Пушкарёв Борис Викторович: другие произведения.

Укусить собаку

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
  • Аннотация:
    Предлагаю вашему вниманию продолжение истории о непростой службе бойца ГРУ Красовского Андрея Семёновича. Да,опять Африка. Опять одна из богом забытых стран чёрного континента. Джунгли, засады, жёсткие боестолкновения.

    Внимание!!! В тексте присутствуют сцены табакокурения и мордобития, а также есть сцены совместного распития крепких алкогольных напитков. А ещё, здесь люди убивают других человеков разными хитрыми и коварными способами, с особым цинизмом.


Обложка  [Пушкарёв]
  Благодарю всех тех людей кто поддерживал меня при написании этой повести. Всех тех кто ждал продолжения истории о непростой службе бойца ГРУ Красовского Андрея Семёновича. Отдельное спасибо людям предоставившим мне для ознакомления некоторые материалы, предназначенные для внутреннего пользования. Искренне всех - всех благодарю.

По понятным причинам имена и фамилии главных героев, а также названия некоторых населённых пунктов, изменены.

Укусить собаку

Бурна вода истории

Угрозы

и войну

мы взрежем

на просторе,

как режет

киль волну.

Владимир Маяковский

(Из стихотворения 'Ну, что ж!')

Глава 1


  
- Вот гады. Лупят и лупят длинными очередями - головы не поднять. Что тут у них? Патронный завод открылся в саванне что ли или боеприпасы халявные, - думал Красовский. На деревню выскочили совершенно неожиданно. Вот нет никакой деревни на карте и всё тут, а на самом деле вон они кривые то-ли вигвамы, то-ли шалаши из веток, покрытых хрен знает чем. А между шалашами перебегает вооружённое, голопопое местное население, агрессивно настроенное к чужакам, и это уже стало "доброй", африканской традицией. Но и их ведь тоже можно понять. Конго почти не целясь срезал короткой очередью обоих местных автоматчиков, неожиданно выскочивших из-за густых кустов на тропу, и начавших палить из автоматов по россиянам с истеричными воплями. Оба убитых автоматчика оказались подростками - лет по шестнадцать, но думать об этом факте было некогда. Скорее всего подросткам доверили охранять тропу ведущую к деревне, и если бы они были поумнее, то позвали бы взрослых, а не самостоятельно вдвоём атаковали "на ура" белозадых чужаков, то-есть разведгруппу в полном составе.

Со всех сторон к месту перестрелки уже неслось местное, чёрное воинство, вооружённое калашами разных модификаций, и с ходу вступавшее в бой. Судя по тому как они расходовали драгоценные боеприпасы, то запас патронов у них явно имелся, и немалый. Пришлось немного отступить, и залечь за небольшим нагромождением красноватых булыжников. Свои большие рюкзаки, со всем необходимым для рейда по саванне и джунглям пришлось скинуть. Рюкзаки мешали менять позиции для стрельбы, и сильно демаскировали стрелков. Андрей, как и все разведчики, стрелял скупыми очередями по два - три патрона, экономя боеприпасы. Можно конечно было переключить "Абакан" на отсечку, и хитрая автоматика оружия давала бы при нажатии на курок только два выстрела, но Красовсий, в горячке боя, как-то позабыл об этом, а потом, он и так неплохо контролировал расход боеприпасов.

Бай наконец-то расчехлил свою трёхлинейку, и весьма эффективно начал отстрел нападавших. Бай работал ювелирно, как чёткий, точный механизм, заточенный только на стрельбу. Выстрел - чёрнокожий боец упал. Ещё выстрел - ещё один местный завалился на спину. Следующий выстрел, - и у нападавшего чёрного воина осталась только половина головы - верхнюю часть черепа просто снесло снайперской пулей. Вот недаром: патрон к трёхлинейке имеет больший пороховой заряд чем у патрона к АК - 47 и их модификациям, и это при одинаковом калибре 7, 62. Ударная сила пули выпущенной из карабина Мосина просто чудовищна, а при попадании в тело человека оставляет после себя на выходе рваные отверстия, размером с кулак. ( к стати 7, 62 - это и есть три линии. Одна линия равна 2,54 мм.) Наконец-то начали массово валиться в траву от полученных ранений чёрнокожие мстители, которые успели подбежать ближе всего к позициям разведчиков, и это немного остудило пыл нападавших. Аборигены, поняв, что пришлые враги - не чайники какие-нибудь, а серьёзные ребята, которых так просто "за рубль двадцать" не возьмёшь, залегли в траве и чахлых кустиках, видимо ожидая ещё подкрепления, и лишь изредка, и неприцельно постреливали по позициям россиян.

- Нахрен. Надоело это всё, - зло рявкнул Зотов, - этак мы до второго пришествия тут прохлаждаться будем. Дон! Ко мне! - громко позвал майор.

- Тута я. - Рядом с командиром, громыхая снаряжением, упал в траву здоровенный Дон.

- Так. Давай три заряда к РПГ. Я думаю трёх фейерверков ребятам хватит с лихвой. Я покажу куда надо заряды отправить. - Дон вынул из своего немалого рюкзака три противопехотных гранаты, и три пороховых заряда к ним в упаковке. Затем как заправский иллюзионист он шустро распаковал все пороховые заряды и навинтил их на гранаты. На всё - про всё у него ушло меньше минуты, только упаковка от зарядов полетела по сторонам. Саму трубу РПГ десантного образца, он собрал за три секунды, и моментально зарядил гранатомёт первой гранатой. Вот что значит большая практика, и ловкость рук.

- Готов! - тут же крикнул он.

- Так, - начал майор, - первую гранату положишь вон в то скопление аборигенов, а то они там какую-то гадость против нас затевают. Вторую - на левый фланг - это чтобы не пытались обойти. Ну, а третью - прямо по курсу, вон в тот ближний сарай - это чтобы прочувствовали эти черти, что и там мы их достанем, в случае чего ... Всем внимание! Сейчас прикрываем гранатомётчика. На счёт три ... Один, два, три!

Все дружно открыли заградительный огонь. Дон вскочил, встал на одно колено, вскинул заряженный гранатомёт на плечо. Ударило взрывом стартового порохового заряда по ушам. Реактивная граната, моментально набрав скорость, со злобным шипением унеслась к скоплению чёрных воинов. Красовский прекратил огонь, и ткнулся носом в жёсткую траву, ожидая подрыва боевой части. Взрыв больно саданул по перепонкам - расстояние до места подрыва было не очень велико. Вообще весь бой, начавшись так неожиданно, проходил на коротких дистанциях. Подобный манёвр повторили ещё два раза.

Дон оказался классным гранатомётчиком, и последняя граната влетела точно в середину вигвама, на который указал командир, и стоящего на удалении за сто пятьдесят метров от позиций россиян. Вигвам просто разметало взрывом. Если кто там и находился, то им однозначно хана. Даже вряд ли остались целыми тела, не говоря уже о выживании людей после подрыва боевой части гранаты. После последнего взрыва настала тишина, нарушаемая только истошными криками местных. Воняло сгоревшим порохом. Андрей аккуратно выглянул из-за камней на поле боя. Злобные аборигены улепётывали обратно к своим сараюшкам - вигвамам, с удивительной скоростью. Мелькали светлые пятки и потные задницы, с налипшим на них мусором и песком. У мужчин племени почти не было никакой одежды. Так, что-то типа тонкой набедренной повязки, да куча всяких мелких украшений, и только некоторые, видимо самые богатые, имели яркие шорты. Такие шорты частенько бесплатно раздавали аборигенам различные благотворительные организации. Благо стоили эти шорты копейки.

- Вот так-то, педики недоделанные ..., - сказал густым басом Дон, и начал собирать свой гранатомёт обратно в чехол. Почему-то у Паши Орешникова (позывной Дон), во всех неудачах и бедах были виноваты лица нетрадиционной ориентации, чего он постоянно подчёркивал разными обидными, для этих самых лиц, фразами. Дон чем-то напоминал Красовскому его инструктора по стрелковой подготовке в учебке - здоровяка Берега. Дон тоже был под два метра ростом, с фигурой бурого медведя. Широченные плечи, крупные черты лица, большие мощные руки, как у гориллы. Единственное отличие от инструктора по стрелковой подготовке было то, что Дон при своих немалых габаритах был тихим и спокойным парнем, и вне службы был очень дружелюбным человеком. На службе он немного замыкался в себе и в основном молчал. Обожал рыбалку, и все увольнения проводил со спиннингом на ближайшем водоёме.

- Так мужики. Концерт по заявкам окончен, - сказал Зотов, - Берём свои рюкзаки, и прём вперёд прежним курсом. Первым идёт Рыжий, за ним Конго, потом я и все остальные. Замыкающим идёт Бай. Бай, приглядывай за тылами. Вдруг аборигены погоню устроят. Сейчас они там обосрались конечно, но кто их знает, этих детей природы ... Всякое может быть. Всё, погнали ребята. Пошли - пошли ... -

- Опять эти гонки по пересечённой местности, - подумал Красовский. - Вообще, все события, связанные с этим заданием развивались галопом, и, довольно, сумбурно . Андрей вспомнил самое начало. О том, как неожиданно его выдернули из заслуженного отпуска после командировки в Джибути, и вызвали к генералу. Только - только зажил шрам на щеке, и вот на тебе, пожалуйста, новая командировка ...

Глава 2

В один из весенних дней 1997-ого года , старший лейтенант Красовский, стоял перед дубовой, массивной дверью в кабинет генерала Лепатова А. А., известного своей педантичной точностью, и склонностью к идеальному порядку. Об этом говорило и время аудиенции - одиннадцать часов ровно, и ноль три минуты двенадцатого. Весь день генерала, включая время на принятие пищи, был расписан поминутно. "Чудит старичок", - говорили о нём сослуживцы, но специалистом по Африке он был уникальным и первоклассным. Лично знал несколько президентов и царствующих особ в центральной и северной Африке. Некоторых президентов он сам и воздвиг на трон, при помощи кровавых переворотов, мощной финансовой поддержки государства и советского оружия. Поэтому некоторые, и поныне, правящие кланы были обязаны ему всем своим благосостоянием. Ровно в одиннадцать ноль три, адъютант генерала распахнул массивную, дубовую дверь перед Андреем, пропуская того к хозяину кабинета. Кабинет, как и ожидал Красовский, был исполнен в старом советском стиле. По центру массивный стол и стулья из каких-то ценных пород деревьев (Андрей в структуре дерева не разбирался). По стенам - драпировки из тёмнокрасного бархата, или материала похожего на него. По углам флаги в стойках, обязательный портрет президента на стене за спиной, а рядом, и вот это удивительно, портрет Ф.Э. Джержинского. Приверженность к коммунистическим догмам сейчас в правительстве не приветствовалась особенно рьяно, но хозяин кабинета был выше этих дрязг и современной буржуазной пропаганды, и поступал так, как ему этого хотелось и моглось. А хотелось ему, видимо, хоть на рабочем месте сохранить островок памяти о несокрушимой некогда империи, на защиту которой он положил всю свою жизнь. А может так ему лучше думалось в привычной для глаза обстановке. Кто знает?

А вот сам генерал удивил Красовского. Он совсем не ожидал, что генерал окажется худощавым, поджарым живчиком, достаточно жилистым и сильным человеком, о чём свидетельствовало крепкое рукопожатие. Складывалось впечатление, что генерал был частым гостем разнообразных спортзалов и бассейнов. Взгляд цепких блёкло-серых глаз, казалось, просвечивал рентгеновским излучением насквозь. Под этим взглядом Андрею стало неуютно, холодно и зябко, и мимолётно почудилось, что в полутьме кабинета резко упала температура до минусовых значений, а в воздухе вот - вот закружится лёгкий снежок. Но генерал погасил свой взгляд - рентген, и приветливо обратился к вошедшему Красовскому,

- Проходите, Андрей Семёнович, присаживайтесь поближе. - Лёгкий снежок расстаял в воздухе, не успев долететь до пола.

- Наверное, гадаете зачем мне такой кабинет в духе СССР?

- Да-а, нет, Аркадий Андреевич, ничего такого я не думал ...

- Да, а многие задаются этим вопросом. Ну да Бог с ним. Я тут читал отчёты о вашей первой командировке в Джибути - это знаете ли поинтереснее любого популярного, книжного боевика будет. Жаль что секретно - издать нельзя. - Генерал уткнулся носом в бумаги лежащие перед ним на столе.

- Вот: "В одиночку, при помощи башенного пулемёта БТРа, остановил продвижение колонны повстанцев, при этом, вывел из строя до половины автомашин бойцов оппозиции, и нанёс ощутимый урон живой силе противника." - процитировал Лепатов.

- А вот, ещё: "Автоматным огнём уничтожил трёх бойцов спецназа Халеда, и до пятнадцати человек, вооружённого автоматическим оружием, местного ополчения, атаковавшего группу. Андрей Семёнович, сразу скажу, что не часто приходиться читать о таких вот подвигах, совершённых всего одним человеком. Вот о разведгруппе из нескольких человек - это да, это нормально, а так ... Генерал сложил листочки в стопку, и отодвинул бумаги в сторону.

- Вам потом даже вручили награду, если мне память не изменяет?

- Так точно, товарищ генерал. Вручили Орден Мужества.

- Это самая, что не есть боевая награда, а не те значки, что вручают на юбилеи, - генерал криво усмехнулся.

- Времени у нас немного, поэтому перейдём от лирики к делу.

- Есть для вас работа, как раз по вашему стрелковому профилю, и опять-таки в вашей, горячо любимой Африке.

- Твою жеж мать! Опять эта е ...(простите) могучая Африка. Ну, почему? Почему, хотя бы, не Аравийский полуостров? - подумал Красовский.

- Вы рады? - Андрей готов был поклясться, что в глазах генерала промелькнули задорные искорки. Генерал обладал своеобразным чувством юмора. Пока Красовский соображал, как же ответить на вопрос начальства. Генерал продолжил,

- Есть решение руководства ГРУ об отправке в Конго, он же современный Заир, разведгруппы, в состав которой было решено включить и вас, Андрей Семёнович, как боевого офицера, знающего Африку не по-наслышке. А в Конго, скорее всего, придётся потоптать песочек, и не мало так, потоптать. Боевая задача для вашей разведгруппы - это физическое устранение действующего президента этой страны Жозефа-Дезире Мобуту. Я вижу вы удивлены поставленной боевой задачей? У вас, похоже, есть вопросы?

- Да, нет. Просто я был уверен, что такие задачи ставят "диверам". Ну например "Группа - В", или спецназ ФСБ, а мы же разведка, а тут ... Ну, другие совсем задачи у нас.

- Это конечно не тема нашего с вами разговора, Андрей Семёнович, но вы всё равно узнаете со временем ... В верхах Генерального Штаба было принято решение о большом сокращении войск спецназа. Под него и попали "Вымпеловцы". Нет больше Вымпела, понимаете? Часть их людей мы конечно же примем, но всех, к сожалению, не сможем. И в нашем управлении грядёт бардак и передислокации. В ФСБ сейчас идут похожие подвижки, и пока неясно кто, и кому будет подчиняться.

- Как же так ...? Во всём мире усиливают спецподразделения, а мы наоборот ..., - удивлению Красовского не было предела.

- Вот так вот Андрюша, а у нас как и всегда, всё не так как у остальных стран. Но, работу-то делать надо, и делать её нужно срочно. Решение о ликвидации Мобуту не было таким простым. Хотя об этом нас просили уже давно лидеры некоторых соседних с Заиром государств, с которыми у нас крепкие военно-экономические связи. Спецслужбы этих стран будут оказывать посильную помощь вашей разведгрупе в проведении этой операции. На данный момент в Конго, при помощи Мобуту, заваривается новая кровавая каша, да таких масштабов, что если сегодня не остановить этого диктатора, то завтра половина Африки утонет в хаосе кровавых войн, а чем всё это может закончится не знают даже наши лучшие аналитики. На сегодняшний день уже шесть африканских стран втянуты в разгорающийся конфликт. Уже погибло около двух миллионов человек - в основном гражданское население, и это только начало.

Поэтому времени на подготовку миссии особо и нет. С этой минуты вы переходите на казарменное положение. Выходы в город запрещены, но всем необходимым вас снабдят. Родных и близких поставьте в известность о том, что срочно едете в командировку на повышение квалификации. На время выполнения задания вы поступаете в распоряжение старшего группы - майора Зотова Сергея Анатольевича. Сергей Анатольевич большой специалист по Африке, да и вообще наверное он один из лучших оперативников на сегодняшний день, вы уж мне поверьте. Кстати, это он сам выбрал вас в свою группу. Такова традиция: старший группы сам набирает себе бойцов. На подготовку у вашей группы есть неделя. Изучайте карты, маршруты. Получайте снаряжение. Свежую информацию по объекту и по оперативной обстановке в Конго, а также о происходящих событиях в соседних государствах, вам будут доставлять каждый день. С самим планом операции, и о вариантах эвакуации вас ознакомит ваш непосредственный командир. Ну, что же? До встречи после выполнения задания. Адьютант вас проводит к месту размещения вашей группы. Генерал и Андрей встали, вышли из-за стола и пожали друг другу руки.

Глава 3

Майор Зотов оказался жилистым, среднего роста, крепким мужичком. Возрастом около тридцати пяти лет, сильно загорелый и абсолютно лысый. Лысым он был до такой степени, что загорелая же лысина, заметно пускала блики в свете электрического освещения. Внимательный, изучающий взгляд блекло-голубых глаз, (словно синьку сильно развели водой), майора упёрся в, только что, зашедшего в помещение Красовского, где и базировалась вся разведгруппа. По центру большого помещения стояло несколько столов. На них лежало оружие и амуниция. Вокруг столов стояли люди, и с явным, неподдельным интересом разглядывали снаряжение, разложенное по стопкам. Красовский подошёл поближе к группе людей. Все перестали перекладывать железки и снарягу на столах, и уставились на Андрея. Андрей представился, обращаясь к майору, но вся группа не сводила глаз с лейтенанта. Зотов кивнул головой и сказал,

- Здравствуйте Андрей Семёнович. Заждались мы вас. Вот ребята, это и есть тот самый специалист по бронетехнике - водит всё то, что может ездить по земле. Он только что из Африки, из страны со сказочным названием Джибути, где имел невероятный успех у местных армейских подразделений. И был он там настолько популярен, что на него даже устроили танковую засаду, а потом за ним носился по горам местный спецназ.

- Ну, я не один был. Нас там целая группа была, и мы уходили сначала на бэтэре, а потом пёрли по горам, но уже пешком.

- Ну вот, я и говорю, что человек ты неординарный, а нам такие, как раз сейчас, очень нужны. Ну ладно, давай знакомиться что ли. Мою фамилию и имя ты уже знаешь, а мой позывной Клён. Почему так? Не знаю. Ещё с давних боевых выходов остался. Всё дело в том, что мы с ребятами в рейде, между собой привыкли по позывным обращаться. В переговорах по гарнитуре удобно, да и в бою короткий позывной хорош. Не будешь же кричать: "Андрей Семёнович, сзади!" Пока выговариваешь имя и отчество - пристрелят, нахрен. Здесь - дома, и по имени обращаемся, и по званию, а в поле - позывной предпочтительней. Ладно, знакомься пока с ребятами, а я вас ненадолго оставлю - генерал чего-то вызвал, а он, сам знаешь, точность обожает, - и быстрым шагом вышел из помещения.

- Ну давай знакомиться, - сказал широкоплечий, довольно высокий парень с чёрными волосами и смеющимися глазами.

- Я Рыжий, - Андрей невольно кинул взгляд на чёрные, как гуталин , волосы парня,

- Не, я не в смысле цвета волос, а в смысле позывного. На самом деле я Рыжов Вячеслав. - Пазл в голове Красовского сложился, и всё встало на свои места.

- Я специалист по минно-подрывному делу, но похоже что в этом рейде взрывать будем мало, а жаль, - и Рыжий тяжело вздохнул.

- Трепло ты бумажное, - сказал басом здоровяк, стоящий рядом с Рыжим. Рыжий ничуть не обиделся на здоровяка, и с прежним задором продолжил,

- Вот знакомься, - это Дон, но не в смысле Дон Карлеоне, а в смысле реки Дон. На берегу этой самой реки он родился и вырос. В посёлке э-э- ... Как там твой посёлок зовётся?

- Песковатка,- откликнулся Дон.

- Во! Песковатка-сити. Вот поэтому-то он и Дон. Он лучший гранатомётчик в управлении. Шмаляет из РПГешки любо дорого глядеть. Со ста метров в чайное блюдце гранату кладёт.

- Сглазишь. - пробасил Дон.

- Ладно, пошли дальше, - и они перешли к следующему столу за которым стоял человек лет под тридцать, классической азиатской внешности с раскосыми глазами, и протирал ветошью затвор от винтовки. Сама же винтовка, а это был несомненно карабин Мосина, переделанный под снайперское оружие, в разобранном виде лежала на столе.

- А это наш супер-пупер снайпер по имени Бай. Настоящие его имя ты лучше не спрашивай - язык сломаешь. Он то ли удмурд, то ли нганасан. Да это и неважно.

- Э-э, зачем так говоришь? А? Я тебе всё о себе рассказывал. У тебя башка дырявый совсем - все мысли потеряй. Ай - ай. - Бай покачал головой и зацокал языком, выказывая своё неудовольствие словами Рыжего. А рыжий просто сиял, как начищенный чайник.

- Это ведь трёхлинейка? Я ничего не путаю? - спросил Красовсий у Бая.

- Да. Новый совсем - не пристрелянный. Только планка под оптику установил. Правда красивый? - с каким-то детским восхищением сказал Бай, разглядывая ствол Мосинки.

- А почему трёхлинейка, а не СВД? - поинтересовался Андрей.

- Да ему вообще австрийскую снайперку предлагали. Навороченную, с ночным прицелом, в пластиковом кейсе, а он упёрся в трёхлинейку и всё тут. Вот, ради этого задания где-то даже новую винтовку раздобыли из арсенала, - встрял в разговор Рыжий.

- Ты, Рыжай, просто плохо понимай. Мосинка бьёт с хорошая оптика на два километр. Немец только на полтора. Нашу винтовку в песок закопай - выкопай, песок из ствола вытряхни и стреляй, а немецкий винтовка в плёнка надо носить. Песок попадай в механизм - всё ... Разбирай, чисти - стрелять никак неможно. В Африка много песка, - закончил бай то ли вопросом, то ли утверждением.

- Да, вот тут ты прав Бай. Песка там дохрена и больше, - поддержал Андрей Бая.

Следующим был молодой, невысокий, светловолосый, худощавый паренёк. Андрей дал бы ему лет двадцать. Парень сам протянул руку для рукопожатия и представился,

- Лейтенант Конев Станислав. Ну, и понятное дело, - позывной Конь. Я оператор аппаратуры связи - радист в общем. Ну, и стрелок конечно. Здесь все стрелки. Ещё я немного болтаю на суахили и банту. В тех краях, куда мы направляемся, на них некоторые племена говорят.

- У Штирлица была радистка Кэт, а у нас радист Конь, - вставил свою хохму Рыжий и откровенно заржал. - Не обращайте внимания, - прокомментировал поведение Рыжего парень. Он у нас всегда такой - контуженный на весь мозг. Вы не смотрите, что я молодо выгляжу. Эта командировка в Африку у меня уже третья.

- Слушай, Рыжий, тебе заняться нечем? Болтаешься туда - сюда, ..здишь как заводной, - это вступил в разговор последний человек из группы Зотова, с погонами капитана.

- Товарищ капитан, я же новичка знакомлю со всей группой, - стал оправдываться Рыжий.

- А он что, по-твоему, восьмиклассница в короткой юбке, и стесняется сам со всеми познакомиться?

- Со мной-то надёжней со всеми знакомиться. Я о всех дополнительную информацию дам.

- Да ну? И какую ты информацию новичку про меня выдашь, хотелось бы узнать?

- Ой, я ж совсем забыл. Мне нужно ещё на складе пластид получить. Меня ж там в арсенале ждут. Разрешите идти товарищ капитан?

- Чеши давай в свой арсенал, информатор хренов. - Я мухой - туда - сюда слетаю. - Да иди уже. Запарил совсем. Ну, прямо, не человек, а липучка для мух. Гирюков Сергей Павлович, - представился офицер,

- Позывной Кедр. Я заместитель командира, штатный врач группы, и по совместительству ещё и переводчик с языка конго. Но говорю свободно ещё на трёх языках. Слушай, а как вы от джибутийского спецназа ушли?

- Ну, сперва мы трое суток по горам бежали. Но, они нас всё равно нагнали и прижали к дороге, а потом нам просто сильно повезло, наверное. Местное племя, злющее как выводок шершней, напало на них, а потом ещё наша танковая колонна подошла, и танки распистонили их всех, нахрен.

- Да, забавная история однако. Расскажешь потом подробнее.

- Конечно.

- Ну, лады. Вон на соседнем столе вещи подобранные специально для тебя. Ты форму померь, на всякий случай, а что нужно добавить в рюкзак - ты мне список напиши. За вооружение и снарягу я ответственный. Так что готов выслушать все вопросы по этим темам. -

Андрей решил посмотреть размер на бирке, но не нашёл ни одной вшитой тряпочки с размером. Капитан заметил, что Красовский в замешательстве.

- Андрей, ты бирки не ищи - нет их там, и на оружии клейм не будет. Секретность... Сам понимаешь ... Но, размеры должны быть твои - из личного дела взяли. -

Куртка и штаны из плотного и мягкого материала, пустынной расцветки, подошли Андрею один в один - будто в ателье шили. Высокие, и на удивление, лёгкие ботинки той же расцветки оказались чуть велики, но подогнать потуже шнуровкой и пойдёт - во всяком случае ноги не сотрёшь. Амуницией Красовский остался доволен. Похоже, что и одежда и рюкзак, да и кое что по мелочи из набора выживания, находившегося в рюкзаке - всё было заграничного производства для солдат и офицеров армий стран блока НАТО.

- Товарищ капитан, а можно вопрос по вооружению?

- Давай, конечно.

- Я когда с Джибути прибыл, меня прямо с самолёта сразу повезли отчёты писать, и забрали нож мой. Обещали вернуть перед новым заданием. Вот хотелось бы назад его получить.

- А что за нож? - Красовский ответил.

- Так давай я тебе новый такой же справлю. Нам на вооружение группы зелёный свет дали - бери что хочешь. Можно даже иностранное оружие запросить. Вон Рыжий, выпендрёжник хренов, пистолет Glock 18 запросил, и ведь выдали без звука и лишних вопросов, в тот же день.

- Дело в том, что мой нож - это подарок. В Чечне мне один хороший человек подарил.

- А, ну тогда другое дело. Номер помнишь? - Красовский назвал. Капитан записал номер в свой блокнот. - Сегодня в арсенал всё равно иду - узнаю. Автомат какой будешь брать? - Красовский слегка задумался и ответил,

- Когда я был в командировке, в Чечне, ребята - спецы отстреливали в боевых условиях такой хитрый автомат со сбалансированной автоматикой. Я у них попросил попользоваться - мне очень понравился: и отдачи почти нет, и точность боя очень даже достойная. АК-47 лягается как лошадь, а семьдесят четвёртый (АК-74 калибр 5, 47) в лесу не очень хорош - множество рикошетов от веток.

- Да знаю я эту машинку - "Абакан" называется, а вернее - АН-94. Сделаем Андрей - есть такой зверь в нашем арсенале. Пистолет какой будешь брать? -

Андрей задумался. На курсах переподготовки приходилось стрелять из разных образцов спецоружия, но ни один из них как-то, что называется, не лёг в руку.

- Не знаю даже ...

- Ну, мы с Зотовым таскаем по привычке АПБ (Автоматический Пистолет Бесшумный изготовлен на базе стандартного АПС) - штука, конечно, громоздкая, зато в полевых условиях ей равных нет. Двадцать патронов в магазине - лишними не будут, и глушитель есть.

- Да он же тяжеленный, как пулемёт Максим. А чего нибудь другое есть? - поинтересовался Андрей.

- Ну, есть штатный, восьми зарядный ПБ (Пистолет Бесшумный изготовлен на базе ПМа). Ну, и ещё экзотика всякая ... А вот, ещё есть ещё одна интересная, новая штучка ОЦ-33 под собственным именем "Пернач". Сейчас проходит испытания в наших подразделениях. Много положительных отзывов. Магазин на восемнадцать патронов, и автоматический огонь. Хорошая скорострельность, да и кучность попаданий на высоте, и что важно - он гораздо легче АПБ.

- Ну, тогда давайте его попробуем что ли. Беру, товарищ капитан. Заверните ...

Глава 4

Вышли на небольшую лужайку среди чахлых кустов, в рост человека, росших в беспорядке то тут то там словно клочки шерсти на боку лишайной собаки.

- Привал! - скомандовал майор. Потом коротко бросил,

- Рыжий, Конь - наблюдение. -

Оба бойца покорно уставились, в разных направлениях, в саванну. Погоню, вопреки опасениям командира, аборигены не устроили. Видимо наглядный урок с гранатомётом был хорошо усвоен воинами, и связываться в дальнейшем со столь хорошо вооружённой группой непонятных военных у них, видимо, не было никакой охоты. Запыхавшийся Конго затараторил на французском. Капитан внимательно выслушал его и перевёл для всех,

- Он говорит, что скорее всего те воины, которые напали на нас - это было ополчение народа Тутси. С мужчинами не было ни женщин ни детей - одни воины. Они перешли границу Руанды с целью найти и покарать боевиков Хуту.

- С такой боевой подготовкой они хрен кого покарают, - влез по привычке в разговор Рыжий.

- Рыжий ты на посту. Вот и веди наблюдение и не отвлекайся, - сделал замечание капитан, и продолжил,

- Зато теперь понятно почему эта деревня не отмечена на карте. Это и не деревня вовсе, а временный лагерь этих самых ополченцев - мстителей.

- Да уж. Везёт нам. Наткнуться на ровном месте ... , - сказал Зотов.

- А может и не случайно мы с ними столкнулись ... , - заметил Красовский.

- То-есть ...? Обоснуй, - оживился майор.

- Ну, лагерь-то временный. Значит они на марше. А куда идут? Уж не в те ли края куда и мы. - Майор с замом переглянулись. Капитан затараторил с Конго по-французски.

- Конго говорит, что может быть они идут на границу между провинциями Северное и Южное Киву. Скорее всего там они и будут искать своих врагов.

- А нам куда нужно? - поинтересовался Рыжий.

- Вот, Рыжий, твою мать, ты что на инструктаже делал? Спал что ли? - возмутился капитан.

- Нет, конечно. Просто все эти африканские названия в голове не умещаются.

- Это потому, Рыжий, что мозг у тебя как у аквариумной рыбки, и в нём помещаются только простые рефлексы и краткосрочная память на три минуты.

- Да нифига подобного ..., - возмутился Рыжий.

- Всё, Рыжий, проехали. В Северное Киву мы идём. Понятно? Запросто можем с этими чертями опять пересечься или с этими Тутси.

- Ну, джунгли-то - они большие. Да, и к тому же мы этих карателей опережаем, - задумчиво сказал майор, и продолжил,

- Скорее бы нам из саванны уйти. А то нас тут за километры видно. В джунглях хотя бы можно будет в прятки поиграть в случае чего.

- К вечеру мы должны выйти к реке, - сказал капитан разглядывая карту, которую он достал из своего планшета, и продолжил,

- А вот за рекой как раз и начнутся джунгли. Надо будет только через реку переправиться.

- А что, широкая река? - Поинтересовался Дон.

- Да нет, не очень. Переплыть запросто можно. Но, у рек всегда зверья много, особенно крокодилов. Надо будет поглядывать по сторонам внимательно.

- Блин, этого ещё не хватало, - запричитал Рыжий.

- Привыкай, Рыжий. Это Африка, здесь всегда так: ждёшь одну неприятность, а их вдруг вываливается на тебя из ниоткуда ещё целый мешок.

