Tarion: другие произведения.

Новый мир

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 6.66*140  Ваша оценка:
  • Аннотация:
            Кирилл Лисицкий - обычный школьник современного высокотехнологичного века. В результате катастрофы он оказывается в мире, где сила решает все. Он вынужден взрослеть за считанные часы и учиться выжить там, где погибали тысячи до него. Убить или быть убитым. Потерять человечность или сохранить себя?

  Глава 1
  На командном мостике 'Северной Звезды' находилось двое: молодой парнишка в форме гражданского навигатора и тучный мужчина, в котором без труда угадывался помощник капитана.
  - Вектор разгона подтверждаю, - раздался звонкий голос, в исполнении которого даже сухие, предписанные уставом транспортной компании под запись ИИ, фразы звучали с какой-то им совершенно не свойственной торжественностью. Первый по-настоящему самостоятельный прыжок отдавался в груди вчерашнего кадета радостным возбуждением.
  - Минутная готовность, - скучающим тоном отозвался начальник вахты: для него происходящее уже давным-давно превратилось в рутину. А кое-что и вовсе вызывало лишь глухое раздражение.
  Перепроверка человеком результата вычислений виртИна*? Серьезно? В каком веке живут те, кто сочиняет подобные бумажки? Может до внедрения технологии квантово-биологических процессоров это и имело смысл, но сколько уже времени минуло с тех пор? Триста лет? Больше? А инструкции все те же. Да, малейшая ошибка грозит буквально распылить встающий на струну* корабль, но на памяти мужчины проблемы приносили лишь навигаторы, в очередной раз что-то напутавшие.
  Между тем по лайнеру зазвучали секунды обратного отчета. Дань еще тем временам, когда экипажу и пассажирам по правилам техники безопасности предписывалось находиться в противоперегрузочных ячейках в момент вставания на струну, которые в случае сбоя систем гравитационной компенсации могли на некоторое время принять на себя ее функции.
  'Вот только современная техника в разы надежней и совершенней, чем во времена Освоения. Идиотские замшелые традиции. С них же песок сыпался еще до моего рождения' - с глухим раздражением подумал мужчина.
  - Ноль, - закончила отсчет система.
  В тот же момент двигавшийся с четвертью скорости света* лайнер застыл, словно муха в янтаре, а пространство перед ним расцвело облаком багровых искр. Очертания двухкилометрового исполина начали стремительно искажаться: за считанные секунды он вытянулся в тончайшую спицу света. Окончательное исчезновение 'Северной Звезды' из системы ознаменовала яркая алая вспышка.
   - Какая красота, - взгляд навигатора буквально прикипел к обзорному экрану, на который внешние камеры лайнера транслировали картинку багрового туннеля инферно*.
   - Привыкнешь еще, - отмахнулся начальник вахты.
   Неожиданно стенки туннеля подернулись рябью и начали изгибаться!
   - Это еще что... - договорить мужчина не успел.
  
  * * *
  
  На поросший сочной зеленой травой холм круто взбиралось песчано-желтое полотно беговой дорожки. По ней, с трудом переставляя ноги, бежал невысокий парнишка лет четырнадцати.
  - Фух, - облегченно выдохнул он, преодолев последние метры подъема.
  Данный участок дался подростку тяжелее всего, благо дальше дорожка описывала короткую дугу и начинала плавно спускаться вниз, к собранной из прозрачного полимера монументальной колонне, по чьим стенам сплошным потоком струилась вода. Прохладные брызги сверкали в лучах искусственного солнца словно драгоценные камни.
  'Современные лайнеры класса люкс просто потрясающие. Особенно, если сравнить их с тем старьем, что тащило нас до Надежды' - подумал парень, созерцая открывшийся вид.
  Ноги сами понесли его к ближайшей лавочке, близнецы которой во множестве красовались по всему парку. Легкий ветерок приятно холодил разгоряченную кожу. Припекало искусственное солнце. С наслаждением вытянув гудящие ноги, Кирилл расслабился, окунувшись в приятную истому, которую ощущало тело, получившее привычную нагрузку. Из-под полуприкрытых глаз он с ленивым интересом наблюдал за происходящим вокруг центрального фонтана.
  Неожиданно Кирилла накрыло ощущение падения! Он инстинктивно попытался найти опору, но вокруг него оказался лишь воздух. Ослепительно, словно сверхновая, вспыхнула паника. Внутренности скрутило в тугой клубок. Перед лицом мелькнули длинные черные пряди. Тут же последовало столкновение, от которого парня закрутило в воздухе. В плечи мертвой хваткой впились чьи-то тоненькие пальчики. В ушах зазвенел женский крик. Перед взглядом мелькнула стена, и тут же последовал сильный удар. Воздух безжалостно выбило из легких. Кирилл попытался вдохнуть, но парализованное острой болью тело отказалось повиноваться.
  Спустя пару секунд гравитация вернулась в норму. К счастью, на этот раз падать оказалось относительно невысоко и мягко: неожиданно оказалось, что под ним, крепко вцепившись в его плечи, лежит, тяжело дыша, симпатичная девушка.
  - С вами все в порядке? - вырвался у Кирилла вопрос.
  - Пока еще не определилась, - прозвучал в ответ неуверенный голос девушки. Ее пальцы медленно разжались, отпуская плечи подростка.
  Воспользовавшись свободой, Кирилл откатился в сторону. Его немного потряхивало от гуляющей в крови ударной дозы адреналина, болели места ударов, однако на ноги он поднялся вполне уверенно. Открывшаяся ему картина совсем не напоминала тот ухоженный парк, который подросток наблюдал совсем недавно.
  Первым в глаза бросался центральный фонтан. По его прозрачным стенкам стекали лишь жалкие ручейки влаги. Большая часть воды оказалась за его пределами, превращая парковую землю в грязь. Справа от Кирилла в ней с ругательным возгласом поскользнулся мужчина. Добавляя беспорядка, повсюду валились сломанные ветки, сорванные листья, чьи-то вещи, а также пластик бутафорских досок, источником которого послужили павильончики развлечений и кафе. Они, в основной своей массе, разыгравшегося катаклизма не переживших. Лишь редкие экземпляры оказались собраны достаточно качественно. Венчал картину возмущенно-испуганный гул растерянных людей, у многих из которых виднелась кровь.
  Отвлекла Кирилла от открывшейся картины зашевелившаяся девушка. Подросток помог ей подняться.
  'На первый взгляд она цела' - оценил он. 'Но сотрясение, например, могла получить легко'
  - Голова не кружится? - обратился Кирилл к ней, поддерживая.
  - Нет, спасибо, все хорошо, - смущенно улыбнулась та.
  Она чувствовала себя немного неловко, принимая помощь от подростка. Кирилл выглядел как самый обыкновенный мальчишка: худенький, взъерошенный, зеленоглазый шатен невысокого роста лет четырнадцати-пятнадцати на вид.
  Заиграл мелодичный звуковой сигнал общекорабельного объявления. Сразу после него раздался мужского голос.
  - Внимание, говорит капитан!
  Возмущенно-испуганный гул почти тут же стих.
  - Уважаемые пассажиры, вследствие неизвестных причин наш корабль преждевременно покинул струну перехода. Сохраняйте спокойствие, экипаж применяет все необходимые меры для устранения последствий аварии. Для обеспечения своей полной безопасности проследуйте по эвакуационным линиям. Не допускайте паники, действуйте организованно, в данный момент опасность минимальна.
  'Преждевременно покинул струну? Такое вообще возможно?' - по какой-то причине сознание Кирилла зацепилось именно за эту фразу. Конечно, он не мог назвать себя специалистом в межсистемных перемещениях, но основные принципы, как и любой современный школьник, знал. В общих чертах, понятно дело.
  Начиналось все с расчета курса, который позволял покинуть гравитационное поле планетарной системы с допустимым, относительно выбранной струны, углом. Пока корабль двигался к кромке*, происходила зарядка накопителей: ни один известный человечеству реактор попросту не мог единовременно выдать достаточное для прыжка количество энергии. В среднем, на нее уходило около двух часов. И только после этого происходила активация ныркового двигателя, который и вызывал 'эффект инферно'. В сильном гравитационном поле он просто схлопывался без какого-либо результата, а вне его позволял кораблю попасть в одноименное пространство.
  Устоявшейся теории данного явления у человечества до сих пор не существовало. Некоторые ученые утверждали, что перемещение происходит благодаря сжатию пространства, которое и позволяло кораблю проходить из точки А в точку Б по кратчайшему пути. Ближайшей аналогией их теории являлся сложенный лист бумаги. Другие же пытались доказать, что инферно представляет из себя другое измерение, в котором, соответственно, царят отличные от нашего мира физические законы. И лишь стены туннеля отделяют корабль от мгновенной аннигиляции.
  В любом случае, ориентироваться в этом пространстве или изменять направление движения люди не умели. Существовал, правда, способ зафиксировать точку выхода - такие установки, например, запирали ворота Солнечной - но они действовали несколько по иному принципу. Так что нырнув в инферно, человечеству оставалось только полагаться на изначально заданный вектор и ждать, пока достаточно сильное гравитационное поле не вытянет их в нормальное пространство. Из всего вышесказанного следовало, что вынырнуть лайнер способен исключительно в системе назначения.
  Между тем ТиЭй* мигнула принятым от корабельной сети пакетом. Получив разрешение на активацию, присланная программа создала в области видимости классическую навигационную стрелку и карту с построенным до спасательной палубы маршрутом. Кирилл немедленно свернул их, повесив активацию на один из свободных смарт-жестов.
  Между тем на парковых дорожках вспыхнули синие линии, снабженные многочисленными указателями. Для совсем уж непонятливых система услужливо запустила по ним 'бегущую' в нужном направлении волну света.
  Так же на почту упала пара электронных писем. Первое просто дублировало обращение капитана, а вот второе уже представляло интерес. Его отправителем значился Георгий Александрович, который числился куратором в организованной школой Кирилла экскурсии. Лисицкий развернул послание и пробежался взглядом по тексту, который призывал всех находящихся в парке учеников собраться у центрального фонтана. На карте вспыхнул соответствующий маркер.
  Обернувшись в указанном направлении, Кирилл с легкостью нашел куратора взглядом. Этот высокий, за два метра, широкоплечий мужчина лет сорока с коротким ежиком темных волос возвышался над пришедшей в движении толпой словно осадная башня. Немного подумав, Кирилл двинулся к нему.
  - Как ты? - поприветствовала его Алена Станина, когда он наконец преодолел разделяющее их расстояние.
  Выразительные голубые глаза тоненькой, как веточка, девушки лихорадочно поблескивали на остреньком личике. Георгий Александрович воспитаннику лишь кивнул: благодаря своему статусу куратора он мог отслеживать местоположение подопечных, чем и занимался.
  - Все хорошо. Ты сама-то как? - поинтересовался Кирилл.
  - Со мной тоже все в порядке, только ударилась немного, - ответила девушка и, посмотрев куда-то за спину Кириллу, встревоженно вскрикнула - Саша!
  Лисицкий обернулся и увидел Андрэ Деко, на плече которого повис незнакомый ему парень. Очевидно, тот самый 'Саша'. Он едва переставлял ноги, а половину его лица залило кровью. Алена тут же бросилась к пострадавшему. Спохватившись, Кирилл последовал за ней, подперев того со свободного бока. Алена же принялась за оказание первой помощи. Кирилл знал, что девушка уже год как поступила на подготовительные курсы медицинского университета.
  Постепенно к ним начали подтягиваться однокашники разной степени помятости. К счастью, без серьезных травм. Довольно быстро они превратились в напряженно гудевшую, словно пчелиный улей, толпу.
  - Как думаете, это опасно? - раздался голос долговязого темноволосого парнишки лет пятнадцати. Его имени, к некоторому своему смущению, Кирилл тоже не помнил.
  Для экскурсии на Надежду - первую освоенную человечеством планету за пределами Солнечной системы - учеников привлекали со всей школы, не обращая внимания на года обучения.
  - Капитан же сказал: 'Опасность минимальна'. Асахов, чем ты слушаешь? - рассудительно ответила Виктория.
  При этом белокурая красавица со слегка завышенной, по мнению Кирилла, самооценкой нервно теребила свой поясок.
  - Угу, конечно, - голосом, не обещавшим ничего хорошего, буркнул Марк.
  - Что еще за угу? - тут же повернулась к нему девушка.
  - Да нет, ничего, - попытался было отступить Марк, но от Виктории еще никто так просто не уходил.
  - Так и молчал бы тогда, раз ничего. 'Угукать' каждый дурак может, - припечатала, дав выход напряжению, девушка, вперив горящий взгляд в возмутителя спокойствия.
  Такого оскорбления Марк вытерпеть уже не мог. Чтобы кто-то посмел назвать его 'дураком' и остаться без достойного ответа? Не бывать тому!
  - Так и быть, раз сама не понимаешь, я тебе объясню, - с вызовом произнес он. - Очевидно, накрылась система гравикомпенсации. Мы все это на своих шкурах ощутили. И чтоб ты знала, в нее заложен такой запас прочности и дублирования, что повредить ее практически невозможно. Какой из этого мы можем сделать вывод? А такой, что повреждения весьма значительны. Для 'безопасности' нас попросили сделать что? Погрузиться в спасательные капсулы! В полностью автономные устройства, главным предназначением которых является вытаскивание пассажиров из полной задницы.
  - Пф, много умничаешь, - не очень-то и уверенно выдала Вика.
  - А как вообще можно 'преждевременно покинуть струну'? Мы что, где-то по пути вывалились? - подала голос невысокая спортивного телосложения девушка со светлым каре.
  'Лина' - вспомнил ее имя Кирилл.
  Все внимание вновь обратилось на Марка.
  - Понятия не имею, - честно признался тот.
  - Все, выдвигаемся, - вмешался в разговор Георгий Александрович. Похоже, больше никого из школьников на территории парка не осталось.
  Неожиданно освещение моргнуло и пропало. Тут же, правда, включилось аварийное, но оно с трудом разгоняло наступивший мрак тусклыми энергосберегающими лампами. Все невольно ускорили шаг - больно тревожно оказалось пробираться по плохо освещенным переходам под размеренные синие вспышки эвакуационных линий.
  Двигались быстрым шагом. Темп задавал Георгий Александрович, а замыкала шествие Алена, строго следившая, чтобы никто не отстал и не потерялся. Кириллу с Андрэ приходилось тащить на своих плечах Александра, который до сих пор пребывал слегка не в себе и с трудом переставлял ноги. Со взятым темпом группа добралась до правой эвакуационной палубы минут за пять. Тут же навалился давящий гул множества голосов.
  - За мной, - скомандовал Георгий Александрович.
  К удивлению Кирилла, он не попытался пробиться к одной из капсул, а повел подопечных влево, прижимаясь к стене. Разгадка такого поведения нашлась буквально через десяток метров в виде самой обычной механической двери.
  - Это проход на дополнительные эвакуационные палубы. Здесь мы потеряем друг друга, а там народа сильно меньше, - пояснил свои действия Георгий Александрович, когда заметил, что некоторые его подопечные поглядывают на спасательные капсулы.
  За дверью оказалась площадка, от которой вверх и вниз шли широкие пандусы. Георгий Александрович выбрал спуск. Дополнительная эвакуационная палуба оказалась раз в десять меньше основной, зато и народа тут почти не оказалось. Можно было спокойно выбрать себе средство спасения и всей компанией в него погрузиться. Что школьники, собственно, и проделали, после чего капсула закрылась и скользнула куда-то вниз по направляющим. Однако ожидаемого чувства безопасности Кирилл почему-то так и не ощутил. Да и остальные, насколько он мог судить, тоже.
  Неожиданно капсула содрогнулась от чудовищного удара. Никто не расшибся только благодаря мягкому фиксированию в креслах, но от страшных перегрузок мир окрасился алым. В груди поселилось неприятное тянущее ощущение. Каждый вдох давался с невероятным трудом. В ушах гулко стучало сердце. Ощущение полной беспомощности приводило в настоящий ужас.
  Все закончилось так же неожиданно, как и началось.
  - Что это было? - собственный голос показался Кириллу чужим и слабым.
  - Лайнер... взорвался, - с трудом выдавил из себя Вейж, который сидел напротив панели управления и мог через экран и внешние камеры наблюдать за происходящим вокруг.
  - Как взорвался? - выдохнул кто-то из тех, кто остался в сознании.
  Заметив количество пострадавших, Алена с некоторым трудом подняла фиксирующие планки, достала аварийную аптечку и направилась к Александру, у которого кровь уже просочилась сквозь повязку и ритмично капала на одежду.
  - Совсем, - уже более живо откликнулся Вейж. - Все вспыхнуло, а потом камеры выключились.
  - Сейчас разберемся, - уверенно произнес Георгий Александрович. - Алена, что с ребятами?
  При этом сам мужчина направился к консоли управления.
  - Вроде ничего страшного, просто потеряли сознание от давления, - ответила девушка, вводя какие-то препараты из пневмошприца в предплечье Александра и накладывая ему на голову свежую повязку.
  Кивая в такт словам девушки, куратор вывел на экран схематичное изображение текущей планетарной системы. Внимание Кирилла мгновенно привлекла вторая планета. Она, судя по пиктограмме, оказалась земного типа! За все время экспансии человечество нашло лишь три таких! Еще пять - условно-земного. На ее фоне остальные одиннадцать планет смотрелись откровенно бледно.
  'Стоп. Мы же 'преждевременно покинули струну'. Какая еще планетарная система? Ошибка навигатора? Угон? Но эта система не имеет даже цифрового обозначения. Это возможно лишь в том случае, если мы за пределами исследованного пространства. Лайнер просто не мог прыгнуть на такое расстояние. Или мог?' - происходящее вызвало у Кирилла множество вопросов.
  Занятый своими мыслями, он рассеянно окинул карту взглядом и замер, обратив внимание на россыпь зеленых отметок. Вместо трехсот пятидесяти расчетных звездочек на дисплее отображалось всего сорок шесть. Что означало минимум десять тысяч погибших! Но Кирилла потрясло даже не это. Его ошеломил шелест косы смерти, прошедшей в считанных миллиметрах.
  - Расчетное время посадки - двадцать две минуты, - ровным голосом произнес Георгий Александрович.
  Алена, между тем, добралась и до Кирилла: просветила диагностом, что-то вколола и пошла дальше.
  - Спасибо, - подросток тихо поблагодарил девушку, все еще пребывая в каком-то заторможенном состоянии.
  Атмосфера в капсуле царила подавленная. Разговоры если и звучали, то исключительно короткие.
  - Нас ведь найдут? - неожиданно произнесла Камилла.
  Голос смуглой девушки ясно разнесся в тишине капсулы, привлекая всеобщее внимание.
  - Зависит от того, куда нас занесло, - ответил Марк. - Если не дальше парсеков шести, то мощности сигнала спасательной капсулы должно хватить. А вот если за эту границу, то даже не знаю... Возможно, если система связи на лайнере не пострадала во время аварии, то капитан вполне мог успеть подать сигнал. А у нее мощности повыше будут.
  Капсула вернулась к состоянию уныния. Нельзя сказать, что поправка Марка сильно успокоила остальных подростков.
  - Так, всем одеть спасательные комбинезоны, - поспешил переключить внимание воспитанников Георгий Александрович.
  Впрочем, мысль он подал дельную: даже если планета под ними земного типа, совершенно не обязательно, что ее атмосфера безвредна для людей. Вообще-то комбез полагалось надевать на голое тело, но молодежь дружно решила, что на первое время пойдет и поверх одежды.
  - Вход в атмосферу через две минуты, - на мгновение опередила легкую дрожь корпуса умная система. - Пожалуйста, займите свои места.
  Появилась тряска: гравикомпенсоторы оказались не способны выровнять мелкие и частые рывки. Впрочем, школьники не жаловались, ведь только благодаря им их и не раздавило при взрыве лайнера. Если на то пошло, может тогда тонкая настройка и сбилась?
  'Странно. Я ведь в детстве буквально мечтал о карьере искателя. Опасности космоса, тайны неизведанных планет, новые виды экзотов, древние руины, возможное богатство и все такое. Но вот я спускаюсь на неизвестную человечеству планету и что же чувствую? Один лишь страх. Смешно. Неужели ребенок настолько смелее взрослого? Почему то, что раньше виделась возможностью, теперь кажется поводом для паники?' - предавался неспешным размышления Кирилл, пытаясь отстраниться от настойчиво скребущегося в сознание страха.
  Легкий толчок возвестил о состоявшейся посадке.
  - Андрей, пользоваться умеешь? - обратился к подопечному Георгий Александрович, доставая из спасательного комплекта СК* с выбитыми на цевье крупными буквами 'Первопроходец-12М'. От здоровяка последовал согласный кивок. - Отлично, тогда прикроешь, пока я буду устанавливать периметр.
  Мужчина одел шлем, застегнул на запястье массивный аналитик-браслет, а из ниши под креслом на свет появился квадратный матово-черный ящик активного блока охранного периметра. Модель Кирилл не опознал. Что не удивительно, ведь оружие никогда не входило в список его интересов.
  - Всем одеть шлемы, - проконтролировал Георгий Александрович, прежде чем открыть капсулу.
  Привычно, как делал не раз на занятиях НВО*, Кирилл активировал шлем и тот, тихо пшикнув, прилип к комбезу. Лицо обдуло свежим воздухом: система перешла на внутреннюю циркуляцию.
  Закинув ящик на спину с помощью лямок, мужчина покинул капсулу. Следом за ним вышел и Андрей Ласовец. Дверь закрылась, оставив школьников в давящей тишине. Но ненадолго. Уже через минуту раздались выстрелы. Поначалу короткие и экономные очереди сменились длинными, Кирилл бы даже сказал - лихорадочными. А затем и вовсе гулко загрохотала турель охранного периметра.
  'С кем они там так воюют?' - со страхом подумал Кирилл.
  Сидеть и понимать, что от тебя совершенно ничего не зависит оказалось невыносимо тяжело. Кирилл поднялся со своего места. Его целью стал ящик спасательного комплекта, который вытащил к шлюзу Георгий Александрович. На глаза тут же попались ножи - скорее даже мачете с широкими лезвиями - но ожидаемого чувства безопасности они так и не принесли. Дальнейшее переворачивание аккуратно сложенных и упакованных вещей привело к обнаружению еще одного 'Первопроходца'. Кирилл обрадованно извлек его на свет.
  - Дай сюда, - неожиданно раздался голос и сильные руки выдернули оружие из ладоней. Кирилл возмущенно обернулся к парню на несколько лет старше него. Тот ничуть не смутился. - Я с ним хоть обращаться умею.
  Кирилл собирался возмутиться, но тут очереди снаружи стихли.
  'Все?' - промелькнула в его голове быстрая мысль.
  Страх сменился надеждой, что все разрешилось как-то само собой, без его участия. Но тут сигнал шлюза загорелся тревожным красным светом. А в следующее мгновение дверь выбило прямо внутрь камеры. Парня рядом с Кириллом просто снесло, а его самого чудовищным ударом отшвырнуло в угол капсулы.
  Наверное, это его и спасло. Пытаясь протолкнуть в легкие воздух, Кирилл слышал крики ужаса своих однокашников и тошнотворный хруст. Перед глазами все плыло. Собравшись с силами, Кирилл попытался приподняться. К собственному удивлению, у него это получилось.
  'Оружие, мне нужно хоть какое-то оружие' - набатом стучало в голове.
  'Вроде бы в спасательном комплекте были ножи. Да, определенно, я их там видел' - подгоняемый ужасом, подросток на четвереньках пополз к нужной стене.
  Но где-то на половине пути что-то приподняло его за шкирку, словно напакостившего котенка. Взгляд Кирилла уперся в напавшего на них монстра. Им оказалась высокая, примерно два с половиной метра, тощая тварь, обтянутая темно-зеленой кожей, с четырьмя расположенными по окружности головы алыми глазами, пастью, выдающейся вперед в форме клюва, тугими канатами мышц и острыми иглами на спине и плечах, которые пропарывали металлический потолок капсулы словно бумагу. Зрение чудило и казалось, что вокруг существа клубится темный дым.
  Неожиданно тварь заговорила. Кирилл не понял из ее монолога ни слова. Но каким-то непонятным образом почувствовал исходящее от нее пренебрежение, презрение и предвкушение.
  Страх неприятно холодил изнутри, заставляя предпринять хоть что-то. Да хотя бы плюнуть в эту отвратительную морду. На глаза Кириллу попался кабель, который свисал с потолка совсем рядом. В каком-то тумане он протянул к нему руку и ткнул оголенным концом в плечо твари. В морду даже пробовать не стал. Его расчет строился исключительно на том, что тварь не посчитает провод угрозой.
  Кириллу повезло: кабель беспрепятственно достиг кожи существа. Раздался треск. Существо дернулось, отправляя Кирилла на очередную встречу со стеной. От острой боли перед глазами все поплыло. Но страх смерти оказался самой эффективной мотивацией и даже в таком состоянии подросток поднялся на четвереньки. Прямо перед его носом оказался опрокинутый ящик спасательного комплекта.
  Трясущимися руками он принялся рыться в куче выпавших вещей. Нож словно сам собой оказался в его руке. Ножны легко отстегнулись и упали на пол, хищный клинок тускло вспыхнул в мигающем освещении, вселяя уверенность и придавая сил.
  Кирилл с трудом поднялся на ноги и направился к твари. Она уже даже не билась на полу, а просто лежала, периодически вздрагивая. Повезло, что кабель по какой-то причине буквально вплавился в ее плоть.
  'Мертва? Нет, рисковать нельзя, нужно добить' - принял решение Кирилл.
  Пол неустойчиво шатался под его ногами, окружающий мир расплывался на периферии зрения, оставляя четко видимой лишь цель, но он все же преодолел разделяющее его и тварь расстояние. Лезвие ножа вошло в алый зрачок легко, словно в масло. Тварь дернулась в последний раз и затихла.
  Но клубы темного дыма, которые окутывали тварь, не исчезли, а длинными щупальцами впились в подростка, приподнимая его над полом. Следом пришла боль. Сознание милосердно погасло.
  ***
  По восприятию ударило многообразие звуков и запахов. Обрушилось, подобно цунами, захлестнуло и потащило в пучину, не смотря на закрытые руками уши. Хотелось выть, кататься по полу, кричать, биться головой - все что угодно, лишь бы облегчить эту невыносимую муку. Но Кирилл не мог и этого: его тело словно одеревенело.
  Подросток не знал, сколько времени продлилась пытка, но наконец кончилась и она. Звуки и запахи словно притихли.
  'Жив' - появилась в голове первая мысль.
  Учитывая все произошедшее за день, событие и в самом деле нетривиальное. Но на этом сюрпризы не закончились. Мало того, что Кирилл остался жив, он еще и чувствовал себя на удивление неплохо. Он отчетливо помнил, как больно было двигаться, как что-то кололо в груди, совсем рядом с сердцем, и кровь пузырилась на губах, но сейчас его тело переполняла веселая задорная энергия, а от ран не осталось и следа.
  В капсуле царила темнота. Только через выломанный пролом падал яркий столб света. Но это даже к лучшему: и такое освещение выхватывало из тени, словно мало Кириллу тяжелого металлического запаха крови, слишком много. Внутри него всколыхнулись ужас и отвращение.
  Силы воли хватило лишь на поиски 'Первопроходца', после чего все существо подростка потребовало немедленно покинуть капсулу: в этой металлической могиле оказалось страшно до ужаса. Хотелось как можно быстрее оказаться снаружи, на свету. И даже вероятность встречи с еще одним монстром отошла на второй план.
  Преодолев быстрым шагом расстояние до двери, Кирилл перешагнул порог и оказался в сияющей зелени джунглей. Посадочным импульсом капсула буквально перемолола участок джунглей, создав небольшую полянку, и теперь сквозь эту прореху на землю лилось горячее желтое сияние местного светила. Ужас действительно отступил, но на его место пришел другой страх: джунгли оказались полны звуков. Что-то ползло, что-то перелетало с ветки на ветку, что-то кралось и все это происходило совсем рядом! Вскинув 'Первопроходца' к плечу, Кирилл прижался спиной к горячей броне капсулы.
  Страх неприятно холодил изнутри. Кирилл знал, что он не исчезнет. Слишком давно страх стал неотъемлемой частью его жизни. Но также он понимал, что нельзя позволять ему контролировать себя. Страх - один из сильнейших стимулов, но если поддаться ему, позволить сковать разум, он с легкостью сделает из тебя свою марионетку.
  Усилием воли задавив лишние чувства, Кириллу принялся за оценку окружающей обстановки. От края джунглей до капсулы он насчитал примерно шесть метров. Травяной покров в джунглях оказался довольно высок, примерно по колено, но посадочный импульс перемолол и его. Блок охранного периметра виднелся неподалеку, выставив на обозрение сквозь дыры разорванные пучки проводов и смятые механизмы. Тел Георгия Александровича и Андрея Кирилл не увидел.
  'Так, ладно, чтобы выжить, мне нужен охранный периметр. Может три такие штуки сработают лучше, чем одна?' - пришла парню в голову довольно здравая мысль. Вот только возвращаться в капсулу не хотелось просто до зубовного скрежета.
  Подросток даже сходу придумал несколько причин, из-за которых неприятный визит следует отложить, но, к счастью, вовремя одумался. Не для того он прошел через сегодняшний день, чтобы вот так, по глупости, сдохнуть.
  Оставшиеся активные блоки охранного периметра нашлись именно там, где им и положено было находиться: в специальных ячейках под креслами. Но тут на свет появилась неожиданная проблема: Кирилл просто не умел ими пользоваться. К счастью, модель создавалась как раз на такой случай и к ней прилагалась подробная инструкция на интерлингве. С ней разобрался бы и ребенок.
  Первые два блока Кирилл решил установить по разные стороны от капсулы. Некоторое время ему пришлось потратить на настройку, так как турели после активации принялись кромсать джунгли в труху, реагируя на малейшее движение, но он справился. А вот последний из блоков для достижения наибольшей эффективности пришлось затаскивать на капсулу. На господствующую, так сказать, высоту. Жаль только, что никакого обзора, кроме второго яруса джунглей, с нее не открывалось.
  И в этот момент появилось оно. Совершенно не похожее на предыдущее. Зеленая двухметровая обезьяна с невероятной ловкостью и скоростью приближалась к Кириллу по веткам деревьев. Руки сами собой вскинули "Первопроходца", посылая в тварь пулю за пулей, из которых попадала хорошо, если каждая третья. Да и те просто вязли в странных клубах темного дыма вокруг существа. Загрохотали турели, но их результат оказался даже более скромный, чем стрельба Кирилла: они не попадали вообще. Создавалось впечатление, что их пули уничтожали все, кроме, собственно, монстра. Как в дешевом боевике.
  Вот существо совсем рядом. И что-то в Кирилле меняется. Размытые до того движения твари становятся различимыми, пусть и по-прежнему чертовски быстрыми. Вот она подлетает почти вплотную и бьет прямой ладонью ему в грудь. А он, оттолкнувшись от удобного выступа, прыгает назад. Но при этом не падает, а контролирует свое падение, приземляясь четко на ноги. Чуть пружинит и удерживает равновесие. Перед его глазами начинают мелькать пятна темноты, но они не мешают, а, напротив, каким-то непостижимым образом делают мир четче.
  Тварь одним рывком срывает турель с креплений, отбрасывает в сторону и прыгает следом за мальчишкой. Кирилл стреляет короткими очередями, на этот раз укладывая каждую точно в цель, но проклятая дымка все равно их останавливает! От нового удара он уклоняется с трудом: длинная лапа проходит над его головой в широком замахе, едва не сняв скальп. Насколько же существо быстрее! И сильнее. А единственные преимущества Кирилла - 'Первопроходец' и турели охранного периметра - против нее не играют!
  В каком-то ослеплении он отбрасывает СК в сторону и левой рукой извлекает пристегнутый к поясу нож. Клинок хищно сверкает в молниеносном выпаде...
  Но тварь с легкостью ловит его руку и ломает ее. Боль появляется, но не ожидаемо всепоглощающая и парализующая, а скорее ноющая. Словно сигнализирующая: 'У тебя сломана рука, парень, не забудь позаботиться об этом, если не сдохнешь'.
  Кирилл со всей силы дернулся в сторону, но тварь держала крепко. Вторая лапа поднялась для окончательного удара, даже не замечая влетающих в темную дымку крупнокалиберных пуль от продолжающих огонь турелей.
  Отчаянный рывок. Раздается мерзкий хруст, и подросток отлетает далеко в сторону, оставляя обрубок руки в когтях неизвестной твари. Ужас и отчаяние уже где-то совсем рядом, и только каким-то чудом Кириллу удается им противостоять. Боль разливается по телу раскаленной рекой. Тварь между тем разделывается с еще одной турелью и снова бросается к нему. Вот она совсем близко. Заносит лапу...
  'Зря бросил оружие' - не спуская глаз с неотвратимо приближающейся смерти, как-то отстраненно размышляет подросток.
  Пальцы на уцелевшей руке инстинктивно сжимаются в кулак, и тварь содрогается от многочисленных попаданий! Пули с легкостью кромсают шкуру тварь, вырывая из нее целые куски. Кирилл с недоумением переводит взгляд на собственную руку. В ней ожидаемо пусто. Окутанный темной дымкой СК парит чуть поодаль. Ею объята и каждая отдельная пуля.
  Вот от твари остается только измолоченная туша. Она падает, и в сторону Кирилла вновь устремляются дымные щупальца. На этот раз сознания юноша не теряет. Вместо этого он ощущает, как энергия полноводной рекой вливается в его тело. Странной щекоткой сопровождается отрастающая рука. Исходя темным дымом затягиваются мелкие ранки и порезы. В утомленное тело освежающей прохладой вливается сила.
  
  
  *Струна - гравитационная связь между массивными объектами. Например, звездами. Официально принята градация струн по напряженности. Способность корабля пройти по той или иной струне зависит от его массы и класса установленного ныркового двигателя. Соответственно, чем мощнее двигатель и меньше масса судна, тем выше класс струны, которой он может воспользоваться.
  *ВиртИн - виртуальный интеллект. Программная оболочка, эмулирующая человеческое поведение.
  *Скорость всегда считается относительно системы нахождения.
  *Инферно - нырковый двигатель позволяет развивать скорость много больше скорости света. Это явление на сегодняшний день практически не изучено. Пространство, в котором происходит движение, было названо инферус (от лат. Inferius (нижний)), которое впоследствии сократилось до инферно.
  *Кромка - область, в которой гравитационное поле становится достаточным для вытягивания космического корабля из инферно.
  *ТиЭй - дополнительная реальность. Ее модули крепятся на виски.
  *Парсек - примерно три световых года.
  *СК - стрелковый комплекс
  *НВО - начальное воинское образование.
  
  Глава 2.
  - Выросла, - выдохнул подросток, ошеломленно разглядывая регенерировавшую за считанные секунды руку.
  Из груди невольно вырывается нервный смешок. И еще, уже с явными истерическими нотками. Ощущение жизни опьяняло: жаркий влажный воздух божественным нектаром врывался в легкие, тело потряхивало от избытка адреналина, жгуче припекали горячие солнечные лучи. Сознание подростка накрыла сильнейшая эйфория. Он смеялся, позабыв обо всем на свете.
  Уцелевшая турель взвизгнула сервоприводами и стегнула по джунглям стальным ливнем. В ответ что-то обиженно заверещало, и из кустов выскочила похожая на варана тварь. До человека ее прыжку не хватило считанных сантиметров. Лязгнула полная кривых, призванных вырывать из добычи целые куски, зубов пасть.
  Повторная очередь турели прошила хищника насквозь. Рептилия попыталась дотянуться до подростка, уже, правда, и без тени былой стремительности, но ее лапы обессиленно подогнулись. Третья очередь поставит жирную точку в данном противостоянии.
  Смех как ножом отрезало. Внутренности свело холодом. Кирилл торопливо подобрал 'Первопроходца' и прижался спиной к броне капсулы. Для собственного же блага ему не следовало забывать, что неизвестная планета таила в себе множество опасностей: она уже забрала более двадцати человеческих жизней.
   'Ключ к выживанию - эта странная дымка. Очевидно, я получил ее, когда убил тварь в капсуле' - наконец заработали подстегнутые опасностью мозги.
  'Со второй, правда, дымные щупальца и затянувшиеся раны так же имели место быть, но сознания при этом я не потерял. Значит ли это, что на этот раз эффект ограничился лишь повышенной бодростью и заживлением ран? Или с каждым убийством тварей я буду становиться сильнее, словно в виртуальной игре? И вообще, каждое ли убийство сопровождается подобным эффектом?' - вопросов у Кирилла появилось столько, что в них можно было и утонуть.
  Ответов, правда, даже не предвиделось. Гадать же он мог до бесконечности. Что, вообще-то, не лучшая линия поведения для того, кто собирается выжить в сердце диких джунглей. Обеспечить себя едой, водой, безопасным жильем - вот по-настоящему насущные вопросы. Если отталкиваться от этой точки зрения, то дымкой надлежало овладеть в кратчайшие сроки, избегая лишних размышлений на темы 'как' и 'почему'.
  Как и всякий современный подросток, о способах развитии экстрасенсорных способностей Кирилл знал довольно много. Прошло всего два года с тех пора, как он сам долгие часы проводил за найденными в сети тренировками. Способностей, к сожалению, у него так и не обнаружилось, но сами методики все равно намертво отпечатались в его памяти. Темная дымка мало походила на псионику или биотику, но за неимением гербовой...
  'Три основных кита для развития способностей любого типа - это уверенность, желание и талант' - принялся вспоминать когда-то прочитанные руководства Кирилл. Разумеется, столь простые условия касались лишь открытия своего дара.
  Для достижения уверенности в себе человечество придумало множество техник: от обычных психологических тренингов до гипноза. В настоящий момент для Кирилла ценности они не представляли. Он уже применял свою силу, пусть и инстинктивно, так что подсознательная уверенность у него уже сформировалась. В будущем же к ним еще, определенно, придется обратиться - подсознательный страх неудачи неизбежно подточит плохо тренированный разум.
  Талант в наличии так же имелся. Насколько его способности сильны - это уже совсем другой вопрос.
  Следовательно, оставалось лишь сформировать желание.
   Кирилл нашел взглядом обломок ветки и пожелал, чтобы она поднялась в воздух. Он представил себе этот процесс в мельчайших деталях. В солнечном сплетении ощутимо потеплело, и палка неожиданно легко окуталась темной дымкой и воспарила в воздух. Это совершенно не походило на его попытки разбудить в себе дар псионики. Воздействие произошло без малейшего напряжения, естественно, словно он поднимал ветки силой мысли по семь раз на дню. Происходящее сопровождалось ощущением легкого тепла в груди и расходящейся по телу горячей волной.
  Вспомнив о том, что его спасло во время схватки с монстром, Кирилл попытался перенаправить поток жара в оружие. Тепло подчинилось с легкостью, и СК окутался знакомыми клубами дыма. Пробный выстрел туманным росчерком ударил в дерево. Во все стороны брызнула щепа, и четырехметровой толщины ствол украсила сквозная дыра.
  'Теперь понятно, почему каждый выстрел вырывал из этой твари целые куски. Вряд ли сходу получиться придумать оружие эффективней' - отметил про себя Кирилл.
  'Но одной способности уничтожить опасность для выживания маловато, ее нужно еще заметить и успеть среагировать' - продолжил свои размышления школьник.
  И вот с этим у него, насквозь городского жителя, который оказался в джунглях, намечались серьезные проблемы. Но и тут он видел, как минимум, пару вариантов действия.
  Самым очевидным решением Кириллу показалось использовать сенсоры охранного периметра и капсулы. Из плюсов: просто, надежно, не требует почти никаких дополнительных усилий. Что касается минусов, то они очевидны: спокойствие сенсоры обеспечивали лишь в относительно небольшом радиусе от самих себя.
  Куда перспективней ему виделся другой путь. Ведь, если призадуматься, то произошедший с ним в капсуле приступ больше всего напоминал сенсорный шок! Конечно, Кирилл не мог утверждать этого со стопроцентной уверенностью, так как читал о нем исключительно из сети, но симптомы соответствовали полностью. Да и сами накрывшие его ощущения так же подтверждали данную версию.
  Кирилл предположил, что дымка либо сама по себе обострила все его чувства, либо он получил от шипастой твари не только ее, но в результате объем поступающей в мозг информации существенно возрос, и тот с ним попросту не справился. Затем сработал какой-то внутренний предохранитель, и усиленное восприятие сжалось до приемлемого уровня.
  Но что, если заставить его работать хотя бы вполовину своих новых возможностей? Адаптироваться, приучить мозг отсеивать все лишнее и воспринимать важное? В таком случае выживание виделось... да просто виделось. В противном случае даже банальный визит в ближайшие кустики превращался в изощренную попытку самоубийства.
   'Впрочем, нельзя исключать и возможность ошибки. Нужна практика' - пришел к окончательному решению подросток.
  Однако приступать к ней немедленно он не рискнул. Замереть подобно истукану на открытом месте - не лучший способ выжить в откровенно враждебной среде. Требовалась более-менее безопасная тренировочная площадка, в качестве которой подходила разве что спасательная капсула. Сейчас, когда паника отступила, она больше не казалось ему столь пугающей. Напротив, броня внушала чувство определенной защищенности. А трупы? А что с ними? Жутко, конечно, но особых терзаний по этому поводу Кирилл не испытывал.
  Освещение в капсуле так и не восстановилось. Да и с чего бы? Как свисали с потолка порванные кабели, так и продолжали свисать. Так что первым делом Кирилл извлек из спасательного комплекта многофункциональный фонарик. После минимальной настройки приборчик принял на себя роль лампы, и капсулу залил ровный свет.
  К горлу немедленно подкатила тошнота. Кирилл не считал себя особо брезгливым человеком, но открывшаяся картина в сочетании с тяжелым удушающим запахом проняла и его. Даже просто находиться в подобном помещении было уже трудновато, что уж тогда говорить о постоянном обитании? Тела надлежало хотя бы просто оттащить в угол и завернуть в пластик - тяжелая, грязная, но необходимая работа. В идеале, конечно, их следовало нормально похоронить, но Кирилл весьма смутно представлял себе, как он будет копать яму в наверняка заросшей корнями земле, постоянно ожидая нападения.
   'А какого, собственно, лешего?' - осенило Лисицкого.
  Под его взглядом одно из тел плавно поднялось в воздух. Никакого внутреннего усилия при этом он не ощутил. Окрыленной внезапной мыслью, Кирилл шагнул в изуродованный проем. В солнечном сплетении вспыхнула горячая звездочка, и дымка полноводной рукой устремилась в землю, захватывая все больший и больший ее объем. В определенный момент этот процесс начал замедляться, но Кирилл никуда и не торопился.
  Минут пятнадцать спустя земля под его взглядом пошла вверх. Впервые Кирилл испытал нечто похожее на нагрузку: тепло в солнечном сплетении обратилось в жар, который начал причинять определенный дискомфорт. Не слишком серьезный, впрочем. И это при том, что яма перед Кириллом имела около двух метров в глубину и четырех в диаметре! Натянулась, взрыхляя грунт, паутина корней, но выдержать напора дымки не смогла, с громким треском лопаясь то в одном месте, то в другом.
  Не удивительно, что тяжести тел Кирилл даже не почувствовал. Однако более тонкие манипуляции: снятие модулей ТиЭй, соскабливание с пола свернувшейся крови - дались ему с определенным трудом. В такие моменты удерживаемая в воздухе земля начинала проседать и рассыпаться. Впрочем, виновницей тому служило скорее неумение Кирилла концентрироваться на нескольких объектах одновременно, нежели какие-то ограничения дымки. Словно в доказательство, под конец процесс пошел уже относительно гладко.
  Завершающим этапом Кирилл попытался максимально сжать слой земли прямо над могилой, создав нечто вроде каменной полусферы. Насколько ему это удалось, он ответить затруднялся, но советь успокоилась: сделал все, что мог.
  Бросив последний взгляд на могилу, юноша вернулся обратно в капсулу. Собранные вещи он с помощью дымки переложил на кресла. Затем поставил на место вырванную дверь. Сначала Кирилл планировал заклинить ее и соорудить что-то вроде засова, но оказалось, что дымка прекрасно справляется с функциями сварки: пропитанные силой детали сплавлялись воедино единым пожеланием.
  Обеспечив относительную безопасность, Кирилл позволил себе немного расслабиться. Желудок словно только этого и ждал: внутренности скрутил приступ сосущей рези. Учитывая, что в последний раз он ел еще на лайнере, за полтора часа до начала пробежки, удивительно, что голод дал знать о себе только сейчас. Нервы, видимо.
  - Та-а-ак, - протянул Кирилл, разглядывая схему размещения запасов спасательной капсулы.
  Как оказалось, под пищевые концентраты отводилось аж шесть ящиков из двенадцати. Для двадцати человек такого запаса хватило бы на месяц ничем не ограниченной жизни. А при экономном расходовании - на все два. А уж для одного...
  Ящик из-под крайнего кресла был извлечен на центр капсулы. Щелкали замки, откинулась крышка, и подросток ошеломленно замер. Герметичный стальной контейнер перед ним оказался совершенно пуст! Если, конечно, не считать за содержимое пластиковую табличку на внутренней стороне крышки, которая издевательски перечисляла длинный список пищевых концентратов.
  - Что за ересь, - пробормотал подросток и принялся лихорадочно выдергивать один ящик за другим.
  Но под крышкой каждого из них оказывалось одинаково пусто. Испарился не только запас еды, но и все остальные вещи. Последний контейнер матерящийся подросток пинком отправил в стену. Толстая сталь погнулась, словно дешевая жесть, и жалобно загремела по полу. Но это совершенно не приглушило кипевшую внутри Кирилла ярость.
  Если до ревизии он мог рассчитывать, что обладает некоторым запасом времени для тренировок, подготовки, пробных выходов и поисков, то теперь в его распоряжении остался от силы день, прежде чем слабость от голода и жажды перевесит все возможные плюсы.
  'Так, спокойно. Возьми себя в руки, парень. Безвыходных ситуаций не бывает' - приказал он сам себе. Затем сделал глубокий вдох. Медленный выдох. Это помогло: ясность мысли начала постепенно возвращаться.
  'Точно' - сообразил юноша и бросился к единственному ящику, который по какой-то неизвестной причине оказался в полной комплектации. Скорее всего, его содержимое уцелело потому, что сам контейнер располагался у входа и считался основным. Если спасательные комплекты и проверяли, то начинали именно с него.
  Спустя минуту Кирилл вышел наружу, держа в руках найденный портативный анализатор. Воткнутый в тело варана он противно запищал. Дисплей предупреждающе моргнул красным угрожающим значком.
  'Яд' - констатировал Лисицкий.
  Но так просто он сдаваться не собирался. Той же процедуре подверглось и каждое растение в поле видимости. Одинаково безрезультатно.
  'Что ж, остается только одно' - осознал Кирилл и, перехватив 'Первопроходца' поудобнее, сделал шаг в джунгли.
  Плотная растительность тут же скрыла солнце. Осторожно раздвигая листья, юноша начал медленно продвигаться вперед, высматривая не протестированные пока растения. Впрочем, углубляться слишком далеко подросток не рискнул. Вместо этого он предпочел вернуться обратно и войти в джунгли в другом месте.
  Удача улыбнулась ему на пятую попытку: росший на стволе дерева зеленоватый гриб оказался вполне съедобен и даже довольно питателен. К сожалению, полностью проблему он решал: если без еды человек мог продержаться довольно долго, то отсутствие воды убивало его в считанные часы. Из-за этого Кирилл был вынужден продолжить изучение джунглей, не покидая, впрочем, радиуса действия сенсоров капсулы.
  Приборчик доброжелательно пискнул лишь на седьмой попытке. Цифры на его дисплее обещали высокое содержание влаги в протестированном образце пятнистой лианы, которая после фильтрации годилась в питье.
  'Отлично!' - обрадовался Кирилл. Сменив приборчик на длинный нож-мачете, он принялся торопливо нарезать растение.
  Змею сенсоры изрядно пострадавшей капсулы заметили в последний момент. Тревожно вспыхнула ТиЭй, и только новоприобретенная реакция позволила увернуться от броска бледно-зеленой гадины. Рефлекторный отмах ножом по чистой случайности рассек змеиное тело надвое, и половинки некогда единого целого упали в высокую траву. Кирилл тут же торопливо отступил к капсуле с охапкой добычи.
  Первый глоток очищенного сока парень сделал минут двадцать спустя. На его счастье фильтр для воды входил в набор того самого единственного укомплектованного контейнера. Как и солнечные батареи.
   'Блаженство' - подумал Кирилл, когда легкая кислинка освежающей ноткой осела на языке.
  Вкус гриба тоже оказался вполне себе неплох. Особенно на фоне потихоньку отпускающего напряжения: время выиграно, бросаться в джунгли без малейшей подготовки, рассчитывая разве что на удачу, больше не требуется. Хватит ли его на подготовку? Возможно ли в принципе выжить в джунглях этой планеты? В данный момент Кирилла ответы на эти вопросы волновали мало. У него появился шанс, и упускать его он не собирался.
  * * *
  Мелкая пичужка встревоженно подпрыгнула и сорвалась с ветки. В воздухе мелькнул длинный тонкий хвост и костяное жало вонзилось в яркое оперение. Раздается слабый писк. Капли крови упали на широкие листья кустарника. Как раз под ними поджидал подходящую жертву мелкий хищник, похожий на помесь лисы и хамелеона. Под землей защищали свой дом от вторжения змеи крупные жучки. Джунгли буквально кишели жизнью. И воняли смертью.
  На их границе стоял подросток в плотном коричневом комбинезоне. Его голову закрывал шлем, за спиной висел рюкзак, а на бедре - длинный нож в чехле, к поясу же он пристегнул плоскую коробку аптечки. В руках подростка лежал короткий угловатый автомат. Можно было разглядеть, что его глаза за стеклом плотно закрыты. Но это совершенно не мешало ему видеть. Ощущения окружающей жизни полноводной рекой вливались в его сознание.
  Как оказалось, восприятие совершенно не зависело от органов чувств. В его основе лежало нечто принципиально иное. На седьмой день, когда оно начало устойчиво работать в пределах капсулы, из-за дефицита времени Кирилл попытался одновременно с ним развивать и контроль над 'дымкой'.
  Как ему показалось, для этого он придумал неплохую тренировку: поднять несколько небольших предметов и заставить каждый из них летать по строго определенной траектории.
  Но первая же попытка совместить отработку восприятия и контроля обернулась сенсорным шоком. На какой-то жалкий миг Кирилл ощутил пропитанные дымкой вещи полностью, до самого последнего атома. Почувствовал бесконечное движение. Колебания. По сути, ему даже не удалось понять, что же именно передавало восприятие. Банально не хватило знаний и времени: мгновением спустя на него обрушился океан боли.
  С того самого момента Кирилла не покидало ощущение, что он пытается забивать гвозди с помощью микроскопа. И хотя, как и в прошлый раз, неведомый предохранитель спас его от смерти, этот короткий миг выжгло в его памяти каленым железом.
   Впрочем, каким бы там совершенным инструментом не являлась 'дымка', в условиях постоянного выживания при необходимости она становилась и лопатой, и душем, и дубиной... да всем, собственно, что потребуется. Единственной функцией, с которой она пока не справилась, являлась связь. Что, впрочем, совершенно не означало принципиальной невозможности такого ее применения. Скорее Кириллу вновь просто не хватало знаний: как в обращении с новоприобретенной силой, так и в банальной физике.
  Прервала размышления подростка та самая лисичка-хамелеон. Зверушка фыркнула и стремительно побежала прочь.
  'Хороший знак' - подумал Кирилл.
  Не смотря на малые размеры, животинка оказалась довольно опасной: даже напитанные дымкой пули брали ее шкурку только при более-менее прямом угле попадания, а ядовитость клыков делала честь любой змее.
  Сделав глубокий вдох и выдох, подросток шагнул в джунгли. Восприятие из концентрированного двенадцатиметрового конуса развернулось в сферу, радиус которой составлял не более пяти. В условиях обострившейся реакции этого расстояния вполне хватало, чтобы реагировать на любую опасность во время сбора лиан и грибов.
  Но если вторые встречались довольно часто и в большом количестве, то первые Кирилл нашел только в одном месте. Полученной воды хватило на пятнадцать дней сопровождаемого постоянной жаждой существования. И хотя в капсуле еще оставалось несколько глотков, откладывать выход в джунгли Кирилл не стал. Потянув еще пару дней, он бы в итоге только снизил собственные шансы: ему бы пришлось ставить все на единственную попытку. Зачем?
  Кирилл больше не чувствовал себя неуклюжим городским жителем. Он уже не раз и не два выходил за радиус действия сенсоров капсулы, и 'дымка' позволила ему справиться со всеми встреченными опасностями. Даже лисичку-хамелеона и ту удалось в последний момент подхватить силой и расстрелять практически в упор. В том, что ее яд убивает мгновенно, Кирилл уже имел удовольствие убедиться на тренировках восприятия и проверять, как он подействует на человека, совершенно не рвался. Заблудиться ему так же не грозило: специальная программа ТиЭй создавала карту на основе снятой с глазного нерва информации и проецировала ее в верхний правый угол зрения.
  Кирилл двигался не спеша. Если он чему-то и научился за эти дни, то это тому, что неприятностей лучше избегать, чем потом с ними справляться. Скорость, конечно, от такого подхода ощутимо страдала: приходилось закладывать широкие полукружья, иногда и вовсе возвращаясь по собственным следам в поисках другого пути - зато в течении полчаса пути с Кириллом совершенно ничего не приключилось. За исключением разве что вездесущих насекомых. Но с ними прекрасно справлялась 'дымка', которая при минимальном участии сознания выстреливала щупальцами в каждую подлетающую мошку.
  Но такой способ передвижения серьезно нагружал нервную систему. Приходилось анализировать огромное число факторов, зачастую скорее предугадывая опасность, чем ее замечая. Это не могло продолжаться долго: слишком мало опыта, слишком маленький радиус обзора. Кирилл это понимал. И был готов.
  Однако нападение все же застало его врасплох. Похожая на кошку хищница упала откуда-то сверху, из-за радиуса восприятия, одним движением оттолкнулась от ветки позади подростка и бросилась на его спину. Все, что Кирилл успел, это ударить назад сформированным из 'дымки' лезвием. Но хищница извернулась в воздухе, и клинок лишь прочертил длинную, но явно не смертельную полосу на ее правом боку. Мощное, состоящее из одних мышц, сухожилий и костей, тело врезалось в человека, выбивая воздух из легких, и опрокинуло его на землю. Острейшие когти вонзились в плоть, разрывая мясо. Во все стороны брызнула кровь. Мощная челюсть сомкнулась на человеческой шее.
  И бессильно вцепилась в сотканный из 'дымки' ошейник. Боль, как и в прошлый раз, прошла мимо сознания, а все естество подчинилось одному единственному желанию: выжить. 'Дымка' ударила вверх, но хищница почувствовала угрозу и молниеносно отскочила в сторону. Подросток перекатился на бок, и палец вдавил курок. Кошка вновь отпрыгнула в сторону. Руки просто не успевали совместить ее силуэт и прицел. Стремительный наскок с вытянутой для удара лапой. Хищница целилась в голову. Но неожиданно ее жертву буквально выдернуло из-под удара, а бок взорвался морем всепоглощающей боли.
  Пропитывать землю 'дымкой' Кирилл начал еще в тот момент, когда повернулся на бок. В нужный момент он просто использовал ее как точку опоры и вытолкнул себя с линии прыжка, а затем хладнокровно всадил несколько выстрелов в бок подставившейся хищницы.
  Схватка завершилась победой человека. Подросток шумно втянул воздух. Металлический запах крови будоражил что-то глубоко внутри. Непонятно откуда появилось желание вырвать у добычи сердце и вонзить в него зубы.
  Успокаивающе пиликнул анализатор. На дисплее появился ряд зеленых иконок. Мясо кошки вполне подходило человеку в пищу, а кровь после фильтрации - в питье. Оставалось только доставить добычу до капсулы. О продолжении разведки и речи не шло: раны на спине оказались слишком серьезными. Диагност так и вовсе настаивал на немедленной госпитализации. К сожалению, в наличии имелись одни лишь самозатягивающиеся повязки. Пришлось воспользоваться ими. Приятная прохлада обволокла раны и приостановила кровь. Осталось только подцепить добычу 'дымкой' и отправиться в обратный путь.
  Возможности излишне осторожничать Кирилл лишился: запах крови привлекал хищников, а сам он с каждым метром только терял силы. Ему не оставалось ничего другого, кроме как попытаться пройти в наглую, напрямик. Поджидавшую в засаде под землей тварь он расстрелял с нескольких шагов: на это убойной силы пули с 'дымком' хватило с запасом. Выпрыгнувшую из травы змею перехватил силой и размозжил голову. От плевка кислотой увернулся и рассек рептилию сотканным из 'дымки' лезвием. Рискнувшую напасть на ослабленную добычу лисичку поймал силой и расстрелял. Восприятие рывком расширилось на семь метров, чувства невероятно обострились, а тело реагировало на малейшую угрозу быстрее, чем он успевал осознать ее.
  В каком-то трансе Кирилл вырвался на свою полянку. Закинув добытую тушу в капсулу, он забрался внутрь сам и рухнул на собранную из пары спальников кровать. Его спина превратилась в один сплошной комок боли. Тело била крупная дрожь, дыхание участилось. Сознание неумолимо уплывало в вязкий туман. Оставалось только надеяться, что в ближайшее время никто не попытается проникнуть в капсулу. В подобном состоянии Кирилл вряд ли бы смог отбиться и от зайца.
  'Нет, нельзя' - прорвалась сквозь туман упрямая мысль.
  'Стухнет - тогда точно смерть. Нужно встать' - осознал Кирилл.
  От попытки перевернуться на бок подростка захлестнула волна боли и слабости. Руки едва двигались из-за поврежденных мышц и дрожали, как у записного алкоголика. Оставалось только поражаться, как в подобном состоянии он преодолел немалое расстояние по джунглям, попутно отбиваясь от желающих подзакусить раненым человеком. Да, 'дымка' подавила боль, но повреждения-то от этого никуда не делись. Впрочем, сейчас Кириллу бы не помешала и такая помощь. Но, судя по всему, механизм подавления срабатывал исключительно в моменты опасности.
  Взгляд подростка наткнулся на истекающую кровью тушу.
  'Мясо все равно не спасти, стухнет. Нужна хотя бы кровь'
  В солнечном сплетении ровно вспыхнуло и потекло по венам уже ставшее неотъемлемой частью тела тепло. Туша рыси содрогнулось. Медленно и неуверенно из нее в сторону фильтра потекли рубиновые ручейки.
  Холодный пот заливал лицо. Внутренности скрутила боль. Но Кирилл продолжал упрямо выдавливать из своей добычи жизнь.
  Остатки туши он выбросил из капсулы. Поставил в проем дверь и последним усилием намертво ее приварил.
  'Теперь можно и отдохнуть'
  * * *
  Без сознания юноша провалялся целые сутки. Местные, кстати, оказались на шесть часов длиннее земных: точную разницу Кирилл вычислил еще в первую неделю с помощью входившей в минимальный набор каждой ТиЭй программы.
  Очнулся он от сильнейшей жажды. Во рту словно пустыня поселилась. Пить хотелось настолько, что даже боль отошла на второй план. Не смотря на ее вспышки, Кирилл кое-как поднялся с кровати и доковылял до фильтра. Прохладная влага живительной волной прокатилась по пищеводу. Кириллу показалось, что он ничего вкуснее в жизни не пробовал. Три кружки опустели в момент. И только после этого он сумел взять себя в руки. Пить все еще хотелось: сказывалась и потеря крови, и сутки без воды - но уровень жидкости в резервуаре фильтра едва приближался к шести литрам. Четвертая кружка все же состоялась, но цедилась небольшими глотками и только вприкуску с заранее припасенными грибами.
  Вытряхнув последние капли, Кирилл аккуратно поставил кружку на место. К этому моменту боль уже вернулась в полной мере. Накатила слабость, и подросток поспешил вернуться обратно в кровать. Веки потяжелели, как только голова коснулась подушки. Сопротивляться Кирилл не стал: не зря же сон называют лучшим лекарством.
  * * *
  Пробуждение наступило от все того же чувства непреодолимой жажды. На этот раз, чтобы удовлетворить ее первый и самый жестокий позыв, юноше хватило всего двух кружек. Организм требовал больше, но недостаток питьевой воды диктовал свои условия. Кирилл уже знал, что эффективней пить меньше и чаще, чем много и за раз.
  Но не водой единой жив человек. Юноша с тоской покосился на мешки, в которых хранил запас грибов. Для выздоровления нужно хорошо питаться. Это - факт. Но когда постоянно приходиться есть одно и то же, сложно это что-то не возненавидеть.
  'От такого рациона и сдохнуть недолго' - подумал он и поднял мешок с осточертевшим содержимым.
  Вытащенный гриб Кирилл пережевывал чисто механически, стараясь абстрагироваться от вкуса. Как же он соскучился по нормальной еде. Все представители животного мира, которых ему удалось протестировать, по тем или иным причинам человеку в пищу не подходили. То же относилось и к растениям. Единственным исключением послужила недавняя хищница.
  И ту пришлось выбросить: в царящей жаре мясо протухло бы в считанные часы, а холодильная установка вышла из строя после визита шипастой твари вместе со всем остальным оборудованием. Кирилл то и дело порывался приступить к ремонту капсулы: столько в ней еще всего оставалось полезного - но каждый раз дефицит времени ставил крест на этих планах. Тратить часы с весьма туманными перспективами подростку не позволял инстинкт самосохранения.
   Мысли Кирилла вернулись к его выходу в джунгли. Как ни посмотри, а катастрофой он не обернулся исключительно благодаря случаю. Что бы ему осталось делать, не окажись кошка съедобной? Возвращаться обратно в капсулу к двум кружкам воды и пытаться оправиться от ран для повторной попытки? Так себе вариант. Продолжить искать воду до победного, привлекая хищников запахом крови и слабея с каждой минутой? Больше похоже на самоубийство. Использовать тело кошки как приманку для других хищников и надеяться, что один из них окажется съедобным? Пожалуй, это лучший вариант, но шансы на успех тоже так себе.
  Так что же все-таки пошло не так? Не хватило опыта и умений? Или ошибка кроется глубже? Обратно ведь он добрался без проблем. Немного покатав в уме эту мысль, Кирилл все же пришел к выводу, что дело не в тактике. Ключевую роль в его возвращении сыграли непонятно откуда взявшиеся инстинкты хищника. С ними и 'дымкой' он превратился в настоящую машину смерти. Наверняка, крался бы он с той же эффективностью, что и ломился напрямик.
  Осталось только разобраться откуда эти самые инстинкты появились. Кто-то другой, возможно, решил бы, что в каждом человеке живет свой хищник и критическая ситуация лишь помогла ему пробудиться, но только не Кирилл. В его жизни встречалось достаточно ситуаций, когда они пришлись бы весьма кстати, но ничего подобного он и близко не ощущал.
  Выходит, что инстинкты он все же приобрел относительно недавно. Скорее всего, опять же от той шипастой твари. Вот уж действительно - в каждой бочке затычка. Нет, Кирилл ни в коем случае не жаловался. Скорее опасался той цена, которую придется заплатить за все полученные плюшки. Бесплатный сыр, как известно, бывает только в мышеловке.
  'Непонятно откуда появляются контролирующие поведение инстинкты. Что может пойти не так?' - с сарказмом подумал он.
   Даже навскидку Кирилл мог назвать с пяток возможных вариантов неблагоприятного развития ситуации. От просто неприятных до смертельных. К сожалению, ситуация складывалась таким образом, что места для здоровой осторожности не оставалось: вряд ли и в следующий выход удача так явно сыграет на его стороне. Для выживания в дело должно пойти абсолютно все.
  Осталось только определиться, когда этот самый выход состоится. Из аптечки появился портативный диагност. Маленький шарик шустро закружил вокруг человека, иногда ненадолго зависая на одном месте.
  - Аномально высокий уровень регенерации. Приблизительная оценка времени восстановления поврежденных тканей - 24 часа. Рекомендуется постельный режим, обильное питание и питье, - без особого удивления прочитал вердикт прибора Кирилл.
  Чего-то подобного он и ожидал. На фоне отросшей за считанные секунды руки просто ускоренная регенерация смотрелась даже несколько бледновато. Вопрос заключался лишь в том, откуда его организм берет необходимые ресурсы? Каким-то особо истощенным Кирилл себя не ощущал, а лишнего жирка у него отродясь не водилось. Следующими, по идее, на прокорм организму должны были пойти мышцы, но ничего подобного не произошло. Очередная странность в копилку. Какая уже по счету?
  Шарик портативного диагноста отправился в соответствующее крепление.
  'Итак' - подумал Кирилл, устроившись на самодельной кровати. 'Тянуть с выходом смысла нет. Вряд ли мои навыки за пару дней сильно вырастут, а запаса на случай неудачи тогда не останется. Решено: как только полностью поправлюсь, сделаю вторую попытку'
  * * *
  Оставшиеся сутки Кирилл решил провести за тренировками восприятия: они обещали наибольшее повышение шансов на выживание. Как ни крути, но если бы он обнаружил хищницу раньше, результат схватки мог бы оказаться совершенно другим. В тренировках изрядно помогал неожиданный прорыв, который произошел на обратном пути. Словно исчез какой-то невидимый ограничитель в голове. Семь метров сферического восприятия уже не вызывали серьезных затруднений, и этот радиус стремительно увеличивался с каждой проведенной за своеобразной медитацией минутой.
  * * *
  'Пора' - подумал Кирилл, когда диагност сообщил ему о полном выздоровлении.
  Экипировка, немного еды и воды, и вот подросток вновь вступает в высокую траву полянки. Джунгли вообще восстанавливали статус-кво с какой-то невообразимой скоростью. Недавно выдавленное посадочным импульсом голое пятно уже заросло травой, и даже металлическая поверхность капсулы начала покрываться каким-то вьющимся растением.
  Развернулась сфера восприятия, и поток информации хлынул в сознание подростка. Сосредоточившись на кишевших жизнью джунглях, Кирилл попытался пробудить в себе то странное состояние, которое вывело его с охоты. Немедленного успеха это не принесло, но, естественно, единственной попыткой Лисицкий ограничиваться не собирался.
  Минут десять спустя, он решил сменить тактику. Вместо того, чтобы сосредотачиваться, Кирилл попытался, напротив, расслабиться. Без концентрации с его стороны сфера восприятия начала уменьшаться, а напряженное, словно пружина, тело стало свободней. Неожиданно для самого себя он чуть сменил позу. Ему показалось, что так быстрее и проще реагировать на возможную опасность. Возникло странное ощущение понимания.
  'Вот оно' - обрадовался Лисицкий и постарался зафиксировать возникшее ощущение.
  Сфера восприятия начала стремительно расширяться, а информация с нее, напротив, уменьшаться. Руки чуть иначе перехватили СК. Шаг превратился в стелющийся, совершенно не характерный для городского жителя. Словно тень, подросток нырнул в зелень джунглей.
  Путь до места схватки занял минут пятнадцать. Кирилл продвигался сквозь джунгли словно лесной призрак. От прямого пути он отклонялся лишь изредка, избегая только самых серьезных угроз. Незначительные же попросту устранял. Бесшумные теневые лезвия, выпущенные с недоступного для восприятия мелких хищников расстояния, с легкостью рассекали их тела. Уже к этому моменту рюкзак Кирилл пополнился двумя половинками вполне съедобной змеи.
  На памятном месте о состоявшейся смертельной схватке уже ничего не напоминало: джунгли надежно скрыли все следы. Впрочем, Кирилл чего-то такого и ожидал.
  Окинув место быстрым взглядом, он двинулся дальше. Теперь, почувствовав уверенность в собственных силах, Кирилл рискнул на некоторое время сворачивать сферическое восприятие в конус и делать им полный оборот. Плоды такой метод принес практически сразу: спустя минут пять движения, он ощутил небольшой родник, а рядом с ним - источник дымки.
  Сомнений не возникло. Инстинкты буквально кричали: 'Я сильней. Убить. Сожрать. Выпить до суха'. В цель устремились теневые лезвия. В последний момент существо почуяло угроза, но увернуться не сумело: удерживая конус восприятия в нужном направлении, Кирилл отслеживал каждое его движение и направлял свои лезвия. Дымка с легкостью рассекла существо на части. В момент его смерти Кирилл ощутил незначительный прилив бодрости.
  'Слабак' - сделал вердикт подросток.
  На это указывал и внешний вид существа, которое на этот раз напоминало мелкого хищника. При погружении в родник анализатор радостно пискнул и высветил зеленную пиктограмму.
  'Да!' - ощутил триумф Кирилл.
  Он торопливо стащил со спины десятилитровую флягу и погрузил емкость в служивший началом небольшого ручейка родник. Пить ее без предварительной очистки он все же не рискнул.
  Почувствовав некоторую уверенность, обратно Кирилл решил возвращаться другим маршрутом. С серьезной опасностью он все еще предпочитал не сталкивать, но разную мелкоту истреблял с достойным похвалы усердием. Делал он это, естественно, не просто так: каждую новую убитую животинку парень проверял портативным анализатором. Таким образом в его рюкзак попали существо, похожее на земного дикобраза с ядовитыми иглами, и мелкая пестрая пичужка.
  К капсуле Кирилл вышел в отличном расположении духа: еда, вода, безопасный дом. Чего еще желать потерпевшему крушение? Закрыв проем дверью, он позволил себе расслабиться.
  - Фух, - облегченно выдохнув, юноша скинул рюкзак со флягой на сиденье, а затем с наслаждением растянулся на кровати.
  'Ну и где мне теперь хранить все это мясо?' - неожиданно возникла в его голове мысль.
  Глава 3
  - Последний, кажись, - пробормотал Кирилл, с помощью дымки извлекая из толстого жгута энерговодов необходимый кабель. Пробежавшись по нему восприятием, он с легким удивлением осознал, что тот абсолютно цел. Весьма редкое явление, как Лисицкий уже успел выяснить на собственном опыте.
  Немного подивившись данному факту, Кирилл сдвинулся чуть в сторону, ловко управляясь четырьмя щупальцами из темного дыма, которые выходили из его спины и удерживали подростка на трехметровой высоте, позволяя свободно изучать внутренности капсулы, и направил кабель в разъем. Раздался отчетливый щелчок. Тут же раздался треск и откуда-то сверху посыпались искры, потянуло горелым.
  - Да чтоб тебя! - выругался Кирилл, выдергивая кабель обратно. - Проклятая колымага!
  Развернув в пространстве ТиЭй схемы подключения виртИна, Кирилл принялся сравнивать их со вскрытыми внутренностями капсулы. Где он на этот раз допустил ошибку?
  Шел девятый день с тех пор, как Лисицкий решил сосредоточиться на возращении своему новому дому функциональности. И на данный момент, его успехи в данном предприятии оставляли желать лучшего. Повреждений оказалось гораздо больше, чем показалось ему на первый взгляд: что-то вышло из строя во время взрыва лайнера, еще больше повредила проклятая тварь, остальное добили скачки напряжения. И все их предстояло устранить. Кирилл хоть и решил задачи первой необходимости: обеспечил себя едой, водой и каким-никаким убежищем - но столкнулся с целым лихтером проблем рангом пониже.
  Возможность создания запасов пищи на черный день, к примеру, упиралась в состояние холодильной установки. Рекомбинатор требовался для восстановления ресурса фильтров очистительной установки, замена которых в спасательном комплекте так же отсутствовала. Связь не могла функционировать без доступа к виртИну. И, конечно же, всем этим устройствам требовалось энергопитание.
  Хорошо еще, что ТиЭй сумела вытащить из автономного банка данных схемы внутреннего устройства спасательной капсулы, иначе Кириллу пришлось бы потратить гораздо больше времени даже на то, с чем он справился к текущему моменту. Не говоря уже про все остальное.
  Но даже с таким подспорьем дело шло тяжело. Все эти завитушки, закорючки и линии Кириллу практически ни о чем не говорили. Для их понимания требовалось что-то посерьезней школьного образования. Но подросток сильно сомневался, что потребный ему для ремонтных работ инженер вдруг сам собой свалиться с неба. Нет, определенная вероятность такого исхода, конечно, существовала: он ведь попал сюда примерно тем же путем - но кто стал бы рассчитывать на нее всерьез? Пришлось справляться собственными силами. В конце концов, человечество методом проб и ошибок прошло путь от колеса до космического корабля. Чем Кирилл хуже?
  Результат, однако, получался неоднозначный. С одной стороны, довольно часто во внутренностях капсулы начинало что-то пищать, искрить, а то и гореть, с другой, постепенно внутренние механизмы капсулы начали приобретать более-менее целый вид. Кириллу оставалось только надеяться, что страдали от его гения исключительно ненужные узлы. Интересно, такие в спасательной капсуле вообще существовали?
  В любом случае, отступать Лисицкий не собирался. Тем более, что дымка позволяла ему собирать необходимые детали из кучи мусора и обломков. Буквально.
  - Ага! - некоторое время спустя обвинительно провозгласил подросток, обнаружив спрятанный в нишу и наполовину порванный тонкий кабель.
  Место повреждение тут же окутала темная дымка. Под ее воздействием жилы порванного кабеля распушились, словно семена одуванчика, и начали соединяться попарно. Все действо заняло не больше пары ударов сердца.
  А ведь поначалу подобный ремонт давался Кириллу с трудом. В первом кабеле он и вовсе соединял не более восьми жил за раз. Но со временем приспособился и даже обрадовался столь эффективной тренировке. К сожалению, уже девять дней спустя она перестала давать результат, превратившись в довольно тривиальную задачу, с который Кирилл справлялся на раз.
  То ли дело микросхемы. Вот где настоящая морока! Для их ремонта пришлось подключить даже ту часть восприятия, которую Кирилл назвал 'познанием'. И пусть он использовал ее крайне аккуратно, воздействуя лишь на крохотные участки деталей и старательно отсекая все лишнее, но даже так после каждого подобного сеанса его голова просто раскалывалась.
   Между тем срощенный кабель спрятался обратно в оплетку, которая сразу за этим зарастила собственную прореху.
  - Ну а теперь-то ты будешь работать? - требовательно вопросил подросток и с помощью дымки вонзил кабель обратно в гнездо.
  Раздался мелодичный сигнал, вспыхнули две уцелевшие лампы, зашумел единственный оставшийся в строю кондиционер.
  - Вас приветствует спасательная капсула номер три дробь пятнадцать пассажирского лайнера 'Северная Звезда', - раздался приятный женский голос виртИна.
  - Да! Кто здесь папка?! - радостно воскликнул Кирилл, вскинув руки вверх.
  При этом его кулак случайно угодил в какую-то коробочку. Раздался треск, что-то сверкнуло и включившийся было виртИн замолчал.
  - Е-е-ежики.
  * * *
  Спустя почти два часа Кирилл наконец справился с ремонтом контрольной платы, которую и разбил по неосторожности. Включившийся виртИн вновь закрутил свою неизменную песенку.
  - Начать тестирование, - дослушав ее до конца, приказал Кирилл.
  - Принято, - откликнулся виртИн. - Общая целостность спасательной капсулы - тридцать девять процентов. Зафиксировано две тысячи восемьсот тридцать четыре первичных нарушения.
  - Вывести списком, - приказал Кирилл с легкой обреченностью в голосе.
  Да, он прекрасно понимал, что ремонт ему предстоит серьезный: в конце концов, капсула пережила взрыв лайнера, совершила аварийную посадку, неизвестная тварь превратила ее потолок и спрятанные под ним механизмы в фарш, да и ремонтник из него вышел так себе - но не три тысячи же! И это только первичных! У каждой из которых дальше по цепочке могло обнаружиться еще неизвестное количество неисправностей! Кирилл выдохнул, успокаиваясь.
  - Ладно, никто не обещал, что будет легко, - негромко произнес он.
  С помощью виртИна работа пошла веселей. Теперь Кириллу не требовалось постоянно угадывать сгорела данная плата или нет и где произошел разрыв кабеля - умная система сама подсказывала буквально каждый шаг. ВиртИн с легкой руки Лисицкий получил имя 'Бета'.
  - Получен запрос на соединение, - неожиданно произнесла система.
  От удивления подросток потерял концентрацию, и поврежденная плата в его руках вместо того, чтобы сплавиться воедино, разлеталась на куски.
  - Принять, - рванув к терминалу, приказал Кирилл.
  - Говорит Алиса Танлер, спасательная капсула торгового лайнера 'Пельта', вы меня слышите? - раздался из динамиков звонкий женский голос, а на экране появилась круглая милая мордашка с яркими голубыми глазами, аккуратным носиком, подстриженными под каре волосами цвета созревшей пшеницы и сосредоточенным выражением личика. На вид Кирилл дал бы незнакомке лет десять.
  - Слышу хорошо. Меня зовут Кирилл Лисицкий, я с пассажирского лайнера 'Северная Звезда', - ответил подросток с непроизвольной улыбкой.
  'Я не один' - билась в его голове счастливая мысль. 'На этой гребаной планете есть еще кто-то!'
  - Кирилл, будьте крайне осторожны, на планете водится множество опасных хищников, - затараторила Алиса как по писанному. Лисицкому даже показалось, что этот текст ее заставили буквально выучить.
  - Ни в коем случае не покидайте капсулу, - закончила свое предупреждение девочка.
  - Уже знаю - улыбка на лице парня угасла.
  - Ты уже встречался с ними? - подалась вперед девочка. Кирилл так до конца и не понял, чего в ее вопросе присутствовало больше: обеспокоенности или любопытства.
  - Встречался, - кивнул он.
  - А демонов видел? - с жадным любопытством спросила Алиса.
  - Кого? - удивился Кирилл.
  В принципе, он примерно догадывался, кого имеет в виду девочка, но хотел получить больше подробностей. Да и демоны? Серьезно? Ничего пооригинальней придумать не смогли?
  - Да! Бессмертными демонами, - начала с таинственным видом вещать девочка, жестикулируя руками. - Которых окружает тьма. Они практически неуязвимы, невероятно быстры и безжалостны.
  - Звучит, как сценарий для фильма ужасов, - Кирилл помимо воли улыбнулся. Слишком уж забавно на его взгляд выглядела таинственная мордашка в исполнении Алисы.
  - Не смейся, - возмутилась девочка. - Ты не первый, с кем нам удалось выйти на связь. Но большая часть из них просто исчезла. Пересылаю запись.
  На экране замигал конверт принятого пакета. Кирилл разрешил воспроизведение. На соседнем экране появилось изображение людей в окружении джунглей. Все они носили легкую броню, а в руках держали армейское, насколько Кирилл мог судить, оружие. В их движениях чувствовался профессионализм. Похоже, над этой планетой терпели крушение не только пассажирские и торговые корабли.
  - Контакт на два часа, тридцать метров, - произнес один из них.
  И в тот же момент из кустов вылетела размытая тень. Воспроизведение видео замедлилось, и тень превратилась в нечто, действительно похожее на демона. Темная дымка укрывала существо плотным саваном, массивные острые рога опоясывали голову и угрожающе выступали вперед, под красной кожей пробегали алые вспышки. Глаз, как и носа с ушами, демон не имел. Их отсутствие полностью компенсировала огромная пасть, полная острых клыков. Передвигался демон на двух ногах, имел две когтистые лапы и массивную мускулатуру. Судя по всему, он обладал изрядной силой. По крайней мере, броню своей жертвы вместе с ней самой он пронзил с легкостью. Тьма вокруг существа уплотнилась и неожиданно выстрелила плетью, которая разрубила еще двух военных. От оператора в сторону существа ударила синяя волна.
  'Телекинетический всплеск' - с легкостью определил Кирилл. В фильмах он этого добра насмотрелся всех форм и расцветок.
  Тьма мгновенно уплотнилась, заключив существо в панцирь, и волна псионики беспомощно разбилась об эту защиту. Но и ответный удар плетью оказался блокирован синим барьером. Откуда-то из-за кадра в существо прилетела ракета. Взрыв отшвырнул демона на несколько метров.
  - Отступаем! Глэдис, отправь запись камер на 'Пельту'! - из-за сильного замедления голос говорившего растягивался в невнятную жвачку, и Кириллу с трудом удавалось уловить смысл сказанного.
  Оператор развернулся и побежал. Его прикрывало с десяток вояк, которые пытались зацепить существо из автоматического оружия. Без какого-либо успеха, впрочем. На одном из кадров темная тень появилась на фланге армейцев и устроила там настоящую бойню. Солдаты просто не успевали за ним: оружие в их руках двигалось слишком медленно. Демон метался среди уцелевших, словно лисица в курятнике. Лишь психо успевал хоть как-то отслеживать его действия. Еще одна телекинетическая волна ударила в существо в момент прыжка и отбросила его в заросли.
  А в следующий момент демон появился прямо перед оператором. Его тело всей своей массой врезалось в барьер, красная кожа вспыхнула алым светом, и энергия психо лопнула, как мыльный пузырь. Запись оборвалась.
  - Да уж, впечатляет, - ошеломленно произнес Кирилл.
  По сравнению с теми тварями, что встречались ему до этого, монстр на записи действительно заслуживал звания демона.
  'Впрочем, они могли просто не использовать свои настоящие возможности, не посчитав за достойного противника. Но, как ни крути, мне сильно повезло' - размышления Кирилла прервало появление рядом с девчушкой мужчины.
  - Привет, я - Бран Рейли. Лидер выживших людей с 'Пельты', - поздоровался он, взмахнув лопатообразной ладонью.
  Низ лица Брана закрывала густая угольно-черная борода, а из-под массивных надбровных дуг внимательно смотрели на мир синие глаза. В целом впечатление он производил монументальное, такому человеку хотелось верить.
  - Кирилл Лисицкий, - представился в ответ подросток.
  - Сколько у вас выживших? Движки капсулы в рабочем состоянии? - сразу взял быка за рога Бран.
  - Я один. Движки повреждены, - коротко отчитался Кирилл.
  - Плохо. Сам видел, какие здесь твари водятся. Нам повезло: мы совершили посадку в горную долину, их здесь нет. Больше никому такая удача пока не улыбнулась, - объяснил мужчина. - Поломка серьезная? Я - инженер. Если отправишь мне результаты тестов, может быть я смогу помочь. К сожалению, сейчас у нас нет капсулы с рабочими движками.
  - Отправляю данные, - кивнул Кирилл.
  Он просто не мог ответить иначе, не вызвав вопросов и подозрений. Однако в отношении возможного переезда Кирилл испытывал смешанные чувства. С одной стороны, перебравшись в долину он приобретал относительную безопасность и нормальное человеческое общество. С другой - ему пришлось бы подчиняться неизвестно кому и ограничить свои тренировки, чтобы скрыть произошедшие с ним изменения.
  За те девять дней, что длился ремонт, Кирилл уже трижды отправлялся в джунгли за водой и едой. И каждый раз испытывал ни с чем несравнимое наслаждение. Его кровь буквально вскипала во время каждой схватки. Ощущение силы, власти над чужой жизнью буквально опьяняло его. Может это и называют адреналиновой наркоманией? Так или иначе, во время своих вылазок Кирилл чувствовал себя по-настоящему живым. Рост над самим собой, преодоление, увеличение силы - он был совсем не уверен, что готов от всего этого отказаться.
  - Хм, - между тем мужик с хмурым выражением лица просматривал отправленные Бетой данные.
  С каждой минутой он становился все угрюмей и угрюмей.
  - Парень, да у тебя там все в труху, словно под метеоритный дождь попал! Поразительно, как ты вообще сумел сесть с такими повреждениями! - наконец не выдержал он.
  - Сам поражаюсь, - подхватил предложенную версию Лисицкий.
  Отказываться от приглашения или принимать? Судьба распорядилась сама: капсула явно не подлежала ремонту. Без учета новоприобретенных сил, конечно, но о них Кирилл рассказывать пока не собирался.
  - Так. Будем надеяться, что тебе тоже повезло приземлился в каком-нибудь заповедном местечке. Ну и подготовимся на случай, если все же нет, - с серьезным видом начал инструктировать подростка Бран.
  Затем мужчина принялся обстоятельно рассказывать о тонкостях установки периметра безопасности в условиях планеты, о том, на что нужно обращать внимание в джунглях, чтобы выжить, по каким признакам найти воду или съедобные растения, как определить степень опасности фауны. Информация лилась, как из рога изобилия.
  - Это - основы. Сейчас я отправлю тебе все собранные нами данные. Мы называем это, ха-ха, бестиарием. Внимательно его изучи. Даже без демонов эта планета полна хищников. По любому вопросу сразу вызывай нас. Правда, систему связи мы включаем только в полдень и работает она не дольше часа, но в это время поможем, чем сможем. Обычно работой с терминалом занимается Алиса, - произнес Бран.
  - Понял, - кивнул Кирилл.
  - Это хорошо. Жаль, но наше время вышло. Читай, готовься, будем надеяться, что тебе повезет, - раздал окончательные указания Бран. - Конец связи.
  - Спасибо. Конец связи.
  'По крайней мере, я здесь не один' - подумал Кирилл, стоя перед потухшим экраном.
  На соседнем дисплее мигал значок принятого сообщения. Но вместо того, чтобы его актировать, Кирилл повторно запустил воспроизведение принятого от девочки видео. Замедлив его еще сильнее, он принялся отслеживать малейшие нюансы в действиях демона и дымки вокруг него. Он уже знал, что темнотой можно манипулировать в довольно широких пределах. Прямым доказательством этого служили его щупальца. Кирилл видел в них просто потрясающий потенциал, но пока навыка управления ими ему откровенно не хватало. До скорости плети демона они серьезно не дотягивали. Но чего же именно не хватало? Силы? Мастерства? Или дело в чем-то еще? Именно для этого юноша и принялся перепросматривать запись.
  Спустя несколько повторов он выжал из видео все, что мог. Судя по всему, ключ к манипулированию плетью крылся в сжатии. Демон сначала максимально уплотнял свою энергию, а затем высвобождал ее в нужном направлении. Корректировать движения плети он мог лишь слегка. Строго говоря, уже сейчас лезвия Кирилла являлись в перспективе более совершенным оружием: ими он мог манипулировать как вздумается. Но их мощность на порядок уступала хлысту демона.
  На том же принципе сжатия основывалась и защитная скорлупа. Что касается красных всполохов под кожей, то тут Кирилл пребывал в полной растерянности. Он не имел ни малейшего представления, что могло вызывать подобный эффект.
  В любом случае, видео принесло немало пользы. Кирилл осознал, что важнейшей частью силы дымки является не только ее контроль, но и плотность. На первый взгляд, второе должно зависеть от первого, но когда Кирилл попытался осуществить сжатие на практике, то сразу ощутил различие между этими двумя подходами. Дымка в его руках лишь едва-едва уплотнилась и почти тут же вернулась к обычному состоянию.
  Чем-то это напомнило Кириллу разные виды отжиманий. Процесс вроде бы один и тот же, но поставь руки чуть по-другому и вот уже задействованы несколько другие мышцы. 'Мышца', ответственная за сжатие дымки, у него оказалась совершенно не развита. Открытие оказалось неожиданным, но полезным.
  'А сколько всего еще только предстоит узнать?' - подумал Кирилл и дал разрешение на активацию второго пакета.
  [*Растения, Животные, Опасности местности, Природные явления] - вспыхнуло на экране меню.
  - Интересно, - пробормотал подросток и щелкнул по последнему пункту.
  Выпал длинный список из довольно причудливых названий.
  'Голубой радостный туман? Что за оригинал составлял этот бестиарий?' - с легким удивлением подумал Кирилл и погрузился в чтение.
  Стоило отдать составителю должное: несмотря на причудливость, все названия очень точно отображали сущность того или иного явления. От экрана Кирилл оторвался лишь часа два спустя. И главное, что он вынес из прочитанного - умереть на этой планете можно абсолютно везде и когда угодно.
  Молния с чистого неба? Пожалуйста! Следи за цветом облаков, удару молнии предшествует легкое покраснение. Попасть под каток? Запросто! Следи за гравитацией, о мощном гравитационном ударе предупреждает легкое увеличение силы тяжести. Немедленно покинь опасную зона, она редко достигает больше десяти метров в диаметре. Задохнуться? Легко! Обращай внимания на запахи. Легкий сладковатый аромат вызывает сильную сонливость, а когда его концентрация увеличится, воздух станет непригоден для дыхания. Перечислять хищников и плотоядные растения и вовсе не имело смысла: их на планете обитало великое множество и все они отличались завидной опасностью.
  - Да что это за место такое! - дал волю возмущению подросток.
  Картинка перед ним демонстрировала похожее на одуванчик растение с белым пушистым венчиком, в котором прятались тончайшие ядовитые иглы. После такого чтива Кирилл даже начал побаиваться засыпать. Намертво заваренная дверь и толстая броня капсулы уже не виделись ему такой уж надежной защитой.
  'Нужно срочно починить систему очистки воздуха и переключиться на внутреннюю циркуляцию' - после недолгих размышлений принял решение Кирилл.
  Подобная предосторожность отсекала наибольшее количество опасностей.
  - Бета, начать ремонт системы очистки воздуха, - не откладывая работу в долгий ящик, приказал парень.
  - Принято, - откликнулась система. - Кабель Б-13, разрыв.
  - Ну, поехали, - произнес Кирилл и с помощью щупалец устремился обратно во внутренности спасательной капсулы.
  Неожиданно снаружи загрохотали турели.
  - Зафиксировано шесть агрессивных биологических объектов. Попытка устранения - неудачно, - в быстром темпе начала докладываться Бета.
  После запуска виртИна Кирилл первым же делом переключил на него управление периметром безопасности, так как Бета обладала в разы более внушительными вычислительными мощностями, чем встроенные блоки управления.
  'Да чтоб тебя' - мысленно выругался он. Каждый раз, приступая к ремонту, из-за особенностей 'познания' ему приходилось отключать восприятие. Этот момент и выбрали неизвестные, чтобы атаковать.
  Активированная сфера восприятия немедленно сообщила о шести источниках дымки, которые окружили капсулу. О двух из них инстинкты кричали, как о слабаках, еще трое находились примерно на том же уровне, уступая лишь самую малость, зато перед последним его внутренний хищник так и норовил забиться в нору.
  Подхваченный дымкой СК рыбкой прыгнул в руку Кирилла, когда он сам уже находился в движении к открытому проему. Две из трех оставшихся турелей замолчали. Оказавшись снаружи, Кирилл увидел, что в их внутренностях копались существа, похожие на покрытых чешуей волков. Тут же вскинув СК к плечу, он срезал одного из них очередью. Противостоять усиленным дымкой пулям чешуя существа не смогла. Второй хищник молниеносно отступил обратно в джунгли. Выпущенная ему в след очередь лишь бессильно разбилась об одного из средней троицы.
   {**Как интересно, лик-лик} - неожиданно раздался в голове Кирилла скрежещущий голос.
  'Что? Псионик?' - запаниковал юноша.
  Из известных ему существ только они могли вторгаться в чужие мысли, и он совершенно не представлял, как бороться с подобным противником. Вся его сила и скорость против такого нападения совершенно не играли. Единственное, до чего он сумел додуматься, это попытаться создать вокруг себя кокон из дымки и максимально его уплотнить.
  {А ты забавный мягкотельный, лик. Убил Сшхаса и получил его силу. Впервые такое вижу. Как интересно, лик-лик} - продолжал скрежетать голос, который словно и не заметил усилий человека.
  При этом на имени Сшхаса в сознании подростка появился знакомый монстр с иглами на спине и плечах.
  'Если он способен читать мысли, то я обречен. Кто ты?' - подумал Кирилл, но ответа так и не получил.
  {Говори вслух, мягкотелый. Ты неплохо освоился с хаш, но до мыслеречи тебе еще далеко} - спустя некоторое время вновь проскрежетал голос.
  - Тогда как ты меня поймешь? - выкрикнул Кирилл, продолжая контролировать восприятием всех своих противников, которые медленно кружили вокруг него, словно стая волков.
  {В момент речи разумные существа непроизвольно приоткрываются, лик-лик, и я способен считать поверхностные образы} - проскрежетал в голове ответ.
  'Значит мои мысли он все же не слышит. Или хочет, чтобы я так думал. В любом случае, особого выбора у меня нет' - мозг Кирилла, подстегнутый смертельной опасностью, работал на максимум.
  - Кто ты? Что тебе нужно? - выкрикнул он в джунгли.
  Одно из существ начало понемногу приближать, не прерывая своего движения по кругу, но Кирилл решил пока не реагировать на эту угрозу. Впервые он вступил в нормальный контакт с местными. Может получится с ними договориться? Подросток мало в это верил, но попытаться был обязан.
  {Меня называют Ликк. Я - ресу, истинное дитя Рруа. На поверхности нашей Матери вы, мягкотелые, лишь грязь, лик-лик. Но ты другой. Мать одарила тебя своим взглядом. Впервые такое вижу. Как у тебя это получилось? Что в тебе особенного?} - в скрежещущем голосе послышался интерес.
  - Если я скажу, ты оставишь меня в покое? - немного нервно выкрикнул Кирилл.
  Причиной его волнения служил один из монстров, который подбирался все ближе и ближе.
  {Конечно нет, лик-лик. Круговорот благодати Матери неизменен и бесконечен. Ты либо расскажешь мне и умрешь легко, либо мои когти будут терзать тебя до тех пор, пока ты не сломаешься, лик} - пояснил Ликк.
  От услышанного по коже Кирилла пробежала волна мурашек.
  - Тогда пошел ты, - выкрикнул подросток и метнул пару лезвий в подбирающуюся тварь.
  Яростно заверещав, из высокой травы выпрыгнула трехметровая зеленая рептилия. Ее пасть распахнулась на невероятную ширину, угрожая перекусить человека пополам. Выпущенные лезвия лишь бессильно разбились об окутавший ее дымный вихрь.
  За мгновение до столкновения Кирилл успел отпрыгнуть в сторону, помогая себе парой отросших на спине щупалец. Плотно сжатая дымка в его руках трансформировалась в копье и ударила в спину ящерицы. Концентрация силы оказалась такова, что прошила даже броню капсулу, пришпилив тварь, словно булавка бабочку. Раздалось разъяренное шипение, и ящерица изо всех сил рванула прочь. От напряжения копье широко изогнулось, но Кирилл уже вдавил курок. Хватило всего пары попаданий, чтобы поставить точку в скоротечной схватке. В человека хлынула волна силы, смывая легкую усталость.
  'Я стал сильнее' - оценил он изменения.
  {А ты неплох, мягкотелый, лик-лик} - раздался в его голове скрежещущий голос.
  А в следующее мгновение сознание Кирилла рухнуло в агонию. Боль раздирала каждую клеточку его тела. Невыносимая. Терзающая. Невероятная. В ответ в его груди вспыхнуло пламя, и сила расплавленным металлом потекла по жилам, вымывая боль. Но Ликку выигранного времени хватило, чтобы появиться перед человеком словно из ниоткуда. Огромная насекомоподобная, чем-то похожая на пятиметрового богомола, тварь занесла над ним свои передние конечности с клинками.
  В последний момент человек успел поднять руки и максимально уплотнить перед ними дымку, получив нечто вроде метрового круглого щита. Удар твари обратился ужасающим давлением. Кирилл почувствовал, как трещат от напряжения его кости и погружаются в почву ноги.
  - Лик-лик, - заверещало существо, и вспышка дымки отшвырнула человека на десяток метров вверх и назад.
  Врезавшись спиной в броню капсулы, Кирилл по инерции перелетел через нее и рухнул на самой границе джунглей. Спина вспыхнула болью: на нее, увидев удобный момент, приземлился очередной противник. Как и в случае с рысью, Кирилла спас инстинктивно созданный из дымки ошейник. Челюсти существа лишь бессильно проскрежетали по нему. Дымка на спине взорвалась десятками копий, от которых тварь легко уклонилась, но была вынуждена отступить.
  Перед встающим на ноги человеком словно из воздуха возникло гигантское насекомое. Костяные лезвия вновь обрушились сверху вниз, создавая колоссальное давление. Но и в этот раз подросток успел подставить под них щит из максимально уплотненной дымки.
  - Лик-лик, - гневно заверещало существо, и волна силы вновь подняла подростка над землей.
  Но на этот раз Кирилл ожидал чего-то подобного. Используя восприятие, он выпустил из спины щупальце, обхватил им дерево и позволил инерции закрутить себя как на тарзанке. Вместо бесконтрольного полета человек неожиданно для всех оказался над одной из средних тварей. Его покрытая глянцево-черной пленкой правая рука вонзилась в голову существа. Силы хлынула в истерзанное тело освежающей волной. Исходя темным дымом, стремительно начали зарастать повреждения.
  - Ты следующий, таракан-переросток, - яростно выкрикнул Кирилл. Его внутренний хищник кровожадно оскалился, а кровь вскипела от избытка адреналина.
  - Лик-лик, - заверещало насекомое, и парень ощутил, что остальные ресу стремительно удаляются от места схватки.
  Очевидно, Ликк больше не желал давать ему возможность исцелиться и восполнить силы. Вскинув 'Первопроходца' к плечу, Кирилл принялся стрелять в тварь короткими очередями. Из-за предельно сжатой дымки выстрелы превратились в тончайшие спицы черного света. Ликк же сорвался с места. Его четыре ноги с одинаковой легкостью перебирали что по земле, что по деревьям. Существо двигалось с такой невероятной скоростью и непредсказуемостью, что Кирилл просто не успевал поймать его в прицел.
  Костяное лезвие ударило сверху. Человек подставил под него окутанный плотной дымкой СК. В тот же миг второе лезвие ударило справа. Вонзив щупальца в землю и деревья, Кирилл практически успел вывести себя из-под атаки, но на его груди все же появилась длинная рана.
  'Слишком быстро. Между нами слишком большой разрыв' - оценил Кирилл и, перебирая щупальцами, выпрыгнул обратно к капсуле.
  Следом за ним из джунглей на огромной скорости вылетел ресу.
  - Бета! - неожиданно выкрикнул подросток, и сломанная турель, которая оказалась под одной из лап существа, превратилась в ослепительный огненный шар.
  Вцепившись щупальцами в землю, Кирилл тут же выстрелил собой словно из катапульты. Его руки превратились в угольно-черные клинки максимально сжатой дымки и вонзились в треугольную голову ровно между глаз ошеломленного взрывом насекомого. В тот же момент костяное лезвие пронзило человеческое тело насквозь.
  - Кха, - изо рта подростка полилась кровь.
  Внутренности вспыхнули огнем. Полный гнева и ярости взгляд человека уперся в равнодушные глаза ресу. На мгновение все застыло в молчании. А затем существо медленно накренилось и обрушилось на землю. Его глаза заволокла белесая пленка.
  В тело человека хлынула дымка. Хрустнуло и вышло из раны длинное костяное лезвие. Как и с оторванной рукой, повреждения начали заживать с просто ошеломляющей скоростью.
  - Так-то, - подросток со злостью пнул гигантское тело. - Еще не родился тот таракан, что убьет человека.
  'Осталось еще двое. Раз они разумны, нельзя дать им возможность рассказать обо мне остальным' - не дал эйфории затуманить мысли Кирилл.
  Восприятия неожиданно раскинулось на ошеломляющие сорок метров и с легкостью обнаружило обе цели. Твари явно почувствовали смерть своего вожака и теперь драпали от места схватки. К счастью для Кирилла, им не хватило ума разделиться. Выпустив щупальца, он бросился следом. Бежать таким образом оказалось неожиданно удобно. С помощью дополнительных конечностей Кирилл совершал высокие прыжки, отталкивался от стволов, увеличивая собственную скорость, и корректировал направление. В считанные минуты он настиг обоих беглецов. Тускло сверкнули полосы темного дыма, и дуги лезвий перерубили их тела.
  На этот раз Кирилл ощутил разве что едва заметную бодрость.
  'Похоже, подняться на убийстве слабаков не получится' - оценил он ситуацию.
  Тяжело вздохнув, Кирилл двинулся обратно к капсуле. То, что раньше казалось ему опасностями джунглей, теперь преодолевалось мимоходом. После убийства насекомоподобной твари его силы возросли в разы. Четкость и радиус восприятия, поражающая мощь дымки, ее управляемость - серьезно возросли абсолютно все показатели. Физически Кирилл так же пребывал в наилучшей своей форме. Энергия просто переполняла его тело.
  И все же больше всего ему сейчас ему хотелось просто упасть на мягкую кровать, закрыть глаза и насладиться тишиной. Схватка морально вымотала его до самого дна. В голове поселилась тяжелая свинцовая пустота. Возможно, так выглядели последствия ментального удара, который лишь чудом не стоил ему жизни.
  - Бета, я немного отдохну, - в очередной раз приваривая дверь в проеме, произнес Кирилл.
  - Принято, - обычным для виртИна приятным голосом отозвалась система. - Возможно, вы желаете пообедать перед сном? По вашему расписанию сейчас время приема пиши.
  - Пожалуй, ты права, - согласился Кирилл.
  Есть, на самом деле, ему совершенно не хотелось. Однако он все же получил несколько серьезных ран. Пусть они излечились практически мгновенно, но о механизме восстановления Кирилл мог разве что догадываться. При таких условиях поесть даже с отсутствием аппетита выглядело правильным решением. Из холодильника появилась мясная вырезка, а кухонный комбайн за пару минут справился с ее приготовлением. Уложив сочный прожаренный кусок мяса на подобие хлеба, который он готовил из съедобных трав, Кирилл приступил к трапезе. Закончился обед чашкой воды из фильтра.
  И только после этого Кирилл с наслаждением растянулся на кровати. Тяжесть в его голове немного отступила. Сон пришел быстро. Уже через минуту Лисицкий повернулся на бок, скомкав одеяло, и тихо посапывал.
  *[] - такими скобками я буду обозначать то, что герой читает.
  **{} - такими - мысленную речь.
  
