Пушкарева Юлия Евгеньевна: другие произведения.

Альбус Поттер и волшебное кольцо

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фанфик по миру "Гарри Поттера" Дж.К. Роулинг. Попытка представить историю его сына, Альбуса Поттера, и его первого года в школе Хогвартс. Работа достаточно старая, строгая критика приветствуется)


   Моей маме - персонально.

- Да-а-а... - мечтательно протянул Дамблдор. - Меня всегда забавляло то, какими странными путями порой следуют человеческие мысли.

Дж.К. Роулинг "Гарри Поттер и философский камень"

Сын был похож на отца не меньше, чем Альбус на Гарри.

Дж.К. Роулинг "Гарри Поттер и Дары Смерти"

Глава I

ВЕРДИКТ РАСПРЕДЕЛЯЮЩЕЙ ШЛЯПЫ

  
   Альбус попытался устроиться поудобнее, вытянув ноги. Странно, но обстановка уютного купе успокаивала его. Или дело в долгожданном отсутствии Джеймса, который с великой радостью подтрунивал над младшим братом несколько последних дней? Или он просто-напросто смирился с неизбежным?..
   "Не думай об этом", - в очередной раз приказал себе Альбус. Но самовнушение снова не помогло - страшное неизбежное неуклонно приближалось по мере того, как Хогвартс-экспресс уносил Поттера-младшего всё дальше от Лондона.
   "Ты сможешь выбирать между Гриффиндором и Слизерином", - сказал папа на платформе. И даже поделился ещё одним важным событием из своего насыщенного детства. Альбус почему-то был уверен, что Джеймсу отец не рассказывал о сомнениях Распределяющей шляпы. С другой стороны, в случае Джеймса такой необходимости и не возникало - год назад шляпа отправила его в Гриффиндор, едва коснувшись макушки. Альбус отчаянно хотел, чтобы и с ним получилось так же, но всё-таки страх отправиться учиться в Слизерин не покидал его. Даже несмотря на собственное второе имя и заверения родителей.
   - Ты волнуешься? - спросила Роза. Она сидела напротив и с участием смотрела на Альбуса, рассеянно теребя кончик рыжей косички. Тот мысленно удивился необычайному спокойствию мисс Уизли в такой ответственный момент.
   - Да. А ты?
   - Немножко, - Рози улыбнулась. - Но я рада, что еду наконец в Хогвартс. Я долго этого ждала.
   - Я тоже, - Альбус вздохнул, вспомнив своё ликование при виде совы с письмом из школы. - Но Распределение...
   - Это ведь не настолько важно, - Роза улыбнулась ещё лучезарнее.
   - Так и знал, что ты вот так скажешь...
   - Это же правда. Мама говорит, что качество учёбы определяют упорство и трудолюбие, а вовсе не факультет.
   - Да я и не спорю. Но Слизерин... - Альбус не смог удержаться и поёжился.
   - А что плохого в Слизерине? - вдруг раздался тихий голос. Оба вздрогнули - они совсем забыли, что не одни в купе. Голос принадлежал бледному, тощему мальчику в очках. Он неприметно съёжился где-то в углу и прижимал к себе толстую книгу. Альбус поймал его взгляд и с досадой понял, что наверняка ляпнул что-то лишнее.
   - Эмм... Ну... - он замялся. - Вообще-то ничего...
   - Моя мама закончила Слизерин, - сказал их попутчик, смерив Альбуса непроницаемым взглядом. - И она талантливая волшебница.
   - Мы не сомневаемся в этом, - вновь заулыбалась Роза. - Просто Альбус не хочет в Слизерин. Это его личные вкусы и всё, - она метнула на Ала укоряющий взгляд из-под чёлки.
   - Альбус? - заинтересованно протянул мальчик. - Так ты, наверное, сын самого Гарри Поттера? Победителя Сами-Знаете-Кого?
   - Ну да, - пробормотал Альбус, в котором боролись смущение и гордость.
   - Ух ты... - глаза за стёклами очков заблестели. - А он тебе рассказывал про Великую войну?
   - Совсем чуть-чуть. Без всяких подробностей, то есть, - уклончиво ответил Альбус. - А тебя как зовут?
   - Меня?.. Уильям Грей. Лучше Уилл. Проще некуда, да? - он чуть усмехнулся и перевёл взгляд на Рози. - А ты?
   - Роза Уизли. Приятно познакомиться.
   - И Уизли здесь... Бывает же такое, - Уилл улыбнулся шире. - Вот уж не думал, что мы окажемся на одном курсе... Кто-нибудь хочет пирожок? Мне мама завернула, а я не голоден.
   - Ох, я бы не отказалась! - с таким возгласом в купе неожиданно ввалилась незнакомая девочка с короткой стрижкой, уже одетая в школьную мантию. - Вы, конечно, извините, но можно пересесть к вам? Там этот придурок, Джереми Забини со своей кусачей тарелкой...
   - Присаживайся, пожалуйста, - Роза чуть подвинулась.
   - Кстати, я Бекки, Бекки Стивенсон. Так с чем там у тебя пирожки? - уточнила она у Уильяма.
   - С морковью, - растерянно отозвался тот. Ребекка поморщилась.
   - Нет, тогда не надо... Кто-нибудь тут знает, когда мы приедем?
   - Ближе к вечеру, - сказала Рози, глядя в окно, на проплывающие мимо залитые солнцем холмы.
   - Не скоро, значит... - Бекки вздохнула. Она посмотрела на огненно-рыжие волосы Розы и спросила: - А ты, должно быть, дочь Рональда и Гермионы Уизли?..
   - Да, - сказала Рози, по-видимому, несколько шокированная таким энтузиазмом.
   - Так Джордж Уизли - твой дядя? Теперь я догадалась, в чьём магазине Забини накупил этих ужасных тарелок! - воскликнула Бекки, возмущённо всплеснув руками. Повисло молчание; потом Уилл не удержался и фыркнул, а ещё через пару секунд хохотали все. И Альбус впервые подумал, что, возможно, Распределение - это и правда не так уж страшно. В конце концов, Хогвартс - в любом случае удивительное место.

***

   Когда торжественно настроенный Альбус Поттер сошёл с поезда, было прохладно и сумрачно. Светила бледная луна. В общей сумятице он быстро потерял из виду Уилла и Бекки. Но Роза стояла рядом, кутаясь в мантию.
   - Первокурсники, за мной! - услышал он громкий басовитый призыв и прищурился. В нескольких ярдах от них высился громадный силуэт кого-то с растрёпанной бородой. Неужели?..
   - Это же Хагрид! - взволнованно сказал он, дёрнув Рози за рукав.
   - Точно... - глаза девочки тоже были устремлены на полувеликана. - Помнишь, нам с тобой нужно зайти к нему в пятницу?
   - Ещё бы я не помнил...
   Они несмело двинулись вперёд. Разговоры вокруг постепенно утихали, сменяясь шёпотом - слишком уж волшебной была эта ночь...
Альбус, ненадолго успокоившийся в поезде, теперь разволновался настолько, что и не помнил, как добрался до плещущегося озера с несколькими небольшими лодками, покачивающимися на воде.
   - По четыре человека в лодку, не больше! - громко объявил Хагрид. Альбус и Роза уселись, а вскоре к ним подоспели и попутчики.
   - Мы вас искали, - объявила запыхавшаяся Бекки. Едва она успела договорить, как их лодка в числе других поплыла сама по себе.
   - Красиво, - тихо сказала Рози. Альбус только кивнул. Вода и частый кустарник на берегу были залиты серебристым лунным светом. Стояла звенящая тишь.
   Пригнув головы, они проплыли под старым мостом, и вдали показался Хогвартс. Многие первокурсники не сдержали восхищённых восклицаний, и Альбус тоже; он глядел на гигантский замок, на шпили башен, на приветливо горящие окна и вьющуюся ленту реки вдали - и не мог поверить, что наконец оказался здесь. Конечно, примерно так он и представлял себе это место со слов Джеймса, родителей и дяди Рона, но увидеть своими глазами - совсем другое дело.
   И вот лодки причалили. Альбус первым из четверых вылез на берег - его и пугала, и привлекала перспектива войти в замок. Громада Хогвартса нависала сверху, закрывая собой усыпанное звёздами небо. Они прошли ещё немного, поднялись по каменной лестнице (ступеньки озаряло пятно света от фонаря Хагрида) и оказались перед высокой деревянной дверью. Полувеликан постучал три раза, и Альбусу захотелось зажать уши от тяжёлого шума - наверное, дверь была дубовой. Она со скрипом отворилась, и на пороге показался неприятного вида сгорбленный старичок в изрядно поношенной одежде.
   - Ну, здравствуй, Филч, - поприветствовал его Хагрид. - Видишь, привёл...
   - А, первокурсники... - протянул старичок, осматривая их. Альбус стоял довольно близко, и ему стало не по себе от взора слезящихся глазок. - Ну что ж, пойдёмте. Отведу вас к профессору Флитвику.
   Гурьбой они пошли к двери. Альбус оглянулся и поймал взгляд Хагрида; тот вдруг улыбнулся и помахал ему рукой.
   - Жду на чай в пятницу! - зычно крикнул полувеликан. Несколько заинтересованных лиц сразу повернулись к Альбусу, и он смутился.
   Они куда-то свернули, прошлись по каменному коридору и оказались в небольшом квадратном зале, абсолютно пустом, если не считать факелов на стенах. Откуда-то справа доносился гул голосов и смех. Альбус подумал, что они, должно быть, находятся недалеко от Большого зала, и покрылся холодным потом.
   - Не бойся, - шепнула Роза и взяла его за руку.
   - А я и не боюсь.
   - Расступитесь, господа первокурсники! Дайте пройти! - раздался тоненький голосок, и из толпы вынырнул, оправляя мантию, низенький седой человечек в пенсне. Все притихли. Альбус подумал, что это наверняка и есть профессор Флитвик. О нём пару раз рассказывала тётя Гермиона. - Кхм... Большинство из вас, я полагаю, знают, в чём состоит процедура Распределения. Для тех, кому это неизвестно: вам предстоит перед лицом преподавателей, студентов и, разумеется, директора, профессора МакГонагалл (запомните на будущее) примерить Волшебную шляпу, чтобы она определила ваш факультет, один из четырёх: Гриффиндор, Когтевран, деканом которого имею честь являться я, Пуффендуй или Слизерин. Только после этого вы сможете считать себя полноправными студентами Хогвартса, и уже завтра для вас начнётся учёба... Есть тут те, кому нужно ещё время, чтобы сконцентрироваться перед Распределением?
   "Мне нужно время, уйма времени", - в панике подумал Альбус, но ничего не сказал. Все остальные тоже промолчали.
   - Ну что же, тогда прошу идти за мной, - и профессор Флитвик прошествовал к выходу из зала. Альбус уныло поплёлся в общей колонне. Наступал критический момент.
   Большой зал оказался не только действительно большим, но и очень светлым. Горело множество свечей, а наверху сиял звёздами заколдованный потолок. Альбус долго не мог оторвать взгляд от этого зрелища, но тут кто-то довольно ощутимо толкнул его локтём в бок.
   - Сейчас начнётся, - шепнул Уилл.
   Альбус опустил глаза и только сейчас понял, какая же толпа тут собралась. Студенты всех факультетов, сидя за четырьмя длинными столами, разглядывали их - с насмешливым вниманием, дружелюбием или равнодушием. За спинами первокурсников был преподавательский стол, и Альбус намеренно туда не оборачивался. У него и так ослабели колени.
   Тут стало заметно тише. Вышел профессор Флитвик, наклонился, крякнув, и поставил на свободное место табурет с ужасно старой, большой остроконечной шляпой. Альбус нервно сглотнул. В Большом зале воцарилась тишина. Через несколько секунд в шляпе появилась прорезь, напоминающая рот, и началась тихая, скрипучая песня:
   Я - всего лишь шляпа,
   Но запомните, что
   Сущность ваша для меня -
   Прозрачнее, чем решето.
   Путь ваш определить смогу
   Лишь я одна, поверьте.
   Мысли, чувства я сберегу
   И выкрикну в ответе!
   Ответ будет кратким: тот факультет,
   Где вам предстоит учиться.
   И вы сбережёте тот ответ
   Для жизни новой страницы...
   Возможно, путь ваш лежит в Гриффиндор,
   Основанный Годриком славным.
   Храбрость, отвага, упорство, задор...
   А страх - сочтёте забавным!
   А может быть, в Пуффендуй вы попадёте,
   Созданный милою Пенни.
   Там труд, доброту и заботу найдёте
   И скажете "нет" лени.
   Кто знает - есть ещё Когтевран,
   Его основала Кандида.
   Мудрость и юмор, ясность ума,
   Нелепость и спешка - обида.
   Других же давно ждёт Слизерин -
   Салазара оплот.
   Ловкость и хитрость, жало змеи -
   С нею и герб тот...
   Так что же вы ждёте, друзья мои?
   Примерьте меня и ступайте.
   И завтра уже новые дни
   Решительно начинайте.
   Шляпа церемонно раскланялась, и все зааплодировали. Декан Когтеврана достал откуда-то свиток (или он просто вдруг появился у него в руке?) и провозгласил:
   - Итак, начнём. Я буду называть фамилии и имена. Попрошу названных первокурсников выйти вперёд и сесть на табурет... Кхм. Бэрроу, Селестина!
   Светловолосая кудрявая девочка, краснея, вышла вперёд, уселась, и профессор Флитвик надел на неё Распределяющую шляпу. Она была такой большой, что закрыла половину лица Селестины.
   - ПУФФЕНДУЙ! - громко объявила шляпа пару мгновений спустя. Крайний правый стол расцвёл хлопками и радостными криками, и смущённая девочка поспешила туда. Альбус подумал о том, что его очередь приблизилась ещё на одного человека, и у него пересохло в горле.
   - Грей, Уильям!
   Сильно побледневший Уилл поспешил к табурету и сидел там значительно дольше Селестины. В конце концов шляпа крикнула:
   - ГРИФФИНДОР!
   На этот раз радостными возгласами взорвался стол гриффиндорцев, за которым Альбус увидел подмигнувшего ему Джеймса и кузину Роксану, дочь дяди Джорджа, со значком старосты на мантии. Она улыбнулась и весело помахала ему и Розе.
   Дальше все проходили очень быстро - казалось, что шляпа расщёлкивает их мысли, словно орешки. Эдварда Хагена распределили на Когтевран, Линду Лиллоу - на Слизерин, туда же - Скорпиуса Малфоя... Были и ещё люди, конечно, но Альбус далеко не всех запомнил в тот день. Следом за Орионом Ордри - мальчиком с огромными светло-карими, почти жёлтыми глазами, которого также распределили на Гриффиндор, - настал черёд Альбуса.
   - Поттер, Альбус!..
   Ему показалось - или голос профессора Флитвика действительно чуть дрогнул, когда он произносил его имя?..
   Альбус затаил дыхание и шагнул вперёд. Усевшись на табурет, он ещё успел пожелать себе удачи, а потом глаза закрыла чернота.
   - Хм, - проговорил где-то над ухом тихий голос. - Ещё один Поттер. С тобой сложнее, чем с предыдущим... Значительно сложнее. Я вижу сообразительность и смелость, но также робость и милосердие, вижу упорство, но и нерешительность, и тысячу тайных мечтаний... Весьма честолюбивых временами... Так что же?
   И тут Альбус снова вспомнил отцовский совет.
   "Не в Слизерин, - подумал он. - Прошу Вас, куда угодно, только не туда".
   - Ты так уверен? - переспросила шляпа. - Точно? Брезгливое отношение к Слизерину не сказалось хорошо на жизни некоторых волшебников, в том числе и твоего отца, разве не так?.. Может быть, ты видишь только то, что хочешь видеть, а, тёзка великого Дамблдора?
   "Только не в Слизерин, - зажмурившись, упрямо повторял Альбус. - Не туда".
   - Ну что ж, как скажешь. Окончательный выбор всегда за тобой... ГРИФФИНДОР!
   Альбус выдохнул и, на ватных ногах пройдя к столу Гриффиндора, опустился на место рядом с Джеймсом. Тот похлопал его по плечу.