- Всё отдохнули? Конец привала. Надо до темноты к реке выйти. Потопали, - скомандовал майор.

К реке вышли уже в сумерках. На небольшой поляне, в кустах, недалеко от реки организовали ночлег и охранение. Распределили дежурные смены - кто за кем стоит на посту. Демаскирующий костёр разводить не стали. Перекусили сухпаем. Попили витаминизированной воды из фляг. Легли уже в полной темноте. Стало прохладно. Градусов двенадцать - не больше. Даже не вериться в то, что это тоже Африка, и то что днём было до тридцатника жары. Но Заир расположен большей частью на плоских нагорьях высотой до пяти ста метров над уровнем мирового океана. Поэтому такой удушающей жары, как в пустынных районах Африки здесь, в Заире, не бывает вовсе. На протяжении всего года была более - менее комфортная (по сравнению с остальной Африкой) температура. Днём - двадцать пять - двадцать семь градусов по Цельсию, а ночью двенадцать - шестнадцать градусов. Такому равномерному, годовому, распределению температур способствовала близость экватора, пересекавшего всю страну.

Красовскому выпало стоять на посту в темноте. Но темнота не была кромешной. Звёздное небо в Африке просто необычайной красоты, а звёзд на ночном небе столько, и светят они так ярко, что наверно, можно было бы читать газету без дополнительного освещения. Неполная луна светила, как белый прожектор, отбрасывая тени с чёткими контурами от кустов. Воздух был наполнен звуками ночной саванны: в воде ворочался кто-то большой и сильный, в кустах метров за сто от стоянки разведчиков кого-то ели, и этот кто-то верещал пронзительно и жалобно на всю саванну, а ещё визг и писки других животных и жужжание насекомых, и непонятное курлыканье каких-то, неизвестных Андрею, птиц. В общем ночная жизнь Африки шла, как и миллионы лет назад, полным ходом. Совершенно не сравнить обилие животного мира в Конго, и почти его полное отсутствие в Джибути.

Но слава Богу, что пока разведчики не натыкались на крупных животных: носорогов, львов, гиен и стада слонов, которые в гневе могли запросто растоптать небольшой отряд людей. Всё это добро в Заире присутствует в больших количествах. В стране было создано несколько национальных парков, правда их никто не охраняет, поэтому эти парки наводнили браконьеры, и появляться там стало небезопасно для туристов и простых людей. Слон, что бы вы знали, животное далеко не такое мирное, как принято показывать в кино. Психика у слонов неустойчивая и они легко впадают в ярость по любому поводу, а потом долго успокаиваются.

Красовский от скуки стал думать о том, чем можно было бы завалить слона, в случае экстренного случая. Выходило, что завалить такого гиганта сможет только Дон со своим гранатомётом, а всё остальное оружие отряда для слона - просто детские пукалки, и никакого урона такой груде мышц и мяса не нанесут. Вдруг неожиданно у Красовсого скрутило щёку от нестерпимой боли. Правая щека просто онемела и казалось, что на неё плеснули кислотой. Сперва разведчик подумал что по нему кто-то выстрелил из чего-то бесшумного, но не было удара пули по щеке, а только жгучая боль разливавшаяся по лицу. Андрей схватился за щёку, и ожидая увидеть кровь на пальцах, медленно отвёл руку от лица и посмотрел на неё. Никакой крови на пальцах не было. А был всего лишь раздавленный комар. Комар был большим, с бардовым тельцем, а из раздавленного брюшка, вытекла капелька тёмной, густой крови. Красовский не мог поверить своим глазам. Это был всего один, хренов, комар, а казалось что в щёку ему прилетела как минимум разрывная пуля. Постепенно боль начала утихать, но окончательно так и не утихла, и даже сменившись, Красовский долго не мог заснуть.

Боль в месте укуса пульсировала в такт сердцебиению, а до щеки было совсем не дотронуться. Утром лучше не стало. Щека явно опухла и была горячей. Капитан сразу же увидел опухшую щёку и услышав рассказ о ночном происшествии заметил,

- Это не комар. Это москит, а вкалывает он свой яд сложного состава, нервно-паралитического действия, поэтому так больно, и щека от этого же онемела. Я тебе сейчас пару уколов сделаю.

- Обезболивающих? - с надеждой поинтересовался Андрей.

- От малярии, боец. Москиты часто бывают малярийными, а это нам, ну совсем не нужно. Местное население за многие века выработало иммунитет к малярии, и переносит её как мы ОРЗ, а вот если европеец подхватит малярию, то и в ящик может сыграть, или потом приступами будет мучиться всю оставшуюся ... Так что это штука серьёзная, Андрей. Скажи ещё спасибо, что тебя местная пчелка не укусила, а то бы ты уже с ночи без сознания валялся. Болевой шок, знаешь ли, та ещё прелесть ...-

Уколы оказались очень больными. Поэтому к пульсирующей боли в щеке добавилась ноющая боль в заднице. Конго, увидев щёку Андрея, сказал что-то по-французски.

Красовский остановил, собирающего рюкзак Коня, и поинтересовался у него, - Слушай, Конь, а ты по-французски волокёшь? - Конь утвердительно кивнул головой.

- Чего этот чёрный перец сказал?

- Говорит, что надо щёку экскрементами носорога помазать, а то сильное воспаление будет. Жалеет что из саванны уходим, а в джунглях носорогов нет.

- Да пусть он сам себе харю этим самым мажет. -

Почти все разведчики, кроме командира и зама, заулыбались. Один Конго остался невозмутим. Он никак не отреагировал на ответную реплику Андрея, хотя, скорее всего, понял смысл сказанного Красовским, и продолжал как ни в чём не бывало готовиться к переправе.

Соорудили из сухих веток и пустых пластиковых бутылок из под питьевой воды (вот вещь, - на все случаи жизни), небольшой плотик для переправки оружия и одежды. Решили переправляться группами по два человека - больше оружия и снаряжения на плотик не помещалось. Прибывшие на тот берег должны были страховать группу от нападения со стороны джунглей. К плотику привязали верёвку, чтобы можно было вытянуть его обратно. Река с виду казалось спокойной: никто не плескался по поверхности, течение было слабым, едва заметным. Мутные воды реки, совершенно непрозрачные, лениво текли в русле из красноватой глины и песка.

- Так, мужики, начал Зотов, - предупреждаю: даже не думайте ссать в воду. В этой воде разновидностей паразитов больше чем блох на шелудивой Жучке на базаре под Таганрогом. Всякие разные там микроскопические жучки и червячки, учуяв ваши выделения, заберутся к вам в уретру, и устроят там себе тёплое гнёздышко, а потом яйца у вас раздует как у мужиков из племени Бубал. Всем ясно? Всем было ясно, без повторов. Хотя никто не знал кто такие эти Бубалы, но сейчас выяснять это не было ни времени, ни желания. Первыми шли Конго и Дон. Конго разделся до гола, а Дон оставил на себе чёрные, семейные трусы. Они вошли в воду и почти сразу поплыли - глубина начиналась резко у берега. Конго загребал классическим стилем (где только научился).

А Дон держался за плот и толкал его перед собой. Ширина реки метров сорок - пятьдесят - это даже для среднего пловца не расстояние. Красовский невольно вспомнил ночного купальщика, и перевёл флажок предохранителя на щеке автомата на стрельбу одиночными. Красовский, и командир с замом страховали переправу, а Бай и Конь отвечали за тылы и стояли спиной к переправе. Всё шло в штатном режиме. Никто не попробовал пловцов на зуб, и не пытался ухватить людей за ногу, чтобы утащив на глубину откусить от них вкусняшный кусочек. Как только ребята вышли на берег, то первым делом Конго и Дон ухватились за автоматы, и пригнувшись на полусогнутых ногах пошли исследовать наклонный спуск к реке противоположного берега. Конго, мелькая голым задом, почти добрался до верхней точки спуска, как вдруг, ожило бревно, на которое никто не обратил особого внимания. Ну лежит какое-то бревно в кустах всё в тине - вроде как топляк, заброшенный в кусты большой водой. На поверку бревно оказалось здоровенным африканским крокодилом. Громадный крокодил длиной метров шесть, довольно шустро и бодро зашлёпал по песку на своих кривых лапах, помогая себе хвостом.

- Дон! Конго! - сдавленно крикнул майор. Но Дон и сам почти сразу заметил движение справа, и мгновенно открыл огонь по рептилии. Конго обернулся, и увидев опасность, тоже начал стрелять короткими очередями из своего автомата.

- Не стрелять! Ребят заденем, - крикнул командир своим бойцам на этом берегу. Дон отступал к воде и вёл огонь скупыми очередями. Хорошо было видно и слышно, как пули лупят по телу крокодила, но складывалось такое впечатление, что все эти попадания были совершенно "до звезды" упрямой рептилии. На спине у африканского крокодила находиться панцирь из хитина и костей, прокусить который не может ни одно африканское животное. Пули конечно пробивали хитин. Но, в тело проникали не очень глубоко, не затрагивая при этом жизненно важных органов. Калибр АК-74 всё-таки маловат для уничтожения такой опасной твари. Тем временем Дон стоял уже по пояс в воде и перезаряжал пустой магазин, переворачивая связку из двух обойм, перетянутых синей изо. лентой. Всё-таки многочисленные попадания по телу заставили рептилию остановиться. Здоровенный крокодил как бы раздумывал, приоткрыв пасть, кем закусить в первую очередь: вкусным и аппетитным, здоровяком Доном или жилистым и юрким как змея Конго. Эта небольшая пауза в нападении рептилии и спасла разведчиков.

- Бай! Выстрел! - крикнул коротко майор. Бай через плечо видел, что твориться на том берегу. Услышав команду, Бай мгновенно развернулся, и сражу же выстрелил, и как показалось Красовскому, не целясь. Тем не менее, пуля из трёхлинейки выбила большой кусок плоти из черепа крокодила, и рептилия замерла на месте. Бай не торопясь дослал ещё один патрон, и ещё раз выстрелил по чудовищу. Было видно как пуля прошила страшенную голову крокодила насквозь войдя где-то в районе глаз, и выбив на выходе из черепа брызги плоти и крови.

Глава 5

На второй день пребывания Андрея в составе разведгруппы, Зотов собрал всех своих бойцов в том самом зале где проходила подгонка снаряжения. Поздоровался со всеми и начал говорить, - Я надеюсь все знают поставленную нам боевую задачу - это устранение проамериканского лидера Заира - Мобуту. Чтобы достигнуть цели, существует план операции, утверждённый Генштабом. Я хочу ознакомить всех с этим планом, для того чтобы каждый боец понял свою роль в нём, и соответственно подготовил снаряжение для выполнения своей части задания, а также выработать общую стратегию и порешать спорные вопросы. План таков. На транспортном самолёте нас закидывают в дружественную Анголу, там к нам присоединится проводник из местных.

- Товарищ майор, разрешите вопрос, - сразу же оживился Рыжий.

- Давай.

- А на хрена нам проводник. Мы прекрасно можем выйти к месту выполнения и по координатам. Сейчас по спутникам куда хош можно дойти - точность до метра.

- Рыжий, вот опять ты считаешь себя умнее Генштаба.

- Не, я ничего ... Это ..., не умнее. Только чужой человек в группе - это слабое звено. Продаст он нас за хорошее бабло этой же Мобуте, и весь хер до копейки. Был у меня в Чечне случай ...

- Всё, Рыжий. Человек этот проверенный, его один мой хороший знакомый по Анголе натаскивает. А на счёт спутниковой навигации так скажу. Ну, вот накроется твой навигатор - что делать будешь посреди джунглей? Куда идти?

- Ну, можно запасной взять.

- А если электромагнитным импульсом накроет? Ни один прибор работать не будет.

- Да откуда в джунглях ЭМИ возьмётся? Разве что атомную бомбардировку нам устроят, - усмехнулся сапёр.

- Поверь мне на слово, Рыжий, что существуют в природе такие глушилки, которые сигналы от спутников очень даже запросто глушат, без всякого подрыва ядерного фугаса. Да и мины на принципе ЭМИ у америкосов имеются. Всё, проехали. Блин... Сбил ты меня с мысли. - Капитан посмотрел на Рыжего тяжёлым, уничтожающим взглядом. Рыжий заёрзал на своём стуле, и видимо захотел сморщится и усохнуть до размера горошины.

- А, вот... Далее на грузовике нашу группу скрытно перевозят через границу. У них там погранзастав толком нет. Может быть небольшой блокпост. Но, зато в каждом городишке или деревеньке есть свой гарнизон. Поэтому, в определённой точке мы высаживаемся, и дальше идём пешочком до джунглей в район кантона Северное Киву. Вот сюда, - и майор ткнул шариковой ручкой в определённое место на карте, разложенной на двух, сдвинутых столах. Потом выходим к родной деревне диктатора Гбадолите - вот сюда, - опять тычок ручкой в другое место на карте,

- Там у него построено аж три дворца, и нам на месте нужно определить в каком именно дворце на данный момент пребывает господин Президент. Вот в этом-то нам поможет тот самый, местный проводник. Понятно теперь, Рыжий а ...?

- Так точно, товарищ майор, - уныло откликнулся Рыжий.

- Далее ... На дороге ведущей из дворца, в котором пребывает Мобуту, устраиваем засаду и связываемся с корректирующим центром в Анголе. Они подымают в воздух звено бомбардировщиков, и те начинают планомерно утюжить дворец, а заодно и взлётно-посадочную полосу личного аэродрома Его Величества - это чтобы он не пытался свалить на своём Конкорде. Никаких бомбоубежищ во всех трёх дворцах нет - это проверено. Мощных систем ПВО дворцы тоже не имеют. Максимум - крупнокалиберные пулемёты - аналоги ДШКа. Поэтому спасая своего лидера охрана должна вывезти Мобуту из дворца. К каждому дворцу ведёт только одна дорога. Ну, а потом дело обычное: устраиваем засаду, подрываем первый и последний автомобиль - это будет твоей задачей Рыжий, и планомерно начинаем уничтожать машины в колонне. Дон, стрельба по автомашинам твоя тема.

- Понял командир, - мгновенно и как-то радостно откликнулся Дон. Словно пацану наконец-то разрешили пострелять из своей любимой рогатки по лампочкам в старом доме.

- Тебя страхуют Конь и Рыжий. По протоколу,- продолжил майор, - охрана должна будет вытащить своего подопечного из машины, и выводить его в том же направлении из которого они и прибыли. Здесь, Бай, начинается твоя работа. Я сам буду тебя корректировать. Со мной будут капитан и Шеф. До этого момента ты, Бай, в бою не участвуешь, а лёжку сделаешь в стороне от засады, чтобы тебя не засекли раньше времени. Всё ясно? - Бай кивнул. Позывной Шеф, - в смысле - шофёр, дал Красовскому неугомонный Рыжий, здраво рассудив: раз водитель разнообразных транспортных средств, значит - Шеф. Андрею было в общем-то всё равно. Шеф - так - Шеф.

- Далее. После уничтожения объекта, сразу же выходим из боя. Если кто-то отобьётся от группы - назначим точку рандеву. Потом, сбросив лишнее снаряжение, совершаем марш-бросок в соседнюю ЦАР. - Куда? - переспросил Рыжий.

- В Центрально Африканскую Республику. Там граница рядышком - всего в нескольких километрах. Далее запрашиваем эвакуацию - ждём. Нас эвакуируют вертушкой в Анголу. Ну, а там домой и с песнями.

- А если охрана подмогу вызовет? - поинтересовался радист.

- Обязательно вызовет. Нет сомнений. В самом большом дворце гарнизон триста человек. Нам нужно успеть сделать дело до подхода крупных сил противника. Наверняка будет и погоня, но через границу они не сунутся - это точно.

- А, что им помешает? - поинтересовался Рыжий.

- Спецгруп, способных малыми силами бороться с диверсантами у них нет, а соваться целой армией за рубежи страны очень заметно и чревато серьёзными последствиями.

- А самой, личной охраны сколько человек-то будет? - не унимался Рыжий.

- Предполагаемое количество охраны от двадцати до пятидесяти человек - все вооружены автоматическим оружием. Возможно в составе колонны будут один - два джихадо-мобиля (джип с открытым кузовом и установленным на нём крупнокалиберным пулемётом).

- Ну, ни хрена себе ... , - не удержался Рыжий.

- А чего ты хотел? У них там война идёт полным ходом. Да никто и не говорил, что будет легко. Будет, скорее всего ..., - Зотов сделал небольшую паузу подбирая подходящее слово, - Непросто ..., - наконец выдохнул он.

- Да это всё равно, что встать на четвереньки перед натасканной на человека собакой и попытатья её покусать, - сказал Рыжий.

- Да, Рыжий, выражаясь твоим языком, нам нужно будет укусить собаку - вцепиться ей в горло, и перегрызть его, а других вариантов просто нет. Но не всё так безнадёжно. Никто нас на верную смерть посылать не собирается. Весь план разработан в расчёте на внезапность. Время нападения пять - десять минут. Потом к охране прибудет подкрепление, и мы отходим в джунгли. Все понесут заряды к гранатомёту, и у каждого, кроме Бая - у него будет совсем другая задача, будет по "Шмелю" МРО-А ("Шмель" МРО-А - одноразовый огнемёт с термобарическим зарядом). Огневой мощи отряда вполне достаточно, чтобы уничтожить небольшую автоколонну.

- А если охрана не выведет его из машины? - спросил радист.

- Когда они увидят, что мы планомерно жгём их автомобили, они не просто выйдут, а скорее всего выскочат из своих машин, как чёртик из табакерки. Главное дорогу заблокировать так, чтобы ни одна машина не смогла вырваться из засады. В конце концов, если из машины он не выйдет, - просто жгём все авто подряд, и отходим в джунгли, ждём инструкций.

- А если эти пидоры его вообще никуда не повезут? - это уже Дон вступил в обсуждение.

- Это маловероятно. Вокруг замков минные поля и проволочные заграждения. Так просто в джунгли погулять не выйдешь, а усидеть на месте когда тебе на голову бомбы сыпятся, сможет далеко не каждый, да и протокол телохранителей предполагает в такой ситуации - эвакуацию охраняемого объекта в безопасную зону. Но если вдруг такое всё же произойдёт, то тогда вся надежда на Бая. Уходим в джунгли, делаем лёжку и ждём, когда объект подставиться под выстрел. Всё дело в том, что сейчас в Заире разгорается большая война. Повстанцы под предводительством Лорана Дезире Кабилы рвутся к столице страны Кеншасе. Войска некоторых соседних стран пересекли границу Заира с целью наведения порядка вдоль своих рубежей. Поэтому долго отсиживаться в своей резиденции он не будет, а значит рано или поздно попадёт под выстрел. Надо только подождать, а ждать мы умеем. Ещё вопросы? - Бай поднял руку, словно школьник на уроке.

- Да Бай?

- Патрон к винтовке плохой совсем. Нужно в Фынляндия патрон покупай. У них кароший патрон. Тогда винтовка далеко стреляй, точно, а сейцас плохой патрон, совсем плохой, - и Бай покачал головой из стороны в сторону.

- Понял, Бай. Сделаем, - сказал майор и пометил чего-то в своём блокноте. - Ещё вопросы?

Вы все, - Зотов обвёл взглядом свою группу, - имеете немалый боевой опыт, и навыки, которые есть далеко не у каждого спецподразделения мира. Поверьте мне, что это задание вполне реально выполнить нашими силами, без привлечения крупных сил армии и флота. -

На следующий день Бай получил свои, далеко недешёвые, финские патроны. Эти боеприпасы в ограниченном количестве иногда закупало Министерство Обороны для снайперских соревнований между различными подразделениями силовых ведомств. Разведчики Бая теперь почти не видели. Он с утра уезжал со своей винтовкой пристреливаться на полигоне, и возвращался только к ужину. Уезжал на стрельбище и гранатомётчик Дон - видимо тоже оттачивал стрелковое мастерство. Все остальные бойцы группы пристреливали своё оружие в местном тире, расположенным в подвале здания, в котором они базировались.

Абакан Красовскому очень понравился. Точность боя автомата со ста метров была просто невероятной. Пули ложились очень кучно - не дальше пятёрки на стандартной мишени, а отдачи почти не ощущалось. Единственный недостаток оружия был в том, что сборка и разборка оружия была довольно сложной - очень много деталей, и довольно мелких, а в полевых условиях смазка - чистка просто необходима. И ещё неизвестно как поведёт себя автомат в пыле-песочной среде. Может сразу же забьются грязью зазоры в затворной раме и её заклинит. Например: хвалёная, американская, автоматическая винтовка М16 страдала именно этой болезнью, из-за множества мелких деталей и малых зазоров. Поэтому американские морпехи воюя в Ираке, старались побыстрее захватить автомат Калашникова, и в последствии воевали в песчаной пустыне только им, а свою М16 оставляли на базе в пирамиде.

Но, оружейник в арсенале уверил, что Абакан достаточно грязе-устойчив, почти как АК-74. А вот Пернач сразу же лёг в руку Андрею, и понравился сразу и окончательно. Проникающее воздействие стальной пули в оболочке очень серьёзное. Пуля выпущенная из Пернача пробивала стальную каску с пятидесяти метров, и с такого же расстояния прошивала лёгкий, американский, полицейский жилет насквозь. Из-за чего этот пистолет и его аналоги были запрещёны ко ввозу на территорию США. И это-то в стране, просто, наводнённой стрелковым оружием. А ещё к Перначу шёл увеличенный магазин на двадцать сем патронов. Андрей взял пару таких магазинов на пробу. Был ещё в комплекте и облегчённый приклад. Но, Андрей от него отказался. Приклад - короткий, поэтому целиться неудобно, да и таскать на себе лишний груз совсем не хотелось. И так, рюкзаки получались где-то под тридцать - сорок килограмм, и это ещё без оружия с водой в пластиковых флягах, а сколько их нужно пока ещё не решили.

Конечно же все брали и таблетки для обеззараживания воды. Потому что пить сырую воду в Африке, даже из колодца - это чистое самоубийство. В самом лучшем случае можно заработать диарею в тяжелейшей форме пополам с желтухой и малярией. Но много чистой воды на себе не упрёшь. Поэтому придётся пить местную. Вернули Красовскому и его стреляющий нож, спасший ему жизнь в горах Джибути. Правда, из-за повышенной секретности, забили номер на клинке но это всё ерунда. Просто нож теперь невозможно отследить, а значит и записать на кого либо. Ну, и исходя из этого факта - нож можно теперь не сдавать, что тоже неплохо, ведь теперь его как бы и нет. Андрей взял в арсенале десяток патронов СП-4, чтобы отстрелять в подвале механизм ножа, да и вообще вспомнить как это правильно делается. - Д-а, придётся однако много железа на себе тащить, - подумал Андрей, - Одних патронов по цинку на брата, да ещё дополнительно реактивные гранаты со стартовыми пороховыми зарядами, для мастера - гранатомётчика Паши Орешникова со звучным позывным Дон.

Гпава 6

Майор приказал набрать воду прямо из реки в опустевшие пластиковые бутылки.

- В джунглях конечно очень сыро, ребята, но вот питьевой воды там - хрен найдёшь. Хочешь - не хочешь, а придётся пить эту, - прокомментировал свой приказал командир.

Весь отряд спокойно переправился на другую сторону реки и переоделся обратно в сухую форму. Но почему-то Красовского не покидало гадкое чувство, что после купания в реке по нему ползает огромное количество тех самых паразитных микроорганизмов, о которых предупреждал Зотов. Скорее всего - это мнительность, но ... Всё может быть. Вода-то была - кофе с молоком. В такой воде не только глисты могут водиться, а кое что и похлеще. Время от времени люди в Африке заражаются такими болезнями о которых на остальных континентах просто позабыли, и даже перестали делать от этих хворей прививки. Старшее поколение ещё помнит оспину на левом плече - это отметина на всю жизнь доставалась всем гражданам страны советов поголовно - это небольшой шрам после прививки от чёрной оспы. Теперь эту прививку перестали делать совсем. Но в Африке эту болезнь можно встретить очень даже запросто, а заодно и холеру, чуму и такую экзотику как вирус Эбола. Вспышка этой болезни унесла в Заире в 1976 году несколько тысяч человек, и закончилась только тогда, - когда умер последний заражённый. Лекарство от этой болезни до сих пор не найдено. А ещё по просторам Африки гуляет ВИЧ, который зафиксирован у каждого пятого африканского жителя, и это официальная цифра. А на самом деле ...? Так что повод понервничать у Андрея был небезосновательный.

Потом отряд вошёл в джунгли, начинавшиеся стеной без всякого перехода, на берегу этой самой речки. Андрея и всех бойцов сразу же кинуло в обильный пот от удушающей, почти, стопроцентной влажности царящей в джунглях. До этого момента в джунглях Красовскому бывать не приходилось. Но разнообразных историй про джунгли от ребят из своего полка он слышал предостаточно, и сколько в джунглях разной гадости ему было хорошо известно. В принципе джунгли - это просто лиственный лес и ничего более. Но, джунгли бывают очень разными: от довольно просторных - где вековые деревья сцепляются кронами на стометровой высоте, до почти непроходимых - с вязкой, топкой местностью и кустарником сросшимся так плотно, что через него приходиться просто прорубаться при помощи топора или тяжеленного мачете, и каждые сто метров подменять человека идущего в голове отряда.

Россиянам повезло - джунгли не были сильно заросшими, и пока под ногами не хлюпала вонючая болотная жижа с мириадами живых существ снующими в этой самой пульпе. Конго, ранее живший в джунглях, сразу же достал из-за спины здоровенное мачете, больше похожее на громадный, сточенный временем и многочисленными заточками мясницкий, разделочный нож, и время от времени отрубал им ветки и лианы мешающие проходу отряда, а свой автомат закинул за спину, чтобы не мешал. Путь который он выбирал, был ведом одному лишь Конго. Как он держал правильное направление, не сверяясь с компасом, было известно одному духу джунглей (говорят есть такой, - и его сильно уважают индейцы Амазонии).

Ну, а вообще-то, на то он и проводник, а не Сусанин. Но приятно когда чувствуешь, что топаешь куда нужно, а не круги мотаешь по вражеской территории. А вот с мачете при подготовке операции мы ложанулись - однозначно. Ведь сразу было известно, что часть маршрута - большая его часть - пройдёт по джунглям, а никто ведь не скумекал о том, что нужно хотя бы парочку тесаков взять. Или у начальства был свой резон? Свои рассуждения на эту тему. Спрашивать у командира не хотелось. Уж кто - кто, а он по джунглям ходил и не раз. Если честно, то вообще ничего не хотелось. Вернее хотелось с разбега прыгнуть в чистую, прохладную воду какой-нибудь, нашей, российской речки с прозрачной водой, и смыть с себя этот пот, залепляющий глаза и те самые микроорганизмы ...

- Вот, чёрт! Дались мне эти микроорганизмы ..., - подумал Красовский, - Ясно, как день, что гадости тут и так всякой хватает. Да, но с прохладной речкой придётся повременить ... -

Через два часа ходьбы по джунглям все взмокли как загнанные лошади, и дышали тяжело. Куртки на спине и груди можно было хоть просто выжимать - с целого отряда набралось бы точно ведро пота. Сделали привал. Некоторые стянули с головы кепи набухшие от пота и влаги. Увидев это, Конго что-то быстро заговорил на французском, и при этом активно указывая рукой куда-то вверх на листву пальм.

- Он говорит что шапки и куртки не снимайте. Здесь в листве пальм водится хитрая пиявка - она падает на жертв сверху, и моментально впивается в кожу. Оторвать её можно, но останется кровоточащая ранка, а в джунглях любая ранка стопроцентно загниёт. В общем проблем хватит - можете не сомневаться, - перевёл слова Конго капитан Гирюков.

Все моментально одели кепи на головы, и с опаской посмотрели вверх на верхушки пальм, теряющиеся где-то высоко в сумраке леса и создающие купол из листвы и лиан. В недосягаемой высоте прыгали с ветки на ветку какие-то птицы и мелкие животные, разглядеть которых с земли более подробно не представлялось возможным. Во влажном, сыром воздухе пахло плесенью, зеленью и, почему-то, застарелой мочой, как в джибутийском туалете - так наверно пахнет прелая лесная подстилка. Андрей вдруг подумал, что наверное пиявка может быть не самым страшным животным здесь - в джунглях. Здесь могут водиться твари и посерьёзней. Ядовитые змеи например, или пауки какие-нибудь мохнатые и сильно ядовитые. Он всё это видел когда-то по телевизору, а вот теперь увиденное всплыло в памяти довольно чётко. Словно прочитав мысли Андрея, капитан заговорил,

- Скажите ещё спасибо, что здесь нет банановых пальм. На банановых пальмах живёт маленькая такая, зелёная змейка, размером с нашего ужика. Укус этой маленькой, банановой змейки смертелен на сто процентов и противоядия от её яда не изобрели до сих пор.

- А я читал где-то, - начал Рыжий, - Что змеи просто так на человека не нападают. Человек в пищу змее не годиться. А жалит она людей только когда люди её сильно тревожат.

- Ты, Рыжий, банановой змее это расскажи, а то, видимо, она об этом не знает и жалит всех подряд, - ответил капитан. Рыжий нисколько не обиделся и продолжил трепаться,

- Командир. - обратился к майору Рыжий, - Когда мы переправлялись вы сказали:" ... яйца будут как у мужиков из племени Бубал". Что за племя такое а?

- А действительно, - неожиданно поддержал Рыжего радист, - Я про африканские племена много чего знаю, но про такое племя что-то не слышал.

- Да, и чего там с яйцами у этих педиков, - Дон тоже проявил любопытство.

Все, кроме Бая и Конго повернулись к Зотову с желанием услышать очередную интересную историю. Все знали, что Зотов в Африке провёл в служебных командировках не один год и ведает об Африканских обычаях и традициях, наверное, поболее множества знаменитых исследователей. К тому же, по современной Африке теперь особо и не попутешествуешь без хорошо вооружённого отряда крепких парней, и, как показывает практика, ещё лучше - танкового взвода. Ну, если конечно танки пройдут по предполагаемому маршруту туристического тура. Да так оно и есть на самом деле. Тоесть, конечно, не танковой колонной устраивают сафари на зверей в Африке состоятельные люди. Но, на одного охотника приходится как минимум пять - семь автоматчиков и пару вооружённых егерей, да ещё обслуга всякая - палатки там поставить или еду приготовить. Вот поэтому сафари в Африке и стоит таких бешеных денег. Но есть на чёрном континенте такие глухие места куда не суются даже правительственные войска. Вот как раз в таком месте сейчас и находились разведчики.

- Да-а, смешная история вышла ..., - усмехнувшись начал Зотов свой рассказ,

- Лет десять назад был я в командировке в Анголе. Там у них очередное обострение ситуации приключилось. С нами в казарме жили кубинцы - они тоже там воевали - большой отряд - около ста человек. Так вот сидим мы как-то в казарме, - отдыхаем. Кубинцы свой ром притащили. Гадость редкостная, - что наш самогон на томатной пасте. Ну, а мы спиртом конечно проставились. Сидели душевно. Хорошие ребята - кубинцы, компанейские и воевать умеют. До песен дело ещё не дошло, но стали истории всякие друг другу рассказывать - в основном про Африку.

Вот один кубинец и говорит, что месяц назад попали они всем своим отделением в окружение. Стали искать пути отхода и попёрлись вдоль границы через болота. После этого рейда трое из его отделения жёлтой лихорадкой заболели. А одного змея укусила. Так он там на болоте богу душу и отдал. Ну в общем выбрались они из болот, смотрят хижины местных стоят. Племя вроде бы мирное. Бабы сисястые ходят, дети голожопые бегают, а потом увидели мужиков и просто о..ели. У всех мужиков яйца ...: Ну, у кого с футбольный мяч, а у кого размером около метра в диаметре. Даже сидеть на них могут и почти не ходят.

