Tarion: другие произведения.

Под знаменами Волчьего престола. Основной

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 8.40*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я не умею давать описания)) Поэтому скажу так, в этой книге присутствуют:
    - Принц, потерявший память - одна штука.
    - Недружественное окружение - много штуков.
    - Интриги, заговоры, тайны прошлого, магия, сражения, политика, прогресс и далее по списку - так же много.

  Глава 1.
  Я проснулся как-то разом, рывком. По телу прокатилась горячая волна, даря заряд бодрости. Я открыл глаза и, щурясь от яркого света, попытался сообразить где же нахожусь. Увиденная картина оказалась...странной.
  'Итак, почему у моей кровати стоит какой-то бородатый мужик? Да еще и руками надо мной размахивает? И зачем, Хельги его возьми, он при этом напевает себе под нос?' - мысли ворочались тяжело и неохотно, словно древние, давно вросшие в землю, замшелые валуны.
  На мгновение появилось нелепое предположение: 'А может это для меня нормально? Ну встречает меня по утрам поющий мужичок, ну что тут такого?'. Память почему-то подводила, не желая подсказывать какое же оно, мое обычное утро.
  Пока я пытался понять, что же собственно происходит, 'борода' перешел к активным действиям. Плотно прижав ладони к моему животу, он начал что-то тихо бубнить себе под нос. Через мгновение к шепоту добавились легкие поглаживания!
  'Стоп, вот это уже точно не в порядке вещей! Это еще что за сеанс утреннего извращения? Я на такое не подписывался! Не подписывался же?' - память вновь ответила звенящей пустотой.
  Между тем 'борода' наконец заметил, что я проснулся, поспешно убрал свои потные ладошки от моего живота и непроизвольно отступил на шаг назад, осеняя себя знамением Милары - видимо появилось в моем взгляде что-то такое...многообещающее.
  'Это правильно, меня нужно бояться. Еще можно трепетать и цепенеть в моем присутствии!' - появляются неизвестно откуда странные мысли. Однако вдоволь ими насладиться мне не дали.
  Неожиданно 'бороду' оттолкнули в сторону, а на его месте появилась самого разбойничьего вида рожа. У 'рожи' был расчетливый взгляд зеленых глаз, резкие черты лица, неровно обрезанные платиновые волосы и два завершающих картину уродливых шрама. Оба они красовались на его правой щеке: верхний пересекал глаз примерно посередине и, оставив свой след на веке, шел наискось, от середины лба к скуле, а второй начинался у внешнего уголка и опускался вертикально вниз до самого подбородка.
  'Такого встретишь в темной переулке и на всю жизнь можешь заикой остаться' - оценил новое действующее лицо я.
  - Слава Богам, Ваше Высочество. Мы уж думали все, - 'рожа' зачем-то бухнулся на колени и сграбастал мою ладонь своими лапищами.
  - Но-но, - рефлекторно выдал я, пытаясь вытащить свою руку из стальной хватки его мозолистых шершавых грабель. Моя ладонь едва дрогнула, а тело на это простое, в общем-то, движение отреагировало вспышкой боли и слабости. Но нужного эффект я все же добился - мужик сам от меня отцепился, перенаправив внимание на бородатого извращенца, зачем-то схватив его за грудки.
  - Что с Его Высочеством?
  - Я понимаю твое волнение, Аурелий, но не гневи Богов! - неожиданно вокруг 'бороды' появилось что-то вроде потрескивающей серебристой дымки. Однако 'рожа' тоже оказался непрост - через мгновение его окутало темно-фиолетовое облако. Смысл сего действа от меня ускользнул.
  'Кстати, что они там говорили про 'высочества'? Это ведь обо мне, судя по всему. Но почему же я тогда этого не помню? Стоп, а что я вообще помню? Кто я? Дархан их дери, КТО ЖЕ Я!?'
  Странно, но страх так и не появился. Вместо него в груди закипела смесь гнева и иррациональной обиды. Довольно необычная реакция. Ладно гнев, но обида? И даже осознавая всю нелепость этого чувства, мне все равно казалось донельзя несправедливым, что кто-то лишил меня жизни. Пусть я не помню какой она была: хорошей или плохой - но она точно была моей.
  'Какая дархова дочь посмела?!'
  - Мы не знаем, Ваше Высочество. Расследование ведется всеми силами, но результатов пока нет, - 'рожа' мгновенно забыл про 'бороду' и повернулся ко мне. Я уже испугался, что последует очередное падение на колени и хватание за руки, но обошлось. И на том спасибо.
  'Хм, либо последнюю мысль я произнес вслух, либо 'рожа' умеет читать мысли, что, конечно же, невозможно. Или возможно?'
  - Что произошло? - говорить оказалось неожиданно тяжело. Слабость обрушилась на меня подобно многотонной глыбе: комната поплыла перед глазами, резко перестало хватать воздуха.