***

   Черноволосую Лоркен Скамандер (неужели она родственница того самого натуралиста?) распределили в Когтевран, а Ребекку, близнецов Томас - Артура и Вульфрика - и, конечно, Розу - в Гриффиндор. Последний в списке Джереми Забини попал в Слизерин.
   Джеймс тем временем с весело блестящими глазами шёпотом рассказывал Альбусу об учителях, сидящих за преподавательским столом и также ожидавших конца распределения:
   - Вон тот с краю - с усами, как у моржа, видишь? - профессор Слизнорт, зельевар. Со странностями старикашка, но в общем ничего. Ко мне лез ужасно с первого дня с вопросами про папу и Великую войну - то, это ему расскажи, как будто я сам знаю... Правда, отстал быстро. Понял, наверное, что я талантами в области зельеварения не отличаюсь, - Джеймс тихо хихикнул. - А рядом с ним, надутый такой, - МакМиллан, декан Пуффендуя, трансфигурацию преподаёт. Они с папой вместе учились... Ну, Долгопупса ты и так знаешь... Дальше - Аврора Синистра, астрономия...
   - А левее? В оранжевой мантии? - тихо спросил Альбус, разглядывая оживлённого смуглого мужчину, который, казалось, не мог усидеть на месте: то теребил скатерть, то стучал по столу вилкой, то смотрел на огромные наручные часы.
   - Это Франческо Касторино, итальянец. Защита от Тёмных искусств. Мерлин его знает, если честно. Ничего определённого не скажу, - с лёгкой досадой протянул Джеймс. - Но на его уроках, по крайней мере, спать не хочется... О, Розу распределяют. Тише.
   Похлопав вместе со всеми Рози, Альбус взглянул наконец на центр преподавательского стола, на пожилую строгую даму в изумрудно-зелёном. Её глаза за стёклами очков блестели молодо, но на висках, видневшихся из-под остроконечной шляпы, серебрилась седина. Она негромко говорила с Рубеусом Хагридом, сидевшим рядом. Альбус сразу догадался, что это директор - профессор МакГонагалл, и невольно вжался в скамью, когда она обвела взглядом зал и поднялась с места. Джереми Забини к тому времени уже уселся, и все притихли.
   - Рада приветствовать каждого нового ученика в стенах Хогвартса, - чётко произнесла она. - Надеюсь, Вы уже осознали, насколько ответственным станет для вас первый период обучения, как, собственно, и всё обучение в целом. Прошу отнестись к этому со всей серьёзностью; эта просьба в особенности касается некоторых старшекурсников, - профессор МакГонагалл красноречиво посмотрела на кое-кого из слизеринцев и отдельно - на Джеймса; тот чуть покраснел, но Альбус видел, что он улыбается. - Для более подробной речи наступит время после ужина. А сейчас - пусть начнётся пир!
   Альбус посмотрел на стол и ахнул от удивления: блюда и подносы, ещё минуту назад пустовавшие, теперь полнились всевозможными кушаньями. И чего там только не было! Куры и индейки, стейк, бекон, рыба, жареный картофель, ароматное овощное рагу, несколько сортов сыра... Проголодавшийся Альбус сразу принялся за еду под огласившие Большой зал разговоры и звон посуды.
   - Это мыя любымая тшасть, - попытался выговорить Джеймс, с жадностью поглощавший свиные отбивные. Альбус в этот момент как раз задумчиво разглядывал свой кубок, который только что загадочным образом наполнился тыквенным соком, и лишь кивнул.
   Прошло какое-то время, и остатки яств исчезли, вдруг заменившись разнообразными десертами. Торты и пирожные, джемы, мармелад, печенье, орешки... Но Альбус попробовал только несколько ложек фруктового мороженого, поскольку чувствовал, что больше съесть просто физически не способен.
   Пока он пробовал мороженое, за его спиной будто пронёсся порыв холодного ветра. Альбус оглянулся и увидел полупрозрачного, медленно качающегося в воздухе худощавого мужчину с печальным взглядом и в старомодной одежде.
   - Добрый вечер, - осторожно сказал Альбус - он впервые в жизни видел призрака.
   - Действительно добрый, молодой человек, - отозвалось привидение. - Ведь я, судя по всему, вижу ещё одного потомка знаменитого Поттера?
   - Эмм... Да. Альбус, приятно познакомиться...
   - Ах, ещё и Альбус... Подумать только, - призрак вздохнул. - И мне очень приятно в таком случае, мистер Поттер. Сэр Николас де Мимси-Дельфингтон, к Вашим услугам.
   "Почти Безголовый Ник", - вспомнил Альбус, но вслух, разумеется, говорить этого не стал.
   Сэр Николас поплыл дальше, а Альбус рассмотрел не менее прозрачных Толстого Монаха возле стола пуффендуйцев и грустную Серую Даму, общавшуюся с когтевранцами. Кровавого Барона, о котором Джеймс рассказывал леденящие душу истории, тут почему-то не было, и Альбуса весьма обрадовало это обстоятельство.
   Но вот большинство присутствующих насытились десертом, и настал момент для директорской речи. Зал вновь охватила тишина. Профессор МакГонагалл встала.
   - Хотелось бы сказать ещё несколько слов. Во-первых, занятия начнутся завтра в девять часов, не забудьте ознакомиться с расписанием. Во-вторых, по просьбе мистера Филча и по личной инициативе напоминаю: ученикам строго запрещено ходить в лес, а также колдовать на переменах и ходить по коридорам ночью. За дисциплинарные и другие взыскания ваш факультет будет терять баллы, а за ваши достижения - приобретать их, запомните это... И, наконец, о квиддиче: тренировки начнутся на следующей неделе, поэтому все желающие могут обращаться к капитанам команд или деканам. А сейчас - прошу разойтись по спальням. И удачи вам, - уже мягче добавила директор. Послышались хлопки, а потом Большой зал пришёл в движение. Альбус тоже поднялся. Он так устал, что мечтал сейчас лишь о том, чтобы поскорее добраться до постели.
   - Первокурсники Гриффиндора, за мной! Я провожу вас к спальням! - громко и уверенно объявила Роксана Уизли. - Ну, как всё прошло, Ал? - намного тише спросила она, не по-девичьи мощно потрепав Альбуса по плечу и тряхнув тёмно-рыжей чёлкой.
   - Да ничего, спасибо, - откликнулся Альбус. - Я очень рад, что в Гриффиндоре.
   - Лично я ни секунды не сомневалась в том, что ты будешь с нами, - на ходу улыбнулась Роксана.
   - Я тоже, - заметила Роза.
   Они миновали несколько коридоров и лестничных пролётов ("Осторожно, лестницы могут менять направление!" - предупредила Роксана), а ещё пару потайных дверей. Альбус подумал, что даже через месяц вряд ли запомнит, где тут что находится. Люди на портретах, которыми были обвешаны стены, кланялись им, а рыцарские латы поскрипывали как-то подозрительно осмысленно. Колонна первокурсников как раз поднялась на седьмой этаж и приблизилась к большому портрету полной леди в розовом, закрывавшем, как объяснила Роксана, вход в гостиную Гриффиндора, когда Рози дёрнула Альбуса за рукав мантии.
   - Смотри, - прошептала она, глядя куда-то в сторону. Альбус взглянул туда - и замер. Среди невесть когда написанных портретов на одной из стен висела огромная колдография. На ней весело хохотали, обнявшись, трое - двое юношей и девушка, все в магловской одежде. Совсем молодые, но выглядевшие несколько утомлёнными, они тем не менее казались донельзя счастливыми: высокий и нескладный, рыжий веснушчатый парень обнимал растрёпанную девушку и хлопал по плечу третьего - черноволосого, с яркими зелёными глазами. Точно такими же, как у его второго сына.
   - Их, наверное, сняли вскоре после Победы, - сказал Альбус, у которого мгновенно потеплело на сердце. Отец, дядя Рон и тётя Гермиона будто совсем рядом - только руку протяни.
   - Пароль - летучая рыба, - произнесла тем временем Роксана.
   - Верно, - величаво произнесла дама на портрете, и картина отъехала в сторону, открыв взорам первокурсников уютную, заставленную алыми креслами гостиную Гриффиндора.
   Той же ночью Альбус Поттер спокойно уснул в своей новой постели под красным пологом. Слева от него ворочался кто-то из близнецов Томас - кажется, Вульфрик, а справа сопел желтоглазый Орион Ордри. И снились Альбусу цветные, удивительно красивые сны.

Глава II

ПЕРВЫЕ ДНИ И АЛЬБОМ

  
   Уже с самого первого дня учёбы Альбус понял, что в одиночку ему действительно ни за что не запомнить расположение кабинетов и других помещений Хогвартса в ближайшие недели, и поэтому на уроки или в Большой зал сначала ходил исключительно с Уиллом или Орионом. Не только им было сложно освоиться, ведь Хогвартс непрерывно менялся. Лестницы постоянно перемещались, волшебники и волшебницы на портретах то и дело покидали свои рамы (даже Полную Леди не всегда можно было застать на месте), а некоторые двери оказывались фальшивыми или растворялись, как только к ним кто-нибудь приближался. Отдельной темой являлись привидения: Альбус был шокирован, когда сквозь него проплыл какой-то задумчивый прозрачный паж и когда мимо прошествовал Кровавый Барон с пятнами светящейся белой крови на одежде. Поразил его и профессор Бинс, призрак-преподаватель истории магии, который на первом же занятии просочился сквозь доску. Но ужаснее всех, конечно, был полтергейст Пивз - крошечное существо с чёрными глазками и костылями, временами угрожающими чьему-либо здоровью. На себе Альбус пока не испытал "прелести" общения с ним, но несколько раз видел, как на голову кому-то из первокурсников будто сама собой вдруг опрокидывалась корзина для бумаг или как какая-нибудь девочка обнаруживала у себя за шиворотом парочку мышей.
   Что касается уроков, то большинство из них сразу показались Альбусу ужасно интересными - недаром этим летом он в радостном предвкушении листал свои новенькие учебники из "Флориш и Блоттс" (изначально предполагалось, что Альбусу достанутся книги Джеймса, но к концу прежнего учебного года они оказались в таком жутком состоянии, что родители купили ему собственный комплект). Профессор Флитвик хоть и поднимался на большую стопу книг, чтобы лучше видеть аудиторию, но рассказывал весьма солидно, и Альбуса быстро увлекли заклинания. Конечно, они пока толком не приступали к практике, но Альбус тайком тренировался по вечерам. Правда, из его палочки не выходило никакого проку - лишь бесполезные искры. У Розы дела шли намного лучше. Впрочем, Альбус не отчаивался: всё-таки Рози единственной на курсе удалось на пару сантиметров сдвинуть по столу деревянный кубик с помощью волшебства.
   Ещё ему, как ни странно, понравилось зельеварение. Раньше Альбус не мог себе представить, что можно радоваться при виде отвара против фурункулов, в нужный момент закипевшего и приобретшего правильный оттенок. Конечно, в толчении зубов крота и измельчении игл дикобраза было мало приятного, но результат оправдывал старания. Профессор Слизнорт хвалил Альбуса с первого урока и пару раз посетовал, что сын великого Поттера не на его факультете. Альбус только недовольно ёжился.
   Но самое сильное впечатление на Альбуса, как и на многих его однокурсников, произвела трансфигурация. Важный и медлительный профессор МакМиллан с удивительной лёгкостью превратил учебник Бекки Стивенсон в попугая, а попугая - в медные часы-ходики. После этого дружное восхищение первокурсников сопровождало каждый взмах палочки профессора и каждое слово, выведенное на доске. Уже на втором уроке трансфигурации у Альбуса почти получилось сделать из спички вполне сносную иголку. У Розы идеальная игла вышла ещё раньше, и профессор чинно присудил Гриффиндору пять призовых очков. Но после урока он подошёл к Альбусу и попросил поговорить с Джеймсом по поводу Джона МакМиллана, своего сына, пуффендуйца-второкурсника. Судя по всему, декан Пуффендуя считал компанию "этого неугомонного мальчика" неподобающей для отпрыска. Альбус в ответ на это пробормотал что-то неразборчивое, но Джеймсу ничего говорить не стал. Он знал, что Джеймс всё лето только и делал, что переписывался с Джоном МакМилланом и летал на метле наперегонки с Луи Уизли, младшим сыном дяди Билла. Так что разлучать их трио было бы слишком жестоко.
   Больше всего Альбус ждал занятий по защите от Тёмных искусств, но, к сожалению, они должны были начаться только на следующей неделе - как и отборочные испытания по квиддичу. Приходилось ждать.
   Среда была радостным днём для Альбуса. За завтраком совы принесли почту, и Ириска сбросила в тарелку с омлетом Альбуса ответ на письмо домой и шоколадную лягушку. (Кстати, Альбус заметил, что некоторые ребята из семей маглов привезли с собой мобильные телефоны - совершенно напрасно, потому что связаться с кем-то таким образом отсюда было просто невозможно). Лягушку он сразу отдал Артуру Томасу (Артур собирал карточки со знаменитыми волшебниками), а письмо от родителей с жадностью перечитал несколько раз. Он уже скучал по ним.
   Дорогой Альбус!
   Мы рады, что всё прошло хорошо, и поздравляем тебя с поступлением на Гриффиндор. Лили постоянно спрашивает о тебе и Джеймсе (кстати, он ещё ничего не натворил?). Мы все желаем тебе удачи с отборочными по квиддичу. Напиши, пожалуйста, о том, как тебе понравились уроки и виделся ли ты с профессорами Долгопупсом и МакМилланом. Не забудь навестить Хагрида в пятницу, передавай ему привет и возьми с собой Розу. Ни в коем случае не обращай внимания на проделки Пивза и тому подобные глупости! И не забывай посещать библиотеку - это во всех отношениях полезно... Пиши почаще, мы очень любим тебя.

Мама и папа.

