе - между.

Два вечных - объявших меня - океана:
планетно-подкорковый - и поднебесный,
вздымают волну за волной непрестанно,
мешая слияньем враждебные бездны!

В себе две стихии сраженьем равняя,
я - обе они! (Ни одну не растрогав.)
И ярость бездумья - пьяняще-взрывная -
клокочет зверино в орфических строфах...
5.05.1993

*

ПАРУСА

Скользил корабль в убранстве
воздушных парусов...
И скучно-пуритански
простор был образцов.

Лишь тучи Божья кара
взбухала в небесах
да ветер полоскало
в надутых парусах.

Лишь демоны плясали
с присвистом гончих травль,
несясь за парусами,
влекущими корабль.

Лишь, завывая псино,
вздымался шквал седой,
и пеной парусина
летела над водой.

Накуролесить крупно
готовилась гроза...
Но на пути Колумба
белели паруса.

Мерещился туманно
вдали Спаситель сам...
И близость урагана
грозила парусам...
4.04.1993

ПОТОК

Не часто - созерцания озёрное стекло
и заводи зеркальные поэзии смиренной...
Стремниной осознания опять поволокло,
по отмелям бессмыслицы рассеивая пеной.

Неистовость призвания сквозь жизнь меня несёт -
и как недосягаемы её затоны-плёсы...
Зато непредсказуема изменчивость красот
и сызнова расплёснуты в моря просторы прозы.

В пространстве иссякания - болота поперёк;
но мимо - русло новое "банкрота" и "разини"!
К сиянью океанскому стремит судьба поток,
катящийся во времени какой-то там России...
19.05.1993

* * *

Ухожу - непримиримо-резким!
Торжествует горлохват и блядь...
Говорить мне не о чем и не с кем,
некому искусство оставлять.

Может быть, наступит жизнь другая,
только мне ни с кем не по пути...
Ухожу - спасенье отвергая;
душу, к сожаленью, не спасти.

Угождая вкусовому спросу,
чтива бы предаться лудежу...
Взгромоздив свой Пелион на Оссу,
в гибель - но титаном - ухожу.
8.04.1993

КОМПЕНСАЦИЯ

ЦВЕТАЕВОЙ

Куцестью насильственной беся,
рой зудит, злорадствуя осино...
Урезанье особи в "себя"
для провидца казни равносильно.

Море - ускользает из сетей!
Ибо космос - пупсиком в капусте...
Гений - фантазёр и лицедей,
как его искусно ни обузьте.

Перво-то (и у певца в цене) -
голоса... Признание - последне.
Истина - в узрении! "Зане"
он, творец, сам - Господа прозренье.
6.05.1993

"СЛАБОЕ МЕСТО"

Вновь по душе топочет быт копытно!
Но сколько бы я мир ни обвинял,
моё искусство - тщетная попытка
чуть оттянуть назначенный финал.

Мне на пути, давным-давно открытом,
ни с кем и никогда не быть вдвоём!
Художники подобны инвалидам
в призвании нелепейшем своём.

На лаврах им не почивать блаженно -
созвучия изводят да цвета...
Избыток, так сказать, воображенья -
с рожденья Ахиллесова пята.

Хоть по плодам титанам Ренессанса
я равен (под безвестности смешок),
но, в сердце уязвляем резонансно,
"жизнеспособность" я попережёг.

Гуторил бы с народом "за масонов",
в мажоре б зубоскальства был хорош...
Но где уж мне - душою замозолев,
удариться в наживу да в гулёж.

Влечёт и приключения таверна,
и труд, где я, как Шива, многорук...
Но чуткость дара до того чрезмерна,
что лишь уходы творчества - вне мук.
19.02.1993

* * *

Всё тоньше существования кожица,
и веры нет в гробовые зёрна...
То страшно мне умирать, то хочется,
то жизнь желанна, то тошнотворна.

Похоже, кончу довольно скромно я:
не вырвав славы, тем паче - пенсий...
Но всеобъемлюща - многотомная -
строптивой музе моя Песнь Песней.

Что ни контакт - то ожог-отметина;
и всё - "прощайте", не "до свиданья"...
И время вновь оежемгновенено
самосознанием созиданья...
25-26.04.1993

ДАВЛЕНИЕ

За то, что в мастерстве я был рисков,
увенчан атмосферною короной,
я погружаюсь в сумерки мозгов,
в москитный ад свинцовости нейронной.

Видать, и со здоровьем пролетел,
и поздно в самозваные мессии...
Страну кроит разбойный передел,
а мне бы всё покров анестезии.

Искусство, и едва перенося,
мы с музой смысла - не одетективим!
Тут "рабьективно" - новые князья,
а я - неисправимо "судьбективен".
13.06.1993

СЦЕНИЧЕСКОЕ

Беспутной дерзкой юности фиеста -
и не театр, словесность - ремесло...
Не повезло на время и на место,
а в общем, и на жизнь не повезло.

Казалось - крепнет голос неразменно;
но даль пространства размывала зал...
В фантазию переместилась сцена -
и зритель мой недосягаем стал.

И я - как будто в пресловутой "бозе" -
без праздников позёрства на виду,
не споря ни о славе, ни о пользе,
в поэзии спектакль свой веду...
24.05.1993

CTAPAТЕЛЬ

В пустопородной россыпи длиннот,
где не протока - ледяной коллоид,
я жду, когда поэзия блеснёт
и хоть немного жизнь облагородит.

Но то ли жар подкорковый угас,
то ли старатель сам не больно ходок,
а полновесен только парафраз
"обманки", не словесный самородок.

И вновь лови удачу по чуть-чуть,
в застылости теченья коченея...
Проносит мимо истинную суть,
в осадке же всё больше ахинея.

И стой вот тут, осенне одинок,
в сужении весеннего разлива,
вмерзая в цепенеющий поток,
песок перемывая кропотливо.

На мелководье галечных речей,
где перекаты снегом белопенны,
пустым лотком процеживай ручей
золотоносной прежде Иппокрены...
22.11.1993

ЗАМОГИЛЬНОЕ

Несовместим пожизненно со сметой
на "признанность", я выводил скрижали...
Я, к сожалению, поэт посмертной
эпохи - в разложившейся державе.

К пейзажам зазывай, к интимным окнам,
или теодицеи разыдейни,
художествую я, увы, в загробном -
духовно безнадёжном - вырожденье.

Накрестно - мироздание мишенье!
Червям Руси обзора я не застю...
Быть может, там, в грядущем, - воскрешенье,
но в настоящем жизнь моя, к несчастью.
30.05.1993

МЕТЕОРИТ

Паденьем ометеоритясь,
насквозь пронзаю небеса я,
бесцельную мастеровитость
разбрызгиваю, угасая.

Пространством космоса объета,
исторгнута его каверной,
бессильна вольная комета
в слоях трясины атмосферной.

И так микроскопично мелки,
мелькая искрами игриво,
рифм филигранных фейерверки,
пунктиры огненного мифа...
27-28.09.1993

КОМПЕНСАЦИЯ

Отечеству не отпускать мне любезности!
И всё же, куда себя ни всели,
а нет для моей - для русской - словесности
другого народа, другой земли.

Вокруг - только жульничество наладили,
лишь хамство - бандитски и воровски;
пожизненно - хищники-приобретатели
в потёмках безмозглости рвут куски;

и так эфемерна искусства матерьица
среди "матерьяльности" торжества...
На "завтра" положено б мне надеяться,
да что-то не вижу я в нём сродства.

Уж больно предсмертна спасенья сумятица -
как будто за душу свою борюсь...
Быть может, мой дар затем и громадится,
что всё он итожит - и век, и Русь.

Сумей мотыльком на стило нанизаться я,
порхал бы - засушенно-невесом...
Но творчество мне, скорей, компенсация -
за путь в пустоте и за крах во всём.
17-18.05.1993

* * *

Вероятно, прав епископ Беркли:
мир - лишь представление о нём...
Я отверг или меня отвергли -
всё, в итоге, оползает сном.

Но созданьем солнечно пронзило
жизнь, в которой свет - неумолим,
и судьбой первичного посыла,
ставшего призванием моим.

Пусть, во сне отчаянье ощеря,
чересчур трагично торжество, -
лейтмотивом - счастье воплощенья,
осмысленья зрячесть - стержнево...
25.05.1993 (2 ч. ночи)

ЖРЕБИЙ

В мозгу омерзенье застыло столетне,
а сердце - как уголь былого пожара...
Искусства духовное самостроенье
художеством душу пожрало.

Но я - усомнившимся в Боге Фомою -
в зияние боли персты погружаю:
строфою свое пепелище формую,
рифмую свербящей скрижалью.

Хоть быт бесприютной тоской подворотни
мне повелевал: "Божий дар заошейни!",
исполнены мной все заданья Господни
в безжалостном самосожженье.

Пролистывай я дарования бегло,
в любом бы сподобился руку набить я,
но фениксу духа спасительней пекло -
словесности вспышки-наитья.

И, в сущности, всё, что меня "осенило",
нашло воплощенье в тщете материала,
в котором взорвавшейся искры светило
мой космос - творя - озаряло;

и, в принципе (жаль, специальность - бесцельна!),
не зря я своё подсознанье пластую,
пусть век-людоед и страна моя, шельма,
спалить норовят подчистую;

и, в общем-то, жизнь для художника - это
возможность транжирить себя всё свирепей...
Призванье огня - эманация света!
Таков уж естественный жребий.
28.04.1993

*

ВЕЗЕНЬЕ

Хоть мир и тесноват богатырю,
а ну как провиденье мы рассердим?..
Я Бога каждый день благодарю!
Позволив жить, Он был так милосерден.

В век трепачей и штукарей-чудил
мне лирики дарована пощада;
я, наловчившись малость, ощутил -
созвучий чудо лишь чуть-чуть почато.

И я, судьбу на сферы не деля,
азарт в азах садковых не сазаня,
воссоздавал структуры бытия
(или иначе - клеточность сознанья).

Недолговечны все плоды земли, -
"Да все ли? - я не верил. - Неужели?.."
Отчаянье в надежде! - но спасли
таланта смысл, саморожденья цели.

На жизнь и мне отпущен краткий срок
(а я ещё к тому же "россиянин"),
но не собой - не Богом - я не мог,
но в становленье был я постоянен.

В любви я не метался, угорел, -
и вон как долго процветал весенне...
В искусстве же я делал - что хотел,
и всё успел - в невиданном везенье!
7-8.12.1993

ВЫБОР

Талант избрав, я выбрал и удел:
безвестность воли - как зарытый клад...
В конце концов, я жил - как я хотел,
хоть и платил за это всем подряд.

Ну что попишешь, ежели таков!
Спеша себе - куда меня влекло,
я проходил сквозь множество кругов,
но их сплоченье было мне мало.

Лишь не собой я мог быть знаменит, -
к чему же мне прижизненный финал?
На лилипутство кичевых элит
я ничего в искусстве не менял.

Хвалиться нечем: гол я как сокол
и целиком в архиве погребён...
Не то чтоб незаметность предпочёл,
но не ходок я, видно, на поклон.

"Вершины" мне надежды не сулят,
однако ради них я одинок...
Мои созданья - вот мой результат!
А остальным, выходит, пренебрёг.
1.06.1993

НИКТО

Рецепты пристраиванья разведав,
тут каждый - по-своему манекен...
Никем явившись в мир трафаретов,
я и покину его никем.

Кто в массе, увы, уникально редок,
тот - куль для глумящихся вышибал...
Среди торжествующих марионеток,
неуправляем, я проживал.

Хоть чем мою данность пооблатайте,
меня не разъять до механики крох!
И я не "влияний" преобладанье,
а всплеск свободы, чьё имя - "Бог".
10.06.1993

***


    22. РУССКАЯ РЕЧЬ
    Книга лирики
    (1994)

    СОДЕРЖАНИЕ

Русская речь ("Шутовские бубенчики - некуда бросовей...")
Язык ("К бездарности так я и не привык...")
Настоящее ("Что мы страной в грядущее натащим...")
Запахи ("Прошлое опарой пышет из замеса!")
Общепринятое ("А в России так принято - чтоб не сглупить...")
Мифы ("Пантеон вождей святой сменяют лаврой...")
Лицо ("Не лицо у страны - за гримасой гримаса!")
ЛИЧИНЫ
    Россия молодая ("Мех дырявый при новой заливке...")
    Поколение ("При этой "демократии" ни шанса отчего-то...")
    Воздаяние ("Как они родителей громили...")
    Ребёнок ("Белобрысый босяк, беспризорник России...")
    Население ("Вот что я не могу принять, по сути...")
    Сатанинское ("Воздалось и моему апломбу...")
    Самобытность ("Спасать этот Рим - напасёшься ль гусей!")
Аранжировка темы ("И ни пушкинского пунша...")
Кочевье ("Если творчество не в счёт...")
Ряска ("Подумай о прошлом достаточно честно...")
"Заря ещё на небе чуть видна..."
УСТРАНЕНИЕ
    Нуль ("Напрасно свой талант к ничтожеству туля...")
    Культура ("Толкаясь, себя утверждать в скандале...")
    "В этом мире сытомордия..."
    Всё равно ("Об отечестве не жалей...")
    Аллюзия ("Закордонный мир мне много ближе...")
    Богема ("Антуражи мои не багетны...")
    Мизантроп ("И я бы простил, вероятно, меняйся она не извне...")
    Личность ("Оттого я творчеством вразрез...")
    Устранение ("У них азарт карьер, а я один над бездной...")
"Я не издал уже десятки книжек..."
Небожитель ("На планету гляжу с вышины...")
Ярость ("Лев по характеру, ныне...")
ЛУНА
    "И в космосе страстей (что разве только с виду мал..."
    Объятие ("Ей Богу, я нисколько не лукав!")
    Юноши ("Быть может, дамы и не столь прекрасны...")
    Некой ("Про свой удел не вопрошал сивилл...")
    Инстинкт ("Жизни женственность, хоть и вельможно...")
    "Уйди" ("И ярость опять колыхнулась в груди...")
    Пляжи ("Пробуждение наше - тоскливо...")
    Время ("Когда вся близость - чуть "попутал бес...")
    Луна ("Медальонной огромной луны...")
    Вдвоём ("Сколько сравнений ни расслоновь...")
"Липы расцвели в конце июня..."
Дом ("Безмозглый плебс, крутые воротилы...")
ЛАМЕНТАЦИЯ
    "Кто поинтересуется - не прав ли?"
    "Что ж трудиться из-за чепухи..."
    Продолжение ("Вот опять мне рассветом весенним...")
    Монотон ("Осознанности снов не потакая...")
    Прозрение ("Варианты сколько ни лазейни...")
    Ламентация ("Ни призванье стране ни к чему, ни искусство, ни истина...")
    Контроверза ("О будущем чего б ни голосили...")
    Парадокс ("Душой источатся...")
    Из гроба ("Я даже могилой не стал бы родниться с духовным старьём...")
    Финал ("Создавая искусства миры...")
Край ("Как описать позицию мою?")
Рембо ("Кого спасли "гармоний" лигатуры?")
Викинг ("В этой сваре земной...")
Вулкан ("Нет любопытных на архив-курган...")
Апарты ("В духе - где они, аристократы?")
НОВЫЙ КОСМОС
    Письменный стол ("Кому-то их стол - островок и престол...")
    Голос ("При Думе, при парламенте, при сейме...")
    Бесследность ("Что я нашёл, что потерял...")
    Реальность ("Реальность я собою окаймил...")
    Уникальность ("Чтоб ход цивилизации воскрес...")
    Звучание ("Решает рок, не наше мастерство...")
    "Уже не умаляя ни на йоту..."
    Триада ("Дара измеренья не мизерьте!")
    Мир ("В самосозданье, вольном и капризном...")
    Промах ("Что-то ты напутал, Боже...")
    Назначение ("Индивиды, этносы, народы...")
    Персонажи ("Сколь иные души ни бесструнны...")
    Левиафан ("Наследственности редакция...")
    Зона ("Мне б ветхозаветное - пастушье...")
    Сожаление ("Даже грянет осмеянный гром...")
    Спасение ("Резвимся себе в произволе своём дерзновенном...")
    Случай ("Себя от Бога как ни отучаем...")
    Людям ("Мимо гениальности моей...")
    Доля ("Беспечный скиф, вспоён Эвксинским Понтом...")
    Апостол ("Я говорю об истине глубинной...")
    Взгляд ("В век всенародных жертв стези искусств - клошарны!")
    Возврат ("Когда покину я телесный свет...")
    Равнозначность ("В параллельных мирах отличается всё - до "тэпэ...")
    Очищение ("Выживанию смысл не придашь!")
    Новый космос ("Невольно итожа с рожденья изжитой культуры судьбу...")
    Каноэ ("Над бездною Бога, куда ни плывём...")
Свобода ("По капиталу человеку честь...")
Зал ("Потом - или золой, или в земле сырой...")
Безделица ("Всё казаком на воле сечево...")

*

РУССКАЯ РЕЧЬ

Шутовские бубенчики - некуда бросовей -
жестяное бренчанье плодят супоросо...
В русской речи достаточно всяческих россыпей!
Разумеется, для виртуоза.

Интерьерней искусство, поэзия - офисней...
В скудоумье "коммерций" всемирность вместите ль?
В русской речи созвучий - не только для прописей!
Разумеется, если мыслитель.

Пусть по кругу Пегасы трусят всё коровистей,
мы с моим - не ишача - иначе поскачем...
В русской речи и высей довольно, и пропастей!
Разумеется, истинно зрячим.
13.01.1994

ЯЗЫК

К бездарности так я и не привык,
но что я понял, однако:
в России ценен только язык,
хотя и тот - доходяга.

Оттенков-тонкостей столько там -
в других мы таких не сыщем:
он в силах выразить точность гамм,
бесславно косноязычен.

И мы при избытке его корпим,
душой становясь вселенней;
он может, в сущности, быть любым -
как раб, лицедей и гений.

Но вот над судьбой его попотей,
хоть Пушкин приди, хоть Сытин:
он, всяким будучи, как Протей
вторичностью самобытен!

Не блещет, пусть лексикон немал,
ни Библией, ни Авестой...
Ну а без смысла он - арсенал
безликости бессловесной.
27.01.1994

НАСТОЯЩЕЕ

Что мы страной в грядущее натащим,
не часто вопрошаю небеса я...
Но становлюсь всегдашним настоящим,
в прошедшем ежечасно исчезая.

Мы, собственно, и есть то, что мы скажем,
хоть матерьяльно, хоть духовно слово...
Но творчества итог писчебумажен,
а значит, пища случая слепого.

Был мозг раскочегарен, точно домна,
но выбор был (и лишь "Молчи!" - навстречу):
в делах себя осуществлять никчёмно
или в беззвучье воплощаться речью...
30.01.1994

ЗАПАХИ

Прошлое опарой пышет из замеса!
Память оживает, прочее затыркав...
Ледяная ржавость мокрого железа,
вонь осклизло-серых заводских обмылков.

Сызнова увязнуть в нищете-разрухе
суждено "потомкам"... Да и как иначе,
ежели с рожденья - перегар сивухи,
рабский смрад казармы, коленкор удачи.

Вот, как говорится, снова и приплыли!
Скисшие помои - что ни повольёте...
Или пыль из грязи, или грязь из пыли,
и вся жизнь России - в их круговороте...
17.02.1994

ОБЩЕПРИНЯТОЕ

А в России так принято - чтоб не сглупить,
чтоб расплата врасплох не застала:
здесь награбить, а там себе домик купить -
где любезный "оскал капитала".

А в России так принято (и молодёжь
хорошо уяснила задачи):
государственно и уголовно - грабёж,
называемый только иначе.

А в России так принято: или за страх,
или (где же вы "совесть" видали!)
за корысть да за власть - на крови, на костях,
на сплошном вырожденье-развале...
3.02.1994

МИФЫ

Пантеон вождей святой сменяют лаврой:
"В припадании к кресту угомонись-ка!"
Миф Руси "самодержавной-православной" -
простофилям, как и мифы "коммунизма".

Снова ложь - теперь о прошлом - для свободы
наживаться перекрашенным синицам;
лишь меняются духовные синоды,
хоть сегодня во главе - "сам Солженицын".

