Пулинец Светлана Валерьевна: другие произведения.

Впервые в Европе или шесть стран за десять дней

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Очерк глазами человека, объехавшего пол-России "дикарем" и впервые выбравшегося в Европу организованным туром. За десять дней наш автобус посетил три скандинавские страны и три европейские, три дня мы были в Париже. Какими предстали передо мной эти страны, города, люди - вот об этом мой очерк.


Впервые в Европе

или

шесть стран за десять дней

Вступление

   Лучи солнца раскаляли асфальт привокзальной площади. Поезд дрожал в ожидании отправления. Провожающие высыпали на платформу, махали отъезжающим, крича напутственные слова в дорогу и, наверное, безумно завидуя им. Мои родители тоже прилипли к окнам поезда, ободряюще кивали мне. Счастливые отпускники ехали на море, мимо меня проходили мои духовные братья - "дикие" туристы с рюкзаками за спиной, а также катили огромные сумки на колесиках представители организованного туризма.
   Но вот поезд тронулся... Я еще немного прошла по платформе за ним, потом с минуту постояла, с грустью глядя ему вслед, и медленно отправилась к троллейбусной остановке по пыльным московским улицам, мимо серых от столичной копоти скверов и подернутого плотной дымкой смога здания Белорусского вокзала. Через сутки мои родители окажутся на любимой мною Балтике. Будут купаться в море и загорать на пляжах, ездить на экскурсии в Калининград, Светлогорск и на Куршскую косу. Я, правда, везде там была, но в красивые и интересные места хочется возвращаться снова и снова!
   Прошла всего неделя, как я приехала с Байкала, где мы с друзьями отдыхали "дикарями". Несмотря на красоты этого удивительного места, поездка оставила неоднозначное впечатление. Экстремальные ситуации, в которые приходилось попадать, портили психологическую атмосферу в коллективе, в итоге я поссорилась со своими друзьями, наши пути на Байкале разошлись, и мы вынуждены были разъехаться. Я вернулась в Москву на десять дней раньше срока окончания моего отпуска.
   По возвращению я еще пару недель не выдавала своего присутствия друзьям и знакомым, сознательно избегая расспросов о поездке. Поэтому мой электронный ящик не присылал веселых, подбадривающих писем, а телефон угрюмо молчал.
   В Москве на меня сразу свалилась лавина работы, всегда почему-то ожидающая именно моего появления в офисе. Это отвлекало от грустных мыслей, но одна из них все равно упорно преследовала меня: неужели мой отпуск закончился и следующая поездка только на будущий год?
   Вот таково было мое состояние за полтора месяца до поездки в Европу, тогда еще я абсолютно не подозревала, что она может состояться...
   Это была моя первая поездка за границу. Я выбрала экскурсионный автобусный тур по Европе, охватывающий посещение Финляндии, Швеции, Дании, Франции (Парижа), Германии (Гамбурга) и Нидерландов (Амстердама).
   Некоторые мои знакомые активно отговаривали меня от этой поездки, пугая меня ранними подъемами, утомительными переездами, высокими ценами на продукты (из-за чего я набрала из Москвы целую сумку консервов и печенья), и всячески пытаясь доказать, что приеду я из путешествия измученная, а не отдохнувшая, да и зарубежные города не смогу полноценно посмотреть из-за вечной спешки гидов, чересчур насыщенной экскурсионной программы и полного отсутствия свободного времени для самостоятельных прогулок. Однако я все же рискнула эмпирическим путем проверить доводы моих знакомых и приобрела путевку.
   Не пускаясь в хвалебные оды фирме "Туртранс-Вояж" (хотя она того стоит!), от которой я поехала (по доброму совету моих друзей), скажу лишь, что комфортность и неутомительность нашего путешествия были во многом обусловлены именно прекрасной организационной работой команды "Туртранс-Вояжа", и в первую очередь, гида нашего путешествия Натальи Баранковой и водителей автобуса Александра и Николая. В итоге я совсем не устала, а наоборот приехала отдохнувшая и обогащенная новыми знаниями. Своим опытом данной поездки и хотелось бы поделиться на страницах моего очерка.
   Надо сказать, что данную поездку спровоцировали мои родители. Каждый год я активно путешествовала по необъятным просторам нашей родины и была вполне удовлетворена ее красотами. К тому же разумно рассчитывая свои финансовые возможности, я понимала, что в ближайшее время поездка за рубеж мне не грозит. Но родители настояли, чтобы я использовала мою давно и трудно заработанную "заначку", и все же посвятила оставшиеся от Байкала десять дней моего отпуска европейскому туру.
   Конечно, можно было упасть ниц пред Нотр-Дамом, проорать гимн Эйфелевой башне или получить высшее наслаждение от распития недорогого пива перед Ратушей Гамбурга.
   Однако, как и в путешествиях по России, впечатления о поездке формируются не только увиденными красотами и прикосновением к культурным ценностям, но и общением с людьми, единомышленниками, встречами с новыми друзьями и просто интересными людьми.
   Здесь таких людей было предостаточно. Наш автобус на десять дней превратился в общий дом, а все мы стали одной единой и неделимой семьей. И это было здорово!
   Интересно то, что теперь, по прошествии времени, в московской суете, вспоминаются мне не деликатесы шведского стола, не комфортабельные отели и навороченные магазины, и даже не организованные экскурсии (с которых наша тройка: я, Ирина и Ольга, о них я еще скажу ниже, иногда сбегали) по городам, музеям, прогулки на корабликах по речкам и каналам посещаемых городов. В сознании всплывают другие картины.
   Вот бежим мы по Лувру в поисках знаменитых Мона Лизы и Венеры Милосской... Ведь на такой шикарный музей у нас чуть больше двух часов...
   Петляем по улочкам Хельсинки, Стокгольма, Амстердама, Копенгагена, на ходу изучая карту, щелкая затвором фотоаппарата, неустанно поглядывая на часы и приставая к местным жителям с расспросами, коверкая английский язык.
   Ранним утром, выкроив буквально несколько минут до отъезда нашего автобуса, несемся с Ириной из отеля осматривать достопримечательности местечка Рубо французского городка Лилль. Я неустанно снимаю кирхи и ратуши на площади и натыкаюсь еще на двух таких же "сумасшедших" туристов нашей группы, они тоже здесь фотографируются на бегу...
   Вот в Стокгольме мы пристаем к юношам, немного хиппового вида, которым мы пытаемся объяснить, что хотим найти набережную, где последние годы проживала Астрид Линдгрен, напротив рынка со шкурами. Лишь потом мы поняли, что не достигли успеха со шведами, потому, что рынок со шкурами находился в Хельсинки и мы просто совместили набережные двух городов. Смеялись долго...
   В предпоследний день (а точнее поздний вечер) пребывания во Франции гуляем мы по темным улочкам Парижа, по маршруту Монмартр - Гранд-Опера - Вандомская площадь - площадь Конкорд - Елисейские поля - Триумфальная арка, у которой Ольга и Ирина падают на скамейку (ведь все это после дня, насыщенного разнообразными экскурсиями) со словами: "Ну, ты бегай здесь, снимай, кстати, не забудь найти метро!"
   И, наконец, в последний день, желая отметить удачное завершение маршрута, покупаем в Финляндии, на рыбокоптильне хвостик копченого угря за 8 евро и с наслаждением съедаем его, расположившись на задних сидениях автобуса, где обитает наша Ирина.
   Но обо всем этом по порядку.
  

***

  
   Мы увидели Европу глазами обывателей-дилетантов, не слишком сильно (в рамках знаний, предоставляемых высшим образованием) знакомых с историей и культурой посещаемых стран. Поэтому при написании данного очерка я старалась придерживаться позиции не заглядывать в умные книжки и не заниматься скучным изложением истории создания того или иного памятника, тем более, что полки магазинов сейчас просто завалены путеводителями, где читатель найдет подробное описание каждого из них, и в своем повествовании ограничиться исключительно своим собственным восприятием увиденного фрагмента из жизни Европы.
   Да пусть посещаемые нами города предстанут перед многоуважаемым читателем такими, какими увидели их мы!
  
  

Еще в России

   Наш автобусный путь в Европу начинался из Питера.
   12 сентября 2002 года в начале девятого вечера я села на поезд "Москва-Санкт-Петербург", получив на платформе за несколько минут до его отправления пакет документов на турпоездку у нашего гида - Баранковой Натальи.
   Желая сэкономить и не будучи избалованной комфортным отдыхом, в турфирме я приобрела билет в плацкартный вагон. Потом я жалела об этом, поскольку друзья и родственники пугали меня возможным ужасным соседством плацкарта и большой возможностью стать объектом нападения воров и мошенников и в один голос утверждали, что все туристы, едущие в Европу, выберут купейные вагоны. Однако опасения моего ближайшего окружения, к счастью, не оправдались, в плацкарте по соседству также ехали экскурсанты с нашего тура.
   С одной из соседок-экскурсанток - Ириной - мне посчастливилось познакомиться и впоследствии, во время нашего тура, мы стали хорошими друзьями, к тому же нас вместе селили в гостинице и на пароме, что также способствовало нашей дружбе.
   Ирина оказалась очень интересным человеком. В студенческие годы она тоже вела активную туристическую жизнь и немало поездила по России, кроме того, она слушала авторскую песню так же, как и я. Таким образом, мы нашли точки пересечения наших интересов и в течение всей нашей поездке частенько болтали на данные темы. На вокзале Ирину провожал ее сын - почти мой ровесник.
   Еще в нашем отсеке плацкарта ехала женщина лет 65-ти, всю дорогу твердившая, что очень желает посетить в Париже музей Родена, за что получила от меня негласное прозвище "роденовской женщины".
   Характерной особенностью этой попутчицы явилось то, что она, будучи спонсированной своими многочисленными детьми, большой толпой прибывшими ее провожать, даже захватив маленькую собачку, с которой она особенно бурно прощалась на вокзале, пыталась скупить все возможные сувениры посещаемых нами стран. Надо сказать, что цены на сувениры за границей довольно большие. Скромный европейский сувенир обходится туристу приблизительно в 5-10 евро. Так вот, в каждой стране "роденовская женщина" непременно покупала колокольчик, тарелочку и прочие безделушки, а затем демонстрировала покупки всему автобусу, чем сильно привлекала внимание многих экскурсантов нашего тура, вынужденных из-за недостаточного количества денег (преимущественно самостоятельно заработанных) не только экономить на сувенирах, но даже иногда и на экскурсиях.
   В нашем вагоне ехало и несколько семейных пар с нашего тура.
   Необходимо сказать, что, пожалуй, впервые за все время моих путешествий провожать меня на вокзал отправилась целая свита родственников в составе двух моих родителей (обычно провожает меня только мама) и тети, которая оказала мне любезность привезти прямо к поезду фотоаппарат своего мужа, поскольку на мой старенький "Самсунг" надежда была плохая, и он мог отказаться работать в самый неподходящий момент, а мой любимый "Пентакс" находился в ремонте. Мои родственники (кроме отца-океанолога, в свое время избороздившего немало морей различных сторон света) никогда не выезжали за границу, поэтому мое путешествие представлялось им чем-то запредельным и вызывало неподдельный интерес, о чем свидетельствовали их постоянные звонки перед моим отправлением с вопросами настолько детальными, что я и сама в то время не знала на них ответа.
   Получив необходимую информацию от нашего гида и распрощавшись с провожающими, мы понеслись навстречу нашим новым приключениям.
   Поезд прибыл в Питер ранним утром (в начале шестого). Мы встретились с гидом и отправились к нашему автобусу - комфортабельному полуторке "Вольво", с кипятильником, видеомониторами и биотуалетом, использующимся для так называемых "экстренных" ситуаций, и в нашей поездке лишь служившим хранилищем баллонов с питьевой водой для кипячения.
   С соседкой по креслу в салоне автобуса - Ольгой - мне также повезло, и на протяжении всего тура мы держались вместе: Ирина, Ольга и я, благо интересы и цели путешествия у нас совпадали.
   Ольга - экономист. Она не в первый раз ехала за границу автобусным туром и потому вовсю информировала меня о его правилах и особенностях.
   Мы выезжали ранним, еще темным утром, провожаемые гроздьями огней зданий Санкт-Петербурга, расстилавшихся по берегам Невы. Зловеще чернел силуэт "Авроры", виднелись очертания Петропавловской крепости. Других достопримечательностей Питера мы не увидели, поскольку наш автобус сразу отправился на окраину города, спеша в сторону Выборга.
   Потихоньку светлело. Сначала черное небо превратилось в серую промозглую пелену, потом разбилось пока еще тусклыми и редкими лучами солнца и окрасилось разноцветными утренними красками. Рассвет всегда завораживает и сильно впечатляет меня, поэтому сонная дрема быстро спала, и я стала наблюдать за проплывающими мимо пейзажами.
   Первая остановка у нас была в Выборге, старинном городке, расположенном на берегу Финского залива. Ранее мне никогда не приходилось бывать в нем, поэтому за предоставленные нам 20 минут технической остановки мы с Ольгой успели пробежаться на набережную и сфотографировать красавицу-крепость, расположенную на другом берегу небольшого канала Финского залива, пришвартованные к берегу суда, а также макеты древних кораблей викингов из черного дерева с бело-синими парусами, стоящих напротив сверкающего стеклопакетами современного здания гостиницы для интуристов. У реки сидели с удочками сонные рыбаки, больше на улицах города в столь ранний час никого не было.
   После душного автобуса приятно было пробежаться по утреннему, морозному холодку, но наш транспорт спешил дальше. Проезжая мимо крепости Выборга, наш гид - Наталья - рассказала нам, что если ехать мимо нее в темное время суток, можно увидеть огонек - это привидение, обитающее в крепости, зажигает на ночь свечу и гасит ее с рассветом. Представляю, как красиво и поистине сказочно это выглядит зимой, в рождественские праздники!
   Впереди нас ждало несколько российских КПП. Проверка проходила просто: пограничники проходили по автобусу и смотрели на штампы Шенгенской визы в загранпаспортах туристов, не пришлось даже выходить из нашего дома на колесах.
   Однако на финской таможне нас ждала неприятная неожиданность. Прямо перед нами финские пограничники вернули обратно на таможню автобус с шоп-туристами и заставили их выходить из автобуса с вещами для более детальной проверки. В результате мы потеряли на границе почти два часа. Мы маялись в автобусе с закрытыми дверьми, в жуткой духоте, даже открытые люки не помогали, кондиционер не функционировал, поскольку не работал двигатель, выходить было нельзя, о чем свидетельствовали запрещающие знаки с изображенным на них перечеркнутым шагающим человечком.
   Надо сказать в Европе очень трепетно относятся к дорожному движению. В некоторых странах транспорт даже днем ездит с включенными фарами, считается, что это стимулирует внимательность водителей и минимизирует количество аварий. В наиболее "велосипедных" странах (а практически все страны, по которым мы ездили можно отнести к таковым) белой полоской на асфальте с нарисованными краской двухколесными машинами, выделены велосипедные дорожки (мечтаю увидеть такие дорожки в Москве).
   Наш автобус никак не приглашали на таможню, и мы волновались, что нам тоже придется открывать багаж и выходить с сумками, а это опять потеря драгоценного времени. Но, к счастью, с нами все обошлось, экскурсионный тур так тщательно проверять не стали.
   Мы лишь вышли с паспортами и построились к окошкам веселых курносых финских таможенников, ставящих въездные штампики в наши паспорта. Предварительно Наталья нас проинструктировала о поведении на таможне и существующих здесь правилах. К окошку необходимо подходить, держа дистанцию между туристами, не создавая толпы, при этом таможенникам принято улыбаться. К тому же с подачи Наташи мы выучили два слова по-фински и впоследствии легко обходились ими во всей Скандинавии: "хей" (здравствуйте!) и "китос" (спасибо!)
   Правила здесь такие. Нельзя провозить больше литра крепких спиртных напитков или более двух литров слабоалкогольных напитков на одного человека (туристы нашего автобуса, везшие данные напитки в количестве, превышающем норму, волновались, что в случае проверок сумок придется распределять бутылки по соседям-попутчикам). Также нельзя провозить больше одного блока сигарет на человека. А вот денег у каждого въезжающего должно быть никак не меньше, чем из расчета 40 евро на один день. Потому некоторых туристов особенно дотошные таможенники спрашивали про количество денег и даже просили их продемонстрировать.
   В основном же финны-таможенники просто смотрели паспорта, ставили штампики и улыбались. Разговаривали они по-русски с небольшим акцентом.
   "О, первый раз за границей!" - сказал финн-таможенник, проверявший мой паспорт. У меня про деньги не спросили.
   Кстати, именно на этой таможне снимался фильм "Особенности национальной охоты".
   Таможня пройдена. Ура, мы в Финляндии!
  

Финляндия

   После таможни мы посетили супермаркет "шайбу", в которой продается много всякой всячины: от продуктов до хозяйственных принадлежностей и знаменитых подушек и одеял из какой-то чудесной антиаллергенной синтетики. Цены в "шайбе" показались нам огромными: булочки и бутерброды, мороженое и напитки - все по 1,5 - 2 евро за штуку, не говоря уже о сувенирах, цены на которые приближались к 10 евро. Однако Наташа "успокоила" нас, что это еще не самые дорогие товары и придется приучать себя не переводить европейские цены в рубли.
   Ольга все же не удержалась и купила 4 йогурта (где-то по 1,5 евро за каждый), и угостила меня земляничным. Поистине царский подарок "голодным" утром при наличии еды в сумке в багажном отделении, которое нельзя открыть (просто я не сообразила своевременно побеспокоиться о том, чтобы взять все самое необходимое, в том числе немного еды, в салон автобуса).
   Затем наш автобус отправился дальше, теперь уже по территории Финляндии.
   Вдоль дороги тянулась длинная вереница фур, ожидающих своей очереди для пропуска через границу порой по несколько дней. Посочувствовав им через окно комфортабельного автобуса, понеслись дальше под мелодичный, умиротворяющий голос Натальи, повествующей нам о стране, по которой пролегал наш начальный путь в Европе.
   Финляндия или Суоми, как по старинке называют эту страну финны (Финляндией ее впервые назвал историк Тацит), страна озер и болот на краю земли.
   Ехали мы в окружении леса, занимающего 65% территории Финляндии, кругом ухоженные, выложенные по контуру камнями, тропинки, поросшие мхом валуны и отвесные скальные стены, обтянутые прозрачной сеткой, предостерегающей дороги от возможного камнепада. Финская природа очень напоминает Карелию, ледник здесь неплохо похозяйничал, до Карелии дошли лишь его далекие отголоски.
   Наш путь пролегал по южной части Финляндии. Здесь процветает фермерство, о чем свидетельствуют ухоженные, аккуратные поля, будто расчерченные талантливой рукой художника на геометрически правильные разноцветные прямоугольники: желтые, черные, зеленые.
   Коричневые с желтым вывески по краям дороги знаменовали, что мы едем по царскому пути.
   В Финляндии сильно экологическое воспитание и строгие законы в сфере охраны природы. Рыбу здесь можно ловить только по лицензии. Дороги огорожены сеткой, чтобы звери не выбегали на проезжую часть. Причем эти сетки поставлены вовсе не местным "гринписом", а страховыми компаниями, которым оказывается выгоднее тратить деньги на такую нехитрую защиту, чем в результате столкновения машин с животными выплачивать средства в возмещение вреда не только владельцу автомобиля, но и государству за сбитого или покалеченного представителя местной фауны.
   В результате строгого природоохранного законодательства в Финляндии и впрямь много животных: Ольге и еще некоторым пассажирам автобуса удалось увидеть лося, подошедшего к самой сетке у дороги (недаром здесь всюду стоят знаки с обозначением бегущего лося). К тому же в Финляндии очень чистый воздух, а из всех водоемов можно пить.
   Мы проезжали аккуратные финские домики с черепичными крышами, чистенькие улочки с подстриженными кустиками, маленькие озера с симпатичными, почти игрушечными катерами и яхтами.
   На одной из улиц увидели две огромных, жуткого вида, железных фигуры рыб: видимо местные скульптуры склонны к абстракционизму.
   Финны - яркие представители никуда не спешащей нации, поэтому они часто становятся объектом насмешек в анекдотах. Финны медленно разговаривают, медленно ходят (если кто-то на улице быстро идет, то это скорее всего турист-иностранец) и работают, совершая все действия тщательно и неторопливо, потому нас так долго и держали на таможне, не спеша проверяя предыдущий автобус. Остается только позавидовать их размеренной жизни: рабочий день финнов начинается не раньше 11 утра, а заканчивается не позже пяти часов вечера.
   Лучший отдых финна - взять рюкзачок и отправиться в лес, чтобы побыть наедине с собой и природой. Поскольку это и мой излюбленный способ отдыха, я почти финка.
   Финны свято чтут свои традиции и очень любят разнообразные праздники. Любимый праздник - Иванов-день (аналог нашего Дня Ивана Купалы). В этот день финны жгут по берегам озер костры, которые горят до зари, все прыгают через них, поют песни, водят хороводы. Отмечают финны и День летнего солнцестояния. В этот день они ставят на главной площади шест, от него падает тень, за которой финны наблюдают, повсюду устраиваются танцы. Финны - самая танцующая нация в мире. Наташа поведала нам, что если финн приглашает на танец, с ним нужно обязательно протанцевать не меньше двух танцев подряд, иначе - обида. Мы решили учесть это на дискотеке, которую планировали посетить сегодня на ночном пароме.
   Финляндия - страна фестивалей. В весенне-летний период (с 1 мая по 1 сентября) в Финляндии проводится несколько тысяч фестивалей. Среди последних - фестиваль "левшей и правшей". Как говорится, был бы фестиваль, а повод найдется!
   Финны - любители саун. Их количество здесь приблизительно равно половине количества всего населения Финляндии, то есть на каждых двух жителей страны приходится по одной сауне. В отличие от российских финские сауны достаточно холодные. Прямо для меня, я абсолютно не выношу жара русских бань и саун.
   В Финляндии нет дискриминации по половому признаку: женщины абсолютно равноправны с мужчинами, женщин много в правительстве, да и во главе государства - представительница слабого пола.
   Финляндия (как впрочем и другие страны, в которых нам удалось побывать) насыщена российскими туристами. В прошлом году наши соотечественники пополнили финский бюджет сорока миллионами долларов, поэтому россиянам финны всегда рады. Надписи здесь в магазинах, музеях, на паромах непременно дублируются на русском языке. Пустячок-с, а приятно!
   Нам еще немного рассказали про Финляндию, финнов, особенностях их национального характера, мы вспомнили историю: родившегося здесь полководца Суворова, учившегося в местной военной академии Карла Маннергейма и прочих знаменитых людей. Поговорили мы и о Калевале, древнем эпосе, записанным лишь через много лет со слов особо памятливой старушки. Так, незаметно, впитывая обрушившуюся на нас лавину информации о Финляндии, мы приехали в Хельсинки.
   В результате нашего почти двухчасового простоя на финской таможне полноценной экскурсии по городу у нас не получилось. Экскурсия была скомканная и, к сожалению, лишь автобусная.
   Выпустили нас из автобуса всего один раз не более, чем на пять минут, - на Сенатской площади, на которой стоял красавец Кафедральный лютеранский Собор и памятник российскому императору Александру II. Этого российского царя финны очень чтут, ведь именно при нем Финляндия получила ряд автономных прав: была введена финская валюта и официально - национальный язык.
   Хельсинки показался мне тихим, уютным городком. Мы проезжали красивые улочки, аккуратные домики с витыми железными балкончиками, обрамленными цветами, рыночную площадь, набережную, гавань, где стояли белые многоэтажные паромы.
   Хельсинки пестрит ухоженными цветниками, фонтанами, скульптурами, подстриженными газонами, на которых сидят и лежат молодые (и не очень) люди, которые читают книги, слушают музыку или просто отдыхают на травке.
   Хельсинки просто переполнен велосипедами и велосипедистами (так мы думали, еще не побывав в Амстердаме).
   Итак, осмотр города получился очень поверхностным и лишь из окна автобуса, но Наташа пообещала нам, что этот вынужденный пробел будет обязательно восполнен на обратном пути (забегу вперед и скажу, что действительно на обратном пути "Туртранс-Вояж" выполнил свои экскурсионные обязательства на все 100%).
   Теперь же наш путь лежал в Турку, бывшую столицу Финляндии, откуда сегодня в шесть вечера отходил паром Siljia Line Europе в Стокгольм.
   На паром необходимо прибыть не менее, чем за час до времени его отплытия. Наташа рассказала нам, что однажды группа прибыла к парому за 55 минут и транспортная компания сделала замечание с просьбой больше не опаздывать, что, по мнению Натальи, говорит о чрезвычайной пунктуальности скандинавов (задержка на таможне и последующие события в странах Скандинавии убедили меня в обратном).
   Но о пароме еще предстоит сказать, поскольку он достоин отдельного описания, а пока мы спешили в Турку.
   По дороге у нас была остановка на красивейшем озере Финляндии, к сожалению, в моей памяти его названия не сохранилось, а чтобы его восстановить мне нужна еще более подробная карта, чем мой старенький полуметровый географический атлас. Созерцая прозрачную водную гладь экологически чистого озера и аккуратненькие домики с черепичной крышей на его противоположном берегу, отвесные скалы на другой стороне дороги, покрытые легкой паутинкой сетки, увитые плющом стены кафе с открытой верандой, выходящей на озеро, мы провели здесь немного больше положенного времени, поскольку довольно резво разбрелись фотографироваться.
   Пока ехали в Турку, нам показали фильм про этот городок. Здесь, как во втором по значимости городе Финляндии, также проводится большое количество разнообразных праздников и фестивалей. Национальный герой Финляндии - Муми-тролль.
   В Турку проводятся праздники-карнавалы, посвященные этому персонажу. Все переодеваются в смешные костюмы героев сказки про Муми-тролля и веселятся на улицах города. Нам показали очень красочный сюжет об этом празднике.
   В Турку мы посетили Кафедральный собор, монументальный и красивый как снаружи, так и внутри. Немного послушав экскурсию внутри собора, я отправилась фотографировать его снаружи и площадь с многочисленными памятниками местным знаменитостям. Памятники очень красивы, но запомнить, кому они посвящены практически невозможно: такие труднопроизносимые имена у скандинавов. В памяти сохранилась лишь скульптура знаменитого финского бегуна, олимпийского чемпиона Пааво Нурми, в виде атлетически сложенной фигуры, будто застывшей в полете над беговой дорожкой.
   Сфотографировала я здание, с крыльца которого каждый год провозглашается Рождество, с этого момента на всех улицах страны начинаются народные гуляния по этому поводу.
   Немного насладившись красотами Турку, мы отправились в порт.
  

