Пушкарёв Борис Викторович: другие произведения.

Архангельск - 56 (версия для конкурса "Вокруг Света")

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Этот очерк занял на конкурсе "Моя Планета-2018" в разделе "Вокруг Света" второе место, и я надеюсь, что вполне заслуженно. Но этот очерк - это сокращённая версия большого повествования о моей службе на Новой Земле. Полную версию "Архангельск - 56" можно прочитать на моей странице.

Архангельск - 56

Слушай, там далеко-далеко есть земля

Там Новый Год, ты не поверишь

Там Новый Год два раза в год. Вот

Там снег, там столько снега

Что если б я там не был сам

Я б не поверил, что бывает столько снега

Что земля не видит неба.

Песня "Тихий огонёк моей души".

Группа "Високосный год"

Что такое - "Архангельск - 56"? Ответ прост. Это почтовый адрес посёлка Рогачёво, расположенного на архипелаге Новая Земля, в окрестностях которого я проходил срочную службу в зенитных ракетных войсках с 1985-го по 1987 года. Спустя десятилетия, а прошло уже тридцать лет после моей демобилизации из армии, я считаю, что моя служба на Новой Земле - это было самое интересное, самое невероятное, самое запомнившееся, самое удивительное событие, случившееся в моей жизни. Вот об этом этапе в моей жизни я и хочу вам поведать. А так же об уникальной природе и животном мире Заполярья.

Первого мая днём,в аэропорту города Архангельска, нас посадили на гражданский ТУ-134, и уже через полтора часа мы катились по полосе приземления. И вот тут-то и настал момент истины. По громкой связи самолёта объявили: " Вас встречает Новая Земля, аэропорт Рогачёво. Температура за бортом минус двадцать пять градусов ". Когда вылетали из Ленинграда, температура была плюс восемь градусов, и одеты мы были соответственно домашней погоде.

Край географии

Посёлок Рогачёво с единственной главной улицей, поразил меня больше чем Эрмитаж, со всеми своими сокровищами. Я никогда в своей жизни не видел такого количества снега, и сугробов выше второго этажа зданий. Вот на фото главная улица посёлка Рогачёво. Может показаться, что дорога выкопана прямо в сугробе, но так выглядит центральная улица зимой, да и весной тоже - всегда

Рогачёво [Из альбома Юрия Горбунова]

Впечатлений сразу же по прилёту было "через край". Но, к счастью, зима заканчивалась, и начиналось "рахитное", полярное лето. Есть хороший анекдот, который отлично характеризует Новоземельское лето. Анекдот такой.

Сын с отцом сидят у окна, и отец пытается объяснить сыну понятие о временах года.

Отец спрашивает у сына:

- Вот смотри, сынок, дети взяли санки, лыжи - пошли кататься. Какое это время года?

- Лето. - Отвечает мальчик.

- Нет, ты вот посмотри, снег пошёл, лужи замёрзли, дети в снежки играют. Какое это время года?

- Лето. - Говорит ребёнок.

- Ну, какое же это лето, сынок? - Возмущается отец.

- Вот такое, хреновое лето. - Ответил сын.