Мы, конечно, выслушав его байку заржали, а он обиделся что мы ему не верим, и говорит: "А давайте, раз вы мне не верите, на БТРе туда сгоняем, тут недалеко - около сорока кэмэ по дороге, да в сторону от дороги пять - семь. Слабо?" На "слабо" он нас и взял. Авантюра конечно. Мы ж на войне всё-таки. Да пьяные уже были, а начальство наше и кубинское умотало в столицу - действия согласовывать с правительственными войсками. В общем - час по дороге на бэтэре, да небольшой марш бросок по джунглям - это для спецов херня.

Выходим к деревне. Как назло одни бабы да детишки на встречу попадаются. Перепугалось местное население. Да оно и понятно - толпа пьяных военных не к добру пожаловала. Некоторые бабы уговаривали их того ... отжарить. А то мужики у них, говорят, ни на что не годные. Ну мы-то про поголовные вензаболевания у местного населения хорошо знали. Поэтому категорически отказались. Но, попытались баб задобрить - кому зажигалку подарили, кому ножик перочинный, кому расчёску. Бабы оттаяли и велели своим мужикам выходить из хижин. Они-то сначала подумали, что мы их мужиков кончать приехали. Вот и попрятали мужей. Ребята, вы не поверите ... Мы даже тогда отрезвели немного. И правда: через одного - яйца у них раздуты до размеров футбольного мяча. А у одного даже около метра в диаметре - еле ходит и даже сидит на них, как на пуфике - видимо не больно. Впечатлений на обратной дороге у нас было "выше крыши". Пожалели, что фотик с собой не взяли. Хотели потом ещё в это племя вернуться с фотоаппаратом, но война по другому разрулила. - Зотов замолчал, видимо вспоминая что-то.

- Командир, вот если бы не вы это рассказали - ну ни в жисть бы не поверил, сказал Рыжий.

- А вот интересно, от чего такая патология именно в этом племени? - поинтересовался Конь.

- Да мы потом у нашего медика тоже спрашивали. Он об этом племени оказалось знал, - ответил майор.

- Так он говорил что скорее всего в мошонке у них поселились паразиты и оттягивают влагу из организма на себя, вызывая таким образом такую чудовищную слоновость. Ведь моются Бупалы коровьей мочой и посуду моют тоже ей. От мочи волосы на голове принимают рыжеватый цвет - очень популярный в Африке, и в коровьей моче присутствует Аммиак, который отгоняет насекомых. Такой вот природный репеллент. А чего едят эти Бубал, я вообще говорить не буду - аппетит у вас испортится надолго.

- Да, товарищ командир, пожалуйста не надо. У меня уже аппетит пропал. Это ж надо - мочой мыться ... Бр-р-р, - Рыжий передёрнул плечами. - Представляю, какой от них запах был.

- Да, наверно, такой же как от нас сейчас, - схохмил Конь.

- Да уж, вот ещё несколько дней побродим по этим джунглям и точно будем пахнуть как местные, - ответил Рыжий.

- Ничего, вот будет дождь и помоемся, - сказал капитан,

- Сейчас как раз "малый" сезон дождей начнётся - весенний. Эх, успеть бы задание выполнить.

- Да разве можно на дожде помыться? - спросил Дон.

- В местных, тропических дождях утонуть можно, а не то что помыться. Как влупит ливень - так на пару метров только видимости хватает. Да ещё молнии херачат, как гаубица молотит - оглохнуть "на раз" можно. Да сами всё увидите. Не избежать нам ливней. Ох не избежать... Ладно, конец привала. Засиделись мы тут, а ещё идти и идти.

Глава 7

Подготовку к боевому выходу группе Зотова сократили на два дня. Мобуту прилетел в свои апартаменты в родной деревне Гбадолите из Франции, где оставлял свои кровно заработанные в казино. Времени на подготовку просто не осталось. Мобуту мог улететь в столицу страны, откуда его без масштабной войсковой операции не выковырять. Все ребята куда-то разошлись по делам. Бай, Дон и командир с самого утра укатили на полигон, а Гирюков с ребятами пошли получать боеприпасы для группы. Красовский тоже хотел пойти вместе со всеми за боеприпасом. Но капитан его с собой не взял, а сказал: " Там на столе лежат последние разведданные по Мобуту. Вот сиди и изучай. А мы это уже все прочли - это ты у нас припозднился, а железяки мы и без тебя дотащим. -

Вот теперь Андрей сидел за столом и внимательно просматривал документы - отсекал всё лишнее и внимательно изучал наиболее нужные материалы для дела.

- Мобу́ту Сесе́ Секо́ Куку Нгбенду ва за Банга, - читал Красовский,

- Ну надо же, как много имён для одного человека. Так, а тут у нас ... Родился ... Женился ... Девять детей. Ого! -

Постепенно вырисовывался образ обыкновенного диктатора средней руки. Обычного для Африки, разумеется.

- При финансовой помощи американцев - ну куда ж тут без них - устроил переворот с большой кровью - это уж как водится на чёрном континенте. Назначил своих наместников во всех провинциях страны. Они и жили за счёт своих провинций. Бессовестно грабя людей проживающих там, и держа население в ужасе беззакония. Мобуту говорил:" Зачем платить солдатам? Я ведь дал им оружие." Если кто из наместников вдруг взбрыкивал считая себя царьком, то он тут же лишался головы.

Мобуту был достаточно экстравагантным правителем и вместо улучшения уровня жизни своих подданных, устраивал всякие шумные и крикливые кампании. Для начала он переименовал свою страну из Конго в Заир. Потом стал заменять все европейские названия на конголезские. Взял себе конголезское, вот это самое, длиннющее имя. На самом деле при рождении родители дали ему имя Жозеф-Дезире Мобуту. На тот момент страна находилась под влиянием Франции - Бельгии. Лет десять назад придумал себе стильный сюртук, чем-то напоминающий апгрейденный мундир Великого Кормчего Мао. А его леопардовая шапочка стала своеобразной визитной карточкой Мобуту - его фирменной фишкой - выражаясь современным языком. Ну и всё в таком же духе. Со временем образ вождя всех заирских племён оброс легендами и сказаниями. Например, о трости, с которой ходил Президент, распространялись слухи, будто бы её можно поднять лишь силами двадцати человек, однако сам он делал это без посторонней помощи. Однако Мобуту не был ханжой или затворником. Он постоянно летал за границу на своём собственном "Конкорде", для которого в родной деревне Президента была построена взлётно-посадочная полоса. За границей любил играть в казино. Не гнушался посещать бордели. По всему миру у Мобуту было накуплено довольно много недвижимости во Франции, Бельгии, Австрии, Испании, Швейцарии, Англии и в Кот-д'Ивуаре. Были у него и довольно крупные счета в швейцарских банках.

- Интересно, - подумал Андрей, - И откуда на господина Президента такие блага свалились? Американцы - прижимистые ребята, и платить за развлечения своей куклы, да ещё с таким размахом, скорее всего, не будут, а сделают соответствующее внушение своему протеже. -

Красовский стал читать дальше. А дальше пошли размеры страны, дороги, города, провинции, население, климат, природные ресурсы ...

- Стоп! - сказал себе Андрей и ещё раз перечитал последний раздел. Природные ресурсы - это крупнейшие в мире запасы кобальта, германия, тантала, алмазов. Самые большие в Африке запасы урана, вольфрама, меди, цинка, олова. Огромные месторождения бериллия, лития, ниобия. Значительные месторождения нефти, угля, руд железа, марганца, золота, серебра, бокситов. Лидер по поставке природного малахита.

- Ну вот же оно между строк. Вот и ответ на вопрос откуда же такое богатство свалилось на господина Президента. Но главный ответ на вопрос: "Что и мы. и американцы делаем в этой, забытой богом, стране?", был ясен как безоблачное небо. Крупнейшие в Африке запасы урана - вот из-за чего сцепились и наши, и американские спецслужбы. Ведь самим африканцам уран совсем неинтересен. Ядерного оружия они не делают, в отличии от могущественных супер держав.

После развала страны СССР, преемницей всего ядерного арсенала стала Россия. Но, к сожалению, большие месторождения урана остались в Казахстане, и казахи запросили у России за урановую руду немалую цену в валюте. Ну, как-то ведь надо налаживать экономику страны, а почему бы и не таким простым способом. А в самой России урановые месторождения были скудными и со временем были закрыты из-за нерентабельности. Но, ядерный потенциал нужно ведь как-то поддерживать. Нужно ведь, со временем, менять тактические ракеты в шахтах и на подводных лодках. Развивать новые виды ядерного вооружения. А сколько ещё атомных электростанций по стране, требующих уранового топлива? Поэтому, где брать и по какой цене урановую руду? Вопрос далеко не праздный.

Теперь стало понятно откуда повстанцы во главе с Лораном Дезире Кабилой взяли столько вооружения, включая и тяжёлую бронетехнику. Официально технику, стрелковое вооружение, амуницию и деньги на содержание повстанческой армии передало ангольское правительство безвозмездно - тоесть даром. Но, Красовский теперь прекрасно понимал, откуда у такой неслыханной, ангольской щедрости ноги растут. Интересно, что Кабила - мятежник с громадным опытом. Тридцать лет назад ему помогал готовить бойцов сам команданте Эрнесто Че Гевара. Да - да, он сам лично командовал своим немалым отрядом кубинских барбудос и водил их в бой. Тогда они тоже хотели скинуть марионетку американцев - Мобуту, но произошла осечка. Французы неожиданно ввели свой экспедиционный корпус, разбили в пух и прах мятежников, и выдавили остатки армии Кабилы на территорию Анголы. Команданте со своими уцелевшими бойцами отбыл на Кубу, а Кабила осел до поры до времени в Анголе в своём: то ли замке, то ли крепости. Франция ведь тоже ядерная держава, и видимо неспроста двинула в бой свои подразделения.

Правда, после наступления относительного мира, французские войска были выведены из страны. Чего-то там не срослось или в дело влез, и это скорее всего, всемогущий Дядюшка Сэм. И вот теперь, спустя почти тридцать лет, новая попытка свергнуть Мобуту. И судя по сводкам боёв - армия мятежников очень быстро, едва успевая заправлять танки и БТРы, продвигается к столице страны Кеншасе. А кто владеет столицей страны - у того и реальная власть.

Во Франции сейчас очередной кризис власти. Профсоюзы вывели людей на улицы городов. Весь общественный транспорт встал. Люди на улицах требуют отставки правительства, манны небесной и ещё хрен знает чего. Поэтому французам сейчас не до Мобуту. У них сейчас своих проблем в стране выше крыши. Случайно ли всё так удачно получилось с Францией? Красовский не верил в такие совпадения. Революции делать за рубежом умеют не только америкосы.

Да, к стати, а сами-то американцы готовы были вот - вот вмешаться в конфликт в Югославии, и активно перебрасывали войска на границу с этой страной, и похоже что им было сейчас не до африканских заморочек. Видимо момент для переворота в Заире был выбран идеально. Ну, а группа Зотова должна была поставить жирную точку в этой политической и кровавой игре. За годы своего правления Мобуту умудрился развалить всё до чего только смог дотянуться. И своей неуёмной энергией сопряжённой с безграничной же глупостью довёл свою, в общем-то, богатую родину, до ужасного состояния. И это был предел терпения людей. Потому-то люди радостно встречали повстанцев, всячески оказывая им всевозможную помощь. Солдаты режима Мобуту в приграничных районах давно не получали жалования, и поэтому почти не оказывали сопротивления мятежникам, предпочитая вместо боя потихонечку смыться под шумок, прихватив с собой оружие, стоящее в Африке приличных денег.

И только гарнизон в Кеншасе готовился отражать атаки повстанцев на столицу страны. Солдаты и офицеры гарнизона больше боялись гнева своего господина Президента, чем пуль мятежников. Да и платили солдатам в столице регулярно, и довольно, неплохо, по местным меркам. Поэтому-то и требовалось срочно устранить диктатора. Не будет Мобуту - всё ... Войне конец. Вылетали ночью в строжайшей секретности. До аэродрома ехали в закрытом фургоне. При посадке в самолёт разведчиков попросили одеть чёрные маски - шапочки. Хотя машину подогнали прямо к опущенной аппарели. Это был всё тот же военно-транспортный АН - 24 но какой-то необычной модификации. Андрей ещё таких не видел. Весь самолёт снаружи был покрашен в чёрноматовый цвет. Бортовые габаритные огни не горели.

- Интересно, - подумал Красовский, - Что ж мы так без огней и полетим, да ещё ночью - в нарушение всех лётных правил - это ведь огромный риск. В грузовом отсеке обстановка оказалась тоже не как у стандартного АНа. Грузовой отсек был, видимо, разделён перегородкой приблизительно пополам и поперёк самолёта. Что находилось на той половине, которая находилась ближе к пилотам, так и осталось неизвестным. Туда вёл, видимо, независимый вход со стороны кабины. Как только разведчики зашли в наш отсек, то сразу же аппарель за их спинами поднялась и закрыла проём входа.

Сразу же загорелось тусклое освещение отсека. Они оказались в герметичном помещении, в котором отсутствовали даже иллюминаторы. Зато было около тридцати, относительно, мягких кресел, стоящих рядами друг за другом, а не как в штатном варианте - жёсткие, алюминиевые и вдоль бортов. А ещё Красовский отметил утепление салона, что тоже было очень неплохо. Тогда как в штатном варианте - утепление практически отсутствовало, и когда АН забирался на высоту - то холодина в грузовом отсеке стояла страшная. Здесь же в стенке был вмонтирован гальюн и небольшой умывальник, а рядом на небольшом столике примостился электрический бойлер с кипятком литров на тридцать. Увидев бойлер Рыжий обрадовался как старому другу,

- Во! Хоть чаи погоняем от души. Благо что и сортир рядом. - Но никто из разведчиков не поддержал оптимистичного тона своего товарища. Снаряжение и оружие уложили вдоль бортов - чтобы не мешало. Как только взлетели, то многие просто заснули, ведь с вечера была команда на сборы, а потом дорога. Поэтому пол ночи никто не спал, а теперь наконец у людей появилась возможность выспаться. Красовский никак не мог заснуть - немного тянул шрам на щеке и какие-то дурные мысли крутились в голове, мешая погрузиться в страну морфея. Андрей видел, что и Зотов, сидящий в соседнем ряду, не спит, а читает что-то в своём блокноте, потом впишет туда что-то или вычеркнет и опять застынет над книжечкой. Красовский негромко, чтобы не мешать людям, обратился к командиру.

- Товарищ майор разрешите обратиться?

- Да, Андрей, что там у тебя?

- Вы сказали, что у нас проводник из местных будет. Это как? Завербовали, или другой какой-нибудь метод ...? - Зотов отложил свой блокнот и ручку, потом достал сигарету,и несмотря на горящее красным табло "Не курить! Пристегнуть ремни", горящее , с самого взлёта, смачно закурил и выпустил тугую сизую струю в сторону прохода. Андрей впервые увидел своего командира курящим. Сам Красовский держался вот уже около месяца и не выкурил ни одной сигареты, а сейчас у Андрея просто слюнки потекли на запах сигаретного дыма, и если бы Зотов предложил ему сигаретку, то он наверняка бы сдался и закурил. Но, командир не заметил состояния Андрея и начал рассказывать,

- Он был обычным крестьянином, выращивал батат и другие овощи. Что там они ещё выращивают? - Андрей пожал плечами. - А жил он в деревне, - продолжил Зотов, - Находящейся недалеко от того места куда нам и нужно прибыть. Настоящее его имя не знает никто. В целях безопасности, разумеется, да и ничего тебе его имя не скажет. Все теперь называют его Конго. По старому названию страны. Однажды к нему в дом нагрянули солдаты Мобуту. Мобуту обложил все деревни окрест продуктовым оброком.

Вот солдаты и приехали его забрать. Но, дождей в сезон выпало мало, и пришла засуха. Ничего толком в полях не выросло. Но солдатам было всё рано. Они подумали, что Кого прячет еду. Стали его избивать. Затем вытащили на двор его жену и стали насиловать её, заставляя Конго смотреть на это. Потом солдаты совсем рассвирепели. Они вспороли живот его жене, затем отрубили ей голову и насадили её на палку возле входа в жилище Конго. Это значит, публичную акцию устрашения устроили, чтобы другим неповадно было. Солдаты думали, что забили Конго насмерть. Но он выжил. Уполз ночью в джунгли, там пришёл в себя. Он всем говорит, что это джунгли вылечили его. Потом стал нападать на одиночных пьяных солдат - просто сворачивая им шею. Затем разжился оружием. Стал в одиночку нападать на патрули.

За его голову объявили награду, а затем устроили на него охоту. Ловили его по джунглям два или три месяца. Всё-таки охотникам повезло его ранить, но он раненый ушёл в Анголу, где его подобрал, небезызвестный нам, Кабила. И когда встал вопрос о проводнике - то лучшей кандидатуры не нашли. А сам Конго мечтает лишь об одном - увидеть своими глазами как умрёт Мобуту - это его награда за этот рейд. Он больше ничего кроме этого не желает. А готовил его к этому рейду мой боевой товарищ и друг Рамирез, а он, между прочим, в службе безопасности у Кастро работал, и подставу за версту почует. Мы вместе с Рамирезем в Анголе, по джунглям, да не один месяц ..., - Зотов осёкся на полуслове, словно пришёл в себя от воспоминаний. Потом продолжил, усмехнувшись,

- Но это, уже совсем другая история. Ну? Ответил я на твой вопрос?

- Да, Сергей Анатольевич, очень даже.

- Всё, давай спать, пока возможность такая есть. Потом неизвестно когда ещё выспаться придётся. -

А потом был ночной аэродром Анголы. Машина - старый, японский фургон с убитой напроч подвеской. Выматывающая душу езда по грунтовым дорогам, в течении нескольких часов. Ну, и наконец, саванна в лучах жгучего, африканского солнца, испепеляющего всё и вся.

Глава 8

Ещё три часа хода по джунглям прошли нудно и незаметно. С дорогой группе видимо повезло, или Конго выбирал такой маршрут. Но, идти по довольно плотному ковру из спрессованной прошлогодней листвы было легко, несмотря на довольно увесистый рюкзак. Лесная подстилка пружинила под ногами и ноги не вязли в грунте. На голову разведчиков, вопреки их ожиданиям, не падали хитрые, хищные пиявки и ядовитые змеи. По-прежнему было очень влажно и душно. Ветра практически не было. А тяжёлый, напитанный влагой воздух джунглей источал аромат всё того же джибутийского туалета - видимо так пахла перепрелая листва вперемешку с ароматами невероятного буйства растительного мира тропического леса.

Неожиданно Конго, шедший первым, резко остановился и поднял правую руку с пальцами собранными в кулак вверх, сигнализируя жестом -"внимание". Потом он глядя куда-то в стену деревьев, встал на одно колено, направив свой автомат вперёд, и очень аккуратно и медленно снял его с предохранителя. Майор показал жестами - "всем присесть". Все всё поняли без лишних вопросов. Тут же все тихонечко стали стаскивать со спин рюкзаки - попробуй повоюй - побегай когда у тебя за плечами чуть ли не сорок кило. И тут Красовский почувствовал слабый запах готовящейся еды.

Он вспомнил, что приблизительно так пахло, когда узбеки готовили плов на всю семью. Они тогда ездили всем курсом на полигон в Узбекистане на боевые стрельбы. Курсанты и младшие офицеры временно жили в палатках в лагере разбитом недалеко от узбекской деревни. По вечерам, когда слабый ветерок дул со стороны жилищ, то он приносил запах мяса, приправ и ещё чего-то очень вкусного, домашнего. Из-за чего рот наполнялся тугой слюной, которую приходилось часто сглатывать, чтобы случайно не поперхнуться и не закашляться. Еда в полевой кухне, по запаху была очень далека от того густого мясного аромата и приправ, что разливался между палаток военного лагеря, щекотал ноздри и заставлял желудки курсантов громко урчать.

Кто бы мог подумать, что такое мирное, сонное существование людей совсем скоро - буквально через пару месяцев - взорвётся треском автоматных очередей, взрывами снарядов, лязганьем гусениц тяжёлой бронетехники, криками умирающих и стоном раненых. Страна, в которой родился и вырос Андрей, прекратит своё существование, а на картах останется кучка мелких раздорных княжеств, в которых начнётся переворот за переворотом, прольются реки человеческой крови, а в новоявленных мини государствах надолго поселятся: ненависть, нищета, горе и полное пренебрежение к чужой человеческой жизни. Князьки будут загребать власть и богатства своих мелких княжеств под себя и свою братву, не считаясь с потерями.

- Да и кого жалеть, - думали князьки - атаманы, - Бабы ещё нарожают такого добра.

И почти всё пространство бывшего СССР безвозвратно погрузилось в кровавую вакханалию войн. Уж кому - кому, а Красовскому это было очень хорошо известно. Все эти мысли - воспоминания проскользнули в голове у Андрея как бы вскользь. Было ясно, что впереди или постоянный лагерь или временная стоянка людей. Красовский увидел что все разведчики, кроме Конго, свои автоматы убирают за спину, доставая пистолеты и проверяя их на ходу. Верное решение.

В лесу, где бой происходит накоротке, и все преимущества автомата на равнине: дальнобойность и проникающая сила пули - сводятся к нулю. Недаром все спецподразделения, штурмующие здания, предпочитают пистолет или короткий пистолет - пулемёт, такой как "Кедр" или подобное ему оружие. Андрей быстро убрал свой Абакан за спину и достал Пернач. Убедился, что патрон вошёл в ствол, снял с предохранителя. Потом посмотрел легко ли вынимаются запасные, увеличенные магазины для Пернача из кармашков разгрузки и как выходит нож из чехла. Ещё на базе Андрей потратил целый час с оружейником на заточку ножа. Кто не знает, для НР-2 - это процесс очень даже непростой. Потому как метал на клинке довольно своеобразный. Колет нож хорошо, а вот режет хуже некуда. Краем глаза Андрей заметил, что Рыжий достал свой пижонистый, громадный Glock 18.

- И не лень ему было тащить в такую даль этакую тяжеленную железяку, - подумал Красовский.

У Бая оказался ПБ, похожий на обычный ПМ, но с ненормально-длинным стволом (да так оно и есть на самом деле). Вся разведгруппа развернулась в шеренгу и пригнувшись, по возможности прикрываясь деревьями, неторопливо начала движение вперёд. Справа в десяти метрах шёл Бай, а слева от Красовского скользил по ковру листвы Гирюков. Капитан именно скользил по лесной подстилке какими-то мелкими шажками. Но при этом он почти не производил посторонних звуков и не поднимал пыли. Андрей услышал как впереди, всего в нескольких метрах хрустнула ветка под чьей-то ногой. Кто-то довольно большой шёл беспечно по джунглям, как по своей квартире.

Чутьё у неизвестного было, явно, на низком уровне. Зато у Красовского между лопаток разлился знакомый космический холод. Так бывало с ним всегда в минуты смертельной опасности, и это чутьё не раз спасало Андрею жизнь. Красовский остановился за старой, замшелой пальмой и встал на колено. Увидев его манёвр и услыхав шаги неизвестного врага, вся цепочка разведчиков моментально остановилась. Бойцы рассыпались в джунглях, ища себе естественные укрытия. Секунда и никого не видно среди деревьев. Шаги приближались, и скоро Красовский увидел, что прямо на него идёт жилистый негр, одетый в камуфлированную форму с непонятными знаками различия. Свой автомат, а это был АК-74 десантного образца, он держал небрежно за ремень. Вообще воин вёл себя крайне беспечно, он явно чувствовал себя как дома. Может его кто-то неподалёку страховал? И точно. Из-за пальм послышался призывный возглас, невидимого пока, напарника беспечного гуляки.

- Буру! Хабари гани?! О-у?! - (Буру! Как дела? - суахили) -

Беспечный солдат ответил кричавшему,

- Нзури, асанте! Чима! (Всё хорошо! Чима! - суахили).

Не дойдя до пальмы за которой скрывался Андрей, чёрный воин прислонил свой автомат к ближайшему дереву, и стащил с себя камуфлированные штаны. Потом он стал удобнее устраиваться на корточках, кряхтя от усердия. Нужно было что-то делать, но Андрей всё никак не мог решиться на выстрел. Пернач не оборудован глушителем, а второго солдата было ещё не видно из-за пальм. Этот второй мог запросто поднять тревогу, а сколько ещё солдат непонятного воинства скрывалось неподалёку, было совсем неясно. Красовский увидел, что Бай смотрит на него, и он показал Баю знаками, что пусть выстрелит он. Бая не пришлось долго уговаривать. Он направил свой ПБ на чужака и моментально выстрелил, особо не целясь.

- Да как он это делает, блин? В чём фокус-то? Стреляет - почти не целясь, - подумал Андрей, - Надо будет потом у него полюбопытствовать. -

Вот и в этот раз ПБ громко кашлянул, и пуля из пистолета Бая вошла точно в центр лба чужака, и брызнула на выходе фонтанчиком крови, раздробленной кости и ошмётками мозгового вещества. Чёрный воин умер мгновенно, так и не поняв перед своей кончиной, что произошло. Он мотнул головой и грузно осел на землю, заваливаясь безвольным телом на спину.

- Ну и смерть ..., - ещё успел подумать Красовский, а потом они всей цепочкой рванули вперёд, стараясь не сильно шуметь. И почти сразу наткнулись на второго воина. Тот не был таким растяпой, как тот первый, умерший в своих испражнениях. Автомат этот солдат держал на груди и прислушивался к происходящему вокруг, и даже успел снять свой калаш с предохранителя (характерный щелчок отчётливо был слышен в тишине джунглей), но выстрелить он не успел. Две пули, почти одновременно, вошли в него под разными углами: одна в горло, а другая в глазницу - это ювелирно сработали командир и его заместитель. Этот солдат тоже умер моментально, но рухнул в листву с довольно приличным шумом.

Разведчики не сбавляя скорости, устремились вперёд и выскочили на край небольшой поляны. На поляне находилось около тридцати военных палаток - шатров, горело в разных местах поляны несколько костров. На самом большом костре был подвешен на треноге из брёвен, и на цепях, большущий медный котёл, из которого и исходил тот самый жирный, мясной запах. В стороне от костра стояла окровавленная колода, видимо, на которой и рубили мясо для варева на весь личный состав. В пределах видимости находилось около восьми - десяти человек. Никто из них не ожидал неприятностей из джунглей, а зря. Крупная неприятность в виде отряда разведчиков обрушилась на них, как тысячетонный камнепад обрушивается на маленькую, спящую, горную деревушку, дробя в крошево деревянные стены и унося в пропасть всё, до чего он смог дотянуться. Все кто находился снаружи палаток умерли в течении первых пяти секунд, так и не успев открыть ответный огонь.

Но, автомат Конго выдал атаку россиян, разорвав тишину оглушительной очередью. Тогда и Андрей больше не стал соблюдать тишину и открыл огонь из Пернача короткими очередями по два - три патрона, благо пистолет мог вести огонь очередями. Где-то слева жахнул выстрел как из берданки - это Рыжий наконец-то опробовал свой Glock 18. Из палаток стали выскакивать испуганные люди с автоматами и всё завертелось - закрутилось в кровавой кутерьме ближнего боя. Всё происходящее мозг Красовского фиксировал как-то механически без эмоций, и потом после боя Андрей не мог вспомнить деталей.

Сам Андрей превратился в боевой механизм, и исполнял всё то чего в него вбивали многочисленными тренировками и наработками на полигонах и в спортзалах механически, не задумываясь о том, что нужно делать в данный момент времени. Единственно, что он на грани осознанности держал в голове места где сражались его товарищи. Чтобы в горячке боя случайно не выстрелить по своим, а такое иногда случалось в ближнем бою. История знает немало таких прискорбных случаев. Сколько времени длился бой он потом так и не смог сказать.

Глава 9

Красовский пришёл в себя только от того, что кто-то большой и сильный сгрёб его в охапку со спины, прижав руки вдоль тела, и басом бубнит ему прямо в ухо,

- Андрей, твою мать! Я сам всё сделаю. Я достану его. Успокойся. Слышишь? - Это был, конечно же, здоровяк Дон. Рядом стоял Зотов, почему-то, с озабоченным лицом и пистолетом в руке. Здесь же был и капитан Гирюков, меняющий обойму в своём пистолете, и смотрящий на Красовского с тем же озабоченным выражением лица. Андрей перевёл взгляд на свои руки, прижатые к телу. В левой руке он сжимал Перначь с увеличенной обоймой, но явно опустевшей - это было видно по небольшой прорези по центру обоймы, а правая рука была вся в крови. И, как выяснилось потом, вся правая сторона куртки тоже была залита кровью

. - Пусти, чёрт. Рёбра сломаешь, - выдохнул Андрей.

- А-а. Очухался? А то мы уже переживать начали. - сказал Зотов. Затем развернулся и пошёл к большому медному котлу.

- Это у него такое боевое безумие, как у берсерков. Только те мухоморы жрали для допинга, а Андрюха так - на идейно - волевых ... , - это вставил своё слово Конь, проходящий мимо ребят. Дон нагнулся к трупу, лежащему прямо перед Андреем, наступил ботинком мертвецу на голову, ухватил что-то в глазнице покойника и с немалым усилием выдернул из раны нож Красовского весь в густой крови. Протянул его Андрею со словами,

- На, держи парень. Ты ему бошку почти насквозь пробил. Вот нож в черепушке-то и застрял. - Дон развернулся ища чего-нибудь чтобы вытереть от крови руку, и не найдя ничего, подошёл к ближайшей палатке и вытер руку об неё. К Красовскому тут же подскочил Рыжий размахивая своим чудовищно-огромным пистолетом и затараторил,

- Ну, Андрюха, ты даёшь. Я такого танца с саблями в жизни не видел. Ты прям как Стивен Сигал. Раз - раз, Выстрел и тут же ножом хренак ... Да ваще Чак Норис курит ... Отвечаю ... - Андрей непонимающе уставился на Рыжего, а потом на трупы. валявшиеся почти под ногами мешками мёртвой плоти. Трупов было восемь или даже больше. Некоторые лежали один на другом. Увидев непонимающий взгляд Андрея Рыжий от удивления даже рот открыл,

- Да ты чего? Не помнишь нихрена что ли? Ну ты ва-а-ще ..., и тут же стал пересказывать последние события. Из его рассказа выходило, что разведчики столкнулись с немалым боевым отрядом человек под сорок. На стороне разведгруппы были внезапность и натиск. Сначала положили тех кто бродил между палаток, а когда из палаток стали выскакивать другие бойцы, то брались и за них. Беда оборонявшихся была в том что выход из палатки узкий и выйти можно только по одному, а когда те догадались, что дело туго и нужно резать боковину палатки чтобы выскочить всем скопом, то это их спасти уже не могло. Брезент палатки пулю задержать не может и разведчики просто простреливали палатки насквозь.

Но из-за дальней палатки сразу выскочило около десятка вражеских бойцов и они нос к носу столкнулись с Андреем. Эти-то события Андрей прекрасно помнил, а вот дальнейшее ... И вот тут-то, по словам Славика выходило, что Красовский показал своё боевое мастерство. Он выхватил свой НР, а Перначь перекинул в левую руку и просто покрошил всех врагов на салат оливье. Все видели что происходит, но боялись стрелять, чтобы случайно не задеть Красовского. Ну, а когда Дон и Рыжий с Зотовым подскочили на помощь, то всё было уже кончено. Даже добивать никого не пришлось. Только Андрей всё пытался вытащить свой нож из глазницы убитого наёмника, но это у него не получалось (рукоять ножа была скользкой от крови) и Андрей натурально рычал как какой-то зверь. Во всяком случае, так выглядело дело со слов Рыжего.

- Мы уж подумали, что ты умом поехал. На войне и не такое бывает. Особенно после бомбёжек и артобстрелов. Сам знаешь ..., - сказал виновато Рыжий.

- Слушай, Андрей, а ты рукопашке случайно не у Лося учился? - спросил Гирюков, до этого молча стоящий в стороне.

- Да. У него, - сказал Красовский.

- То-то я смотрю техника боя знакомая. Двигаешься прямо как он. Ну, тогда это многое объясняет.