Паром Silja Line Europе

   В порту стояли огромные, как многоэтажные дома, паромы. Думаю, что по сравнению с ними "Titanic" не показался бы мне таким уж большим.
   Паромная переправа из Финляндии в Швецию представлена в основном двумя конкурирующими компаниями: Silja Line и Viking Line.
   Паромы компании Viking Line были белыми с красной полоской, а Silja Line - белыми с синей полоской и синим контуром головы тюленя ("silja" в переводе "тюлень").
   У каждого парома свои правила въезда (входа) на него. На этот раз автобус заезжал на паром без туристов, а мы заходили на борт (сразу пятую палубу) парома пешеходным способом, долго петляя по извилистым коридорам терминала с бегущей дорожкой для сумок, поднимаясь по лестницам и эскалаторам.
   Наш паром - громадный двенадцатипалубный дом - Silja Line (Europe). Первые (нижние) палубы, скрытые под водой, представляют собой огромные просторные отсеки-стоянки для машин и автобусов. С пятой палубы начинаются каюты, седьмую, восьмую и девятую занимают бары, кафе, большие залы ресторанов, магазины, залы для дискотек (здесь есть даже двухэтажные дискотеки), верхние палубы тоже заняты каютами.
   Размещали нас в четырехместных каютах. Нам с Ириной досталась каюта с подселением, но к счастью "подселение" не пришло, и поэтому Ольга из своей укомплектованной каюты перебралась к нам.
   Отправление парома задержалось почти на четыре часа, при этом "матюгальник" что-то вещал на разных языках, но мы конечно ничего не понимали и поэтому никак не могли объяснить причину такой задержки и только в растерянности бродили по открытой палубе на 12 этаже парома.
   Там со мной познакомился один темнокожий иностранный товарищ из Бангладеша. Для меня это знакомство было лишь способом потренировать мой отвратительный английский. Понимали мы друг друга плохо, английское произношение и у него было не ахти, поэтому часто мы писали английские слова на клочках бумаги. В итоге он поинтересовался номером моей каюты, а я сославшись на свою забывчивость цифр, поспешила удалиться, сказав на прощание что-то типа: "I must go to my friends. See you late". Товарищ удовлетворился, видимо и впрямь ожидая увидеть меня позже.
   Между тем наступило время ужина. У Ольги и Ирины ужин был оплачен. Стоил он абсолютно безумных денег - 21 евро. Зато ассортимент ужина рекламировали всю дорогу. Это должен был быть огромный шведский стол с вином, большим ассортиментом самых разнообразных блюд, коронкой которого все же являлся большой выбор различных морепродуктов.
   Окружение уговаривало и меня разориться на 21 евро, но, во-первых, на такую сумму я не съем, при этом попробовать захочется всего, а объедание в поездке до добра не доводит.
   Забегая вперед скажу, что так оно и получилось. Я все же отказалась от ужина, а в нашу каюту через пару часов явились два охающих и держащихся за животы "толстопузика", в которых с трудом угадывались Ирина и Ольга. Едва дойдя до полок, они упали на них, и так и пролежали некоторое время, причитая, что долго теперь не смогут смотреть на еду.
   Пока же девушки поглощали яства шведского стола, я, немного отужинав собственными запасами продуктов, бродила по парому. На одном из этажей хор русских девушек по заказу иностранцев пел различные русские песни, в том числе знаменитую "Катюшу". Иностранцы хлопали и просили еще. Смотреть на это почему-то было грустно.
   Посетила я различные залы дискотек, их тут великое множество, причем представлены они на вкусы самой разной публики. На одной из них выступала группа в стиле 60-х, где мужчины с длинными волосами в красочных пиджаках играли на гитарах и пели. Здесь присутствовало в основном старшее поколение.
   Молодые люди танцевали на тинейджерской дискотеке, под безумно громкую музыку. Надо сказать, что музыка на паромах преимущественно "живая", то есть солисты поют сами, без фонограммы.
   В основном же певцы на дискотеках представляли собой поющих на сцене молодых людей или девушек с гитарами или без, рядом с которой происходила безумная пляска финнов и иностранных туристов.
   Дискотеки давали о себе знать почти во всех магазинах парома: на полках прыгали продукты, звенели бутылки.
   Дискотеки были совмещены с барами и кафе, поэтому атмосфера дискотек сильно усугублялась шатающимися по парому или валяющимися на его полу пьяными финнами.
   Финны пьют совершенно безобразно, пока не упадут замертво, при этом они отвратительно себя ведут: распускают руки, громко смеются.
   Из-за огромного количества народа, обитавшего на пароме, представленного в основном нетрезвыми финнами, атмосфера напоминала буквально век Содома и Гоморры. Финны сидели на перилах, курили, хохотали, тыкали в туристов пальцами, тискали своих девчонок, буквально раздевая их донага (девушки не были против, будучи также нетрезвыми). На одной из дискотек я попыталась запечатлеть эту безумную оргию, представляющую собой непонятный праздник тела и духа, но одна из финок чуть не вышибла у меня камеру, чем мне был сделан весьма однозначный намек относительно того, что здесь лучше не снимать. А жаль, было бы интересно!
   Когда Ирина с Ольгой немного оклемались после чересчур насыщенного ужина, мы отправились гулять по парому уже вместе.
   Мы бродили по многочисленным магазинчикам парома, переполненным сувенирами, шмотками, мягкими игрушками, продуктами. Как ни советовала нам Наталья не переводить европейские цены в рубли, все равно подсознательно стоимость товаров сама собой умножалась на тридцать и мы автоматически впадали в уныние.
   От цен на сувениры мне и впрямь становилось плохо, вспоминая количество друзей и знакомых, ожидающих их в Москве! Видимо придется выбирать: либо сувениры, либо экскурсии. Но я решила проблему подарков оставить на конец поездки.
   Походив по магазинчикам и еще раз поднявшись на открытую палубу и поглядев на черные буруны волн от парома, где нас чуть не сдуло свирепым ветром, мы спустились к себе в каюту. При этом девушки все порывались поехать на лифте, я же настаивала, что ходить полезнее, тем более, что все лифты были переполнены пьяными финнами.
   Напившись чая и приняв душ (каюты конечно со всеми удобствами), я запрограммировала телефон на нашу раннюю побудку, как учила Наталья, и улеглась спать на любимую верхнюю полку.
   Утром от громогласной побудки долго звенело в ушах, а мы осыпали телефон проклятиями.
   Мы с Ириной отправились на завтрак (Ольга завтрак не оплачивала). Завтрак стоил 7 евро, деньги за него я внесла еще в Москве. Конечно, ассортимент шведского стола здесь был гораздо скуднее ужина за 21 евро: не было морепродуктов, вина, да и выбор десертов и горячего победнее, но и этими продуктами можно было объесться. Ирина же (после вчерашнего) едва могла смотреть на обилие всей этой пищи. К тому же в шесть утра есть еще не хотелось.
   Назову лишь небольшую часть яств представшего передо мной шведского стола: йогурты, яйца и омлеты различных видов, творог, мюсли, сельдь в различных соусах, тефтельки, маленькие сосиски, салаты, различные виды нарезок ветчины, колбасы, сыра, круассаны, булочки, печенье, рулеты, варенье, соки, чай, кофе.
   В общем, даже не все виды продуктов удалось попробовать. Я лишь порадовалась, что вчера не пошла на ужин.
   Пока завершили трапезу, наш паром уже прибыл в Стокгольм.
  

Стокгольм

  
   Автобус высадил нас на смотровой площадке Стокгольма ранним утром.
   Город спал, улицы были пустынны. Предрассветная туманная дымка окутывала фигурные крыши домов.
   Со смотровой площадки открывался чудесный вид на набережную центральной части Стокгольма, Гамла Стан (Старый город), остров-музей Юргорден с видневшимся сооружением "американских горок" парка развлечений "Грена Лунд Тиволи", в общем, весь город был как "на ладони".
   В отличие от Хельсинки, где цвет домиков выдержан в неярких, пастельных тонах, хотя в этом тоже есть своя прелесть - это очень теплые и по-домашнему приятные тона, домики в Стокгольме разноцветные, красочные, что придает городу состояние вечно хорошего настроения. Стокгольм известен причудливой формой крыш домов. Квадратное, полукруглое, конусообразное оформление крыш и такое же изысканное оформление фасадов придает городу особый, даже какой-то сказочный облик. Смотришь на крыши домов и думаешь, что сейчас с какой-нибудь из них прямо нам навстречу спикирует Карлсон.
   "Неровность вычурная крыш течет за горизонт...", - по-моему эти строчки известной песни Олега Митяева можно отнести не только к Парижу, но и к Стокгольму.
   Стокгольм стоит на воде. Между островками и полуостровами города перекинуты мосты. К берегам пришвартованы длинные вереницы яхт и катеров, именно они являются здесь основными транспортными средствами, а не автомобили, на которых в некоторых частях Стокгольма, например в Старом городе и на главной пешеходной улице - улицы Королевы, Дротнингатан, вообще запрещено ездить.
   Из-за сильного ветра на смотровой площадке мы долго не продержались, поэтому немного пофотографировавшись, вернулись в автобус, который повез нас к Ратуше города Стокгольма.
   Ратуша была настолько огромна, что даже не влезала в объектив фотоаппарата, с какого бы ракурса я не пыталась ее снять (лишь потом мне все-таки удалось сфотографировать ее целиком с противоположного берега).
   Особенно поразил меня внутренний двор Ратуши. Там было темно, у входных дверей горели тусклые лампочки ночного света. Мрак создавали не только высокие стены Ратуши, замыкающие небольшой дворик, но и их обрамление чрезвычайно пышной растительностью.
   У одной из ее стен с наружной стороны маленькая скульптура ангелочка, похоже даже позолоченного, по крайней мере с виду. Это ангел-хранитель города Стокгольма.
   Рядом с Ратушей раскинут небольшой парк со скульптурами на ухоженных аллеях, обрамленных зелеными газонами.
   На набережной напротив Ратуши высокая стелла, у фронтальной стены Ратуши небольшой разукрашенный монумент сказочной лошадки с надписью "Стокгольм".
   Ратуша интересна не только своей почти средневековой красотой, но и тем, что именно здесь вручается знаменитая Нобелевская премия. Также в данном здании находится ресторан, в нем особо богатые гурманы с изысканным вкусом могут заказать блюдо, которым в то или иное время потчевали какого-нибудь Нобелевского лауреата. Стоит такое блюдо очень дорого и главное - непонятен смысл такой роскоши. Неужели его заказывают только для того, чтобы потом похвастаться перед друзьями. Представляю, как через сто лет какой-нибудь представитель российского бизнеса будет рассказывать своим коллегам, как ему удалось отведать блюдо, которое в свое время заказывал САМ Жорес Алферов!!! Ну и что? Не факт, что Нобелевские лауреаты питались здесь какими-то уж слишком изысканными деликатесами.
   Осмотрев со всех сторон Ратушу, наш автобус отправился на остров "Riddar Holmen", то есть Рыцарский остров. Именно здесь берет начало город Стокгольм, на предполагаемом месте его основания стоит памятник - тарелка формы неправильного овала с дыркой, прозванная российскими туристами не иначе, как Ухо КГБ (вроде бы где-то здесь проводились заседания советских политических деятелей). Действительно, похоже. Уж не знаю, какую мысль вкладывал в этот монумент его автор, но шутливое прозвище соотечественников к нему вполне подходит, и мы долго еще удивлялись его точности.
   Неподалеку от королевского дворца нам показали мраморную стеллу, воздвигнутую одним из королей собственному народу.
   Не помня всех деталей истории ее создания, скажу лишь, что король отлучился из города и на охрану королевской семьи от возможных бунтов в его отсутствие встали обычные жители (нам этого не понять, но видимо король был достойным человеком, раз люди добровольно решили охранять его семью). Вернувшись и узнав об этом, король был так растроган, что воздвиг на площади стеллу своему народу.
   На Рыцарском острове расположена старая пешеходная часть города - Gamla Stan.
   Помимо основной достопримечательности города - Королевского дворца, здесь расположена Церковь Рыцарского острова - Риддархолмс`кирке, Площадь правосудия, на которой находятся Арбитражный суд и Высший суд, где судятся в том числе иностранные граждане.
   Однако, по моему мнению, главным достоинством Гамла Стан все же являются ее милые, уютные улочки с разноцветными домиками, укрытыми причудливыми крышами, заводящие порой в неожиданные тупики или узкими извилистыми проходами выводящими на разные уголки набережной. Самая узкая улочка Гамла Стан - 90 сантиметров, представляющая собой длинную вереницу спускающихся вниз ступеней, зажатых между домами, и являющаяся скорее не улочкой, а длинным лестничным пролетом.
   На Гамла Стан мы увидели крошечный монумент мальчика, сидящего на постаменте, обняв руками колени - это самая маленькая скульптура в мире.
   Правда, не так давно в Питере появился памятник Чижику-Пыжику, он еще меньше. Таким образом, рекорд шведов был побит, но не надолго. Потом Чижика-Пыжика то ли закрыли совсем, то ли на время - для реконструкции (представляю себе "леса", обрамляющие эту крошку!). Так или иначе, самая маленькая скульптура по-прежнему находится в Стокгольме.
   Местные жители очень любят этого мальчика и каждую зиму вяжут ему теплые вещи - шапки и шарфики, чтобы он не замерзал. Наталья подтвердила, что действительно зимой можно увидеть его в разных нарядах. По сложившемуся поверью, если загадать желание и погладить мальчика по голове оно обязательно сбудется. От этого голова мальчика блестящая, отполированная ладонями многих туристов. Еще у монумента оставляют монетки, здесь можно найти монеты самых разных стран. Мы тоже не стали отступать от традиции.
   Дальше наш путь лежал мимо школы (был выходной день, поэтому, к сожалению, шведских школьников увидеть не удалось). Потом мы посидели на скамейках бульвара Гамла Стан рядом с фонтаном в окружении цветов, выставленных у маленьких сувенирных магазинов, еще закрытых в столь раннее время.
   Затем мы вышли на очень живописную улочку, посреди которой стояла увитая плющом и увенчанная скульптурами диковинных животных скалистая горка. В ней были вырублены маленькие роднички-фонтанчики. На одной из крыш, расположенных здесь домов, за низенькой чугунной решеткой виднелся маленький круглый столик в обрамлении цветов. Наталья рассказала нам, что стокгольмцы считают, что Карлсон жил именно на этой крыше. Вообще на счет его местожительства в Стокгольме даже защищают диссертации, поскольку дома и крыши здесь так сказочно красивы, что предположить проживание Карлсона можно практически на любой из них.
   Побродив с экскурсией по Гамла Стан, нас отпустили на свободное время, назначив время встречи для тех, кто желал поехать на экскурсию на остров-музей Юргорден. Если таких желающих наберется хотя бы больше десяти, на остров нас отвезут на автобусе. Зная об этом, во время экскурсии по Старому городу наша команда - Ира, Оля и я - проводили активную агитацию по вербовке представителей нашей группы на Юргорден, красочно расписывая все достопримечательности острова, хотя мы сами знали о них понаслышке.
   На Юргордене собрано огромное количество музеев и других достопримечательностей Стокгольма. Среди них: музей Севера в виде огромного средневекового замка, корабль-музей Васа (про него нам даже показывали фильм в автобусе, правда на обратном пути через Стокгольм), музей-аквариум, музей сказок Астрид Линдгрен "Юнибакен".
   Честно говоря, именно последний музей наиболее привлекал меня на этом острове. Надо сказать, что к Астрид Линдгрен и, в частности, к ее по истине великому произведению про Карлсона у меня особо трепетное отношение. Лично я считаю, что ни один сказочник в мире так пока и не смог (и я думаю, не сможет) написать ничего более достойного (Гарри Поттер здесь даже близко не стоит!)
   Помню, как в моем детстве (мне было лет 10) Астрид Линдгрен приезжала в Россию и по телевизору тогда еще советским детям предложили написать ей письмо. Я написала тогда длиннющее письмо любимой писательнице, где не преминула указать, что прочитала книжку про Карлсона 14 раз.
   Как ни странно, в Швеции Карлсон не так популярен, как в России, здесь предпочтение отдается Пеппи Длинныйчулок, сувениры которой продаются на каждом углу, а также сказочному персонажу Сельмы Лагерлеф - Нильсу, который даже изображен верхом на гусе на купюре достоинством в 20 крон.
   Таким образом, моя мечта посетить Стокгольм и увидеть крышу, на которой жил Карлсон, зародилась еще в детстве. Разумеется, я читала и много других произведений Астрид Линдгрен, поэтому безумно хотела прокатиться в вагончике по сказкам любимой писательницы в музее "Юнибакен".
   Помимо перечисленных мною музеев, на Юргордене находится также парк развлечений "Грена Лунд Тиволи", "американские горки" которого мы видели со смотровой площадки противоположного берега, и знаменитый этнографический музей под открытым небом "Скансен".
   До экскурсии на остров у нас было свободное время в Стокгольме, за которое мы успели нагуляться по его набережным, а я в преддверии расходов денежных средств на музеи решила на всякий случай поменять еще 10 долларов на шведские кроны (Швеция не перешла на евро). До этого все туристы меняли деньги на пароме, я тоже поменяла 20 долларов, но теперь боялась, что в моем стремлении посетить ВСЕ возможные музеи их может не хватить.
   Менять деньги под предводительством Наташи некоторые представители нашей тургруппы отправились на уже упоминаемую мною улицу Королевы, Дротнингатан. Эта улица - некое подобие нашего Арбата, который есть почти в каждом городе, и представлен длинными вереницами кафе, сувенирных лавок. Между домами улицы натянуты веревки, на которых висят узкие ленты флагов всевозможных стран. Выглядит это довольно красиво. "Охраняют" улицу два каменных льва.
   По улице Королевы Наталья провела нас к вокзалу, где располагался обменник с довольно хорошим курсом (курс действительно был лучше, чем на пароме, зато здесь брали небольшой процент за совершение операции по обмену валюты). По эскалаторам просторного, чистого, на редкость спокойного (без суеты и лишней толкучки постоянно отъезжающего и приезжающего народа) вокзала мы спустились вниз, к окошкам по обмену валюты.
   Операция обмена была проста. Во избежании толкучки у касс шведы внедрили хитрую систему (она распространена и в других странах): в небольшом кассовом аппарате каждый из нас получал талончик с определенным порядковым номером, а дальше, когда полученный номер загорался над конкретным окошком, нужно было подойти к нему с талончиком и там происходил обмен.
   Совершив эту нехитрую операцию, мы поспешили к автобусу, который уже ждал нас неподалеку от Королевского дворца для отъезда на остров Юргорден.
   Как ни странно наша реклама его достопримечательностей возымела место, и народу для поездки туда автобусом набралось достаточно.
   На Юргордене экскурсанты разбрелись по музеям, разбившись на группки по интересам. Большая часть ушла в музей "Аквариум", некоторые отправились в корабль-музей Васа.
   Я решила начать с главной цели своего прибытия на Юргорден и уговорила Ольгу с Ириной пойти в "Юнибакен".
   В музей я проникла, представившись студенткой, тем более, что это было недалеко от истины, поскольку всего лишь несколько месяцев назад закончила академию (шведы - доброжелательные и доверчивые люди, во Франции эти номера у меня не проходили). В результате я получила скидку на билет почти в 20 крон. Ольге и Ирине пришлось отдать за билет около 90 крон.
   В "Юнибакене" было шумно от безумного количества маленьких детей, пришедших сюда в выходной день с мамами, папами и бабушками. В музее было много игровых комнат, обустроенных предметами из сказок Астрид Линдгрен, а также маленьких кафе, в которых был представлен широкий ассортимент различных десертов.
   Но мы отправились к главной нашей цели - вагончику, который повезет нас в прекрасный мир сказок шведской писательницы. Садясь в вагончик, мы не забыли (как учила нас Наталья) после традиционного "Hei! Hei!" сказать "Russian". Улыбающийся швед нажал какую-то кнопку на вагончике, и мы слушали экскурсию на русском языке.
   Вагончик ездил и летал по комнатам, содержащим экспозиции из маленьких фигурок, домиков и прочих предметов "жизни" героев сказок Астрид Линдгрен. Естественно мы побывали и в домике Карлсона и полетали вместе с ним над крышами ночного Стокгольма, насладились сценами из жизни озорника Эмиля, просмотрели и прослушали фрагменты других сказок. Многие фигурки "Юнибакена" были "живыми", они двигались и один раз мы даже дружно отпрянули от слишком уж активной головы дракона.
   В общем, здесь мы получили заряд положительных эмоций, однако времени для посещения других музеев не осталось совсем, поэтому мы просто отправились бродить по острову.
   Мы немного пофотографировали здание музея "Юнибакен", прекрасный памятник Астрид Линдгрен во дворе музея, деревянные парусники, стоящие на приколе у берега. Возле огромного замка - музея Севера, бегали черно-белые с массивными клювами, экзотичные птицы, напоминающие нечто среднее между утками, гусями и туканами. Птицы щипали траву, гонялись друг за другом, не обращая на любопытных зевак никакого внимания.
   Рядом с музеем Севера находилось кладбище, где хоронили погибших моряков. Венчала кладбище вовсе не привычная нам часовенка, а небольшое строение, больше напоминающее замок-форт из какой-нибудь сказки наподобие "Острова сокровищ", возведенное на скалистом подъеме над кладбищем.
   Побродив по Юргордену, мы поспешили на автобус, который собирался увезти нас к Королевскому дворцу, где в 12.00 мы должны были стать свидетелями церемонии смены караула.
   Из общения с туристами автобуса выяснилось, что остальные также остались довольны своим посещением острова и его музеев.
   Особенно захватывающе они рассказывали о посещении "Аквариума", где удалось увидеть не только различных экзотических рыбок, но и маленьких акул. Аквариумы были стилизованы под различные времена года и суток. А в одном из залов на экскурсантов неожиданно обрушился настоящий тропический ливень.
   Ровно в полдень в полной боевой готовности мы стояли у Королевского дворца в ожидании смены караула. Народу было много: в основном туристы, но были и местные жители. Зеваки полукругом опоясывали площадь дворца, строго придерживаясь правила не заступать за белые линии, прочерченные на мостовой. Как только это правило кем-нибудь нарушалось, к толпе подходил гвардеец и знаком показывал, что необходимо зайти за черту.
   И вновь нам пришлось усомниться в пунктуальности скандинавов. Вот уже пробили часы на соседней ратуше, вышли и построились у входа в Королевский дворец люди, костюмированные под представителей гвардии разных исторических эпох, а церемония смены караула все не начиналась. В итоге стартовала она с опозданием почти на 20 минут.
   Церемония была крайне скучна и представляла собой скорее не дань традиции, а костюмированное мини-представление для туристов. Представители Королевской гвардии: одна часть - в черных комбинезонах и беретах, другая - в камуфляжной форме, белых касках и белых перчатках, колоннами маршировали по площади Королевского дворца, сходились и расходились, что-то выкрикивали, строились и перестраивались в шеренги по двое, по трое, передавали друг другу флаги. Также по площади временами проходил играющий на ходу духовой военный оркестр.
   В гвардии довольно много молодых девушек. Форма девчонок нисколько не портит, хотя сама по себе не производит никакого впечатления.
   На лицах шведов всегда улыбка, независимо от того прогуливаются ли они по улицам или маршируют в строе на Королевской площади. Сразу вспоминаются вечно угрюмые физиономии с печатью непосильного жизненного бремени москвичей и гостей столицы.
   В итоге долгих нехитрых манипуляций на Королевской площади в будке у входа в Королевский дворец гвардеец в черном комбинезоне и берете сменился на гвардейца в камуфляже и белой каске. И из-за этого такой спектакль?
   Причем всю церемонию до конца нам так и не удалось досмотреть, поскольку в 12.30 наш автобус должен был уехать из Стокгольма. Если бы гвардейцы не опоздали с началом своего марша, мы бы, наверное, увидели все. Но представление о смене караула мы получили.
   Уходить не хотелось, как не хотелось и расставаться со Стокгольмом, успокаивало лишь то, что мы должны были вернуться сюда на обратном пути, Наташа обещала, что тогда у нас будет больше свободного времени.
   В автобус мы пришли в 12.31. На улице было холодно, поэтому многие экскурсанты сбежали с парада и теперь отогревались в автобусе с нетерпением ожидая отъезда.
   В нашем туре ехали замечательные люди, но из любого правила всегда бывают исключения. Четыре экземпляра явно доказывали наличие такого исключения в нашем братстве. Все они были родственниками друг другу: дочка Оксаночка - не изуродованная особым интеллектом девушка лет 30 от роду (по степени развития едва претендующая на 18) - с мамой Светой, ее сестрой Ольгой и свекровью Верой. Все они, кроме, пожалуй, Ольги были шумными, скандальными и доставляли много неприятностей всем туристам. Мы прозвали их "великолепной четверкой" и очень радовались, что их именно четверо, поскольку размещение в отелях двухместное, а на паромах четырехместное: представляю что было бы, если бы кому-нибудь досталось такое подселение?
   Они были недовольны абсолютно всем: длинными переездами, малым количеством технических остановок, духотой и теснотой в автобусе, то слишком быстрой, по их мнению, то слишком медленной скоростью нашего транспорта, недостаточным количеством чая в чане автобуса. В пути они постоянно скандалили, придираясь к каждой мелочи, причем, когда пассажиры автобуса не реагировали на них, они ссорились между собой. Они постоянно дергали Наталью и наших шоферов, обрушивая на них лавины претензий и упреков.
   Нашей троице повезло меньше всех из автобуса, поскольку мы сидели прямо в окружении этого цирка и вынуждены были ежеминутно слушать их истерики.
   Ирина сидела на заднем сидении, прямо за ними и ей приходилось не только все это слышать, но и видеть. Часто до нас с Ольгой доносились тщетные попытки Ирины уразумить этих товарищей, и мы искренне сочувствовали ее наивности.
   Вообще поехала "великолепная четверка" в этот тур исключительно с целью походить по магазинам и в тех городах, где интересующие их бутики были по каким-то причинам закрыты (а это бывало часто, поскольку за границей, пожалуй, исключая лишь Париж, все магазины начинают работать поздно, а закрываются рано, особенно в выходные), они чрезвычайно злились и просили поскорее уехать из этого города. Когда нам предоставляли свободное время в городах, они возмущались, что им некуда пойти и гид просто обязан их развлекать. Просили они увеселительных мероприятий и в автобусе, но потом сами находили развлечения, постоянно переодеваясь в различные наряды, поедая несметное количество пищи, при том, как другие пассажиры сидели на концентратах или вообще голодали, как мы, от завтраков до вечернего чая. Каждый день эта "четверка" сначала пила в автобусе водку, а потом распевала песни. Затем часть из них засыпала, а Вера - самая скандальная из них, еще долго выла, разморенная водкой и дорогой, под смешки рядом сидящих пассажиров.
   Когда по телевизору показывали фильм, одной части "четверки" было "тихо", а другой слишком громко и они орали об этом Наташе, перекрикивая друг друга, бесцеремонно ходили по салону, делали "тише" и "громче", не обращая никакого внимания на других пассажиров. В итоге за все время пути мне не удалось не только поспать, но даже попытаться подремать, поскольку даже если кто-то из "четверки" спал, другие ее представители непременно бодрствовали.
   Много раз "задевала" эта "четверка" и нас, рядом сидящих. Например, еще в первый день, в Финляндии они открыли люк, который находился прямо надо мной, я попросила мужчину закрыть его, но они обрушились на него и меня с проклятиями. Поскольку меня конкретно сдувало, я ушла назад к Ирине, а одна из "четверки" - Светлана - демонстративно пересела на мое место, при этом все они в весьма нелестной форме стали доказывать мне, что не дует. Я едва сдерживалась, чтобы не ввязаться в бесплодную дискуссию, но настроение портить не хотелось. В итоге две представительницы "четверки" - Светлана и Ольга простудились и люк больше не открывали, любезно позволив мне тем самым все же сидеть на своем месте.
   Так вот эта "четверка" безумно ждала выезда из Стокгольма и за наше минутное опоздание обрушилась на нас с упреками, доказывая, что мы опоздали на пять минут, а не на одну. Мы попытались сначала оспорить несправедливый наговор, но быстро осознали бесплодность такой перепалки.
   К тому же мы были не последними из тех, кого ждал автобус. Пустовало еще два места, "четверка" сразу вычислила, что это мама с дочкой-рокершей Татьяной.
   Об этой паре также следует сказать отдельно. Таня всего на год младше меня (вообще мы с ней и еще одной моей ровесницей - нашим гидом Наташей, самые младшие во всем автобусе), а выглядит гораздо моложе своих лет. Такое впечатление создается из-за ее экстраординарного внешнего вида: руки в бесконечных фенечках, и лоскутах бандан, в ушах череда серег, черная кожаная косуха в значках и цепочках, через плечо также перевязана бандана. В рокерах мне всегда немного не нравилось лишь одно - навязывание своей позиции окружающим, хотя я хорошо отношусь ко всем лицам, выбирающим своим жизненным кредо определенное направление в музыке или религии или какой-либо другой области. Характерной особенностью таких лиц является то, что они, как правило, довольно начитанные и умные люди, что мне крайне импонирует.
   Татьяна успела уже переспорить со многими туристами, тем самым, а также своим немного вызывающим видом сумев настроить против себя некоторых из них, особенно нашу "четверку".
   К тому же эта пара довольно богата (надо сказать, что, к счастью, наш автобус в большинстве своем состоит из не слишком обеспеченных граждан, как и я с трудом наскребших деньги на поездку и поэтому отказывающих себе во всем возможном), что несомненно также отражается на их жизненной позиции и разговорах. К своему удивлению я выяснила, что мама недалеко ушла от своей дочки (или дочка от мамы) и любит спорить еще больше и активнее.
   Меня же иногда случающиеся споры нисколько не раздражали, я напротив воспринимала их как возможность немного поработать мозгами и обогатиться новыми знаниями от интересных людей. Поэтому я пребывала в хороших отношениях и с Таней и с ее мамой, и похоже общалась с ними чаще других, многие же вообще сторонились этой парочки.
   Вообще надо сказать, это были довольно приятные люди.
   Так вот, выяснив кто отсутствует, наша сумасшедшая "четверка", стала орать и возмущаться еще больше, уговаривая Наташу и шоферов кинуть рокершу с мамой в Стокгольме и уехать.
   Поскольку так они кричали каждый раз, когда кто-нибудь опаздывал, когда они попали в аналогичную ситуацию, опоздав к сбору на 10 минут, мы отреагировали соответственно, предлагая уехать без них, причем нас обрадованно поддерживал весь автобус.
   Итак, Наташа отправилась на поиски Тани с мамой. Оказалось, они просто потеряли счет времени, наслаждаясь запоздавшей церемонией смены караула. Ох, и набросилась на них "четверка", когда Наташа привела их в автобус от Королевского дворца. Но, к счастью, обошлось без сильных распрей.
   Впереди у нас - почти семисоткилометровый переезд и Наташа предложила пообедать в ресторанчике на выезде из Стокгольма за 80 крон. Обычно я отказываюсь от такой роскоши, но сейчас шведских денег у меня было достаточно, да и есть сильно хотелось, поэтому я решила подкрепиться.
   На обед нам предлагали огромный кусок жареного мяса или рыбы - на выбор (с картофелем), а также чай, соки и огромное зеленое яблоко (которое я приберегла для Ольги с Ирой, отказавшихся от обеда). В виде шведского стола предлагались салаты в виде порезанных овощей одного вида.
   Пока мы обедали, Ира с Ольгой предприняли также хитрую операцию и договорились с поварами об обеде из картофеля и салатов всего за 30 крон.
  