Вот и в Заполярье - такое хреновое лето. Солнце летом совсем не заходит, и светит круглые сутки, иногда забираясь почти в зенит. Беда в том, что оно не греет совсем. Оно какое-то маленькое, сморщенное и тусклое. Температура летом, в среднем, около плюс восьми - десяти градусов. Постоянно сильнейшие туманы. Дожди через день. Сильнейшие ветра. Иногда падение температуры до минуса, и вьюги с мокрым снегом в июне - августе. В начале июня снег ещё лежит, а в сентябре уже выпадает и не тает до следующего июня. Однажды в июле, когда я уже служил в дивизионе, случилась температура плюс пятнадцать. Так мы втроём попёрлись купаться в тундру, на озёра - вот как мы разогрелись. Но дойдя до небольших озёр, купаться нам резко расхотелось. Эти озёра зимой промерзали до дна, и начинали оттаивать с поверхности льда, поэтому в этих озёрах - сверху ледяная вода, а на дне просто лёд. Не самый комфортный водоём для купания. Мало того, ведь ни каких лесов и кустов на архипелаге нет. А есть каменистая тундра, кое-где покрытая мхами, ягелем и травой. Летом цветут какие-то цветочки. Вот такой унылый пейзаж. Вся растительность уходит под снег зелёной. Потом из-под снега её выковыривают копытами северные олени, которых на Новой Земле великое множество. Мы этими оленями почти всю зиму питались. Людей они практически не боялись, и подходили очень близко к дивизиону, где их и отстреливал наш старшина - товарищ прапорщик. Оленей на архипелаг завезли в начале двадцатого века. Основывали оленеводческие хозяйства. Но местное население вывезли в пятидесятых годах , а олени остались, и они стали плодится в геометрической прогрессии. Естественных врагов у оленей не было. На континенте на них постоянно охотятся волки и люди. А на Новой Земле: белым медведям оленя не догнать, а для песца олень крупноват. Вот по архипелагу и бродят огромные стада северных олешек. Летом они мигрируют на север архипелага, а зимой топают неспешно на юг. Интересно, что печень у оленей громадная, помещается в два ведра, но совершенно не съедобная. Из требухи берут язык и сердце. Оказалось, что ягель, которым питаются олени, содержит сильный токсин, очень вредный для человеческого организма. Видимо оленья печень очищает кровь от этого токсина, и сама пропитывается ядом. В остальном мясо безвредно, но ужасно на вкус. Ещё ни где, ни в одном уголке, нашей страны не видел такого огромного количества снега, кроме как на Новой Земле. Вот обратите внимания на сугроб размером с двухэтажный дом. Люди по сугробу забрались на крышу.

Сугроб [Из альбома Юрия ГорбуноваСугроб]

Сугробы там очень длинные, они могут быть и сто метров, и больше. Это, скорее, такие большие "надувы". Очень сильным ветром гоняет огромные массы снега. Гор, лесов и даже простых кустов, на Новой Земле нет. Есть старые холмы и равнины, которые не препятствуют перемещению снега. И любое препятствие начинает задерживать и собирать снег.

***

  

Незаметно пролетел месяц "карантина". Мы приняли присягу. Всё было как положено: с оружием в руках, без патронов конечно, перед строем, но без родственников. На Новую Землю очень сложно было получить "добро" на въезд. Это была, да и сейчас наверно, пограничная зона, и разрешение должно было дать КГБ (нынешнее ФСБ), а запрос надо было подавать за три месяца. Поэтому наши родители не могли оказаться у нас на присяге. А теперь-то да, теперь устраивают целое шоу, приглашают на присягу родных и близких, во всяком случае, на материке. После принятия присяги, нас распределили для дальнейшего прохождения службы. Хотя мне казалось: "Ну, куда же может ещё дальше? В тундру что ли?" Оказалось, что - да, в тундру, в первый зенитный ракетный дивизион, расположенный в пятнадцати километрах от Рогачево, на полуострове "Гусиная Земля". Такого поворота событий я никак не ожидал. Я почему-то был уверен, что меня оставят в Рогачёво. На следующий день из дивизиона за нами, а нас оказалось десять человек, пришла машина. Ехали мы в кунге грузовика. Дорога монотонная, машина едет очень медленно, света в кунге нет. От монотонности и качки я закимарил. И тут вдруг неожиданно для всех, сила, ядрической мощности, срывает нас со скамеек и швыряет на стену. Ещё не совсем очухавшись от сна, я вообще ничего не понимаю. Темно, куча людей, матерясь, пытаются разобраться где - что, и наконец-то выбраться из грузовика. Открылась половинка дверей, заглядывает сопровождающий нас лейтенант, испуганно спрашивает: "Все живы? Есть травмы?" Наконец мы выползаем из дверей на снег. У некоторых шишки - синяки, но в целом все здоровы, испуг прошёл, осталось удивление. Машина лежит на боку и все попытки, всей толпой, поставить машину на колёса не увенчались успехом. А получилось следующее. Все дороги на Новой Земле грунтовые, насыпные из мелкого галечника. Их нагребают и равняют трактором. Поэтому они немного возвышаются над местностью. Зимой, вернее, когда снег переметает дорогу, то дорога становится вровень с окружающей местностью, и её не видно вообще. Для того, чтобы видеть зимой направление движения: вдоль всей дороги через определённые промежутки пути ставят пустые деревянные бочки, в которых раньше была селёдка, набивают их камнями и вставляют шест, пару метров длиной. Но к концу зимы часть бочек всё равно заваливается, из-за сильных ветров и подвижек снега, и где проходит дорожное полотно просто не видно. Машина, наехав на самый край дороги, провалилась в более мягкий снег и завалилась на бок, так что никаких чудес здесь нет. Случай далеко не редкий в Арктике, и этот факт доказывает вот это фото.