- Чего объясняет? - спросил Рыжий.

- А то объясняет, Рыжий, что учиться надо боевому делу, а то если бы на тебя эта кодла выскочила, то мы бы уже по тебе отходную читали.

- Да нихренасеньки подобного, товарищ капитан. Я бы их ... Бац! Бац! И нахрен. Пришёл бы им, как говорит наш друг зоркий глаз - Бай: "польный зопа".

- Да ладно ... Вообще я от твоей базуки, Рыжий, оглох нафиг. Вот командир разрешает вам всякие игрушки таскать на задания, а я вот запретил бы нахрен эту самодеятельность. Всем бы бесшумное оружие выдал и баста. И так чуть не погорели.

- Так то ж не мы, а Сусанин наш палить из калаша начал, а не мы с Андрюхой. Мы тут совершенно не при делах. Да, Андрюх? А вот увеличенный магазин у Пернача вполне возможно спас Андрюхе жизнь. А мой Глок знаешь какие дырки в человеке делает? Во! -

Он сделал руки колесом и показал какие, собственно, дыры тот де

лает в организмах людей. При этом повествовании глаза у Рыжего загорелись бесовскими огоньками.

- Да пуля из него вырывает позвоночник у врага, нахрен. После попадание пули в тело, уж точно, добивать никого не придётся. Во как ...

- А-а, - Гирюков махнул рукой с зажатым в ней пистолетом,

- Тебя хрен переговоришь, балабол, - и уже обращаясь к Андрею,

- Ты как себя чувствуешь? Не ранен?

- Да вроде ничего ... Не ранен. Воды бы ... Попить и вымыться. - Красовский оглядел себя и оружие - всё было в кровяных брызгах и разводах.

- Сейчас найдём. Не могли они тут без воды расположиться. -

Красовский порылся в разгрузке, нашёл запасной магазин к Перначу и перезарядил оружие - безопасность - прежде всего. Второй увеличенный магазин он, скорее всего, полностью отстрелял и где-то отбросил, не подбирая его - видимо некогда было. Потом наклонился, и поднял с земли чей-то фиолетовый берет. Потом не торопясь начал оттирать нож от густой крови, покрывавшей весь нож от рукоятки до кончика. Вспомнились наставления инструктора Лося по обращению с холодным оружием. В таком виде нож в ножны вкладывать нельзя - присохнет и не выйдет из ножен именно тогда, как он так будет нужен. На этом моменте погорели многие известные мечники прошлого - это когда бои идут один за другим и бойцы сильно устают да забывают оттереть оружие от крови врагов. Особенно на юге, где солнце палит беспощадно, поэтому кровь засыхает моментом, и меч так и останется в ножнах, какое усилие не прикладывай. А кровь, ребята - это очень клейкая субстанция. Патрон в рукоятке ножа был отстрелян.

- Когда успел? - Красовский перезарядил стреляющий механизм ножа.

- Слушай, Рыжий, а у тебя случайно курева нет? - спросил с надеждой Андрей.

Адреналиновый шторм в крови уже утих и начались неприятные ощущения от перенапряжения. Ноги противно и мелко дрожали - хотелось просто сесть и глубоко затянуться густым табачным дымом. Да чтобы дым оказался крепким, а табак горьким - деревенским, чтобы пробрало до самого донышка лёгких, до перханья, до кашля. Потом ещё заныло правое плечо. Явно потянутое в рукопашке сухожилие не давало полностью согнуть руку. Опять заныла раздутая, после укуса москита, щека. Но это ладно, это всё можно потерпеть. Главное - это то что живой.

- Да ты чего, Андрюха? Командир запрещает в рейды с собой курево брать. На базе - хоть обкурись. А в рейде, говорит, запах сигаретного дыма на десятки метров в лесу учуять можно. Поэтому - ни-ни., -

Рыжий понизил голос и заговорщицки проговорил наклоняясь ближе к Андрею, - Я сейчас пошарю тут в палатках - наверняка есть.

- Спасибо Слава, - только и нашёлся, что сказать Красовский, и присел на мешки, валяющиеся рядом с палаткой. В мешках было что-то сыпучее. Рыжий юркнул в ближайшую палатку и выскочил оттуда, сияя как начищенный мелкой шкуркой латунный краник в казарме.

- На, держи, - сказал с улыбкой Рыжий и протянул открытую, красную пачку Marlboro, - Только с командиром сам будешь договариваться. Я тебе в этом не помощник.

- Да, Слава. Спасибо тебе. - Назвать сейчас Славку Рыжим чего-то язык не повернулся. Красовский тут же закурил. Спички были у всех бойцов - для разведения костра, а у некоторых были ещё и две такие, хитрые пластины. Бьёшь одной пластиной по другой, и из той вылетает жирный сноп искр. Пластины не отсыревают, как спички и их хватит на всю жизнь - это конечно если только костры разводить, а не просто так для развлекухи искры высекать. Ну, и конечно если прожить получится достаточно долго - до этой самой старости.

- Так бойцы подошли все сюда,- сказал Зотов, стоящий у большого медного котла. Всё произошло настолько быстро, что костёр под котлом ещё горел в полную силу, а не тлел затухая.

- Значит так. Сейчас расходимся по лагерю. Зачищаем территорию. Мне нужен пленный, пусть раненый, но способный внятно говорить, неважно на каком языке - разберёмся. Все разбрелись по стоянке. У котла остались: Зотов, Гирюков и Конго.

- Палыч, - обратился Зотов к своему заместителю, - Ты видел чего в котле?

- Нет, Сергей Анатольевич.

- А ты глянь, - сказал негромко командир и пошурудил палкой, торчащей из котла, видимо для помешивания варева. На поверхность варева медленно всплыла маленькая, детская ручка, обрубленная по запястье и почти сразу же такая же маленькая стопа. Капитана замутило и его едва не стошнило от этого жирного мясного запаха, исходившего от варева в котле.

- Господи ... Да что же это ...? Они что же? Детей едят что ли? - Это всё увидел Конго и что-то быстро и горячо заговорил на французском.

- Чего говорит? - поинтересовался майор. По-французски командир не говорил.

- Это не дети. Это пигмеи Мбути. На них тут устроили настоящую охоту вот эти наёмники, которых мы тут покрошили. Солдат кто-то нанял чтобы они очистили территории от пигмеев. Здесь земля очень богата на какие-то полезные ископаемые, вот они и проводят тут зачистки.

- Ну ,хорошо, а человечину-то зачем есть?

- Конго говорит, что наёмники не считают пигмеев людьми, вот и охотятся на них как на животных. Я лично думаю, что просто джунгли тут бедноваты на животный мир и прокормить всех наёмников не смогут, вот они и убедили себя что пигмеи не люди и их можно употреблять в пищу.

- Да-а. Дела ... А я уж думал, что всё в Африке повидал, а вот подиж ты ..., - сказал со вздохом командир.

По лагерю были слышны то тут, то там одиночные выстрелы - это разведчики проводили окончательную зачистку. Никто не должен был рассказать: кто напал на лагерь, количество бойцов, в каком направлении ушли. Всё чётко, по инструкции как и полагается.

Глава 10

Кстати, Палыч, а ты обратил внимание на то, что палаток в лагере около тридцати, а бойцов-то мы завалили ну человек сорок - сорок пять?

- Конечно, товарищ майор, обратил. Но меня эта вот похлёбка от темы отвлекла. Бр-р ... - ответил капитан, и передёрнул плечом.

- Палыч, ты видел, как Андрюха в рукопашке рубился? Вылитый Лось в молодости.

- Да товарищ майор, оказывается, Лось сейчас курсантам преподаёт. Я Андрюху спросил, и точно - Лось его готовил. А я-то был уверен, что после ранения списали Лося вчистую.

- Да-а, Палыч, помнишь тогда в Сомали? Нас в доме губернатора зажали - не вздохнуть, не выдохнуть. Тогда-то Лось со своими ребятами нас и смог вытащить, а потом ещё месяц по джунглям ...

- Да как забыть Сергей Анатольевич. А Андрюха-то курит? - неожиданно переключился с воспоминаний на действительность Гирюков.

- Ничего ... Досталось сегодня мужику. Пусть сейчас подымит.

- Хотите я с ним беседу проведу?

- На счёт курева?

- Да?

- Проведи, Палыч, проведи. Только не сегодня. На сегодня и так впечатлений хватает.

- А вот, наконец-то, Бай волокёт красавца кого-то. Сейчас всё и узнаем, - ответил командир.

- Эта солдата думай, что самый хытрый такой. Прятался - палатка. Думай Бай глаза потеряй. Бай на волка ходить, когда эта солдата с голой зопа бегай. А волка кута хытрей. - Бай толкал перед собой наёмника со связанными руками за спиной. Голова пленного была рассечена и по волосам стекали капли крови.

- Бай, а чего ты ему башку-то раскроил? - поинтересовался Дон.

- Эта солдата думай, что Бай и уши, и глаза потеряй. Кинулся на спина. Вот моя и стучи ему по голова. -

Пленника усадили спиной к мешкам с какой-то сыпучкой, на которых недавно сидел Андрей. Пленник бросал затравленные взгляды на разведчиков и постоянно шарил глазами по лагерю. Что он там пытался разглядеть - было непонятно. Может, искал ещё выживших? Разведчики, закончив своё дело собрались у места, где сидел пленный.

- Давай, Палыч, спроси у него: кто они такие и куда ушли остальные? - Гирюков перевёл вопросы на французский. Пленный даже не посмотрел в сторону капитана.

- Может он по-французски не сечёт? - задумчиво сказал капитан. - Конь, тоже самое на суахили спроси? - приказал командир. Пленный по-прежнему сидел опустив голову и старался не смотреть на россиян, стоящих вокруг.

- Значит бычить решил, - с угрозой в голосе проговорил Зотов.

- Нет у нас на эту херню времени. Дон, давай ... -

Красовский прекрасно понимал что сейчас произойдёт. Сейчас будет экспресс допрос пленного в полевых условиях. Именно так звучит действие разведчика в учебниках по добыче информации у военнопленных. Ничего подобного Андрею ранее видеть вживую не приходилось. Он хотел отвернуться, но почему-то не сделал этого, и смотрел как заворожённый, на то как Дон вынимает из ножен на бедре здоровенный тесак чем-то отдалённо похожий на нож Рэмбо из известного кинофильма.. И с этим устрашающим тесаком наклоняется над пленным.

- Ну, что, пидор ...? Будем говорить? - сказал ласково Дон.

И от этих слов, сказанных с такой интонацией, у Красовского побежали мурашки по шее и рукам. Затем Дон резко и коротко взмахнул этим тесаком и вогнал его почти по самую рукоять в бедро пленника. Пленник рванулся всем телом вперёд и заорал во всё горло. Андрей прекрасно видел кончик клинка, прошедшего наклонно мимо кости, и вышедшего с противоположной стороны бедра. Сталь тускло отсвечивала в пламени огня, а по кончику ножа стекали крупные капли густой, липкой крови.

- Капитан рявкнул что-то по-французски с очень строгой интонацией.

- Тебя же просят по-хорошему, тля. Говори ..., - опять ласково сказал Дон, и медленно стал поворачивать нож в ране. Наёмник опять заорал, откинулся назад, затряс головой и что-то очень быстро заговорил по-французски. Капитан поднял руку, давая команду разведчику, чтобы тот остановился. Конь стал переводить для всех разговор пленного и капитана.

- Он говорит, что они называют себя Les Effaceurs ('Стиратели'). Им заплатили, чтобы они освободили джунгли от животных.

- От каких животных? От маленьких людей? - это майор продолжил допрос.

- Он говорит, что это не люди, а животные. Люди такими не бывают.

- Понятно. Сколько бойцов ушло из лагеря?

- Говорит, что около ста человек. Но, врёт похоже. Где им тут разместиться-то? Палатки не очень большие. Видимо нас хочет запугать. - Майор кивнул головой Дону, а тот тут же крутанул нож в ране допрашиваемого. Бедолага взвыл почти по-звериному.

- Говорят тебе, сука, - правду говори, - прорычал Дон.

У наёмника пошли слёзы из глаз, а из уголка рта вытянулась густая слюна с кровью, дотянулась до обшлага кителя и стекла ниже. Красовский не выдержал и отвернулся в сторону. Одно дело вступить в бой с вооружённым и сильным противником и выиграть тот бой, рискуя своей жизнью. И совсем другое дело вот так ... добывать сведения, потроша человека, словно свинью и ломая ему психику. Конечно он понимал, что без этих жизненно-важных сведений разведгруппе никак нельзя. Ушедший отряд наёмников мог вернуться очень скоро и встать на след россиян, и тогда главное задание будет, скорее всего, сорвано. Да и жизни разведчиков повиснут на волоске.

Поэтому узнать заранее всё - всё о наёмниках было просто необходимо. Всё это он прекрасно понимал. Понимал он и то, что попади он в плен к наёмникам, то участь его была много хуже. Наёмникам обычно скучно в рейде и частенько они развлекаются тем, что пытают и калечат людей случайно попавшим к ним в плен. А уж врагам которые убивали товарищей наёмников они придумывали очень изощрённые пытки. В училище им показывали документальные фильмы на эту тему, чтобы курсанты, попав в плен, не испытывали лишних иллюзий относительно своего будущего в лапах у врага.

Да, это такая война, в которой пленные не нужны. Совсем не нужны. Никто не будет таскать за собой пленного по джунглям неделями или даже дольше. Кормить его, охранять, холить и лелеять. Как правило, простой боец мало знает и расскажет всё что знает за пять минут, а потом ...? Что делать с пленным врагом потом, после допроса? Да на кой чёрт он сдался? Пленный превращается в обузу. Причём, в опасную обузу. За которой, глаз да глаз нужен. Убежит - наведёт соплеменников на отряд. Ну и нахрена всем этот геморрой? Всё это знал и прекрасно понимал Красовский, но ничего не мог с собой поделать. Сейчас ему было жаль допрашиваемого. В бою он застрелил бы этого наёмника не задумываясь. Но вот так хладнокровно причинять человеку страдания он просто не мог. И смотреть, как мучается человек, истекая кровью, он тоже не мог.

Поэтому он отошёл тихонько в сторону и закурил мальборину "в рукав", пуская дым в сторону. Похоже, что никто не заметил его манёвр. Капитан вовсю разыгрывал "доброго" следователя, и даже в подтверждении своих добрых намерений кинул на колени пленника упаковку бинтов. Гирюков убеждал пленного, что они его отпустят, перетянут тому ногу жгутом, а он потом сам перевяжется. А поскольку пленный ранен, то и его товарищи, вернувшись в лагерь не будут в сильной претензии к своему геройски раненому бойцу.

- Но нам нужно знать, - пел сладкую песню капитан, - сколько твоих товарищей в рейде и когда они вернуться. Мы же не собираемся их тут дожидаться и устраивать засады. Но если ты будешь молчать или говорить неправду. Вот он, - капитан указывал пальцем на гранатомётчика, усердно делающего свирепое лицо ,

- Он может сильно рассердиться и проткнуть тебе и вторую ногу. И тогда ты точно не сможешь ходить очень долго. -

Наверное пленный понимал, что в живых его всё равно не оставят, несмотря на обещания. Но похоже он просто устал терпеть боль в искалеченной ноге. И, скорее всего, почувствовал, что надо всё это заканчивать. Потому что эти странные белые всё равно не отстанут и, наверное, так и замучают его до смерти. Он решил просто облегчить себе страдания и всё рассказал. Их отряд нанял какой-то богатый Гвала (афро-жарг. - сволочь, гнида, козёл; дословно - трус - суахили), чтобы они зачистили большой участок джунглей от пигмеев. Здесь находятся залежи каких-то полезных ископаемых, а пигмеи по-хорошему уходить отсюда не хотят. Два племени они уже истребили, а второй отряд наёмников ушёл добивать остатки племени, оказавшегося слишком прытким и сорвавшегося в бега, как только начались зачистки. Добивать пигмеев ушло тридцать бойцов и раньше чем через четыре дня их обратно не ждали.

- Высочайшему суду всё ясно, - сказал по-русски капитан и посмотрел на командира.

Тот едва заметно кивнул. Пленный сидел совершенно безучастный ко всему вокруг и смотрел на рукоятку ножа, торчащего из ноги. Капитан моментально направил свой АПБ на голову пленного и нажал на спуск. Глушитель на стволе негромко и злобно харкнул пулей. Одновременно раздался громкий щелчок - это пуля пробила кости черепа, и превратив мозг наёмника в кашу, застряла где-то в костях основания черепа. Тело пленного с простреленной головой завалилось мешком на правый бок и замерло. Все молча смотрели на тело мёртвого "стирателя". Красовский сразу понял по кивку головы командира, что сейчас произойдёт, и ещё до выстрела перевёл взгляд на затихающий огонь костра. На душе у Андрея было пусто. Совсем ничего. Никаких чувств просто не осталось.

- Ну чего уставились? - зло рявкнул капитан, - Трупака не видели никогда? Всем оправиться. Дон, нож забери. Осмотреть снаряжение и оружие. Выходим через три минуты. Направление - на нашу, оставленную снарягу. Затем капитан подошёл к командиру и негромко сказал,

- А Андрюха-то опять курил в сторонке. Разрешите, я с ним всё-таки поговорю? - Зотов как-то странно посмотрел на Гирюкова и также негромко ответил,

- Знаешь, Палыч, за что я тебя к себе замом взял?

- За наблюдательность?

- Нет. За отсутствие впечатлительности и сохранение ясности мысли при любых обстоятельствах.

- А-а. Ну дык это же хорошо? - капитан вопросительно посмотрел на командира.

- Для дела очень хорошо, Палыч. Очень ... А с Андреем поговоришь завтра. Сейчас надо подальше уйти от этого места. Всё, ребята. Валим отсюда.

Глава 11

Шли до самой непроницаемой темноты. На экваторе темнеет рано. Остановились только тогда,когда под ногами стало совсем невидно земли, и разведчики стали спотыкаться в темноте о корни и валяющиеся ветки деревьев. Андрею выпало охранять отряд опять под утро. Он подгрёб сухой листвы под голову. Раскатал "пенку" (коврик из вспененного полистирола), рухнул на коврик, обхватил автомат двумя руками и моментально уснул. Без изолирующей подстилки спать на голой земле не рекомендовано минздравом. Будете спать на голой земле и воспаление лёгких вам гарантировано обеспечено, даже в тропиках.

Снилась Красовскому какая-то чушь: то он всё никак не мог то ли загнать, то ли вынуть перекошенный патрон и долго но безрезультатно дёргал раму затвора автомата; то всё стрелял и стрелял длинными очередями в громадного крокодила, но крокодилу все эти выстрелы были абсолютно до звезды, и он неотвратимо медленно подкрадывался к Андрею, раскрыв свою огромную, бездонную, зубастую пасть, полную мелких но острых зубов, больше похожих на переплетение мотка колючей проволоки. Проснулся он от того что Дон тряс его за плечо. Смена Андрея стоять на посту. Чувствовал себя Красовский ужасно. Глаз почти закрылся от укуса москита. Андрей был весь мокрый от пота и его немного знобило. Мышцы всего тела ломило от перенапряжения. Во время боя он двигался очень быстро и делал массу резких движений, да и прошли они с грузом уже не один десяток километров - вот теперь и расплата мышечной болью.

- Только бы не лихорадка ..., - подумал Красовский, - Спишут ведь на гражданку. -

О том что лихорадка может закончится для него фатально, молодой и здоровый парень даже и не представлял. Ночь прошла без происшествий, а утром капитан, увидев состояние Андрея, опять сделал ему болючий укол и дал какие-то таблетки. И хотя Красовский не любил принимать в свой организм всяческую химию, пусть даже и очень полезную, но здесь у него просто не было выхода. Капитан стоял на своём. Потом ещё Андрей получил втык от капитана же за курение на марше. Андрей показал и выкинул пачку мальбро, но капитан всё продолжал нудить и давать наставления о вреде курения в боевом выходе. И ведь не пошлёшь мужика куда подальше - он ведь вышестоящий по званию и должности. Пришлось выслушивать всю эту хрень. Но как только отряд тронулся в путь Андрей почувствовал необычайную лёгкость в движениях. Мышцы не болели. А щёку не дёргало при каждом шаге. Да и вообще усталость как-то пропала и растворилась без остатка.

- Ай да химия. Чудеса да и только, - думал Андрей. Топали, с небольшими привалами, целый день. Но к концу светового дня вышли к цели. Во всяком случае по карте выходило что до самой деревни Гбадолите осталось километра три - четыре. Вышли на местное, грунтовое шоссе, довольно пустынное в тёмное время суток. Конго пояснил, что в деревне действует комендантский час. Поэтому местное население активизируется к утру. Стал попадаться вдоль дороги всякий мелкий бытовой мусор: обрывки пластиковых пакетов, бумажки, ну и фекалии местных жителей, конечно, куда уж без этого. Всё говорило о том что большое поселение рядом. Но отошли подальше от дороги (мало ли мобильные патрули) перекусили и заночевали. Ночь прошла без происшествий. Андрея не лихорадило, а опухшая щека стала вроде меньше и не такой твёрдой. Но утром капитан всё равно закатил в задницу Красовского ещё один болючий укол и накормил горькими таблетками. При этом приговаривал,

- Ты нам Андрюха сейчас здоровый нужен, как никогда, а свалишься с лихорадкой - что с тобой тут делать. Госпиталя тут нет, а до точки эвакуации сто вёрст, да всё лесом. Что ж тогда ...? Заданию конец, а тебя ещё попробуй - допри через джунгли-то.

- Товарищ капитан, а дайте мне тоже таблеточку, чтобы хорошо стало, а то чего-то я напряжённый какой-то, и голова начинает болеть, - влез по своему обыкновению в разговор Рыжий.

- Рыжий, это у тебя всё от нервов, - ответил вместо капитана Дон.

- Да ты чего Дон? От каких, нахрен, нервов?

- Все болезни, Рыжий, от нервов. Один триппер от удовольствия, - сказал назидательно Дон и широко улыбнулся, показывая пару железных зубов, вставленных вместо выбитых где-то в драке.

- Не нужны тебе никакие таблетки, - продолжил тему капитан. - Сегодня командир объявляет отдых от перехода. Всем почистить оружие. Привести себя в порядок. Проверить наличие боеприпаса и доложить лично мне. Всем ясно? - Бойцы закивали головами.

- Ишь ты... Таблеточку ему ... - сурово, но с ухмылкой сказал капитан.

Тем же утром Конго переоделся в мятые шорты и в вытянутую, и когда-то белую, футболку. На ноги одел дырявые, стоптанные кроссовки. Всё это добро он таскал в своём рюкзаке. В руки взял плетёную из лианы сетку - котомку, местный эквивалент наших советских авосек, и отправился на местный деревенский рынок в разведку. Господин Мобуту был очень привередлив к еде и хотя любил довольно простую пищу, но настаивал чтобы продукты были очень свежими. Поэтому повара с президентской кухни каждое утро покупали свежие продукты на местном рынке. Ну, а если чего-то не хватало на рынке, то тогда гоняли "Конкорд" за свежими продуктами по всему свету. Могли, например, поднять самолёт в воздух, чтобы сгонять за только что пойманными устрицами в Италию, или за заказным тортом к завтраку Президента во Францию.

Идея разведчиков была проще некуда: аккуратно узнать на рынке закупаются ли продукты для президентского стола, и в какой из трёх замков их доставляют. У Конго была бумага - что-то типа удостоверения личности или допуска проживания в этом районе на имя крестьянина из соседней деревни. И если не устраивать подробную экспертизу - то этого документа вполне будет достаточно для патрулей. Конго кинул пустую пластиковую бутылку в свою котомку и не попрощавшись ушёл. Он тихонько пробрался к густым кустам, росшим вдоль дороги. Дождался пока мимо него не прошла большая группа крестьян, идущих в направлении посёлка, и вышел из своего укрытия, поправляя штаны. Никто не обратил на него ни малейшего внимания. Подумаешь, человек делал свои дела в кустах. И Конго вместе с группой крестьян не привлекая внимания военных патрулей, уныло бродящих по пыльным улицам посёлка, спокойно дошёл до местного рынка.

Тем временем у разведчиков в лагере всё шло налаженным путём. Поочерёдно сидели чуть в стороне, замаскировавшись, часовые. Остальные разведчики разбирали и чистили личное оружие - пистолеты и автоматы. Дон проверял как собирается его десантный образец гранатомёта. Все были при деле. Только Бай по-быстрому разобрал свой пистолет, почистил его и убрал в кобуру, а потом сел в тенёк от пальм в позу Будды, положив свою винтовку в чехле к себе на колени. Увидев такую явную несправедливость Рыжий конечно же не удержался и сказал,

- Нифига себе! Бай! А что винтовку-то пидарасить не надо? Мы тут пыхтим, потеем, а он в тенёк поспать засел. Нехорошо, однако.

- Просто ты Рыжай не понимай ничего в стрельбе.

- Это я-то не понимай в стрельбе? - завёлся с пол-оборота Рыжий, - Ну так ты объясни мне - убогому ...

- Сецас в стволе смазка нет. Только пороховой нагар. Так? - спокойно спросил Бай.

- Ну, так ... - ответил Рыжий, ещё не совсем понимая, к чему ведёт разговор Бай.

- Винтовка я пристреливай по нагару. По маслу пуля пойдёт совсем по-другому. Мимо пойдёт. Понимай теперь?

- Понимай, - ответил с досадой Рыжий, - Вечно у вас - у снайперов всё не как у нормальных людей, - проворчал разведчик. Но Бай его больше не слушал, а прикрыл глаза и вроде как, на самом деле задремал. Недалеко от Красовского Майор собирал свой громоздкий АПБ.

- Товарищ майор, разрешите вопрос?, - решился спросить Андрей.

- Да Андрей, что там у тебя?

- А правда, что Бай может с двух километров в цель попасть, или это он так просто ...

- Бай из семьи потомственных охотников. Он с детских лет с отцом и дедом охотился в тундре, а дикий олень близко к себе не подпустит. Вот поэтому они с трёхлинейки с дальних дистанций и работали по оленям. Я тебе так скажу. На полигоне Бай с дистанции километр пули кладёт с разлётом три сантиметра.

- Ни хрена себе, - только и смог сказать Красовский.

- Да, Бай уникальный снайпер. Мы не просто так именно его взяли. Долго искали по спецподразделениям, и нашли в Забайкальском Военном Округе. Ты обратил внимание, как он стреляет? Времени на подготовку выстрела он почти не тратит. Он стреляет, практически не задумываясь, опираясь на свои рефлексы и свой громадный стрелковый опыт. Сейчас таких снайперов почти нет. Современный снайпер таскает с собой кучу прибамбасов: баллистический калькулятор и мини метеостанцию, а вдоль коридора пролёта пули ему нужны ветряные маркеры, да ещё помощник, который будет ему поправки выдавать. А где ты в полевых условиях всё это ему обеспечишь? Когда обстановка в ходе боя меняется с каждой секундой. Нет, Бай уникальный стрелок. Да и в этом задании много на него завязано.

Можно конечно было все машины в колоне, когда она пойдёт, подрывать без разбора, но где гарантия что там будет и наша цель. Задача именно в том что нам нужно обязательно убедиться в том что цель уничтожена на сто процентов, а иначе не стоило и заморачиваться с диверсионным рейдом. Вот просто бы подняли звено бомбардировщиков в воздух и распахали бы все эти дворцы Мобуту к ебеням. Но, где гарантия, что Мобуту - мёртв? Может он в джунгли свалил и там пересидел благополучно всю бомбардировку. Понимаешь? Именно поэтому и послали нас, чтобы убедиться, что цель уничтожена наверняка. Для ювелирной работы, так сказать. - Зотов улыбнулся уголками рта и спросил,

- Ну, подробно я ответил, Андрей?

- Да уж куда подробней, товарищ майор.

- Ладно, завтра или послезавтра болтать будет некогда. Пора бы и Конго уже вернуться. -

Конго вернулся ближе к вечеру, и принёс точные разведданные. Действительно Мобуту находится пока здесь в своей вотчине и занимает свой самый большой дворец. Об этом ему поведали продавцы зелени и местных специй, после того как Конго купил у них их товар и пожаловался на то что товар не свежий. Продавцы возмутились не на шутку и рассказали с негодованием , что повара самого Мобуту покупали у них сегодня зелень и специи для самого господина Президента, а они понимают в свежести товара куда больше деревенщины Конго. Потом Конго выразил сомнение в правдивости слов продавцов и соседи торговцев подтвердили, что они видели своими глазами, как закупщики с охраной проследовали в самый большой замок Мобуту. На том свою миссию Конго посчитал законченной.

Удачным стечением обстоятельств для разведчиков было и то что взлётно-посадочная полоса находилась ближе к другим апартаментам диктатора, и при бомбёжке большого замка Мобуту скорее всего эвакуируют к самолёту поближе.

Глава 12

С самого рассвета начали подготовку к засаде. На прямом участке дороги, ведущей от замка к аэродрому диктатора, выставив заранее часовых, Рыжий прикопал две радиоуправляемые мины на приличном расстоянии друг от друга. (Ни кто не знал какой длины будет колонна сопровождения). Поставили метку около первой мины - сломанная ветка куста на обочине. А чего тут мудрить? Бай нашёл себе идеальную лёжку, а вернее соорудил себе насест на нижних ветвях пальмы, росшей в метрах двухстах от предполагаемого места засады, и немного в стороне от самого полотна дороги.

Дорога просматривалась с насеста метров на пятьсот - шестьсот, а большего было и не нужно для выстрела. Решили расположиться двумя стрелковыми группами вдоль дороги, на удалении от полотна метров семьдесят - девяносто. С большего расстояния буйная растительность скрывала часть дороги, а это было очень плохо для ведения огня. Всё место действия должно быть как на ладони, чтобы контролировать ситуацию. Группа, в которую входили: Зотов, Красовский, Конго и Гирюков, расположилась за стволом упавшей пальмы. Ствол пальмы ещё не прогнил и вполне мог "ловить" пули. Всё-таки маскировка и защита от вражеского огня не будут лишними.

Вторая стрелковая группа: Дон, Рыжий и Конь, залегла сорока метрами правее первой, за небольшим, заросшим бугром. В основе бугра была земля вперемежку с каменным крошевом, что тоже служило неплохой защитой от пуль. Дон собрал трубу гранатомёта и теперь накручивал стартовые заряды на боевую часть гранаты, и готовые к стрельбе заряды раскладывал вокруг себя так, чтобы можно было легко до них дотянуться. Конь, повозившись с шифровальными таблицами отправил закодированное сообщение в ретрансляционный центр, откуда оно уйдёт по назначению. В своей основе сообщение было просто координатами цели, по которой нужно было нанести удар.

Сообщение ушло в эфир за пол секунды, а на другой - принимающей стороне дешифратор развернул его уже полностью. Конечно, выходить в эфир перед операцией - это большой риск засветиться. Послание, конечно, не расшифруют, но сам факт, что у тебя в тылу работает враг неизвестной численностью, служит сигналом к тревоге и организации противодиверсионных мер. Но, по непроверенной информации выходило, что у Мобуту радиоразведка поставлена из рук вон плохо, и ни кто не слушает радио эфир круглосуточно. На то был и расчёт. Да и другого выхода у разведчиков просто не было. Без точных координат цели вся операция просто теряет смысл. Поэтому руководство ГРУ при подготовке этого этапа операции и пошло на риск - засветиться в эфире.

Операцию было решено проводить по стандартной схеме уничтожения автоколонн противника. Подрываешь первую машину и последнюю и спокойно расстреливай вражескую технику. Но, это конечно в идеале, а как оно там пойдёт? Кто знает? Дорога узкая, развернуться в принципе можно, но только в несколько приёмов, поэтому вся техника будет как в тире. Все заняли боевые места по расписанию.

- Товарищ майор, - позвал негромко Гирюков, - А когда, приблизительно, авиацию ждать?