Долгий путь в Германию

   А дальше были длинные и утомительные километры пути. За это время мы успели посмотреть американский фильм "Я и моя тень" и сполна выслушать стенания нашей "четверки".
   По дороге у нас была остановка на красивейшем, огромном шведском озере Веттерн. Многие из наших туристов сравнивали его с Байкалом: изумрудная, прозрачная вода и скалистые горы. Я, как человек только что приехавший оттуда, возражала: на Байкале противоположных берегов не видно.
   Экскурсанты разбрелись по берегу и окрестностям озера и магазинам. От торгового комплекса к воде вела лесенка, неподалеку от подножия которой располагался бассейн с вышками и винтовыми спусками к нему. Если бы было жарко, мы несомненно захотели бы искупаться в нем, но было жутко холодно, поэтому сама мысль о купании вызывала в нас дрожь.
   Немного размявшись на побережье озера, наш автобус поспешил дальше.
   К вечеру мы прибыли на терминал в городе Треллеборг, откуда около одиннадцати вечера должен был уходить наш паром Scandlines в немецкий город Росток. Этот паром был в два раза меньше нашего предыдущего, но также поражал своими размерами.
   Здесь не предполагались ни завтраки, ни ужины, можно было лишь пообедать самостоятельно в местном кафе. Размещение на пароме было в четырехместных каютах (за доплату в размере 20 долларов) и на "сидячих" местах. Наташа предложила тем, кто не доплачивал за четырехместное размещение в Москве, сделать это сейчас, чтобы она попробовала в кассе поменять билеты.
   Ира за четырехместное размещение не доплачивала и сейчас отказалась это сделать, но мы с Ольгой клятвенно пообещали ей, что в случае, если у нас в каютах будет не комплект, мы ее приютим. На том и порешили.
   Наташа посоветовала пассажирам с сидячих мест поскорее их занять в так называемом зале "Cinema room", поэтому, получив от Натальи билеты, мы с Ириной разошлись в разные стороны парома.
   К сожалению, в нашей каюте был комплект: я, Ольга, Наташа и бабуля лет за семьдесят.
   Мы с Ольгой планировали поужинать имеющимися у нас продуктами, взятыми в дорогу из Москвы, принять душ и отправиться на поиски Ирины, чтобы пригласить на чай или отнести ей бутерброды и прочую нашу снедь, да и просто проведать.
   Однако не отступила от этой программы только я. Ольга, разморенная дорогой, тут же улеглась спать, правда попросив меня разбудить ее в полночь, чтобы пойти к Ирине, но в означенное время увидев как сладко она спит, я, конечно, будить ее не стала.
   Наташа, глядя, что я разбираю свои вещи, сидя на нижней полке, чрезвычайно обрадовалась: "Ага, заняла нижнюю полку! Вот ты и будешь открывать дверь приходящим по мою душу туристам и отвечать на их звонки". Я тут же парировала, что на самом деле обожаю верхние полки (это действительно так!) и с удовольствием залезу наверх. Но Наталья наотрез отказалась поменяться и тут же взобралась на вторую полку с книжкой и пакетом соленых орешков.
   Я же предупредила Наташу, что всех "ночных гостей" буду отсылать обратно, еще и лекцию им прочту об аморальности беспокоить гида после "отбоя".
   Тем временем я вскипятила чай, открыла консервы и поужинала. Бабуля и Наташа от предложенных бутербродов и чая отказались, ссылаясь на какие-то свои диеты.
   Потом я поближе познакомилась с бабулей, ее звали Нора Александровна (как потом оказалось было ей не то 73, не то 75 лет). Бабуля оказалась просто замечательной, я и раньше много слышала про нее от Ольги, которая уже успела до этого немного пообщаться с ней, поскольку в Питер они ехали в одном купе, и не меньше меня поражалась ее бодрости и отважности выбраться одной в такое путешествие. Помимо бабули с Ольгой в купе также ехали мама с рокершей Таней, которые всю дорогу спорили с Норой Александровной. В итоге все споры перерастали в вечный вопрос о конфликте поколений, из которого Нора Александровна, по словам Ольги, выходила с достоинством, буквально низвергая Танины доводы мудрыми рассуждениями.
   По сравнению с "роденовской женщиной", которой всю дорогу туристы нашей группы помогали переносить сумки, наливать кипяток в автобусе, Нора Александровна была очень самостоятельной и отказывалась от любой предлагаемой ей помощи. Она не раз пресекала мои настойчивые попытки помочь ей (наши места располагались почти рядом, через проход): "Что Вы! Не беспокойтесь, я сама", чем ставила меня в неловкое положение. Однако бабуля действительно довольно резво справлялась со всем сама.
   Утомительные переезды Нора Александровна переносила гораздо мужественнее многих наших других пассажиров, в дороге она читала, заваривала себе различные супы и кашки. Чаще она просто дремала на специальной надувной подушке, надеваемой на шею и купленной ей, как и многими другими пассажирами в магазинчике по дороге (я же подушку не купила и всю дорогу промучилась, пытаясь устроиться на кресле поудобнее и буквально выворачивая себе шею).
   Нора Александровна получала искреннее удовольствие от нашей поездки, ей нравилось все, и она восхищалась абсолютно всем (к счастью, как и большинство наших пассажиров).
   Забегая вперед, скажу, что она не пропустила ни одной экскурсии (вплоть до того, что посетила во Франции и Диснейленд и Муллен Руж), хотя большими деньгами она не располагала и в конце нашего пути со смехом показывала нам оставшиеся у нее монетки.
   Из разговора с Норой Александровной мне удалось узнать, что она много лет проработала преподавательницей в Тимирязевской сельскохозяйственной академии, а сейчас работает в фирме в Москве и путешествует по Европе каждый год за свои деньги. У нее своя машина - "Нива", которую она сама водит. Нора Александровна рассказала еще много интересного, я тоже немного рассказала о себе, получив от нее даже несколько полезных советов по организации собственного бизнеса в Москве.
   Я слушала рассказы бабули о ее путешествиях и очень сетовала о том, что мои финансовые возможности пока не позволяют мне обеспечить мою маму (как я уже говорила, мой отец бывал за границей) подобной поездкой за границу, чтобы позволить ей хотя бы на миг прикоснуться к частичке другой, цивилизованной жизни. Правда, боюсь после этого, моя мама совсем разочаруется в российской действительности.
   Затем Нора Александровна легла спать, а я, не найдя себе больше собеседника в каюте (Ольга спит, Наташа читает), отправилась бродить по парому.
   Сначала я планировала найти Ирину. В "Cinema room" было темно, на креслах лежало несколько "кульков": это были завернутые в одеяло, пледы и спальники спящие туристы. Боясь разбудить их в поисках Ирины, я решила отказаться от своей затеи. Ладно, может быть удастся встретить ее в каком-нибудь магазинчике!
   На пароме было очень пустынно (особенно в сравнении с предыдущим). Здесь не было пьяных финнов, в небольшой комнатке, символизирующей дискотеку, играла светомузыка, стояли столики, работал бар, на экране показывали какой-то красочный клип и не было ни одной души. В единственном магазинчике парома также было безлюдно. Ознакомившись с заоблачными ценами на продукты, косметику, парфюмерию и сувениры я отправилась дальше, по дороге встречая туристов нашей группы, в том числе мужчину-пенсионера, так же как и я одиноко бродившего по парому и страдающего от скуки и безделья. Скучать вдвоем было веселее. Он показал мне выход на открытую палубу, но там было темно, холодно и ветрено, поэтому полюбовавшись немного разбушевавшейся природной стихией, окружавшей наш паром, мы вернулись обратно.
   Прошли по тому же маршруту: магазин - дискотека - бары. Мой попутчик привел меня к кафе, где всего за 5-7 евро можно неплохо поужинать, а за 3-5 евро - позавтракать.
   Потом он ради шутки показал мне "туалет для собак", в существование которого я до этого не верила.
   Мы еще немного побродили по парому в полном одиночестве, но поняв, что больше здесь делать абсолютно нечего, отправились по своим местам, поблагодарив друг друга за компанию.
   Когда я вернулась в каюту, Наталья по-прежнему сидела на верхней полке и грызла орешки, погруженная в чтение. Ольга и Нора Александровна спали.
   - Ну как там, на пароме? - спросила Наташа.
   - Скукотища, - ответила я.
   Пока я готовилась ко сну, Наталья ухитрилась уронить с верхней полки крышку от коробки с орешками прямо на спящую бабулю. Мне пришлось изрядно полазить по постели Норы Александровны в поисках этой крышечки под Наташины смешки с верхней полки. Ситуация была конечно комическая. Крышку я все же нашла, мы еще немного посмеялись и легли спать.
   В шесть часов утра наш паром прибыл в Росток, а еще через 200 километров пути на автобусе мы оказались в Гамбурге.
  

Гамбург

  
   Гамбург - второй по величине город Германии после ее столицы - Берлина. Этот портовый город расположен на нижней Эльбе, в 110 километрах от места ее впадения в Северное море.
   Сначала у нас была автобусная экскурсия по городу: мы проехали по стареньким улочкам, мимо рынка на набережной. Весь город будто соткан из парков, скверов, каналов и озер. Гамбург называют Северной Венецией, здесь и вправду много воды и мостов. Еще в городе полно старинных костелов из интересного материала - песчаника, который имеет нехорошее свойство темнеть под влиянием ветров, дождей и прочих природных катаклизмов. Местные реставраторы иногда очищают некоторые из них, это придает отреставрированным костелам приятный бежевый цвет (такой перед нами предстала городская Ратуша). Остальные же памятники, до которых еще не дошли руки реставраторов, выглядят ужасающе - то тут, то там над городом можно увидеть ничем не отличающиеся друг от друга, черные, будто обуглившиеся пики костелов, даже фотографировать их не хотелось.
   Наш автобус проехал по Репербану - кварталу "красных фонарей" Гамбурга, переполненному представительницами самой древней профессии в окружении молодых людей, длинноволосых, плохо одетых, напоминающих нечто среднее между хиппи и бомжами. Вся улица была наводнена подобными темными личностями, вдоль нее тянулась длинная череда магазинов "Sex-shop", стриптиз-баров и прочих заведений аналогичного профиля. Некоторые надписи и предметы, олицетворяющие то или иное заведение, говорили о нетрадиционной ориентации или даже явно извращенческом "вкусе" их посетителей.
   В общем, не хотела бы я оказаться на такой улице вечером.
   Первая остановка в Гамбурге - у церкви Михаила Архангела. Как и прочие католические костелы, она очень большая, поэтому сфотографировать возможно лишь венчающую ее башенку с часами, которые являются самыми большими в Гамбурге. Однако сами по себе часы не выглядят такими уж огромными, а может быть такое впечатление возникает, потому что расположены они довольно высоко. Напротив церкви - современное здание-высотка с тонированными стеклами, в котором очень хорошо отражается церковь. Многие фотографировали церковь в стеклах этого здания - и оригинально, и в кадр влезает.
   Над входом в церковь - скульптура Михаила Архангела.
   В церкви Наташа провела небольшую экскурсию, но я и некоторые другие туристы были так увлечены "подпольной" съемкой внутреннего убранства церкви, что содержания экскурсии я не запомнила. Наша тайная съемка все же была замечена шустрой бабулькой, приставленной в церкви следить за порядком. Она тут же подскочила к Наташе и стала что-то лопотать на немецком, явно объясняя, что снимать здесь нельзя. Мы сделали вид, что ничего не поняли, но аппаратуру убрали.
   У выхода бабуля настойчиво попросила нас оставить денежку на пожертвования (это была своего рода альтернатива платы за вход), я тоже опустила в копилку монетку, правда русскую. Совсем ничего не положить было бы неправильно, а монеток евро у меня было мало. Вообще русская мелочь мне здесь очень пригодилась, я оставляла монетки в основном на пожертвования и расплачивалась ими в туалетах (как известно, все они за границей платные), конечно в ситуациях, когда это можно было сделать незаметно, поскольку думаю, что администраторам подобных заведений не слишком бы понравились такие русские сувениры.
   Под башенкой с часами церкви - смотровая площадка, недавно здесь произошла трагедия: девушка покончила жизнь самоубийством, спрыгнув оттуда, поэтому теперь доступ на нее для туристов закрыт.
   От церкви мы прошлись по мостовым пешеходных улочек Гамбурга. Они чем-то напоминали стокгольмские, такие же узенькие и извилистые, заводящие иногда в тупик, окаймленные аккуратными красивыми домиками.
   Нам показали стену, расписанную красками в 1989 году в честь 800-летия Гамбурга. В рисунках была отображена вся история города с 1189 года.
   Было раннее утро, поэтому все магазинчики и сувенирные лавки, окруженные палисадниками чудесных цветов, были закрыты. Однако едва мы подходили к ним, как тут же, откуда ни возьмись, появлялись продавцы и открывали лавки буквально перед нашим носом, а потом также быстро закрывали их после того, как оттуда выходили последние туристы нашей группы. Да, западные бизнесмены явно не желают перетрудиться лишнее время.
   Мы немного походили по сувенирным лавкам, а потом отправились на автобусе на главную площадь Гамбурга - к Ратуше - красивому большому костелу из очищенного песчаника, с зеленой крышей.
   Сначала Наталья провела нам экскурсию внутри Ратуши. Здесь особо запомнились головы египетских животных, из которых струилась вода над чанами. Это сейчас воду можно пить, а были времена, когда Гамбург задыхался от волны эпидемий страшных болезней, поскольку во всем городе не было ни единого источника питьевой воды. Поэтому во внутреннем дворе Ратуши стоит фонтан, символизирующий богиню Гигею, которая когда-то спасла город от эпидемий.
   После экскурсии нам предоставили свободное время. В этот раз его было более, чем достаточно. Мы обошли все окрестные достопримечательности, фотографируя оригинальные здания, памятники, костелы. Прогулялись по набережной напротив Ратуши. Набережная очень красива, с разноцветными флагами, на ее противоположной стороне - здание с белыми арками и красными цветами в больших горшках, у берега плавают стаи белых лебедей.
   Наталья подсказала нам, где найти кафе, в которых можно недорого поесть, в том числе разрекламированные нам знаменитые гамбургские сосиски, хотя их, по словам нашего гида, в Гамбурге можно купить "буквально на каждом шагу".
   Однако все наши надежды позавтракать потерпели крах. Было воскресенье: все кафе и магазины закрыты, на улицах безлюдно, несмотря на то, что время уже далеко не раннее. Поэтому мы гуляли по Гамбургу без особой радости, голодными взглядами поверхностно скользя по местным достопримечательностям и приковывая их в основном к дверям закрытых магазинов. Да, отсутствие организованного завтрака на пароме плохо сказывалось на наших пешеходных способностях, если бы не это при таком количестве свободного времени мы давно бы уже были на другом конце города. Теперь же мы ходили рядом с закрытыми киосками и с грустью взирали на выложенные на полочках булочки, бутерброды. "Так совершаются преступления", - думала я, глядя на аппетитные плюшки за стеклами киосков.
   В Гамбурге я впервые сделала для себя неожиданное открытие: на самом деле немцы относятся к нам очень плохо. Буквально бросаешься наперерез местным жителям с вопросом: "Where is the market?" Немцы же абсолютно не реагируют на тебя, аккуратно обходя и даже отодвигая, делают вид, что не замечают.
   "- Доктор, меня все игнорируют. - Следующий!"
   Наконец, лишь к часу дня открылись первые продуктовые киоски (в отличие от них сувенирные открылись пораньше). Ассортимент в них крайне скудный: пиво и гамбургеры. Но делать нечего, придется довольствоваться и этим: тем более, что скоро наш автобус отправляется дальше.
   Различных видов гамбургеров здесь очень много: и финбургеры, и чиккенбургеры и еще какие-то ...бургеры с совсем непроизносимым названием. Отсутствие альтернативы и название города обязывало их попробовать.
   Я выбрала куриный, их здесь тоже несколько видов, размеров и по разным ценам, приходится писать название выбранного мною чиккенбургера на бумажке, немцы вообще не понимают моего английского.
   Пока Ира с Ольгой отправились прогуляться по сувенирным лавкам, я была захвачена девушкой с нашего автобуса - Светланой, которой было скучно пить пиво одной и она вовлекла меня в это занятие. Я пиво не люблю, тем более на голодный желудок, но поддержать компанию не отказалась (к тому же почему не выпить настоящего гамбургского пива?).
   Света немного странная девушка. Выглядит она довольно молодо, хотя ей уже под 40, но ее лицо почему-то всегда носило на себе мрачную печать недовольства. Это сильно бросалось в глаза и естественно отталкивало окружающих от общения. Глядя на нее, можно было подумать, что либо у Светы случилась какая-то страшная трагедия, либо ее силком затащили в эту поездку.
   К тому же она ни с кем не общалась и сидела в автобусе на двух креслах одна, по словам некоторых пассажиров, предварительно изгнав оттуда свою соседку - "роденовскую женщину", которой пришлось перейти на последний ряд автобуса, где были свободные места (конечно со слов Светы все было совсем не так). Я была очень удивлена такому странному поведению экскурсанта и пыталась разговорить ее. В итоге, как-то раз, по привычке развлекая туристов, томящихся в ожидании очередной команды гида о размещении на пароме, различными байками, мне все-таки удалось развеселить и ее, а потом и втянуть в разговор. Увидев мою благосклонность, Света решилась обрести во мне, если не подругу, то по крайней мере хорошую знакомую на время поездки. Поэтому впоследствии практически в каждом городе я получала от Светы предложения выпить пивка, а иной раз, когда Ирина и Ольга были уж слишком поглощены хождением по сувенирным магазинам или дремали на пароме, и я оставалась хотя бы на непродолжительное время одна, Света по собственной инициативе зазывала меня на прогулки, и я не без радости принимала ее общество.
   И все же вечно грустный Светин вид и временами странное поведение (не по возрасту) частенько вызывали у нас улыбки. Одной из интересных особенностей Светы была ее безудержная любовь фотографировать себя на фоне европейских достопримечательностей. Конечно все мы грешили этим, но у Светы такое увлечение приобретало просто грандиозные масштабы маньяка-позера: памятники без своего изображения на их фоне она вообще не видела смысла фотографировать. В итоге либо я (что случалось чаще всего), либо Ира с Ольгой обязательно были выдернуты из толпы туристов для фотографирования Светы. При этом грустное выражение Светиного лица при съемке озарялось лучезарной улыбкой, она позировала очень вдохновенно, махая ручкой в объектив фотоаппарата или изображая различные фигуры. При этом такое внезапное перевоплощение Светы в жизнерадостного человека было настолько смешным, что, едва отпустив Свету с новым кадром, мы буквально заходились в хохоте, конечно стараясь делать это незаметно.
   Если моей постоянной соседкой в отелях была Ирина, то Света являлась Ольгиной соседкой по комнате, поэтому мы постоянно и совершенно искренне приглашали Свету принять участие в наших ежевечерних чаепитиях и посиделках, но она почему-то все время отказывалась от этого.
   Итак, сидим мы со Светой напротив Ратуши на площади Гамбурга, голодные, потягиваем из баночек пиво, смотрим на украшенную розами набережную, на вереницы белых лебедей, плавающих неподалеку, болтаем "о своем, о девичьем" и даже не задумываемся над тем, какие же мы счастливые! Мы уже привыкли к тому, что мы не в Москве, а в Европе и потому и на старинные здания, и на цветы, и на лебедей взираем абсолютно спокойно, как на необходимые атрибуты нашего путешествия, нашей десятидневной экскурсионной жизни, кажется, что мы уже давно в Европе и будем здесь еще бесконечно долго!
   Через несколько минут наш автобус покинул Гамбург и направился во Францию.
  