   P.S. (от папы): лягушку можешь кому-нибудь подарить, если не захочешь.
   P.P.S. (от мамы): Ириска чересчур нетерпелива и дважды укусила твоего отца, пока он писал это. Постарайся изредка навещать её в совятне - ей, видимо, тоже трудно привыкнуть к новой обстановке.
   Решив написать ответ сразу после уроков, Альбус дождался Уилла и поспешил на травологию - сегодня она была впервые.
   Профессор Невилл Долгопупс, преподаватель травологии и декан Гриффиндора, уже ждал их в одной из теплиц. Первое занятие было вводным, но в конце урока он всё же продемонстрировал первокурсникам невзрачный комочек жаброслей, а также ростки визгопёрки и милые трепетливые кустики. В целом занятие прошло спокойно, если не считать чересчур впечатлительного Ориона Ордри: услышав попискивания недовольной чем-то визгопёрки, он зажал уши и упрямо не отводил руки, пока визгопёрку не перенесли куда-то в другое место.
   Когда время занятия вышло, Альбус сложил свой учебник в сумку и уже собрался бежать на трансфигурацию, но тут профессор Долгопупс негромко подозвал его к себе.
   - Да, сэр?..
   - Я рад видеть тебя, Альбус, - профессор широко улыбнулся, и на его круглых щеках появились ямочки. - Как твои дела?
   - Всё хорошо, сэр. Спасибо.
   - Ты очень похож на отца. Просто одно лицо, ты знаешь?
   Несколько смущённый Альбус поблагодарил ещё раз. Взгляд декана Гриффиндора затуманился. В глазах у него отражалась зелень растений.
   - Тяжело быть сыном героя, как ты считаешь? - странным тоном спросил он - совсем тихо, будто сам у себя. - Все ждут от тебя чего-то особенного.
   Альбус помолчал, прежде чем ответить.
   - Не думаю, сэр, - нерешительно сказал он. - То есть... Вряд ли это зависит от того, кто твои родители. Но я горжусь папой.
   - И правильно, - декан снова улыбнулся. - Твой отец великий человек, Альбус. Мы все не устаём благодарить его за то, что он сделал... - после паузы профессор продолжил уже не так задумчиво: - И, я думаю, он хотел бы, чтобы я показал тебе кое-что. Смотри сюда.
   Профессор отошёл к столу с микроскопами. Альбус недоумённо наблюдал за ним, пока он рылся в ящиках и коробках.
   - Куда же я это дел?.. Вот проклятая рассеянность... Нет, не то... Вот, нашёл!
   Альбус несмело подошёл и взглянул на предмет в руке профессора. Это был небольшой фотоальбом в тёмно-красном переплёте.
   - Когда создавался музей Победы, - пояснил Долгопупс, - преподавателям поручили собрать материалы о погибших героях Великой войны. Вот в этом альбоме собраны колдографии одного отважного и искусного волшебника - все, которые удалось найти... Однажды Гарри рассказал мне всю его историю целиком, Альбус. И после этого я сам вызвался собрать такой альбом для музея. Имя этого волшебника совпадает с твоим вторым.
   - Северус Снейп? - догадался Альбус, и по коже у него почему-то побежали мурашки. Профессор кивнул.
   - Вот именно. Держи.
   Один из них учился на Слизерине, и он был, пожалуй, самым храбрым человеком из всех, кого я знал...
   Альбус перевёл дыхание и, взяв альбом у профессора, открыл его. На первой колдографии маленький, худой и очень бледный черноглазый ребёнок сидел на руках у печальной матери. Рядом с отстранённым видом стоял высокий мужчина - отец. Потом сразу, без переходов, начались школьные снимки, и их было до странного мало... Бледный тощий мальчишка на платформе девять и три четверти, и около него - улыбающаяся рыжеволосая девочка, красивая и радостная. Подписано: 1 сентября 1972 года, Северусу от Лили... На остальных колдографиях Снейп был один. Вот - снимок всего курса, но подросток с горбатым носом сидит в стороне, отрешённый и грустный... Высокий мужчина в чёрном у входа в какое-то здание... Вырезка из "Ежедневного пророка": Северус Снейп - новый преподаватель зельеварения в школе Хогвартс. И дата - 1981 год. Эта была последняя колдография.
   - Наверное, он был несчастным человеком, - произнёс наконец Альбус, возвращая альбом. Он никак не мог понять, что чувствует. - Но папа говорил о нём, как и Вы, профессор. О его храбрости. Вы расскажете мне подробнее?..
   - Пусть тебе расскажет сам Гарри, Альбус. Так будет лучше. И не в ближайшее время.
   - Но почему?
   - Извини, но ты просто ещё не готов к такому... - тут у теплицы послышались голоса, и профессор как ни в чём не бывало заметил: - О, а вот и пятикурсники из Когтеврана. Тебе пора идти, Альбус. Ещё увидимся.

Глава III

ЛОРКЕН, РИЧАРД И ЯБЛОЧНЫЙ ПИРОГ ХАГРИДА

  
   Наконец настала пятница - день, когда Альбус и Роза должны были навестить Хагрида. В этот день им как раз повезло: не было уроков после обеда. Альбус давно хотел познакомиться с полувеликаном, ещё одним загадочным папиным другом, и поэтому, с трудом досидев до конца занятий, напомнил Розе о договоре. Но кузина разочаровала его: оказывается, ей срочно понадобилось дописать домашнее задание по астрономии и отнести его профессору Синистре. Альбус немного расстроился, но пообещал дождаться Рози. Они должны были встретиться у главных ворот замка, между колонн с крылатыми вепрями.
   И вот Альбус прохаживался у ворот, изредка поглядывая на наручные часы (их подарили ему на прошлый день рождения). Роза запаздывала. Прошедший мимо Аргус Филч уже бросил на Альбуса пару подозрительных взглядов. Филч ему не нравился и даже слегка пугал; Джеймс всегда говорил, что смотритель стал ещё злее с тех пор, как несколько лет назад умерла его любимая кошка.
   Перед Альбусом расстилался изумительно красивый, уже не летний, но ещё не осенний пейзаж. Небо с редкими облаками тихо голубело над головой; волны ветра прокатывались по траве, которая словно бы плавно переходила в вымощенную зеленоватым камнем дорожку. Большое озеро шло лёгкой рябью. Мимо Альбуса прошагала, мечтательно улыбаясь, светловолосая Мари-Виктуар. Наверное, опять в совятню - воспользовавшись переменой, писать своему Тедди Люпину...
   И тут Альбус услышал пение. Оно доносилось из замка - тихое, тонкое и завораживающее. Слов песни невозможно разобрать, но голос - очень красивый и мелодичный. Удивлённый Альбус решил, что ничего не случится, если он отойдёт и посмотрит, кто так поёт. Пока он шёл по направлению к голосу, его кожа покрывалась мурашками; он нарисовал в своём воображении вейлу или нимфу - кто ещё мог петь так серебристо и нежно?
   Но вот в одном из коридоров Альбус нашёл певшую - и чуть не охнул от разочарования. Это была девочка, просто девчонка с его курса, невзрачная Лоркен Скамандер из Когтеврана. Она сидела на подоконнике и пела, выводя какие-то узоры на листке из блокнота. Увидев Альбуса, она умолкла. У неё были длинные, иссиня-чёрные волосы и серые глаза, но вряд ли кто-нибудь назвал бы её красивой. Совсем даже наоборот.
   Альбус вздохнул и сел с ней рядом. Почему-то ему стало грустно.
   - Привет, - тихо проговорила девочка, пряча листок в карман. - Ты Альбус Поттер, да?
   - Да. А ты - Лоркен Скамандер?
   Она кивнула.
   - Но лучше Лора. Ты ждёшь кого-то?
   - Да, Розу Уизли... - он умолк, не зная, что ещё сказать. - Ты очень красиво поёшь.
   - Спасибо. Это песня о дожде в Венеции. Когда-нибудь я обязательно побываю в Венеции.
   - Ааа... - только и смог протянуть Альбус.
   - Наши родители были знакомы, ты знаешь об этом? - внезапно спросила Лоркен.
   - Разве?
   - Конечно. Мою маму зовут Полумна Лавгуд. Они вместе учились... Ещё у меня есть брат Лисандер, но он приедет только в следующем году.
   - Надо же... А Ньюту Скамандеру ты кто?
   - Правнучка. Мой отец тоже известный зоолог, если тебя это интересует... А прадедушка сейчас живёт в Дорсете, иногда я бываю там летом. У него три ручных жмыра.
   - О, - от такого потока информации у Альбуса даже голова чуть-чуть закружилась. - Ну хорошо... Я пойду.
   - Счастливо, - безмятежно отозвалась Лора, снова доставая свой листочек. И Альбус отправился к воротам.
  

***

   Примерно за четверть часа они с Розой добрались до хижины Хагрида. Это было приземистое, на вид уютное деревянное строение с маленькими окнами, увитое побегами каких-то растений. Над дверью висел лук и колчан со стрелами. Альбус переглянулся с Розой и постучал. Дверь открыли, и показалась большая, заросшая курчавыми с проседью волосами, бородатая голова.
   - А, это вы? Наконец-то, я уж думал, что и не дождусь! Заходите, - и Хагрид шагнул в сторону, пропуская их.
   Внутри хижины было довольно тесно и неопрятно: всюду стояли какие-то банки и склянки, коробки и пара шевелящихся мешков, валялись корешки и огрызки фруктов. В углу находилась огромная кровать, накрытая ярким лоскутным покрывалом. Хагрид подошёл к очагу и загремел чайником.
   - Вы, это, садитесь, - пробасил он, не оборачиваясь. - Сейчас чаю сделаю... Вот и пирог есть, яблочный...
   Альбус и Роза, всё ещё робеющие, но оглядывающиеся с любопытством, уселись в продавленные кресла перед столом (оба они с трудом дотягивались до столешницы). Хагрид с гордостью водрузил на стол блюдо с пирогом, который выглядел, признаться, не очень-то свежим. Через несколько минут они уже пили чай. Чай действительно был вкусным - горячим, с какими-то травами, - а вот свой кусок пирога Альбусу еле удалось догрызть до конца. Но он грыз, мужественно и вежливо улыбаясь, как и Рози.
   - Ну...эээ...как у вас дела-то? Нравится в Хогвартсе? - спросил Хагрид, жуя пирог и не обращая ни малейшего внимания на его чёрствость.
   - Да, - почти хором ответили Альбус и Роза.
   - И им нравилось... Родителям вашим, то есть, - с удовольствием протянул лесничий, но, заметив удивлённые выражения их лиц, добавил: - Не, я, конечно, ничего не говорю - трудновато им было, опасности всякие... Жуткие времена... Это да... Но всё ж таки любили они Хогвартс, места эти любили... Да-а... - он глубоко вздохнул, задумавшись о чём-то своём, а потом поинтересовался: - Как там родители-то, Роза? Рон мне что-то давно не писал, но я его понимаю. Сам...эээ...письма писать не люблю. Чем он сейчас занимается?
   - О, всё тем же, - с готовностью сказала Роза. - Содержит магазин в Косом переулке вместе с дядей Джорджем. И ещё недавно он сдал на магловские права.
   - А, машину водит, значит? - удивился Хагрид. - Ну и ну... Не знал. А зачем ему? Он ж трансгрессировать в любой момент может. И куда угодно.
   - Ну да, - отозвалась смущённая Рози. - Просто... у папы небольшие проблемы с трансгрессией.
   - А, понял, понял, - энергично закивал Хагрид. - Ещё на курсах у него не очень-то было с этим... Ну ничего, с Гермионой-то ему не пропасть, - полувеликан усмехнулся в бороду. - А твои родные как поживают, Альбус? - голос Хагрида заметно потеплел. - Живёте всё там же?
   - Да, на площади Гриммо. Папа руководит мракоборцами, а мама иногда готовит репортажи о квиддиче... Но чаще сидит с нами.
   - Да-а, вас у неё немало... Эх, Альбус, до чего ж ты на отца похож. Мне прямо не по себе стало. И глаза те же... Как быстро время летит. Недавно, кажись, эти трое передо мной вот так же сидели. И Дамблдор жив был... Эх, да что там, - Хагрид достал из кармана большущий клетчатый платок и громко высморкался. Разговор грозил свернуть в сторону печальных тем, но тут неподалёку послышалось шуршание, и из-под груды тряпья у кровати выбралось маленькое существо, напоминающее круглую черепаху с очень необычным панцирем. Он был словно бы украшен драгоценными камнями и блестел в солнечных лучах, проникающих в хижину через окно. Повернув к ним крошечную голову, существо быстро юркнуло обратно под тряпьё, предварительно подпалив её тонкой струйкой пламени.
   - Хагрид, кто это? - осведомился поражённый Альбус, вместе с Розой глядя на то, как полувеликан с криками топает по куче.
   - Это Ричард, мой огненный краб... Не слыхали небось о таких?.. Да вот, года три его уже держу, с тех пор, как Клык мой... Эх, ну что ж со мной сегодня такое... Ещё пирога не хотите?..
  

Глава IV

СКОРПИУС МАЛФОЙ

  
   В понедельник у Альбуса должен был начаться курс защиты от Тёмных искусств. Прошёл обед, и тут Ал с досадой понял, что забыл учебник в спальне. Наскоро дожевав свою порцию бекона, он кинулся туда и чуть не сбил с ног кого-то из второкурсников.
   Стараясь не заблудиться, Альбус миновал несколько коридоров и выбежал на лестницу. Перемена грозила закончиться. На одной из ступенек его нога вдруг словно скользнула в какую-то невидимую дыру, и Альбус обнаружил, что ступня застряла в отверстии между досками. Он с некоторым трудом вытащил ногу и начал подниматься дальше.
   - Остерегайся ступенек-ловушек, - напомнил ему угрюмый волшебник с одного из портретов. Отмахнувшись от него, Альбус сделал ещё несколько шагов, а потом...услышал звон и досадливый возглас.
   Перед ним, на ступеньку выше, стоял светловолосый, бледный ученик с галстуком слизеринских цветов. Чуть изогнув бровь, он смерил Альбуса высокомерным взглядом.
   - Извини, пожалуйста, - пробормотал Альбус, уставившись на осколки чернильницы и расплывающуюся лужу чернил на полу между ними. Думая только об истекающих минутах перемены, он нагнулся к осколкам.
   - Не стоит, - произнёс слизеринец, манерно растягивая гласные. Он со скучающим видом достал палочку, тоже наклонился, коснулся осколков и сказал: - Репаро.
   Осколки немедленно стали целой и невредимой чернильницей, а Альбус посмотрел на блондина с уважением. Ему самому это заклинание ещё не давалось. После этого слизеринец плавно повёл палочкой, собрал чернила и отправил их в сосуд.
   - Хорошо, что это не моя чернильница. Я одолжил её у Лиллоу и сейчас нёс ей, в Большой зал, - проговорил слизеринец. - Ты Поттер, не так ли? Я запомнил тебя с вокзала.
   Альбус заметил, что у него голубые, очень холодные глаза и очень острый подбородок - и тоже вспомнил, где видел его. Конечно же, Скорпиус Малфой. Сын школьного врага папы.
   И тем более - внук Пожирателя смерти.
   - Меня зовут Альбус, - неожиданно для самого себя сказал он. Ему хотелось как-то загладить свою неловкость. И совсем не хотелось задирать каждого встречного слизеринца только из-за его факультета. В конце концов, он мог и сам попасть в Слизерин.
   Ведь мог?..
   - Скорпиус, - представился блондин и протянул ему руку. Альбус сначала уставился на неё, как на что-то невиданное, а в следующую секунду понял, что, наверное, ведёт себя по-идиотски. И пожал руку слизеринцу.
   - Ну, увидимся на защите, - промолвил Скорпиус всё с теми же протяжными нотками усталости в голосе. И продолжил спускаться.
  