- Ну, вышли мы в эфир запланировано. Нашего сообщения ждали. Значит и самолёты, и пилоты должны быть "на-мази". Лететь тут по прямой всего полчаса. Я думаю, часик поскучаем, а там уже и бомбовозы прибудут. -

Дорога была пустынна. Только раз по дороге проехал открытый джип без тента с надписью белой краской на борту "Мilitary police", в котором скучали четверо вояк в пятнистой, пустынной расцветки, форме. Двое солдат на заднем сиденье откровенно спали, а, видимо, начальник патруля - толстенный африканец в берете, съехавшим куда-то на затылок, курил и смотрел на дорогу невидящим взглядом, думая о чём-то своём. Машина ехала медленно ( по местным, грунтовым дорогам особо не разгонишься). Патруль проехал мимо засады разведчиков, ничего подозрительного не заметив.

- Д-а-а, ну и дисциплинка у них тут, - тихонько заметил капитан.

- Ты, Палыч, особо булки не расслабляй, - также тихо, заметил Зотов, - В личной охране у президента не абы кто, а боевые офицеры, прошедшие спец подготовку в штатах. Во всяком случае, рядом с ним будет только личной охраны человек двадцать. Да и остальные - не подарок ... Ладно, всё ... Ждём. -

Ждали ещё минут двадцать в полной тишине. Раздавались только звуки джунглей, ставшие уже привычными для разведчиков. Крупное зверьё обходило посёлки стороной, поэтому в окрестных джунглях были только птицы, да ещё непонятное мелкое зверьё, орущее в кронах деревьев на разные, противные голоса. Через некоторое время Андрей через какофонию звуков живой природы услыхал слабый гул. Потом увидел, что майор поднял указательный палец вверх. Значит, не показалось - точно летят.

- Ну, сейчас начнётся свистопляска, - успел подумать Красовский.

Аваналёт получился совершенно неожиданным, как для врага, так и для самих разведчиков. Нет, они конечно ждали авиаудара, но он произошёл так внезапно, что никто понять толком ничего не успел. Минуту назад гул приближающихся самолётов был слабым, на грани слышимости, но через несколько секунд он вырос, окреп и превратился в оглушающий рёв турбин фронтовых бомбардировщиков СУ-25м, идущих на малой высоте и огибающих неровности рельефа местности. Надо заметить, что этим и отличается фронтовая авиация от остальной летающей братии. То есть "фронтовики" имеют возможность наносить бомбовые удары по противнику с малых высот, с высокой точностью, и на скорости выше скорости звука. Таким образом, самолёты труднее сбить переносными зенитными комплексами, а стационарными ЗРК сбить самолёт, летящий тридцатью метрами над поверхностью земли абсолютно невозможно - на экране одни помехи, засветки и отражения от неровностей местности. Поэтому бомбовый удар вышел что надо. Бомбардировщики щедро высыпали свой взрывной груз на лужайку перед президентским дворцом. Отчего все стёкла во дворце, просто сдуло взрывной волной, а осколками от авиабомб посекло весь фасад здания. Припаркованные со стороны лужайки автомобили превратились в дуршлаг.

Красовский, по привычке опустил голову, и вжался в землю, насколько это было возможно. Как-то в Чечне он случайно попал под авиаудар российской авиации. Тогда при штурме Грозного царила полная неразбериха. В каких районах города были боевики, а в каких - российские солдаты было абсолютно неизвестно. Но, авиация-то действовала по своему плану, не зная о том, что обстановка на земле уже давно поменялась, и продолжала утюжить районы занятые российскими войсками, пока её не отозвали из штаба армии. Тогда Красовский пережил немало неприятных моментов, о которых сейчас ему напомнили близкие разрывы авиабомб. Он ощущал всем телом взрывы фугасов, и слегка вздрагивал при очередном подрыве. Но, как всё внезапно началось, также внезапно и закончилось. Самолёты, отбомбившись, унеслись над верхушками пальм куда-то в сторону. Было слышно, как сыпется на землю песок, ветки деревьев и другой мусор, поднятый в воздух мощными разрывами. Удушливо воняло взрывчаткой и сильно нагретым металлом, где-то перед самым дворцом пиликала автомобильная сигнализация.

- Так, мужики, не расслабляться, - сказал Зотов, - Сейчас они на второй круг пойдут, чтобы Мобуту не думал, что на этом всё закончилось, и пошустрей собирал монатки. Всё, ждём ...

Но, командир просчитался, думая, что на сборы у Мобуту уйдёт много времени. Уже через пару минут послышались крики людей и звук заводимых автомобильных двигателей. То ли автоколонна готовилась заранее для поездки Президента, и автомобили, не попавшие бод бомбёжку, стояли с противоположной стороны дворца, то ли так быстро и чётко сработала охрана? Но, уже через пять минут послышался гул моторов приближающейся автоколонны. Красовский снял свой "Шмель" с предохранителя, точно также поступили Зотов и Гирюков. Сигналом к началу операции служил подрыв головного автомобиля.

Подрыв мины должен был осуществить дистанционно Рыжий. Первые автомобили автоколонны показались из-за придорожных кустов. Самым первым катился джип с автоматчиками - это, видимо, на случай подрыва на стандартной мине. Подумаешь, взлетит на воздух несколько солдат - следующая машина займёт место в голове колонны. За джипом ехал самый настоящий колёсный броневик то ли французский, то ли американский. Небольшая башенка с крупнокалиберным пулемётом повёрнута по ходу движения. Броневичок, конечно, представлял проблему, но это если дать ему свободу действий, а этого никто не собирался делать.

Зотов показал знаками Рыжему, чтобы тот подрывал мину под броневиком, а головную машину пропустил. Гарнитуры связи были только у Зотова и Бая для корректировки стрельбы. Выходить в эфир перед началом операции - это означает слить всю операцию в унитаз. передатчики наверняка есть в каждом автомобиле во вражеской автоколонне. А если кто-то из бойцов Мобуту слушает эфир во время движения? То - то. Секретность - прежде всего. Да и есть ли смысл болтать по гарнитуре, когда все бойцы в зоне видимости друг друга?

- На тебе самая первая машина, - обратился шёпотом командир к Андрею.

Андрей кивнул в знак согласия, и ещё раз проверил гранатомёт. Вообще боевые задачи каждому бойцу были поставлены заранее. Так по плану: группа Зотова работала по голове колонны, а вторая группа работала по замыкающим машинам. Но, жизнь вносила в планы свои коррективы. Через пару машин за броневиком ехал ещё и джихадо-мобиль. Широко расставив ноги, и держась за тело крупнокалиберного ДШКа, на площадке позади кабины стоял стрелок - европеец в ярко-оранжевом берете. По всей видимости - наёмник. Ещё один джихадо-мобиль с пулемётом находился ближе к хвосту колонны. А почти в середине колонны катился чёрный, громадный джип, скорее всего, сильно - бронированный с тонированными стёклами, и солнце играло бликами до рези в глазах на его лакированных боках.

- А вот там в чёрном джипаре скорее всего наш клиент, - прокомментировал появление машины капитан. -

- Посмотрим - посмотрим, - тихо ответил командир.

Голова колонны почти подошла к месту закладки мины, а машины всё ещё тянулись из-за кустов. Наконец броневик достиг нужной отметки. Жахнуло так, что у Красовского сразу же заложило оба уха. Броневик получил хороший пинок под днище, подпрыгнул, но не перевернулся, а тяжело просел на раму, потому как задние колёса просто оторвало взрывом. Все бойцы, находившиеся внутри броневика, скорее всего, мертвы - им должно было хватить мощнейшей ударной волны. Красовский вспомнил, как граната из РПГ влетела в морду его БТРа при штурме Грозного. Хорошо ещё, что граната взорвалась, ударившись о лобовую броню БТРа, а она в этом месте самая толстая. Но, хватило и такого взрыва - водитель и пару солдат десанта вернулись домой в цинках. После этого события в голове у Андрея звенело ещё пять дней и постоянно подташнивало.

- Сколько же пластида Рыжий заложил? - отстранённо подумал Андрей, - Воистину : " Заставь дурака богу молиться ...". -

Все посторонние мысли пролетели в голове за мгновение. Андрей прицелился в головной джип с солдатами и нажал на пуск. Реактивная граната вырвавшись из трубы на волю, понеслась к автомобилю на высокой скорости, оставляя за собой белый, дымный след от реактивной струи, а ошмётки стартового, порохового заряда отбросило назад - за спину Андрею. Заряд угодил точнёхонько в салон джипа и на какое-то короткое мгновение в салоне машины зажглось маленькое солнце с температурой больше тысячи градусов по Цельсию. Всё что могло гореть вспыхнуло и выгорело моментально, а что не могло - съёжилось, скукожилось и спеклось в неопределённую массу. Металл салона сорвало с креплений и выбросило в придорожные кусты, так что вперёд по инерции покатилось одно горящее шасси с заглохшим мотором. Одновременно влетело на воздух ещё несколько автомобилей - все гранаты, выпущенные разведчиками, нашли себе цели во вражеской автоколонне.

Финальным мощным аккордом прозвучал подрыв мины в хвосте автоколонны. Этим взрывом перевернуло на крышу сразу два джипа охраны, а у соседних автомобилей ударной волной выбило стёкла салона. Людей успевших выпрыгнуть из соседних автомобилей просто сдуло с дороги взрывом. Многие из них в ближайшее время не встанут, получив тяжелейшую контузию. Красовский отбросил бесполезную трубу огнемёта и начал вести стрельбу из своего Абакана по солдатам, активно выпрыгивающим из салонов автомобилей. Одновременно краем глаза Андрей видел, как Дон встал на одно колено и посылал гранаты по автоколонне с невероятной скоростью и невероятной же точностью. Дон был в своей стихии, он был вершителем судеб тех людей, суетящихся там - на дороге, и пытающихся выжить. Дон подрывал машины на выбор. Одной из первых взлетела на воздух машина с крупнокалиберным пулемётом, находившаяся ближе к концу автоколонны. Потом он стал подрывать автомобили в разных концах, остановившейся окончательно, автоколонны противника.

Защитники Президента поняли, что в автомобилях их ждёт верная смерть, и неорганизованно стали выпрыгивать из машин, падая в придорожную пыль и ведя беспорядочную стрельбу, просто от испуга куда попало. Но, скоро они сообразят, откуда помним ведут огонь и россиянам придётся туго. Неожиданно ожил ДШКа на площадке джихадо-мобиля, находящегося в голове колонны. Граната, пущенная Доном, попала в двигатель этой машины и разворотила его до основания, а стрелка сдуло из кузова взрывной волной. Но, сейчас стрелок очухался, и очень хотел поквитаться с россиянами за своё валяние в пыли. Стрелком оказался тот самый европеец в ярко-оранжевом берете. Вот только свой берет он где-то потерял. Но, пулемётчиком он был отличным, и не зря получал своё денежное довольствие. Он моментально понял, откуда ведут огонь по колонне и начал поливать длинными очередями оба укрытия россиян. Пули злобно рвали ствол пальмы, вырывая целые куски древесины, превращая их в щепу, которая щедро посыпала спины разведчиков. Пришлось залечь. Это было очень скверно. Хорошо ещё, что укрытий у разведчиков было два, и пока пулемётчик поливал свинцом холм за которым залегли Дон и компания. Андрей выглянул из-за ствола пальмы. В этот момент пуля, выпущенная из трёхлинейки Бая,вошла в висок пулемётчика. Затем прошила его голову насквозь и унеслась в джунгли.

- Ну, наконец-то, твою мать. Заткнулся сука, - прорычал майор и посмотрел в сторону укрытия Дона.

Дон развёл руки в стороны, показывая, что все гранаты он уже расстрелял. Распахнулись двери бронированного джипа и первыми выскочили наружу личные охранники Мобуту и сразу же открыли шквальный, заградительный огонь в сторону разведчиков. Хорошо ещё, что огонь они вели неприцельный. А то россиянам и головы было бы не поднять из-за укрытия. Охранники Мобуту не были простаками и выводили Президента, прикрываясь машинами, да закрывая его своими телами в бронежилетах. Только иногда между телами охранников мелькали золочёные элементы президентского мундира.

- Бай! Видишь его? Да, мундир с золотом! Огонь! Давай родной ..!, - командир кричал в гарнитуру, стараясь переорать звуки боя.

Тем временем вражеский огонь стал гораздо плотнее. Разведчики попробовали сконцентрировать свой огонь на охране Мобуту. Телохранители падали один за другим. Видимо бронежилеты на них были низкого класса, и от пуль со стальным сердечником они не спасали. Но на место упавшего немедленно становился другой боец. Пули со стороны, почти уничтоженной, колонны стали ложиться всё точнее, и краем глаза Красовский увидел, как вражеская пуля попала в горло Конго, отчего его горло моментально "похудело" вдвое. Конго упал на бок и затих. Сквозь звуки перестрелки Андрей услышал странный гул, вроде бы лишний здесь - на поле боя.

- Самолёты. Точно, - как он мог забыть. Бомбардировщики возвращались на повторное бомбометание. Последнее, что увидел Андрей, прежде чем уткнуться носом в землю, - это как согнулся пополам и упал в дорожную пыль человек в мундире с золотыми финтифлюшками и в тёмных очках с золочёной же оправой. А на дороге по курсу движения колонны за одно мгновение разверзся настоящий Ад. Один из пилотов бомбардировщика не рассчитал точку сброса, и высыпал свой смертоносный груз прямо на дорогу и придорожные деревья. Хорошо ещё, что большая часть бомб угодила в джунгли, и пальмы приняли на себя ударные волны и тучи осколков.

Близкими разрывами уши Андрею заложило окончательно. Похоже, что и другие разведчики чувствовали себя не лучше. На поле боя, настала относительная, ватная тишина. Из-за поднятой взрывами бомб в воздух пыли и другого мусора, почти ничего не было видно. Что делается на стороне вражеской колонны - было не разобрать. Раздавались одиночные редкие выстрелы в "молоко". Перекрикивались выжившие бойцы Мобуту. Орали и стонали раненые. С треском горели некоторые автомобили, добавляя в общую нечёткую картину матово-чёрные, густые клубы дыма, вьющиеся вдоль разгромленной автоколонны.

Глава 13

- Бай! Бай, приём! . Слышишь? Бай, твою дивизию, ответь! - командир орал в микрофон переговорной гарнитуры. Бай молчал.

- Всё. Уходим, - приказал Зотов, - Сейчас они очухаются, мужики. Отходим к позиции Бая. Нужно его забрать.

- Товарищ майор, я видел, как Мобуту упал, - сказал Гирюков.

- Я тоже, - поддержал капитана Красовский.

- Это ни о чём это не говорит. Да и вообще, это мог быть совсем не он.

- Как это ...? - подошедший к командиру Рыжий даже рот открыл от удивления.

- А так ... Что мы видели? Тёмные очки и мундир с позолотой? Запросто мог быть двойник. Ладно, некогда сейчас эту демагогию разводить. Взять с собой только боеприпасы и воду. Остальное - бросить. Капитан - только самые необходимые медикаменты и минимум перевязочных средств. Рыжий и Конь прикрывают отход. Всё. Пошли. -

Они вытянулись в колонну по одному, вышли на дорогу, свободную от разбитых машин, и легко побежали по укатанной земле, в сторону лёжки Бая. В это время всю разгромленную автоколонну заволокло дымом, что-то горело с громким треском - это, наверно, взрывались в огне патроны, оставшиеся в разбитых автомобилях. Но, погони пока что не наблюдалось.

Тело Бая лежало под деревом, на котором он организовал себе лёжку. Вместо головы - какие-то кровавые ошмётки. Похоже, что шальной осколок от разорвавшейся неподалёку авиабомбы почти начисто снёс снайперу голову. Покорёженная винтовка с разбитой оптикой валялась неподалёку. Вся группа встала полукругом около тела стрелка. Стояли молча. Первым нарушил молчание командир.

- Всё ребята. Уходим. Потом, после ... Всё скажем и помянем. За мной ... Бегом марш, - коротко приказал Зотов и первым легко побежал, петляя среди пальм, выбирая более ровную дорогу.

Бежали около часа, иногда переходя на быстрый шаг. И хотя ещё был разгар дня, стало заметно темнее. Командир скомандовал привал и все бойцы сели на лесную подстилку, даже не стараясь выбрать более удобное место. Все понимали - теперь всё зависит от правильности выбора маршрута и скорости движения группы. Красовский видел, что командир и его зам достали карту - непромокашку и гирокомпас. И теперь пытаются правильно проложить короткий маршрут. Был бы жив Конго, проблем бы таких не возникло, а теперь придётся как-то самим выпутываться. Но командир и капитан бывали в джунглях не раз, поэтому Андрей особо не волновался. Но, что-то неладное творилось с погодой. Пока бежали от места засады, поднялся ветер, небо плотно заволокло чёрными тучами, а на гране слышимости вроде как даже грохотало, или это после боя и близких разрывов авиабомб мерещилось - не понять.

- Так, бойцы, слушай сюда, - капитан обратился разведчикам, - сейчас, похоже, начнётся тропический ливень. Кто этого ещё не видел - не паниковать, видеть спину впереди идущего, ни в коем случае не отставать. Непогода сейчас нам на руку. Есть хороший шанс оторваться от погони. Всем понятно? -

Гирюков обвёл взглядом группу разведчиков. Никто не задал вопросов.

- Ну и ладушки. Тогда ... Подъём и вперёд ... -

Только отошли от места привала, как на разведчиков упали первые капли начинающегося тропического ливня. Капли были очень крупные и совсем даже не тёплые, как ожидал Красовский. Ливень словно бы раздумывал: обрушиться на людей сейчас, или всё-таки ещё немного подождать. Но, потом после небольшого колебания стихия решила всё-таки нанести свой безжалостный и беспощадный удар. Андрей ещё успел подумать о том, что как это можно потерять спину впереди идущего. Ведь сейчас разведчики просто шли быстрым шагом - даже не бежали. А потом он понял как ... Ливень обрушился моментально, со всех сторон, и раскрыл разом все свои гадкие сюрпризы. Молнии начали лупить по верхушкам пальм будто старались испепелить весь лес до основания. Грохот стоял такой, словно бомбардировщики пошли на ещё один заход и бомбы теперь сыплются беспрерывно в каких-то десятках метров от людей. Вода падала с неба, словно кто-то в небесах открыл над разведчиками тысячи огромных водопроводных кранов, диаметром никак не меньше газопроводной трубы. Отдельных капель просто не было.

Вода лилась струями, потоками, закручивалась в жгуты, и наконец-то била по головам, плечам и спинам нескончаемым водопадом. Из-за плотной водяной взвеси стало очень трудно дышать. Сильный ветер ломал верхушки пальм и бросал их вниз под ноги людям. Льющаяся с небес вода не успевала впитываться в грунт и под ногами моментально образовалась неглубокая река, доходящая пока что до середины голени. Земля раскисла и превратилась в скользкий и вязкий ил. Каждый шаг давался с трудом. Красовский прикладывал все свои силы чтобы не терять из виду широченную спину гранатомётчика, мелькавшую впереди во вспышках молний. Но, всё равно не удержался и упал в грязную жижу, образовавшуюся из воды, земли, упавшей листвы и другого лесного мусора. Чьи-то руки подхватили его и помогли подняться. Кто это был - для Андрея уже было неважно. Он по-прежнему цеплялся за автомат, который не выпустил, барахтаясь в холодной жиже. И с маниакальным упорством топал вперёд глядя на маячившую впереди спину разведчика. Весь мир заполнился водой, утонул и перестал существовать для Красовского. Осталась только спина впереди идущего. Только это и казалось хоть чем-то реальным посреди природного катаклизма.

- Только бы не упасть и не отстать, - крутилось в голове Андрея. Больше никаких мыслей не было. Вода доходила уже до колена. Идти стало очень трудно. Разведчики брели по джунглям с упорством бульдозера, попавшего на топкую, скользкую местность. Как командир угадывал нужное направление - оставалось загадкой.

Но, всё когда-нибудь кончается. Ливень резко сбросил свой напор. Вода с неба ещё лилась, но это был уже обычный дождь, а не репетиция всемирного потопа. Ветер тоже сменился со шквального, штормового на слабый. Молнии и грозы больше не лупили по ближайшим пальмам, а грохотали почти непрерывно где-то в стороне так, как будто там находился полигон, на котором артиллерия устроила плотную артподготовку, а снаряды всё не кончались. Наконец Андрей заметил, что под ногами становится всё меньше и меньше воды. Видимо разведгруппа выходила на какую-то возвышенность.

Наконец под ногами хлюпала просто грязь раскисшей лесной подстилки. Андрей так вымотался и замёрз, что не услышал команду "привал", а просто понял, что разведчики остановились, и просто рухнул, где и стоял. Полежав пару минут с закрытыми глазами, Андрей отрыл веки и первое что он увидел - это небольшую юркую змейку. Змея, очень яркой расцветки плыла по огромной луже, раскинувшейся между большой группой пальм. Лужа заканчивалась около невысокого бугра, на котором разведчики и устроили привал. Жолто-красная змея в чёрную полоску не подозревала о присутствии людей и плыла прямым курсом на бугор. Кто-то передёрнул затвор автомата. Змея сразу насторожилась, и моментально сменив курс, быстро поплыла в сторону плотных зарослей колючих кустов, виднеющихся в отдалении. Все разведчики молча провожали змею глазами, пока она не скрылась в зарослях.

- Я больше в кусты гадить не пойду, - прокомментировал исчезновение змеи Рыжий.

Все как-то сразу ожили, зашевелились и пришли в себя. Почти все бойцы стали стаскивать с себя одежду, выкладывая к ногам из карманов всякие нужные в рейде железяки, в основном полные рожки патронов из разгрузки. Потом стали, помогая друг другу, отжимать воду из одежды. Дождь, к этому моменту, окончательно прекратился, небо разъяснилось, и солнце стало усиленно жарить, пропитанные водой насквозь, джунгли. Появилось стойкое впечатление, что разведчики находятся в, огромных размеров, парилке (не хватало только дубовых или берёзовых веников). После того как все разведчики отжали одежду и напялили всё мокрое на себя (всё равно в такой влажности сохнуть ничего не будет), командир сказал, обращаясь ко всем,

- Так, ребята, а теперь нужно проверить оружие. С водой в механизмы мог попасть мусор, песок. В нужный момент заклинит, нахрен, и "привет семье". У кого нет ветоши для протирки - рвите рубахи. Засиживаться в этом болоте нам нет никакого смысла. Чем быстрее перейдём границу, тем быстрее окажемся в безопасности. Она здесь где-то неподалёку. Даю ещё полчаса, и выходим. -

Дождевая вода впитывалась в землю довольно быстро, и только в низинах и в некоторых других природных углублениях она скопилась в приличных количествах и пока испаряться не собиралась. Джунгли ожили, пришли в себя, и разродились сотней всяких неопознанных звуков. Буйство африканской дикой природы не знало границ: кто-то большой и грузный ломился через кусты всей своей немалой массой прокладывая себе дорогу параллельным курсом. Красовский готов был поклясться, что это прёт, не разбирая дороги, лось - самец. Однажды в детстве они с приятелем пошли в лес по грибы (в деревне дети быстрее становятся самостоятельными) и случайно вышли на поляну, на которой пасся сохатый. Как они тогда с приятелем бежали, побросав пластиковые вёдра с грибами. Это был, если не мировой рекорд (для их возраста), то европейский-то точно они побили бы. Ну, а лось с перепугу рванул от людей - куда глаза глядят и понёсся вот также рядом, ломая ветки с деревьев и круша да подминая кусты, попадающиеся ему на пути. Было очень похоже. Да вот беда - лосей в Африке не водилось отродясь. Пришлось остановиться и занять оборону.

Пойти и посмотреть что это за зверюга - желающих не нашлось, а приказывать майор почему-то не стал. Но всё обошлось миром. Неопознанный зверь стал ломился дальше через кусты, так и не обратив на разведчиков ни малейшего внимания, а может просто не заметил. Поверить в это трудно. Но кто знает ...? Все бойцы тут же были награждены не особо смешным анекдотом в исполнении Рыжего. В анекдоте говорилось о ёжике, который слезая с кактуса говорит следующие слова: "Ну, и обманщица же эта природа ...". И при чём тут ёжик, обманувшийся в своих ожиданиях и непонятная зверюга весом, судя по звукам, не меньше тонны, было совершенно неясно. Нет, какая-то определённая метафизическая связь прослеживалась. Просто ломать голову над этим не хотелось, а спрашивать или приструнить Рыжего никто не захотел. Все сильно устали и с трудом переставляли ноги. Грунт под ногами чавкал, был довольно скользким, и иногда то один, то другой боец оскальзывался на жиже и припадал на колено или на задницу. Через два часа такой дороги они измазались как черти и прилично вымотались от постоянного напряжения в котором находились мышцы ног и корпуса. Но командир постоянно подбадривал их и говорил, что вот - вот пересечём границу и вот там-то и отдохнём. Плохо было и то, что постоянно хотелось пить. У Андрея воды во фляге оставалось буквально на донышке. У некоторых ребят вода вообще кончилась. Нет, воды под ногами встречалось много, вот только одного взгляда на эти лужи, кишащие какими-то личинками, было достаточно чтобы расхотелось пить этот бульон с червяками. Над лужами роились какие-то летающие насекомые. Они с раздражённым гудением взлетали выше, как только разведчики приближались к их любимой луже, которую они облюбовали для обитания. Обеззараживающие воду таблетки раскисли и превратились в пасту.

Вода во время ливня попала в, казалось, полностью герметичную тару и сделала своё дело. Но эту пасту Андрей не выбросил, надеясь её всё-таки использовать. Хотя капитан Гирюков сказал, что после попадания воды в таблетки в них сразу начинается реакция, и теперь эта кашеобразная масса больше никаких бактерий не убьёт. На очередном привале Красовский набрал во флягу воды из ближайшего озерца и ухнул туда всю пасту, получившуюся из таблеток. Сразу запахло медициной и ещё какими-то химреактивами. Вода во фляге помутнела, фляга слегка нагрелась, потом муть распалась, и на поверхности появились пузырьки (всё-таки какая-то бурная реакция в воде произошла). Андрей понюхал получившуюся воду. Пахло медициной . Потом слегка пригубил флягу. Вкус и запах у воды были отвратительны, но пить из лужи было ещё хуже. Все разведчики, включая командира, внимательно и молча, смотрели за действиями Красовского. Потом Рыжий всё-таки решился,

- Ну, как Андрюх?

- Погано, но пить можно.

- Дай попробую.

- Держи, - и Андрей протянул флягу Рыжему. Тот попробовал, сморщился, а потом сделал два больших глотка. Затем передал флягу Дону. Все, кроме Зотова, отпили из фляги понемногу. Капитан сказал, что вода для питья, в принципе, годится, но от диареи всё равно никто не застрахован. Шли ещё около часа. Скоро должно было начать смеркаться. В тропиках вообще рано темнеет. Командир прибавил скорости, насколько это было возможно. Он хотел до темноты пересечь границу, проходящую где-то здесь - плюс - минус километр. Наверно поэтому он полным ходом вылетел на, вполне, приличную грунтовую дорогу. Зотов принял просвет в кустах за очередную небольшую лужайку, свободную от пальм, а оказался на середине наезженной, грунтовой дороги. Сзади, в спину остановившегося командира упёрся Дон. Остальные разведчики ещё оставались в джунглях, скрытые густыми и плотными кустами, через которые, наверное, и штык-нож не просунешь. Но на дороге разведчики были не одни.

Глава 14

Это был всё тот же патруль на открытом джипе без тента. Этот самый патруль они видели перед проездом автоколонны с Мобуту. Тент у машины всё-таки был, но он был небрежно скинут в багажное отделение откуда и торчал кучей тряпья. На борту машины надпись белой краской на английском "Мilitary police". Тогда разведчики этот патруль пропустили, чтобы не выдать себя раньше времени. Только на этот раз джип не катился по дороге, а стоял боком, перегораживая всю проезжую часть, и солдаты патруля не спали, а занимались своими будничными делами. Похоже, что диверсантов на этом направлении особо не ждали, а дорогу, ведущую к границе перекрыли на всякий случай - потому что так положено действовать по тревоге, а то что её объявили - не было никаких сомнений.

Начальник патруля сидел на переднем сидении рядом с водительским, откинувшись назад , и дымил сигаретой. Видимо, сам водитель стоял у откинутого капота, и разглядывал нутро двигателя. Короткоствольный автомат водителя был закинут за спину. Солдат в таком же берете, что и у начальника, стоял в свободной позе, облокотившись на запасное колесо, закреплённое на заднем борту багажника. Свой автомат, похожий на АК-74 он держал за цевьё. Ещё один солдат стоял у придорожных кустов в пяти метрах от автомашины и орошал зелёные насаждения своей ярко-жёлтой струёй. Автомат Калашникова у него тоже за спиной, а берет, засунут под погон. Последовала немая сцена.

Все просто впали в ступор от неожиданности. Только длилась эта сцена какое-то, короткое мгновение, а потом события стали раскручиваться со скоростью реактивного снаряда. Зотов дал короткую очередь в сторону патруля, особо не целясь, и нырнул рыбкой в кусты на противоположной стороне дороги. Дон вслед за командиром вскинул свой автомат и всадил пять пуль точнёхонько в плечо и грудь начальника патруля. Со стороны хорошо было видно, как пули рвут форму на широкой груди старшего патрульного. Его тело дёргалось от попаданий пуль, а по сторонам разлетались брызги крови и кусочки плоти пополам с ошмётками камуфлированной куртки.

Оставшиеся без начальника солдаты, моментально оценили обстановку и поменяли свою дислокацию. "Писающий мальчик" нырнул в кусты, так и не застегнув ширинки - жизнь дороже застёгнутых штанов, но пока не давал о себе знать. Стоящий у запаски воин с калашом лёг на землю и спрятался за задние колёса, щёлкая затворной рамой. Шустрее всех, как ни странно, оказался водитель со своим коротким автоматом. Он сразу же, после того, как майор открыл огонь, мгновенно упал на плотное, утрамбованное полотно дороги, перекатился и спрятался за передними колёсами джипа. Потом схватил свою игрушку со спины и дал очередь почти одновременно со здоровяком разведчиком. Автомат у него оказался довольно скорострельным и пару пуль вошли Дону в бедро левой ноги. Гранатомётчик рухнул, как взорванная водонапорная башня, но продолжал вести огонь короткими очередями лёжа на боку.

- Прикрой! - крикнул Рыжий Красовскому и выпустив из своего автомата длинную очередь в сторону стоящей машины, Рыжий кинулся к Дону на выручку. За три секунды до этих событий капитан негромко скомандовал,

- Конь за мной! А вы тут ребята пошумите, - и Конь вместе с Гирюковым исчезли в джунглях, быстро двигаясь вдоль дороги в сторону автомобиля, обходя плотные кусты.

Андрей всё-таки умудрился подлезть под цепкие придорожные зелёные насаждения и стал стрелять то в сторону передних колёс, то в сторону задних, не давая патрульным вести прицельную стрельбу по Рыжему, вытаскивающему Дона с дороги. Наконец Андрей услышал матюги Дона, падающего в траву у него за спиной. Дон быстро разматывал жгут с облегчённого приклада своего автомата, чтобы перетянуть ногу выше ран. Эта афганская тема - наматывать медицинский жгут на приклад автомата, многим бойцам жизнь спасла. Рядом с Красовским в придорожные кусты лёг на пузо и Рыжий, перезаряжая свой автомат.

Патрульные начали стрелять по кустам, в которых прятались Андрей и Рыжий, длинными очередями не жалея патронов, здраво полагая, что мёртвым патрульным патроны будут уже не нужны. Но, прицел они брали высоковато - на уровне пояса, поэтому сбитые пулями ветки, листья и другой лесной мусор обильно сыпался на спины и затылки россиян. Андрей и Рыжий отвечали на эту грубость неприцельным огнём, чтобы враг не думал, что сумел задавить разведчиков массовым обстрелом, и ещё одновременно выполняли, таким образом, приказ капитана - "пошуметь". Наконец они услышали то чего и ожидали - звуки боя у самого автомобиля. Командир и капитан прокрались по джунглям с обоих сторон дороги, и теперь одновременно расстреливают экипаж машины боевой почти в упор. Рыжий и Андрей прекратили стрельбу, чтобы случайно не попасть по своим. Стрельба у автомашины затихла внезапно, так же, как и началась.

