Пушкарёв Борис Викторович: другие произведения.

Архангельск - 56 (Полная версия)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.16*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что такое " Архангельск - 56"? Ответ прост. Это почтовый адрес посёлка Рогачёво, расположенного на архипелаге Новая Земля, в окрестностях которого я проходил срочную службу в зенитных ракетных войсках с 1985-го по 1987 года .

заголовок []

Слушай, там далеко-далеко есть земля

Там Новый Год, ты не поверишь

Там Новый Год два раза в год. Вот

Там снег, там столько снега

Что если б я там не был сам

Я б не поверил, что бывает столько снега

Что земля не видит неба.

Песня "Тихий огонёк моей души".

Группа "Високосный год"

Призывник

Что такое - "Архангельск - 56"? Ответ прост. Это почтовый адрес посёлка Рогачёво, расположенного на архипелаге Новая Земля, в окрестностях которого я проходил срочную службу в зенитных ракетных войсках с 1985-го по 1987 года. Оказавшись на Новой Земле, на самом дальнем, от посёлка Рогачёво, первом ЗРД-эне (Зенитный Ракетный Дивизион), я был в таком сильнейшем шоке, в таком раздрае чувств, и с ужасной путаницей мыслей в голове, что был полностью раздавлен морально. И это неудивительно. Взяли девятнадцатилетнего пацана (меня то бишь) из обычного, рутинного течения гражданской жизни. Постригли наголо (в это время у меня на гражданке были длинные волосы до плеч), и закинули в дикую холодину на самый край географии, где: полгода - день, полгода - ночь. Да, тогда я так себя ужасно и чувствовал, во всяком случае в начале службы. Но спустя десятилетия, а прошло уже тридцать лет после моей демобилизации из армии, я считаю, что моя служба на Новой Земле - это было самое интересное, самое невероятное, самое запомнившееся, самое удивительное событие, случившееся в моей жизни. Вот об этом этапе в моей жизни, а именно - срочной службе за полярным кругом, на арктических широтах, я и хочу вам поведать. А так же об уникальной природе и животном мире Заполярья. Давайте знакомиться. На фото я, после трёх месяцев службы. Фото - 1.
Я тогда был очень уставший, и замученный хроническим недосыпанием. Меня выдернули из кухонного наряда, напялили чей-то пиджак со значком, и сфотографировали для отправки домой. В то время это была такая армейская, бесплатная, обязательная программа. Вот смотрите, ваш сын жив и здоров, чего и вам желает. Специально из посёлка Рогачёво приезжал фотограф - профи. Но начать повествование нужно с самого начала, а именно, с призыва в армию, он тоже был довольно необычным, особенно по современным меркам.

Это я []

* * *

Люди среднего и старшего возраста, наверно, смутно помнят то время, а именно 1985 год - год моего призыва в армию. Ну, а молодые люди, практически, и не знают совсем то время. Поэтому я коротенько опишу обстановку той - моей призывной весны. В марте на пост Генерального секретаря ЦК КПСС был избран Михаил Сергеевич Горбачёв, который принялся с невероятным усердием, даже с каким-то фанатичным упорством, разваливать страну. Издаются антиалкогольные указы, принимается односторонний мораторий на испытания ядерного оружия, и так далее по наклонной. Но пока ещё есть мощное государство СССР. Есть в магазинах водка " Андроповка " по четыре рубля семьдесят копеек за бутыль. Становятся популярными музыкальные группы: Кино, Алиса, ДДТ, Аквариум, Звуки Му (мы их называли - "Муки Зву"). Не теряет своей популярности ВИА - "Машина Времени". Получают всё большую популярность различные дискотеки с пьянками и драками в финале. На дискотеках очень популярна итальянская эстрада. Пока ещё дают от государства, замечу, абсолютно бесплатно, квартиры (надо только постоять лет пять - семь в очереди), а у богатых, больших заводов, есть своя очередь на жильё - более короткая (три - четыре года). Любое учебное заведение, любой ВУЗ - всё бесплатно. Появились джинсы, "из-под полы", по сто рублей за штуку. Это было довольно дорого. Я на своём военном предприятии, работая слесарем механосборочных работ, получал сто шестьдесят восемь рублей - это не самая плохая зарплата для молодого рабочего без опыта работы по специальности. Ну, поностальгировали (старшее поколение)? Пошли дальше.

***

  
В армию меня призвали в девятнадцать лет. На один год дали отсрочку от призыва, чтобы я закончил обучение в техническом училище номер три (нынче здание отделения какого-то банка). Все мои школьные друзья уже ушли осенью в армию и я тоже хотел отправиться служить. Да - да, именно хотел в армию. Но надо сказать,что в те годы мы и не слышали о том чтобы кто-то бегал от армии. И отношение в мужском коллективе к тем кто не служил было, мягко говоря, резко отрицательное. Если не служил то - ну совсем больной, предположительно на голову, а если больны внутренние органы, то уже и не жилец вовсе. Приблизительно вот так мы и рассуждали тогда.

Вызвали меня с вещами в военкомат где-то в середине апреля. При увольнении с завода я закатил ребятам такую отвальную, что нас забрали в милицию. Нет - нет ничего криминального мы не совершили. Просто шли по улице и пели песни, но это нарушение правопорядка, поэтому и забрали. Но узнав, что я ухожу в армию, отпустили через полчаса, вернув мне все деньги до копейки, документы и даже целую бутылку водки, которую так же изъяли при задержании вместе с деньгами и документами. Поэтому не верьте в разгул ментовского беспредела в застойные годы. Враньё всё это. Дома, в семейном кругу, поздно вечером сели за праздничный стол. На следующий день, я с больной головой и со старой школьной сумкой через плечо, с вещами и бутербродами, ровно в девять утра стоял у автобуса, заказанного военкоматом и прощался с мамой. Мама очень переживала моё отбытие на армейскую службу. Она, как человек с большим жизненным опытом понимала, что в армии много опасностей для жизни и здоровья молодых ребят. Напомню, на дворе 1985 год. Война в Афганистане шла полным ходом. Конечно о потерях на той войне в новостях нам не сообщали. Но слухи бродили очень нехорошие. На автобусе нас отвезли на сборный пункт, а именно во дворец культуры имени И. И. Газа. Кто такой был этот И. И. Газ, я до сих пор не имею ни малейшего понятия. Просидели мы во дворце культуры битых пять часов. Выяснилось, что все пацаны, с кем бы я ни заговорил, были водителями. Я был здесь явно лишний, так как водителем я не был. Постепенно ребят формировали в группы и куда-то увозили. В итоге в огромном зале дворца осталось всего четыре человека - это вместе со мной. Офицер (не помню звания) удивился, что мы тут делаем. Мы ему заявили, что нас призвали в армию, вот и мы. Любите и воспитывайте нас. Через полчаса бесконечных звонков, этот офицер сказал нам: "Идите домой, ошибка получилась. Вас вызовут через неделю. - И увидев, что мы явно расстроились, сказал нам, уже совсем другим тоном. - Идите - идите, вы даже и не подозреваете, как вам повезло". В чём именно нам повезло, я узнал немного позднее. Делать нечего, я потопал домой. У мамы был настоящий шок. Первый вопрос: " Ты что? Сбежал?! "

***
Но 28 апреля 1985 года меня всё-таки забрали в армию. От военкомата меня опять отвезли в какой-то дворец культуры (сейчас не помню в какой), где всех нас стали стричь, и оформлять куда-то. Ведь куда везут призывников, то была великая государственная тайна. Никогда и никому раньше это не сообщалось. На сборном пункте произошёл один интересный эпизод. Перед отправкой призывников, далее к месту службы, был досмотр личных вещей под лозунгом: " А что у вас ребята в рюкзаках? " Нас заводили в помещение для досмотра, по двадцать человек. В большой комнате были сдвинуты в линию столы, на которые мы должны были вывалить содержимое наших сумок, рюкзачков и чемоданов. Досмотр был на тему провоза в армию разрешённых, и отбора запрещённых предметов. Запрещалось: алкоголь, наркотики (про которые мы только из кино и знали), взрывчатые вещества, и огнестрельное оружие (забавно, однако, было бы посмотреть на того человека, который всё это в армию попрёт). Ещё под запретом: молочные продукты, консервы, фрукты, овощи и всё те же бутерброды. И вот мы вытаскиваем все вещи из сумок. Мой сосед слева вынимает из сумки бутылку водки. Офицер, руководящий досмотром, говорит:

- Водку ставь в угол (на стол для запрещённых предметов).

- Сейчас. Это что бы она вам досталась? - Парень открывает бутылку и делает большой глоток прямо из горлышка. Офицер в бешенстве орёт.

- Ты что творишь!? Я сейчас милицию вызову! - Он почти визжит.

- Ну и вызывай. Меня в милицию загребут, и я в армию не пойду. -

На такую наглость офицер не знает, что ответить и уходит дальше вдоль ряда столов, делая вид, что он ничего не заметил. - Будешь? - Парень смотрит на меня. Я соглашаюсь, наверно из-за неординарности ситуации, у меня тоже лёгкий шок. Водка оказывается тёплая и противная (поддельной водки тогда ещё не было). Без закуски и запивки водка больше в меня не лезет, и я отказываюсь от очередной порции. Зато соглашается "вмазать" другой сосед парня с водкой. У соседа нашёлся пряник (разрешённый к провозу), и ребята спокойно докончили пузырёк водочки. Пустую тару оставили тут же, под столом. Клянусь! Всё так и было, как я описал. В то время, призывникам в дорогу, родственники и друзья частенько давали бутылочку водки или вина, ну чтобы дорога не была скучной. Ведь ни кто не знал, что перед отправкой будет досмотр вещей. Потом нас всех погнали на выход. Опять усадили в автобусы, и повезли в аэропорт Пулково. Там выяснилось, что дальнейший наш маршрут лежит по воздуху до города Архангельск, но рейс откладывается до восьми утра. А на тот момент, когда мы узнали обо всех подробностях, было уже около одиннадцати вечера. Самое интересное, что наши сопровождающие - старший сержант и капитан, у которых были наши документы (паспорта в армии у призывников отбирали, и получали мы их только после службы в армии) просто напились, и уснули крепким, беспробудным сном в зале ожидания. Делай что хочешь. Основная масса народа рванула ... Нет не в побег, а в ресторан (где ещё алкоголь ночью купить). Один парень поехал домой на такси - ночевать, но утром к отлёту он вернулся. Не бегали от армии тогда. Ну, не бегали. Ночью было не заснуть. Куча эмоций и полная неизвестность, какой тут сон. Пошёл в туалет покурить. Там в курилке подходит ко мне парень, одетый в новую шинель без знаков различия, на голове пилотка без звезды. Форму, явно, только что выдали, не по размеру (в армии это такая фишка - в размер одежды не дают, сам ушивай).