Во Францию

  
   Переезд в Париж - опять 600 километров. Дались эти километры некоторым нашим пассажирам, а особенно "великолепной четверке" особенно нелегко. Помимо вечного нытья и перепалок между собой, они периодически возмущались то слишком медленной ездой автобуса, то слишком быстрой. В итоге, когда мы поздним вечером приехали к своему транзитному отелю во Франции, в провинции Рубо города Лилль, в трехстах километрах от Парижа, они потребовали не останавливаться здесь, а ехать прямо до отеля в Париже.
   Боюсь, что Наташа, услышав это в двенадцатом часу ночи, вполне могла поседеть.
   Мы же с Ольгой занимались изучением путеводителя по Парижу, а также карты, планируя свои самостоятельные маршруты в свободное время в этом городе, поэтому дорога не показалась нам такой утомительной.
   Надо отдать должное "Туртранс-Вояжу": в каждом городе мы были обеспечены картой, поэтому потеряться было в принципе невозможно, да еще к тому же нам подарили книжку "Туртранс-Вояжа" по малому французскому маршруту с описанием основных достопримечательностей некоторых из посещаемых нами городов.
   Итак, третья наша ночь в Европе должна наконец-то пройти в отеле. Я впервые в европейском отеле и меня восхищает в нем все. У нас прекрасный двухместный номер с удобствами и с телевизором. Необходимо разобрать вещи, перетасовать сумки, но хочется просто упасть на кровать и щелкать кнопками телевизора, переключая французские каналы с весьма скучным и довольно одинаковым набором развлекательных вечерних передач. Все эти передачи на одно лицо: ведущий шутит и публика, сидящая в студии, смеется этим шуткам, периодически они поют весьма нудные и абсолютно не заводные песни. Причем впоследствии мы видели подобные передачи и в других странах. Фильмы и музыкальные каналы обычно платны, то есть при доступе в них необходимо ввести номер своей комнаты, а утром расплатиться за просмотр. Я в шутку предложила вводить номер комнат "великолепной четверки", чтобы внести в их склочную жизнь хоть какое-то разнообразие.
   В этом отеле мы впервые открыли новую традицию: с этих пор ежевечерним у нас стал обряд чаепития в нашей комнате. Ольга приходила к нам, я кипятила воду в двух кружках, мы скидывали печенье и прочие сладости, взятые из Москвы, на общий стол и чаевничали под разговоры и байки.
   Во все отели мы приезжали поздно вечером: в одиннадцать, в двенадцать. Каждый мой (да и в целом наш) вечер в отеле напоминал "день сурка": ставлю чай, заряжаю батарейки для видеокамеры, принимаю душ, ложусь спать.
   С утра в отелях за полчаса до завтрака (а это где-то в семь, а то и раньше) нас будил телефон или телевизор, заранее запрограммированный нами на побудку строго по Наташиной инструкции. Ира вставала первая, я же с трудом под ее уговоры поднималась минуты за три до завтрака, для меня ранние подъемы вообще каторга. Надо отдать должное Ирине, она каждый раз находила оригинальные способы моей побудки. Например, курсируя по комнате она декламировала:
   - "Вставайте, граф! Рассвет уже полощется..." Откуда строчки?
   - Визбор, - сонно отвечала я и переворачивалась на другой бок.
   - Молодец, не спишь, - констатировала Ирина и удалялась в ванну.
   Надо сказать, что моему удивлению не было границ, когда как-то раз рассуждая о музыке, я упомянула, что тоже увлекаюсь, к сожалению, малораспространенным, а точнее непопуляризированным в нашей стране жанром музыки, и Ирина с Ольгой наперебой воскликнули: "Авторская песня!" Вроде бы я не упоминала об этом ранее, неужели у меня написано это на лице? Так у нас нашлась еще одна точка соприкосновения общих интересов.
   В Москве меня пугали тем, что в странах, не являющихся скандинавскими, завтраки континентальные, а это значит, что кроме чая, джема и круассанов больше ничего не будет. Однако эти опасения не оправдались, и практически везде нам предлагался большой ассортимент обильной пищи.
   На столах всегда были выставлены вареные яйца, йогурты, мюсли, различные виды нарезок колбасы, сыра, ну и конечно булочки, круассаны, джемы, варенье (в основном к особой моей радости любимое мною клубничное варенье), соки, чай, кофе. В общем, наедались мы отменно, так, что в обед мы лишь ухитрялись перекусить какой-нибудь булочкой, а вечером пили традиционный чай, в ожидании утреннего завтрака, при этом в наших сумках лежали вполне съедобные консервы и другие продукты, но среди западной экзотики мы почему-то упорно не желали прикоснуться даже к этому кусочку родины.
   Еще с вечера, пока наш автобус плутал по темным улицам провинции Рубо в поисках нашего отеля, мы с Ириной успели заметить, что местечко здесь очень красивое: на площади мы увидели церковь и ратушу, к которой вознамерились обязательно пробежаться утром. И вот теперь, досрочно закончив наш завтрак, мы кинулись в номер за фото- и видеоаппаратурой и, располагая лишь несколькими минутами до отхода автобуса, рванули на площадь фотографировать. Там мы встретили семейную пару туристов с нашего автобуса, также на бегу расчехлявших свои фотоаппараты перед памятниками старины провинции Рубо.
   На автобус мы успели, но уже отъезжая от отеля вдруг увидели чудесную скульптуру велосипедиста, сделанную из ... цветов, туристы принялись снимать это оригинальное произведение искусства прямо из окна автобуса, а я страшно расстроилась, что мы не заметили это чудо, пробегая невдалеке от него.
   Но ничего не поделаешь, наш автобус рвался в Париж, и мы уже были готовы к встрече с этой жемчужиной Европы.
  

Париж

  
   В Париж мы прибыли в полдень и остановились возле грандиозного по масштабам и совершенно необыкновенного по красоте здания Гранд-Опера. Здесь мы столкнулись сразу с двумя проблемами: ожиданием гида (чтобы проводить экскурсии в Париже необходима лицензия на данный вид деятельности, поэтому Наташе приходилось молчать, хотя ей едва удавалось сдерживать свои экскурсионные порывы, и здесь у нас был свой парижский гид, которого пришлось ждать) и невозможностью стоянки автобуса, поэтому за те 40 минут, которые мы томились в ожидании, наш автобус сделал несколько кругов вокруг Гранд-Опера и мы смогли рассмотреть здание со всех сторон.
   Наш гид в Париже - Маша, девушка лет тридцати (а выглядит она еще моложе), давно уже живущая во Франции. По словам Наташи Маша - истинная патриотка. Великолепное знание французского и долгое проживание в Париже позволяют ей претендовать на получение французского гражданства, но Маша не спешит этого делать, да и общается она в Париже преимущественно с русскими и даже выпускает газету на русском языке для российских эмигрантов "Парижский курьер" (впоследствии Маша подарила нам по экземпляру этой газеты).
   Сначала у нас была автобусная экскурсия по городу. В связи с тем, что в Париже такие же ужасные пробки, как в Москве, наш автобус довольно долго тащился по забитым машинами парижским улицам, и мы получили обстоятельную информацию о достопримечательностях, проплывающих за окном.
   Первая пешеходная экскурсия у нас началась с острова Сите. Мы прошли мимо Дворца правосудия за красивыми чугунными воротами с позолоченным орнаментом (я вспомнила московский Дом правосудия, как говорят в Одессе "две большие разницы", даже в визуальном восприятии).
   Оттуда мы прошлись к собору Нотр-Дам, осмотрели его и снаружи и изнутри, где нам очень понравились узоры витражей. Фотографировали собор без устали с самых разных ракурсов, поскольку он красив и разнообразен со всех сторон. Необычная асимметрия его архитектурной постройки придают ему какое-то особое, неповторимое великолепие.
   Затем наш автобус еще немного проехал по центральной улице Парижа, мимо Лувра, сада Тюильри, площади Конкорд, моста Александра III, по праву считающегося самым красивым мостом в Париже, и остановился у Собора Инвалидов, где нас опять выпустили на недолгую прогулку.
   Собор Инвалидов известен в основном тем, что здесь покоится прах Наполеона. Красоту Собора создает не только его архитектура, но и ухоженный садик, разбитый вокруг него, с фигурно подстриженными деревьями, ухоженными газончиками, клумбами цветов и фонтанами.
   От Собора Инвалидов нас повезли в Лувр.
   Лувр - не только всемирно известный музей, само здание Лувра достаточно красиво, оно расположено по периметру и словно замыкает своими строениями небольшую площадь, в центре которой - стеклянная пирамидка, смотрится она посреди старинной архитектуры Лувра как-то нелепо. Наташа объяснила нам, что парижане смирились с ней, поскольку она "маскирует" вход в Лувр и поглощает собой толпу туристов, которая ежедневно оккупирует его. Напротив Лувра - арка Карузель, выглядящая как мини-Триумфальная арка.
   В Лувре Наташа раздала нам путеводители по музею и отпустила нас на свободное время на 2,5 часа. Ну что такое столь недолгое время для Лувра? Его и на Третьяковку не достаточно!
   Поэтому я, Ольга и Ирина бегом рванули по залам, вертя в руках карту так и этак и понимая, что наших трех высших образований для того, чтобы разобраться в ней, весьма недостаточно.
   На карте были обозначены 4 этажа Лувра, а точнее: 1-й, 2-й, а также: Ground Floor и Lower Ground Floor. Каждый этаж был разбит на сектора, залы и зальчики, которые обозначались на схеме цифрами и выделялись различными цветами в зависимости от экспозиций в них представленных: скульптура, живопись разных веков, жанров и стран.
   Мы, как и многие туристы, первый раз попадающие в Лувр, сначала вознамерились разыскать знаменитый шедевр Леонардо да Винчи "Мона Лиза". Сначала мы пошли совсем не в ту сторону, но потом сориентировались, вернулись на исходную позицию и теперь уже нашли правильное направление, ориентируясь на огромную толпу туристов, ломившихся в одну сторону явно с какой-то тайной целью. Мы решили, что все они идут к знаменитому портрету. Так оно и оказалось. "Мона Лиза" с грустными глазами и загадочной улыбкой на устах взирала на сумасшедших туристов, оккупирующих ее со всех сторон и щелкающих фотоаппаратами, озаряя портрет, закованный в рамку под толстым стеклом, бешеным количеством вспышек. Лично меня поразили небольшие размеры портрета, а я то думала, что он гораздо больше.
   Ольга тоже не удержалась и щелкнула шедевр, я же сняла его на камеру через головы туристов, поднявшись на цыпочки.
   Затем мы отправились дальше, любуясь оформлением залов (мрамором, витражами, бежевыми колоннами), шествуя мимо картин, выделяя взглядом самые известные шедевры и полотна знаменитых художников, но конечно прекрасно понимая, что на ходу картины никто не смотрит, это просто преступление! Я, например, ручаюсь, что могу у понравившейся мне картины простоять около часа, совершенно не замечая течения времени.
   Случайно набрели в залах на скульптуры безрукой Венеры и безголовой, зато крылатой богини Победы. Ну и извращенческий вкус был у античных скульпторов, прямо какие-то хирурги из известного анекдота: "лишь бы что-нибудь отрезать!"
   На самом нижнем этаже Лувра - Lower Ground Floor - мы долго бродили мимо античных каменных стен, египетских скульптур, погрузившись казалось бы в эпоху фараонов и оказавшись во времени, когда наша эра еще не наступила. Каменная кладка стен, дощатые полы и мрак помещений создавал ощущение склепа, по которому бродили три маленькие грустные "мумии" из группы "Туртранс-Вояжа", восхищающиеся шедеврами Лувра и страдающие от недостатка времени.
   Во всех залах Лувра слышалась русская речь, было довольно много русскоязычных экскурсий и вообще в таком потоке русских было ощущение, что мы никуда не уезжали из России, а может просто наше чуткое ухо выделяло русскую речь. Толпы соотечественников "разбавлялись" большим количеством китайских туристов, в основном молодых людей студенческого вида. Обычно китайцы кружком сидели на корточках, а то и просто вытирали штанами пол, взирая на какую-нибудь картину. Они сильно галдели, и от этого впечатление об их количестве усиливалось еще в несколько раз и казалось, что кроме китайцев и русских Лувр больше никто не посещает. У китайцев сейчас подъем экономики (вот вам и результат государственного вмешательства в рыночные отношения!) и они активно путешествуют. Китай занимает на сегодняшний день первое место по туризму среди всех стран мира.
   Пока Ольга бегала по залу, выискивая все новые объекты для съемки, мы с Ирой остановились у одной русскоязычной экскурсии. Гид лет пятидесяти, бородатый, с горящими от азарта глазами, активно рассказывал что-то интересное, отчаянно жестикулируя. Мы, невольно прислушиваясь к его рассказу, взирали в это время на скульптуру молодой красивой женщины, возлежащей на матраце. Ирине особенно понравился матрац, очень здорово отображенный скульптором, каким-то чудесным образом сумевшим передать его воздушную мягкость.
   Тут гид с экскурсантами переместился к понравившейся нам скульптуре и констатировал: "Это фигура гермафродита!" Такое заявление прозвучало для нас с Ирой, как гром среди ясного неба, ведь с нашей стороны фигура лежала спиной и выглядела абсолютной женщиной! Мы с Ириной дружно и не сговариваясь отправились изучать фигуру с другой стороны и убедились, что тело женщины "в фас" - мужчина! Это открытие настолько поразило нас, что вывод был сделан лишь один: по Лувру надо бродить с экскурсией!
   Чтобы полноценно посетить Лувр не хватит и дня. Я мечтала прийти в музей ранним утром, вооружившись термосом с горячей пищей, и бродить здесь, приобщаясь к культуре, до самого вечера.
   2,5 часа в Лувре пролетели незаметно, пора было выбираться из этого лабиринта многочисленных залов, переходов, лестниц к выходу.
   Напоследок мы решили забежать куда-нибудь перекусить. Наташа посоветовала нам зайти в кафе, где были представлены блюда различных народов. В Итальянском отсеке можно было отведать пиццы, в азиатском - разные острые блюда и так далее. Ольга и Ирина выбрали азиатскую кухню, поделив порцию на двоих, цены здесь не маленькие. На меня вид продуктов этой кухни произвел негативное впечатление: обилие подливок, соусов ядовитого цвета, запах специй и полное отсутствие хлеба отбили охоту присоединиться к девушкам, поэтому я ограничилась йогуртом, купленным за 2 евро в отсеке другой кухни.
   Отобедав в ресторанчиках Лувра, мы отправились на автобусе к пристани неподалеку от Эйфелевой башни, откуда должна была состояться часовая вечерняя прогулка под романтическим названием "На кораблике по Сене".
   Кораблик имел открытую и закрытую палубу, но мы расположились на открытой ее части, хотя там довольно сило дуло и уже явственно чувствовалось холодное дыхание вечера, несмотря на довольно теплый парижский день.
   Теперь все достопримечательности Парижа были увидены нами с воды. В вечернем закате предстали перед нами музей Д'Орсэ, собор Нотр-Дам над увитой плющом стеной набережной и другие достопримечательности, ну и конечно красивые старинные мосты Парижа. Особенно прелестно в последних лучах солнца поблескивало золото скульптур моста Александра III.
   На кораблике у каждого сидения висела огромная тяжелая железная трубка с многочисленными кнопочками. Нажатием на одну из них мы включили русский текст экскурсии. Приятный мужской голос в трубке рассказывал о проплываемых нами достопримечательностях, истории их создания, временами его рассказ прерывался фрагментами бессмертных произведений Джо Дассена.
   Когда наш кораблик плыл обратно, перед нами во всем своем великолепии предстала светящаяся огнями Эйфелева башня, особенно красивая на фоне темного неба. Надо сказать, что днем Эйфелева башня произвела на нас крайне жалкое впечатление, а Ольга вообще удивленно спросила: "Что вот эта ржавая железяка и есть знаменитая Эйфелева башня?"
   А мы с Ириной посмеялись над этим поразительно точным определением.
   Следующей нашей экскурсией было именно посещение смотровой площадки Эйфелевой башни. Мы заплатили за посещение второго этажа, рассудив, что при желании доплатим за третий на месте.
   Прямо у выхода с пристани ушлые французы продавали книжки по Парижу, в том числе на русском языке, а также фотографии наших экскурсантов, предварительно сделанные фотографами на кораблике. Фото были классные: коллаж портрета с Эйфелевой башней, но стоили они немалых денег - 10 евро.
   Часть нашей группы любовалась своими лицами на фотографиях, часть разбежалась по туалетам, в итоге ко времени сбора подошли не все туристы, мы не досчитались двух бабулей и Ольги. Наташа самоотверженно отправилась на их поиски, но безуспешно. К счастью, у Эйфелевой башни мы все же встретились с ними. Надо сказать, что все трое потерялись вразнобой и были сильно перепуганы, поскольку не знали даже названия отеля, чтобы хоть как-то потом найти группу, а у самой Эйфелевой башни было такое количество туристов, что вполне можно было разминуться с нами даже у входа.
   На смотровую площадку Эйфелевой башни поднимали два лифта и немного постояв в очереди, мы сели в один из них и поехали на второй этаж. Выйдя на площадку, испытали неописуемую бурю восторга. Хотелось просто кинуться к бортикам, простирая руки к раскинувшемуся внизу и переливающемуся огнями ночному Парижу. Блики огней мостов и зданий на набережной отражались в черной воде Сены. Нет слов, чтобы описать ночной Париж! Огоньки, огоньки... Мы сделали несколько кругов по смотровой площадке, с одной ее стороны задувал ветер, с другой было тихо. Мы угадывали в ночных светящихся зданиях знакомые нам архитектурные объекты. Вон Нотр-Дам, а это Триумфальная арка, от которой к площади Конкорд уходили светлые полосы Елисейских полей, а вон там маленький, выделяющийся из общего вида архитектуры города островок вздымающихся в небо высоток, это квартал Дефанс - "город будущего", там мы будем завтра.
   Так мы еще долго стояли, взирая на расстилавшийся под нами ночной Париж, болтали о каких-то отвлеченных вещах, вспоминали Москву...
   Некоторые наши энтуазисты-туристы встали в длиннющую очередь, чтобы попасть на третий этаж башни. Но мы рассудили, что времени для его посещения слишком мало, удастся лишь приехать туда, взглянуть одним глазком и уже надо ехать обратно. К тому же, если уже здесь так высоко, что мы едва угадываем знакомые нам здания, то с третьего этажа все они вообще превратятся в светящиеся точки, сливающиеся в непрерывную вереницу огней. Было бы побольше времени, мы бы конечно посетили третий этаж, поскольку слышали, что там даже есть кинозал, где крутят фильм об истории башни. На втором этаже мы зашли в сувенирную лавку, цены там были конечно заоблачные.
   Поэтому, едва спустившись с башни, я с помощью Ольги (как лица, наилучше знающего английский из всей нашей "тройки"), стала выторговывать у негра брелоки Эйфелевой башни. Как оказалось впоследствии, английский в наших торгах был вовсе не нужен, поскольку негр прекрасно общался на русском, первоначально стараясь убедить нас в своем непонимании ни русского, ни английского, чтобы не сбавлять цену. В итоге нам все же удалось выторговать башенки в два раза дешевле цены, первоначально называемой черным продавцом, и в три раза дешевле, чем они стоили в магазинах.
   Побродив немного под башней, где бегали торгующие сувенирами негры, увешанные различными безделушками, гирляндами светящихся огней (на чернокожих эти украшения смотрелись особенно необычно), мы отправились на автобусе в наш парижский отель.
   Отель находился на окраине города, но зато рядом со станцией метро “Porte de Vincennes”.
   Вообще необходимо сказать, что комфортабельность отелей во многом зависит не только от их "звездности", но и от места их расположения в стране: в столичном городе (пусть даже и на окраине) отель, как правило бывает менее комфортабельным, чем отель, имеющий аналогичное количество звезд, но расположенный на окраинах провинциальных городов.
   Наш отель "JARDIN DE PARIS NATION-BERCY" был, конечно, хорошим и комфортабельным, но в глаза сразу бросились его маленький холл, где не смогли поместиться все туристы с вещами, маленькая, узкая, винтообразная лестница, по которой было очень непросто подниматься с сумками, узенькие коридоры, маленький, рассчитанный лишь на одного человека, лифт.
   Когда молодой человек из нашей группы усиленно пытался вместиться в этот крошечный лифт с огромным чемоданом, под общий смех туристов я посоветовала ему сначала отправить на свой этаж чемодан, а уже потом поехать самому, но парень оказался настойчивым и в конце концов все же добился своего.
   Но нам отель все равно понравился, поэтому мы спокойно поднялись наверх и вечером собрались в номере для традиционного чаепития, обсуждая экскурсии предстоящего дня.
   На утро после завтрака мы отправились на автобусе на экскурсию в квартал "Дефанс".
   Очень непривычно было после центральных улиц Парижа, где каждое здание хранило на себе печать старины, очутиться среди небоскребов, сияющих евростеклами.
   Нас высадили в деловой части "города будущего". "Дефанс" - это действительно отдельный город, здесь абсолютно не верится, что мы в Париже, этот оазис небоскребов, мостов, магазинов скорее напоминает центр Нью-Йорка (такой, каким мы обычно привыкли видеть его в фильмах и на открытках). Кажется, что вот-вот из-за башни вынырнет летающая тарелка. Здесь неплохо снимать фантастические сюжеты!
  