То ублюдки славословьем облюются,
то "пророки" - в словоблудии спесивом, -
под трезвон очередного честолюбца
всё грабёж да унижение за мифом...
27.08.1994

ЛИЦО

Не лицо у страны - за гримасой гримаса!
Гомозит мазохисткой на Страшном Суде...
Агрессивное мясо, продажное мясо
мафиозно - кругом, метастазно - везде.

То ли кризис кирзы, то ли фикций фиаско,
но лица не сыскать в охамелости рях:
бандитизма свинец, сладострастности маска,
оцинкованный злобной циничностью страх.

Плотоядно оскалясь, кабаньи пихая,
из толпы близнецов, что плодятся сейчас,
образуется звероподобная харя...
А лица не заметно в безликости "масс"...
3.08.1994

ЛИЧИНЫ

РОССИЯ МОЛОДАЯ

Мех дырявый при новой заливке
расползается вдрызг - в лоскуты...
Носорожьи, бычачьи загривки,
бельма глаз кровяно испиты.

Уголовщиной новь забродила,
круговым негодяйством порук:
сытомордо-надменные рыла
обезличенной пеной вокруг.

В этом сусле - в бездушье бандита -
ну-ка, свежей надежды вкуси!
Молодое вино - ядовито
или киснет разлитым в грязи...
7.07.1994

ПОКОЛЕНИЕ

При этой "демократии" ни шанса отчего-то,
но что "шестидесятники" не примут, обыдейня!
На оползне, катящемся в кровавое болото,
лопочут жизнерадостно про "освобожденье".

Ах, дружная компания! Ах, милая и славная!
Какие были розаны среди былого тёрна!
Вот ими, суррогатами, и подменяют главное,
чтобы они чирикали, хохмили тут придворно.

Где гениям погибельно, там им опять здорово,
хоть подлости всевластие, хоть грабящие банды...
Вчера была гармония, сегодня катастрофа, -
везде они, любимые, покладисто-приватны.
29.06.1994

ВОЗДАЯНИЕ

"Стар - убивать!"
В.Маяковский

Как они родителей громили,
так теперь и воздаётся им:
"Старикам нет места в этом мире,
где нет места даже молодым!"

"Никому нахлебники не жалки!
Для чего ненужное - живёт?
Гнили б лучше на могильной свалке,
коль уже не продолжают род!"

"Хватит им, почтенностью припудрясь,
воскрешать брехливую комедь,
слабоумье выдавать за мудрость,
идиотским опытом смердеть!"
16.05.1994

РЕБЁНОК

Белобрысый босяк, беспризорник России,
золотушных "буржуйств" удалое дитя...
Снова массы в разбойной квашне замесили,
снова нация вся забродила, смердя.

Холуя да убийцу ("Фашизма-с? Коммуну-с?") -
вот и всё, что способна взрастить эта Русь!
Мафиозной грызнёй пузырящийся гумус
да трясиной тупой - уголовная гнусь.

Он в гниенье духовном созрел неприметно,
плод их вечнозелёный, проетый совсем,
результат бесконечного эксперимента,
узколобый гомункул, тюремный Голем...
30.05.1994

НАСЕЛЕНИЕ

Вот что я не могу принять, по сути
(хоть "коммунячь" их, хоть "антисемить"):
угрюмые, тупые, злые люди, -
и не наживе жизнь их изменить.

Вот чем, с рожденья чуждый на века им,
я среди их зачуханных фигур
как безмятежный слишком отвергаем
или как откровенный чересчур.

Вот в чём, зазря победы коробейня,
впустую упражняясь для глухих,
моя бесперспективность вдохновенья
и безнадёжность праздников моих...
24.01.1994

САТАНИНСКОЕ

Воздалось и моему апломбу,
и одно назойливо во мне:
"Хорошо бы взять большую бомбу
да шарахнуть по родной стране!

Хорошо бы, коль договорили,
по костру культуры - босиком,
чтоб не порождала тупорыльи,
чтоб себя дожрала огоньком.

Подпалить бы без особой злобы
мир, где всех святых хоть выноси...
Ах, как это было хорошо бы -
сжечь клоповник и катух Руси!"
23.05.1994

CAMOБЫТНОСТЬ

Спасать этот Рим - напасёшься ль гусей!
Вся мразь повылазит, борзея...
В любых изменениях только гнусней
становится эта "Рассея".

Народы, любой примеряя наряд -
хоть бизнеса, хоть Первомая, -
лишь перебесчестить других норовят,
в ублюдстве себя проявляя.

И снова, отбросив "почётность труда",
возносят грабёж, обандитясь!
Личиной излечишь ли душу, когда
в уродстве её "самобытность"...
24.01.1994

*

АРАНЖИРОВКА ТЕМЫ

И ни пушкинского пунша,
ни жюль-верновского буша -
ничего уже не нужно,
душу службою разруша.

Не Пегас уже - безуздо,
не захлёсты - златоусто,
не - безумствами - искусство, -
оприказенность Прокруста!

Быта сытная конюшня
с хомутами неразлучна,
и любовь - насквозь замужня,
или купля, или случка.

Дух - вспузыренный обрюзгло,
скука - мускусами скунса...
И спасительное сусло
усыпительно безвкусно...
10.01.1994

КОЧЕВЬЕ

Если творчество не в счёт,
значит, только небо - юрта
и бродяжья жизнь течёт
абсолютно бесприютно.

Если не житьё огню,
ублаженья кашеваря,
значит, душу прочь гоню,
в ночь, где воля кочевая!

Если волчьи сны лихи,
ну а плоть - "в щели затычка",
значит, овцы, пастухи -
это всё эпизодично...
17.01.1994

PЯCKA

Подумай о прошлом достаточно честно,
и тотчас - логичность развала...
Культура, которая вдруг да исчезла,
и прежде не существовала.

И то, что вскипало - морей белопенней,
чем души ещё обуяны, -
всё это, похоже, мираж испарений,
тумана глухого обманы.

Всё это и было поверхностно-тонко,
как шкура отпавшая плоти, -
духовных штормов ренессансная плёнка
на вязком безмозглом болоте.

Среди беспощадного лесоповала
всё это, в тощище осенней,
бескрайность безликости чуть прикрывало
оконцами мировоззрений.

Бездонность бессмыслицы и не задета,
"величия" морок колебля;
и в цивилизации скудной всё это -
приличных обносков отрепья.

Простор, что воздвигся на зыби непрочной,
что волей манил самочинной,
казался порой океаном и почвой,
но был - лишь случайной личиной.

А мы здесь пути и строптивили тряско,
и в гладь расстилали сиропью...
Российской трясины зацветшая ряска
опять пожирается топью...
22.06.1994

* * *

Заря ещё на небе чуть видна,
а я лежу вот, душу вопрошая...
И дом чужой, и город, и страна,
и жизнь вокруг - всё более чужая!

Я не из этих - отсевных - пород
в обвальной глухоте страны-могилы;
здесь космос мой бесследно пропадёт, -
грабителям нужны одни дебилы.

Мне с мертвечиной не срастись никак,
хоть ряхи хамов, хоть убожеств рожи...
И что мой дар, когда я ей чужак -
уже во всём и навсегда, похоже...
10.07.1994

УСТРАНЕНИЕ

НУЛЬ

Напрасно свой талант к ничтожеству туля,
всю жизнь не принимать непризнанность удела -
и через двадцать лет опять начать с нуля
в стране, где лишь корысть в искусстве уцелела.

Начать - но не себя, живущего не здесь,
не с этими людьми, не стоящими бунта:
наивен их триумф, провинциальна спесь,
"чужак" среди "своих" случаен абсолютно.

Космическая мощь моей душе дана,
до русской мелюзги не сгорбиться сутуло:
для богатырства мне Россия не страна,
для духа моего Россия не культура...
7.12.1994

КУЛЬТУРА

Толкаясь, себя утверждать в скандале
не стану я, видимо, никогда...
Мне в эту культуру войти не дали,
а так - без меня - она мне чужда.

В безвестности слова корпеть сутуло -
и видеть, как лепета путь дворцов?..
Да чем же мне будет близка культура,
которая травит своих творцов?!

Хоругви на месте знамён развесим,
но мне без меня она вся - старьё!
Я в этой - насильственно бессловесен,
архивом давно охватив её.

Для чёрно-погромной, "комми"-каурой
лошадки - захваченный ипподром...
А мне этой жульнической культурой
воздастся иначе - и поделом.

Усладой укушавшемуся Лукуллу,
слугой ли куркульства, вранья, муштры,
я не собираюсь врастать в культуру,
где души угодливостью мудры!

Хоть суры вождей, хоть отрыжек "сюрры",
кумиром бы только бы - под рукой!..
И я от моей - мировой - культуры
кругом отгорожен стеной глухой.

Надрывы издёрганности к утру ли?..
Но что, кроме подлостей и препон,
я встретил вот в этой - в родной - культуре,
в которой предательски погребён?!

Отвергнутость гонит по белу свету,
искусство бессмыслицей леденя...
И мне абсолютно плевать на эту,
покуда во мне она - без меня.
25.01.1994

* * *

В этом мире сытомордия,
в этом Риме тупорылия
не созвучен ни в аккорде я,
не уместен ни в порыве я.

Если мера - любострастие,
если вера - сластолюбие,
мести гарпии - клювастее,
власти церберы - беззубее.

В массовидность, столь "потрясную"
оказарменным заранее,
я одно спасенье праздную -
осознанья узнавание...
25.08.1994

ВСЁ РАВНО

Об отечестве не жалей
с ностальгиею-провожатой,
коли жил среди дикарей,
меж безмозглости кровожадной!

Перспектива была проста:
всероссийская грязь - бескрайне,
безысходность да нищета,
да безгласности прозябанье.

Стадным идолам был немил -
и посмертно дни бессюжетны...
И на что этот бред сменил,
безразлично для здешней жертвы.

Лишь бы из повторенья - вон,
где бездарность - ныне и присно;
лишь бы не принимать закон
бытового каннибализма!

Лишь бы время текло само,
не плескалось, как здесь, бадейно...
Лишь бы сбросить с души ярмо
и родства, и несовпаденья!

Пусть на воле - ещё нищей, -
лишь бы врозь с судьбой очевидца!
Лишь бы где-то вне их речей,
вне бессмыслиц их очутиться!..
2.03.1994

АЛЛЮЗИЯ

Закордонный мир мне много ближе,
нежели родимые края!
"Я хотел бы умереть в Париже",
больше ничего не говоря.

Чем в своём труде, безвестно-тленном,
чудо речи светочем влачить,
я хотел бы этаким Верленом
под мостом беспечно опочить.

И чужим отечеству клошаром,
вне тисков режима-палача,
я хотел бы в теле обветшалом,
но не брань прощально бормоча...
1.04.1994

БОГЕМА

Антуражи мои не багетны,
не слышна ворожейная речь...
Я желал бы Меджнуном богемы
свою жалость бездумно дожечь.

Но парижской мансардой-скворешней
щеголять уже не суждено;
не разнежиться мне безмятежней,
щебеча про любовь и вино.

Мне платить не гарсонам-консьержам
(о поблажке судьбу не проси!), -
одиночество в небе безбрежном
ждёт меня на просторах Руси...
24.01.1994

МИЗАНТРОП

И я бы простил, вероятно, меняйся она не извне,
зверино-слепая, язычески-злая отчизна,
но самосозданья бессмысленность в грязной российской грызне
мне будет вовеки - всегда и везде - ненавистна.

Поднявшая меч на талант, целый век уже служит мечу:
"Всё место под солнцем хозяевам жизни очисти!";
но я никогда - никому - ни за что - не вручу
господства на дух мой в просторах постыдной корысти.

Мечтанья про власть да про секс, про имущество да про еду
мусолят, мельчая, свою узколобую догму,
но "славы" спасенье в толпу выцыганивать я не пойду,
пусть даже безвестно я с космосом дара подохну...
15.06.1994

ЛИЧНОСТЬ

Оттого я творчеством вразрез,
где успех ничтожества стяжали,
что душа - один противовес
целой антиличностной державе.

Ублажатся ль нищенским борщом,
вкладами, что в Цюрихе открыты, -
оттого я к Богу обращён,
что кругом общинны "индивиды".

Доходягой ладить ходово
духу с обиходом неохота!
И в своём народе оттого
я никто, что я исходно кто-то...
14.03.1994

УСТРАНЕНИЕ

У них азарт карьер, а я один над бездной...
Но с ними путь любой мне более тяжёл!
Я вышел из игры - по-прежнему бесчестной
в стране, где ни души я так и не нашёл.

Пусть до оскомин спесь призвания избита
и перья палачей коммерчески борзы, -
я вышел из игры, из фикций дефицита,
с брезгливостью презрев призывы и призы.

Терновник вероломств или умильность примул -
тотально ядовит корыстный мир нажив...
Я вышел из игры - которую не принял
(полжизни на неё, однако, положив).

Не захотев примкнуть ни к их погромной секте,
ни к шайке шулеров, которой каждый - "лох",
я вышел из игры - поскольку больше негде
и не с кем продолжать - хотя бы диалог.

Присвоенный ворьём режим тюремных вышек
я не гожусь уже воспринимать всерьёз...
Я вышел из игры: не выбирая - вышел,
собой перечеркнув всеобщий симбиоз.

И кто они, кого презрением прославил?
Убожеством дружны да подлостью мудры...
Я вышел из игры - из их игры без правил!
Никем не побеждён, я вышел из игры.
3.03.1994

*

* * *

Я не издал уже десятки книжек,
не утвердившись в лит.номенклатуре...
В культуре русской мой талант - излишек,
примерно равный сразу всей культуре.

И в лаз для гулливерского мизинца,
куда я тщетно втискивал себя бы,
мне никогда - никак - не уместиться,
не изменив исходные масштабы.

Советской или светской одалиской
торгово не поработится слово,
а потому, как остров австралийский,
я вне её любви материково...
14.03.1994

НЕБОЖИТЕЛЬ

На планету гляжу с вышины
"небожительства"... Как это странно:
богатырства души - не нужны,
и надеждою - сброд ресторана.

Стало быть, на века я отпет,
не в царях, не в юродах - Василий...
Удивительно длительный бред,
называемый лестно "Россией"!

Зря взирает - досада дерёт! -
одиночества сумрачность сычья:
"Это что ж за дурацкий народ,
задувающий вспышки величья?!"

Сколько подлости, ада, труда,
чтобы ("Жизнь не заменишь собой ты!")
затоптать все дороги сюда,
к поднебесью последней свободы...

Опорочив ли, не исказив,
но пророчу и прочую порчу,
коль бессмыслиц трясинный разлив
изъязвляет проетую "почву".

Я-то вижу - раба не спасут
культ наживы, сверженье "буржуя",
ибо он принимает абсурд,
и главенствуя тут, и бунтуя.

Раб - "потребность" в оковах куёт,
не в Гомере своём да в Спинозе;
и неважно - святой он урод,
мафиозный ли он монструози.

Всё душа к восхожденью слепа,
всё желанья безбрежно общинны...
Раб есть раб! И пространство раба -
униженья и власти низины.

Небо духа держу на весу:
"Да живите ж не только сейчас вы!.."
Но рабы близоруки. Внизу -
повсеместно - безмозглости язвы...
4.02.1994

ЯРОСТЬ

Лев по характеру, ныне
в долготерпенье исчах...
Хищнику место - в пустыне,
не в человечьих стадах!

Не одомашните душу,
если исходно не скот:
рвётся на волю - наружу -
жажда кровавых охот.

Мне одиночества небо
ближе всежвачного дня!
Львиная ярость свирепо
гонит из мира меня...
18.04.1994

ЛУНА

* * *

И в космосе страстей (что разве только с виду мал),
который я объял, как надлежит поэту,
любовь была одна, все остальные выдумал!
Но, впрочем, может быть, я выдумал и эту...
12.04.1994

ОБЪЯТИЕ

Ей Богу, я нисколько не лукав!
Но этот танец, шепот и прищур...
Ей так уютно у меня в руках,
а я, дурак, "устойчив" чересчур.
6.03.1994

ЮНОШИ

Быть может, дамы и не столь прекрасны,
чтобы стремиться влюбчиво в кровать,
но эта юность и её соблазны -
ну, как им перед ними устоять!

Души вы здесь немного наскребёте
(смирить бы вожделения свои):
пока что им достаточно лишь плоти,
вокруг которой и идут бои.

И от страстей никто их не отучит,
покуда не напробуются всласть!
Бегут они из цепких женских ручек,
чтобы в другие тотчас же попасть...
20.01.1994

НЕКОЙ

Про свой удел не вопрошал сивилл, -
полночи подарила - вот и мило...
Ни я тебя нисколько не любил,
ни ты меня ни капли не любила.

Одна из многочисленных Далил,
ты угадала, что чрезмерна сила...
И я тебя, конечно, не любил,
и ты меня, понятно, не любила.

Тебе любезней - в мускулах дебил,
валютой упакованный кутила...
А я тебя так страстно не любил,
а ты меня так разно не любила...
20.06.1994

ИНСТИНКТ

Жизни женственность, хоть и вельможно,
а желала бы душу дожечь!
В мире плоти любовь невозможна, -
вожделенье, да жалость, да желчь.

Афродита ль она, Лорелея,
близость тел - среди милостынь лет...
О безумствах былых сожалея,
в одиночестве каждый отпет.

Беспощадна стихия лихая
в воплощеньях игры бытия,
красотою в инстинкт увлекая
неприкаянность лишнего "я"...
29.09.1994

"УЙДИ"

И ярость опять колыхнулась в груди -
как вал штормовой океана...
Я понял, зачем ты сказала: "Уйди",
хотя ещё было так рано.

"Но я же и сам - только вольный казак!" -
скрутил я сорвавшихся бесов...
И я уходил - ничего не сказав
и даже тебя не зарезав.

Я словно увидел сквозь плоти стекло
всю душу - до самых до фибр...
Тебя и ко мне, как бывало, влекло,
но ты уже сделала выбор.

И ты полагала, отбросивши стыд,
я буду любить хоть путану,
и тело твоё полюса совместит,
и я уходить не устану.

Расчётливость сквозь безмятежность чела
читалась - как чья-то цитата...
Ты правильно роскошь - любви предпочла:
в душе ты немногим богата.

Ты - быта создание, не бытия!
Продажа - твоя Ариадна!
Твоя красота - оболочка твоя,
внутри ты вполне заурядна.

Возмездьем каким свой уход ни суровь,
мгновенья презрения - кратки...
Ты так "упорядочить" хочешь любовь,
что жалки и пошлы остатки.

Внедрение в круг толстопузых кутил -
залог респектабельной неги...
Сказала "Уйди" мне - и я уходил...
Не думала ты, что - навеки.
27.01.1994

ПЛЯЖИ

Пробуждение наше - тоскливо...
Мы - как пляжи после отлива.
И пейзаж заоконный наш -
обнажённый безбрежный пляж.

В каплях редких стекла пластина...
Дальше - отмели дна пустынно
простираются в океан...
И никто поутру не пьян.

Ночь волос твоих тёмно-рыжа...
А вокруг - зыбучая жижа
прежних волн, отхлынувших прочь,
в моросящую с неба ночь.

Предрассветная сырость зябко
брезжит серостью... То ли тряпка
устилает вдали песок,
то ли плоти гниющей клок...

И уже ни намёка даже
на похмельном вчерашнем пляже
на огромность былых валов...
И бесстрастно рассвет суров.

Вещи влажно поотсырели...
Но постыло вдвоём в постели.
Сквозь тепло твоего "Поспи..."
проступает простор тоски...
29.01.1994

ВРЕМЯ

Когда вся близость - чуть "попутал бес", -
страсть коротка и, так сказать, снаружи...
Любовь, увы, пожизненный процесс,
а жизнь меняет и тела, и души.

Тем, кто себя соединил в одно,
не захотев расстаться поскорее,
старенье плоти видеть суждено,
в метаморфозах собственных старея.