***

   Действительно, первый урок защиты был совместно со слизеринцами. Не прошло и пяти минут занятия, когда к Альбусу на стол откуда-то со слизеринских парт прилетела свёрнутая в комочек записка. Догадываясь, от кого это, Альбус тайком развернул её и прочёл загадочную фразу:
   Он похож на бобра.
   "Наверное, это он об учителе", - подумал Альбус и внимательнее вгляделся в профессора Касторино, который, рассказывая о своём предмете, непрерывно бегал по классу и увлечённо жестикулировал. Оранжево-коричневая мантия, густая грива волос, чересчур большие передние зубы... Оказывается, Скорпиус Малфой наблюдателен. Еле сдерживая смех, Альбус написал ответ:
   Да, но он наверняка мастер своего дела.
   И вскоре получил бумажку обратно:
   Он пятнадцать лет преподаёт здесь, но ходят слухи, что мадам директор просто не может найти другую кандидатуру на эту должность.
   Не слишком ли зло?
   Я не учусь на Пуффендуе, чтобы строить из себя воплощение доброты.
   Ты всегда хотел в Слизерин?
   На этот раз ответ пришёл не сразу. Роза, с явным неодобрением наблюдавшая за их перепиской, толкнула Альбуса в бок.
   - Почему ты не слушаешь? - возмущённо прошептала она.
   - Я слушаю, - тихо отозвался Альбус. - Он ещё даже книги не просил открыть.
   - Не веди себя как Джеймс, - попросила Роза и снова принялась провожать глазами активно передвигающегося профессора.
   Мой отец этого хотел.
   Шляпа дала тебе выбор?
   Уже отправив записку, Альбус подумал, что зря задал такой личный вопрос: в конце концов, это его совершенно не касалось. Но Скорпиус всё-таки ответил:
   Да, между Когтевраном и Слизерином. Я даже могу предположить, из чего выбирал ты, Поттер.
   Альбус затаил дыхание. Откуда Малфой может знать? Или - как он мог догадаться? Неужели неуверенность шляпы была так заметна?
   Предположи.
   Мог бы учиться с нами, разумеется.
   С чего ты взял?
   Сам не знаю. По тебе видно.
   Да. Наверное. Но вся моя семья училась на Гриффиндоре. Я не хотел бы в Слизерин.
   Можешь не объяснять мне очевидные вещи, Поттер. Твои родители, должно быть, рассказали о моей семье кучу ужасов, правда?
   Альбус замялся. Задумавшись над ответом, он чуть не пропустил просьбу открыть учебники. Роза вздыхала всё удручённее.
   Только в связи с Сам-Знаешь-Кем.
   Ну да, конечно. Только не думай, что я этим горжусь.
   Я так не думаю, - поспешно заверил его Альбус.
   В итоге они переписывались весь урок, и Ал даже не пожалел об этом. Вот только Рози после окончания занятия мягко сказала ему:
   - В следующий раз я могу сесть к Бекки или Фелице, хочешь?
   - Ты что, обиделась? - растерялся Альбус.
   - Нет, конечно, что ты, - Рози широко улыбнулась. - Просто тогда тебе тогда не нужно будет швырять свои послания через половину кабинета.
   Альбус так и не различил, подшучивает она или говорит серьёзно.

***

   С того дня они подружились. Это произошло как нечто само собой разумеющееся, хотя и стало для Альбуса полной неожиданностью.
   Скорпиус, конечно, часто говорил что-нибудь издевательское об их общих знакомых, иногда довольно цинично шутил и временами подвергался приступам плохого настроения. Но зато с ним никогда не бывало скучно. Они беседовали так, как Альбус не смог бы поговорить ни с кем из своих сверстников, даже с Розой. Уже через пару дней Слизерин перестал казаться Альбусу насквозь ужасным местом, где учатся одни негодяи.
   Малфой в совершенстве владел не только заклятием Репаро, но и Манящими чарами, и Люмосом, и ещё несколькими заклинаниями, о которых первокурсники на первом семестре обучения могли только мечтать. Альбус пару раз удивился про себя, почему же он всё-таки не попал в Когтевран. Сам Скорпиус в ответ на комплименты мастерству улыбался снисходительно и говорил, что всё дело в хорошей палочке (лавр и сердечная жила дракона, тринадцать дюймов). Что касается Альбуса, то он не разбирался в волшебных палочках, но своя - из орешника, с пером феникса - его вполне устраивала.
   С теми, кого недолюбливал (а таких в Хогвартсе уже обреталось немало), Скорпиус всегда был холоден, как глыба льда, но в обществе Альбуса и нескольких однокурсников заметно теплел. Альбус грустно думал, что ему никогда не научиться такой спокойной уверенности.
   У Скорпиуса не было ни собственной совы, ни жабы, зато был большой, холёный чёрный кот, который иногда аристократично позволял потрепать себя за ухом. Когда Альбус спросил, как зовут кота, его приятель лишь отмахнулся:
   - Что за ерунда - давать имена животным? Магловский обычай.
   - Почему это? - удивился Альбус. - Мою сову, например, зовут Ириска.
   Малфой сначала переспросил, а потом, убедившись, что расслышал правильно, громко расхохотался. Альбус уже привык к такой реакции.
   - Это из-за цвета перьев. Ничего особенно смешного... Нет, ему надо придумать имя.
   - Придумай сам, - великодушно разрешил Скорпиус и погрузился в изучение состава какого-то зелья (разговор происходил в коридоре, у одного из окон). Альбус задумался над этой проблемой. Мимо, окинув их странным взглядом, прошёл Доминик - старший брат Луи Уизли, четверокурсник.
   - Снова Уизли, - презрительно пробормотал Скорпиус. - И развелось же их тут... Целые толпы.
   - А Малфоев что, мало? - осведомился задетый Альбус.
   - Да, немного... Не злись, я не о твоей рыжей кузине, - усмехнулся Скорпиус. - Видел, как он пялится?
   - Видел. Но не знаю, почему, - неохотно сказал Ал. Вообще-то он мог предположить, почему, но не хотел обсуждать это. Он и так начал замечать, как шарахаются от него некоторые соседи по комнате и неприязненно поглядывает Джеймс.
   - Да неужели? Всё ты знаешь. Это же сенсация для всей школы - гриффиндорец и слизеринец разговаривают дольше двух минут, - фыркнул Малфой. Альбус предпочёл промолчать. - Ну, так что там с именем?
   Кот тем временем тёрся об ноги Альбуса, и к тому пришла идея. Он вспомнил книги по магловской мифологии, которые давала ему тётя Гермиона.
   - Может быть, Аид? Это был повелитель подземного царства у древних греков, - предложил он.
   - Жутковато, - с видимым удовольствием протянул Скорпиус. - Но я не против.
   ...И ещё была вещь, объединявшая их. Они оба ждали отборочных испытаний по квиддичу.

Глава V

НЕУДАЧИ

  
   Отборочные были назначены на субботу. Альбус за несколько дней до этого подошёл к Роксане и попросил её поговорить с Джоффри Диро - её однокурсником и капитаном команды Гриффиндора. Роксана пообещала Альбусу, что его внесут в списки кандидатов. Она, кстати, и сама играла - охотником.
   Альбус не смог бы сказать, что любит квиддич так же, как Джеймс или родители. Он неплохо летал, но совсем не блестяще. Тем не менее, квиддич очень ценился в их семье, и поэтому Альбус беспокоился. Ему хотелось попасть в команду - в основном для того, чтобы успокоить собственную совесть и отделаться от насмешек Джеймса.
   Он пришёл в назначенный час на поле для квиддича, где уже собралась порядочная толпа. Вдали высились огромные кольца, недалеко от них стоял Диро, беседующий о чём-то с мадам Трюк, преподавательницей полётов - сухопарой женщиной с орлиными глазами. Альбус занервничал ещё сильнее, но поспешил туда. Первокурсникам не полагались личные мётлы, и он тащил под мышкой школьную растрёпанную развалюху - "Чистомёт-5". Роксана, бывшая тут же, кивнула Альбусу, а вот Джеймса он почему-то нигде не увидел.
   Наконец все желающие явились, гомон утих, и Джоффри попросил младших учеников облететь поле по кругу. Осёдлывая метлу, Альбус тщетно старался успокоиться, но ладони вспотели, а пальцы не слушались. Он никогда не летал на такой ужасной метле и в итоге закончил свой круг не хуже всех (большинство первокурсников сразу попадало), но всё же с горем пополам: то снижалась скорость, то заносило в сторону. Снизившись, Альбус встретил сочувствующий взгляд Джоффри и всё понял. Он вздохнул и поплёлся к выходу с поля; он был так подавлен, что даже не пожелал остаться и посмотреть на состав команды... Джеймса и так наверняка оставят, без всяких отборочных. В прошлом году Гриффиндор выиграл Кубок квиддича в основном благодаря ему.
   - Ну, как дела? - Альбус услышал знакомый негромкий голос и заметил светлую шевелюру. Со стороны трибун к нему приблизился Скорпиус.
   - Не прошёл.
   - Я тоже. Ничего, попробую в следующем году.
   - А я - вряд ли, - мрачно отозвался Альбус. Ему казалось, что такого позора он ни разу в жизни до этого не испытывал.
   - Да не переживай, - снисходительно проговорил Скорпиус. - Зато твой брат - ловец с первого курса.
   - Да, Джеймс здорово играет... - едва Альбус успел это произнести, как его кто-то окликнул. Он обернулся - их как раз догонял Джеймс.
   - Ал! Мне надо с тобой поговорить, - объявил он, чуть запыхавшись. - Наедине, - добавил Джеймс, неприязненно оглядев Малфоя. Тот никак не отреагировал, просто спокойно сказал:
   - Ладно, Альбус, я буду на трансфигурации, - и с достоинством удалился.
   - Не слишком вежливо, - заметил Альбус. Джеймс выглядел злым и каким-то взъерошенным.
   - С какой стати мне с ним быть вежливым? - огрызнулся он. - Как раз насчёт него я и подошёл, кстати. Почему ты всюду ходишь с Малфоем?
   "Я так и знал", - подумал Альбус и спросил:
   - А что в этом такого?
   Джеймс уставился на брата так, будто Альбус спросил у него, чем жаба отличается от гиппогрифа.
   - Что такого?! Да ты понимаешь, что несёшь, Ал? - задыхаясь от возмущения, выговорил он. - Это же Малфой! Или тебе по буквам повторить?.. Наш отец чуть не умер в Великую войну, а он защищал наш мир именно от таких, как этот бледный недомерок!
   - Скорпиуса тогда и на свете-то не было, Джеймс. Надеюсь, ты не путаешь даты.
   - Его дед был Пожирателем, приближённым Сам-Знаешь-Кого, и отец - это все знают - носил его метку! - Джеймс уже почти орал; гриффиндорцы на поле начали на них поглядывать. - Да неужели ты слепой? Он же учится на Слизерине, Ал! Да не просто какой-нибудь слизеринец - Малфой, самая отвратительная тварь школы!
   - Джеймс, послушай...
   - Не хочу я ничего слушать! Может быть, ты не заметил, но ваш Грей и близнецы Томас уже видеть тебя не хотят!
   - Джеймс... - впрочем, Альбус и так отчаялся вставить хоть слово в его бурный монолог.
   - Он мерзкий, а ты позоришь нашу семью и наш факультет, Альбус!
   - Луи и Джон МакМиллан тоже не с нашего факультета...
   - Но не со Слизерина! И их отцы не преступники и не негодяи! Я бы тебе ни слова ни сказал, если бы...если... - Джеймс, видимо, не нашёл достаточно резких слов и на несколько секунд умолк, тяжело дыша. - Ну и води с ним компанию дальше, пожалуйста! - выкрикнул он наконец. - Думаю, с ним-то тебе уж точно интереснее, чем со мной или Розой!
   И ушёл, напоследок толкнув Альбуса плечом. Тот даже не успел поздравить его с местом в команде.
  
  
  
  

Глава VI

КАРТА МАРОДЁРОВ

  
   Джеймс дулся на Альбуса долго, больше месяца - чуть ли не до самого Хэллоуина. Это было очень странно: раньше Ал искренне думал, что Джеймс вообще не умеет обижаться. Он часто злился и иногда лез в драку, но его гнев проходил так же быстро и легко, как возникал. Однако теперь, судя по всему, что-то серьёзно изменилось. Джеймс явно видел в Скорпиусе серьёзную угрозу и главного своего врага.
   ...Внешне всё, конечно, осталось примерно таким же. Альбус с прежним интересом посещал уроки, правда, теперь его приоритеты определились точнее: например, зельеварение стало нравиться ему больше заклинаний, а трансфигурация - больше защиты от Тёмных искусств. Травология медленно, но неуклонно отходила на второй план (хоть её и вёл декан Гриффиндора), как и история магии. Астрономия же, наоборот, со временем увлекала сильнее. Альбус впервые усомнился в своём желании стать мракоборцем, как папа. Действительно ли это так нужно ему?.. Впрочем, у него была ещё уйма времени, чтобы сделать правильный выбор.
   Родители писали ему два-три раза в неделю, сообщали, что дома всё хорошо и что их с Джеймсом очень ждут на рождественские каникулы. Два письма Альбус получил из "Норы", от тёти Гермионы - она, разумеется, интересовалась его учёбой и как бы вскользь - впечатлениями об успехах Розы.
   Что касается Рози, то она стала как-то неуловимо холоднее и сдержаннее, чем прежде. Но всё-таки они садились вместе каждый раз, когда не занимались совместно со слизеринцами, и на выходных прилежно посещали Хагрида - слушать его воспоминания о прошлом и любоваться панцирем Ричарда.
   Холодало, деревья вокруг замка оделись багрянцем, а озеро по утрам покрывалось тонкой корочкой льда. Небо будто выцветало. Однажды Альбус, глядя в окно под монотонную речь профессора Бинса, ощутил странный порыв - написать стихи или что-нибудь в этом духе. Желание было таким сильным, что он не удержался и на перемене рассказал об этом Скорпиусу; но тот, естественно, только посмеялся над его "девчачьей сентиментальностью".
   ...А Джеймс упорно молчал и обходил его в коридорах, и отсаживался в Большом зале как можно дальше.
  