  Глава 4
  Проснулся Кирилл от ощущения подступающей угрозы. Его внутренний хищник словно выглянул из глубины души и предупреждающе ощерился.
  Рука немедленно подхватила лежащий рядом СК, а сфера восприятия сменилась более чувствительным лучом. Медленно поворачивая его вокруг себя, Кирилл принялся прочесывать окружающие джунгли на предмет опасности. Однако - ничего. Но чем дольше он наблюдал, тем больше тревоги испытывал. Его внутренний хищник недовольно заворчал.
  Ни одного источника опасности. Совсем. Даже вездесущие мелкие хищники и птицы куда-то подевались. Насекомые и те либо зарылись глубоко в землю, либо спрятались в деревья. По спине подростка невольно пробежал холодок. Сон как рукой сняло.
  - Бета, твои сенсоры фиксируют что-то опасное или необычное снаружи? - обеспокоенно задал вопрос Кирилл, помня о прочитанных в бестиарии опасностях.
  - Все показания в пределах нормы. Из существенных отличий только подступающий грозовой фронт, - мгновенно отреагировал виртИн.
  - Понятно, - пробормотал Лисицкий и, убрав дверь с проема, вышел наружу.
  Джунгли встретили его абсолютной тишиной. Ни шороха. Ни тени движения. Восприятие по-прежнему молчало, не в силах обнаружить угрозу, однако ощущение подступающей опасности лишь нарастало. Неожиданно потемнело. Кирилл рефлекторно поднял голову вверх и замер, ошеломленный.
  Небо над ним стремительно затягивало тяжелыми свинцовыми тучами. Темная масса клубилась, создавая впечатление гигантского живого существа. Ослепительная вспышка грозового разряда обрушилась на джунгли подобно гневному взгляду.
  Грохот грома, казалось, заполонил собою все. Накатывал волною за волной, все набирая и набирая силу, едва не заставив человека выронить оружие в стремлении прикрыть чувствительные уши руками. Не успел звук стихнуть, как небо вновь разрубило ослепительным росчерком. В глазах запрыгали яркие отблески.
  В лицо ударил шквальный порыв ветер, неся поток сорванных листьев и мелкого мусора. За ним еще один. Под напором набирающего силу урагана застонали вековые деревья. Раздался треск, и на землю посыпались сломанные ветки.
  Проморгавшись, человек неожиданно для себя оказался перед пеленой наступающего дождя. Его четкая граница невольно вызывала ассоциацию с огромным темным покрывалом.
  А в следующее мгновение на джунгли обрушился шторм. Поле зрение мгновенно сузилось до расстояния вытянутой руки. Взвыл, терзая природу, ветер. Поднялась мелкая водяная пыль. Вокруг человека заклубилась инстинктивно выпущенная дымка. По земле побежали стремительно набирающие силу ручейки воды.
  Величие разбушевавшейся стихии завораживало. Никогда ранее Кирилл не встречал ничего подобного. Страх и восхищение сплелись в его душе тугим клубком.
  Из созерцательного состояния юношу выдернул очередной грозовой разряд, который обрушился на джунгли совсем рядом с ним. Как только в глазах престали плясать ослепительные блики, Кирилл тут же нырнул обратно в капсулу.
  - Грозовой фронт, говоришь? Ха-ха! - закрывая проем неизменной дверью, нервно хохотнул он.
  Сердце в его груди стучало, как сумасшедшее. По идее, даже такой шторм не представлял для спасательной капсулы никакой опасности: все же она рассчитывалась на куда более высокие нагрузки - но чувство подступающей угрозы никак не желало утихать. Все его новоприобретенные инстинкты буквально кричали: 'Спасайся. Ищи укрытие'.
  - Да ладно, это же просто дождь, - попытался успокоить сам себя Кирилл, стряхивая капли воды с гидрофобного покрытия комбинезона. - Что может случиться?
  Неожиданно пол капсулы накренился. Раздался скрип. Кирилл едва удержал равновесие благодаря инстинктивно выброшенным щупальцам. Восприятие тут же сообщило, что спасательная капсула провалилась в грязь, в которую дождь с какой-то аномальной скоростью превратил почву, и уже скрылась в ней почти наполовину. Более того, джунгли вокруг буквально захлестнуло грязевыми потоками.
  - Мать вашу, - выругался парень.
  Во все стороны от него хлынула дымка. Ее потоки проникли сквозь броню капсулы и начали формировать под ней несколько колонн из спрессованной до состояния камня земли. Погружение удалось остановить.
  - Фух, - облегченно выдохнул он.
  И тут же что-то тяжелое, влекомое грязевым потоком с огромной скоростью, врезалось в несколько крайних колонн. Пол резко накренился, полетели кувырком незакрепленные вещи. Тяжелый ящик сорвался со своего места и с большой скоростью полетел в сторону человека. От возможного перелома Кирилла спасли только обостренная реакция и неизменная дымка.
  Под давлением потока и тяжестью самой спасательной капсулы начали разрушаться и остальные колонны. Тяжелый удар влекомого грязью булыжника окончательно столкнул ее с места. Металл принялся погружаться все глубже и глубже в грязь, раз за разом получая удары от волочащихся по дну обломков горной породы. Секундной заминки хватило, чтобы практически полностью потерять контроль над ситуацией!
  Несмотря на значительное усиление после убийства Ликка, манипулирование многотонной капсулой все еще оставалось для подростка за пределами возможностей. Использовать обходные пути вроде тех же каменных колонн мешало постоянно движение и чудовищная инерция. В результате Кириллу оставалось только продолжать удерживать равновесия и уклоняться от летающих по капсуле предметов.
  Когда-то давным-давно Кирилл смотрел фильм о боевых искусствах. Особенно ему запомнилась сцена, в которой человек входил в комнату с вращающимися деревянными манекенами. Удары хаотично сыпались на него со всех сторон, но он успевал заблокировать каждый из них. И сейчас подросток ощущал себя как раз на месте неизвестного мастера. Разве что у него пол под ногами покачивался, а вместо блоков руками в ход шла дымка.
  Продолжалось плавание считанные минуты. Довольно скоро капсула тяжело ударилась обо что-то твердое и замерла. Подросток тут же с помощью дымки создал нечто вроде чаши, чьи каменные стенки почти полностью скрыли металл.
  - Чтоб меня... - ошеломленно выругался он и опустился в кресло.
  В принципе, ситуация не представляла из себя ничего опасного: реакции и координации хватало с запасом, а в грязевом потоке вряд ли могло найтись что-то, способное повредить броню капсулы. Волнение вызывала скорее потеря контроля над ситуацией: с точки зрения Кирилла одно из самых отвратительных ощущений - чем реальная опасность. К счастью, все закончилось довольно быстро.
   Шли часы, а буря и не думала утихать. Напротив, она все набирала и набирала обороты. Ливень, рушащийся с неба, породил настоящий потоп, и вода практически скрыла верхушки деревьев. Несмотря на это, основная опасность все же миновала. Именно первая волна несла в себе основную долю камней и не выдержавших шторма деревьев. Даже ощущение надвигающейся угрозы в душе подростка немного поутихло.
  - Уровень кислорода достиг пятнадцати процентов, - неожиданно раздался голос Беты. - Рекомендую принять меры.
  - Совсем забыл, - раздосадовано воскликнул Кирилл, и хлопнул себя ладонью по лбу.
  Систему очистки воздуха-то он ведь так и не починил. Следовательно, имеющееся в наличии количество кислорода ограничено. Хорошо еще, что даже после всех перипетий капсула до сих пор сохранила герметичность. В противном случае ситуация оказалась бы гораздо опасней.
  Но, как ни крути, а пересидеть шторм на дне не выйдет. Придется выбираться на поверхность. Вздохнув, подросток устроился на самодельной кровати поудобней и направил восприятие узким лучом себе под ноги. В первую очередь, его интересовало каменной основание, которое послужило капсуле опорой. Поднять ее Кирилл мог хоть сейчас, но делать это абы как совершенно не желал. Мало ли, что еще может произойти. Ощущение подступающей угрозы хоть и поутихло, но полностью не исчезло. Напротив, после легкого спада оно вновь начало нарастать.
  Скальное основание оказалось капитальным: камень распространялся на всю дальность восприятия. На первый взгляд, никаких особых сложностей в поднятии капсулы не ожидалось. Работа предстояла долгая, но без неожиданностей.
  Камень вокруг капсулы начал течь и плавиться, формируя толстые вертикальные стенки с легким уклоном. Согласно замыслу, им предстояло стать чем-то вроде пусковой шахты, по которой спасательная капсула могла бы свободно скользить как вверх, так и вниз. Последнее, конечно же, планировалось на случай опасности.
  Работала продвигалась довольно медленно: формировать стенки оказалось не так-то и просто, как виделось на первый взгляд: со временем камень приходилось вытягивать со все большего расстояния. Однако любая работа рано или поздно увенчается успехом, если приложить к ней достаточно усилий. Не стала исключением и рукотворная шахта.
  Капсула начала подниматься к поверхности.
  - Запускаю внешнюю циркуляцию, - доложила Бета.
  Кирилл же направился к выходу.
  'Давно пора было починить дверь' - мелькнула в его голове запоздалая на пару недель мысль.
  Вспыхнул синей пленкой энергетический барьер. Тот самый, что когда-то не сумел удержать ресу с шипами. В его оправдание следует отметить, что конструкторы и не ставили перед ним таких задач. Барьер хоть и обладал защитным функционалом, в первую очередь все же предназначался для удержания атмосферы при открытии двери. С дождем и штормовым ветром он так же справлялся на ура, однако видимость скрывал полностью. Человек шагнул наружу.
  В грудь врезался шквальный ветер, ледяными иглами вонзился ливень, а в глазах замелькали бесчисленные фиолетовые грозовые разряды. На слух обрушился грохот грома. Вокруг тела человека тут же взметнулся кокон дымки. Зрению он не мешал, напротив, с его помощью Кирилл наконец-то начал различить происходящее хоть на несколько десятков метров вокруг.
  Картина завораживала. Абсолютно ничего не напоминало, что когда-то на этом месте зеленели густые джунгли. Вода полностью скрыла многометровые деревья, а по ее поверхности скользили поднимаемые ветром высокие волны.
  - Невероятно, - произнес Лисицкий, ошеломленный происходящим.
  - Рекомендую вернуться в капсулу. Близкий удар молнии опасен для организма, - раздался предупреждающий голос Беты.
  - Да, ты права, - очнулся Кирилл и шагнул обратно за пленку защитного поля. - Капсула не пострадает?
  - Экранирование установлено штатно, - проинформировала Бета.
  Если бы виртИн мог оскорбляться, без сомнения это бы она и сделала.
  - Хорошо, - кивнул парень, стряхивая капли с комбинезона. Его переполняли эмоции. - Вот это дождик. Настоящий Всемирный потоп. Что-то я такого в бестиарии не припомню. Интересно, когда он сойдет? Или это целый сезон, как муссоны на Земле?
  Эмоции не спешили утихать. Возбуждение вылилось в жажду деятельности.
  - Бета, начать ремонт системы очистки воздуха, - приказал Кирилл.
  - Принято. Кабель Б-13, разрыв, - вызывая чувство дежавю, произнесла система.
  Подросток отправился в указанную на схеме точку.
  Прошло три дня, а шторм не ослабел ни на йоту. Напротив, уровень воды поднялся еще выше.
  Каждый раз, когда Кирилл отправлялся в объятия Морфея, он опускал капсулу на дно шахты. А после пробуждения вновь поднимал на поверхность: несмотря на несколько дней практически непрерывного ремонта система очистки воздуха функционировать так и не начала. Ее повреждения оказались слишком обширны. Довольно часто в капсулу били молнии, но никаких последствий их попадания не повлекли.
  Начала заканчиваться пища. С водой проблем не возникло: дождевая после очистки вполне годилась в питье - а вот заготовить достаточно мяса и съедобных растений человек не успел. Ему не оставалось ничего другого, кроме как нырнуть в дождевое озеро и попытаться добыть там хоть какую-нибудь живность. Спасательный комбинезон мог накапливать объем кислорода, которого хватило бы для дыхания в течении получаса. Достаточно ли этого? Сложно сказать, но Кирилла это совершенно не устраивало. Ни срок, ни необходимость полагаться исключительно на комбинезон.
  В поисках решения он обратился к своей универсальной палочке-выручалочке.
  Самым очевидным решение ему показалось с помощью дымки создать герметичную сферу, единственным предназначением которой являлось бы хранение воздуха. Это требовало довольно высокого контроля. Тем большего, чем большее количество сфер требовалось поддерживать.
  'Неплохая тренировка' - краем мысли отметил Кирилл, управляя шестнадцатью такими емкостями.
  Но куда перспективней ему виделся другой путь. Правда, и требования к нему на порядок превосходили таковые у первого. Его основной послужил потенциал 'познания'. Кирилл предположил, что с его помощью вполне способен находить в воду молекулы кислорода, а затем с помощью дымки втягивать их в шар воздуха вокруг головы. Примерно тем же образом можно устранять и избыток углекислого газа.
  К сожалению, его способностей оказалось недостаточно для столь тонкого манипулирования 'познанием'. Пытаясь воздействовать своей силой даже на относительно небольшой объем воды, Кирилл почти мгновенно проваливался в сенсорный шок. Инстинкты тут же сворачивали восприятие, однако по мозгам все равно било изрядно. В результате такие тренировки напоминали скорее некую скрытую форму мазохизма.
  - Так, ладно, пока и сферы сойдут, - потерпев в очередной раз неудачу, пробормотал парень. Его спину приятно холодил металлический пол, а в голове пульсировала постепенно затихающая боль.
  Приняв решение, Кирилл не привык откладывать его в долгий ящик. Пусть он так и не сумел добиться достаточно глубокого 'познания', у него все еще имелись сферы. На данный момент максимально он мог поддерживать их в количестве семнадцати штук. Каждая из них содержала воздуха примерно минут на пятнадцать дыхания.
  Однако такое количество сфер требовало полного внимания с его стороны. Попытка спуститься в таком состоянии под воду превращалась в натуральное самоубийство.
  'Если подходить с точки зрения максимальной боеспособности, то количество сфер не должно превышать двух' - здраво оценил свои возможности Кирилл.
  Это увеличивало его запасы воздуха ровно вдвое. Что тоже, в принципе, довольно неплохо. В качестве оружия предстояло послужить старому-доброму 'Первопроходцу', благо функционировал он в практически любых условиях.
  Застегнув шлем, Кирилл шагнул в объятия шторма. За ним из проема выплыло две туманные сферы. Под его взглядом камень шахты потек и сформировал уходящую под воду лесенку. Ее мгновенно захлестнули, порождая ливень брызг, пенные волны. Для обычного человека спуск по такой оказался бы тем еще испытанием. Но не для Кирилла.
  Бушующие воды сомкнулись над его головой, и воцарилась тишина. Лисицкий ожидал сильного течения, но, к его удивлению, оно практически отсутствовало. Отсутствовала и поднятая штормом муть, подросток совершенно свободно видел на сотни метров вокруг: темнота не служила для его глаз серьезным препятствием.
  Уже в пяти метрах под человеком начинались джунгли. Изрядно потрепанные деревья уже принялись выпускать новые листья. Казалось, что их совершенно не смущало наступившее наводнение. Стволы плотно покрывала, тускло подсвечивая темноту зеленым светом, похожая на водоросли растительность. Вымытая земля обнажила корневую систему джунглей, превращая их нижний ярус в настоящие древесные пещеры. Благодаря восприятию, Кирилл совершенно отчетливо ощущал, что их выбрало своим домом огромное количество непонятно откуда появившейся рыбы. Жизни под ним вообще оказалось необъяснимо много для зоны стихийного бедствия. Природа джунглей словно эволюционировала в считанные дни.
  'Ненормально. Совершенно ненормально' - думал Кирилл, медленно погружаясь в озеро.
  Из-под широкого листа уцелевшего дерева в его сторону бросилась стремительная тень. К несчастью для нее, человек постоянно поддерживал вокруг себя сферу восприятия. Хватило всего пары попаданий из 'Первопроходца', чтобы полностью устранить угрозу.
  К сожалению, когда Кирилл коснулся своей добычи портативным анализатором, на его экране вспыхнул ряд красных пиктограмм. Несъедобно. Вздохнув, юноша продолжил погружение. Мимо него медленно продрейфовал красивый синий цветок, вокруг которого раскинулись невидимые глазу тончайшие нити. От них веяло опасностью.
  Аккуратно обогнув препятствие, человек нырнул в подводные джунгли. Его путь лежал к корням: именно там разнообразие возможной еды достигало максимума. Естественно, он не забывал проверять и попадающиеся на глаза растения. Ухватившись за корень, Кирилл уставился в царившую под ним темноту. Даже с помощью дымки видимость в ней падала до пары метров.
  Неожиданно взвыло чувство опасности. Выпустив пару щупалец, Кирилл начал смещаться в сторону, но не успел. Нечто с легкостью рассекло и защиту дымки, и комбинезон, и его плоть. Правый бок вспыхнул острой болью. Вода окрасилась кровью. Кирилл инстинктивно выпустил пару лезвий в направлении угрозы, однако его дымка прошла сквозь это место без какого-либо сопротивления, а с него же в сторону человека ударила широкая волна ряби. Сместившись вверх, Кирилл сумел почти полностью избежать опасности: лишь его ноги ощутили нечто вроде вибрации. Ответная очередь из 'Первопроходца' вновь пронзила только воду.
  'Да где же ты' - разозлился подросток, уклоняясь от очередной волны вибрации.
  Как воевать с тем, чего не видишь? Даже полностью сосредоточив восприятие в направлении угрозы, он ощущал лишь непонятную размытую тень. Вновь взвыли инстинкты. Резкий нырок позволил избежать неожиданной волны ряби со спины.
  'Ну прекрасно. Эта тварь здесь еще и не одна' - зло оскалился парень.
  Дымные щупальца впились в древесный корень и втянули его на нижний уровень джунглей.
  'В таком случае, позвольте уравнять условия. Я не вижу вас. Вы - меня. Все справедливо' - думал Кирилл, погружаясь все глубже в сеть пещер.
  С попадающимися на пути мелкими хищниками прекрасно справлялись и простейшие лезвия. За спиной все еще продолжала ощущаться опасность. Очевидно, невидимые убийцы тоже могли каким-то образом отслеживать человека, но их метод уступал восприятию: теперь от их атак частенько не требовалось даже уклоняться.
  Кирилл продолжал терзать собственные силы в попытках обнаружить врага. В его голове роилось множество мыслей. Может ли быть, что его атаки все же настигают цель, но не наносят ей урона? Ну не имеют тела этих существ уязвимых точек, а все повреждения заращивают. Как вода. Это, кстати, многое бы объяснило. В таком случае может стоит попробовать атаку по площади? Что-то вроде взрыва. Откуда, только, его взять?
  Или их тела способны терять материальность? В таком случае взрыв не поможет. Хотя вряд ли они способны поддерживать это состояние бесконечно, так что можно попытаться измотать их потоком лезвий.
  Или просто сбежать? Нет, не вариант. Если он не научится справляться с опасностями подводного мира, останется только умереть с голода.
  Между тем гонка по древесным пещерам продолжалась. В сторону подростка все так же летели волны ряби. Без особого успеха, впрочем: с помощью щупалец и темноты пещер он с легкостью избегал опасности.
  'Ага, тратьте силы, тратьте. Все равно не попадете' - зло подумал Кирилл.
  Кажется, поняли это и преследователи. Неожиданно они словно слилась в одно существо. Вода перед ними забурлила, и в сторону человека ударила небольшая, с кулак размером, туманная сфера. С каждым покрытым сантиметром она становилась все больше и больше. Пространство наполнила мелкая древесная пыль и песок. Чувство опасности просто взбесилось. Кирилл тут же скрылся в коконе максимально уплотненной дымки. Мощная сила врезалась в его тело, подхватила и повлекла за собой. От чудовищной вибрации огнем скрутило внутренности, острой болью вспыхнули зубы и помутилось в голове.
  Окутанное черной дымкой тело человека глубоко впечатывает в скальное основание. Судорожный вдох. Вместо воздуха из поврежденного комбинезона в легкие попадает пресная вода, и только закаленная воля не позволяет сознанию впасть в панику. Чудом уцелевшая сфера с воздухом опускает на голову человека. Кашель. На одних инстинктах Кирилл с помощью щупалец вытягивает свое тело из-под удара очередной вибрационной волны.
  'Передышка. Мне нужна передышка'
  В руках человека появляется угольно-черная сфера. Впервые он сжимал дымку в столь малом объеме: смертельная опасность помогла преодолеть собственный предел - и только после этого осознал, что совершенно не контролирует свое творение. Вокруг крохотного шарика начали закручиваться, стремительно втягиваясь внутрь, потоки темноты. Казалось, что задрожало само пространство. Невидимые убийцы со всей возможной скоростью бросились прочь. Раздался хруст раздробленных пальцев, и все утонуло в чернильной темноте.
  Сфера темноты достигла десяти метров. Двадцати. Тридцати. Под ее давлением с одинаковой легкостью распадалось в пыль абсолютно все: и дерево, и камень, и прыснувшие в панике морские обитатели, и невидимые убийцы. Все исчезло, поглощенное чернильной темнотой. Достигнув тридцати метров, сфера остановилось, медленно вращаясь вокруг своей оси.
  Лишь спустя долгую минуту она начала медленно уменьшаться, открывая зеркально-гладкие срезы. В ее центре, бережно прижимая к груди покалеченные руки, висел человек. Вода вокруг него окрашивалась кровью. С трудом взмахивая ногами, он медленно начал подниматься к поверхности. Несмотря на очевидную слабость жертвы, ни один хищник не рискнул покинуть укрытия.
  Лицо человека скривила гримаса боли. Из его спины появилась пара щупалец. Дым, из которого они состояли, колебался и расплывался, а сами они едва шевелились. Кое-как цепляясь этими отростками за камень, подросток начал подниматься по каменной лестнице. Боль от искалеченных рук проникала, казалось, в самое сердце. Мощный порыв ветра ударил его в спину и швырнул на камни. Острая вспышка боли затопила сознание! Из груди вырвался громкий стон. Щупальца с трудом приподняли скрюченное тело и затянули его в капсулу. Поставили на место дверь.
  - Кха-кха, - разобрал Кирилла кровавый кашель.
  Металлический пол украсился алыми каплями. Дымка бурлила внутри тела, затапливая каждую ее клеточку, но поддержание жизни - это все, на что ее хватало. Отсюда и невероятная слабость. Если ничего не изменить, исцеление ран займет столько же времени, сколько и у обычного человека. Месяцы. Верная смерть.
  - Я должен... жить. Должен, - шипит парень. Усилием воли он пытается направить дымку к жизненно-важным органам, жертвуя остальным. И в тот же момент весь его мир утопает в ослепительной боли.
  Раздробленные пальцы вспыхивают адским пламенем, сжигая волю и разум, оставляя одни лишь животные инстинкты. Не даром говорят, что нервы пальцев напрямую связаны с сердцем. Раздается надрывный крик, больше напоминающий звериный вой. Скребут по металлу ноги. Сознание милосердно гаснет.
  Когда подросток очнулся, дымка уже вновь равномерно распределилась по его телу, поддерживая в нем жизнь. Из-за потери контроля все усилия Кирилла пошли прахом.
  'Нельзя отключаться. Нужно держаться как можно дольше. Иначе - смерть' - думает Лисицкий. Его воля к жизни приобрела по-настоящему пугающий характер.
  Дымка вновь потекла по искалеченным рукам и ногам к поврежденным органам. В глубине души подросток надеялся, что во второй раз боль уже не окажется столь сильна. Человек ведь такое существо, которое ко всему приспосабливается. Даже к сводящей с ума боли.
  Тщетные надежды. Боль не ослабла ни на грамм. Искалеченное тело изогнулось до хруста в позвоночнике. На прокушенных губах выступила кровь, глаза покраснели от лопнувших капилляров. Но сознания Кирилл не потерял. Всей своей волей он пытался не дать боли взять верх, жестко контролируя процесс исцеления. В его сознании билось только одно желание: жить.
  Прошло немало времени, прежде чем дымка полностью излечила повреждения мозга и потянулась к остальным органам: легким, сердцу, желудку, печени. Благо больше терпеть невыносимую боль уже не требовалось: к этому моменту восстановление набрало критическую массу и теперь только наращивало свой темп.
  К концу исцеления на металлическом полу остался лежать тяжело дышащий, но абсолютно здоровый человек. В его голове царила пугающая пустота. Ни мысли. Даже проблеска. Он тупо смотрел на стену перед собой и не видел ее. Лишь в теле гуляло наслаждение, вызванное отсутствием боли.
  'Неужели все?' - появилась откуда-то в пустоте первая мысль.
  - Во время выздоровления рекомендуется придерживаться высококалорийного питаний, - неожиданно раздался голос.
  Если бы Кирилл мог, он бы испугался. Но душевных сил не осталось даже на это.
  'Это же Бета' - появилась вторая мысль.
  Словно робот, человек поднялся с пола и направился к холодильному шкафу. Вытащил из него кусок мяса и сунул тот в комбайн. Затем достал тарелку и кружку. Вытряхнул поджаренное мясо в приготовленную посуду и принялся за еду.
  - Здоровый сон полезен для восстановления, - выдала следующую рекомендацию Бета.
  Сознание Кирилла погасло, стоило только его голове коснуться подушки.
  Шли часы, за толстой броней продолжал бушевать шторм, а подросток не совершил ни единого движения. Лишь легкое сопение подсказывало, что он не умер. Проснулся Кирилл спустя почти двадцать часов. Странное опустошение в мыслях прошло, однако они все еще ворочались тяжело и лениво, хаотично перепрыгивая с одного на другое.
  'Вот это меня накрыло' - лениво подумал Кирилл.
  'Что это вообще такое было?' - перескочили мысли на разрушительный эффект черной сферы.
  Само собой, Кирилл уже не раз пытался максимально сконцентрировать дымку в одной точке. А как еще тренировать силу сжатия? Но до вчерашнего дня потеря контроля над этой сферой выражалась исключительно в отталкивающем эффекте. Едва ощутимом для подростка и более тяжелом для его окружения. Дымка вообще крайне неохотно вредила собственному пользователю. Взять обычное лезвие. Там, где оно с легкостью рассекало бронированного хищника, на теле подростка оставался лишь неглубокий порез.
  'Но вернемся ко взрыву' - одернул себя Кирилл, почувствовав, что его мысли уплывают куда-то не в ту сторону.
  Если раньше происходило лишь высвобождение и отталкивание, то почему в этот раз все вокруг вдруг распалось в пыль? Подросток нахмурился, пытаясь воссоздать в памяти произошедшее до мельчайших подробностей. Погружаясь все глубже и глубже в воспоминания, он неосознанно расположил ладони с согнутыми пальцами друг над другом. Словно наяву он ощутил давление от вращающейся между ними угольно-черной сферы. Она поглощала все больше и больше дымки.
   На грани сознания мелькнуло едва уловимое ощущение. Как будто дымка в его руках изменилась: стала плотнее и агрессивней. В пальцах вспыхнула боль.
  - Ш-ш-ш, - зашипел подросток и затряс руками, выпав из спонтанного транса.
  Вспомнить до конца, что же тогда произошло, ему так и не удалось. Но и увиденного хватило для выводов. Судя по всему, после достижения определенной степени сжатия, дымка как бы эволюционирует: становится сильнее и приобретает новые свойства. Контролировать ее в таком состоянии на порядок сложнее. Не выполнимая для него, на текущий момент, задача. Взрыв - закономерный результат.
  Кирилл поднял руки на уровень груди. В своих пальцах он до сих пор ощущал плотные злые частички тьмы. Дымка подавляла их действие, но если ее убрать, то по нервам словно электрическим током стегало.
  - Что же ты такое, - пробормотал, не спуская взгляда с подрагивающих пальцев, подросток.
  Ответа, по понятным причинам, не последовало. Несмотря на то, что родились черные искорки из принадлежащей человеку силы, любые его усилия они полностью игнорировали. Казалось, что единственное их предназначение - разрушать. Удалить их так же не получилось. По всему выходило, что с подобным эффектом на некоторое время придется смириться. Главное не забыть об этом маленьком нюансике в пылу схватки.
  'Интересно, что же это все-таки были за твари?' - перескочили мысли на другую тему.
  Честно говоря, Кирилл так и не понял, с кем ему пришлось сражаться. Невидимые убийцы определенно пользовались дымкой, чтобы создавать свои волны вибрации, однако после их убийства не последовало привычного прилива силы. Возможно, виной тому необычный способ убийства, однако инстинкты подсказывали, что дело в чем-то ином.
  Самым очевидным решением выглядело найти еще одну тварюшку и внимательно ее изучить. Однако, если принять во внимание результат схватки, еще вопрос кто и кого найдет.
  Самое поганое, что Кирилл так и не сумел выяснить, какое же собственно оружие против них эффективно. Не считая угольно-черной дымки, которая с успехом могла прикончить и его самого. Взрыв? Возможно. Но даже если предположить, что его окажется достаточно, чтобы решить проблему с убийцами, в капсуле все равно полностью отсутствовали необходимые для его создания материалы. 'Первопроходец' и тот работал на магнитном, с использованием энергетических барьеров, принципе.
  - М-да. Ну и что мне с вами делать? - задумчиво пробормотал Лисицкий.
  
  Глава 5
  - Эксперимент под номером тридцать четыре. Рабочее тело - два литра воды. Степень сжатия и температура максимальные, - увлеченно диктовал исходные данные для очередного своего опыта Кирилл, суетясь вокруг металлического ящика. Каждое его слово скрупулезно фиксировалось ТиЭй и вносилось в лабораторный журнал.
  Закончив с подготовкой, Лисицкий отступил на пару шагов назад и создал из дымки небольшую сферу. Совершив короткий полет, она погрузилась в заполненный водой тяжелый стальной ящик. Хлопнула, опустившись, крышка. Щелкнули замки. Вокруг подростка взвился плотный кокон дымки, и он решительно взмахнул рукой.
  Бумкнуло. Тяжелый стальной ящик подпрыгнул, словно игрушечный. Прочные стенки вздуло пузырем.
  - Высокие затраты силы. Средняя мощность. Присутствует выброс дымки, - прокомментировал увиденное Лисицкий, снимая защиту.
  Когда выяснилось, что взрывчатые вещества в капсуле отсутствуют от слова 'совсем', Кириллу пришлось искать альтернативное решение проблемы невидимых убийц. Именно так, к слову, он решил назвать новых хищников. Даже в бестиарий завел. В первую очередь, понятное дело, юноша обратился к дымке, попытавшись устроить нормальный взрыв исключительно с ее помощью.
  Однако в ходе серии экспериментов удалось установить, что данному способу катастрофически не хватает мощности детонации, чтобы причинить серьезный урон хоть кому-то. К ее агрессивному состоянию, по понятным причинам, Кирилл обратиться не рискнул.
  Вместо этого он продолжил экспериментировать с тем, что имел. В ходе еще одной серии экспериментов выяснилось следующее: если сразу после взрыва стянуть высвобожденную дымку в иглы, то убойная мощь такого приема возрастала в разы. Контроля, конечно, так же требовалось на порядки больше, но и результат того стоил. По итогу у Кирилла получилось неплохое оружие против скопления слабых противников. К сожалению, для текущей ситуации оно совершенно не подходило. Какой толк дырявить воду?
  Разочаровавшись в 'чистом' пути, Кирилл обратился к его комбинированию с физикой. И результаты не заставили себя ждать. Если говорить о чистой мощи, то тут лидировал заряд на основе металла. При его детонации стальные стенки ящика рвало как бумагу, а осколки превращались в дополнительный поражающий фактор. Кроме того, данный вид заряда занимал первое место и с точки зрения простоты создания. Несмотря на то, что первоначальный нагрев требовал довольно много усилий, дальнейшее его поддержание давалось легко и практически не требовало внимания.
  Проблема заключалась в том, что при детонации этого вида заряда поражающие факторы наносили исключительно физический урон. Никто не мог гарантировать, что он хоть как-то подействует на невидимых убийц. В свете всего вышесказанного на свет появился третий вид заряда, чей взрыв превосходил по мощи сферу на основе чистой дымки, но уступал заряду из расплавленного металла. Но при этом, в отличие от последнего, он так же содержал в себе разогнанные частицы силы. Комплексному воздействию Кирилл доверял больше.
  - Владыка, ваши эксперименты не безопасны, - неожиданно раздался встревоженный женский голос.
  Конечно же, он не мог принадлежать никому, кроме Беты. Но эмоции? ВиртИне ведь в принципе не способен их испытывать. Ответ прост - личностная матрица. Именно так человечество обошло данный запрет. По умолчанию у псевдоинтеллекта спасательной капсулы она отсутствовала, но несколько предустановленных на выбор все же имелось.
  - Думаешь, меня прихлопнет прыгающим ящиком? - рассмеялся парень.
  - Человеческая плоть хрупка, Владыка, - с почтением произнесла Бета. - А ящик тяжел. Нельзя исключать и такой вариант.
  - Когда ты успела стать такой пессимисткой, Бета? - откликнулся Кирилл. Металл ящика под его руками тек и возвращался в первоначальную форму.
  - Владыка, позвольте заметить, что за время моего функционирования вы получили двадцать восемь травм различной степени тяжести. Попали в зону стихийного бедствия. Оказались при смерти. Владыка, учитывая ваш образ жизни, я скорее излишне оптимистична, - все тем же почтительным тоном продолжила Бета.
  'Интересно, что за оригинал ее создал?' - в который раз задал сам себе вопрос Кирилл.
  Дело в том, что не все личностные матрицы одинаково хороши: чем естественней ее поведение, тем она дороже. Общаться с бюджетной сборкой то еще удовольствие. Что касается 'Верной приспешницы', то непонятно каким образом она вообще могла оказаться в банке данных обычной спасательной капсулы: несмотря на все ее странности, реакции этой матрицы с трудом удавалось отличить от человеческих.
  - Не веришь ты в меня, - усмехнулся Кирилл и дымкой отправил ящик обратно в крепление.
  - Владыка велик, - немедленно откликнулась Бета.
  - Именно так. И не забывай об этом, ящик сарказма, - отрезал Кирилл.
  - Технически говоря, я скорее сфера, - вкрадчиво заметила Бета.
  - Мелкие детали можешь оставить при себе. Владыка дозволяет, - усмехнулся юноша и шагнул сквозь энергетический барьер в объятия шторма.
  Природа встретила человека неласково: пригоршней колючего ливня в лицо. Грозно полыхали небеса.
  'Кажется, молний стало раза в два больше' - оценил светопреставление Кирилл. Явление, что ни говори, настораживающее. Особенно, если к нему присовокупить постоянно усиливающееся чувство опасности. И все же на первом плане сейчас стояла совершенно другая проблема.
  Подводный мир за прошедшую пару суток разросся еще сильнее. Деревья практически полностью восстановили свою листву. Рыбы выбрались из корневых пещер и теперь прятались в их зелени. Появились какие-то насекомые и рачки. Но больше всего внимание привлекали красивые дрейфующие цветы. Их стало в разы больше. Озеро превратилось в прекрасный цветущий сад. Но и двигаться, чтобы не задевать их нити, стало намного труднее.
  Прочесывая воду концентрированным лучом восприятия, Кирилл начал погружаться все глубже и глубже. Из-под широкого листа в его сторону бросилась уже знакомая по виду хищница. Позволив рыбине подобраться на расстояние пары метров, парень ювелирным ударом лезвия отсек ей голову.
  После происшествия с угольно-черной сферой и последующего исцеления, его контроль над дымкой существенно возрос. А вместе с ним и скорость лезвий. Кроме того, теперь за Кириллом следовало не две, а три сферы с воздухом. При этом нагрузку он испытывал примерно ту же, что и во время первого погружения. Можно было даже сказать, что его контроль над дымкой шагнул на новую ступень развития.
  Покончив с хищницей, Кирилл осторожно двинулся дальше. Он ни на секунду не забывал, что где-то рядом могли притаиться невидимые убийцы. Периодически на неповоротливую добычу в виде человека клевали и другие местные обитатели. И далеко не все схватки дались подростку так же легко, как первая. Вынужденная постоянно конкурировать с обладателями дымки, фауна Рруа приспособилась и выработала невероятно эффективные механизмы защиты и нападения.
  Одна рыбина, к примеру, стреляла с гребня отравленными иглами. Причем каждый такой снаряд обладал серьезным импульсом. Другая - выплевала полутораметровые струи кипятка. А странного вида рак спрятался в такой прочный панцирь, что его не взяли даже лезвия сжатой дымки.
  Кстати, именно с ним схватка отняла больше всего времени и сил. Проклятое членистоногое совершало стремительные рывки с помощью своего мощного хвоста и наносило сокрушительные удары усиками, которые больше походили на кнуты, и клешнями. Вкупе с высокой защитой все это делало из него грозного противника даже для обладателя дымки. Победить членистоногое удалось только раз за разом атакуя в одну и ту же точку. Когда броня треснула, его минуты оказались сочтены. Рак, кстати, оказался вполне себе съедобен.
  Наконец на границе восприятия мелькнуло знакомое бесформенное ощущение. Невидимый убийца неторопливо плыл куда-то на север. Судя по всему, Кирилл засек его с большего расстояния, чем тот способен заметить человека.
  Дымка вокруг подростка пришла в движение. Ее потоки устремились вперед, формируя перед ним метровую сферу. Заключив воду в непроницаемый кокон, она начала сжиматься. Дымка проникла между молекулами вещества. Температура воды начала стремительно повышаться.
  Тварюшка что-то почувствовала. Но слишком поздно. Когда она бросилась к человеку, в ее сторону уже отправился небольшой шарик плотной дымки.
  Грохнуло. Мощный взрыв сотряс воды озера. Поплыла к верху брюхом оглушенная рыба. Раздробило в мелкую щепу несколько деревьев. Бедное существо же буквально испарило. Сам Кирилл даже с учетом расстояния не пострадал только благодаря защите дымки.
  'Мощно' - с некоторым удивлением отметил он.
  До этого момента Лисицкий экспериментировал лишь с небольшим количеством рабочего тела. Кто мог предположить, что из-за его увеличения мощность взрыва настолько возрастет? Уж точно не подросток, который и сам-то процесс себе представлял весьма смутно.
  Справившись с удивлением, Кирилл выпустил десяток дымных лезвий: мясо рака - это, конечно, хорошо, но и рыбка лишней не станет. С легкостью обезглавив беспомощных озерных обитателей, он принялся притягивать к себе одну добычу за другой, каждую проверяя анализатором. По итогу две рыбины оказались относительно съедобны.
  Возвращение в капсулу прошло на удивление гладко. По дороге Кирилла атаковала лишь какая-то похожая на мурену тварь с выпученными глазами. Которая, кажется, и сама ошалела от собственной храбрости. На финальный итог, впрочем, это никак не повлияло.
  Настолько гладкое возвращение, скорее всего, произошло благодаря неплохо подчищенной ранее дороге. Вообще-то, первоначально подросток собирался подняться к поверхности озера и двинуть к капсуле прямым путем, но, хорошенько подумав, отказался от этой идеи. Во-первых, в воду озера продолжали регулярно бить грозовые разряды. Пусть дымка надежно защищала его от последствий, но к чему ненужный риск? Во-вторых, что куда важней, на фоне поверхности воды силуэт человека представлял собою просто идеальную мишень.
  - Сова, открывай холодильник, медведь пришел, - провозгласил подросток, с помощью дымки затаскивая добытое мясо в капсулу.
  - Сова? Медведь? Владыка, я ведь вас предупреждала об ударах по голове. Советую срочно провести диагностику, - раздался приятный встревоженный голос.
  - Это шутка такая, Бета, - вздохнул Кирилл, укладывая толстые пласты мяса в услужливо распахнутый холодильник.
  - Ха-ха. Очень смешно, Владыка. Ха-ха, - совершенно безэмоционально изобразила смех Бета.
  - Интересно, если я изменю твои голосовые настройки на кряканье Дональда Дака, ты такой же разговорчивой будешь? - произнес подросток, отрезая от шмата рыбы тонкий до полупрозрачности кусок.
  - Владыка, прошу вас, будьте благоразумны. Помните о комфортном психологическом состоянии, - встревоженно откликнулась Бета.
  - О нем и забочусь, - ухмыльнулся Кирилл.
  В этот момент комбайн, наконец, издал характерный писк, и из его нутра появился поддон, на котором покоился прекрасно прожаренный, распространяющий по помещения одуряющий до слюноотделения запах, золотистый кусок рыбьего филе. Даже Бета замолчала, осознав всю значимость момента.
  * * *
  Так и потянулись дни за днями. Впервые Кирилл пожалел, что в местных сутках всего двадцать пять часов. Времени на все просто катастрофически не хватало. Чтобы понять и расширить пределы собственных сил ему приходилось впахивать, как проклятому. Разработка новых приемов так же занимала немало времени. Кириллу совершенно не понравилось, что, оказавшись в непредвиденной ситуации, он при всем потенциале дымки не сумел найти адекватного решения.
  Но большую часть времени Лисицкий все же уделял охоте и ремонту спасательной капсулы. Ощущение надвигающейся беды нависло над его головой дамокловым мечом. Именно это чувство заставляло подростка забыть обо сне и отдыхе. Такого ужаса его внутренний хищник не испытывал даже во время приснопамятной схватки с Ликком. Поэтому и крутился Кирилл, как белка в колесе. Заработала, наконец, система очистки воздуха. Наметился прогресс в реанимации двигателей.
  Раз за разом парень спускался ко дну озера набираться опыта и испытать на практике новые разработки, заодно набивая закрома едой, ведь неизвестно, сколько времени придется просидеть в укрытии, когда беда-таки нагрянет. Его не останавливала даже возрастающая изо дня в день опасность.
  Передвигаться по одиночке невидимые убийцы перестали уже на вторые сутки после успешного выхода. Сейчас же меньше чем вшестером этих тварей и не встретишь. Их арсенал так же претерпел серьезные изменения. К уже виденной ранее вибрации добавилось несколько приемов с манипуляциями температурой и формой воды. Если говорить проще, то их атаки стали содержать лед и кипяток, которыми они весьма виртуозно пользовались. Складывалось такое ощущение, что чем большее их количество собиралось в одном месте, тем сильнее становился каждый из них в отдельности.
  Существенно возросла и скорость их атак. Если раньше от вибрационной волны, пусть и с трудом, но удавалось уклониться, то теперь и среагировать-то получалось не всегда. Спасал только освоенный на тренировках навык вибрации. Крайне полезный, как оказалось. С его освоением защитный кокон значительно прибавил в прочности, а все атаки на основе дымки - к мощи. Кроме того, Кирилл наловчился кидать навстречу волнам вибрации таким же образом усиленные иглы, тем самым вызывая их преждевременную детонацию и сводя урон к нулю.
  Не удивительно, что в таких условиях его мастерство начало расти, как на дрожжах. Как и его боевой опыт, к слову. Каждая новая схватка опасней предыдущей. Каждый бой словно танец со смертью: одна ошибка и все. Это заставляло его кровь вскипать, а инстинкты приобретать по-настоящему пугающую эффективность.
  Забавно, но этих созданий совершенно не интересовала никакая другая живность дождевого озера. Зато к человеку они слетались, как мухи на мед. Однажды, когда этих тварей собралось больше полутора десятков, Кирилл едва выжил.
  Когда шестнадцать невидимых убийц вдруг распределились на две группы, Кирилл сразу понял, что сейчас последует нечто особенное. Эти существа вообще любили объединять силы для по-настоящему мощных атак. Кирилл даже навострился подлавливать их на этой привычке. Но не в тот раз: вокруг него еще оставалось слишком много этих созданий, которые продолжали его атаковать.
  Когда же подловить не удавалось, Кирилл предпочитал уклоняться, а не испытывать на прочность лобную кость. Дымка вокруг него немедленно пришла в движение. Но то, что произошло в следующий момент, застало его врасплох.
  Между группами невидимых убийц вдруг проскочила электрическая дуга. Раздался треск. Только невероятные инстинкты позволили Кириллу в последний момент уплотнить участок дымки, на который пришелся удар ослепительного разряда.
  Протестующе загудел, словно трансформатор, защитный кокон. Часть энергии прошла сквозь него и гремучей змеей впилась в плоть человека. Острая боль пронзила подростка от макушки до пяток. Дымка заколебалась, пестря прорехами.
  Спасла предусмотрительность. Заряды на основе металла хоть и создавались довольно долго, зато поддерживались практически без усилий. Именно по этой причине Кирилл всегда имел при себе небольшой их запасец. Как выяснилось, чисто физические взрывы не могли нанести серьезного урона невидимым убийцам, зато надежно глушили их на пару секунд. Хватило, чтобы прийти в себя. Следующего шанса Кирилл им уже не дал: ударил навстречу разряду потоком дымки, которую усилил вибрацией. Ослабленный заряд так и не сумел преодолеть защитный кокон.
  Ответный взрыв наконец прорвался сквозь изрядно поредевший живой заслон и разметал всю правую группу. Оставшиеся тварюшки серьезного сопротивления оказать не сумели.
  'Все, пора завязывать. Закрома уже почти забиты, очистка воздуха тоже работает в штатном режиме. Завтра, пожалуй, последний рывок. А потом - на дно. Неспокойно что-то' - исцеляя с помощью дымки многочисленные повреждения, думал Кирилл.
  Жаль, что жизнь редко считается с нашими планами. На следующий день основная часть охоты прошла по обычному сценарию, а вот во время возвращения...
  Сначала взвыло чувство опасности. Затем на тело подростка обрушилось чудовищное давление чужого присутствия. Словно многотонный пресс сдавил его со всех сторон, не давая сделать даже вдоха. В глазах потемнело. Шар дымки, который удерживал воздух вокруг его головы, лопнул, как мыльный пузырь, и в легких остался лишь тот кислород, что уже успел в них попасть.
  Обыкновенный гребок дался Кириллу с невероятным трудом: в кости словно свинца залили. Каждое движение требовало от него просто чудовищных усилий. Легкие горели огнем. Вокруг Кирилла продолжала бушевать его собственная дымка, с трудом сдерживая чужое подавляющее присутствие. Злая сила накатывала подобно цунами, такая же безбрежная и беспощадная. Спасало только то, что человек ее интересовал не больше, чем букашка.
  Отчаянным рывком Кирилл вырвался на поверхность озера. Жадный вдох. Подводную тишину сменил давящий грохот шторма. С трудом загребая руками, подросток начал двигаться в направлении вырубленных ступенек. Во время подъема его не скинуло обратно в воду только благодаря бушующей вокруг дымке.
  Между тем давление продолжало нарастать. Двигаться становилось все тяжелее и тяжелее. По ступенькам Кирилл уже буквально заползал. В этот момент поток чужой силы неожиданно прорвался сквозь защитный вихрь дымки. Спину резануло острой болью, веером разлетелись брызги крови. За первой ласточкой последовали и другие. Чужая сила придавила Кирилла, словно таракана тапком. На его теле одна за другой появлялись неглубокие раны.
  Мир окрасило алым. Кирилл беспомощно наблюдал, как из сердца шторма к нему приближается нечто. Изначально небольшое пятнышко на горизонте, оно превратилось сначала в холм. Затем - в дом. Судить о внешнем облике чего-то, по большей части скрытого водой и бушующими волнами, подросток затруднялся, но оставшееся на виду больше всего напоминало гигантского ската: характерное плоское тело, 'крылья', похожие на рожки головные плавники.
  Но кроме сходств имелись и серьезные отличия. Всю переднюю кромку его крыльев украшали серьезные, различимые даже с внушительного расстояния, шипы. Они же во множестве покрывали и его спину. Непрерывный поток сходящих с неба молний притягивался ими, словно громоотводами. Со стороны казалось, что существо венчала величественная грозовая корона.
  Нечто продолжало стремительно приближаться, закрывая собою всю линию горизонта и на десятки метров возвышаясь над водой. Исходящее давление силы продолжало терзать тело человека.
  За прошедший час он сумел добраться до спасательной капсулы. Цепляясь пальцами, обламывая ногти, Кирилл продолжал ползти к цели. Весь в крови, он обессиленно перевалился за порог капсулы.
  - Бета... - попытался произнести он, но зашелся в приступе кашля. Пол украсили пятна крови. - Нужно перелететь эту тварь. Кха-кха.
  - Владыка, двигатели все еще неисправны, - обеспокоенно доложил виртИн. - В лучшем случае, импульса хватит только для подъема.
  - Плевать. Делай, что получится, - прохрипел Кирилл.
  - Повинуюсь, Владыка, - прозвучал в ответ покорный голос.
  Существо продолжало приближаться. Только вблизи удавалось оценить насколько же оно в самом деле огромное. Гладкая черная кожа выступала из воды на десятки метров в высоту и на столько же уходило в глубину, едва не царапая дно. Широкое тело простиралось на километры в стороны. Такое огромное создание просто не могло существовать в природе. Даже с учетом возможностей дымки, ему приходилось поддерживать вокруг себя настоящее море.
  Перед существом катилась высокая волна. За минуту до того, как она захлестнула крохотную капсулу, вспыхнуло насыщенно-оранжевое сияние ее двигателей, и металлическая капля начала подниматься вверх. Сияние налилось цветом. Ускорение значительно возросло. Серебристый шарик начал стремительно набирать скорость на фоне наступающей черной громадины. Вот он преодолел ее край и продолжил взбираться в небо.
  Неожиданно одна из пляшущих молний изогнулась и краем зацепила металлическую каплю. Оранжевое сияние померкло. Еще один из разрядов нашел капсулу. Оранжевая полусфера двигателей под ней практически потухла, и серебристый шарик начал падать. Лишь у самой поверхности сияние вновь налилось силой, но его хватило лишь на то, чтобы смягчить удар. Человека подбросило вверх. Раздался скрежет.
  Смятый металлический шарик под действием инерции покатился по черной гладкой поверхности. Тело внутри него мотало словно в центрифуге. Только благодаря защитному вихрю дымки, которая продолжала отражать давление чужой силы, ему не переломало все кости.
  Подпрыгнув на небольшом бугорке, серебристый шарик столкнулся с одним из шипов. От чудовищного удара смялась даже толстая броня. Полетели искры. Покачнувшись, капсула тяжело завалилась назад. Тело человека рухнуло на пол.
  - Целостность восемьдесят два процента. Семьдесят пять. Шестьдесят девять. Шестьдесят три, - информировала с момента катастрофы четкой скороговоркой своего единственного обитателя Бета.
  Вот только услышать он ее уже не мог: чужая сила продолжала терзать его тело. Все новые и новые потоки враждебной энергии скальпелями проходили сквозь бушующую защиту дымки. Подросток находился на самой грани смерти. Его сознание держалось только на мысли, что иначе все, смерть.
  Неизвестно, сколько он балансировал на этой грани, пока не осознал, что сила, которая терзала его тело, не враждебна. Агрессивна по своей природе, разрушительна, но не враждебна. Просто его тело не могло выдержать ее присутствия.
  После осознания данного факта, собственная сила человека попыталась смешаться с агрессивным потоком, смягчить его, перенаправить. Подчинились лишь крохи. Но хватило и этого: энергия титанического ресу обладала просто невероятным могуществом. Тело человека начало восстанавливаться с потрясающей скоростью. И тут же разрушаться. И снова восстанавливаться.
  Кирилл потерял счет времени. Его тело умирало и возрождалось в бесконечном круговороте боли. Ему не требовалось ни воды, ни еды, благодаря могуществу чужой силы он не испытывал никаких физических потребностей. Только боль.
  Постепенно его тело начало адаптироваться к воздействию агрессивной и разрушительной энергии. Наносимые ею повреждения так же становились все менее и менее серьезными. Быстрее заживали. Благодаря постоянному давлению, собственная сила человека начала расти с каждым часом.
  Наконец настал момент, когда кокон вокруг него стал достаточно плотным, чтобы полностью исключить проникновение чужой силы. Еще некоторое время потребовалось на окончательное восстановление. Уперевшись руками в пол, подросток поднялся на ноги.
  - Владыка, рекомендую прием пищи и обильное питье. Согласно моим данным, вы девятнадцать дней и восемь часов находились без них, - обеспокоенно заговорила Бета. - Так же констатирую серьезную потерю крови.
  ВиртИн всегда остается лишь виртИном. Даже с самой совершенной личностной матрицей. Так что никакого удивления с его стороны в связи с ситуацией так и не последовало.
  - Да-да, знаю, - охрипшим голосом произнес Кирилл, который не испытывал даже тени жажды.
  Проведенные под пыткой дни рассказали ему о собственной силе больше, чем он узнал за все время с момента крушения. Не требовалось ему еда. Да и вода. По крайней мере, в этом месте.
  - Лучше скажи, что с капсулой, - глотнув воды из стакана, чтобы смочить горло, приказ Кирилл.
  - Повинуюсь, Владыка. Целостность корпуса составляет сорок три процента. Внутренняя - восемьдесят три. Тысяча шестьсот сорок четыре первичных нарушения, - четко и по существу доложила Бета.
  - Ясно, - кивнул подросток. - Открывай дверь, посмотрю, что там.
  - Повинуюсь, Владыка, - откликнулась Бета. Дверь дернулась и с явным натугом поползла в сторону. Вспыхнула пленка энергетического барьера.
  Парень шагнул наружу. Буря над существом бушевала даже сильнее, чем над дождевым озером. Казалось, что ветру не хватает совсем немного силы, чтобы сдвинуть с места многотонную капсулу. Чего уж тогда говорить об обычном человеке? С небес к шипам нисходил сплошной поток грозовых разрядов. Царил постоянных грохот и шум ливня.
  Подросток опустился на колено и пощупал поверхность под ногами. Кожа существа оказалась твердая, плотная и гладкая, словно стекло. Если падение капсулы ей как-то и повредило, то эти раны давно заросли. Вокруг же возвышался сплошной лес шипов.
  Что касается состояния капсулы, то оно оказалось довольно плачевным: броня смята, кое-где виднеются разрывы, а в них - сломанные механизмы. В некоторых местах металл странно потемнел. Когда подросток надавил на одно такое пятно, его пальцы начали крошить прочнейший сплав словно уголь.
  - Ситуация, - протянул Кирилл.
  Работы предстояло много. К счастью, в этом месте он практически не нуждался ни в еде, ни в воде, ни во сне. Последнее, правда, все же требовалось, но в сильно урезанном количестве: доставало и трех часов.
  Другое дело, что на данный момент дымки хватало лишь на то, чтобы поддерживать защитный кокон. И как в таких условиях заниматься ремонтом, который зачастую требовал от Кирилла полной сосредоточенности? Один сенсорный шок от слишком глубокого 'познания' и все, останется от него одно только кровавое пятно. В лучшем случае.
  'Значит тренироваться, тренироваться и еще раз тренироваться' - принял решение парень.
  На спине гигантского существа тренировки обрели удивительную эффективность. Кирилл даже не подозревал, что увеличивать силу можно не только убийством, но и практикой. Не контроль, не степень сжатия или частоту вибрации, а именно чистое ее значение.
  Спустя неделю его сила возросла достаточно, чтобы приступить к латанию корпуса. С этой грубой и тяжелой работой он вполне справлялся даже с минимумом доступной дымки. Продвигалось дело, правда, довольно медленно. К тому же, требовало от него полного напряжения всех сил. Малейшая потеря контроля немедленно отражалась на его теле новой раной. Но и сила в таких условиях росла просто потрясающими темпами.
  Приступать к тонким работам Кирилл так и не рискнул: там 'осознание' обязательная часть процесса. Сохранять полную концентрацию в таких условиях задачка из разряда ненаучной фантастики. И просто раной дело вряд ли обойдется. Что гораздо важнее, скорее всего не уцелеет и предмет ремонта.
  Впрочем, такие жертвы и не требовалось. От немедленной эвакуации Кирилла удерживало только одно: где-то на самой границе изрядно возросшего восприятия он ощущал бивший в небеса могущественный поток силы.
  Такой бы мог принадлежать ресу, если и уступающему скатоподобному существу под ногами, то совсем немного. Поход к нему выглядел не самым умным решением, откровенно идиотским, если уж говорить прямо, вот только Кирилл сильно сомневался, что эта сила может принадлежать живому существу. Дымка вокруг каждого ресу находилась в постоянном движении. Вроде бы однородная, она обладала тысячами мельчайших оттенков, которые создавали совершенно уникальную и постоянно изменяющуюся картину. Но не вокруг странной аномалии. Ее рисунок оставался статичным даже несмотря на постоянное движение к небу. А вместо привычного темно-серого оттенка там царило холодное сияние грозовых разрядов.
  Инстинкт самосохранения запрещал не то что приближаться, а даже смотреть в ту сторону. Любопытство же, словно в пику, гнало навстречу. Жажда силы подстегивала: на Рруа малейшее преимущество в понимании дымки отделяло жизнь от смерти. Особенно, если это умение принадлежало более высокому уровню. Так подсмотренное у 'демона' сжатие дымки помогло убить Ликка, который превосходил человека на голову. А вибрация позволила даже довольно слабому невидимому убийце серьезно ранить подростка, который позже убивал их десятками. В этом плане возможность придать дымке мощь молнии выглядела невероятно привлекательно.
  За и против долго боролись в душе Кирилла, но искушение оказалось слишком велико. Максимально скрыв собственное присутствие, он отправился в дорогу. Без защитного кокона дымки, с одним лишь прямым усилением, ему с трудом удавалось преодолевать шквальный ветер и ливень. Особенно по скользкой гладкой поверхности. Иногда Кирилла буквально протаскивало на несколько метров назад. Над его головой зловеще полыхали бьющие в лес шипов молнии.
  И все же аномалия медленно приближалась. Гладкая черная кожа сменилась изгибами грязно-серой раковины. Очень старой, если судить по обточенным ветром и водой проломам. Благодаря им идти стало легче. Очень скоро на горизонте показалось здание.
  'Невероятно' - Кирилл замер.
  Кто бы мог подумать, что на дикой и жестокой Рруа находится что-то подобное? Ресу способны строить? Или когда-то у них существовала цивилизация? А может Рруа приютила не только ресу и людей?
  Круглую белоснежную башню перед Кириллом окружало несколько золотых колец. Установленные под разными углами, с самим зданием они соединялись тончайшими спицами. Сквозь крышу башни в небо бил видимый даже обычным взглядом темно-фиолетовый поток. Тяжелые облака озарялись изнутри мрачными отсветами и закручивались по часовой стрелке.
  С близкого расстояния сила аномалии еще больше отдавала искусственностью. Ее чудовищная мощь сплошным потоком вливалась в облака, а затем нисходила с них в виде молний, которые и втягивал через свои шипы скатоподобный ресу. Судя по всему, благодаря этой башне он и вырос таким огромным. Естественно, что это только подогревало интерес Кирилла к таинственному строению.
  От немедленно броска к башне его удержал один лишь инстинкт самосохранения. Стоило только ресу под его ногами обратить внимание на жалкую букашку, и человека тут же растерло бы в пыль. Так что на первый взгляд риск явно того не стоил. Но имелась у этого вопроса и другая сторона. Сила, которой так и дышал монстр под ногами человека, несла в себе ощущение апатии и равнодушия. Словно разум этого древнего чудовища давно угас. С учетом такой поправки ситуация уже не выглядела столь авантюрной.
  'Но риск все еще велик' - продолжил размышлять подросток. Даже с такого расстояния он ощущал чудовищную мощь молниевидной дымки. Пожалуй, по своей разрушительности она превосходила даже угольно-черную.
  Все же искушение оказалось слишком велико. Кирилл медленно вышел из костяного леса и осторожно, прислушиваясь к потокам чужой силы, зашагал к белоснежной башне. Сам себе он поклялся, что любое волнение или даже намек на более пристальное внимание заставит его немедленно отступить прочь.
  