Машина упала с дороги [неизвестен]

Потом, после того, как стало ясно, что машину нам вытащить из снега не судьба, наша "экспедиция" разделилась. Половина солдат вместе с лейтенантом пошли пешком до дивизиона, благо оставалось пройти километров пять. Я и ещё трое ребят остались вместе с водителем ждать тягача. Через два часа помощь пришла. Прибыло два седельных тягача ЗИЛ-131. Быстро и умело, сразу видать большой опыт, машину выдернули из снега, и мы продолжили наше путешествие с той же скоростью, что и до аварии.

***

  
Момент въезда в расположение дивизиона я прошляпил, но это и неудивительно. Все одноэтажные строения были засыпаны снегом под крышу, включая казарму. Казалось, что эти домики были вморожены в сугробы очень давно, в незапамятные времена, и теперь уже больше никогда не покажут солнцу свои чёрные, деревянные бока. Вот обратите внимание на Фото.

1 ЗРД-н [Алексей Идрисов]

Несмотря на то что был конец мая, снегу ещё было ещё очень много вот фото. Обратите внимание на дату, в правом нижнем углу снимка. Двадцатое мая, однако. Такая вот весна в Арктике.

Экскаватор [Из альбома Юрия Горбунова]

Совершенно не верится в то что всё это снежное королевство может когда-нибудь растаять. Но солнце-то светит круглые сутки (полярное лето), правда греет плохо. И тем не менее, таять сугробы начинают очень быстро. Солнце прошивает сугробы своими лучами в глубину, снег становится рыхлым, и обрушивается внутрь сугроба с характерным шелестом. Вся тундра в это время "шуршит", и довольно громко.

***

  