***

   Ситуация изменилась за пару дней до Хэллоуина, когда везде только и слышалось, что обсуждения предстоящего потрясающего банкета, а повсюду в Хогвартсе стояли заботливо выращенные Хагридом тыквы с прорезанными глазницами и оскалами.
   Возле одной из таких огромных тыкв (они подвергались заклятию Раздувания), недалеко от гостиной Гриффиндора, Альбус и столкнулся в тот день с Джеймсом. Он по привычке кивнул ему, зная, что не услышит в ответ ни звука, но... Джеймс вдруг сказал: "Привет".
   Донельзя изумлённый Альбус тоже поздоровался. Оба остановились, и Джеймс обвёл коридор смущённым взглядом. Рядом никого не было - если не считать той самой тыквы и Полной Леди с портрета.
   - Малфоя с тобой нет? - спросил Джеймс.
   - Нет, - сказал Альбус. Был уже вечер, и он как-никак направлялся в гостиную своего факультета - делать уроки. Скорпиус и по просьбе друга не пошёл бы сюда, а по собственной воле - тем более.
   - Я должен показать тебе кое-что, Ал. Пошли, - и он примирительно дотронулся до локтя Альбуса. Тот пожал плечами, и они подошли к портрету.
   - Крик мандрагоры, - произнёс Джеймс, и портрет отъехал в сторону. Они прошли через гостиную, где уже занималось достаточно много народу, поднялись к спальням и приблизились к двери с табличкой "II курс". Джеймс приоткрыл дверь и пропустил вперёд Альбуса. Тот вошёл; в этой спальне всё выглядело точно так же, как и в их, за исключением кошмарного беспорядка у одной из кроватей. Конечно, как раз к ней и поспешил Джеймс. Он опустился на корточки у прикроватной тумбочки и принялся рыться в вещах.
   - Что ты хотел мне показать? - на всякий случай осведомился Альбус.
   - Сейчас, - пробормотал Джеймс. - Это такая вещь - ты закачаешься... Вот!
   С торжествующим видом он поднял в руке сложенный вдвое кусок пожелтевшего пергамента.
   - Что это?
   - Это? - Джеймс усмехнулся. - Смотри.
   Он развернул пергамент, сделал серьёзное лицо, дотронулся до бумаги палочкой и произнёс:
   - Торжественно клянусь, что замышляю шалость, и только шалость!
   Сначала словно из глубины пергамента выступили загадочные строки, которые Альбус не рассмотрел. Мелькнули только несколько странных прозвищ - кажется, Сохатый, Бродяга и кто-то ещё... И тут же на бумаге из ниоткуда появились сотни крошечных, движущихся подписанных точек. Они хаотично перемещались по планам каких-то помещений: схематично были изображены многочисленные лестницы и переходы, двери и арки...
   - Это...неужели это... - пробормотал Альбус, наконец догадавшись.
   - Самая настоящая Карта Мародёров, - с улыбкой объявил Джеймс. Альбус не знал, что сказать, - он много слышал об этой вещи, но ни папа, ни дядя Джордж или Рон никогда не говорили о ней всерьёз. Он разглядел парочку надписей - имена и фамилии, безумно большое количество имён и фамилий. Среди них были и знакомые. Джоффри Диро - в Общей гостиной Гриффиндора, Лоркен Скамандер - в библиотеке, Поппи Помфри - в больничном крыле, Гораций Слизнорт - в подземельях... И, подумать только, даже Минерва МакГонагалл - в своём кабинете!
   - Отец подарил тебе её? - спросил Альбус, со стыдом ощутив лёгкий укол зависти.
   - Да ты что! - отмахнулся Джеймс. - Какое там подарил... В июле я стащил её у него из ящика стола, вот и всё.
   Альбус лишь вздохнул. Бесполезно было говорить Джеймсу о том, что это нехорошо и что папа, возможно, будет волноваться. Вместо этого он решил разузнать о легендарной Карте побольше.
   - Она правда показывает весь Хогвартс?
   - Абсолютно. Ну, кроме Выручай-комнаты, конечно...
   - Какой-какой комнаты?
   - Ну, её ещё называют Комнатой "Так и Сяк", я тебе разве не говорил?.. - откликнулся Джеймс. Он коснулся Карты палочкой, сказал: "Славная вышла шалость!", и пергамент немедленно стал бледнеть, возвращаясь к первоначальному облику. - Если прийти ко входу туда и захотеть чего-то очень сильно, то твоё желание сбудется. Она подстраивается под твои мысли.
   - А ты знаешь, где этот вход? - поинтересовался Альбус. Его сжигало любопытство.
   - Не-а, - Джеймс спрятал карту и уселся на кровать. - Если бы знал, я бы давно побывал там...
   Так между ними было заключено негласное перемирие. А мысли Альбуса с этого дня захватила таинственная Выручай-комната.
  

Глава VII

НАХОДКА

  
   Банкет в честь Хэллоуина действительно прошёл потрясающе. На улице началась гроза, и огоньки парящих в воздухе свечей трепетали под зловещие раскаты грома. Большой зал сиял, а длинные столы ломились от яств, которые, конечно, соответствовали общей атмосфере: печенье в форме черепов, чёрный пудинг, множество блюд из тыквы... Альбус снова сидел рядом с Джеймсом и напротив Розы. Другие его однокурсники старательно отодвигались.
   Банкет закончился довольно поздно, но до наступления ночи ещё оставалось время. На выходе из зала Альбус столкнулся со Скорпиусом, и они решили немного побродить по коридорам - обсудить праздничный ужин, а если повезёт - поболтать с кем-нибудь из привидений (благо, время было подходящее).
   - МакГонагалл какая-то уставшая, тебе так не кажется? - спросил Скорпиус, когда толпы школьников постепенно разбрелись.
   - Да, - согласился Альбус. - Тяжело ей, наверное, на такой работе... Забини не успокоился?
   Джереми Забини, однокурсник Скорпиуса, не собирался оставлять его в покое - то подкладывал в еду блевательные батончики, то изводил глупыми шутками.
   - Нет, - равнодушно ответил Скорпиус. - Ему, видимо, не даёт покоя мысль о том, что я иногда беседую с гриффиндорцем. Хорошо хоть другие ко мне с этим не лезут.
   - Вообще-то это странно, - заметил Альбус, с неприятным чувством вспоминая кривые усмешки Уилла и молчание братьев Томас.
   - Ничего не странно, - возразил Малфой. - Твой отец - герой, и общаться с его детьми - в каком-то роде тоже честь. Поверь, на моём факультете его уважают не меньше... А вот тебе, - он усмехнулся, - точно не пристало разговаривать с недостойным слизеринцем.
   - Это всё чушь, - вздохнул Альбус. Он хотел добавить что-то ещё, но тут неподалёку послышался возглас:
   - А-а! Молодой Поттер и молодой Малфой! Вот это находочка! - и обладатель голоса разразился смехом. Интонации показались Альбусу знакомыми, и он стал с недоумением озираться - коридор казался пустым. Но вот где-то что-то с грохотом упало, и раздался новый взрыв хохота. Ну, разумеется, Пивз... Полтергейст не появлялся перед ними, но его присутствие чувствовалось.
   - Пошли отсюда, - нервно сказал Скорпиус. Альбус кивнул и, храбрясь, двинулся дальше по коридору. Но их и дальше сопровождал дикий смех и оскорбительные выкрики. Пивз смеялся над его именем, над факультетом, над растрепанными волосами - и отставать не желал.
   - О великий Альбус Северус, сын героя! Позволь смиренному рабу поцеловать край твоей мантии, о сопливый первокурсник! - издевался Пивз, следуя за ними, куда бы они не свернули. Скорпиус вполголоса ругался, проклиная Моргану, Мортреда и всех полтергейстов мира.
   - Ну что, расходимся по гостиным? - спросил Альбус, отчаявшись петлять по пустынным коридорам. Если уж Пивз наметил свою цель, он от неё не отступится... Щёки Альбуса горели - зловредный дух уже успел сложить пару песенок о его - якобы - нерешительности и трусости. "Учиться ли ягнёнку среди львов?" - как раз в тот момент гнусавил он где-то под потолком. Этого ещё не хватало...
   - Из-за него? Вот ещё, - фыркнул Скорпиус. Судя по всему, это бы уязвило его гордость. - Пойдём лучше в Выручай-комнату?
   - Ты знаешь, где она? - ахнул Альбус; его сердце пропустило удар. Пивз продолжал улюлюкать, но его это уже не так беспокоило.
   - Конечно, - небрежно бросил Скорпиус. - Не у одного тебя есть знакомые среди старшекурсников. Пошли скорее, он мне здорово надоел... Пивз, катись отсюда!
   Его крик, конечно, не помог. И на этот раз они и правда побежали.

***

   Скорпиус привёл его на восьмой этаж, к большому гобелену с троллями в балетных пачках, которые лупили какого-то незадачливого волшебника. Стена напротив была совершенно голой - такая же, как и везде, заурядная каменная кладка.
   - Я не вижу никакого входа, - разочарованно заметил Альбус. Вопли Пивза приближались.
   - А ты ожидал распахнутых ворот? - Скорпиус хмыкнул, подошёл к стене, зажмурился и начал прохаживаться мимо неё. Альбус озадаченно наблюдал за ним. Вскоре он догадался - должно быть, нужно сосредоточиться на том, чего он хочет. Джеймс ведь говорил, что комната подстраивается под мысли, значит...
   "Нам нужно место, чтобы спрятаться от Пивза".
   Тут на голову Альбусу упало что-то довольно тяжёлое. Он ойкнул и потёр затылок; полтергейст был где-то поблизости и неистово хохотал, а упавший предмет оказался пухлой книжкой "Зачарованные овощи, или О правильном питании для колдуньи". Молоденькая волшебница на обложке улыбалась, взмахами палочки нарезая помидоры на разделочной доске. Подобные книги обожала его бабушка, миссис Молли Уизли. Альбус разозлился.
   "Нам ОЧЕНЬ нужно место, чтобы спрятаться от Пивза! Срочно!" - мысленно взмолился он и через секунду услышал голос Скорпиуса:
   - Вот видишь, получилось!
   Действительно, в той самой стене появилась самая обычная деревянная дверь. Скорпиус толкнул её, и она легко открылась. Альбус вошёл вслед за ним - и обомлел.
   Дверь захлопнулась за их спинами, оставив Пивза визжать в одиночестве. Обоим открылось удивительное зрелище.
   Огромный, казавшийся бесконечным зал, был весь, до потолка заполнен вещами. Какие-то старые статуи, мётлы, книги, зеркала и коробки, хрустальные шары и кусачие тарелки, вредноскопы, весы, сундучки, картины и колдографии... Всё это высилось высокими колоннами, перекатывалось по полу, покоилось на старинной, местами словно слегка обгорелой мебели. Впрочем, следы огня исчезали прямо на глазах - Выручай-комната точно медленно зализывала раны.
   - Ух ты... - тихо выдохнул Альбус. Похоже, они набрели на настоящее сокровище.
   - Да уж, - сказал Скорпиус. - Наверное, всё это прятали здесь веками, с тех пор, как построили Хогвартс... Ты можешь себе это представить?
   - Нет, - подумав, признал Альбус.
   - Я тоже, - согласился Скорпиус и неспешно пошёл в глубину зала.
   - Тут можно заблудиться, - заметил Альбус. Он не мог отвести глаз от напольной вазы в его рост - когда и каким образом её сюда втащили?.. - но ему всё-таки было как-то не по себе.
   - Не заблудимся... Иди сюда! - позвал его Скорпиус откуда-то слева. Альбус обошёл груду коробок с навозными бомбами и увидел, что слизеринец держит в руке серебряное кольцо с большим лиловым камнем. - Прямо под ноги мне упало.
   Альбус взял кольцо и повертел его в пальцах. Красивое - и, должно быть, очень старое, как почти всё здесь...
   Внезапно кольцо выскользнуло из его руки - будто по собственной воле. С негромким звяком оно упало на пол и тут же начало...таять? или плавиться? Альбус не знал, но через несколько секунд камень откатился в сторону, и серебряная лужица на полу, плавно меняя форму, сложилась в какие-то слова.
   - Надо же, - пробормотал Скорпиус, наклоняясь. - Такого я ещё не видел.
   - Я тоже, - сказал Альбус, вглядываясь в мерцающие буквы. - Это не по-английски.
   - Это по-французски, - снисходительно пояснил Скорпиус. - Я учил его. Начинал, по крайней мере... Вот это - "вернуть"... Кому-то. Не знаю, как правильно читается фамилия... В общем, "Вернуть Луизе Д'Эрне". Впервые слышу это имя.
   - Откуда в Хогвартсе перстень колдуньи-француженки? - задумчиво спросил Альбус. Этот перстень почему-то его беспокоил. Фраза тем временем стала лужицей, которая уже собиралась в один кружок.
   - Знаешь, а показал бы ты его своей кузине, - вдруг предложил Скорпиус.
   - Которой? - машинально уточнил Альбус. - У меня их много.
   - Не Мари-Виктуар, естественно, - поморщился Скорпиус. - Розе Уизли. Она же у вас такая умная. Может, читала что-нибудь про эту Луизу... - он зевнул. - Ладно, пойдём отсюда. А то нас скоро искать побегут.
  

Глава VIII

ТАЙНА ПОЧТИ БЕЗГОЛОВОГО НИКА

  
   На другой же день Альбус рассказал про кольцо Рози и даже показал его ей. Однако кузина, во-первых, никогда не читала о ком-то с фамилией Д'Эрне, а во-вторых, сильно забеспокоилась, услышав о Выручай-комнате.
   - Тебе нечего там делать, Альбус, - мягко заметила Роза, когда вечером они спускались с площадки Астрономической башни после урока профессора Синистры. - Это наверняка очень тонкая магия. Это ведь тот слизеринец тебя туда затащил, я права?
   - Его зовут Скорпиус, - напомнил Альбус. - И вообще-то насильно меня никто никуда не тащил... Так что ты думаешь об этом? Если кольцо просит вернуть его этой женщине, то не стоит ли её разыскать?
   - Да, но её может не быть в живых. Откуда ты знаешь, сколько этот перстень там пролежал? - с сомнением протянула Роза. - И вообще... Если уж на то пошло, напрасно ты хватаешь вещи, которые прыгают прямо в руки. Это подозрительно. Не забывай о Тёмных искусствах.
   - Брось, Рози, в Хогвартсе не может быть Тёмных предметов...
   - А зачем тогда его спрятали в самом надёжном месте, какое только можно представить? - парировала Роза.
   - То есть, ты не поможешь нам найти что-нибудь об этой Д'Эрне? - подвёл итог Альбус.
   - Кому это вам? Разве твой Скорпиус тоже интересуется...
   Она замолчала, потому что в этот момент к ним подплыл, поправляя полупрозрачные рукава, Почти Безголовый Ник. Призрак поманил их к одной из ниш, где стояла большая мраморная жаба.
   - Я услышал фамилию Д'Эрне или мне показалось? Кто из вас произнёс, её дети? - спросил он, слабо мерцая. Альбус никогда ещё не видел гриффиндорское привидение таким взволнованным.
   - Вы не ослышались, сэр, - осторожно сказала Роза. Происходящее определённо ей не нравилось, и она принялась теребить кончик косички.
   - О Мерлин, - прошептал Ник, сверля взглядом то Альбуса, то Рози. - Как вы... Откуда вы... Что вы о ней знаете?
   - О ней, сэр?
   - Да, о моей Луизе... - Альбус мог бы поклясться, что заметил, как на глаза призрака навернулись слёзы. - Луиза Д'Эрне была моей невестой до того, как... - и он красноречиво провёл рукой по шее.
   - О, сэр Николас... Нам очень жаль, - пробормотала Роза, смутившись.
   - Я нашёл кое-что в Выручай-комнате, сэр, - сказал Альбус, доставая из кармана перстень. - Вот это кольцо Вам знакомо?
   - Ну конечно! - воскликнул Ник, едва увидев украшение, и закивал. Голова призрака опасно заколыхалась, и он поспешно поправил воротник. - Конечно, это её кольцо, мать передала его ей по наследству... Бедная моя Луиза... После казни я так и не смог узнать, что с ней сталось. Мы познакомились в Париже, в тысяча четыреста восемьдесят восьмом... А кольцо это очень ценное. Она ни разу не говорила мне, почему, но относилась к нему весьма бережно. И оно передавалось в её роду в течение долгих лет. Вот и всё, что я знаю. Представить себе не могу, как оно могло попасть в Хогвартс. Никто из этой семьи не учился здесь, уж я бы знал... Бедная, бедная Луиза... Не стала ты де Мимси-Дельфингтон...
   И он удалился, приговаривая что-то горестное. Роза и Альбус переглянулись, и глаза девочки сверкнули решимостью.
   - Бедный Ник... Похоже, ты был прав, - сказал она. - Мы обязаны отыскать кого-то из её потомков. Я планирую посетить библиотеку, ты со мной?
   - Сейчас, только сбегаю за Скорпиусом.