Уже в болезнях позабыв про стыд,
не в сладострастье вольном пилигрима,
им наблюдать, как время не щадит
всего, что было близко и любимо...
5.01.1994

ЛУНА

Медальонной огромной луны
сладострастные шалые дети,
мы лежим, обнажённо-бледны,
в этом лунном прожекторном свете.

Ненадёжен дремотный покой,
и бесстыже тела вожделенны...
А луна Афродитой ночной
на ужимки взирает из пены.

Мы во тьме первородной горим,
и луна над землёй всё лечебней
обливает свеченьем своим
исступлённость извечных влечений...
26.08.1994

ВДВОЁМ

Сколько сравнений ни расслоновь,
разнообразя страстей цвета, -
разве уловишь её, любовь,
столь увлекательную всегда!

Сколь прозорливо ни златоуст
лирик, что в пиршестве фраз погряз, -
разве распишешь капризность чувств,
непредсказуемых всякий раз!

Коль оголённости сердца роль
импровизации отдаём, -
разве себя осознать - доколь
длится и длится игра вдвоём!..
1.04.1994

*

* * *

Липы расцвели в конце июня,
и каштаны в мае зацвели,
ну а я, с отчаяньем воюя,
от природы словно бы вдали.

У меня и строки оружейно
громыхают, лето ли, весна, -
словно гранью самопогруженья
от среды душа отделена.

Что стволы древесные, что брёвна, -
мимо расцветаний поскорей
тороплюсь к своей работе, словно
с ношей непосильной муравей...
30.06.1994

ДОМ

Безмозглый плебс, крутые воротилы, -
для их нажив величье искроши...
Враждебный мир за стенами квартиры,
наружный мир ненужности души.

Там выживают - суетясь и рыща,
а Божий дар всегда сам по себе...
И я спасаюсь в частности жилища,
в такой прозрачной, хрупкой скорлупе.

Небытия житейского химеры,
в безбожном раже - служба миражу...
В продажный мир из раковины-сферы
всё реже я душою выхожу...
16.08.1994

ЛАМЕНТАЦИЯ

* * *

Кто поинтересуется - не прав ли? -
коль путь один - воруй да водку трескай...
Не в триумфальном не почить мне лавре,
ни - каламбурчик! - в Александро-Невской.
11.07.1994

* * *

Что ж трудиться из-за чепухи
или на каких-то воротил?
Всё, что я хотел, - писать стихи!
И за это жизнью заплатил.
11.10.1994

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Вот опять мне рассветом весенним,
и талантливей всех, и умней,
просыпаться с тупым отвращеньем
к неудавшейся жизни моей.

Торжество суррогата-эрзаца -
и опять в неизбывной беде
тот же сброд не даёт издаваться:
"Для чего? Для кого? Да и где?"

Прокуратор ли, прокуратура,
мастер или всегда ученик,
но опять так и жду, что натура
самосуд надо мной учинит...
16.04.1994

МОНОТОН

Осознанности снов не потакая,
стоически оттачиваю речь,
но скучно вновь - и вновь тоска такая,
что хочется всё созданное сжечь.

В распаде душ - червячность гробовая,
надежда - куш из немощи извлечь;
страна, себя разбоем добивая,
сползает в узость первобытных сеч.

Прочтенья здесь не встречу никогда я,
так для чего творения беречь,
в наглеющем бесстыдстве коротая
нелепый век отвергнутых предтеч?
27.05.1994

ПРОЗРЕНИЕ

Варианты сколько ни лазейни,
а к утру - внезапно, как "Василий", -
ледяное трезвое прозренье
полной бесполезности усилий.

И на месте зримого асбеста,
как размыв стены в пространство муки,
бездна той бесследности разверста,
для которой тщетны все потуги.

Во вселенной не прочтённой блажи,
там, на грани смертного баланса,
сознавай, что гениальность даже -
даже воплощённая - напрасна...
25.09.1994

ЛАМЕНТАЦИЯ

Ни призванье стране ни к чему, ни искусство, ни истина,
хоть ты бисер мечи, хоть жемчужное дара зерно...
"Гениальность" в блокнотах-листах истлевает, не издана,
и судьба ей - исчезнуть бесследно с творцом заодно.

Нищетой запечатана "творческих далей" отдушина;
все позиции духа какому-то сброду сданы;
для корысти убогой уже и культура разрушена,
для безмозглости этой, пожравшей и душу страны.

Как неистово рифмами время бесстыдств ни облязгаю,
стать "услышанным" нынче - не хватит ни слов, ни чернил!
Всё острее желанье не слишком возиться с развязкою
и уйти в то сиянье, которым исторгнут я был...
28.07.1994

КОНТРОВЕРЗА

О будущем чего б ни голосили,
всё - за богатство, не за так, за просто ж...
И старость для художника в России
пока непозволительная роскошь.

В процессе не участвовал рабочем -
и пенсию забудь, и бюллетени...
Но и душе излишек, между прочим,
не лучшее отнюдь приобретенье.

В уединенье личностных бирючин
засев сладкоголосою сиренкой,
поэт живёт - покуда он созвучен
бессмертию гармонии вселенской.

В таланте он - античней Антиноя;
как Бога мысль - телесности нетленней...
И стоит ли мгновенье возрастное
безмерности орфических мгновений?

Коль вечность заполняет мастерскую,
снаружи выживаньем тормошитесь!
Я возрождений творчества взыскую,
а не каких-то жвачных "долгожительств"!

Старейшиной дряхлеть в общинном прайде,
длить эпилог дрожаще-самочинный -
страшнее для меня, сказать по правде,
чем даже "преждевременность" кончины...
30.09.1994

ПАРАДОКС

Душой источатся,
как ни жестокосерди,
все яви "я", в которые облёкся...
От одиночества
искать спасенья в смерти -
таков итог земного парадокса.

Никем не хочется!
Подите-ка измерьте
мой космос авторский... ("А мы глаза замажем!")
От одиночества
искать спасенья в смерти -
судьба того, чей дух не персонажен.

Трудов пророчества
огнём обезземельте, -
они сияньем Слова - в звёздном Боге!
От одиночества
искать спасенья в смерти -
мне в этот век и нет иной дороги...
28.09.1994

ИЗ ГРОБА

Я даже могилой не стал бы родниться с духовным старьём,
настолько на вашу практичную тупость в обиде...
Оставьте меня с моим проклятым Богом в искусстве моём,
а сами, пожалуйста, как вы и жили, живите.

Сказать откровенно, во мне вы, бесспорно, пригрели змею,
вы львёнка вскормили во мне, хоть и соской пустою...
И зря вы таращиться будете пристально в зрячую душу мою,
взирая на солнце кротовьей своей слепотою.

Пожалуй, меня вы в своих же грехах обвините, скорей,
напрасно вослед напрягая бессильно рассудки земные...
Но я уже выбрал навеки его, одиночество жизни моей,
как созданный гордостью льва и премудростью змия.
12.01.1994

ФИНАЛ

Создавая искусства миры,
я-то знал, мирозданья затейня:
смерть - одно из условий игры;
ибо жизнь - тоже произведенье.

Если век в безысходность вогнал,
а телесности пропасть - не скоро, -
лучше сразу - внезапный финал,
чем размазывать позы позора.

Если цели уже - во плоти
и заменой - корысти аллюры, -
негде душу живую спасти
в самоуничтоженье культуры!

Если сам я - всецело мой дар,
инородный, но равный эпохе, -
я без творчества - тотчас же стар,
и к чему мне подножные крохи?!

Воплотивший стихий глубину,
Слово в смысле фантазий отайня,
я, пожалуй, с охотой шагну
в бездну Бога - в сиянье созданья...
26.09.1994

*

КРАЙ

Как описать позицию мою?
В завистливости злобного фискальства
всю жизнь провёл на самом на краю,
и позади: "Давай, отодвигайся!"

"Вокруг у нас - устойчивая ложь:
фундаменты и базисы-платформы;
а загремишь - костей не соберёшь,
как вы на "воспаренья" ни проворны..."

"Едва ли счастье там, где не бывал;
не заступал бы ты куда попало,
коль под тобой - ну разве что провал,
в который вас попадало немало..."

"Любой нормальный избери маршрут,
и не уйдёшь бесславно, "по-английски";
в обыденности только и живут,
не в цирковом - и самоценном - риске..."

"А если ты, в презрении своём,
клеймишь благоразумье "мракобесье",
так ты имей в виду, что подтолкнём,
когда ты потеряешь равновесье..."

Но став поэтом с головы до пят,
не я решал, нужна ль моя дорога...
А то что мне сорваться подсобят,
примеров было более чем много.

Над бездной своего небытия
я шёл, сквозь мглу глумления шагая, -
и край отодвигался, а не я
от моего - от рокового - края...
1.02.1994

РЕМБО

Кого спасли "гармоний" лигатуры?
Разрыв души зияет вновь, кровав!
"Жизнь интересней - без литературы",
решил Рембо, работорговцем став.

"Бесперспективно - опьяняться песней
и объясняться красоте в любви...
В искусстве смысла нет! Жизнь интересней,
чем с альтер эго - с Богом - визави!"

"Владеть другим... Людскою править псарней...
Пленяться наслажденьем, наконец!.."
И тем жизнь интересней, чем бездарней
срастается зияние в рубец.
14.04.1994

ВИКИНГ

В этой сваре земной,
только Бога скромней,
не для вещного жил я фасадца...
Мне не нужен покой!
И по вере моей
пусть мне творчеством вечным воздастся!

Всё, что создано, - зря.
Но на этом стою.
Акт создания - тоже немало...
Ибо викинг, как я,
хочет смерти в бою!
Храм искусства - поэту Вальхалла.

В авантюре труда
веселей - напролом,
чем выласкивать скаредно "сальдо"...
Лишь бы вольным всегда!
С боевым топором!
Лишь бы даль - легендарностью скальда!..
1.05.1994

ВУЛКАН

Нет любопытных на архив-курган,
нет любящих, коль ты к ним - не елейня...
Талантом извергаюсь - как вулкан;
не для людей подобные явленья.

Стихия среди них - напрасный труд!
Но лучше взрыв, чем, леденея после,
взирать безмолвно, как вокруг снуют
привязанные к выгоде и пользе.

Огнём рождённый, хоть и нелюбим,
вершиной прорастаю степь овечью,
смещенье тектонических глубин
лирически выплескиваю речью...
4.04.1994

АПАРТЫ

В духе - где они, аристократы?
Массовидность - всюду и везде!
Мир велик, да люди маловаты, -
нет защиты на таком суде.

Им - инстинкт, и в просвещенье дикий;
им, воображению чужим...
Столько есть теорий и религий,
но величья миф непостижим.

И душой из племени иного,
в суете плебеев-парвеню,
я для них не золотое слово,
лишь "апарты" реплик оброню.

"Хоть себя потомством рассемейте,
хоть в тузы взбирайтесь да в князья, -
всё живое исчезает в смерти,
опыт плоти в бездну унося.

Всё - туда: потуги святотатца
и смиренный полусоловей...
Но талант - затем, чтобы остаться
осознаньем бренности своей.

Первобытной алчности дубинам
предан мир, - попробуй урезонь...
Но, зажжённый выплеском глубинным,
в солнце разрастается огонь!"

В перекресте главного прицела,
в мире фарта повторяю им:
"Бесполезность творчества - бесценна,
и бесцельный труд - неотвратим!"

"Бог себя являет рукописно, -
в этом непрочтённость нипочём!
В жвачном смысле утилитаризма
создавать художник обречён..."
5.08.1994

НОВЫЙ КОСМОС

ПИСЬМЕННЫЙ СТОЛ

Кому-то их стол - островок и престол,
а мне - в океане открытом шаланда...
Последний роман мой никто не прочёл,
и я не прочтённым пройду, вероятно, -

не жертва в сплетенье всемирных тенет, -
но путь я веду не в какой-нибудь Плимут...
Последний открытый во мне континент,
как все предыдущие, мною покинут.

Я всё же не мясо в житейском котле,
чтоб костью корысти - сквозь гущу таранно!
И снова уносит меня на столе
в просторы и дали души-океана...
17.07.1994

ГОЛОС

При Думе, при парламенте, при сейме
слог целеустремлённо деловит...
Поэзия - души произнесенье!
И чем она сегодня удивит,

неведомо для самого провидца,
готового услышать эту речь...
И лучше перед миром провиниться,
чем душу от неё предостеречь.

И ближе - оживляющая бездна,
не лепет рядом или впереди!
И позарез - бесцельно и безвестно,
но Бога своего произнести...
21.01.1994

БЕССЛЕДНОСТЬ

Что я нашёл, что потерял, -
жизнь бессловесная - безвкусна!
И вся она - лишь матерьял
для мироздания искусства.

И вся она - от "а" до "я",
изгойна или соплеменья -
духовного небытия
реакции да устремленья.

Эмоция со знаком врозь, -
и вся - глазения борзая -
в азартном осязанье, сквозь
взор осознанья ускользая...
26.03.1994

РЕАЛЬНОСТЬ

Реальность я собою окаймил
(хоть и невелика, быть может, честь);
душа моя вмещает целый мир...
Да, собственно, она весь мир и есть.

Свой у меня фантазии фасон...
Да, собственно, не телом же одним
я в мирозданье это воплощен
(пускай и в теле я незаменим).

Да, собственно, иного бытия
не видно ни во сне, ни наяву;
моя реальность - это только я!
(Пока, что называется, "живу"...)
19.01.1994

УНИКАЛЬНОСТЬ

Чтоб ход цивилизации воскрес
в миниатюре творчества открыто,
судьба - мой исторический процесс
в языческом круговороте быта.

Искусства неизвестность тем права,
что я в ней устремлён, врезаясь фреской,
за смыслом, мне мерцающим едва,
но в бездны - из бесцельности вселенской!

Лиричности кураж неизлечим,
как, угрожая, время б ни краснело
своим набором личностных личин
и сущностей, вторичных закоснело.

В ответной мести чем я знаменит
среди духовных капищ и прогалин?
Но и немая жертва эвменид,
единственен мой дар и уникален.

"Жизнь вообще" циклично повторив,
я мирозданье скопищам не выдал!
Я для себя сам - небывалый миф,
и Бог мой не сообществ этих идол.

Бесценны не кружения клише,
не святость даже, рясово-сутанья,
а не стеснённость праздности - душе,
сознанью - цельность самосозиданья...
31.01.1994

ЗВУЧАНИЕ

Решает рок, не наше мастерство,
на тех вершинах, где и я давно...
Я не рождён утешить никого -
и быть любимым мне не суждено.

Я ускользаю, сколько ни пиши,
в бездонность "я" - сквозь плоти потроха;
я не способен - цензором души, -
мне только точность в даре дорога.

Хочу ли я - не ставится в строку;
я - созерцанье, не зеркал труды;
я не собой - не Словом - не могу!
Хоть и звучу над миром глухоты...
16.05.1994

* * *

Уже не умаляя ни на йоту
своё искусство, я слова плету -
и говорю не миру, не народу,
а только Богу - то есть, в пустоту.

Я говорю - внезапно и угрюмо,
вдруг понимая лирики бином, -
в безмолвии обыденного шума
и в безъязыком хоре бытовом.

Не на продажу и не на потребу,
не информационному ворью, -
пусть никому, пусть ни зачем, пусть небу
или душе - однако говорю...
11.01.1994

ТРИАДА

Дара измеренья не мизерьте!
Как ни разобижен, ни изжит,
о любви, о красоте, о смерти
пишет ненавидимый пиит.

С неприкосновенностью святою
расходясь, всем обладает он,
смертной, но любимой красотою
чересчур лирично увлечён.

Здравомыслия уклад пузаний
как сенцом цинизма ни циновь,
красота - разряд! А полюсами -
смерти свет и бытия любовь...
13.04.1994

МИР

В самосозданье, вольном и капризном,
как океан глубок, как небо светел,
я сделал всё, к чему талантом призван...
Но мир лишь поношением ответил.

Я в Божьей жатве - колос урожая,
в трясинной почве произросший сорно...
Но мир, шипеньем ржави окружая,
лишь отторгал роняемые зёрна.

Несходство наше рождено породой!
Но мир утилитарного иудства
лишь удушал враждебностью болотной
мою свободу и моё искусство...
15.04.1994

ПРОМАХ

Что-то ты напутал, Боже,
со вселенской переноской:
человек намного плоше
флоры-фауны безмозглой!

Повсеместно - "наши-ваши";
но, под знаком Водолея,
человек и в злобе гаже,
и в любезности подлее.

В целом пакостя себе же,
инфантилен безбородо,
человек разумен реже,
нежели сама природа...
12.01.1994

НАЗНАЧЕНИЕ

Индивиды, этносы, народы -
каждому по естеству их - честь!
То, что есть мы, - только часть природы,
и она решает - что мы есть.

Человек - её игры фигурка!
Но - обмолвка, проблеск или бред
мимолётной мысли Демиурга -
каждый сам собой увидел свет.

В прозябанье ль, в вольности певучей,
мы посыл души не упраздним!
Каждого вылепливает случай,
чтобы не был он ничем иным.

Хлопоча о личном, не о прочем,
чересчур критичны впопыхах,
мы себя не очень опорочим,
обличая в собственных грехах.

Нам судьба - фантазии кривая;
мы себя, во все свои года,
утверждаясь, преодолевая,
изменить не в силах никогда.

Мы себя и в Космос раскорячим;
но планета более права:
частностям один удел назначен -
достигать предела естества...
7.02.1994

ПЕРСОНАЖИ

Сколь иные души ни бесструнны,
чудо бытия насквозь обытя, -
жизнь всегда - фантазия фортуны,
ну а нам - лишь факты да событья.

Как ни своевольны судьбы наши,
все они - по некоей программе;
мы, по сути, только персонажи
в мире, сочиняемом не нами.

Но и суеверным полузверем
человек намерен - суверенно
и в себе единственном уверен,
ойкумена в ипостаси тлена.

Произволом в выборе капризном
смертный разум лестно утешаем:
"ком-мудизмом" да "топи-тализмом"
мы себя планетно утверждаем.

Провиденью каждый - единица;
опыт личный - даже для уродца;
и любому, чтобы отделиться,
на мирок сознанья наскребётся.

То горланя чаемые ноты,
то мочаля их в сопенье бычьем,
"абсолютность" собственной свободы
своему Творцу салютно тычем...
19.08.1994

ЛЕВИАФАН

Наследственности редакция
и есть посыл божества!
Сознание - лишь реакция
на жизнь их у большинства.

Не творчество в душу вложено
вселенскостью бытия,
и как гордится горошина,
лелея опыт битья.

Неповторимости книжица -
их катехизис таков!
И всяк смехотворно пыжится
учить собой "чудаков".

Они, топя "аномальности",
Левиафан-аноним,
и благ сугубой "нормальности"
вполне достаточно им.

В житейски жалкое крошево
судьбу и дар окунут -
и знак сознания Божьего
навек Атлантидой тут.

Болотце Левиафаново
освоил Левиафан,
и враг - ощутивший заново
космический океан!

Рождённый для бездн и таинства
первичностью им постыл!
И тупо толпа пытается
слепить посильный посыл...
2.02.1994

ЗОНА

Мне б ветхозаветное - пастушье -
житие, а не живой машиной!
У меня духовное удушье
от торгашеств алчности блошиной.

Шаг мой осыпается зыбуче...
Всюду - дюны дна берегового,
где вокруг песчаное беззвучье
без следа засасывает слово.

Впереди - пучина кажет норов,
позади - дороги опалённо...
И меж двух опасных, но просторов -
глухоты переходная зона.

Сушь дыханья мстительных эринний
и Сахарой сразу, и Аляской...
Это хуже пытка, чем пустыней,
ибо возле воли океанской.

Но не быть же мне умом - пигмеем,
а душой - пещерной обезьяной!
Мы уж с музой скажем, что успеем,
исчезая в глубине песчаной.

Пусть их мир барханно неподвижен,
пусть вскипает окоёма блюдце, -
мы ещё свободою подышим,
прежде чем заботой захлебнуться...
3.02.1994

СОЖАЛЕНИЕ

Даже грянет осмеянный гром -
и тогда я креститься не буду!
К сожалению, все мы умрём,
хоть и веря посмертному чуду.