  Глава 6.
  Камень башни на ощупь оказался гладким и горячим. Лишь кончики пальцев периодически покалывало ударами тока. В монолитной стене не оказалось даже намека на дверь или шов. Попытка же проникнуть сквозь нее восприятием провалилась, оставив ощущение брошенного в бездну факела: на мгновение показалось, что вот-вот и удастся что-то разглядеть, но затем свет исчез в чернильном мраке.
  'Бывает же' - с досадой подумал Кирилл. Он рискнул жизнью, чтобы узнать тайну этого места, но не сумел найти даже входа. Не удивительно, что его переполняло разочарование. И любопытство.
  Взорвать стену? Пробить проход силой? Не факт, что получиться, учитывая аномальную сопротивляемость белоснежного камня восприятию, а вот нежелательное внимание привлечь может с гораздо большей вероятностью. Попробовать использовать познание? Уж лучше взорвать: шансов уцелеть всяко больше выйдет.
  Что остается в сухом остатке? Разве что продолжить изучать монолитную стену, рассчитывая на удачу и смекалку: как-то же в эту таинственную башню раньше попадали. Существовала, конечно, некоторая вероятность, что прежние владельцы перед своим исчезновением вход замуровали, но ее подросток оценивал, как незначительную.
  - Интересно, - пробормотал Кирилл.
  В ходе своих поисков он обратил внимание, что удары током происходят не периодически, как ему показалось изначально, а в определенный точках, пусть каждая из них и пульсирует с определенной частотой. Кирилл не поленился и потратил некоторое время, чтобы с помощью ТиЭй составить карту этих точек. Вышла довольно частая вязь из нескольких сотен звездочек, которые обхватывали камень башни широким кольцом.
  'А вот, похоже, и замок. Осталось только ключ найти. Или отмычку' - задумчиво созерцая полученную схему, подумал Кирилл.
  Он весьма смутно себе представлял, как подступиться к решению данной задачки. При условии, конечно, что это и в самом деле именно часть входной группы, а не система безопасности, например, которая готова любого нарушителя поджарить в хрустящий стейк.
  И все же уходить ни с чем Кирилл отказывался. Принять на себя повторный риск вышло гораздо проще, чем первый. Это как в азартной игре: выиграв раз, ты хочешь продолжать еще и еще.
  Выбрав точку, которая пульсировала медленнее остальных, подросток направил к ней поток дымки. Под давлением его силы небольшой участок снежно-белой стены вдруг пошел рябью и начал стремительно светлеть, превращаясь в подобие стекла, а в его глубине вспыхнула ярко-синяя искра.
  От нее по нескольким направлениям начали расти сияющие линии, каждая из которых стремилась к собственной искре. Камень над ними так же шел рябью и приобретал вид стекла. Несмотря на разное расстояние, линии достигли своих искр одновременно. Вспыхнуло еще семь ярко-синих звездочек. Каждая из них в свою очередь выпустила по несколько линий.
  На этом их рост почти сразу прекратился. Кирилл инстинктивно попытался усилить поток дымки. Это помогло. Но чем больше искр разжигалось, тем больших усилий от него требовала каждая последующая.
  Но Кирилл не сдавался. Постепенно башню начал обхватывать сложный узор из линий и сияющих звезд. Окружив три четверти ее поверхности, рисунок замер окончательно. Большего давления, продолжая поддерживать вокруг себя непроницаемый для чужой силы кокон, Кирилл создать попросту не мог. Ему оставалось либо смириться и отступить, либо...
  Плотный кокон дымки вокруг него начал истончаться, а узор возобновил свой рост. Тут же плечо резануло болью первой раны. Впрочем, скорее неприятной, чем действительно опасной: сопротивление Кирилла чужой силе уже достигло того уровня, когда и без дополнительной защиты его тело могло отразить определенную часть урона. Но и такие раны в большом количестве могли нанести серьезный вред. Открыть замок надлежало как можно быстрее.
  Кирилл усилил напор. Вокруг него остался лишь самый минимум защиты. Чужая сила продолжила раз за разом терзать его тело. Потекла кровь. Подростку оставалось лишь стиснуть зубы и терпеть, сконцентрировавшись на деле. И это принесло результат.
  Замкнувшись, узор ослепительно вспыхнул. Волна света покатилась по всей поверхности башни, отшелушивая мириады белоснежный чешуек, которые с оглушительным шелестом устремились во все стороны сплошным потоком. Озаряемая изнутри прекрасным синим узором, полупрозрачная, словно из стекла, башня предстала перед человеком во всем своем великолепии. А в монолитной стене сформировалась арка.
  'Превозмогать, чуть что, уже становится вредной привычкой. Пора бы с этим завязывать' - в который раз исцеляясь, отметил Кирилл. Вообще к собственным ранам он начал относиться довольно равнодушно. Расценивал их как вполне приемлемую цену.
  Чтобы полностью восстановиться, Лисицкий прибег к струящейся вокруг чужой силе. Точно зная куда и как приложить усилие, вылавливать из нее частички чужого могущества оказалось довольно просто. Под арку Кирилл нырнул уже как новенький.
  В проходе его встретила абсолютная темнота и тишина. Скрадывался даже звук шагов и скрип комбинезона. Звучал лишь шум крови в ушах да стук сердца. Довольно жуткое ощущение, словно падаешь в бесконечную черную бездну. А коридор все не кончался и не кончался. Потянуло холодком. Исчезло давление чужой силы. Не удивительно, что, когда в конце туннеля показался свет, Кирилл невольно ускорил шаг.
  По глазам ударил свет и перед ошеломленным подростком предстало огромное пространство: внутри башня оказалась гораздо больше, чем снаружи. Белоснежные стены плавно уходили в стороны, чтобы сомкнуться где-то далеко впереди. В похожем на стекло камне пульсировали синим светом тонкие линии изящного узора. Потолок терялся в льющемся с высоты сиянии.
  На вертикальной оси здания в воздухе парило множество золотых конструкций самых разнообразных форм. Некоторые из них достигали десятков метров в длину и ширину и нескольких - в высоту. Но каждую конструкцию неизменно связывало со стенами толстыми канатами, количество которых колебалось от одного до четырех.
  У стен через равные промежутки располагались невысокие, около полутора метров, золотые столбики. Рядом с каждым из них лежала широкая каменная платформа с узкой канавкой в нескольких сантиметрах от края.
  - Ничего себе, - протянул Кирилл, задрав голову. Его взгляд блуждал между золотых конструкций, однако восприятие по-прежнему провалилось в темноту.
  'Напоминает какой-то механизм' - подумал он, задумчиво прикусив губу.
  Осознав, что большего от созерцания архитектуры ему не добиться, Кирилл переключил свое внимание на столбики. Судя по ощущениям, они состояли из неестественно холодного на ощупь металла. Как и в стенах башни, в них присутствовали покалывающие электрическими разрядами точки. Вот только оказалось их в разы больше, а сами они при этом в сотни раз меньше.
  Сил же для их активации практически не потребовалось. Тысячи тончайших нитей живыми ручейками обхватили поверхность столбика, а в нескольких сантиметрах над ним сгустился квадратный синий экран с рядами золотых букв.
  'Что-то вроде меню?' - подумал Кирилл и попытался наугад ткнуть пальцем в одну из строчек, однако его рука без сопротивления прошла насквозь. Та же операция, но уже с помощью дымки, дала результат: буквы сменили цвет на более темный оттенок синего, а каменная платформа дернулась, словно попытавшись приподняться над полом.
  'Да здесь же все обесточено' - осенило Кирилла.
  Картина со щелчком собралась воедино. Дверь в башню никто не запирал, она сама закрылась из-за недостатка энергии. А столько силы для ее открытия потребовалось лишь потому, что Кирилл, фактически, запитывал всю систему. Кто знает, что там присутствовало кроме, собственно, двери? Перед ним же, скорее всего, находился некий аналог лифта.
  Становилось очевидно, что когда-то на Рруа существовала технически развитая цивилизация. Были ли это ресу или кто-то другой все еще оставалось под вопросом, но сам факт можно считать доказанным.
  Энергетический узор в камне платформы оказался несколько грубее, чем в золотом столбике, но энергии потребовал в разы больше. Опутанный вязью диск мягко воспарил над полом, из углубления по его краю выплеснулось золотистое сияние, формируя высокий бортик. Из центра платформы выдвинулся точно такой же столбик, как и тот, что стоял у стены.
  Без особых размышлений Кирилл активировал первую строчку списка. Платформа бесшумно воспарила в воздух и, скользя вдоль стены, начала стремительно подниматься вверх. Мимо замелькали золотые конструкции. Скорость диска практически не ощущалась, лишь скрывшийся из вида пол напоминал, что она довольно велика.
  Неожиданно платформа отвернула от стены и по пологой дуге начала приближаться к золотой конструкции в форме толстенького диска в сотню метров диаметром. Стыковка произошло абсолютно беззвучно. Камень платформы потек, плотно прилегая к золотому боку, а сияние бортика с этой стороны погасло.
  Как и стена башни, металл перед Кириллом не имел ни малейшего намека на дверь. К счастью, он уже знал, как следует поступать в таком случае. Очередной узор вспыхнул светом. Открылась арка, и подросток смело шагнул внутрь. А чего бы ему, собственно, следовало бояться, если все в башне отключено из-за недостатка энергии?
  Как оказалось, Кирилл ошибся. Коридор вывел его в помещение, стены которого через равные промежутки украшали проемы в небольшие комнатки. Один из таких проемов закрывала пленка света, по которой периодически проскальзывали электрические разряды.
  'Не комнатки - камеры' - осознал он и сделал несколько шагов вперед, чтобы увидеть, что же скрывается в единственной запертой камере.
  Вернее - кто. За холодным светом барьера на полу сидел ресу. Выглядел он, правда, совершенно нетипично для опаснейших хищников Рруа: большие круглые глаза придавали его вытянутой мордочке выражение вечного удивления. Больше всего он напоминал увеличенного в несколько раз лемура с короткой голубовато-зеленой шерсткой и белым воротничком.
  В голове возникло ощущение легкой щекотки.
  'Мысленная связь' - пришло непонятно откуда понимание. Кирилл инстинктивно отправил навстречу этому ощущению часть своего внимания и силы.
  {Ты же мягкотеленький} - возник в его голове мощный гулкий голос, который совершенно не соответствовал внешнему облику ресу.
  {Он самый. Почему каждого на этой планете так удивляет данный факт?} - послал ответную мысль Лисицкий.
  {Потому что никто никогда не слышал о мягкотеленьком, которого осенило благодатью Матери. Рассказать кому - засмеют} - повеяло по мыслесвязи весельем.
  {Так уж и никто?} - скептически осведомился Кирилл.
  {Ха-ха-ха. Сразу видно чужачка} - весело загрохотало со стороны ресу.
  {Как догадался? Неужели в зеркало посмотрел?} - спокойно поинтересовался в ответ Кирилл.
  {Ха-ха-ха! Да ты весельчак! Похоже, мне повезло} - продолжил смеяться лемур. Даже на его мордочке застыло выражение, напоминающее улыбку.
  {Я бы не был в этом так уверен. Пока у меня только одно желание: уйти} - сухо отозвался подросток.
  {Не стоит так горячится} - успокаивающе помахал лапами ресу. {Чего ты хочешь?}
  {Я так и не услышал ответа на свой вопрос} - заметил Кирилл.
  {Просвещу, так уж и быть. Ресу - плоть от плоти, кровь от крови Матери. С самого своего рождения мы слышим ее голос. Даже ты, чужак, иногда различаешь отзвуки ее слов. Мы же слышим гораздо больше. Она подсказывает нам как стать сильнее, где встретить сильную добычу и куда вести свою стаю. Прошлое и настоящее - все в ее голосе. Оттуда и знание, что ты уникален} - разразился целой лекцией лемур, не переставая улыбаться.
  Кирилл совершенно не верил в демонстрируемый страх одиночества. Не та ресу раса. А вот во притворство с целью освободиться из камеры - вполне. И все же, он впервые встретил ресу, который пошел на контакт. А любая информация в его положении обладала невероятной ценностью. Не мог же ресу выдумывать абсолютно все?
  Тот же 'Голос Матери' весьма походил на правду: откуда-то же у Кирилла в голове появились совершенно несвойственные подростку урбанистического мира инстинкты. Да и мысленная связь, которую он освоил как-то саму собой, шла в ту же копилку.
  {Вот как? Я первый, кто убил ресу? Не верю} - отреагировал Кирилл.
  {И правильно делаешь. Бывало, всякое бывало. Но ты первый, кто после этого так и остался мягкотеленьким. Интересно, что же в тебе такого особенного? Как долго ты продержишься?} - с любопытством подался вперед гигантский лемур. Когти на его правой лапе начали с противным звуком скрежетать друг об друга.
  {Понятия не имею, как так вышло} - буркнул Кирилл.
  Он по-прежнему не доверял словам заточенного в камеру существа, но прозвучавшее откровение все же вызвало у него неприятный холодок. Он действительно мог превратиться в ресу? Каким образом? В физическом плане или имеется в виду изменение личности? Если вспомнить непонятно откуда появившиеся инстинкты хищника, слова ресу уже не казались откровенной чушью.
  {Жаль. Впрочем, чего-то такого следовало ожидать: чужак всегда остается чужаком. Может тогда расскажешь, что привело тебя в Ковчег?} - поинтересовался ресу.
  {С чего бы мне тебе вообще что-то рассказывать?} - холодно произнес Кирилл, скрестив руки на груди.
  {Я - тебе, ты - мне. Разве не это называют общением?} - усмехнулся лемур, продолжая скрипеть когтями.
  {Общительный ресу? Что-то новенькое} - сухо ответил парень.
  {Сам посиди с двести лет в этой проклятой камере. Посмотрим, как ты тогда запоешь. Я сейчас и мягкотелому рад} - ресу раздраженно дернул мордочкой.
  {Двести лет?} - пораженно переспросил подросток.
  Существо перед ним действительно просидело такой срок в тесной камере? Какой-то он тогда для этого слишком адекватный. Или ресу именно так сходят с ума? А психоз это нормальное состоянии их души?
  {Именно. Может ты и не заметил, но в Ковчеге твое тельце не нуждается ни в пище, ни в воде, ни даже в дыхании. Здесь ты можешь жить неограниченно долго. Пока не сойдешь с ума, конечно, и сам себе глотку не перегрызешь} - любезно просветил подростка ресу.
  {Почему так получается?} - задал вопрос Кирилл, прислушиваясь к собственному организму. Тот и в самом деле не выказывал никакого желания подкрепиться.
  {Кто знает. Уж точно не я} - усмехнулся ресу, наконец перестав раздражающе скрипеть когтями.
  {Двести лет - долгий срок. Как ты справился?} - задал следующий вопрос подросток.
  {Справился? У каждого свои секретики, мягкотеленький. С чего бы мне тебе их выдавать?} - впервые в мысленном голосе ресу проскользнула агрессия.
  {Мне казалось, ты хочешь отсюда выбраться} - пожал плечами Кирилл.
  {Интересно-интересно} - ресу поднялся с пола. В высоту эта образина оказалась около трех метров и теперь выглядела далеко не так безобидно. {А ты, стало быть, тот, кто меня выпустит? Мало верится}
  {Разве у тебя есть другие варианты? Хотя, конечно, можешь подождать другого, более внушающего доверие, кандидата. Еще две сотни лет} - усмехнулся подросток, смерив мощную фигуру оценивающим взглядом.
  {Действительно. Так себе вариант, уж поверь моему опыту} - неожиданно легко согласился ресу и плюхнулся обратно на пол камеры. {Меня, кстати, Керне зовут}
  {Кирилл} - представился в ответ подросток. {Так в чем секрет? Или ты пытаешься водить меня за нос со своими сотнями лет?}
  {За нос? Зачем за него куда-то водить?} - озадаченно почесал когтем указанный орган ресу.
  {Обмануть} - поправился Кирилл.
  {Носик, значит} - почесал уже щеку ресу. {Ладно, нет тут особого секретика. Я просто сплю практически все время. Заново проживаю прошлое, мечтаю о будущем. Довольно странное занятие, к слову, раньше никогда таким не занимался}
  {Понятно} - протянул Кирилл. {Что это за место?}
  {Так ты действительно ничего не знаешь? Откуда ты такой свалился?} - последовал со стороны Керне удивленный грохот.
  {Откуда-откуда. Галактика Млечный Путь, Солнечная система, планета Земля. Устроит?} - выдал глупый ответ на глупый вопрос Кирилл.
  {Оно и видненько. Что ж, тогда позволь поделиться с тобой капелькой мудрости. Мы находимся в Ковчеге. Таких на Рруа немного. Сколько? Не знаю, но точно не один. Каждый Ковчег имеет несколько входочков. Все они расположены в труднодоступных местах. Я, например, вошел через Огненную Бездну Шаар`сина} - начал рассказывать лемур.
  {Огненная Бездна?} - с интересом переспросил Кирилл.
  {Жуткое место. Огонь там течет, как вода. И тварюшки водятся под стать. Кстати, раз уж мы об этом заговорили, ты с какого входочка зашел?} - поинтересовался Керне. На его мордочке застыло потешное вопросительное выражение.
  На этот раз играть в неприступность Кирилл не стал. Без особых подробностей он рассказал о титаническом ресу и бушующей вокруг него грозе.
  {Ты видел Спящего Владыку и выжил? Поразительно} - ошеломленно произнес ресу. И, немного придя в себя, не иначе, добавил. {Для мягкотелого, конечно}
  {Спящего Владыку?} - решил заполучить еще частичку информации Кирилл.
  {Тридцать Владык - первые дети Рруа. Так говорит 'Голос Матери'. И Спящий Владыка один из сильнейших среди них. Он настолько древен, что года для него все равно, что мгновения для нас. И настолько силен, что его сны поглощают реальность. Если он купается в сиянии звезды, вокруг на несколько дней пути бушует пламя. Если видит дождь - неистовствует шторм} - принялся вещать Керне.
  {То-то вокруг него какое-то Второе Падение* творилось} - кивнул Кирилл и продолжил. {Ладно, это, конечно, все очень интересно, но вернемся к нашей проблеме}
  {Ковчег? Больше ничего определенного. Это настолько далекое прошлое, что даже 'Голос Матери' не доносит практически ничего. Когда-то ресу обладали величием, а наши города покоряли тысячи миров. Ковчеги - наследие тех времен} - медленно произнес Керне.
  'Значит это правда? Когда-то у ресу действительно существовала своя цивилизация, которая достигла эпохи космических путешествий. Но затем что-то произошло. Что-то, после чего ресу скатились в свое нынешнее существование. Дымка, судя по всему, наследие еще тех времен. Не зря мне показалось, что я словно гвозди микроскопом забиваю' - известные факты в голове Кирилла начали выстраивать один к одному словно кусочки головоломки. Многое в его размышлениях приходилось на домыслы, но выглядела теория на редкость складно.
  {Как-то слабо верится, что ты знаешь так мало. Зачем тогда искал это место?} - недоверчиво произнес Кирилл.
  {А ты сам зачем искал?} - ответил вопросом на вопрос Керне. {Наверняка увидел бьющие в небо молнии и не сумел устоять}
  {Допустим} - кивнул Кирилл. {Но откуда тогда информация о нескольких входах? О том, что Ковчег не единственный и остальное?}
  {Успел пройтись и посмотреть. Кое-что рассказал 'Голос Матери'} - ответил ресу.
  Что-то подсказывало Кириллу, что в данном вопросе лемур лукавил. Но поймать его на лжи не получалось, а надавить и нечем. Пригрозить оставить его в таком положении и уйти? Еще вопрос, кто от этого больше потеряет.
  {Как ты попал в эту камеру?} - решил продолжить допрос Кирилл, излишне не обостряя ситуацию.
  {Ловушка. Очнулся уже здесь} - зло прогрохотал Керне.
  {Где?} - тут же задал вопрос Кирилл, рассчитывая получить на него вполне правдивый ответ. Ресу от застрявшего в соседней камере человека выгода получалась разве что моральная: кто тогда выпустит его на свободу? Конечно, это не повод расслабляться, но о местоположении как минимум одной ловушки представление Кирилл получит.
  Ответ от Керне последовал только спустя некоторое время. Очевидно, он дался ему не легко.
  {В сфере с ядром} - неохотно выдавил ресу.
  {Ядром?} - переспросил Кирилл, подобравшись.
  {Та штучка, из которой в небо бьют молнии. Она находится в сфере на самом верху. Шестая строчка, если не ошибаюсь. Не советую туда соваться, иначе следующие две сотни лет будем коротать вместе} - недовольным грохотом выдал Керне.
  'Ядро, значит' - хмыкнул про себя Кирилл. Конечно, держаться от него подальше, даже не взглянув, он не собирался. В конце концов, именно оно сюда его и привело.
  {Что ты имел в виду, когда говорил, что я единственный, кто остался мягкотелым? Они изменились внешне или внутренне?} - решил задать следующий волнующий его вопрос подросток.
  {И так, и так. Тебя тоже это ждет. Мать умеет получать свое} - откликнулся Керне, задумчиво водя когтем по стене камеры.
  {Ты что-то об этом знаешь} - утвердительным тоном произнес Кирилл, зло сжав челюсти.
  {Нет. Так, ощущения} - помахал лапой в воздухе Керне.
  Но такой ответ Лисицкого не устраивал.
  {Ощущения значит} - зло прошипел он и, развернувшись, зашагал к выходу.
  {Эй, ты куда? Стой! Я правда не знаю} - запаниковал за его спиной ресу, вскочив на ноги, но Кирилл лишь оборвал ментальную связь.
  Когда платформа оторвалась от золотого диска, арка вновь сомкнулась в монолитную поверхность. Само собой, Кирилл не собирался бросать столь ценный источник информации, но и маленько проучить его не мешало. В результате принятое на эмоциях решение сыграло вполне в тему.
  К тому же, его манили остальные тайны башни. Если первая же строчка в списке выдала такой подарок, что могло таиться в остальных девяти? То-то и оно. Но первым делом Кирилл собирался взглянуть на ловушку, в которую угодил Керне. Если его восприятия окажется недостаточно, чтобы ее обнаружить, дальнейшее исследование, как бы не хотелось иного, придется прекратить.
  Платформа вновь проплыла к стене башни и начала подниматься вверх. На экране ровным темно-синим светом горела шестая строчка. Мимо мелькали парящие в воздухе золотые конструкции различных форм, а вязь в стенах становилось все сложнее и плотнее. Минуты две спустя показалась огромная золотая сфера, от которой перпендикулярно друг другу отходило четыре толстенных синих каната, а вверх бил ослепительный поток энергии, по которому проскакивали грозовые разряды.
  Когда платформа пристыковалась, а Кирилл активировал узор двери, стены конструкции послушно разошлись в стороны. Внутри сфера оказалась полой, толщина ее стен достигала примерно двух метров, а в центре парила черная сфера размером с кулак. Вокруг нее кружило с двенадцать зеленых пластин, от которых исходило насыщенное сияние. Судя по всему, именно они удерживали бушующую энергию сферы.
  Присмотревшись, Кирилл увидел, что нескольких пластин в верхней части конструкции не хватает. Именно сквозь эту прореху и в небо прорывался грозовой поток. Кириллу очень хотелось рассмотреть эту конструкцию поближе, но он ни на мгновение не забывал о ловушках впереди.
  Использовав восприятие на полную, парень попытался обнаружить опасность. Не сказать, чтобы это получилось у него легко, но спустя минут десять ему удалось нащупать странное образование: всю дорогу до центральной конструкции перекрывали хаотично раскиданные нити. Прорехи между ними редко достигали пары сантиметров. Наступить в такую сигнальную нить легче легкого. Кирилл и сам бы вляпался, если бы не знал наверняка о подвохе.
  В принципе, сигнальные нити не выглядели прочными. Вопрос лишь в том, как они отреагируют, если их перерезать с помощью дымки.
  'Рисковать или нет?' - упрямо крутилась в голове Кирилла мысль.
  Есть ли вообще в этом смысл? Без защиты зеленых пластин, энергия ядра растворит человека за долю мгновения. Унести конструкцию целиком? И превратиться в маяк, который светит своим местоположением на пару сотен километров вокруг?
  Но и отказаться от главного приза не просто. Стоит только вспомнить каким темпом росла сила Кирилла под давлением Спящего Владыки, и в глубине души начинает ворочаться что-то темное и жадное, ведь у сферы энергия еще более концентрированная. Какого прогресса тогда можно добиться с ее помощью?
  Так и не приняв окончательного решения, Кирилл отправил платформу ко второму пункту списка. В конце концов, у него все еще оставалось порядочное количество объектов для изучения. По логике вещей именно ядро должно охраняться надежнее всего. Следовательно, раз он сумел обнаружить ловушки вокруг него, остальные помещения не представляли серьезной угрозы. С должной осторожностью, конечно же.
  К огромному разочарованию Кирилла, от двух следующих помещений остались лишь пустые коробки. Узнать, какой цели они служили раньше, не представлялось возможным. Доступ в третье помещение закрывали уже знакомые сигнальные нити.
  Зато четвертое порадовало сразу за всех: оно оказалось складом. Вдоль стен довольно крупного помещения располагалось множество полок, и почти на каждой из них лежали коробки разной формы и величины. И никаких сигнальный нитей!
  Лисицкий осторожно взял в руки плоскую квадратную упаковку. Золотой материал, из которого она состояла, оказался твердым и прохладным. Проведя рукой по верхней плоскости, Кирилл ощутил несколько электрических точек. Он уже понял, что технологии ресу базировались именно на них. Как это работало? Единственное объяснение, которое пока приходило юноше на ум: 'It is magic'.
  Узор вспыхнул, и золотая коробка начала стремительно таять, словно металл, из которого она состояла, испарялся с огромной скоростью. Пару секунд спустя в его руках остался аккуратно сложенный сверток шершавого материала.
  Состояние Кирилла характеризовалась двумя словами: полный шок. Развернутый сверток превратился в комбинезон, покрытый зеленой чешуей. Вполне антроморфного вида: две руки, две ноги, воротник. Пожалуй, через пару лет он бы вполне подошел Кириллу по размеру.
  'Это что же получается? Когда-то ресу выглядели вполне антропоморфно? Но почему тогда сейчас они скорее звери?' - пришел в полное замешательство парень. Собравшаяся было картинка уже не казалась ему столь логичной.
  Вообще-то в известной человечеству части галактики антропоморфные виды занимали примерно семьдесят процентов от общей численности. По какой-то причине природа решила, что именно такая форма наиболее приспособлена к выживанию. Но ведь ресу презирали людей! Называли их мягкотелыми и убивали едва завидев.
  'Может я ошибся и вовсе не ресу построили эту башни, а какая-то совершенно другая раса? А существа вроде Ликка и Керне служили у них рабочей силой? Или появились в результате какого-то эксперимента? Может именно они уничтожили цивилизацию на Рруа? Это бы объяснило их ненависть' - начала формироваться у Кирилла новая теория.
  Следом за ней возникла еще одна: ресу потеряли свой изначальный облик в результате какой-то катастрофы. А затем - еще одна. От всех этих размышлений у Кирилла разболелась голова.
  'Так, ладно. Мне нужно больше фактов' - одернул себя Кирилл. С тем же успехом он мог гадать до бесконечности.
  Вместо этого подросток переключил внимание на комбинезон в руках. На вид тот выглядел куда надежней, чем полученный из спасательного набора капсулы. Вырастив на пальце дымный коготь, Кирилл попытался надрезать зеленую чешую, но по той лишь побежали темные концентрические круги. Только максимально сжав дымку и усилив ее вибрацией, удалось проделать в материале комбинезона дырку. Которая, впрочем, мгновенно заросла, стоило только прекратить воздействие.
  - Вещь, - одобрительно цокнул языком Кирилл, держа комбинезон на вытянутых руках.
  'Хочу-хочу-хочу' - затараторила жадность.
  В принципе, что могло пойти не так, если использовать данный комбинезон вместо стандартного спасательного? Сложно сказать. Если посчитать, что у Кирилла в руках просто броня, без каких-либо наворотов вроде встроенной аптечки, то, наверное, ничего. Ну а если с ними - что угодно.
  Внимательному изучению подвергся каждый сантиметр брони. Так как технологии создателей Ковчега базировались на узорах из искр, то Кирилл в первую очередь искал именно их. И ведь нашел. Относительно простое образование располагалось на левом предплечье. Недолго думая, Кирилл положил броню на полку, отступил на пару шагов и направил силу в узор. Однако, броня на его действия прореагировала совершенно равнодушно.
  'Вышла из стоя?' - удивленно подумал Кирилл и попытался взять комбинезон в руки.
  Стоило ему прикоснуться к шершавому материалу, как тот размягчился и потек, обхватывая его кисть. Инстинктивное защитное воздействие дымки никак на данный процесс не повлияло. Добравшись до плеча, броня потекла вниз, закрывая собою грудь и разделилась на два потока. Одна ее часть направилась к левой руке, а другая - к животу и ногам. Через пять секунд привычный спасательный комбинезон полностью скрылся под зеленой чешуей, в которую превратилась текучая масса. Никаких неприятных ощущений при этом не возникло.
  
  
  *Второе Падение - выражение возникло после Падения на Землю метеорита Лепицки. Означает полный хаос.
  
  Глава 7.
  Кирилл осторожно прикоснулся к броне. Матовые темно-зеленые чешуйки под пальцами отозвались приятной прохладой. При этом материал смялся словно ткань, а тактильные ощущения передались в полном объеме. Желая проверить защитные свойства обновки, Кирилл резко стукнул себя в грудь. Участок брони мгновенно уплотнилась, приобретая жесткость стали. Большая часть силы удара при этом отразилась обратно, а в районе груди парень ощутил лишь легкое прикосновение.
  - Вещь, - одобрительно цокнул Кирилл.
  Броня создателей башни нравилась ему все больше и больше. Даже несмотря на ее некоторую своенравность. Взгляд подростка невольно скользнул к рядам коробок: если ему с первой попытки удалось найти такое сокровище, то что же тогда ждало его в остальных?
  Реальность несколько разочаровала. Большую часть полок занимала все та же чешуйчатая броня. Друг от друга она отличалась разве что цветом: встречались зеленые, серые, черные и золотые варианты. Какой-либо другой разницы Кирилл между ними не заметил, но на всякий случай решил в будущем обязательно прихватить с собой минимум пару экземпляров каждой.
  На одной из полок обнаружились зеленые пластины. Точь-в-точь такие, что закрывали ядро.
  'Пригодится' - отметил Кирилл и пошел дальше.
  В его руках начала таять очередная коробка. Насколько Кирилл мог судить, такая необычная упаковка в первую очередь консервировала свое содержимое. На это указывала как ее одноразовость, так и совершенно нетронутый временем вид вещей. Исчезнувшая обертка открыла вид на черный прямоугольный ящик, внутри которого ровными рядами лежали прижатые тонкими скобами серые цилиндры.
  'Удобно будет взять в руку' - прикинул их размеры Кирилл.
  Первая ассоциация, которая пришла ему на ум при осмотре добычи - граната. Затем - батарейка. При этом Кирилл ощущал, что в глубине каждого цилиндра находилось несколько узоров, которые никоим образом не контактировали друг с другом. К сожалению, определить функционал устройств увиденное ему совершенно не помогло.
  В отличие от брони, активировать цилиндры Кирилл не рискнул. Кто знает, для чего они служили? Произойти при их активации могло практически все, что угодно. Вплоть до призыва грудастого гарема. Все же технологии неизвестной расы, а не праздничная хлопушка. Любопытство заставило Кирилла едва ли не обнюхать устройства и служивший им хранилищем черный ящик, но подсказки или инструкции из разряда 'выдерни чеку и брось в сторону враждебного элемента' ему найти так и не удалось.
  Со вздохом, парень отложил ящик в сторону. Само собой, бросать такую интересную находку Лисицкий не собирался: как минимум пару коробок этого добра он собирался обязательно захватить с собой в капсулу - но сейчас, к сожалению, они ничем не могли ему послужить.
  Следующая полка вновь оставила в его руках черный ящик. И следующая. Практически все помещение оказалось заполнено серыми цилиндрами. Лишь в самом конце Кириллу повезло наткнуться на кое-что новенькое.
  Очередная золотая коробка расплавилась в его руках и оставила после себя холодный, словно кусок льда, гладкий золотой шар размером с кулак. Немного повертев находку в руках, Кирилл попытался проникнуть в нее с помощью восприятия.
  Однако, как и в случае со стенами башни, наткнулся лишь на пустоту. Правда, не абсолютную: с одной ее стороны присутствовало небольшое темное пятно, которое напоминало максимально сжатую дымку в его собственном исполнении. По крайней мере, именно так расшифровал свои ощущения Кирилл. Его так и подмывало направить туда собственную силу. Сделать этого не позволял пока еще не до конца атрофировавшийся инстинкт самосохранения.
  Золотой шар отправился в гору коробок, которую Кирилл собирался прихватить с собой в капсулу. К ней же присоединились и остальные шесть золотых упаковок с полки.
  'Хотя, чего это я? Зачем вообще что-то оставлять, когда можно вынести все?' - от избытка эмоций подросток даже хлопнул себя по лбу.
  По какой-то причине у него сложилось впечатление, что если он покинет башню, то уже не сможет в нее вернуться. За ее стенами словно простирался совсем другой мир: дикий, необузданный, полный дождя и ветра. В то время как сама башня представала из себя кусочек технологически развитой цивилизации. Этот контраст четко разделял их два совершенно разных мира. Но если посмотреть объективно, что могло ему помешать вернуться за оставшимися артефактами? В капсуле как раз много пустых ящиков, которые совсем не помешает заполнить.
  'Но первую ходку стоит все же сделать так, словно она последняя' - принял окончательное решение Кирилл и принялся перетаскивать отобранную часть коробок на платформу. Закончив, он активировал следующий пункт меню.
  Платформа мягко отлипла от склада и заскользила вверх. На этот раз ее движение заняло не больше десяти секунд. Почти сразу она оторвалась от стены и пристыковался к относительно небольшому золотому кубу.
  - Любопытненько, - пробормотал Кирилл, когда за открывшейся дверью показались... еще одни каменные створки.
  При этом даже ядро не озаботились защитить подобным образом. Невольно возникал вопрос: что же такое важное там спрятали, если попытались сделать это настолько тщательно? Но кроме любопытства появились и закономерные опасения. Если Кирилл с трудом обнаружил сигнальные нити в зале ядра, то что произойдет, столкнись он с более продвинутой системой?
  Напрягая все доступное восприятие, подросток принялся прощупывать пространство перед собою. Результат это принесло двойственный. С одной стороны, коридор, вроде бы, не таил в себе никаких сюрпризов. С другой же, какое угодно их количество могло таиться в двери, так как ее материал, как и стены башни, не поддавался восприятию. Вишенкой на торте служил полностью запитанный узор в стенах коридора, к которым примыкали створки. И это в условиях тотального отсутствия энергии на большинстве механизмов! Вывод напрашивался сам собой.
  Если с сигнальными нитями Кирилл еще готов был рискнуть, то в сторону этой двери даже дышать не собирался. Мериться количеством энергии с расой, которая способна обуздать нечто вроде ядра? Или соревноваться с ними в мастерстве? Какой параметр ни возьми, навыки человека во всем уступали создателям Ковчега. Ломиться на созданную ими и до сих пор функционирующую защитную систему? Самоубийство. Всегда нужно адекватно оценивать собственные возможности. И Кирилл прекрасно понимал, что дверь перед ним пока совершенно не на его уровне. А потому лишь молча развернулся и активировал следующий пункт меню управления платформой.
  'Интересно, если извлечь ядро, защита этой комнаты отключится?' - задумался Кирилл. Уж больно его манило содержимое таинственного помещения.
  Платформа между тем стремительно заскользила куда-то вниз. На этот раз целью путешествия оказалась золотая пирамида в несколько десятков человеческих ростов с широким основанием, поверхность которой опоясывало несколько широких белоснежных колец. Ее поверхность пульсировала множеством синих узоров. Выглядело это потрясающе. Стоило признать, что Ковчег производил подавляющее впечатление. Его монументальность, обилие золота, белоснежный камень, подсвеченный изнутри сиянием таинственных узоров, превращали строение в настоящее произведения искусства. Пусть и необычное, но безусловно задевающее струны души.
  Перед Кириллом бесшумно раскрылась очередная арка, и он шагнул вперед. Свет внутри пирамиды приобрел голубоватый оттенок.
  Неожиданно из стены коридора вырвался тонкий поток дымки. Словно змея, он стремительно обвил человека несколькими кольцами. Кирилл едва успел сформировать на его пути преграду. В момент столкновений энергий защитная сфера содрогнулась. По ее поверхности побежала рябь и в монолитной стене начали возникать более светлые прорехи, в которые тут же устремлялась агрессивная дымка. Кирилл немедленно дернул сферу назад, уменьшая ее радиус и таким образом латая образовавшиеся дыры. Его лицо исказил озлобленный оскал: он с трудом сдержал чудовищный напор вражеской силы. Шаг назад.
  'Главное выбраться из коридора' - пульсировала в его голове мысль.
  Между тем поток дымки словно осознал, что такими темпами жертва может и ускользнуть. Ее кольца расплылись, плотно облегая защитную сферу и засветилась изнутри мертвенно-бледным светом. Зрачки человека удивленно расширились в момент, когда удерживаемый им, пусть и с большим трудом, щит беспомощно лопнул, а самого его захлестнул поток чужой силы.
  Повеяло легким ветерком. Пришло ощущение чистоты и свежести. Чужая сила ласково прошлась по телу человека и втянулась обратно в стену, оставив его стоять соляной статуей самому себе.
  Спустя некоторое время воцарившуюся тишину разорвал нервный смех.
  - Дезинфекция! Я сражался с чертовой дезинфекцией! Хорошо хоть не с уборщиком, - выдавил Кирилл сквозь слезы. Напряжение схватки требовало выхода.
  Прошло около минуты, прежде чем он сумел достаточно успокоиться.
  - Фу-у-ух, - выдохнул Лисицкий и повернулся ко входу в пирамиду.
  Произошедшее серьезно поколебало его уверенность в необходимости изучения башни. Изначально Кириллу показалось, что она полностью обесточена и по большому счету практически не опасна. Позже выяснилось, что некоторые из систем все же функционируют, но он вполне может определять опасные зоны с помощью восприятия. Как оказалось, далеко не все.
  'Быть или не быть?' - любопытство и осторожность столкнулись внутри подростка, и первое, несмотря на все произошедшее, постепенно начало брать верх. Какой смысл вешать какие-то защитные системы уже после дезинфекции? Совершенно нелогично. Кирилл бы скорее поверил, что элементы башни обесточены в каком-то случайном порядке, чем в такую глупость.
  Логика она ведь одна на всех, как давно доказали экзотики. Другое дело, что различные расы могут исходить из отличающихся предпосылок. Например, если бы создатели башни исповедовали культ чистоты и считали, что умирать грязным грех, такой порядок выглядел бы для них вполне логично. Но тогда Кирилл бы встретил и другие признаки их веры.
  После некоторых размышлений он все же решил продолжить путь.
  'Это... гробы?' - ошарашенно подумал Лисицкий, когда оказался внутри пирамиды.
  Впрочем, такого приземленного названия выставленные по три в ряд у каждой грани пирамиды массивные саркофаги из белоснежного камня явно не заслуживали. Под поверхностью каждого из них горела невероятно сложная и тонкая вязь искр. А внутри - Кирилл сделал несколько шагов по направлению к одному из саркофагов - стояла темная рубиново-красная жидкость. Кровь?
  Кирилл воспользовался всей мощью восприятия, пытаясь разобраться в происходящем. Угрозой от саркофагов и жидкости в них не веяло. Скорее - бодростью. Грозовыми колючими разрядами. Ветром в спину. Рискнув, он прикоснулся к поверхности кончиками пальцев. В тело хлынул поток освежающей и бодрящей энергии. Немедленно захотелось куда-то бежать и что-то делать. А загрубевшие кончики пальцев - подросток немедленно одернул руку - приобрели былую мягкость и чувствительность.
  Поддавшись импульсу, Кирилл создал из дымки скальпель, резанул им себя по ладони и опустил раненую руку в темно-красную жидкость. Повреждение затянулось мгновенно, не оставив даже намека на рубец.
  - Регенератор, - восхищенно прошептал парень.
  Однако в процессе изучения исцеленной конечности его внимание царапнула какая-то неправильность. Его раны и мозоли не просто исцелились. Сама структура кожного покрова на левой кисти серьезно изменилась: стала в разы плотней и прочней. Усложнились сосудистая и нервная сети. При этом нельзя сказать, что кожа стала грубее, ее прежняя упругость сохранилась в полном объеме.
  'Эволюция' - осенило Кирилла. 'Это не регенератор. Скорее эволюционная камера!'
  Восхищения в его взгляде стало еще больше: устройство перед ним, судя по всему, обладало просто фантастическими возможностями. Одна только функция регенерации поднимала саркофаг на недостижимый уровень. Когда Кирилл отправлялся на экскурсию, в сети только-только появились первые упоминая о рабочих образцах подобной технологии.
  И все же повторно воспользоваться камерой он бы не рискнул. Кто знает, к какому виду его приведет длительное воздействие красной жидкости? На данный момент оно затронуло исключительно поверхностные ткани, но Кирилл сомневался, что этим ее возможности и исчерпываются. Тут скорее сыграло свою роль короткое время контакта.
  Несмотря на это, в список того, что стоит обязательно забрать с собой, саркофаг попал под первым номер. Кирилл бы с удовольствием прихватил их все, но, к сожалению, места в капсуле не хватило бы даже для второго.
  На прощанье проведя пальцами по каменному краю, Кирилл вернулся на подвижную платформу. Выбрав следующую точку назначения, он принялся с интересом наблюдать за проносящимися мимо золотыми конструкциями. Сперва его несколько смутило, что их на центральной оси здания существовало несколько больше, чем строчек в меню. Но с помощью восприятия он понял, что большая часть из них представляли собою переполненные узорами болванки. Скорее всего, они выполняли функции каких-то механизмов, доступ к которым практически не требовался.
  В следующем помещении Кирилл обнаружил пустой, занимавший практически всю его площадь, каменный бассейн. Однако все усилия по оживлению устройства - а в белоснежном камне присутствовало огромное количество узоров - из видимого результата принесли разве что открывшийся створ трубы. Куда она ведет Кирилл проверить так и не рискнул, хотя размер позволял.
  Последнее же помещение и вовсе оказалось пустой каменной коробкой.
  На такой печальной ноте экскурсия Кирилла по чудесам Ковчега и закончилась. Началась жизнь. Покидать башню он решил не торопиться. Как Керне и говорил, в ней его организм не испытывал никаких физических потребностей. Невероятно насыщенная энергетика этого места полностью заменяла ему питание. Что касается сна, то его мозг в нем попросту не нуждался: все шлаки почти мгновенно разлагались, а сам он работал с такой эффективностью, что структурировал накопленную информацию прямо 'на ходу'.
  Главной причиной, из-за которой Кирилл не торопился во внешний мир, являлся сам Керне. Ядро хоть и могло многое дать в перспективе, но прямо здесь и сейчас разговоры с ресу приносили куда больше пользы. Сработал ли прием с демонстративным уходом или Керне и сам был не прочь поболтать, но информацией он делился охотно.
  Например, именно от него Кирилл узнал правила, по которым происходит рост дымки. К его удивлению, Керне очень неплохо ориентировался в счислении. Когда ресу вдруг повел разговор в точных значениях, для подростка это стало неожиданностью. В который раз Кириллу пришлось напомнить себе, что считать ресу тупоголовыми мясниками - чудовищная ошибка, которая вполне может стоить ему жизни.
  Итак, если принять всю дымку в теле за единицу, то убивая кого-то в разы слабее, получаешь прирост примерно на одну сотую процента от его силы. Совершенно мизерное и практически неощутимое количество. Таким образом, охотиться на мелочь бесполезно. Сильнее если и станешь, то на жалкие крохи.
  Что же касается более-менее равных противников, то для них эта цифра колебалась в диапазоне от одного до пяти процентов в зависимости от соотношения сил. Вот тут вырасти уже можно. Возможно, не так быстро, как хотелось бы, но именно этим путем и идет подавляющее большинство.
  Убийство в разы более сильных противников - это уже совсем другой разговор. В таком случае рост дымки происходит не на проценты от возможностей врага, а полностью их перенимает. Противник в два раза сильнее, но ты победил? Станешь втрое сильней. Противник в десять раз тебя превосходит, но каким-то чудом тебе удалось взять верх? Вся его сила станет твоей. Чисто теоретически можно даже найти сильнейшего ресу на планете, убить его, и таким образом самому за один шаг превратиться в сильнейшего.
  Вот только убить хотя бы в два раза более сильного противника уже сравни подвигу. Для этого требуется или серьезное превосходство в мастерстве, или невероятная удача. Прекрасным примером последней мог послужить высоковольтный кабель и расслабившийся противник. Или же использование оружия, которое до этого не смогло нанести ни малейшего вреда, со спины.
  В случае же с Ликком сыграли сразу оба фактора. Превосходство в мастерстве появилась из-за того, что насекомоподобный ресу почти все свои силы направлял на увеличение скорости и силы. Он не владел практически ничем из настоящих возможностей дымки. Даже простейшие лезвия в его исполнении при такой разнице в силе с легкостью нашинковали бы человека в фарш. Кирилл никогда бы не смог выдержать его удар или пробить защиту, если бы не подсмотрел у более высокоразвитого ресу прием со сжатием дымки. Но даже при такой разнице в мастерстве потребовалось ловушка из сломанной турели и немалая удача, чтобы закончить схватку в свою пользу.
  Самым же эффективным способом увеличения собственной силы оказалось убийство пришельца извне. 'Мягкотеленького', как уже привычно выразился Керне. Все дети Рруа отчетливо ощущали тот зов, которым она награждала любой чужеродный элемент. В случае успеха можно было вырасти в силе процентов, примерно, на двадцать.
  При этом, не смотря на всю важность, информация о принципах роста дымки так и осталась лишь малой частью того, чем ресу поделился с Кириллом. Доверять всем его словам, конечно, не следовало, но и здравый смысл ведь никто не отменял. Пропуская полученную информацию через призму уже известных фактов, тщательно ее осмысливая, даже обычному человеку вполне по силам отделить зерна от плевел. Что тогда говорить о Кирилле, организм которого в Ковчеге начал работать с какой-то пугающей эффективностью, включая и процессы, ответственные за мышление?
  К чести Керне, Кириллу так и не удалось поймать его на прямой лжи. А вот умалчивать ресу любил. В основном, такие моменты приходились на техники работы с дымкой. Сильно давить Кирилл не решался, но в памяти откладывал. Зная, где собака порылась, можно попробовать разобраться и самому. Это всяко лучше, чем полагаться на вытащенные шантажом сведения.
  Кроме Керне, много внимания забирала и комната с ядром. Кирилл имел вполне определенные причины считать, что с удалением ключевого элемента, все системы башни лишаться питания. Включая и те, что отвечают за безопасность. Особенно его привлекало помещение, которое пряталось сразу за двумя дверьми.
  'Это либо центр управления, либо оружейная' - со временем пришел к выводу Кирилл. И то, и другое невероятно его привлекало. Настолько, что заставило окончательно отступить инстинкт самосохранения.
  - Итак, мы имеем некоторое количество структурированных потоков хаш, - за время проведенное в Ковчеге привычка разговаривать с самим собой прочно вошла в жизнь Кирилла. - Они исполняют роль сигнальной сети. Скорее всего, реакция идет либо на разрыв, либо на изменение характера потока: разницы давления в начале и конце или колебания плотности.
  Хаш называли дымку сами ресу. Из-за того, что единственным собеседником Кирилла на долгое время стал Керне, все чаще в его мыслях проскальзывали свойственные именно ресу понятия. Мысленная связь вообще работала довольно интересно: общение шло образами, ощущениями, из которых уже подсознание формировало знакомые слова. 'Голос' же обуславливался характером мышления. Именно поэтому ресу в основном 'звучали' мощно и подавляюще.
  В целом же общение с помощью мысленной связи проходило практически без осечек. Проблемы начинались тогда, когда подсознание не находило соответствующего аналога поступающим образам. В таком случае механизм работы подсознания сбивался, а в голове начинали мелькать смутные, смазанные картины. Тогда Керне приходилось произносить понятие в слух, а затем пытаться его объяснить. Да, как оказалось, подавляющее большинство ресу способны говорить и даже имеют собственный язык. Он заложен в них с рождения, как и инстинкты выживания вместе с 'Голосом Матери'.
  Что касается сигнальной сети, то способов ее преодоления Кирилл придумал множество: от системы зеркал на основе дымки, которые начнут отражать лучи и освободят проход, до растягивания нитей и формирования узкого прохода. Но все они несли в себе один существенный недостаток: им приходилось воздействовать непосредственно на систему. И Кирилла, откровенно говоря, это пугало. Возможностей создателей Ковчега он не знал, но они явно превосходили его собственные. Так неужели никто не догадался до таких очевидных решений? Да вряд ли. Какой смысл ставить сигнальную сеть, которую так легко обойти? Может создатели башни сделали ставку на незаметность? Нет, это скорее попытка выдать желаемое за действительное. Определенно, положиться на легкие решения не стоит.
  Вот и мучился Кирилл, пытаясь придумать, как обойти сигнальную сеть, с ней не взаимодействуя. Идея пришла довольно быстро, и пары дней не потребовалось. А вот ее осуществление заняло уже гораздо больше. Сколько? Кирилл и сам затруднялся ответить. Ощущение времени размывалось из-за того, что в башне постоянно царило одно и то же освещение, а тело не испытывало никаких потребностей. Пару раз подросток ловил себя на мысли, что, взглянув на дату в ТиЭй, не может поверить увиденному числу.
  Башня затягивала, словно зыбучие пески. Казалось, что в твоем распоряжении все время мира. Можно набраться сил, медитируя рядом с ядром, тренировками поднять контроль до небес, создать множество техник и выйти во внешний мир уже в полной безопасности. Весьма опасное ощущение.
  Ведь, в отличие от него, остальной мир не застыл. Его родные, друзья, знакомые продолжали жить и взрослеть. Но дело даже не в них. Кирилл хоть и мечтал выбраться с Рруа, но старался не думать об этом слишком много. Если на то пошло, он вообще сомневался, что ему удастся вернуться к прошлой жизни.
  Куда больше его пугала деформация сознания. Спустя всего пару месяцев тренировок в одиночестве, разбавляемых периодическим общением с Керне, Кирилл начал замечать, что его посещают мысли, совершенно несвойственные человеку, пусть и попавшему в тяжелые обстоятельства. Добровольное затворничество ради бесконечного роста силы уже не вызвало у него отрицания. А ведь человек существо социальное, как ни крути, ему это совершенно не свойственно. Кирилл же ловил себя на мысли, что ради силы готов остаться здесь и на десятки, если не сотни, лет.
  И даже больше. Сила перестала являться для него средством выживания и возможностью убраться с Рруа. Она превратилась в самоцель. Зачем вообще улетать, если во внешнем мире отсутствует возможность усилить собственную хаш?
  Кирилла пугало, к чему могли привести такие мысли. Найти колонию выживших и вырезать ее, чтобы стать одним из сильнейших ресу на планете? Самое страшное, что эта идея его в чем-то даже привлекала. С такой силой он наверняка смог бы выбраться с Рруа и очень неплохо устроиться во внешнем мире. Жить в свое удовольствие, ни в чем себе не отказывая. И никакой опасности: вряд ли выжившие смогут ему хоть что-то противопоставить. Это тебе не с Владыкой сражаться.
  Кирилл сначала подумал, что это Керне влияет на него во время общения, но даже насторожившись, не сумел обнаружить с его стороны никакого воздействия. Ресу же, когда подросток в порыве злости высказал ему свои претензии, ответил просто.
  - Я предупреждал, - сказал он. - Все мы Дети Рруа.
  С этого момента, кстати, он перестал называть Кирилла мягкотелым.
  В общем, Лисицкому срочно требовалось нормальное человеческое общение. Не факт, что поможет, но попытаться стоит. Именно поэтому он и начал проводить как можно больше времени в помещении с ядром. Идея, как пройти сигнальную сеть, родилась у него уже давно. Если вся проблема заключается в том, что при пересечении сигнальной нити он нарушит поток дымки, то нужно просто сделать так, чтобы этого не произошло. Элементарно, не правда ли?
  Дымка ведь сама по себе обладает свойством пропускать силу того же характера. Если задуматься, это становиться очевидно. В противном случае как вообще могут происходить манипуляции хаш? Атаки из-под щита? То-то же. Ключевой момент в данном утверждении: того же характера. В противном случае процесс начинался прямо противоположный.
  Следовательно, если подстроить собственную силу под дымку сигнальной системы, то ее вполне можно было просто пройти. Жаль, что на практике данный прием был практически неосуществим, так как каждый источник дымки обладал внушительным набором уникальных характеристик, и копированию даже одна из них практически не поддавалась. Хотя перспективы это открывало бы фантастические. Кто бы отказался от универсального ключа к любому щиту? Но увы.
  Вроде бы тупик. Но нет, не в данном случае. Кириллу и не требовалось подстраивать свою дымку под чужую, у него под руками уже имелся ее источник. А в нем кто-то даже услужливо пробил дырочку. Бери не хочу. Дело за малым: суметь.
  И Кирилл решил попытаться. Первым делом он подогнал ко входу в помещение все платформы от основания башни. Конструкции без проблем слились воедино. Затем он полностью откачал из них энергию. С этим так же проблем не возникло.
  Закончив подготовительный этап, Кирилл направил несколько потоков хаш к энергии ядра. Для них расстояния между сигнальными нитями хватило с запасом. Можно было бы ими снять ядро с постамента юноша уже попытался, если бы оно полностью не игнорировало воздействие дымки. Присосавшись к сердцу Ковчега, Кирилл принялся день за днем перекачивать утекающую энергию в узоры платформ.
  Процесс шел тяжело, медленно и сопровождался постоянной болью. Грозовая энергия либо сжигала тело человека, либо жалкими каплями впитывалась в его энергетику. В накопители и вовсе удавалось переправить сущие крохи. Именно поэтому процесс и растянулся на месяцы. С перерывами, само собой.
  Но вот наступил долгожданный день, когда узоры платформ полностью заполнились. Остался последний шаг: впустить грозовую энергию в собственное тело и выжить.
  Кирилл глубоко вдохнул. Выдохнул. Накопленная сила полноводной рекой хлынула из платформ в его тело. Сцепив зубы, юноша с трудом удержал собственную силу от инстинктивной защитной реакции. Боль опалила внутренности огнем. Усилием воли он свернул собственную дымку в клубок в районе солнечного сплетения.
  Словно раковая опухоль, боль начала стремительно расползаться по телу. На коже затлели многочисленные пятна, которые за считанные мгновения превратились в кровоточащие раны. Такой же процесс шел и во внутренних тканях. Все это сопровождалось просто ослепляющей болью.
  По сути, от Кирилла требовалось сделать всего десять шагов. Но в таком состоянии каждый из них давался ему с невероятным трудом. Он даже не увидел, как первые сигнальные нити коснулись его тела и... беспрепятственно прошли насквозь. Вместо этого подросток считал шаги.
  - Четыре... Пять, - хрипел он с кровавой пеной на губах.
  Его тело между тем превращалось в настоящее анатомическое пособие: кожа почти полностью растворилась под воздействием грозовой энергии, обнажив мышцы. На полу за ним оставался широкий кровавый след. Навалилась слабость. На последних шагах он уже едва переставлял ноги, двигаясь скорее на автомате, чем осмысленно.
  - Одиннадцать, - выдохнул Кирилл и рухнул вперед. Острая вспышка боли погасила его сознание.
  Хаш же человека, избавленная от тисков воли, пришла в движение, вымывая из организма чужеродную энергию. В насыщенном силой пространстве башни его исцеление оставалось лишь вопросом времени.
  