- Рыжий, Шеф, Дон, давайте сюда! Здесь чисто. Кончился патруль, - услышали разведчики голос Гирюкова, ослабленный расстоянием. Дон облокотился на плечи Красовского и Рыжего, и они всей троицей потихоньку пошли прямо по дороге к автомобилю. Дон мог только слегка опираться на раненую ногу. Нога не хотела слушаться своего хозяина и постоянно норовила подогнуться, не выдерживая веса человека.

- Мать моя - женщина ..., - только и сказал командир, увидев что гранатомётчик ранен.

- Давайте его сюда, - сказал капитан, указывая на заднее сидение автомобиля. Как только усадили раненого в машину, Гирюков разрезал штанину раненого своим ножом и начал врачевать разведчика.

- А где Конь? - спросил Рыжий.

- Последнего полицая догоняет, - ответил, не отрываясь от своего дела капитан. - Коняка лёгкий на ногу. Догонит враз. -

Словно в подтверждение его слов из леса раздались звуки автоматных очередей, явно, на небольшом удалении от группы разведчиков. Красовский увидел сверху приборного щитка автомобиля зелёную пачку сигарет Salem и зажигалку.

- Товарищ командир, разрешите закурить? - спросил Красовский. После боя и мощного выброса адреналина хотелось хоть какой-нибудь разрядки. Было бы неплохо хлопнуть залпом половину стаканчика водки или разведённого спирта, но это было решительно невыполнимо, а вот хотя бы дым попускать - это да.

- Да курите. Чего уж там ..., - командир махнул рукой.

Зотов был очень расстроен сложившимися обстоятельствами и сильно недоволен собой. Возьми он правее метров двести - триста и вся разведгруппа просочилась бы через границу без сучка и задоринки, без пальбы и других шумовых эффектов. Да, и на дорогу он вылетел совершенно безбашенно, не осмотревшись заранее, как сопливый курсант какой-то. То, что он ужасно устал (начал сказываться возраст), и принял по ошибке просвет между деревьями за лужайку - не могло быть оправданием. Ведь он вёл за собой людей, и они ему верили безоговорочно.

А теперь на руках был раненый, который сам не мог передвигаться, а до блокпоста, где ему могут оказать помощь, ещё пилить и пилить пешкодралом.

- Во! Амнистия! - обрадовался такому повороту событий Рыжий. - Дай-ка мне штучку.

- Ребята - ребята дайте и мне, - забеспокоился Дон.

- Держи, поправляйся боец, - сказал Рыжий, раскуривая сигарету для раненого.

- Дайте и мне что ль, - сказал командир. - Да чего уж теперь шифроваться, - ответил Зотов на вопросительный взгляд своего зама.

- Во, блин, ментоловые ..., - прокомментировал вкус сигарет Рыжий, глубоко и смачно затягиваясь густым, ароматным дымом. В этот момент из джунглей на дорогу вышел Конь, держа автомат за цевьё. Все разведчики инстинктивно дёрнулись к своему оружию.

- Спокойней ребята. Это ж я. А чё за праздник. Все дымят, как паровозы. Я тоже хочу.

- У нас амнистия, Конь. Давай присоединяйся. Только смотри ... Капля никотина ... - сам знаешь ... - Да мне пофиг. Я же Конь, а не лошадь. Гони цигарку.

- А вдруг и на коней действует. Ты подумай ...

- Да фигли там думать ... Андрюха, там ещё сигаретка для меня есть? - Андрей кивнул головой, протягивая ребятам полупустую пачку, а сам пошёл осматривать машину по кругу.

Это был немолодой уже Лендровер с левым рулём, что конечно было необычно для английского автомобиля, и говорило о том, что это авто прибыло в Африку из Европы, или, что скорее всего, из штатов. Машине было лет пятнадцать не меньше, но в такую экспедиционную, внедорожную технику вкладывалось столько бирнингемской стали, что этому экземпляру мог позавидовать и отечественный автопром. Настоящий монстр бездорожья с раздатками, полным приводом, рессорами в подвеске - вместо "городских" пружин, и колёсами размером, почти, как у ЗИЛа - 130.

Красовский заглянул в моторный отсек, с уважением осмотрел V-образный восьмицилиндровый двигатель мощностью, наверное, лошадей за двести. Внешне двигатель был цел - нигде не вытекали никакие жидкости, а вот двери салона в машине продырявили пулями от души, и три покрышки из четырёх были простреляны в нескольких местах. - Ну, что? Уработал гада? - спросил Рыжий у закурившего Коня, облокотившегося на борт машины.

- Ага. Он сначала стал в прятки со мной играть - затаился. Но, он же не знал, что по пряткам в лесу я олимпийский чемпион.

- Дон, а чего это с тобой? Зацепило что ли? - участливо спросил Конь, выпуская дым.

- Да, вот Стас не повезло, блин. Водила - пидор шибко шустрый попался. Две пули всадил в ногу, сука. - ответил Дон, морщась от боли. Капитан снял жгут и стал бинтовать ему ногу.

- Ты ещё скажи спасибо, что пули небольшого калибра - это видать автомат какой-то заграничный, а вот если бы он в тебя из сорок седьмого калаша засадил, то хана бы твоей берцовой кости. В порошок бы твоя кость превратилась - это и к гадалке не ходи, - вступил в разговор капитан.

- Ну, что там у него? - нетерпеливо спросил командир. Гирюков вытер руки от крови куском бинта и сказал,

- Ну, кость не пробита - это точно, а задело её или нет без рентгена не скажу. Крупные артерии и вены целы - кровит не сильно. Мышцы бедра, конечно, порваны в хлам. Но, сухожилия целёхоньки. Правда идти самостоятельно он всё равно не сможет - это точно. А ещё в течении часа надо ждать отёка и опухоли в районе ранения из-за контузии мягких тканей. Пули в полевых условиях я бы вытаскивать не стал - можно заразу занести да и задеть артерию проще простого. Я вколол ему противошоковое и обезболивающее, но хватит его не надолго. В больничку ему желательно попасть в ближайшие сутки.

- А если не попадём? - поинтересовался командир.

- Заражение может подхватить - это же Африка, а там ... Кто знает ...?

- Ну, и как мы этого борова на себе попрём? - спросил возмущённо Рыжий, внимательно слушавший разговор.

- Сам ты ... - возмутился Дон, и от волнения не смог подобрать подходящего ругательства. Пидор - для боевого товарища, только что рисковавшего своей жизнью, и вытащившего его из-под пуль - это было бы уже через чур, а ничего другого на ум как-то не приходило.

- А зачем на себе переть. Поедем с ветерком и полным комфортом, - вступил в разговор Красовский. - Да ты чего Андрей? Покрышки-то все пробиты в хлам. - удивился Зотов.

- Ну, не все, а две задних и одна на переднем колесе. Зато целы двигатель и бензобак, а ещё есть почти новая и совершенно невредимая запаска, которую можно поставить на передок, чтобы рулить было легко и машину в сторону не тянуло. А то, что задние колёса пробиты - так и хер с ними. Мы же не по автомагистрали рассекать будем, а по грунту быстро и не разгонишься. Даже если резина с дисков слезет, то всё равно джип ползти будет как танк. Здесь лошадей за двести, и полный привод - похлопал ладонью по крылу автомобиля Андрей.

- Ну, ты голова Андрон, - восхищённо сказал Рыжий, - Если чего нужно - я помогу.

- А вот это хорошо, мужики, - обрадовался такому выходу из создавшегося положения командир, - А ну-ка взяли все вместе этих жмуриков и в кусты их. Снарягу туда же. Ничего из оружия у них не берите. Калаши у них - говно - местного, кустарного изготовления. -

И первый схватил за китель труп начальника патруля, до сих пор полулежащий на переднем сидении. Трупы патрульных затащили за придорожные кусты и закинули туда же их оружие. На дороге остались только небольшие тёмные пятна - кровь почти полностью впиталась в грунт. В салоне автомобиля обнаружилась начатая пятилитровая бутыль с питьевой водой и все напились от души. Влага тут же выступила потом на лбу и шее. Андрей нашёл в огромном багажнике лендровера домкрат и "баллонный" ключ для гаек крепления колеса. Вместе с Рыжим они заменили пробитое колесо. Потом в придорожные кусты улетел и домкрат, и ключ - больше уже не понадобятся.

Все разведчики попрыгали в автомобиль. Командир сел на место покойного начальника патруля, а Конь с Рыжим в открытый багажник, сунув под спину какие-то пустые мешки и тент. Капитан и Дон заняли заднее сидение. Андрей собрался с духом и повернул ключ в замке зажигания, надеясь на то, что местные водители не имеют привычки ставить "секретки" (спрятанные под приборной панелью выключатели) на запуск двигателя, как любят делать их российские коллеги. Двигатель на поворот ключа отозвался почти моментально мощным, басовитым "тух-тух-тух", вселяющим уважение и уверенность в агрегате. Андрей плавно тронулся и уверенно повёл джип по грунтовке, в уже сгущавшихся сумерках. Фары включать не стали. Пока света ещё хватало, а скоро должна была взойти луна, светившая в этих краях как прожектор. Только бы не было облаков.

Глава 15

Ехали спокойно со скоростью не выше сорока километров в час. Красовский боялся разгоняться быстрей. На более высокой скорости задний мост начинало плавно водить из стороны в сторону - словно едешь по льду. И от заносов не спасал даже полный привод, включенный постоянно. Почему-то опять заболела укушенная москитом щека. Даже небольшие ямки на дороге отдавались в щеке тупой болью. Сильно воняло горелой резиной - это диски на заднем мосту дожёвывали покрышки. Красовский об этом уже не беспокоился. Из-за последнего поворота дороги показался блокпост сопредельного государства. Вернее, в ярком свете прожекторов был виден неизменный полосатый шлагбаум и будка для караула. Чуть дальше, и в стороне от КПП стояла пулемётная вышка с прожектором. За ней - вытянутое одноэтажное здание, видимо, казарма, освещённая тремя неяркими фонарями на кривых столбах. Перед казармой стояла пара автомобилей, таких родных и знакомых, козелка (УАЗ-469) зелёного цвета. Тент с обеих машин был снят. Оно и понятно - Африка всё-таки. Прожектор на вышке ожил - это часовой навёл его на приближающийся автомобиль разведчиков. Рыжий приветливо помахал рукой невидимому часовому.

Андрей внутренне расслабился. Вот он - конец пути. Теперь можно не бояться, что за ними идёт попятам армия Заира, и что внезапно из джунглей может прилететь шальная пуля. Но, неожиданно Андрей почувствовал, как по спине разливается липкий, неприятный холод - это опять сработал инстинкт самосохранения, который уже не раз спасал разведчику жизнь. Что-то было не так. В этот момент Андрей не мог объяснить это чувство словами, но он просто всей кожей, всем своим организмом ощутил смертельную опасность, затаившуюся там - впереди - за полосатым шлагбаумом.

Красовский, не отдавая себе отчёта в своих действиях, надавил на педаль газа. Автомобиль резко прибавил скорости и завилял по дороге из стороны в сторону, как будто его вёл в стельку пьяный водитель. Командир повернул голову в сторону Андрея, но спросить ничего не успел. Неожиданный манёвр Андрея спас всем разведчикам жизни. Тишину африканской ночи разрезал грохот пулемётной очереди и почти сразу к пулемёту на вышке подключился часовой у шлагбаума, почти невидимый в темноте.

Правое зеркало у автомобиля разлетелось в дребезги, сбитое пулемётной пулей. Песок дороги рядом с машиной просто вскипел от многочисленных пулевых попаданий. Дон, Гирюков и Рыжий ответили из своих автоматов на вражеский огонь моментально, как будто только этого и ждали. Андрей выровнял автомобиль. Капитан садил очередями в невидимого часового у шлагбаума, ориентируясь только по вспышкам от выстрелов, а Дон и Рыжий сконцентрировали свой огонь на пулемётчике. Раздался хлопок, с вышки посыпались искры, и яркий глаз прожектора потух. Пулемётчик наконец -то заткнулся. То ли ребята его уработали, то ли теперь без подсветки он не видел цели. Лендровер наконец подлетел к шлагбауму и сломал его словно гнилую спичку.

- Стоп! - скомандовал Зотов. - Рыжий, Конь - караулка. Андрей к УАЗикам. Дон и Палыч следим за казармой. -

Рыжий и Конь спрыгнули с автомобиля и метнулись к караулке. Андрей рванул на лендровере к УАЗам. Рыжий сразу наткнулся на тело часового - именно этот солдат начал стрелять вместе с пулемётчиком и получил пулю от капитана. Рыжий увидел две гранаты в кармашках разгрузки часового и стал их доставать. В это время из караулки ударили в два ствола друзья убитого часового, но стреляли они не прицельно, а просто палили из окон, посылая пули веером в ночь - куда попало. Не долго думая, Рыжий снял чеку с гранаты в рубчатой рубашке, и точнёхонько зашвырнул её в проём окна караулки.

- Ложись! - крикнул он Стасу.

- Ты чего? Обалдел ...? - ответил разведчик, но исправно плюхнулся на пузо. Андрей подлетел к паре УАЗов.

- Давай Андрюха - заводи один из них. Вся страна на тебя смотрит. - ещё успел пошутить командир. - Так мужики держим двери и окна казармы. Дон тебе помочь? - спросил майор, выпрыгивая из лендровера.

- Не-е, командир. Я сам. - сказал Дон и неуклюже полез из лендровера, а потом аккуратно залёг у задних колёс автомобиля беря на прицел выход из казармы, и очень вовремя.

Из казармы вылетали один за другим полуодетые солдаты с автоматами Калашникова в руках. В этот момент ухнул взрыв в караулке. Выбежавшие солдаты разом присели, не понимая, что происходит. Первых двух солдат срезал одной очередью Дон. Остальных на песок перед казармой завалили пули выпущенные из автоматов Зотова и Гирюкова. Пока из дверей больше никто не выбегал. Зато из окон казармы стали постреливать и довольно прицельно. Одна из пуль попала в диск колеса за которым прятался Дон.

Разведчики стали коротко стрелять по окнам, не давая спокойно прицеливаться обороняющимся в казарме. В это время Андрей лихорадочно пытался завести автомобиль. Ни в одной машине ключей в замке зажигания не оказалось. Красовский выбрал ту машину, в которой было больше всего бензина по показанию датчика, достал нож и резанул провода, идущие к замку зажигания. Благо приборная панель снизу ничем не закрыта. Вот в кинофильмах, особенно в зарубежных, эту процедуру проделывают с невероятной лёгкостью и проворством. Дёрг провода, потом постукал проводом по проводу, и машина завелась - всего делов-то. А на самом деле всё совсем непросто. Вырвать довольно толстые провода, запаянные в клеммы и прикрученные, далеко не мелкими, гайками к контактам - не выйдет, а особенно пучком - силёнок не хватит у простого человека. А вы вообще видели, сколько проводов идёт к замку зажигания автомобиля? К замку зажигания УАЗа идёт четыре группы проводов разного цвета и толщины, общим числом семь штук. Ну, и какой провод с каким соединять? Даже смотря в схему подключения проводов, и то иногда ошибаешься, а тут ... Если бы Красовский не проводил уйму времени под УАЗиком старшины своего курса в военном училище, то и у него ничего бы сейчас не вышло.

Андрей лихорадочно сортировал провода по группам и зачищал их от оплётки. В это время Рыжий и Конь ворвались в караулку у сломанного шлагбаума, и открыли огонь по телам, валяющимся на полу, без разбора: кто жив - кто мёртв. Потом, удовлетворённые произведённым эффектом, побежали к своим товарищам, сдерживающим солдат в казарме. Бойцы в казарме не были дураками и под пули не лезли. Они поняли , с какой стороны находятся нападающие и часть солдат вылезла в окна на противоположной стороне здания. Но, только они высунулись из-за угла, как по ним стали вести прицельный огонь разведчики. Поэтому этим манёвром они особо ничего не добились. В это время Андрей пытался завести автомобиль. Стартер крутил двигатель исправно - значит провода он подсоединил правильно, но сам мотор упрямо не хотел заводиться.

- Да что тебе, сука, надо? - зло сказал Красовскй. Он отсоединил провода, которые уже ощутимо нагрелись - так можно запросто чего-нибудь сжечь в схеме и тогда вообще никуда не уедешь, и внимательно оглядел приборную панель. У казармы бой разгорался всё сильней. Андрей слышал несмолкаемую перестрелку. Солдаты в казарме оправились от неожиданного нападения и стали очень даже грамотно оборонятся. Но, пока что на поле боя сложилась патовая ситуация: ни разведчики не могли прижать солдат в казарме, ни солдаты не смогли задавить плотным огнём россиян. Но Зотов понимал, что так вечно продолжаться не будет. Либо солдаты из казармы сообразят и обойдут разведчиков по большому кругу да ударят с разных сторон. Или они просто вызовут по рации подмогу. Если уже этого не сделали. Должна же быть у них рация. Оба варианта развития событий очень плохо сказывались на здоровье самих россиян. Нужно было срочно убираться отсюда, а Андрей всё никак не мог завести автомобиль. Зотов слышал как крутится в холостую двигатель УАЗика и этот звук оптимизма не прибавлял.

- Чёрт - чёрт - чёрт! Почему ты, гадина, не заводишься? - Андрей не паниковал, но нервничал ужасно. Он шарил по панели руками и не мог понять, чего он не сделал, или сделал что-то неправильно. В полутьме кабины было ни черта не видно. Фонари на улице давали только небольшой отсвет - неяркие блики на поверхности приборной панели.

- Так. Здесь свет: ближний - дальний. А это что за переключатели? - Красовский перебирал выключатели на панели на ощупь, пытаясь вспомнить какой выключатель, и за что отвечает.

- Стоп! - Андрея, как током тряхнуло. - Ну, конечно ... Вот я осёл ... Здесь же карбюраторный движок. Поэтому где-то здесь должен быть регулятор заслонки карбюратора. Если заслонка закрыта на холодном двигателе - хрен ты его заведёшь. Да где же эта пимпа? А, вот она ... - Красовский потянул рычажок регулятора на себя и соединил провода зажигания. Двигатель взвыл бешенными оборотами. Андрей немного прикрыл заслонку и хотел сдать немного назад, поближе к ребятам, ведущим сейчас очень активную перестрелку, но побоялся наехать на кого-нибудь в темноте. Поэтому он просто нажал на сигнал. Вместо полноценного гудка раздалось какое-то жалкое блеяние, но и этого было достаточно для сигнала. У Зотова отлегло от сердца, когда он услышал, как двигатель козелка взвыл сумасшедшими оборотами.

- Мужики! - Крикнул он, - Отходим и прикрываем отход друг друга. Первым идёт Дон ему помогает Конь и Рыжий. Потом мы с тобой, Серёга. Всем всё ясно? Пошли! - Красовский слышал приказ Зотова. Но, больше всего его удивил тот факт, что впервые за весь боевой выход Зотов назвал Гирюкова по имени. Как-то раньше он не придавал этому значения. Подумать об этом было некогда. К машине подбежали пригибаясь Конь, Рыжий и Дон, повисший на плечах товарищей. Похоже, что на ногу ему было уже не наступить. Дон вполз на заднее сидение и кое-как втащил в салон раненую ногу. Конь впрыгнул в багажное отделение, где стояли два ящика из под снарядов, изображая из себя импровизированные сиденья. Но Конь сидеть не собирался, а встал на одно колено и стал поддерживать огнём своего автомата отход командира и капитана. Рыжий крикнул,

- Я щас! - и испарился в темноте. Наконец к машине подбежали, тяжело топая, Зотов и Гирюков. Зотов хлестанул короткой очередью по радиатору второго, остающегося УАЗика, выводя его из строя. Из радиатора машины полилась охлаждающая жидкость. Зотов удовлетворённо кивнул и запрыгнул на пассажирское сидение радом с Андреем.

- Все? Погнали ...!

- Рыжего нет, - угрюмо сказал Конь.

- Глядь. Опять он со своими фокусами ..., - Капитан привстал с заднего сидения, пытаясь рассмотреть хоть что-то в темноте.

- Да здесь я. Здесь ... - Рыжий вынырнул из темноты, и с ходу сиганул в автомобиль через задний, невысокий борт багажника. Андрей нажал на газ и резко отпустил сцепление. Из под колёс машины полетел песок, и сухая глина с дорожного полотна. УАЗик, непривыкший к такому обращению (чай не гоночная машина) начал плавно набирать скорость.

- Где тебя носило, твою мать? - строго спросил Гирюков у Рыжего, - Ты всех чуть не подвёл боец. О чём ты вообще думал? - Рыжий в ответ улыбнулся своей самой жизнерадостной улыбкой и сказал,

- Сергей Павлович, ну должен же я был оставить местным пацанам сюрприз на память.

- Чего? Какой ещё сюрприз? - Ответить Рыжий не успел. Со стороны оставленного блокпоста раздался взрыв.

- Вот он ..., - Рыжий просто сиял, как начищенная бляха со звездой у примерного солдата. Оказалось, что Рыжий снял чеку с трофейной гранаты, и засунул гранату между водительским сидением и дверью оставленного лендровера.

- Ну, как ребёнок. Ей Богу ... - сказал примирительно капитан.

- Интересно, - подумал Красовский, - Это что за дети такие, которые из гранат делают ловушки на людей?

- Командир, - Рыжий не унимался, - Нам теперь везде такой тёплый приём будут оказывать? У меня всего полтора рожка патронов осталось. Для следующей дружеской встречи маловато будет.

- А у меня всего неполный рожок остался, - поддержал Рыжего Конь.

- Нужен телефон, - задумчиво изрёк Зотов. - Прямо по курсу будет небольшой городок. Там должен быть небольшой отель, а в нём и телефон присутствует. Палыч, посмотри пожалуйста по карте сколько кэмэ до городка э - э ... Как там его ...

- Пундо - подсказал Гирюков, - Недалеко тут, километров около двадцати. А в самом деле, Сергей Анатольевич, чего это на блокпосту по нам так зарядили не разобравшись?

- Да хер его знает, Палыч. Сам голову ломаю. Но это была не засада - это точно. Солдаты в казарме спали, а огонь открыли только пулемётчик и часовой у КПП. Остальные потом уж подключились. Если бы они захотели и грамотно засаду устроили, то нам бы алес капут - это определённо. Может они по всем машинам с той стороны палят не разбираясь. Не знаю. Сейчас нам позарез нужен работающий телефон. Ну, не будем же мы и дальше передвигаться с боями по стране. Всё-таки грохнут нас где-нибудь доблестные центрально африканские солдаты, да и прикопают в придорожной канаве. Так проще. А потом начальству скажут, что так и было, а они тут совсем не причём.

- Жаль рацию похерили, - сказал Рыжий со вздохом. Рацию они разобрали сразу после нападения на кортеж Мобуту, и частично разрушив, разбросали части в джунглях.

- Не помогла бы рация, - ответил Конь. - Договорённости на сеанс связи после выполнения задания не было, и наши бы решили, что рация попала в чужие руки, а на запросы в эфире никто бы не ответил, что бы мы там не сообщали.

- Жаль. - ответил Рыжий и замолчал, что случалось с ним крайне редко.

- Интересно,- подумал Красовский, - А чтобы по поводу сложившейся ситуации сказал бы великий теоретик военного искусства майор Штоль - преподаватель по тактике боя на курсах подготовки бойцов ГРУ.

Ну, наверное, для начала задушевной беседы построил бы всех в ряд и начал неторопливо прогуливаться перед строем в своих неуставных хромовых сапогах, начищенных и отполированных куда лучше, чем зеркало телескопа Пулковской обсерватории. В похожих сапогах щеголял когда-то сам вождь и учитель всех народов, населявших некогда огромную страну СССР, товарищ Сталин.

- Запомните, курсанты, на войне есть только свои и чужие, - вещал как заправский проповедник майор Штоль, - Нет ни гражданских, ни штатских, нет нейтральных, и вообще нет мирных жителей. Есть только свои и враги. Свои сидят в вашем окопе, а враги вне ваших позиций практически везде, и очень даже запросто могут быть и у вас в тылу. Штатского человека ваши враги поставят под ружьё, и он с упоением будет в вас стрелять. Люди, соблюдающие нейтралитет в одночасье могут перейти на сторону врага, посулившего им какую-нибудь вкусную замануху. Мирный житель - он только сегодня мирный, а завтра он взял в руки автомат, и готов понаделать в ваших организмах лишних отверстий , несовместимых с жизнью. Я не призываю вас мочить всех людей подряд, попавшихся вам на передовой. Хотя многие солдаты разных армий мира так и поступают - потому что так проще и безопасней. Но вы обязательно должны помнить то, что вокруг вас потенциальные враги, и довериться вы можете только своим боевым товарищам, с которыми вы идёте в бой и больше никому. Аминь.

Глава 16

Дорога пошла относительно ровная. Андрей сбросил скорость. Погони можно было не опасаться, а вот встретится с подразделениями, спешащими на подмогу к разгромленному блокпосту, можно было очень даже запросто. Да, и перевернуться в темноте на незнакомой грунтовке совершенно не хотелось. Красовский надеялся, что он увидет приближающуюся колонну противника раньше чем они его, и успеет свернуть с дороги, для этого он переключил дальний свет на ближний. Жаль что на фарах не стояли специальные приспособления, которые давали только узкую полоску света. В Великую Отечественную войну такая светомаскировка сильно выручала фронтовых водителей. Да и в современной российской армии это приспособление применяется достаточно широко и называется по-простому СМУ (светомаскировочное устройство). Ведь в зоне венного конфликта нужно как-то передвигаться на автомобилях и в тёмное время суток, а фары при этом не выключишь - дорогу будет совсем не видно.

Джунгли по бокам укатанной грунтовки стали отступать, и буйная растительность сменилась на густой, колючий кустарник и высокую траву, выглядевшей совершенно сухой, как кухонный веник. У Андрея разболелась голова, а в щеке постоянно и видимо надолго поселилась тупая боль, пульсирующая в такт биению сердца. Словно гадкий невидимый человечек постоянно колол тупым шилом в щёку, и наказать его за это не было, ну просто, никакой возможности. Но хуже всего было то, что несмотря на боль в щеке, Красовского начало морить в сон. Он конечно держался как мог, но постоянно ловил себя на том, что веки стали чугунными, а глаза предательски закрывались сами собой - хоть спички в качестве подпорки вставляй. Да, это и неудивительно. Разведчики не спали уже сутки, а сколько потрачено сил когда они шли по грязи в джунглях под тропическим ливнем - это вообще неописуемо. Конечно, это ещё не предел прочности подготовленного человека, но кто знает что ждёт их ещё впереди. И сколько ещё запаса сил и здоровья осталось в запасе - вопрос, как говорят американцы, на миллион долларов.

Вроде как, свет мелькнул среди кустов и травы. Андрей подумал, что это ему показалось от усталости. Но тут Красовский опять увидел отсвет фар среди буйной, африканской растительности и резко дал по тормозам, одновременно выключая все светоприборы на своём автомобиле. Потом он свернул с дороги, и с треском ломая придорожные кусты, УАЗик попёр, как танк в самую гущу высоченной травы. Андрей побоялся глушить двигатель. Трава (странная растительность - что-то отдалённо напоминающая камыш на пруду под Самарой) полностью скрывала автомобиль с разведчиками. При дневном свете наверняка было бы видно просеку в зарослях, оставленную УАЗиком, но ночью, при сете фар, была очень большая вероятность того, что автомобиль с россиянами не заметят с дороги.

- Если колонна остановится, то все прыгаем из машины и занимаем оборону, а пока сидим как мыши, - тихо сказал командир.

Но опасения разведчиков оказались напрасны. Колонна армейской техники времён Советского Союза, состоящая из БТРа - 80 и четырёх грузовиков ЗИЛ-130 с тентом, воняя бензином, чадя удушливым выхлопом, и подымая тучи пыли с дороги, неторопливо проследовала мимо россиян без остановки. Красовский выждал ещё несколько минут, потом аккуратно сдал задом по оставленному машиной коридору в зарослях и выехал на дорогу.

- А теперь, Андрюха, поехали быстрей. Нам нужно как можно скорее позвонить. Эти гаврики, - он указал рукой в сторону проехавшей колонны, - Узнают, что они с нами где-то разминулись и вернуться - это и к гадалке не ходи. У нас есть пара - тройка часов. Я думаю, что дороги за этим городишкой ... Да, блин, как там его ... ?

- Пундо, - опять подсказал капитан.

- Точно, - Пундо, уже перекрыты. Ну, это конечно, если местные вояки не полные тупицы. - Пока Зотов говорил, Андрей всё быстрей и быстрей разгонял автомобиль. Включил дальний свет, и сильней нажал на педаль газа.

Городишко Пундо, как и ожидал Андрей, являл собой удручающее, жалкое зрелище, и выглядел как поселение разномастных полудикарей, собравшихся в табор после ядерного апокалипсиса. Понятное дело, что о водопроводе и о канализации в городке слыхом не слыхивали. Но, вот домишки-то можно было хотя бы в одну линию ставить? Здесь же дома стояли, как придётся. Одни сараюхи стояли просто углом к проезжей части, другие прятались в глубине застройки, а иные наоборот вылезали чуть ли не на половину дороги. Назвать эти проезды между домами - улицами просто не поворачивался язык. Дороги, понятное дело, были грунтовые. Но, хотя бы электричество в городке присутствовало. Во всяком случае вдоль дорог стояли столбы с путаницей проводов на перекладинах, будто бы огромный, бешенный паук плёл там из этих проводов свою дизайнерскую паутину. И над всей этой домостроительной анархией властвовал неистребимый аромат всё того же джибутийского туалета, будь он неладен.

Наверно если посмотреть на этот городок с высоты птичьего полёта, то перед зрителем открылась бы просто феерическая картина. С высоты было бы хорошо видно, что разные по цвету, форме, материалу и конфигурации разномастные крыши домов не образуют вообще никакого узора и их вместе не объединяет абсолютно ничего. Казалось, что какой-то чокнутый, но могущественный сеятель, проходя мимо этой местности , взял из огромного мешка все эти дома и сараюшки, да и раскидал их горстями, а они все упали крышами вверх, да так и приросли к земле, а потом пришли люди и стали в них жить.

- Куда? - коротко спросил Андрей,

- Давай прямо. Здесь почти все дороги ведут на центральную площадь имени местного президента. Там должно быть двухэтажное здание - это и есть местный гранд-отель. -

Городок, по причине раннего времени, ещё спал. Солнце только - только показалось из-за горизонта, и как бы находилось в тягостном раздумье: вставать ему или мир сегодня как-нибудь обойдётся без его испепеляющей жары и ослепляющего света. Улицы безлюдны, а самодельные, кособокие прилавки, стоящие возле разномастных домишек тут и там, пока пустовали. После десяти минут слалома между постройками, Андрей выехал на местную "Площадь Ленина". Отель с, не особо оригинальным, названием Африка, был хорошо различим на фоне местных "шедевров" домостроения. Он представлял из себя добротную, панельную, двухэтажную коробку с широкими окнами - витринами от пола до потолка, закрытыми изнутри плотными занавесками, на первом этаже, и окнами с тёмным стёклом, да выпуклыми коробками кондиционеров, прилепившимся к стенам, на втором. Кондиционер, по местным меркам, роскошь неслыханная. Поэтому отель Африка по местному статусу, наверное, приравнивался к пятизвёздочному New York Hilton Midtown (никак не меньше).