" Ты чего, Борька, не узнаёшь?" - Поинтересовался новобранец. Я стал приглядываться пристальней. Призывники все лысые "под ноль" и одеты одинаково. Пойди, узнай человека. Но я узнал его. Я с этим парнем в одном техническом училище, обучался по такой же специальности, в параллельных группах. За давностью лет я забыл, как его зовут, но тогда помнил. И этот парнишка поведал мне вот такую историю. В военкомате ему предложили учиться на водителя грузовой категории, совершенно бесплатно. Мне тоже предлагали, но я отказался. Там занятия по вождению были по субботам, а мне было охотно погулять по выходным, я ведь уже работал на заводе. Ну, а он согласился, ведь это ещё одна специальность, да ещё на халяву. Но, как известно, бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Вот и в этом случае оказалось всё не так просто. После дворца культуры их всех, а они все - весь их набор, были водителями, отвезли под Питер (тогда ещё Ленинград) и посадили в казарму, на так называемый карантин, до принятия присяги. И вот тут-то и выяснилось, что всех водителей отправят, после принятия присяги, в солнечный Афганистан исполнять интернациональный долг - это так тогда называлось. Прошло две недели, им выдали форму, они все приняли присягу, и в этот же день их отвезли в аэропорт на рейс Ленинград - Ташкент. Потом их должны отвезти в учебку на полгода, а потом в " Афган". Только он закончил свой рассказ, как их сразу построили и увели на посадку в самолёт. Но хочу сразу сказать, что у парнишки всё хорошо закончилось. Я его случайно встретил через год после службы в амии. Иду с утра на работу, смотрю, водитель у заднего колеса самосвала крутится. Дело было поздней осенью, моросил дождь, холодина. Вот думаю: "Хорошо, что на водителя не выучился, а то и на севере бы досталось, и на гражданке. Да и на холоде вокруг машины крутись по грязи". Присмотрелся, а это мой знакомец с училища, который на войну попал. Разговорились, оказалось, что машина его где-то в Афгане на перевале сгорела, а он вот живой, здоровый, ни царапины. Оказывается, вовремя успел выпрыгнуть из кабины.

***

  
Но вернёмся к моему путешествию. Утром двадцать девятого апреля прибыли в аэропорт Архангельска, и там застряли ещё на трое суток. Мы не знали тогда, что на Новой Земле задула сильнейшая вьюга, и аэропорт Рогачёво засыпало снегом "под крышу". Опять стали бегать в ресторан. Самые умные поехали в город за винишком, где их стала отлавливать милиция и возвращать обратно в аэропорт, ведь документы были только у сопровождающих. В конце концов, военным сопровождающим это всё надоело, и всех призывников загнали на второй этаж в зал ожидания. Приставили охрану из сержантов, которые после учебки летели туда же с нами (куда, мы пока не знали). Помню, есть хотелось ужасно. Еды брали на сутки, так в повестке значилось, а деньги все прогуляли. Наконец первого мая днём, нас посадили на гражданский ТУ-134, и уже через полтора часа мы катились по полосе приземления. И вот тут-то и настал момент истины. По громкой связи самолёта объявили:"Вас встречает Новая Земля, аэропорт Рогачёво. Температура за бортом минус двадцать пять градусов". Когда вылетали из Ленинграда, температура была плюс восемь градусов, и одеты мы были соответственно домашней погоде. Чтобы мы не замёрзли, сразу после приземления, нас погнали бегом до казармы. Здание аэровокзала Фото - 2.
Аэровокзал - Рогачёво []

Расположение Новой Земли на карте Фото - 3.
Карта сокровищ (клад помечен крестом) []

И вид Новой Земли из космоса Фото - 3(2).

Вид из космоса []

Край географии

Посёлок Рогачёво с единственной главной улицей, поразил меня больше чем Эрмитаж, со всеми своими сокровищами. Я никогда в своей жизни не видел такого количества снега, и сугробов выше второго этажа зданий.
Вот главная улица посёлка Рогачёво. Фото - 4.
Главный проспект Рогачёво []

Такое ощущение, что траншея прорыта прямо в сугробе.

А вот так с помощью трактора чистят улицы. Фото - 5.

Это тоже улица []
Без трактора ничего не выйдет. Люди тоже гребут снег. Я за время службы перекидал его тонны.

Вот такие сугробы размером с дом меня и поразили. Фото - 6

Вот такие сугробы []

Фото - 7

Сугробы, сугробы []

Сугробы там очень длинные, и могут быть сто метров и больше. Это скорее такие большие "надувы". Очень сильным ветром гоняет огромные массы снега. Гор, лесов и даже простых кустов, на Новой Земле нет. Есть старые холмы и равнины, которые не препятствуют перемещению снега. И любое препятствие начинает задерживать и собирать снег. Вот здесь, на фото - 8, хорошо видно направление ветра, после прошедшей вьюги. Казарма засыпана под крышу.

Засыпало []

А вот здание главного штаба полка, расположенное на той же, главной улице.

Зимой - фото - 9.

Главный штаб []

Летом - фото - 10.

Главный штаб []

Понятно, что так здание выглядит в наше время, или близкое к 2015 году. А по углам здания стоят ракеты на пусковой установке, устаревшего теперь С-75 ЗРК (зенитноракетный комплекс), на котором я проходил службу.

Ведь на архипелаге сейчас только рота охраны в Рогачёво, и матросы в посёлке Белушка на побережье (позже расскажу), а ядерный полигон за проливом Маточкин Шар. Поэтому здания как бы законсервированы. Аэропорт видимо работает по-прежнему, но на приём грузопассажирской авиации. Хотя кто знает, что теперь там делается? Ведь по морю идти до Новой Земли около пяти суток, это от порта Мурманска. Самолётом ТУ - 154 - полтора часа до Архангельска, а грузовым АН - 24 - три часа до Мурманска. А в моё время службы, в Рогачёво базировался полк истребительной авиации, который мы - зенитный ракетный полк, и охраняли от нападения вероятного противника. На аэродроме служба была тоже не сахар.

Фото - 11 - закопался истребитель.

Истребитель закопался []

Занесло снегом по самое брюхо и грузовой самолёт. Фото - 12

Сколько работы []
и Фото - 13.

Непросто откопать такого гиганта []

А сам посёлок Рогачёво маленький.

Вот он, как на ладони - Фото - 14.

Рогачёво []

И ещё одно чёрно белое фото без номера. Посёлок Рогачёво. Это полярная ночь. Очень красиво. Обратите внимание на гигантский сугроб поперёк улицы.

Рогачёво (полярная ночь) []

К концу зимы, а это где-то конец мая, снега становится так много, что его некуда убирать, и делают просто проходы для людей и техники. Постоянно приходилось откапывать входные двери, почти каждый день (ветром снегу наносит, а ветер там постоянно). Все входные двери на Новой Земле открываются внутрь зданий. Обратите внимание на фото - 15.

Выйти не просто []

Сразу становится ясно почему двери открываются внутрь. Для того, чтобы можно было выбраться наружу, и я знаю три реальных случая, когда ребята после вьюги не могли выйти из здания. Открываешь дверь, а там снег стеной, да ещё и в толщину несколько метров. Пришлось их откапывать, но это было уже не в Рогачёво, а в дивизионе (об этом чуть позже).

***

   Впечатлений сразу же по прилёту было "через край". Но к счастью, зима заканчивалась, и начиналось "рахитное", полярное лето. Есть хороший анекдот, который отлично характеризует Новоземельское лето. Анекдот такой.

Сын с отцом сидят у окна, и отец пытается объяснить сыну понятие о временах года.

Отец спрашивает у сына:

- Вот смотри, сынок, дети взяли санки, лыжи - пошли кататься. Какое это время года?

- Лето. - Отвечает мальчик.

- Нет, ты вот посмотри, снег пошёл, лужи замёрзли, дети в снежки играют. Какое это время года?

- Лето. - Говорит ребёнок.

- Ну, какое же это лето, сынок? - Возмущается отец.

- Вот такое, хреновое лето. - Ответил сынишка.

Вот и в Заполярье - такое хреновое лето. Солнце летом совсем не заходит, и светит круглые сутки, иногда забираясь почти в зенит. Беда в том, что оно не греет совсем. Оно какое-то маленькое, сморщенное и тусклое. Температура летом, в среднем, около плюс восьми - десяти градусов. Постоянно сильнейшие туманы. Дожди через день. Сильнейшие ветра. Иногда падение температуры до минуса, и вьюги с мокрым снегом в июне - августе. В начале июня снег ещё лежит, а в сентябре уже выпадает и не тает до следующего июня. Однажды в июле, когда я уже служил в дивизионе, случилась температура плюс пятнадцать. Так мы втроём попёрлись купаться в тундру, на озёра - вот как мы разогрелись. Но дойдя до небольших озёр, купаться нам резко расхотелось. Эти озёра зимой промерзали до дна, и начинали оттаивать с поверхности льда, поэтому в этих озёрах - сверху ледяная вода, а на дне просто лёд. Не самый комфортный водоём для купания. Мало того, ведь ни каких лесов и кустов на архипелаге нет. А есть каменистая тундра, кое-где покрытая мхами, ягелем и травой. Летом цветут какие-то цветочки. Вот такой унылый пейзаж. Вся растительность уходит под снег зелёной. Потом из-под снега её выковыривают копытами северные олени, которых на Новой Земле великое множество. Мы этими оленями почти всю зиму питались (позже расскажу подробней). Летом в низинах тундры образуются такие противные болотца, в которых запросто садятся на пузо даже вездеходы, а не то что грузовики. Смотри фото - 16.