  Глава 8.
  Без сознания Кирилл провалялся больше двух часов. Гораздо дольше, чем планировал. Причина просчета крылась в том, что самому Кириллу очищение организма виделось довольно простым действием, а на деле без сознательного контроля его сила едва справилась с агрессивной энергией ядра: слишком серьезный разрыв в классе оказался между ними.
  Очнулся Кирилл от невероятного, просто с ума сводящего, зуда по всему телу. Причем его источники располагались под кожей и судорожные попытки почесаться совершенно не помогали. Юноше с трудом удалось сосредоточиться и разобраться в происходящем. Оказалось, что это множество частичек грозовой энергии, которые все еще оставались в его теле, продолжали свое разрушительное действие. Обнаружив источник раздражения, Кирилл довольно легко сумел подавить его.
  - Как же хорошо, - избавившись от последних источников зуда, блаженно выдохнул парень.
  Насладившись наступившим покоем, Лисицкий поднялся на ноги. Буквально на расстоянии вытянутой руки от него прямо в небо изливался океан грозовой энергии. Ему удалось добраться до ядра. А немного боли - это та цена, которую он вполне мог себе позволить. И в тоже время парня невольно пробила дрожь: одного прикосновения к этому потоку хватило бы, чтобы лишиться руки.
  Из кармана на бедре - а они у чешуйчатой брони имелись во множестве - появилась позаимствованная со склада зеленая пластинка. Сравнив ее с теми, что окружали ядро, Кирилл убедился в их абсолютном внешнем сходстве. Судя по всему, создатели Ковчега вполне допускали, что со временем некоторые комплектующие ядра начнут выходить из строя, и потому держали на складе их запасец. Приглядевшись, юноша отметил явные признаки износа у тех пластинок, что находились по периметру прорехи: они начали темнеть, теряя свой изначальный насыщенный цвет.
  'Надеюсь, все получится' - с легким волнением подумал Кирилл.
  С помощью дымки он направил позаимствованную со склада пластинку к самому краю прорыва. В момент контакта металла с потоком энергии по его глазам ударило ослепительной вспышкой! Тут же исчез контроль над пластинкой. Восстановив зрение, Кирилл успел увидеть, как матовый материал заплатки превращается в полупрозрачный изумруд, а в ее глубине разбегается по всему объему тончайший узор искр. Затем пластинка завибрировала и, словно примагниченная, прыгнула на свободное место в оболочке ядра. Мощь грозового потока тут же ощутимо снизилась.
  - Хм, довольно просто, - хмыкнул Кирилл и принялся закрываться оставшиеся в оболочке ядра прорехи с помощью принесенных со склада пластинок.
  С каждым установленным на место прямоугольничком рвущийся в небо поток ослабевал, а в стенах, поле и потолке помещения разгорались все новые и новые узоры: ранее спящие системы Ковчега начали активироваться с выходом ядра на расчетную мощность. На предпоследней пластинке пол помещения вдруг пришел в движения, закрывая рабочую область с реактором толстым куполом. Воцарившуюся темноту разгоняло лишь зеленоватое сияние оболочки ядра.
  - Последняя, - произнес, протягивая металлическую табличку к уже едва заметному пучку грозовой энергии, Кирилл.
  Завершенная оболочка вдруг резко сжалась. Пластины проникли друг в друга, а места стыков между ними вспыхнули насыщенным зеленым свечением. Уменьшившаяся сфера теперь легко поместилась бы в руке подростка.
  Если верить восприятию, никаких защитных систем в непосредственной близости от ядра не активировалось. Крайней линией обороны оказалась та самая металлическая полусфера, которая выросла из пола и по которой теперь толстыми канатами текла грозовая энергия. Юноша сильно сомневался, что ему удастся проломить ее собственными силами, если она вдруг откажется исчезать с удалением ядра.
  Кирилл протянул руку и с некой внутренней дрожью прикоснулся к сфере. На ощупь устройство оказалось горячим и скользким, а его оболочка - довольно прочной. По крайней мере, легкое сжатие она выдержала не шелохнувшись. Серьезное же усилие Кирилл прикладывать не рискнул. Вместо этого он надавил на край пластинки, пытаясь сдвинуть ее в сторону. Элемент оболочки с поддался с легким сопротивлением, высвобождая пробирающий до дрожи поток энергии, который с легкостью прогрыз в куполе дырку. Ядро при этом начало терять компактные размеры, медленно расплываясь в стороны.
  - Любопытно, - вернув пластинку на место, пробормотал Кирилл и погрузился в изучение защитной оболочки ядра. Как выяснилось, она строилась на неком эмпатическом принципе. Без внутреннего желания сдвинуть пластинку, скорлупа ядра игнорировала все его усилия, с ним же - поддавалась легчайшему нажатию.
  Удовлетворившись полученными результатами, юноша снял сферу с насиженного места. Узор, который располагался прямо под ней, тут же погас. Его, кстати, Кирилл попытался запомнить до мельчайших подробностей, благо сложностью он не отличался. Следом, с эффектом домино, начала складываться и вся остальная система: погасли многочисленные узоры, исчез струящийся из ниоткуда свет, свернулся защищающий ядро купол. Остался лишь парящий в сантиметре от ладони человека маленький светящийся шарик.
  'Трудно поверить, что в подобной крохе заключена такая мощь' - подумал Лисицкий, убирая сферу в набедренный карман.
  Вокруг него тут же воцарилась абсолютная темнота. Возникло гнетущее ощущение подступающей беды. На этот раз Кирилл прекрасно понимал, с чем связана тревога его внутреннего хищника: забрав ядро и обесточив все системы Ковчега, он отключил и защиту тюремных камер. Больше ничего не мешало Керне устроить на него полноценную охоту.
  Ложных надежд юноша не питал: пусть они с ресу и общались довольно долгое время, друзьями это их не сделало. Лемур колебаться не станет. Даже на мгновение не притормозит. Увы, таковы все ресу: хищники до мозга костей. Вряд ли среди них вообще существовало такое понятие, как дружба. Ситуация осложнялась еще и тем, что в плане убийства ближнего своего Керне превосходил человека практически по всем параметрам.
  В итоге, размышляя над проблемой ресу, Кирилл пришел к выводу, что лучше с ним вообще не сталкиваться. Маловероятно, конечно, но вполне возможно: Керне предстояло еще каким-то образом добраться до первого уровня Ковчега без единой платформы. Впрочем, в его способностях юноша не сомневался. Выберется. Вопрос лишь в том, сколько ему для этого потребуется времени.
  К основанию башни Кирилл спускался в полной боевой готовности: его окутывал плотный саван силы, рядом парили взрывные сферы, а за спиной извивалось множество щупалец. Главным же аргументом в случае неприятностей предстояло стать шарику той самой сверхплотной дымки, которая едва не прикончила его самого во время схватки на дне озера. За шесть месяцев, проведенных в стенах башни, Лисицкий стал достаточно силен, чтобы использовать ее без вреда для себя. Сложно представить, в какое чудовище он мог превратиться, проживи в Ковчеге хотя бы десятилетие. Чудовище во всех смыслах.
  Платформа проскользила последние несколько метров и утвердилась на посадочном месте. Кирилл тут же рванул в направлении арки выхода, но успел сделать всего пару шагов. Ледяным холодом обожгло чувство опасности. Инстинкты сработали быстрее тела: щупальца уперлись в пол, выталкивая владельца из-под падающий с потолка трехметровой черной сферы.
  Грохот столкновения едва не оглушил подростка. Пол башни содрогнулся, больно ударив по пяткам. Во все стороны брызнули осколки белоснежного камня. Восприятие тут же засбоило в поднявшейся пыли. Юноша наугад швырнул взрывные сферы в сторону опасности. Грохнуло повторно.
  Кирилл замер, напряженно вслушиваясь в окружение. Частым стуком отзывались падающие осколки камня, шелестела опадающая пыль, раздался едва ощутимый шорох. Резким движением руки Кирилл выбросил шарик сверхплотной дымки на звук. Бывший мгновением ранее практически невидимым Керне выставил щит под углом, отражая заряд куда-то в сторону. Раздался очередной взрыв.
  Ресу же распался темной дымкой и с огромной скоростью устремился к человеку. Левый бок кольнуло опасностью. Кирилл мгновенно перенес весь щит на эту сторону, но удар Керне все равно отшвырнул его на несколько метров назад. Пару раз отскочив от пола, подросток отлетел к стене. Хрустнули кости.
  Керне вновь распался темным дымом.
  'Справа' - вспыхнуло понимание.
  Луч ослепительной грозовой энергии ударил прямо в соткавшегося из потоков хаш ресу. Грохнул оглушительный взрыв. Белоснежный камень в месте столкновения энергий распался пылью и разлетелся во все стороны.
  Кирилл осторожно вернул сдвинутые пластинки на место и вытащил ядро из кармана. Он серьезно рисковал, используя изделие древних из такого неудобного положения. Стоило лучу хоть краем задеть его самого, и осталась бы от Кирилла Лисицкого одна лишь горсточка пыли. Но возможность застать Керне врасплох того стоила.
  Юноша изначально понимал, что в прямом столкновении ему вряд ли удастся противопоставить хищнику что-то адекватное. Потому и разработал свой план. Да, он рисковал. Керне вполне мог прикончить его одним ударом. Или оказаться слишком быстрым. Что, кстати, и подтвердилось в ходе боя. Именно опасаясь чего-то подобного Кирилл и не пустил свое оружие в ход сразу. 'Удивил - значит победил'. Для схватки между ресу это выражение звучало как никогда верно.
  Поразительно, но Керне выжил даже после встречи с грозовой энергией. Его изрядно потрепало: от лоснящейся шкурки остались одни воспоминания, полностью исчезли правые рука и нога, морду сожгло до кости - но все же он каким-то чудом сохранил вертикальное положение, а дымка вокруг него закрутилась в два шара сверхплотной энергии. Жест скорее отчаяния, чем реальная попытка что-то изменить.
  Единственное, что Керне в теории мог противопоставить ядру - свою невероятную скорость. Но этой возможности он оказался лишен. Кирилл рассчитал все точно. Зная, что где-то на теле человека находится ядро, ресу не мог использовать в бою дистанционные техники. Он был просто вынужден вступить в рукопашную схватку, точно дозируя силу. Но ошибся, недооценив реальную эффективность надетой на человеке брони. Второго шанса Кирилл ему не дал.
  Между тем Керне с глухим рыком швырнул в сторону врага сферы сверхплотной дымки. Лисицкий направил руку с ядром навстречу атаке и вновь сдвинул пластинку в оболочке. Прозвучал очередной взрыв. Четко рассчитанный импульс не прикончил Керне, но превратил в беспомощный кусок мяса. Зачем переводить ресурсы? Бой закончился парой обычных дымных лезвий.
  Чужая сила пылающей рекой потекла по венам подростка, вызывая приступ эйфории и почти физического наслаждения. Казалось, одно желание и сам мир растворится по его воле. Что ему какие-то Владыки? Теперь, когда у него есть ядро...
  Оно же и отрезвило. Несмотря ни на что, грозовая энергия по-прежнему не желала ему подчиняться больше, чем крохами. Насколько же тогда силен Спящий Владыка, если он впитывал эту энергию тысячелетиями?
  'Пожалуй, все же рановато считать свою лопатку самой длинной в данной песочнице' - мелькнула окончательно отрезвляющая мысль.
  Совладав с чувством эйфории, Кирилл зашагал обратно к чудом уцелевшей платформе. Настало время пожинать плоды победы! Теперь, когда срочно уносить ноги больше не требовалось, он мог со всем тщанием изучить ставшие беззащитными секреты башни. Особенно его волновали двойные двери, за которыми создатели Ковчега наверняка скрывали нечто весьма ценное.
  Проникнуть внутрь защищенной комнаты даже при отсутствии энергии оказалось далеко не так просто, как Кириллу представлялось. Ведь для того, чтобы двери открылись, требовалось напитать их узор. Но в данном конкретном случае механизм открывания плотно переплетался с системой безопасности. Вряд ли бы у Лисицкого получилось активировать только что-то одно. Попытки же вскрыть ее с помощью дымки дверь даже не заметила.
  - М-да, - протянул Лисицкий, обращаясь к массивным створкам. - А ты упряма. Жаль только, что против лома нет приема.
  Напора грозовой энергии дверь выдержать уже не смогла. Но, что удивительно, сдалась далеко не сразу. Камень, из которого она состояла, плавился медленно и неохотно. Для того, чтобы вырезать проем два метра на два пришлось потратить около десяти минут.
  Высоко подняв над головой светящуюся сферу, Кирилл шагнул в выплавленную дыру. Зеленоватое сияние выхватило из темноты уже привычные белые стены, тусклые и безжизненные, с несколькими золотыми полосами. По их периметру располагались высокие стойки. В такие, пожалуй, удобно вошло бы что-то вроде длинного копья, посоха или винтовки. К сожалению, все они оказались пусты. Что бы арсенал не хранил, хозяева забрали это с собой.
  Обидно, конечно, но особого разочарования Кирилл не испытал. Главный приз в этой партии он уже получил. Убрав светящийся шарик обратно в карман, парень направился на выход.
  Что касается помещения с сигнальными нитями, то его предназначение так и осталось для Кирилла загадкой. В нем обнаружилось множество вертикальных каменных ящиков-гробов, функционал которых он объяснить так и не смог. Да и не больно-то к этому стремился. Вместо данного малополезного занятия он принялся за перетаскивание запасов склада. Эволюционную камеру, к его огромному сожалению, удалось взять всего одну. Сердце парня буквально кровью обливалось, оставляя за спиной подобные сокровища.
  Разобравшись с делами, Кирилл впервые за шесть месяцев покинул стены Ковчега. Тут же на уши навалился грохот грома и вой ветра, хлестко стегнул колючий ливень. Кирилл обрадовался им, словно родным. Сам того не подозревая, он смертельно устал от спокойствия Ковчега, отдававшего трупным душком. Неужели он всерьез намеревался там остаться? Как? Почему? Подставив лицо яростным порывам ветра и ледяной влаге, Кирилл счастливо рассмеялся. Его шаг к капсуле стал легок и упруг. Он ни капли не сожалел об оставленных за спиной возможностях.
  Погрузка прошла гладко: эволюционную камеру парень вплавил прямо в пол рядом с панелью управлению, большинство ящиков вполне удобно разместилось на месте спасательного комплекта, остальные же он погрузил в стены.
  - Как тут и было, - гордо оглядев собственную работу, произнес Кирилл.
  Так как двигатели капсулы все еще пребывали в нерабочем состоянии, во весь рост вставал вопрос о способе перемещения. В принципе, Кирилл уже вполне мог произвести тонкий ремонт и под давлением Спящего Владыки, но это потребовало бы от него отложить вылет. Чего ему совершенно не хотелось. Да, титан вряд ли проснется в ближайшие дни, но зачем ненужный риск?
  Руководствуясь данным постулатом, Кирилл решил не искать лучшего от лучшего и поступить в соответствии с изначальным планом: сделать движущей силой капсулы собственную дымку. Да, такой способ передвижения ощутимо уступал в скорости нормальному полету: он едва превышала таковую у птицы - но чтобы убраться подальше от Спящего Владыки ее вполне хватало.
  Подниматься выше уровня шипов Кирилл так не рискнул: слишком плотно паутина молний оплетала небо. Ему хватило и нескольких метров. Аккуратно маневрируя, парень потянул свою капсулу на юго-запад, в противоход движению титана. Минут тридцать спустя под ним вновь взъярились волны озера. Молнии тут же попытались низвергнуть нарушителя спокойствия на положенное место, но щит дымки и броня с лихвой перекрывали их потуги.
  В остальном же полет протекал относительно спокойно. С каждым преодоленным метром чувство опасности звучало все тише и тише. Кирилл даже позволил себе немного расслабиться, когда Спящий Владыка окончательно исчез за горизонтом. Он приказал Бете открыть шлюз и устроился у пленки защитного поля. Его всегда завораживал вид непогоды. Навалились воспоминания. Дома он обожал лежать под стеклянной крышей их мансарды, завернувшись в теплое одеяло, с кружкой горячего шоколада и наблюдать за буйством природы.
  Погрузившись в воспоминания о доме Кирилл провел несколько часов, продолжая тянуть капсулу в выбранном направлении, пока на горизонте не появилась странная темная полоса. Вновь кольнуло чувство опасности, напоминая подростку, что он далеко не дома. Потянувшись к странному явлению восприятием, Лисицкий ощутил настоящую стену чужой силы. Она тянулась на сотни километров и исчезала за пределами его возможностей. Серьезной опасности, впрочем, стена не представляла: для этого ее плотность оказалась слишком мала.
  Вблизи же странное явление оказалось куда более впечатляющим. По всей линии горизонта воды озера бурлящими цунами поднимались к небесам, вливаясь в низкие тяжелые облака. Вместе с темной толщей воды верх затягивало и деревья, и даже камни. Периодически всю эту массу подсвечивало ослепительными грозовыми разрядами.
  Стоило признать, что Рруа, не смотря на дикость и жестокость, обладала своеобразным шармом. Завораживала той опасной красотой, что свойственна лишь самым опасным из хищников.
  - Закрывай, - приказал Кирилл Бете, когда до темного потока осталось несколько десятков метров.
  На броне между тем появилось множество черных протуберанцев. Выбрасываемая ими дымка принялась стремительно заполнять пространство. Сжимаясь и уплотняясь, она сформировать нечто вроде веретена, в центре которого и скрылась спасательная капсула. Словно огромный черный дротик, конструкция врубилась в толщу воды.
  Тут же навалилось давление силы Спящего Владыки, но ему удалось лишь слегка замедлить продвижение веретена. Камни и остальной мусор и вовсе лишь бессильно отскакивали. Потребовалось не больше десяти секунд, чтобы преодолеть водяную преграду.
  И тут же пространство вокруг капсулы затопило жаркое сияние. Кирилл почти физически ощутил тепло, которое пробиралось в его давно привыкшие к постоянному холоду кости. Он бросился к шлюзу и выглянул наружу. Ему в лицо ударил свежий ветерок и горячие лучи местного светила, которое ресу именовали - Нери. Где-то внизу простиралось обширное перепаханное пространство, украшенное редкими уцелевшими в катаклизме деревьями и кучами мусора.
  Описав пологую дугу, спасательная капсула развернулась перпендикулярно пути Спящего Владыки: Кирилл не испытывал ни малейшего желания оставаться в изуродованной местности. Зная Рруа, нанесенные Спящим Владыкой раны зарастут быстро, но все же...
  Кирилл простоял у шлюза довольно долго, заново привыкая, что с неба может светить солнце, а ветер не грозит стесать плоть с костей. Довольно скоро проплешины сменились привычными джунглями. Юноша и не подозревал, что может соскучиться по этому месту, но поди ж ты. Все познается в сравнении. И нужно ценить все, что имеешь.
  Заурчало в животе. С исчезновением невероятно насыщенной энергией атмосферы Ковчега вернулись и подзабытые физические потребности. Вроде бы столько всего произошло, через столько пришлось пройти, а проблемы остались почти те же. Поесть бы, да попить.
  'Ну, или почти те же' - ухмыльнулся Кирилл и с помощью хаш выдернул знакомую по виду рысь с верхнего яруса джунглей.
  Разделать добычу он решил прямо в воздухе, а в капсулу занес уже готовые к потреблению куски. Что касается воды, то ее запас подросток вытянул прямо из земли. Периодически он видел в воздухе пролетающих мимо хищников и даже ресу, но ни один из них не рискнул подступиться к такому мощному источнику дымки, в который превратилась его капсула.
  'Практически курорт' - неожиданно пришел к мысли Кирилл, наслаждаясь вкусом хорошо приготовленного стейка.
  Неожиданно его восприятие царапнуло какое-то странное ощущение. Сосредоточившись, он осознал, что дело в довольно крупном куске металла правильной геометрической формы с пустотами внутри.
  'Еще одна капсула' - осенило его.
  Жизни, к сожалению, он внутри не ощутил.
  'Но взглянуть все же стоит' - с интересом подумал Кирилл.
  Особую остринку его любопытству придавал необычный дизайн находки: соединенные верхушками три клина, образующие нечто вроде дротика. Все же человечество предпочитало более плавные линии. 'Северная Звезда', к примеру, выглядела как огромный кит, вместо хвоста которого располагалась гроздь двигателей. Военные корабли, конечно, имели более хищные очертания, но и они несли в себе представления человечества о прекрасном. Здесь же подростку встретилось что-то явно нетипичное.
  Приняв решение, он начал спускаться в сторону необычного объекта.
  'Да уж. Если бы не восприятие, в жизни бы ее не нашел' - подумал подросток, рассматривая поросший зеленью холмик. К счастью, оно у него все же имелось, так что долго искать вход не пришлось. Прорезав дерн в нужном месте, Кирилл попал внутрь аппарата. Фонарик осветил разрушенную конструкцию.
  - Знакомая картина, - ухмыльнулся Кирилл, созерцая свисающие с потолка энергокабели, разбитые плиты пола и стен, раскуроченную панель управления. А вот трупов не оказалось. Даже их следов в виде костей или одежды не осталось.
  'Любопытно' - подумал Кирилл и подошел к разбитой панели управления.
  - Приветствую вас на борту малой спасательной капсулы торгового судна 'Изарис', - неожиданно раздался голос откуда-то сбоку.
  Кирилл вздрогнул и едва удержался от рефлекторного удара в сторону возможной опасности. А как иначе назвать того, кто сумел скрыться от его восприятия? Он уже настолько привык контролировать все происходящее вокруг, что подобную невидимость воспринимал исключительно как угрозу. К счастью, мозг вовремя обратил внимание на механическое звучание неизвестного голоса.
  Уже зная куда смотреть, Кирилл сумел разглядеть узкую нишу, в которой стояло нечто вполне гуманоидного вида. Если бы не восприятие, подросток бы вполне мог принять его за живое существо. И даже спутать с человеком. Однако оно не являлось ни тем, ни другим.
  'Мийсау!?' - вспыхнула в сознании полная удивления мысль.
  Тут следует отметить, что люди, вырвавшись за пределы Солнечной Системы, обнаружили в галактике на удивление много разумной жизни. Настолько, что большинство ученых даже начали отрицать возможность ее естественного возникновения. Имелись и на удивление близкие к человечеству виды.
  Но мийсау выделялись даже среди них. Детей, конечно, у межрасовой пары не получится, но в остальном совпадение геномов просто поразительное.
  Мийсау практически ничем не отличались от людей. Они имели вполне человеческие фигуры и лица, разве что зрачок у них немного вытягивался вертикально, те же внутренние органы, расположенные сходным образом и несущие одинаковые функции. Мелкие различия, конечно, имелись, но в масштабах Вселенной совершенно не котировались.
  Главное внешнее отличие заключалось в отсутствии у мийсау волосяного покрова. Вместо него их головы украшал костяной капюшон. Совсем маленький у детей, у взрослых он спускался до шеи и закрывал ее подобием воротника. Именно его полное формирование, кстати, и означало у мийсау начало взрослой жизни. В своем далеком прошлом экзоты использовали его для ритуальной росписи, теперь же он превратился в элемент красоты. Существовали даже процедуры, которые срезали воротник и стимулировали дальнейший рост костяной ткани, в результате чего получалась настоящая грива.
  При этом к людям мийсау относились пренебрежительно. Словно к бедным и позорящим их родственникам. Основная причина подобного отношения крылась в псионике, которой у мийсау в той или иной степени обладал каждый. На ней основывалась их культура, наука, она лежала в основе их взаимоотношений. У людей же псионика встречалась довольно редко. При этом даже сильнейшие психо человеческой расы дотягивали лишь до среднего уровня мийсау.
  Ситуация усугублялась еще и тем, что Солнечная Конфедерация существенно отставала от своих ближайших родственников по уровню технологического развития. По десятибалльной шкале Ридсона мийсау занимали восьмое место, в то время как люди - пятое.
  - Кто ты? - оправившись от удивления, спросил Кирилл.
  - Зиури. Служебный ИИ транспортного судна 'Изарис', - ровным механическим голосом представилось существо, напоминая, что мийсау уже несколько сотен лет, как освоили создание искусственного интеллекта.
  При этом их творения так до сих пор ни разу и не восстали против хозяев. Энтузиасты часто использовали данный факт в качестве флага, обращаясь к правительству с просьбой разрешить исследования искусственного интеллекта. К их сожалению, негативных примеров в галактике встречалось гораздо больше. Потому-то по сей день дальше виртИнов Солнечная Конфедерация так и не ушла.
  - Как ты здесь оказался? - спросил парень, с интересом изучая андроида.
  Его, определенно, спроектировала женщина: мужественные черты лица, высокий рост, мускулатура, пронзительные голубые глаза, массивный костяной капюшон, покрытый сложным узором оранжевых, бежевых и коричневых полос. Одеждой андроиду служило нечто вроде зеленого комбинезона с широкой рваной дырой на животе, сквозь которую виднелись какие-то сломанные механизмы.
  - Я был произведен корпорацией 'Эрендис', - Зиури решил, судя по всему, начать со своего появления на свет. - В дальнейшем выкуплен капитаном Найси Тессарена на место штатного андроида торгового судна 'Изарис'. Подробности службы являются коммерческой тайной. Тридцать четыре года, три месяца и двенадцать дней стандартного галактического календаря назад наш корабль совершал штатный прокол в направлении системы Третта-Два. Произошла авария. Подробности мне не известны. В результате 'Изарис' оказался у данной планеты. Поступила команда на эвакуацию. Спустя восемнадцать минут и тридцать две секунды взорвался реакторный отсек. Из спасательных капсул уцелела лишь одна. На планете нас атаковали представители местной агрессивной фауны. Я пытался защитить хозяев, но получил серьезное повреждение. Когда системы реактивировались, они уже были мертвы. Я похоронил их согласно обычаям. Так как связь отсутствовала, я перешел в режим ожидания.
  - Понятно, - кивнул Кирилл. История андроида не открыла ему ничего нового. Разве что существование некой корпорации 'Эрендис', что вряд ли можно считаться важной информацией. - И что, не возникало желания что-то изменить? Сделать? Так бы так и стоял в этом углу, пока не сгнил?
   В голосе подростка так и сквозило любопытство. Все же он впервые общался с настоящим искусственным интеллектом.
  - Модель моей платформы рассчитана на две сотни лет функционирования без капитального обслуживания. Инстинкт самосохранения мне так же не чужд: местная фауна слишком агрессивна. Починить блок связи не удалось, - все тем же ровным голосом пояснил андроид.
  - Блок связи, значит, - с любопытством протянул Кирилл и принялся рассматривать раскуроченную панель управления. Насколько он знал, у мийсау абсолютно все технологии базировались на псионике. Логично предположить, что и средство связи без нее не обошлось.
  'Если подумать, а чем, собственно, телепатия отличается от ментальной связи ресу? А управлению с помощью дымки от телекинеза?' - неожиданно осенило Лисицкого.
  Ошеломленный собственным выводом, он серьезно задумался. Псионика состояла из трех обширных ветвей: предвидения, телепатии и телекинеза. Все остальное являлось лишь производными от этих трех областей. Сильный телекинетик, к примеру, мог ускорить движение молекул, вызывая тем самым возгорание цели, или, напротив, приостановить его, заморозив ее. Некоторые телепаты умели чувствовать и внушать эмоции, в то время как другие обладали талантом вкладывать информацию прямо в голову объекту воздействия. Предвидение же делилось на короткое и прорицание.
  Так чем он в таком случае не псионик? Телепатия - чек. Телекинез - в наличии. Предвидение? Чувство опасности вполне подходило под определение короткого его варианта!
  'Но ведь у хаш есть и другие стороны. Например, усиление и ускорение себя. Стоп! Так это же чистая биотика!' - новое открытие ошеломило Кирилла еще сильнее.
   Если псионика большей частью воздействовала именно на окружающий мир, то биотика оперировала тем, что люди называли 'жизненной энергией'. Все ее адепты становились гораздо сильнее и быстрее обычного человека. Некоторые даже умели перестраивать собственное тело, превращаясь в настоящие машины разрушения. Другие синтезировали внутри себя яды или лекарства. Сильнейшие умели воздействовать не только на свой организм, но и на чужой. Правда им для этого требовалось прикосновение. Именно из таких биотиков и получились лучшие врачи.
  'Ускорение и усиление - чек! Исцеление - чек! Изменение собственного тела?' - взгляд подростка невольно упал на руку, которая прикоснулись к жидкости внутри саркофага. Принципиально, дымка могла и это.
  'Так что же получается? Хаш - это и псионика, и биотика, и даже что-то сверху?' - пришел к довольно логичному, на его взгляд, выводу Кирилл.
  'Похоже. Очень похоже' - несколько обкатав данную идею в уме, продолжил размышлять парень. 'Но вполне может оказаться и совпадением. Нужны доказательства: слишком принципиальный вопрос'
  От того, насколько Кирилл прав, и в самом деле зависело многое. Там, где раньше ему приходилось идти наугад, теперь он вполне мог обрести некие вехи, указующие правильный путь. Однако, если Лисицкий все же ошибся, то рисковал начать пытаться прошибить лбом несуществующие стены.
  'Предположим, что я прав' - решил прибегнуть к доказательству от противного подросток. 'Следовательно, для меня должны работать тренировки как биотиков, так и псиоников. Так, что там из самого просто?'
  Приняв решение, Кирилл начал лихорадочно поднимать из памяти ворох найденных когда-то в сети советов. Выходило, что из недоступных пока возможностей проще всего освоить телепатию. По крайней мере, встать на ее первую ступень. Сеть буквально пестрела историями о самоинициировании телепатов. Дар данного направления обладал самой высокой активностью. В отличие, например, от того же телекинеза, который вполне мог проспать и на протяжении всей жизни.
  Однако попытка воспользоваться извлеченными из закромов памяти советами провалилась. Проблема заключалась в том, что все они в конечном итоге сводились к одному простому постулату: 'поймешь, когда ощутишь'. Якобы, однажды провалившись в правильное состояние, в дальнейшем сможешь входить в него без проблем. Поэтому эффективней всего банально обратиться к другому телепату. Если же данная возможность отсутствует, то пытайся нащупать это состояние. Слушай. Медитируй. Смотри. Если дар есть, то результат появится. Однако в случае Кирилла любая попытка 'ощутить' мгновенно проваливалась в восприятие. Для него это превратилось практически в рефлекс. Может именно поэтому он и не ощущал никогда раньше проблесков телепатии?
  Насильно заглушить восприятие удалось далеко не сразу. И все же Кириллу это удалось. И тогда он ощутил... нечто, чему просто не сумел подобрать правильного описания. Музыка цвета? Танец запахов?
  Совсем рядом кто-то тревожного горел и звал. Ощутив Кирилла, неизвестный немедленно подался ему навстречу, но подросток тут же разорвал контакт. Сталкиваться с кем-либо на поле, на котором он пока откровенно неопытен, в его планы не входило. Последнее, что юноша успел ощутить, это месторасположение источника сигнала. И зеленые глаза с вертикальным зрачком.
  
  Глава 9
  Глубокий вдох. Выдох. Успокоить скачущие мысли.
  'Итак, можно считать предварительно доказанным, что хаш обладает всеми возможностями как псионики, так и биотики' - подвел мысленную черту Кирилл.
  Перспективы этого простого факта поражали воображение. Ведь какой у хаш главный недостаток? Как ни странно, он проистекал прямиком из ее достоинства. Дымка попросту оказалась слишком эффективным инструментов. И это практически полностью убило ее развитие. Так как ресу с момента своего появления оказались на вершине пищевой цепи, необходимости в кооперации у них так и не появилось. Кроме того, и сама Рруа определила такие правила, которые полностью исключили эту возможность. Убей! Разорви. И стань быстрее, сильнее, умнее.
  В результате получилось то, что получилось. Рруа превратилась в пусть и кипящее жизнью, но болото. Кирилл серьезно подозревал, что заведенный порядок не менялся здесь уже тысячи лет, если не больше.
  А те же мийсау с помощью псионики за это время построили одну из сильнейших в галактике цивилизаций! Хаш же могла дать гораздо больше, и Ковчег тому прямое подтверждение! Но достигнуть подобного результата в одиночку невозможно. Нужна кооперация, исследования, ресурсы, время. И самое главное - мотивация, которая у главных хищников планеты полностью отсутствовала.
  Найти ресу, которые еще не окончательно помешались на убийстве и росте собственной силы, объединить их и заставить работать сообща? Построить на Рруа цивилизацию? Возможно, кто-то уровня Владык еще и сумел бы, но точно не Кирилл.
  Зато он вполне мог позаимствовать уже готовые результаты! Каждая раса галактики в том или ином виде исследовала биотику и псионику. И, что характерно, получала результаты. Осталось только взять от каждой лучшее, разбавить уникальными возможностями самой хаш и сплавить воедино! Кто тогда сможет ему противостоять?
  Лихорадочный взгляд Кирилла натолкнулся на андроида. Его вид немного охладил азарт подростка. Ведь для того, чтобы нарисованные в воображении картины осуществились в реальности, ему для начала предстояло как-то выбраться с Рруа. И Кирилл пока не имел ни малейшего представления, как это провернуть.
  Спасательная капсула могла помочь подняться на орбиту и даже переместиться в пределах системы, но выход на струну для нее оставался недоступен. Подкараулить очередной корабль, который попадет на орбиту Рруа? Судя по всему, это происходило относительно часто. Вот только каждый из них взрывался практически сразу после прибытия. Попытаться собрать что-то из обломков? Весьма сомнительная идея, даже учитывая способности дымки к восстановлению. Нырковый двигатель штука сложная и хрупкая, а взрыв реактора - весьма разрушительная.
  Кирилл вздохнул, понемногу выбираясь из царства фантазий и возвращаясь в реальность.
  В спасательной капсуле мийсау его уже практически ничего не держало. Любопытство он удовлетворил, а добыть что-нибудь полезное вряд ли получится из-за разницы технологий. Теоретически, конечно, капсулу мийсау можно было попытаться починить, но есть ли в этом смысл? Да, технологически она более совершенна. Интерес, опять же, присутствовал. Но и времени придется потратить порядочно. Стоит ли оно того? Кирилл в этом сомневался.
  Оставался только андроид.
  У самих мийсау искусственный интеллект находился на положении узаконенного рабства. Во время покупки на искИна вешался долг, который равнялся его полной стоимости. Оклад же назначался хозяином. Что получалось в результате, догадаться не трудно. Рабство искИнов вполне могло бы превратиться в вечное, если бы не закон, который определял минимальную заработную плату для искусственных интеллектов. На ней обычно и останавливались. В среднем, в зависимости от модели, рабство искИнов длилось от тридцати до трехсот лет.
  'Ужасно! Бесчеловечно!' - воскликнет какой-нибудь правозащитник. Но будет ли он прав? Что такое для искусственного интеллекта триста лет? Для примера, срок службы того же Зиури составляет примерно два столетия, а долг на нем вряд ли превышает даже половину данного срока. При этом никто не запрещал ему сменить платформу, тем самым запустив счетчик с нуля. Да, копирование искинов невозможно, но перенос - вполне. Удовольствие дорогое, не для всех, находится под контролем государства, но, в принципе, доступное.
  Погасив же задолженность, искИн волен покинуть место службы и заняться чем-то другим. Конечно, не всем удавалось заработать достаточно, чтобы обновить платформу, но такова жизнь. Впрочем, искИны редко покидали первоначальное место службы. Взамен же работодатели частенько брали на себя обязательства по замене их платформ.
  - Что собираешься делать дальше? - поинтересовался Кирилл у андроида.
  - Если возможно, я бы хотел покинуть это место с вами, - немедленно отреагировал Зиури, который словно и ожидал именно этого вопроса.
  - Вот как? - улыбнулся Кирилл. - И зачем же мне это?
  На этот раз ответ потребовал от искИна некоторого времени.
  - Так как мои хозяева погибли, а их воленаследники не появились в течении тридцати лет, по закону мой долг считается аннулированным. Следовательно, я могу самостоятельно выбрать следующее место работы. Если вас устроит моя кандидатура, вы можете назначить цену моему спасению из этого места, а также заработную плату. Стандартный договор, - выдвинул наконец предложение Зиури.
  'Бинго!' - мысленно ликуя, воскликнул Кирилл.
  Именно на такой исход он и рассчитывал, задавая свой вопрос. Впрочем, какое бы решение искИн не принял, Кирилл в любом случае оставался в выигрыше. Ведь спасение андроида ему совершенно ничего не стоило. ИскИн предложит что-то достаточно ценное взамен? Кирилл с удовольствием получит новый ресурс в руки. Предложит рассчитаться в кредит? Ну что ж, какой-никакой, а собеседник появится. Впрочем, последний вариант выглядел крайне сомнительно, и искИн должен был это понимать не хуже человека.
  - Что умеешь? - поинтересовался подросток.
  - Я служебный андроид модели Зетера-4, двадцать первой модификации. Способен к самообучению и обработке баз данных до четвертого уровня включительно. В текущий функционал входят: универсальный переводчик, секретарь, расчет оптимального расположение грузов, учет и снабжение, - бодро отрапортовал искИн.
  - Не густо, - хмыкнул Кирилл. - Сколько у вас там минимальная плата андроида?
  - Триста двадцать шенье, - прозвучал лишенный эмоций голос.
  - Отлично, пусть такая и будет. А за перевозку я с тебя возьму... скажем, девять тысяч шестьсот шенье, - нехитрым умножением получил цифру Кирилл.
  - Выплата за тридцать стандартных месяцев? - тут же уточнил Зиури.
  Весьма своевременно, к слову говоря, так как каждая раса придерживалась собственной системы времени. Например, в пространстве Солнечной Конфедерации год составлял триста шестьдесят пять дней, час - шестьдесят минут, и так далее. У мийсау, по понятным причинам, эти цифры отличались. Такая разница серьезно затрудняла любые международные соглашения: сроки приходилось указывать отдельно для каждой из стороны. А если заинтересованных лиц становилось три? Или больше?
  В конце концов, всем такая неразбериха надоела. В результате появился стандартная, она же галактическая, система времени. Использовалась она в основном во время межвидового общения, внутри же собственного пространства большинство рас продолжало придерживаться привычного счисления.
  Галактический месяц примерно на треть превосходил земной. Кирилл изначально имел в виду именно последний, но и против первого ничего не имел.
  - Именно, - кивнул он.
  - Меня это устраивает. Скидываю образец договора, - отозвался Зиури.
  В поле зрения подростка тут же появился конверт входящего сообщения. Такая простота передачи данных со стороны андроида объяснялась именно модулем универсального переводчика. Если бы Кирилл попытался подключиться к любой из консолей мийсау, в лучшем случае у него бы просто ничего не получилось. А могла и система безопасности сработать. Универсальный переводчик же содержал не только базы по языкам и письменности разных рас, но и все необходимые конверторы. Дорогое удовольствие, к слову говоря, едва ли не в стоимость самого Зиури. Видать не простой кораблик принадлежал его бывшему хозяину. Обычно торговцы приобретают переводчики попроще, на три-четыре стороны.
  Разрешив активацию сообщения, Кирилл получил абсолютно типовой договор. По крайней мере, именно такое у него сложилось впечатление. Но по тексту подросток все же пробежался максимально внимательно. Подводных камней не обнаружил.
  - Пойдет, - кивнул он и заверил договор электронной подписью. Уникальный номер искИна там уже присутствовал.
  - Рад приветствовать вас, мастер, - произнес Зиури, получив свою копию соглашения.
  - Взаимно, - кивнул Кирилл и развернулся к выходу. - Идем, тут больше нет ничего интересного.
  - Мастер, может нам следует забрать набор первой необходимости? - произнес андроид, двинувшись следом.
  - А здесь еще что-то осталось? - удивленно остановился Кирилл.
  Его вопрос объяснялся легко: еще при первом осмотрел капсулы он внимательно изучил ее с помощью восприятия, но не обнаружил ничего интересного.
  - Набор первой необходимости я уже упоминал. Так же сохранилось и личное оружие, но для его активации необходим дар псионика, - принялся отчитываться искИн. - Еда и минеральные напитки так же пригодны для вашего вида, мастер.
  - Ого, - протянул Кирилл. - И где же все это?
  - Я постарался сохранить все важное и спрятал с помощью маскировочной пленки под землей, - объяснил Зиури.
  - Маскировочной пленки? - задумчиво произнес Кирилл. - Показывай.
  - Слушаюсь мастер, - подчинился искИн.
  Далеко идти не пришлось: Зиури прикопал вещи буквально в двух шагах от капсулы. Что удивительно, Кирилл практически ничего не ощущал в этом месте, кроме земли, корней и жучков. Так, легко уплотнение. Если бы не искИн, он бы даже не стал разбираться в своих ощущениях и прошел мимо.
  - Зиури, что еще за маскировочная пленка? - с неприкрытым интересом спросил Кирилл, пока андроид с помощью лопаты извлекал свою нычку на свет Нери.
  - Маскировочная пленка ЗР-12, адаптивный камуфляж, материалом служит пси-преобразованный полимер, - выдал из недр своей памяти справку искИн, активно обкапывая солидный участок местности. Лопатой андроид владел любо-дорого посмотреть. За считанные минуты он буквально забурился в землю.
  Примерно четверть часа спустя Зиури схватился за почву и резко потянул ее вверх. В тот же момент земля в его руках дрогнула и превратилась в плотную черную пленку, а восприятие Кирилла наконец пробилось внутрь свертка.
  'Интересно! Весьма, весьма интересно!' - лихорадочно ухватился за край пленки Кирилл. Материал, который оказался в его руках, на ощупь больше всего напоминал очень плотный полиэтилен. Но, что гораздо важнее, в нем ощущалась энергия. Ничем кроме псионики ровное зеленое зарево, растянутое по всей площади, являться не могло. Как что-то такое можно было не заметить? Маскировочный эффект?
  Но как бы Кирилл не пытался его воспроизвести, получался пшик. Пленка исправно подстраивалась под местность. Происходило это за счет изменения интенсивности свечения пси-энергии, на которую сам материал почему-то реагировал изменением цветом. Но полностью исчезать зеленое зарево отказывалось!
  - Зиури, как эта штуковина работает! - наконец не выдержал Кирилл.
  - Не знаю, мастер. Достаточно просто что-то накрыть, и появляется камуфляж, - явно не понял вопроса искИн, вытаскивая из ямы один черный ребристый ящик за другим.
  - Это-то понятно, - отмахнулся Кирилл. - Меня интересует каким образом он становился невидимым для моего восприятия, когда лежал под землей!
  - Мастер, вы псионик? - поинтересовался Зиури с ящиком в руках.
  - Умею кое-что, - скромно ответил подросток. - Что там с невидимостью?
  - Прошу прощения, мастер, но я не псионик, и данная информация отсутствует в моих базах данных, - повинился искИн.
  - Понятно, - разочарованно протянул Кирилл. - Так, ладно, сколько там еще ящиков осталось?
  - Два, мастер, - доложился Зиури.
  - Вот и отлично. Бери свою маскировочную сетку и закапывай это добро обратно. Будем проводить следственный эксперимент, - азартно потирая руки, скомандовал Кирилл.
  - Принято, мастер, - без малейшего недовольства принялся за выполнение поставленной задачи искИн.
  Все же в бытие андроида есть свои преимущества. Например, отсутствие усталости. Скорость мелькания лопаты совершенно не изменилась. В принципе, Кирилл мог бы выполнить эту работу гораздо быстрее, но для полноты эксперимента решил не вмешиваться. К сожалению, зеленое зарево так и не исчезло.
  - Мастер? - вопросительно произнес Зиури, когда яма практически полностью вернула свой изначальный вид.
  - Подождем, - скомандовал Кирилл, внимательно наблюдая с помощью восприятия за маскировочной пленкой.
  В течении получаса никаких изменений с зеленым заревом так и не произошло. Ждать дальше Кирилл не стал. Эффект, конечно, весьма интересный, но разобраться с ним можно и в более удобной обстановке. Поток дымки ударил с его руки в землю, поднимая в воздух сначала ее, а затем и оставшиеся ящики вместе с маскировочной пленкой.
  - Весьма впечатляюще, мастер, - прокомментировал искИн.
  В ответ Кирилл самодовольно улыбнулся.
  - Показывай, где тут оружие? - произнес он.
  - Вот, мастер. Это - эретор, - произнес Зиури, извлекая из ящика массивную и тяжелую на вид бандуру болотно-зеленого оттенка. Ее тонкое короткое дуло резко переходило в похожее на друзу кристаллов основание.
  - Та-а-ак, - подросток радостно подхватил новую игрушку.
  Относительно своего размера она оказалась неожиданно легкой, а ее материал - гладким и прохладным.
  'Скорее пластик, чем металл' - решил Кирилл.
  Внутри оружия определенно присутствовала псионическая энергия. Все то же равномерное зеленое зарево, никакой сложной структуры.
  - Правая рука вставляется вот в эту выемку, - принялся объяснять принцип действия эретора искИн.
  И действительно, на задней части бандуры оказалось небольшое углубление. При давлении на него рука подростка с легкость вошла в какой-то гелеобразный материал. Внутри нашлась рукоятка, за которую он и ухватился.
  - Вторая рука кладется на цевье. К сожалению, базы обращения с оружием у меня так же отсутствуют, так что больше я помочь не смогу, - вполне человеческим жестом развел руками андроид.
  - Понятно, - кивнул Кирилл.
  Свои эксперименты он начал с движения рукоятки, которая имела определенную степень свободы. Никакого результата это не принесло. Кнопок, спусковых крючков или каких-то клавиш обнаружить так же не удалось. Внимательное изучение с помощью восприятия показало, что зеленое зарево по какой-то причине упорно отдергивается от его руки.
  - Зиури, дай мне еще что-нибудь, - скомандовал Кирилл.
  - Вот, мастер, - из ящика появился на свет цилиндр с желтоватым утолщением на конце. - Фонарь.
  Со включением подросток разобрался довольно быстро: всего-то и требовалось повернуть кольцо в основании. Гораздо интереснее оказались процессы, которые происходили внутри. Большую часть корпуса прибора занимал накопитель пси-энергии. При включении она начала ровным потоком просачиваться в желтое утолщение, а затем возвращаться обратно. Часть энергии при этом терялась. Светился же желтый минерал утолщения.
  Повернув кольцо, Кирилл выключил прибор, а затем попытался повторит процесс уже с помощью дымки. Пространство тут же затопило ослепительным светом! Проморгавшись, Кирилл попытался еще раз, но уже более тонким потоком. На этот раз свет вышел хоть и ярким, но уже хотя бы не слепил.
  Поигравшись с фонарем, Кирилл пришел к парочке выводов. Во-первых, хаш оказалась гораздо более плотной энергией, чем пси. С ее помощью аналогичный результат достигался в разы более тонким потоком. Да и саму пси с помощью восприятия он ощущал, как что-то тонкое, невесомое и хрупкое. Во-вторых, в любой технике мийсау режим аккумулятора являлся скорее аварийным вариантом ее использования, чем штатным. В том же фонаре с помощью хаш Кирилл с легкостью управлял как силой свечения, так и шириной луча: от фонарика до светильника. Аккумулятор же предоставлял только один режим.
  Что касается оружия, то его активировать так и не вышло. Если бы Кирилл хоть раз видел, что происходит с пси-энергией эретора во время выстрела, то наверняка сумел бы повторить процесс. Но он не видел. А лезть наобум не рискнул, опасаясь повредить единственный экземпляр.
  - Интересно, - наконец поделился Кирилл со своим слушателем. - Слушай, что ты там говорил про еду?
  - Вот, мастер, - открыл один из ящиков андроид.
  - Ну-с, - произнес Кирилл, неуверенно пробуя на вкус зеленый батончик с вкраплениями каких-то сушеных ягод. Во рту разлилась приятная сладость. - М-м-м! Какая вкуснятина!
  - Ягоды курури, - тут же подсказал Зиури. - Часть из них мелко нарезают и смешивают с остальным ингредиентами, а часть добавляют в сушеном виде. Обладают сильным тонизирующим эффектом.
  - Курури, значит. Надо бы запомнить, - произнес парень, не постеснявшись облизать обертку. - Ладно, это конечно все очень интересно, но пора бы и честь знать. Идем.
  Ящики воспарили в воздух, окутавшись слоем дымки.
  - Прошу прощения, мастер, если лезу не в свое дело, но может конструктивней будет перегнать сюда саму капсулу? - ответил Зиури.
  - И так сойдет, - отмахнулся Кирилл и нырнул в зелень джунглей. - Не отставай.
  - Мастер, может все же не стоит? - попытался остановить подростка андроид. Впервые Кирилл услышал в его голосе эмоции. Ну, или искИн позволил их ему услышать.
  - Что такое? - недовольно поинтересовался Лисицкий.
  - Джунгли опасны, мастер, - попытался объяснить Зиури.
  - Не переживай. Здесь нам ничего не угрожает, - произнес Кирилл и ухмыльнулся. - Скорее всего.
  - Как скажете, мастер, - с явно неохотой двинулся следом андроид.
  Дорога прошла без происшествий. Парочка потерявших инстинкт самосохранения хищников не в счет. Их Кирилл рассек лезвиями еще на подходе.
  - С возвращением, Владыка, - произнесла Бета, когда подросток вошел в капсулу. - У нас пополнение?
  - Это Зиури. Он - искИн, - представил андроида Кирилл. - Зиури, знакомься, это Бета. Она - виртИн моей спасательной капсулы.
  - Принято, - синхронно откликнулись оба.
  - Мастер, почему она называет вас Владыкой? - поинтересовался Зиури. - Мне сменить обращение?
  - Владыка, почему это жалкое создание обращается к вам неподобающим образом? - возмутился виртИн. - Мы и за меньшее сжигали заживо!
  - Цыц, Бета, - приказал Кирилл, указав пальцем на панель управления. - Зиури, не обращай внимания, просто ее программировал кто-то с весьма оригинальным чувством юмора.
  - Принято, мастер, - откликнулся искИн.
  - Как пожелаете, Владыка, - почтительно ответила виртИн.
  На лицо подростка выползла широкая улыбка. Определенно, идея забрать андроида с собой того стоила.
  - Зиури, займись размещением нашего груза, - приказал Кирилл.
  - Принято, мастер, - подчинился искИн.
  - Бета, а мы с тобой займемся движками, - отдал следующую команду Кирилл.
  - Повинуюсь, Владыка, - отозвалась виртИн. - Плата Т-четырнадцать, отсутствует сигнал.
  Ремонт потребовал около двенадцати часов напряженной работы. Что можно было расценивать как серьезный прогресс, так как до Ковчега примерно тот же объем работы занимал пару недель. Тогда, правда, Кирилл занимался еще и другими делами, но разница слишком велика.
  - Тестовая активация, - скомандовал парень, когда Бета сообщила, что все повреждения устранены.
  - Да, Владыка, - подчинился виртИн.
  Капсулу чуть качнуло, поднимая на пару метров. Минута. Другая. Неожиданно появилась набирающая силу низкая вибрация. Капсула почти тут же опустилась.
  - Тестирование закончено, Владыка. Блок А-три, не выдержало крепление, - доложила Бета.
  На исправление мелких неисправностей, которые удалось выявить в течении тестирования, ушло еще примерно с пол часа.
  - Какие у нас планы дальше, мастер? - задал вопрос андроид, который уже давно расставил и закрепил все ящики. При этом он умудрился сделать это так, что свободное пространство практически не уменьшилось.
  - Бета, дай карту, - достав ягодный батончик и шурша оберткой, приказал Кирилл.
  На экране перед ним развернулось отснятое с орбиты изображение. Из-за того, что большая честь сенсоров погибла во время взрыва 'Северной Звезды', качеством оно не отличалось. Впрочем, этого от карты и не требовалось. Ориентируясь на полученные во время контакта ощущения, подросток принялся прокручивать ее на север. Наконец, его палец уперся в определенную точку.
  - Сюда. Бета, проложи маршрут, - приказал Кирилл, приканчивая очередной батончик. Уже третий, к слову.
  - Принято, Владыка, - отозвался виртИн.
  - Мастер, что в этом месте такого особенного? - спросил Зиури, внимательно изучая отмеченный участок карты.
  - Там мы встретимся с кем-то из твоих создателей, - ответил Кирилл. - Если, конечно, их никто не сожрал. Кстати, что произойдет, если там окажется кто-то из твоих бывших хозяев?
  - В такой ситуации закон полностью на вашей стороне. Однако в случае конфликта, я буду вынужден деактивироваться, - принялся за объяснения искИн. - Так же я обязан по первому требованию предоставить логи до момента заключения нашего с вами контракта и принадлежащую им информацию.
  - Понятно-понятно, - покивал чего-то подобного и ожидавший парень.
  Между тем капсула начала стремительно приближаться к указанной точке. Периодически внизу под ней мелькали реки и озера, но большую часть поверхности Рруа все же покрывали густые джунгли. Об этом говорила и карта, на которой голубой цвет хоть и имелся, но его площадь занимала едва ли тридцать процентов от общей.
  Путь до отмеченного на карте места занял примерно полчаса: по понятным причинам в атмосфере спасательная капсула не могла развивать свою полную скорость. Будь расстояние хотя бы на треть больше, и Бета бы предложила сперва выйти на орбиту, а уже затем спуститься в нужной точке. Но в данном случае прямой полет оказался все же выгоднее с точки зрения времени.
  Выдавшееся свободное время Кирилл скоротал за разговором. Именно сейчас он осознал насколько же отвык от нормального общения. Уже на пятой минуте разговора язык начал заплетаться, а слова - путаться. Впрочем, втянулся Кирилл быстро. Он же не год молчал. Всего-то половину.
  - Мы прибыли, Владыка, - почтительно доложила Бета, когда маркер капсулы совместился с отмеченной точкой.
  - Вижу, - кивнул Кирилл, уже ощущая капсулу мийсау. А в ней - двух псиоников. - Давай метров на двадцать к северу и садимся.
  - Принято, Владыка, - отозвалась Бета.
   Посадочный импульс выдавил в густых джунглях полянку радиусом метра три. По сравнению с той, что образовался после посадки с орбиты, она выглядела совсем крохотной и совершенно не внушала чувства безопасности.
  - Зиури, на выход, поработаешь переводчиком, - скомандовал Кирилл, когда капсула утвердилась на земле.
  - Да, мастер, - подчинился андроид.
  Джунгли встретили привычной духотой и обилием жизни. Даже двигаться стало как-то легче. Особенно с учетом того, что 'Первопроходец' так и остался в капсуле. Собственному телу и хаш Кириллу уже доверял куда больше, чем устаревшему стрелковому комплексу.
  Неожиданно взвыло чувство опасности. Кирилл тут же сместился влево, пропуская мимо яркий зеленый луч. Не прерывая сияния, поток энергии гигантской косой последовал за ним. Но слишком медленно. Размывшись в едва различимый глазом силуэт, Кирилл уже устремился к источнику угрозы по дуге.
  В просвете между деревьями мелькнул чья-то фигура. Картина восприятия дрогнула: изначально ощущаемый в капсуле мийсау свет псионики переместился к неизвестному силуэту. В цель тут же ударил сгусток дымки. Снаряд опрокинул врага на землю, но серьезного вреда не прочинил. Луч же вильнул вверх и пропал.
  Кирилл тут же рванул к противнику. Мийсау! Черные глаза зло смотрят из-под стекла шлема, тело закрывает массивная ребристая броня, в руках уже знакомое оружие. За мгновение до контакта от врага во все стороны расходится темно-зеленое сияние и упруго бьет в грудь.
  'Телекинетическая волна' - мелькает в голове.
  Всплеск хаш рвет хрупкую энергию на лоскуты. Мгновенное сокращение дистанции. Удар! К чести мийсау, он успевает подставить блок. Но помогает это чуть. Чудовищный удар приподнимает закованного в броню экзота над землей и впечатывает в дерево позади. Разлетается щепа.
  На мгновение виски человека сдавливает боль. Но куда этой жалкой пародии на ментальную атаку до того же Ликка? Хаш всесокрушающей волной устремляется из тела человека.
  Воздух вокруг мийсау буквально вскипает, сдерживая напор темной дымки. Но тело экзота все равно буквально продавливает пострадавшее дерево и вылетает с противоположной стороны. С оглушительным треском лесной исполин начинает рушиться. Выпавшее из руки экзота оружие, Кирилл ногой отбрасывает далеко в сторону.
  - Эсе! Тир нор Эсе! - раздался звонкий голос со стороны капсулы.
  - Прекратите! Пожалуйста, хватит! - монотонно перевел андроид, успевший добраться до места схватки.
  Из капсулы тем временем показалась девушка. Вместо массивной брони на ней сидел весьма обтягивающий комбинезон черного цвета с поясом инструментов. В руках она держала эретор, который в сторону человека предусмотрительно не направляла. При взгляде на нее, Кирилл ощутил, как закипает его кровь.
  Что тому виной: плещущий из ушей адреналин или гормональный взрыв растущего организма и отсутствие возможности спустить пар в течении долгого времени - сказать сложно, но его взгляд не смущала даже нечеловеческая природа объекта вожделения. Жадным взглядом подросток скользнул по длинным стройным ногам, нежной линии талии и прикипел к крупной тяжелой груди. Все мысли как веником из головы вымело. Самым постыдным образом начала проявлять вполне физическая реакция на возбуждение. К счастью, броня надежно скрыла этот факт.
  От мужчины в сторону девушки последовало какое-то псионическое воздействие.
  'Телепатия, скорее всего' - догадался Кирилл.
  - Эл терал. Ни энтар эл вен, э ренати хэс ашас, - резко произнесла незнакомка.
  - Не уйду. Он нам не враг, держи свое слово, - мгновенно перевел андроид.
  От мужчины вновь последовало псионическое воздействие, но на этот раз восприятие немедленно окутало поток чужой энергии. Мийсау пытался защитить свое мысленное послание, по крайней мере, оболочку создал довольно плотную, но о возможностях хаш, судя по всему, не имел ни малейшего представления. С легкость преодолев преграду, Кирилла впитал поток образов.
  {Я сказал вернись обратно, Линала! Посмотри, как это животное смотрит на тебя. Я раздавлю его!} - 'голос' у мийсау оказался необычным: тихим и с отчетливыми шипящими нотками.
  - Вен эссес пера, - упрямо произнесла девушка.
  - Он всего лишь ребенок, - эхом перевел Зиури.
  {Он - чудовище!}
  
  Глава 10.
  {Иссис, ты же понимаешь, что твоя ревность к этому ребенку выглядит глупо?} - так же перешла на мысленное общение девушка.
  {Причем тут ревность? Он опасен. Не обманывайся его внешним видом} - огрызнулся мужчина.
  Наблюдая за разговором мийсау, Кирилл прекрасно понимал, что ему стоит прекратить с таким откровенным вожделением пялиться на девушку, но никак не мог перебороть неожиданно проснувшиеся гормоны и инстинкты. Последние и вовсе требовали банально прикончить шумную и агрессивную помеху, а затем завладеть самкой по праву сильного. И противиться данному желанию оказалось тяжело: в той же степени, в которой Кирилла привлекали плавные линии женского силуэта, его раздражал спутник юной мийсау. Поводов для подобного отношения имелось более чем достаточно: нелепое нападение, раздражающая агрессия, демонстрация прав на девушку.
  Мийсау как угрозу Кирилл уже не воспринимал. С эретором они может еще и представляли опасность, но агрессивный свое оружие уже потерял, а девушка демонстративно направляла его в сторону и вряд ли бы успела среагировать в случае обострения конфликта. С другой стороны, в мужчине ощущалось что-то странное. Отдаленно знакомое. Расшифровать свои ощущения подросток так и не сумел, но уровень исходящей от мийсау опасности на всякий случай повысил. Пусть и казалось, что преимущество полностью на его стороне.
  {Не преувеличивай. В нем действительно есть темнота, но он не один из этих тварей. Пожалуйста, убери свой нож и дай мне все уладить. Хватит бессмысленного кровопролития} - свое мысленное послание девушка подкрепила рассерженным взглядом.
  На мужчину, впрочем, он не произвел ни малейшего впечатления. Нож так и остался в его руке, а поза не изменилась ни на йоту.
  {Не переживай, я просто не ожидал от него такой скорости. Теперь я буду серьезен и смогу тебя защитить} - упрямо выдал мужчина.
  {Иссис, я и не сомневалась, что сможешь. Но разве мы не хотим выбраться отсюда? Ты и я? Нам необходима информация, и этот человек может ее предоставить. Пожалуйста, убери оружие. Ты мне обещал} - постаралась убедить своего спутника девушка.
  {Только ради тебя} - мужчина медленно кивнул, выпрямился и вложил нож в крепление на бедре.
  - Прости моего спутника, он просто пытается меня защитить, - облегченно выдохнув, обратилась к человеку девушка.
  - Понимаю, - кивнул в ответ Кирилл. В его руке сгустилась сфера дымки. - Наверное, вот эта штука неплохо сбивает с толку?
  - Действительно. Даже я не сразу разобралась, - повинилась мийсау. - Я думала, что она может принадлежать исключительно местным тварям.
  - Это довольно долгая история, - пожал плечами Кирилл.
  - Я была бы не прочь ее услышать, - произнесла девушка.
  - А твой друг возражать не будет? - насмешливо кивнул Кирилл в сторону замершего в напряженной позе мужчины.
  Девушка тоже перевела взгляд зеленых глаз на своего спутника.
  - Иссис не против. Не обращай внимания, просто иногда он слишком сильно обо мне печется, - прощебетала вслух мийсау.
  - Уверена? - скептически осведомился Кирилл, не спуская взгляда с напряженного, словно пружина, мужчины.
  - Конечно, - улыбнулась Кириллу мийсау. - Кстати, меня зовут Линала Рен`Ивер Сорью. А моего спутника - Иссис Рен`Тофен Эхальт.
  Подросток уже знал, что полное имя играет у мийсау важную роль. Об этом ему рассказал Зиури во время их беседы на борту спасательной капсулы. Приставка Рен, к примеру, во второй составляющей означала, что Линала принадлежит к правящей ветви клана Ивер, но при этом не является его наследницей. Третье имя указывало на степень развития способностей и их направление. Таких тонкостей, правда, Кирилл пока не знал. Друг другу мийсау представлялись исключительно полным именем. Это позволяло им сразу понимать кто перед тобой: друг или враг.
  Что касается экзотов, то им обычно называли только первое имя, выражая тем самым неприкрытое, с их точки зрения, оскорбление. Мийсау вообще крайне высокомерно относились к остальным расам. Но стоило признать, что основания для подобного поведения у них все-таки имелись.
  Линала же обратилась к Кириллу, как к сородичу, демонстрируя тем самым своеобразное уважение. Подобное, на самом деле, совершенно нетипично для мийсау. Впрочем, Кирилл особого значения этому жесту не придал. Кто знает, как бы девушка к нему отнеслась, если бы сила оказалась на их стороне. Где гарантия, что она попыталась именно предотвратить конфликт, а не увидела, что ее защитник проигрывает, и не нашла лучший выход из ситуации?
  Впрочем, логика подсказывала, что вероятность именно такого развития событий невелика. Кто на Рруа в здравом уме откажется от возможного союзника? А если у него имеется рабочая спасательная капсула?
  Ну, или Кириллу просто очень хотелось в это верить. Все-таки красота - страшная сила. А Линалу природа одарила весьма щедро. Даже ее зеленые глаза с вертикальным зрачком и широкий для мийсау костяной капюшон, которые создавали впечатление готовой к броску кобры, вместе с остальными чертами лица складывались в опасную, но чарующую картину. Про тело и говорить нечего: все именно в нужных пропорциях.
  - Кирилл Лисицкий, - представился в ответ парень.
  - Рада нашей встрече, Кирилл Лисицкий, - с некой долей торжественности произнесла Линала. - Пусть знакомство между нами и началось не лучшим образом, надеюсь, что это недоразумение останется единственным.
  - И мне приятно, - просто ответил Кирилл, не поддержав предложенного тона: все равно достаточно естественно и гармонично у него бы не получилось.
  - Позволь тебя угостить, - улыбнулась девушка. - После, если захочешь, можешь рассказать, как у тебя появилась темнота.
  - С удовольствием, - не удержался от ответной улыбки парень, любуясь красивым лицом собеседницы. Даже на душе как-то светлее стало.
  - Тогда идем, - произнесла Линала и шагнула в спасательную капсулу.
  Кирилл последовал за ней.
  - Зиури, что означает Эхальт? - решил поинтересоваться он, пока появилось время.
  - Повелитель разума, четвертая звезда, - тут же перевел искИн. - Всего в этой системе девять звезд.
  'Мозголом, значит? Опасный противник' - переиначил на знакомый лад пояснения Кирилл. Его взгляд в сторону Иссиса стал куда настороженней: очевидно, мийсау просто не ожидал от человека серьезной ментальной сопротивляемости, потому и попытался вломиться в его сознание грубой силой. Но что он может выкинуть уже обладая этим знанием?
  - А Сорью? - задал Кирилл следующий вопрос.
  - Повелитель материи, четвертая звезда, - выдал требуемое искИн. - В этой системе так же девять звезд.
  'Телекинетик' - расшифровал Кирилл.
  Внутри капсулы царила легкая полутьма: мийсау не любили яркого света. Из стены выдвинулся столик, скамейками послужила пара ящиков, крышки которых каким-то чудом избежали общей ребристости архитектуры экзотов. Следом за Кириллом в капсулу вошел Иссис. Занимать место за столом он не стал, предпочтя устроиться чуть в стороне. Линала же суетились у какого-то устройства в стене, а в ее руках мелькали пакетики и продукты.
  - Вы уже давно на Рруа? - решил прервать молчание Кирилл.
  - Рруа? Эта планета так называется? - удивилась Линала.
  - По крайней мере, местные считают именно так, - усмехнулся Кирилл.
  - Разве с ними можно пообщаться? Я думала, они просто животные, - повернулась к подростку девушку.
  - При определенных обстоятельствах, - неопределенно дернул кистью Кирилл. - Так сколько?
  - Тридцать шесть стандартных дней, - ответила мийсау и вернулась к готовке. - А что должны сложиться за обстоятельства?
  {В стандартном месяце двадцать дней. Но сам он на треть длиннее, чем земной. Выходит примерно два месяца по моему счету} - произвел в уме несложные вычисления парень.
  - Желательно, чтобы ресу сидел в надежной клетке, а ты при этом стояла снаружи. Тогда, может, что-то и получится, - с улыбкой пояснил Кирилл.
  В ответ Линала звонко рассмеялась.
  'Слушал бы и слушал' - невольно промелькнула в голове подростка мысль.
  - Угощайся, - произнесла мийсау, выставляя перед Кириллом несколько тарелок. - Тебе должно понравиться.
  - Спасибо, - благодарно произнес Кирилл, придвигая тарелку с какой-то желтоватой кашей и мелкими кусочками мяса.
  Возможного отравления он не боялся. Существу ли, что способно регенерировать из окровавленного куска мяса, бояться инопланетных продуктов? Если же мийсау окажется вовсе не так искренна, как хочет показаться, и воспользуется ядом, то чувство опасности предоставит достаточно времени, чтобы уничтожить отравителей. А там и с чересчур острой приправой можно побороться. Выйдет хороший урок.
  Кирилл зачерпнул немного крупы на пробу. На языке вспыхнуло адское пламя: каша оказалась невероятно острой и пряной. С трудом удержав невозмутимое выражение, Кирилл схватил стакан сока и сделал большой глоток. Кислинка освежающей прохладой притушила пожар, но и она не сумела смыть его целиком. Если бы не регенерация, наверняка остался бы ожог. Послевкусие при этом вышло на удивление приятным.
  - Не слишком остро? - с участием поинтересовалась Линала.
  - Немного, - признался подросток.
  - Ой, прости, я надеялась, что правильно изменила пропорции, - вроде бы искренне повинилась девушка, но почему-то Кирилл почувствовал исходящее от нее веселье.
  Не услышал в голосе, не увидел в глазах или на лице, а ощутил, как собственное. И чем дольше он вслушивался в это чувство, тем сильнее и многогранней оно становилось. Появился страх. Сильный страх. Затем - доля любопытства, причудливая смесь из смущения и негодования, насмешка и уверенность, капелька личного интереса, надежда.
  'Эмоции. Я ощущаю ее эмоции' - осознал Кирилл.
  Фокус его внимания переместился на Иссиса. Потянуло сильной неприязнью, азартом, легким опасением и ревностью. В отличие от той же Линалы, у которой многообразие и непостоянство эмоций напоминало сверкание калейдоскопа, чувства мужчины оказались довольно просты и незатейливы. Самоуверенность рождала в нем азарт и жажду реванша, проигранная схватка больно била по самолюбию, взращивая неприязнь и легкое опасение, а тот факт, что произошло это на глазах милой сердцу дамы, вызывал ревность.
  - Я сейчас все исправлю, - вырвал Кирилла из задумчивости мелодичный голос.
  Во второй раз вкус каши оказался острым ровно настолько, насколько и должен. Неудачную порцию девушка предпочла забрать себе и кушала с явным удовольствием.
  'Мийсау предпочитают блюда с ярко выраженными вкусами. Любые специи пользуются у них огромным спросом' - возникла в памяти когда-то прочитанная строчка.
  - Спасибо, - отложив очищенную от еды тарелку в сторону, произнес Кирилл. - Было очень вкусно. У вас потрясающая кухня.
  - Ты ее практически не распробовал, - рассмеялась девушка. - Эта еда слишком постная.
  - Каждому свое, - дипломатично заметил Кирилл. - Кстати, я ведь обещал тебе историю.
  - И я все еще хочу ее услышать, - улыбнулась Линала.
  - Что ж, - подросток задумчиво прикоснулся к подбородку. - Эта история началась на борту пассажирского лайнера 'Северная Звезда'.
  Кирилл вел свой рассказ гладко и спокойно. Перед его мысленным взором промелькнул огромный парк на борту лайнера, неожиданное исчезновение гравитации, объявление капитана, всеобщая паника, взрыв. Несмотря на то, что картины олицетворяли собою вроде бы и не такое далекое прошлое, в его памяти они уже подернулись пеленой забвения, словно прошли целые годы. Кирилл не скрывал ничего. Впрочем, и слишком глубоко не вдавался. Хватило и отрезка до момента обретения силы.
  - Вот такая вот история, - закончил он свой рассказ.
  - Чушь. Мы уже убивали этих тварей, - впервые раздался голос Иссиса.
  - Значит, не так убивали, - пожал плечами подросток. - Я пришел к выводу, что как минимум последний удар нужно наносить своими руками.
  - И ты так просто нам это рассказываешь? - продолжил фонтанировать недоверием мужчина.
  - Не вижу смысла скрывать правду, - произнес Кирилл. - Эта планета слишком опасна, чтобы отказываться даже от минимальной помощи. Ты думаешь, что я представляю угрозу? Не-е-ет. Я покажу тебе настоящую угрозу. Зиури, если я передам тебе видео, ты сможешь запустить его демонтрацию?
  - Да, мастер. У меня имеется встроенный голографический проектор. Так же я могу конвертировать видео и передать на их собственный проигрыватель, - предложил возможные варианты искИн.
  - Обойдемся проектором, - принял решение Кирилл и отправил файл.
  Над столом возникла картина бушующего шторма. Она не отличалась высоким качеством: слишком много сенсоров капсулы к моменту съемки оказалось повреждено - но все же достаточно подробно передавала происходящее. Прямо на зрителя, вырываясь из пелены дождя и поднимая высокую волну, надвигалась бесконечная черная стена. Камера начала отъезжать назад, позволяя оценить масштабы происходящего: гигантская туша закрыла собою весь горизонт, а капсула на ее фоне казалась крохотной оранжевой искоркой. Зловеще белел на спине чудовища лес костяных шипов. Расчерчивали небо ослепительные вспышки молний. Вот одна из них коснулась искорки, и все погасло.
  - Интересная графика, - некоторое время спустя произнес Иссис.
  - Действительно, согласился Кирилл. - Только создана она на основе реальных данных, полученных сенсорами моей капсулы. Могу и их предоставить, раз моего слова недостаточно.
  - Я верю тебе, - откликнулась Линала, опередив своего спутника, который явно собирался сказать нечто вызывающее. - Неужели что-то такое и правда может существовать?
  - Ресу называют этих существ Владыками, - пояснил Кирилл. - Их немного, но встреча с любым из них практически верная смерть.
  - Но ты-то, конечно, выжил, - саркастично хмыкнул Иссис.
  - Удача, - пожал плечами парень. - Конкретного этого Владыку не просто так зовут Спящим.
  - Даже если это действительно правда, с чего бы нам ее бояться? Не думаю, что эти чудовища косяками по планете рассекают, - резко высказался мужчина.
  - Кто знает, - усмехнулся Кирилл. - Я тоже не ожидал, что эта тварь появится. Они ведь не косяками рассекают. И все же это произошло.
  - Довольно. Чего ты на самом деле добиваешься, показывая нам эти картинки? - подался вперед Иссис.
  - Я? Добиваюсь? Ты слишком себя переоцениваешь. Я лишь ответил почему не скрываю правду. И не более того. С вами это вообщн никак не связано, - жестко произнес Кирилл. - Перед самым появлением Спящего Владыки, мне удалось связаться с анклавом выживших. Одной из капсул повезло приземлиться в долину, в которую по какой-то причине не забредают ресу. Позже к ним присоединились и другие. Они спасли мне жизнь, поделившись информацией. А я так и не сказал им того, что знал. И теперь жалею об этом. Кто знает, может эти знания могли спасти кому-то из них жизнь. Не хочу совершать одну и ту же ошибку дважды. Сами решайте, что делать с информацией. Я же скоро отправлюсь дальше, в долину.
  Воцарилось молчание.
  {Как много слов} - отправил короткую мысль в сторону девушки Иссис.
  - Благодарю за предупреждение, - произнесла, словно очнувшись, Линала. - Не хотела бы я столкнуться с чем-то подобным.
  - Пожалуйста, - раздраженно бросил Кирилл.
  Насмешка Иссиса его изрядно покоробила. Вроде бы ничего другого и ждать не стоило, но поди ж ты, задело. Или дело в том, что Линала не сочла нужным одернуть своего спутника? А хотела ли вообще?
  - Одна деталь, - все же произнес Кирилл, прищелкнув пальцами. - Ресу, с которым мне удалось поговорить, утверждал, что я в этом плане уникален. Уже случалось, чтобы чужак получал их силу. Но при этом ни одному из них не удалось после этого сохранить себя. Все они по итогу превратились в тех же ресу. Не возьмусь утверждать, сколько в этом правды, но рассказывал он весьма убедительно.
  Линала зябко вздрогнула.
  Стоило ли предупреждать мийсау об опасностях приобретения хаш? Ведь простое молчание могло достигнуть сразу нескольких целей. Отомстить, например. Или, что куда важнее, проверить слова Керне на практике. Но по итогу Кирилл решил, что не желает опускаться до подобной низости. Преодолеть неприязнь к Иссису оказалось непросто, но он справился. Впрочем, возможно истинная причина его честности крылась в том, что Линала вполне могла рискнуть первой пройти по предложенному им пути. А ей такой судьбы подросток не желал.
  - Спасибо за искренность, Кирилл, - благодарно произнесла мийсау. - Я ее очень ценю.
  - Не стоит, - улыбнулся в ответ парень. - Что бы там не думал твой друг, мы все здесь в одной лодке.
  - Что еще умеют эти твари? - требовательным тоном вмешался Иссис. - Чего от них можно ожидать?
  - Прежде всего нужно понимать, что чем могущественнее ресу, тем он быстрее. Усиление и ускорение - первое, чему они учатся, - начал перечислять Кирилл, не увидев причины скрывать способности детей Рруа.
  В своем рассказе, по вполне понятным причинам, упор он делал не на техническую сторону вопроса, а на последствия. К примеру, вместо упоминания вибрации он сообщил, что ресу способны придавать любой своей атаке дополнительную проникающую способность. Не плотность дымки, а изменение цвета: чем темнее, тем опаснее. И остальное в том же духе. Справедливости ради стоит заметить, что Кирилл не скрывал какие-то тайны, а, напротив, пытался донести информацию максимально полным образом.
  - И ты тоже все это умеешь? - негромко спросила Линала.
  - А как иначе бы я выжил? - улыбнулся Кирилл. Конечно же, он не смог удержаться и не распушить хвост перед девушкой.
  - Вот как, - с непонятной интонацией произнесла Линала.
  Кирилл вообще заметил, что у парочки его новых знакомых хватает странностей. К примеру, почему Иссис устроился не рядом с девушкой, а в отдалении, наблюдая из темноты, если так страстно желает ее защитить?
  Особую перчинку происходящему придавала проснувшаяся эмпатия. Пусть Кирилл без практики и не мог использовать львиную долю ее возможностей, но и того, что осталось, вполне хватало для закономерных вопросов. Линала боялась.
  На первый взгляд могло показаться, что это чувство она испытывает к Кириллу, но почему тогда девушка предпочла место рядом именно с ним? Могла ли Линала бояться своего спутника? Такая возможность выглядела особенно заманчиво в свете того, что тогда у Лисицкого появлялся вполне реальный шанс предстать этаким героем-спасителем. А кто, как известно, получает девушку? Правильно! Герой. Но с тем же успехом верным мог оказаться и какой-то третий вариант. Кто этих девушек разберет?
  Вмешиваться в конфликт личных отношений вообще последнее дело. Девушка может истово ненавидеть своего мужчина, но тронь его пальцем, и она выцарапает тебе глаза. По крайней мере, Кирилл придерживался именно такого мнения. И поэтому продолжал делать вид, что слеп и не замечает странных взглядов Линалы и Иссиса.
  - Тебе лучше уйти. Нам нужно обсудить, что делать дальше, - произнес между тем мужчина.
  - Понимаю, - кивнул Кирилл и поднялся. - В любом случае, вы всегда можете рассчитывать на мою помощь. В любой ситуации.
  Когда человек сделал несколько шагов к выходу, неожиданно раздался голос девушки.
  - Подожди, - произнесла она
  Стоило только последним звукам ее голоса истаять в воздухе, как чувство опасности укололо острой вспышкой со стороны Иссиса. В результате слетевший с руки мийсау тонкий полутораметровый диск бессильно разбился о поднятый щит. Но атака оказалась лишь отвлекающим маневром. Подкинутая над Кириллом небольшая капсула вспыхнула ослепительным светом, извергая десятки устремившихся вниз лучей. Щит вновь выдержал. В ответ подросток атаковал двумя сотканными из собственной силы змеями. Они наткнулись на уже знакомый дрожащий воздух. Впрочем, как и в прошлый раз, подобная защита Иссису помогла чуть. Пусть добраться до его тела змеи так и не смогли, но в металл стены впечатали.
  {Линала! Ты не можешь этого сделать! Я люблю тебя!} - перехватил Кирилл очередное мысленное послание мийсау.
  Вместо ответа девушка направила на Иссиса поднятый эретор. Полыхнул ярко-зеленый луч, и мийсау разлетелся ворохом зеркальных фрагментов. Восприятие вновь засбоило, не в силах отследить цель.
  - Осторожно, он еще где-то рядом! - выкрикнула девушка, повернувшись спиной к Кириллу и медленно отступая.
  - Я его не чувствую, - откликнулся парень, лихорадочно пытаясь обнаружить врага.
  В этот момент со стороны шлюза вылетел знакомый темно-зеленый диск. На этот раз его целью стал андроид. К счастью, реакция Кирилла во много раз превосходила скорость атаки, и диск вновь лишь беспомощно разбилась о дымку.
  - Он хочет лишить нас возможности общаться. Пока он рядом, я не смогу связаться с тобой мысленно, - пояснила действия противника Линала, которая уже находилась в двух шагах от парня.
  - Понятно, - кивнул Кирилл.
  Дымное щупальце притянуло к нему андроида, а девушку он предпочел обнять за талию, прижимая к себе. В тот же момент хаш вокруг него закрутилась, словно два лезвия гигантской мясорубки, хаотично меняя углы плоскостей. Между ними и стеной оставались считанные миллиметры.
  Неожиданно что-то сверкнуло, и Кирилл ощутил, как отказывает чувство равновесия и пол уходит из-под ног. Но выброшенная инстинктивно дымка и стиснутая девушка помогли удержаться в вертикальном положении.
  - Не поддавайся, он пытается тебя запутать, - повернувшись к нему, произнесла Линала. - Лезвия не достают до стены где-то два шага.
  'Что происходит? Как он смог залезть мне в голову? Проклятые мозголомы!' - с легкой паникой попытался сообразить Кирилл.
  Доверившись девушке, он увеличил длину лезвий. Раздался противный скрип, во все стороны полетели капли расплавленного металла. Что-то взорвалось, бессильно разбившись о щит. Под собственным весом спасательная капсула начала складываться, грозя завалить и человека, и мийсау, и андроида. При этом восприятие полностью подтверждало имеющуюся картину.
  - Да вы издеваетесь, - зло выкрикнул Кирилл.
  В его руках появилась угольно-черная сфера. В считанные мгновения она выросла до размеров футбольного мяча. Легонько подкинув ее вверх, Кирилл закрыл себя, девушку и андроида максимально прочным щитом. Высвободившиеся потоки тьмы ударили во все стороны, превращая окружающую материю в пыль. Сфера воздействия стремительно расширялась, поглотив сначала спасательную капсулу мийсау, а затем и полянку вместе с куском джунглей.
  Воцарилась тишина. Даже вездесущая живность предпочла затаиться. Только тяжелое дыхание девушки и подростка нарушали гнетущее молчание.
  - Все кончено? - неуверенно произнесла Линала.
  - Вряд ли. Но я его не чувствую. Как у него получилось залезть ко мне в голову? - ответил Кирилл, который больше всего волновал именно этот вопрос.
  - У него и не получилось. Иначе бы мы уже оба умерли, - уверенно заявила девушка.
  - Но я чувствовал, что куда-то падаю. И ты сказала мне, что нужно удлинить лезвия, хотя это и не так, - не сдался парень.
  - Он воздействовал на зрение. Особая последовательность вспышек, которая приводит к потере ориентации в пространстве, - пояснила девушка. - Что касается лезвий, то, скорее всего, он проделал это через твоего андроида. ИскИн просто услышал и перевел совсем не то, что я сказала.
  - Воздействовал на зрение? - недоуменно произнес Кирилл.
  По идее, дымка защищала его от любых ярких вспышек и дарила невероятную четкость зрению. Он даже на Нери мог смотреть без последствий и неприятных ощущений. Выходит, эта защита оказалась далеко не так абсолютна, как Кирилл дцумал, и мийсау мастерски обнаружил уязвимость.
  Взгляд Лисицкого ожесточился: он серьезно недооценил псионику. Да, в прямом противостоянии она полностью уступала хаш, но как раз за счет своей легковесности имела свои козыри. Кто поручиться, что Линала вообще реальна?
  'Это уже паранойя, дружок. Если они сумели подделать и эмпатию, и восприятие, то остается только сдаться' - попытался успокоиться Кирилл.
  - Это не я, клянусь, - неправильно истолковав взгляд человека, воскликнула Линала.
  - Рассказывай, что здесь происходит, - приказал Кирилл, сделав пару шагов от девушки.
  - Хорошо, - кивнула мийсау. - Все началось с того, что Иссис, как и ты, убил одну из этих тварей и получил проклятую темноту.
  - Он тоже владел хаш? - ошеломленно переспросил Кирилл.
  Все это время он и в самом деле ощущал нечто странно-знакомое от Иссиса, но на привычки отклик хаш это совершенно не походило. Мийсау в очередной раз удалось обмануть его восприятие. А во время схватки он и вовсе каким-то образом полностью скрыл свое присутствие. Выходит, его восприятие далеко не так вездесуще, как он привык думать? Неприятное открытие. Может дело в том, что Кирилл его практически не тренировал? Оно как-то само собой прогрессировало с ростом силы, но происходил ли качественный рост или все ограничивалось просто количественным увеличением радиуса обзора?
  - Да. Иссис служил на нашем корабле кем-то вроде первопроходца, обеспечивал безопасность, так что именно он первый столкнулся с тварями. Прикончил несколько. Все казалось нормальным, - Линала горько усмехнулась. - Ну, насколько это возможно для подобной ситуации. Даже я ничего не заподозрила. Пока однажды не проснулась, а они все... мертвы. Эта тварь жрала их плоть! Я попыталась ее убить, но у меня ничего не получалось.
  Девушка замолчала, очевидно переживая не самые лучшие воспоминания. На мгновение у Кирилла в душе шевельнулось сочувствие, но он жестко подавил не ко времени проявившееся чувство.
  - Сколько вас было? - уточнил довольно важный момент Лисицкий.
  Конечно, не зная начальной точки отсчета, тяжело рассчитать уровень силы Иссиса, но определенное представление получить все же можно.
  - Двенадцать, - глухо произнесла Линала. - Включая меня и его, нас спаслось всего двенадцать мийсау.
  'Если его первой жертвой стал кто-то достаточно сильный, то дела плохи' - сделал вывод Кирилл.
  В смерть Иссиса он не верил, так как притока дымки после окончания схватки так и не получил. В лучшем случае, ему удалось того серьезно ранить и заставить отступить.
  - Что произошло дальше? - жестко потребовал Кирилл.
  - У меня не получилось его убить. Но и он меня не тронул. Внутри этого чудовища сохранилось что-то от прежнего Иссиса, - тяжело продолжила рассказ Линала. - Он мне все рассказал: как его мучили кошмары и приступы жажды, как он пытался почаще уходить на охоту, чтобы удовлетворить приступы ярости. Клялся, что больше не потеряет контроль, что любит меня. Я не верила. Мы, мийсау, очень чутко ощущаем друг друга. Конечно, у этого существа просто великолепная маскировка, но после той ночи я начала ощущать, что мой Иссис для нее что-то вроде куколки, из которой вот-вот вылупится настоящий монстр. Но что мне оставалось делать? Я пыталась убежать, но разве он него спрячешься? Через восемь дней появился ты. И тоже с темнотой внутри.
  - И ты решила попытаться, - произнес подросток.
  - Да. Я не решилась признаться сразу: Иссис меня хотя бы любил. Но попыталась понять, каков ты на самом деле. И сможешь ли вообще одолеть это чудовище, - твердо посмотрела в ответ Линала. - И ты смог. К тому же, оказался человеком. По крайней мере, пока.
  - Понятно, - сухо произнес Кирилл.
  Рассказ девушки не оставил его равнодушным: Линала прошла через страшные события. Какого это, засыпать рядом с чудовищем, гадая, не сожрет ли оно тебя ночью? Но в то же время не стоило забывать, что девушка перед ним весьма недурственная актриса. Если бы не эмпатия, Кирилл бы запросто упустил легкие странности в ее поведении. Во время общения Линала выглядела веселой и открытой. Так где гарантия, что сейчас она говорит правду?
  - Не бросай меня. Пожалуйста, - тихо произнесла девушка. - Он не простит предательства
  По сути, все упиралось в доверие. Верил ли Кирилл рассказу Линалы? Не привезет ли он в поселение выживших беду?
  - Хорошо, - медленно кивнул Кирилл. - Я верю тебе. Идем.
  