   Еще вчера мы не хотели ехать в "Дефанс", считая, что лучше потратить время на осмотр старой части города. Но "Дефанс" произвел на нас потрясающее впечатление!
   Символом "Дефанса" является знаменитая арка "Облако": внутри высокой просторной арки натянута объемная материя, действительно создающая некий образ импровизированного облака.
   По всему "Дефансу" разбросаны всякие фантастические фигуры и предметы. Например, неподалеку от арки стоит фигурка цветного, толстого человечка с запрокинутой в небо головой, пытающегося рассмотреть что-то в бинокль в атмосфере. На самом деле эта фигурка маскирует обыкновенную мусорку. А еще на площади у арки "Облако" можно встретить скульптуры различных частей тела: головы, пальцев рук (очень правдоподобные). Представляете, стоят вокруг пяти или десятиметровые пальцы!
   Немного рассказав нам о "Дефансе", нас отпустили на свободное время. Я, Ольга и Ира (как всегда вместе) решили не ограничиваться внешним осмотром арки "Облако", и взобраться на нее. Билеты на смотровую площадку стоят дорого: приблизительно 7 евро, но уж очень нам хотелось залезть туда, дабы воочию увидеть "город будущего" сверху! Поэтому мы тут же принялись рассматривать прейскурант цен на предмет льгот и увидели там льготный "семейный" билет за 15,5 евро. А что, нас трое, почему не семья? Правда, почему все трое женского пола? Я предложила, если кассирша удивится, сказать, что мы "шведская" семья, в традиционном понимании абсолютно непонятно: лица какого пола и в каком количестве должны входить в нее (кстати, на самом деле никакого отношения к старушке Швеции данное понятие не имеет). Решили рискнуть и (о, чудо!) получилось!
   Конечно, билетерша с недоверием посмотрела на наши ухмыляющиеся лица, нагло заявляющие, что мы семья (при этом Ира и Ольга показывали на меня, утверждая, что я в этой семье "child"), но "семейный" билет продала.
   На лифте мы поднялись наверх. Впечатление с высоты птичьего полета было захватывающее, правда "Дефанс" немного окутывала еще не рассеявшаяся утренняя дымка тумана. Вдалеке мы разглядели очертания Триумфальной арки, она показалась нам будто некоторым мостком, разделительной чертой между старым и современным городом.
   Немного полюбовавшись видами на "Дефанс" свысока, мы спустились вниз и отправились в крупный (и по словам Натальи) сравнительно дешевый магазин. Ира с Ольгой хотели там посмотреть сувениры, я же уже несколько дней буквально грезила о йогуртах, поэтому в итоге мне удалось затащить попутчиц в продуктовый отдел магазина. На многие продукты здесь были скидки или так называемые "цены распродаж", допустим блоки йогуртов из 4-6 разных штук, здесь стоили так дешево, что каждый обошелся нам приблизительно в 40-50 центов (напомню, что в других магазинах Европы каждый йогурт стоил от 1,3 до 2 евро). Мы так обрадовались этому, что купили больше десятка различных йогуртов (и потом дня три ели их). Забегая вперед скажу, что таких вкусных йогуртов в Москве ни за что не купить, обидно, что в нашем городе продают всего лишь обычную порошковую подделку, выдавая ее за йогурты. Европейские йогурты действительно содержат в себе НАСТОЯЩИЕ свежайшие кусочки фруктов. В общем я получила потрясающее наслаждение от этой пищи!
   Еще Ольга купила в магазине манго, объяснив, что в экзотическом путешествии обязательно нужно попробовать экзотический фрукт. Надо сказать, что это манго проехало вместе с нами в Ольгином рюкзачке еще через несколько европейских стран и было благополучно съедено только в Швеции!
   В магазине мы встретили Наташу с шоферами нашего автобуса, которые закупали вино в больших красивых упаковках (спиртное здесь тоже чрезвычайно дешево!) Перекинулись парой фраз и отправились к автобусу.
   По пути к нему местные ушлые торговцы восточными сладостями угостили нас некоторыми из них. Рекламную порцию сладостей мы съели, но покупать их решились немногие (2 евро за 100 грамм). Однако Ира все-таки не выдержала и купила мармеладки, а Нора Александровна приобрела орешки, конечно, угостили и нас с Ольгой.
   Выехав из делового "Дефанса", мы попали в жилую часть этого квартала. Жилые дома "Дефанса" - круглые, смешно разукрашенные (под цвет камуфляжной формы) высотки, с маленькими и довольно редкими окошками. Но в целом вид у них был очень привлекательный и необычный!
   Вскоре автобус выехал из "Дефанса", наш путь лежал в Версаль.
   Рождение Версаля началось при Людовике XIII, по повелению которого здесь был построен маленький охотничий замок, поскольку он любил развлекаться в этих местах соколиной охотой. Королевской резиденцией Версаль стал при Людовике XIV, известным в истории, как Король-Солнце, в это время Версаль превратился в роскошный дворцово-парковый ансамбль, сохранивший свою красоту и величие до сего дня.
   О "солнечности" короля буквально "кричат" залы Версальского дворца: многочисленные зеркала, высокие потолки, хрустальные люстры, большие окна, из которых открывается живописный вид на сады Версаля и картины, картины, картины..., изображающие, в основном, различных представителей королевской дистанции.
   По своей роскоши и великолепию Версаль очень напоминает Петергоф, и много лет ведутся яростные споры между "знатоками", какой же из ансамблей лучше. Я же скажу, что ни один из них не уступает другому по красоте, они похожие, но разные, и история их возникновения и существования очень разная, поэтому, на мой взгляд, их просто нельзя сравнивать!
   В Версале фокус с представлением меня студенткой не прошел, пришлось покупать обычный билет. От наушников с русским текстом экскурсии, мы с Ириной отказались, поскольку стоили они дорого (по цене входного билета), да и, получив определенный опыт посещения европейских музеев, мы были уверены, что здесь также будет полно русских экскурсий, в чем не ошиблись. В первых же залах мы встретили русскую экскурсию с уже знакомым нам гидом, вещавшим в Лувре про так поразившую нас скульптуру гермафродита. Так из зала в зал мы и переходили, слушая его рассказ и с удовольствием созерцая великолепное убранство дворца.
   Надо сказать, что в Версале мы, к сожалению, разошлись с Ольгой, которая немного задержалась с некоторыми представителями нашей группы у входа во дворец.
   Мы с Ирой, хотя и ходили по залам медленно, Ольги так и не дождались, поэтому, закончив осмотр, я решила пробежаться в начало дворца в поисках Ольги. Как ни странно, Ольгу я так и не нашла, хотя в залах было довольно пустынно.
   Пришлось нам с Ириной одним отправляться на дальнейшую прогулку, теперь уже в сады Версаля.
   Сады были великолепными: подстриженные стены кустарников, ухоженные газоны с разбитыми палисадниками разноцветных цветов, пруды, соединяющиеся каналами со скульптурными композициями фонтанов (к сожалению, не работающих), самым знаменитым из которых, пожалуй, является Аполлон на своей солнечной колеснице, запряженной шестеркой мускулистых лошадей, будто выезжающий из вод бассейна.
   Мы с Ириной ходили по парку, переходя от скульптуры к скульптуре, мимо гротов, каскадов, фонтанов, бассейнов, болтали о разных вещах.
   По парку ездят кареты с разодетыми в старинные камзолы кучерами и вообще отпечаток старины присутствует здесь во всем и кажется будто время остановилось в Версале и так и застыло в XVII-XVIII веках, не желая поддаваться ходу истории. Если бы не многочисленные, пестрящие разноцветной современной одеждой туристы, нарушающие столь естественную композицию, создавалось бы полное впечатление того, что сейчас из-за подстриженных кустов появится какая-нибудь дама в пышном, роскошном платье с корсетом и длинными полами, поддерживаемыми свитой придворных слуг (а вдруг это будет сама Мария Антуанетта?), или король в высоком парике и с каменной тростью в руке, украшенной перстнями с бриллиантами.
   Обойти сады Версаля и посмотреть все его достопримечательности и за целый день сложно, а уж за отпущенный нам небольшой промежуток времени просто невозможно, поэтому мы с Ириной просто наслаждались красотой парка, созерцая попадающиеся нам на пути объекты. На обратном пути ко дворцу, мы встретили Свету, исследующую сад с картой. Света довольно быстро уговорила нас пробежаться к небольшим замкам "Grand Trianon" и "Petit Trianon", расположенным в глубине сада и конечно менее роскошным, чем сам дворец, но от того не теряющим свою привлекательность. Несмотря на то, что мы почти опоздали к сбору у автобуса и возвращались из парка бегом, мы были рады, что встретили Свету и осмотрели эти прекрасные архитектурные композиции парка.
   В автобусе мы, наконец, встретились с обидевшейся на нас (за то, что мы не подождали ее) Ольгой. К счастью она злилась не долго, хотя я все равно чувствовала себя не очень уютно, дав себе твердый зарок на будущее: всегда ждать задерживающихся. Оказывается, Ольга в отличие от нас взяла-таки наушники с русскоязычной экскурсией и бродила по залам Версальского дворца с ними. Правда, сначала она немного запуталась в залах и пошла не туда, но быстро сориентировалась, что рассказ в наушниках не совпадает с созерцаемыми ею залами, поэтому ей пришлось вернуться и начинать все заново. Видимо из-за этого мы так и не смогли дождаться Ольги, однако до сих пор остается загадкой, как мне не удалось ее отыскать!
   Но вскоре все обиды были забыты. Мы ехали к Монмартру, на экскурсию, которую так ждали и всей душой желали с первого дня нашего приезда в Париж. Эта экскурсия не входила в число обязательных по программе, ее мы инициировали сами. Как ни странно, нам даже не пришлось ее рекламировать и набирать народ на ее посещение, все быстро подхватили предложение Натальи съездить на Монмартр.
   Автобус высадил нас на бульваре напротив холма Монмартра. Пока ждали нашего гида Машу, Ольга с Ирой с завистью смотрели на противоположную сторону улицы, где шла бойкая распродажа сравнительно недорогих разноцветных футболок с разными надписями и рисунками, посвященными Парижу. Другие представители нашей группы тоже глазели на витрины сувенирных лавок, а я пыталась определиться с нашим местонахождением по карте и распланировать дальнейший кратчайший маршрут от Монмартра в исторический центр Парижа. Дело в том, что после экскурсии по Монмартру мы с Ириной и Ольгой хотели устроить себе прогулку по вечернему (плавно переходящему в ночной) Парижу. Эта прогулка должна была стать последней в нашем туре в Париже, поскольку на следующий день у нас намечалась поездка в Диснейленд, а оттуда, подобрав у Лувра туристов, отказавшихся от Диснейленда и посвятивших день самостоятельным прогулкам по Парижу, наш автобус отправлялся дальше, покорять Амстердам.
   Я слишком опрометчиво согласилась на поездку в Диснейленд (хотя планировала ее еще в Москве), не подумав о том, что совсем не будет времени на самостоятельный осмотр Парижа из-за плотного графика экскурсий, и теперь сильно расстраивалась из-за этого с тайной мыслью отдать кому-нибудь свой билет. Успокаивала я себя лишь тем, что парижский Диснейленд надо бы посмотреть, ведь, вероятно, в американский попасть мне вряд ли когда-либо суждено. К тому же большая надежда у меня была на сегодняшнюю прогулку, да еще Ольга с Ирой тоже едут в Диснейленд, а отделяться от коллектива и бродить по Парижу одной скучновато (потеряться, имея карту и зная по-французски единственную, но самую главную для путешественника фразу: "где находится..?" я не опасалась).
   С этими грустными мыслями я и начала свое восхождение на Монмартр.
   Название Монмартра ("Холм мучеников") восходит к легенде, согласно которой парижский епископ раннего христианства Дионисий принял здесь мученическую смерть: ему отрубили голову. По легенде Дионисий, держа отрубленную голову в руках, смог пройти еще шесть километров.
   Путь к величественному, бежевому собору Сакре-Кер (что в переводе означает "Святое сердце"), так нелюбимому многими французами за его византийский стиль, был нелегким. Группы туристов, более привыкших ездить на автобусе, чем подниматься по длинным, крутым, петляющим лестницам, периодически останавливались, чтобы не только полюбоваться красотами расстилающегося у подножия холма Парижа, уходящего вниз узкими кривыми улочками Монмартра, но и просто отдышаться. Ступени Монмартра были оккупированы отдыхающей на них молодежью, кругом бегали местные предприимчивые товарищи, делающие свой нехитрый бизнес на продаже маленьких бутылочек с чистой питьевой водой, в которой плавали кусочки льда, за два евро. Многие из туристов нашей группы, в том числе Ольга, не прошли испытания жаждой и купили-таки себе по такой бутылочке.
   Уж сколько мы достопримечательностей видели за границей, в том числе соборов и церквей, но пожалуй именно этот собор (и конечно Нотр-Дам) произвел на меня особо сильное впечатление! Еще когда наш автобус в первый раз въехал в Париж и кружил рядом с Гранд-Опера в ожидании гида, мы увидели через окно в проеме между домами это уникальное по архитектуре (для Парижа) строение, возвышающееся над городом.
   Фасад Сакре-Кера венчают две наиболее прославившихся в истории Франции фигуры: Жанны Д'Арк и Людовика XIV, а в центре - фигура Иисуса Христа.
   В соборе было многолюдно, шла служба. По просторным, солнечным сводам Сакре-Кера, щедро украшенным мозаикой и великолепными витражами, плыли чудесные, умиротворяющие звуки музыки. Прихожане молились, подпевали. Особенно поразил (что мне всегда очень нравилось в католических, баптистских и прочих неправославных и немусульманских соборах) демократизм, царствующий в этой церкви. Заходит, допустим, в собор нечесаный и небритый, весь в наколках, банданах и серьгах, драных джинсах и грязной майке негр с наушниками на шее, опускается на колени (для колен здесь специальные скамеечки) и молится. Лично мне кажется, что чем меньше в религиозных учреждениях правил, регламентации, официозности отправляемых в них обрядов, тем больше шансов у человека, приходящего в такое учреждение получить умиротворение и достичь своей основной цели - общения с Богом.
   Уходить из собора не хотелось, только начинаешь погружаться в атмосферу всеобщей эйфории от прикосновения к чистому и прекрасному и какого-то внутреннего очищения от навалившихся на тебя проблем и невзгод, как уже пора уходить. Многие наши туристы также еще стояли в соборе, очарованные (и даже зомбированные) этой волшебной службой, не желая смотреть на часы, боясь нарушить чудодейственность всего здесь происходящего. Хотя, казалось бы, никакого чуда не происходило: просто играла музыка и молились люди, но всем было хорошо от этого. И все же что-то необъяснимо прекрасное в этом было!
   Так мы еще долго пятились к двери, не желая выходить из собора и в итоге, немного опоздали к месту встречи с нашим гидом, но примечательно то, что в этот раз опоздали все.
   После посещения церкви мы продолжили экскурсию по Монмартру. Завернув за Сакре-Кер мы пошли по холмистым мощеным улочкам, просто усеянным маленькими магазинчиками и сувенирными лавками. Торговцы галдели и отчаянно жестикулировали, зазывая туристов. Вскоре мы вышли на самую оживленную торговую улицу, чем-то напоминающую наш Арбат. Здесь торговали одеждой, сувенирами, но больше всего было картин. Художники рисовали портреты желающих увековечить свою физиономию кистью французских живописцев. Надо сказать, что все эти торговые улочки довольно грязны, у тротуаров к вечеру собираются целые горы мусора, да и сам Париж не слишком чист, что явно свидетельствует о незримой общности больших столичных городов - культурных и туристических центров. Мой знакомый, долгое время проживший в Париже, утверждал, что чистыми улицы города можно увидеть лишь ранним утром, если оказаться на них сразу после дворников.
   С "арбата" мы вышли к саду виноградников. Лозы винограда обвивали здание, утопающее в зелени сада, который был отгорожен от улицы сеткой. По саду бродили люди в интересных длиннополых одеждах, по виду чем-то напоминающие монахов.
   Маша рассказала нам, что раньше эти виноградники обеспечивали Париж прекрасным вином, а теперь производимое здесь вино - кислое и невкусное (то ли виноделы рецепт позабыли, то ли в самом винограде произошли качественные изменения).
   По соседству с виноградниками располагаются различные питейные заведения, самое известное из них - кабак "У кролика Жилля". На его фасаде красуется картина, изображающая смешного сказочного пьяного кролика в шляпе, камзоле и с бутылкой вина на вытянутой лапе.
   История этой картины и соответственно названия кабака такова. Многие питейные заведения на Монмартре - это не просто кабаки, где сама выпивка заменяет собой все развлечения, а прежде всего заведения, куда приходит довольно интеллектуальная публика: многие из посетителей очень одаренные, творческие люди. Они приходили и приходят сюда прежде всего для общения, здесь они не только выпивают, но и читают стихи, поют песни, обсуждают литературные произведения (все почти как в московских бард-кафе), в общем, культурно отдыхают. Так вот заглянул как-то раз сюда один бедный художник, расплачиваться ему было нечем, он и нарисовал для хозяина кабака картину с этим кроликом. Картина так понравилась хозяину, что была вывешена на фасаде здания и стала своеобразной визитной карточкой этого заведения.
   От виноградников в разные стороны расходятся длинные вереницы зеленых улочек (с увитыми плющом домами), при этом некоторые из них имеют такой крутой уклон, что на них едва возможно устоять, так глядишь и скатишься вниз.
   Мы прошли к дому, где последние годы своей жизни провела певица Далида, затем отправились к знаменитой скульптуре "человека, проходящего сквозь стену", у которого не преминули поочередно сфотографироваться, изображая с ним различные композиции. Потом мы посетили памятное место, где был казнен Дионисий, обозначенное маленьким памятником в виде головы мученика (именно отсюда он шел обезглавленный шесть километров). Расположен памятник в маленьком сквере, отделенном от улицы железными воротами, которые ввиду позднего времени были уже закрыты, но местный смотритель открыл нам их на несколько минут. На дорожке сквера при свете фонарей (уже начинало темнеть) репетировали два жонглера. В вечернем освещении улочки Монмартра выглядели особенно сказочно.
   Спускаясь по ним к подножию холма, мы прошли мимо одной из старинных мельниц Монмартра. Высокий холм был идеальным местом для ветряных мельниц, которые и стояли тут во множестве, что поныне отражается в названиях многих местных заведений - кабаре и ночных клубов, например, "Мулен де ля Галетт" или знаменитое кабаре "Мулен Руж", расположенное неподалеку от подножия холма.
   Спускаясь с Монмартра, мы с Ирой и Ольгой отделились от нашей экскурсии и дальше пошли своим путем.
   Некоторым представителям нашей группы предстоит сегодня ночью посетить кабаре "Мулен Руж". Стоит такое посещение очень дорого для нас: целых 80 евро (надо сказать, что я за все время пребывания в Европе потратила около 150 евро). В билет включена также стоимость половины бутылки шампанского "Брют". Я совсем не завидовала этим экскурсантам, поскольку думаю, что мне бы не понравилось в любом кабаре: в моем представлении кабаре - это некая смесь мюзикла, циркового искусства и возможно легкой эротики, лично я вряд ли бы отважилась пару часов созерцать такую адскую смесь. К тому же я сомневалась, что бедные уставшие экскурсанты после сегодняшнего, столь насыщенного экскурсиями дня, получат полноценное удовольствие от этого ночного развлечения.
   Как оказалось впоследствии (из утренних рассказов не выспавшихся туристов), я не ошиблась со своим выбором и не пожалела, что не посетила "Мулен Руж". По их рассказам они сначала несколько часов бродили по бульвару, неподалеку от "Мулен Руж", а надо сказать, что весь этот бульвар просто усыпан магазинчиками "sex-shop" и другими заведениями аналогичного профиля, поэтому погулять было практически негде. Потом в самом кабаре (помимо заплаченных 80 евро) с них еще взяли деньги за сдачу верхней одежды в гардероб, к тому же там оказались платные туалеты (могли бы и включить все это в стоимость и так уж слишком, на мой взгляд, дорогого билета). Все это немного расстроило наших туристов, хотя само представление всем понравилось, в отличие от шампанского, которое не оставило приятных впечатлений не у кого (еще бы, "Брют"!!! этот кисло-горький, сухой, невкусный напиток). После представления наши туристы возвращались в отель практически в невменяемом состоянии (от усталости) на такси (а это опять деньги!), поздно ночью, когда на сон оставалось совсем мало времени.
   Нам же этим вечером "Мулен Руж" не предстоял, зато у нас была запланирована увлекательная самостоятельная прогулка по Парижу.
   Сначала мы отужинали круассанами в одном из местных магазинчиков, предварительно сдобрив их незаметно изъятыми с утреннего шведского стола плавлеными сырками и джемами.
   От магазинчика мы направились дальше, изучая карту и расспрашивая местных прохожих: Ольга по-английски, а я на французском, вероятно ужасно коверкая его и зная при этом всего пару фраз. Однако, как ни странно, нас понимали. Французы оказались очень приветливыми (не то, что немцы), каждый раз останавливались и, улыбаясь, долго и подробно объясняли нам, как добраться до того или иного места. Наталья нам рассказывала, что французы не любят англичан, поэтому обращаясь к ним на английском, необходимо упоминать, что на самом деле мы “Russian”. Но объяснять не приходилось, по-моему, французы прекрасно понимали, кто мы такие.
   Так с расспросами и картой мы потихоньку добрались от Монмартра до Гранд-Опера. Свет хрустальных люстр в оконных проемах, а также отблески уличных фонарей озаряли стены этого величественного здания и особенно его золоченные вензеля.
   На ступенях у входа Гранд-Опера расположилась отдыхающая молодежь, Оля с Ирой присоединились к ним. Они наблюдали, как я бегаю с камерой и снимаю это, особенно красивое ночью, здание. "Zoom" моей камеры позволил рассмотреть даже внутренние своды Гранд-Опера, ажурные, расписные потолки и хрустальные люстры. Интересно, сколько стоит сюда билет? Я перешла улицу и стала снимать Гранд-Опера издалека, чтобы охватить сразу все здание, правда теперь немного мешали машины. Я снимала в окружении других, таких же любопытных туристов, которых здесь великое множество. Пока наслаждались видами Гранд-Опера, совсем стемнело, над Парижем нависла черная ночь.
   Так началась наша экскурсия по ночному Парижу.
   От Гранд-Опера мы, сами того не ожидая, вышли на Вандомскую площадь. Совместными усилиями мы извлекли из недр нашей памяти обрывки вчерашней экскурсии и вспомнили, что Вандомская Колонна, установленная в центре площади, была изготовлена по указу Наполеона из пушек (сплава), оставшихся после Аустерлицкого сражения. Колонну венчала фигурка самого Наполеона.
   От Вандомской площади мимо дорогих магазинов французской моды, к счастью, уже закрытых (а то мы могли бы здесь зависнуть, рассматривая недоступную роскошную одежду), мы прошли к парку Тюильри. Парк предстал перед нами в виде темного массива деревьев, за высоким решетчатым забором.
   По дороге нам попались две девушки-туристки, судя по их виду и манерам, англичанки. Они спросили нас, где здесь дорогие магазины? Ольга, по-английски объяснила им, как пройти к магазинам, но при этом пояснила, что все они уже закрыты. Девушки заулыбались и сказали, что желают лишь посмотреть на их витрины.
   Мы посмеялись такому желанию и отправились дальше, к площади Конкорд. Эту площадь венчают памятники - Людовика XVI и Марии-Антуанетты, казненных здесь в 1793 году.
   С площади открывается вид на расположенную вдалеке церковь Св.Марии Магдалины (или проще - Мадлен), представляющую собой высокий классический греческий храм с колоннами.
   На площади расположены два красивых мощных фонтана, обрамленных скульптурными композициями. Фонтаны оказались работающими с великолепной разноцветной подсветкой. За ними виднелось здание Бурбонского дворца. К первому фонтану я еще уговорила подойти Ольгу с Ирой, но от дальнейшей прогулки к следующему фонтану и дворцу они категорически отказались, ссылаясь на свою усталость.
   - Неужели ты еще способна ходить? - вопрошали они меня, мечтая осесть на какой-нибудь близлежащей скамеечки.
   - А у меня волшебные ботинки, - отвечала я и тянула их дальше, на Елисейские поля.
   Знаменитые Елисейские поля - широкая парижская улица с чередой крупных магазинов и увеселительных заведений. Конечно, Ольга с Ирой не преминули затащить меня в пару крупных магазинов, где мы немного поглазели на вещи и цены. Впрочем, цены здесь были не очень высоки, даже в переводе на рубли. Например, понравившаяся мне замшевая куртка на осень обошлась бы всего в 75 евро (даже билет в "Мулен-Руж" дороже). Полюбовавшись ценами и решив, что в моде сейчас цвет беж и клетка (к моей неописуемой радости, вызвавшей воспоминания о ждущих меня в Москве любимых клетчатых брюках).
   Ирина с Ольгой едва дотянули до Триумфальной арки, куда я упорно и безжалостно звала их за собой. Немного не дойдя до этого знаменитого архитектурного сооружения, они упали на ближайшую лавку со словами: "Ну, ты бегай здесь, снимай! Кстати не забудь найти метро!"
   Я немного поснимала светящуюся ночными огнями Триумфальную арку, вечный огонь, горящий на ее полу был перекрыт немногочисленными туристами.
   Жалея Иру с Олей и памятуя о скором закрытии метро (Наталья предупреждала, что попасть в него необходимо до 23.30), я присоединилась к ним и мы стали изучать карту.
   Мои попутчицы и впрямь выглядели уставшими. Я успокаивала их, предлагая подумать о бедных туристах, ждущих времени начала спектакля "Мулен-Руж". Ознакомившись с картой, мы поднялись, чтобы направиться на поиски метро и тут Оля, подбадривая нашу группку, воскликнула: "Вперед, девчонки, нас ждет манго!" От этой фразы мы тут же, скорчившись от смеха, вновь повалились на скамейку. Это было очень смешно. Дело в том, что купленные утром в универмаге Дефанса йогурты и главная коронка предстоящей трапезы - экзотический фрукт манго, все это время путешествовали с нами по Дефансу, Версалю, Монмартру, а теперь еще и ночному Парижу в Ольгином рюкзачке. Мы давно забыли про эти продукты, а Оля, буквально падая от усталости, вдруг вспомнила о своей ноше и видимо это придало ей сил.
   Почему-то по карте мы увидели, что одна из станций метро нашей линии (наша станция “Porte de Vincennes” находится на линии номер один, помеченной на карте желтым цветом) находится за Триумфальной аркой. Поскольку переходить туда не хотелось, мы решили уточнить правильность нашего определения у небольшой молодежной группки. Они почему-то указали нам в сторону Елисейских полей, прямо за нашу лавочку, на которой мы только что сидели. Мы, думая, что они нас просто не понимают, сотый раз объясняя им, что нам нужно именно метро, а не RER, с которой пересекаются линии метрополитена и от попадания на которую нас предостерегала Наташа (RER - это скоростная железная дорога) и именно первой линии (чтобы не переходить и опять не запутаться с RER). И все же молодежь настойчиво указывала нам на это место. Мы, разочарованно, думая, что нас не поняли, поблагодарили ребят, однако решили проверить их версию и вернулись к нашей скамейке. Как ни странно, мы действительно обнаружили там подземный вход одновременно и на RER и на некоторые линии метро, в том числе нашу. Надо сказать, что метро в Париже найти довольно сложно, поскольку входы на станции очень неприметно обозначены (не то, что наши огромные архитектурные сооружения на многих станциях).
   Долго петляя по подземным переходам, мы, наконец, очутились у касс. Ольга просунула в маленькое окошко свою голову и карту, указывая на станцию, на которую нам необходимо попасть и протягивая монетки евро. Однако, как ни странно, мужчина в окошке отказался выдавать нам билетики и настойчиво отсылал нас дальше. Мы ничего не поняли, обиделись и пошли в указанном им направлении. Я попыталась предположить, что, вероятно, он посылал нас к кассам нашей линии. Так потом и оказалось. Мы действительно, еще немного поплутав по подземным лабиринтам, вскоре очутились у касс первой линии. Манипуляции Ольги повторились и в итоге мы получили три маленькие картонки с магнитной лентой для прохода на станции через турникеты, очень напоминающие недавно поставленные нашими российскими властями на железнодорожных станциях.
   Метро в Париже внутри оформлено довольно обычно, то есть практически никак не оформлено: платформа, крашеные стены, увешанные рекламными плакатами и сверкающий поезд, овально-обтекаемой формы. Теперь понятно, почему иностранцы так активно фотографируют многие станции московского метро, которые являются поистине произведением искусства (а мы то по привычке давно уже не замечаем этой красоты).
   Здесь лишь небольшое оформление имеют станции, расположенные в районах выхода к историко-культурным объектам. Например, в районе Лувра - станция метро "Palais Royal Musee du Louvre" украшена небольшими стеклянными кубами с маленькими скульптурками и прочими объектами искусства внутри.
   До нашей станции метро было более десяти остановок, но поскольку промежутки между ними очень маленькие, доехали мы невероятно быстро. Кстати, хотя Россия и считается одной из самых читающих стран в мире, в парижском метро тоже много читающих, причем не только газеты, но и книги.
   Выйдя из метро на своей станции, мы долго не могли сориентироваться в отношении нашего отеля, поэтому были вынуждены обратиться к проходящему мимо французу. К несчастью, он говорил лишь на своем родном языке и по-немецки, поэтому понимали мы его объяснения с трудом. Наконец, достали карту, но и это не помогло, мы лишь окончательно запутали француза. Он же очень боялся, что мы его не понимаем, и объяснял все заново по несколько раз и разными способами. Наконец, когда мы уже поблагодарили его и пошли на поиски отеля, он догнал нас и посоветовал на всякий случай зайти в близлежащую гостиницу и уточнить информацию на "reception".
   Но мы все же пошли по первоначально указанному им маршруту и, буквально завернув за угол здания, вышли прямо ко входу нашей гостиницы. Как оказалось, мы пятнадцать минут слушали объяснения француза, стоя в пяти минутах ходьбы от отеля. В этот день мы так устали, что завалились спать даже без традиционных вечерних посиделок за чаем. Манго опять осталось несъеденным.
  