Болото []
И вообще работа водителем в Арктике самая незавидная. Вот яркий пример из нескольких фотографий на тему: " Как уехать на КамАЗе после вьюги ". Сначала машину надо найти, где-то там в сугробе. Этим займётся экскаватор Фото - 17.

Ищем Камаз []

Так, КамАЗ найден. Слегка задели за бампер, но это ерунда, это мелочи. Фото - 18.

Опа! Камаз! []

В дело вступают солдаты с лопатами. Как без солдата с лопатой обойтись? Фото 19.

Такой вот сугроб []

Небольшая фотосессия. Фото - 20.

Фотосессия []

И опять техника вступает в бой. На этот раз роторный снегоуборщик откапывает улицу и машину. Фото - 21. Обратите внимание на дату в нижнем углу снимка - двадцатое мая. Вот такая хреновая весна. Причём машина стояла там не полгода, а дня два - три.

Чистим дорогу []

Ну, вот и всё. Машину откопали - можно ехать. Дело за малым: прочистить все отверстия от снега, отогреть замороженную машину и вперёд. Фото - 22.

Главный проспект Рогачёво []

Все фото не мои, а взяты с разных сайтов и сообществ. Всем авторам фотографий огромное спасибо за прекрасные фотографии, использованные мною при написании этого очерка (мемуаров). Финансовые претензии не принимаются, поскольку денег этим очерком я не зарабатываю. Во время моей службы на Новой Земле строжайше запрещалось снимать и природу, и посёлки. Да и сами фотоаппараты были под запретом. Только офицеры, в силу своего положения, могли негласно фотографировать. Спасибо им за то, что сохранили часть истории для людей. И вообще Новую Землю рассекретили в 1999 году. Благодаря чему теперь стало возможно, и рассказывать о ней и фотки выкладывать в сети.

***

  
Ладно, вернёмся к моей скромной персоне. В Рогачёво я провёл месяц, в компании таких же новобранцев, как и я сам. Там мы проходили курс молодого бойца до принятия присяги - так называемый "карантин". А именно: драили полы в казарме, ушивали выданную форму до своего размера, занимались физ. подготовкой, учили присягу наизусть, читали устав, работали в аэропорту на разгрузке самолётов, где однажды поцарапали ящиком новый, грузовой АН-24. Пилот очень ругался и переживал за царапину, хотя самолёты сделаны из алюминия, и заржаветь ну ни как не смогут. В "карантине" произошёл интересный случай с ребятами из Средней Азии. Напомню, во времена Советского Союза в армии служили пацаны со всех союзных республик, в разных уголках огромной страны. Вот и у нас были призывники со всей страны. Такой Советский Союз в миниатюре. Во время перекуров таджики и туркмены не курили, а что-то жевали и сплёвывали. Они не жадничали, и давали всем желающим попробовать это зелье. Я не захотел пробовать, а мой приятель заинтересовался. Потом говорил, что на вкус - гадость порядочная, а кайфа особенного не заметил. Но самое интересное произошло, когда в прикроватной тумбочке, при осмотре на предмет наведения порядка, нашли целый мешок килограмм на пять этой дури. Когда мешок с дурью предъявили таджикам, те не отказывались от того факта, что это они привезли эту смесь, но искренне удивились другому утверждению: "Какой такой наркотик вы что? У нас этот "насвай" на любом рынке свободно продают, и отмеряют стограммовыми стаканчиками ". Отцы - командиры, здраво рассудив, что раздувание инцидента приведёт к излишнему вниманию к части, постановили: дурь - уничтожить, таджиков - наказать, отправив их во внеочередной наряд намывать туалеты, а про мешок с насваем забыть, на веки. Так и поступили.

***

  
Незаметно пролетел месяц "карантина". Мы приняли присягу. Всё было как положено, с оружием в руках, без патронов конечно, перед строем, но без родственников. На Новую Землю очень сложно было получить "добро" на въезд. Это была, да и сейчас наверно, пограничная зона и разрешение должно было дать КГБ (нынешнее ФСБ), а запрос надо было подавать за три месяца. Поэтому наши родители не могли оказаться у нас на присяге. А теперь-то да, теперь устраивают целое шоу, приглашают на присягу родных и близких, во всяком случае, на материке. После принятия присяги, нас распределили для дальнейшего прохождения службы. Хотя мне казалось: "Ну, куда же может ещё дальше? В тундру что ли?" Оказалось, что - да в тундру, в первый зенитный ракетный дивизион, расположенный в пятнадцати километрах от Рогачево, на полуострове "Гусиная Земля". Такого поворота событий я никак не ожидал. Я почему-то был уверен, что меня оставят в Рогачёво. На следующий день из дивизиона за нами, а нас оказалось десять человек, пришла машина.

* * *

Ехали мы в кунге грузовика. Дорога монотонная, машина едет очень медленно, света в кунге нет. От монотонности и качки я закимарил. И тут вдруг неожиданно для всех, сила, ядрической мощности, срывает нас со скамеек и швыряет на стену. Ещё не совсем очухавшись от сна, я вообще ничего не понимаю. Темно, куча людей, матерясь, пытаются разобраться где - что и наконец-то выбраться из грузовика. Открылась половинка дверей, заглядывает сопровождающий нас лейтенант, испуганно спрашивает: "Все живы? Есть травмы?" Наконец мы выползаем из дверей на снег. У некоторых шишки - синяки, но в целом все здоровы, испуг прошёл, осталось удивление. Машина лежит на боку и все попытки, всей толпой, поставить машину на колёса не увенчались успехом. А получилось следующее. Все дороги на Новой Земле грунтовые, насыпные из мелкого галечника. Их нагребают и равняют трактором. Поэтому они немного возвышаются над местностью. Зимой, вернее, когда снег переметает дорогу, то дорога становится вровень с окружающей местностью и её не видно вообще. Для того, чтобы видеть зимой направление движения: вдоль всей дороги через определённые промежутки пути ставят пустые деревянные бочки, в которых раньше была селёдка, набивают их камнями и вставляют шест, пару метров длиной. Но к концу зимы часть бочек всё равно заваливается, из-за сильных ветров и подвижек снега, и где проходит дорожное полотно просто не видно. Машина, наехав на самый край дороги, провалилась в более мягкий снег и завалилась на бок, и никаких чудес в этом происшествии нет. Случай далеко не редкий в Арктике, и этот факт доказывает вот это фото - 23.

Машина упала с дороги []

Потом, после того, как стало ясно, что машину нам вытащить из снега не судьба, наша "экспедиция" разделилась. Половина солдат вместе с лейтенантом пошли пешком до дивизиона, благо оставалось пройти километров пять. Я и ещё трое ребят остались вместе с водителем ждать тягача. Через два часа помощь пришла. Прибыло два седельных тягача ЗИЛ-131. Быстро и умело, сразу видать большой опыт, машину выдернули из снега, и мы продолжили наше путешествие с той же скоростью, что и до аварии. Вездеходы тоже падают с дороги. Фото - 24.

Вездеходы тоже падают []

* * *

Момент въезда в расположение дивизиона я прошляпил, но это и неудивительно. Все одноэтажные строения были засыпаны снегом под крышу, включая казарму. Казалось, что все эти домишки были вморожены в сугробы очень давно, в незапамятные времена, и теперь уже больше никогда не покажут солнцу свои чёрные, деревянные бока. Вот обратите внимание Фото - 25.
Домики семейных офицеров []

Фото - 26.

Домики семейных офицеров []

Эти фотографии были сделаны с дороги. Снега в это время на дороге было, где-то, метра три - четыре. Это домики офицеров и их семей. Один домик на две семьи. А не семейный, командный состав жил в доме офицеров (разновидность общежития). Это самое высокое здание в дивизионе - целых три этажа. Вот оно на фото - 27.

Дом офицеров []

И это здание тоже было завалено снегом до третьего этажа. В особо снежную зиму и третий этаж скрывался под снегом, а снежный надув от стены дома тянулся метров на сто, может и больше. Но самое ужасное, давящее на психику зрелище, представляла собой казарма, в которой нам предстояло провести ужасно длиннющие два года. Собственно, с дороги была видна только крыша, торчащая из снега, крытая шифером, отбелённая ветрами и отполированная снегом. Ещё была видна, большого диаметра, наклонная ложбина прорытая в снегу, ведущая к входной двери. Был в казарме и запасной выход через кухню, но тогда мы о нём не подозревали. Внутри помещение выглядело ещё ужасней. Очень плохое освещение из-за того, что все окна засыпаны снегом, а лампочки светили не ярко, да и было их маловато. Стены и потолок выкрашены в казённый, тёмно-зелёный цвет. Краска от времени потемнела, что действовало на настроение угнетающе. Пол в казарме, когда-то окрашенный в коричневый цвет, теперь белел залысинами вытертой добела древесины в обрамлении остатков старой краски. Это получилось из-за специфичной технологии мытья полов. Эта технология проста и незатейлива как бублик, но присутствует, как это часто бывает в армии, особенная фишка, а именно полотёр под собственным именем "Машка". "Машка" представляет собой деревянную болванку весом около десяти килограмм, с древком от обычной швабры. На болванку набиты три - четыре щётки для натирания полов, а ещё сверху болванки, через древко, для утяжеления одевается "блин" от штанги весом от пяти до двадцати кило, в зависимости от срока службы оператора "Машки", и настроения дежурного сержанта - старшего по наряду. Чтобы вы имели представление, что это за инструмент, смотрите фото - 28.

Агрегат -

А все цирковые действия по мытью полов выглядят так: в самом начале представления, один солдат стругает мыло небольшими кусочками в тазик с водой, и взбивает руками пену, которую потом разбрасывает по полу равномерным слоем; другой солдат с "Машкой" начинает эту пену растирать по полу своим тяжеленным инструментом; и в финале все участвующие в этом мероприятии солдаты, дружно вытирают остатки пены и воды вафельными полотенцами, периодически полоща их в тазике с чистой холодной водой (горячей воды в казарме, просто нет). Часть этого завораживающего процесса можно увидеть на фото - 29.