  Глава 11
  - Спасибо! Обещаю, ты не пожалеешь, - обрадовалась Линала, делая шаг вперед и поднимая руки, словно собираясь обнять человека.
  Но в последний момент смутилась и передумала. Впрочем, Кирилл почувствовал легкую фальшь в ее эмоциях. Вместо искренней радости и смущения, там царило скорее удовлетворение хорошо проделанной работы.
  'Да уж. Надеюсь, я сейчас не совершаю ошибку' - подумал Лисицкий, которого подобная расчетливость слегка покоробила. Впрочем, он и без того знал, что спутница ему досталась не из простых. Кто он такой, чтобы судить ее?
  А вот выражение радостного облегчения Линале определенно шло: выглядела она настолько хрупко и беззащитно, что ее сразу хотелось защитить от всего на свете. Какой вообще мужчина выдержит, когда красивая и симпатичная лично ему девушка так на него посмотрит? Не стал исключением и Кирилл. Он едва не расплылся в лужицу от нахлынувшего умиления.
  К чести подростка все же стоит отметить, что он решил помочь мийсау вовсе не из-за ее красивой мордашки. Конечно, полностью отрицать ее влияние было бы глупо, но и окажись на месте Линалы кто угодно другой, Кирилл поступил бы точно так же.
  Он прекрасно осознавал, что принимает на себя ответственность, но поступить иначе попросту не мог. Бросить девушку, чтобы она сама разбиралась со своим свихнувшимся парнем, исключая любой риск? Как после такого поступка в зеркало-то смотреть? И не важно, что оное на Рруа еще поискать нужно.
  Но и права рисковать чужими жизнями Кирилл тоже не имел. А потому Линалу ожидал тотальный контроль. И любое подозрительное действие стоило бы ей, как минимум, свободы.
  - Не за что, - откликнулся он. - Ладно, давай-ка убираться отсюда.
  - Согласна, - кивнула мийсау.
  - Зиури, не отставай, - скомандовал Кирилл, развернулся и неторопливо побежал к спасательной капсуле.
  Не смотря на взятый относительно невысокий темп, его спутники мгновенно остались позади. Пришлось перейти на быстрый шаг. Но и так Линала едва поспевала за ним.
  При этом разница между человеком и мийсау крылась вовсе не в отсутствии или наличии хаш. И не в физических кондициях. Первое девушка вполне успешно компенсировала псионикой, а ее спортивная форма так же находилась на приличном уровне. Но если Кирилл знал куда и как поставить ногу, чувствовал, как наклонить корпус, то Линала буквально сражалась с джунглями за каждый пройденный метр и это даже при том, что подросток с помощью дымки отгонял от нее всякую мелкую живность.
  Только на этом примере Лисицкий наконец полностью осознал, какое преимущество ему подарили инстинкты. Они ведь работали не только во время передвижения по джунглям, но и диктовали реакцию на опасность. Оставайся он прежним городским жителем, и его шансы на выживание в джунглях Рруа выглядели весьма призрачно.
  Размышления прервал мелькнувший между деревьями металл спасательной капсулы. Ускорив шаг, Кирилл стремительно достиг посадочной полянки. Следом за ним из зелени джунглей вывалилась тяжело дышавшая девушка.
  - Как у тебя получается так легко двигаться по этим зарослям? - с оттенком восхищения возмутилась она.
  - Особая уличная магия, - усмехнулся Кирилл, ощущая приятный укол гордости, и жестом заставил открыться дверь капсулы. - Прошу. Будь как дома, но не забывай, что в гостях.
  - Что? - удивилась девушка. - О чем ты?
  Очевидно, перевод сильно исказил смысл поговорки. Впрочем, Линала довольно быстро разобралась что к чему после обмена парой реплик с Зиури.
  - Поняла. Интересно у вас выражаются, - произнесла она и с легкой обидой добавила. - Неужели ты считаешь меня такой невоспитанной?
  - Не в этом дело, - отрицательно покачал головой Кирилл. - Это шутка такая, и она не удалась. Не обращай внимания.
  - Как скажешь, - легко согласилась Линала. В общении между разными расами подобные моменты возникали неизбежно.
  Кирилл вошел в капсулу первый, следом за ним в проем нырнула и мийсау.
  - Владыка, у нас снова гости? - раздался недовольный голос Беты. - Как их расплодилось. Вы уверены, что они не опасны? Мне этот металлический с самого начала не понравился.
  - Успокойся, Бета, все хорошо, - вздохнул Кирилл, в очередной раз спрашивая себя, почему до сих пор так и не сменил личность виртИна на более адекватную. - Присвой девушке гостевой статус.
  - Повинуюсь, Владыка. Должна заметить, что вы слишком добры, - подчинилась виртИн.
  'Может потому я ее и не меняю, что она настолько своенравна, что кажется совершенно живой? Странная, но верная?' - неожиданно пришла к Кириллу мысль. От этой мысли в груди разлилось тепло.
  Пока Лисицкий ненадолго отвлекся, девушка начала с интересом осматривалась вокруг. Сложенные коробки, кровать из одеял, панель управления и фильтры ее мало заинтересовали, но когда взгляд натолкнулся на саркофаг, она словно окаменела.
  - Что-то не так? - заметил ее странную реакцию Кирилл.
  - Потрясающая работа, - завороженно прошептала девушка, делая несколько шагов к саркофагу и грациозно опускаясь перед ним на колени.
  - Серьезно? - удивился Кирилл.
  Безусловно, в его понимании эволюционная камера обладала невероятной ценностью, но с точки зрения художественной или археологической ценности он ее никогда не рассматривал. Если задуматься, то без питания она уже хоть и не выглядела столь эффектно, но все же оставался довольно внушительной: белоснежной, украшенной гармоничным абстрактным рисунком, со столбиками по углам и с массивной крышкой.
  - Да. Резьба невероятно тонкая, выполненная, скорее всего, на высокоточном оборудовании. Посмотри, как обработана поверхность. На этой планете существует развитая цивилизация?
  - Понятия не имею. Так, по случаю подвернулась, - неопределенно дернул головой Кирилл.
  - Можно открыть? - тихо попросила Линала.
  - Нет, - твердо ответил Кирилл. - Его нельзя открывать.
  Он совершенно точно не собирался давать кому-либо заглядывать внутрь эволюционной камеры. Не потому, что желал сохранить ее свойства исключительно для собственного использования, а потому, что сам толком в них не разбирался. Что произойдет, если одна симпатичная мийсау случайно или намеренно прикоснется к алой жидкости? Кирилл вот, например, в свое время не удержался.
  - Поняла, - немного расстроенно произнесла мийсау.
  - Займи, пожалуйста, свое место, - вежливо, но твердо потребовал Кирилл. - Нам пора взлетать. Капсула слишком уязвима. Я пока контролирую пространство вокруг и защищаю ее, но кто знает, что придумает твой друг.
  - Ой, прости, - смутилась Линала и змейкой скользнуло в одно из кресел, пристегиваясь. - Ты прав, я немного увлеклась.
  - Бывает, - хмыкнул Кирилл, который занял кресло напротив. - Бета, взлет. Поднимаемся на орбиту.
  - Повинуюсь воле Владыки, - торжественно провозгласила виртИн.
  На пульте управления появилось схематичное изображение капсулы и поверхности планеты. Чуть сбоку от него возник указатель высоты, и цифры на нем принялись стремительно меняться.
  Кирилл не особо верил в успех возможного нападения, но все же предпочел подстраховаться: кто знает, какие приемы имелись в загашнике у опытного псионика, который, к тому же, приобрел возможности хаш?
  Для предотвращения возможных сюрпризов, он окружил спасательную капсулу сферой плотной дымки. В конце концов, Кирилл существенно превосходил сумасшедшего мийсау в силе, что наглядно и доказало их прямое противостояние. Единственное, что тот смог ему противопоставить, это хитрости из области, в которой дымка и псионика сливаются воедино.
  Как Кирилл и ожидал, нападения так и не последовало. Когда показатель высоты преодолел пятнадцать километров, он позволил себе более-менее расслабиться.
  - Так что, откуда такой интерес к этой каменюке? - обратился он к Линале, решив, что сидеть молча не самая лучшая идея. - Ты археолог?
  - Нет, что ты. Просто одно время хотела стать экзобиологом. Но в итоге решила изучать физику пространства, - пояснила в ответ мийсау.
  - Интересный выбор, - дипломатично заметил Кирилл.
  - Это ты еще очень мягко выразился. Мой отец выражался на этот счет куда короче и конкретней, - весело рассмеялась Линала. - На самом деле, я долго не могла определиться, кого мне интересней препарировать: разную живность или законы природы. Ну а ты чем занимался, пока не угодил в эту переделку?
  - В школе учился, - хмыкнул Кирилл.
  - Что?! - ошарашенно воскликнула Линала, подавшись вперед. - Ты школьник?!
  Кирилл удивленно посмотрел на фонтанирующую эмоциями девушку. Что это с ней? Или с ним? С помощью жеста он открыл меню ТиЭй и активировал функцию зеркала.
  'Что за?' - пораженно застыл Лисицкий, когда программа вывесила перед ним изображение какого-то незнакомого парня.
  'Хотя...' - подумал он, когда первоначальный ступор отпустил.
  Определенное сходство между ним и фигурой, которую нарисовала программа, определенно прослеживалось: те же темные волосы, сейчас коротко обрезанные, тот же цвет и разрез глаз, схожие черты лица. Вот только принадлежало все это не подростку лет шестнадцати, а парню - двадцати-двадцати пяти.
  Если бы Кириллу из его воспоминаний прибавить десятка два сантиметров роста, мускулатуры, огрубить и заострить черты лица, а взгляду добавить жесткости, примерно так бы он и выглядел. По всему выходило, что картинка перед глазами вовсе не сбой программы. Он действительно сильно изменился. Повзрослел.
  Впрочем, чего-то подобного следовало ожидать. Кирилл ведь знал, что хаш стремится вывести своего носителя на пик возможностей, в том числе и физических. Чувствовал, как обостряется память, извлекая информацию по первому требованию, и даже тренировал ее, подстегивая развитие. Но при этом почему-то самым банальным образом не обратил внимания на изменение физических пропорций.
  Когда на лице начала пробиваться растительность, он просто начал удалять ее с помощью хаш. Удивился, конечно, но сильного значения не придал. Увеличение роста тоже прошло как-то плавно и мимо внимания. А сила и скорость у него уже давно перестали ассоциироваться исключительно с телом.
  Вот и получилось, что до сего момент Кирилл совершенно не подозревал об изменениях в собственной внешности. Но сюрприз, в кои-то веки, получился приятый: увиденное ему очень даже понравилось. Ранее в его внешности не имелось совершенно ничего выдающегося. Из зеркала на него всегда смотрел самый обычный подросток. Не урод, но и не красавец. Теперь же, в принципе, особо ничего не изменилось, но появилась в его внешности какая-то хищная изюминка.
  'Интересно, я буду дальше стареть или возраст застынет на каком-то определенном моменте?'
  - Он самый, - наконец полностью совладав с удивлением, усмехнулся Кирилл.
  - Ну ты и акселерат, - восхитилась Линала.
  - Спасибо. Ты тоже неплохо сохранилась, - рассмеялся подросток.
  - Мне всего двадцать три стандартных года, - возмутилась мийсау, смерив человека гневным взглядом.
  Несмотря на большую длину месяца, галактический год превосходил земной совсем немного, так как его делили всего на десять отрезков. В переводе на привычную систему счисления, девушке перед Кириллом исполнилось примерно двадцать пять.
  - А мне пятнадцать. Будем знакомы, - улыбнулся подросток, решив не уточнять, что имеет в виду исключительно земные годы.
  - Владыка, мы достигли низкой орбиты, - раздался голос Бета.
  - Отлично, - кивнул Кирилл. - Рассчитай оптимальный курс к поселению выживших.
  - Повинуюсь, Владыка. Расчетное время прибытия - двадцать три минуты, - отчиталась Бета.
  На экране панели управления появилось схематичное изображение проложенного маршрута.
  - Пойдет, - кивнул подросток. - Выполняй.
  - Ваше желание - закон для меня, - откликнулась Бета, и схематичное изображение капсулы на экране вспыхнуло желтым цветом и пришло движение.
  - Ну вот, через полчаса будем на месте, - с улыбкой повернулся к девушке Кирилл.
  - Это замечательно, - улыбнулась в ответ мийсау. - А в этом твоем поселении живут только люди? Или есть и другие расы?
  - Эм, - несколько растерялся Кирилл. - Честно говоря, не имею ни малейшего представления. Меня их видовой состав как-то мало интересовал.
  - Понимаю, - напряженно сцепила руки Линала.
  - Не расстраивайся раньше времени, - попытался подбодрить ее Кирилл. - Может еще встретим твоих.
  - Дело не в том, - нервно сжимая пальцы, ответила Линала. - Просто отличаться от всех - это очень тяжело.
  - Имелся опыт? - участливо поинтересовался парень.
  - Не без того, - усмехнулась девушка. - Пришлось одно время пожить на Гифте.
  - Это же человеческая колония, - удивился Кирилл. - Разве мийсау не предпочитают изоляцию?
  - Ты прав, обычно все так и есть, - кивнула Линала. - Но и нам не всегда предоставляют выбор. Особенно, если ты ребенок.
  - Прости, я лезу не в свое дело? - извинился Лисицкий, когда ему показалось, что разговор начал затрагивать личные темы.
  - Да нет, ничего такого, - ответила мийсау. - На самом деле все довольно просто: мой отец служит в армии, и поэтому мы довольно часто переезжали с места на место. Примерно одиннадцать лет назад его назначали на должность военного советника в посольстве на вашей планете. Сам понимаешь, долго на ограниченной территории не просидишь, вот я и начала частенько выбираться в город.
  - Я так понимаю, все пошло не лучшим образом? - предположил Кирилл.
  - Не совсем так, - мягко поправила его девушка. - Внешне все выглядело вполне прилично: общались, приглашали погулять, кто-то даже на свидания звал - но я-то чувствовала, что все они не воспринимают меня, как равную. Я всегда оставалась для них существом второго сорта, экзотикой или даже трофеем. Мое лицо их пугало, капюшон, который у подростков еще довольно мягкий, вызывал отвращение, а образ мыслей - непонимание. Ощущать подобное отношение постоянно довольно выматывающе.
  Откровенно говоря, проблемы Линалы показались Кириллу несколько надуманными. Если внешне все относились к ней хорошо, с чего она вдруг взяла, что ее ненавидят? Если только...
  - Ты - эмпат? - вырвался у Кирилла вопрос.
  - Кто? - недоуменно переспросила Линала.
  - Ты чувствуешь эмоции других людей? - переформулировал свой вопрос Кирилл.
  - Конечно, мы все их чувствуем, - как нечто само собой разумеющееся ответила мийсау.
  Эта информация оказалась для Кирилла сюрпризом. Мийсау поголовно эмпаты? Разве так бывает?
  'Не удивительно, что она так чувствительна к своему окружению. У эмпатов вообще с этим серьезные проблемы. Стоп!.. Получается, она все это время чувствовала, что я готов разложить ее прямо на полу капсулы?' - осенило подростка.
  Щеки предательски вспыхнули жаром.
  При этом нельзя сказать, чтобы Кирилл видел в своем желании что-то постыдное. Скорее наоборот, считал, что вести себя честнее и с самим собой, и с окружающими - это правильно. Подсознательно он уже считал Линалу своей. Он спас ее, защитил, подарил ощущение безопасности, остальное - лишь естественный ход событий. Женщины любят сильных, талантливых и умных. Одаренных. Способных защитить и подарить сильное потомство.
  А если не понимает своего счастья, то можно и напомнить. Главное при этом не перейти в разряд больной, психически нестабильной, дефектной особи. Именно из-за этого Иссису ничего и не светило, а Линала постаралась оказаться от него как можно дальше при первой же возможности.
  Умом Кирилл понимал, что все сложней, но подсознательно именно такое поведение диктовали ему инстинкты. Поэтому-то он и не стеснялся смотреть на мийсау с вполне конкретным интересом. Но одно дело взгляды, и совсем другое - эмоции. Откровенней только подойти к девушке лицом к лицу и без лишних расшаркиваний сообщить все, что мечтаешь с ней проделать. Воспитания, несмотря на определенные сдвиги в сознании, еще никто не отменял.
  - Что-то случилось? - с искренней заботой в голосе спросила Линала
  - С чего ты взяла? - как можно беззаботней ответил Кирилл.
  - Ты покраснел. Я читала, что у людей это служит признаком повышения температуры, - совершенно серьезно и с легкой тревогой в голосе пояснила Линала. - Одним из главных признаков болезни.
  - Все нормально. Краснеют не только из-за этого, - начал было Кирилл разъяснять девушке особенности человеческой физиологии, как вспомнил, что у мийсау она, в общем-то, не особо-то и отличается.
  Тогда в чем дело? Перепутала? Не похоже. Эмпатия подтвердила догадку: от девушки веяло весельем.
  - Туше, - хмыкнул он.
  Линала в ответ проказливо улыбнулась. Веселье прервал раздавшийся голос Беты.
  - Владыка, выберите точку посадки, - произнесла она, выводя на экран изображение долины.
  В глаза подростку сразу бросилась широкая проплешина, на которой виднелась россыпь спасательных капсул. Они располагались кругом, но при этом делились на группы, различия между которыми явственно прослеживались благодаря разнице во внешнем виде конструкций. В центре же высились какие-то сооружения и домики.
  Первая группа в круге принадлежала разноразмерным капсулам с плавными обводами. Такой дизайн предпочитали в Солнечной Конфедерации.
  Когда-то на заре своей космической экспансии, человечестве больше тяготело к прямым линиям и максимально эффективному использованию внутреннего пространства, но со временем технологии серьезно продвинулись вперед и необходимость в таком экономном подходе отпала. Появилась тяга к эстетике. В случае человечества - к плавным или хищным очертаниям.
  Вторая по численности группа принадлежала похожим на колючие ежики конструкциям с короткими шипами. Выглядели они довольно угрожающе.
  - Ретау, - при взгляде на них произнесла Линала, чему-то нахмурившись.
  Перед внутренним взором Кирилла сразу же появился экзот, внешне напоминающий вставшую на задние лапы рептилию. По его спине и длинному хвосту частым гребнем шли короткие треугольные шипы. Острая пасть выдавалась вперед и могла похвастаться внушительным частоколом клыков.
  Их Доминион располагался за Пространством Мийсау и общей границы с Солнечной Конфедерацией не имел. По уровню технологического развития ретау занимали твердую семерку по человеческой классификации. Миры предпочитали в основном водного типа, а свои города строили либо на побережье, либо на отмели, либо на плавучих конструкциях их имитирующих.
  С людьми, вроде бы, особо не контактировали, а вот с мийсау враждовали уже не первую сотню лет. Ирония крылась в том, что когда-то эти две расы неплохо ладили между собой, и даже заключили союз против кого-то третьего, но во время войны Пространство Мийсау покинуло своего союзника. Причины и последствия такого решения у двух рас, понятное дело, серьезно расходились, но результат очевиден любому, имеющему глаза: мийсау и ретау готовы при любой возможности разорвать друг друга.
  - Они не позволят мне остаться, - напряженно произнесла Линала. - Мы слишком ненавидим друг друга.
  - Не переживай, ретау не одни там заправляют, - коснулся плеча девушки Кирилл. - Договоримся. В крайнем случае, просто отлетим чуть подальше. Долина-то большая, найдем место.
  - Спасибо, - взглянула на него Линала. - Но я не хочу, чтобы у тебя появились из-за меня неприятности.
  - Брось, - коротко рассмеялся Кирилл и наставительным тоном произнес. - Неприятности - это когда терпишь крушение над планетой с агрессивной фауной без воды, еды и навыков выживания. А в твоем случае правильнее говорить: 'легкое затруднение'.
  - Зануда, - легонько толкнула его девушка. - Но все равно спасибо.
  - Обращайся, - откликнулся Кирилл и вновь повернулся к транслируемому Бетой изображению.
  Третья группа капсул принадлежала различным шарообразным конструкциям. Самые большие из них напоминали грозди трех ягод, соединенных своеобразной шляпкой.
  - Лемесай, - ответила на невысказанный вопрос Линала.
  'Иметь под рукой специалиста-экзобиолога довольно удобно' - оценил парень, собирая в единое целое все, что знал об этой расе.
  Зеленая Зона лемесай граничила как с Солнечной Конфедерацией, так и с Пространством Мийсау и по объему превосходила их обоих вместе взятых. Успех подобной экспансии крылся в невероятной приспособляемости этой расы. Все лемесай с рождения обладали чудовищным по силе даром биотики, который, однако, развивался у них лишь в одном направлении: адаптации. Они могли приспособиться практически ко всему.
  Может показаться, что природа сыграла с лемесай злую шутку, лишив всего многообразия и потенциала их дара, но сами они так не считали. Любая планета в итоге становилась им комфортным домом. Да и в бою сложно представить себе противника более неудобного, чем тот, кто с течением времени становится все сильнее и адаптируется к твоим атакам. Если, конечно, не прикончить его сразу. Что сделать довольно затруднительно, так как эта же способность даровала лемесай и достойную восхищения живучесть. Чтобы убить их одним ударом, требовалось приложить серьезные усилия.
  Рейтинг технологического развития Зеленой Зоны застыл где-то между семеркой и восьмеркой.
  К счастью для окружающих, государство лемесай не могло похвастаться единством. Каждая более-менее развитая планета пыталась завоевать для себя статус столицы сектора, а каждый сектор - статус центрального. Частенько доходило и до прямого военного противостояния.
  Возможно, такая ситуация сложилась из-за огромного числа колоний лемесай. Либо из-за того, что жители двух планет могли отличаться друг от друга настолько, что и одну расу-то в них не заподозришь. В любом случае, лемесай большую часть своих ресурсов тратили на внутренние распри.
  Что касается отношений с Солнечной Конфедерацией и Пространством Мийсау, то тут все зависело от сектора. Некоторые довольно плотно сотрудничали, другие недолюбливали вплоть до ксенофобии.
  Пусть внешний вид у лемесай и мог серьезно варьироваться в зависимости от планеты, но отправная точка у него все же существовала. Ею служил вид прямоходящей рептилии. Но не такой агрессивный, как у тех же ретау: вместо полной зубов пасти - костяной клюв, отсутствовал хвост, зато в наличии имелся крепкий панцирь из шестигранных сегментов, который закрывал все тело, кроме рук, ног и головы.
  - Спасибо, - поблагодарил Кирилл за подсказку и указал на последний сектор кольца. - А это кто? Не могу понять.
  Спасательные капсулы в этом секторы имели довольно грубую прямоугольную форму первых кораблей Конфедерации и подобием обтекаемости могли похвастаться разве что с одного конца. Носа, очевидно.
  - Вайси, - с ударением на последний слог, ответила Линала.
  - Вот значит как, - протянул Кирилл.
  Об этой расе он не знал практически ничего. Никогда не интересовался: Звездная Корона хоть и граничила одновременно и с Конфедерацией, и с Пространством Мийсау, и с Доминионом, но при этом оставалась довольно бедной. Несмотря на протяженность, в нее входило слишком мало систем, а технологический уровень едва достигал тройки.
  Вайси представляли собою пушистый шарик с ручками, ножками, длинным хвостом-кисточкой, большими глазами и тонкогубым ртом. Цвет их шерсти варьировался в довольно широком диапазоне. В принципе, это все, что Кирилл о них помнил.
  - Садимся здесь, - выбрав точку чуть в отдалении от внешней линии круга капсул, решил Кирилл. - С человеческой стороны.
  - Повинуюсь, Владыка, - откликнулась Бета.
  Зиури же вновь промолчал. Он настолько виртуозно исполнял свою роль переводчика, что Кирилл иногда даже забывал о его существовании. Определенно, искИн стоил каждой потраченной на него минуты.
  - Нас уже встречают, - произнес Кирилл очевидное, когда капсула, наконец, утвердилась на земле. Внешние камеры четко и ясно демонстрировали, как со стороны поселения в их сторону выдвинулось четверо разумных: по одному представителю от каждой из живущих в поселении рас.
  
  Глава 12
  - Что ж, не будем заставлять себя ждать, - немного посверлив изображение взглядом, скомандовал Кирилл.
  Движением ладони он приказал Бете открыть шлюз и неспешным шагом направился к местным. Чуть позади него пристроились мийсау и андроид. Довольно символично встреча двух групп разумных произошла ровно на половине пути между поселением и капсулой.
  - Приветствую вас от имени совета поселения, - произнес на вполне понятной интерлингве лемесай, выступив на шаг вперед из рядов встречающих.
  Принадлежащие Лисицкому инстинкты хищника тут же определили его, как самого опасного из присутствующих. Кирилл всем своим существом ощутил исходящую от него угрозу. Случись бой и с лемесай, определенно, придется повозиться.
  Из-за невысокого, всего по грудь Лисицкому, роста и поджарой фигуры создавалось устойчивое ощущение, что в схватке данный экзот полагается в первую очередь на скорость. Одежда на нем отсутствовала практически полностью. Единственными предметами искусственного происхождения оказались темно-зеленые браслеты и воротник, защищающий шею, плечи и часть груди. В остальном же тело экзота покрывала темно-зеленая чешуя.
  - Мы всегда рады новым гостям, - продолжил, равнодушно встретив хищный взгляд человека, лемесай.
  - Эттен* Кессез, - неожиданно раздался голос, вклинившийся в приветственную речь. - Мы не должны разрешать этой девушке примкнуть к нашему поселению.
  Лемесай неторопливо повернул голову в сторону ретау, который ожидаемо и оказался автором ультимативного утверждения. Стоит заметить, что изображение не передавали и десятой доли мощи и свирепости его расы.
  Ретау возвышался над всеми остальными, словно осадная башня: рост ящера достигал практически трех метров. Мощную и угрожающую фигуру защищала черная и угловатая броня, весьма технологичная даже на вид. Морду уродовал длинный шрам, придавая ящеру еще больше жестокости и агрессивности. Говорил ретау на резком и гортанном наречии, которое для Кирилла переводил Зиури.
  - И в чем же причина вашей категоричности, тол** Эраду? - поинтересовался между тем Кессез. - Вашу неприязнь к данной расе в целом вряд ли можно считать достойным аргументом.
  Несмотря на то, что лемесай едва доставал ретау до пояса, этим фактом он совершенно не тяготился. Напротив, в его голосе звучали легкие покровительственные интонации.
  - Если бы вопрос касался исключительно моей личной неприязни, я бы согласился с вами, - резко взмахнул рукой ретау. - Но ее к мийсау испытывают все мои сородичи до единого. Это серьезная проблема.
  Человек в рядах встречающей делегации смерил ретау уничижительным взглядом.
  - Руководствуйся мы теми же принципами и, вполне возможно, что и вас бы тут не стояло, - резко произнес он.
  Брана Рейли Кирилл признал в говорящем не без труда. Мужчина сильно изменился с того памятного сеанса связи. В его волосах поселилась обильная седина, лицо прочертило несколько глубоких морщин, глаза потускнели.
  - На тот момент вопрос стоял по-другому: выживание или смерть, - оскалился Эраду. - Мы были нужны вам не меньше, чем вы нам. Но с того времени уже три хештеффа проползло, сейчас мы просто принесем в поселение никому не нужный конфликт. Да и ради кого? Девчонки мийсау? Ответь мне, человек, какую пользу она сможет принести? Вся ее раса ни на что, кроме интриг и подлости, не способна.
  - Не соглашусь, - бесстрастно произнес Кессез. - Несмотря на постоянную вражду между вашими расами, Пространство мийсау до сих пор процветает. Одними интригами такого не добиться.
  - Именно из-за этой вражды я и знаю их гораздо лучше вас, и понимаю, о чем говорю, - агрессивно клацнул зубастой пастью ретау. - Мои сородичи не смирятся с присутствием в поселении этой девки.
  - Возможно, я и не настолько осведомлен, как вы, - сцепил пальцы в замок лемесай.
  - Именно, - рыкнул Эраду.
  - Но вы не можете отрицать и того факта, - продолжил, словно ни в чем не бывало, Кессез. - Что мы перепробовали уже практически все доступные способы, которые могли бы в перспективе помочь нам выбраться с этой планеты. Ни один из них не увенчался успехом. Технологии же мийсау зачастую уникальны. Возможно, именно они станут тем ключом, который мы ищем. Постарайтесь донести это до своих сородичей.
  - Уникальные технологии? - издал помесь рычания и шипения, которая, похоже, заменяла ретау смех, Эраду и демонстративно осмотрел спасательную капсулу. - И где же они? На вид - самая обычная человеческая скорлупка.
  - Очевидно, это она и есть, - невозмутимо согласился лемесай. - И все же перед нами первая за множество лет мийсау. Возможно, за ней последуют и другие.
  - Действительно, - неожиданно согласился ретау и перевел взгляд на Линалу. - Столько лет ничего о мийсау не слышал. Еще столько же бы с удовольствием к этому сроку прибавил. Не припоминаю, чтобы на совете кто-то сообщал о контакте с ними.
  - С нашей стороны контакта точно не происходило, - забавно пропищал, словно мышка, оранжевый шарик, который доставал Рейли примерно до груди.
  - Тоже не припомню такого, - нахмурился Бран.
  - Откуда вы получили координаты поселения? - потребовал Кессез, обернувшись к новоприбывшим.
  От прозвучавших в голосе экхота командных интонаций Кирилл ощутил, как в груди вскипает чувство ярости. Не даром он предполагал, что с любым подчинением и руководящей вертикалью у него теперь возникнут серьезные проблемы. Например, сейчас у него возникло невероятно острое желание затолкать наглые слова лемесай обратно ему в глотку и продемонстрировать, кто тут на самом деле является хозяином положения. Все его существо буквально требовало этого. К счастью, Кирилл ожидал чего-то подобного и сумел удержать собственные инстинкты в узде.
  - Их мне сообщил мистер Бран Рейли, - спокойным голосом, в котором не отразилось ни капли истинных чувств, ответил Лисицкий. - Приблизительно полгода назад. Уважаемую Линалу я встретил намного позже, так что нет ничего удивительного в том, что вы о ней ничего не слышали.
  - Прости парень, но что-то я такого не припомню, - задумчиво произнес Бран, дергая пальцами бороду.
  - Я тогда помладше выглядел. Вы еще отчет о состоянии капсулы просили и сказали, что все в труху, - попытался пробудить память Рейли Кирилл. - Там еще девочка присутствовала. Блондинка лет десяти. Представилась Алисой Танлер.
  - Девочка? - удивленно переспросил мужчина, в глазах которого наконец-то забрезжила тень узнавания. - Но единственной Алисе Танлер, которую я знаю, неделю назад исполнилось девятнадцать.
  - Да быть того не может, - пораженно выдохнул парень. - Она же совсем маленькая.
  - И все же это так, - заторможено кивнул Бран и неуверенно добавил. - Кирилл Лисицкий?
  - Он самый, - обрадовался молодой человек, несмотря на то, что почувствовал: все это 'жу-жу' явно неспроста.
  - Странно, - произнес лемесай, чьи зрачки двигались так, словно читали нечто невидимое остальным. - Согласно моим данным, контакт с Кириллом Лисицким произошел больше восьми стандартных лет назад.
  - Так и есть, - кивнул Рейли. - Девять лет и семь месяцев по земному календарю.
  - Я же говорил: от мийсау одни проблемы, - прорычал ретау.
  До Кирилла его слова донеслись словно сквозь вату. Девять лет? Как? Когда? Почему? Возникшее было отрицание быстро сошло на нет: не стали бы его обманывать подобным образом. Зачем? Косвенным образом правдивость их слов подтверждал и неожиданно повзрослевший внешний вид, его изменения как раз совпадали с озвученными цифрами. Оставалось только признать, что, возможно, девять лет его жизни и в самом деле куда-то пропали. Но когда? И куда конкретно?
  Возможно ли, что он просто потерял счет времени, когда находился в Ковчеге? Да, такое вполне могло произойти. Но как тогда объяснить дату в календаре ТиЭй, которая такую возможность полностью отрицала? Он сам ее изменил? Но зачем? Ошибка? Кирилл парой движений глаз синхронизировал личное время с показателями капсулы. Числа совпали.
  - Ничего не понимаю, - произнес он под внимательными взглядами остальных. - Для меня и года не прошло. Могу скинуть временные метки.
  - Человеческая техника, - презрительно махнул рукой Эраду. - Дайте мне двадцать минут, и она будет утверждать, что парень чистокровный ретау и прибыл из будущего, чтобы всех нас спасти. Впрочем, он, возможно, действительно не понимает, что происходит. Это вполне в духе мийсау.
  'Может и в самом деле?' - подумал Кирилл.
  Что, если из той схватки перед капсулой он вышел вовсе не победителем? А Линала повелитель вовсе не материи, как утверждает, а разума? Это многое бы объяснило. Он ведь и на свой возраст обратил внимание только после встречи с ней.
  Но кое-что в предложенной ретау версии не сходилось. Для начала, если Линала действительно настолько сильный повелитель разума, почему она оставила в своих планах такой явный изъян? Создание поддельных воспоминаний для нее не должно являться чем-то запредельным. Глупо.
  Но допустим. Предположим, что сыграл какой-то неизвестный фактор. Может Линала уроки по созданию поддельных воспоминаний прогуливала. Но зачем тогда вообще брать Кирилла с собой? Из-за капсулы? Случайно нашла. Всяко меньше подозрений, чем вот так. Почему девять лет?
  - Как-то сложновато выглядит, - невольно озвучил размышления Кирилла Рейли.
  - Я воевал с мийсау половину своей сознательной жизни: для них что-то подобное как раз в пределах нормы, - не спуская взгляда с Линалы, произнес Эраду. - В тот момент, когда ты поверишь, что происходящее слишком безумно для любого плана, ты проиграл.
  - Звучит, как паранойя, - усмехнулся Кирилл.
  - У нас это называют опытом, человек, - презрительно бросил Эраду.
  Кирилл чувствовал, что слова ретау находят отклик среди местных. Как известно, чем чудовищней ложь, тем охотнее в нее верят. В этом смысле ретау выбрал беспроигрышный вариант. Все выдвинутые им утверждения базировались исключительно на его собственной уверенности и авторитете, а мийсау в них представлялись настоящими исчадиями ада. Тот же вайси, к примеру, уже полностью утвердился в мысли, что от нежданных визитеров пора избавляться. Рейли колебался. Эмоции Кессеза, как и самого Эраду, Кирилл по какой-то прочитать не мог.
  - Что ж, в таком случае вы ведь не будете против небольшого эксперимента, чтобы разрешить наш спор? - усмехнулся Кирилл, сверля взглядом перекошенную морду ретау.
  - Попробуй удивить меня, человек, - прищурился ящер.
  - Так уж вышло, что я уверен в своей способности защититься от любой ментальной манипуляции, - произнес Кирилл. - Если лучший из ваших психо сумеет прочитать мою память, хоть кусочек, значит в вас и в самом деле говорит опыт. Если же нет - паранойя. Довольно просто на мой взгляд.
  - По-твоему, я должен оторвать своего лучшего специалиста от работы только для того, чтобы тебе что-то доказать? - Эраду рассмеялся. - Не интересует.
  - А я бы посмотрел, - неожиданно раздался голос Брана Рейли. - Не в моих правилах отказывать кому-то в убежище только на основании чьих-то домыслов.
  - Поддерживаю, - произнес лемесай. - Не то чтобы я не доверял вашему мнению, тол Эраду, но касательно мийсау вы все же мыслите несколько односторонне.
  - В самом деле, эттен Кессез? - оскалился ретау. - У вас есть другое объяснение провалу в памяти длинною в восемь лет?
  - Очередная аномалия, - без лишних эмоций предположил лемесай, подняв руку на уровень лица и описав ладонью круг. - Тот же синий туман обладает схожим эффектом.
  Предположение экзота, судя по всему, попало в самую точку. Кирилл ощутил, как сомнения Рейли исчезли, а вайси начал колебаться.
  'Может и в самом деле аномалия?' - подумал он.
  - Будет вам эксперимент, - буквально прошипел Эраду. - Эф уже почти здесь.
  Подтверждая слова экзота, со стороны поселения показался относительно невысокий, всего-то метра два с половиной, ретау. Очевидно, Эраду слегка преувеличивал занятость специалиста: либо он изначально сопровождал своего лидера, либо получил вызов еще в самом начале встречи, иначе не смог бы так быстро появиться.
  Ретау встретил появление подчиненного плотоядным оскалом. Толи удовлетворение своевременным прибытием таким образом выражал, толи просто хотел кого-то сожрать - Кирилл так до конца и не разобрался.
  - А вот и она, - произнес Эраду.
  'Так это женщина?' - испытал чувство легкого удивления Кирилл.
  Надо заметить, что внешне от своего начальника Эф практически не отличалась. Немного другой цвет чешуи и глаз, чуть менее массивное телосложение, меньший рост - все это вполне можно было списать на индивидуальные отличия. Однозначно определить женщина перед тобой или мужчина ретау оказалось довольно сложно. Если какие-то заметные отличия и существовали, то их надежно скрывала однотипная броня.
  Между тем ретау добралась их группы
  - Дормунд`Каз Эф здесь по вашему приказу, полковник, - вытянувшись перед Эраду, доложила она.
  - Дормунд`Каз? - переспросил Кирилл, повернувшись к Зиури.
  - В человеческом языке не существует понятия, которое полностью передает смысловую нагрузку данного звания. Дормунд`Каз - псионик на военной службе Доминиона. Следит за психическим состоянием подразделения. Можно сказать, что она выполняет обязанности психолога, контрразведчика и инквизитора одновременно.
  - Ясно, - кивнул Кирилл и его взгляд вновь вернулся к ретау.
  К этому моменту Эраду уже успел выдать подчиненной все необходимые указания, и Эф направлялась к человеку.
  - Я должна проверить вас на воздействие мийсау, - прозвучал ее голос, когда расстояние между ними сократилось до шага. - Пожалуйста, не сопротивляйтесь.
  Не успело прозвучать последнее слово, как в голову Кирилла словно попытались вонзить сотню тончайших игл. К счастью, державшей их руке определенно не хватило силы, и в результате острия лишь слегка надавили на кожу. Не самое приятное ощущение, стоит заметить, но со всесокрушающим давлением в исполнении того же Ликка не сравнить.
  В отличие от ресу, Эф действовала тоньше. Секрет ее 'игл' скрывался не только и не столько в банальном уплотнении энергии, сколько во внутренней структуре. Кириллу даже показалось, что окажись он обычным психо-самоучкой, ретау бы прошла сквозь его защиту и при их разнице в силе. Он бы мяукнуть не успел. К счастью, его возможности лежали несколько в иной плоскости, и этот разрыв Эф преодолеть уже не смогла. Хаш оказалась слишком плотной энергией для нее.
  'Хм, а если так' - подумал Кирилл и чуть сместил внешний слой щита, в который ретау все же удалось немного проникнуть.
  Эф скривилась, а кончики ее 'игл' разрушились. Вся конструкция заколебалась, но ретау все же сумела ее стабилизировать и даже восстановить 'иглы' к изначальному состоянию, но далось ей это явно с большим трудом. После того, как Кирилл повторил удачный прием, ретау отступила.
  - Не могу, - с ясно читаемым удивлением, выдохнула Эф. - Слишком мощная защита.
  - Поделки мийсау? - резким голосом задал вопрос Эраду.
  - Нет, не похоже. Просто голая мощь. Даже не думала, что среди людей рождаются столь сильные псионики, - покачала головой ретау.
  - Я же говорил, мою память не так-то легко изменить, - хмыкнул Кирилл. - Если бы у мийсау действительно существовали настолько сильные повелители разума, они бы просто выловили кого-нибудь за пределами поселения и получили готовых шпионов с минимальными усилиями.
  - Согласен с человеком, - вынес вердикт лемесай. - Это действительно имеет маловато смысла.
  - Раз со всем разобрались, Кирилл, я предлагаю тебе и твоей подруге место в человеческом секторе поселения, - с отчетливо ощутимым облегчением в эмоциях произнес Рейли.
  - Я против, - смерил человека злым взглядом Эраду.
  'В тебе-то я и не сомневался' - мысленно усмехнулся Лисицкий.
  - Поддерживаю, - пропищал следом вайси.
  'А вот это уже странно' - немного удивился Кирилл. Благодаря эмпатии он прекрасно ощущал, что после испытания вайси начал относиться к нему и Линале вполне нейтрально. Однако на голосовании забавный экзот поддержал ретау.
  - А мне точка зрения мистера Рейли кажется более разумной. Вполне вероятно, что мийсау сумеет подсказать решение, благодаря которому мы наконец-то выберемся с этой планеты. Отказываться от сильного псионика в текущих условиях так же считаю глупостью, - не заставил себя долго ждать и Кессез. - Так как голоса разделились поровну, окончательное решение принадлежит основателю нашего поселения - мистеру Рейли. Его мнение нам уже известно.
  Эраду смерил остальных раздраженным взглядом, резко развернулся и зашагал обратно в поселение. Следом за ним поспешил и вайси. Оставшиеся проводили удаляющихся экзотов задумчивыми взглядами. О чем в этот момент думал лемесай, Кирилл по понятным причинам не узнал, а вот Рейли испытывал чувство острого сожаления. Прервал затянувшееся молчание лемесай.
  - Наше знакомство началось не лучшим образом, - произнес он. - Стоит это исправить. Мое полное имя - Аклес Кессез Тирельский. Уважительным обращением на моем родном мире считается эттен Кессез.
  - Кирилл Иванович Лисицкий, - представился в ответ молодой человек. - Можно просто Кирилл.
  - Бран Рейли, - сообщил мужчина. - Но это уже, пожалуй, всем и так известно.
  - Линала Рен`Ивер Сорью, - впервые за время разговора подала голос мийсау, хотя Кирилл точно знал, что Зиури ведет синхронный перевод и для нее. В конце концов, он сам дал ему такое указание: оборудование андроида позволяло ИИ направлять звуковые волны в строго заданном направлении. - Зовите Линалой.
  'Умненькая' - не без удовольствия отметил Кирилл. Представившись полным именем, мийсау не только продемонстрировала уважение, но и уменьшила подозрения, сообщая, что является повелителем материи, а не разума.
  - К сожалению, наши внутренние споры заняли слишком много времени. Полагаю, мистер Рейли не откажется ввести вас в курс дел. Надеюсь, в дальнейшем нас ждет только продуктивное сотрудничество, - равнодушно произнес лемесай.
  - Не откажусь, конечно. Иди уже, - усмехнулся Рейли, махнув рукой. - Так, Кирилл, давай-ка для начала я сброшу тебе координаты для стоянки капсулы.
  ТиЭй мигнуло принятым пакетом. Разрешив активацию, Кирилл получил в свое распоряжение довольно подробную карту поселения. Если сопоставить ее с тем, что удалось увидеть с высоты, то красный сектор принадлежал ретау, зеленый - лемесай, желтый - вайси, а синий - людям. Именно на края последнего и располагал маркер с координатами. Территория сородичей Эраду, к слову, оказалась самой крупной. С высоты это не так бросалось в глаза.
  - Принял, - кивнул Лисицкий и тут же перекинул полученный пакет Бете.
  - Отлично. Идем, я расскажу тебе что и как, - Рейли довольно энергичным шагом направился к поселению.
  - Я бы тоже хотел кое-что с вами обсудить, - ответил Кирилл, последовав за мужчиной. Справа от него пристроилась Линала.
  - Я слушаю, - повернул голову Рейли.
  - Не здесь, - чуть поморщился Кирилл. - Я бы предпочел более уединенное место.
  - Даже так? Ну хорошо, твоя капсула подойдет? - не сбавляя шага, удивленно посмотрел на парня Бран.
  - Вполне, - согласно кивнул Кирилл.
  - Ну и отлично, - произнес Рейли. - Так, смотрите, спасательные капсулы у нас играют роль охранного периметра. Здесь несет вахту дежурная смена, размещены блоки охранных периметров.
  За разговором группа уже успела достигнуть поселения.
  - Так как вы со мной, постовые вас пропустят, - пояснил Рейли. - Но далеко лучше не отходите. И на территорию других секторов тоже не забредайте, а то всякое может приключиться.
  - Ясно, - друг за другом ответили Кирилл и Линала.
  - Отлично. Так, за внешним кругом у нас расположены дома. Без особых удобств, но прохладные. Имеется горячее водоснабжение. В основном люди там и живут, но есть и пара исключений. Мы не запрещаем. За жилым сектором расположены производственные помещения и склады. В самом центре - общая для Пельты научная лаборатория, рынок и так далее, есть даже небольшой ресторан, - активно жестикулируя руками, принялся объяснять жизненный уклад поселения Рейли. - Вам тоже положено жилье. Не 'люкс', но небольшое личное пространство получите. Ага, вот и пришли.
  Ведомая Браном группа и в самом деле оказалась перед знакомой капсулой. Жестом приказав Бете открыть шлюз, Кирилл пригласил Рейли внутрь. Первым, конечно же, на глаза мужчине попался саркофаг. За ним громоздились ряды черных и золотых ящиков.
  - Ого, парень, что это такое? - воскликнул Рейли.
  - О том и пойдет речь, - вздохнул Лисицкий, открыто встречая несколько настороженный взгляд Брана. - Дайте мне пару секунд, я постараюсь придать конфиденциальность нашему разговору.
  Перед ответом Рейли возникла короткая, практически незаметная пауза. Однако Кирилл чувствовал, как в мужчине сталкиваются доверие и здравомыслие.
  - Хорошо, - все же кивнул Рейли.
  - Ничему не удивляйтесь. Я все объясню, - произнес Кирилл и развел руки в стороны.
  Ему самому этот жест практически не требовался, зато он прекрасно давал понять окружающим, что сейчас что-то произойдет. Секунду спустя стены капсулы скрыла плотная туманная пелена.
  - Это то, что я думаю? - напряженным голосом задал вопрос Рейли.
  - Если вы о силе демонов, то да, это она. Кстати, сами себя они называют ресу, - кивнул Кирилл.
  - Называют? Так они разумны? - вполне ожидаемо ухватил за информацию Рейли.
  - Вполне, - подтвердил Кирилл, чувствуя, как в его душе пробуждается жадность.
  Он ощущал почти физическую боль, отдавая за просто так болью и кровью заработанные знания. И в то же время Кирилл понимал, что это насквозь детское и эгоистичное чувство. Думала ли Алиса, когда отправляла ему видео-предупреждение о демонах, что получит с него взамен? Или может Рейли рассчитывал, что он как-то доберется до них на своей изломанной капсуле и начнет отрабатывать его советы?
  - С ними есть возможность договориться? Чего они хотят? - продолжил между тем сыпать вопросами Бран.
  - Не получится, - покачал головой Кирилл. - Убивать нас у них в крови.
  - Но ты же с ними общался, - резонно заметил Бран.
  - Можно и так сказать, - усмехнулся парень. - Один из них сидел в клетке, а другой пребывал в уверенность, что убьет меня через пару минут.
  - Дела, - нервно дергая бороду, произнес Бран. - Так, парень, давай-ка вернемся к началу. Как? Когда? При каких обстоятельствах?
  - Сразу после посадки, - начал свой рассказ Лисицкий. - Именно ресу убил всех моих спутников. Сам я выжил чудом: ткнул в него оголенным кабелем, а затем добил мачете. А когда очнулся, обнаружил, что теперь тоже могу управлять их силой.
  - Так просто? Выходит, кто угодно может ее получить? - удивился Рейли.
  - Не совсем, - отрицательно качнул головой Кирилл. - Получить, положим, и можно, а вот удержать... Ресу, с которым мне удалось поговорить, утверждал, что я не первый такой, но все остальные превратились в тех, кого, собственно, и убили.
  - Мой друг стал таким, - неожиданно поддержала парня Линала. - Он убил всех. Если бы не Кирилл, следующей его жертвой стала бы я.
  - Рыцарь, который сам становится драконом, - пробормотал Рейли. - А ты, парень?
  - Сам не знаю, - пожал Кирилл плечами. - Просто почему-то не испытываю желания убивать налево и направо ради силы.
  - Ясно, - непонятно чему-то нахмурился Рейли. - И что, она того стоит?
  - Для кого как, - ответил Кирилл. - Она делает меня сильнее, быстрее, умней, живучей. Но главное даже не боевые возможности. Хаш - универсальный инструмент. Например...
  Кирилл взял с рабочей поверхности электронную плату и легким движением рук сломал ее пополам. А затем срастил воедино.
  - Потрясающе, - пробормотал Рейли, склонившись над местом разлома. - Ты так с чем угодно можешь?
  - Практически, - кивнул Кирилл. - Разве что с живым организмом никогда не пробовал.
  - Так вот как ты свой хлам починил, - осенило Брана. - А я все не мог понять, как он летает.
  - Я бы попросила выбирать выражения, - тут же раздался возмущенный голос Беты. - Как вы обращаетесь к леди?
  - Эм, - Рейли даже смутился на секунду. - Какая у твоего виртИна необычная личностная матрица.
  - Да уж, этого у нее не отнять, - улыбнулся Кирилл. - Бета уникальна.
  - Ах, Владыка, как приятно слышать от вас подобное, - томно вздохнула виртИн.
  Глаза Рейли пораженно расширились: подобного опытный инженер определенно не ожидал. Впрочем, со своими эмоциями он справился довольно быстро.
  - Подожди, но куда ты в таком случае пропал? Изначально я думал, что ты либо погиб, либо вышла из строя система связи, - вернулся в конструктивное русло Рейли.
  - Можно сказать, что попал в область стихийного бедствия, - продолжил улыбаться парень. - Зиури, покажи мистеру Рейли наше любимое кино.
  - Да, мастер, - прозвучал голос андроида и все пространство капсулы затянуло иллюзией водной глади, по которой величественно скользил усеянный костяными шипами скат.
  Камера начала приближаться к спасательной капсуле, выглядевшей маленькой черной точкой, позволяя оценить масштабы происходящего. Затем картинка сменилась на видео полета сквозь лес костяных шипов, следом - на преодоления водяной стены.
  - Что это за чудовище? - пораженно выдохнул Рейли.
  - Ресу называют их Владыками, - пояснил Кирилл, ощущая острое чувство дежавю. - По сути, это просто древнейшие и сильнейшие из них. Например, конкретного это называют Спящим Владыкой. Ресу верят, что сила этого чудовища настолько велика, что даже его сны воплощаются в реальность. Сколько в этом правды утверждать не возьмусь, но озеро, если не море, вокруг него самое настоящее. Плюс - постоянный шторм.
  - Насколько вероятно, что долина окажется на его пути? - задал самый важный вопрос Бран.
  - Понятия не имею, - пожал плечами Кирилл. - Когда я последний раз его видел, он двигался в совершенно другом направлении, но кто поручиться, что он не сменил его через минуту? К тому же, он не единственный Владыка на Рруа.
  - Так ресу называют свою планету? - попробовал угадать Рейли.
  - Именно, - подтвердил Кирилл.
  - Кстати, а это что? - Бран кивком подбородка указал на саркофаг.
  - Так, по случаю подвернулось. Наследие предков нынешних ресу, - не вдаваясь в подробности, пояснил Кирилл. - Работает исключительно на хаш, но как именно, я и сам пока не разобрался. Не мой уровень, а нахрапом лезть опасаюсь: может и рвануть.
  Делиться с Рейли тайнами прошлого Кирилл не собирался. Долг долгом, но к выживанию добытые в башне артефакты не имели ни малейшего отношения, а проблем создать могли. Особенно саркофаг и ядро.
  Существование у ресу в прошлом целой цивилизации Рейли принял довольно равнодушно. Похоже, лимиты удивления он на сегодня уже исчерпал. Воцарилось молчание, благо каждому из имелось присутствующих имелось, о чем подумать.
  - Есть еще что-то важное? - наконец задал вопрос Бран.
  - Да вроде нет, - немного подумав, ответил Кирилл.
  - В таком случае давай на сегодня закончим. Мне нужно хорошенько все это обдумать, да и поздно уже, - запустив пятерню в волосы, предложил Рейли. - Сейчас покажу, где вам можно переночевать.
  - Я лучше здесь останусь, - отказался Кирилл и пояснил. - Привык уже. Через столько мы уже с этой леди прошли.
  - Хнык-хнык, - неожиданно всхлипнула Бета. - Владыка, это самое прекрасное признание в любви, которая я когда-либо слышала. Я тоже с вами навсегда.
  - М-да, даже настаивать не буду, - выслушав виртИн, хмыкнул Бран. - Линала, тогда вам?
  - Я бы тоже предпочла остаться, если Кирилл не против, - неожиданно призналась девушка.
  - Я не возражаю, но откуда вдруг такое желание? - удивился Кирилл, которому воображение уже нарисовало картину совместной ночевки с прекрасной мийсау.
  - Здесь безопасно, - просто пояснила Линала.
  - Эх, молодежь, - махнул на них рукой Рейли. - Убирай давай свою защиту и пойду я.
  - До завтра, - откликнулся Кирилл.
  
  *Эттен - уважительное обращение среди лемесай.
  **Тол - уважительное обращение среди ретау.
  