Кто - дожив до безмозглых седин,
кто - бессмысленно-юным; однако,
к сожалению, все посетим
неизвестность последнего мрака.

Лишь душой, как из чрева дитя,
вынимаемые из ножен,
к сожалению, все, уходя,
воплощенья свои подытожим...
24.04.1994

СПАСЕНИЕ

Резвимся себе в произволе своём дерзновенном,
вкрапления Бога в земное Его естество...
Комедия плоти кончается прахом и тленом,
трагедия духа пребудет в сознанье Его.

Обратно в себя не подняться назад из колодца,
лишь через провал - через бездну - в сиянье, вперёд...
Но в памяти этой прозрения свет остаётся,
и мимо неё - машинальности круговорот.

И если единственность мы вожделеньям искрошим -
молись не молись, а Всевышний уже не за нас:
исчезнет душа вместе с телом зерном не проросшим,
неважно, каков человеческих душ резонанс...
20.07.1994

СЛУЧАЙ

Себя от Бога как ни отучаем,
а провиденью главное отдашь...
В судьбе поэта случай не случаен,
поскольку он - герой, не персонаж.

То эпизод идейня, то питейня,
неся на гребне или на горбу,
везенья, крахи (словом, совпаденья)
выстраивают гения судьбу.

Возьмёт Господь - красавца ли, паршивца -
и лепит жизнь в осмысленный сюжет...
И лишь на голос можно положиться
тому, кто сам неповторимо спет...
25.08.1994

ЛЮДЯМ

Мимо гениальности моей
можете и далее идти вы...
В жизни человека "для людей"
смысла нет и мало перспективы.

Не для вас, не вами я рождён!
Сам собой убожество миную
не впустую льющимся дождём -
космосом, объявшим жизнь земную.

Свысока внимая галдежу,
к слову бездны пристален и чуток,
ипостасью Бога прохожу
этой плоти краткий промежуток...
4.12.1994

ДОЛЯ

Беспечный скиф, вспоён Эвксинским Понтом
в эпоху краснозвёздных вышибал,
в стране рабов родился я свободным
и не собою стать не пожелал.

Не к ойкумене где-то за проливом,
а прямо в душу устремляя взор,
в стране жулья родился я правдивым,
воображать - былинный Святогор!

Не выбирая триединой доли -
холопов, быдла или воротил, -
в стране нужды родился я для воли
и только Богу волю посвятил...
24.01.1994

АПОСТОЛ

Я говорю об истине глубинной -
культуре окружающей, проетой,
и дикарям, всё машущим дубиной
над черепом - над собственной планетой.

Я говорю - над рукотворной Этной -
для самого себя, для альтер эго,
в потёмках первобытности планетной -
о светоносной сути человека.

Я говорю - когда слова жестоки,
когда истоки - частным вариантам...
Язычникам твержу о жизни в Боге,
неведомом для них и непонятном...
27.12.1994

ВЗГЛЯД

В век всенародных жертв стези искусств - клошарны!
В век торжества вождей путь истины - тернист...
Фашизм и коммунизм - эпические жанры,
и с эпосом души я им - антагонист.

Я знаю, для чего меня ты создал, Боже, -
мной оценить объём планетного ума!
Мне в прошлом места нет; и в настоящем - тоже;
а будущее здесь сомнительно весьма.

Цивилизаций слой по всей земле тоненек,
а там, где правит хам, он и подавно плох...
И как ни назови корыстный муравейник,
инстинкты движут им, а не свободы Бог.

Всё главное в себе я развернул в полотна -
и "что есть человек" увидел до конца:
такой он, может быть, ошибочен исходно,
и я - лишь трезвый взгляд всевышнего Творца.

Подобьем саранчи да кровожадных мошек
выстраивает "род" историю свою...
Он - проба, может быть; эксперимент, быть может;
и я не для него его осознаю.

На пользу ли стадам спасенья ипостаси,
когда им о своём сознанья говорят
и дух как таковой чуть тлеет в биомассе,
живущей только миг и жрущей всё подряд...
18.07.1994

ВОЗВРАТ

Когда покину я телесный свет,
уйдя в себя - сквозь бытие - за дно,
мой голос уцелеет или нет,
мне, вероятно, будет всё равно.

Исчезнет плоти слово и мотив;
но, вдруг, прозренье там - за слепотой?
И навсегда свой образ завершив,
уже всецело буду я собой?

Бессмыслиц мрак маячит роково,
страх уверяет, что в покой шагнём...
Но, может быть, и жил я для того,
чтобы свой космос вылепить огнём?

Но эта жизнь - плоха ли, хороша -
не утолит мистической тоски!
А может, свет - призванье и душа -
воображенья Божьего ростки?

Как вариант вселенной, как мечта,
осуществясь в осознанной судьбе,
я стану весь, наверное, тогда
возвратом Бога к самому себе...
5.03.1994

РАВНОЗНАЧНОСТЬ

В параллельных мирах отличается всё - до "тэпэ"!
И торчи в человечестве этаким частным прыщом...
Равнозначный культуре, в итоге, замкнётся в себе -
в той вселенной, в которую дар воплощён.

Кто не в почву зерном - искрой взрыва в свободный полёт,
тот не призван собой пополнять корневое быльё!
Равнозначный культуре в неё никогда не войдёт,
ибо космоса кокон не втиснуть в пространство её.

В звёздах - солнечней или в планетах - земней,
умалить не способный ни в чём сотворенья объём,
равнозначный культуре уже не нуждается в ней,
уподобившись Богу в бездонном объёме своём...
14.05.1994

ОЧИЩЕНИЕ

Выживанию смысл не придашь!
Ждёт пустыня первопроходца...
Но хотя спасенье - мираж,
до конца я буду бороться.

Сознавая напрасность труда,
повинуюсь Божьему знаку!
Все пути вокруг - в никуда,
но живым я в песок не лягу.

Далеко меня дар мой занёс:
ни собрата, ни конкурента...
И уже не "зачем?" вопрос,
а "как долго?" и "что конкретно?".

Где-то мирным оазисом труд...
(Мне пространства были желанны! )
Караваны где-то идут...
(Только мимо все караваны.)

И скитаюсь я, неисправим
(эфемерна тела темница),
чтоб частице Господа с Ним
в осознанье соединиться.

Зренье в душу свою обратив,
я бреду к этой встрече с Богом,
бесприютно в миру строптив,
уподобясь вздорным пророкам.

Пекло жажды... Зенит без сторон...
Но как раз на духовной пище,
одиночеством прокалён,
мой огонь становится чище.

Вне сожжения целости нет
при рецепте беспрецедентном:
отражая небесный свет,
быть земным его эпицентром!

Как в начале истории всей,
весь - рождающееся Слово,
сам себя я, как Моисей,
вывожу из рабства былого...
22.02.1994

НОВЫЙ КОСМОС

Невольно итожа с рожденья изжитой культуры судьбу,
где век реставрации "классики" хлюпал болотами "квази",
талант, разрастаясь во мне, распирал изнутри скорлупу
наружной моей - человеческой лишь - ипостаси.

И что бы поверхностью ни было вознесено,
какой бы соблазн ни взывал: "В том же духе забацай!",
свободой иной набухало вселенского духа зерно -
мирами, творимыми светом взрывных эманаций.

В иных измереньях - иначе - смелело моё мастерство,
куда б ни влекли растекаться мои принародные роли;
прозрением Бога - мгновением самосозданья Его -
я был в современности самой разнузданной "воли".

Иным осознанием зрело моё "становленье собой":
"Как гению мне в полюсах парадокса - ни шанса!"
Таков результат самомненья души, если "мера" - любой:
безмерные зверства российского постренессанса.

Боязнь оказаться никем заставляла во всём - напоказ;
но в Боге - не мыслью - не Им - мы безликостью наги!
В пластах самозванств и вражды не кружа, избирал я отказ,
не казнь бессловесности в не развернувшемся знаке.

"Себя" обретал я в огне, уходящем в бездонный провал;
своим настоящим я жил, сколь цветенья вовне ни прелестны!
Мой дар, воссияв, воплощеньем кору обобщений взломал -
и космосом новым исторгся из личностной бездны...
9.06.1994

КАНОЭ

Над бездною Бога, куда ни плывём,
моё одиноко каноэ...
Есть только пространство и щепки на нём,
фантазия - всё остальное.

Ступаю на берег спасительной лжи -
на сушу, как будто земную...
Но вдруг расползаются все миражи,
и сызнова пользу миную.

Но фальшью чужой искажённый мотив
служебнее вдруг и жеманней...
И жижа убожества, вновь затопив,
лишает дальнейших желаний.

Но в жизнь растекается вдруг материк,
трясиной раскиснув осклизло...
И я продолжаю свой путь напрямик,
в неистовом поиске смысла.

И я наконец-то свободен вполне,
оставленный мыслить пространно,
с бессонным сознанием наедине,
в созвучье немом океана.

И Бог, у которого дар мой в чести,
сквозь морок мирского интима -
подсказкой, куда мне упрямо грести:
всё мимо, и мимо, и мимо...
18.01.1994

*

СВОБОДА

По капиталу человеку честь,
сколь ни мусоль остаток Иисусий!
Я принимаю мир таким, как есть,
не строя утешительных иллюзий.

Но в душу не пуская ни на пядь,
себя не уступая ни на йоту,
я не согласен этот мир принять -
как человеком данную свободу.

Свобода здесь - кого ни изберёт -
господски властна или рабски сира,
а я - вселенской воли разворот
внутри очеловеченного мира...
9.12.1994

ЗАЛ

Потом - или золой, или в земле сырой,
да, в общем-то, пока и это тело впору,
но жизнь мне тяжела, как сыгранная роль
смотрящему себя в кино киноактёру.

Когда-то для неё и я ночей не спал
и вымыслами жить был, вероятно, вправе,
но вновь со стороны смешон былой запал
в скептическом "сейчас" непроходимой яви.

Не больно-то скорбя, мой разум сознаёт,
что я - вот этот мир, которого не стало,
и что моя тоска - всего лишь эпизод
глазенья в пустоте сегодняшнего зала...
27.12.1994

БЕЗДЕЛИЦА

Всё казаком на воле сечево,
всё на коне и в творческом запое,
ну для чего я?! Так, ни для чего:
пронзить свободой рабство мировое.

Натурой гулливерски высочен
в миру, где собственность - души священней,
зачем трудился я? Так, ни зачем:
искал слова для чувств и ощущений.

Искусство в мир - что воду в решето!
Ни лавром не увенчан, ни пилоткой,
за что сражался я? Так, ни за что:
за это чудо чуткости природной.

Столь энциклопедически учён,
претерпевая походя лишенья,
в чём утверждался я? Да так, ни в чём:
живописал миры воображенья.

Всемирен по таланту и уму,
чуть замечая кары и упреки,
к чему стремился я? Так, ни к чему:
поразмышлять о творчестве и Боге...
26.01.1994

***


    23. ОТЛИЧИЕ
    Книга лирики
    (1995)

    СОДЕРЖАНИЕ

Отличие ("Всё пишу, за блокнотом блокнот...")
Новизна ("Рукотворной быткарамелью...")
Квартира ("Душою мы кочевники...")
ПОСТОРОННИЙ
    "Предан дочери да жене..."
    "Филигранность ли фаянса..."
    "Тщеславие - убожеству утеха..."
    "Не та - не духовная - жизнь дорога им..."
    Начало пятидесятых ("Чуть свет - державный гимн! Вставайте, белки...")
    "Светила" ("Как славно вы раньше жили...")
    Поэтам шестидесятых ("Нашей юности условности...")
    Журналистика ("Разжиженным в журнальные супы...")
    Откровенность ("Через что себя я проволок...")
    Постфактум ("Быть в искусстве нормальней (карьерней - карманней...")
    Единственность ("Не умиляясь срывам и помаркам...")
    Бумаги ("Живущие для слов - святителей блаженней!")
    Эпигоны ("К гениям в России очень негуманны!")
    Вечный вопрос ("Вряд ли кто на земле понимает кого-то вполне...")
    Потомки ("Потомства не сыскать для дара моего!")
    Вчерашнее ("Душа уступила безжалостной блажи...")
СОНЕТЫ
    Сонет о зле ("Патриотизма прошлогодний снег...")
    Фатум ("Не стоит, захолустья вифлеемя...")
    Сонет-разъяснение ("Вот такая зрелость...")
    Кратер ("По кратеру трибун народу - никого!")
ДОСТОИНСТВО
    Охамение ("Эпоха охамения кабанья...")
    "Чеченский конфликт" ("Ледово в "единстве" застыв или "волей" оттаяв...")
    Наёмники ("Если снова война - не встречать же её на дому!")
    Двуединство ("Голодного сытый не разумеет...")
    Мертвец ("Всё кружит недужно в бездушье продажи...")
    Зерно истины ("На приступы ходить, лицом стада тараня...")
    Стадо ("В отару - машинальною скотиной...")
    Достоинство ("Народ - в конвойные воинства...")
Безвестность ("Снова зубы посильнее стисни...")
Опора ("Я думал, путь прервётся очень скоро...")
ГРЕХИ
    Пастырь ("Людское стадо, с его истока...")
    Ребячество ("Истлела, обветшав, и юности страница...")
    Похмельный романс ("Я в омуте твоём не потону!")
    Приоритет ("Шибает бес в ребро, блудит в любом эксперте...")
    Грехи ("Пусть не каждому память под силу...")
Пробуждение ("То ль вина за грехи-паскудства...")
ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ
    Подземелье ("Вокруг меня - содома смрадный срам!")
    "Осталось уже немного..."
    Реки Аида ("Пока бессильем не пресёкся путь...")
    Второе рождение ("Когда этот воздух, сгорая, прольётся обвалом воды...")
    Открытия ("Я Бога открывал языческому веку!")
Бытие ("Упорствуя, "призванье" аккурать...")
Игра ("Призвание сродни сценической задаче...")
БЛАГОДАРНОСТЬ
    "Крушениями окрещён не зря я..."
    Воля ("Жизнь миновав, как минное, но поле...")
    Эго ("Не случайны - ни век, ни слог!")
    Благодарность ("Пусть впустую дарований пыл...")
    Зрение ("Философам - теорий миражи...")
    Душа ("К хору искупительных молитв...")
    Глубина ("Безвкусны культы, если дух угас!")
    Личная просьба ("Во мне, Господь, Ты не абстрактный "логос...")
Морось ("Серый бисерный дождь сеет крапом в небесные лужи...")
Ремесло ("В этот век, что бьёт роково...")
Муза ("Когда сознанье знаково...")

*

ОТЛИЧИЕ

Всё пишу, за блокнотом блокнот,
понимая: навеки уйду ли,
онемею ль, никто не всплакнёт
обо мне в пустотелой культуре.

Мой размах и мою глубину
среди служащих вкусам ретиво
никуда я уже не приткну
в этот век скудоумного чтива.

И неважно, чем голос богат,
коль везде усреднённость в конвое:
все они только тексты плодят
ну а я - мирозданье живое...
18.12.1995

НОВИЗНА

Рукотворной быт. карамелью
не задобрить таланта норов!
Повторяться я не умею
в торном мире бойких повторов.

И когда белеет страница,
безответна и не цветаста,
отчего-то грезится-мнится -
новизна прорастёт из наста.

Вдруг душа всколыхнётся ново,
дрогнет нота голосовая,
оживёт метафорой слово,
чудом звучности прозревая, -

и внезапной рифмой "Брассанса"
будет проблеск солнца подарен,
и уступит тексту пространство
в проступании строф-проталин,

и проклюнувшиеся знаки
расцветут полноводной книгой,
беспросветность листа бумаги
растопив строкой многоликой;

и словесность не бесполезна
для духовного инородца,
если там, где пустела бездна,
точной речи исток пробьётся...

Как изменчивое везенье
бесконечен мой "чёт" и "нечет",
но и лёд, бывает, весенне
затрепещет и защебечет...
31.05.1995

КВАРТИРА

Душою мы кочевники,
но, "выходами" пыхая,
дупло в людском грачевнике
моя квартирка тихая.

Насущным жизнь запружена,
урча всё оглашеннее...
Она - одна отдушина
в простор воображения.

Едва натура страстная
уловит ноту бодрую -
и царствуя, и странствуя,
я взаперти работаю...
20.04.1995

ПОСТОРОННИЙ

* * *

Предан дочери да жене,
остальное не слишком греет;
кроме них, кто здесь обо мне,
на земле, всерьёз пожалеет?

Все долги отдаю сполна,
без друзей уже и без родин;
но такая вокруг страна,
что повсюду я неугоден.

Да и сам я не больно рад
ужимать себя до кого-то;
очевидно, великоват
для "душевного" оборота.

Кто читает меня всерьёз?
Так, до первого же абзаца...
Понимаю, что перерос,
но уж поздно кромсать - спасаться.

Мне, признаться, что санкюлот,
что жиреющая жиронда,
я везде и всегда "не тот"
и душа моя чужеродна.

Каждый судит и рядит всяк
по законам их космогоний...
А не узнанный я - "чудак"
и чужак, вполне посторонний.
14.08.1995

* * *

Филигранность ли фаянса -
Русь живописать, пейзаня,
если всё настолько ясно,
что не стоит написанья?
19.11.1995

* * *

Тщеславие - убожеству утеха:
дерзая в угождении для всех,
похожесть новизны - залог успеха,
иначе не приложится успех...
5.04.1995

* * *

Не та - не духовная - жизнь дорога им;
утешатся булкой с заморской сосиской...
Я весь, как и прежде, насквозь отторгаем
бесплодным круженьем культуры российской.
20.05.1995

НАЧАЛО ПЯТИДЕСЯТЫХ

Чуть свет - державный гимн! Вставайте, белки,
крутить свои колёса без оглядки -
под бодрый голос радио-тарелки
с казарменностью утренней зарядки.

Воды прикосновенье ледяное;
сукна колючесть; "Лишнего не бухни...";
да голой тусклой лампы паранойя
на выстуженной коммунальной кухне.

Угрюмо молчаливы - кто постарше;
кто помоложе - прячется в усмешку...
И те же раздражающие марши -
на целый день, с газетой вперемежку...
6.11.1995

"СВЕТИЛА"

Как славно вы раньше жили,
жирея на лживой гнили,
пока партийная мразь
в "бизнес" не расползлась:

служили не из-под палки,
многотиражно-жалки,
и наживали всласть,
обожествляя власть.

А нынче вы так похожи,
всё лики уже, не рожи,
так праведно гнев суров
на молодых холуёв:

они - вакханки и фавны,
а вы теперь "православны",
"державно" любой жесток
за верный былой кусок.

Но и в новомодном сраме
по-прежнему я не с вами,
я не был одним из вас
и вряд ли стану сейчас;

о чём вы ни говорите,
и вне современной прыти
останусь собой, как был,
среди угасших "светил"...
29.09.1995

ПОЭТАМ ШЕСТИДЕСЯТЫХ

Нашей юности условности,
нашей зрелости плотинности,
вы, ревнители "духовности"
и хранители "партийности".

Чтобы нам "граждански" вырасти,
вы топтали "аморальности",
воспитатели невинности,
излагатели банальности.

Ваши "правости" и "левости" -
верноподданности пряности,
отголоски злободневности,
ополоски популярности...
4.12.1995

ЖУРНАЛИСТИКА

Разжиженным в журнальные супы,
дежурно-желчным лепечи опять:
"Поэту хватит и своей судьбы,
чтобы всё человечество объять!"

Сначала угожденьем удружи,
служебно дар публичностью обыть,
хотя вполне достаточно души -
все чудеса и чувства ощутить.

Наунижайся-ка за каждый грош,
марш-марш в публицистическом строю,
и лишь затем, быть может, ускользнёшь
из чьих-то жизней в личную свою...
12.10.1995

ОТКРОВЕННОСТЬ

Через что себя я проволок,
не предназначаю для страны я...
Жизнь моя - кромешный монолог,
безответный, как и остальные.

То в шалман ныряя, то в "Савой",
начинал "общение" сплеча я,
к занятости каждого собой
исповеди тщетно обращая.