***

   Альбус нашёл Скорпиуса в Западной башне - тот, наверное, заходил в совятню - отправить письмо родителям. Вместе они отправились в библиотеку, по пути Альбус рассказал другу историю Почти Безголового Ника, и Скорпиус был весьма заинтригован.
   - Поверить не могу, у Ника была невеста! - воскликнул он, дослушав. - Хорошо бы ещё раз зайти в Выручай-комнату - глядишь, Кровавый Барон расскажет о своих семи погибших жёнах.
   В ответ на это замечание Альбус не смог сдержать смеха. Они уже вошли в библиотеку, и сухопарая мадам Пинс проводила их недовольным взором - тут было запрещено шуметь.
   Альбус пристыженно умолк - за несколькими столами занимались старшекурсники. К ним подошла Роза с огромной стопой книг в руках.
   - Ну наконец-то. Я уже думала, что не дождусь вас, - пропыхтела она. Альбус торопливо стащил со стопы половину книг и отдал их возмущённо пробормотавшему что-то Скорпиусу, а другую половину взял себе. - Спасибо... Пойдёмте к свободному столу.
   Они разложили книги и уселись. Альбус насчитал больше десятка томов. Его мысль озвучил Скорпиус:
   - Тебе не кажется, что этого многовато?
   Рози одарила его укоризненным взглядом и тихо сказала:
   - Это серьёзное дело, мы ведь обязаны помочь сэру Николасу. Никто не знает, какими силами обладает это кольцо, и в любом случае лучше вернуть его потомкам Луизы.
   Скорпиус хмыкнул.
   - Но мы даже не знаем их нынешней фамилии. Если эта колдунья вышла замуж, то фамилия изменилась. А если нет - у неё вполне могло и не быть детей.
   - Всё равно мы должны попытаться. А если ничего не найдём, я спрошу у Мари-Виктуар. Её тётя, Габриэль, живёт во Франции, и Мари может ей написать.
   - Да, это отличная идея, - заметил Альбус. - Ну, так с чего начнём?
   - О, я нашла уйму всего интересного, - воодушевлённо начала Роза. - "Волшебницы, изменившие мир", "Самые легендарные артефакты", "История магической Франции"...
   - Мы всё это и за месяц не прочитаем, - лениво перебил её Скорпиус.
   - Не хочешь читать - можешь хотя бы пролистывать, - тоном, не терпящим возражений, отрезала Роза.
  

Глава IX

МАНТИЯ-НЕВИДИМКА

  
   Но они ничего не нашли. Ни тогда, ни через день, ни на следующей неделе, после матча Гриффиндор - Когтевран, где Джеймс триумфально поймал снитч на десятой минуте игры. Ни в одном библиотечном фолианте не было ни единого упоминания о Луизе Д'Эрне или её кольце. Вскоре Скорпиус начал охладевать к их поискам, отговариваясь тем, что его курсу слишком много задаёт профессор Слизнорт. Да и Роза стала осторожно спрашивать, не следует ли возобновить исследование после рождественских каникул. Альбусу оставалось только согласиться.
   А таинственный перстень с лиловым камнем по-прежнему лежал у него в кармане.
   Неуклонно приближалась зима, и совсем скоро выпал первый снег, густой и пушистый. Старшекурсники увлечённо хвастались подарками для родных и друзей, купленными в деревне Хогсмид. Хижина Хагрида теперь напоминала большой, странной формы сугроб, а очертания Запретного леса вдали казались всё более сказочными.
   Весь замок жил в предвкушении Рождества. Профессор Флитвик ходил по коридорам, тут и там заставляя танцевать крошечные серебристые снежинки под потолком и взмахами палочки зажигая свечи. Профессор Долгопупс купил себе праздничную шляпу с пером альбатроса - и потерял её где-то уже через пару дней. Даже мадам Трюк стала не такой суровой и всё чаще задумчиво улыбалась.
   Незадолго до каникул Альбус принялся собирать вещи. Сова Ириска несколько раз клюнула его - ей тоже не терпелось домой.
   В день отъезда он встретился с Розой в холле. Она выглядела очень мило - должно быть, в честь наступающих каникул: аккуратно причёсанная, опрятная, с маленьким красным чемоданом и клеткой с Сычихой. Сычиха была крошечной пожилой совой, дочерью знаменитого Сычика дяди Рона.
   Вместе они дождались волшебных безлошадных карет (по рассказам Джеймса Альбус знал, что на самом деле их везут невидимые фестралы) и поехали на станцию Хогсмид. В одну карету с ними сел Скорпиус и - как ни странно - Джеймс.
   - Привет, - сказал он, неуклюже влезая внутрь и отряхивая с плеч снежинки. - Ну вот, мантия теперь мокрая... - тут он заметил Скорпиуса и помрачнел. Тот отвернулся к окошку.
   - Я думал, ты поедешь с Луи и Джоном, - осторожно заметил Альбус.
   - Они оба остаются на каникулы в школе. Джону вообще нечего делать дома, его мама скоро приедет, а отец и так тут, - натянуто ответил Джеймс, не сводя неприязненного взгляда со Скорпиуса. Слизеринец же всё так же игнорировал его присутствие. Карета наконец тронулась. Альбус со вздохом подумал, что на этот раз его наверняка ждёт не очень приятное путешествие.
   - Эмм... Скорпиус, чем ты будешь заниматься на каникулах? - робко спросила Роза, видимо, надеясь разрядить обстановку.
   - Отдыхать, - коротко отрубил Скорпиус. Джеймс насмешливо фыркнул, но ничего не сказал.
   Остаток пути прошёл в ледяном молчании. На станции с ними тепло попрощался Хагрид, пожелал счастливого Рождества. Передав привет Ричарду, Альбус забрался в вагон алого экспресса и почувствовал небывалое облегчение, когда Джеймс ушёл в купе к своим однокурсникам. Дорога домой тоже оказалась размеренной и спокойной; пообсуждав немного задания на каникулы, матч по квиддичу и кольцо, Скорпиус с Альбусом стали играть в волшебные шахматы с движущимися фигурками (проигрывал чаще Альбус), а Роза - читать толстую "Историю Хогвартса".
   Под вечер они сняли мантии, оставшись в магловской одежде - приближались огни Лондона. Альбус неловко попрощался со Скорпиусом; хотел было сказать, что будет скучать и напишет, но потом решил, что это как-то не по-мужски. Скорпиус, очевидно, подумал так же, и в итоге на платформе они разошлись к своим семьям почти как чужие люди.
   - Ал приехал! - оглушающее завопила Лили, бросаясь ему на шею. Подошли, улыбаясь, родители, дядя Рон и тётя Гермиона - всем не терпелось узнать, как прошёл их первый в жизни учебный семестр...

***

   Зимние праздники, как всегда, они провели в "Норе". Просто у семьи Поттеров было столько родственников Уизли, что это представлялось намного более удобным, чем приглашать их в разные дни на площадь Гриммо. Рождество выдалось довольно-таки радостным: Альбус получил целую кучу подарков. Родители преподнесли ему его первую в жизни метлу - "Молнию-3", как у папы и Джеймса. Несколько дней Альбус с удовольствием нарезал круги над садом "Норы", и садовые гномы поглядывали на него с раздражением.
   Дядя Рон и дядя Джордж с тётей Анджелиной подарили Альбусу, Джеймсу и Лили огромную, прямо-таки невероятных размеров коробку классических канареечных помадок, и отпрыски семьи Поттеров испытали на себе, что это значит - на несколько минут облачиться в жёлтые перья. Что касается тёти Гермионы, то от неё подарок был отдельный (канареечные помадки она не одобряла) - полный иллюстрированный "Путеводитель по магической Британии".
   С Розой и Хьюго Альбус, как обычно, обменялся связками сахарных перьев де-люкс. А бабушка связала ему свитер гриффиндорских цветов. Альбус всегда ломал голову над тем, как же она находит время вязать столько свитеров к каждому Рождеству.
   Но вот и настало время отбывать домой. Вся семья Поттеров столпилась внизу у камина. Альбуса обняла на прощание сначала тётя Гермиона, потом - тётя Анджелина и тётя Флёр. Миссис Уизли расцеловала в обе щеки, а Джеймсу сунула блюдо с пирожными. У Ала слегка закружилась голова от обилия родственной нежности, и поэтому он был рад, когда Роза ему просто помахала и тихо сказала, подойдя чуть поближе:
   - Мари уже отправила письмо во Францию. Я напишу тебе, как только что-нибудь станет известно точнее.
   Альбус кивнул и шагнул в камин, где секунду назад уже исчезла Лили.
  

***

   Дома их с поклонами встретил старый домовик Кикимер. Альбус знал, что когда-то отец предлагал Кикимеру отправиться на волю, но тот пожелал остаться на площади Гриммо. Об их доме, конечно, ходили всякие жуткие слухи, но Альбус не мог представить его мрачным. Большой и тенистый, он всё-таки был довольно загадочным, и Альбус с Джеймсом ещё в раннем детстве, разумеется, облазали здесь каждый уголок. Каждый - кроме пары комнат, закрытых на замки. Ключи всегда были у родителей, и папа только уклончиво отвечал, что там разные старые вещи - вроде портретов семьи Блэков. Впрочем, Джеймс-то уж наверняка и туда нашёл дорогу.
   Кикимер взял их пальто и шапки и скрипучим голосом справился о здоровье семьи Уизли.
   - Всё хорошо, - отозвалась мама. С её рыжих волос слетела заколка, и они огненной волной рассыпались по плечам. - Почему ты всегда спрашиваешь о моих родителях, Кикимер? Можно подумать, ты их любишь.
   Кикимер скривился и понёс одежду к гардеробу.
   - Люблю? Кикимер никого не любит, кроме своих хозяев. Кикимер служит.
   - А Гермиона, между прочим, передавала тебе привет, - сказал папа, подмигнув Альбусу. - Она всё ещё возмущена тем, что ты до сих пор работаешь у нас. Считает это варварством и эксплуатацией.
   Кикимер лишь что-то пробурчал себе под нос. Альбус не разобрал, что именно, но явственно услышал слова: "...не в своё дело..."
   Пройдя к себе в комнату, Ал обнаружил на кровати два свёртка - наверное, Ириска принесла, пока они гостили у Уизли. Один из свёртков был от Хагрида - в нём лежала поющая открытка и несколько кексов - как ни удивительно, совсем не чёрствых. Должно быть, лесничий купил их в Хогсмиде.
   А другой... Ну да, это был подарок от Скорпиуса. Красивое перо с проверкой правописания. Альбус решил обязательно потом послать что-нибудь в ответ.
   "Хорошо, что Джеймс не видит", - подумал он, и именно в этот момент, как назло, в комнату ворвался старший брат.
   - Тебя там па зовёт. Он у себя в кабинете... - заметив подарки, он немедленно подскочил ближе. - От Хагрида? О, на моей кровати такой же... А это чей? Малфоя. Как это я сразу не подумал.
   - Отдай, - Альбус с некоторым усилием выдрал кексы и перо у Джеймса, спрятал их в стол и пошёл к двери.

***

   - Пап, ты меня звал? - спросил Альбус, приоткрывая дверь отцовского кабинета. Это была небольшая комната, заставленная книжными шкафами с кучей книг, посвящённых борьбе с Тёмными искусствами. Иногда по ночам из шкафов доносились странные звуки - сдавленные крики, шорохи или хлюпанье.
   - Да, Ал. Хотел поговорить с тобой, - сказал папа, присаживаясь на краешек письменного стола, в беспорядке заваленного бумагами. - У тебя правда всё хорошо.
   - Да, - неуверенно отозвался Альбус.
   - А если честно?
   - Ну... - он замялся. - Не знаю. Почти.
   - Джеймс сказал, что ты подружился со Скорпиусом Малфоем.
   Альбус уткнулся взглядом в носки домашних тапок. И когда только Джеймс успел?!
   - Эмм...
   - Я тебя не обвиняю, не думай, - быстро произнёс отец. - Просто... Ты точно в нём уверен?
   - Я...
   - Отнесись к этому серьёзно, Ал, - предупредил он; Альбус осторожно посмотрел на отца и увидел, как блеснули его глаза за стёклами очков. - Знаешь, друзья - это очень важно. Без моих у меня бы ничего не вышло...
   - С Сам-Знаешь-Кем? - почти шёпотом закончил Альбус.
   - С Волан-де-Мортом, - с нажимом поправил папа. - Его давно нет, и нет смысла бояться этого имени... Вы со Скорпиусом говорили об этом или нет?
   - О чём?
   - Ты же понял. О войне.
   Альбус сглотнул. Сказать - не сказать?..
   - Да. Совсем немного. Он не одобряет Пожирателей. Он...предпочитает об этом не разговаривать.
   - Ладно, - вздохнул отец. - Будем надеяться... Я решил кое-что подарить тебе. Кроме метлы.
   - Кроме? - Альбус округлил глаза от удивления. - Но метла ведь жутко дорогая...
   - Эту вещь я не покупал, - покачал головой отец. Он обошёл стол, открыл один из ящиков и извлёк что-то, похожее на серебристую подушку. В следующее мгновение Альбус понял, что это не подушка, а свёрнутая ткань, а потом...
   - Не может быть, - ахнул он. Слов не нашлось от изумления. - Это же... Это...
   - Мантия-невидимка Игнотуса Певерелла, да, - сказал папа, развёртывая ткань. Она плавно заструилась вниз, он накинул её - и будто исчез до самого подбородка.
   - Ничего себе... Но я всегда... Я думал, ты отдашь её Джеймсу.
   - Я тоже так думал, - сказал отец. - Но недавно понял, что тебе она, пожалуй, будет нужнее.
   - Спасибо, па...
   Отец протянул руку, улыбнулся и потрепал его по волосам.
   - Видишь ли, я думаю, Джеймсу хватит моей Карты. Да-да, так и можешь ему передать... Счастливого Рождества, сынок. А мантию используй с умом.
  