На первый взгляд тундра - это просто замороженная, каменистая пустыня, с чахлой растительностью летом, и сплошными снегами зимой. И вообще непонятно как тут можно жить, чем питаться особенно зимой. Нет ни одного дерева, ни одного кустика. Норку и ту не выкопаешь - вечная мерзлота, однако. Да ещё в придачу: полярный день - это когда солнце не заходит за горизонт, но не греет совершенно; и полярная ночь - это когда солнце не всходит совсем, то есть какое-то время, царит полный мрак. Тем не менее, живность в тундре есть, живности в тундре много, и я бы сказал, что жизнь в тундре кипит. На Новой Земле очень много птиц, просто невероятное количество видов, особенно на побережье. По весне огромные стаи гусей, уток и ещё множество, неизвестных мне видов, совершают массовый перелёт, именно сюда, на архипелаг, чтобы завести птенцов. Не зря полуостров, на котором был расположен наш дивизион, называется Гусиная Земля. Очень много на Новой Земле было бакланов - это морские чайки с очень скверным характером. Почти круглый год они досаждали людям своими криками, гадили везде, где только это возможно. Очень много этих бакланов было на свалке, просто сотни. Зимой ужасно досаждали нам на посту полярные совы. Летом они куда-то улетали. Полярная сова выглядит, как и лесная, только вся белая и крупнее лесной, в несколько раз. Однажды мы упросили лейтенанта, а он постоянно таскал с собой на позицию охотничье ружьё, подстрелить одну такую сову. Размах крыльев у неё оказался около трёх метров. Вот так вот, усядется такая сова на столб ограждения, уставится пронзительным, немигающим взглядом - это очень неприятно, а главное, когда холодает, то они кричать начинают очень громко и пронзительно. Крик полярной совы похож на визг свиньи, в тот момент, когда её режут или на истеричный, истошный вопль женщины, в тот момент, когда её настигает маньяк с ножом. Питаются совы в тундре леммингами, это такие забавные грызуны, похожие на хомячков. Этих леммингов в тундре просто не счесть, зимой в спячку они не впадают, живут под снегом, хорошо приручаются и размножаются в неволе (в клетке для хомяков). В один солнечный летний день я с ребятами работал на улице, и мы увидели, что дочка майора (фамилия не важна) вынесла на прогулку в клетке двух леммингов. Она открыла клетку, выпустила их, и эти грызуны спокойно бегали у ног обнюхивая мох, не пытаясь убежать.
Эти арктические хомяки, в огромных количествах, жили под ракетным хранилищем. В хранилище поддерживалась плюсовая температура, поэтому это место стало настоящим пристанищем всякой разной полярной живности. Под бетонными плитами пола накопали ходов лемминги, под потолком свили свои гнёзда полярные воробьи, тоже почти полностью белые, но крупнее обычных, городских воробьёв раза в два. Чем питаются, особенно зимой, неизвестно (во всяком случае, мне). А совы охотились на леммингов, у которых иногда начиналась непонятная миграция, и они неорганизованной группой пёрлись по холоду куда-то в дальние дали. Тут-то совы их и отлавливали. Ещё на бедных, безобидных малышей - леммингов охотились песцы. Песец это полярная лиса, во всяком случае он похож на лису, только опять-таки, шерсть у него белого цвета. Вживую я песца за всё время службы вблизи не видел, они очень осторожны и пугливы, близко к жилью человека не подходят. Пару раз видел издалека, но в деталях не разобрал. Но из рассказов офицеров я знаю, что охотятся на них, как и на зайцев, в свете фар. То есть вездеход, с включёнными фарами едет по тундре, песец пугается шума машины, выпрыгивает из норы, и бежит в свете фар не сворачивая в сторону. Вот тут-то стрелки его и добывают. Но во время моей службы не было специалиста по выделке шкур, а губить животных просто так, из-за охотничьего азарта, ни кто не стал. А когда специалист по выделке шкур в дивизионе был, то из песца шили воротники и шапки жёнам офицеров в ателье, на большой земле, а добывали шкуры здесь, в тундре. Интересно, что дикий песец в неволе не живёт. Та же девочка, дочка майора, рассказала нам, что однажды на охоте песца ранили в лапу, и он закрутился на месте, а товарищ старшина прыгнул с вездехода и накрыл зверя ватником, вот так его живьём и словили. Но к великому горю девочки песец не стал ни пить, ни есть, а только лежал в клетке, и иногда лизал раненую лапу. Родители девочки хотели отпустить животное, после того как лапа заживёт, но через пять дней песец умер. Представляю, как переживал бедный ребёнок. Больше никто не пытался ловить этих животных живьём.

***

  
Осталось рассказать про ещё одного обитателя замороженной тундры - белого медведя, которого я всё-таки вживую видел. Вообще, белые мишки живут, в основном, на побережье. Там у них еда всяческая: рыба, больные моржи, дохлятину всякую выбрасывает из моря на берег. Да и берег скальный, есть где спрятаться. Но когда в Арктике поселился человек, мишки нашли боле простой способ добычи пищи для себя и детёнышей, а именно - свалку отходов. Здесь не надо бегать и плавать за едой, искать её неделями, еда просто валяется под лапами - подымай и ешь. Надо сказать, что кроме человека у мишек врагов нет. Белый медведь занесён в красную книгу. Охота на него запрещена совсем, и все эти факторы дали толчок к размножению белых мишек, а это неплохо. Пусть живут. Пусть кушают, что хотят. Интересно в разных публикациях пишут, что белые мишки очень агрессивны. А я вот, что-то не заметил. И не слышал ни про один случай нападения мишек на людей, на Новой Земле. Это подтверждают и множество фотографий (смотрите приложение с иллюстрациями к очерку). Ну кто бы стал кормить мишек с руки, если бы все знали что, предположим, в прошлом году мишки порвали на куски попытавшегося их кормить человека. Не было таких случаев, не было. Я тоже познакомился с белым мишкой, и встреча наша закончилась довольно мирно.