Лишь молчанье - в лирике привал!
Всем далёкий, как Кассиопея,
с кем бы и о чём ни толковал,
признавался, в принципе, себе я...
27.11.1995

ПОСТФАКТУМ

Быть в искусстве нормальней (карьерней - карманней)
я не мог, вероятно, коль глубже копнуть,
только мало отрадных воспоминаний
мне оставил на память мой "творческий путь".

У "любимцев фортуны" уделы отменней,
ну а тут, оттого, что к свободе готов, -
бесконечных препятствий преодоленье
ради слишком великих задач и трудов.

Гениальность, увы, перед Богом в ответе:
чем бы ни был мой век, я старался - собой!
Как творец не помянут никем на планете,
путь судьбы я прошёл сквозь времён разнобой...
13.12.1995

ЕДИНСТВЕННОСТЬ

Не умиляясь срывам и помаркам,
листаю годы опыта устало...
Вторая жизнь была бы не подарком,
когда своя всю душу измотала.

Мне повторенье всякое постыло!
Над облаками смыслового дыма
тут и одна вселенную вместила
и в мудрости всевиденья незрима.

Сюда вела самосозданья смелость,
сменяя примеряемые лица...
И с этой высоты мне б не хотелось
в слепую дерзость юности спуститься.
31.10.1995

БУМАГИ

Живущие для слов - святителей блаженней!
Но, в смуте отупев, книг не читает Русь...
И сам я, наконец, греху стихосложений
в бессоннице своей уже не предаюсь.

Ещё так много сил, но кажется порою -
не стоит привыкать к земному кораблю:
как только я глаза нечаянно закрою,
так тотчас в мир иной за край переступлю.

Ненужные тома безвестности кухонной,
бумажный монумент величью... А потом
огромная страна болотности духовной
сомкнётся над моим сизифовым трудом...
30.06.1995

ЭПИГОНЫ

К гениям в России очень негуманны!
В братстве эпигонском, в смысле залежалом -
либо дилетанты, либо графоманы...
Как им относиться к профессионалам?

В липкости политик "правы" или "левы",
попирают браво лирик фигли-мигли...
Целое столетье - те же перепевы:
слушают и слышат то, к чему привыкли.

Много производят города и веси,
а всплывает в слоге скованность "совписья"...
Лишь определённость в "творческом процессе"
подлинно свободна - от себя завися.

Но и виртуозить голосу провидца
для себя придётся, к миру всё суровей...
Новым мирозданьям негде проявиться
в скудном дефиците вкусов и условий.

Данных конкурентов допускать накладно!
Пусть сперва "откроет", например, Небраска...
Вольным разворотам сольного таланта
в толчее сплоченья - исчезать негласно.

В пудру декаданса - из агитрумянца...
Запросто безликость "дарованья" красит!
Хором преклонялись, сообща глумятся -
жвачным легионом при массивах "классик"...
27.12.1995

ВЕЧНЫЙ ВОПРОС

Вряд ли кто на земле понимает кого-то вполне,
но чтоб целый народ прозябал отупело и глухо...
Для кого мне писать в этой проклятой Богом стране,
в это стадное время убогой животности духа?!

Благодать этих вер не меня упокоит в раю,
я для творчества создан, а значит, всегда - для итога...
Для чего раскрывать то, что вложено в душу мою,
то, что смертным дано на планете, лишившейся Бога?!

Ностальгией святой музу сирую омолодив,
не спастись эмигрантским простительным самообманом...
Для какого искусства (где нет для меня перспектив!)
продолжать осознанье в лиризме моём окаянном?!..
1.06.1995

ПОТОМКИ

Потомства не сыскать для дара моего!
Уж ежели сейчас отторгнут я страною,
потом, после меня, не будет никого,
способного прочесть написанное мною.

Единственность моя - конечно, не в коня
топорности "удач", чреватого троянски...
И что же прорастёт потом, после меня,
не куцым остриём в подобном постоянстве?

Чужд жажде совершенств отверженный Содом:
лукавый плут - пророк, Лукуллы плоти - гуру...
Чего мне ожидать после меня, потом,
когда я до сих пор один на всю культуру?!
4.08.1995

ВЧЕРАШНЕЕ

Душа уступила безжалостной блажи:
архив уничтожен - ненужный багаж...
Всё это не стоит и памяти даже -
эпоха убожеств и жалких продаж.

Из прошлого - только мышиные писки;
к чему сохранять их пожухлую ложь?
Лишь немощь и фальшь в голосах переписки,
в которой я сам на себя не похож.

Пожалуй, и муза моя пожилая
вполне заслужила хотя бы покой...
Той жизни минувшей не слишком желая,
сжигаю бесстрастно мосты за собой...
6.05.1995

*

СОНЕТЫ

СОНЕТ О ЗЛЕ

Патриотизма прошлогодний снег
для негодяев - дойная корова...
И зло со злом сражается весь век
во имя зла, бессовестно-святого.

То во главе какой-нибудь абрек,
то проходимец, то безликость снова...
Ну а народ - поскольку "рок обрек" -
всегда в строю, и цель ему готова.

Везде войны свирепая тщета,
где жалость "правотою" изжита;
лишь ненависть вскипает всё хрипатей...

Девиз столетья - смертная вражда!
И из себя искусству - никуда
в звериный век плебейских демократий...
4.08.1995

ФАТУМ

Не стоит, захолустья вифлеемя,
стремиться в протопопы Аввакумы...
Что сетовать! Какое нынче время,
такие и "властители", и "думы".

Себя до папуасов отуземя,
отринули родимую бурду мы -
чтобы пойти с "духовностью" на семя
за "приобщений" бросовые суммы.

Страну совместной злобою угрохав,
ублюдочных - тупых и наглых - жохов
плодить нам для чужих цивилизаций...

Велик ли прок, что проклят и облаян
край уголовной подлости окраин,
коль памятника не воздвиг Гораций?..
5-6.06.1995

СОНЕТ-РАЗЪЯСНЕНИЕ

Вот такая зрелость
(даже "пере", впрочем):
раньше жить хотелось,
а теперь - не очень.

Разливанна серость
(мол, "страну порочим") -
чтобы не сиделось
за столом рабочим.

"Миру мы впустую
душу исталдычим!" -
музе аттестую

властные маразмы. -
Послеисторичен
этнос метастазный...
25.08.1995

КРАТЕР

По кратеру трибун народу - никого!
"Болеть" - ни одного! (Хотя б на гостевую...)
Но мне ли обсуждать, о чём и для чего
я небу в пустоте упрямо повествую?

Для нрава, для ума, для дара моего
мне истина дана! (Хоть надо - прописную.)
Я вон куда залез... (Хоть надо - низово;
хоть пестуют заказ, как я ни протестую.)

Мне голоса полёт - единственный трофей!
Дрожит амфитеатр от содроганий лавы, -
и выплескам огня ни строчкой не перечь...

Но лучше - в небеса, чем в клочья, как Орфей,
чем ради рабских слов, что жалки и лукавы,
бесславно истощать даруемую речь!
30.11.1995

*

ДОСТОИНСТВО

ОХАМЕНИЕ

Эпоха охамения кабанья
похрюкивает, цыкая кабацки:
"Барахтайся в трясине прозябанья,
нахараписто зацапывая цацки!"

Ни чести (хоть "мундира офицера"),
ни совести (сколь узость ни коллизьте);
сердца и те оцеплены всецело
скабрёзно-злобной похотью корысти.

"Чего в искусстве попусту беситься?
Безвестно то, что куплю не увило!"
Насилие царит среди бесстыдства:
сласто - или гнусней: власто - любиво...
12.10.1995

"ЧЕЧЕНСКИЙ КОНФЛИКТ"

Ледово в "единстве" застыв или "волей" оттаяв,
в любые эпохи болотно безвыходен круг...
Россия была и осталась "страной негодяев",
страной проходимцев, бандитов, убийц и ворюг.

Чем с ней разбираться, разумней - как некий Набоков:
язык и культура иные - и был он таков...
А эта "свобода" - клеймить её без экивоков
да негодовать без былых околичностей-обиняков.

Опять от бесстыдства - к войне и кликушеской злобе;
разбоем грабёж компенсируют, чтобы потом
разнузданной смуты и страха кровавые топи
подёрнулись прежним всевластным казарменным льдом...
2.02.1995

НАЁМНИКИ

Если снова война - не встречать же её на дому!
Лучше в пекле резни молодецки врагу сквернословь!
Было б где воевать, непременно найдётся - кому;
было б где убивать, а убийцы слетятся на кровь.

Если снова война - о цивильном "нельзя" позабудь!
Скорым метаморфозам и хищным инстинктам дивись...
Беспощадность зверей - новой доблести древняя суть;
"Только сила права!" - новых ценностей трупный девиз.

Если снова война - значит, псы молодые - вперёд!
Значит, души из тел в повседневной забаве лущим...
Умирай - убивая! (А смерть никого не минёт.)
Вот такая работа годится для сильных мужчин!..
30.06.1995

ДВУЕДИНСТВО

Голодного сытый не разумеет
и сам аппетита не поумерит;
и если голодному хочется сыто,
он должен зависеть не от аппетита.

Голодному сытый исконно враждебен,
поскольку не в пользу голодных молебен;
но если на сытость различные виды,
то вряд ли останутся сытые сыты.

Голодные сытому только помеха
в его построеньях карьеры-успеха;
а значит, как климат разнопогодный,
сменяют друг друга сытый - голодный...
10.12.1995

МЕРТВЕЦ

Всё кружит недужно в бездушье продажи,
кипучестью прочих дурача...
У этой страны не агония даже,
а нечто уже вурдалачье.

Неважно, о прошлом она возопила,
жуёт ли грядущее снова, -
присущи несчастной ухватки вампира,
сосущего жизнь из живого.

За счёт истощения - чьи-то удачи!
И что же мы сыщем - обрящем,
коль трупы вокруг щеголяют ходяче
в упырьем её настоящем?..
13.11.1995

ЗЕРНО ИСТИНЫ

На приступы ходить, лицом стада тараня,
нелепей, чем звереть в заботах о еде...
Какая "доброта"? Какие "состраданья"?
Искусство выживать осваивай везде!

Цивилизаций явь телесностью объета;
"субъект" как таковой не ценится сейчас...
Посредственности власть, спасенье трафарета
диктует этот век остервенелых "масс".

Свобода щеголять безвестностью бесхозно
и та уже до крох нуждою стеснена...
Ни космоса простор, ни бездна микрокосма
не стоят одного съедобного зерна!
16.04.1995

СТАДО

В отару - машинальною скотиной
или добычей душу искорыстни...
Что скажешь о такой вегетативной,
бессмысленной и массовидной жизни?

Тут сразу дикость - ежели безуздо,
и озверенье мелочного стада...
Ни творчества, ни Бога, ни искусства
безмозглости, естественно, не надо.

Метаморфозы мяса - вне историй,
хоть мафиозней судьбы, хоть пейзанней...
Молчанье неучастия - пристойней
негодований или отрицаний.
2.04.1995

ДОСТОИНСТВО

Народ - в конвойные воинства
да в лагерные шеренги...
А мне дороже - достоинство
шалой души-лишенки.

Народ - построит, пристроится,
продастся в большом и малом...
А у меня лишь достоинство -
базовым капиталом.

Народ - добьётся, достонется,
придёт к своему Синаю...
А я, похоже, достоинство
на мессий не сменяю.
23.11.1995

*

БЕЗВЕСТНОСТЬ

Снова зубы посильнее стисни -
и шагай, покуда не добит!
Никуда не денешься от жизни,
ну а жизнь - кого она щадит?

Полюсом "советской" ахинеи
пусть хамью, сменившему "народ",
угождают вползшие плебеи, -
и безвестность мастеру сойдёт.

Всё равно - архивом ли, изустно,
или только Богу отсверкал, -
я и есть вселенная искусства
в кривизне бессмысленных зеркал...
20.04.1995

ОПОРА

Я думал, путь прервётся очень скоро,
и творчеством встречал небытиё;
а чтобы жить, была одна опора -
упрямое призвание моё.

"Духовность" мы в себе не обособим:
мы - двуединство, что ни пустословь;
собою становясь, я стал способен
на индивидуальную любовь.

Безлика отелесненность земная,
а в зрячести своей мы так слабы,
но дару и любви не изменяя,
крепчаешь в устремлённости судьбы.

Животности стандарт - самоизмена,
а не "освобождение" ничуть;
и я творил себя... Пока смятенно
не обнаружил, что закончен путь,

что пустота - за гениальность плата
и в зыбкой повседневной пелене
обузданное, вроде бы, когда-то
опять бес-путно буйствует во мне...
12.01.1995

ГРЕХИ

ПАСТЫРЬ

Людское стадо, с его истока,
где разум - искра и плоть сырая,
безликий Эрос пасёт жестоко,
цирцейным свинством нас исцеляя.

Побезобразив семейной спальней,
покуртуазив "святым экстазом",
в безмозглом месиве, в смуте свальной,
равняет особь любовным мясом.

Инстинкт не ценит обуз балласта,
как "уникальность" ни отитаним!
И сладострастье царит всевластно
над осознаньем и созиданьем...
16.01.1995

РЕБЯЧЕСТВО

Истлела, обветшав, и юности страница;
в беззвучии душа кружит всё холостей...
И лучше б от любви несчастной застрелиться,
чем трезво сознавать ребячество страстей.

В телесной чехарде любой - всего лишь пешка;
"единственность" твоя - пока ты во плоти...
В горячке бы - тогда - наивно и поспешно,
чем в качестве скота - всезнающе - уйти.

Типично - сожалеть о молодости птичьей;
но мудрость такова, что в похоти мирской
с обманчивой мечтой - ей Богу, романтичней,
чем старческий цинизм дожёвывать с тоской...
11.04.1995

ПОХМЕЛЬНЫЙ POMAHC

Я в омуте твоём не потону!
В раю сердечном эта страсть - изгойка...
И влюблена в меня ты потому,
что сам тебя я не люблю нисколько.

К лицу ли нам "святая простота"?
Не выкроишь наряда из лоскутца...
Нас просто угораздило тогда
на чувственность ответную наткнуться.

Ты не меня искала одного,
хмелея от победного дурмана...
И весь роман случился оттого,
что отказаться было б негуманно...
3.04.1995

ПРИОРИТЕТ

Шибает бес в ребро, блудит в любом эксперте,
каких начистоту признаний ни тирадь...
И всё-таки, когда я думаю о смерти,
не жизнь мне, а любовь страшнее потерять.

Безлико освинев, не воспоёшь Цирцею,
что "промискуитет", что "траханья" ловчил...
И только об одном на грани я жалею -
о том, что недодал и недополучил.

Сколь сладострастно плоть случайную ни "мацай",
а счастье - Суламифь, как понял Соломон...
Привыкший избегать измен и имитаций,
я близости хочу, пока не погребён...
3.02.1995

ГРЕХИ

Пусть не каждому память под силу,
но - из прошлого в смертную тьму -
уноси свои тайны в могилу,
не подсовывай их никому!

Бирюком ли угрюмел и лешим,
компанейски язык ли чесал,
но всё то, в чём действительно грешен,
забирай молчаливо в провал.

Человек потому-то и тайна,
что признаньями не обелим,
что не может он исповедально
снять с души сотворённое им.

Коль нетленна любая страница,
книгу жизни поступком изгадь -
и нет смысла позором делиться
да в других извиненья искать.

Лишь твоя - осознания бездна,
лишь твоя - за былое вина!
Объяснять свою жизнь - бесполезно:
навсегда миновала она.

Сновидений твоих пантомима,
ретроспекций твоих окоём,
вся она лишь в тебе повторима,
вся бессмертна в сознанье твоём.

Прежний стыд - как постылая рана...
Но сердечных секретов ключи,
сокрушаясь в себе покаянно,
только Богу прощально вручи...
27.10.1995

*

ПРОБУЖДЕНИЕ

То ль вина за грехи-паскудства,
то ль мозги не совсем здоровы,
но в четыре утра проснуться
с ощущением катастрофы -

это, право же, очень странно
(и тем паче, не после пьянки):
зазиять в темноте, как рана,
расковырянная из ранки,

в завершение юбилея
вдруг закорчиться одиноко,
в смертном ужасе столбенея
пред капризами злого рока.

Осознанье разит припадком:
"Покидая народ саврасий,
уноси в бытии приватном
грандиозность своих фантазий!"

И бездарности амплитуда
грезит мстительным изуверством:
"Отправляйся никем отсюда
в этом космосе неизвестном!"

И земли моей даль цыганья -
мимолётной, как жизнь, арендой
в непонятности просыпанья
болью ясности предрассветной...
5.12.1995

ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ

ПОДЗЕМЕЛЬЕ

Вокруг меня - содома смрадный срам!
И ускользнула Ариадны нить...
Всё рушится, всё рушится к чертям!
А я себя пытаюсь сохранить.

Я с этим миром чересчур знаком, -
и что мне праздник плоти испитой?
Но небо оползает потолком,
сочащимся могильной темнотой.

Но ни вперёд просвета, ни назад;
но шабаш быта в факелах царит;
и все опоры глиняно трещат;
и заживо спускаешься в Аид...
1.03.1995

* * *

Осталось уже немного,
не исцелиться врачу...
Сожгите меня, ради Бога,
в могиле я не хочу!

Покоя здесь не взыскую,
мой век - тупой коновал;
на эту на жизнь земную
не слишком я уповал.

Поживши на белом свете,
без страха шагнёшь во тьму...
По ветру мой прах развейте!
А душу я ввысь возьму.
1.03.1995

РЕКИ АИДА

Пока бессильем не пресёкся путь,
я раскисать не стану похоронно...
Но мне уже давно пора шагнуть
на тот - на дальний - берег Ахерона.

Давно пора (хотя, живя вчерне,
вполне с тоской неузнаванья свыкся)
отправиться на роковом челне
по чёрной глади ледяного Стикса.

Величья эволюция - стара;
извечны - одичания победы...
И мне молчанья след давно пора
беззвучно прочертить в теченье Леты...
11.04.1995

BTOPOE РОЖДЕНИЕ

Когда этот воздух, сгорая, прольётся обвалом воды
(с планеты ли грянет беда, или огненным роком снаружи),
в подъёме потопа мгновенно расплавятся "вечные" льды,
и пласт Океана покроет во тьме возвышения суши,

и жизнь, чей удел в мироздании звёзд неизбежно таков,
поймёт напоследок опять, что "грехи" её детски невинны,
и прежние отмели вновь заселённых, освоенных материков
уйдут, содрогаясь расколом, в кипящие мутно глубины,

и смертную плоть "Божьих тварей" никто и ничем не спасёт,
и будет "небесная кара", как встарь, чересчур однобока, -
тогда, без следа исчезая, земной человеческий род,
прозрев, осознает свой "разум" спасением в памяти Бога...
16.05.1995

ОТКРЫТИЯ

Я Бога открывал языческому веку!
Теперь перебирай скудельные тома...
И время уходить за призрачную реку,
в которой не вода, а гибельная тьма.

По лезвию ль туда, по краю ли, по миру ль, -
оставлю на земле бессмысленность мою...
Ни "Господи, спаси", ни "Господи, помилуй"
в бессилии моём последнем не молю.

Не облекая дух в церковную сутану,
иду, коли позвал, не сломленно бегу...
Я знаю, что найду и чем я после стану
в рождении ином на Божьем берегу...
27.04.1995

*

БЫТИЕ

Упорствуя, "призванье" аккурать,
но неподвластны святости миряне...
Но всё равно придётся умирать,
и благодать не сгладит умиранье.

И много ли успел в один присест?
Мы "я" своё лишь в вечности хороним,
а между тем, вот-вот его изъест
до корки бытием посюсторонним.

Афинской ли умнее ты совы,
а жизнь своим теченьем всё объетей...
Охо-хо-хо!.. Увы-увы-увы!..
И прочие наборы междометий...
7.06.1995

ИГРА

Призвание сродни сценической задаче,
а не тщеславным "Пни!" бесчисленных Аттил...
Поскольку я не мог и не хотел иначе,
в искусстве я свою всемирность воплотил.

Без ежедневных жертв мы роли не исполним;
не важен для души прижизненный завал...
Обложен на земле убожеством соборным,
единоличный театр я реализовал.