Пены мало небывает []

Ваш покорный слуга неоднократно принимал участие в этой процедуре. Отсюда такое подробное знание предмета. Но на этом впечатления от первого дня прибывания в первом, зенитном, не закончились. Мы, неорганизованной гурьбой, неуверенно зашли в казарму, и первое что мы увидели - младший лейтенант с повязкой на рукаве с надписью "дежурный", будит спящего солдата. Время, между прочим, было одиннадцать дня. Напомню, вообще-то подъём в армии в шесть утра.

Лейтенант тормошит солдата за плечо. - Вставай, давай.

- Отстань. Иди на хрен. - Отвечает солдат, и поворачивается на другой бок.

- Чего - отстань? Обед скоро. Вставай - давай, - и продолжает тормошить спящего солдата.

Эта сценка сразила нас наповал. Каждый из нас тогда подумал: "Да, что у них тут за дисциплина? Что тогда снами здесь будет, если "деды" плюют на офицеров?" Нам в карантине наговорили всяких ужасов про творящийся беспредел старослужащих после отбоя, когда офицеры уходят из казармы. Забегая вперёд, скажу, что слухи оказались сильно преувеличены. Но один раз меня ночью действительно разбудили, об этом случае расскажу в главе посвящённой дедовщине. Ну, а инцидент спящего солдата с лейтенантом объяснился чуть позже, очень просто. Соня - солдат был дембелем (по армейской неуставной классификации самый высокий ранг), его уже не было в списках дивизиона, он не ходил на построения, и даже был снят с довольствия, хотя его всё равно продолжали кормить. Он просто ждал своей очереди, улететь домой на самолёте. А младший лейтенант не был кадровым военным, а был двухгодичником (служил в армии два года после прохождения военной кафедры в институте). Таких младших лейтенантов было пять человек. Кадровые военные их недолюбливали,солдаты тоже не жаловали. Эти младшие вечно лезли во всякие разборки и неприятности, стараясь доказать, что они полноценные офицеры, а не то чем щи хлебают. Один такой случай я описал в главе "Лейтенант и дедовщина". Ещё в казарме нам встретился ефрейтор с тёмным от грязи лицом. Он широко улыбался, и его белые зубы на тёмном от копоти лице сияли, как будто сами светились изнутри, как маленькие лампочки. Первая мысль: "Где же он так выпачкался среди этого царства снега?" И вторая: "Почему это он не моется?" Впоследствии оказалось, что ефрейтор был дизелистом, а они - дизелисты, постоянно находились у своих двигателей, работая в смену. Там они и "коптились", копоть от выхлопа сгорания дизельного топлива так въедалась в кожу, что отмыться в бане, а банный день один раз в неделю, у них не получалось. Напоминаю: горячей воды в казарме нет. Полностью отмывались они только после увольнения в запас, у себя дома. В общем и целом для первого дня впечатлений было, как говориться, "через край".

* * *

Весь быт в дивизионе диктовался правилами жизни в условиях арктических широт, но был прост и незатейлив. Воду в казарму и дом офицеров возила монстрообразная, очень древняя водовозка. Модель тягача я затрудняюсь определить. Но машина сошла с конвейера явно, сразу в послевоенные годы. Краска на кабине давно облупилась, ржавчина проела кузов местами просто насквозь. В коробке передач переключались только две скорости - первая и вторая. Поэтому водовозка ехала очень медленно, при этом трясясь, и ревя изношенным двигателем, как тяжёлый танк. Интересно, что и бочка, установленная на тягаче, была такой же древней, как и машина, и имела множество небольших отверстий, через которые вода спокойно, небольшими струйками, выливалась на дорогу. Но налить водовозке надо было немного: бочку двести литров для мойки в казарме, такую же бочку в доме офицеров, и кастрюли на кухне. Поэтому за весь путь, а это метров пятьсот, от непромерзающего до дна озера до дивизиона, вся вода просто не успевала выливаться из дырявой бочки. Этот водовозный монстр часто ломался. Ремонт иногда затягивался на пару недель. Зимой это было несущественно. Дневальные просто выходили на улицу, и набирали в бочку снега, который от тепла помещения медленно таял, и пожалуйста - мыться подано. Наряд по кухне тоже использовал снег для приготовления пищи. А вот летом приходилось туго. Брали седельного тягача, это который ракеты таскает по позиции, ставили на него бочку двести литров и ехали за водой.

***

  
Ну, а туалет был, понятное дело, деревенский - типа "сортир", на несколько посадочных мест. Находился он также в казарме, рядом с мойкой на восемь кранов. Вообще в казарме, под одной крышей находились все помещения необходимые для нормальной жизни личного состава. Здесь находились: столовая на весь дивизион, кухня, хлебопекарня, классы для обучения и большое помещение с двух ярусными койками для отдыха. Посредине помещения, в проходе, стоял турник. Был ещё спортивный уголок со штангой и брусьями, на которых нам запретили упражняться после неудачного приземления, с переломом запястий обеих рук, одного не очень спортивного ефрейтора. Ну и ещё несколько подсобных помещений. Такая компоновка "под одной крышей" была продиктована погодными условиями крайнего севера. Во время вьюги (местное название "Вариант") выход на улицу был строжайше запрещён. К сожалению, были такие случаи, когда люди терялись в пурге, и замерзали в тридцати метрах от входа в казарму. А вьюги задували, бывало, по два - три дня. Стояла отдельно от казармы баня, её топили один раз в неделю. Нательное бельё нам стирали в стиральных машинах, а вот китель и брюки мы сами стирали вручную - щёткой, там же в бане. Ещё была котельная, она давала тепло всему дивизиону. Топилась она углём, который завозили сюда летом с большой земли на кораблях, а потом по архипелагу развозили самосвалами. В наш дивизион возили уголь две недели и днём и ночью. Насыпали огромную гору с трёхэтажный дом. А потом начиналась работа по затариванию углём кочегарки, и это становилось настоящей каторгой, особенно когда начиналась вьюга, и старались засыпать в большой короб в помещении кочегарки, как можно больше угля до начала серьёзной пурги. Двухсотлитровую железную бочку разрезали посередине. Прорезали автогеном по две проушины с каждой стороны, и вставляли в них два лома. Вот это и были носилки под уголь. Идущему человеку спереди, такие носилки постоянно били по пяткам всей своей немалой массой (ручки из ломов короткие), что добавляло ещё больше дискомфорта к переноске этого агрегата с углём. А носить уголь надо было на расстояние в несколько десятков метров. Когда угольная куча большая, то тогда близко идти, а к концу зимы уже далековато надо было топать (куча угля становилась всё меньше и меньше). Но кочегарка выдавала горячую воду только для отопления дивизиона. Трубы отопления проходили в ко́робе теплотрассы по поверхности земли. Вечную мерзлоту на такое расстояние не прокопаешь, это просто нереально. Короба утепляли невыделанными оленьими шкурами, поэтому летом короба пованивали, а оленью шерсть болтало ветром по всему дивизиону. Печь на кухне так же топилась углём. Вот только беда в том, что зажечь уголь бумажкой, как обычный костёр из деревяшек, невозможно. Кто не знает технологию, рассказываю, записывайте: для начала надо разжечь простой костерок из дерева, и потихоньку подкидывать туда уголёк небольшими кусками, и вот когда небольшие кусочки займутся, тогда уже и основную массу угля можно подкидывать потихоньку, желательно сухого. Ну откуда мне городскому пацану всё это было знать, а объяснить никто не захотел. В первый свой наряд по кухне я задержал ужин на час, из-за слабого огня в печке - плите. Но это не рекорд. Были рекордсмены и посильнее меня. Бывало, ужин задерживался на два - три часа, всё по той же причине.

***

  
Электричество во всём дивизионе давали только дизеля. Дизелей было несколько штук: одни работали, другие отдыхали, третьи ремонтировались. И такая круговерть постоянно. Ребята - дизелисты, как попадали в смену на дизеля, так только через два года из смены выходили сразу на дембель, поэтому они и не успевали отмыться от копоти. Баня-то один раз в неделю. Для работы дизелей и автомобилей в тундре, рядом с дивизионом, были чуть закопаны в землю два огромных бака, по хрен знает, сколько тысяч литров каждый. В одном - соляра, в другом - девяносто пятый бензин. Рядом с каждым баком стоял ручной насос - качай сколько нужно. Вот только в тундре гражданских лиц нет, и чужого транспорта тоже нет. Сливать горючку некому. Поэтому никакой ценности ни солярка, ни бензин, не представляли.
***

  
Кормили нас три раза в день: порции большие, ешь сколько хочешь, в основном слипшиеся разнообразные каши, водянистые супы, гарниры на второе, из сухого порошкового картофеля - гадость редкостная. По большим праздникам, на завтрак одно яйцо и конфетка, макароны "по-флотски" на ужин, и иногда половина апельсина, неслыханная роскошь для Новой Земли (все фрукты, понятное дело, привозные с Большой земли). Иногда ко второму блюду могли дать тушку солёного арктического гольца (красная рыба) из запасов для офицеров. Этих гольцов ловили в глубоких, непромерзающих озёрах, в сезон открытой воды сеткой - тралом, которую тянул за собой плавающий, гусеничный вездеход ГТТ - вроде он так назывался, если память не изменяет. Потом эту рыбу солили в деревянных бочках, и господа - офицеры кушали её весь год. Но много-то её не съешь, и чтобы рыба не портилась - давали её, иногда, солдатам. Очень выручала оленина, которую кусочками крошили в суп для навара, и делали из неё подливку для вторых блюд, что бы хоть какой-нибудь вкус появился. К большому сожалению, саму оленину есть было просто невозможно, по вкусу, да и по виду это мясо просто подошва - подошвой, что с ней не делай - хоть жарь, хоть вари. Оленей добывали в зимний сезон. Людей они практически не боялись, и подходили очень близко к дивизиону, где их и отстреливал наш старшина - товарищ прапорщик (пока не буду говорить фамилию, да это и не особо важно). Оленей на архипелаг завезли в начале двадцатого века. Основывали оленеводческие хозяйства. Но местное население вывезли (об этом расскажу в главе "История Новой Земли"), а олени остались, и они стали плодится в геометрической прогрессии. Естественных врагов у оленей не было. На континенте на них постоянно охотятся волки и люди. А на Новой Земле: белым медведям оленя не догнать, а для песца олень крупноват. Вот по архипелагу и бродят огромные стада северных олешек. Летом они мигрируют на север архипелага, а зимой топают неспешно на юг. Интересно, что печень у оленей громадная, помещается в два ведра, но совершенно не съедобная. Из требухи берут язык и сердце. Оказалось, что ягель, которым питаются олени, содержит сильный токсин, очень вредный для человеческого организма. Видимо оленья печень очищает кровь от этого токсина, и сама пропитывается ядом. В остальном мясо безвредно, но ужасно на вкус. Фото - 30.