Однажды летом послали нас, десять человек, во главе с младшим лейтенантом в город - порт Белушку, грузить песок в самосвал для нужд дивизиона. Я, как только сел в машину, сразу уснул. Эти семнадцать километров автомобиль ползёт около часа. Где-то на середине дороги меня разбудили возбуждённые крики нашей бригады. Машина стояла на небольшом мосту через сухое русло небольшой речки. Русло такой реки наполняется водой во время таяния снегов, а летом русло сухое. В машине никого не было, все высыпали на улицу, во главе с младшим лейтенантом, и рассматривали кого-то в самом русле высохшей речки, возбуждённо о чём-то переговариваясь. Я вышел из машины, и мне сразу всё стало ясно. Историй про белых мишек, к этому моменту, я уже слышал множество, но всё равно не был готов к тому, что я увидел. Громадный белый медведь был в тридцати метрах от нас, и наше присутствие его явно раздражало. Тут он резко развернулся, с такой удивительной скоростью, которую не ожидаешь от такого массивного гиганта. Потом раскрыл пасть, и зарычал утробным рыком. Хорошо ещё, что он был ниже берега метра на три, и прыгнуть резко вверх у него похоже не было желания. Всех как ветром сдуло. Люди рванули к открытой двери машины. И не избежать бы давки в дверях, но зверь и не подумал нас преследовать. Видимо, довольный произведённым эффектом, мишка развернулся неспешно и косолапо потопал дальше по руслу речки. Больше ни кто не отважился идти за медведем. Несколько человек, слёзно, просили вернуться в дивизион за фотоаппаратом, что бы сделать фото с медведем. Но лейтенант категорически отказался, напомнив нам о том, что мы не в туристической поездке по Арктике, а на службе. Да и медведь явно не собирался дожидаться, на одном месте, возвращения нашей группы. Пришлось грузиться в машину, и продолжить наш путь. Многие ребята были расстроены, такой короткой встречей. До меня в тот момент не сразу дошло, что событие произошло кране редкое и необычное. Я встретился, практически, нос к носу с громадным диким зверем, не где-нибудь в зоопарке из-за надёжной решётки,а на воле на расстоянии двадцать - тридцать метров. Практически - "Нос к носу". Чуть позже, я часто вспоминал эту встречу. Такое событие не забывается. Такое, наверное, бывает раз в жизни обычного человека (если ты не егерь ,конечно).

Ещё есть всякие животные на побережье, но я их не видел, поэтому описывать их не буду. Хорошо, что нет на архипелаге ни комаров, ни мошки, ни других кусачих насекомых. Есть какой-то один вид не кусающихся мух, но они нам не досаждали. Может, была ещё какая-то мелкая живность, но я её не заметил.