Публична чересчур подмостков постоялость,
и злободневных драм локален частокол...
Единственность моя в таланте состоялась,
в невольности игры я сам себя обрёл.
1.11.1995

БЛАГОДАРНОСТЬ

* * *

Крушениями окрещён не зря я:
сметён надежды шаткий пьедестал!
Химеры вместе с Родиной теряя,
я Бога вместо веры обретал...
4.09.1995

ВОЛЯ

Жизнь миновав, как минное, но поле,
и на судьбу не сетуя нимало,
за всё я благодарен Божьей воле,
что в бездорожье путь мой направляла;

что, пронизав профессии и годы,
дарила смысла дальнего светило
и через душу - выбором свободы -
призвания маршрут определила;

что, неподвластно бытовым долинам,
по восхожденьям неизбежной доли
вела влеченьем непреодолимым
в простор бескрайней богатырской воли...
28.10.1995

ЭГО

Не случайны - ни век, ни слог!
И судьба одна - потому.
Эту жизнь я прожил, как мог,
а другая мне ни к чему.

Мне не надо иных сивилл,
если зряча душа моя!
Я б таким же, пожалуй, был,
сколько б раз ни рождался я.

Мне стезёю одной идти
в оболочке, увы, любой!
Лишь собой я приму пути,
предназначенные судьбой...
29.10.1995

БЛАГОДАРНОСТЬ

Пусть впустую дарований пыл
среди льнущих к популярным соскам, -
Господи, спасибо, что я был
именно таким, каким я создан;

и что в пекле жизненных горнил,
сразу филигранно и булатно,
Ты судьбой выковывал - хранил
совершенство моего таланта;

что, и оставаясь не у дел,
в переменах ветра или галса,
я, чего бы Ты ни захотел,
всё же достигал и добивался!..
15.11.1995

ЗРЕНИЕ

Философам - теорий миражи,
к церковному стремиться эмпирею...
Но только сквозь просвет своей души
я мирозданья душу лицезрею.

Не видится - не верится ничуть,
хоть дочиста воображенье выжми;
сам человек и есть "Господень путь",
и лишь его "всевиденья" - всевышни.

Я в Боге Богом именно тогда,
когда я самосозерцаньем занят.
Пожизненно - всеведенья черта,
но видевший не верует, а знает...
28.11.1995

ДУША

К хору искупительных молитв
не примажусь ощупью слепою...
Господи, не слушай слов моих, -
вся моя душа перед Тобою!

За душой - не покаянный стыд,
даже не спасение сезамье, -
я уже давно Тебе открыт,
как Твоё же самосозерцанье.

Так что не спешит душа моя
вознестись в бессмысленном экстазе;
верует неведенье! А я -
явь Твоей планетной ипостаси...
22.10.1995

ГЛУБИНА

Безвкусны культы, если дух угас!
Хоть лунны их спасения, хоть крестны...
Бог нашим "я" просвечивает в нас
сквозь океанский слой телесной бездны.

И мы, плохи мы или хороши,
всей жизнью, как бессильная водица,
уходим в глубину своей души,
чтобы огнём бессмертным возноситься.

В поверхностном круженье хороня,
нам рай земной сулит самоизмена...
Но для ростка вселенского огня
лишь наше "я" воистину бесценно.
25.11.1995

ЛИЧНАЯ ПРОСЬБА

Во мне, Господь, Ты не абстрактный "логос"!
Пока созвездья мозга не погасли,
даруй мне, Боже, прежний слух и голос,
способный прозревать Твои подсказки!

Среди людей - престранная персона,
богосыновность злостно гефсиманя,
лишь эту связь я пестую бессонно -
с бессмертным светом Твоего вниманья.

И не софиста - Твоего софитца -
в пронзительном смирении осеннем -
сознанию позволь в Тебе забыться
последних слов земных произнесеньем...
2.10.1995

*

МОРОСЬ

Серый бисерный дождь сеет крапом в небесные лужи -
и гусиная кожа воды в угасании слабо дрожит,
и лужёная цинковость блеска под рябью тусклее и глуше,
и сырой вечереющий свет канителью незримой прошит.

Многолюдность проспектов и улиц размыто пестрит в отдаленье,
в парке ржаво набухли пустынных дорожек пески,
мостовая потоком асфальта вдоль окон лоснится тюленьи,
переулков протоки-затоны застойно тихи-глубоки.

В подворотнях сквозных грезит мокрая плесень цемента,
и фасад аскетично-парадный подтёками злачно облез...
В парапетах осклизлых струенье грузнеет бесцветно
зыбкой льющейся патиной зябких зеркальных небес...
2.05.1995

РЕМЕСЛО

В этот век, что бьёт роково
ненароком и поделом,
я хотел бы лишь одного -
жить всегда своим ремеслом.

Только жаль, моё ремесло -
душу жечь в азарте игры
и, куда бы ни занесло,
открывать иные миры.

И не слишком-то весела,
если риском - самоизгой,
бесполезного ремесла
перспектива в возне мирской.

И бессмыслица - зырк да зырк,
возводя в безвестном углу
Колизеем кровавым цирк
склонных к вольному ремеслу.

Но фортуна велит: "Алле!" -
и, в миру отбившись от рук,
я опять иду в ремесле
на предельный - смертельный - трюк...
11.07.1995

МУЗА

Когда сознанье знаково,
душа, увы, провидица!
Я много сделал всякого,
но не сумел пресытиться.

Слуга или сановница,
но только откровеннее
из года в год становится
моё самотворение.

Чуть соберусь заполниться
земным азартом силушки,
вот тут моя затворница
и расправляет крылышки.

Бессмыслицу науськаю:
"зря" - безднами, как водится...
Она тоскою узкою
идёт, канатоходица.

Забвение предчувствую,
отчаянье кромешнится...
Порхающей пичужкою
чирикает, насмешница.

Безвестностью отчислена,
в непризнанность не тычется -
в свободу легкомысленно
влечёт моя владычица.

Без зрительских "брависсимо",
беспечнейшая странница,
взмывает независимо -
о мирозданье раниться.

Премудрая строптивица,
дурная виртуозница:
любым "нельзя" противится,
из всех сетей уносится.

Любовь - к труду прилежному,
английский ли, кириллица...
А лирика по-прежнему
вселенски легкокрылится.

С собою бы поссориться,
чтоб ни гугу, как люди я...
Поэзия, позорница,
опять за "словоблудия"!
12.08.1995

***


    24. БЕЗ МЕНЯ
    Книга лирики
    (1996 - 1998)

    СОДЕРЖАНИЕ

"Клокочет жизнь - как вода в трубе..."
Испытание ("Еле жив, упрямая букашка...")
Элиты ("Трезвонит народная рында...")
Макулатура ("Поэты опять понуры...")
Выморочность ("Бросаю после первого абзаца...")
Искания ("Путь призванья одинаково тяжёл...")
Интернет ("Кормя рассудок убогий...")
Закулисное ("В плане надежды - дело пропащее...")
Соучастие ("Мечась в дилетантских речах...")
СОСУЩЕСТВОВАНЬЕ
    "Знаменья смысла - в нашей же природе..."
    Сосуществованье ("Любовь в этом мире - практично-животна...")
    Объект влечения ("Исслюнявленный губами стольких "тёлок...")
    Любови ("Расплата за стихи - тоска и немота!")
    "Добрые чувства" ("В искусстве сперва - "О себе заяви...")
    Транжир ("Заплатки лжи не больно дороги...")
    Сожаления ("Неудачу в судьбе никому не простим!")
Серебряный сонет ("В подобный юбилей о счастье и удаче...")
Взаимное ("В газетный век вчерашнее - старьё!")
Там, где ("Решает, говорят, родительский задел...")
Ил ("Везеньем как инстинкты ни дурят...")
Усталость ("Слабеет гениальности накал...")
Своеобразие ("Коль душа - скиталица...")
Массовидность ("Не свойствен мне массовый вкус - ни родной, ни далёкий...")
Величье ("То грызуще - тоски червоточина...")
Доживание ("Хотя нисколько нервы не стальны...")
"Искать признания у всех..."
"Секреты мастерства" пузать..."
Сон о культуре ("Касался сердца той косы металл...")
Чад ("Рифма смекалиста...")
Постановочное ("Постановка - это труппа!")
Крушение ("Что людям я тяжёл...")
Гибель ("Я гибну. Я уже не на краю...")
Сползание ("Стали искры осыпью окалин...")
Похолодания ("Погода - верное средство...")
ВЕК ХАМА
    "Когда б воздавалось по дару ли тут, по труду ли..."
    "Патриотствуя упрямо..."
    "Распинайся ли растерянно..."
    Воры ("Скупили - забили - убили...")
    Наркоманка ("Бессмысленно глаза её пусты...")
    Девятнадцатый ("Спорили коллеги...")
    Век Хама ("Что обрела Россия в эти годы...")
    "И "от тюряги", и "от сохи..."
    Враг ("Только страхом меня заразили...")
    Отчуждение ("Среди тины двуизвильных истин...")
    Сука ("Все труды мои годы бесславья сотрут...")
    Согласие ("Коль угожденьем делается слава...")
    Катастрофа ("Бесполезна бессильная ярость...")
    Окружение ("О тяготах пожизненных судача...")
    Яд ("Не бывало пока жизни не воровской...")
    Ответ ("Страна, где лампочки - светила...")
    "Призвания воля - она неспроста ведь..."
    Дух ("Дар - Бог, а не частица!")
Самооценка ("Теперь, когда призванье позади...")
На краю ("И что с того, что я ходил по краю...")
"Заново я жизни не осилю..."
Ненужность ("В этот век корысти или плаца...")
Странность ("В этой России, по сути...")
Впрямую ("Я не могу не быть собой...")
Призвание ("Мир этот пересудно нем...")
ПРОВИДЕНИЕ
    "В роли я преуспевал любой..."
    "Когда умолкну и умру..."
    На поверхности ("Вечные проблемы разрешая...")
    Человек ("В утробу зла не рухнул я покуда...")
    Смерть ("Слепотою зрение заляпав...")
    Трава ("Жизнь окружает душу диким полем...")
    Воздаяние ("Расплаты разят меня громово...")
    Беды ("Никто не знает, где и когда...")
    Цепь ("Ветхозаветен, как Енох...")
    Провидение ("Нечисть разгонит кочет...")
    Разность ("Одна душа - почти незряче куца...")
    Прятки ("Жизнь меня так рьяно костыляла...")
Фон ("Единственный путь к величью в творчестве незаконном...")
Знание ("Что я знаю о Боге?")
"Бесполезно - вздыхать о былом..."
Зачем ("Во зле излишни и в добре мы...")
Внеюбилейное ("Все утешенья в день такой...")
От сердца ("Не с кем словом перемолвиться...")
Втайне ("Таю гениальность - чтоб кто-нибудь вдруг не увидел!")
Мертвечина ("Срок этой полнокровности истёк!")
Вблизи ("Увы, не извне я на это глазею...")
Немота ("Совсем в русскоязычности иссяк...")
Молчание ("Путь краха пройден весь...")
Отлёт ("В спасении труда...")
Единственное ("Впереди у меня разве что заграница...")
Едва ли ("Едва ли кто был в творчестве сильней!")
Без меня ("Не случайно - не тысячесото...")

*

* * *

Клокочет жизнь - как вода в трубе,
а сердце застыло немо...
Я бы хотел бы не о себе,
но я и есть моя тема.

Распространил бы на речь расчёт,
и муза б ей - камеристка...
Но если вольно не прорастёт -
насквозь душа камениста.

Пусть не на пользу, а на беду
мне лирика даровая,
но эту речь я опять веду,
себя себе открывая...
18.01.1996

ИСПЫТАНИЕ

Еле жив, упрямая букашка,
всё ползу, куда влечет душа...
Бог меня испытывает тяжко -
в пустоте безвестности держа.

Скудоумья бедственная бездна
низвергает дар в небытиё:
хоть всецело весть моя словесна,
но безгласна явленность её.

На земле, для вести не готовой,
я звучу ни с кем не в унисон,
одинокой личностной Голгофой
сам в себя изъято вознесён...
28-30.04.1998

ЭЛИТЫ

Трезвонит народная рында
то за "идеалы", то "анти"...
А эра толпы массовидна
и мелка - в любом варианте.

Плебеи другими не стали,
в богатство ничтожность упрятав,
сбиваясь в эстетские стаи
и корча аристократов.

В кумиры - то шоу-ваганта,
то сладкоголосого "гуру"...
Посредственность - экстравагантна,
но топчет единственность сдуру.

Обыденны ль, бунтом удалы,
но круг раболепием липов!
Избранники-оригиналы
не любят орлиных Олимпов.

Талант сторонится сердито
любого в себе руководства,
пока за элитой элита
спесивит из сходств - превосходства...
1-2.07.1996

МАКУЛАТУРА

Поэты опять понуры;
свободу опять продули!
В потопе макулатуры
нет места литературе.

Реклама велеречива,
обложка обложки краше...
Продажа чужого чтива
доходней родимой блажи!

Таланту хозяин-барин,
художник не вымер, вроде:
был этнос "пассионарен" -
нуждался народ в свободе.

А нынче, искусства ради,
о собственном протрубите ль?
Возрос на сплошном распаде
сегодняшний "потребитель".

При западном "копирайте"
он кормится по-гиеньи...
Поэтому выбирайте
угодливости гниенье!

Но и себя продавая,
поди-ка ещё протырься...
Разграблена кладовая
духовного богатырства.

В библейском "гноище" Йова
отчаянье енисейня,
отечественное слово
не стоит произнесенья!

Хотя и печать призванья
никак не смогу стереть я,
бессмысленны все писанья
для "творческого наследья"!

Иди - зубоскаль сатирой
да исчезай в настоящем!
Иначе - паразитируй
на этносе восходящем...
22-23.01.1996

ВЫМОРОЧНОСТЬ

Бросаю после первого абзаца
их "классику" горелой папироской...
Мне стало больше не с кем состязаться
в словесности жизнеподобно-плоской.

И опус современного пострела
чуть пролистав, перечеркну устало...
Всё это безнадёжно устарело
с жуликоватой бойкостью журнала.

"Нормально" - для задачи слишком слабо!
И в броскости рекламного проспекта
культура не всемирного масштаба
убога для меня и беспросветна.

В самодовольстве топчут ли кабаньем,
лелеют ли отверженности брашна, -
я "норму" называю прозябаньем,
святую или сорную - неважно.

Среди уже диктующей продажи,
во вдохновенье, попусту рабочем,
мне не осталось утешенья даже -
хоть с кем-нибудь поспорить между прочим.

Какую бы банальность ни раздули,
на уровень слуги и домочадца
к освоенной давно литературе
с моих высот не тянет возвращаться...
17, 23.08.1997

ИСКАНИЯ

Путь призванья одинаково тяжёл,
"литератор" ли, декоративный лидер...
Я искал любви, но как-то не нашёл -
и все поиски свои возненавидел.

Вот уже заматерела молодёжь,
но для них я - бесполезной арабеской;
и какое понимание найдёшь
в неприязни наплевательски-плебейской?

И по-прежнему, вокруг ли, впереди,
лишь убожества души песок зыбучий;
тут искусство находи не находи,
не отыщется желаемых созвучий.

В мутных сумерках эпох раба-вождя
я свободой прояснялся всё чеканней,
но "себя" в самосозданье находя,
"на миру" я отказался от исканий.

Я же лев, не разуваженный шакал:
к охамению свиреп я, а не кроток!
Продолжения напрасно я искал,
зря бесился от негодности находок...
2, 4.01.1996

ИНТЕРНЕТ

Кормя рассудок убогий,
компьютер грядёт тараняще!
Искусство в век технологий
единственное пристанище.

Стихия - бескомпромиссна,
а выскобленная дочиста
программностью гедонизма
душа - дисплей одиночества.

Но каждый быть Богом вправе,
коль кнопки явь обеспечена;
и "я" в виртуальной яви -
беспечная человечина...
10.01.1998

ЗАКУЛИСНОЕ

В плане надежды - дело пропащее
жизнь потерять в круговерти слепой...
Театр - всегдашнее настоящее,
увлечённое только собой.

Ждущие залы взирают веряще
в бездны провалов отверстых сцен...
Театр изводит судьбу на зрелище -
и ничего не даёт взамен.

Споен овациями командными,
тянешься снова - хмелеть, припав...
Театр играет комедиантами
в вечной публичности драм-забав.

Каждый дебют - до посмертных выносов -
лепта раба в балаганный храм...
Театр, всю душу беспечно высосав,
платит насмешкой былым жрецам.

Все мы когда-то кому-то нравимся,
всяк себе "гений своих эпох"...
Театр - подмостков рабочих равенство,
где лишь Успех - всемогущий Бог.

"Творческий поиск" всего заветнее
или ремесленничества гешефт,
театр - безжалостное забвение
в самозабвении новых жертв...
22-23.12.1996

СОУЧАСТИЕ

Мечась в дилетантских речах,
талант панибратски оджинси!
Величьем до "чувств" измельчав,
мне скучно участвовать в жизни.

Хоть сетовать, право, грешно
(не лагерный лёд в Енисейске),
но явь оставляет одно -
жевать проживанье житейски.

Не склонный уже к мятежу,
грызу это сено-солому:
к ужимкам чужим нисхожу,
к сопереживанью чужому...
9, 11.12.1996

СОСУЩЕСТВОВАНЬЕ

* * *

Знаменья смысла - в нашей же природе,
хотя подножно человек досуж...
Любовь - спасенье недалёкой плоти
от самомненья одиноких душ.
23.07.1997

СОСУЩЕСТВОВАНЬЕ

Любовь в этом мире - практично-животна,
семья - заповедник хожденья по кругу,
повсюду интимно-эпичны полотна
сосуществованья враждебных друг другу.

Замены измен в баловстве закулисном
подобие воли даруют досугу,
уродуя души утилитаризмом
сосуществованья враждебных друг другу.

В сожитье телес хоть какая царевна
заслужит в итоге: "Убил бы гадюку!",
когда протекает вот так повседневно
сосуществованье враждебных друг другу...
5.10.1997

ОБЪЕКТ ВЛЕЧЕНИЯ

Исслюнявленный губами стольких "тёлок",
изъеложенный телами стольких "баб",
ловелас своей испытанностью дорог:
тем, что опытен и на соблазны слаб.

Вожделенья конкурентного приливы
регулируют то браки, то разврат;
и любимые не больно-то брезгливы,
если кто-то популярен нарасхват.

В стаде духа честолюбье - суть победы:
"Наилучшего самца себе урви!"
Примитивные, увы, приоритеты
у любительниц "либиданной" любви...
31.12.1996

ЛЮБОВИ

Расплата за стихи - тоска и немота!
И кто же убедит меня поверить в это:
что женская любовь спасительна, когда
страна не любит своего поэта.

В миру небесный дар, конечно же, ничей;
но если не прочтён звучащий голос слова,
сменяют тупики забвение ночей
и безысходность распинает снова.

Мгновенности любви нам не перебороть,
речь тела не сберечь ничем - свою ли, чью-то...
Для женщины и тот стареющая плоть,
кто для отчизны был бы вечно чудо.
16.05.1998

"ДОБРЫЕ ЧУВСТВА"

В искусстве сперва - "О себе заяви"!
Не книжник удачлив, а киник.
Художнику следует жить без любви,
иначе в безвестности сгинет.

Стезя себялюбья - удел заводил!
Успех мы ничем не заменим...
За слабость подобную я заплатил
прижизненным исчезновеньем.

То "Родина", то "безопасность семьи", -
и, злобой блокноты бассейня,
поди-ка, искомого "смысла" займи
хотя бы для самоспасенья...
22.02.1996

ТРАНЖИР

Заплатки лжи не больно дороги,
от осознанья скоро волком взвою...
Я жизнь моя потратил на долги,
а мог прожить и без забот, и вволю.

Я ухожу в бесследности провал!
Я не хотел подобного обмена,
но быт меня на жалости поймал
и высосал всю душу постепенно.

В делах ненужных время растеряв,
теперь уже не денусь никуда я,
хлебая горечь нынешних отрав,
своё сползанье мрачно наблюдая.