Олешки []

Фото - 31.

Олешки []

Одевались мы в холодное время года довольно тепло, а иначе и нельзя. Замёрзнуть в тундре очень даже запросто. Верхняя одежда это ватный комбинезон с капюшоном, клапанами и завязками на рукавах, и штанах. Так же валенки на резиновом ходу. Зимняя солдатская шапка. Армейские варежки на искусственном меху, с указательным пальцем (для стрельбы). Пилотки выдавали всего на два месяца в году - летом. Шинели одевали редко, в основном на праздничные построения, и в тёплое время года. Под ватный комбинезон одевали форму ПШ (полушерстяную), состоящую из кителя и брюк, а под форму, два комплекта нательного, зимнего белья. На пост в карауле одевали на всё это ещё да ещё тулуп овчинный, и таким вот колобком выкатывались нести караульную службу.

***

   Магазин у нас был, а скорее даже лавка. Располагался магазин в одной комнате позади медпункта, который никогда не работал потому, что фельдшером там был солдат - недоучка с неоконченным медицинским образованием, и доктором он был скорее номинальным. Если со здоровьем случалось, что-то серьёзное, то больного везли на машине в Рогачёво, там был хороший госпиталь. А магазин работал только час в день с четырёх часов вечера до пяти. Кто не успел - тот опоздал. А если дул сильный ветер или стоял приличный мороз, то магазин не открывался совсем. Поэтому куревом мы старались запасаться хорошенько. Платили солдату пять рублей в месяц. Сильно не разгонишься на такое довольствие, но на курево, и побаловать иногда себя дорогого, банкой сгущёнки, хватало. Всё было бы ничего, если бы мы просто зимовали, а ведь всему личному составу надо было ещё вести боевую работу. А дел было прилично: обслуживать пусковые установки, всю электронную аппаратуру, ракетное хранилище, станцию обнаружения и так далее. И все эти объекты нужно было каждый раз откапывать после каждой метели. Конечно, нам помогал в этом трактор, но лопаты мы из рук не выпускали в течение всего снежного сезона. Причём снег там так скатает ветром и спрессует морозом, что копать его можно только штыковой, железной лопатой, а снежных, широких лопат (как в городе у дворников) у нас вообще не было. Ещё, часто надоедали тревоги, редкий день обходился без воя сирены. Америкашки очень часто летали в разведывательные полёты возле наших берегов. Одно время эти гады повадились летать ночью, после отбоя, и нас всех подымали по тревоге на час, а то и два. Мы прибегали на боевые, рабочие места и ждали когда американский самолёт - разведчик U-2R повернёт от наших границ к Норвегии, где и базировались американцы. Тогда нас отпускали в казарму досыпать, но подъём всё равно был в шесть утра, независимо от того, сколько времени мы были подняты по тревоге. Распорядок дня в армии это вещь непоколебимая, вечная и изменить его может, разве что, только война.

Эта унылая тундра

На первый взгляд тундра - это просто замороженная, каменистая пустыня, с чахлой растительностью летом, и сплошными снегами зимой. Фото-32, фото-33, фото-34, фото-35.

Северное Сияние []

Опять тундра []

Тундра []
p>
Тундра, тундра []

И вообще непонятно как тут можно жить, чем питаться, особенно зимой. Нет ни одного дерева, ни одного кустика. Норку и ту не выкопаешь - вечная мерзлота, однако. Да ещё в придачу: полярный день - это когда солнце не заходит за горизонт, но не греет совершенно; и полярная ночь - это когда солнце не всходит совсем, то есть какое-то время, царит полный мрак. Тем не менее, живность в тундре есть, живности в тундре много, и я бы сказал, что жизнь в тундре кипит. На Новой Земле очень много птиц, просто невероятное количество видов, особенно на побережье. По весне огромные стаи гусей, уток и ещё множество, неизвестных мне видов, совершают массовый перелёт, именно сюда, на архипелаг, чтобы завести птенцов. Не зря полуостов, на котором был расположен наш дивизион, называется Гусиная Земля. Очень много на Новой Земле было бакланов - это морские чайки с очень скверным характером. Почти круглый год они досаждали людям своими криками, гадили везде, где только это возможно. Очень много этих бакланов было на свалке, просто сотни. Зимой ужасно досаждали нам на посту полярные совы. Летом они куда-то улетали. Полярная сова выглядит, как и лесная, только вся белая и крупнее лесной в несколько раз. Однажды мы упросили лейтенанта, а он постоянно таскал с собой на позицию охотничье ружьё, подстрелить одну такую сову. Размах крыльев у неё оказался около трёх метров. Фото - 36.

Полярная сова []

Говорят, что днём совы видят плохо. Вот обратите внимание на фото - 37.

Сова на насесте []

Вот так вот усядется на столб ограждения, уставится пронзительным, немигающим взглядом - это очень неприятно, а главное, когда холодает то они кричать начинают очень громко и пронзительно. Крик полярной совы похож на визг свиньи, в тот момент когда её режут, или на истеричный, истошный вопль женщины, в тот момент когда её настигает маньяк с ножом. Питаются совы в тундре леммингами, это такие забавные грызуны похожие на хомячков.

Фото - 38.

Лемминг []

Фото - 39.

Лемминг - мелкий []

Этих леммингов в тундре просто не счесть, зимой в спячку они не впадают, живут под снегом, хорошо приручаются и размножаются в неволе (в клетке для хомяков). В один солнечный летний день я с ребятами работал на улице и мы увидели, что дочка майора (фамилия не важна) вынесла на прогулку в клетке двух леммингов. Она открыла клетку, выпустила их, и эти грызуны спокойно бегали у ног обнюхивая мох, не пытаясь убежать. Даже сохранилось фото этой девочки с леммингами (нашёл случайно на "одноклассниках"). Вот фото без номера - девочка держит в каждой руке по грызуну.

Девочка и лемминги []

Эти арктические хомяки, в огромных количествах, жили под ракетным хранилищем. В хранилище поддерживалась плюсовая температура, поэтому это место стало настоящим пристанищем всякой разной полярной живности. Под бетонными плитами пола накопали ходов лемминги, под потолком свили свои гнёзда полярные воробьи, тоже почти полностью белые, но крупнее обычных, городских воробьёв раза в два. Чем питаются, особенно зимой, неизвестно (во всяком случае, мне). Вот на фото - 40 этот красавец.

Важный полярный воробей []
А совы охотились на леммингов, у которых иногда начиналась непонятная миграция, и они неорганизованной группой пёрлись по холоду куда-то в дальние дали. Тут-то совы их и отлавливали. Ещё на бедных, безобидных малышей - леммингов охотились песцы. Песец это полярная лиса, во всяком случае похож на лису только, опять-таки, шерсть у него белого цвета. Вживую я песца за всё время службы вблизи не видел, они очень осторожны и пугливы, близко к жилью человека не подходят. Пару раз видел издалека, но в деталях не разобрал. Но из рассказов офицеров я знаю, что охотятся на них, как и на зайцев, в свете фар. То есть вездеход, с включёнными фарами едет по тундре, песец пугается шума машины, выпрыгивает из норы, и бежит в свете фар не сворачивая в сторону. Вот тут-то стрелки его и добывают. Но во время моей службы не было специалиста по выделке шкур, а губить животных просто так, из-за охотничьего азарта, ни кто не стал. А когда специалист в дивизионе был, то из песца шили воротники и шапки жёнам офицеров в ателье, на большой земле, а добывали шкуры здесь, в тундре. Интересно, что дикий песец в неволе не живёт. Та же девочка, дочка майора, рассказала нам, что однажды на охоте песца ранили в лапу, и он закрутился на месте, а товарищ старшина прыгнул с вездехода и накрыл зверя ватником, вот так его живьём и словили. Но к великому горю девочки песец не стал ни пить, ни есть, а только лежал в клетке и иногда лизал раненую лапу. Родители девочки хотели отпустить животное, после того как лапа заживёт, но через пять дней песец умер. Представляю, как переживал бедный ребёнок. Больше никто не пытался ловить этих животных живьём. Вот песец "мышкует". Фото - 41.

Песец []

Вот какой красавец. Фото? 42.

Такой вот песец []

***

  
Осталось рассказать про ещё одного обитателя замороженной тундры - белого медведя, которого я всё-таки вживую видел. Здесь его кормят с руки. Фото-43.

Кормим мишек []

А здесь кормят медвежонка. Непонятно, как мишки отличают угощение от руки угощающего (какая им собственно разница, мясо есть мясо). Фото-44.

Медвежонки тоже хотят кушать []

Вообще-то белые мишки живут, в основном, на побережье. Там у них еда всяческая: рыба, больные моржи, дохлятину всякую выбрасывает из моря на берег. Да и берег скальный - есть где спрятаться. Но когда в Арктике поселился человек, мишки нашли боле простой способ добычи пищи для себя и детёнышей, а именно - свалку отходов. Здесь не надо бегать и плавать за едой, искать её неделями, еда просто валяется под лапами, подымай и ешь. Вот, пожалуйста, бомжи Арктики проверяют запасы еды. Фото-45.