Случаи разные бывают

емного о климате на архипелаге я уже обмолвился в предыдущем описании. Но мне хотелось бы немного подробней рассказать о непрекращающемся катаклизме, который только по какому-то невероятному недоразумению называется "Погода в Арктике". Уже гораздо позже я узнал, что у берегов Новой Земли заканчивается тёплое, морское течение Гольфстрим. Получается встреча огромных тёплых масс воздуха с холодными, поступающими с северного полюса, до которого около полторы тысячи километров, от берегов Новой Земли. Из-за этого катаклизма на архипелаге почти постоянно дуют ветра, иногда просто чудовищной, невероятной силы. Этому способствует и рельеф Новой Земли. Это почти одни равнины и пологие холмы, в древности, бывшие горами. Никакого леса, как я уже говорил, на архипелаге нет. Наверное, полностью безветренных дней за год, хорошо если, дней пять наберётся, не больше. Причём вьюга может длиться до трёх - четырёх дней (на моей памяти длиннее не было, но старожилы говорили, что бывало и по целой неделе задувало). Ветер достигает скорости до тридцати метров в секунду, и дует равномерно, без порывов. Поэтому и надувает такие сугробы, невероятных размеров, под крышу многоэтажных домов. Причём снег там хлопьями не идёт, а сыпет очень плотно "крупой" или даже - "снежной мукой", которая проходит насквозь даже через ткань шинели. Снимаешь шинель, придя с тундры в казарму, а там на кителе небольшой сугроб. И в карманы снега задует полным полно. Поэтому зимой ходили исключительно в ватных комбинезонах, завязывая все клапана и остальные верёвочки. О приближении вьюги сообщали заранее из штаба полка, что бы люди успели вернуться в казармы, до начала пурги. Все произошедшие несчастные случаи были на совести самих нарушителей режима объявленной опасности. Сила ветра условно делилась на три категории, категория называлась просто "Вариант вьюги", и обозначалась цифрами от одного до трёх. Самый сильный ветер, и почти нулевая видимость это " Вариант вьюги номер один". Мы называли эту категорию просто "Вариант один". Все истории, байки о том что на севере в туалет ходят по верёвке, это выдумка. Ну во-первых, туалет-то находится в жилом помещении, и никуда в тундру идти не надо. Во-вторых, только полный, отмороженный на голову идиот пойдёт куда-то в полярную ночь, при температуре воздуха минус двадцать пять градусов, болтаться на ветру силой больше двадцати метров в секунду, и снеговыми зарядами, которые даже не дают открыть глаза. Да и верёвку, наверное, в первый же "Вариант" засыпало бы, хрен найдёшь. Сугробы на фото видели? То - то.

***

  

А вот в связке, как альпинисты, мне как-то довелось идти по первому "Варианту", будь он неладен. Как назло, под новый год, тридцатого числа объявили "Вариант один", с силой ветра до двадцати восьми метров в секунду. Такой сильный ветер дул три дня, и только второго января стал стихать. Но отопление-то даёт кочегарка на угле, а его запасы в самой кочегарке не бесконечны. Вот и послали, кого поздоровей, на заготовку угля. Ну и меня в том числе. До кочегарки метров сто, может меньше, но пёрлись мы до неё в связке, минут пятнадцать - двадцать. Идёшь еле - еле, ничего не видно, кроме спины впереди идущего. Постоянно проваливаешься в снег, иногда падаешь, и тут же валишь ближайшего сослуживца. Потом все матерятся, ждут когда ты встанешь, и всё начинается с начала, опять кто-то падает, и опять ждём. На обратном пути ведущий напутал с маршрутом, и мы всей связкой чуть было не ушли в тундру, то-есть в никуда. Но всё закончилось хорошо. Только тяжело было отмываться от угольной пыли холодной водой. Новогодние приключения на заготовке угля не закончились. Когда объявили "Вариант", в убежище, на позиции самого зенитного ракетного комплекса осталась дежурная, боевая смена, которая по тревоге должна прибывать на рабочие места за минуту. В этом ничего особенного не было. Такая смена постоянно, через месяц, заступала на дежурство. Беда заключалась в том, что в убежище боевой, дежурной смены забыли закинуть ящик с Н.З.(Неприкосновенный Запас). Такой же ящик с консервами, галетами, консервированной готовой кашей и тушёнкой, стоял в караулке. Там тоже снимали посты по сигналу "Вариант один", и все люди из караула спали и ели в караулке, пока не отменят сигнал об опасности. Я сам несколько раз попадал в караул, когда снимали посты. Вот тогда наступал курорт, ешь да спи, и огонь поддерживай в котле. А тут в дежурной смене осталось без еды двенадцать человек. Первоначально отцы - командиры хотели доставить ящик с Н.З. до убежища на нашем тракторе. Похолодало до минус двадцати пяти. Трактор стоял в тёплом боксе. Попытались выгнать трактор из бокса. Для этого пришлось впятером висеть на половинке ворот, чтобы их не схлопывало ветром.Потом пришлось держать ворота большой трубой, но как только трактор развернулся радиатором к ветру, то стал глохнуть. Двигатель трактора на таком сумасшедшем ветру не набирал нужную температуру для нормальной работы и глох. Кое-как тракторист загнал трактор обратно в бокс. Командиры собрались на совещание, на котором явно стоял вопрос:"Что делать дальше?".