Диснейленд

  
   Утром после завтрака наш автобус отправился через парижские пробки в сторону Диснейленда, оставив основную массу туристов нашей группы у Лувра: они будут сегодня самостоятельно гулять по Парижу, а вечером мы их заберем, чтобы ехать дальше, в Голландию. Как я уже говорила, я немного завидовала этим туристам и мечтала сама побродить по Парижу также, как они, с картой, да еще и имея в кармане три десятка евро (почти столько стоит билет в Диснейленд, не считая оплаты трансфера до него). Но в принципе и в Диснейленде мне тоже хотелось побывать, поэтому я не переживала.
   Пока стояли в пробке, а они здесь не меньше, чем в Москве (пожалуй, беда с дорогами существует не только в России), увидели толпу народа на берегу Сены. Там были люди в форме спасателей, которые водили баграми по воде и причаливали к берегу пустую лодку, санитары у машины скорой помощи и просто зеваки. Похоже, кто-то утонул в Сене. Печальное зрелище.
   В Диснейленде Наталья раздала нам план его обширной территории, объяснила, как на нем обозначены самые интересные аттракционы, показала направление к входу Диснейленда и ориентиры для того, чтобы выбраться потом к стоянке нашего автобуса. Дело в том, что к Диснейленду примыкает еще один парк с аттракционами, и немного растерявшись на перекрестке дорог между ними можно свернуть не в ту сторону и выйти совсем к другой автостоянке.
   Проехав по длинной бегущей дорожке под звуки сказочной музыки, предвещавшей предстоящее веселье и хорошее настроение, мы оказались у входа в Диснейленд, представляющий собой большой разноцветный дом, украшенный часами с Микки маусом. Перед домом были разбиты цветники с ухоженными газончиками и очень необычными фигурками различных зверюшек, сделанных из своеобразно подстриженных растений и кустарников: бегемотов, жирафов, слонов.
   Территория Диснейленда разбита на 4 основных сектора: "Дикий Запад" (а если следовать дословному переводу - "Страна противостояния"), "Страна Приключений", "Страна фантазий", "Страна открытий". В каждой из этих стран есть пара основных, самых интересных аттракционов, один из которых еще и является самым экстремальным в секторе.
   В центре Диснейленда - знаменитый домик Белоснежки, от которого до входа идет центральная аллея, украшенная по бокам деревьями, с удивительно подстриженными (в форме кубов) кронами.
   По периметру Диснейленда проложена железная дорога, по которой через все секторы парка ездит паровозик с обзорной экскурсией для туристов.
   В Диснейленде мы бродили компанией в составе меня, Ольги, Ирины и рокерши Тани со своей мамой.
   Мы решили не терять время на паровозик, а обойти все сектора по порядку, катаясь на самых интересных аттракционах (на всех все равно не успеем). Они отмечены на карте восклицательным знаком.
   Как известно все аттракционы в Диснейленде бесплатные, а точнее их стоимость включена в цену билета.
   Поскольку желающих покататься обычно слишком много, на многих аттракционах используется система “fastpass”. Эта система позволяет заранее получить билетик на понравившийся аттракцион с отметкой о времени катания на нем, а потом прийти к этому времени и прокатиться абсолютно без очереди. Однако существует определенный лимит использования “fastpass” (воспользоваться услугами данного метода можно лишь определенное количество раз).
   Поскольку мы были в Диснейленде в будний день сентября, когда детишки преимущественно были в школе, нам повезло: больших очередей не было даже на самых интересных аттракционах. Наиболее длительное время, которое нам пришлось простоять в очереди, составляло не более пятнадцати минут, и услугами “fastpass” нам не пришлось воспользоваться.
   Изучение Диснейленда мы начали с Дикого Запада. Надо сказать, что каждый сектор Диснейленда по-особому оформлен. Вот и здесь все напоминало о том, что мы на Диком Западе. Кругом скалистые горы, конюшни, деревянные ворота, кабаки и таверны, звучит музыка типа "Про Джо и Билли".
   Сначала мы направились к Дому с привидениями - серому, старому дому с явным ощущением заброшенности, которое дополнял запущенный сад, разбитый перед ним за чугунными воротами. В саду стоят обелиски ведьм, валяются поваленные, разбитые колонны, обмотанные паутиной. К саду примыкает такое же старое "кладбище", здесь можно увидеть "могилы" пиратов, родственников Микки мауса и Дональда Дака и прочих знаменитых персонажей сказок Диснея. Из дома периодически доносились зловещие завывания, скрежет, вскрики. В общем, мы твердо вознамерились посетить это чудесное местечко. Однако, к несчастью, по каким-то техническим причинам Дом с привидениями временно не работал. Девушки, дежурившие во дворе дома, напоминающие своими костюмами служанок ведьм и вурдалаков, посоветовали нам прийти позже.
   Неподалеку от Дома с приведениями находится огромный пруд, по которому плавает большой колесный пароход, периодически пронзительно гудя и выпуская клубы дыма из своей белой трубы. Этот аттракцион называется "Путешествие по Миссисипи". Глядя на этот старинный пароход, действительно вспоминаешь времена, описанные в книгах Марка Твена.
   Данным аттракционом мы предполагали завершить наше путешествие по Диснейленду, если, конечно, останется время.
   В центре пруда возвышался огромный массив скалистых гор, по которым то и дело со скоростью пули проносились открытые вагончики, сопровождаемые криками и визгом катающихся.
   Мы решили покататься на этой "большой громовой горе" (приблизительно так можно было перевести название этого аттракциона).
   После небольшой очереди, медленно продвигающейся по извилистым подземным переходам, мы с Ольгой оказались в первом вагончике паровозика. Вообще-то я не люблю "американские горки" (особенно после того, как в детстве, катаясь со своим классом на родном ВДНХ, я едва не вывалилась из вагончика из-за его плохой страховочной конструкции, во мне живет естественный страх перед экстремальными аттракционами), но, как ни странно, этот аттракцион мне очень понравился. Дух, конечно, захватывает на крутых горках, зато нет мертвых петель. И вообще это, пожалуй, лучший аттракцион во всем Диснейленде: то мчишься в подземелье, то выезжаешь на высокие пики и любуешься живописными окрестностями пруда, Дома с привидениями, видишь, как тебе машут катающиеся на пароходе "по Миссисипи".
   На одной из особо крутых горок стоит фотокамера, которая снимает искореженные испугом лица катающихся. Ольга сразу узрела ее, как и многие другие катающиеся, которые пытались улыбнуться и помахать в камеру в этом месте.
   При выходе мы остановились у стенда, на котором уже появились наши фотографии. Действительно, здесь было много интересных фото! Но вся наша группка сидела с какими-то уж слишком скучающими лицами, поэтому покупать их было неинтересно, да и дороговато - 10 евро!
   Посетив Дикий Запад, мы отправились в следующую страну - Страну Приключений.
   Страна Приключений встретила нас длинной чередой каналов с веревочными мостиками, скал с водопадами, смотровыми площадками с подзорными трубами, старинными пиратскими фортами, напоминающими сцены из "Острова Сокровищ" Стивенсона, а также пришвартованным к берегу пиратским парусником.
   Здесь экстремальная часть нашей группы: Ира, Оля и Таня покатались на просто извращенческом аттракционе - "Индиана Джонс". Это тоже аттракцион на скалах, катают на нем в вагончиках, но вниз головой и задом наперед. В общем, как в том анекдоте: "И в чем кайф?" Тем более еще была жива в памяти обильность утреннего шведского стола. Не поняв смысла такого геройства и не найдя в этом никаких предпосылок удовольствия, я и Танина мама наблюдали за этим ужасом со стороны. Вскоре появились бледные, с выпученными глазами, но радостные девушки.
   Мы отправились на следующий аттракцион, под названием "Пираты Карибского моря". Пройдя в очереди лабиринты подземных коридоров, мы уселись в вагончики и поплыли по воде под пещерными сводами, мимо "оживающих" рядом с нами, превосходно сделанных восковых фигур пиратов. Они дрались на шпагах, пили ром из больших деревянных кружек или прямо из бочек, разбирали сундуки с золотом, изучали карты, галдели и тянули к нам руки через прутья решетки, прикованные изнутри цепями, захватывали мирные корабли, стреляли из пушек, в результате чего все вокруг озарялось красным цветом и громыхало в ушах, иногда перед нами разворачивались целые баталии. Много здесь было и скелетов что-то вещавших своими утробными голосами, периодически встречались "Летучие голландцы".
   Наш водный паровозик ехал преимущественно медленно, но иногда вдруг с большой скоростью неожиданно нырял куда-то вниз, в результате чего мы оказывались обрызганы с ног до головы, вода затекала на сидения. В итоге мы вышли немного мокрыми, но все равно довольными.
   Через небольшой городок, напоминающий селения Средней Азии, где я не преминула сфотографироваться (посетить города Узбекистана - моя давняя и пока несбыточная мечта), мы прошли к центральной аллее и Домику Белоснежки, а оттуда перешли в Страну Фантазий.
   Это Страна вымышленных героев, проживающих в своих сказочных домиках, здесь можно посетить героев детских сказок: Питера Пена, Алису в стране Чудес, покататься на каруселях и других детских аттракционах.
   В этой стране мы ограничились лишь посещением аттракциона под названием "Маленький мир". Там, в вагончиках на воде мы медленно плавали по кукольным странам мира. Каждая страна здесь была представлена наиболее знаменитыми достопримечательностями, ярко выраженным ландшафтом, климатом и куклами, танцующими в своих национальных одеждах. Например, Францию мы узнали по игрушечной Эйфелевой башни, вокруг которой танцевали канкан полуодетые куклы, видимо представляющие собой подобие "Муллен Руж". К сожалению, Россия либо была плохо представлена и просто не отложилась в моей памяти, либо я ее просто не заметила среди других стран.
   Вообще-то этот аттракцион не произвел на меня впечатления: уж больно он скучный, к тому же сопровождается дурацкой музыкой колокольчиков, еще долго потом звенящих в ушах. А вот Оле с Ирой этот аттракцион почему-то очень понравился, и они даже захотели еще раз его посетить, но, к сожалению, малое количество времени не позволило это сделать.
   Из Страны Фантазий мы перешли в Страну Открытий. Оформление этой Страны явно свидетельствовало, что мы попали в будущее. Того и гляди из-за какой-нибудь круглой стеклянной пирамиды вылетит флаер или выйдет звездный воин с бластером.
   В Стране Открытий все, кроме меня, "слетали в космос на ракете". Девушек посадили в вагончики-капсулы, потом они отвесно куда-то поднимались в полной темноте, а затем капсулами выстрелили. По словам Ирины, они долго летели куда-то под прямым углом, ветер трепал их уши, а овал светящейся луны зловеще улыбался.
   Фото безумцев получилось интереснее, чем на других аттракционах, испуг был отражен во всей красе. Этот аттракцион считается самым экстремальным во всем Диснейленде.
   Потом мы посетили аттракцион под условным названием "Дорогая, я уменьшил детей". Нам раздали темные пластмассовые очки и пригласили в огромный зал с телевизорами. Там было уже много народу, который все прибывал. Мы уселись на ковровых дорожках перед мониторами, пытаясь разобрать, что там говорят. На экране симпатичная дикторша представила нам профессора Залински, фокусы которого нам и предстояло посмотреть и объяснила, что текст, сопровождающий эти фокусы можно услышать по-французски, а можно и по-английски, если взять наушники и пройти через дальнюю дверь в зал, где нам и предстояло знакомство с чудесами. У этой двери стояла довольно большая толпа народу, и мы решили остаться у нашего входа в зал с французским текстом. Не такие уж мы и знатоки английского, чтобы для нас была принципиальна разница между французским и английским.
   Нас потомили в зале еще минут пятнадцать, а затем пригласили в еще более огромный зал с большим экраном.
   Когда все расселись и надели очки, на экране появился профессор Залински со своим изобретением - Чудо-машиной.
   Представление было интересным, со множеством спецэффектов. Из Чудо-машины профессора то выпрыгивал тигр и нападал на нас, то вылетала дрель и летела нам прямо в лицо, пытаясь продырявить насквозь своим вращающимся сверлом. Причем это было настолько правдоподобно, что мы отмахивались от этих летающих предметов, отбивались от набрасывающихся на нас животных, хватались друг за друга, пригибались и в общем со стороны, наверное, выглядели сумасшедшими. Потом профессор "выпустил" в зал кучу внезапно размножившихся мышей, они бегали у нас по ногам и кусали, зал наполнился визгом и смехом. В итоге в самом конце представления, когда нас "уменьшили, посадили в коробку и немного потрясли", в зал "выбежала" огромная собака и раскрыв свою пасть, чихнула на нас так, что мы еще долго брезгливо утирались, прекрасно понимая, что это всего лишь вода.
   Потом, выходя из зала после представления, мы нашли объяснения довольно большому количеству спецэффектов. Например, Таня заметила приделанные к креслу маленькие ситечки, явно предназначавшиеся для нашего обрызгивания. Но вот "эффект кусачих мышей" мы так и не смогли объяснить.
   Времени уже оставалось немного, поэтому мы решили вернуться в Дом с привидениями. К счастью, он был открыт.
   Внутри его нас сначала провели в комнату, где на стенах висели фотографии каких-то графов и графинь и полуразбитые, перекошенные зеркала, горели свечи. Потом эта комната внезапно превратилась в маленький лифт, и мы поехали куда-то вниз.
   Внизу мы долго ходили по лабиринтам комнат полуподвального помещения, то и дело ожидая, что на нас кто-нибудь выпрыгнет, кинется, или еще как-нибудь испугает. Но ничего этого не произошло. Вскоре мы дошли до рельс, по которым ездили раковины, в одну из них мы и сели, продолжив путешествие по комнатам. Мы ездили по комнатам, наполненным то появляющимися, то исчезающими привидениями, которые кружили в вальсе, качались на люстрах и дико завывали. При этом мы опять-таки надеялись, что кто-нибудь из них все же пристанет к нам, попытается нас как-нибудь напугать, но вплоть до конца нашего "путешествия" ничего захватывающего так и не произошло.
   Таким образом, Дом с привидениями нас разочаровал. Уж могли бы и придумать что-нибудь неординарное, тем более, что при наличии такой техники и спецэффектов это вполне можно было осуществить.
   После Дома с привидениями мы решили попутешествовать по "Миссисипи" на пароходике. Мы забрались на вторую палубу, пароход издал несколько пронзительных гудков, выпустил в небеса черные клубы дыма и отправился в свое небольшое путешествие. Мы проплывали Дом с привидениями, "кладбище" сказочных героев, индейские поселения, старинные форты, скальные островки, кипящие гейзеры, в общем, путешествовали по Дикому Западу. На открытой палубе сильно припекало, к середине дня жара достигла где-то 25 градусов, моя видеокамера была раскалена, от палящих лучей солнца не спасал даже широкий козырек моей корейской бейсболки.
   После этого путешествия мы с Ольгой раздумывали: идти кататься на мотокросс или нет. Мы тоже оставили его напоследок. Находился этот аттракцион не слишком далеко от входа и примыкал к Стране открытий.
   Мы решили, что все равно не успеем покататься, поэтому еще немного погуляли по Диснейленду, побродили по сувенирным магазинам, где в большом количестве продавались различные фигурки Микки мауса, Гуффи, Дональда Дака, Чипа и Дейла и других сказочных героев.
   Оля - любительница таких сувенирных лавок, а также Таня с мамой здесь надолго задержались, нам же с Ирой вскоре надоело глазеть на игрушки и цены и мы направились к выходу. Центральная аллея Диснейленда уже оцеплялась, шла подготовка к Большому параду сказочных героев, который должен был начаться через несколько минут. Нам было не суждено его дождаться, поджимало время.
   Несмотря на доходчивое объяснение Натальи относительно поиска стоянки нашего автобуса, на перекрестке у входа в Диснейленд мы немного запутались. Здесь же встретили других туристов нашей группы, также в раздумье выбирающих дорожку к стоянке.
   После пятиминутного бесцельного спора о дальнейшем направлении, я все же решилась спросить у тусующейся неподалеку молодежной группки длинноволосых негров, как пройти к автобусной стоянке, к которой ведет эскалаторная дорожка. Несмотря на мой плохой английский, как ни странно, негры меня поняли и направление объяснили правильно.
   Когда вся группка уже была в сборе, мы опять недосчитались Ольги. Наташа отправилась на ее поиски, а я сидела на тротуарной ступеньке в тени автобуса, наслаждаясь последними ощущениями присутствия во Франции.
   В принципе, Диснейленд стоило посетить, но этот парк развлечений оставил у меня неоднозначное впечатление. Я ожидала, что в Диснейленде должно быть огромное количество аттракционов (в традиционном понимании), а оказалось, что их здесь не так уж и много: 2-3 в каждом секторе. Остальные аттракционы не представляют абсолютно никакого интереса и выполняют чисто эстетическую функцию. Вообще же Диснейленд не даром считается именно парком, основные его достоинства - это искусно созданная обстановка и изысканное оформление четырех, описанных мною сказочных стран. В остальном же, по количеству и разнообразию аттракционов парижский Диснейленд проигрывает даже нашему, гораздо хуже обустроенному и украшенному, ЦПКиО имени Горького.
   Вскоре Наталья привела Олю и наш автобус отправился в Париж. Оля накупила сувениров своим друзьям и родственникам и теперь их демонстрировала. Игрушки, конечно, были хорошими, но боюсь уж что-что, а Микки мауса вполне можно купить в столичном Детском мире и при том гораздо дешевле. Я также пообщалась с Норой Александровной, которая осталась очень довольна посещением Диснейленда и активно рассказывала об аттракционах, на которых ей удалось покататься.
   А я не переставала восхищаться отважностью этой пожилой женщины!
   В Париже мы опять долго пробивались через городские пробки и потому немного опоздали к встрече с нашими экскурсантами, которые уже нервно расхаживали по площади у Лувра.
   Подобрав эту, самостоятельно гуляющую сегодня по Парижу, часть группы, наш автобус отправился дальше.
   Экскурсанты обменивались впечатлениями. Наша, "диснейлендовская" часть группы восхищалась своей прогулкой, а другая часть группы рассказывала, как они ходили по Парижу, лазили на смотровые площадки, делали покупки в магазинах. Эти экскурсанты действительно закупили в Париже большое количество сувениров, одна семейная пара рассматривала прекрасные, выполненные акварелью картинки достопримечательностей Парижа, другие хвастались купленной в Париже одеждой, особенно галдящая за моей спиной и порядком надоевшая всем "великолепная четверка".
   Как я уже говорила, я сильно завидовала тем туристам, которые сегодня самостоятельно гуляли по Парижу. Конечно, в Диснейленде тоже было неплохо, однако, когда я еще накоплю денег на посещение Парижа?
   Да тут еще у Ирины проснулся нездоровый пессимизм, и она стала вздыхать о не посещенных уголках Парижа, жалея о поездке в Диснейленд. Поэтому в качестве ее утешения (да и своего тоже), мне пришлось объяснять, что все равно на Париж не хватит полдня и сюда нужно ехать по крайней мере на неделю и бродить здесь самостоятельно, без экскурсии, по карте, призывая Иру не жалеть о состоявшейся поездке.
   Преодолев парижские, а затем и пригородные заторы на дорогах, наш автобус направился в Нидерланды через Бельгию, где в отеле города Антверпен мы должны были провести предстоящую ночь.
   За три дня, проведенных в Париже в статическом состоянии, то есть не подвергаясь большим перемещениям, мы уже немного отвыкли от переездов, поэтому даже этот, трехсоткилометровый бросок до Антверпена показался нам довольно длинным. Более того, Наталья зачем-то поставила для просмотра видеокассету с новым фильмом про Жанну Д'Арк. Это был какой-то ужасно громкий фильм, на экране кого-то насиловали, убивали, то и дело слышались крики, выстрелы, что-то громыхало, кто-то дико орал. К тому же наша безумная "четверка" все время бродила по автобусу, ругалась между собой и приставала к Наталье со своими просьбами, то прибавить звук, то уменьшить. Дело в том, что одна ее часть хотела смотреть фильм, а другая - спать.
   Я вообще не люблю такие фильмы, а сейчас мне вообще хотелось немного поспать в тишине, но под этот ужасный гул с экрана это никак не получалось сделать, хотя я и накрылась курткой с головой, стараясь тем самым создать себе некий вакуум и отделиться от бушующей внешней среды.
   Так, не выспавшись, я и приехала в Бельгию.
   В отеле Антверпена после традиционного чаепития, мы пытались посмотреть телевизионные передачи, тщательно вслушиваясь в речь дикторов. Язык бельгийцев показался нам какой-то адской смесью французского и немецкого.
   Пока ехали в отель, Наташа рассказала нам, что французы не любят бельгийцев и относятся к ним с насмешкой, почти, как русские к чукчам, сочиняют про них анекдоты.
   Я слышала, что Антверпен тоже насыщен достопримечательностями и является по культурной значимости вторым городом после Брюсселя. Но наш отель находился на окраине города, был уже поздний вечер, а ранним утром наш автобус уезжал в Амстердам, поэтому нам так и не удалось побродить по Антверпену.
   На утро, проехав около двухсот километров через Бельгию и Голландию, мы прибыли в Амстердам.
  