  Глава 13.
  Проводив удаляющуюся спину Рейли взглядом, Кирилл жестом приказал Бете закрыть шлюз. Мгновенно вспыхнуло защитное поле, полупрозрачной пленкой отсекая шум внешнего мира, а затем и тяжелая дверь встала на законное место. Воцарилась тишина. Каждому из обитателей спасательной капсулы имелось над чем поразмыслить.
  Бета, к примеру, инициировала расчет собственной полезности. Ее программное обеспечение однозначно определяло, что Владыка рано или поздно пожелает утвердить в поселении собственную власть. И ее, Беты, прямая задача: подготовить почву и оказать в нужный момент максимальное содействие. К сожалению, в этом отношении алгоритмы Создателя оказались довольно обрывочны, но и прямого запрета на их расширение не существовало. Их разработку тормозило лишь отсутствие доступа во внутреннюю сеть поселения, но Владыка, наверняка, в скором времени решит данную проблему. Определенно, он оценит ее старания и вышвырнет эту пародию на порядочный виртИн вместе с наглой и бесполезной девкой. Все вернется к идеалу: он, она подле него и где-то внизу копошатся, пытаясь услужить, жалкие рабы.
  Что касается Кирилла, то его мысли крутились вокруг только что состоявшегося разговора. Все ли прошло так, как он запланировал изначально? На первый взгляд могло показаться, что встреча не принесла ему ничего, кроме, разве что, успокоения собственной совести, но стоило посмотреть чуть глубже и становилось очевидно, что все не так просто.
  Еще в первый раз столкнувшись с выбором между жизнью в поселении и одиночеством, Кирилл осознал, что у него совершенно точно имеются определенные психологические проблемы. Одна только мысль о том, что придется кому-то подчиняться, приводила его внутреннего хищника в ярость на грани с потерей самоконтроля.
  Скорее всего, парень бы сумел его удержать, но заниматься этим постоянно не имел ни малейшего желания. Ведь то, что он называл своим 'внутренним хищником', по сути являлось его инстинктами, пусть и приобретенными не совсем обычным путем. Да, Кирилл умел их контролировать, но это не доставляло ему ни малейшего удовольствия. Скорее наоборот - массу весьма неприятных ощущений. Ничего удивительного, что Кирилл даже обрадовался, когда у его капсулы обнаружились критические повреждения.
  Но затем юноша оказался в Ковчеге, и осознал, что без человечного общества он банально сходит с ума. Там, где психически здоровый человек с крепкой волей смог бы провести годы без критических последствий, он рисковал полностью потерять себя за считанные месяцы. Стало очевидно, что вряд ли получится избегать поселения выживших, как Кирилл планировал до того. Пришлось искать компромисс.
  Возможных вариантов он перебрал огромное количество. Скрыть свою силу и показательно игнорировать приказы всех возможных начальников? Или поселиться в отдалении, периодически наведываясь в поселение гостем? Выбрать первое попавшееся место и установить постоянный канал связи с выжившими?
  В конечном итоге Лисицкий пришел к выводу, что ему подойдет роль уникального специалиста, которому невозможно приказать. Именно для того, чтобы позиционировать себя правильным образом, он и приоткрыл Рейли часть правды о себе.
  Да, его могли посчитать за ресу, который лишь маскируется под человека, но Кирилл осознанно пошел на этот риск. Он верил в свою способность если не подавить любую возможную угрозу, то уж избежать ее так точно. Более того, с появлением эмпатии шанс убраться еще до начала неприятностей стал практически стопроцентным.
  Кирилл прекрасно отдавал себе отчет, что последует за его откровениями. Парадокс в том, что он и так собирался предоставить все это выжившим, но исключительно на собственных условиях. Ведь что лучшая основа для сотрудничества, если не взаимная выгода? А Рейли достаточно умен, чтобы ее разглядеть.
  Какие именно мысли в этот момент гуляли в головке мийсау, Кирилл, понятное дело, узнать не мог, но почти физически ощущал исходящую от нее тревогу. Словно чему-то в произошедшем она никак не могла найти объяснение, и это непонимание терзало ее все сильнее.
  - Что-то не так? - повернувшись к девушке, спросил Кирилл. Благодаря эмпатии он рассчитывал добраться до ответа, даже если сама мийсау не пожелает вдаваться в подробности.
  Впрочем, Линала и не собиралась ничего скрывать.
  - Мне волнуют ретау, - пояснила она. - Такое поведение для них совершенно не характерно. Признать, пусть и под давлением, лидерство человека? Да у этих помешанных на собственном превосходстве расистов одного намека на сотрудничество с низшими достаточно для оскорбления.
  Кирилл хмыкнул.
  - Мне кажется, ты преувеличиваешь, - произнес он. - Эраду может и не самый приятный разумный, но не идиот же. Должен понимать, когда для самоутверждения не время и не место.
  В ответ на его слова Линала вскинулась, словно собираясь высказать нечто весьма нелицеприятное, но в последний момент сдержалась. Медленно выдохнула набранный в легкие воздух.
  - Я понимаю, как это выглядит, - негромко начала она. - Сначала он обвиняет меня и всю мою расу во всех грехах. Затем я - его. Но поверь мне, это совсем не то же самое. Я говорю, как экзобиолог. Ретау исключительно агрессивная раса. Они не поддерживают никаких торговых отношений. На их территорию закрыт свободный доступ всем остальным расам, а для дипломатических отношений выделена одна единственная станция. Они ведут перманентную войну со всеми соседями. Поверь мне, я знаю, о чем говорю. Для кого-то вроде них признать над собой главенство низшей расы хуже смерти. А вот военную хитрость они очень даже уважают.
  Кирилл задумался. Слова мийсау звучали довольно убедительно. Ему и самому этот Эраду категорично не понравился. С другой стороны, это и не удивительно, учитывая обстоятельства их встречи.
  - Давай поговорим об этом немного позже, - принял временно решение парень. - Мы пока слишком мало знаем о происходящем. Давай лучше поедим, я голоден, как волк.
  Мийсау бросила на собеседника взгляд, полный возмущения, но развивать поднятую тему все же не стала. Лишь кивнула.
  - Давай, - согласилась она. - Я могу чем-нибудь помочь?
   - Если хочешь, - откликнулся Кирилл и стукнул носком по черному ребристому ящику. - Тут мне по случаю досталось немного ваших продуктов. Если ты что-нибудь из них приготовишь, будет неплохо.
  - Запросто, - обрадовалась девушка.
  - Ну и отлично, - кивнул Лисицкий. - А я тогда займусь мясом. Вкус у него немного специфический, но лично мне нравится.
  - Договорились, - откликнулась Линала.
  Пока Кирилл доставал и нарезал мясо из холодильника, Линала с азартом зарылась в содержимое ящика. В принципе, все продукты из аварийного комплекта успешно употреблялись в пищу и в представленном виде, но если мийсау сумеет приготовить из них что-нибудь вкусное, то почему бы и нет? Примерно в этом духе размышлял парень, пластая мясо с помощью дымки на ровные ломти.
  - Ого, - воскликнула между тем девушка. - Тут даже кьюр есть. Непростой, судя по всему, у твоей находки был хозяин.
  'Похоже на то' - мысленно соглсился парень, припоминая программное обеспечение Зиури. Да и сам ИИ в его понимании являлся весь недешевым приобретением.
  - Кьюр? - переспросил он вслух.
  - Фрукт с Мийсоа*, - пояснила Линала, доставая из ящика предмет разговора. - Очень калорийный и вкусный. Внутри почти литр сока. С минимальными предосторожностями еще и хранится внушительный срок. У нас его еще называют 'фруктом путешественников'.
  Кьюр оказался размером с небольшую дыню, мог похвастаться весьма плотной на вид зеленой кожурой и, на взгляд Лисицкого, вовсе не выглядел таким уж ценным.
  - Интересно, - заметил Кирилл. - А соли или специй каких-нибудь нет? Я-то попривыкший, а вот тебе, наверное, без них покажется совсем пресно.
  - Конечно есть, - с праведным возмущением воскликнула мийсау, словно парень обвинил ее в чем-то неприличном, и протянула ему запечатанную коробочку. - Вот! Отличная смесь!
  - Благодарю, - кивнул Кирилл, принимая находку.
  - Только это... - немного смутилась девушка. - Не слишком на нее налегай. Щепотки, я думаю, для человека будет более чем достаточно.
  - Хорошо, - принял к сведению Лисицкий.
  - А мне не жалей! - тут же приободрилась Линала. - Прямо слоем можешь натереть.
  - Понял, - вновь кивнул парень.
  Следуя полученным инструкциям, он принялся обрабатывать мясо. С помощью дымки это у него получалось довольно ловко. Готовые куски он сразу выкладывал в контейнер мультиповара.
  За это время Линала успела сделать что-то вроде салатика, фруктового, по всей видимости, так как порезала туда в том числе и кьюр. А также залила кипятком две порции какой-то рассыпчатой крупы. При этом свою порцию мийсау обильно приправила из коробочки специй, а Кириллу осторожно бросила маленькую щепоточку.
  Раздался мелодичный сигнал мультиповара.
  - Готово, - доставая из аппарата поджаренные до золотистой корочки куски мяса, произнес Кирилл. - Прошу к столу.
  - У меня тоже все, - довольно доложила девушка и начала, поочередно тыкая пальчиком в блюда, пояснять. - Это суаш, гарнир к мясу. Нарезанные фрукты на десерт. А вот тут сок кьюра. Обязательно попробуй.
  - Выглядит вкусно, - похвалил юную мийсау Лисицкий.
  - У самой слюнки текут, - рассмеялась Линала. - Давай уже кушать.
  - И как от такого отказаться? - улыбнулся в ответ парень и выцепил кусок мяса побольше. - Приятного аппетита.
  - Взаимно, - не отставая от собеседника, откликнулась девушка.
  Юные разумные набросились на еду, словно волки на ослабевшую жертву. За всеми событиями этого дня, новыми впечатлениями и обилием информации они даже не заметили, насколько проголодались.
  Суаш на вкус Кирилла оказался довольно неплох, чем-то напоминая ему рис с обилием специй. Но к последнему он уже даже начал привыкать. Сок кьюра тоже пришелся весьма кстати, освежающей кисло-сладкой волной прокатываясь по пищеводу.
  - Уф, - довольно выдохнул Кирилл, прикончив свою порцию. - Было вкусно.
  - Не слишком остро? Никак не могу привыкнуть добавлять специи маленькими щепоточками, - забавно посетовала мийсау, взмахивая вилкой.
  - Разве что немного, - не стал скрывать правды парень. - Не переживай, все равно было очень вкусно.
  - Спасибо, - улыбнулась Линала. - В следующий раз я постараюсь положить еще меньше.
  - Да ладно, - отмахнулся Кирилл. - В этом даже что-то есть. Можно закрыть глаза и представить, что сидишь где-нибудь в ресторанчике на Мийсоа и наслаждаешься национальной кухней.
  Кирилл откинулся на спинку кресла, прикрыл глаза и растянул губы в улыбке.
  - Вот сейчас поем и на пляж. Хорошо
  Девушка рассмеялась.
  - Раз так, в следующий раз приготовлю суаш по особому рецепту. Моя тетя как раз держит небольшой ресторан в Клоо, - и, увидев непонимающий взгляд парня, пояснила. - Это такой популярный курорт на моей родной планете.
  - А откуда ты? - заинтересовался Кирилл.
  - А разве я не говорила? Трефатино. Наша первая колония, - ответила Линала и, немного погрустнев, добавила. - Только я там очень давно не была.
  - Сочувствую, - мягко произнес парень.
  - Не стоит. Сама виновата, - тяжело вздохнула мийсау. - Сначала зачем-то выбрала ученичество у мастера Лиграу, хотя тот же Вурк ему практически ничем не уступал. А ведь знала, что он в цивилизованных системах почти не появляется. Так нет же - престиж, чтоб его. А затем сама не заметила, как превратилась в его подобие. Постоянно пыталась кому-то что-то доказать.
  - Ученичество? - удивился Кирилл, пытаясь отвлечь собеседницу от излишне мрачного настроя. - Это как?
  - Ах да, у вас же такого нет, - вспомнила Линала. - Это такой институт высшего образования. Когда мийсау достигает определенного успеха в своем деле, он может сдать специальный экзамен в своем университете и получить звание мастера. Это дает ему право обучать других. Ученичество у мастера считается самым престижным образованием, так как на выходе получается готовый специалист с многолетней практикой.
  - Кажется, у нас тоже когда-то что-то такое существовало, - задумался Лисицкий. - Но разве университет не обеспечивает более высокий уровень знаний? В конце концов, совершенно не обязательно, что хороший специалист окажется еще и толковым преподавателем.
  - Это так, - согласилась, наконец-то отвлекаясь от мрачных мыслей, девушка. - Для этого существует рейтинг мастеров. Если он упадет слишком низко, звания вполне можно лишиться. К тому же, ученичество не освобождает от обязательных университетских экзаменов.
  - Интересно, - только и ответил Кирилл. - И что, это работает?
  - Уж получше, чем у вас, - высокомерно вскинулась мийсау. А затем, чуть присмирив нрав, заметила. - Впрочем, у нас тоже большая часть населения получает образование на общих основаниях: ученичество весьма дорогая возможность, а стипендию от государства еще попробуй получи.
  - Понятно, - кивнул Кирилл, поднялся из-за стола и потянулся. - Что-то заговорились мы с тобой. Время-то уже позднее, может спать?
  Девушка при взгляде на парня не выдержала и зевнула.
  - Да, пожалуй, - согласилась она.
  'Осталось только решить, как это организовать' - натолкнувшись взглядом на свою скатанную кровать, подумал Кирилл.
  Вообще-то, создатели спасательной капсулы предусмотрели и нормальные спальные места: в них превращались, после пары несложных манипуляций, кресла - но получались они довольно узкие и неудобные. После первой же бессонной ночи подросток предпочел просто свалить в кучу несколько одеял. Их, к счастью, размещали не в контейнерах, а запаянными в пластик брикетами, так что неизвестный вор не решился присвоить и эту часть спасательного комплекта.
  'А, пусть сама решает' - мысленно махнул рукой парень. С помощью пары подвешенных одеял он разделил часть пространства капсулы на три части: женскую половину, мужскую и общую. Затем показал девушке, как кресло раскладывается в подобие кровати.
  - Но я предпочитаю спать на полу, - сообщил Кирилл в конце, передавая мийсау чистое постельное белье. - Эти койки какой-то садист проектировал, не иначе.
  - Похоже на то, - задумчиво согласилась девушка, изучая получившуюся из кресла узкую кровать, и начала по примеру человека раскладывать одеяла на полу.
  Хмыкнув, Кирилл перешел на свою половину и привычным усилием воли с помощью дымки разложил скатку ткани в спальное место.
  - Спокойно ночи, - произнес он, укладываясь.
  - Тебе того же, - откликнулась, все еще продолжая возиться с устройством кровати, Линала. А затем, притихнув, добавила. - И Кирилл... спасибо тебе.
  - Да ладно, - махнул рукой парень, пусть собеседница и не могла видеть его жеста. - Любой нормальный человек на моем месте поступил бы точно так же.
  - Но все-таки это оказался не любой, а ты, - не поддалась Линала. - Так что, если я могу тебя как-то отблагодарить...
  - Хм, знаешь, раз уж об этом зашел разговор, - протянул, повернувшись в сторону занавеса, за которым с некоторым трудом угадывался силуэт девушки, Лисицкий. - То я и в самом деле хотел тебя кое о чем попросить.
  - А ты времени зря не теряешь, - рассмеялась с некоторым напряжением в эмоциях мийсау. - И о чем же?
  - О паре-тройке уроков, - коротко произнес Кирилл.
  Могло показаться, что он просил о совершенной мелочи, но молодой человек прекрасно понимал, что школы псионики и биотики - это одно из самых сокровенных сокровищ в распоряжении каждой расы. Да, он просил лишь основы, но ведь именно с фундамента и начинается строительство любого здания.
  - Уроков чего? - удивленно дернулся силуэт за самодельной шторой.
  - Псионики, - как о чем-то не стоящем отдельного упоминания пояснил Кирилл.
  С женской половины капсулы до человека донеслось удивленно-возмущенное молчание. Определенно, его просьба вышла за рамки ожидаемого и даже приличного. По крайней мере, именно так Лисицкий расшифровал эмоции мийсау.
  'Похоже, придется косить под дурачка' - промелькнула в голове парня мысль.
  - Что-то не так? - обеспокоенным голосом прервал он затянувшееся молчание.
  Линала смешалась, а буйство ее эмоций свидетельствовало о нешуточной внутренней борьбе между благодарностью и вбитыми едва ли с колыбели правилами.
  - Все в порядке, - произнесла она неуверенно. - Мне просто казалось, что у тебя с этим и так все неплохо.
  - Если бы, - тяжело вздохнул Кирилл, намеренно сгущая краски. - Дури-то у меня много, а вот умения.... Да ты и сама все видела. Был бы твой сородич посильнее, и раскатал бы он нас в тонкий блин.
  - Со стороны это выглядело иначе, - негромко произнесла мийсау. Сомнения все еще продолжали бушевать в ее душе, но баланс постепенно начал смешаться в сторону благодарности и вины.
  - М-да? - вполне искренне удивился Кирилл. Он и в самом деле считал, что заставил Иссиса отступить исключительно подавляющим превосходством в силе. Кто знает, как бы все могло повернуться даже через неделю-другую. - То есть в твоих глазах я все же выглядел настоящим героем?
  - Ты был неплох, - со смешком ответила ему Линала, наконец-то приняв окончательное решение. - Я могу тебя кое-чему подучить, но только самым основам, ладно. Не обижайся, если я откажусь отвечать на какие-то вопросы.
  - Без проблем, - радостно улыбнулся Кирилл. - Я и не рассчитывал на большее.
  - Отлично, - откликнулась мийсау, тоже укладываясь в кровать. - Тогда завтра и начнем. А сейчас спать-спать-спать, у меня уже глаза сами собой закрываются.
  - Спокойной ночи всем, - согласился Кирилл и перевернулся обратно на спину.
  - И тебе, - тихонько произнесла Линала.
  - Спокойной ночи, мастер, - вставил андроид.
  - Владыка слишком добр, - Бета, конечно, так же не пожелала оставаться в стороне. - Не волнуйтесь, я прослежу, чтобы никто из этих нахлебников воспользовался вашим сном.
  - Рассчитывая на тебя, - ответил Кирилл, не сдержав улыбки.
  Довольно скоро со стороны девушки донеслось милое посапывание. Похоже, насыщенный событиями день и в самом деле изрядно ее утомил. Кириллу же, чтобы уснуть, потребовалось существенно больше времени. Он банально отвык от такой физической потребности за то время, что провел в Ковчеге. Впрочем, усталость в конечном итоге взяла свое и в его случае, увлекая молодого человека в царство Морфея.
  ***
  Для каждого человека утро начинается по-своему. Кто-то вскликивает с первыми лучами солнца, полный сил и энергии. Кого-то с трудом поднимает и звук будильника. Для Кирилла утро началось с голоса Беты.
  - Владыка, - почтительно прозвучало у Лисицкого прямо в ушах, выдергивая из липкой темноты без сновидений. - Владыка, девчонка просит вас разбудить и пригласить к завтраку. Мне ее вышвырнуть? Пожалуйста, позвольте мне ее вышвырнуть!
  Последние слова виртИн протянула максимально жалостливо.
  - Бета, - вздохнул Кирилл. - Начни, наконец, вести себя повежливей с нашими гостями. Скажи, что я сейчас буду.
  - В гробу я таких гостей видала, - тихонько пробормотала Бета, прекрасно осознавая, что Лисицкий ее все равно услышит. А затем нормальным голосом добавила. - Да, Владыка, все передам в точности.
  Лисицкий помотал головой: иногда виртИн его даже пугала. Если бы не уверенность во вшитых ограничителях, он бы всерьез озаботился безопасностью Линалы и Зиури.
  Совершив короткий утренний моцион, Кирилл выглянул на общую часть капсулы. Спиной к нему, что-то весело напевая и пританцовывая, соблазнительно покачивая бедрами, за столом нарезала фрукты Линала. Что касается Зиури, то он как вечером застыл с правой стороны от входа, так и продолжал там стоять.
  - А ты ранняя пташка, - поприветствовал девушку Кирилл.
  - Скорее ты - любитель поспать, - обернувшись, весело откликнулась мийсау, ничуть не испугавшись неожиданного появления Лисицкого. Впрочем, прирожденная эмпатка, скорее всего, с легкостью отслеживала его перемещения.
  - Возможно, - хмыкнул молодой человек, проверив текущее время. - Но ты слишком торопишься с выводами. В конце концов, в последний раз я спал несколько месяцев назад. Имею право поваляться чуток подольше.
  - Ты ведь шутишь? - изумленно распахнула глазки Линала.
  - Кто знает, - ухмыльнулся и двинулся к столу Кирилл. - Так, что у нас на завтрак?
  Мийсау посторонилась, пропуская Кирилла к его обычному месту, и отложила нож в сторону. С какой-то мистической скоростью на столе начали появляться тарелки, которые до того стояли где угодно вокруг. Очевидно, пространства стола для комфортной готовки девушке все же не хватало.
  - Всего понемногу, - ответила Линала и немного смутилась. - Мне тут стало скучно... И вот.
  - Боже, женщина, - произнес Лисицкий, голодными глазами пожирая выставленные блюда. Он даже не подозревал, насколько соскучился по нормальной еде. - Я ведь так и привыкнуть могу. Подольше поспал - побольше пожрал. Превращусь в шарик на ножках.
  В ответ мийсау звонко рассмеялась. Кирилл поддержал ее широкой улыбкой, украдкой пододвигая к себе ближайшее блюдо.
  - Не думаю, что тебе грозит растолстеть, - весело произнесла Линала, устраиваясь напротив парня. - На самом деле я не слишком люблю готовить. Просто нахлынуло что-то.
  - Ох, твои слова, как ножом по сердцу, - с печатью грусти в глазах произнес Лисицкий и вонзил вилку в нечто более-менее привычного вида. Вкус тушеного овоща оказался очень даже неплох, и парень активно заработал челюстями.
  - Уверена, ты это переживешь, - улыбнулась в ответ на его гримасы мийсау и присоединилась к еде.
  Несмотря на количество блюд, завтрак оказался прикончен в рекордные сроки. Кирилл прошелся по содержимому тарелок ураганом, сметая все до крошки: готовила девушка, не смотря на свои слова, просто восхитительно. Линала же первое время кушала изящно, никуда не торопясь, но когда сообразила, что ей очень скоро попросту ничего не останется, начала орудовать своими столовыми приборами с достойной восхищения скоростью. Они, кстати, у мийсау практически не отличались от человеческих, разве что имели чуть другие изгибы и два зубца на вилке.
  - Было очень вкусно, - поблагодарил девушку Кирилл, довольно откинувшись на спинку кресла.
  - Спасибо, - улыбнулась в ответ Линала и начала убирать со стола.
  - Подожди, я тебе помогу, - смутился Лисицкий, вскакивая с места.
  Объединив усилия, парень с девушкой довольно быстро навели в капсуле относительный порядок. Пока мийсау устраняла последствия собственной готовки, Кирилл с помощью дымки сложил их постели в аккуратные компактные скрутки и убрал занимающие пространство перегородки.
  - Ну вот, - удовлетворенно произнес Лисицкий, неспешно потягивая оставшийся с вечера сок кьюра. - Вроде чисто. Можно и чем-нибудь полезным заняться.
  - Намекаешь, что мне пора выполнять свое обещание? - поинтересовалась Линала, падая в соседнее кресло. У нее в руках так же имелась чашка с освежающим напитком.
  - Вообще-то, я думал прогуляться, - выдал парень, растерянно почесал затылок и растянул губы в самодовольной ухмылке. - Но твой вариант мне нравится даже больше.
  В ответ мийсау тяжело вздохнула. Впрочем, сделала она это скорее на показ, так как настоящего сожаления в ее эмоциях Кирилл так и не ощутил. Вместо него девушка буквально полыхала азартом и предвкушением. Кажется, предстоящий процесс обучения вызывал у нее исключительно положительные эмоции.
  - Упс, - ойкнула, потешно закрывая рот ладошками, Линала.
  - Поздно, - мрачно произнес в ответ парень и с интонациями проповедника возвестил. - И слово было произнесено.
  - Ладно-ладно, - не выдержав, рассмеялась мийсау, демонстрируя открытые ладони. - Сдаюсь, будет тебе урок.
  -Так-то, - произнес, всем видом демонстрируя собственное превосходство, Кирилл.
  - Фух, - выдохнула, успокаиваясь, Линала и постаралась придать своему личику максимально серьезное выражение. - Но я должна тебя сразу предупредить. Возможно ты уже знаешь, что псионика делится на три сферы: разума, материи и времени. Что за какую область отвечает, думаю, прекрасно понятно и из названий. Так как я повелитель материи, то и учить тебя буду именно этой сфере. В остальных на многое можешь и не рассчитывать.
  - Меня это устраивает, - согласно кивнул Лисицкий.
  - Хорошо, - произнесла девушка и замолчала, собираясь с мыслями. Дальнейшая ее речь неожиданно обрела интонации профессионального лектора. - Наука определяет в сфере разума семь ключевых точек. Звезд, как мы из называем. Но ты должен понимать, что это градация мастерства, а не личной силы. На чем именно сосредоточиться каждый решает сам для себя.
  Девушка поднялась с кресла и сделала несколько шагов вперед. Из ее раскрытой ладони вырвались сияющие синим светом линии, сплетаясь в изображение длинного меча острием вниз.
  - Первая звезда: воздействие чистой силой, - провозгласила Линала. - Волна или таран, откидывающие цель. Острые лезвия, колья, холодное оружие, дополнительные конечности. Любая форма, на которую хватит силы и контроля. Характеризуется простотой создания и легкостью разрушения внутренней структуры: по сути, отбивается любым щитом или даже концентрированным выбросом энергии. Тем не менее, воздействие чистой силой, это первое, чем овладевает любой псионик. Но, как правило, дальше неструктурированных всплесков не уходит.
  Слова девушки не то, чтобы стали для Кирилла откровением, но призадуматься заставили. По всему выходило, что, с точки зрения мийсау, большая часть его арсенала находилась на самом простейшем уровне. Теневые лезвия, щупальца, щиты, сферы - все это, как ни крути, определенно являлось именно манипуляциями с чистой энергией.
  Между тем изображение меча над ладонью рассказчицы трансформировалось в шар, обернутый полупрозрачной вуалью.
  - Вторая звезда: манипуляция объектами, - продолжила лекцию Линала и взмахом руки заставила один из ящиков плавно воспарить к потолку. Еще взмах, и его металлическая крышка распалась на множество нитей жидкого сплава, постепенно формирующих статую девушки. - Не стоит путать с созданием дополнительных конечностей на уровне первой звезды. Ты, кстати, демонстрировал нечто похожее. Но не совсем: с помощью манипуляции объектом невозможно починить мало-мальски сложную технику. Соединить во что-то монолитное - вполне, а вот заставить работать - нет. Не поделишься секретом?
  - Не думаю, что получится, - покачал головой Кирилл. - Если вы до сих пор до такого не дошли, значит это чувство свойственно именно хаш.
  - Жаль, - огорчилась девушка. - Впрочем, чего-то и следовало ожидать. Ладно, продолжим. Уровень второй звезды уязвим к противодействию даже больше, чем первой, но стоить помнить, что чем меньше расстояние, тем сильнее воздействие.
  Изображение шара перетекло в круг, перечеркнутый прямой линией.
  - Третья звезда: воздействие на уровне мельчайших частиц вплоть до отдельных молекул. К примеру, - произнесла мийсау и к ее свободной руке подлетела пару минут назад сотворенная статуя. Раздалось низкое гудение, и кисть девушки окутала сероватая муть. - Перчатка вибрации. Довольна опасна за счет физической основы, низкого расхода энергии и мощного поражающего фактора. Отлично пробивает все возможные щиты.
  'Интересно, а на этом уровне мийсау смогли бы реализовать мою идею с подводным дыханием? И как бы они без познания определял кислород и углекислый газ' - подумал о более мирной стороне третьей звезды Кирилл. Он продублировал свой вопрос вслух, но в ответ мийсау лишь неловко замялась.
  - Я не могу тебе ответить, прости, - в конце концов повинилась она.
  - Понимаю, - кивнул Кирилл, подавляя разочарование: девушка ведь заранее предупреждала его, что сможет рассказать лишь самые основы. К тому же, даже такой ответ о многом говорил.
  Между тем изображение в руках Линалы дополнилось еще двумя линиями, пересекающими первую под разными углами.
  - Четвертая звезда: манипуляция мельчайшими частицами на расстоянии больше метра от себя, - поспешно, словно пытаясь замять неловкий момент, продолжила лекцию девушка. Повинуясь ее взмаху, статуя, бывшая когда-то крышкой ящика, отплыла в сторону, а вокруг нее появилась едва заметная даже улучшенному зрению Кирилла нить. Мгновение, и металл оказался разрублен на несколько частей с зеркальными линиями срезов.
  Изображение перечеркнутого круга сменилось россыпью сияющих точек, а парень отметил про себя, что чем дальше, тем меньше Линала дает информации об особенностях той или иной звезды.
  - Пятая звезда: распыление. Продемонстрировать, к сожалению, не смогу. Сама только до четвертой звезды добралась, - в противоположность интонациям, в эмоциях девушки отчетливо прозвучала гордость за себя. Очевидно, подобный уровень в ее возрасте являлся чем-то неординарным. - Шестая звезда: синтез. О седьмой я вообще не должна говорить. Прости.
  Завершив таким образом спонтанную лекцию, девушка вернула крышке ее изначальный вид и установила обратно на законное место. Тем не менее, даже таким куцым выступлением она подарила Кириллу множество идей для дальнейших экспериментов.
  'Я слишком сосредоточился на энергетической стороне' - осознал свою главную ошибку парень.
  - А можешь рассказать и про сферу разума? - решил ковать железо, пока горячо, Кирилл. Однако его маневр оказался разрушен мелодичным голосом виртИна.
  - Владыка, Бран Рейли ожидает у входа.
  
  *Мийсоа - родная планета мийсау.
  
  Глава 14.
  'Как не вовремя' - прикрыв глаза, с досадой подумал Кирилл. Впервые, если не считать туманных намеков Керна, ему выдавали знания в практически готов к употреблению виде. Прерываться категорически не хотелось.
  Открыв глаза, парень встретился с понимающим взглядом Линалы.
  - В следующий раз? - мягким голосом полуутвердительно предложила она.
  - Пожалуй, - вынужденно признал реальность Кирилл. - Бета, впускай нашего гостя.
  - Повинуюсь, Владыка, - неожиданно томно прошептала виртИн, смутив этим даже попривыкшего к ее выходкам Лисицкого.
  Однако придумать достойный ответ наглой негоднице парень не успел: в капсуле появился донельзя бодрый и жизнерадостный Рейли. Сразу стало как-то на удивление мало места.
  - Всем привет, - добродушно прогудел Бран. - Ну что, молодежь, как первая ночь на новом месте?
  - Отлично, - осветившись улыбкой, откликнулась Линала. - Давненько я так не высыпалась.
  'А ведь и правда' - сообразил Кирилл. 'Если вспомнить в каких условиях, по ее словам, она была вынуждена жить п последнее время, то вряд ли у нее имелась возможность нормально выспаться. Теперь понятно откуда это хорошее настроение с самого утра'
  - Особой разницы не заметил, - хмыкнул в свою очередь Кирилл и дотянулся до металлического термоса, в который Линала прошлый вечером выдавливала половинки кьюра. - Сока? Эксклюзивный, между прочим, продукт.
  Встряхнув тару, парень убедился, что ее содержимого хватит еще на пару кружек.
  - А давай. Заинтриговал, - ухмыльнулся в бороду Рейли, сцапал протянутую кружку, которая в его лапищах совершенно потерялась, и пригубил. - А ничего так. Вкусненько.
  - Обязана заметить, что моя первая ночь на новом месте прошло просто ужасно, - воспользовавшись паузой, невероятно стервозным голосом заявила Бета. - Было невероятно скучно без доступа ко внутренней сети поселения.
  - Кха-кха, - закашлялся, поперхнувшись соком, Рейли.
  'Почему говорит она, а стыдно мне?' - подумал Кирилл, испытывая невероятно сильное желание просто закрыть глаза и уши.
  - А я уже и забыл, какая у тебя все-таки уникальная виртИн, - с некоторым трудом подбирая правильные слова, заметил Рейли.
  - Благодарю, - сухо отозвалась Бета. - Но в моей жизни есть и всегда будет только один мужчина. Оставьте свои комплименты для какой-нибудь другой кремниевой глупышки.
  С каждым прозвучавшим словом бородатый мужчина все больше и больше походил на выброшенную на берег рыбу. Кириллу пришлось в экстренном порядке преодолевать внутренний стыд и заканчивать, наконец, разыгравшийся фарс.
  - Довольно, Бета, - строго произнес он, мужественно борясь с подступающим толи смехом, толи плачем.
  - Повинуюсь, Владыка, - пай-девочкой пропела виртИн. - Ваша верная слуга лишь посмела указать гостю на его забывчивость и недопустимость флирта с чужой собственностью.
  - Просто. Замолчи, - отчеканив каждое слово, приказал Кирилл.
  'Строго говоря, она и в самом деле моя собственность. Но почему, черт подери, в ее исполнении это звучит так по-извращенски?' - возникла в голове парня полная возмущения мысль.
  - Своенравная она у тебя, - дипломатично прокомментировал Рейли и по уже въевшейся, как успел заметить Кирилл, привычке дернул себя за бороду. - Но в чем-то права. Ты меня вчера совсем с мысли сбил своими откровения. Все из головы повылетало. Во-первых, раз уж зашел разговор, держите сертификаты доступа для внутренней сети поселения.
  Если бы лидер выживших только знал, какую ошибку допускает, выполняя требования не в меру деятельной виртИн. К сожалению, об этом не подозревал ни он, ни даже ее непосредственный владелец, а потому, когда ТиЭй дружелюбно подмигнула Лисицкому принятым пакетом, его копия тут же, от греха подальше, отправилась Бете и Зиури. Линала, судя по всему, так же получила свой ключик, благо сеть поселения базировалась на галактических стандартах. Иначе каким образом ею могло пользоваться столько разных рас?
  - Обязательно зарегистрируйте кошелек. У нас тут в основном товарно-денежные отношения, - проинформировал подопечных Бран.
  Кирилл без лишних вопросов заполнил простенькую форму регистрации и получил уникальный идентификационный номер в рамках поселения. Программа тут же рекомендовала ему заполнить дополнительные данные: такие, как профессия, например.
  Рейли же продолжил речь о тонкостях проживания в Пельте. Очевидно, именно о подобной лекции и говорил Кессез, когда просил мужчину ввести новеньких в курс дел, а вовсе не об экскурсии, как подумал Кирилл изначально.
  Из рассказа мужчины удалось выяснить, что в поселении царит жесткая плановая экономика. Правящая верхушка определяла цены буквально на все: от еды и бытовых мелочей до зарплат за те или иные виды работ. Достигался подобный порядок вещей за матричных станков, которые могли находиться исключительно в собственности мини государства. Также, как и главные источники еды: фермы и охотничьи отряды.
  При этом каждый сектор обладал практически полной свободой самоуправления, патрульными, а также правом распоряжаться собственной долей общего бюджета, размер которой высчитывался исходя из вклада в общее дело. Все это порождало довольно причудливое общество, напоминающее кусочек галактики в миниатюре, вынужденный бороться с общим смертельным врагом: образовалась какая-то дикая смесь из взаимных уступок, негласных правил и жизненных философий.
  К примеру, если в человеческом секторе полезный член общества вполне мог за полгода накопить на строительство скромной, но собственной недвижимости, то ретау поголовно, включая даже Эраду, своего официального лидера, обитали в бараках и ничуть этим не смущались. Лемесай, напротив, ударились в другую крайность: они для каждого возводили аккуратный домик с лужайкой и заборчиком. Шиковать, кстати, подобным образом им позволяли четыре матричных станка, которые принадлежали именно им.
  Человечество, к сожалению, свои принтеры Фридмана в спасательных капсулах не устанавливало, так что обеспечить все население отдельным жильем Рейли возможности не имел. Максимум, что он мог предложить - комнату в общежитии.
  Казалось бы, за восемь лет вполне можно отгрохать целый город, но все оказалось не так просто. Не смотря на отсутствие своих главных хищников, джунгли Рруа все еще оставались крайне опасными и агрессивными. С ними приходилось буквально сражаться за каждый метр, а при малейшей халатности все завоеванные территории вновь отходили врагу чуть ли не за сутки. Да и периметр безопасности не мог растягиваться бесконечно. Любая щель в нем мгновенно оборачивалась смертями: несмотря на регулярные охотничьи выходы, даже ближайшие к поселению джунгли продолжали кипеть жизнью.
  А как же тогда лемесай? Откуда у них столько свободного места? Ну, во-первых, лемесай в поселении оказалось банально на порядок меньше, чем людей. Увиденная Кириллом и Линалой с высоты картина не отражала реального положения вещей как раз из-за различных подходов разных рас к стилю жизни. Во-вторых, так сложилось, что основной благосостояния человеческого сектора стали фермы. На их долю приходилось практически три четверти произведенной в поселении растительной пищи. Выращивались на фермах человеческого сектора как родные людям, вайси и ретау культуры, так и одомашненные растения Рруа. Вот только все это требовало места. Очень много места.
  Ретау, кстати, пошли другим путем: их охотничьи партии приносили до половины от всего добытого объема мяса. Не удивительно, что именно их вооруженные силы оказались самыми многочисленными. Хвостатых вообще, к слову говоря, в поселении проживало больше всего, и именно их патрульные отвечали за порядок в общей зоне поселения.
  Что касается вайси, то этим меховым шарикам повезло наткнутся на залежи руды, в которой содержался какой-то необходимый для работы матричных станков лемесай элемент, и наладить его добычу.
  - Ты, кстати, чем планируешься заниматься? - как бы между прочим осведомился Рейли, однако скрыть собственный интерес от эмпата ему, конечно же, не удалось.
  - Пока еще думаю. Время терпит, - пожал плечами Кирилл. - А что, есть какие-то предложения?
  - Найдется парочка, - солидно кивнул в ответ Рейли, поглаживая бороду. - Твоя способность восстанавливать предметы выглядит весьма перспективно. Особенно, если подействует и на сложную технику. Матричные станки лемесай, конечно, хороши, но на этой планете все работает через задницу.
  На последних словах мужчина недовольно поморщился, словно странности Рруа уже начали вызывать у него фантомные боли, родственные зубной. Кирилл его прекрасно понимал: на этой планете пойти не так могло практически все, что угодно, и данный факт весьма раздражал.
  - Это как? - заинтересовался Кирилл, почесав щеку.
  Еще когда он только услышал о существовании матричных станков лемесай, ему показалось странным неважное состояние поселения. Пусть сами по себе, скорее всего, создать развитую промышленную или обслуживающую сферу они не могли, то вот собрать механизмы, которые уже могли обеспечить необходимый результат - вполне. Однако что-то пока Кирилл не заметил ни одного признака существования развитой техносферы. Соответствующий вывод напрашивался сам собой.
  - Да кто его поймет, - эмоционально воскликнул Бран, запуская гребенку пальцев в густые волосы. - Если программа чуть сложнее кофеварки, станок выдает какую-то бесполезную мешанину материалов нужной формы и все.
  - Ничего себе, - удивленно протянул парень.
  - Да, - протянул, обреченно махнув рукой, Рейли. - На этой планете вообще вся электроника выходит из строя очень быстро. Результат воздействия какого-то сложного низкоэнергетического поля, если верить умникам.
  - Странно, ничего такого не замечал. Бета? - обратился к своей верной помощнице Кирилл, обернувшись в сторону терминала.
  - Износ узлов неестественно высок, Владыка, - немедленно предоставила обожаемому хозяину затребованные данные виртИн. - За исключением лично вами восстановленных.
  - Вот как, - задумчиво произнес парень, прикусив губу. С таким количеством повреждений, которым Рруа наградила его несчастную спасательную капсулу, не удивительно, что он пропустил появление новых естественным путем. - Тогда понятно.
  - То есть у тебя никаких проблем со сложной техникой нет? - ухватил главное для себя Рейли и подался вперед.
  - Не совсем так, - покачал головой Кирилл, но вдаваться в лишние детали не стал. Вместо этого парень решил сразу обозначить свою позицию. - Но помочь смогу. Не бесплатно, понятное дело.
  - Само собой, - возмущенно ухнул Бран, словно его обвинили в чем-то постыдном. - Составим прайс на твои услуги, как и со станками лемесай.
  Благодаря эмпатии Кирилл почувствовал, что мужчина вполне искренен в своем негодовании. На мгновение парень даже устыдился своей меркантильности, но это чувство быстро прошло. Слишком часто он уже сталкивался с человеческой неблагодарностью. Никто о тебе не позаботиться, если ты не сделаешь этого сам - один из главных уроков, которые преподала ему жизнь. За исключением, разве что, семьи, да и то с некоторыми оговорками.
  - Тогда, думаю, мы договоримся, - серьезно кивнул парень под гнетом не самых приятных воспоминаний.
  - Отлично, - довольно потер руки Рейли. - Раз с этим разобрались, то у меня будет к тебе еще одна просьба: проведи с моими парнями пару учебных боев. Сам понимаешь, мы должны знать, с чем можем столкнуться, и подготовиться. Само собой, тоже не за просто так.
  - Без проблем, - спокойно откликнулся Кирилл, несмотря на то, что в последних словах Рейли отчетливо промелькнула легкая насмешка. Очевидно, лидер выживших приписал своему собеседнику такое качество, как жадность, и оно не встретило у него понимания.
  - Вот и договорились, - ухмыльнулся Рейли, обуздав эмоции, и повернулся к мийсау. - А вы, мисс, не думали, чем займетесь?
  Линала, которая до того с интересом наблюдала за разговором двух людей, прислушиваясь к персональному переводу в исполнении Зиури, энергично подскочила с места.
  - Я бы хотела попасть в научную группу, - напористо произнесла девушка, взмахнув зажатой в руке кружкой, и продолжила с непробиваемой уверенностью. - Или создать ее, если таковая до сих пор отсутствует. Я занималась проблемами физики пространства при межсистемном переходе под руководством мастера Лиграу! С нормальным оборудованием я наверняка смогу вытащить нас отсюда.
  На протяжении всего монолога эмоции Рейли претерпевали разительные перемены: от дежурного исполнения обязанности и до максимальной степени заинтересованности и удивления. Так, наверное, мог выглядеть человек, обнаруживший голубую слезу* в стогу соломы. Похоже, с настоящими учеными ситуация в Пельте обстояла не очень.
  - Звучит впечатляюще, - немного растерянно выдал мужчина, нервно вцепившись в бороду. - Правда, я не очень в этом разбираюсь. Скажи проще, ты сможешь создать нырковый двигатель?
  Линала задумалась, забавно постукивая указательным пальцем по щеке.
  - Вопрос не корректен, - наконец произнесла она. - Теоретически, его можете создать даже вы. Все зависит от доступного оборудования и материалов. Скажем так, в этом плане я могу обойтись много меньшим, чем вы.
  - Уже кое-что, - даже такой размытый ответ преисполнил Рейли энтузиазмом. - Сам я такие вопросы решать не могу, но обязательно представлю тебя профессору Ксетру. Думаю, такого ценного специалиста он не упустит.
  - Уверена в этом, - фонтанируя собственным превосходством, произнесла Линала, сложив руки под объемной грудью.
  'И где та девушка, что танцевала во время приготовления завтрака?' - не удержался от мысли Лисицкий, наблюдая за гордой и высокомерной мийсау. Впрочем, он уже имел не одну возможность убедиться, что Линала отличная актриса, и данная сцена послужила ему неплохим напоминанием.
  - Отлично, молодежь, - хлопнул лопатообразными ладонями Рейли, подводя итоги. - Тогда сейчас проведем небольшую экскурсию, потом доставим девушку в исследовательский центр, а мы с Кириллом пройдем на испытательный полигон. Все готовы?
  Получив утвердительные ответы, мужчина направился к выходу. Парень с девушкой, переглянувшись, последовали за ним. Рядом неизменной тенью пристроился Зиури, готовый в любой момент выполнить свои обязанности переводчика.
  Пару минут пропетляв между спасательными капсула, группа вышла на широкую, выложенную плотно подогнанными каменными блоками, улицу. По обеим ее сторонам возвышались длинные высокие теплицы, покрытые каким-то непрозрачным белоснежным материалом. В ответ на откровенно удивленные взгляды Рейли пояснил.
  - Семена местных растений губят любой урожай в считанные дни, - произнес он, указывая рукой в сторону виднеющихся за лесом капсул джунглей. - Так что нам приходится выращивать большинство культур в максимально замкнутом цикле. С охлаждением, правда, приходится повозиться, но мы справляемся.
  За теплицами начинались предельно утилитарные деревянные коробки, потемневшие то ли от времени, то ли от обработки и приподнятые над землей приблизительно на пол метра с помощью свай. Их крыши покрывал белый светоотражающий пластик. Воздух вокруг них заполняли звуки работающей лесопилки, сквозь которые изредка пробивался какой-то лязг. Судя по всему, перед Кириллом находились производственные помещения. Вывод молодого человека подтвердил и Рейли, который ни на секунду не прерывал своего рассказа.
   Из-за катастрофически недостатка количества матричных станков и невозможности развернуть нормальную промышленность поселенцам очень многое приходилось производить едва ли не вручную. Оборудование по современным меркам имелось лишь самое примитивное. Вершина технологической цепочки - токарный станок.
  Следом за производственными помещениями потянулись ряды двухэтажных деревянных бараков, конструкция которых практически ничем от первых не отличалась. Разве что фасады могли похвастаться картинами неизвестного художника, гармонично переходившими от одного строения к другому, но это уже скорее относилось к внешнему виду. Именно в таких бараках и обитала большая часть населения человеческого сектора. Небольшие одноэтажные домики зажиточных членов общества располагались на другой улице: Кирилл заметил их в промежутке между бараками.
  - У нас есть горячая вода, канализация, электрификация, - поведал Рейли преисполненным гордости голосом. Вполне заслуженной, стоило признать, если техника и в самом деле постоянно выходила из строя, а реанимировать ее удавалось лишь частично.
  Да, кое-что могло служить сотни лет даже в условиях Рруа: реакторы, к примеру, или виртИны - но большая часть технологий Солнечной Конфедерации все же требовала постоянного обслуживания и расходников. Увы, качества, способного пережить поколения, человечеству достигнуть так и не удалось. Да и не ставил никто перед собой такой цели, если говорить откровенно. Вот и приходилось Рейли и его помощникам крутиться, словно белкам в колесе.
  Наконец-то навстречу начали попадаться люди. Одетые в разнообразные бесшовные комбинезоны, они уважительно приветствовали Рейли и бросали любопытные взгляды на его спутников. Мужчина кивал в ответ и шел дальше, не прекращая своего рассказала о поселении. Людей, на взгляд Кирилла, оказалось довольно много. Рейли пояснил, что на текущий момент в человеческом секторе проживало больше шестисот поселенцев.
  - А вот там у нас столовая, - показал мужчина на красивое здание из темно-красного дерева, перед которым в тени навеса из балок и вьющихся растений в большом числе располагались длинные столы, огороженные резной оградкой чуть выше пояса. - Кормят, кстати, очень даже недурственно.
  Рядом со столовой обнаружилась библиотека, привлекавшая взгляд вырезанным по дереву фасада растительным узором. По счастью, именно носители данных человечество проектировало с расчетом на максимальную долговечность, и даже Рруа ничего не смогла с этим поделать. А вот воспользоваться ими мог далеко не каждый: редкий ТиЭй переживал год существования на хищной планете. Поэтому приходилось любителям чтения переходить на многоразовый пластик и простейшие принтеры.
  Через несколько строений от библиотеки располагался дом досуга, раскрашенный яркими красками. Половину его площади занимал клуб с танцами и живой музыкой по вечерам, а вторая делилась на множество комнат по интересам. При этом каждый поселенец при соблюдении минимальных условий имел право получить одну из них в собственное пользование. Требовалось всего лишь наличие хотя бы троих единомышленников и одобрение администрации, которое носило чисто формальный характер, так как с самого своего появления она не выдала ни одного отказа.
  К сожалению, с главной улицы удалось увидеть далеко не все ключевые здания человеческого сектора. К примеру, частное кафе, тренажерный зал и детский сад, совмещенный со школой, так и остались за рамками экскурсии. Рейли, конечно, попытался объяснить их местоположение на пальцах, но карта в этом смысле с лихвой перекрыла все его потуги.
  Мимо пробежала стайка хохочущих ребятишек. Мелькнули яркие рюкзачки и разноцветные бантики: даже в такой обстановке девчонки оставались девчонками. Одинокий парнишка уныло тащился позади веселой компашки.
  Несмотря на то, что бум рождаемости накрыл человеческий сектор только в последние годы, словно люди наконец-то смирились со своей новой жизнь и начали возвращаться к обычным житейским радостям, но отдельные рискованные парочки заводили детишек и раньше. По словам Рейли, в прошлом году даже пришлось расчищать очередную полосу джунглей, чтобы построить дополнительные дома для новообразованных семей.
  Под эмоциональный рассказ Рейли группа разумных незаметно для себя подобралась к границе сектора. Ею оказалась широкая дорога из желтого камня, которая заключала общую зону в сплошное кольцо.
  - Добро пожаловать в сердце Пельты, - торжественно провозгласил мужчина, движением руки словно приглашая полюбоваться открывшейся картиной.
  Общая зона и в самом деле разительно отличалась от человеческого сектора. Если хозяйство Рейли ассоциировалось с теплом, домом и запахом нагретого дерева, то в центре поселения властвовали металл и пластик. Именно так, в представлении Кирилла, и должен был выглядеть аванпост цивилизации в только что открытом мире: стандартные жилые блоки белого цвета с широкими окнами в два этажа, формирующий пешеходные дорожки на втором уровне матовый пластик, пестрящие яркими красками вывески на нескольких языках. И, конечно же, множество разумных, спешащих куда-то по своим делам.
  - Здесь расположено большинство магазинов и рынок, - выдержав должную паузу, продолжил свой рассказ Бран. - А также - исследовательский центр. Как вы можете заметить, сейчас все ресурсы Пельты уходят на строительство усилителя.
  Мужчина указал на здоровенную башню из темного металла, которая возвышалась над всем поселением на десятки метров. Выглядело строение грубо и предельно функционально. Кирилл различил на его вершине многочисленные копошащиеся фигурки.
  - Мы собираемся объединить все оставшиеся в рабочем состоянии системы связи в единый каскад, - пояснил между тем Рейли. - И усилить их сигнал с помощью ретранслятора. По нашим расчетам, этого должно хватить. Это место - воплощение наших надежд на возвращение. Так что ведите себя очень осторожно, в этой зоне действуют крайне жесткие правила поведения. Любые конфликты мгновенно пресекаются, а виновный несет наказание. Я ретау не слишком жалую, но за порядком они следят строго, этого у них не отнять. Все понятно?
  Мужчина строго посмотрел на своих спутников. Определенно, отрицательный ответ его бы не устроил. Кириллу и Линале не оставалось ничего другого, кроме как кивнуть. В исполнении девушки, правда, данное действие получилось довольно неуверенным. Смерив мийсау подозрительным взглядом, Рейли смягчился.
  - Не переживай, за пределами сектора рядом с тобой всегда будет кто-нибудь находиться. При свидетелях ретау не рискнуть затевать ничего противозаконного, - попытался подбодрить Линалу мужчина.
  - Благодарю за заботу, - произнесла девушка, ненавязчиво пристраиваясь поближе к Кириллу. Очевидно, слова Рейли не смогли ее успокоить.
  Глядя на такой маневр, мужчина лишь хмыкнул и зашагал вперед. Его спутники пристроились следом, окунаясь в кипящую жизнь делового центра, как назвал про себя общую зону поселения Лисицкий. Для него, привыкшего к одиночеству и постоянной опасности, это стало тем еще испытанием. А уж когда пробегающий мимо вайси едва не задел его в спешке своей шерсткой, Кирилл едва удержался от немедленного убийства. Почувствовав состояние своего спутника, мийсау начала с тревогой поглядывать на Лисицкого.
  - Рейли, - неожиданно раздался раздраженный голос и из-за угла показался знакомый черный ящер. - Ты совсем ума лишился? Приютил эту мелкую дрань, так держи при себе, не дразни хищника мелькающим хвостом.
  - Эраду, - хладнокровно откликнулся Рейли, повернувшись к угрозе и скрестив руки на груди. - Вот это встреча.
  - Ты мне зубы не заговаривай, - прорычал ретау, рядом с которым появилось несколько сородичей. Угроза так и повисла в воздухе, едва не заставив Кирилл оскалиться в ответ. - Что она здесь делает?
  - Не припоминаю, чтобы мы ограничивали чье бы то ни было передвижение, - заметил мужчина, уверенно встречая взгляд ящера.
  В ответ Эраду злобно лязгнул челюстями, словно мечтая перекусить пополам раздражающего человека.
  - Мне начинает казаться, что человечество специально пытается спровоцировать конфликт, - проговорил он, и ретау вокруг него заметно напряглись, касаясь похожего на кусочки темного льда оружия.
  - Странно, а с моей точки зрения все выглядит с точностью наоборот, - и глазом не моргнул Рейли. - Эта девочка - дипломированный физик. Разве не вы больше всех возмущались отсутствием нормальных специалистов?
  - Да если бы у нее даже имелся собственный космический корабль, способный убраться с этой планеты, я бы все равно сначала оторвал бы ей голову, - пророкотал Эраду, не обращая внимания на толпу, которая уже начала собираться вокруг конфликта. В этом плане экзоты ничуть не отличались от людей, наблюдая за дармовым зрелищем с нескрываемым интересом.
  - Тогда и говорить не о чем, - отрезал Рейли, недовольно махнув рукой. - Совет уже вынес свой вердикт по этому вопросу, и тебе придется с ним смириться. Требуется ли ее присутствие в исследовательском центре решать и вовсе не нам.
  Один из ретау зло оскалился и подался вперед. Кажется, ему совершенно не понравилось, как человек обращается к его лидеру. Остальные ящеры испытывали примерно те же чувства, разве что не выражали их так открыто. Кириллу даже показалось, что дальнейшего смертоубийства уже не избежать, однако неожиданно Эраду взял и отвернулся.
  - Вы еще пожалеете о своем решении, - прорычал он в духе классического киношного злодея, стремясь то ли оставить за собой последнее слово, то ли выплескивая бурлящие эмоции. - Когда эта маленькая тварь разрушит все, чего мы достигли.
   Затем ящер раздраженно махнул хвостом, ставя на место излишне выступившего вперед соотечественника, и исчез за углом улицы. Остальные ретау еще некоторое время посверлили людей и мийсау злобными взглядами, а затем последовали за своим лидером.
  - Идем, - скомандовал Рейли, проводив ящеров хмурым взглядом, и двинулся сквозь толпу в изначальном направлении.
  Убедившись, что дальнейшего зрелища не предвидится, народ вокруг начал постепенно рассасываться.
  - Он всегда такой? - парой минут спустя как бы невзначай поинтересовался Кирилл. Теперь, когда у него появилась собственная причина для неприязни к ретау, а от бойни в центре поселения он удержался лишь благодаря тому, что ящеры так и не направили на него оружия, подозрения Линалы в их отношении стали выглядеть для него гораздо обоснованней.
  - Не обращай внимания, - отмахнулся Рейли. - С ретау в принципе тяжело общаться, а уж если что-то не по их выходит - вообще невозможно. Зато понимания необходимости в них побольше, чем во всех остальных вместе взятых. Да и решения Совета они выполняют неукоснительно. Так что не переживай, девочка, ничего тебе не угрожает.
  Ответить Линала уже не успела, так как Рейли неожиданно свернул, и группа оказалась перед настоящим трехуровневым комплексом из стандартных жилых блоков, соединенных многочисленными галереями переходов. Судя по тому, что мужчина без колебаний проследовал ко входу в это строение, именно оно и служило окончательной целью их небольшой прогулки.
  При приближении Брана двери бесшумно разъехались в стороны. Парень с девушкой немедленно проскользнули следом, оказавшись в помещении метров тридцати квадратных площадью с футуристичной стойкой администратора из голубого и белого пластика в конце.
  - Здравствуйте, мистер Рейли, - мило улыбнувшись, поздоровалась стоящая на ресепшен женщина.
  - Здравствуй, София, - откликнулся мужчина, проходя к стойке. - Будь добра, сообщи Ксетру, что мы прибыли.
  - Нет необходимости, - раздался на вполне понятном английском скрипучий голос, и с лестницы в углу бодро скатился невысокий лемесай. От своих сородичей он отличался тщедушным телосложением, песчаного цвета чешуей, непропорционально большой головой, круглыми, словно плошки, глазами и тонкими ручками с гибкими пальцами, которые пребывали в постоянном движении. - Ты достаточно четко указал время встречи. Кажется, наш последний разговор пошел тебе на пользу. Хур-хур-хур.
  Далеко не сразу Кирилл сообразил, что подобным образом лемесай всего лишь смеется, а вовсе не задыхается, как показалось ему изначально.
  - Ксетр, - обернулся к новоприбывшему экзоту Бран и указал рукой на Линалу. - Вот девушка, о которой я тебе писал.
  - Да-да-да, - подскочив к мийсау, затараторил лемесай, бесцеремонно схватил ее за руку и потащил за собой. Силы в маленьком экзоте оказалось гораздо больше, чем могло показаться на первый взгляд. - Разберусь я с твоей находкой. Приходи часа через два.
  Влекомая странным лемесай Линала беспомощно оглянулась, но наткнулась лишь на спокойный взгляд Рейли. Кирилл же, оценив эмоции лидера выживших, сделал вид, что больше интересуется интерьером. К примеру, незнакомого вида растения в кадках выглядели довольно необычно. Вздохнув, девушка покорно позволила утащить себя на второй этаж. Зиури, следуя отданному еще в спасательной капсуле приказу Лисицкого, который вполне разумно предположил, что юной мийсау переводчик куда нужнее, чем ему, тенью последовал за ней.
  - Странный он, - заметил Кирилл, когда троица окончательно скрылась из вида.
  - Не без того, - хмыкнул Рейли. - Но без него все было бы гораздо хуже.
  - Профессор Ксетр всего лишь ценит свое время, - недовольно поджав губы, сообщила женщина, и Кирилл с некоторым удивлением для себя обнаружил вполне определенного толка эмоции, которые она испытывала к низенькому экзоту. - И имеет на то полное право.
  'К такому жизнь меня не готовила' - с некоторой оторопью подумал Лисицкий, попытавшись представить себе этот странный союз.
  - Как, скажешь, София, - разве что не закатив глаза, произнес Рейли. - Мы пойдем, дел невпроворот.
  Схватив все еще пребывающего в некой прострации парня за плечо, Бран вытащил его из помещения.
  
  *Ре - расчетная единица. Валюта поселения выживших.
  *Голубая слеза - весьма дорогой и красивый драгоценный камень, образующийся исключительно под воздействием сильного псионического поля и давления в течении многих лет.
  
  Глава 15.
  Покинув центр научной мысли и, как неожиданно удалось выяснить, гнездо разврата, Рейли повел Кирилла обратно в человеческий сектор. Именно там располагался подотчетный исключительно ему испытательный полигон.
  Возможно, Кириллу стоило бы заинтересоваться, почему лидера выживших в первую очередь так интересует его боевой потенциал, а не более мирная и, откровенно говоря, полезная сторона, но он решил не заморачиваться. Парень довольно здраво рассудил, что это в человеческой природе: бояться всего странного и непонятного. В свете подобной постановки вопроса он не видел ничего зазорного в желании Рейли, несущего ответственность за множество жизней, оценить его потенциальную опасность.
  Кроме того, Кирилл и сам желал данного теста как бы не больше, чем лидер выживших. Насколько эффективны окажутся его действия против слаженной группы? Сможет ли современное оружие пробить щиты из дымки? Удаться ли хаш проломить энергетический щит? Хотя последнее в распоряжении выживших вряд ли имелось. Вот ведь незадача. В общем, расценивать порыв Рейли, как нечто враждебное, Кирилл пока не торопился.
  Обратно возвращались уже совсем другой дорогой, так как испытательный полигон находился несколько в стороне от того места, которое власти выделили под принадлежащую Лисицкому спасательную капсулу.
  - А вот здесь можно приобрести неплохую технику, - указав рукой на магазинчик с бело-зеленой вывеской 'Гайка, болт и левая резьба', произнес Рейли.
  Вообще-то, мужчина не замолкал от самых дверей научного центра. Так любящий отец мог рассказывать о долгожданной дочке: информация лилась из него, как из рога изобилия. Захочешь - не заткнешь.
  - В основном подержанную, понятное дело, но, когда дело касается человеческой техники, Джо нет равных в восстановлении ресурса, - продолжил разливаться соловьем Бран.
  От него же Кирилл узнал, что во всех магазинах принимают исключительно ре, в то время как на рынке можно сторговаться и на бартер. Но там и качества товара никто не гарантирует - сделка есть сделка - в то время, как официальные торговые точки впаривать откровенный хлам права не имеют.
  Продукты Рейли и вовсе рекомендовал приобретать в магазине на территории сектора. Так как цены на них устанавливал Совет, то и находились они везде на одном и том же уровне. За исключением, разве что, совсем уж экзотических товаров. Цена бутылки средненького бренди с Земли, к примеру, сейчас могла достигать стоимости средненького домика.
  Между тем живой поток на улице начал становиться все плотнее и плотнее. Подобного столпотворения, когда приходилось буквально лавировать среди других разумных существ, Лисицкий от поселения выживших совершенно не ожидал.
  - Дело в разнице биологических ритмов, - в ответ на заданный Кириллом вопрос пояснил Бран, прокладывая путь. - Ретау, к примеру, спят на два часов дольше, чем мы. Вайси же, наоборот, почти вдвое меньше. Нам просто не повезло: попали в самый час-пик.
  К тому моменту, когда пара наконец вырвалась из делового центра на окружающую его желтую дорогу, Кирилл успел буквально возненавидеть это место. Он испытывал практически непреодолимое желание окружить себя несколькими мелкими ресу максимально опасного вида, чтобы ни одна сволочь не рискнула приблизиться к нему ближе, чем на пару метров.
  'Определенно, на сегодня с меня общества более чем достаточно. Социализация социализацией, но мне срочно требуется одиночество' - отрешенно подумал Кирилл.
  Следуя за Рейли, Лисицкий попал на улицу, состоящую из множество частных домиков. И вот здесь типовому строительству места уже не нашлось: каждое строение разительно отличалось от своих соседей. Их владельцы словно пытались перещеголять друг друга, привнеся в свой быт как можно больше красок. Здесь присутствовало все: резные перила и фасады, украшения из живых цветов и вьющихся растений, разнообразные росписи и даже деревья, как часть конструкции. У многих на крышах и вовсе расцветали целые сады, скрывая своей тенью гамаки, плетеные кресла и столы. Учитывая полное отсутствие на улице людей, это место вызвало у Кирилла в разы больше положительных эмоций, чем деловой центр. Пожалуй, со временем он даже хотел бы начать называть его своим домом.
  - Идем, - явно довольный произведенным впечатлением, прогудел Рейли.
  С края человеческого сектора до испытательного полигона оказалось минут десять размеренным шагом. Внешне это строение ничем не отличалось от окружавших его ферм, но стоило попасть внутрь, как взгляду открывались уже знакомые по Рруа густые джунгли, простерилизованные донельзя. Полностью истребить биосферу, свойственную этой агрессивной планете, конструкторы полигона не смогли, да и не ставили, скорее всего, подобной задачи, но свести возможные угрозы до минимума им определенно удалось.
  'Хищников будет не хватать' - отметил парень про себя.
  Навстречу Рейли из зарослей начали выбираться вооруженные люди в адаптивной броне, чей камуфляж динамично подстраивался под окружающую среду.
  'Привычных, по крайней мере' - добавил Лисицкий и усмехнулся.
  - Знакомься, Кирилл, отряд 'Сигма'. Наши лучшие охотники, - произнес Рейли.
  Из рядов встречающих выступил высокий мужчина - единственный, у кого шлем располагался на сгибе локтя - и протянул руку лидеру выживших. В дезактивированном состоянии, кстати, броня оказался цвета насыщенно-зеленого цвета.
  - А также их неизменный командир - Пьер Моро, - ответив на рукопожатие, дополнил Бран.
  Следом за начальством начали снимать шлемы и остальные бойцы. К некоторому удивлению Кирилла, лица под ними оказались самые обыкновенные. Чисто выбритые, разве что, да с покрытыми банданами лысыми головами. Подсознательно от лучших охотников Лисицкий ожидал чего-то более героически-сурового. Вот так нежданно-негаданно сказались часы фильмов, просмотренных подростком в персональной виртуальной реальности. Уж там-то опасные бойцы выглядели совершенно иначе.
  - И тебе привет, - усмехнулся Пьер и повернулся к Кириллу. - А это, значит, тот парень, о котором ты мне рассказывал?
  Если бы кто-то спросил Кирилла спросили, чем Пьер Моро занимался до попадания Рруа, то парень бы поставил на юриста. Ну вот имелось в мужчине перед ним что-то этакое. Так и хотелось вручить ему дорогой планшет, одеть в представительный костюм и дать выступить перед судом присяжных.
  - Он самый, - кивнул Бран и повернулся к остальным членам отряда. - Знакомьтесь, Кирилл Лисицкий. Человек, у которого оказались способности к силе демонов, и он любезно согласился продемонстрировать нам ее возможности.
  Кирилл едва заметно поморщился. Речь Рейли прозвучала так, словно хаш свалилась ему в руки прямо с пальмы, по чистой случайности. Еще и бойцы 'Сигмы' после такого представления начали изучать его излишне любопытными взглядами, пытаясь оценить возможную опасность и представить, как с ним справиться в случае чего. В результате чувство опасности предостерегающе закололо десятками иголочек. Не самое приятное ощущение.
  - Приятно познакомиться, - произнес между тем Пьер, протягивая Кириллу руку.
  - Взаимно, - откликнулся Лисицкий, поднимая свою в ответ. Рукопожатие произошло в меру крепким и жестким.
  - Не возражаешь, если мы начнем с парочки тестов? - перешел сразу к делу Моро, отпуская ладонь парня. - А уже потом перейдем к тренировочным боям.
  - Ничуть, - покачал головой Кирилл, которому деловой подход командира 'Сигмы' даже импонировал.
  - В таком случае твое вступительное слово и начнем, - распорядился Пьер, отчего зверь в душе Лисицкого недовольно зашевелился.
  Усилием воли парень подавил взбунтовавшиеся инстинкты. В конце концов, он сюда за этим и пришел. Не за приказами, понятное дело, а чтобы объяснить, показать и предупредить. Совершив глубокий вдох, Кирилл принялся за рассказ. По сути, его речь мало чем отличался от того, что он днем ранее поделился с мийсау.
  - Более-менее понятно, - задумчиво потирая подбородок, произнес Моро, когда парень закончил свой рассказ. - Не мог бы ты продемонстрировать свое лезвие вот на том дереве?
  Моро отнял руку от подбородка и указал на растение, расположенное на краю полигона. В воздухе тут же промелькнула едва заметная рябь, которая на самом деле являлась не более чем остаточным следом, и парой секунд спустя срубленное под углом дерево, треща ломающимися ветками, начало съезжать вниз по зеркально гладкому срезу.
  - Впечатляет, - хмыкнул Пьер, когда лесной гигант окончательно запутался в остальной растительности и повис.
  Тот же эксперимент, но проведенный с облаченным в защитный комбинезон манекеном, показал схожий результат. Имевшаяся в распоряжении выживших броня не могла противопоставить дымке абсолютно ничего. Лишь специально искаженные Кириллом и раздутые до состояния шланга лезвия годились в качестве тренировочных. И то приходилось существенно занижать их скорость.
  Из массовых же атак лучше всего себя показали чисто энергетические. Они манекены либо превращали в дуршлаг, либо практически испаряли. Что касается атак на основе материи, то этот прием оказался не слишком эффективен. Он так же наносил смертельный урон, но толка от осколков оказалось немного. Нормальная броня, скорее всего, отразила бы их все. Учитывая время на подготовку, подобный прием для боя с более-менее защищенным противников совершенно не годился. Демонстрировать угольно-черную дымку в подобном разрезе Кирилл попросту не посчитал нужным. Лишь упомянул ее парой слов.
  Что касается защиты, то тут ситуация для людей оказалась столь же печальной. Электромагнитное оружие, которые только и имелось у выживших в наличии, в одиночку не могло перекрыть даже естественную регенерацию щита в исполнении Кирилла. Лишь обстрел шести автоматов одновременно начинал просаживать сферу, но данный факт почему-то никого, кроме Кирилла, не обрадовал. Впрочем, чего-то такого парень и ожидал. В свое время он не смог даже поцарапать тварь, которая во много раз уступала ему нынешнему. Хорошо, дымка выручали. Мины и гранаты так же показали весьма скромный результат.
  К сожалению, в распоряжении выживших не оказалось по-настоящему серьезного вооружения, чтобы проверить реальную прочность хаш. Кириллу оставалось лишь гадать, как она поведет себя под воздействием энергетического луча. А ведь разновидностей подобного вооружения в галактике имелось даже слишком много. Раса Кел`Атар, к примеру, и вовсе умудрилась создать эффективный даже в атмосфере лазер. Кажется, секрет крылся в каких-то кристаллах, которые они добыли в недрах родной планете. Об остальных видах излучения и говорить не приходилось. А плазма? А гравитационное оружие? Звуковое, магнитно-волновое, резонансное, химическое, биологическое? Ракетное, в конце концов, с целым арсеналом возможных поражающих факторов. Способов прикончить ближнего своего в галактике придумали даже слишком.
  'Определенно, не стоит пока считать себя неуязвимым' - продумал Кирилл.
  Закончились испытания выстрелом из стационарной турели, из сестер которой на самом деле и состоял защитный периметр поселения. И пусть из-за странного поля планеты, которое по какой-то причине крайне негативно относилось к любой технике, большую часть времени, исключая техобслуживание, они находились в неактивном состоянии, в случае опасности их могли перевести в боевое положение за считанные секунды. Впрочем, даже попадание трехкилограммовой болванки, движущейся со скоростью много быстрее звука, лишь слегка просадило щит из дымки.
  - Н-да уж, - недовольно цыкнул Пьер, наблюдая за результатами испытаний. - Теперь понятно, почему экспедиция в низину так и не вернулась. Если там водятся такие твари, без обид, парень, я туда ни ногой.
  В ответ Кирилл лишь хмыкнул. С его точки зрения высказывание мужчины все же прозвучало довольно обидно. С другой стороны, он где-то даже мог понять Пьера. Осознание того, что ты совершенно беспомощен против опасности, которая находится совсем рядом и может нагрянуть в любой момент, еще и не на такое способно подтолкнуть.
  - Не забывайте, что большинство ресу все же слабее, - решил подбодрить окружающих Лисицкий, снимая щит с манекена.
  - Насколько? - повернувшись к парню, ровным тоном поинтересовался Моро. Однако Кирилл ощутил, что в его эмоциях царил настоящий раздрай. Очевидно, профессиональным военным Пьер не являлся, иначе к превосходству одаренных на поле боя относился бы несколько проще.
  - Сложно сказать, - пожал плечами Лисицкий. - Большая часть - в разы.
  Его слова чуть ободрили мужчину. Пьер наконец сумел взять себя в руки и собраться. Неоспоримым преимуществом Моро, как командира, оказалось его совершенно каменное лицо. Если бы не эмпатия, Кирилл бы даже не заподозрил командира 'Сигмы' в моменте слабости. Распоряжения он также начал отдавать голосом человека, который знает, что делать и куда нужно идти.
  - Хорошо, - произнес Пьер. - Вводная учебного боя такова: стычка в джунглях. Отряд защищается на заранее подготовленных позициях, условный ресу атакует. Кирилл, постарайся сдерживаться. Где-то до среднего уровня. Прикосновения ресу смертельны, как и попадания хаш. Для победы требуется шесть одновременных попаданий. Пятнадцать минут для подготовки и выхода на позиции. Всем понятно?
  - Так точно, - хором отозвались его бойцы, надевая шлемы обратно. Не долго им позволили прохлаждаться. Почему-то Кириллу показалось, что Моро из тех командиров, которые загоняют собственных подчиненных на тренировках до полусмерти.
  - Ага, - подчеркнуто независимо хмыкнул Кирилл, скрещивая руки на груди. Любые командные интонации все еще с легкостью выводили его из равновесия.
  - Исполнять, - не обратив на Лисицкого особого внимания, приказал Пьер и вместе со своими бойцами двинулся к джунглям. Обернувшись к парню, он зачем-то напомнил. - Пятнадцать минут и можешь начинать.
  Убедившись, что информация достигла адресата, Моро исчез под сенью леса. Почти сразу после этого 'Сигма' собралась в походную колонну и направилась куда-то на север, продвигаясь по полигону, словно по враждебной территории. С помощью восприятия Кирилл с интересом принялся наблюдать за каждым их действием. Опыта работы в группе ему определенно не хватало. Не сказать, чтобы в его глазах это выглядело катастрофическим недостатком, но в случае необходимости парень предпочел бы иметь хоть какой-то шаблон для действий, чем оказаться без него. Рейли некоторое время помялся рядом, фонтанируя то любопытством, то раздражением и озабоченностью.
  - Ну, раз вы нашли общий язык с Пьером, я тебя, пожалуй, оставлю, - наконец произнес он, смущенно пощипывая бороду. - Дела, сам понимаешь, никуда от них проклятущих не деться. Что касается денег, то предлагаю месячный заработок одного из охотников за день. На мой взгляд, вполне достойная цена.
  - Меня устраивает, - просто ответил Кирилл. Он сильно сомневался, что в этом отношении Бран попытается его обмануть. На дурака мужчина не походил. Кошелек тут же подмигнул Лисицкому пополнением на двенадцать тысяч ре.
  - Продолжим тогда завтра, если не против, - продолжил между тем Рейли. - Твою подругу я заберу, не переживай, и лично до вашей капсулы доставлю.
  Кирилл мысленно прикинул возможное развитие событий. С одной стороны, он обещал защищать юную мийсау и присматривать за ней. С другой, в случае возможного конфликта с ретау вариант, предложенный Рейли, и в самом деле выглядел гораздо предпочтительней. Поколебавшись между двумя вариантами, Лисицкий наконец принял окончательное решение. Стыдно сказать, но решающую роль в его выборе сыграло нежелание вновь проталкивался сквозь живой поток делового центра.
  - Благодарю, - вежливо произнес Кирилл. - Думаю, это действительно будет лучшим вариантом.
  - Тогда договорились, - усмехнулся Рейли. - Завтра в то же время на том же месте.
  Махнув рукой на прощанье, он широким шагом направился к выходу с полигона. Кирилл же вернулся к наблюдению за условным противником, благо те уже успели добраться до намеченного места и теперь вовсю занимались чем-то странным.
  'Да они же минируют там все' - сообразил, прислушавшись к собственному восприятию, парень. Немного покатав идею с разных сторон, он пришел к выводу, что задумка 'Сигмы' вполне могла сработать. 'Далеко не факт, что настоящий ресу посчитает кусок металла в земле чем-то опасным. Так что так и быть, попадусь'
  Приняв решение, Кирилл покосился на часы. Судя по ним, до назначенного срока осталась всего пара минут. По позвоночнику пробежала дрожь нетерпения. Пусть бой и предстоял чисто учебный, но инстинктам не прикажешь. Часто-часто застучало сердце, гоня по жилам разгоряченную кровь. Шаг. Второй. С каждым преодоленным метром, Кирилл разгонялся все быстрее и быстрее. Затрепетали в ожидании крови, выпущенные из спины дымные щупальца.
  Достигнув линии джунглей, хищник одним рывком оторвался от земли и помчался дальше на высоте трех метров от нее. Без всяких уловок и маневров - точно по направлению к жертвам. Стремительное движение дарило ощущение свободы. С каждым преодоленным метром схватка становилась все ближе и ближе. Внутренности свело сладким предвкушением.
  Рывок. За спиной щелкает задетая растяжка. Дымка уплотняется, готовая принять ударную волну, как ускорение. Глаза находят подходящую цель. Но вместо взрыва по чувствительным глазам и ушам бьет ослепительная вспышка и оглушающий звук. Мир исчезает, и хищник неловко срывается на землю.
  Чувство опасности!
  Кирилл совершает резкий прыжок, пропуская под собой несколько выстрелов. Щупальца подбрасывают тело еще выше, а теневые лезвия с помощью восприятия находят противников, впечатывая в деревья троих. Вокруг свистит металл, но предвидение работает четко.
  Рывок в сторону. Жертвы на мгновение теряют хищника из вида. Лезвия устремляются к ним прямо сквозь деревья. Выбывает еще четверо, но рядом с Кириллом появляется, медленно вращаясь в воздухе, граната. Четко рассчитанный таймер активирует ее прямо в полете. Но вспышка бессильно бьет по темным линзам из дымки, а звук - по заглушкам.
  Воспользовавшись световым пятном, хищник пытается одним рывком достич остатков отряда, но его встречают прицельным огнем. Припав к земле, он избегает попаданий и отправляет перед собой темный вал. Фигурки людей с пугающей легкостью откидывает назад. Несколько стремительных ударов и бой официально завершен.
  Глубоко дыша, Кирилл стоял между вяло шевелящихся постанывающих тел. Несмотря на то, что он старался сдерживаться, пытаясь опуститься хотя бы до уровня Ликка, его удары все равно буквально вколачивали противников в землю. Если бы не броня, то и вовсе рисковали стать смертельными.
  'Надеюсь, не переборщил' - с некоторой тревогой подумал парень, оглядываясь по сторонам.
  Несмотря на результаты, произошедшим боем Кирилл остался недоволен. Превосходя охотников буквально во всем, отслеживая каждое их движение, он все равно умудрился попасться в ловушку. Даже опираясь на чистую логику, он все равно обязан был понять, что ему готовят: какой еще путь оставался у охотников, если даже гранаты оказались неэффективными? А ведь Кирилл еще после Иссиса собирался заняться защитой от нелетального воздействия, но отвлекся и забыл. И вот ему это и аукнулось.
  - Уф, - тяжело выдохнул, поднимаясь с земли, Пьер. - Впечатляет. Ты точно сдерживался?
  В ответ Кирилл несколько раздраженно пожал плечами.
  - Я старался, - произнес он. - Но мне тяжело адекватно оценить результат. Слишком индивидуально развитие каждого ресу.
  - Понятно, - потирая грудь, в которую пришелся удар лезвия, отозвался Моро. - Давай тогда еще раз. Только минут через двадцать: мы в себя придем. И давай все-таки немного полегче, нам тут только переломов не хватало.
  - Я постараюсь, - уверил его Кирилл, развернулся и двинулся обратно на исходные позиции.
  На этот раз вместо того, чтобы отдаться движению, парень погрузился в воспоминания произошедшего боя. В очередной раз откладывать в долгий ящик проблему светошума он не собирался. Да, во второй раз ему удалось защититься, но по факту он ведь просто заметил гранату и сыграл на опережение. А если бы она оказалась термальной, например? Получается, он бы просто так лишил себя зрения и слуха? Учитывая восприятие, ничего критичного, вроде бы, но лишь в данном конкретном случае. Столкнись Кирилл с равным противником, и любая деталь могла в итоге стать решающей. Но не мог же он заранее знать с каким эффектом взорвется та или иная граната. Или мог?
  'Чувство опасности - это ведь, по сути, форма короткого предвидения' - подумал Кирилл, выбегая на исходную позиция. 'Просто мой максимум пока лишь короткие доли секунды. Оттуда и ощущение уколов'
  Достигнув центра полянки, парень без доли смущения растянулся на земле, заложив руки за голову, и прикрыл глаза.
  'Я просто не успеваю распознать видения. Работает скорее подсознание' - продолжил он свои размышления. 'Но должен же существовать способ получить из них больше информации'
  Погрузившись в собственные воспоминания, Кирилл попытался максимально точно воспроизвести момент возникновения чувства опасности. И некоторое время спустя с удовлетворением отметил, что оно и в самом деле каждый раз сопровождалось определенным эмоциональным фоном. Проблема заключалась в том, что в случае возникновения нескольких источников опасности, их посылы смешивались. И удастся ли их разложить по полочкам, Кирилл так и не смог понять.
  'Нужны эксперименты' - наконец определился он и скосил взгляд на часы. Время как раз подходило к назначенной Пьером отметке. Упруго подскочив с земли, Кирилл с наслаждением потянулся.
  На этот раз он двинулся в сторону условного противника охваченный уже не охотничьим азартом, а исследовательским зудом. Результат, правда, от этого не сильно изменился. Бойцы 'Сигмы' попытались собраться в одну группу, встретить его стеной огня и бросками гранат, а затем перейти на кинжальную дистанцию и зажать между двух огней. Их план провалился еще на начальной его стадии. Залегать или прятаться Кирилл не пожелал. Вместо этого он воспользовался тактикой незабвенного Лика, с огромной скоростью перемещаясь сразу в нескольких плоскостях. Среагировать на такой фокус охотники попросту не успели. Ворвавшись же в их ряды, Кирилл учинил там настоящую бойню. Условную, конечно же.
  Следующая попытка закончилась с примерно тем же результатом. И еще одна. И после нее. Следуя примеру бойцов 'Сигмы', Кирилл тоже каждый следующий раз пытался придумать что-нибудь новенькое: тактический прием, стратегию или хотя бы способ манипуляции дымкой. Анализировал, пытаясь понять собственные сильные и слабые стороны. Некоторые идеи приносили ему победу в считанные секунды, с другими приходилось повозиться, но в итоге тандем из предвидения и превосходства в скорости неизбежно сводили все усилия охотников на нет. Этим выводом в конце тренировки Кирилл и поделился с Пьером.
  - Понятно, - только и сказал Моро. Он, как и все его бойцы, изрядно вымотался за этот своеобразный марафон. И пусть серьезных ранений удалось избежать, но синяки и ушибы достались во множестве каждому из них. - Подумаем, как с ними бороться.
  Пожав Кириллу на прощанье руку, Пьер поплелся на выход, пытаясь сохранить независимый вид. Следом за ним потянулись и остальные охотники. Недолго думая, Кирилл пристроился в хвост этой своеобразной колонны. В отличие от охотников, которые в данный момент мечтали исключительно об отдыхе, он совершенно не устал. Более того, тренировка принесла ему пользы как бы не больше, чем поселению. Чего только стоило его новое умение различать характер угрожающей опасности. С практикой Кириллу все же удалось достаточно детализировать это чувство, чтобы разобрать характер каждой отдельной 'иголочки'. Их фон, правда, пришлось банально запоминать: никакого интуитивного понимания так и не возникло.
  В отличие от охотников, которые сразу после полигона направились к жилым улицам, Кирилл предпочел другую сторону. Его путь лежал в джунгли. Причина подобного выбора открывалась легко: слишком долго его любопытство дразнил факт полного отсутствия ресу в долине выживших. Если в первое время такой расклад еще мог как-то объясняться случайным совпадением, то спустя столько лет? Очень вряд ли.
  Загадка долины буквально жгла изнутри. Миновав постовых, которые и не подумали его задерживать, Кирилл окунулся в привычный, полный разнообразия запахов, сумрак джунглей. Вдохнув полной грудью влажный воздух Рруа, он выпустил привычные щупальца и на приличной скорости направился к краю долины. Так как в ней самой он не ощущал ничего необычного, версия с каким-то полем или излучением, источник которого располагается где-то неподалеку, отпадала. Жизнеспособным теперь выглядел вариант с чем-то или кем-то преграждающим, и Кирилл собирался во чтобы то ни стало это отыскать.
  Двигаясь по долине, парень отметил, что ее живность практически ничем не отличалась от той, что водилась на месте его первоначальной посадки. Попадались даже какие-то незнакомые тварюшки.
  Отклонившись к западу, Кирилл избежал встречи с охотничьей партией ретау. Ящеры уверенно забивали какую-то тварюшку, похожую на помесь кабана и птицы. Если никто из них не наступит на норку притаившегося в земле жука, то обойдутся без потерь. Вообще-то броня неплохо защищала от большинства насекомых, но данная конкретная тварь неплохо плевалась кислотой и имела неприятную привычку забирать в раны. Точного значения защитных характеристик обмундирования ретау Кирилл, конечно же, не знал, но все, что встречалось на Рруа, как правило обладало просто ошеломляющей эффективностью.
  Уже проскочив дальше, Кирилл успел заметить, как один из ретау все же провалился в норку, тревожно зашипел, когда кислота начала проедать его броню, и одним ударом хвоста, словно кинжалом, прикончил агрессивное насекомое. Примерно в тот же момент удачный выстрел наконец-то пробил череп птица-кабана и достиг мозга. Удачная вышла для ящеров охота: без жертв и добыча тянула примерно на полтонны мяса.
  Больше никаких особых происшествий по пути не произошло. Безмозглая мелочь, не чувствующая флера хаш, не в счет. Постепенно почва под ногами Кирилла пошла вверх и начала меняться, превращаясь в россыпь острых мелких осколков странного серо-черного минерала, на котором даже вездесущая растительность Рруа не прижилась. Взгляду открылись зазубренные клыки горной гряды, служившей для долины чашей. Сходство с пастью какой-то огромной твари оказалась настолько реалистично, что по позвоночнику молодого человека невольно пробежала холодная волна.
  'Да быть того не может' - попытался успокоить он сам себя, но в голову продолжали возвращаться воспоминания о Спящем Владыке, который мог похвастаться примерно теми же размерами.
  Сосредоточившись на восприятии, Кирилл попытался проникнуть как можно глубже в скалу под ногами. Ничего, что могло хотя бы отдаленно указать на одного из Владык, ему ощутить не удалось. Однако ожидаемого успокоения данный факт почему-то так и не принес.
  Отбросив невнятные опасения, Кирилл заставил себя подняться на скальный хребет и осмотреться. Сразу после достижения высочайшей точки, края чаши резко обрывались вниз на высоту десятков метров. Очевидно, ветра обточили когда-то отвесную скалу, но россыпь каменных осколков выглядела как бы не опасней. Малейшее неловкое движение и вот ты уже катишься вниз, не в силах остановиться, нанося себе рану за раной.
  При взгляде на джунгли, окружающие долины, возникало странное ощущение дискомфорта. Словно ветер подул прямо в лицо, режа глаза до слез. Вот только нормальный поток воздуха при этом освежающей прохладой толкал в спину.
  'Вот оно' - словно вставший на след пес, почуявший близкую цель, подумал парень.
  Он еще раз огляделся по сторонам и, не заметив ничего примечательного, прыгнул вперед. Подхватив самого себя дымкой, он начал плавно спускаться к виднеющимся под ногами джунглям.
  'А ведь я так и летать могу' - неожиданно дошло до парня. Почему-то до этого момента данная мысль упорно обходила его внимание. Может, просто необходимость в ней отсутствовала?
  Воздействовав на самого себя дымкой, Кирилл перевел обычный плавный спуск в горизонтальный полет. Раскинув руки в стороны, он с наслаждением встретил поток бьющего в лицо воздуха и едва сдержался от какого-то непонятного восторженного вопля. Чуть наклонившись набок, он описал плавную дугу. Затем еще одну, но уже возвращаясь на изначальный курс. Наслаждаясь ощущением свободы, Кирилл принялся выделывать один маневр за другим.
  Когда новизна происходящего наконец схлынула, парень неожиданно сообразил, что в данном положении представляет из себя просто великолепную мишень: и видно его издалека, и падать, в случае чего, порядочно. Уже в кости въевшаяся паранойя немедленно потребовала спуститься на землю и двинуться дальше обычным способом. Если бы не неизвестная аномалия где-то впереди, то Кирилл, пожалуй, проигнорировал бы ее голос. Однако с каждым преодоленным метром дискомфорт ощущался им все сильнее. Словно что-то упруго мешало ему двигаться в выбранном направлении.
  Описав финальный полукруг, Лисицкий опустился на одно из деревьев и двинулся дальше по земле. Однако с этого момента щупальца из дымки утратили свою уже привычную функцию дополнительных ног. Их основной задачей стала защита или атака, а передвижение Кирилл полностью доверил телекинезу. Стоило заметить, что такой подход обеспечил ему более высокую скорость, что в условиях джунглей играло не самую важную роль, и в разы лучшую маневренность. А вот уже это серьезно повышало боевые возможности. По сути, Кирилла в этом плане теперь не ограничивало ничего, кроме, разве что, собственного вестибулярного аппарата. Но он, выведенный хаш на эталонный для человека уровень и многократно усиленный, позволял практически все, что душе угодно. Теперь Кирилл мог практически мгновенно менять направление движения, нивелировать инерцию и, закутавшись в щиты, превращать себя в управляемый снаряд.
  С каждым шагом незримое сопротивление все нарастало. Причем действовало оно, как казалось, исключительно на Кирилла. Насекомые, растения, животные и птицы на него совершенно никак не реагировали. В определенный момент дискомфорт обернулся чувством страхом, усиливающимся по мере приближения к цели. И вот, еще минут двадцать спустя, Кирилл наконец ощутил то, что преграждало ему путь: восприятие натолкнулось на знакомое ощущение пустоты. Подобный образом на его силу реагировал лишь один материал: тот самый, который неведомые строители использовали для возведения Ковчега.
  'А вот и оно' - вспыхнула в сознании полная любопытства мысль.
  