Бомжи Арктики []

Надо сказать, что кроме человека у мишек врагов нет. Белый медведь занесён в красную книгу. Охота на него запрещена совсем, и все эти факторы дали толчок к размножению белых мишек, а это неплохо. Пусть живут. Пусть кушают, что хотят. Фото-46

Проверка на дорогах []

Интересно в разных публикациях пишут, что белые мишки очень агрессивны. А я вот, что-то не заметил. И не слышал ни про один случай нападения мишек на людей, на Новой Земле. Это подтверждают и множество фотографий. Ну, кто бы стал кормить мишек с руки, если бы все знали, что, предположим, в прошлом году мишки порвали на куски попытавшегося их кормить человека. Не было таких случаев, не было. Вот, например, фото без номера. Дружеский поцелуй мишки.

Поцелуй мишки []

Это конечно глупость. Целоваться с мишкой не стоит. Беспризорная дворняга во дворе и то может укусить, а что говорить о диком звере, весом до тонны. Я тоже познакомился с белым мишкой, и встреча наша закончилась довольно мирно. Однажды летом послали нас, десять человек, во главе с младшим лейтенантом в город - порт Белушку, грузить песок в самосвал для нужд дивизиона. Посадили нас в, так называемый, "автобус". Чтобы было понятно, о чём речь вот фото-47 такого "автобуса".

Северный автобус []

Я, как только сел, сразу уснул. Эти семнадцать километров "автобус" ползёт около часа. Где-то на середине дороги меня разбудили возбуждённые крики нашей бригады. Автобус стоял на небольшом мосту через сухое русло небольшой речки. Русло реки наполняется водой во время таяния снегов, а летом русло сухое. В машине никого не было, все высыпали на улицу, во главе с товарищем, младшим лейтенантом, и рассматривали кого-то в самом русле высохшей речки, возбуждённо о чём-то переговариваясь. Я вышел из машины, и мне сразу всё стало ясно. Историй про белых мишек, к этому моменту, я уже слышал множество, но всё равно не был готов к тому, что я увидел. Громадный белый медведь был в тридцати метрах от нас, и наше присутствие его явно раздражало. Тут он резко развернулся, с такой удивительной скоростью, которую не ожидаешь от такого массивного гиганта. Потом раскрыл пасть, и зарычал утробным рыком. Хорошо ещё, что он был ниже берега метра на три, и прыгнуть резко вверх у него похоже не было желания. Всех как ветром сдуло. Люди рванули к открытой двери "автобуса". И не избежать бы давки в дверях, но зверь и не подумал нас преследовать. Видимо, довольный произведённым эффектом, мишка развернулся неспешно и косолапо потопал дальше по руслу речки. Больше ни кто не отважился идти за медведем. Несколько человек, слёзно, просили вернуться в дивизион за фотоаппаратом, что бы сделать фото с медведем. Но лейтенант категорически отказался, напомнив нам о том, что мы не в туристической поездке по Арктике. Да и медведь явно не собирался дожидаться, на одном месте, возвращения нашей группы. Пришлось грузиться в машину, и продолжить наш путь.
***

  
Ещё есть всякая разная живность на побережье, но я её не видел, поэтому описывать её не буду. Хорошо, что нет на архипелаге ни комаров, ни мошки, ни других кусачих насекомых. Есть какой-то один вид не кусающихся мух, но они нам не досаждали. Может, была ещё какая-то мелкая живность, но я её не заметил.

Случаи разные бывают

Немного о климате на архипелаге я уже обмолвился в предыдущем описании. Но мне хотелось бы немного подробней рассказать о непрекращающемся катаклизме, который только по какому-то невероятному недоразумению называется "Погода в Арктике". Уже гораздо позже я узнал, что у берегов Новой Земли заканчивается тёплое, морское течение Гольфстрим. Получается встреча огромных тёплых масс воздуха с холодными, поступающими с северного полюса, до которого около полторы тысячи километров от берегов Новой Земли. Из-за этого катаклизма на архипелаге почти постоянно дуют ветра, иногда просто чудовищной, невероятной силы. Этому способствует и рельеф Новой Земли. Это почти одни равнины и пологие холмы, в древности, бывшие горами. Никакого леса, как я уже говорил, на архипелаге нет. Наверное полностью безветренных дней за год, хорошо если, дней пять наберётся, не больше. Причём вьюга может длиться до трёх - четырёх дней (на моей памяти длиннее не было, но старожилы говорили, что бывало и по целой неделе задувало). Ветер достигает скорости до тридцати метров в секунду, и дует равномерно, без порывов. Поэтому и надувает такие сугробы, невероятных размеров, под крышу многоэтажных домов. Причём снег там хлопьями не идёт, а сыпет очень плотно "крупой" или даже - "снежной мукой", которая проходит насквозь даже через ткань шинели. Снимаешь шинель, придя с тундры в казарму, а там на кителе небольшой сугроб. И в карманы снега задует полным полно. Поэтому зимой ходили исключительно в ватных комбинезонах, завязывая все клапана и остальные верёвочки. О приближении вьюги сообщали заранее из штаба полка, чтобы люди успели вернуться в казармы, до начала пурги. Все произошедшие несчастные случаи были на совести самих нарушителей режима объявленной опасности. Сила ветра условно делилась на три категории, категория называлась просто "Вариант вьюги", и обозначалась цифрами от одного до трёх. Самый сильный ветер, и почти нулевая видимость это " Вариант вьюги номер один". Мы называли эту категорию просто "Вариант один". Все истории, байки о том, что на севере в туалет ходят по верёвке, это выдумки. Ну, во-первых, туалет-то находится в жилом помещении, и никуда в тундру идти не надо. Во-вторых, только полный, отмороженный на голову идиот пойдёт куда-то в полярную ночь, при температуре воздуха минус двадцать пять градусов, болтаться на ветру силой больше двадцати метров в секунду, и снеговыми зарядами, которые даже не дают открыть глаза. Да и верёвку, наверное, в первый же "Вариант" засыпало бы, хрен найдёшь. Сугробы на фото видели? То-то.

***

  
А вот в связке, как альпинисты, мне как-то довелось идти по первому "Варианту", будь он неладен. Как назло, под новый год тридцатого числа объявили "Вариант один", с силой ветра до двадцати восьми метров в секунду. Такой сильный ветер дул три дня, и только второго января стал стихать. Но отопление-то даёт кочегарка на угле, а его запасы в самой кочегарке не бесконечны. Вот и послали, кого поздоровей, на заготовку угля. Ну, и меня в том числе. До кочегарки метров сто, может меньше, но пёрлись мы до неё в связке, минут пятнадцать - двадцать. Идёшь еле - еле, ничего не видно, кроме спины впереди идущего. Постоянно проваливаешься в снег, иногда падаешь, и тут же валишь ближайшего сослуживца. Потом все матерятся, ждут когда ты встанешь, и всё начинается с начала, опять кто-то падает, и опять ждём. На обратном пути ведущий напутал с маршрутом, и мы всей связкой чуть было не ушли в тундру, то-есть в никуда. Но всё закончилось хорошо. Только тяжело было отмываться от угольной пыли холодной водой. Новогодние приключения на заготовке угля не закончились. Когда объявили "Вариант", в убежище, на позиции самого зенитного ракетного комплекса осталась дежурная, боевая смена, которая по тревоге должна прибывать на рабочие места за минуту. В этом ничего особенного не было. Такая смена постоянно, через месяц, заступала на дежурство. Беда заключалась в том, что в убежище боевой дежурной смены забыли закинуть ящик с Н.З. (Неприкосновенный Запас). Такой же ящик с консервами, галетами, консервированной готовой кашей и тушёнкой, стоял в караулке. Там тоже снимали посты по сигналу "Вариант один", и все люди из караула спали и ели в караулке, пока не отменят сигнал об опасности. Я сам несколько раз попадал в караул, когда снимали посты. Вот тогда наступал курорт, ешь да спи, и огонь поддерживай в котле. А тут в дежурной смене осталось без еды двенадцать человек. Первоначально отцы - командиры хотели доставить ящик с Н.З. до убежища на нашем тракторе. Похолодало до минус двадцати пяти. Трактор стоял в тёплом боксе. Попытались выгнать трактор из бокса. Для этого пришлось впятером висеть на половинке ворот, чтобы их не схлопывало ветром. Приходилось держать ворота большой трубой, но как только трактор развернулся радиатором к ветру, то стал глохнуть. Двигатель трактора на таком сумасшедшем ветру не набирал нужную температуру для нормальной работы и глох. Кое-как тракторист загнал трактор обратно в бокс. Командиры собрались на совещание, на котором явно стоял вопрос:"Что делать дальше?". Через каждый час ребята из убежища звонили в казарму дежурному, и слёзно вопрошали: "Ну, когда жратва будет? Что решили?" Но только на следующий день решили послать группу из трёх, физически-крепких, человек пешим ходом, вместе с этим ящиком Н.З., который они должны были тащить волоком по снегу. Выбрали главным прапорщика Дёрова. Он прекрасно ориентировался в тундре и вообще это такой уникальный человек, я потом подробней расскажу о нём. Ещё в группу входило два солдата. Составили связку таким образом: первым шёл и искал дорогу товарищ прапорщик, вторым шёл Валерка - штангист, здоровенный такой парень, под два метра ростом, из Калининграда. Потом тащился на привязи ящик с Н.З., а в конце связки невысокого роста паренёк, имя которого я подзабыл. Зачем взяли в связку этого парнишку с бараньим весом, непонятно. Сказали, что по правилам, группа для выхода в сильный ветер должна быть не менее трёх человек. Ну, оделись они, как матрёшки, натянув кучу одежды, а сверху "железные" шубы, это была такая шуба для офицеров, внутри натуральный мех, а снаружи гладкая чёрная кожа. Шуба эта была не сгибаемая, и очень стесняла движения. Может поэтому её, и прозвали железной, а может из-за глянцевого отблеска от чёрной кожи. Дошли они хорошо, через полчаса позвонили из убежища: "Всё нормально, все дошли". Но интереснейшую историю рассказал тот парнишка, который шёл последним. Когда они выходили в тундру, то завязали уши у зимних шапок и капюшоны, чтобы снег не набивался за воротник, да и лицо меньше мёрзло на ветру. Когда вся группа отошла от казармы метров на двести, парень, шедший последним, споткнулся и упал. Шедшие впереди прапорщик и Валерка этого не заметили, и пёрли вперёд напролом, как танки. Как только упавший попытался встать, последовал рывок верёвки привязанной за пояс, и он опять упал. Парень стал кричать идущим спереди, но они ничего не слышали из-за воя ветра, а шли они как раз против ветра, упираясь в ветер, как в резиновую, тугую стену. В конце концов, он бросил попытки встать, а также все попытки докричаться до компаньонов, и просто перевернулся на спину, чтобы было удобнее его тащить. Вот так, в положении "на спине", его и пёрли метров восемьсот, не замечая веса парня и ящик. Не верите? Просто вы не видели Валерку - штангиста, это двухметровая машина из одних мышц, ничего лишнего, и он на самом деле занимался штангой перед армией, но не заработал там каких-то разрядов, для того что бы служить в спорт-роте. Добрейший парень. Никогда не видел чтобы он выходил из себя. Лишь однажды он разозлился не на шутку, это когда "деды" решили проучить строптивого "духа"(солдата первого полугодия службы), а именно Валерку, только за то, что он не стал играть в их неуставные игры - условное деление на ранги по сроку службы (духи, черпаки, годки, деды, дембеля). Собрались в курилке десять или одиннадцать "дедов", думали такой толпой запросто одолеют одного "духа", наивные. Вызвали туда Валерку на правёж. Я в это время был в казарме, и услышал страшный грохот. Стены курилки тряслись от попадания в них тяжёлых тел. Все кто находился в казарме просто замерли от неожиданности, и не понимания происходящего ("деды" ведь никому не рассказывали о своих воспитательных мероприятиях). Спустя минуту, первые "воспитатели" - "деды" стали вылетать, или в панике выбегать из курилки, пару человек, кажется даже, просто выползли на карачках. Последним вышел, широким, уверенным шагом из курилки сам Валерка - злой и запыхавшийся. До конца службы больше ни кто к Валерке - штангисту не цеплялся. Нету дураков - кончились.