Впустую пропадая, я уйду,
не сохранясь и в эпосе изустном...
Поскольку заплатил за доброту
напрасно создаваемым искусством.

Поскольку, вместо ясных перспектив,
я, независим, пробовал иначе.
Поскольку я был слишком терпелив
в пожизненной моей самоотдаче.

А сантименты явно не в чести,
когда ни дар не довод, ни страница...
И надо было в жертву принести
всех, всё и вся, чтобы тогда пробиться.

И надо было эту ношу - с плеч,
оправдываясь общим катаклизмом.
И надо было сердцем пренебречь,
чтобы спастись в раскладе закулисном!

Бесстрастно разбирая жизнь свою,
которой я использован безбожно,
я, как и прежде, то осознаю,
что изменить, похоже, невозможно...
1, 4.06.1997

СОЖАЛЕНИЯ

Неудачу в судьбе никому не простим!
(Даже если постыдна удача.)
Выходить надо было молодым-холостым,
а не так - самого себя пряча.

Оправдаюсь сполна, перед Богом представ, -
гениальностью в век капитала...
Но не легче сейчас от того, что я прав:
жизнь прошла и, похоже, пропала.

Столько было причин - и любовь, и семья -
совмещать то, что несовместимо,
а в итоге, со мной только муза моя
для желаний былого интима.

То идейности бред, то искусство - кабак,
где надежд мы уже не питаем...
Преуспеть я бы мог совершенно не так,
а весёлым, простым негодяем.

Сам собой я пока не богаче ничуть,
хоть наитий битком кладовая...
Никого не щадя - был единственный путь!
Лишь используя, не отдавая.

Мастерство и талант, к сожаленью, не плюс,
если труд на песке - на "авосе"...
Выходить надо было без долгов - без обуз!
И не там, где нет выхода вовсе.
10-12.07.1997

*

СЕРЕБРЯНЫЙ СОНЕТ

В подобный юбилей о счастье и удаче
мне следует и впрямь сонетики кропать!
Но в сбывшейся судьбе всё так, а не иначе,
и тот же вариант я выбрал бы опять.

Будь, скажем, я не я, мы жили бы богаче,
беспечней бы прошли былые двадцать пять...
Я отдал - что сумел! А качество отдачи
уж это лишь тебе одной определять.

Конечно, этот срок - скорей, твоя победа,
которая не раз испита и воспета;
а мне, рабу любви, рок этот - поделом!

Но, может, за любовь, за лучшую из дочек,
поделишься со мной (хоть в бороду - чуточек!)
сим - четвертьвековым - победным серебром?!
29.04.1997

ВЗАИМНОЕ

В газетный век вчерашнее - старьё!
А значит, мне - отчаянно-пропащим
и проклиная прошлое своё,
не ставшее, к несчастью, настоящим.

Круженье обездушенных фигур
дар не влечет к их жизненным пружинам,
поскольку я художник чересчур
жить в копошенье мелочно-блошином.

Ещё я всё сумею и пойму,
но у народа уголовных песен
нет интереса к слову моему,
а мне такой народ неинтересен...
7.12.1997

ТАМ, ГДЕ

Решает, говорят, родительский задел,
иначе не судьба - зубастость святотатца...
Всю жизнь я жил в стране, где жить я не хотел,
и в городе, где мне не стоило рождаться.

А здесь, что ни талант, любой - во вред себе,
всяк чужаку плодит возмездие распада...
Вся жизнь моя прошла в бессмысленной борьбе
за право быть собой - где надо быть, кем надо.

В уместности иссяк словесности запал, -
напрасно я искал для близости кого-то...
Всей жизнью заплатил за то, что не совпал
ни с местом, где рождён, ни с временем народа.
7.06.1997

ИЛ

Везеньем как инстинкты ни дурят,
на новизну какой ни аппетит,
но ни одну из истинных утрат
судьба моя, увы, не возвратит.

С иллюзиями канула на дно
и Родина, где совесть - кабала:
ей право на бесчестие дано,
а именно его она ждала.

Культура - лишь бесформенная слизь;
кому сегодня дело до неё?
И богатырства духа расползлись
в архивное моё небытиё.

А я пока по-прежнему гребу,
уже с одним желаньем на плаву:
переменить и место, и судьбу, -
вдруг оцепленье времени прорву?

А я пока, валяя дурака,
не уступил болоту ничего;
а я спасаюсь творчеством пока,
поскольку задыхаюсь без него.

Как в пустоте души ни тяжело,
а среди этой гнили - тяжелей!
Былое в омут прошлого ушло,
осело илом в памяти моей...
4.08.1997

УСТАЛОСТЬ

Слабеет гениальности накал,
тускнеет разобиженное слово...
Никто мне никогда не помогал
в радушье окружения земного.

Там, в суматохе быта и богем,
где я всегда один был в поле воин,
старались, чтобы я не стал никем,
всецело усреднённостью присвоен.

И я берёг от ласковых опек
мой ареал всевиденья эстетский
в постренессансно-беспросветный век
поверхностно-всеобщих "экзистенций".

Хотя вся жизнь была мне по плечу,
ценил я те пути, что сокровенны, -
я знал, что я плачевно заплачу
за осмотрительность самоизмены.

Творящей бездны выплескам открыт,
пока "реальность" ластилась постыло,
я сознавал - душа мне не простит
невоплощённость Божьего посыла.

В крикливом хоре "лохов" и "кидал"
совсем иные слушал голоса я...
И ставший словом, я собою стал,
в усталости сегодня угасая.
10-11.04.1997

СВОЕОБРАЗИЕ

Коль душа - скиталица,
петлю не надену!
Хочется удариться
головой о стену.

Лирика не делится!
Не бывало сроду,
чтоб рабовладелица
выбрала свободу.

Главное не купится
на "ура" уродца!
Речь-свободолюбица
лишь на воле льётся...
7.05.1998

МАССОВИДНОСТЬ

Не свойствен мне массовый вкус - ни родной, ни далёкий,
а значит, удары судьбы беспардонно грубы...
Культуры торгашества или же идеологий -
в едином пространстве потопа всемирной толпы.

Не то что спасенья я в эру услуг не добуду,
но даже прочтенья в архивно-безвестном труде...
Посредственность духа, а стало быть, спроса, - повсюду,
и мне, вероятно, уже не приткнуться нигде.

Ничуть не ценя ни признания, ни командирства,
себя я творю, и со всеми ломая комедь...
А что же мне делать, когда я на свет народился
таким, что "хотеть" для меня означает "уметь"!

В убожестве дару суровая альтернатива:
всё непопулярное тут отправляют под нож...
Но вздорная муза в доступном совсем нерадива,
и я только сам на себя среди копий похож.

Ещё маскируюсь порой под невинного овна,
но не укротить мне натуру невольного льва!
Всё это и странно, и, право же, бреду подобно;
однако реальность вокруг для меня такова...
29.08.1996

ВЕЛИЧЬЕ

То грызуще - тоски червоточина,
то бессмыслицы туча-налётчица...
Без стихии душа обесточена,
да и жить отчего-то не хочется.

Становясь лишь годами почтеннее,
под призыв услужать всё шалавее,
уясняю величья значение -
вне культуры, где правит тщеславие.

Осознанья ценю всё дороже я:
массовидности век подытожится -
торжество самомненья-безбожия
отпадёт, как отмершая кожица.

Разговорчивость бойко топорщится,
а премудрость - любой опорочивай,
но всевышне пророчества творчества
обнажатся для мысли разборчивой.

Суждено - в пораженье жемчужиной
и проржаветь победам оружьица;
и за явью, в ненужность обрушенной,
богоявленность "я" обнаружится.

Ибо не ископаемость ящера,
не утех проходных азиатчина,
не фиксация "вех" настоящего -
смыслом дара искусству назначена.

Лишь пока всеобъемлющий бытище
ежесуточен и ежебудочен,
человечество жрёт ненавидяще
прорастания ясности в будущем.

Чужеродность - моё осуждение!
Оттого и живу всё отшельнее,
безутешнее или шутейнее
к окруженью души отношение...
7-8.07.1996

ДОЖИВАНИЕ

Хотя нисколько нервы не стальны,
но надо, даже если жизнь - пустая,
жить, за самим собой со стороны
с холодной неприязнью наблюдая.

Хотя пока мне Богом не дано
дозреть до аскетизма Оригена,
но в мире быта некому давно
сказать о самом главном откровенно.

Хотя ещё мне лирика во всём -
как в зной пустынный свежесть дождевая
и я душой, как прежде, невесом,
но - не любя уже, а доживая...
13.12.1997

* * *

Искать признания у всех
в век массовидности нелепо!
Любой доступный мне успех -
успех заказа-ширпотреба...
18.04.1997

* * *

"Секреты мастерства" пузать,
рекламь "успеха" кресло,
когда желание писать
и то уже исчезло.

С режимом - явный пережим,
с наживой мы не ладим,
себя былого пережил,
а новый - непригляден.

И черновые чертежи
не оживить в полотна...
Как душу ни растормоши,
брожение - бесплодно.
14.02.1996

СОН О КУЛЬТУРЕ

Касался сердца той косы металл;
в костре сознанья - взглядом за черту -
горели книги, что я не читал
и никогда при жизни не прочту...
28.10.1997

ЧАД

Рифма смекалиста,
если зацепится...
Только смыкается
та же нелепица.

Вновь жизни книжица
в бред коромыслится...
Тлея, колышется
скука-бессмыслица.

Слово не ладится,
разве что стонется...
Снова сумятица,
снова бессонница...
23.06.1996

ПОСТАНОВОЧНОЕ

Постановка - это труппа!
Режиссёр язык истёр,
но невыносимо грубо
всё, что делает актёр...
25.02.1997

КРУШЕНИЕ

Что людям я тяжёл,
признаться не пора ли?
И поезд мой ушёл,
и рельсы разобрали.

До краха докатив,
гляжу на путь распада,
где, как локомотив,
ломился я куда-то;

упорен и удал,
пыхтел я одиноко,
не думал не гадал,
что кончится дорога;

стремился напролом,
взметая прах буранно...
Всё поросло быльём
могильного бурьяна.

Загаженный закат -
восхода фальшь святошья.
Вперёд или назад -
трясинность бездорожья.

Край морока - суров,
ландшафт тоски состряпав:
остатки катастроф
да остовы составов.

Иуда ли, Матфей, -
с российским Иеговой
бессмысленно ржавей
в помойке тупиковой.

Заразно поражён
миазмами маразма,
с напрасным багажом
погрязни непролазно.

В порушенной судьбе -
за праведность расплата
и никаких тебе
спасительных "когда-то".

Чего ни претерпи,
теперь - судьба чужая:
брести - среди степи
потерянно блуждая...
1.12.1996

ГИБЕЛЬ

Я гибну. Я уже не на краю.
И никого, кто б удержал: "Не падай!"
Я начинаю мстить за жизнь свою
ей, в гибели невольно виноватой.

И сам уже нарочно виноват,
я скатываюсь, сознавая бегло,
в отчаяния беспросветный ад,
откуда выход - только прямо в пекло.

Скрывая, что готов на чёрт-те что,
бесчувствием платя былому гимну,
я гибну! И не чувствует никто,
никто не замечает, что я гибну...
7.06.1997

СПОЛЗАНИЕ

Стали искры осыпью окалин -
и в провал сползает мой шесток...
Был я молод, дерзок и нахален,
а теперь я резок и жесток.

Свой успех призваньем исковеркав,
наблюдаю, как с былых высот
отгоревший праздник фейерверков
"вознесенья" оползнем несёт.

Из тоски ненужности невинной,
чьи причастья чересчур стары,
безнадёжность шлаковой лавиной
низвергает жизнь в тартарары...
19-20.01.1996

ПОХОЛОДАНИЯ

Погода - верное средство,
чтоб стала страна пустей...
Никак не могу согреться -
холод уже из костей.

Дождями был город вымыт,
но грязь и Русь - раздели!
Свирепствует лютый климат
в буранах бурой пыли.

И небо само - как тряпка,
с разрухой наедине...
И сердцу сиротски зябко
в постылой - стылой - стране...
2.12.1996

ВЕК ХАМА

* * *

Когда б воздавалось по дару ли тут, по труду ли,
я первым бы должен по праву, да что из того:
я - мастер, каких ещё не было в русской культуре,
но в мороке краха нелепо моё мастерство...
30.04.1996

* * *

Патриотствуя упрямо,
как таланты ни обрусьте,
торжество плебея-хама
не нуждается в искусстве!
23.04.1996

* * *

Распинайся ли растерянно,
выстилайся ль верноподданно,
нами Родина потеряна,
ими, праведными, продана.

С "всенародностью" покончено,
на закланье ли баранами,
власти золотопогонщина
паханами ли погаными.

Всюду - воровское Тушино
и потоп - что ни отдушина...
Жизнь души обезоружено
лизоблюдами разрушена.
25.02.1996

ВОРЫ

Скупили - забили - убили...
Корыстным бесчестием смята
страна человеческой гнили,
страна уголовного смрада.

Народу куда восвояси,
ограбленно здесь подыхая?
Во власти бессовестной мрази
Россия, насквозь воровская.

Не вор - так с сумою иди ты
в стране, превращённой в валюту!
И, в сущности, те же бандиты -
грабители те же - повсюду...
18-19.05.1998

НАРКОМАНКА

Бессмысленно глаза её пусты,
в душе кабак да всяческое порно...
Россия "блататы" и "наркоты"
величья "глюки" ловит подзаборно.

С крестом на озверении тоски,
бессовестна насквозь душа шалавья:
бандитски грабит, тащит воровски,
себя национально православя.

И всё с мечтой столетье напролёт:
"Подонством осчастливятся потомки!"
И всё о светлом будущем поёт -
в обсаде "кайфа" да в надсаде "ломки"...
9-11.11.1997

ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ

Спорили коллеги
в диспуте умелом,
начиняя слово
яростью тротила...

А в двадцатом веке
слово стало делом..
Лучше бы такого
не происходило.
14.11.1997

ВЕК ХАМА

Что обрела Россия в эти годы,
то и вобрала лирика моя...
Век униженья духа и свободы,
век торжества убогого хамья.

Разбойный гвалт корыстного обвала
да кровожадной "общности" хорал...
На этой карте жизнь моя стояла,
и я её, понятно, проиграл.

Страна давно безвыходного круга,
страна болотно-беспросветных драм...
То раб, то вождь, то урка, то ворюга,
но только хам повсюду, только хам!

И где в потопе Родина другая?!
И где народной подлости порог?!
От охаменья душу сберегая,
я и своим спасеньем пренебрёг.

Признанье не выхамливая маской,
безвестен и у этих, и у тех,
Всевышним призван на Руси всехамской,
я гениальность выбрал, не "успех".

Ибо любой режим или программа -
всё лишь затем, чтоб восхамил иной,
и Божий дар, бессмысленный для хама,
глумливо попирается страной...
28-29.10.1997

* * *

И "от тюряги", и "от сохи"
что-то диктует убогий хам...
Дело поэта - писать стихи
или готовить себя к стихам.

В сенсационности бойких тем
да в пустозвонности групповой
право поэта - не быть никем,
только самим, так сказать, собой.

Пусть зарастает быльём тропа,
крах - это если с неё свернуть...
Слово поэта - его судьба;
путь бессловесности - смерти путь.
27.04.1996

ВРАГ

Только страхом меня заразили,
не любовью к стране-палачу!
Я ошибся, родившись в России,
и всю жизнь за ошибку плачу.

Я душой - копошений глобальней,
а кулик - он к болоту привык...
Ни "кругов" у меня, ни компаний,
ибо это искусство - тупик.

Впрочем, тут и не жду я объятий,
неприятья хлебнувши сполна...
Всех врагов для неё я заклятей!
Как любой, кто иной, чем она.
10.11.1997

ОТЧУЖДЕНИЕ

Среди тины двуизвильных истин,
где я гибну гнилостно и глухо,
мне и этот город ненавистен,
и страна заиленного духа.

Вместо речи - копошенье сплетен:
негде тут - печатно и правдиво;
Божий дар отчаяньем изъеден
в дележах "крутого" примитива.

Ничего мы с музой не просили,
только жить поэзией, не прозой,
на ненужность рождены в России
узколобо-злой и безголосой...
6.05.1998

СУКА

Все труды мои годы бесславья сотрут,
эра шлягеров для ресторана...
В этой сучьей стране лишь бесстыдство иуд
я в искусстве встречал постоянно.

То, что я получил, что звучало во мне, -
изначальное чудо и тайна;
но уроды вокруг в этой сучьей стране,
для которой лишь подлость нормальна.

Ради дара сгорев, над архивом дрожи,
не надеясь уже и на случай,
да напрасно пиши, как воротит с души
жить в стране обездушено-сучьей...
12.12.1997

СОГЛАСИЕ

Коль угожденьем делается слава,
я соглашусь с безвестностью моей!
Судить меня ни у кого нет права, -
кто гениальней тут или умней?

Зацветшее российское болотце
самим собой обходится вполне...
Теперь уже и не за что бороться,
поскольку нет всемирности вовне.

Неважно, Саваофу или Кришне
был дан невыполнимый мой обет,
культура - гниль, все сделанное - лишне,
и продолжать работу смысла нет.

Отточенней словесность или резче,
для этого искусства - всё одно!
И нет желанья воплощаться в речи,
которой прозябанье суждено.

Призванье - не чирикание птичье,
когда душой тысячелетне стар
и лишь повтор таит русскоязычье,
трясинно поглощающее дар...
24.07.1997

КАТАСТРОФА

Бесполезна бессильная ярость,
если жизнь понапрасну пропала!
Катастрофа уже состоялась, -
нам достались руины развала.

Среди плоти, зверино-здоровой,
и корысти души близорукой
гениальность больна катастрофой,
раздираема саморазлукой.

Чтобы слово распадом не слепло,
на отказ и на бегство готовы,
ибо не возродиться из пепла
после гибельной той катастрофы...
5-7.06.1998

ОКРУЖЕНИЕ

О тяготах пожизненных судача,
спивается народ, когда безуздо...
А мне и крах лишь новая задача
для моего всеядного искусства.

Народ всегда подножно и кургузо
(хоть волей бей, хоть рабством искапризни),
не чувствуя ни ценности, ни вкуса
единственной - непоправимой - жизни.

В разбоях только - заодно и вместе
(зато в душе, мол, девственность девичья!),
народ готов без совести - без чести,
тем паче - без ненужного величья.

Ещё "обломки прошлого" галантны,
но перебито певческое горло...
Культура, отторгавшая таланты,
в конце концов, саму себя отторгла.

Те, что в её крушении повинны,
с торгашеств урывают дивиденды;
ну а творцам - духовные руины
(поскольку чересчур "интеллигентны").

В своем быту сограждане ретивы
(откуда хмель, когда вино прокисло?);
а я, давно лишённый перспективы,
живу один самораскрытьем смысла.

А мне уже не верить безбородо,
что осчастливит слава скоморошья,
когда вокруг бессмысленность народа,
проетого безликостью безбожья...
20-21.11.1997

ЯД

Не бывало пока жизни не воровской
в беспросветном болотном краю...
Я отравлен российской бессильной тоской,
разъедающей душу мою.

Как художник не стою я здесь ни гроша,
неприкаянный как индивид;
в пустоте прорастает искусством душа
и отчаянья гнев ядовит.

Мне в народе таком - инородности крест!
Ну а если и впредь со страной,
омерзения яд все стремленья изъест,
все желания жизни иной...
6.01.1997

ОТВЕТ

Страна, где лампочки - светила,
а солнцу - "Побыстрей погасни!",
сама глумленьем освятила
ответ брезгливой неприязни.

Куда угодно я уеду!
А то, что старое открыто,
так ложка дорога к обеду,
не на исходе аппетита.

Уже я эмигрант навеки:
хоть в никуда, но убегу я,
состав своей библиотеки
и душу мысленно пакуя...
18.12.1997

* * *

Призвания воля - она неспроста ведь
вне гласности лживой и злоб самиздатца:
мне нечего вспомнить, но есть что оставить,
хотя неизвестно, смогу ли остаться...
8.02.1998

ДУХ

Дар - Бог, а не частица!
(И не древесный Велес!)
Тут не осуществиться
"для масс", иль "в", иль "через".