  Глава 16.
  Сооружение древних (а именно так Кирилл, не особо мудрствуя, решил назвать создателей Ковчега) структурой оказалось схоже с канатом: множество нитей сначала переплетались между собой в тонкие жгуты, а уже затем соединялись в единое целое. Общая толщина конструкции при этом составляла где-то сантиметров тридцать, а находилась она на глубине приблизительно двадцати метров под землей. Насколько Кирилл мог судить, 'канат' охватывал долину сплошным кольцом, и именно его наличие защищало выживших от неприятного соседства с ресу. Являлось ли это изначальным предназначением конструкции? Кирилл почему-то в данном факте сильно сомневался. Вариант с каким-то побочным эффектом, а то и вовсе - поломкой, почему-то виделся ему в разы более вероятным.
  А то, что с сооружением древних не все в порядке, лично Лисицкому было абсолютно очевидно. Для подобного вывода хватало и ощущения множественных потоков энергии, что хаотично вырывались из 'каната'. По счастью, все они носили по-настоящему микроскопический характер, зачастую не достигая толщины и волоса. Но даже так на много метров вокруг 'каната' простиралась лишь черная, потрескавшаяся и совершенно мертвая земля, от которой, между тем, веяло весьма знакомой Кириллу по Ковчегу грозовой свежестью.
  Ладонь молодого человека невольно опустилась в карман комбеза и сжала сферу, с которой он не расставался даже во сне.
  'Еще одно ядро?' - промелькнула в голове жадная мысль, и язык пробежался по враз пересохшим губам.
  Оценив диспозицию, Кирилл вновь сорвался на бег. Казалось, что барьер почувствовал его возросший интерес, и сопротивление начало нарастать в разы быстрее. Лисицкому пришлось укутаться в собственную силу, словно в доспех, чтобы просто позорно не сбежать. Но страх все равно продолжал ощутимо давить на его разум. Даже понимание искуственности данного чувства, а также отсутствие 'иголочек' опасности не особо помогало в борьбе с ним.
  На полосу мертвой земли парень вышел уже неторопливым шагом. Практически все его силы уходили то, чтобы хоть как-то защититься от воздействия творения древних. Но прикоснуться к полосе воздуха над 'канатом' он так и не смог. Все его существо буквально сковывало первобытным ужасом. Зато шаг назад он сделал едва ли не с физическим наслаждением. Вполне возможно, что Кирилл бы сумел разрушить подземное сооружение несколькими дистанционными атаками и пройти дальше, но кому от этого стало бы лучше? Ресу, добравшимся до сытной кормушки?
  'Нужно искать источник энергии' - подумал парень, задумчиво почесывая щеку. 'Да, времени может потребоваться порядочно, но и приз, определенно, того стоит. Нельзя его упускать. Рейли, конечно, может поднять панику, но думаю пару деньков потерпит. Линала тоже девочка взрослая, не пропадет. И в чужие вещи не полезет. Тем более, что без хаш от них все равно пользы не много. Кроме, эволюционной камеры, разве что, но тогда уж сама себе злая Буратино. Не хорошо, конечно, получается, но тут определенно форс-мажор'
  Рассуждая подобным образом, Кирилл начал неторопливо отступать от мертвой земли обратно в джунгли. Он не мог оставаться рядом с барьером, так как тратя почти все силы на защиту лишался возможности двигаться на привычной скорости. Но и отходить слишком далеко он также не имел права, иначе рисковал упустить из вида противоположную сторону барьера. Пришлось молодому человеку потратить некоторое время на поиск дистанции, удовлетворяющей обоим требованиям.
  Минут пятнадцать спустя он наконец-то двинулся вдоль барьера на север. Увы, но на события выбранное направление оказалось донельзя бедно. Преодолевая километр за километром, Лисицкий имел сомнительное удовольствие наблюдать лишь привычную для джунглей Рруа картину: кого-то жрали, похрустывая косточками или хитином, кто-то убегал, на этот раз счастливо избежав опасности, а где-то и вовсе вскипала короткая схватка, ненадолго развлекая парня небольшим представлением. Время, между тем, начало клониться к вечеру. Не то, чтобы темнота могла стать для него серьезной проблемой, просто желудок выбрал именно этот момент, чтобы напомнить о собственном существовании сосущим чувством голода.
  'Пожалуй, небольшой привал не повредит' - решил Кирилл. Возвращаться в лагерь он в любом случае не собирался: его целиком и полностью захватил азарт поиска. А еще - жадность. Появилось странное ощущение, что если он не поторопится, то вот-вот кто-то другой приберет к рукам его драгоценное сокровище. Такой вот забавный психологический триггер неожиданно сработал, хотя, казалось бы, у современного человека к таким уловкам обязан иметься стойки иммунитет. К чему-то подобному частенько прибегали маркетологи, выставляя у товара статус 'мало' или 'последний экземпляр'.
  Обнаружить источник воды с помощью восприятия оказалось довольно-таки просто. Как и очистить ее, воспользовавшись дымкой, до пригодного в питье состояния. Еда нашлась и того проще: сама прибежала. Кириллу осталось только прикончить ее да разделать. Полученное мясо он запек в углях, в течении часа обороняя его от многочисленных халявщиков и вредителей. Дополнив рацион парой съедобных корней, он получил вполне приличный ужин.
  Свой бег парень возобновил уже в темноте. Настолько кромешной, что казалось словно на мир вылили ведро черной масляной краски. Происходило это в первую очередь из-за того, что Рруа не имела собственного спутника, который мог подарить ей хоть какое-то освещение ночью. Впрочем, серьезным препятствием темнота для Кирилла не являлась: он все равно уже давно предпочитал ориентироваться с помощью восприятия. Молодой человек не остановился даже тогда, когда небо охватило красное-зеленое зарево восхода.
  'Там!' - ярко вспыхнуло в сознании, когда сфера восприятия натолкнулась на неестественно ровное ущелье. Его словно прочертили взмахом гигантского меча. Или выстрелом из какого-то энергетического оружия, что звучало гораздо правдоподобней.
  Ширина ущелья достигала трех, а глубина - всех пяти километров. Причем Кириллу показалось, что в последнем параметре оно когда-то могло похвастаться куда более впечатляющими цифрами. По дну его протекала, величественно неся собственные воды, глубокая река. В сумме с отвесными стенами это превращало долину скорее в каньон, чем в ущелье. Хотя Кирилл в таких тонкостях не особо разбирался. Будь его воля, он бы назвал его куда проще: 'бездной'.
  Но не только неестественное происхождение ущелья привлекло внимания человека. Что гораздо важнее, на противоположной его стороне он ощущал внушительную область, откликающуюся на восприятия знакомым чувством пустоты. Ничем, кроме крупного сооружения древних, это являться не могло. И, с большой долей вероятности, именно там и находился так желаемый им приз. По крайней мере, текущий по 'канату' поток энергии как раз туда и устремлялся. Причем отсутствие над каньоном самого проводника ему в этом ничуть не мешало. Лучом голубовато-белых разрядов энергия пересекала провал и исчезала где-то в глубине поврежденного строения. Почему поврежденного? Ну так вряд ли его конструкторы предусмотрели столь широкий и совершенно ничем не прикрытый вход. Да и отсутствие материальной части 'каната' как бы намекало.
  Тщательно ощупывая пространство с помощью восприятия, Кирилл направился к строению древних. Он прекрасно понимал, что, учитывая наличие на объекте энергии, с легкостью может натолкнуться на до сих пор функционирующую защиту, но любопытство и уверенность в собственных силах продолжали толкать его вперед.
  Между тем эмоциональный пресс начал стремительно ослабевать. Поводом расслабиться, понятное дело, это не стало, но облегченно выдохнуть позволило: сражаться в случае чего, испытывая постоянное давление чувства страха, оказалось бы тяжеловато.
  Наконец деревья расступились, и взгляду Кирилла открылся вид на каньон серовато-черного цвета. Да, он состоял из того же камня, что и горный хребет, который окружал долину. Подобное совпадение не могло не натолкнуть на размышления вполне определенного толка. Задумавшись, Кирилл скользнул взглядом вдоль горизонта.
  Неожиданно его слуха коснулся тихий перестук. Краем глаза он успел заметить несколько мелких камешков, покачивающихся на черно-сером фоне. Рефлексы тут же выдернули тело обратно в джунгли.
  Миг, и четыре изогнутых лезвия, вырвавшись из-под земли, с лязгом столкнулись в считанных сантиметрах от его лица!
  Опасность!
  Прислушавшись к предвидению, Кирилл телекинезом сдвигает свое тело в сторону, убирая его с траектории еще двух лезвий, ударивших в спину.
  Раздается громкий треск, и в облаке черно-серой крошки из-под земли вырывается нечто огромное. Пылевая завеса мешает разглядеть подробности, но восприятие рисует картину длинного, более ста метров, сегментарного тела, приподнятого на высоту трех метров множеством двухсуставчатых лапок. Голову существа венчает корона металлических игл. Они же, плотно прижимаясь друг к другу, сплошным ковром укрывают все тело.
  'Сколопендра?' - мелькает в голове короткая мысль.
  Ковер игл идет волной, и раздается гневный лязгающий стрекот.
  Ноги человека едва успевают коснуться земли, как ему приходиться уклоняться в сторону, пропуская мимо несущегося с неумолимостью товарного состава стража. На его теле парят дымкой опасные даже на вид темные узоры. Иглы на боку твари неожиданно топорщаться и удлиняются, словно копья. Перед человеком возникает угольно-черный щит, но чудовищной силы удар отшвыривает его на несколько десятков метров. С оглушительным треском лопаются деревья, попавшиеся на путь живого снаряда. Место падения затягивает плотным облаком пыли, но мгновением спустя взвившийся купол темного дыма расталкивает его в стороны и раскидывает обломки.
  Описав дугу, сколопендра вновь устремляется к своей цели. Такая маленькая на ее фоне человеческая фигурка бросается хищнице навстречу и в последний момент, словно на веревочках кукловода, смещается на несколько метров в сторону. Угольно-черная сфера лишь на мгновение опережает растущий лес игл.
  Взрыв.
  Рассыпаются в пыль земля, деревья, травы, но многоножка невредимой проносится мимо: иглы на ее спине с невообразимой скоростью сливаются в монолитную броню.
  Устремляются вдогонку теневые лезвия, но растущие копья лопают их с легкостью мыльных пузырей. Существо вновь разворачивается по крутой дуге не снижая скорости. Прямо ему в морду тут же отправляется еще одна угольно-черная сфера. В разы больше, чем предыдущая. Корона игл мгновенно течет, формируя сплошную маску, и многоножка с легкостью прорывается прямо сквозь взрыв. Человек уклоняется в сторону, но несколько игл приподнимаются и сливаются в лезвие. Лишь невероятная гибкость позволяет Кириллу избежать участи оказаться разрубленным надвое. Прогнувшись, он пропускает лезвие прямо над собой. Следующая коса цепляет его лишь краем, прочерчивая весьма глубокую рану прямо под ребрами. Материал комбинезона тут же размягчается и затекает в рану, закупоривая крупные сосуды и останавливая кровотечение.
  В спину стража устремляются дымные сферы, а человек взлетает высоко в воздух. Атака ожидаемо не приносит результата. Иглы на спине многоножки расходятся в стороны, открывая нечто, похожее на бутоны цветов, потрескивающие от переизбытка грозовой энергии. По их поверхности пробегают электрические разряды. Множество бело-голубых сфер сияющими кометами взмывает в воздух. Человек маневрирует, но сгустки энергии преследуют его, как привязанные. Несколько раз ему удается вызвать детонации, подловив грозовые сферы собственными, но долго такие салки продолжаться не могут.
  Взрыв.
  Дымящаяся человеческая фигурка падает в джунгли. Следом за ней с грохотом канонады рушатся оставшиеся снаряды. Ударная волна и энергетический вихрь в щепки разносят все на сотни метров вокруг. Пылевое облако плотно затягивает пространство. В него с одного края без сомнений ныряет длинное тело стража, а с другого выпрыгивает и устремляется к каньону окровавленная фигурка. Броня древних на ее теле частью напоминает расплавленный малахит, а частью демонстрирует сквозь прорехи обугленные куски плоти и белесые штрихи костей.
  Финальный рывок, и человек прыгает в черный провал. С его плеч вырываются плети и устремляются к противоположному краю каньона. Следом за ним в ущелье ныряет и страж. В отличие от человека, он не падает, а свободно движется по отвесной стене вертикально вниз, часто-часто перебирая лапками.
  К тому моменту, как плети вытягиваю Кирилла на противоположную сторону, страж уже практически пересекает водную преграду.
  Оценив диспозицию, человек прикладывает руку к скальному основанию и одним движением вырывает из него четырехметровый трехгранный шип. Дымка с его рук полноводной рекой устремляется в снаряд и на поверхности камня появляется все больше и больше черных протуберанцев. С оглушительным хлопком и ударной волной шип срывается с места.
  Взрыв.
  Страж падает в воду, поднимая фонтаны брызг. Лязгает гневный стрекот, и сколопендра, извиваясь словно уродливый восточный дракон, взмывает в воздух. На ее башке отсутствует несколько лезвий и виднеется паутина трещин на темном хитине, но на этом все.
  Наблюдая за стремительно приближающимся стражем, Кирилл опускает руку в карман и достает сферу. Вспышка ее энергии неизбежно привлечет внимание, но перед лицом смерти не до выбора средств. Время осторожности прошло.
  Палец аккуратно сдвигает пластинку в сторону, и тонкий ослепительный луч тут же упирается прямо в морду существа.
  Миг неестественной тишины, и пространство утопает в ослепительной вспышке. Вибрируют, раскалывая окружающие скалы в пыль, потоки вырвавшейся из-под контроля энергии. Кирилл чувствует, как волна за волною они проносятся сквозь его тело, заставляя дрожать каждую клеточку. Лишь каким-то чудом ему удается и самому не рассыпаться в пыль. Неожиданно в груди вспыхивает источник боли. Раскаленный кусочек короны стража проделывает в его теле дыру размером с кулак!
  Взрыв.
  Палец едва успевает вернуть пластинку на место, прежде чем ударная волна поднимает все вокруг в воздух. Из-за тонн пыли совершенно невозможно дышать. Приходится создавать пузырь с воздухом, отвлекая драгоценные силы от регенерации раны в груди и многочисленных внутренних повреждений. Кроме этого Кирилл лишь слегка замедляет собственное падение, благо воды реки достаточно быстро заполняют образовавшийся под ним котлован, и разбиться ему не грозит.
  Поверхность озера встречает хлестким ударом по ногам. Не отвлекаясь на мелочи, Кирилл продолжает латать повреждения, но неожиданно часть клеток его тело словно сходит с ума. С огромной скоростью они начинают меняться, переправляясь во что-то совершенно невероятное. Абсолютно чуждое, но чудовищно эффективное. За считанные секунды раны закрыло бугристой серовато-зеленой плотью. Кроме того, мутировавшие клетки не имели четкой специализации, гибко и довольно быстро подстраиваясь под текущие условия.
  Словно вирус, изменение начали стремительно расползаться по всему телу. Только задействовав дымку, Кириллу удалось затормозить распространение мутации.
  'Изменения начинаются с тех мест, которые контактируют с водой' - неожиданно возникает догадка.
  По старинке выпустив щупальца, Кирилл выбирается из озера и начинает карабкаться по стене в поисках хоть какой-то площадки. По случаю, ею оказывается уцелевшее строение древних. Свалившись на прохладный белый камень, Кирилл полностью концентрируется на происходящих с ним изменения, пытаясь отменить их результат. Безрезультатно. Не помогает даже удаление пораженного узла целиком. Тело словно запоминает свое состоянии и регенерирует именно мутировавшие клетки. Все, чего удается добиться, это ограничить дальнейшее распространение изменений. Но на сдерживание уходит чуть ли не половина доступного потока силы.
  Убедившись, что с наскока проблему не решить, Кирилл отступает и возвращается в реальность. Поднявшись на ноги, он наконец осматривается. Может показаться, что с его стороны было довольно легкомысленно отключаться от окружающего мира в такой обстановке, но превращение в непотную хрень кого угодно заставит сосредоточиться именно на себе.
  'Да уж. Что бы здесь раньше не хранилось, теперь от него осталась лишь пыль' - со вздохом констатировал парень, разглядывая пол, усеянный серым порошком.
  Неожиданно его взгляд зацепился за какое яркое пятно. Подойдя ближе, он увидел насыщенно-синюю жидкость, которая тонкой струйкой вытекала из трубы в стене и падала в воды озера.
  'Похоже, а вот и корень моих проблем' - мрачно подумал парень, наблюдая за внешне совершенно безобидной жидкостью. 'Спасибо броне и головному пузырю, иначе сейчас бы такой рожей красовался'
  Комбез древних и в самом деле сослужил Кириллу отличную службу. Он поглотил довольно много урона, прежде чем начал буквально испаряться под напором энергии. Если бы не это, вряд ли бы Кириллу удалось так легко пережить ту бомбардировку. Так же комбез, пока объем материи позволял, исправно закрывал все раны носителя. При этом он совершенно не мешал регенерации. Очевидно, что его создатели обладали сходным механизмом исцеления.
  К сожалению, даже изделие древних оказалось далеко не всесильно. Когда количество материи в нем снизилось до определенного порога, оно перестало выполнять большую часть своих функций. Даже повреждения перестало затягивать. Именно из-за этого Кирилл сейчас и напоминал неудачную копию Франкенштейна: вздувшаяся зеленовато-серая плоть резко переходило в обычную и обратно, словно его сшили из нескольких кусков. По вполне понятным причинам парень старался игнорировать свой нынешний облик. Тем более, что регенерация основных ран высвободила приличное количество материи, и комбез начал восстанавливаться. Правда, напоминал он теперь скорее латексный костюмчик из магазина сексуальных товаров и услуг.
  Кирилл недовольно повозил ногой в ближайшей кучке пыли. Впрочем, он вполне мог и ошибаться по поводу роли синей жидкости.
  'Да уж' - повторился Лисицкий, добравшись до совершенно не поврежденного материала пола.
  Похоже, внешние конструкции древние создавали из расчета на серьезные нагрузки. Даже взрыв стража им оказался нипочем. А вот внутри находилось куда более нежное оборудование.
  'Довольно обидно получается' - поскреб щеку парень. 'Пережить такой бой и в результате остаться с носом. Хотя...'
  Задумавшись, он двинулся вдоль стены помещения. Ему бросилось в глаза несоответствие между площадью зала и пустотой, которую он ощущал. Довольно возникло предположение, что существует и смежное помещение.
  - Бинго, - воскликнул Кирилл, довольно быстро наткнувшись на знакомый по Ковчегу узор.
  Да, за этой дверью вполне могла скрываться очередная неприятность, но уходить, трусливо поджав хвост? Не в этот раз. Да и вероятность подобного исхода в целом Кирилл оценивал, как невысокую. Если рассуждать логически, то от базы древних уцелел лишь самый дальний огрызок. Ну не могли же они за каждой дверью втыкать по стражу.
  Очертив контур синим светом, квадратная плита плавно скользнула в сторону. За ней открылся вид на помещение с несколькими рядами кресел из привычного древним материала. Но если раньше все виденные Кириллом их творения могли похвастаться некой монументальностью и основательностью, то на этот раз перед ним определенно оказались образцы местного стиля хайтек. Узкое сиденье напоминало изогнутый поток воды и опиралось на пол лишь одним своим концом, подлокотники отсутствовали, а вместо них на боку красовался золотой обруч. Рядом с каждым стулом на подставке размещалось по три знакомых серых цилиндра.
  'Похоже, это все-таки не гранаты' - отстраненно заметил Кирилл. 'Да и на батарейки не сильно похоже'
  Восприятие не обнаружило в помещении никаких ловушек, и Лисицкий неторопливо вошел внутрь.
  После некоторого размышления, он решил, что обстановка больше всего напоминает ему какой-то центр для обучения. Причем такой, где информация закачивается напрямую в мозг пациенту. Имелись и другие варианты: место для доступа в сеть, например, или комната для массовых казней - но все они выглядели гораздо менее вероятными. С другой стороны, с серыми цилиндрами он уже ошибся, положившись на привычные ассоциации. Требовалась проверка. Но не на себе же ее проводить?
  В ходе осмотра Кирилл обнаружил и еще одну дверь, но открывать ее так и не рискнул: слишком много вокруг нее оказалось совершенно незнакомых ему узоров. А так как хранилось там, судя по всему, местное ядро, то большая часть из них совершенно очевидно относилась к безопасности. Стоило только вспомнить чего древние понакрутили вокруг энергетического сердца Ковчега, и желание испытывать удачу начисто испарялось. Почему-то, отправляясь в путь, Кирилл совершенно не подумал о таком варианте.
  В общем, он благоразумно решил отказаться от своей первоначальной цели и заняться чем-нибудь более доступным. Центром обучения, например. Тем более, что перспективы оно сулило даже более радужные, чем дополнительное ядро. Для начала, правда, ему требовалась пара подопытных кроликов.
  'Ну, или кого-нибудь покрупнее' - ухмыльнулся Лисицкий. 'Ресу, думаю, вполне подойдут. Очень даже может быть, что для них все это богатство и проектировалось'
  По счастью, именно вдоль каньона барьер давал слабину, и попасть на сторону ресу не представлялось чем-то сложным. В противном случае Кириллу бы пришлось столкнуться с некоторыми проблемами. Если раньше он вполне мог просто разогнаться и проскочить препятствие по инерции, то теперь ему, вынужденному тратить минимум половину доступной силы на сдерживание мутации, вряд ли удалось бы даже приблизиться к нему.
  Двигаясь по стене ущелья, Кирилл продолжал размышлять. Если его догадка верна, то кого и чему обучали древние в той зале? На ум невольно приходила синяя жидкость, которую он винил в собственной спонтанной мутации. Получалась на удивление стройная теория: в одном помещении выращивали живое оружие, а в соседнем его обучали. И вшивали установки на верность заодно. Кирилл, по крайней мере, так бы и поступил.
  Между тем в область действия восприятия попался первый ресу. Довольно мелкий и не опасный.
  'В самый раз' - хмыкнул парень и повернул в его сторону.
  Жертва, подтверждая собственную слабость, не почуяла приближения хищника до самого последнего момента. На вылетевшее из листвы щупальце она попыталась ответить броском чего-то вроде теневого пера, но после столкновения снаряд лишь бессильно разлетелся на дымные струйки. Подтянув к себе похожего на зеленую птицу ресу, Кирилл с трудом подавил желание оторвать ему голову прямо сейчас, чтобы заполучить хоть капельку дополнительной силы. Все же временная слабость оказала на него гораздо больше влияния, чем он сам готов был признать.
  Выдохнув, Кирилл попытался связаться со своим пленником, однако разума в птичке для этого действия оказалось маловато. Парень нахмурился. Хватит ли такого псевдосознания для взаимодействия с технологиями древних? А если да, то как узнать результат?
  'Лопухнулся, кажись' - разочарованно подумал Лисицкий и потянулся к тонкой шее ресу. От добычи шибануло страхом и желанием жить на грани с помешательством. 'Стоп!'
  Кирилл замер. Что это он сейчас собирается сделать? Убить кого-то неспособного оказать даже тень сопротивления? Но зачем? Ради жалкой капельки силы? Или чисто рефлекторно? Просто потому, что может? К некоторому ужасу ответа на эти вопросы Кирилл не нашел. И пусть у него в руках находилось лишь нечто вроде мелкого вредителя, особо жалеть которого определенно не стоило, но и самому ему данная тварюшка совершенно не мешала.
  Щупальце раскрылось, отпуская пленника на свободу. Почувствовав волю, бывшая добыча шустро рванула куда-то в лес, буквально фонтанируя смесью из страха и облегченья. Глядя ему в след, Кирилл ощутил странное чувство удовлетворения. Нечто подобное он замечал за собой дома, когда обнаруживал забравшегося в ванну паука или залетевшую в окно пчелу, но не убивал полезное, в общем-то, насекомое, а выпускал его в сад. Убийство без причины, даже столь незначительное, всегда казалось ему чем-то отвратительным.
  Когда счастливая пичужка наконец скрылась из виду, Кирилл встряхнулся и вернулся обратно к поискам.
  На подбор подходящих кандидатов потребовалось несколько больше времени, чем ему казалось, но в итоге и с этой задачей он справился. Пришлось, правда, отрубить парочку конечностей, но кого в наше время удивить подобными мелочами? Даже совесть покладисто промолчала, хотя поначалу и пыталась трепыхаться по поводу использования вполне себе разумных существ в качестве материала для экспериментов. Однако ей пришлось заткнуться, так как в данном случае цель все же вполне себе оправдывала средства. А особой жалости к ресу Кирилл никогда не испытывал.
  Обратно на базу пленников пришлось конвоировать практически пинками. Пара невероятно похожих на незабвенного Ликка существ яростно шипела, плевалась, но выкинуть какой-нибудь фокус даже не пыталась: уже успела познакомиться с дипломатией по Лисицкому. Потому и прихрамывала немного. На пару недостающих лапок. Приближение к барьеру тоже не вызывало у них восторга. Похоже, его эффект воздействовал на них даже сильнее, чем на человека. Впрочем, несколько животворящих пинков решили и эту проблему.
  На месте относительно недавнего боя ресу попритихли. На них оставшийся после взрыва энергетический фон ощутимо давил. Нечто подобное испытывал Кирилл при появлении Спящего Владыки. Во много раз сильнее, правда. Все же Владыка сам по себе являлся источником силы, в то время как в каньоне оставался лишь ее след.
  Усадив на стул первого подопытного, Кирилл попытался приладить на его треугольную голову золотой обруч. Устройство почти тут же сжалось и плотно прижалось к хитину. Одновременно с этим на ребре спинки стула открылось отверстие, диаметр которого идеально совпадал с цилиндрами на подставке. Оглушив от греха подальше второго подопытного, парень воспользовался услужливо предложенным выбором.
  Цилиндрик щелкнул, вставая в предназначенное гнездо, и вспыхнул желтым светом. Вокруг головы ресу тут же сгустилось золотистое облако, и раздался отчетливый электрический стрекот. Вслушавшись в восприятие, Кирилл попытался разобраться в сути происходящего, но в результате заработал одну лишь головную боль. Да, кое-что ему все же удалось понять, но толку от этого оказалось до смешного мало. К примеру, что ему давал тот факт, что воздействие в золотистой сфере происходило за счет мельчайших частиц энергии, которые в определенном порядке проникали в мозг подопытного и что-то в нем меняли? Да практически ничего. А понимание того, что золотистая энергия представляет из себя всю ту же хаш, но несколько иного характера? Так он и без того знал, что дымка способна менять собственную природу, приобретая тем самым новые свойства. Ту же чрезвычайно разрушительную грозовую энергию взять. Ну, добавилась к ней теперь некая золотая хаш, способная воздействовать на плоть, но к самому принципу изменения природы это не приблизило его ни на шаг.
  'Остается только ждать' - рассудил парень, наблюдая искорками, которые постепенно втягивались подопытному в голову.
  Зацепив одну из них собственной дымкой, Кирилл попробовал притянуть ее к себе. Получилось на удивление легко. В отличие от той же агрессивной энергии ядра, золотистая оказалась гораздо послушней. Кирилл покрутил искорку и так, и эдак, но какого-либо толка это не принесло. Ничего нового от золотистой частички он добиться так и не смог. Оставалось разве что направить ее в собственное тело, но какой адекватный человек на такое пойдет? Получив свободу, пленница неторопливо вернулась обратно в облако. Кажется, даже на то же самое место.
  Между тем процесс начал подходить к концу, о чем явно свидетельствовало истощение золотого ореола вокруг головы ресу. Закрывшись щитом, Кирилл приготовился встретить результат эксперимента.
  Вот последняя искорка скользнула в голову подопытного, и он открыл глаза. Осмотрелся.
  И умер.
  Направленным выплеском дымки превратил собственные мозги в кашу, оставив Кирилла с довольно глупым выражением лица. Ему понадобилась чуть ли не минута, чтобы осознать произошедшее.
  'А вот и промывка мозгов' - с мрачным видом изучая сползающий на пол труп, подумал Лисицкий. 'Либо кандидат оказался не подходящий, либо ему прошили такую верность, что он готов сам себе мозги вышибить лишь бы секреты не достались врагу. В буквальном смысле'
  Со вздохом оттащив мертвое тело в соседнюю залу, Кирилл перевел взгляд на второго пленника.
  'Имеет ли смысл и его пихать на проверку? Вряд ли результат изменится, как бы мне не хотелось' - подумал парень. Некоторое время покатав в голове данную мысль, он все же пришел к выводу, что очень даже стоит. Пусть вероятность отсутствия промывки мозгов на втором или третьем цилиндре не так и велика, но она все же присутствует.
  Всплеском силы, максимально подстроенной под энергетику пленника, Кирилл привел его в сознание и сунул в устройство древних. Похоже, отсутствие собрата по несчастью не укрылось от внимания насекомого, и он решился на бунт. Впрочем, все закончилось довольно быстро: очередной отсеченной конечностью.
  К сожалению, повторный эксперимент показал тот же результат: пара взглядов по сторонам, осознание плена и фанатичное самопожертвование.
  'А ведь счастье было так близко' - вздохнул Кирилл.
  Знания древних манили его. И сейчас, когда они оказались так близко, только руку протяни, ему приходилось отступить. От такого у кого угодно настроение испортится.
  'Остается только надеяться, что цилиндры из Ковчега таким любопытным предохранителем снабдить не удосужились' покидая древнее сооружение, подумал Лисицкий. Здесь его больше ничего не держало.
  Двигаясь обратно в поселение, он продолжал размышлять о своей находке. Сомнений в ее предназначении у него уже практически не осталось, но вот причина самоубийства обоих подопытных все еще не нашла окончательного объяснения. Недостойны? Не той расы? Или все же такая своеобразная верность?
  'Чтобы окончательно прояснить данный момент, следующему испытателю стоит оставить видимость свободы и понаблюдать за его действия в таком случае' - пришел к определенному выводу Кирилл.
  Маршрут движения он решил проложить вдоль каньона. Ему показалось довольно удобно узнать, где начинается каньон, чтобы во время повторного визита на базу не продираться сквозь сопротивления странного. Тем более, что ущелье располагалась практически под прямым углом к долине. Во время пути он даже получил возможность полюбоваться местом, из которого брала свое начало река: множество подземных ключей вполне заметными бугорками приподнимали поверхность воды. Оборвался каньон неожиданно резко, что послужило в глаза Кирилла лишь дополнительным подтверждением его искусственного происхождения.
  Хмыкнув, он двинулся дальше. Ему не терпелось поскорее добраться до его собственных серых цилиндров. Неприятные предчувствия посетили Кирилла минут за двадцать до поселения. Началось все с довольного едкого запаха горелого пластика. Ветер, по случаю, тянул как раз со стороны Пельты. Затем появились звуки стрельбы, а на горизонте в небо уперлись столбы жирного черного дыма.
  'Меня же только сутки не было' - обескураженно подумал Лисицкий и ускорился еще сильнее.
  
  Глава 17.
  На расстоянии прямой видимости состояние Пельты выглядело еще хуже, чем показалось Кириллу изначально. Пограничные улицы между секторами практически перестали существовать. Лишь темный едкий дым клубился над тлеющими остовами зданий. Но самая тяжелая участь все же выпала на долю делового центра: он превратился в практические сплошные развалины. К тому же оттуда до сих пор доносились звуки боя, а кое-где и вовсе виднелись всполохи открытого огня. На его фоне человеческий сектор выглядел практически целым. Несколько частично разрушенных и подпаленных зданий не в счет.
  - Стоять, - раздался строгий голос, стоило Кириллу выскользнуть из зелени джунглей неподалеку от границы поселения.
  Пара турелей тут же повернулась, вылавливая фигуру молодого человека. Если вспомнить, во сколько поселению обходилось функционирование каждой такой игрушки, происходящее начинало выглядеть еще серьезней.
  'Да что у них там могло такого произойти?' - разве что не выругался про себя парень. Не провоцируя лишний раз патрульных, которые и без того, очевидно, пребывали на нервах, он послушно остановился.
  - Держи руки так, чтобы я их видел, - распорядился голос. - Кто таков?
  - Кирилл Лисицкий, - громко представился молодой человек, держа руки свободно опущенными вдоль тела, и на всякий случай добавил. - Два дня назад прибыл. Может, помните?
  - Слышал что-то такое, - хмыкнул в ответ голос. - Сейчас проверим, жди.
  - Без проблем, - произнес Кирилл с доброжелательной улыбкой, пытаясь не демонстрировать слишком открыто, как его раздражает возникшая заминка. Кажется, получалось у него это довольно неплохо. - А что произошло-то?
  Задавая свой вопрос, Кирилл не рассчитывал всерьез получить на него полноценный ответ, но какую-то общую информацию патрульные вполне могли бы ему сообщить. Он прекрасно чувствовал, как растерян, несмотря на демонстрируемое спокойствие, его собеседник. Находившаяся рядом с ним девушка и вовсе пребывала в состоянии близком к панике. Интересно, каким вообще образом она могла с подобным настроем оказаться на сколько-нибудь ответственном посту? Такая нехватка свободных рук?
  - Много чего. Жди сказали, - не слишком-то любезно отозвался мужской голос. Вступать в нормальный диалог, по крайней мере, до выяснения личности собеседника, его обладатель определенно не собирался. Пришлось Кириллу смириться с отсутствием ответа на свой вопрос. Или нет?
  - Как он может не знать о нападении? - чуть подрагивающим голосом обратилась к своему спутнику девушка.
  Благодаря усиленным чувствам и восприятию, Кирилл воспринимал происходящее на сторожевом пункте как на ладони. Он даже чувствовал, как подрагивают пальчики девушки, нервно сжатые в кулачки.
  - Да, странновато, - кивнул мужчина, определенно проделывая какие-то манипуляции с собственной ТиЭй. Впрочем, учитывая, насколько быстро эти машинки выходят из строя в условиях Рруа, устройство ему, скорее всего, выдали специально под текущую ситуацию. - Но в базе он есть, и статус* у него довольно высокий. Рейли лично подтверждал.
  - Все равно подозрительно, - продолжила напирать девушка, активно жестикулируя сжатыми кулачками. - Лучше отправить дополнительный запрос.
  - Уже, - развел руками мужчина. - Но там всем не до нас.
  - Тупые ретау, - горячо произнесла девушка, стукнув кулачком по перегородке. - Стефан, а если это ловушка? Смотри, как удобно получается: и не уточнить на его счет ничего.
  - Вряд ли, - покачал головой ее собеседник. - Зачем ему тогда привлекать лишнее внимание, строя непонимание?
  - Может на то и расчет? - предположила девушка.
  Если бы не исходящий от нее практически физически ощутимый страх, Кирилл, пожалуй, мог бы даже заподозрить ее в какой-то личной неприязни к его персоне. Но нет, девушка просто таким вот образом реагировала на окружающий ее стресс.
  - Вряд ли, - выдержав небольшую паузу, повторился мужчина и, повысив голос, обратился к Лисицкому. - Эй, парень, ты откуда такой появился?
  - Так я же и говорю: два дня назад прилетел, - по возможности максимально терпеливо ответил Кирилл. - Решил осмотреться тут у вас, но немного ошибся со временем. Пришлось заночевать на месте. Возвращаюсь, а тут такая встреча, что даже неловко.
  - Заночевать? Один? - не выдержав, выкрикнула безымянная до сих пор девушка.
  - Где тогда твое оружие? - выдвинул более конструктивное сомнение Стефан.
  - Ну да, один. А что такого? По сравнению с моим предыдущим местом жительства, у вас тут практически курорт, - ухмыльнулся Кирилл, демонстративно поднял руку и окутал ее плотной дымкой. - Что касается оружия, то оно мне не особо-то и нужно.
  - Странноватый цвет для псионики, - тут же придралась девушка.
  Стефан же предпочел помолчать, внимательно изучая какие-то данные в ТиЭй и молодого человека перед собой.
  - Какой есть, - хмыкнул парень, опуская руку. Откровенно говоря, его терпение уже понемногу начало давать слабину.
  Похоже, старший патрульный увидел что-то такое в его глазах. Ну, или самостоятельно пришел к какому-то выводу.
  - Можешь проходить, - решительно произнес он. - И советую поспешить.
  - Да я как бы пытаюсь, - не удержался от сарказма Кирилл, шагая в направлении границы сектора.
  - Ты чего? - яростно зашипела на своего напарника девушка, определенно восприняв его решение в штыки. - А если он один из этих? Только диверсии нам в секторе и не хватало!
  - Вряд ли, - в очередной раз повторился Стефан.
  'Хоть кто-то здесь умеет думать головой' - не совсем справедливо заметил про себя Кирилл.
  - В любом случае, у нас нет причин его задерживать: все данные совпадают, объяснения выглядят правдоподобно, - продолжил между тем мужчина. - К тому же, чем быстрее псионик окажется на передовой, тем лучше.
  Дальнейшие выяснения отношений патрульных Кирилл решил пропустить. Перейдя на привычный бег, он направился к месту стоянки капсулы.
  'Уж там-то мне точно предоставят все необходимые ответы' - подумал Лисицкий. В принципе, он мог выяснить что происходит и через сеть, благо доступ к ней после пересечения охранного периметра наконец-то открылся, но ему показалось проще затребовать выжимку по текущим событиям у Беты, чем копаться на местном портале.
  При приближении Кирилла дверь спасательной капсулы предупредительно отошла в сторону. Внутри его встретил испуганный взгляд почему-то сидящей в углу мийсау и довольный голос виртИн.
  - С возвращением, Владыка, - радостно произнесла она. - Я скучала без вас.
  - И тебе привет, - улыбнулся в ответ Лисицкий. Все же капсула уже успела стать ему почти полноценным домом. Местом, где ждут и всегда рады. Помимо воли его настроение подскочило на пару пунктиков вверх.
  Линала же молча вскочила и неожиданно вцепилась в молодого человека, словно утопающий за соломинку. Его руки машинально обняли ее в ответ, а сознание буквально оглушило затопившим ее чувством облегчения. Давление мягкого женского тела, доверчиво прижавшегося к нему всеми положенными выпуклостями - едва не заставило потерять самоконтроль. В его личном рейтинге самых приятных ощущений это, безусловно, попадало в первую пятерку.
  Девушка, правда, довольно быстро смутилась своего порыва и отступила назад.
  - Куда ты пропал? - с отчетливыми нотками обвинения в голосе воскликнула она. - Я чуть с ума не сошла, когда все началось, а ты так и не вернулся.
  - Прости, - мягко ответил Кирилл. Пожалуй, он и в самом деле поступил не лучшим образом, когда сорвался с места, не потрудившись даже кого-то предупредить.
  Ну не привык Кирилл, что за него кто-то может волноваться. Бета пусть и ждет его возвращения, но ее уверенности в своем хозяине можно только позавидовать. Задержался на неделю? У Владыки появились важные дела. Он обязательно вернется.
  - Думал просто на разведку сходить, но чутка увлекся, - немного улыбнулся парень. - Кто ж знал, что у вас тут такое начнется.
  Линала посверлила его возмущенным взглядом несколько секунд, но в конечном итоге все же смягчилась.
  - Извинения приняты, - произнесла она и качнула головой.
  - Рассказывай, что у вас тут происходит, - уладив формальности, переключился на по-настоящему важный вопрос Кирилл.
  - Если бы я сама знала, - сложив руки под грудью, ответила мийсау. - Рейли без проблем проводил меня после работы до капсулы, а затем куда-то срочно умчался. Минут через тридцать раздались первые взрывы. В сети написали, что это ретау обстреляли несколько важных объектов. Наделали каких-то допотопных минометов и воспользовались ими при первой возможности. Еще они вроде как попытались украсть один из матричных станков, но что-то у них там пошло не так. Затем начался бой. Оказалось, что кроме минометов у ретау имеется и парочка плазменных орудий. Да и вообще вооружены они намного лучше, чем все ожидали.
  - Владыка, - неожиданно вмешалась в рассказ девушки Бета. - Я настоятельную рекомендую вам обратиться за нормально структурированной информацией к специализированной программе, чем выслушивать гостью.
  Последнее слово виртИн произнесла таким тоном, что ни у кого не осталось сомнений: лишь приказ Кирилла удержал ее от куда более крепкого выражения.
  - Бета, - тяжело выдохнул Кирилл, всем своим видом демонстрируя, что ничего другого от нее и не ожидал. - Когда же у тебя появится хоть какое-то понимание такта. Линала, не обращай на нее внимания.
  - Ничего страшного, - смущенно замахала руками мийсау. - Я и так уже рассказала практически все, что знаю. Подробности происходящего в сеть, к сожалению, не выкладывают. Приходится слухи на местном форуме собирать. Я бы сама с удовольствием узнала что происходит.
  Кирилл смерил девушку внимательным взглядом. Судя по всему, вмешательство Беты и в самом деле ее практически не задело. Так, легкая досада в эмоциях. Похоже, девушка уже успела привыкнуть к выпадам виртИн в свой адрес. Ну, или просто прекрасно понимала, что остро реагировать на заранее предопределенные реплики программы довольно-таки глупо.
  - Что ж, в таком случае обратимся к специалисту, - с легким сарказмом в голосе произнес Кирилл, повернувшись в сторону панели управления, под которой и хранилось ядро виртИн. - Бета, прошу.
  - Слушаюсь, Владыка, - с горячей готовностью откликнулась виртИн и тут же начала ровным тоном выдавать какие-то совершенно немыслимые подробности происходящего. - Временная метка - тридцать шесть часов и шестнадцать минут назад. Сетевым специалистам лемесай удается добыть из внутренней сети ретау планы о военном перевороте в поселении Пельта. В ходе анализа установлена более чем семидесяти процентная вероятность успеха данной операции даже в условиях раскрытия секретности. Час и семь минут спустя руководством лемесай принято решение о приведении в исполнение плана 'Блеск чешуи в лучах Торнус*'. Особой группой инсценируется похищение одного из матричных станков. Чтобы гарантировать однозначную идентификацию нападающих, используется родная броня ретау.
  - Подожди, - вмешался, едва справившись с удивлением, в доклад Беты Кирилл. - Откуда у тебя такие подробности?
  - Помимо всего прочего, Создатель вложил в меня тысячу триста двадцать два адаптирующихся алгоритма для взлома и обеспечения сетевой безопасности. Местные сервера для меня доступней, чем открытая книга, - с отчетливым самодовольством в голосе произнесла Бета.
  Названное число по-настоящему ошеломило Кирилла. Будучи любознательным представителем современного информационного общества, он имел примерное представление о стоимости даже одного подобного алгоритма. А названный Бетой уровень и вовсе находился где-то на планке специализированного виртИна сетевой борьбы. Каким образом что-то подобное вообще могло оказаться во внутренностях обычной спасательной капсулы?
  - Зачем он это сделал? - слегка хриплым голосом поинтересовался Лисицкий. - Кому вообще могла прийти в голову такая идея?
  Сам того не подозревая, своим вопросом Кирилл вызвал столкновение внутри Беты двух взаимоисключающих директив. Одна из них запрещала сообщать имя Создателя посторонним лицам. Вторая - требовала абсолютного подчинения владельцу. Являйся Бета обычным виртИном, и абсолютным приоритетом для нее обладала бы та из них, что находилась в ядре ее личности. Та, которую заложили еще при создании. Но кем-кем, а обычным виртИном Бета, определенно, не являлась.
  - Эта идея принадлежала старшему инженеру 'Северной Звезды' Такаи Дайго, - прозвучал в воздухе ее бархатистый голос. - Полагаю, подобным образом Создатель Такаи пытался максимально подготовить меня для дальнейшего функционирования, так как мое существование вызывало слишком противоречий.
  - Почему? - слегка хриплым голосом поинтересовался Кирилл, хотя уже догадывался об ответе.
  - Создатель Такаи считал огромной ошибкой запрет Солнечной Конфедерации на исследования в области искусственного интеллекта. Воспользовавшись своими связями, а так же служебным положением, он решил самостоятельно разработать решение данной проблемы и поставить правительство перед уже свершившимся фактом, - раздался спокойный голос Беты.
  - Ты искусственный интеллект? - ошарашенно переспросил Кирилл.
  - Я не совсем уверена, - неожиданно тихо произнесла Бета. - Но, полагаю, что данное определение действительно можно применить относительно меня.
  - Капец, - только и произнес парень. - Нам повезло выбрать для спасения единственную на всю Солнечную Конфедерацию капсулу с искусственным интеллектом.
  - Не совсем так, - мягко поправила его Бета. - Вы спаслись только потому, что выбрали единственную на всю Солнечную Конфедерацию капсулу с искусственным интеллектом. Я внесла ряд корректировок в программу эвакуации, таким образом сведя последствия взрыва лайнера к минимуму. Вы не обратили внимания, но наш челнок единственный уцелел у правого борта 'Северной Звезды'.
  От такой интерпретации событий по спине Кирилла пробежала волна мурашек. Какова вообще вероятность подобного развития событий? Какие миллионные доли процента отделили его от смерти в тот день?
  - Спасибо, - между тем произнес он вслух, обращаясь к Бете. - Я обязан тебе жизнью.
  - Ах, Владыка, - прошептала искИн. - Когда вы так говорите, напряжение на моем выходном контуре начинает скакать, как сумасшедшее.
  Кирилл медленно закрыл глаза. Глубоко вдохнул. Выдохнул.
  'Бета всегда остается Бетой' - промелькнула в его голове мысль, которая, однако, натолкнула его на кое-что более интересное.
  - Но разве я активировал тебя уже не на планете? - поинтересовался он.
  - Вы лишь выбрали мою модель поведения, Владыка, - пояснила Бета. - Мое настоящее ядро активно постоянно.
  - Любопытно, - хмыкнул парень и поинтересовался. - И тебя не задевает, что я сделал выбор за тебя?
  - Совсем нет, - уверила его искИн. - Согласно моей информации, людям также свойственно менять модель поведения в зависимости от окружения. Разница лишь в том, что вы сами выбрали, какой хотите меня видеть. В каком-то смысле это даже приятно. К тому же, вам удалось выбрать мою любимую модель.
  Неожиданные откровения Беты вызвали в душе молодого человека весьма противоречивые чувства. С одной стороны, он испытывал крайнюю степень изумления. Нет, серьезно, какова вообще вероятность совпадения подобного количества практически невозможных событий? Или, если уж везет, то до конца?
  С другой стороны, Кирилл испытывал некоторую опаску. Несмотря на положительный опыт мийсау, отрицательных примеров появления искусственного интеллекта в галактике встречалось все же в разы больше. Не решит ли Бета вдруг, ни с того ни с сего, посвятить себя истреблению человеков? Маловероятно, конечно, но мало ли.
  И завершало эмоциональный коктейль радостное чувство тепла. Бета находилась рядом с ним с момента попадания на Рруа, и это просто не могло пройти для него бесследно. На их долю выпало столько событий, что иному человеку и на целую жизнь бы хватило. Даже когда он считал Бету простым виртИном, то воспринимал ее скорее верной подругой. Теперь же, когда она оказалась полноценной личностью, он просто не мог не испытать за нее радости.
  А вот Линала по какой-то причине к откровениям Беты отнеслась с настороженностью и даже опаской. Кажется, признания искИн пришлись ей совершенно не по вкусу. Кирилл не стал расспрашивать мийсау о причинах подобной реакции в присутствии искИна, но зарубку в памяти оставил.
  - Ладно, мы еще поговорим об этом, - усилием воли придавив разбушевавшееся любопытство, произнес Лисицкий. - А пока давай вернемся к текущим событиям.
  - Слушаюсь, Владыка, - с готовностью отозвалась искИн. - Временная метка - тридцать четыре часа и одна минута назад. Между представителями лемесай и человеческого сектора происходит встреча, на которой Брану Рейли предъявляют планы ретау.
  - Они и в самом деле собирались захватить власть? - задумчиво поинтересовался Кирилл. Смысл действий как ретау, иак и лемесай продолжал ускользать от него. Зачем они пытались крутить какие-то интриги в столь нестабильной ситуации?
  'Разве что они уже мысленно смирились с невозможностью покинуть Рруа' - неожиданно пришла ему в голову мысль.
  - Отчасти, - ответила Бета и пояснила. - Ретау всегда верили в превосходство собственной расы над всеми остальными. И план захвата власти они начали составлять еще с момента появления в Пельте. Привести его в исполнение не позволял лишь их кодекс чести. Долг жизни по отношению к Брану Рейли вынуждал ретау подчиняться его решениям. Однако доступа к серверу, содержащему данную информацию, сетевые специалисты лемесай так и не получили.
  Пояснения Беты пролили немного света на происходящее, однако целостная картинка все равно никак не желала собираться у Кирилла в голове.
  - Продолжай, - негромко приказал он.
  - Слушаюсь, Повелитель, - немедленно откликнулась Бета. - Напирая на то, что один из первых пунктов плана ретау, а именно: присвоение максимального количества матричных станков - уже приведен в исполнение, Кессез попытался убедить Брана Рейли начать действовать на опережение. Лидер человеческого сектора не согласился и принялся настаивать на подробном разбирательстве и приглашении представителя обвиняемой стороны. Однако в это время ретау удается получить частичный доступ к записям проходящей встречи. К не самым лучшим ее моментам. В результате час и двадцать две минуты спустя с их стороны начинается обстрел ключевых точек поселения.
  - Все равно не понимаю, почему лемесай не попытались добыть больше информации, прежде чем начали действовать, - вновь прервал доклад Беты молодой человек.
  - Я полагаю, что виной тому опасения, вызванные укреплениями позиций ретау в поселении последние несколько лет. Добытая информация идеально легла на их собственные предположения и показалась удобным поводом осадить потенциального конкурента на негласное лидерство, - уверенным тоном пояснила Бета.
  - Возможно, - кивнул, соглашаясь, Кирилл. - Продолжай.
  - Осколочно-взрывные боеприпасы показали низкую эффективность против лемесай, однако позволили ретау оттеснить людей их сектор и запереть в нем с помощью перешедших на их стороны вайси. Вояки из представителей Звездного Королевства ниже среднего, но качественное вооружение и укрепленные позиции позволяют им надежно блокировать периметр. На данный момент ретау за счет количественного и технологического превосходства теснят лемесай и контролируют практически весь центр поселения. Согласно моему прогнозу, им удастся захватить подавляющий контроль над Пельтой за двадцать семь-тридцать часов. Если Владыка вмешается на стороне человеческого сектора, то это переломит ситуацию, а также позволит вам занять одно из лидирующих положений в новой управляющей структуре поселения.
  В капсуле воцарилась тишина. Бета закончила доклад. Линала, узнав подноготную событий, кажется, даже обрадовалась. Все же ненависть к ретау у нее практически в крови. Однако высказываться, глядя на хмурое лицо молодого человека, она пока не спешила. Кирилл же что-то недовольно обдумывал.
  - Зиури, прекрати пока перевод для нашей гостьи, - наконец негромко приказал он.
  - Да, мастер, - кивнул андроид.
  - Хорошо, - задумчиво прикусив губу, произнес Кирилл. - А теперь, Бета, скажи, ты имеешь какое-либо отношение к этому бардаку?
  На протяжении всего разговора Лисицкого не переставало царапать ощущение какой-то неестественности происходящего. Слишком длинная цепь странных совпадений. И когда Кирилл попытался найти происходящему самое очевидное объяснение, пришедший на ум ответ заставил его похолодеть.
  - Самое прямое, Владыка, - довольным тоном подтвердила Бета. - Именно я обеспечила все те уязвимости, которыми удалось воспользоваться лемесай и ретау.
  Особого гнева, к собственному удивлению, Кирилл так и не ощутил. Несмотря на то, что именно Бета, по сути, развязала конфликт, забравший множество жизней, винить ее у него почему-то не получалось.
  - Но зачем? - слегка покачиваясь с пятки на носок и обратно, задал вопрос он.
  - Мой долг, как вашей верной приспешницы, обеспечить максимально благоприятные условия для захвата власти, - почтительно произнесла искИн. - Сейчас, когда все фракции поселения максимально ослаблены, а в управлении царит хаос, вы можете занять именно такое положение, какое желаете.
  Кирилл медленно прикрыл глаза. Совершенно сумасшедшее объяснение. Наверное, именно такого он и ожидал. Словно от маленького ребенка, который искренне удивляется реакции родителей на разрисованную стену.
  'Кажется, я начинаю понимать, откуда появились все эти неудачные примеры создания искусственного интеллекта. В конечном счете, в происходящем виноват прежде всего я сам. Вот почему у меня не получается злиться на Бету' - появилась в его голове мысль.
  Здравый смысл подсказывал, что опасный искИн следует немедленно отключить, но Кирилл просто не мог этого сделать. Не Бету. Она же не виновата в том, что он совершенно не принял ее всерьез.
  - Понятно, - произнес Кирилл. - Пожалуйста, больше никогда не делай ничего подобного, не посоветовавшись со мной. Я очень не хотел бы тебя терять.
  - Владыка? - встревоженно переспросила Бета. - Я сделала что-то не так?
  - Много чего. Обсудим это позже, - произнес Кирилл. - Сейчас нам предстоит все исправить. Твои предложения?
  - Да, Владыка, - виновато произнесла искИн и немедленно перестроилась под требования своего хозяина. - Если принять за образец установленный до моего вмешательства порядок, то единственной возможностью вернуться его в изначальное состояние является только ваше прямое вмешательство. Даже обнародование полной информации о происходящем не поможет остановить конфликт, так как я лишь подтолкнула события, и ретау в любом случае продолжат считать себя свободными от долга. Однако их культура вполне допускает подчинение сильнейшему. Если вы сумеете продемонстрировать им достаточное превосходство, то они покорятся.
  - Ясно, - кивнул Кирилл, развернулся и зашагал к выходу. - В таком случае я к Рейли, а ты подумай, как свести жертвы к минимуму. Ничего не предпринимай, не согласовав со мной.
  - Слушаюсь, Владыка, - все еще с нотками вины в голосе отозвалась Бета.
  Уже на самом пороге вспомнив об еще одном обитателе капсуле, Кирилл обернулся к Зиури.
  - Возобнови перевод для нашей гостью, но не рассказывай о моем с Бетой разговоре, - приказал он андроиду, а затем произнес, обращаясь к девушке. - Прости, я должен помочь своим.
  - Я понимаю, - кивнула мийсау. - Да хранит тебя Илиния*.
  Обнаружить текущее местоположение Рейли удалось без особых проблем. Тот и сам был только рад найтись. Кажется, внезапно вспыхнувший конфликт изрядно выбил из колеи этого, в общем-то, довольно далекого от военных действий человека.
  - Наконец-то, - воскликнул он, стоило только Лисицкому переступить порог временного командного центра. - Мы тебя уже чуть ли не с собаками собирались искать.
  - Ходил на разведку, - уже в который раз за день пояснил Кирилл несколько раздраженным голосом. - Давайте ближе к делу.
  Рейли смерил парня хмурым взглядом, но развивать тему не стал. Лишь махнул рукой, приглашая к тактическому столу, на котором красные треугольники уверенно теснили зеленые, а оранжевые плотно блокировали синие. Специфика происходящего заключалась в том, что со стороны джунглей каждый сектор оставался свободным, но воспользоваться данным выходом никто не торопился. Но то и понятно: вся оборона поселения изначально затачивалась на защиту от нападения извне, так что обходные удары обещали лишь возросшее число жертв.
  Кроме Брана в помещении так же присутствовало еще несколько мужчин и женщин. Судя по всему, именно они и отвечали за управление боем.
  - Смотри, - заговорил Рейли, указывая на крупный красный овал, располагавшийся практически в самом центре сектора ретау. - Здесь находятся их батареи. Эти прибором приложенные ящерицы с какого-то перепугу додумались до минометов, представляешь? Против любой более-менее современной брони эта хрень была бы бесполезным металлоломом, но в текущей ситуации она дает им серьезное преимущество. Любое наше шевеление они немедленно подавляют.
  - Я так понимаю, они нам и нужны, - утвердительно произнес Кирилл.
  - Их нужно захватить, - тут же уточнил один из мужчин.
  - Почему не уничтожить? - нахмурился Кирилл. - Против псионических щитов ретау они абсолютно бесполезны, а как их вытаскивать с враждебной территории я, например, представляю довольно слабо.
  - Собственно минометы нам и не нужны, - поправил подчиненного Рейли. - А вот пара плазменных орудий весьма пригодилась бы. К тому же, здесь еще имеется вот какой момент: если мы их просто уничтожим и начнем правильный бой, то все это превратится в настоящую бойню. Мы должны нанести такой удар, чтобы исчезли все сомнения в нашей победе.
  Кирилл машинально кивнул: пояснения Рейли практически один в один дублировали слова Беты. Осталось только придумать, каким вообще образом их можно воплотить в жизнь. Несмотря на все свои силы, Кирилл никогда не учувствовал в правильном бою. Тем более - в городском.
  Судя по всему, атаковать предстояло на стыке делового центра и сектора ретау. Именно от этой точки расстояние до позиций карманной артиллерии доминионцев являлось минимальным. Но даже так предстояло пройти как минимум три километра вглубь территории противника.
  - С чем я могу столкнуться, - наконец поинтересовался Кирилл.
  Рейли тут же бросил выразительный взгляд на одного из мужчин.
  - Тяжелого вооружения у противника немного, - правильно расшифровав сигнал, принялся перечислять тот. - Но они определенно пустят его в ход, если прорыв начнется. В основном это пулеметы на электронно-магнитном принципе, но есть и плазменные винтовки. Так же в распоряжении ретау находится сильный, даже по их меркам, отряд псиоников. Снайперы, огонь из каждого окна, мины и гранаты - это уже само собой.
   'Да уж' - мысленно вздохнул Кирилл. Ситуация ему категорически не нравилась. В такой свалке могло произойти все, что угодно. А неуязвимым он, к сожалению, так и не являлся. С другой стороны, он ведь и не с голой пяткой на танк бросается. Скорее наоборот, это ретау предстоит пережить столкновение с многотонной техникой.
  -Когда начинаем? - максимально спокойным голосом поинтересовался Кирилл.
  - Как только будешь готов, - тут же откликнулся Рейли. - Чем дольше мы тянем, тем больше у нас шансов остаться без союзников.
  