***

  
Празднование нового года, в нашем, гражданском понимании, не было. Солдатам дали праздничный ужин: "макароны по-флотски" и половинку апельсина (неслыханная роскошь, по Арктическим меркам). Желающим, разрешили смотреть телевизор до полуночи, но подъём всё равно в шесть утра, по распорядку. Поэтому я выбрал отдых вместо телевизора. Укатала меня всё-таки заготовка угля. И наступление нового года я просто проспал. На тот момент это был самый лучший подарок на земле. Не знаю, как праздновали офицеры. Жили-то они отдельно, не в нашей казарме. Наверно пили, как черти, а вот алкоголь для солдат был под строжайшим запретом. Поэтому праздник прошёл "на сухую". Конечно, солдаты периодически проявляли чудеса смекалки - соображалки и ставили бражку, где-нибудь в кочегарке, в тепле. Но товарищ прапорщик, наш старшина, обладал феноменальным чутьём на незаконные действия своих подчинённых. Он и сам служил когда-то простым солдатом в этом же дивизионе, и все якобы секреты, для него были известны давным - давно. Но один раз, всё-таки, солдатам удалось обмануть мудрого старшину. В сговор с хлебопёком (хлебопёк поставлял дрожжи для браги, экономя их на выпечке хлеба для дивизиона) вошли трое старослужащих солдат. Эта группа нарушителей порядка вскрыла пол в помещении хлебопекарни, где и спрятала алюминиевый бидон с брагой. Старшина, интуитивно чувствуя неладное, несколько раз устраивал обыски в пекарне, но всё без результатов. И у ребят бы всё прокатило бы наверное, но их подвело отсутствие меры пития спиртного. Когда брага дошла до нужной кондиции, вся преступная группа встретилась после отбоя в хлебопекарне для дегустации продукта, но сильно увлеклась пробами напитка. Утром, после подъёма, на построении этих гвардейцев не досчитались. Ну, а поскольку деваться из казармы особо-то некуда (тундра кругом), то бражников нашли довольно быстро, но при этом пришлось ломать замок на двери в хлебопекарню, так крепко спали дегустаторы. Когда вошли в пекарню, всё стало ясно. Все улики были на лицо: и полупустой бидон с брагой, и вскрытый пол, и сами спящие нарушители порядка. Но наказали их не слишком строго, по армейским меркам. А знаете почему? Потому что в уставе нет такой главы о наказании военнослужащих за принятие спиртных напитков. А знаете почему? Вспомним Великую Отечественную Войну: тогда перед боем всем военнослужащим давали по сто грамм, для храбрости. Как же за это можно наказывать? Вот так вот, вопрос с алкоголем в уставе, и завис. Но в нашей истории все участники инцидента, конечно же, получили всякие разные взыскания: хлебопёка выгнали с должности, и зачислили в отделение "стартовиков", где солдаты бегали, как степные сайгаки, и крутили ручки перезарядки на стартовом лафете на время. Остальным участникам инцидента пришлось целую неделю чистить выгребную яму казарменного туалета. По армейским меркам всё закончилось благополучно.

Лейтенант и дедовщина

В кинофильме Фёдора Бондарчука "Девятая рота" показана какая-то жуткая дедовщина, где офицеры бьют солдат чуть ли не ногами. Ничего подобного у нас не было. Но инциденты, конечно, происходили. Запомнился мне один случай произошедший с младшим лейтенантом, в первую зиму моей службы. Только мы - солдаты, зашли в казарму с улицы, как к нашим ногам, спиной вперёд летит и падает один из младших летёх. Очки с него слетают, и аккуратненько ломаются ровно посередине, а половинки разлетаются в разные стороны. Его зимняя шапка укатывается метров за десять. Все остолбенели. Следует немая сцена, все в шоке, а потом мгновенно все срываются с мест. Друзья лейтенанта ловят солдата "залепившего" лейтенанту в лоб, им оказывается сержант Туцик - старослужащий, волокут его в канцелярию к командиру дивизиона на казнь. Кто-то поднимает беднягу лейтенанта. Находят укатившуюся шапку, поднимают и возвращают обломки очков. Младш́о́й явно в нокдауне и ещё плохо соображает. Солдаты толпой повалили в курилку, и бурно обсуждают случившееся, а так же слушают свидетелей инцидента. Спустя какое-то время картина вырисовывалась следующая. Командир дивизиона зачитал всем офицерам очередной приказ по полку об усилении мер по борьбе с дедовщиной. Среди перечисленных мер была и такая: "Не допускать никаких внешних отличий в форме одежды между военнослужащими младшего и старшего призовов, как то: изогнутые кокарды на шапках (пилотках), незатянутые поясные ремни, расстёгнутые воротники, сапоги неуставного образца ("деды" укорачивали голенища), выгнутая пряжка поясного ремня ..." Далее всё в таком же духе. Такие приказы выходили почти каждый месяц, и на них мало обращали внимание. Но наш лейтенант почему-то сильно возбудился от прочтения этого документа, в таком возбуждённом состоянии вышел из канцелярии, и пошёл по направлению к курилке. Здесь, на свою беду, курил сигаретку старослужащий сержант по фамилии Туцик. Указующий перст судьбы уже упёрся в широкую грудь сержанта, о чём тот, понятное дело, и не подозревал и продолжил спокойно курить. Простимулированный приказом лейтенант встречает сержанта на своём пути, и видит у него в одежде все признаки отличия старослужащего солдата. И вот здесь лейтенант сделал свою роковую ошибку. Нет бы пройти мимо, и все остались бы целы. Нет, он пристал к Туцику (фамилия изменена) с категорическим требованием, немедленно устранить неуставные различия в форме одежды. Но сержант не поверил тому очевидному факту, что лейтенант в одиночку начал нелёгкую борьбу с дедовщиной в подразделении, и просто подумал, что товарищ лейтенант просто так шутит, и продолжал курить и улыбаться. А товарищ лейтенант завёлся не на шутку и подумал, что сержант издевается над ним, нагло улыбаясь в лицо, и немедленно решил перейти к активным боевым действиям. А именно: распрямить выгнутую кокарду зимнего головного убора сержанта, прямым ударом раскрытой ладони, прямо на голове у Туцика не снимая шапки с головы, и исполнил задуманное с блеском. Товарищ сержант просто обалдел от такого обращения со своей особо важной персоной, но замялся только на мгновение. Ответ сержанта Туцика был адекватен, но поскольку сержант регулярно занимался спортом, а именно - поднятием тяжестей, ответ получился в несколько раз мощнее. Получивший ускорение, с точкой приложения в центр лба, младший лейтенант, как в замедленном кино оторвался от пола курилки, и спиной вперёд полетел в направлении коридора. Но полученного ускорения ему явно не хватило для выхода на орбиту и он подобно огромному, смертельно раненному, доисторическому мамонту рухнул в коридор, теряя в полёте очки и шапку. Я лично, видел только финальную сцену жёсткого приземления лейтенанта.