Амстердам

  
   Амстердам - в переводе "дамба на реке Амстель". Что сразу бросается в глаза в городе, так это дома, выкрашенные в черный, серый и коричневый цвета с белыми наличниками окон, что придает столице Голландии весьма мрачноватый облик. Дома выстроены вдоль многочисленных каналов, которыми изрезан весь город.
   Весь Амстердам буквально завален велосипедами, причем все они очень старые и традиционного черного цвета (наверное, мой серебристо-красный шестискоростной недорогой итальянский "дорожник" выглядел бы среди них "шестисотым мерседесом"). Иногда на улице можно было встретить стоянки, насчитывающие вероятно несколько сотен велосипедов, особенно многочисленны такие стоянки у вокзалов и крупных торговых центров. При этом непонятно, как владельцы различают свои велосипеды, на мой взгляд они абсолютно одинаковы. Скорее всего, они берут первый попавшийся, все равно его невозможно отличить среди многочисленного числа таких же.
   Конечно велосипедов много и в других странах, через которые мы проехали, и в Финляндии, и во Франции. Но здесь их уж СЛИШКОМ МНОГО!
   В Амстердаме у нас был голландский гид - русскоязычная, довольно пожилая тетушка, вероятно когда-то приехавшая сюда из России. Она сразу предупредила нас, что Амстердам довольно криминальный город. Поэтому после небольшой обзорной автобусной экскурсии по городу с нами провели тщательный инструктаж о правилах поведения на улицах Амстердама. Надо сказать, что нас инструктировали почти в каждом городе, но такого обширного предупреждения о возможных опасностях мы еще не получали.
   Помимо того, что нам как всегда посоветовали держать ближе к телу деньги и документы, еще рассказали о наличии большого числа карманных воришек в общественном транспорте и о способах "лохотрона" - выманивания денег у иностранных туристов на улицах города. Происходит это обычно так: под видом общественных стражей порядка к туристу подходят и просят показать документы и деньги, якобы в Амстердаме можно находиться лишь при наличии определенного количества денег. А дальше турист случайно остается без денег. При этом на "лохотрон" наиболее часто любят ловить русских и представителей стран Востока: японцев, китайцев, корейцев.
   В том, что в Амстердаме процветает воровство, можно было легко убедиться, увидев колеса от велосипедов, прикрученные к железным оградам мостов: замки не спасают, преступники просто отделяют велосипед от колеса, забирают велосипед, а колесо потом покупают отдельно на рынке.
   Как известно, в Амстердаме легально распространение легких наркотиков, поэтому по всему городу разбросаны магазинчики "Coffee-shop", в которых туристам (без их просьбы и согласия: знай, куда пришел!) вполне могут подмешать наркотики в кофе или начинить ими булочку. Поэтому нам посоветовали воздержаться от посещения этих заведений.
   В Амстердаме находится знаменитый район "Красных фонарей", который обычно очень посещаем туристами. В этом районе нельзя снимать на камеру и фотоаппарат. Если "работающие" в данном районе люди увидят расчехленными данную технику, они просто могут разбить ни в чем не повинную аппаратуру, поскольку они агрессивно настроены по отношению к глазеющим на них иностранцам (конечно, к тем, кто не пользуется их услугами). Об этом нас также предупредили. При этом нам посоветовали не обращать внимания на "женщин в витринах" и ничему не удивляться, это их обычная работа, работа тех, кто не может (или не хочет) зарабатывать по-другому, и учитывать, что работа в модельных агентствах - это совершенно другая сфера бизнеса. Смысл слов гида дошел до нас гораздо позже, когда мы, бродя по улицам Амстердама, все же вышли к одному из таких кварталов.
   Маршрут по Амстердаму был распланирован следующим образом: небольшая экскурсия по городу с гидом, затем посещение Алмазной фабрики, пивоварни "Хайникен", и напоследок - прогулка на кораблике по каналам Амстердама.
   Немного поразмыслив и посоветовавшись друг с другом, мы решили выстроить собственную программу прогулки по городу: сразу отделиться от экскурсии и побродить по улочкам самим, с помощью карты, а к определенному времени подойти к пристани для поездки на кораблике по каналам. К пиву мы не пристрастны, алмазы нас мало интересуют, поскольку денег на покупку даже самых дешевых изделий у нас просто нет.
   Так мы и порешили и, распрощавшись с нашей группой, отправились своей дорогой, на ходу изучая карту.
   В начале пути сразу же "зависли" в одной из сувенирных лавок, ослепленные сравнительно дешевыми, по сравнению со Скандинавией и Парижем, сувенирами. Потом отправились дальше и вышли к цветочному рынку. Рынок действительно пестрил разнообразием цветов и их различной расцветкой, причем иногда весьма экзотичной: как Вам понравятся, допустим, синие тюльпаны? Цветы здесь стоят в кадках, опутывают столбы, свисают с жердей импровизированной крыши палаток.
   Ольга решила сфотографироваться в гуще цветов, но ее стали активно прогонять продавцы, причем весьма грубо. Однако щелкнуть ее мы все же успели.
   Здесь же продают саженцы и семена цветов, причем несмотря на то, что их провоз через границу запрещен, иностранные туристы все равно стремятся их купить. Как стало известно впоследствии, некоторые экскурсанты нашей группы также не преминули погрешить этим.
   На цветочном рынке продаются и многочисленные, также довольно дешевые сувениры, однако весьма примитивные и невысокого качества, как говорится, под названием: "попробуй, довези!"
   Я решила воздержаться здесь от каких-либо покупок.
   От цветочного рынка, мимо Монетной Башни мы отправились на площадь Дамм - в самое сердце Амстердама. Здесь находится знаменитый музей восковых фигур мадам Тюссо, Королевский дворец и очень интересная в архитектурном плане Новая церковь, которая считается символом города.
   По карте от Алмазной фабрики (откуда мы начинали свой путь), до площади Дамм расстояние кажется огромным, но на самом деле пройти его можно минут за пятнадцать, из чего я сделала вывод, что Амстердам - довольно небольшой город.
   Верх фасада музея восковых фигур украшен двумя "человеческими" фигурами: одной в современном обличии, другой - в одежде прошлых веков. В музей безумно хотелось попасть, но для этого маловато времени - не успеем посмотреть город. Поэтому от данной идеи пришлось отказаться, тем более, что Наталья обнадежила нас, что возможность посетить подобный музей, но уже племянника мадам Тюссо, представится в Копенгагене, где у нас будет побольше свободного времени.
   Королевский дворец - коричневая громада, такая же мрачная, как и другие здания, которые будто не хотят нарушать общий тусклый стиль города, представляя собой гармонию серо-черно-коричневых тонов.
   На площади Дамм стоят кареты, запряженные лошадьми, как это не смешно, но тоже коричнево-белых тонов. Кучера скучают - желающих покататься по площади немного.
   Здесь же вьются стаи голубей, при желании можно сфотографироваться в их серой туче, спародировав тем самым знаменитую картинку, привозимую каждым вторым туристом из Венеции. Но мы проигнорировали эту возможность, жалея одежду.
   Если Гамбург показался нам довольно пустынным городом, а Ирина даже сетовала на то, что город не понравился ей именно отсутствием людей на улицах, то Амстердам - полная противоположность. По-моему людей здесь не просто много, а СЛИШКОМ УЖ МНОГО, и это несмотря на то, что был будний день. Представляю, что творится здесь в выходные? Толпы людей разной национальности (явно чувствуется, что все они приезжие), в одежде самых разных стилей и всевозможных расцветок, с необычными прическами, курсируют по улицам.
   Вообще же Амстердам оставляет впечатление молодежного города и города, страдающего от переизбытка иностранцев. Замусоренные улицы и болтающиеся без дела, часто одурманенные какими-то наркотиками, подозрительные личности, создают еще более мрачное мнение о городе. Хотя определенное, правда, весьма своеобразное, достоинство у города все же есть, по крайней мере, Амстердам имеет собственное "лицо" и даже "характер", что уже не маловажно.
   В городе много безобразных, примитивных памятников, которые вовсе его не красят: тощие фигуры мужчин и женщин, как прославившихся чем-то в истории Нидерландов, так и совсем никому неизвестных.
   Мы побродили немного по кривым амстердамским улочкам, набережным многочисленных каналов, по которым курсировали маленькие кораблики, лодочки и даже гондолы, перевозящие любопытных туристов, но потом какая-то неведомая сила все же повлекла нас в сторону района "Красных фонарей".
   Когда улочки сделались уже, и постепенно перешли в какие-то совсем зловещие подворотни, оккупированные "обколотыми" или "обкуренными" неграми, длинноволосыми хиппи, приставучими, высохшими, видимо от порочного образа жизни, нищенками, мы поняли, что близки к цели, поэтому поспешили зачехлить и спрятать фотоаппараты, а я убрала в сумку видеокамеру.
   Действительно, буквально через несколько кварталов мы вышли на улицы, в стеклянных витринах которых стояли женщины весьма определенной профессии. Тут то мы и вспомнили слова нашего гида о том, что нельзя путать в Амстердаме профессию манекенщицы с этой древнейшей профессией, которой занимается здесь совсем другой контингент женщин (в основном иностранцы) и лишь с единственной целью: заработать деньги.
   Правда, я не знаю, что этим толстым, страшным женщинам преимущественно негритянской наружности, с пропитыми и прокуренными лицами, можно здесь заработать. Да и выглядят эти женщины весьма антисанитарно, к тому же все они одинаково ужасны и потому выбора нет никакого. Это же надо быть полным извращенцем, чтобы польститься на ТАКОЕ, да еще и заплатить деньги за это сомнительное удовольствие.
   Мы не стали задерживаться в этих жутких кварталах и поспешили выйти на более цивилизованные улицы.
   К середине дня чувство голода яростно давало о себе знать, поэтому мы все же рискнули заглянуть в одну забегаловку, помня предупреждение гида и заранее убедившись в отсутствии вывески "Coffee-shop" (эти заведения попадались здесь на каждом шагу), где я и Ирина отоварились-таки булочками.
   И все-таки я настаиваю, что облик города формируют не только его культурные объекты, архитектура и магазины, а, прежде всего, люди. На улицах Амстердама, помимо постоянного лавирования среди толпы бесконечных прохожих, часто приходится шарахаться от попрошаек и своеобразных "шутников". Один из последних чуть не вырвал у Ирины ее булочку. Все это конечно ерунда, но в целом впечатление о людях, встречавшихся нам в Амстердаме, положительных эмоций не прибавило. Пожалуй, Амстердам был единственным городом, в котором никто из нас так и не решился обратиться ни к кому из прохожих на улицах за уточнением маршрута или еще с каким-либо вопросом.
   К означенному времени, разобравшись по карте в запутанной веренице улиц, мы вышли к месту встречи с нашей группы, ожидавшей прибытие кораблика, который должен был покатать нас по каналам города.
   Ольга с Ириной тут же "нырнули" в местный сувенирный магазинчик на пристани, а я отправилась осматривать находящееся неподалеку монументальное, старинное здание Райксмузеум - Государственного музея Нидерландов, а также его ухоженный внутренний дворик с цветами и фонтанами.
   А потом была прекрасная прогулка на кораблике. Его палуба была разделена на две части, 80% - закрытая, стеклянная часть палубы со столиками и мини-баром, здесь можно было не только наслаждаться видами на город, но и слушать экскурсию, в том числе на русском языке, корма палубы была открыта, по периметру ее стояли скамейки, на которых и разместились мы с Ольгой и еще некоторая часть нашей группы, здесь было холодно, зато созерцать городские объекты было лучше, да и снимать тоже. Ирина же расположилась в закрытой части палубы, желая послушать экскурсию.
   Едва наш кораблик отплыл, мы увидели то, что заставило большую часть народа выбежать к нам на корму: по набережной шествовал, точнее шествовало (поскольку пол лица определялся с трудом) "нечто", называемое модным в последнее время словом "трансвисстит". Немногочисленная одежда "нечто" состояла из плавок, чулок, высоких сапог и некоторого подобия "верха". "Нечто" имело длинные волосы и крашенные губы. И все же некоторые признаки явно свидетельствовали о сохранении его мужского пола. Столь необычное и неожиданное зрелище не позволило туристам даже вовремя сориентироваться и расчехлить фотоаппараты для съемки этого "чуда". "Чудо" прошло, а туристы еще долго глядели ему вслед, находясь под впечатлением такого символичного представителя "порочного" города.
   За время нашей водной прогулки мы убедились, что Амстердам - город, который лучше всего созерцать из окна автобуса или с борта кораблика. В этом случае можно увидеть лишь необычные здания на набережной, длинные вереницы припаркованных велосипедов, экскурсионные, а также давно не функционирующие кораблики, переоборудованные под жилье, где на палубе стоят цветы в горшках и сушится на веревках выстиранное белье. При этом в сферу зрения не попадают замусоренные улицы с многонациональными толпами куда-то спешащих людей, одурманенных какой-то гадостью негров, нищих и проституток. Конечно, таким образом не удастся прочувствовать природу города, узнать его характер, но зато в представлении туристов он наверняка останется городом, в который хочется возвращаться снова и снова, городом, построенном в определенном стиле, где темные силуэты домов на набережной отражаются в черных водах многочисленных каналов реки, а у берегов пришвартованы прогулочные кораблики и гондолы.
   В общем наше путешествие на кораблике нам очень понравилось и оставило приятные впечатления о городе, позволив увидеть его достопримечательности с воды. Сначала мы проплыли по каналам города, а потом вышли в Северное море, где нас немножко покачало на волнах.
   Мы проехали музей капитана Немо, здание которого по форме представляло некое подобие огромного корабля. Проплыли мы мимо корабля-парусника, где сейчас тоже находится один из музеев Амстердама, а также мимо японского ресторанчика на воде в виде красивой многоэтажной пагоды.
   Потом наш кораблик опять свернул в один из каналов и отправился обратно к пристани, сделав таким образом круг на воде по городу.
   С пристани мы тут же отправились к автобусной стоянке, наслаждаясь последней сотней шагов по нидерландской земле.
   Совершив очередной бросок в 300 километров, поздним вечером того же дня мы оказались в пригороде Бремена, в Германии.
   Несмотря на кромешную тьму, выйдя из автобуса, мы все же смогли определить, что находимся в уютной немецкой деревушке, с ухоженными газончиками, на которых стояли миниатюрные, словно игрушечные, кирпичные коттеджи, укрытые черепицей. Неподалеку располагалось небольшое живописное озеро.
   Наталья разбила нас на несколько групп по шесть человек, распределив таким образом к встречавшим нас представителям частных отелей. В нашу "шестерку" кроме нас с Ириной, входила молодая семейная пара - Алексей и Ирина, и еще одна интересная немолодая пара, о которой следует сказать отдельно.
   По внешнему виду и манерам данная пара напоминала провинциалов впервые получивших некоторую сумму денег и вырвавшихся за границу. Они довольно демонстративно швыряли деньги направо и налево (причем чувствовалось, что мужчина просто "пускает пыль в глаза" своей спутнице).
   Но особенно данная пара запомнилась тем, что совершая восхождение на какие-либо культурно-исторические объекты или просто посещая интересные экскурсии, женская половина данной пары тут же обзванивала по мобильному телефону длинный список своих друзей и знакомых, чтобы рассказать им об этом.
   Выглядело это приблизительно так. "Алло! Тетя Клава, а мы сейчас на Эйфелевой башне. Внизу расстилается ночной Париж, все в огонечках, так красиво". Данный текст с точностью до каждого слова повторялся еще раз десять в отношении дяди Миши, тети Шуры и прочих людей.
   Представляя, как при этом матерятся на другом конце провода обзваниваемые личности, туристы нашей группы давились смешками и, куда бы мы не шли на организованную экскурсию, все тут же обращали внимание на данную пару в ожидании, когда же они начнут звонить. Выглядело это очень смешно!
   Не понимаю, неужели такими звонками и впрямь можно доставить удовольствие своим друзьям, знакомым и родственникам. По-моему, это просто невежество, когда мои друзья погибают в Москве под валом документации, облучаются экранами мониторов и общаются с надоедливыми клиентами, я вдруг звоню и сообщаю им, что я допустим сейчас на Монмартре. Представляю их состояние при этом.
   За столь интересный образ поведения я прозвала женскую половину пары Фросей Бурлаковой.
   Итак, в таком составе нам следовало провести ночь в отеле немецкой деревушки. Хозяин нашего отеля - длинный, худой мужчина в очках (типичный немец), повел нашу шестерку к дальнему домику, помогая некоторым нашим туристам нести сумки. Следуя за ним, мы поднялись на второй этаж уютного небольшого домика, где располагались три комнаты, в которых мы и расселились.
  
   В это время часть нашей сонной группы, которой не достались здесь отели (и в том числе Ольга), вернулась в автобус, чтобы продолжить путь к частным отелям, расположенным подальше.
   Наши отель и комнатка нам очень понравились, но сейчас был только двенадцатый час ночи, и мы с Ириной явно чувствовали недостаток в общении и традиционном чаепитии с Ольгой, переживая, что она не вошла в нашу "шестерку".
   Поскольку Наталья нам говорила, что отель, где расселили другую часть нашей группы, располагается недалеко, у нас появилась идея отыскать его и заодно проведать Ольгу. Однако, когда уже стали одеваться, Ирина резко передумала, опасаясь позднего времени и видимо предполагая, что Ольгин отель мы все равно в темноте не найдем, да еще и заблудимся ненароком, несмотря на мои заверения о возможности ориентироваться при свете фонарика. Надо сказать, что сама идея о ночных поисках Ольги исходила от Ирины, поэтому я на прогулке настаивать не стала.
   Ранним утром хозяин отеля разбудил нас и проводил на первый этаж, где уже был накрыт стол и вокруг него суетились женщины, видимо его жена и прочие родственники.
   На столе была расставлена посуда с хлебом, круассанами, мясной и сырной нарезкой, вареными яйцами и чашечками с так полюбившимся мне здесь клубничным вареньем. В общем, завтрак был традиционен, хотя и менее разнообразен в сравнении с предыдущими в других отелях.
   Улыбчивые (но, по-моему, весьма неискренней улыбкой) немки разливали нам по чашкам чай и кофе. Когда наша трапеза была закончена, одна из них, используя частично английский, частично жесты, поинтересовалась не хотим ли мы забрать с собой остатки хлеба и нарезки, раздав нам целлофановые пакеты. Это было очень кстати, поскольку на других завтраках нам не разрешали ничего выносить, хотя наиболее миниатюрные продукты мы всегда ухитрялись подпольно забирать с собой, используя для этого дамские сумочки, поясные сумки и другие, предварительно привязанные к поясу под одежду приспособления, из-за чего из-за стола мы всегда выходили немножко "беременные", теперь же впервые нам было предложено вынести продукты вполне легально. Сначала все мы довольно скромно взяли с тарелок немного хлеба и нарезки, но потом разошлись и забрали все подчистую, а я даже попросила у хозяев еще немного хлеба.
   С "паролем" "данке шон" и отзывом "битте шон" мы с благодарностью покинули гостеприимных хозяев отеля и отправились к уже приехавшему за нами автобусу. Загрузившись в него, мы еще долго петляли по немецкой ухоженной деревушке, наслаждаясь ее живописностью, пока не подъехали к группе отелей, в которых эту ночь провела другая часть нашей группы. Впоследствии мы с Ириной очень долго смеялись над нашим желанием отправиться темной ночью на поиски Ольгиного отеля, который, как теперь выяснилось, располагался на другой стороне деревни, довольно далеко от нас, пересказывая этот случай Оле.
   Частными отелями и своими гостиничными номерами остались довольны почти все туристы нашей группы, правда, некоторые жаловались на скудный завтрак, зато многим, также как и нам, разрешили завернуть с собой бутерброды.
   Впереди у нас было 500 километров пути до Копенгагена и одна небольшая паромная переправа, которая заняла у нас минут сорок.
   На паром мы заезжали на автобусе и уже потом поднимались вверх по крутым лестницам на палубу с многочисленными магазинчиками (на большие паромы мы обычно заходили пешеходным способом, а автобус заезжал самостоятельно, без нас), в которые мы тут же и завернули.
   В магазине при довольно больших ценах, ставших для нас уже привычными, нас поразила сравнительная дешевизна спиртных напитков. Туристы быстро осознали это и кинулись покупать бутылки. Ирина тоже не удержалась и по моему совету купила себе домой огромную бутыль вина "Paul Masson", в Москве такая бутылка давно уже перевалила за тысячу, здесь же она обошлась в несколько раз дешевле.
   У меня же давно созрела идея купить бутылочку вина и распить ее с Ириной и Ольгой в честь нашего знакомства и отъезда из Европы, и теперь я решила реализовать свои планы, погрузившись в осмотр представленного ассортимента спиртных напитков. Мы с Ольгой рассматривали небольшие, недорогие бутылочки с разноцветной жидкостью: лимонной, ягодной, апельсиновой и прочей настойкой. Но в итоге решили, что жидкость выглядит довольно ядовито и марка данного спиртного напитка нам не известна, и потому отказались от этой покупки. Поскольку времени на выбор напитков другого вида уже не оставалось, мы покинули магазинчик, понадеявшись что возможность купить что-нибудь поприличнее нам еще представится, и загрузились в автобус.
  

Копенгаген

  
   Немного проехав по Дании, наш автобус прибыл в Копенгаген. Наталья тут же обеспечила нас небольшой справкой о стране и городе.
   Дания - островное государство. Форма правления -Конституционная монархия.
   Основное и любимое блюдо датчан - свинина, помимо нее любимый продукт - селедка. Основная промышленность - судостроение и ремонт кораблей, ранее Копенгаген славился также своими кузницами, в которых в основном лили якоря.
   Наталья поведала нам, что брак в Дании первоначально носит временный характер и заключается на три года, затем он может быть переведен в постоянный брак. Пожалуй, стоит задуматься о преимуществах такой формы брака.
   В Копенгагене есть музей эротики, но нет публичных домов.
   Как и любой другой европейский город, в Копенгагене существуют не слишком благополучные в криминальном отношении кварталы, это старые рабочие районы, а также арабские районы, где проживают выходцы из Северо-Африканских республик. Конечно, во всех посещаемых городах, нам показывали только их достопримечательности, не заезжая в такие районы и не акцентируя внимание на подобных злачных местах.
   Первая достопримечательность на подъезде к центру Копенгагена - огромные здания, будто сотканные из черных блестящих стекол, носящие название "Черный бриллиант". Здания играют бликами на солнце и отбрасывают их на воду одного из многочисленных заливчиков Копенгагена, по берегам которого они расположены. Здесь размещено хранилище городской библиотеки.
   А еще через какое-то время мы оказались у старинных зданий личной королевской библиотеки (вообще в Дании видимо особенно трепетное отношение к книгам, если для их хранилищ специально строятся или предоставляются такие огромные и красивые здания). Здесь у нас была первая остановка в Копенгагене.
   Примечательно то, что доступ в личную королевскую библиотеку имеют право получить все.
   Во дворе зданий библиотеки, напоминающих средневековые замки, разбит цветник, в небольшом прудике с фонтаном в центре плавают уточка с селезнем. Наталья рассказала нам, что эта парочка уже много лет обладает хорошей "производительностью" и ее утят, как только они немного подрастут, развозят по паркам Копенгагена, оставляя парочку опять в наедине друг с другом в ожидании нового потомства. Также во дворе библиотеки стоят два памятника: один из них - основателю экзистенционализма (к сожалению, в Московской государственной юридической академии философия "прошла" мимо меня, поэтому его фамилии я не назову), другой - библиотекарю. Надо сказать, что в Дании любят такие безымянные памятники, символизирующие героев сказок (их, пожалуй, больше всех), и даже просто представителей какой-нибудь датской профессии (например, позже на одной из улиц Копенгагена мы встретили монумент молочницы). Но, конечно, есть здесь памятники мифологическим и историческим персонажам, особенно много их - представителям королевских династий, причем все они на мой дилетантский взгляд показались одинаковыми - все в париках и на лошадях.
   Следующая остановка у нас была у действующей резиденции Королевского семейства. Мы немного побродили по мощеной булыжником площади Королевского дворца, как и многие туристы подивились мужеству его охраны, грустно вышагивающей у своих опорных пунктов в высоких теплых кудрявых шапках, которые они вынуждены носить даже летом под палящими лучами солнца, ведь это обязательный атрибут формы (вероятно дань традиции).
   Есть легенда, что однажды был поставлен вопрос об отказе от этих шапок, на что королева Дании заявила: "Если Вы не в состоянии выдержать 50ЊC, Вам не место в царской охране", так этот вопрос оказался закрытым, а стражники до сих пор вынуждены страдать летом от жары (вот к чему приводит вредность властвующих).
   Напротив Королевского дворца - красивая набережная с фонтаном и пришвартованными огромными белоснежными кораблями. Здесь же неподалеку - сувенирный магазинчик, мы зашли туда, и огромные цены на книги и сувениры заставили нас вспомнить, что мы снова в дорогой, но все равно сказочно-прекрасной, королевской Скандинавии.
   Потом наш автобус отправился к знаменитой скульптуре "Русалочка".
   Как известно, Русалочка уже не раз подвергалась нападением вандалов-извращенцев, которые ее обезглавливали. Но в этот раз нам повезло, и персонаж сказки Андерсена предстал перед нами во всем великолепии - с головой. Ажиотаж иностранных туристов у этого монумента никак не позволял нам сфотографироваться.
   Скульптура Русалочки обращает на себя внимание странным отсутствием традиционного рыбьего хвоста. Объясняется это тем, что скульптор лепил ее по образу собственной жены, которая была балериной, поэтому он и не смог переступить через себя и заменить красивые стройные ножки супруги рыбьим плавником.
   В ожидании, когда толпа туристов хоть немного схлынет, наша группа прогуливалась по набережной, просто усеянной различными монументами, среди которых особенно запомнился памятник Фредерику и сразу две Богини Ники, поскольку к набережной примыкает чудесный парк, разбитый в честь освобождения Дании от фашистских захватчиков.
   В начале набережной - единственная в Дании англиканская церковь, основанная в конце XIX века принцессой Александрой английской, дочерью властвующего тогда короля Кристиана IX. Сейчас церковь находится на самообеспечении и не зависит ни от Англии, ни от Дании. Расположена она в симпатичной кирхе серого камня, очень неплохо по архитектуре и стилю сочетающейся с общим видом набережной.
   Немного прогулявшись по набережной и сфотографировавшись-таки с монументом Русалки, мы отправились на автобусе в центр Копенгагена. Там нас высадили, провели небольшую экскурсию и отпустили на свободное время.
   Площадь, на которой мы оказались, изобиловала различными достопримечательными объектами.
   С одной стороны - музей восковых фигур Луиса Тюссо - племянника мадам Тюссо. В центре площади - каменная скульптура, обозначающее место основания Копенгагена. Здесь же огромная городская Ратуша, башня с часами которой видна со всех концов города, поэтому, по утверждении Натальи, потеряться в Копенгагене практически невозможно. Часы на башне бьют каждые пять минут.
   Рядом с городской Ратушей - великолепный памятник самому известному датскому сказочнику - Гансу Христиану Андерсену. Он сидит в старинном сюртуке, в шляпе и с тростью, а по нему бесцеремонно ползают туристы, фотографируясь то на коленях, то в обнимку с писателем. Мы тоже не преминули погрешить этим.
   По площади ездят велорикши. Это студенты подрабатывают, возя туристов. Еще молодые люди работают здесь "живыми статуями", как в Амстердаме и Париже, и уличными музыкантами.
   Как я уже говорила, в Копенгагене много скульптур, которые условно можно объединить названием "по сказкам Андерсена". Рядом с Ратушей, на высоком постаменте скульптура трубадуров, если пройти немного дальше по пешеходной улице можно увидеть фонтан с журавлями, на площади перед Ратушей любимый фонтан копенгагенцев - фонтан Дракона.
   На другой стороне дороги от площади стоит высокое здание с башней-барометром. Барометр представляет собой башенку с окошками, в которых прячутся две фигурки девушек: одна на велосипеде, другая - с зонтиком. Когда погода ясная из башенки выезжает девушка на велосипеде, а когда пасмурно - появляется девушка с зонтиком. Однако, поскольку погода в Копенгагене меняется каждые 15 минут, фигурки почти постоянно находятся в наиболее выгодном для того, чтобы вовремя среагировать на изменения в погоде, положении: то есть застыв на полувходе-полувыходе.
   Конечно, нам очень хотелось посетить музей восковых фигур, тем более, что мы не были в музее Мадам Тюссо в Амстердаме, но желание походить по городу было сильнее, поэтому мы решили оставить музей на потом и отправились гулять по пешеходной улице. И тут же встретили еще один знаменитый музей - Книги рекордов Гиннеса, пришлось опять посетовать на недостаток времени.
   На улицах Копенгагена очень интересная реклама: клипы показывают на больших экранах, напротив которых расположены стойки с наушниками, с помощью них можно послушать рекламные ролики.
   Вскоре мы вышли на Ньюхавн (Новую гавань). Здесь много кораблей и старых яхт, причаленных у набережной канала. Домики по обоим сторонам Гавани очень красивые, разноцветные, причем их стиль и цвет запрещено менять. В одном из этих домиков жил Ганс Христиан Андерсон, о чем свидетельствует табличка на фасаде.
   Над каналом завис кусочек радуги, выглядело это очень красиво.
   На Ньюхавн находится самый длинный в мире пивной бар, вдоль него прямо на улице разбиты стойки, за которыми отдыхают датчане и приехавшие туристы. Вскоре нас догнала Света и предложила мне пойти выпить пива, но я хотела побродить по городу с Ириной и Ольгой, поэтому от этого предложения отказалась. Света отправилась в пивной бар одна. А мы, немного прогулявшись по Ньюхавн, повернули обратно.
   Прошли знаменитый драматический театр Копенгагена, где выступают сильнейшие труппы Европы.
   В продуктовой лавке по дороге купили себе по булочке. Как известно Дания оставила свою национальную валюту в обращении - датскую крону. И хотя в магазинах принимают евро, сдачу упорно сдают кронами. У Ольги не было мелких евро и поэтому со своей купюры она получила много мелких, абсолютно не нужных, учитывая, что через час мы уезжаем из Копенгагена, крон. Я решила помочь и наскребла для Ольги несколько евро и евроцентов ровно на булочку. Далее начались долгие и очень смешные объяснения Ольги и датчанок-продавщиц: Ольга собиралась вернуть сдачу, выданную ей кронами и заплатить стоимость булочки мелкими евро и хотела, чтобы ей, в свою очередь, вернули ее купюру достоинством в пять евро. Датчанки упорно отказывались ее понимать. Выглядело это приблизительно так.
   - Give me my five Euro! I'll give you two Euro and I'll return your Crones.
   И хотя Ольга хорошо знает английский, продавщицы упорно не понимали, что она от них хочет. Только после того, как Оля десять раз повторила эту фразу, а также жестами объяснила свои желания, до продавщиц наконец-то "дошло" и операция была успешно завершена. А мы еще долго потешались над пережитой ситуацией.
   По дороге мы встретили радостных экскурсантов нашего автобуса, две семейные пары. Они восхищенно и взахлеб рассказали нам об удивительном музее восковых фигур Тюссо, где им очень понравилось. Оказывается там восковые фигуры еще и двигаются, и сотрудники музея придумывают с ними различные импровизации. Например, в отсеке, посвященном фильмам Хичкока, на туристов прямо из гроба неожиданно встала фигура.
   Мы сильно переживали, что по времени не успеваем попасть в музей. С другой стороны, мы увидели город "изнутри", что, по-моему, важнее. Я считаю, что лучше окунуться в атмосферу города, обойдя пешком его улочки, чем любоваться ими только из окна автобуса. Те же, кто посетил музей, не успели посмотреть город.
   Уже уезжая в обратный путь на автобусе, мы проехали парк развлечений "Тиволи" и увидели его главный аттракцион: людей сажают на сиденья "по кругу" и поднимают на огромную высоту башни, а потом с бешеной скоростью опускают вниз. Выглядит это очень захватывающе!
   Наш путь лежал в Хельсингер, где находится знаменитый замок Гамлета, принца датского. Помните Эльсинор у Шекспира? Это и есть Хельсингер!
  