Глава X

ИСТОРИЯ КОЛЬЦА

  
   Вернувшись в январе в Хогвартс, Альбус сразу же после уроков побежал в библиотеку - мадам Пинс даже удивилась его стремлению к знаниям. Но пошёл он туда, конечно, вовсе не ради уроков, а ради кольца Луизы. Почему-то вернуть его законным владельцам, кто бы они ни были, казалось ему безумно важным.
   На следующий день компанию ему составили Скорпиус и Роза. Он долго колебался - рассказать или не рассказать им о мантии? - и решил пока не рассказывать. Это было чем-то слишком личным - и очень-очень значительным. Джеймс, разумеется, тоже не должен знать, а то наверняка разозлится.
   - Как отдохнул? - спросил Скорпиус, протягивая ему руку.
   - Хорошо, - ответил Альбус. - Мне подарили метлу.
   Скорпиус приподнял бровь. На колени к нему вспрыгнул Аид, улёгся и умиротворённо замурчал. Слизеринец подвинулся вперёд, стараясь спрятать кота под столешницей - все знали, что мадам Пинс не терпит животных в библиотеке.
   - У меня уже третья собственная метла, - заметил он, - и первую подарили, когда мне было шесть...
   - А на это Рождество?
   - Мешочек галеонов, - вздохнул Скорпиус. - Только вот на что мне они, если нам всё равно нельзя в Хогсмид?
   - Деньги? Но это как-то... - Альбус хотел сказать "не по-родственному", но замялся. - Как-то скучно.
   - У меня дома вообще не особенно весело, - неожиданно признался Скорпиус и отвёл глаза. И как раз в этот момент к ним подбежала Роза.
   - Привет, Ал, - радостно поздоровалась она. - Привет, Скорпиус... - значительно тише Рози поприветствовала Малфоя. Тот только кивнул. - Мари-Виктуар только что передала мне ответ из Франции! - она уселась рядом и, порывшись в сумке, достала надушенный конверт. - Вот, я ещё не читала.
   Все втроём они склонились над бумагой. Письмо было написано очень аккуратно, почти каллиграфически, со множеством завитушек вокруг букв, но некоторые слова были исковерканы - всё-таки заметно, что писала не англичанка.
   "Здравствуй, mon cheri Мари!
   Я была очень рада получить письмо. Счастья в Рождество всем вам! Как жизнь mon amie Флёр? Передай ей мою сердечность.
   Ты пишешь о Луизе Д'Эрне. Я спросила madame Максим, но она знает лишь, что Д'Эрне была дружна с её gran...не имею понятия, как это по-английски. С прабабушкой, возможно. Д'Эрне жила до старости в Париже. Почему это нужно тебе, mon cheri?
   Анри здоров и передаёт тебе сердечность..."
   Дальше шли всякие ненужные семейные истории, и Роза разочарованно вздохнула.
   - Ничего нет, - сказал Альбус.
   - Бессмысленно, - заметил Скорпиус. - Мы ничего нового не узнали. И к тому же просмотрели уйму книг. Я предлагаю бросить это дело.
   - Я не согласна, - не слишком уверенно откликнулась Роза. - Вы что, не помните, как был подавлен Ник, когда увидел кольцо? Не так уж трудно поискать где-нибудь ещё...
   - Например?
   - В Особой секции, - неожиданно для самого себя вполголоса выдал Альбус. Скорпиус и Роза уставились на него в немом изумлении.
   - Но разрешение преподавателя... - напомнила Рози.
   - Без разрешения туда можно пройти только ночью, а это нереально из-за Филча, - резонно заметил Малфой.
   - Просто...у меня есть кое-что довольно полезное, - решился наконец Альбус.
  

***

   Той же ночью Альбус с трудом дождался, пока все соседи по комнате уснут (близнецы Томас всё не прекращали о чём-то болтать), всё поглядывал и поглядывал тайком на циферблат наручных часов, лежащих на тумбочке и поблёскивающих в лунном свете. Как же медленно ползли стрелки...
   Но вот наконец в круглой спальне воцарилась тишина. Альбус тихонько встал, достал свёрнутую мантию-невидимку, обулся и выскользнул из комнаты. Его переполняло нетерпение, и даже щёки горели. Надо же, впервые в жизни ему предстоит нарушить школьные правила... Не только Джеймс умеет серьёзно рисковать.
   В Общей гостиной его ждала Роза, немного комично выглядевшая в халате, накинутом поверх пижамы. Беспокоясь, она прохаживалась между креслами.
   - Ты задержался, - шёпотом укорила она его. - Я боюсь, что Полная Леди поднимет шум.
   - Она наверняка спит, - сказал Альбус, - или решит, что это сквозняк... Вот, я принёс мантию.
   Он с гордостью развернул отцовский подарок, и невероятно красивая полупрозрачная ткань заструилась по рукам.
   - Настоящая мантия-невидимка, - восхищённо пробормотала Роза. - И всё-таки мне не нравится то, что мы собираемся делать.
   - Но другого выхода нет, - Альбус набросил мантию на себя, а потом и на Розу. Она была такой большой, что они и вдвоём легко под ней умещались. Да и Скорпиусу места должно хватить. - Меня больше волнует замок на двери в Особую секцию. Джеймс говорил, что когда-то там была простая перегородка, а теперь здоровый замок...
   - Об этом я позабочусь, я же говорила, - сказала Рози. - Пошли скорее.
   Невидимые для посторонних глаз, они осторожно подошли к портрету храпящей Полной Леди, и Альбус толкнул его. Картина пропустила их - Леди всхрапнула чуть громче, но не проснулась. Они двинулись дальше по тёмному, гулкому коридору. Сердце Альбуса стучало так громко, что он подумал - не выдаст ли их в случае чего такой шум.
   - Эй, вы здесь? - произнёс над самым ухом знакомый голос с протяжными нотками.
   - Да, - выдохнул Альбус, приподнимая мантию, и Скорпиус тенью скользнул под неё.
   - Ну и долго же я тут торчу, - пробормотал Малфой. - А чего вы в темноте-то?
   - Точно, я и забыла, - опомнилась Роза. - Люмос, - шепнула она, и на кончике её волшебной палочки загорелся бледный огонёк. Скорпиус повторил заклинание - тот же результат. Удручённый Альбус решил даже не пытаться. Ему стало неимоверно стыдно того, что он не владеет ни одним не изучаемым на первом курсе заклятием.
   Ну, по крайней мере, стало светлее. Стараясь тише дышать, они втроём пошли дальше, к лестнице. Идти так было не очень удобно, а спускаться и подавно, но страх перед Филчем пересиливал прочие чувства.
   Они приблизились к библиотеке, открыли дверь и зашли в густую темноту. Мимо многочисленных стеллажей проследовали к обитой железом двери в Особую секцию. Замок на ней и впрямь смотрелся впечатляюще. Где-то что-то скрипнуло; Альбус замер и даже холодным потом покрылся, но - нет, кажется, обошлось... Наверное, привидения.
   Роза выступила на полшага вперёд, постучала по замку палочкой и тихо сказала:
   - Алохомора.
   Тут же раздался странный щелчок, и дверь подалась. Скорпиус хмыкнул с уважением. Они вошли.
   Особая секция оказалась не очень большим помещением с точно такими же, как и в остальной части библиотеки, стеллажами. Но здесь было как-то жутко. Пока они шли вдоль полок с книгами и пытались прочесть названия на корешках в свете двух огоньков, Альбусу слышалось то тихое дыхание, то недовольно бормотание, доносящееся явно со стеллажей. Роза то и дело замирала от страха.
   - Вот, смотрите, - прошептала она, приподнимая палочку к одной из полок.
   - "Перечень ценнейших и опаснейших артефактов всех времён", - прочёл Альбус надпись на корешке неправдоподобно толстой книги. Рядом стояло ещё несколько таких - издание было многотомным.
   - Давайте снимем мантию и посмотрим, - предложил Скорпиус. Они скинули лёгкую ткань и сняли с полки каждый по тому. Они были такие тяжёлые, что Альбус еле удержал в руках свой. Розе и Скорпиусу пришлось встать по бокам от Ала, чтобы он мог прочесть слова на слегка пожелтевших от времени страницах. Слегка - потому что книги были относительно новыми.
   "Сапоги Мерлина... Маховик времени... Неиссякаемый котёл Пенелопы Пуффендуй...", - читал Альбус, и ему чудилось, что прошла уже целая вечность, когда Скорпиус взволнованно сказал:
   - Тут о кольце Лиэры Ларкленд. По описанию подходит.
   - Дай сюда, - мгновенно отреагировала Рози; она поставила обратно свою книгу и выхватила у Скорпиуса его. Альбус придвинулся поближе. Вот что гласил короткий текст:
   Кольцо Лиэры Ларкленд, легендарной английской волшебницы, близкой подруги Кандиды Когтевран. Выглядит как старинный серебряный перстень с аметистом (геральдические цвета дома Ларкленд - серебряный и лиловый, герб - жаворонок). Кольцо передавалось исключительно по женской линии в семье Лиэры и обладает, вероятно, сильнейшими магическими свойствами, однако их тайна тщательно охранялась носительницами кольца и осталась неизвестной. Последней официально известной его владелицей была француженка Луиза Д'Эрне, умершая в 1501 году. После её смерти перстень был утерян. Некоторые мемуаристы утверждают, что видели его в коллекции недавно почившей Хэпзибы Смит, которая, впрочем, не имеет никаких родственных связей с Лиэрой Ларкленд, что было точно установлено.
   - Хэпзиба Смит! - ахнула Роза, дочитавшая быстрее всех. - Я читала о ней. Помните первый раз, когда мы пришли в библиотеку? Там была книга "Волшебницы, изменившие мир". Эта Хэпзиба ничего особенно выдающегося не сделала, только собрала потрясающе богатую коллекцию волшебных редкостей. И ещё там было написано, что она была лично знакома с... - Рози быстро взглянула на Альбуса и вдруг умолкла.
   - С кем? - спросил он, догадываясь.
   - С Тем-Кого-Нельзя-Называть.
  

Глава XI

БЕДА

  
   Следующие несколько дней, конечно же, прошли в гаданиях о том, каким образом кольцо средневековой волшебницы Лиэры Ларкленд (если это действительно оно) попало в Выручай-комнату и какое отношение к этому имеет Хэпзиба Смит (если действительно имеет). С помощью Розы и ещё парочки вечеров в библиотеке они вычислили примерную даты смерти миссис Смит; получалось, что она умерла через несколько лет после того, как ужасающий тёмный волшебник закончил школу. Наверняка он с кольцом никак не связан. Убедив себя в этом, друзья немного успокоились.
   Но загадка Луизы Д'Эрне оставалась нерешённой. Ни в той книге, ни в других ими просмотренных, не было ни слова о её возможных детях. Неужели эта Хэпзиба всё же была потомком невесты Почти Безголового Ника?
   Как бы там ни было, в Особую секцию они больше не совались. Альбусу и Скорпиусу и так пришлось выслушать многократные восклицания Розы о том, как она всё-таки удивлена, что они не попались ни Филчу, ни Пивзу.
   В остальном всё шло своим чередом. В очередном школьном матче по квиддичу Гриффиндор-Пуффендуй Гриффиндор победил. Слизерин, в свою очередь, тоже обыграл две команды, и в финальной игре предстояло сразиться факультетам Альбуса и Скорпиуса. Джеймс уже заранее ухмылялся и, поглядывая на Малфоя, советовал слизеринцам запастись успокоительными таблетками.
   - Если только во избежание чрезмерной радости, - вполголоса ворчал Скорпиус.
   Зима ползла к концу, и некоторые первокурсники уже начали задумываться о годовых экзаменах. Предприимчивая Бекки Стивенсон с гордостью взялась за составление расписания подготовки для всего курса. Альбус думал, что её-то уж наверняка к пятому курсу назначат старостой. А ещё он думал, что готовиться к экзаменам ему определённо рановато.
   Произошло наконец-то знаменательное событие - Роза и Альбус вытащили Скорпиуса в хижину Хагрида. Он долго морщился и бормотал что-то про антисанитарию, но спустя пару часов заметно повеселел.
   ...А вообще-то приближалась весна; ощутимо теплело, и при дыхании изо рта уже не так часто вылетали облачка пара. На уроках, пытаясь поменять цвет подопытной мыши или зарисовывая крутобокий дубок, Альбус смотрел на улицу и мечтал о первых проталинах, о своём апрельском дне рождения. Вот только лета он не ждал - не хотелось покидать Хогвартс.
   Так и закончился бы их год - плавно, тихо и мирно, если бы не одно ужасное происшествие.
   Однажды, уже в феврале, примерно через неделю после Дня святого Валентина (большая часть девчонок из младших курсов ходили надутые, потому что никакого праздника устроено не было), Альбус, как обычно, спустился в Большой зал к завтраку. Ещё на подступах к залу он почуял запах блинов и обрадовался - утро не так уж плохо начиналось. Особенно если учесть, что вчера он смог наконец-то освоить Склеивающее заклятие, а сегодня утром Уилл Грей впервые проснулся вовремя и не носился по спальне с дикими воплями в поисках носков.
   Румяные блины были и с творогом, и с джемом. Роза уже сидела на своём месте за длинным столом Гриффиндора и наливала в кубок тыквенный сок.
   - Доброе утро, - сказала она, улыбаясь.
   - Доброе, - ответил Альбус и уселся рядом, потянувшись к блюду с блинами. - Ты не видела Скорпиуса?
   - Нет, - Роза чуть нахмурилась. - Это странно, обычно он рано приходит... - она огляделась. - А, подожди. Кажется, вон он.
   Альбус уловил озабоченность в её голосе и тоже обернулся. Скорпиус подходил к своему месту за столом Слизерина, а там же стоял Джереми Забини, над чем-то громко хохоча и размахивая руками. Непривычная картина, что и говорить, - Забини не ладил с Малфоем. Но тут Джереми как-то резко умолк и отошёл. Пожав плечами, Альбус снова устремил внимание на блины.
   - Что ему надо, интересно? - задумчиво протянула Роза.
   - Наверное, снова какая-нибудь идиотская шутка, - предположил Альбус. - Приятного аппетита.
   После завтрака и полученного с Ириской письма из дома он поздоровался со Скорпиусом, коротко поговорил с ним (на вопрос о Забини тот лишь отмахнулся) и пошёл на историю магии.
  

***

  
   История магии прошла заурядно, под монотонное бормотание профессора Бинса о каких-то гоблинских восстаниях. Альбус весь урок размышлял о том, что, наверное, обожал бы этот предмет, веди его другой учитель. Но надежды на это, что и говорить, мало - профессор Бинс уже точно никогда не уйдёт на пенсию...
   После должна была идти сдвоенная защита от Тёмных искусств вместе со слизеринцами. И, к удивлению Альбуса, Скорпиус на неё не пришёл. Они с Розой сели за одну парту и пару раз тревожно переглянулись.
   Может, что-то случилось? Может, у него температура.
   Не появился Скорпиус и на второй защите. Перед самым звоном колокола Альбус заметил слишком уж радостную ухмылку Забини и, решившись, потащил Розу в больничное крыло.
   Но их туда не пустили - мадам Помфри, пожилая милая женщина, подтвердила самые серьёзные их опасения.
   - Мальчик нездоров, и к нему сейчас нельзя. Зайдите вечером, - сказала она, закрывая перед ними дверь.
   - Скажите хотя бы, что с ним! - взмолилась Роза.
   - Пока не могу, к сожалению. Идёт разбирательство, - отозвалась мадам Помфри из-за створок. Альбус с недоумением взглянул на Рози. Разбирательство? Что же произошло, ведь за завтраком в Большом зале Скорпиус был здоров?
   Впрочем, уже через пару часов всё прояснилось. Альбус как раз натягивал шапку в холле, готовясь идти в теплицы на травологию, когда откуда-то прибежала раскрасневшаяся от волнения Роза.
   - Я узнала, что со Скорпиусом! - гневно выпалила она. - Он в больничном крыле, потому что этот Забини подлил ему что-то в сок за завтраком!
   - Не может быть, - ошалел Альбус. - Что такого мог подлить Забини и где он это достал?
   - Стащил из кабинета профессора Слизнорта. Какое-то недоваренное зелье, я не знаю, какое именно... Фелица сказала, что видела профессора МакГонагалл с родителями Скорпиуса. Они очень встревожены, а мистер Малфой ужасно злится. Начали даже ходить слухи, что Забини могут исключить...
   - Здесь уже его родители? - Альбус похолодел. Значит, всё действительно так страшно...
   - Да, они прибыли через директорский камин... О Мерлин, Альбус, что нам делать?
   Ал ни разу не видел её такой испуганной. Он стал лихорадочно соображать.
   - Мы не проберёмся к нему сейчас. Даже под мантией, - добавил он шёпотом. - Профессор Долгопупс заметит, что нас нет на уроке. Да и родители Скорпиуса... Может, лучше ночью?
   - Да, но чем мы можем ему помочь? - глаза у Рози вдруг заблестели, и она всхлипнула. - Чем, Альбус? Что если...
   - Нет, что ты, - поспешно перебил её Ал. - Всё будет хорошо. Не волнуйся так, мадам Помфри его вылечит.
   ...На улице неожиданно пошёл снег, а Альбус был сам не свой. И ему до зуда в костяшках хотелось подраться с Забини.
  