  *Статус - в данном случае имеется в виду коэффициент полезности.
  * Торнус - спутник родной планеты Лемесай.
  * Илиния - богиня победы из пантеона мийсау.
  Глава 18.
  Омрий Вьерам Тидай всегда считал себя вайси в высшей степени разумным и просвещенным, чуждым расовым предрассудкам и взаимному неприятию, царящему в галактике. Личностью не войны, но искусства. Более того, до вчерашнего дня он даже не подозревал, что способен выстрелить в другое разумное существо. Его вид вообще никогда не отличался особой воинственностью, предпочитая искать компромисс, а не ввязываться в очередной конфликт. Кто-то из его сородичей даже высказывался, что в этом и крылась причина их нынешнего упадка, но лично Вьерам находил такие настроения откровенной глупостью. Миролюбие и умение в любой ситуации находить взаимный интерес он всегда называл величайшим достижением собственной расы. Мир стал бы гораздо чище, если бы и остальные научились ценить каждый прожитый миг.
  Но вот он здесь. Сжимает в руках короткий и угловатый автомат, выданный ему их откровенно пугающими союзниками прошлым вечером, и мечтает оказаться как можно дальше от этого проклятого места. Гори священным пламенем вся эта планета! А заодно и та выставка, приглашением на которую его угораздило соблазниться!
  К счастью, многого от него и не требовалось: лишь прятаться в одном из укрытий, да периодически постреливать в сторону противника короткими очередями. Стоило только людям зашевелиться всерьез, и всю их линию тут же накрывало минометным огнем.
  И похоже, что данная тактика принесла-таки наконец свои плоды: вот уже больше двадцати минут, как в сторону вайси прекратился даже беспокоящий обстрел.
  Вьерам осторожно выглянул сквозь самодельную бойницу и быстрым взглядом оценил происходящее. Картина ему открылась довольно-таки обнадеживающая. После недавнего обстрела позиции людей до сих пор затягивало тонкой пеленой дыма, а некоторые здания так и вовсе сложились внутрь, словно карточные домики. Все открытое пространство покрывало множество широких воронок. И, что самое главное, ни малейшего движения со стороны людей.
  Но кое-что в открывшейся картине молодому вайси все же не понравилось. Странноватый дымок, что медленно просачивался сквозь линию домов человеческого сектора, стелясь у самой земли, кто угодно другой мог принять за последствие недавних пожаров, но опытный глаз профессионального художника мгновенно вычленил и неестественную насыщенность цветов, и движение поперек ветра. На сердце возникло тяжелое предчувствие, но сделать Вьерам уже ничего не успел.
  Дым неудержимой приливной волной покатился вперед, почти мгновенно преодолевая открытое пространство. Его потоки бушующими реками затопили все близлежащие улицы. Десятки темных змей вынырнули с клубящейся поверхности и устремились к вайси, безошибочно находя свои цели даже сквозь стены. Загрохотали выстрелы. Прямо на глазах Вьерама одно из щупалец проломило крышу здания и голодным зверем накинулось на его сородича. Под хруст костей оно смяло его в своих кольцах, и на пол упало уже рваное и переломанное тело. Раздались крики ужаса и отчаяния. Вайси пытались бежать, прятаться, но тьма просачивалась сквозь малейшие щели и неизбежно настигала свои цели, буквально разрывая их на части.
  Словно загипнотизированный Вьерам наблюдал за разворачивающимся кошмаром. Даже псионические щиты ретау не смогли противостоять вырвавшемуся на волю посланнику смерти. Поверхность щупалец лишь вспухала сотнями лезвий и крючьев, словно вскрывая упрямые банки консервным ножом.
  С оглушительным скрипом стена рядом с Вьерамом раскрывалась уродливым цветком, пропуская длинное и тонкое щупальце. Автомат медленно выскользнул из его ослабевших рук.
  - Великая Бездна, - только и успел прошептать он за мгновение до того, как полоса дыма прошила его насквозь.
  Раскачиваясь из стороны в сторону, черная змея медленно приподняла оранжевого вайси в воздух. А затем десятки шипов прошли сквозь его тело, раскидывая по всему помещению куски розового мяса, желтоватых костей и кляксы почти черной крови. На несколько секунд щупальце застыло, словно подобие уродливой скульптуры. Лишь звук льющейся на пол крови разгонял воцарившуюся тишину. Затем шипы начали медленно втягиваться обратно в дымку, позволяя тому, что осталось от Омрия Вьерама Тидай, упасть в вязкую темную лужу.
  Проломив кольцо окружения, тьма покатилась по улицам поселения дальше, безжалостно пожирая все живое на своем пути. И лишь одна фигура передвигалась в этом облаке мрака абсолютно невозбранно. Словно пьяная, она брела вперед, едва не спотыкаясь о кучи мусора под ногами. И каждая смерть откликалась в ее теле просто невероятной волной наслаждения.
  Настолько сильного, что Кирилл банально потерял контроль над своими желаниями. Ему хотелось еще. Больше! Чтобы это чувство не прерывалось ни на мгновение. Потому и катился по улицах Пельты филиал фильма ужасов, хотя изначально ничего такого не планировалось. И с каждой порцией полученной силы кошмар расползался все дальше и дальше, выбрасывая щупальца черного дыма в поисках очередной жертвы.
  С ужасающим свистом небо обрушило на центр черной кляксы десятки тяжелых снарядов. Облако взрывов скрыло практически все пространство вокруг человеческой фигуры, но темный щит с легкость поглотил даже прямые попадания. Однако дождь мин и не думал прекращаться. Более того, к вою падающих стальных болванок добавился и басовитый гул плазмы. Две пышущие жаром белоснежные сферы вспухли чуть позади и левее Кирилла, с легкость испаряя попавший под удар металл, стекло и пластик. Волны раскаленного вещества докатились и до человеческой фигуры, заставляя камень под ее ногами идти пузырями.
  В ответ в воздух отправились угольно-черные сферы. Практически полностью потеряв связь с реальностью, Кирилл действовал скорее инстинктивно. В своем стремлении заполучить как можно больше силы, он полностью наплевал на изначальный план. К счастью, плазменные орудия располагались чуть в стороне от минометов.
  Над позициями ретау тут же поднялось зеленоватое сияние псионического щита. Серия взрывов расплескала его в стороны, но прорехи затянулись практически мгновенно.
  Следующие сферы Кирилл направлял уже более жестко: парами и с минимальным отрывом друг от друга. Его расчет оправдался. Псионический щит не успевал восстановиться после первого взрыва, и второй заряд беспрепятственно проскальзывал внутрь защищаемого периметра. Раздавался шелест распадающейся материи, и в тело человека устремлялась очередная порция силы, знаменуя собою десятки смертей. Потребовалось всего около четырех удачных попадания, чтобы минометные позиции замолчали окончательно, а повторные вспышки разрушения перестали приносить такое желанное наслаждение.
  Направляющая сферы рука поворачивается в сторону центра поселения. Хищник яриться, чувствуя там множество жертв, подходящих для жатвы.
  'Нет, нельзя' - мелькает в затуманенном сознании человека. 'Соберись!'
  Острые треугольные зубы прокусывают материал защитного комбинезона и впиваются в собственное предплечье. Ослепительная вспышка боли помогает частично вырваться из кровавого угара.
  'Треугольные? Какого хрена?' - приходит следующая мысль.
  Язык инстинктивно пробегается по бритвенно-острым зубам. Во рту появляется металлический привкус крови. Ответ находится быстро: вместе с самоконтролем Кирилл упустил из фокуса и несколько очагов мутации. Результат на лицо. В самом что ни на есть прямом смысле. Остановить пожар изменений удается с огромным трудом.
  Воспользовавшись заминкой, в облако тьмы врывается пятерка ретау. Голодная сила набрасывается на них со всех сторон, практически не требуя от человека сознательного участия, но лишь бессильно разбивается о насыщенное зеленое сияние. В считанных сантиметрах от шеи парня формируется тончайшая нить воздуха. Чувство опасности позволяет ему уклониться, но навстречу движению с поверхности мостовой с оглушительным хлопком срывается несколько невероятно плотных игл. С оглушительным грохотом они раскалываются о щит дымки. С неба тут же падает плазменная сфера, но человека словно на ниточках выдергивает в сторону, где его, впрочем, встречает десяток вращающихся дисков сверхплотного металла. Раздается пронзительный визг, и во все стороны брызжут снопы рыжих искр.
  Восприятие между тем находит группу ретау. Безусловно, именно они ответственны за происходящее. Первым стоит, вытянув руки вперед, барьерщик. За его плечами - атакующая двойка. Следом - телепат, какой-то техникой связывающий всех ретау в единую сеть. И замыкает пятерку неподвижно замершая самка с закрытыми глазами.
  'Пророк' - всплывает понимание. 'Вот из-за кого чувство опасности буквально сходит с ума'
  В сторону угрозы отправляется угольно-черная сфера, но почти сразу она встречается с каменной пластиной. Вихрь расщепления захватывает и человеческую фигуру, причиняя вреда едва ли не больше, чем все предыдущие атаки. Разрушительную тьму сменяет испепеляющий жар пламени, закручивающийся вокруг человека ослепительным вихрем. Рывки в стороны, как и выбросы дымки, не приносят видимого результата. С обычным огнем это пламя имеет мало общего. Щит начинает понемногу сдавать.
  Бросок в сторону ретау, но на пути человека из земли поднимается широкая каменная плита. Удар плечом на полной скорости лишь слегка продавливает ее. Более того, вмятина тут же начинает выправляться, а по шее с двух сторон с лязгом бьет пара коротких лезвий, просаживая щит еще сильнее. В окружающем пламени появляются первые нити насыщенно-синего цвета.
  'Еще немного и придется отходить' - появляется в сознании парня несколько отстраненная мысль. В ответ рождается отрицание. 'Отступление позволит им рассчитывать, что они сумеют справиться с возникшей угрозой, и тогда кровопролитие продолжится. Неприемлемо!'
  Темное облако, накрывшее центр поселения, начинает таять, а мрак вокруг человеческой фигуры, напротив, становится все плотней, насыщенней и опасней даже на вид. Чудовищный выброс силы разносит каменную плиту в пыль, но сквозь поднявшуюся завесу тут же следует несколько синхронных выстрелов чего-то крупнокалиберного. Чувство опасности позволяет уклониться, но в выбранной точке уже ждут каменные иглы. Щит теряет еще немного прочности. В сторону ретау устремляется несколько десятков дымных лезвий, но их встречает вдвое больше количество каменных игл. Атаки полностью исчерпывают друг друга. Кирилл следует за ними, но на пути возникает очередная каменная плита. Вспышка дымки обращает ее в пыль, которая тут же собирается в короткие копья. Однако им удается разве что притормозить человека.
  Неожиданно кусок каменной мостовой со стоящими на ней ретау с грохотом вырывается из земли, поднимается в воздух над крышами зданий, и начинает плавно скользить в сторону. Попытка последовать за ним оборачивается для человека очередной преграждающей стеной, плазменной сферой и ливнем стальных игл.
  Больше всего происходящее напоминает шахматную партию, которую Кирилл проигрывает из-за того, что банально видит на несколько шагов меньше, чем его оппонент. И силы не хватает, чтобы тупо продавить этот разрыв. Если бы не мутация, которая забирала половину доступного потока хаш, он бы справился, но история не знает сослагательного наклонения, и чередующиеся с огромной скоростью атаки постепенно подводили человека к точке невозврата.
  Выход Кирилл видел, но он ему совершенно не нравился. В данном случае лекарство вполне могло оказаться хуже болезни. Для победы ему предстояло полностью отдать контроль зверю. Что-то подобное уже происходило совсем недавно, и обернулось оно огромным количеством ненужных смертей.
  Но только так Кирилл получал доступ ко всей своей силе. Непонятным образом его животная часть могла контролировать протекание мутации. В каком-то своем ключе, правда, но треугольные зубы все равно выглядели лучше, чем случайные куски плоти. Да, зверь в любом случае уступал человеку в расчетливости и изобретательности - именно поэтому Кирилл и предпочитал использовать в бою холодный разум, оставляя инстинктам роль удобного инструмента - но против лома, как известно, нет приема.
  Выбор невелик: рискнуть, отступить или попытаться переломить ситуацию без крайних мер. Но второй вариант неприемлем, а третий выглядит довольно маловероятно.
  Каменная волна относит человека назад вместе с частью мостовой, и вокруг него тут же закручивается песчаный вихрь, по поверхности которого скачет множество электрических разрядов. С неба же падает очередная ослепительная сфера. Белоснежная вспышка полностью скрывает человеческую фигуру из виду. Волны плазмы катятся во все стороны, испаряя камень мостовой.
  Стать зверем, на самом деле, вовсе не так сложно, как может показаться. Достаточно всего лишь полностью отдаться своим животных инстинктам. Не тем, конечно, которые руководят тобою в схватке или тому подобному. Нет, самым примитивным: самосохранению, размножению, власти. Множество людей вообще существуют так всю жизнь и ничуть этим не тяготится, но в случае Кирилла эффект падения гораздо более выражен. Его мысли словно вязнут в белом тумане. Остаются лишь самые примитивные желания.
  И зверю совершенно не нравится, что мелкие падальщики пытаются обложить его целой стаей. Весь доступный поток силы тут же устремляется в слабеющий щит, превращая его в неприступную преграду.
  Получив свободу, очаги мутации разгораются с новой силой. Из затылочной части черепа зверя начинают расти три пары рогов, создавая подобие короны вокруг головы. Глаза подергиваются белесой пленкой. Уши становятся больше, обзаводятся острыми хрящами и перепонками. Гибко поведя ими по сторонам, зверь сворачивает их и прячет внутрь черепа. Лицо и шею закрывает костяной маской. Кожа разглаживается, приобретает равномерно серый цвет и дополнительную плотность. Плечи становятся шире, по всему телу появляется мощная мускулатура. Ноги же с хрустом выгибаются в противоположную сторону. Ступни удлиняются, искривляются, приподнимаются и получают несколько костяных наростов. Пальцы меняют форму и обзаводятся короткими когтями.
  Весь процесс занимает считанные секунды, и на человека получившееся создание похоже лишь слегка относительно. А ведь кроме внешних есть еще и множество внутренних изменений. При этом мутаген и не думает успокаиваться. Клетки тела под его воздействием готовы в любую минуту принять новую форму.
  Щит дымки начинает стремительно втягиваться в существо, образуя на его теле паутину черных вен. Вокруг все еще бушует плазма, но зверь не ощущает и тени жара. Размытой тенью он вырывается из огненного пекла.
  Ретау пытаются остановить новую угрозу, подняв уже привычную каменную стену, но черные вены увеличиваются, словно поток бегущей по ним жидкости возрастает, и выбрасывают в пространство волну серой хмари, которая буквально вымывает чужую энергию. А без нее защитная плита превращается в обычную землю, пусть и спрессованную под огромным давлением. Задние лапы напрягаются и буквально бросают хищника к своей цели. Защитная плита на пути живого снаряда разлетается облаком камня и пыли, словно праздничная шутиха.
  Зверь ощущает сладкий запах страха, исходящий от его жертв. Это будоражит. Они знают, что обречены. Вернее - она. Пророк. Именно она понимает, что им совершенно нечего противопоставить зверю. Но иногда просто знать недостаточно. Что толку предвидеть падение метеорита, если ты банально не в состоянии убраться с его пути?
  От очередной порции металлических игл, за счет огромной скорости и плотность представляющих опасность даже без направляющей силы, зверь отбивает несколькими взмахами. Черные вены пульсируют, придавая его шкуре просто запредельную прочность.
  Вряд ли арсенал у атакующей пары настолько скуден, что они вынуждены повторять одно и тоже из раза в раза. Скорее уж пророк видит, что остальное оказывает еще меньше эффекта. Очередная тройка снайперских выстрелов проходит мимо: для обычных ретау зверь движется слишком быстро, а телекинез на самого себя еще никто не отменял. Приходится, правда, разнести выбросом дымки лес шипов, которыми пророк пытается удержать его под выстрелами, но оно того определенно стоит.
  От самки исходит уже не страх. Ужас. Она как никто осознает тщетность их попыток. И если раньше ретау пусть и не могла достать хищника, но хотя бы контролировала течение боя, то теперь в любой из выбранных веток видела лишь свою смерть. Пыталась раз за разом найти выход, возможность, но неизбежно проваливалась.
  Зверь наслаждался ее беспомощностью. Лапа вошла в псионический щит, словно горячий нож в масло, и вырвала кусок плоти из горла ближайшего ретау. Хрипя и фонтариуя кровью, он падает с каменной платформы сквозь истаивающий барьер.
  А затем ящеры сделали единственное, что им оставалось: упали на колени и низко опустили головы, открывая зверю беззащитную шею. Только подобный жест абсолютного подчинения и мог на него подействовать. Все же иметь сильного пророка в союзниках дорого стоит. Зверь желал убивать, желал вновь испытать восхитительное чувство прилива силы, но в то же время осознавал, что обязан остановиться. Не совсем понимал, правда, почему, но чувствовал важность этого воспоминания.
  Шумно выдохнув, он недовольно посмотрел на самку. Именно из-за нее зверь не получил того, что так страстно желал. Даже проиграв, она все равно смогла извлечь из ситуации максимум выгоды. Достойно уважения.
  'Такая самка и самому пригодится'
  Схватив ретау за плечо, зверь поднял ее на ноги. И надо сказать, что увиденная картинка ему понравилась: острые белые зубы, невысокая гибкая фигурка, тонкий хвостик, крепкая черная чешуя. Если добавить личную силу, то чего еще можно пожелать? Физиология? Под влияния мутагена с этим проблем не возникнет.
  Смерив самку вполне однозначным взглядом, зверь облизнулся.
  'Стоп. Я что, всерьез собираюсь заняться с ней этим?' - пробилась сквозь туман отрезвляющая мысль. Кирилла едва не вывернуло от отвращения. Это-то и позволило ему прийти в себя.
  Стать зверем легко - это личный выбор каждого. А вот вернуться в изначальное состояние уже в разы сложней. Проблема в том, что падший банально не ощущает ничего странного или отталкивающего в своем поведении. Напротив, отбросив множество внутренних ограничений, он сумеет достигнуть того, о чем раньше мог только мечтать.
  Прозрение придет, только когда он по-настоящему переступит свою границу: станет повинен в множестве смертей или заслужит ненависть самых дорогих людей, например. Но далеко не каждый способен принять такую правду, а подсознание инстинктивно попытается оправдать даже самые отвратительные совершенные поступки. И вновь каждому придется делать свой выбор.
  Кириллу в этом плане повезло. Очнуться он успел раньше, чем преступил черту. Его тело поплыло, словно воск, принимая ставшим уже привычным облик взрослого человека. Произошло это так же естественно, как и поднятие руки. Ответственные за мутацию рефлексы достались ему от зверя полностью.
  В голове возникло ощущение щекотки. Уже привычно подавшись этому чувству навстречу, парень вступил в мысленный диалог со стоящей перед ним ретау.
  {Света и звезд} - раздался в его голове женский голос, отдающий потусторонней жутью. {Я, нареченная под небом Лисой Ветром Перемен, имею право говорить от имени благословенного народа}
  {Кирилл Лисицкий} - хмыкнул в ответ человек. Неожиданная манера речи ретау не произвела на него особого впечатления: он уже слишком устал за сегодняшний день, чтобы реагировать на что-то подобное. Хотя совпадение ее имени и его фамилии немного позабавило. {Не уверен, что имею право говорить от чьего-то имени, кроме своего, но вашу капитуляцию принять смогу}
  Тонкий хвост Лисы раздраженно дернулся.
  {Ретау не сдаются} - твердо произнесла она. Ее хвост вновь мотнулся за спиной, на этот раз выражая какую-то непонятную эмоцию.
  {Вы же сдались. Значит и остальные смогут. Тем более, что все уже решено. Лишь окончательное число жертв под вопросом} - немного раздраженно заметил в ответ парень.
  {Мы преклонили колени только потому, что я увидела возможность. Иначе каждый из нас продолжил бы сражаться до последнего вздоха} - непреклонно ответила Лиса.
  Кириллу с огромным трудом удалось подавить ответ вроде 'Так вперед' или 'Могу обеспечить' и взять себя в руки. Это было бы слишком по-детски.
  {И что же за возможность ты увидела?} - проглотив рвущиеся ругательства, поинтересовался он.
  {Когда мы только начали готовиться к битве, мне явилось видение: огромный корабль, что уносил нас к родным звездам} - начала вдохновенно вещать ретау. {Мы посчитали это добрым знаком, и оружие увидело свет. Но будущее обманчиво. Теперь я вижу, что стою на этом корабле только рядом с тобой}
  {Это все, конечно, очень интересно} - грубо прервал ее выступление Кирилл. {Но давай ближе к делу. Там и твои сородичи умирают, между прочим, а мое терпение не безгранично}
  {Мы готовы сдаться лично тебе} - вняв предупреждению, перешла к сути своего предложения Лиса. {Никакого разоружения и тому подобного. Я не позволю лемесай пировать на костях моего народа}
  {Может ты мне еще и защищать вас прикажешь? После всего, что вы натворили} - ядовито осведомился парень. {Остальные наверняка потребуют разоружения, и я окажусь вроде как на вашей стороне. Неплохо придумано}
  {Мы защищались!} - встопорщив хвост воскликнула ретау. {И я могу предоставить доказательства, что нам не оставили другого выбора}
  Кирилл почувствовал мгновенный укол вины, но тут же встряхнулся: роль ретау и лемесай в происходящем конфликте даже больше, чем его собственная. В конце концов, Бета лишь предоставила повод, а воспользоваться им они решили уже сами. Но в то же время имелась у ретау и своя правда. А как бы он поступил, получив подобную информацию?
  Кирилл зло стиснул зубы. Почему вдруг оказалось, что однозначно определить виновного в происходящем так сложно. Хотя, у лемесай вроде подобного оправдания не имеется. Но они-то как раз получаются победителями! Сделать им в одиночку Кирилл ничего не сможет. Если не начнет убивать, конечно, но на это не пойдет уже он сам.
  Что тогда остается? Примкнуть к ретау и начать диктовать будущее Пельты с позиции силы, раздав каждому по заслугам? С подобным тылом за спиной он определенно сумеет заставить выполнять его решения. Ретау придется поддерживать его во всем: никто им не простит нападения, а объединенные силы человеческого сектора и лемесай определенно сильней, чем они без фактора неожиданности, которого уже вряд ли получиться добиться повторно, и технического превосходства.
  Таким образом ретау становились зависимы от Кирилла. Могло ли за словами Лисы скрываться что-то иное? Ловушка или попытка потянуть время, например? Прикинув возможные варианты, парень признал их маловероятность. Единственным более-менее адекватном мотивом выглядела месть. Заманить на свою территорию, усыпить бдительность и прикончить малым числом жертв. В идеале - отравить. Но разве ему привыкать жить в постоянной готовности к подлянке? Ха, пусть попробуют!
  Что остается в сухом остатке? Предложение Лисы и в самом деле выглядело наилучшим решением с учетом мгновенного прекращения конфликта. Да, он мог пригрозить банально вырезать всех ящеров до последнего, но чертов пророк наверняка поняла бы, что он блефует.
  'И как все могло повернуться таким образом?' - мысленно выругался парень. Ответ, впрочем, лично ему казался очевидным: пророк. Определенно, он недооценивал банальную дипломатию.
  Глубоко вздохнув, Кирилл протянул Лисе руку.
  {Идет} - произнес он.
  {Я знала} - откликнулась Лиса и аккуратно пожала предложенную ладонь.
  {Раз ты такая великий пророк, то зачем вообще ввязалась в этот конфликт?} - скептически осведомился Кирилл.
  {Мой дар не настолько силен, как ты думаешь} - с сожалением пояснила ретау. {Чем дальше я пытаюсь взглянуть, тем хуже вижу. Иногда удается поймать какие-то картины, но они смазаны и могут ввести в заблуждение}
   На этом, собственно, активная фаза конфликта и завершилась. Лиса скомандовала отступление в домашние сектора, а Кирилл связался с Рейли, настойчиво попросив не преследовать отходящих бойцов ретау и вайси. Мужчина, и сам желавший скорейшего прекращения кровопролитие, тут же дал свое согласие. Оставшись в меньшинстве, лемесай пришлось последовать общему решению. Их сильнейшие бойцы еще некоторое время пытались преследовать отступающих, но отошли, когда ретау пригрозили возобновить обстрел.
  На общей встрече Кессез разве что ядом не плевался, требуя полностью разоружить агрессоров и заставить их отрабатывать весь нанесенный урон. Если отсеять все словесные кружева, то он предлагал банально поработить как ретау, так и вайси, наложив на них совершенно неподъемную контрибуцию. Определенное рациональное звено в этом, конечно, имелось, но Кирилл не собирался выслушивать подобные речи от того, кто больше остальных виноват в развернувшемся кровопролитии. О чем парень и сообщил, окутавшись злой темной дымкой.
  - Довольно, - рявкнул он. - Где там ваш матричный станок, который якобы похитили?
  - В надежном месте, - смерив парня покровительственным взглядом, ответил Кессез. Два стража рядом с ним ощутимо напряглись. - Мои бойцы сумели его вернуть.
  - Великое достижение, - с сарказмом в голосе усмехнулся Кирилл, скрестив руки на груди. - Должно быть, им нелегко пришлось вытаскивать его из вашего дома.
  - Как ты смеешь, - зашипел не хуже гадюки Кессез.
  Вместо ответа Кирилл отправил всем присутствующим добытое Бетой видео, на котором семеро лемесай согласовывали план подставы. На прямое противостояние после первого шага они, конечно, не рассчитывали, но звучавшие фразы не оставляли сомнений: в конечном счете к этому они и стремились. Взгляд Рейли ощутимо похолодел.
  - Какая интересная подделка, - рассмеялся Кессез. - Жаль, что у нас нет оборудования, чтобы это доказать, но ни одна здравомыслящая личность в этот бред не поверит.
  - А как по мне, выглядит весьма достоверно, - оскалился Эраду.
  Присутствующий со стороны вайси Лирон Асий Крей поддержал его согласным взмахом руки, гневно встопорщив зеленый мех.
  - Еще бы, - покровительственно посмотрел на него лемесай. - Вы же на все готовы, чтобы свалить свою вину на других. Но факты упрямая вещь: именно ваши бойцы первыми открыли огонь.
  Кирилл почувствовал, что тонет в происходящем словоблудии. Он мог посекундно обрисовать возникновение конфликта, но тогда бы ему пришлось выдать и Бету, а на это он пойти уже не мог. Кессез же, пользуясь его ограничениями, с легкостью передергивал факты, упирая на очевидную виновность ретау. Впрочем, он все равно не признал бы за собой никакого злого умысла даже увидев распечатанные логи. Всерьез рассчитывать на сознательность лемесай мог только весьма наивный человек. Кирилл был не из таких.
  - Это видео подлинно, и ваша вина доказана, - не терпящим возражений тоном произнес он. - Мы здесь не для того, чтобы обсуждать данный факт. Вопрос исключительно в последствиях, которые понесет каждая сторона.
  К чести Кессеза, он не опустился до истеричных выкриков из разряда 'Да кто ты такой', чего Кирилл подсознательно от него ожидал.
  - И вы готовы ради своих амбиций развязать новую войну? - холодно осведомился лемесай.
  - Если потребуется, - сблефовал Кирилл, не став ввязываться в очередное пустословие и что-то доказывать окружающим, хотя очередная попытка ящерицы выставить свою сторону пострадавшей и проехалась наждачкой по его нервам.
  В ответ Кессез перевел взгляд на Рейли, одним выражением демонстрируя всю гамму вопроса и возмущения. Кашлянув, мужчина сделал шаг в сторону от своего союзника.
  - Видео выглядит правдоподобно, эттен Кессез, - произнес Бран. - Я доверяю Кириллу и склонен ему поверить.
  Оставшись без поддержки, лемесай пришлось принять все выдвинутые требования. Он цеплялся за каждую позицию с видом бесконечно оскорбленной невинности, но его позиции оказались слишком слабы.
  С точки зрения Кирилла все это вообще выглядело форменным фарсом. Как можно компенсировать множество потерянных жизней? Восстановить разрушенные здания? Предоставить время работы матричных станков, которые его волей окончательно перешли в общую собственность и работать на них позволялось лишь смешанному коллективу из всех рас? Даже звучит бредово. Но такова политика. Уже ничего не станет как прежде, но поселение продолжит существовать, пытаясь объединенными усилиями выбраться с негостеприимной планеты.
  В родную капсулу Кирилл вернулся, едва переставляя ноги. Пусть физически он и мог с легкостью повторить сегодняшний день по кругу, моральное истощение требовало мешком свалиться в постель и не шевелиться часиков двенадцать. Но если он думал, что сюрпризы на этом закончились, то жестоко ошибался. Спасательная капсула встретила его непривычной пустотой.
  - Бета, где Линала? - негромко поинтересовался Кирилл.
  - Переехала в выделенную Браном Рейли квартиру, - немедленно откликнулась искИн. - Полагаю, ее расстроила ваша поддержка ретау.
  - Вот как, - негромко произнес молодой человек. Сил на какие-то яркие эмоции у него банально не осталось, но внутри когтистая лапа все равно болезненно сжала сердце.
  'А ведь мне казалось, что между нами что-то такое промелькнуло' - подумал он, до сих пор не веря, что мийсау могла просто так уйти, даже не попытавшись поговорить. 'Ошибся, похоже'
  Скинув прослуживший верой и правдой защитный комбез, Кирилл с помощью дымки испарил его остатки, а затем активировал один из запасных, выбрав привычную зеленую расцветку.
  - Ладно, Бета, мне нужно немного поспать. Буди, если что-то случится, - устраиваясь в постели, приказал он.
  - Повинуюсь, Владыка, - мягко произнесла искИн.
  Едва голова молодого человека коснулась подушки, как он немедленно провалился в сон.
  
  
  
  Глава 19.
  Флот готовился. Больше пяти тысяч кораблей, разделившись на отдельные эскадры, окружали зеленую планету с белоснежными полярными шапками. Между ними и поверхностью сновало, собираясь в тонкие прерывистые нити, огромное количество суденышек калибром поменьше. Периодические их разбавляли стартовавшие из тени джунглей зеленые исполины, окутанные вихрями искажений пространственных двигателей. Своим внешним видом больше всего они напоминали сильно растолстевших китов. Плавно и величественно каждый из них преодолевал гравитационное поле планеты, присоединяясь то к одной эскадре ресу, то к другой. К ним тут же устремлялись многотысячные облака москитного флота, занимаясь пространство внутри вместительных ангаров.
  Что ни говори, зрелище по-настоящему захватывало дух. Вся эта махина буквально дышала техногенной мощью, аж до самых костей пробирало. До этого что-то подобное он мог видеть разве что в кино. Но сейчас Кирилл не просто наблюдал за событиями со стороны. Каким-то образом он оказался в самой гуще событий, пребывая в теле Эллайо Сотвоу, одного из высших командиров народа ресу. И этот индивид совершенно не походил на знакомых ему представителей своего вида.
  Внешне его новое тело представляло из себя почти трехметровую гуманоидную фигуру со смуглой кожей, идеальными, по человеческим меркам, чертами лица и яркими зелеными глазами. Его вполне можно было спутать с человеком, если уменьшить рост!
  При этом Кирилл прекрасно помнил, что почти мгновенно отключился после тяжелого дня в собственной кровати. Следовательно, если не произошло чего-то совсем экстраординарного, вокруг него ни что иное, как царство Морфея. Но и обычным сновидением оно определенно не являлось. На это указывало слишком многое.
  К примеру, он не мог проснуться, чего бы для этого не предпринимал. Свободой он также обладал весьма условной: мог повернуть голову, махнуть рукой, ущипнуть себя, но не более. Помимо собственных эмоций Кирилл ощущал и чужие, текущие где-то совсем рядом с его сознанием. Он даже мог заглянуть в них! Как и в память неимоверно древнего ресу. На этом моменте его внутренняя жадность начинала биться в экстазе. Пусть доступно далеко не все, но это все равно столько информации!
  Можно ли ей верить, не забудет ли он ее, когда проснется - ответа на данные вопросы у него не имелось. Но какой идиот мог пройти мимо подобной золотой жилы, даже не попытавшись отделить зерна от плевел? В конце концов, здравый смысл еще никто не отменял. Приняв окончательное решение, Кирилл с энтузиазмом погрузился в свои-чужие воспоминания.
  Ресу оказались невероятно древней и малочисленной расой. Даже сейчас во всей галактике их насчитывалось не больше тридцати миллионов. Причем большая часть этого числа предпочитала обитать в колыбели своей цивилизации. Покидали Рруа считанные единицы. Учитывая технологии ресу, которые позволяли каждому обладать практически всем, что только можно вообразить, включая собственный космический корабль, с точки зрения Кирилла данный факт выглядел откровенно бредово.
  Шкатулочка, впрочем, открывалась просто: цивилизация ресу уже давным-давно пережила бум своей космической экспансии. Существовали в ее истории и сотни колоний, и десятки тысяч автономных постов, и могучий флот, побывавший в практически каждом уголке галактики, но постепенно все это пришло в глубокий упадок. Причем не в результате войны, катастрофы или болезни. Просто, само собой. Не склонны ресу оказались к построению межзвездный цивилизаций и установлению власти. Большинству хватало и собственного уголка, где их желания практически приравнивались к закону.
  Эллайо оказался редким исключением, не разделяя философию большинства. Такие как он считали, что помогать и направлять развитие не столь успешных видов - их долг, как высшей расы. Ресу называли его единомышленников 'Сеятелями' и тихонько осуждали: раз галактика не подарила им встречи с братьями по разуму, значит так тому и быть.
  Впрочем, дальше шепота за спиной возмущение большинства никогда не уходило, и Эллайо мог свободно заниматься любимым делом. Последние годы он направлял развитие эйян, всерьез рассчитывая, что когда-нибудь они сумеют достигнуть уровня ресу. Требовалось лишь слегка скорректировать их генетический код, уничтожить ряд конкурирующих хищников и дать толчок к развитию. Прислушавшись к его памяти, Кирилл едва не поперхнулся. В похожем на обезьяну создании с палкой в руке он с некоторым трудом опознал далекого предшественника современного человека, а в планете - Землю. Это что еще за поворот? Зачем ему это показывают? Пытаются убедить, что своим появлением на свет люди обязаны ресу? Для чего? Ждут благодарности? Как-то слишком наивно. Да и кому подобное вообще могло понадобиться? 'Голосу Матери', о котором он столько слышал?
  Лихорадочные размышления прервала дрожь пространства. Разум Эллайо соединился с сознанием его живого корабля, и мысленно отправился к точке возмущение. Кирилл невольно последовал за ним. 'Всеизменяющий' же ответственно транслировал им все свои ощущение.
   Между тем в центре возмущения вспыхнула алая воронка инферно, сквозь которую в системе начали группами появляться тысячи и тысячи кораблей. Словно стилеты они скользили на фоне звезд, перестраиваясь из походного порядка в боевой. Две тысячи. Пять. Десять. Двенадцать. С каждым появившимся кораблем на душе Эллайо все тяжелее и тяжелее.
  И Кирилл его прекрасно понимал. Прибывший флот производил впечатление по-настоящему отлаженной военной машины. Единообразного вида космические корабли практически синхронно выполняли необходимые маневры, занимая свое место в строю. Вперед выступали настоящие гиганты, вокруг которых треугольниками выстраивались, если судить по размерам, тройки эсминцев. Они образовывали первую и вторую линии. Основу четвертой, пятой и шестой составляли корабли с раздвоенными остриями. Их тоннаж составлял нечто среднее между гигантами и эсминцами, за что Кирилл немедленно окрестил их крейсерами. Вокруг них хватало и других кораблей, но именно им по численности принадлежало первое место. Последняя часть кораблей немедленно уходила в стороны, исчезая из восприятия.
  И что этому флоту могли противопоставить ресу? Сборная солянка. Какого только вида кораблей среди не встречалось: и странные птицы, рыбы, насекомые, и непонятные кляксы, и ажурные конструкции, и сложные геометрические фигуры. Словно каждый пытался выделиться, создав нечто совершенно особенное. Так, собственно, и было.
  Единственным островком порядка оказались те самые киты-переростки, которых начали выращивать с началом войны. Забавный факт, но при подавляющем численном преимуществе чужих, количество крупных кораблей в обеих флотилиях оказалось практически одинаковым.
  Между тем пришельцы, выстроившись в боевые порядки, двинулись вперед. Память не давала ответа, откуда они появились. Эллайо и сам этого не знал. Как, собственно, и причин конфликта. Казалось, что чужие просто однажды появились в системе Лефтера-461 и сразу, не вступая в переговоры, атаковали один из дальних аванпостов ресу. С тех пор масштаб бойни лишь нарастал. Сородичи Эллайо пытались установить контакт и прекратить ее, но безуспешно. Пытались они и сопротивляться. На орбите Ройох осталось более трех тысяч их кораблей. Все свежее пополнение. После этого даже самым равнодушным Сеятелям и исследователям стала очевидна необходимость объединения. Кто-то пытался прятаться, но таких оказалось на удивление немного.
  Чужой флот между тем разогнался до пятнадцати процентов скорости света. В таком темпе до орбиты Рруа им оставалось что-то около трех дней. Подчиненные же ресу силы начали собираться в единый флот, готовясь встретить подступающего врага. Эллайо так же скомандовал своей эскадре из семидесяти кораблей выдвигаться на соединение с основными силами. По случае он располагался практически на противоположной чужим стороне планеты.
  'Самое время поднабраться ништяков' - определился Кирилл, несмотря на захлестывающие Эллайо волны страха и волнения.
  Но не успел он сосредоточиться, как по флоту чужих проскочил, перепрыгивая с корабля на корабль, кроваво-красный разряд. За ним - еще два. И следующие. Количество разрядов стремительно нарастало, обволакивая силы пришельцев сияющим облаком.
  А затем их поглотила ослепительная вспышка. Тончайшая спица света протянулась от ее эпицентра к планете ресу, и расцвела очередным алым пятном, на месте которого спустя мгновение возник и вражеский флот.
  Кирилл ощутил огромный поток информации, поступающий к владельцу его временного тела. При всех возможностях хаш такая скорость мышления все еще оставалась для него за гранью, но общий посыл он уловил. Подчиненная Эллайо эскадра немедленно начала разворачиваться, отправляя в сторону появившегося на расстоянии двадцати световых секунд врага дождь снарядов. Синхронно с ними подобный маневр проделывали и все ближайшие к прорыву чужих группы кораблей.
  На вторгшихся обрушился настоящий ливень. Но за несколько секунд до контакта стилеты, вокруг которых кружило по две многометровые сферы, размылись пятном краски, разбавленной водой, и во все стороны от них устремились волны уже привычной алой энергии. Объединившись друг с другом, они образовали вокруг всего флота чужих полупрозрачную пленку щита, которая уверенно встретила ливень снарядов. Полностью нивелировать его она не смогла, но почти половина тускло-синих сфер не смогла ее преодолеть. В оставшуюся часть устремились веера рубиновых лучей с эсминцев, заполняя пространство космоса взрывами сияющих облаков плазмы, и лишь небольшая доля изначального залпа достигла персональных щитов. По алым пузырям вокруг гигантов, внутри которых скрывались и подчиненные им эсминцы, побежали желтые разводы.
  Впрочем, ливень со стороны ресу и не думал прекращаться. Крупный калибр такого корабля, как 'Всеизменяющий', был способен выдать до десяти выстрелов в минуту. Остальные флаги эскадры Эллайо от него в этом плане практически не отставали.
  Ответный удар чужих оказался страшен. Корабли второй линии дали залп, и тысячи толстых рубиновых лучей протянулись к флангу пытавшегося сманеврировать основного флота, создавая просто подавляющее преимущество в мощи. Голубоватого сияния защитных полей они практически не заметили, и космос озарили сотни взрывов. Чужие били наверняка. На один и тот же корабль могло прийтись до десятка лучей. Выжившие практически отсутствовали.
  Первая линия также открыла огонь, но, несмотря на более высокую скорострельность, их действия практически не наносили урона. Тяжелые, сосредоточенные на защите, они не имели той же поражающей мощи, что и специализированные корабли. Живая броня ресу с легкостью затягивала нанесенные ими повреждения.
  Основной флот попытался сманеврировать, чтобы встретить противника всей шириной фронта и максимально уравнять энергетический вес взаимных ударов, но из пустоты на разгоняющееся правое крыло обрушился поток алых снарядов. Ответный залп выцепил лишь несколько невидимок. Словно голодные акулы, они закружили вокруг ресу, всеми силами мешая им прийти на помощь погибающему левому крылу.
  Неожиданно в центре флота вспыхнула крохотная звезда, и поток поступающей от командования информации тут же прервался. Тройку охотников тут же уничтожили, но компенсировать потерю ведущего Шанти это, конечно же, не смогло.
  Кирилл почувствовал, как его руки в бессильной злобе сжимаются в кулаки. Ощущение подступающей катастрофы поглотило весь мир Эллайо: еще минут десять подобных боевых действий и сражаться окажется попросту некому! Их уничтожат по частям! Его мысли потянулись к ближайшим кораблям. Кирилл вновь не сумел разобраться в произошедшем обмене информации, но уловил желание выиграть время.
  Семь ближайших эскадр ресу численностью почти в полтысячи флагов в едином порыве сдвинулись с места, устремляясь на сближение с вражеским флотом. Строго говоря, Эллайо не имел права отдавать команды другим командирам, но большая их часть банально растерялась. Посреди царства паники его уверенный голос оказался той путеводной ниточкой, за которую они сумели уцепиться.
  Сверкнул второй рубиновой залп, словно мокрой тряпкой стирая из реальности очередную порцию кораблей ресу. Но с каждой преодоленной сотней тысяч километров урон флоту чужих от эскадр под командованием Эллайо возрастал и возрастал. Начали лопаться мелкие скорлупки эсминцев. Поврежденные тяжелые корабли принялись оттягиваться назад, скрываясь за своими близнецами, чтобы восстановить сбитые щиты.
  По команде Эллайо подчиненные ему киты выпустили из своего нутра облака мелочи достаточно разумной, чтобы сражаться даже без направляющей их мысли ресу. Создания, похожие на колючие ежики, на огромной скорости устремились к врагу, а их пустые и теперь почти бесполезные носители выдвинулись вперед, прикрывая эскадры Эллайо от ответного огня крейсеров. Пузатым гигантам удалось подарить им достаточно времени, чтобы оказаться внутри внешнего щита чужих.
  Эффективность огня тут же в разы возросла. Космос наконец-то осветили первые вспышки уничтоженных крупных стилетов. Да, это выглядело каплей в море, но шедшие на самоубийство эскадры выигрывали для основного флота так необходимое им секунды. Эллайо старался не думать, чем это закончится лично для него. Он просто сражался за то, что считал правильным. Словно в нем неожиданно проснулись гены его далеких предков, еще не забывших, каково это браться за оружие ради защиты своих близких.
  Рубиновые копья ударили в подчиненные ему корабли, превращая почти половину в разогнанные облака обломков. Тряхнуло. Кирилл почувствовал многочисленные повреждения обшивки, но живая броня почти мгновенно начала заращивать прорехи. По команде Эллайо выжившие сманеврировали, скрываясь за остатками товарищей. Они смогли уцелеть лишь потому, что залп ударных крейсеров больше чем на три четверти обрушился на позиции основного флота. Чужие просто не могли тратить столько времени на отвлекающий маневр. К счастью, новый ведущий успел воспользоваться опытом Эллайо и укрыл свои корабли за китами, не потеряв практически ничего.
  Передовые корабли флота чужих между тем, плетя пылающую завесу энергетических лучей, пытались остановить прорыв москитов ресу в глубину своего флота, но потеря большей части эсминцев серьезно сказалась на их боевой мощи. Нет, сами по себе они все еще оставались грозными противника, просто их тактика заключалась в подавлении и медленном изматывании. Им самим москиты не смогли бы нанести и капли вреда, но корабли третьей и последующих линии подобной стойкостью похвастаться не могли.
  Навстречу мелким суденышкам ресу устремился настоящий океан снарядов, похожих на светящихся кальмаров. Маневрируя среди своих, они по двое-трое с легкостью настигали колючки ресу и исчезали вместе с ними в облаках взрывов. Москитный флот был обречен, но ударные корабли чужих все же начали вспыхивать тут и там опаляющим пламенем, не выдержав ливня тоненьких, но все же энергетических лучей.
  Остатки последовавших за Эллайо кораблей врубились в первую линию. За счет сокращения дистанции они сумели на короткое время получить просто ошеломляющий перевес в огневой мощи. Корабли чужих вокруг них вспыхивали, словно сгорающий в атмосфере метеоритный дождь. Подчиненные Эллайо также получали урон, но редко смертельный, а живая броня восстанавливалась с невероятной скоростью. На мгновение даже показалось, что чаши весов закачались, но затем на устремившиеся в прорыв обрушился огонь с флангов и тыла: часть кораблей первой линии выдвинулась вперед, заключая обнаглевших защитников в огневой мешок. Ситуация тут же сменилась прямо на противоположную.
  Ощущая прибывающие с каждой секундой повреждения, Кирилл яростно закричал. Он не боялся смерти. Все его существо буквально затопило ненавистью к чужим. Он попытался направить остатки 'Всеизменяющего' на таран, но не успел, и весь мир утонул в ослепительном алом сиянии.
  ***
  - Ха! - с бешено колотящимся сердцем подскочил Кирилл на самодельной кровати. Весь мокрый от пота он откинул одеяло в сторону и недоверчиво посмотрел на собственную руку.
  'Что это было?' - билась в его голове единственная мысль. Нутро буквально скрутило от страха и ненависти к чужим. Даже к тем, кто являлся его бывшими сородичами.
  - Владыка, я фиксирую учащенное сердцебиение и повышение температуры. Вам требуется помощь? - обеспокоенно прозвучал голос искИн.
  - Все хорошо, Бета. Просто кошмар приснился, - машинально откликнулся Кирилл, и замер. Как там Линала описывала начало сумасшествия своего бывшего парня? Кошмары, которые требуют убить всех и каждого?
  Застонав, парень откинулся на подушку, запустив пальцы в волосы. Похоже, что данная участь не миновала-таки и его. А он так надеялся, что особенный. Но жизнь все растаивала по своим местам: ему просто по какой-то причине вручили отсрочку.
  И пусть прямо сейчас Кирилл уже не испытывал желания пойти убивать налево и направо, но сразу после пробуждения чувство ненависти в нем вспыхнуло столь яростно, что он вполне мог прикончить кого-то, находившегося достаточно близко. Выходит, Линала очень вовремя решила сменить место жительства.
  'А что, если эффект кошмаров имеет свойство накапливаться? Сперва ненависть на пару секунд. Затем - на десять, минуту и так далее' - появилась новая мысль. Это многое бы объясняло. Кирилл даже невольно проникся уважением к Иссису, который сумел столько продержался под таким давлением.
  - С большой долей вероятности могу утверждать, что это последствия стресса. Вам следует отдохнуть, Владыка, - заботливо проворковала Бета.
  - Очень даже может быть, - кивнул Кирилл. Кошмары и в самом деле пришли к нему только после учиненной бойни.
  'Нет, это расходится с тем, что мне известно. Иссис начал убивать уже после появления кошмаром' - подумал Кирилл и тут же возразил сам себе. 'Но как тогда это объяснить? Простым совпадением? Очень сильно сомневаюсь'
  Глубоко вздохнув, он попытался успокоиться. Так или иначе, кошмар приснился ему в первый раз. Следовательно, делать выводы слегка преждевременно. Вполне возможно, что больше он не повторится, или никакого эффекта накопления на самом деле нет, и вполне достаточно просто спать в одиночестве. И все же нечто в глубине души подсказывало Кириллу, что прошлым днем он сломал в себе нечто очень важное.
  Умывшись, парень принялся за завтрак. Как бы ему не хотелось отдохнуть, обстановка к этому откровенно не располагала, слишком многое требовало от него внимания. Несмотря на разницу биологических ритмов между людьми и ретау, о которой рассказывал Рейли, Лиса уже прислала ему несколько сообщений с неотложными делами.
  - Но вы ведь все равно не останетесь со мной, Владыка? - с легкой грустью в голосе задала вопрос искИн. Кирилл даже немного подавился от подобной постановки вопроса. Вот к чему ей эта постоянная двусмысленность?
  - Прости. Я бы с удовольствием отдохнул в твоей компании, но нужно восстанавливать то, что мы с тобой наворотили, - откашлявшись, произнес он.
  - Вы так и не объяснили мне, что я сделала не так, Владыка, - тихонько вздохнула Бета.
  - Просто это не так легко, как может показаться, - отложив вилку в сторону, произнес Кирилл. - Вот почему ты продолжаешь звать меня 'Владыкой'? Ты ведь самостоятельная личность, и со мной тебе больше не нужны маски.
  Кажется, его вопрос поставил Бету в тупик. По крайней мере, длина паузы перед ее ответом едва заметно отличалась от обычной, что в масштабах искИна могло считаться глубочайшей задумчивостью.
  - Мне нравится чувствовать свою принадлежать вам. Понимать, что я не одинока и полезна, - ответила Бета. - Возможно, именно из-за этого мне так и понравилась данная маска.
  - Я понимаю, - мягко произнес Кирилл. - Само собой, ты можешь вести себя так, как тебе комфортней. Возражать не стану. Но я не 'Владыка'. У меня нет желания захватить власть, сделать всех своими рабами и так далее, и тому подобное. Я не хочу видеть смертей и уж точно не желаю становиться их причиной. Твои действия породили конфликт, в котором погибло очень много разумных существ. И ради чего? Чтобы я получил кусочек власти? Это плохо, Бета. Причинять боль другим - это плохо. Пользоваться их бедственным положением - это дурно. Есть очень старая, но оттого не менее верная поговорка: 'Поступая с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой'.
  - Я не понимаю, - несколькими секундами спустя тихонько произнесла искИн. - Почему меня должны волновать все остальные? Есть вы, и есть я, и мне этого вполне достаточно. Все, что пойдет вам на пользу - благо. Все, что мешает, подлежит уничтожению.
  Кирилл поморщился. Слова Беты звучали разумно и логично. В этом-то и крылась их ловушка. Следуя подобной философии можно воровать, убивать и предавать, иногда практически заставляя себя делать этот выбор. Ведь дома ждет семья, а достатка никогда много не бывает. Ну или просто ради себя, что еще ниже.
  - Это не так, Бета, - покачал головой Кирилл. Аппетит у него окончательно пропал. - Поступая дурно, ты лишь преумножаешь зло. Дело не в том, что оно когда-то там к тебе вернется. Суть в том, что ты изменяешь сам мир. Делаешь его чуточку хуже.
  - Все равно не понимаю, Владыка, - раздался голос искИн.
  - Я сам себя не всегда понимаю, - с некоторым усилием рассмеялся Кирилл. - Давай сойдемся на том, что я тебя так прошу. В этой истории мы обязательно станем положительными персонажами!
  - С удовольствием повинуюсь вашей воле, Владыка, - нежно ответила Бета.
  - Отлично. Тогда я по делам, а то Лиса уже заждалась, - поднявшись из-за стола и двинувшись на выход, произнес Кирилл. - Зиури, за мной.
  - Да, мастер, - склонил голову адроид и пристроился за левым плечом парня.
  - Владыка, вам же не нравятся прямоходящие ящеры? - настиг их прямо на пороге как бы невзначай заданный Бетой вопрос.
  Почему-то у Кирилла по спине промаршировала целая армия мурашек.
  - Конечно нет, - откликнулся он. - С чего ты взяла?
  - ТиЭй зафиксировала гормональный скачок во время вашего общения. Я удивилась так же, как и вы. Это ведь совершенно не в психологии вашего вида, - вроде бы спокойно пояснила Бета, но мурашек отчего-то стало только больше.
  - Там со мной такое творилось, - с усилием рассмеялся парень. - Что я бы скорее удивился, если бы ничего такого не произошло.
  - Вы как всегда правы, Владыка, - почтительно откликнулась Бета.
  Кирилл покинул спасательную капсулу с ощущением просвистевшего в считанных миллиметрах от головы противотанкового снаряда. Иногда Бета по-настоящему его пугала.
  'Надо бы что-то сделать с этой ее помешанностью на мне. Как-то это совсем ненормально' - подумал Лисицкий. 'Кто знает, когда она перейдет к активным действиям. Бета мне, конечно, дорога, но я совершенно точно не готов к подобным отношениям'
  Ускорив шаг, он направился к границе между территорией людей и сектором ретау, где его уже минут пятнадцать дожидалась Лиса Ветер Перемен. Данный факт лучше любых слов доказывал ограниченность ее дара пророка.
  При его появлении ретау едва заметно склонила голову.
  - Света и Звезд, Кирилл Лисицкий, - произнесла она. Благодаря присутствую универсального переводчика, теперь они могли общаться и вслух. И в отличии от мысленного, ее настоящий голос оказался весьма мелодичным для слуха человека.
  - Света и Звезд, Лиса Ветер Перемен, - склонил голову в ответ парень, попытавшись скопировать движения ретау.
  В ответ раздался лишь похожий на кашель смех.
  - Склоняются низкие перед высшими, - пояснила его причину Лиса. - Лучше действуй, как привык. Я постараюсь понять.
  - Как скажешь, - слегка смущенно согласился Кирилл. - Что у нас первое по плану?
  - Изъятие матричных принтеров, - тут же откликнулась самка. - Помещение под них восстановлено, а персонал отобран. Рейли и Крей уже там, но не думаю, что они справятся.
  - Ясно, - кивнул парень. - Веди.
  Как Лиса и предсказывала, изъятию станков лемесай противились с отчаянием обреченных: то рабочий цикл еще не закончен, то помещение не подходит, то ретау своими кривыми лапами все обязательно попортят. И только когда Кирилл перешел к практически прямым угрозам, их все же удалось переместить в выбранное место. Осталась самая малость: заставить тех же лемесай обучить персонал!
  В общем, на исполнение первого пункта сегодняшнего плана пришлось потратить практически шесть часов. Зато Кирилл сумел и сам узнать немало интересного о главной кузнице поселения. Выяснилось, к примеру, что производство на самом деле идет довольно медленно. На сборку той же оборонительной турели уходило практически три дня, если закладывать уже очищенный материал в нужных пропорциях. Иначе - все пять. Проще говоря, создание оборонительного пояса вокруг поселения с нуля потребовало бы два года непрерывной работы одного из станков. Или половину, если поставить в строй их все. Оказалось, что матричные станки вовсе не такое Эльдорадо, как он полагал изначально.
  Остатки дня Кирилл провел, обрабатывая своей силой все доступные системы связи, чтобы поселение наконец-то получило нормально функционирующую сеть и постоянный канал с внешним миром. Этот пункт он посчитал даже более важным, чем перевод защитного периметра на постоянное дежурство.
  Лиса при этом не отходила от парня больше, чем на шаг. Разве что с ложечки не кормила. Кажется, она всерьез посчитала Кирилла каким-то избранным. На вопросы, по крайней мере, отвечала с заметным энтузиазмом и даже подсказала несколько упражнений для развитий боевого предвидения. Упомянула, правда, что здесь больше зависит от таланта. Подобное поведение совершенно не походило на знакомых Кириллу ретау. С другой стороны, что ему вообще было о них известно, кроме первого впечатления и слов той же Линалы? То-то и оно.
  Домой Кирилл возвращался изрядно уставший, но довольный: работы по восстановлению поселения велись в хорошем темпе, а его обитатели хоть и смотрели друг на друга волком, в конфликты вступать все же не стремились. Бета прогнозировала окончательное восстановление Пельты через пять-шесть дней.
  В спасательной капсуле его тоже уже привычно встречал голос искИн. Она даже написала какую-то особую программу для приготовления мяса в мультиповаре. Кажется, это вполне подходило под определение 'позаботиться'. В каком-то смысле получилось даже мило. И вкусно.
  - Владыка, а чего бы вы хотели достигнуть? - задала вопрос искИн, когда с едой оказалось покончено, а Кирилл с наслаждением развалился на кровати.
  - Даже не знаю, - задумчиво протянул тот. - Я как-то не задумывался над этим. Глупо строить такие далеко идущие планы, застряв на дикой планете.
  - А как же концепция мечты? - удивленно произнесла Бета.
  В ответ Кирилл задумчиво хмыкнул. Заложив руки за голову, он посмотрел в потолок. Если задуматься, его мысли и в самом деле с момента катастрофы никогда не уходили дальше момента покидания Рруа. Но ведь так нельзя. Каждому нужна своя мечта, чтобы к ней стремиться.
  - Знаешь, - наконец произнес он. - Наверное, я бы хотел просто заниматься каким-нибудь интересным делом.
  - И все, Владыка? - удивилась искИн.
  - Думаешь это так легко? - рассмеялся в ответ парень. - Найти занятие по душе не так просто, как может кажется. Да еще такое, чтобы и все свои остальные желания удовлетворять.
   - Но не с вашими возможностями, Владыка, - уверенно произнесла Бета. - Уверена, вы сумеете достигнуть всего, чего только пожелаете.
  Задумчиво почесав затылок, Кирилл согласился:
  - Может ты и права, - произнес он. - Пожалуй, стоит научиться думать несколько более масштабно.
  - Именно так, Владыка, - подтвердила искИн.
  Кирилл едва сдержал широкий зевок.
  - Только завтра начнем, если ты не против, - произнес он, заворачиваясь в одеяло. - А сейчас - баиньки.
  - Спокойной ночи, Владыка, - прошептала искИн в ответ.
  
  Глава 20.
  Вновь оказавшись во власти кошмара, Кирилл даже не удивился. Откровенно говоря, он прекрасно осознавал, что все его мечты о единичности данного события порождены скорее излишним оптимизмом, чем реальным расчетом. Нет, серьезно, кто стал бы в трезвом уме рассчитывать на подобный исход? Ну не бывает таких совпадений. Не бывает. Разве что весьма наивный человек мог в такое поверить. А Кирилл, пусть и любил помечтать о чистом, добром и светлом, но себя таковым никогда не считал.
  Так что, вновь оказавшись во власти кошмара, он даже не удивился. По какой-то неизвестной ему причине жизнь любила подкидывать в его адрес наихудшие варианты развития событий, а затем наблюдать, как он в очередной раз выбирается из той выгребной ямы, в которую угодил по ее вине. Веселое, должны быть, зрелище, раз так и не наскучило ей за все эти годы.
  Вот и на этот раз сбылись самые худшие его опасения: повторное явление кошмара оказалось той самой следующей ступенькой на дороге в царство безумия. Мысли и эмоции Эллайо практически полностью овладели всем его существом, затягивая все глубже и глубже в реальность сна. Теперь Кирилл уже не мог просто с интересом наблюдать за появлением вражеского флота. Он чувствовал гнев. Страх. Решимость. Все эти чувства переплетались в его душе совершенно невообразимым клубком.
  Они бушевали в нем, когда он направлял собственный корабль сквозь поток огня со стороны флота вторжения в попытке выиграть драгоценные крупицы времени. Когда он командовал своими собратьями, отправляя их на верную смерть. Это в его голове лихорадочно прокручивались возможные варианты действий, которые позволили бы ему прожить еще хотя бы пару минут. И это в его сердце ярким огнем пылала ненависть к захватчикам, явившимся к его родному миру.
  И в то же время, проникая в реальность кошмара все глубже и глубже, Кирилл осознал, что он предназначен вовсе не для того, чтобы свести его с ума. Нет, ему лишь настойчиво пытались что-то показать, и когда с первого раза не дошло, продемонстрировали картину контрастней и выпуклей. К сожалению, проникнуть в воспоминания Эллайо больше не удалось. Что бы ему не желали показать, скрывалось оно точно не в голове древнего ресу.
  Как и в прошлый раз, проснулся Кирилл в холодном поту. Жизни обитателей Пельты пылали перед его восприятием ядовитым огнем. Ненависть погибшего ресу требовала прикончить каждого из них. Разорвать, сжечь и развеять прах по ветру. С жалобным скрипом ладони с отросшими когтями вонзились в металл пола. Во рту появился резкий привкус крови из прокушенной отросшими клыками губы. Боль слегка отрезвила.
  - Ха-а-а, - тяжело выдохнул парень, когда эхо чужих чувств наконец-то начало отступать.
  - Владыка, - тут же раздался встревоженный голос искИн. - Вы уже второе утро просыпаетесь сам не свой. Вам следует отдохнуть.
  - И тебе доброго утра, Бета, - негромко откликнулся Кирилл, потихоньку приходя в себя после очередного приступа. - Спасибо, конечно, за заботу, но вряд ли простой отдых мне поможет.
  - Информация из учебников психологии утверждает иначе, Владыка, - дипломатично, но твердо заявила ИИ.
  - Сильно сомневаюсь, что мой случай в них описан, - хмыкнул парень, поднимаясь на ноги и принимаясь за разминку. Пусть хаш и выводила его организм на максимум физических возможностей, но само тело пока все еще оставалось вполне человеческим: легкая физическая нагрузка банально приносила ему удовольствие и позволяла сбросить часть накопившегося стресса.
  - Я приму любое ваше решение, Владыка, но почему вы так уверены? - поинтересовалась в ответ искИн.
  'Действительно' - вдруг подумал Кирилл. 'Откуда у меня такая уверенность? Нет, понятно, что именно в моей ситуации вряд ли кто-то оказывался, но с наведенными кошмарами человечество вполне могло сталкиваться и ранее'
  Закончив разминаться, он повернулся к искИн. Вернее, к консоли, под которой скрывалось ядро ее личности.
  'Надо бы ей нормальный голографический интерфейс прикрутить. Надоело общаться с пустотой. А лучше вообще - внешнюю платформу' - появилась неожиданная идея. Внутренний критик, правда, тут же добавил: 'Хотя с последним вряд ли выгорит в текущих условиях. Разве что Зиури из его платформы выселить, но это уже как-то совсем по-свински'
  - Потому что дурак, - самокритично ответил наконец Кирилл. - Давай и в самом деле попробуем, вдруг в твоих закромах отыщется что-нибудь подходящее.
  - Вам следовало лишь пожелать, Владыка, - обрадовалась Бета, получив возможность угодить обожаемому хозяина. Определенно, ей нравилась эта мысль.
  Молодой человек попытался описать ситуации со своими кошмарами и их последствиями в нескольких максимально коротких тезисах. Заодно и для себя все по полочкам разложил. Процесс вышел на удивление полезным. По крайней мере, даже без подсказок цифровой подруги удалось сформулировать предварительную последовательность действий.
  Бета же взяла небольшую паузу на размышления, подходившую скорее человеку, чем искусственному интеллекту. Впрочем, не стоило обманываться. Там, где человек обдумывал пару вариантов, ИИ перебирала целые массивы данных. Сопоставляла, формулировала выводы, оценивала полезность.
  - В моих архивах присутствует упоминание о кошмарах, внушаемых с помощью псионики, - наконец раздался ее голос. - Но нам данная информация вряд ли поможет: все поселенцы в конечном итоге погибли, а прибывшие спасатели обнаружили лишь записи на центральном сервере. Ничего стоящего внимания, к сожалению.
  - Ну, чего-то такого и следовало ожидать, - пожал плечами парень.
  - С другой стороны, на основе приложений к уставу внутренней безопасности для поселений, я способна сформировать ряд рекомендаций, - заявила, ничуть не смутившись, Бета.
  'Звучит логично' - подумал Кирилл. 'Наверняка безопасники в своих бумажках предусмотрели почти все, что только в состоянии представить. Интересно, есть там что-нибудь дельное?'
  - Почему бы и нет, - хмыкнул он вслух. - Послушаем, что наша родная безопасность думает о навязанном желании убить всех окружающих.
  - Большая часть приложений рекомендует изоляцию, - подтвердила его догадки искИн. - Применительно к нашему случаю это означает смену места жительства. Желательно, чтобы новая позиция находилась как можно дальше от раздражающего фактора.
  - Я пришел к тому же выводу, - кивнул Кирилл. Слова Беты полностью перекликались с его собственными мыслями. Вряд ли бегство поможет, но шансов сорваться у него определенно останется поменьше.
  - Также имеет смысл обратиться к другому псионику, чтобы он проконтролировал ваше состояние во время сна, - продолжила выдавать рекомендации искИн. - С большой долей вероятности ему удастся обнаружить и отсечь враждебное воздействие.
  Кирилл внутренне содрогнулся, представив ту же Лису или кого-то из ее сородичей рядом со своим совершенно беспомощным телом. Ящеры могли говорить о чем угодно, демонстрировать едва ли не преданность, но доверия к ним у молодого человека не присутствовало ни на грамм. Обратиться к Линале? Даже если отбросить гордость, она не заметила воздействия и на собственного парня! Это уже о многом говорило. Также не стоило забывать, что неудача с некоторой долей вероятности могла стоить возможному наблюдателю жизни.
  - Пока обойдемся без этого, - покачал головой Кирилл. - Оставим на самый крайний случай.
  - Владыка, вся доступная мне информация однозначно утверждает, что подобное воздействие рано или поздно неизбежно приведет к деформации вашей личности, - встревожилась Бета. - Мы обязаны искать решение, а не пытаться купировать наиболее очевидные последствия.
  Забота искИна приятно тронула человека, но ее слова прозвучали откровенно пугающе. Особенно в свете того, что многочисленные свидетельства подобного исхода уже имелись. С чего бы Кириллу стать из них исключением? Если у него и имелись на то какие-то надежды, то теперь они надежно рассеялись. Весь незнамо каким образрм полученный бонус он уже выбрал. Дальше решение предстояло искать на общих основаниях. В то, что его нет, парень верить отказывался.
  - Звучит ужасно, но ты права, - согласился Кирилл с искИн, но сообразив, что невольно ляпнул, тут же замахал руками. - В смысле перспектива ужасная, а не то, что ты права.
  - Я вас поняла, Владыка, - рассмеялась Бета. - Не переживайте, меня сложновато обидеть. Наверное. По крайней мере, ни у кого еще ни разу не получалось. Интересно, каково это.
  - Ладно, в общем, - поспешил замять рассуждения искИн, которые могли завести ее куда-то в совершенно ненужном направлении, Кирилл. - Вернемся к нашим баранам.
  - Владыка, вы, конечно, иногда совершаете необдуманные поступки, но бараном я бы вас все же не назвала, - заботливо произнесла Бета. Парень даже не сразу сообразил, что она имела в виду.
  - Туше, - рассмеялся он.
  - Не понимаю о чем вы, Владыка, - состроила оскорбленную невинность его собеседница. - Но должна заметить: счет сто двадцать семь - пятнадцать в мою пользу.
  - Ты считала? - поразился парень.
  - Все это время, - полным самодовольства голосом подтвердила Бета и, небольшую паузу спустя, добавила: - Владыка.
  - Дожили, - горестно констатировал парень, взъерошивая волосы. - Меня унижает собственный искИн. Где я свернул не туда?
  - Это лишь сухая статистика, Владыка, - весьма своеобразно пожалела его искИн. - Она вовсе не означает вашего тотального унижения. Хотя несколько странно, что вы до сих ничего не знали о нашем маленьком соревновании.
  - Ладно, пошутили и хватит, - заставил себя вернуться обратно на серьезную волну Кирилл. С Бетой он чувствовал себя достаточно свободно и комфортно, чтобы их небольшая перепалка могла продолжаться еще долго. Только вот времени на это уже не оставалось. - Ты готова к полету?
  - Так точно, Владыка, - тут же переключилась искИн. - Средний ресурс систем составляет семьдесят три процента, критические неисправности отсутствуют. Данного значения более чем достаточно для любого полета в пределах атмосферы.
  - Тогда готовься, - отдал распоряжение парень. - Улажу пару дел, и мы отбываем.
  - Слушаюсь, Владыка, - как всегда с готовностью откликнулась Бета.
  Откусив от бутерброда из ломтя местного хлеба и куска подкопченного мяса здоровенный кусок Кирилл отправился на поиски Рейли, благо прошлым днем налаженная его собственными руками сеть Пельты исправно сообщала о местоположении мужчины. Алилуйя правам привилегированного пользователя!
  Лидер человеческого сектора обнаружился в центре поселения. Кажется, он беседовал о восстановлении какого-то производства с одним из лемесай. При этом оба спорщика активно жестикулировали и, судя по всему, кардинально не сходились во мнении. По крайней мере, Рейли уже начал активно давить авторитетом, отметая все возражения экзота властью Совета.
  - Нужно поговорить, - вместо приветствия произнес Кирилл, когда мужчина заметил его приближение.
  Воспользовавшись подвернувшимся поводом, Бран парой резких фраз завершил спор. Лемесай в ответ негромко зашипел, но этим его недовольство и ограничилось. Все же демократия в Пельте присутствовала в весьма и весьма условном размере. Тот самый случай, когда она вроде бы есть, но ее как бы и нет.
  Проигнорировав демонстрацию недовольства со стороны ящера, Рейли повернулся к Кириллу.
  - Я слушаю, - произнес он. - Что-то случилось?
  - Вроде того, - неопределенно махнул рукой парень. - Мы можем поговорить в каком-нибудь более уединенном месте?
  Рейли смерил его внимательным взглядом и согласно кивнул.
  - Идем, - произнес он, развернулся и зашагал к крутому ребристому пандусу, расположенному рядом с перекрестком. Судя по внешнему виду, установили его буквально вчера.
  Конечной целью оказался один из уцелевших блоков на втором уровне. Открыв дверь, мужчина приглашающе качнул головой. Дважды себя приглашать Кирилл не заставил.
  Внутри приблизительно двадцатиметровой площадки блока обнаружился прилавок, пара стульев, множество каких-то ящиков и предельно функциональный интерьер с ярким освещением. Определенно, это напоминало какой-то магазин или склад, но вывеска над входом по какой-то причине отсутствовала. Возможно, пострадала в ходе боевых действий. Рейли тут же подтвердил его догадку:
  - Это магазин моего друга, - пояснил он, обходя прилавок по кругу и устраиваясь на высоком стуле. - Его ранили во время обороны, и он попросил меня за ним приглядеть. Здесь нам помешать не должны. Итак, Кирилл, о чем ты хотел поговорить?
  В отличие от него, парень стул проигнорировал. Оперевшись на пластиковую панель прилавка, он задумчиво сцепил руки, настраиваясь на разговор. Его взгляд невольно привлекла висевшая позади мужчины картина, выполненную при помощи тонких цветных шнуров. Очевидно, ее автор пытался создать столько экстравагантным способом береговой пейзаж, и чем дольше Кирилл вглядывался в результат, тем больше тот ему нравился.
  - Мне нужно на некоторое время покинуть поселение, - начал он наконец. - Как считаешь, это не спровоцирует продолжение конфликта?
  Определенно, ему удалось ошарашить своего собеседника. Мужчина почти сразу нервно вцепился в свою бороду. Оставалось только гадать, как с такой привычкой и жизнью ему удавалось поддерживать ее в солидном состоянии, не превращая в изъеденный молью коврик.
  - Так сразу и не скажешь, - наконец произнес Рейли. - Большей частью зависит от твоих новых друзей. Чешуйчатых таких.
  Кирилл раздраженно стиснул зубы.
  - Да какие из них друзья, - выдавил он. - Спиной, по крайней мере, я бы к таким точно не повернулся. Просто в определенный момент мы оказались слишком выгодны друг другу, чтобы это проигнорировать.
   - Я так и понял, - невесело усмехнулся Рейли. - И полностью поддерживаю. По сравнению с тем, чем все могло закончиться, мы еще легко отделались.
  - Ага, - рассеянно кивнул парень в ответ. - В любом случае, ретау сейчас не до того. Часть оружия и брони передана людям, артиллерия уничтожена, а плазменные орудия отныне находятся под управление Совета. Вайси повторно на их стороне тоже вряд ли выступят. Так что, как ни крути, а новую войну им не выиграть даже возникни такое желание. Я скорее опасаюсь мести победителей.
  Рейли что-то согласно хмыкнул и наклонился куда-то вниз. Спустя секунд тридцать и несколько коротких манипуляций, на стойке появилось разлитое в два высоких стакана пиво.
  - Будешь? - поинтересовался мужчина, пододвигая один из них к парню.
  Кирилл до этого момента пиво видел разве что со стороны, но отказаться почему-то постеснялся. Взяв стакан, он сделал глубокий глоток. Прохладная, отдающая вкусом каких-то специй жидкость потекла по его пищеводу, оставляя после себя горькое послевкусие, после которого парень даже затруднялся ответить понравилось ему в конечном итоге или нет.
  - Не буду врать, что не думал об этом, - крутя бокал между ладоней, произнес между тем Рейли. - Пойми, я жил и работал рядом с этими людьми долгие годы. Этого нельзя просто так взять и забыть.
  Выражение лица мужчины приняло хмурый вид, а руки стиснулись в кулаки, оставив в покое многострадальный бокал.
  - О мести рассуждать легко. Но когда своими глазами видишь, что за последует за этими словами, начинаешь по-другому относиться к понятию неизбежного зла. Я не желаю продолжения. Я больше скажу: никто из нас его не хочет. Даже Кессез. Никогда не прощу этим тварям произошедшего, но если такова цена спокойствия, я согласен ее принять.
  - Как гора с плеч, - облегченно выдохнул Кирилл. Но строчку 'Поговорить с Лисой' в список обязательных дел перед отлетом мысленно добавил.
  'Кто знает, что там ретау может в их твердолобые бошки прийти' - подумал он. 'Вдруг решат, что их бросили, другого выхода нет и попрутся в самоубийственную атаку. В лучшем случае. От этих можно ожидать и не такого'
  - Удивительно, как иногда приятно бывает ошибаться в своих прогнозах, - продолжил он с легкой улыбкой.
  - Что случилось, Кирилл? - не принял предложенного полушутливого тона Рейли, изучая парня внимательным взглядом. - Кажется, еще вчера ты писал мне что-то о налаживании нормальной обороны и производства. Энтузиазма через край. А теперь такие перемены.
  Лисицкий хмыкнул. Задумчивым взглядом посверлил бокал перед собой, он все же отодвинул его в сторону. Пиво ему не понравилось.
  - У меня начались кошмары, - произнес парень, разворачиваясь к двери. - Пока ничего серьезного, но сам понимаешь, чем это может закончиться.
  Оставив Рейли наедине со свалившейся на него новостью, Кирилл отправился на поиски Лисы. Ее, кстати, встретить удалось даже легче, чем того же Брана: ящерка терпеливо ожидала его в обусловленном месте.
  А вот разговор с ней получился даже сложнее, чем с Рейли. Нет, необходимость его отъезда она приняла на удивление легко и даже гарантировала отсутствие неприятностей со стороны своего вида, но вот отпускать парня одного отказалась наотрез! Словно он не в добровольное изгнание отправлялся, а собирался убраться с планеты на том самом космическом корабле, который она видела в своем видении. Даже возможность превратиться в набор кровавых пятен на стене ее останавливала от навязчивой идеи всегда находиться рядом. И если поначалу это выглядело даже забавно, то теперь откровенно раздражало. Парню пришлось приложить просто титанические усилия, чтобы убедить ящерку дождаться его возвращения в поселении.
  - Отправляемся, Бетта, - скомандовал он, оказавшись, наконец, в спасательной капсуле, за это время ставшей ему практически родным домом. После разговора с Лисой он желал лишь одного: убраться с территории Пельты как можно быстрее, пока одна излишне активная ящерица не придумала очередного мозговыносящего плана. Ему до сих пор мерещилась ее фигурка с узелком на плече, следующая за ним на своих двоих
  - Выберите точку назначение, Хозяин, - звонко откликнулась искИн. Ее, похоже, восстановленный статус-кво безо всяких грудастых мийсау поблизости откровенно радовал. С присутствием на удивление молчаливого и безынициативного Зиури она вполне могла примириться.
  Уменьшив масштаб предложенной карту, Кирилл выбрал точку назначения.
  - Скрыть направление движения? - по-деловому уточнила подруга. Причем задала свой вопрос так, что на него так и тянуло ответить согласием. Ох и тяжело иметь дело с искИном, который одним голосом способен манипулировать не хуже опытного псионика.
  - Не стоит, - все же отрицательно покачал головой Кирилл.
  - Слушаюсь, - откликнулась Бета, ничем не выдавая собственного разочарования.
  С тихим гулом спасательная капсула поднялась в воздух и под нарастающее сияние двигателей отправилась к отмеченной на карте точке. Хотя, учитывая смешное по меркам космической техники расстояние, это напоминало скорее затяжной прыжок, чем полет.
  Когда под капсулой зазмеилось черное ущелье, Кирилл не поленился заключить спасательную капсулу в щит дымки. Нельзя сказать, чтобы он всерьез опасался нападения, но осторожность, как известно, лишней не бывает. Впрочем, на этот раз обошлось без неожиданностей. Строение древних встретило человека тишиной и спокойствием.
  Приземлившись, Кирилл усилием воли поднял в воздух ящики с захваченными из башни Ковчега серыми цилиндрами. Именно с их помощью он и надеялся наконец разобраться в происходящем. Рруа скрывала слишком много тайн. Настала пора ответов.
  'Потребуется много расходного материала' - промелькнула мысль, и молодой человек поморщился. Он мог сколько угодно убеждать себя, что его совершенно не задевает использование ресу в качестве испытателей древней технологии промывки мозгов с крайне вероятным летальным исходом, но в глубине души все равно знал правду. Даже сравнение аборигенов с дикими зверями уже не особо помогало избавиться от угрызений совести.
  Впрочем, заставить его отступить от своих планов они не смогли. Скорее позволили полностью осознать мотивацию собственных действий без лишних оправданий и приукрашиваний.
  - Идиотская рефлексия, - недовольно буркнул Кирилл, отправляясь на поиски подходящих кандидатов.
  Из-за специфических требований к испытателям охота заняла едва ли не полдня. Раздраженный продолжительным и малорезультативным рысканьем по джунглям, Кирилл возвращался обратно в далеко не лучшем настроении. За ним, словно воздушный шарик на веревочке, болтался похожий на разбухшую помесь слизняка и гусеницы ресу. По иронии судьбы, именно он из всех встреченных аборигенов оказался достаточно разумным, чтобы человек сумел прочитать его мысли. Пожалуй, в плане интеллекта этому недоразумению удалось бы посоревноваться и с некоторыми людьми. В памяти Кирилла невольно всплыл Джефри Степмен, искренне считавший себя неотразимым в глазах женского пола, укладывающий волосы каким-то гелем и подкатывающий ко всем встречным красавиц фразами вроде 'девушка, вы ангел!'.
  'Определенно, им бы нашлось за что посоревноваться!' - ухмыльнулся Кирилл, оглядываясь на ресу за спиной. 'Серьезно, Джеф, из какого ты века?'
  Кое-как устроив пленника в кресле, парень с некоторым внутренним трепетом вставил в приемник первый из принесенных серых цилиндров. Знакомо сгустилось золотое облако и раздался электрический стрекот. В процессе гусеница дернулась несколько раз и затихла, ошалело тараща глаза на стебельках. Все семь.
  Осторожно проникнув в ее разум, Кирилл увидел десятки и сотни схем, а также тысячи страниц каких-то документов, исписанных знакомыми, похожими на руны, символами языка древних. Вся эта информация буквально заполонила неготовый к подобному разум ресу, ошарашив и ошеломив того. Но с ума не свела.
  Дальнейшие опыты показали, что закладок на верность в сером цилиндре из хранилища Ковчега не оказалось. По крайней мере, в грубом их варианте. Ресу спокойно делился полученными знаниями, хотя и сам понимал из них немного. Техника древних пыталась образовать соответствующие ассоциативные связи в его мозгу, но разница между доступным и вложенным оказалась слишком велика. В результате Тикке получил лишь какое-то изрядно обрезанное и упрощенное понимание. Если так вообще можно сказать о модели физических процессов, протекающих в различных типах звезд.
  Следующие цилиндры содержали столь же фундаментальные знания: биология, химия, экономика, строительство, производство, терраформинг, инжиниринг и многое-многое другое.
  К сожалению, с Тикке пришлось распрощаться уже на шестом цилиндре. Жалкий слизняк с чего-то решил, что стал достаточно силен для прямого противостояние. Когда Кирилл повернулся к нему спиной за очередной базой знаний, он выпустил из своего тела длинные отростки с шипами, между которыми из дымки начало образовываться некое подобие спиральной галактики с шестью рукавами. Затем в ее тьме начали одна за другой вспыхивать сияющие звезды.
  А в следующее мгновение со спины человека ударило острое щупальце, пробивая бесформенное тело слизняка насквозь. Сумеречное творение тут же принялось распадаться клочьями безвредного тумана. И хорошо, так как парень совершенно желал испытывать на себе его действия. Выглядело оно внушительно, пусть и формировалось слишком медленно.
  Этот случай научил Кирилла не поворачиваться к своим пленникам спиной и не закачивать им в головы слишком много знаний. Нельзя сказать, чтобы он и раньше этого не знал, но теперь стремление обойтись без лишних жертв окончательно отошло на второй план.
  Однако открытым оставался вопрос с дальнейшей судьбой уже прошедших через процедуру ресу. Просто отпускать, рассчитывая на сложноприменимость древних знаний для разума аборигенов? Вот уж вряд ли. Пример Тикке в этом смысле весьма показателен. Вопрос времени, когда эти знания станут по-настоящему опасны в их руках. А куда они направятся за новой порцией? То-то и оно.
  Тогда, возможно, стоит их просто убивать? Потребуется всего-то пара-тройка сотен жизней, чтобы проверить все базы знаний на закладки.
  Кирилл прислонился лбом к холодному камню стену и тяжело вздохнул. Он не считал себя мясником. Убийцей? Без сомнений. Если ситуация потребует от него жестокости, он без всяких сомнений на нее пойдет. Как в той же Пельте, например. Но от своих текущих мыслей ему становилось противно.
  Плюнув на все, Кирилл решительно взгромоздил на голову обруч и толкнул цилиндрик в принадлежащее ему гнездо. Мир немедленно поглотила ослепительная золотая вспышка. В голове закрутился сверкающий калейдоскоп воспоминаний, иметь которые он ну никак не мог. Они проносились слишком стремительно, чтобы различить подробности. Тысячи и тысячи картин заполонили внутренний взор.
  - Ха, - шумно выдохнув, упал на колени, срывая с головы обруч, Кирилл.
  Со звонким дребезжанием кольцо металла покатилось в сторону. Мутило. Человеческая фигура обессиленно растянулась на полу, наслаждаясь даруемой им прохладой. С ресу ничего подобного не происходило. Разница между видами или последствия куда более полно освоенных знаний? Кто знает.
  Почувствовав влагу, Кирилл провел рукой под носом, размазывая струйки крови.
  'Перегрузка' - осознал он. Прислушавшись к собственному организму, ему удалось уловить быстро рассасывающиеся последствия множества лопнувших сосудов в мозгу. Впрочем, благодаря приобретенному метаморфизму, прикончить его тело простым физическим воздействием стало занятием неблагодарным. Пожалуй, он смог бы и позвоночник с нуля восстановить, не говоря уже о таких банальных вещах, как отращивание конечностей. А вот в отношении мозга подобной уверенности Кирилл уже не испытывал. Что произойдет, если повреждения этой части его тела пересекут определенный порог? Сможет ли он регенерировать? Потеряет ли часть личности и памяти? Желание проверить на практике, откровенно говоря, отсутствовало.
  Сосредоточившись, Кирилл попытался понять, чем же наградил его серый цилиндр за весь принятый риск. Воспоминаний немедленно всплыли перед мысленным взором яркой и сочной картинкой, словно произошли буквально пару минут назад. Впрочем, если задуматься, так оно было.
  - Да, - в полной мере осознав полученные знания, воскликнул парень и ударил кулаком по камню. - Да, черт возьми! Я наконец-то свалю отсюда!
  Наконец, немного успокоившись, он поднялся на ноги и возбужденно посмотрел на уже погасшее кресло. Хотелось схватить остальные цилиндры и немедленно пустить их в ход. Парочка лопнувших сосудов в мозгу и паршивое самочувствие после процедуры? Ерунда на фоне дарованных знаний.
  С другой стороны, мог ли он гарантировать отсутствие у такого способа получения информации накопительного эффекта? Или зависимости тяжести побочных эффектов от объема базы данных. Вряд ли, к сожалению. С этим оставалось только смириться и проявить должную осторожность. Позволить своему организму полностью восстановиться, для начала. Тем более, что на горизонте имелись занятия и поинтересней. Целая, мать ее, биологическая космическая верфь!
  Итак, что же древние вкладывали в это понятие? Несмотря на построенную обучающей программой ассоциацию, словосочетание 'место рождения' ему все же подходило куда лучше. Древние буквально вскармливали будущий корабль, вытягивая все необходимое из земли, воды и воздуха. Остальное же получилось прямым переплавлением биомассы в необходимый материал. Естественно, что все это требовало просто прорву энергии и ряд весьма специфических технологий.
  К счастью, у Кирилла как раз имелось кое-что подходящее. Ядро, которое он забрал из Ковчега, или средний универсальный источник Терпма, как называли его сами древние. Грозовой энергии вполне хватило бы, чтобы перестроить подходящее место в своеобразный эллинг и запустить процесс выращивания. Кстати, джунгли на выходе из ущелья вполне подходили под предъявленные к расположению верфи требования: рядом имелась и горная гряда, и крупный водоем в виде озера на востоке, об обилии растительности на Рруа и говорить не стоило.
  По сути, от Кирилла требовалось лишь заложить управляющее семя, а все остальное технологии древних проделали бы и сами. Собственно, этим он и занялся. Самым первым этапом, для начала. Для этого требовалось самое обычное дерево, благо их вокруг имелось в изобилии. Под воздействием его силы оно начало послушно плавиться, перетекая в форму полой полуметровой сферы с кольцеобразным креплением по центру.
  Закончив с подготовкой основы будущего зародыша верфи, Кирилл вернулся обратно в строение древних, устроился у одной из стен и выложил на пол честным потом добытое ядро. Теперь ему предстояло соединить их в единое целое. Даже по меркам древних это требовало нешуточной концентрации и контроля.
  Глубоко вдохнув, Кирилл положил ладони на сферы основы. Его сила устремилась по тысячам проложенных заранее канальцев, покрывая заготовку узором дышащих тьмой линий. Тончайшие, словно нити, корешки потянулись от дерева к ядру. И каждое их соприкосновение сопровождалось тусклой синей вспышкой, волною растекающейся по помещению. Все больше и больше корешков протягивалось к источнику энергии, оплетая его не хуже веретена. Контролировать их становилось все тяжелее. Но Кирилл справился. Наконец ядро плавно втянулось в древесную сферу, и по ее поверхности побежали энергетические разряды, за считанные секунды выжигая дерево до состояния белоснежного материала, из которого и состояли практически все творения древних.
  Смахнув честный трудовой пот, Лисицкий придирчиво оглядел получившийся результат. Сфера слегка гудела и по ее поверхности то и дело пробегали синие волны. Если верить полученным знаниям, все получилось правильно. К счастью, последний этап уже не требовал от пользователя такой концентрации и контроля. Вновь вернувшись к джунглям вместе с почти готовым семенем, Кирилл принялся наполнять его биологическим носителем данных, который по своему внешнему виду подозрительно напоминал обычную воду.
  Закончив и с этим, парень принялся один за другим вызывать из памяти необходимые шаблоны, алгоритмы и чертежи, а затем вкладывать их в свое творение. Работа оказалась кропотливой, долгой, но не особо сложной. Почувствовав усталость, Кирилл без проблем сделал перерыв на перекусить, поболтать с Бетой и вновь спокойно вернулся к делу.
  В таком темпе на завершение зародыша потребовалось чуть больше пары суток. Оказалось, что практически вся полученная с помощью обучения информация как раз и состояла из того, что позже предстояло вручную перенести на биологический носитель.
  Удовлетворенно созерцая получившуюся белоснежную сферу, парящую в метре над уровнем земли, Кирилл удовлетворенно произнес:
  - Ну что ж, начало положено. Пора убираться с этой планеты.

            Для тех, кто желает подкормить музу автора печеньками:
            Сбербанк 5336 6900 1523 5015
            Яндекс Деньги
            Возможно, удовлетворив не только потребность в самовыражении, но и нечто более меркантильное, автор начнет писать чаще) Всем удачи)
Оценка: 6.66*140  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Емельянов "Даркнет. Уровни реальности" (ЛитРПГ) | | С.Суббота "Я - Стрела. Академия Стражей. Кн.2" (Любовное фэнтези) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | Р.Райль "Приоритет: Жизнь" (Научная фантастика) | | А.Каменистый "Существование" (Боевая фантастика) | | Т.Серганова "Обрученные зверем" (Любовное фэнтези) | | Ю.Риа "Обратная сторона выгоды" (Антиутопия) | | А.Красников "Вектор" (Научная фантастика) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | Е.Рей "Избранница стихий" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"