Снова в Швеции

  
   Из Хельсингера мы переехали на пароме в Хельсинборг (это уже в Швеции). Паромная переправа была совсем маленькой, всего пять километров.
   В Хельсинборге мы остановились в отеле.
   Уж на что в этой поездке мы были избалованы потрясающими отелями, но этот побил все рекорды роскошности. В нем были сауна, бассейн, тренажерный зал, теннисные столы.
   Вечером мы разошлись по интересам: Ирина отправилась в сауну и бассейн, я пошла в тренажерный зал, а уставшие Ольга и Света остались в своем номере.
   На теннис претендентов было много, поэтому пришлось занимать очередь, которая оказалась просто бесконечной. Потом я опробовала все снаряды в тренажерном зале до приятной боли в мышцах. Все мои попутчицы, и так сильно устававшие в пешеходных прогулках по городам, от тренажерного зала отказались, но Ирина обещала поиграть в теннис.
   Да и, похоже, такой энтузиасткой была только я, народу в тренажерном зале было действительно мало.
   Что примечательно, так это наличие в отеле большого количества русских тургрупп. Вообще же за всю нашу поездку по Европе, казалось, что из России мы никуда не уезжали, поскольку всюду приходилось пересекаться и общаться с русскими. Бывало забредешь самостоятельно в какие-то самые удаленные уголки городов, подальше от туристического центра, и вдруг опять слышишь русскую речь.
   Итак, немного размявшись в зале, я поднялась в номер к Ольге со Светой, надеясь их куда-нибудь вытащить. Мы отправились бродить по отелю, решили разыскать Ирину в сауне и случайно забрели ... в мужскую. Спокойно открыли дверь своей гостиничной электронной карточкой, шагнули внутрь и вдруг увидели разбросанное на лавках мужское белье (хорошо еще, что в предбаннике никого не было), сразу выбежали оттуда, захлопнув дверь, и только тут обратили внимание, что обозначение мужской сауны на дверях присутствует. Как никто из нас троих не увидел это ранее, не понимаю!
   Гуляя по гостинице, мы встречали представителей нашей группы, которые специально выходили на улицу с целью увидеть зайцев. Наталья сказала нам, что их здесь очень много, и гуляют они прямо под окнами отеля, как в России кошки. Мы тоже сначала хотели пойти посмотреть на зайцев, но потом раздумали: на улице уже темно, поэтому, если и увидим этого зверя, все равно разглядеть не сможем. Впоследствии многие рассказывали нам, что действительно видели зайцев.
   Побродив по отелю, мы отправились по номерам. Я взяла у Ольги дополнительный кипятильник и поставила кипятить две кружки воды, готовясь к вечернему чаю. Вскоре пришла Ирина.
   Потом появилась Ольга и принесла манго, которое мы давно мечтали съесть. Мы позвонили Наталье и пригласили ее. Света снова отказалась присоединиться к нашей компании.
   Из всех собравшихся ранее манго пробовала только Наталья, я до этого употребляла его только в йогуртах. Мы очистили экзотический фрукт и порезали его на дольки. Манго всем понравилось. Потом мы пили чай, вывалив на стол все остатки печенья, конфет и прочих сладостей, которые сопровождали нас всю дорогу из самой Москвы.
   Так за разговорами и чаем мы просидели глубоко за полночь, потом Наталья с Ольгой ушли по номерам, а я уговаривала Ирину пойти поиграть в теннис, но было уже поздно. Поэтому она сокрушалась, что мы не успели поиграть, но пойти восполнить этот пробел отказалась.
   На утро Ирина заболела. Она и раньше-то, подхватив простуду еще где-то после Парижа, чувствовала себя не очень хорошо, поэтому я и отговаривала ее от посещения сауны и бассейна накануне. Да и вообще уже в Швеции весь наш автобус превратился в какой-то жуткий лазарет: все чихали и кашляли. Пожалуй, лишь мы с Ольгой избежали этого. Теперь же Ирина заболела совсем, потеряв голос.
   Утром после традиционного шведского стола, у нас был длинный переезд в Стокгольм - почти 600 километров.
   Чтобы нам не было так скучно, после просмотра фильма, а также документальной ленты о корабле-музее "Васса", которая была показана специально для тех, кто не посетил этот музей в прошлый визит в Стокгольм и хотел бы ознакомиться с ним сейчас, у нас был конкурс, в котором можно было выиграть призы от "Туртранс-Вояжа".
   Вопросы конкурса были разбиты на два больших блока: по Скандинавии и по остальной Европе.
   Мы сильно обрадовались конкурсу, вносящему некоторое разнообразие в нашу не слишком динамичную автобусную жизнь на больших переездах и вовсю шутили. Сначала мы просили открыть нам багаж, чтобы взять карты и путеводители, что значительно бы помогло нам отвечать на вопросы. Потом шутливо упрекали Наталью, что зря ее вчера поили чаем в отеле, поскольку она нас даже не предупредила о конкурсе.
   Вопросы были не очень сложные, но к своему стыду мы ответили далеко не на все из них, хотя отвечали всей командой, втроем (Ирина на время конкурса пересела к нам поближе), да и экскурсии во всех городах слушали довольно внимательно, правда, иногда все же заменяли их самостоятельными прогулками по городу.
   В итоге заработанных нами баллов хватило лишь на пакеты от "Туртранс-Вояжа", но все равно было приятно, поскольку и пакеты выиграли не многие.
   Главный же приз - кошелек на ленточке - выиграла молодая пара, сидящая впереди нас с Ольгой. Они же завоевали и второе место, выиграв бейсболку с логотипом турфирмы, еще одну бейсболку выиграла другая семейная пара. Мы очень порадовались за победителей и вовсю им хлопали, считая, что подарки они получили заслуженно, к тому же это были очень милые люди, да других в нашем автобусе и не было, за исключением "великолепной четверки", которая меж тем сильно возмущалась, выпрашивая у Натальи поощрительные призы.
   В общем, было весело.
   В Стокгольме экскурсии у нас уже были, поэтому нас сразу отпустили на свободное время, которого на этот раз было достаточно. Сначала мы прошлись по улице Королевы, Дротнингатан. Я уже была на этой улице в прошлый наш приезд в Стокгольм, когда я и еще несколько туристов с нашего автобуса в сопровождении Натальи бегали менять деньги на шведские кроны.
   Ольга с Ириной побродили по сувенирным лавкам, здесь их просто дикое количество! Потом мы дошли до хрустальной колонны, сфотографировали ее и отправились назад.
   У меня была идея "фикс" - прогуляться по набережной, которую в прошлый раз нам показывала Наталья из окна автобуса. Эта набережная выглядела очень красиво: разноцветные домики, пришвартованные яхты и катера, чудесный вид на другой берег. Наталья рассказывала нам, что здесь прошли последние годы жизни Астрид Линдгрен, она получила квартиру в одном из домов на этой набережной незадолго до своей смерти.
   Итак, я решила разыскать это место. Сначала мы просто бродили по всем набережным подряд по карте, совершенно не представляя в какую сторону следует идти. Мы дошли до Ратуши, возле которой гуляли в прошлый приезд, обошли ее кругом.
   Так и не найдя искомого, мы решили спросить о набережной у местных жителей.
   Остановили двух парней-хиппи на велосипедах. Ребята оказались очень приветливыми. Ольга на английском расспросила их о доме, где жила Астрид Линдгрен. При упоминании имени этой известной и любимой всеми детьми мира писательницы, молодые люди заулыбались и дружно показали нам на карте место, где она жила. Это была совсем не набережная. Мы объяснили, что это не то. Ребята очень удивились и сказали, что она жила там более пятидесяти лет. Мы объяснили, что нам нужен дом, где она жила последние несколько нет. "Она умерла там", - говорили мы по-английски. "Она умерла", - кивали ребята. Тогда мы стали вспоминать, что там еще было вблизи набережной. Я помнила, что неподалеку там был памятник пьяному водопроводчику, как сказать пьяный плотник я знала, но вот, как сказать пьяный водопроводчик...
   Ольга почему-то вспомнила, что видела там рынок, где продавались шкуры. Но как будет по-английски "шкуры" мы не знали, поэтому слово "шкуры" Ольга заменила словом "кожа". В результате молодые люди совсем нас не поняли и лишь разочарованно улыбались, пожимая плечами и вертя в руках нашу карту.
   Только потом, гуляя в Хельсинки и встретив там рынок со шкурами, мы поняли причину непонятливости шведов, Ольга просто смешала воспоминания о двух городах и переместила в своей памяти увиденное в Хельсинки в Стокгольм.
   Так и пришлось отпустить ребят ни с чем. Они долго извинялись, что не смогли нам помочь.
   Затем мы остановили девушку-шведку с тем же вопросом: где жила свои последние годы Астрид Линдгрен? Девушка показала ту же точку на карте, что и молодые люди до этого. На вопрос про рынок, где продается кожа, она тоже не ответила (не мудрено!) Тогда я вспомнила, что вроде бы недалеко от набережной мы проезжали здание театра. Я спросила об этом, но девушка сказала, что в Стокгольме много театров.
   Эти встречи нам особо сильно запомнились. Мы узнали, что шведы очень приятные, отзывчивые и разговорчивые люди. А я дала себе твердый зарок - по возвращению в Москву учить английский. Почему же во всех странах шведы, французы, голландцы свободно общаются на английском, а мы знаем его так поверхностно?
   Ольге и Ирине уже надоело искать эту злосчастную набережную, поэтому пока я самостоятельно бегала в ее поисках, они терпеливо ожидали, прогуливаясь в городском сквере. Потеряв всякую надежду разыскать это место, я махнула рукой на поиски, и мы отправились в Старый город, прогулка по улочкам которого нам так понравилась в прошлый раз.
   Мы погуляли по Старому городу, прошлись по уже знакомым нам местам. По дороге заглядывали в сувенирные лавки, я упорно хотела купить какой-нибудь сувенир Карлсона, но так и не нашла его.
   Напоследок я все же уговорила Ольгу с Ириной еще раз перейти по мостику в другую часть города и пройтись по набережной в направлении, куда мы еще не ходили, в надежде хотя бы напоследок увидеть дом, где жила Астрид Линдгрен. Каково же было наше удивление и разочарование, когда завернув за здание Национального музея (картинной галереи), мы увидели так давно искомую набережную. Но времени до отхода автобуса оставалось 15 минут, поэтому пришлось полюбоваться на нее лишь издалека. "Ничего, - утешали меня мои попутчицы, - будет повод еще раз сюда приехать". "Да, когда теперь..." - вздыхала я.
   Вечером у нас был очередной паром - Silja line (Festival). Почти такой же как тот, на котором мы ехали из Турку в Стокгольм, только "Фестиваль", а не "Европа".
  
  

Паром Silja line (Festival).

  
   Нам с Ириной опять досталась каюта с подселением (пассажиров не из нашей группы), но мы надеялись, что нас все же, как и в прошлый раз, избежит участь получить какое-нибудь не слишком приятное соседство. Поэтому решили сразу пригласить к нам Ольгу. Она занесла в нашу каюту чемодан и отправилась с Ириной на ужин. Прошлый опыт объедания за шведским столом ничему не научил моих попутчиц, и они решили повторить эту трапезу, активно зазывая меня. Однако я, жалея 21 евро и памятуя о состоянии объевшихся Ирины и Ольги в прошлый раз, снова отказалась от этого предложения, при этом попросив их принести что-нибудь со шведского стола.
   Они пообещали, но предупредили, что здесь за этим следят гораздо более тщательно, чем в отелях, и в прошлый раз какую-то женщину заметили за таким нелегальным занятием. Но я надеялась, что сноровка, выработанная в этом путешествии, должна им помочь.
   Ольга с Ириной ушли, а я стала готовить себе ужин в каюте, но тут с удивлением обнаружила, что у меня нет не крошки хлеба. Решила пойти в каюту к Свете и спросить хлеба у нее.
   Встретили меня очень хорошо. Помимо Светы в каюте была Марина - приветливая девушка, с которой я тоже успела познакомиться за время поездки, а также здесь должны были проживать наша Ольга и женщина из Уссурийска. В общем, им повезло, в каюте были все с нашего автобуса.
   Девчата ужинали и распивали чай с коньяком, тут же предложили мне, но что-то на голодный желудок мне коньяка не хотелось. Услышав, что мне всего-то нужен хлеб, они вручили мне довольно большой кусочек французской булки, оставшейся еще с Парижа. Я поблагодарила, немного поболтала с девчатами, и отправилась к себе в каюту, договорившись встретиться со Светой попозже, чтобы вместе погулять по парому.
   Я снова занялась приготовлением ужина и тут в замок каюты просунулась карточка и дверь открылась. В каюту вошли две девушки-финки. "Ну вот и подселение", - мелькнуло в голове. Девушки оказались очень приветливыми. Мы пообщались на английском (они на хорошем, я на плохом). Удалось выяснить, что они сестры, едут на пароме с друзьями, проживать с нами будет одна из них (на их вопрос я нагло солгала, что у нас заняты три койки) и придет она к нам поздно вечером. Мы поболтали, обменявшись между собой типичными для знакомства вопросами и ответами: как зовут, сколько лет, откуда приехали, каков род занятий? На том мы пожали друг другу руки (как, в общем-то, и при встрече - видимо у финнов это принято), и распрощались.
   Я поужинала, и вскоре явились два, опять изрядно объевшихся, любителя шведского стола. На раскрасневшихся лицах Ольги и Ирины было написано такое страдальческое выражение, что мне их стало искренне жаль. Они умоляли меня убрать всю еду, на которую они уже не могут смотреть. Зачем же так себя изводить за 21 евро?
   Ольга с Ириной принесли мне бутерброд с красной рыбой. Я пожалела, что не с мясом, чем их чуть было не обидела.
   Потом я "обрадовала" их возможным подселением, но, подумав, мы решили, что девушки-финки едут в компании, поэтому наверняка загуляют до самого утра, и к нам никто не придет. Так оно и оказалось впоследствии.
   Ольга с Ириной завалились спать, отказавшись от прогулки по парому, поэтому я отправилась исследовать его помещения одна.
   Как и договаривались, мы встретились со Светой и пошли с ней сначала по многочисленным магазинам парома. Как и наш самый первый паром, он изобиловал магазинчиками. Здесь можно было купить все: от сувениров, парфюмерии, одежды до продуктов и предметов первой необходимости. У меня была цель потратить все остатки своих шведских крон (на пароме, курсирующем между Швецией и Финляндией, принимают шведские кроны), а также сбагрить евро, которых у меня мелочью набиралось больше 20 единиц. Но денег потратить так и не удалось, ничего более менее приемлемого для себя, своих друзей и родственников я не нашла, поэтому пришлось просто поменять кроны на евро в обменном пункте.
   Мы решили обойти все дискотеки парома, их здесь целых четыре. Одна в стиле "ретро": мужчины с длинными волосами играют на гитарах и поют "вживую" репертуар 70-х, на другой просто громко играет современная музыка, под которую беснуется толпа танцующего народу, мы не смогли провести там не минуты, боясь оглохнуть и быть растоптанными молодежью. Еще на двух дискотеках одиночные исполнители с прекрасными голосами пели хиты зарубежной эстрады.
   На одной из них мы и остались. Привлекла она нас не только прекрасными голосами поющих и замечательной мелодией, но и в целом романтической атмосферой, царящей здесь, которая обеспечивалась еще и тем, что данная часть парома имела стеклянную стену, выходящую на Балтийское море. Мы по примеру других пассажиров взяли стулья от столиков располагавшихся здесь же баров и кафе, поставили их напротив стеклянной стены и сели обозревать ночные пейзажи Балтийского моря.
   Прямо напротив нас по морю стелилась лунная дорожка (стояла полная луна), от ударов волн внизу парома видны были грозди брызг. Мимо парома проплывали маленькие островки, поросшие небольшим кустарником, огней на море не было. Только черное небо и черная вода и лунная, одинокая дорожка. Мы молчали, завороженные увиденным.
   Это было очень здорово! Каждый думал о своем, но, думаю, мысли сводились к одному. Завтра ночным поездом мы уезжаем из Питера в Москву. Через два дня романтика закончится и сменится ужасной обыденностью. Я выйду на работу и погружусь опять в будни юриста: клиенты, договоры, юридические заключения, и мечты о далеком следующем отпуске. У меня было много замечательных путешествий, но могу с уверенностью сказать, что эти 10 дней, проведенные в Европе, были, пожалуй, лучшими днями в моей жизни. Я познакомилась с прекрасными людьми! Раньше я думала, что такие люди встречаются только в российской глубинке, а в подобные европейские путешествия ездят только богатенькие товарищи, которые, как правило, не бывают уж слишком душевными. Но эта поездка доказала обратное, тем более, что туристы с нашего автобуса были не только из Москвы и из Питера, но и из Мурманска, Уссурийска, Екатеринбурга и других провинциальных городов России. Может быть этим и было обусловлено то, что в нашей поездке царили замечательные отношения.
   Мы сидели, обозревая ночное море, довольно долго, и могли бы, наверное, сидеть так всю ночь, но глаза уже чудовищно слипались, поэтому вскоре пришлось отправиться по каютам.
   Как ни странно, Ольга с Ириной не спали, и поэтому я поделилась с ними своими наблюдениями, но уговорить их пойти посмотреть на Балтийское море так и не удалось.
   Как мы и думали, финка к нам не явилась, видно оставшись в своей компании.
  

Хельсинки

  
   В Хельсинки нас сначала повезли к церкви в скале, которую из-за недостатка времени в связи с задержкой на таможне мы не посетили в прошлый раз. Если бы мне не сказали, я бы никогда не догадалась, что это врезанное в скалу, приземистое здание с расплющенной крышей, напоминавшее какой-то административный комплекс, является церковью.
   К сожалению, церковь была закрыта, для посещения ее двери распахнуты только дважды в день и в это время мы не попадали.
   Напротив церкви сувенирный магазинчик, просто заваленный изделиями, символизирующими национального героя Финляндии - Санта-Клауса, а также прочими рождественскими сувенирами (хотя была только середина сентября), да еще магазины и рынки завалены зимними вещами и предметами.
   У входа в магазинчик - гном с изрядно потертым носом, все дотрагиваются до него и загадывают желания, такая традиция.
   Ознакомившись с церковью (правда, только снаружи) и посетив данную сувенирную лавку, мы отправились на автобусе дальше, к памятнику композитору Сибелиусу. Памятник довольно оригинальный, сделан с фантазией и представляет собой большой орган - гроздь органных труб на ножке и отдельно голова композитора на постаменте.
   Памятник расположен в живописном парке.
   Немного погуляв здесь, мы отправились на автобусе в центр города, где были отпущены на свободное время.
   Надо сказать, что на улице было довольно холодно, я бы даже сказала ОЧЕНЬ ХОЛОДНО! Первое ощутимое приближение осени мы почувствовали еще в Стокгольме, но сегодняшний холод побил все рекорды нашего путешествия, поэтому некоторые экскурсанты нашей группы, особенно "великолепная четверка" сильно возмущались невозможностью остаться в автобусе и не хотели идти гулять. Они всю дорогу жаловались на недостаток внимания и настойчиво требовали, чтобы их развлекали, хотя все другие сами находили себе занятия. Наталья успокоила их и посоветовала (зная их пристрастия) пойти в крупный универмаг, куда они и направились.
   Мы же пошли на Эспланаду - очень красивый бульвар с рядом памятников и фонтанов, выходящий прямо на набережную Балтийского моря.
   Бульвар украшен не только традиционными памятниками, но и фигурками сказочных персонажей, животных, а в самом центре композиций из таких фигурок, конечно же, Санта-Клаус.
   На углу одной из улочек, уходящих в сторону от бульвара, мы увидели шарманщика в национальной одежде. Смотреть на такого необычного для российского глаза музыканта было очень интересно.
   На Эспланаде сооружали временную сцену, сюда уже стекались любопытные зеваки в ожидании предстоящего концерта.
   Гуляя по бульвару, мы не спеша вышли на набережную, где располагался тот самый рынок со шкурами, о котором мы так упорно спрашивали в Стокгольме. Только тут мы поняли свою оплошность и долго смеялись сами над собой.
   На рынке продавалось немереное количество сувениров - Санта-Клаусов и прочих игрушек, также торговали здесь теплой вязаной одеждой с национальными красочными узорами: шарфами, свитерами, шапками и даже неким подобием валенок. Кстати, цены на рынке были довольно приемлемые.
   Немного впереди возвышался Успенский собор - из рыжего камня с зелеными куполами. К сожалению, мне так и не удалось уговорить девушек пойти к нему. Но от посещения Сенатской площади с белоснежной громадой кафедрального лютеранского Собора и памятником Александру II, где в прошлый раз мы останавливались всего минут на пять, отказаться я не смогла. Поэтому, оставив Ольгу с Ириной бродить по магазинам и сувенирным лавкам, я отправилась на Сенатскую площадь. Я поднялась по высоким ступеням ко входу Собора, обошла его кругом, обозревая город сверху.
   Через 20 минут, как и договаривались, я встретилась со своими попутчицами. Сначала мы зашли в магазинчик, торговавший финскими свитерами и шапками, уж больно нам понравились финские узоры. Любая кофточка почти произведение искусства. Большинство вышитых картинок содержат традиционные сюжеты с водой, оленями и горами.
   Потом мы тоже решили посетить рекламируемый Натальей универмаг, поскольку сильно замерзли за время нашей прогулки, и с удивлением обнаружили, что он сегодня не работает (было воскресенье). Заранее посочувствовав Наталье, понимая какую атаку ей предстоит выдержать от нашей "великолепной четверки", мы отправились на проспект Маннергейма.
   Здесь был расположен театр, а также скульптурная композиция "Три кузнеца" у Дома студентов. Кузнецы - три обнаженных атлетически сложенных мужчины ковали почему-то всегда такое хрупкое и недолговечное "счастье".
   По дороге зашли в Макдональдс, воспользовались там услугами рекламного спецпредложения: чашка чая или кофе с булочкой за 2 евро. В качестве бонуса к данному комплекту прилагалась шоколадная конфетка. От чая мы согрелись, потом еще немного посидели и отправились к вокзалу, где нас уже поджидал автобус. Многие туристы уже грелись в нем, как мы и предполагали "великолепная четверка" отчитывала бедную Наталью за не работавший универмаг. Странные люди, холодно, конечно, ну и что? Погрелись бы в какой-нибудь сувенирной лавке или как мы, в Макдональдсе. Зато вокруг столько всего интересного!
   Я, например, наоборот жалела, что опять не хватило времени все посмотреть, я планировала еще сходить к зданию Парламента с памятниками финским президентам, который располагался недалеко отсюда, да и Успенский собор неплохо было бы посмотреть поближе.
  

В Россию

  
   Покинув Хельсинки, наш автобус отправился в Выборг. По дороге мы заехали на рыбокоптильню, славившуюся продажей самых различных видов свежей рыбы.
   Туристы нашего автобуса накинулись на эту рыбу, будто сто лет ничего подобного не ели. Цены по сравнению с Москвой показались мне дорогими. Для тех, у кого к концу поездки денег осталось мало, предлагались бутерброды с рыбой, но они конечно по деньгам совсем невыгодны. Я любовалась копченым угрем и рекламировала его вкус моим попутчицам. В итоге мы решились купить его, чтобы съесть втроем, таким образом, отметив наше знакомство и благополучное завершение поездки. Скинувшись по 2 с небольшим евро, мы приобрели хвостик угря.
   В автобусе мы на время переместились на задние сидения к Ирине, рядом с ней как раз были свободные места. Там мы расстелили салфетки на коленях, достали черного хлеба, развернули угря и начали пир. Весь автобус тоже поглощал купленную на рыбокоптильне рыбу. Угорь был очень жирным, но зато свежим и вкусным.
   Как только трапеза пассажиров закончилась, Наталья тоже решила устроить нам прощание с Европой.
   Она разливала в бумажные стаканы вино "Каберне" (мы-то видели, как Наталья с нашими шоферами закупали красочные коробки с этим вином в универмаге Де-фанса, в Париже, но никому из пассажиров не выдали этого секрета), а все кричали тосты, чтобы еще не раз вернуться в Европу и желательно с "Туртранс-Вояжем". Честно говоря, я такое сухое вино, как "Каберне" не люблю, оно кажется мне слишком кислым, Ольга тоже. К тому же мы давно уже мечтали втроем: я, Ольга и Ирина отметить нашу встречу и знакомство в этой поездке не только угрем, но и (чисто символически) каким-нибудь спиртным напитком, поэтому, понимая, что нам предстоит еще не мало времени провести на Московском вокзале перед отправлением в первопрестольную, мы решили слить остатки нашего вина в пустую бутылку из-под газировки (ну прямо, как заправские алкоголики). Мы понимали, что достанется каждому по капле, но дело ведь не в этом, а в принципе и символичности, которые воплощает лишь само наличие вина, а не его количество.
   Забегая вперед, скажу, что про эту бутылку на вокзале мы совсем забыли, и так и привезли ее в Москву.
   Обратным путем мы опять прошли все таможни и КПП, правда, сейчас задержки нигде не было.
   Проезжали Выборг мы уже в сумерках, но привидение, к сожалению, еще не зажгло свою свечу в крепости.
   Возвращаться назад было грустно, окончательно печаль охватила меня, когда мы приехали в Питер и тут же на вокзале столкнулись с российской действительностью.
   Мест на вокзале естественно не было, кругом шныряли подозрительные личности, поглядывая на наши сумки. Мы столпились в кружок, подвинув в центр наши сумки. Неподалеку распивали спиртные напитки, курили и матюгались подростки, увешанные цепями и серьгами, как и наша рокерша Таня.
   Потом они стали клянчить у ожидающих на вокзале деньги. Одна из наших экскурсанток (Фрося Бурлакова) протянула развязной и наглой (если не сказать больше) девушке 10 рублей. Кодла подростков возрадовалась, посчитала собранное и отправила своего представителя за очередной бутылкой.
   - Пошли спиртное покупать, - хихикнула женщина, подарившая деньги, - я слышала, как они говорили об этом.
   - Зачем же Вы дали деньги? - удивилась я.
   Но женщина лишь пожала плечами.
   Вот так. Как известно, все преступления совершаются с молчаливого согласия других людей, а я бы даже сказала больше: с поощрения их поступков.
   Одна из экскурсанток кивнула на мужчину, крутившегося поблизости:
   - Похоже карманнник, смотри как работает.
   Я стала смотреть на него, чтобы он увидел, что за ним наблюдают и оставил свои попытки. Не знаю уж, помог ли мой метод, но мужик вскоре ушел ни с чем.
   Так, за разговорами, обменом мнениями о нашей поездке, мы и дождались прибытия нашего поезда и рассортировались по вагонам. Мы с Ириной ехали в плацкарте, а Ольга - в купейном.
   Несколько наших попутчиков также ехало с нами в плацкарте - "роденовская женщина" и несколько семейных пар.
   Почему-то жуткая усталость навалилась в последний день, поэтому я сразу забралась на вторую полку и предалась сновидениям.
   Утром мы прощались с нашими попутчиками по плацкарту, все они - милые и доброжелательные люди. И вообще я считаю, что нам очень повезло с нашей группой.
   Потом на вокзале я прощалась с Ириной, Ольгой, предварительно естественно обменявшись адресами и телефонами, ну и конечно с нашим гидом Натальей. Жаль вот только, что ее телефон взять не успела.
   Дай, Бог совершить еще ни одну такую замечательную поездку, и может удастся еще увидеться с нашими попутчиками в других путешествиях. Это было бы здорово!
   А пока закончились десять дней моего замечательного отпуска, оставившего только приятные впечатления. Вопреки предостережениям моих друзей, меня не утомили ни длительные переезды, ни ранние подъемы, да и свободного времени в городах было достаточно, чтобы успеть побродить по их улочкам и хотя бы на миг окунуться в атмосферу европейских городов. Я получила достаточный заряд бодрости и хорошего настроения, чтобы по возвращению с головой окунуться в работу.
   Москва встретила меня холодной осенью, деревья пестрили яркими красками, моросил противный мелкий дождик и все кругом напоминало об окончании теплого отпускного сезона.
   Потом промозглая осень сменится белоснежной морозной зимой, потом будет Новый год, а затем, когда первые лучи тепла растопят снег, зазвенят ручьи и на землю спустятся перелетные птицы, я буду жить в ожидании лета и новых, не менее интересных путешествий!
  
   Џ С.В.Пулинец 2003 г.
  
   Все отзывы, пожелания, вопросы по прочитанному материалу прошу присылать по адресу: s-pulinets@mail.ru Светлане.
   Буду рада пообщаться и ответить на все интересующие вопросы!
  
  
   1
  
  
   4
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"