Не примыкать, плеядя
кабацкого паяца!
С толпой невосприятья
нелепо препираться.

По разуму - и песня!
"Народу, мол, глаголем!"
Сознанье бессловесня
трезвоном колоколен,

"партийность" портупейня,
эстетствуя ли с тыла, -
тотальность отупенья
"ментальность" затопила!

Обсосаны гундосо
лирические шпили;
торгашествами "спроса"
успех удешевили.

"Удача - где литавры!"
Дурачеством цветисты,
ливрейно элитарны
индивидуалисты.

В духовном обнищанье
утраты не оплакав,
"величие" мещанье -
презрением варягов.

К отступникам жестоки
(и только власть - свобода),
вожди - нулями боги,
нули - вождями кто-то...

Но дух всего смиренней
перед судьбой бессменной!
И он - вне измерений
оценочной вселенной.

Значение призванья -
вне всяких "вес повысим!".
Изгойством жизнь савання,
как лев он независим.

И существует ради
дарованного слова,
пусть гибнет, в результате,
без отзвука земного.

В бессмыслицах буяня,
нисходит дух на время
не для преуспеянья -
для самостановленья.

Интимно, при параде ль,
он не товар у нишек!..
Хоть гордый обладатель
безвестностью унижен,

но не идёт в тапёры -
служить кому-то фоном;
но точкою опоры
дар в разуме бездонном;

но в чуде Архимедном
рычажит смысл упрямо...
Уж если инструментом,
то - Бога, а не хама!
18-23.09.1996

*

САМООЦЕНКА

Теперь, когда призванье позади,
итоги вдохновенья - непредвзяты:
мне было суждено произнести
слова последней иеремиады.

Когда культуре - ни вперёд, ни вспять,
и вера - бесполезным атавизмом,
мне выпало на долю отпевать
страну в самораспаде ненавистном.

Когда одна надежда - на "авось"
(и даже это в мороке немало),
мне в этносе иссякшем довелось
осознавать безжалостность финала...
28.03.1997

НА КРАЮ

И что с того, что я ходил по краю,
но не ломал всеобщую комедь?
И что с того, что жизнь я потеряю?
Я б мог её и вовсе не иметь!

Успеху здесь убожество основа,
поомертвело всё давным-давно!
В отечестве бесчестья пробивного
отчаянье провидцу суждено.

Кто у "кормил", тот и талант, и барин,
а остальных - на эти вот края...
И что с того, что был я гениален,
когда я жил в такой стране старья?!
26.05.1998

* * *

Заново я жизни не осилю
в эмигрантстве бытово суровом,
но уж если я вернусь в Россию,
то лишь мной спасённым русским словом...
28.09.1998 (полночь)

НЕНУЖНОСТЬ

В этот век корысти или плаца
с Божьим словом смысл соединя,
мне не надо было появляться
в мире зла, отторгнувшем меня.

В чуждый мир утянут плотью-сводней,
я открыл, что дар владеет мной,
и чем был я в творчестве свободней,
тем кромешней был мой путь земной.

Лишь глумленьем раны мне омыли,
лишь враждебность я нашёл везде...
Ибо место Бога в здешнем мире
либо в церкви, либо - на кресте.
1.12.1997

СТРАННОСТЬ

В этой России, по сути,
тот и целей, кто серее...
Самые русские люди
тут, как ни странно, евреи.
15.11.1997

ВПРЯМУЮ

Я не могу не быть собой,
быть не собой я не могу!
И мне враждебен строй любой,
когда я перед ним в долгу.

И мне тюрьмою - вся страна,
когда талант ей ни к чему,
когда душа ей не нужна
и только ненависть к уму.

Мне слава - "браво" похорон
и "я" моё уже не я,
когда мой Бог обобществлён,
а быт - тоска небытия.

Мне слово - зона немоты,
когда культуры вектор - вниз,
и все стремления пусты,
и дух над стадностью повис,

и нет ни смысла у труда
среди животности на дне...
Мне нет спасения, когда
искусство не свобода мне!
12-13.11.1997

ПРИЗВАНИЕ

Мир этот пересудно нем,
предсудно ненормален...
В культуре рухнувшей зачем
блуждать среди развалин?

Труд гениальности - беда
вне куцего помоста:
кто не пробился никуда,
тот "неудачник" просто.

В небытие открыт портал
лирических отдушин:
кто душу миру не продал,
тот публике не нужен.

Другие бойки и ловки,
другими слово спето!
Битком набиты островки
спасительного света.

Потоп доступных пустяков
пожизненно бескраен...
Но Божий дар, увы, таков,
что сам себе хозяин.

И все желания не впрок,
уж если жребий выпал:
призванье - беспощадный рок,
а не свободный выбор.

К "своим" Бог творчества суров:
Его искусство - бездна!
И надо в зоне катастроф
служить Ему безвестно...
24.11.1997

ПРОВИДЕНИЕ

* * *

В роли я преуспевал любой,
сам же был насмешник-зубоскал...
Только между даром и собой
никого я всё же не пускал.
12.04.1998

* * *

Когда умолкну и умру,
меня оценит не грамматик, -
Тот, Кто судьбой сдирал кору
моих поверхностных тематик...
14.05.1997

НА ПОВЕРХНОСТИ

Вечные проблемы разрешая,
пробегают люди времена...
Жизнь одна - и очень небольшая,
жизнь, увы, у каждого одна.

Бог ли после, бездна ль нежилая,
жалко робки, властно ли круты,
тратят душу, мелочно шныряя
по пространству плоской суеты.

Изнывают от житейской жажды,
между тем как в тайной глубине
свой зародыш духа носит каждый,
исчезая с ним наедине...
21.04.1997

ЧЕЛОВЕК

В утробу зла не рухнул я покуда,
я принимаю Бога бытиё!
Природа есть одно сплошное чудо -
и в красоте, и в ужасе её.

Творенья жизнь - свобода, не опека:
в своих пределах каждый карнавал!
Природа - ипостась... Но человека
подобьем Бога я бы не назвал.

То властелин, то жалкая прислуга,
безмерным "эго" разум свой слепя,
в себе то "сверх", то "над", он близоруко
вселенский Дух равняет под себя.

То Гамлета шекспировская флейта -
под пальцами любыми соловей, -
то автомат зацикленности Фрейда,
он слишком раб для зрячести своей.

Он чересчур то изувер, то воин,
каких скрижалей новых ни пиши,
и своего призванья недостоин
в общественной животности души.

Всё очевидней истина простая,
за самомненьем выявив сродство:
он - то, что есть! Среда дня прорастанья
самосознанья в стадности его...
8.06.1997

СМЕРТЬ

Слепотою зрение заляпав
в осыпанье вер-кариатид,
смерть сжимает сердце в цепких лапах
и живую душу холодит.

Если приговор судьбы зачитан,
бейся, возмущайся - всё конец...
Пред её когтями беззащитен
каждый - как беспомощный птенец.

Страха мрак бессмертьем не закрасим -
будем упираться на краю,
чтобы инстинктивным несогласьем
продлевать агонию свою...
30-31.01.1997

ТРАВА

Жизнь окружает душу диким полем
и душит гениальности росток...
Всевышний не церковно сердоболен,
а как судьба безжалостно жесток.

Добро и зло разит беда слепая,
без цели это поле прополоть.
Бессмысленно, безвинно погибая,
напрасно вопрошать: "За что, Господь?"

И вся борьба за наше место в поле,
где мы всегда единственно правы,
и наша воля в Божьем произволе
лишь самомненье гибнущей травы.
11.09.1997

ВОЗДАЯНИЕ

Расплаты разят меня громово -
за то, что, искусством живя,
я создал только себя самого -
во всеобъемлющем "я";

за то, что в обычности личных начал
величье решил я сберечь,
и душу отечеству предназначал,
лишь Богу вверяя речь,

и был в богатырстве лишь тем под стать,
что собственным даром сильны;
за то, что я стал тем, кем должен был стать, -
в отличие от страны...
4.05.1998

БЕДЫ

Никто не знает, где и когда
настигнуть может его беда.
Неважно, старый иль молодой, -
все уязвимы перед бедой.

Никто не знает, когда и где
он обнаружит себя в беде.
"Сегодня кто-то, а завтра ты",
таков жестокий закон беды.

Никто не знает, и я не жду,
что доведётся попасть в беду.
Хотя бедою наш мир изъет
и нет спасенья от этих бед...
10.07.1997

ЦЕПЬ

Ветхозаветен, как Енох,
пей горечь этой чаши!
Детей наказывает Бог
за прегрешенья наши.

Закон возмездия - таков,
как ни молись во храме:
мы платим за грехи отцов,
отцы теперь и сами.

Не с нами дети (не со мной),
страдая одиноко,
но все мы скованы цепной
зависимостью рока...
15.05.1998

ПРОВИДЕНИЕ

Нечисть разгонит кочет
или навек во мрак,
будет - как Бог захочет,
будет именно так.

Если одна отрада -
соединять слова,
значит и это надо,
и "натура" права.

Тяжко душе под ношей
рабства мирских баланд;
ну а без воли Божьей
обессмыслен талант...
24.12.1997

РАЗНОСТЬ

Одна душа - почти незряче куца,
в другой - и миру впору утонуть...
Ответы не находятся - даются.
Себя не всем являет Бог - отнюдь!

Лишь человечны - творчества полотна,
но провиденья та же в них игра:
одна душа - едва ли не животна,
другая - гениальностью мудра.

Пророк ли кто, бессилий летописец,
различен жребий сущности людской!
Одна - во тьме итоговых бессмыслиц;
сияние призвания - в другой...
29.08.1996

ПРЯТКИ

Жизнь меня так рьяно костыляла,
что мои желания скромны:
с головой залезть под одеяло
и как можно дольше видеть сны.

Наяву, в российской безнадёге,
что я там свирепо нареву?
Наяву поэты одиноки,
ибо нет созвучья наяву.

В мире хамства ничего не стоя,
все мои художества глупы!
И покуда средство есть простое,
я по-детски прячусь от судьбы...
4.11.1997

*

ФОН

Единственный путь к величью в творчестве незаконном
прокладывал я безвестно из повседневности слога...
Эпоха и литература были всего лишь фоном
для воплощения в слове во мне звучащего Бога.
23.10.1998

ЗНАНИЕ

Что я знаю о Боге?
Только то, что Он есть:
во всевидящем слоге
воплощённая весть.

Что я знаю о жизни?
Только то, что узнал:
как её ни кулисни,
в ней - и сцена, и зал.

Что я знаю о даре?
Только то, что он - свет:
из божественной дали -
в мир, которым я спет...
1.10.1998

* * *

Бесполезно - вздыхать о былом,
и простор предстоящего - пуст...
Есть возможность - сидеть за столом, -
ну и славно, и ладно, и пусть.

То подачки таланту, то плеть,
хоть люби людей, хоть ненавидь...
Есть способность - искусства хотеть, -
ну и нечего Бога гневить.

Смехотворен - бунтарский джихад!
Вольной музе к чему помело?
Есть потребность - себя дожигать, -
ну и будем считать - повезло...
18.07.1996

ЗАЧЕМ

Во зле излишни и в добре мы,
годимся лишь в актёрском гриме...
У гениев свои проблемы,
которых нет перед другими.

Как раздражающие пятна
они в глазу своей эпохи,
и совершенно непонятно -
зачем они так одиноки?

Зачем, самим себе на горе
творя из эфемерной пены,
в сплошном естественном отборе
так уязвимо неизменны?

Узорчик на продажу вытки,
примкни к приемлемым потехам...
Зачем напрасные попытки
жить только смыслом, не успехом?

"Действительность" - куда нирванней!
Зачем - не пимши и не емши -
служить ненужности призваний?
Вот так себя сжигать - зачем же?!

А мы, с рассеянным "Да ладно...",
чужды, где мудрость рядовая,
осуществлённостью таланта
единственный ответ давая...
8.05.1998

ВНЕЮБИЛЕЙНОЕ

Все утешенья в день такой
известны мне наперечёт,
но я не чувствую с тобой,
что время чёртово течёт!

Как "юбилей" ни расфуфырь,
к солидности я не готов:
фиктивна для меня цифирь
и странны даты возрастов!

Жизнь нашей страсти столь мала,
что так и тянет иногда
разбить слепые зеркала,
спалить тупые паспорта -

и в мир двоих уйти опять,
где я по-прежнему влюблён,
чтоб ни часов не наблюдать,
ни проносящихся времён,

чтоб каждый раз, когда уйду
с тобой - от счётной от тоски,
и дальше видеть красоту,
что не стареет колдовски!

В любви нелепых сроков нет
и субъективность лишь права:
все эти двадцать восемь лет
тебе всё те же двадцать два!
2.04.1998

ОТ CEPДЦА
(инструментовка на "ца")

Не с кем словом перемолвиться
или фразой переброситься...
Всё самосознанья вольница
да тоски чересполосица.

Ну, поэзия пробрызнется, -
и кому какая разница?
Муза, праздная капризница,
зря сладкоголосьем дразнится.

Понапрасну ясновидица
неотступная бессонница, -
интереса не предвидится,
где базарность пустозвонится.

И словесность тут резонненько
только боевая палица, -
на соблазны беспризорника
деловитость не позарится.

Для такого мирозданьица
подозрительна провидица...
Рифмоплётству - филиграниться,
а гранёности - гранититься.

В комплименты распрезентится
бесноватая эстрадница,
а такая собеседница
на бесцветность не истратится.

Не затем она умелица -
в узнанном изавтоматиться;
лишь в созвучья перемелется
и горючая сумятица.

Странница - не страстотерпица,
не скандальная страдалица, -
на странице - да затеплится,
в немоте не будет стариться.

Ибо в раковинке устрица
всех завистников заклятее!
Заратустрой златоуститься -
незавидное занятие:

ради творчества приходится
в чудаках несчастных числиться...
Но другое - безработица,
беспросветность и бессмыслица.
1.03.1996

ВТАЙНЕ

Таю гениальность - чтоб кто-нибудь вдруг не увидел!
К чему "чадам праха" моя бесполезная речь?
Является людям не в истинном свете Юпитер -
чтоб жизни земные сияньем небесным не сжечь.

Орфеем ироний в превратностях славы привратнясь,
любому "веленью времён" выпевай "исполать"...
От рабства подобий спасенье, конечно, приватность,
но только затем, чтобы солнцу таланта пылать.

Я прячу себя, а двуличья вражды - беспричинны, -
им самую душу до смысла их маски смири!
Но в миг откровенья опять отпадают личины -
и слово восходит над лепетом липким земли...
19.08.1996

МЕРТВЕЧИНА

Срок этой полнокровности истёк!
Тем злобней окружение удавье...
В духовном пресмыканье я - итог
народа, нисходящего в бесславье.

Корысть да оглупление вокруг...
Купели популярности скупили
в культуре, омертвевшей до услуг,
над всем живым глумящейся упырьи.

Спецовка ли, партийный капюшон, -
затейливо свой саван вышивая,
тут каждый от себя же отчуждён
в небытие бессмыслиц выживанья.

"Раб" или "вождь" - чего ни разреши!
Хоть он "совок", хоть ушлый "россиянин"...
И я в культуре собственной души
уже за всю страну "пассионарен".

Очередной лукавый крепостной
могилку "ниши" обживёт, ячейня...
А я свожу в исток судьбы одной
простор тысячелетнего теченья.

Наперекор смердящим "воспоём",
"пооскверним", "добудем", "будем проще",
в свой личностный вселенский окоём
преображаю мир иссякшей мощи!

Лелея независимость свою,
не уступая кладбищу ни пяди,
сторицей воздавая - восстаю
цветеньем возрождения в распаде!

Свод "классики" прокрустово дубов,
но богатырством прорастают зёрна!
Во мне - среди "повапленных гробов" -
кровь творчества клокочет животворно...
4-5.09.1996

ВБЛИЗИ

Увы, не извне я на это глазею -
не из-за границы, не через века!
И я, к сожалению, вижу "Рассею"
не так - "из прекрасного" из "далека".

Всю жизнь проходя круг забвения Дантов,
я вижу, к чему мы приговорены,
творцы поколенья ненужных талантов
в преддверье ненужности целой страны.

Я вижу, как в крахе величия меркнут,
как слову прочтенья уже не достичь;
я вижу, что в нас путь спасенья отвергнут -
во имя "везения" личных добыч...
13.06.1998

HEMOTA

Совсем в русскоязычности иссяк,
а чувства прежней жаждою полны...
Господь мне подаёт последний знак
насчёт уже исчерпанной страны.

Поэты только сердцем говорят,
а я в России сколько ни кропал,
всю жизнь мою мне подливали яд
в подъятый пиитический бокал.

Всю жизнь мою, никак не херувим,
в столпотворенье преданных старью
я созерцал незримое другим -
и изживал родство всю жизнь мою.

Нет никого в искусстве - мне под стать,
а значит, рок призванья - поделом!
И должен был я противостоять
свободой, знаньем, смыслом, мастерством.

Меня лишь вдохновение вело,
всем остальным попутно дорожа...
А здесь сегодня даже ремесло
в словесности не стоит ни гроша.

А здесь, свою судьбу до дна испив,
иную речь ищу, себя двоя.
А здесь уже культура это миф
для личностного инобытия.

Пока ещё я творчески расту
(свой голос я и душу уберег!),
но Бог мне посылает немоту -
и внятен о спасении намёк...
8.07.1997

МОЛЧАНИЕ

Путь краха пройден весь;
нелепы все нагрузки!
Я не хочу жить здесь,
как и писать по-русски.

Хотя и в никуда,
но всё равно уеду:
культура мне чужда,
когда меня в ней нету.

В написанном царя,
я далее - бастую,
коль гениальность - зря
и творчество - впустую...
15.04.1998

ОТЛЁТ

В спасении труда,
уже не речево,
лечу я в никуда,
в ничто, в ни для чего.

Магический кристалл
гармонии моей
безвестно отблистал
среди глухих полей.

Нигде нет места мне!
Но сколько ни пиши,
ждать нечего в стране
утраченной души.

Печально протечёт
остаток бытия,
но здесь-то и в расчет
не принимаюсь я.

Бессовестности спесь,
посредственность везде...
Поэту нечем здесь
жить даже в нищете!

Бесчестие побед,
и творчество - на слом...
Меня давно здесь нет,
в отечестве моём.

И жизнь переломив,
я увожу с собой
неизданный архив
да ненависть и боль.

Враждою к палачу
отторгнут насовсем,
в ни для кого лечу,
в ни с кем и в ни зачем...
15.06.1998

ЕДИНСТВЕННОЕ

Впереди у меня разве что заграница,
где призванье моё уж совсем не у дел...
Я смог только одно - веку не подчиниться,
доказать я ему ничего не сумел.

Не услужливость лжи, не доступность эрзаца,
но свободную речь предпочёл я давно...
Я смог только одно - от любви отказаться,
быть любимым собой мне, увы, не дано.

Голос музы моей не приватное "меццо" -
многоликий оркестр для вселенских словес!
Я смог только одно - целым миром пропеться,
и в размеры эпох этот космос не влез...
7-8.06.1998

ЕДВА ЛИ

Едва ли кто был в творчестве сильней!
Но получил пожизненную травлю...
Я даже книг, написанных о ней,
на Родине враждебной не оставлю.

Едва ли где призвание - вина
и не талант отличней, а личина...
Страна моя бездарностью больна -
хронически, давно, неизлечимо.

Едва ли что добавить я могу
к гармонии моей бескомпромиссной...
Художник перед Господом в долгу
за гениальность, не перед отчизной.
17-18.06.1998

БЕЗ МЕНЯ

Не случайно - не тысячесото -
Бог земле величие даёт!
Без меня нет моего народа,
ибо не в количестве народ.

Не взываю "Господи, спаси" я!
Чем изъян такой ни окружи -
без меня дальнейшая Россия
лишена и смысла и души.

Не выводит к свету жизни книга,
если в духе - в истине - провал!
Без меня культура безъязыка
перед Тем, Кто слово даровал.
5.05.1998

***

 



Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"