Правда оставалось загадкой, зачем европейцам с деньгами вообще понадобилось тащиться в этакую захолустную, пыльную и далёкую дыру, как Пундо. В которой кроме чахлых зарослей и вороватых, босоногих местных бедняков ничего, в общем-то, и нет. А если учесть, что войны с соседями не прекращались в ЦАР никогда, то поездка в эти края приобретала статус приключений на гране жизни и смерти. Но кто знает души этих богатеев? Может сытая и спокойная жизнь им обрыдла, и захотелось чтобы кровь в жилах закипела. Ну, чтобы адреналин в кровь, моча в голову, бес в ребро ( ну, или куда там бес вилкой тыкает). Хотя во всё это не очень-то верилось. Неправда ли?

"Тот кто родился овощем - тигром не станет никогда" - так, кажется, говорит народная китайская мудрость - (вольный перевод). Или вовсе не китайская, а даже корейская? Ладно, для нашего повествования это не существенно. Обычно в таких отелях проживали небольшие отряды наёмников - им было по карману платить за блага цивилизации. Ну, или богатые белые охотники, приехавшие на сафари за солидным трофеем: тигром, львом или бегемотом. Они приезжали всегда с целой свитой обслуги: охранники от правительства - человек пять - шесть автоматчиков, пару - тройку егерей - следопытов, повара, носильщики, водители джипов и даже местные проститутки из столицы (ну, чтобы не так скучно охотиться было). Красовский, изучая материалы перед выходом, читал в информационных сообщениях ГРУ по Заиру и соседним странам, что некая фирма, состоящая из бывших наёмников со всего света, осевших на границе Заира и Конго (ДРК), организует сафари на людей в отдалённых районах разных Африканских стран. Так вот услуги этой конторы пользуются популярностью у богатых людей. Вот и охотники за головами со своей охраной тоже любили останавливаться в подобных заведениях.

Андрей затормозил рядом со входной дверью с картонной табличкой "Сlosed", косо висевшей на ручке двери с внутренней стороны. Рыжий, Капитан и Конь вышли из машины и потянулись, разминая затёкшие, от долгого сидения в тесноте, мышцы. Капитан подошёл к двери и стал стучать прямо по стеклу ладонью. Потом подёргал двери, и опять стал настойчиво стучать по поверхности стекла. Наконец алюминиевые жалюзи с противоположной стороны зашевелились, поднялись вверх и все увидели худощавого местного жителя в странной шапочке - таблетке в белую и чёрную клетку. Одет он был в длинный, белый балахон до колен и белые же просторные штаны - это всё одеяние у человека в шапочке, видимо, считалось пижамой. Человек возмущённо, очень громко и быстро заговорил на незнакомом Красовскому языке.

- Говорит:" Уходите. Вызову полицию. У меня уважаемое заведение для уважаемых людей. Грязным наёмникам тут не место." - перевёл Конь.

- Я не понял, - сказал Рыжий, - А мы что ...? Мы разве неуважаемые люди, твою мать? Значит говоришь:"Грязные .." - с угрозой в голосе прорычал Рыжий, и сняв автомат с предохранителя направил его ствол прямо на возмущённого человека в белом балахоне.

Человек в балахоне замолчал на полуслове, словно наткнулся на невидимую преграду и уставился на ствол, направленный ему в лицо. Капитан хотел было одёрнуть Рыжего, но не успел. Человек в балахоне вообще слетел с катушек, замахал руками и визжал от возмущения так, что зазвенели стёкла на входной двери.

Конь, совершенно спокойно, без каких-либо эмоций стал переводить речь крикуна дальше. - Говорит, что никто не смеет угрожать ему в его собственном доме. Он лично знает полковника Матмамбу, а однажды у него останавливался на постой сам господин министр сельского хозяйства Касионба. И нам теперь, значит, достанется на орехи. Ну а дальше одни угрозы пошли, - закончил перевод разведчик.

- Значит так! - рубанул командир, но сказал он это таким тоном, что даже у Красовского по спине побежали мурашки и он поёжился. Затем Зотов посмотрел на крикуна таким ледяным взглядом, что тот поперхнулся своими словами и замолк на полуслове, открыв рот.

- Значит, переведи ему, - командир мотнул головой в сторону человека в балахоне, - Нам надо просто позвонить. Мы ему заплатим за это, а потом посидим всего полчаса у него здесь внизу, и подождём своих друзей, а потом уедем, и все будем жить долго и счастливо. -

Конь затараторил перевод на языке человека в балахоне. Тот внимательно выслушал, но вместо того чтобы открыть дверь опять заговорил громко и возмущённо с визгливыми, высокими нотами в голосе. Командир не стал дожидаться перевода очередного словоизлияния белого балахона и резко сказал,

- Передай ему: "Если он сейчас же не откроет двери, то мы въедем к нему в отель на автомобиле, и никаких денег он от нас не получит, и даже полковник Матмамбу ему ничем не поможет - и уже Красовскому,

- Давай Андрюха разворачивай на вход. Разведчик послушно включил первую передачу и стал медленно разворачивать автомобиль направлением на стеклянную дверь. Конь закончил перевод, и разведчики отошли в стороны от входа. Человек в балахоне закричал во весь голос,

- Ноу! Ноу!, - и замахал руками в сторону УАЗика. Потом в его руках, как у заправского иллюзиониста, появился ключ, которым он лихорадочно стал отпирать дверь.

- Ну вот и ладушки, а то - Матмамбу - хренанбу - сказал командир и продолжил, - Андрюха отгони машину на соседнюю улицу, а там просто оставь её и всё - нечего тут светится. Рыжий тебя подстрахует.

- Есть, командир. - отозвался рыжий, помогая раненому вылезти из машины.

Раненая нога у гранатомётчика заметно опухла и наступать на эту ногу он не мог. Опираясь на плечи разведчиков Дон заковылял к распахнутой двери. Рыжий запрыгнул на сидение рядом с водителем, и они рванули через площадь к ближайшей улице. Потом Андрей завернул за пустой прилавок из неструганых досок, и раскрутил провода зажигания. Двигатель заглох, а Красовский автоматически посмотрел на датчик топлива. Датчик показывал ноль.

- Пошли что ли, сказал Рыжий. - Андрей взял свой автомат, снял его с предохранителя и бойцы шустро потопали обратно к отелю.

Глава 17

На улице по-прежнему не было ни одной живой души, но Красовский затылком чувствовал косые, недружелюбные взгляды. Скорее всего за ними наблюдали местные жители через щели деревянных ставен, которые находились на окнах местных домишек повсеместно. Когда Андрей и Рыжий ввалились в холл отеля, то сразу поняли что что-то случилось, и обстановка в отеле какая-то напряжённая. Дон сидел за ближайшим к выходу столиком и выцеливал своим оружием кого-то на балюстраде второго этажа, куда выходили коридоры апартаментов. Конь и Гирюков прятались за небольшими, деревянными колоннами справа и слева от входа. Их оружие было тоже направленно вверх на второй этаж. И только командир стоял посреди холла, заложив руки за спину. В правой руке у Зотова был пистолет - малогабаритный, двухзарядный С-4м (в просторечии "Гроза"), снятый с предохранителя. И где только он его прятал? Может в рукаве? Всё-таки Зотов опытный разведчик, с громадным опытом, и поэтому он полон сюрпризов для неприятеля. Рыжий и Красовский моментально подняли стволы в сторону балюстрады, хотя и не сразу разглядели худощавого человека в камуфляже, стоящего у перил. Он стоял, уперев в них обе руки, явно показывая тем самым, что он безоружен.

- Не стрелять, - коротко бросил Зотов в сторону прибывших разведчиков, и продолжил более спокойным тоном,

- Мы тут с постояльцами разговариваем за жизнь. -

Приглядевшись, Андрей увидел, что сверху на них смотрят, помимо худощавого человека, ещё и два ствола с разных сторон балюстрады. Их обладатели залегли на полу второго этажа и поводили стволами, явно, целясь разведчиков. Белый балахон сидел на первом этаже у стойки бара, закрыв голову руками и слегка раскачиваясь из стороны в сторону. Он явно предчувствовал большие неприятности для него лично и для его отеля в частности. Для белого балахона наступал его личный конец света. Если эти чокнутые наёмники устроят здесь внизу отеля маленькую войну, то это автоматически означает разорение и конец бизнеса, который и так в этих краях шёл не "шатко не валко". Денег на восстановление отеля нет. Богатые, белые постояльцы потом в отель и носа не сунут из-за дурной славы, а полицейские затаскают его в управление, в самую столицу, которая находится у чёрта на рогах. Но вроде бы эти ненормальные вояки стрелять друг в друга пока не спешили. То, что он сам мог погибнуть во время перестрелки ему и в голову не приходило.

- Может всё-таки и обойдётся, - подумал хозяин отеля. А Красовский думал в кого выпустить первые пару пуль, иначе можно сказать - выбирал приоритетную цель. С Рыжим они разошлись аккуратно в стороны - это чтобы не перекрывать друг другу сектора обстрела.

- Командир, скорее всего, выстрелит в человека в камуфляже, - размышлял Андрей, - А Рыжий накроет огнём обладателя правого ствола, потому что разведчик держит именно его на прицеле. Значит, ему достался левый фланг. "А вам, граф, я доверяю левый фланг" - память выдернула не к месту напыщенную фразу из какого-то отечественного кинофильма. И хотя самого стрелка было не видно, тот довольно грамотно прятался в полумраке коридора. Андрей думал, что всё-таки сумеет достать выстрелом обладателя этого ствола. Сухощавый, жилистый человек в камуфляже вообще никак не отреагировал на появление Андрея с Рыжим. И спокойно продолжил говорить с командиром на правильном английском языке. Видимо только неожиданное появление пары разведчиков перебило его монолог. Андрей неплохо знал английский язык ещё с военного училища, особенно его военную специфику. Их готовили ко встречи с вероятным противником, которым на тот момент являлись страны блока НАТО, возглавляемого англо говорящей США. Оказалось что английский язык неплохо знал и Зотов он отвечал камуфлированному почти без запинки, правда, с каким-то странным акцентом, который Андрей, не будучи специалистом, определить не мог.

- Так вот ..., - сказал, пожевав губами худощавый. - Наша группа охраняет особо важную персону, которой не нравятся не званные гости в столь ранний час. И я, от её имени, попрошу вас покинуть отель. Если вы не выполните мою просьбу, то я оставляю за собой право применить все доступные мне способы и меры к экстрадиции вас и ваших людей за пределы отеля. Поверьте что средств и бойцов для выполнения этих действий у меня достаточно, - закончил камуфлированный, и Андрею на секунду показалось, что вот сейчас худощавый щёлкнет каблуками и резко дёрнет головой в официальном поклоне типа "честь имею господа". Но жилистый не щёлкнул каблуком и не склонил голову, а просто, как показалось, прирос к перилам в ожидании ответа. После небольшой паузы командир, явно подбирая слова, ответил жилистому.

- Видите ли, сэр, обстоятельства сложились таким образом, что я и мои люди попали в безвыходное положение. Нам нужно только позвонить и дождаться ... э-э-э своих друзей, а потом мы все вместе испаримся из этого отеля, и вы о нас забудете до конца времён. Задерживаться здесь не входит в наши планы. Обещаю что ни я, ни мои люди не причинят вреда ни вам, ни вашей особо важной персоне. Мы даже не будем подниматься на второй этаж, а подождём своих друзей здесь в холле.

- Через сколько времени прибудут ваши друзья?, - моментально отреагировал худощавый.

- Я думаю, что за час - полтора они управятся, - ответил Зотов.

- Смотрите что тут у нас получается, - продолжил человек в камуфляже. - Вы вваливаетесь сюда - в отель, притаскиваете своего раненого и вызываете эвакуацию для себя и своих людей. А совсем недавно местные вояки истерично вопили в эфире о том, что на них напала неизвестная диверсионная группа, численностью около шести человек, и уничтожила половину личного состава. Есть у нас, знаете ли, такая полезная привычка - слушать местных военных. Выводы напрашиваются сами собой. Вы и есть та самая диверсионная группа. Цели мне ваши неизвестны, да я о них и знать не хочу. То, что местные вояки, хоть и тупы безмерно, но вас всё-таки отыщут - я не сомневаюсь. А когда они вас найдут, то устроят в отеле настоящее побоище. В этих краях, знаете ли, человеческая жизнь не ценится вовсе: ни ваша, ни моя, ни моего клиента. Поэтому я попрошу вашу группу покинуть этот отель и поискать другое место для временного убежища, - закончил свой монолог худощавый.

- Послушайте, сэр, - вежливо начал Зотов, - телефон с которого ждут звонка мои друзья, находится именно в этом отеле. К тому же мы теперь остались без транспорта. Идти нам собственно некуда. На руках у нас раненый, и единственный способ побыстрее убраться отсюда - это звонок по телефону. Ещё я хотел бы предостеречь вас, сэр, от необдуманных действий. Ведь если мы тут устроим перестрелку, то это вряд ли понравится вашей персоне. У вас там на втором этаже манёвр ограничен, а мы в любой момент можем отойти на улицу. И вообще: можно второй этаж просто закидать гранатами, а не тратить силы и время на штурм, и это уж точно не пойдёт на пользу здоровью вашего нанимателя. Если конечно его не посечёт осколками. Опять-таки телефон находится здесь внизу и нам совершенно незачем лезть на второй этаж, - закончил командир.

- Напрасно вы мне угрожаете. Вы со своими людьми попали в сложную ситуацию, из которой выдернуть вас может только эвакуация. А я со своими людьми чист перед местным правительством, как агнец божий. А гранатами можно закидать и первый этаж - это даже проще сделать. Вот тогда точно конец и телефону, и вашей возможности выбраться отсюда. Останется только дождаться правительственных войск, которые очень не любят диверсантов - наёмников. Скажу вам по секрету, что в плен вам лучше не попадать. Своих чёрнокожих они просто расстреливают и не закапывают, а оставляют на корм птицам и грызунам. А вот пленным, белым наёмникам надрезают горло чуть выше кадыка, и через этот прорез вытаскивают наружу язык. Эту милую привычку они переняли у наркокартелей из латиноамериканских стран - это называется колумбийский галстук. А потом в таком виде привязывают к столбу на центральной площади для устрашения местной голытьбы. А вы видели, господа, сколько здесь мух и прочей летающей и ползающей гадости? Бедняге повезёт, если он сразу умрёт от болевого шока или от кровопотери. Так что вы, мистер, не в том положении чтобы диктовать мне условия. И, пожалуйста, уберите тот странный пистолет, что вы прячете за спиной. Я всё равно его вижу в отражении стекла входной двери. У меня-то в руках нет оружия, и я также как и вы нахожусь под прицелом -

Худощавый оторвал руки от перил и показал открытые ладони.

Пистолет исчез из руки Зотова словно растворился в воздухе, а скорее всего, занял своё тайное убежище в рукаве. Конечно, то что командир находился под прицелом ничего особо не значило. Зотов мог прыгнуть в любую сторону с места, а ребята бы прикрыли манёвр командира своим огнём. Ведь бойцов у разведчиков было гораздо больше, чем у неизвестных наёмников. Хотя сколько их ещё скрывалось на втором этаже - было совершенно неизвестно. Вряд ли их было всего трое. Такого количества бойцов маловато для увлекательной турпоездки по ЦАР.

- И всё-таки я настаиваю на перемирии, - опять продолжил переговоры Зотов, - Перестрелка не нужна ни вам, ни нам, ни вашему нанимателю. И как вы верно заметили - нам деваться некуда. Но вот и дожидаться здесь правительственных войск мы не собираемся. Предлагаю всё решить миром по моему плану. -

В воздухе повисла пауза. Похоже, что жилистый командир наёмников не знал на что решится, или задумался прорабатывая различные варианты исхода создавшегося положения.

- Мы теряем время, сэр, - продолжил Зотов. - А оно сейчас очень дорого. Помнится раньше, вы были гораздо решительней полковник Райли Честертон. -

Жилистый моментально отлип от перил, и вытянулся чуть ли не по стойке смирно.

- Откуда вы ... Чёрт вас дери ... - бессвязно сказал он, - и тут же добавил, - Я спускаюсь. Ларсен! - крикнул он куда-то за спину. -

За спиной полковника мелькнула тень, и ещё один ствол просунулся сквозь шеренгу резных, деревянных балясин поддерживающих перила. Полковник Райли Честертон оказался резким в движениях, сильно загорелым, суховатым, среднего роста человеком. Возраст полковника Красовский определил на глаз - где-то лет под шестьдесят, о чём свидетельствовала густая сеть морщин на лице. Для командования группой наёмников он был явно староват. Обычно джентльмены в этом возрасте баюкают своих внуков или курят сигары у себя в саду, медленно раскачиваясь в кресле - качалке и просматривая при этом вечерний Таймс. Во всяком случае, Красовский именно так и представлял себе времяпровождение англосаксонских джентльменов, вышедших на заслуженную, военную пенсию. Хотя обо всём этом он имел довольно смутное представление, а информацию о жизни британских военных пенсионеров он получил, в основном, из разных кинофильмов отечественного производства, где английские офицеры на пенсии изображались под одну копирку этакими твёрдолобыми солдафунами, не снимающими военную форму до гробовой доски. Полковник подошёл к командиру на расстояние около метра и пристально вгляделся ему в лицо.

- Ваше лицо почему-то мне кажется знакомым. Хотя я готов держать пари на то, что раньше я с вами лично никогда не встречался.

- Так оно и есть полковник. Лично мы с вами не встречались, но вы наверняка видели моё фото, а я вас видел через прицел.

- Даже так, - сказал Честертон и продолжил, - Ну и почему же вы не нажали на спуск?

- Тогда я бы выдал местоположение себя и своих бойцов, а расстановка сил была на тот момент не в нашу пользу.

- Ну конечно ..., - сказал с непонятной интонацией полковник, - Девяносто первый год. Сомали. Командир русских диверсантов, капитан Зотый, если не ошибаюсь?

- Зотов, - поправил полковника командир и продолжил, - Только теперь - майор, сэр. -

Полковник первым протянул руку для рукопожатия. Командир крепко пожал руку бывшему врагу

- Да-а, тогда нам пришлось за вами побегать по джунглям, - с усмешкой сказал полковник. - А если не секрет, майор, как вам всё-таки удалось тогда от нас уйти. Мы вроде бы все лазейки перекрыли.

- Через болота, полковник ... Через проклятые болота ...

- Да, но они считались практически не проходимыми - сплошные топи, малярия и вообще ...

- Так и есть, полковник. Делали небольшие плоты. Открытые пространства переплывали, а где вязко - делали мокроступы. Вы знаете полковник, что такое мокроступы?

- Нет. Не знаю. Но предполагаю, что это такие приспособления на ноги для преодоления трясины.

- Вы догадливы, полковник. Но это всё лирика, сэр. Мы можем ближайший час скоротать, делясь воспоминаниями о Сомали. Но мне сейчас действительно очень нужно позвонить своим друзьям.

- А всё-таки, Зотов, почему вы решили, что я вам буду помогать?

- Ну, я так понимаю, что в разведке Её Величества вы больше не служите. Значит, долг вас не обязывает мне препятствовать, а потом, лично ко мне у вас не может быть претензий даже за Сомали. Ну, и наконец. Вам проще дать мне то, что я хочу, чем завязывать с нами перестрелку с неизвестным финалом. Это всё просто логика, полковник.

- Да, всё верно. Вы очень настойчивы в своих просьбах, майор Зотов. Ладно, чёрт с вами, звоните. Но я иду на мировую не потому что полон сантиментов по поводу того что вы меня не пристрелили в Сомали. Если бы это было необходимо для дела, то вы застрелили бы меня не задумываясь. А просто сейчас, нас - настоящих солдат старой школы осталось очень мало, и я не желаю, чтобы нас становилось ещё меньше. И кстати, майор, откуда у вас такой жуткий ирландский акцент? Он меня изначально сбил с толку.

- Да были такие вот интересные учителя, полковник, - и уже белому балахону, сидящему с открытым ртом на круглом барном стуле, - Телефон где? -

Балахон вскочил со стула обежал барную стойку и нырнул куда-то вниз. Выудил из-под стойки телефонный аппарат и грохнул им об столешницу, да с такой силой, что тот протестующее звякнул. Майор взял трубку, послушал, и стал спокойно вращать диск, набирая по памяти одному ему известный номер. Ждал он не долго. На том конце провода довольно быстро ответили и видимо что-то спросили. Майор в ответ просто зачитал буквенно-цифровой код на английском языке, а потом ещё раз повторил его. Потом видимо дождался подтверждения том, что сообщение принято и повесил трубку.

- Ну вот, полковник, и всё. Теперь час мы можем поскучать. А хотите кофе, полковник? Я, например, ужасно устал и вот уже сутки на ногах. Поэтому я вас приглашаю на кофе и стопку бренди. Я надеюсь, что в этой дыре найдётся бренди? - сказал по-английски командир.

- С превеликим удовольствием, майор, принимаю ваше приглашение. Да только какое здесь бренди - чисто помои. Я сейчас принесу бутылочку из своих запасов - настоящее английское, а не это местное дерьмо. Поверьте, майор, я знаю что говорю. И ещё мне нужно отдать своим людям распоряжения по охране периметра. Я сейчас вернусь, - ответил Честертон, и крикнул, - Ларсэн! Спускайся. Мой боец тут побудет с вами. Во избежание всяческих недоразумений.

- Конечно, полковник. Хоть весь ваш взвод, - ответил Зотов.

Глава 18

Рыжий, незнающий английского языка, вполголоса обратился к Красовскому,

- Андрюха, а что происходит-то?

- Наш командир встретил старого знакомого по командировке в Сомали. Сейчас они сядут за стол, треснут по рюмашке, и вспомнят молодость.

- Да ну, нахрен. Свистишь.

- Слава, когда я тебя обманывал?

- Да просто, чё-то не сильно верится, - с сомнением в голосе произнёс Рыжий, - Сначала чуть друг друга не постреляли, а теперь, значит - по рюмашке.

- Да, понимаешь, полковник не сразу узнал нашего командира, они в разных подразделениях служили, да и дело давно было, вот оборону-то и занял, а сейчас всё разрулили. Теперь сядут водку пить. Я тебе говорю. Вот увидишь.

- Да. А мы?

- Слава, ну кто водку на службе пьёт?

- А они?

- Они начальство - им можно, а ты на боевом выходе - тебе нельзя. Слава, блин, кончай тормозить.

- Да, чего-то я сегодня того ... Видимо устал сильно. Блин копчёный, вот всегда так. Как первым в бой - так Рыжий давай, а как за стол - так шышки тебе еловые, а не заслуженные сто грамм. А-а-а ... , - Рыжий от досады махнул свободной рукой, мощно зевнул, и опустил ствол автомата.

Тут и Зотов наконец-то обратился к своим бойцам, -

- Всё мужики. Ждём эвакуацию. Сергей Павлович как там Дон? - Для легко раненого - неплохо, - отозвался капитан, - Всё идёт как и должно быть: температура, отёк, контузия мягких тканей. Заражения пока нет, но с госпиталем тянуть не стоит - может плохо кончится. Я ему сейчас ещё одну сильную штучку вколю, чтобы заражение сдержать, но организм всё равно будет бороться с инородными телами.

- Ясно. Так, Рыжий, смотри за входной дверью. Кто пойдёт - сразу сигналь.

- Понял, командир, устало ответил Славик и уселся за столик прямо напротив двери.

Входную дверь на сякий случай заперли и вернули на место табличку "Сlosed". Но жалюзи опустили только до середины двери, чтобы видеть улицу.

- Конь наблюдай за вторым этажом. Мало ли что ...

- Есть, товарищ майор.

- Андрюха, а ты пригляди за этим типом, - командир показал взглядом на наёмника, спустившегося вниз.

Наёмник Ларсен был довольно крупным мужиком и мог по габаритам соперничать со здоровяком Доном, но был немного ниже ростом, да и в плечах заметно уступал гранатомётчику. Зато он выглядел гораздо спортивнее россиянина. Было видно как напрягаются и играют бицепсы на руках, когда он просто перекладывал автомат, чтобы освободить для чего-нибудь руку. В этот момент рукава камуфляжной рубахи становились ему тесны. Казалось, что они сейчас разойдутся по швам, но каждый раз этого почему-то не происходило. Парень, похоже, долго не вылезал из спортзала, таская железо тоннами. Андрей не нашёл ничего лучшего, как вплотную подойти к Ларсену и представиться, протянув руку. Наёмник с интересом посмотрел на Красовского, в ответ представился и довольно сильно сжал руку Андрею, а потом плюхнулся на стул за ближайшим столиком, и стал разглядывать противоположную стену. На стене яркими красками была нарисована сценка из жизни львов в саванне. Пара тощих львов завалили зебру. Один лев держал зубами жертву за шею, а второй вцепился зубами в живот бедной зверушке. Тот лев, что держал зебру за шею, был почему-то с узким разрезом глаз прямо как у коренного монгола. Андрей подивился такому видению художника и подумал, что картину рисовал, скорее всего, китаец или кореец. А что? Однажды Красовский видел памятник Владимиру Ленину в Таджикистане (это когда во время учёбы в военном училище ездили на стрельбы). Там Ильич выглядел, ну прямо, вылитым таджиком или узбеком и только проплешина на голове была узнаваема с первого взгляда.

Андрей уселся напротив Ларсена, с удовольствием вытягивая уставшие ноги. Помолчали. Андрей просто не мог вообразить, о чём вообще можно беззаботно болтать с наёмниками, с которыми, до этого случая, он ни разу в жизни не встречался. Ещё и голова разболелась от недосыпа и сильной усталости. Тут вернулся полковник, неся в руках бутылку обещанного бренди. Ларсен как-то сразу внутренне напрягся, и хотел было подняться. Но полковник остановил его жестом. Тогда наёмник немного расслабился и даже пристроил свой автомат на коленях, а руки положил на оружие и непроизвольно теребил видавший виды ремень своей смертоносной железяки. Полковник громко обратился к хозяину отеля - белому балахону, по прежнему пребывающему в какой-то прострации, и находящемуся в данный момент за барной стойкой,

- Кофе всем, - сказал он по-английски, обведя взглядом весь холл. И из его уст это звучало скорее приказом, чем заявлением щедрого мецената.

Белый балахон как заводной механизм ринулся исполнять заказ сэра Честертона. Андрей подумал, что перехватить из еды сейчас чего-нибудь бы не помешало. Галеты все раскисли во время ливня, а консервы, как лишний груз, пришлось выкинуть ещё до броска по тропическому лесу. Сахар кусочками в полиэтиленовом пакете, который берёг Красовский (сахар, а не пакет) на крайний случай, и тот раскис, превратившись в мутный сироп. Андрей вдруг осознал, что очень голоден и съел бы сейчас даже сырую куриную ногу или даже какую-нибудь местную гадость типа пальмовых личинок. Эти личинки в жареном виде очень обожает местная ребятня. Говорят, что эти личинки очень сладкие на вкус. А местные детишки зачастую конфеты да другие сладости и на картинках-то не видели. Поэтому такие личинки в центральной Африке - деликатес. Всё лучшее - детям. Может всё это и звучит, по европейским меркам, ужасно. Но, всё познаётся в сравнении. На безрыбье и рак - рыба.

Наёмник, беззаботно разглядывавший противоположную стену и усердно делая вид, что вместо Красовского напротив него пустое место, вдруг уставился на карман разгрузки Андрея, из которого торчала рукоятка НРС-2. У самого наёмника нож находился тоже на разгрузке, но крепился очень необычным образом: ножны были то ли пришиты, то ли привязаны шнуром к левой, широкой лямке разгрузки, но располагался клинок рукоятью в пол. То есть нож выходил из ножен одним рывковым движением вниз. Андрей про себя отметил такое оптимальное решение для крепления боевого ножа. Потом Ларсена, видимо, в конец допекло любопытство, и он на довольно ломаном английском попросил посмотреть нож Андрея. Красовский достал нож в своих железных ножнах, вынул патрон из стреляющего механизма и положил железяку на столик. Нож грохнул о поверхность стола всей своей немалой массой. Разведчик увидел как загорелись глаза у наёмника. Наёмник был видимо ножеманом. То есть коллекционером ножей. Эти люди тратят свои последние кровно-заработанные на приобретение режущих и колющих железяк. Бывает, что ножеманы собирают только старинные ножи, но это совсем уж для гурманов и богатеньких Буратино.

В основном люди собирают всякие интересные ножики по разным видам и сортам: складные, с фиксированным лезвием, эксклюзивные, по размеру, по видам стали и по области применения (охота - рыбалка, ножи выживания). А колюще-режущих предметов человечество за всё своё существование выдумало несметное количество (всё для человека - всё для ближнего своего). Ларсен, видимо, специализировался на военных (боевых) ножах, коих в обычном магазине не купишь. Хотя, вот как раз в Африке, на некоторых рынках, и автоматы Калашникова продаются очень даже запросто, в одной палатке вместе с лопатами и мотыгами. Не говоря уже про различные тесаки местного производства. Ножи в Африке, что бы вы знали, очень посредственного качества, какие бы сладкие песни вам не пели продавцы.

Всё дело в том, что литейное производство на чёрном континенте поставлено из рук вон плохо Сказывается отсутствие традиций. Поэтому метал для клинков берут какой под руку попадётся. Могут запросто и из зубила нож сделать, а такой нож ни на что негоден. Только блестит красиво. А вот боевые ножи для ведущих армий мира совсем другое дело. Тут и сталь подбирают не простую, и над формой клинка работают знающие люди, советуясь с профессионалами по применению ножа в боевых условиях. Даже ножны продумывают до мелочей. В Советском Союзе целые институты разрабатывали клинки для армии и флота и вещи получались уникальные. Например, нож водолазный, противодиверсионный - это нечто среднее между палашом и коротким мечом, да ещё с пилкой на обухе - это чтобы перепиливать армированные воздушные шланги водолазов противника. А как вы хотели? Опять-таки: "Всё для человека - всё для ближнего своего".

А стреляющий нож - вещь уникальная в мире мастеров ножеделов. По пальцам на одной руке можно пересчитать подобные модели ножей, выпущенные во всём мире. Поэтому неудивительно, что наёмник, и по совместительству, коллекционер клинков Ларсен, так сильно заинтересовался ножом Андрея. Вынув клинок из ножен он долго разглядывал его под разными углами, пробовал пальцем заточку, взвешивал в руке. Затем заметил запёкшуюся кровь, затёкшую в мелкие щёлки под гарду и рукоять. У Андрея просто не было времени отмыть нож до идеального состояния. А запёкшуюся кровь очень тяжело удалить с металла. Даже тропический ливень до конца не справился с этой задачей. Ларсен посмотрел на Красовского с каким-то пониманием и уважением. Андрей в этот момент почувствовал десятым чувством родственную душу. От холодности и презрения наёмника по отношению к Красовскому не осталось и следа.

- Ченчь? (обмен), - предложил Ларсен, с ужасным акцентом.

- На что ченьч-то? - Ответил Андрей по-русски. Обменивать свой нож на что либо Андрею совсем не хотелось.

Наёмник потянул из ножен свой нож с плеча. Нож вышел свободно и без лязга (кожаные ножны в отличие от НРС-2). Ларсен передал нож Красовскому. Андрей с детства любил ножи, как и многие мальчишки, наверное. У него всю жизнь были какие-то складные ножики, но коллекционированием он не страдал и относился к ножу не как к предмету преклонения, а как к инструменту, изготовленному для определённых целей. Нож предложенный Ларсеном к обмену собственно ножом не являлся, а был довольно узким стилетом. Стилеты спроектированы только для одного боевого действия - это укол противника. И колет стилет действительно хорошо, но вот отрезать чего-нибудь или просто палку постругать не получится. Стилеты режут из рук вон плохо. Можно сказать - вообще никак. Андрей потрогал острейший кончик стилета, поморщился и вернул нож хозяину.

- Ноу, - сказал он и показал руками, что стилет не режет как обычный нож. На что Ларсен понимающе кивнул головой, убрал стилет на своё место и полез под разгрузочный жилет, где с обратной стороны жилета, в ножнах висел ещё один нож в пластиковых ножнах. Немного поколдовав над ножнами, Ларсен наконец-то отвязал ножны с ножом от подкладки жилета и с каким-то почтением протянул нож Красовскому. При этом он сказал следующее,

- Кико Мацудо.