***

  
Всё прогрессивное население дивизиона замерло в ожидании вердикта командира нашего подразделения, фамилию которого, я за давностью лет, не помню. Вердикт был суров, но справедлив. Лейтенант сам первый дал волю рукам и посему был сильно не прав, но и сержант не должен был стучать по голове товарища лейтенанта. Из этого размышления следует вывод - наказать обоих. Лейтенант получил взыскание перед строем, а сержанта разжаловали до младшего сержанта (лычку сняли), и отправили на гауптическую вахту на трое суток, где впоследствии ему добавили ещё пять, за разные кренделя. Туцик прибыл с гауптвахты чёрный, худющий, с взглядом собаки, которую бьют каждый день, не дают спать и при этом не кормят. Я был просто поражён, так укатать человека, физически крепкого и морально устойчивого, до состояния затравленной собаки за восемь суток, надо было ещё постараться. Но на гауптвахте, видимо, тогда были серьёзные профессионалы по "работе" с подопечными. Рассказывал Туцик мало и неохотно, и лишь спустя пару месяцев, когда он пришёл в себя от пребывания в этом заведении, он всё-таки кое-что рассказал. Рассказы младшего сержанта содержали много нецензурной брани в адрес конвоиров и начальников гауптвахты. Но общая картина, по его словам, получалась такая. Всё это заведение напоминало скорее зону строгого режима, где-нибудь на Колыме. Отношение к солдатам и сержантам, без суда и следствия, попавшим на гауптвахту было, как к серийным убийцам или растлителям малолетних детей. Подъём в пять утра, и расчистка снега до завтрака. Потом работа в порту по разгрузке судов. Обед, и опять работа. Ужин, и до отбоя расчистка снега. В двадцать два часа отбой, но в бетонном карцере, где их содержали, была всего одна секция от чугунной батареи, которая тепла не даёт совсем. На стенах и потолке иней. А в карцер дают только шинель. В общем, всю ночь приседали, ходили взад - вперёд, этим и грелись, а с утра всё начиналось опять. Плюс моральные издевательства, и тычки прикладами автоматов от караульных. И не ответишь им на грубость. Патроны-то у охраны в автоматах настоящие.

Вообще армия, это государство в государстве. В армии: вместо конституции - устав, свой суд - трибунал, свои места отбывания наказаний - гауптвахта и дисбат (дисциплинарный батальон). В моё время и паспорт на время службы отбирали, а вместо него - военный билет. И всё равно Туцик довольно легко отделался. Ведь за драку с офицером могли и под трибунал отдать, а там светил, сто процентов - дисбат. А дисбат, ребята, это просто обычный концлагерь. И люди там умирают очень даже запросто. Единственно, что больше двух лет дисбата трибунал дать не может. Два года это предел. Но самое подлое издевательство состоит в том, что после отбытия срока, присуждённого трибуналом, солдата возвращают в тоже место откуда его забрали до ареста, и он дослуживает остаток своей срочной службы. Конечно, невиновные туда не попадают. Но наказание, неадекватное, какое-то получается. За драку - в каменоломни. Ведь за более серьёзные преступления арестанты отбывали наказание уже в обычной зоне с гражданскими преступниками. Гораздо позже, находясь в госпитале на излечении (потом расскажу), я встретил такого солдата отбывшего два года дисбата, где-то на острове Русский. Было ему двадцать восемь лет. В армию он загремел после отчисления из института. Видимо "косил " от армии как мог. Но здесь отслужив полтора года, почувствовал себя суперменом, и занялся дедовщиной. Сломал кому-то нос, и получил за это целых два года дисбата. Работал все два года в каменоломне, руками собирал обломки камней после взрывных работ, и грузил в машины. Камни нужны были для отсыпки дорог. Ну и по периметру колючая проволока, вышки с пулемётчиками, охрана с собаками. Весь набор концлагерей, кроме крематория. Когда он рассказывал мне о дисбате, взгляд его становился стеклянным, с таким отпечатком горечи и ужаса пережитого, что узнавать дальнейшие подробности мне просто расхотелось.

Горит ли трактор?

Ответ на этот вопрос - утвердительный. Горит - горит, да ещё как горит: таким ярким, багровым пламенем, метров пять высотой. Температура была такая, что в радиусе двадцати метров от пожара растаял слой снега в три метра толщиной. Столб жирнющего - чернущего дыма, от горящего трактора, был виден даже из Рогачёво (из полка позвонили, что бы узнать что горит). Я в это время был на посту, охранял ракетное хранилище, и всё видел своими глазами. Потушить трактор не удалось. Пока соляра не выгорела, так и полыхало. От температуры расплавилась кабина, и всё тонкое железо. И трактор застыл копчёным памятником на краю дивизиона, на долгие годы. А получилось следующее. Тракторист на своём железном коне только въехал на позицию, чтобы очищать дорогу от снега (эта процедура повторялась каждый день), и тут у трактора слетает гусеница. На самом деле не такая уж редкая и серьёзная поломка. Но только не в Арктике, где в это время было минус двадцать семь, а вот тосола в радиаторе трактора тогда не было (тосол тогда был дорог и редок, он был залит всего в одну машину в дивизионе, а именно в "автобус"). Поэтому тракторист слил из радиатора воду, чтобы систему охлаждения не разорвало морозом, и пошёл за помощью. Трактористов, на тот момент, у нас было двое: молодой и старослужащий. Молодой успел отработать трактористом, перед армией, три месяца. Да и старослужащий только в армии и получил опыт вождения трактора. Опыта общения с трактором у обоих было не много, и поэтому они постоянно спрашивали командиров: "Что делать дальше?" Это и стало той кардинальной ошибкой, приведшей к пожару. Случилось так, что на тот момент командир всего дивизиона улетел на большую землю, по каким-то важным делам, и его обязанности исполнял замполит (была такая должность в советской армии), который про тракторы знал ещё меньше чем сами ребята - трактористы, но вида, понятное дело, не подавал. Ребята гусеницу подготовили для одевания на катки, но встал вопрос: "Как завести промороженную, за два дня, машину?". В радиатор трактора влезало десять вёдер охлаждающей жидкости. Ближайшее помещение, где есть тёплая вода, находится в километре от трактора, стоящего в тундре. Пока ходишь туда - сюда, вода в радиаторе замёрзнет. Что делать? Вот с этим вопросом трактористы и пришли к командирам. А те сразу давай предлагать кто чего придумает. Но решили так: залить в радиатор солярку, а потом после того как трактор подъедет в парк, в боксе её слить, и залить уже воду. Сказано - сделано. Залили солярку, но трактор не заводится. Соляра ледяная, да и трактор проморожен. Что делать? Трактористы опять к отцам - командирам с этим вопросом. Те, репу почесали и выдали решение: разогреть картер двигателя паяльной ламой (это горелка такая на солярке). Сказано - сделано. Закавыка заключалась в том, что трактор, а особенно двигатель, весь промаслен, везде подтёки соляры, и открытый огонь категорически вреден, как для трактора, так и для любого транспортного средства. Двигательный отсек вспыхнул как порох. Тракторист еле успел вылезти из-под трактора. Все попытки закидать горящий трактор снегом не увенчались успехом (воды-то рядом нет). А потом пожар разгорелся с такой силой, что подойти ближе двадцати метров никто не решился. Горела солярка из радиатора, и литров пятьдесят соляры из бензобака. Костёр получился тот ещё.

Но самое интересное случилось вечером, когда вернулся командир дивизиона. Крик стоял такой, что местные северные олени рванули с испуга, от дивизиона в разные стороны, и неслись не останавливаясь несколько километров. Проблема заключалась в том, что в каждом дивизионе было по одному трактору, а гонять из полка трактор каждый раз после сильного снегопада, нереально. Была зима и корабли с большой земли по замёрзшему морю не ходили, а значит и нового трактора взять было неоткуда. В теории боевая работа выглядела так: сначала запуск пяти ракет, стоящих на пусковых установках; потом из ракетного хранилища тягачи подвозят ещё зенитные ракеты, их заправляют, и заряжают на пусковые установки, и так далее по кругу. И если нет возможности тягачам подвезти ракеты на замену улетевшим, то дивизион не боеготов, что и получилось у нас. Почти сразу после пожара вдул, по полной программе, "первый вариант". Ракетное хранилище со стороны ворот, засыпало по крышу. Можно было залезть на сугроб, и рукой коснуться края крыши, а высота хранилища больше шести метров. От ракет, стоящих на пусковых установках, торчали только носовые части. Надо пояснить, что пусковые установки со снаряжённой ракетой стоят на дне насыпной, земляной воронки. Это сделано для того, чтобы при запуске стартовая, реактивная струя не стелилась по земле, а закручивалась к верху (видео о пуске зенитных ракет можно найти на ю-тубе). Поэтому воронку с пусковой установкой засыпало до верха. Пришлось нам тогда лопатами помахать. Но месть командира распространилась на весь дивизион. После ужина на построении, командир заявил, что никто не пойдёт спать пока не откопают ракетное хранилище. Объясняя свой приказ тем, что случись сейчас война, а нам воевать нечем - все ракеты в хранилище. И весь личный состав дивизиона, кроме караульных и дневальных, вместе с офицерами стал ковырять снег у ракетных сараев. Что только мы не делали со снегом, чтобы откопать ворота хранилища. Мы пилили снег двуручными пилами на большие брикеты, и оттаскивали их в сторону, обмотав верёвками. Становились в несколько рядов с лопатами, и перебрасывали снег друг другу, чтобы не бегать со снегом на лопате на большое расстояние. Копали мы снег под присмотром офицеров до четырёх утра (офицеры снег не гребли - белая кость, не положено). Не откопали мы ворота даже до середины. Дали нам тогда поспать три часа. Потом подъём, и снова на работы, только другие. Со стороны командира это был жест отчаяния. Наверняка ему вставили по полой программе. Через день пригнали из Рогачёво трактор, который раскидал этот сугроб у хранилища за пару дней. Впоследствии, у трактористов был всегда один и тот же наряд на работу. С самого утра их посылали на ремонт сгоревшего трактора. Лично я был уверен, что починить этот кусок спёкшегося металлолома невозможно. Но мой друг, с которым мы вместе там служили, переписывался с земляками из последующих призывов. Так они написали, что этот трактор всё-таки отремонтировали через год. Чудеса, да и только.

* * *

Дорогие друзья - читатели, если вам не трудно, ставьте оценки, пишите отзывы. Если вам понравилось, то я готов написать продолжение о моей службе в Арктике. У меня ещё есть интересные истории, весёлые и не очень. Сейчас у меня мало времени для написания мемуаров, но если народу понравятся мои правдивые истории, то я готов продолжить работу над очерком "Архангельск - 56".

Февраль 2018 года.

В конце хочу показать вам несколько видов северного сияния. Очень красиво.

Северное Сияние []

Северное Сияние []

Северное Сияние []

Северное Сияние []


Оценка: 8.16*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк) Е.Кариди "Суженый"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Б.Толорайя "Чума-2"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"