Глава XII

ЧУДО

  
   - Ой... Рози, я не наступил тебе на ногу?
   - Наступил, но ничего страшного... А если мадам Помфри не спит?
   - Если нет, прямо скажем ей, что должны увидеть, в каком состоянии Скорпиус.
   Они крались по ночному коридору под мантией-невидимкой в больничное крыло - почти как в ту ночь, когда узнали, что кольцо из Выручай-комнаты когда-то принадлежало близкой знакомой Того-Кого-Нельзя-Называть. Но теперь Альбусу, пожалуй, было ещё страшнее, чем тогда: азарт сменился тревогой и грустью. "Используй её с умом", - сказал папа о мантии. Более подходящего случая и не придумаешь.
   - Что сказала тебе Линда?
   Альбус сглотнул комок в горле. Сегодня он успел подойти к каждому однокурснику Скорпиуса (кроме Забини, разумеется) и расспросить об утреннем происшествии поподробнее. И то, что сказала Лиллоу, красивая высокая девочка, ему совсем не понравилось.
   - Она сказала, что это был не до конца приготовленный напиток Живой смерти, - единым духом прошептал он.
   Несколько секунд Роза молча продолжала идти рядом. Слышалось только её тихое дыхание.
   - Рози?.. Ты знаешь, что это?
   - Это смертельный яд, один из самых опасных. Его проходят на шестом курсе, - до ужаса ровно проговорила она. Альбус вздрогнул, ярко представив себе бледного, неподвижного Скорпиуса.
   "Какая ерунда", - сказал он себе и прибавил шагу.
   Вскоре они добрались до больничного крыла, и Роза открыла дверь Алохоморой. В кромешной темноте пробрались между кроватями, отгороженными друг от друга белыми ширмами. Дверь в комнату мадам Помфри была плотно заперта.
   На одной из кроватей храпел какой-то здоровый старшекурсник. А вот на следующей... Сдавленно ахнув, Роза вылезла из-под мантии и зажгла Люмос.
   Скорпиус был действительно кошмарно бледен, даже бледнее обычного. Он лежал с закрытыми глазами, как во время крепкого сна, и дышал слабо-слабо.
   А на табурете, приставленном к кровати, сидя спала красивая длинноволосая женщина в синей мантии. Они оба только сейчас заметили её, и Роза поспешно шепнула: "Нокс". Медпункт снова погрузился во тьму, но женщина не проснулась.
   - Это его мама, - пробормотала Рози, видимо, сдерживая плач. - Миссис Астерия Малфой.
   Она присела на корточки по другую сторону от кровати Скорпиуса. Альбус остался стоять.
   - Мадам Помфри вылечит его, - упрямо повторил он. Как же было бы хорошо, будь это правдой!
   - Напиток Живой смерти, а тем более не до конца приготовленный - это не шутки, - тихо возразила Роза. - Любое недоваренное зелье может стать ядом, если уж на то пошло. А в таком случае...
   Несколько секунд они молчали, подавленные, прислушиваясь к храпу старшекурсника. И тут Альбусу показалось, что на полу в темноте что-то слабо блеснуло. Что-то движущееся.
   - Рози, смотри, что это?
   - Где?
   - Вон там, у твоей ноги...
   - Ой, оно шевелится, - Роза вскочила и схватилась за палочку. Альбус наклонился и протянул руку; ладонь упёрлась в жёсткий прохладный панцирь, такой знакомый на ощупь...
   - Это Ричард.
   - Правда? - Роза опять опустилась рядом. - Надо же... как же он вполз сюда? Хагрид никогда не говорил, что Ричард забирается в замок. Ой...
   - Что такое? - Альбус нашарил руку Рози. Она держала что-то металлическое и круглое... - Это...это что, кольцо?
   - Да, я сняла с его панциря, - прошептала она. - Огнекрабы любят украшения и драгоценные камни... Наверное, он залез в спальню мальчиков.
   - Но кольцо лежало в кармане джинсов, я сам его туда положил, - запротестовал Ал.
   - Какая разница, - обречённо вздохнула Роза. - Всё равно это никак не поможет...
   Она высвободила руку, надела кольцо и положила ладонь на лоб Скорпиусу.
   - Бедный... Если бы профессор Слизнорт не был таким рассеянным...
   - Если бы Забини не был таким идиотом, - мрачно сказал Альбус. И заметил ещё кое-что странное. - Рози, что происходит?..
   - Где? - она посмотрела на свою руку на лбу Малфоя - и тоже увидела. Из-под пальцев Розы исходило мягкое голубоватое свечение, с каждым мигом становившееся ярче. Оно мерцало и медленно пульсировало вокруг аметиста в кольце Лиэры. Скоро вся кровать Скорпиуса оказалась окутана сиянием. - Я не понимаю...
   - Это волшебство, - восхищённо пролепетал Альбус, не отрывая глаз от кольца. Что же оно несёт - зло или спасение?
   В следующий момент он уже нашёл ответ. Свечение начало опадать, когда Скорпиус глубоко вздохнул, пошевелился и открыл глаза.
   - Э... Где это я? - прохрипел он, щурясь от света и глядя на Розу. Та уставилась сначала на него, а потом на кольцо. Донельзя счастливый Альбус стащил мантию-невидимку. - О, Ал... Я что, в медпункте?.. Мама?!
   Его уже обнимала только что проснувшаяся и всхлипывавшая миссис Малфой, и Скорпиус выглядел раздосадованным.
  

Глава XIII

ЛИМОННЫЕ ДОЛЬКИ И

"СЧАСТЛИВОЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВО"

   После этих событий Альбус решил, что не боится вообще ничего. Что, по сути дела, может быть более страшным и странным, чем плачущая Рози? Или Скорпиус в смертельной опасности? Или загадочное кольцо, каким-то образом исцелившее его? Он не знал. Но только внутри у него словно поселилась какая-то беспечная лёгкость. Экзамены казались плёвым делом. И сдал он их хорошо почти безо всякой серьёзной подготовки (ну, немного попыхтеть пришлось, потому что Роза подгоняла и родители что ни день, то желали удачи). Непросто оказалось заставить кувыркаться дыню на экзамене профессора Флитвика и не перепутать Гумбольдта Длинноносого с Гумбольдтом Златовласым на истории магии. А всё остальное - ерунда, хоть Вульфрик Томас и уверял, что чуть не сошёл с ума от ужаса на экзамене по Защите от Тёмных искусств.
   День рождения Альбуса прошёл неплохо; его опять забросали подарками. А там уже и до лета было недалеко...
   К слову, матч Гриффиндор-Слизерин всем на удивление закончился ничьей. Но Кубок школы достался Гриффиндору.
   Экзамены закончились в июне. И вот в один из летних дней, пахнущих жарой, зеленью и предчувствием каникул (даже гигантский кальмар в озере точно развеселился), Альбуса подозвал к себе профессор Долгопупс.
   Они с Розой и Скорпиусом как раз обсуждали последний экзамен - астрономию - в одном из внутренних двориков, квадратном и уютном. И Альбус услышал своё имя.
   - Профессор, - сказал он, подбегая к высокому, круглощёкому мужчине в мантии.
   - Тебя хочет видеть директор, Альбус, - серьёзно сказал траволог. Альбус занервничал и оглянулся на друзей: они оба смотрели на него с озабоченными выражениями лиц.
   - А...что-нибудь случилось?
   - Не волнуйся, ты не сделал ничего плохого, - он мягко улыбнулся. - Просто кое-кто намерен с тобой поговорить. Идём?
   Украдкой обернувшись, он махнул Скорпиусу и Рози - мол, всё в порядке - и пошёл за профессором. Они миновали дворик, вышли к дорожке, пролегающей между колоннами с крылатыми вепрями, вошли в замок и оказались в полупустом холле. Потом шли ещё долго; Альбус так и не запомнил дорогу. Несколько раз поднимались по движущимся лестницам (за год он уже научился распознавать ступеньки-ловушки), проходили какие-то тёмные коридоры и наконец очутились у большой каменной горгульи.
   - Второе мая, - сказал профессор Долгопупс, и горгулья проворно отскочила в сторону. Альбус догадался не сразу. 2 мая 1998 года - этой датой во всех справочниках было отмечено поражение Того-Кого-Нельзя-Называть от руки Гарри Поттера.
   За горгульей оказалась винтовая лестница. Как только профессор Долгопупс и Альбус встали на первую ступеньку, лестница начала плавно подниматься, будто эскалатор в магловском метро, и остановилась у высокой двери.
   - Отлично, Невилл, я давно жду мальчика, - произнёс сухой, строгий голос. Возле двери стояла, скрестив руки на груди, профессор МакГонагалл.
   Профессор только кивнул, ещё раз ободряюще улыбнулся робеющему Альбусу и вступил обратно на лестницу. Альбус вздохнул и поздоровался.
   - Проходите, мистер Поттер... Сюда.
   Впервые в жизни оказавшись в директорском кабинете, Альбус с любопытством оглядывался. Тут было много книг, но все расставлены или сложены аккуратными стопками. На широком письменном столе - какие-то бумаги и толстая подшивка "Трансфигурации сегодня". По стенам висели портреты представительных волшебников и волшебниц. Но самый большой, прямо-таки исполинских размеров - над столом, прямо за креслом МакГонагалл. Седобородый старец с синими глазами, сводивший кончики длинных пальцев. Наверное, это...
   - Это Ваш тёзка, мистер Поттер, - тихо сказала профессор МакГонагалл. - Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор, величайший из директоров Хогвартса.
   - Д-да... Я понял, - пробормотал Альбус, не отводя взгляда от поблёскивавших очков-половинок. Дамблдор улыбался краешками губ.
   - Оставьте нас ненадолго, Минерва, будьте добры, - вдруг произнёс изображённый. - Мне хотелось бы поговорить с мальчиком наедине.
   - Как скажете, Дамблдор, - директор коротко поклонилась и - надо же! - вышла из кабинета.
   - Ну что ж, Альбус... Я очень рад тебя видеть. Ты так похож на Гарри... Присаживайся.
   Альбус сел в кресло у стола. Происходящее не очень укладывалось у него в голове. Неужели он разговаривает с самим Дамблдором?.. Ну, точнее, с его портретом... Но тем не менее...
   - До меня дошли слухи о том кольце, что ты с друзьями нашёл в Выручай-комнате, - негромко продолжил Дамблдор, обводя глазами стены. По тишине, царящей вокруг, Альбус понял, что обитатели других портретов внимательно прислушиваются к их разговору. - Я не ошибаюсь?
   Вместо ответа Альбус молча запустил руку в карман и достал кольцо. Лиловый камень блеснул у него на ладони. Он не собирался ничего скрывать от портрета старого волшебника - наоборот, ему хотелось безоговорочно доверять.
   - Так-так... - взгляд Дамблдора остановился на кольце, но через секунду опять перескочил на лицо Альбуса. - Давно утерянное кольцо Лиэры Ларкленд, не так ли? Это ведь оно помогло Малфою-младшему?
   Альбус кивнул. Он даже не задавался вопросом, откуда всё это известно портрету - просто слушал, как заворожённый.
   - И, конечно, ты понял, что его сила, передававшаяся по женской линии потомков Лиэры - это способность исцелять без магии, простым наложением рук? Великая и прекрасная возможность, не так ли? И уникальная. Если кольцо очнулось в руках твоей подруги, то отпадают любые сомнения: она связана с Лиэрой кровным родством.
   - Значит, и тётя Гермиона...
   - Да, я помню мисс Грейнджер, - он вновь улыбнулся - почему-то растроганно. - Наверняка. Прошло так много веков, и мы не можем ничего утверждать с полной уверенностью, но... Думаю, будет правильно, если ты отдашь кольцо мисс Уизли. Оно по праву принадлежит ей.
   - Хорошо.
   - Я должен сказать тебе ещё одну важную вещь об этом перстне, Альбус. Может быть, ты уже догадался, что один тёмный волшебник тоже бился над его загадкой.
   Альбус сглотнул ком в горле.
   - Сэр, Вы имеете в виду... Сами-Знаете-Кого?
   - Волан-де-Морта, - спокойно поправил Дамблдор, а Ал чуть не выпал из кресла. - Всегда зови его так. Всё называй своими именами. Его нечего бояться, особенно теперь... Благодаря твоему отцу.
   Итак, Волан-де-Морт однажды посетил эту школу уже после того, как закончил её. Он хотел получить должность преподавателя - да-да, не изумляйся так - но у него ничего не вышло. У меня есть основания полагать, что в то время у него и было кольцо Лиэры. Он купил его когда-то у дамы по имени Хэпзиба Смит и пытался разгадать его загадку. Разумеется, эти попытки окончились неудачей - он совершенно напрасно не верил в родовую и женскую магию. Но ты восстановил последнее звено в этой цепочке. Значит, Волан-де-Морт проник в Выручай-комнату и спрятал кольцо там в тот вечер, когда выражал претензии на место. Мы никогда уже доподлинно не узнаем, почему и зачем он поступил именно так; возможно, по принципу "не доставайся же ты никому"... Как бы там ни было, происхождение мисс Уизли стало весьма счастливым обстоятельством. Теперь тебе всё понятно в этой истории? Довольно простой сюжет, но он наталкивает на размышления, не так ли?
   - Почему, сэр? - осведомился Альбус, со странными чувствами сжимая кольцо в кулаке. Получается, что его когда-то держал и Волан-де-Морт... Но и Рози тоже.
   - Особый дар попадать в переделки, Альбус. Кое-кого это мне напоминает, но я рад, что это так, - проговорил Дамблдор нечто не очень понятное, и от новой улыбки у его глаз собрались весёлые морщинки. - Не хочешь лимонную дольку, кстати? Профессор МакГонагалл утверждает, что не ест их, но я-то точно знаю, что в столе у неё лежит коробочка...
  
  
  
  
  
  
  
  
  

33

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"