Похоже что это было имя: то ли изготовителя клинка, то ли дизайнера . Андрею это имя ни о чём не говорило. Но, когда он вынул нож из ножен, то сразу понял что этот нож - ручная работа и должен стоить приличных денег. Довольно толстый клинок с хищным, заострённым профилем был очень необычно протравлен по всей поверхности металла, кроме режущих кромок. На металле словно выступили морозные узоры с паутинными прожилками разной толщины, тёмно-серого цвета, а общий фон оставался светлосерым. Небольшая гарда предохраняла пальцы от попадания на лезвие во время нанесения колящего удара, а сама рукоять, изготовленная из какого-то неизвестного пластика чёрного цвета с белыми прожилками, была шероховатой и тёплой на ощупь. Нож сидел в руке как влитой. Ларсен попросил нож обратно, потом взял газету со стола (на каждом столике лежали разнообразные газеты для посетителей - видимо для коротания времени в ожидании заказа). И коротко взмахнув ножом отрезал кусок газеты с торца. Потом ещё один кусочек и ещё. Такая острота клинка удивила Красовского, видавшего всякие острые ножи и ранее, но с таким ножом он ещё не встречался.

Потом Андрей показал Ларсену как заряжать стреляющий механизм ножа и отдал ему все оставшиеся спец патроны. Всё равно, они больше ни к какому оружию не подходили, а таскать на себе лишний вес совсем не хотелось. Потом пожали друг другу руки в знак завершения удачной сделки. Командиры, к тому моменту, успели пропустить по паре рюмашек, как и говорил Андрей. Рыжий иногда кидал на командирский столик завистливые взгляды, да и вообще имел довольно обиженный вид и молчал как рыба, чего ранее за ним не замечалось. Белый балахон принёс за их столик две чашки кофе. Андрей попросил у хозяина еды. Тот принёс какое-то подобие печенья на блюде с местным орнаментом. Печенье было откровенно сухим и чёрствым, при этом ужасно пахло какой-то приправой. Приправ и специй в Африке действительно великое множество, и местные повара пихают их во все блюда подряд, считая что это таким образом экзотика запахов работает для привлечения туристов. Ну, а то что некоторые запахи отбивают напрочь аппетит - это они в расчёт, конечно же, не берут.

В данный момент на запахи Андрею было наплевать. Он с жадностью захрустел печенюхами, запивая их ароматным кофе. А вот кофе в Африке растёт хороший. Видимо жаркий климат подходит для него как нельзя лучше. Выращивают в Африке, в основном в Кении, и чай. Чай там растёт очень даже неплохой. Во всяком случае, ничуть не хуже индийского ("со слоном"), к которому все россияне привыкли с детства. На улице с рассветом началось какое-то движение. Торговцы начади выкладывать свой товар на хлипкие прилавки. Но пока людей было мало, а к дверям отеля никто не подходил. Но вдруг что-то изменилось в звуках улицы. Послышался рык перегретых моторов подъезжающих, явно грузовых, автомобилей. Хорошо было слышно как "чихают" пневмотормоза.

- Товарищ командир, к нам гости, - сказал Рыжий. И все повернулись к входной двери. Белый балахон за барной стойкой уронил что-то стеклянное, разбившееся вдребезги с большим шумом. Честертон, услышав звуки подъезжающих автомобилей, поднялся из-за стола, посмотрел майору в глаза и сказал, протягивая руку для рукопожатия,

- Ну что ж, майор, тут наши дороги расходятся. Мне нужно нести свою службу, а вам исполнять свои обязанности. Такой человек как вы, я надеюсь, найдёт выход и из этой ситуации. Хотел бы я что бы вы служили под моим началом. Но ...

- Ничего полковник. Вот выйду на пенсию, тогда и подумаю о карьере наёмника. - Они пожали друг другу руки. Полковник быстро стал подниматься вверх по лестнице и крикнул, не оборачиваясь,

- Ларсен! Тебе что личное приглашение от премьер министра нужно, или ты решил принять российское подданство.

Ларсен вскочил из-за стола, так как будто его ужалила местная пчела, и грохоча сапогами по гулким ступеням лестницы понёсся вверх за своим командиром.

Глава 19

Андрей подкрался поближе к входной двери и аккуратно глянул на улицу через решётку жалюзи. Да, это была та самая автоколонна, с которой они разминулись на дороге когда ехали в этот городок. Видимо в этом городке у правительственных сил самообороны были свои глаза и уши. По тому как солдаты, похоже, чётко знали где засели россияне. И первым делом солдаты, не приближаясь к отелю, стали выгонять гражданских с площади. Торговцы упирались и не хотели оставлять без присмотра свои кособокие прилавки с нехитрым барахлом на продажу. Такие торговцы тут же получали прикладом по спине, и пару солдат утаскивала их куда-то на соседнюю улицу, видимо за оцепление. Все те кто зазевался и был нерасторопен, получал хорошего пинка тяжеленным армейским ботинком под копчик для пущего ускорения. Удивительно было то что люди получившие такого жёсткого пенделя, не особо горевали по этому поводу, и потирая ушибленное место даже улыбались солдатам, угостившим их смачным тумаком. Солдаты же совсем не улыбались. Они были злы и усталые. После почти шестичасового броска в чреве ЗИЛа, да ещё по местным, пыльным дорогам, чувство юмора испарится у кого угодно, даже, такое своеобразное, как африканское. Наконец всех гражданских выгнали с площади и солдаты стали брать отель в полукольцо. Но, благоразумно находились при этом на достаточном удалении от отеля.

- Сергей Павлович, - обратился командир к своему заму,

- Узнайте у хозяина - есть ли ещё один выход из его отеля. -

Капитан заговорил с белым балахоном на местном наречии. Но, по тому, как балахон отрицательно завертел головой, стало ясно и без перевода, что запасного выхода из здания нет.

- Товарищ командир, - обратился капитан к Зотову, - Давайте на крышу рванём? Может ваш знакомый нас пропустит.

- Он-то может и пропустит. Но, нельзя нам на крышу. Тупик это ... Понимаешь? Сами себя там запрём. Нет капитан. На крышу будем отходить только с боем - это на самый крайний случай. Тем временем грохот ботинок и команды на местном наречии на площади затихли. Солдаты и их командиры чего-то ждали, и по прежнему не приближались к отелю.

- Чего они ждут-то? - спросил вполголоса Рыжий.

- Может быть команды на штурм ждут из столицы, а может даже группу захвата из каких-нибудь супер бойцов, - ответил Конь.

- Скорее всего, готовят переговорщика, - сказал Зотов, и продолжил, - По уставу, если могут пострадать гражданские, то перед штурмом должны начать переговоры о сдаче.

- Да может у них уставы совсем другие, или вообще ложили они на этот устав болт большой и толстый, - с недоверием сказал Рыжий.

- Сейчас всё увидим. Не дёргайся, - посоветовал капитан.

Сонливость у Красовского как рукой сняли. Адреналин пошёл в кровь перед предстоящим боем. Поэтому, наверно, и Рыжий разговорился и стал прежним балагуром и треплом. Белый балахон вообще залёг за стойку бара и там тихонько, то ли скулил, то ли подвывал со всхлипами.

Неожиданно относительную тишину прорезал голос, усиленный мегафоном. Красовский опять глянул на площадь. Ближе к середине площади стоял африканец в пятнистой форме, высоких мягких ботинках на шнуровке и фуражке с высокой тульей. По всему виду выходило, что это офицер, хотя в знаках различия армии ЦАР Андрей не разбирался. Парламентёр покрутил что-то в мегафоне, который начал громко пищать от переусиления. Потом он заговорил по-английски, но с чудовищным акцентом. Красовский едва понимал, что говорит переговорщик.

- Чего базарит-то? - не удержался от вопроса Рыжий.

- Да, херню всякую, - ответил, стоящий рядом, Андрей.

- Говорит, что они услыхали где-то, что есть у нас такой боец - Рыжим кличут. Он, говорят, весельчак и звездобол. А у нас сейчас такая, блин, понимаешь, тоска смертная и скукотища, что прям на стены лезем. Так вот дайте - подайте нам этого парня напрокат - это, значит, чтобы он нам пару анекдотов завернул, а то силой его отберём и роту пехоты для этого дела не пожалеем. Да что там роту? Батальон положим, ежели для дела будет нужно.

- Парочку анекдотов - это можно. - поддержал шутку Рыжий.

- Не, а серьёзно, Андрюх, чего говорят?

- Да чего говорят ..., - сказал тот со вздохом, - Говорят: " ... граждане бандиты сдавайтесь. Выходите по одному - руки в гору - пистолеты и финки на снег ...", - сказал Андрей, старательно подражая голосу Глеба Жеглова из фильма " Место встречи изменить нельзя"

- Ты чего Андрюха городишь? Напекло что ли? Какой, нахрен, снег?

- Да это из одного нашего фильма приключенческого. В киношку ходить надо.

- Да я, Андрюха, в свободное время всё больше по женской части ударяю. Времени по киношкам шастать нету.

- - Слушайте, блин, ну хорош трепаться уже, - встрял в разговор Гирюков, - Все мозги засрали. Положение-то серьёзнее некуда. Ну ладно Рыжий - трепло, а от тебя Андрей я не ожидал. Капитан смотрел на бойца осуждающе.

Красовский и сам не мог объяснить, чего его понесло городить словесный огород. Просто он ощущал какой-то душевный подъём и нестерпимый нервный зуд перед боем. Всё это выплеснулось наружу таким вот своеобразным словесным поносом. Потом капитан обратиться уже к командиру,

- Сергей Анатольевич, дают нам двадцать минут. Потом будут штурмовать. - Гирюков вопросительно посмотрел на начальника.

- Да я понял всё, - сказал с досадой Зотов, - Ждём, Серёжа, ждём ... .

- Глядь, да где уже эта сраная эвакуация, мать её ... , думал Красовский. Понятно, что сдаваться, ну просто, никак нельзя - финал ясен. И финал очень поганенький, я вам доложу: допросы, пытки и в конце мучений всё равно - пуля. И воевать с целой армией - глупо. Но лучше уж погибнуть в бою. Раз и всё, и ничего нет. Ну, или что там по протоколу после смерти идёт у священнослужителей. Чистилище, ворота, апостол Павел в белых одеждах с ключами от врат. Или может быть Пётр? Нет, сейчас не вспомнить. -

Конечно, Андрей и не думал, что ему светит Рай или подобный эквивалент безбренного существования. А скорее всего Ад давным - давно прислал на него персональную заявку в небесную канцелярию. Народу-то он на тот свет отправил много - очень много. И скорее всего все эти люди уже нажаловались там на Красовского местному, небесному начальству. Хорошо ещё если у убиенных Андреем есть свои собственные: Рай и Ад - не православные, а согласно их религиям и миропредставлениям места, для пребывания, отлетевшей от бренного тела, души. Поэтому Андрею скорее всего никакого прощения грехов не светит. А светят ему муки вечные на все времена. Аминь. То есть и тут облом и полная дисгармония. А ведь есть ещё один гадкий вариант - это когда в бою не убьют, а ранят. Потом возьмут раненого в плен, там запытают до смерти, а потом ещё и в аду пыхтеть вовеки. От этой мысли Красовский поморщился и передёрнул плечами, как от озноба. Американцы, когда их вот так вот передёргивает, говорят что кто-то прошёл по твоей будущей могиле.

- Да, что за хрень в голову лезет перед боем, - подумал Андрей. Могилы, пытки, адские вертепы ... Это всё от усталости наверно. Красовский прислушался к своему организму. Ныла укушенная гадким насекомым щека, и затекали мышцы ног от перенапряжения и усталости. Однако предчувствие опасности совершенно не давало о себе знать. Между лопаток не разливается космический холод, и даже нет и в помине никаких признаков.

- А время-то, всё-таки, тикает, думал Андрей,

- Вот всё-таки какая сука - это время. То несётся как пикирующий истребитель, то ползёт как танки первой мировой - также медленно, тяжело и неумолимо. И нет никакой возможности его остановить. Так вот с ходу и не понять: двадцать минут - это много или мало? Смотря для чего, наверное. Для боя - много. Для ожидания - мало. Ведь, наверное они уже вышли - эти двадцать минут. -

У всех разведчиков лица сделались напряжёнными и сосредоточенными. Всем всё было ясно и без дополнительных комментариев. Только командир как-то странно повернул голову - чуть боком ко входу - вроде как прислушивается к чему-то происходящему на улице. Андрей тоже прислушался. Все звуки ясны и понятны: команды на незнакомом языке, шарканье армейских ботинок по грунту, тяжёлое дыхание солдат, занимающих позиции для штурма. Всё вроде происходит, как и должно идти. Но тут Андрей услышал звук, вроде как немного выпадающий из общей картины, происходящего на площади. Услышал, и не сразу осознал происходящее. Это был звук приближающегося вертолёта.

Что это? Долгожданная эвакуация или очередная местная, командующая шишка припёрлась лично на место предстоящих боевых действий? Чтобы, значит, руководить процессом. Ну, и конечно, потом ордена и медали получать - это уж как ведётся во всех армиях мира. Андрей и Славик легли на дощатый пол - так было лучше видно происходящее на площади через решётку на входной двери. К самой двери они также благоразумно не приближались. Снайперы есть во всех подразделениях мира, и подставляться под выстрел в планы разведчиков не входило. Вертолёт, а это был старенький, но надёжный, американский, десантный Bell UH-1 "Ирокез". Ну, или это похожая разновидность. Во время вьетнамской войны этих машин наклепали тысячи, постоянно совершенствуя летающую технику.

Вертолёт завис над центром площади, подымая с земли тучи пыли и песка. Обывателю эти летающие бронтозавры хорошо знакомы по американским же художественным фильмам про войну во Вьетнаме. Именно с этих вертолётов под прозвищем Хьюи американские солдаты несли свет демократии и толерантности тёмным, неразумным народам социалистического Вьетнама. И делали они это, прямо скажем, в очень убедительной и доходчивой форме. Хотя у вьетнамской армии, как известно, на эти доводы нашлись свои собственные, и довольно весомые контраргументы. Но сейчас не об этом. Вертолёт медленно проворачивался вокруг своей оси и одновременно шёл на посадку. С одной стороны вертолёта дверь была снята, и в проёме торчал ствол крупнокалиберного пулемёта, установленного на треноге.

- Вот сейчас пулемётчик нажмёт на спаренную гашетку и пули четырнадцатого калибра начнут вгрызаться в камень стен, сносить тонкие перегородки, крошить в пыль стекло, перемалывать на щепу деревянные части этого довольно хлипкого строения. -

А уж что будет с людьми Андрей и думать не хотел. Все эти мысли пронеслись в голове за мгновения, и Красовский инстинктивно прижал голову к грязному полу. Но вертолёт пошёл проворачиваться вокруг своей оси дальше, а смертоносный залп так и не раздался. "Ирокез" довольно мягко сел в центр площади. Не дожидаясь пока винты сбросят обороты и утихнет небольшая песчаная буря, устроенная винтокрылой машиной, из вертолёта, со стороны проёма с пулемётом выпрыгнуло четыре человека в военной форме. Двое - это африканцы в мундирах, с какими-то блестящими побрякушками на груди устремились к оцеплению, а вторая пара человек европейской внешности, в полевой форме, без знаков различия быстро пошли к входной двери отеля. Они остановились в паре метров от входа, и тот что был ближе к двери крикнул по-русски без какого-либо акцента,

- Клён!!!

- Да не ори ты так, и так башка трещит. Здесь я. Заходи Коля, - ответил командир и добавил, - Ну и заждались же мы вас.

- А нехрен было погранзаставу крошить в мелкий порошок, - ответил назидательно Коля, закрывая за собой дверь.

Эпилог

Красовский лежал на каких-то тюках, набитых чем-то, довольно, жёстким, и курил подряд уже третью сигарету. В пачке ещё оставалось пару штук. Пачку Честэрфильда раздобыл где-то, неугомонный, Рыжий. Вернее вытащил эту самую пачку из своего кармана. А вот откуда эта пачка перекочевала в карман к Славику - вот это вопрос, как говорят пресловутые американцы, на миллион долларов. Но Славик, как истинный иллюзионист, своих секретов не раскрывал. Вроде бы и взять сигареты Рыжему было просто негде. Ведь прямо из эвакуационного вертолёта их засунули в этот ангар на краю взлётного поля, и вот уже вторые сутки они этот ангар не покидали. Нужду справляли в довольно сносном туалете, даже со смывом, а не просто - дырка в полу. Питьевую воду в пластиковых канистрах притащили местные вояки. Они же притащили и несколько натовских ИРП (Индивидуальный Рацион Питания). Но есть Красовскому почему-то не хотелось. Первые сутки он просто дрыхнул напропалую. Просыпался, пил воду, ходил в туалет и опять валился спать. Поэтому и не успел попрощаться с Доном, которого эвакуировали в Россию гражданским бортом, но со всеми секретными предосторожностями. Тот самый Коля, который забрал их группу из отеля, улетел сопровождающим вместе с Доном.

Перед отлётом они оба переоделись в гражданскую одежду, а Дону дали самый обычный костыль. Во всяком случае, так рассказывал об этом Славик, и причин не верить ему, в общем-то, не было. Сразу после приземления на этом аэродроме где-то в Анголе. Где конкретно находился аэродром, Андрей не знал, да и неинтересно ему это было. Зотов и Гирюков куда-то запропали, и не давали о себе знать. Только один раз Гирюков зашёл в ангар к бойцам. Он-то и сказал, что для раненого Дона нашёлся способ быстро эвакуировать его в Россию, а всем остальным нужно ждать спец борт, который: то ли готовится, то ли вот - вот вылетит за разведчиками. В общем, лежи себе - бей баклуши - служба и командировочные идут. Просто на вторые сутки Андрей отлежал на тюках всё что можно отлежать, и теперь ему казалось, что его слегка помяли в хорошем спарринге по рукопашке. Укушенная москитом щека, правда, не болела но, по-прежнему была опухшей. Вот только теперь опухоль отвердела до состояния автопокрышки и отливала какой-то нездоровой бледностью с красной точкой укуса по центру. Всё-таки гадкое насекомое впрыснуло в щёку Андрея какой-то токсин.

- Ну, ты и дрыхнуть, Андрюх, - встретил Красовского Конь.

- Да, а ты сам-то ... Как в вертушку попрыгали ты сразу и вырубился - еле при посадке растолкали. Думали, что на руках тебя придётся тащить, - парировал Андрей.

Конь махнул рукой - мол ладно, проехали эту тему. Настроение у разведчиков было, прямо скажем, ниже среднего. Только Рыжий бодрился и держал хвост пистолетом. По-другому он просто не умел себя вести. А вот Андрей понимал, что задание Генштаба они, скорее всего, провалили и Мобуту остался жив. А вот Бай и Конго - мертвы. И осознание всего этого, как-то настроения не прибавляло. Вот тут-то Рыжий с видом опытного картёжника, и вытащил пачку сигарет из кармана и честно разделил все сигареты между бойцами. Говоря при этом, что, мол, сигарет ему конечно не жалко, но кое-кто дымит как паровоз, и поэтому справедливо будет сигареты поделить. И вот теперь Андрей дымил сигаретой и всё никак не мог накуриться. Послышался какой-то шум и в ангар вошли Зотов и Гирюков.

- Фу, блин, ну вы тут и накурили, - сказал капитан, разгоняя дым рукой. Потом продолжил, Да где вы сигареты-то взяли? -

Вопрос так и остался висеть в воздухе. Никто не ответил. Гирюков увидел Красовского и подошёл поближе, разглядывая внимательно опухшую щёку.

- Не нравится мне твоя щека, Андрей. Болит? - Андрей отрицательно повертел головой. - Теперь уж потерпи , Андрей. Я сделал всё что мог. Теперь на большой земле, ну, тоесть дома - в России тебя в нашем фирменном госпитале быстро на ноги поставят - не сомневайся. - Да я вроде бы, товарищ капитан, с ног и не валюсь, - ответил Андрей, вспоминая карантин после Джибути.

- Да ладно, Андрюха, не хорохорься. Щека-то вон как застыла. Скорее всего, москит этот нейротоксин тебе впрыснул. Только микронную дозу. А если бы доза побольше была, то ни чья помощь тебе бы уже не понадобилась.

- Спасибо вам, товарищ капитан, вот умеете вы утешить. Чтобы я без вас делал, - ответил Красовский.

- Да мучился бы всю дорогу, да от боли загибался, если бы я тебе обезболивающее пополам с тонизирующим не колол. Да ещё один препарат нейтрализующий большинство токсинов, - подвёл итог Гирюков.

- Ладно, юмористы, закончили разыгрывать из себя Тарапуньку и Штепселя? - спросил командир. Красовский и Гирюков молчали. Зотов продолжил.

- Значит такие дела, бойцы. По последним разведданным Мобуту был серьёзно ранен, и эвакуирован своими приближёнными в Республику Того. Состояние здоровья Мобуту на данный момент оценивается как крайне тяжёлое.

- Значит, Бай всё-таки достал эту Мапуту, - не удержался от своего комментария Рыжий.

- Да, - нехотя согласился Зотов, - Достал. - Повисла небольшая пауза. Все сразу вспомнили молчуна и добряка Бая. Его необычную манеру говорить, а также его феноменальную меткость и зоркость. После паузы командир продолжил.

- Войска Кабилы уже вошли в столицу Заира и в данный момент штурмуют президентский дворец, и нет никаких сомнений, что дворец возьмут к концу завтрашнего дня. Хвалёная армия Мобуту без своего диктатора разбегается - кто куда. Так что поставленной цели вывести Мобуту из игры мы всё-таки достигли. Не знаю, как там посчитают в Генштабе, а я говорю вам, что задание мы выполнили на все сто. Так-то мужики. Наверное, сегодня ночью прилетит спец борт и полетим домой. По прибытии на базу всем гарантирую двухмесячный отпуск, и обещанные - боевые.

- Эх! Скорее бы, - ввернул своё Рыжий и продолжил, доставая что-то из-за пазухи, - Ну, что мужики? Помянем Бая что ли. А то как-то не по-людски, - и на свет появилась полная бутылка виски Jim Beam.

- Рыжий, мать твою, ты где это взял? - Гирюков от удивления и наглости Славика едва не потерял дара речи.

- Да там, в баре отеля на полке стояла, - ответил Рыжий. Красовскому вдруг стало абсолютно ясно откуда взялась пачка Честерфильда в Славкином кармане.

- Рыжий, мать - перемать, а ты знаешь, как это называется, мать - перемать, а?

- Это называется - помянуть боевого друга, товарищ капитан, сказал с вызовом Славик, и никакой улыбки на его лице уже не было.

- Это называется мародёрство, глядь. Да я тебя за такие кренделя ... Я докладную на тебя ... В Штаб буду ... Да по тебе дисбат плачет, боец.

- Ладно, Сергей Павлович остынь, - это командир посчитал своим долгом вмешаться и погасить назревший конфликт.

- В чём-то Вячеслав прав. Традиции нельзя нарушать. Вот только, Слава, помянуть Бая мы могли бы и дома по прибытии и вне службы. Ясно Славик?

- Так точно, товарищ майор, - и победно посмотрел на взъерошенного Гирюкова.

- Вот зря вы их жалеете и защищаете, Сергей Анатольевич, - ответил капитан. - Они ведь сейчас дисциплину нарушают. Теперь вот воровство пошло, а потом и приказы выполнять перестанут. Жёстче надо с бойцами, жёстче ...

- Палыч, ты чего это раздухарился? Конечно, я их жалею и защищаю. Ведь они мне свои жизни доверяют и вместе со мной и в огонь, и под пули, и если нужно, то и в любое пекло полезут. Я им доверяю как себе. Так как же я могу себя наказать? И обрати внимание, Палыч, на тот факт, что ребята могли бы этот пузырь на троих раскатать. И ни ты, ни я об этом бы вовек не узнали. Но Слава поступил по совести. Решил, что вся группа должна Бая помянуть, а это не просто пьянка какая-нибудь рядовая в казарме. Ну, убедил я тебя, - закончил командир с улыбкой.

- Убедили, Сергей Анатольевич, - согласился неохотно Гирюков.

- Да ты, Палыч, не обижайся. Я и за тебя любому глотку порву - не сомневайся. Ну что, Слава, будем глазки строить или помянем Бая - настоящего друга, охотника и стрелка от Бога.

- Здесь где-то пластиковые стаканчики были для воды. Я щас всё организую. Я мухой ... - ответил Рыжий. Через минуту все разведчики стояли в круг с пластиковыми стаканчиками, наполненными тёмным высоко градусным напитком в руках.

- Жаль, что получилась у него такая короткая жизнь, - сказал командир, поднимая пластиковый стаканчик с виски, - но это такая солдатская судьба, а она у каждого своя, и нам смертным ничего с этим не поделать. Спи спокойно боевой друг. Прости, что не смогли тебя по чести похоронить. Так уж вышло, - и залпом осушил свой стаканчик. Тоже самое, разом сделали все, стоящие рядом разведчики.

- Ну и гадость, - сказал, морщась Рыжий, - У нас в деревне бабка Валя таким самогоном торговала. Все пацаны тогда у неё покупали.

- Слушайте, мужики, а как на самом деле Бая звали? - неожиданно спросил Конь, - А то мы всё Бай - Бай. Я нормального его имени и не знал.

- Никита Чунанчар, - сказал Зотов, ни на кого не глядя, и продолжил, - Вернёмся, напишу представление ему на награду.

- Да, хрен с маслом дадут, товарищ командир, а не награду, - сказал Гирюков и пояснил,

- Мабуту-то не завалили.

- Пусть только попробуют мой рапорт завернуть, я им такое устрою ... Я к Лепатову пойду. Он генерал боевой, а не кабинетная крыса. Он меня поймёт, - ответил со злостью Зотов. - Слушай, Рыжий, там ещё в бутылке зелье осталось?

- Да, товарищ командир, есть малехо. Вы, ребята, пейте если понравилось, а мне чего-то расхотелось. Самогон - самогоном это пойло, а не приличный напиток. И кто только за него бешеные деньги платит? У нашей бабы Вали и то вкусней - отвечаю, - сказал со вздохом Славик.

Выпили ещё. Помолчали. Вроде и говорить больше не о чем, да и не хотелось как-то. Всё уже сделано, и всё сказано.

Справочные материалы

Справка 1

После неудачного покушения на экс Президента Заира Жозефа-Дезире Мобуту вывезли сначала в Того, затем в Марокко, где, по официальной версии, он и умер от рака простаты 7 сентября 1997 года . Почему не было заявлено о покушении на Мобуту? Скорее всего ближнее окружение диктатора надеялось на то, что Мобуту выздоровеет и возглавит оборону страны от повстанцев. Да и потом. Мобуту был легендой в Заире - почти Богом. А покушение на Бога - это как-то не солидно для божественной репутации.

Справка 2

В 2003 году Синафаси Макело, представлявший пигмеев мбути, заявил на Форуме коренных народов ООН, что во время войны на представителей его народа охотились и поедали их, как будто они были охотничьей дичью. В провинции Северное Киву наблюдались случаи каннибализма со стороны группы, известной как Les Effaceurs ('Стиратели'), члены которой хотели очистить землю от людей и использовать её для добычи полезных ископаемых. Обе стороны войны рассматривали друг друга как 'неполноценных', а некоторые считали, что поедание человеческой плоти придаёт им магическую силу.

Справка 3

Племя Бубал ("Племя плохих танцоров") сгинуло бесследно в ходе череды кровавых, боестолкновений между крупными соседними племенами на границе Сомали в конце девяностых годов. Скорее всего оно было полностью истреблено. В Африке это случается часто, но об этом не трубят на весь мир газеты и не созываются внеочередные заседания ООН. И некому вручить ноту протеста, и покарать виновных. Да и никто собственно не собирается этого делать.

Справка 4

Павел Орешников (позывной Дон) после полного выздоровления вернулся в строй, и продолжил службу в подразделениях ГРУ под командованием майора Сергея Анатольевича Зотова (позывной Клён). Впоследствии, Орешников ушёл на преподавательскую работу, и продолжил службу инструктором по стрелковой подготовке, сменив на этой должности, вышедшего на заслуженный отдых Героя Советского Союза, капитана Берегового Степана Ивановича (позывной Берег).

Справка 5

Капитан Гирюков Сергей Павлович (позывной Кедр) погиб при выполнении очередного задания на территории мятежного, и по сей день неспокойного Мозамбика в сентябре 2004-ого года. За выполнение этого задания был награждён медалью Золотая Звезда и званием Герой Российской Федерации (Герой России) посмертно. Место захоронения неизвестно.

Справка 6

Лейтенант Конев Станислав Викторович (позывной Конь) дослужился в подразделениях ГРУ до звания капитана. Долго ходил в рейды под командованием майора Зотова Сергея Анатольевича. Однажды в боевом выходе на территории одного карликового, африканского государства, в котором перевороты случаются чаще чем ходят поезда из Питера в Москву и обратно, Станислав был тяжело ранен. Но его оперативно эвакуировали в Россию, и после длительной реабилитации он был переведён на инструкторскую работу.

Справка 7

Майор Зотов Сергей Анатольевич ещё не один раз выполнял непростые задачи поставленные перед ним и его разведгруппой ГРУ при Генштабе армии России. В начале двухтысячных годов ему было присвоено очередное звание подполковник. После чего он ушёл с оперативной работы и возглавил одно из подразделений ГРУ занимающееся аналитической обработкой данных по африканскому континенту. В последствии вышел на заслуженный отдых. Но, очень даже возможно, что он работает внештатным консультантом по Африке и поныне. Дай Бог ему здоровья.

Справка 8

Полковник Райли Честертон со своей группой наёмников попал под зачистку территории регулярной армией ЦАР в одном из дальних районов республики. Выходя с боем из окружения, потерял убитыми половину своей группы, а также богатого нанимателя. Его объявили в розыск несколько африканских стран. Но, он благополучно добрался до высоченных английских берегов. Покончил с приключениями, нянчил внуков, правда не своих, а своего брата. И, таки-да, стал читать по вечерам Таймс, раскачиваясь в кресле - качалке, попивая при этом грог.

Справка 9

Наёмник Ларсен вышел из окружения в ЦАР вместе с сэром Честертоном, и смог уехать в США, где и обосновался в городе Бостон. Там он частично распродал свою немалую коллекцию боевых ножей. Заработал на этом хорошие деньги и открыл антикварную лавку. Нож Андрея НР-2 он так и не продал, хотя за него ему предлагали очень серьёзные деньги. Оказалось, что на тот момент даже у ЦРУ не было ни одного подобного экземпляра советско-российского стреляющего ножа.

Справка 10

Хозяин отеля в городке Пундо, что расположен недалеко от границы ЦАР и Заира, тот самый, белый балахон дожил до наших дней и передал правление своего отеля сыновьям. Каждый день он садился за столик в фойе своего отеля и рассказывал всем желающим туристам о том, как в конце девяностых годов армия ЦАР брала его отель штурмом, потому что здесь засели русские диверсанты, а на верхнем этаже держали оборону охотники за головами. Но ему никто не верил.

Справка 11

Лейтенант Рыжов Вячеслав Арнольдович (позывной Рыжий) ещё долго ходил в боевые выходы под командованием майора Зотова Сергея Анатольевича. После того как Зотов ушёл с оперативной работы, Попросился служить в Чеченскую республику, где как раз набирала обороты чеченская военная кампания начала двухтысячных годов. Благополучно вернувшись с чеченской войны уволился в запас по выслуге лет. Место проживания и дальнейшая судьба неизвестна.

Справка 12

Старший лейтенант Красовский Андрей Семёнович ... А вот что происходило с разведчиком потом, после выполнения задания в Заире, и о том как он опять оказался в очередной дыре мира - африканской стране, с непростой историей, читайте в очередной повести под названием "Точка рандеву".

Питер, Август 2020 года



Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"