Через каждый час ребята из убежища звонили в казарму дежурному, и слёзно вопрошали: "Ну, когда жратва будет? Что решили?" Но только на следующий день решили послать группу из трёх, физически-крепких человек, пешим ходом, вместе с этим ящиком Н.З., который они должны были тащить волоком по снегу. Выбрали главным этой спасательной экспедиции нашего старшину. Он прекрасно ориентировался в тундре, и вообще это такой уникальный человек, я ещё таких не встречал. Ещё в группу входило два солдата. Составили связку таким образом: первым шёл и искал дорогу товарищ прапорщик, вторым шёл Валерка - штангист, здоровенный такой парень, под два метра ростом, из Калининграда. Потом тащился на привязи ящик с Н.З., а в конце связки невысокого роста паренёк, имя которого я подзабыл. Зачем взяли в связку этого парнишку с бараньим весом, непонятно. Сказали, что по правилам, группа для выхода в сильный ветер должна быть не менее трёх человек. Ну, оделись они, как матрёшки, натянув кучу одежды, а сверху "железные" шубы. Это была такая шуба для офицеров, внутри натуральный мех, а снаружи гладкая чёрная кожа. Шуба эта была несгибаемая, и очень стесняла движения. Может поэтому её, и прозвали железной, а может из-за глянцевого отблеска от чёрной кожи. Дошли они хорошо, через полчаса позвонили из убежища: "Всё нормально, все дошли". Но интереснейшую историю рассказал тот парнишка, который шёл последним. Когда они выходили в тундру, то завязали уши у зимних шапок и капюшоны, что бы снег не набивался за воротник, да и лицо меньше мёрзло на ветру. Когда вся группа отошла от казармы метров на двести, парень, шедший последним, споткнулся и упал. Шедшие впереди прапорщик и Валерка этого не заметили, и пёрли вперёд напролом, как танки. Как только упавший попытался встать, последовал рывок верёвки привязанной за пояс, и он опять упал. Парень стал кричать идущим спереди, но они ничего не слышали из-за воя ветра, а шли они как раз против ветра, упираясь в ветер, как в резиновую, тугую стену. В конце концов, он бросил попытки встать, а также все попытки докричаться до компаньонов, и просто перевернулся на спину, чтобы было удобнее его тащить. Вот так, в положении "на спине", его и пёрли метров восемьсот, не замечая веса парня и ящика. Празднование нового года, в нашем, гражданском понимании, не было. Солдатам дали праздничный ужин: "макароны по-флотски" и половинку апельсина (неслыханная роскошь, по Арктическим меркам). Желающим, разрешили смотреть телевизор до полуночи, но подъём всё равно в шесть утра, по распорядку. Поэтому я выбрал отдых вместо телевизора. Укатала меня всё-таки заготовка угля. И наступление нового года я просто проспал. Но на тот момент это был самый лучший подарок на земле.

***

  

Вместо постскриптума: Смотрите иллюстрации - приложения к этому очерку. Я постарался сохранить авторство фотографий. Там есть: сугробы до третьего этажа, северные олени, полярные совы и полярные-же воробьи, песец, ну и конечно восьмое чудо света - северное сияние. Ибо: "Лучше один раз увидеть правду, чем сто раз услышать сказку". А ещё лучше - читайте полный вариант очерка "Архангельск - 56", у меня на странице. Чтобы соблюсти правила конкурса, мне пришлось резать мой очерк "по живому", а там - на моей странице, присутствует полный вариант мемуаров. И если сильно вас не затруднит, то поставьте свою оценку в конце текста.
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) А.Емельянов "Мир Карика 10. Один за всех"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Мгновение вечности"(Научная фантастика) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Т.Серганова "Ведьма по соседству"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"