  - Вас отравили, Ваше Высочество, - тут же доложил 'рожа', поедая начальство в моем лице верноподданническим взглядом. Его голос доносился до меня как сквозь толстый слой ваты.
  'Даже не знаю, спрашивать у него или нет про потерю памяти? Пожалуй все-таки поинтересуюсь'
  - Почему я ничего не помню? - 'рожу' мгновенно перекосило. Хм, а мне-то казалось, что дальше уже некуда. Был неправ, каюсь - никогда нельзя забывать, что предела совершенству нет.
  - Это у жреца надо спросить, Ваше Высочество, - метнув гневный взгляд в сторону бородатого, ответил 'рожа'. Я понятливо перевел взгляд на извра...хотя, если задуматься, какой из него извращенец, это же он лечил меня так, оказывается.
  - Ваше Высочество, меня зовут Санмир ас`Арафей, я верховный служитель Милары Сереброкрылой. Дело в том, что яд, которым вас отравили, весьма специфичен - в первую очередь он поражает нервную систему. Уже через десять ударов сердца нанесенные им повреждения для нас необратимы. Так как маги погрузили вас в стазис только в последнее мгновение, разрушения оказались очень сильны. Я сделал все, что в моих силах, но..., - 'борода' развел руками, словно расписываясь в своем бессилии. - Мне жаль.
  Странно, а вот у меня жалости к себе совсем нет. Разум принял слова жреца как факт без какой-либо эмоциональной окраски. Даже пустая обида и та после появления хоть какого-то объяснения исчезла без следа. А бесполезный гнев трансформировался в конструктивное желание найти отравителей и высокохудожественно развесить их кишки по трем-четырем придорожным сосенкам. Разумеется исключительно в воспитательных целях, я ведь не мстительный, верно?
  Пожалуй такое равнодушие к собственной судьбе было вызвано пустотой, которая поселилась у меня в голове. Стоило только вспомнить о ней, как она начинала сводить меня с ума. Зато, словно пытаясь ее заполнить, разум жадно впитывал всю доступную информацию, воспринимая с необычайной четкостью все: и едва заметную хрипотцу в голосе служителя, и затейливый узор на потолке, и причудливые фигурки, вырезанные на спинке кровати из странного белого дерева.
  - Это можно как-нибудь исправить?
  - Боюсь что это не в моих силах. То, что у вас осталась хоть какая-то часть памяти, уже невероятная удача, вы вполне могли превратиться в ребенка или умалишенного, - при этих словах 'рожа' снова едва заметно скривился. Не воспринимай я реальность так полно, то и не заметил бы.
  - А кто может?
  - Я не знаю, Ваше Высочество. Сомневаюсь что это вообще возможно, - снова развел руками жрец.
  - Понятно, - ответил я. Ну а чего тут непонятного? Что случилось, то случилось - придется играть с теми картами, которые есть на руках. Благо жизнь мне досталась не самая плохая - я все же принц как-никак. Хотя, если вспомнить по какой причине я вообще оказался в столь любопытной ситуации, особо радоваться этому все же не стоит. По крайней мере до выяснения всех сопутствующих обстоятельств.
  Ладно, в любом случае элементарная благодарность тому, кто спас твою жизнь и может сделать это еще раз, не повредит.
  - Я в долгу перед тобой, Санмир ас`Арафей, ты спас мою жизнь.
  - Спасать жизни мой долг, Ваше Высочество, - степенно ответствовал служитель Сереброкрылой и продолжил, не давая мне вставить и слова. - Вам нужно отдохнуть - обновление организма забирает у него очень много сил, сон и еда в таких случаях первейшие средства.
  - Благодарю, но не думаю, что смогу сейчас уснуть...знаешь, это так необычно, начинать жить, - улыбнулся я.
  - Я помогу, - ответил жрец, и я снова увидел вокруг него потрескивающую дымку, от которой ко мне протянулась тоненькая ниточка.
  - А... - закончить вопрос я не успел, провалившись в сон без сновидений.
  ***
  После второго пробуждения я чувствовал себя на порядок лучше. Слабость хоть и не исчезла без следа, но на принятие сидячего положения сил уже хватило. Наконец я смог нормально осмотреть помещение, в котором находился. Я ожидал увидеть роскошь, возможно даже ее переизбыток, но реальность оказалась несколько более...интересной.
  Сама комната была по-настоящему огромна. Пожалуй, куда уместнее было бы именовать ее залой. И при этом, за исключением водруженной в центре кровати, она была совершенна пуста. Светлые стены вкупе с небесного цвета потолком, который пронизывали тончайшие золотые нити, излучающие мягкий свет, создавали ощущение бесконечного пространства.
  'Мда, выглядит, конечно, эффектно, но это кем надо быть, чтобы чувствовать себя комфортно в такой обстановке? Это к вопросу обо мне прошлом'
  Галочка: 'Узнать о себе как можно больше'.
  Пока я крутил головой, в одной из стен появилась вертикальная трещина, которая стремительно разрослась в контуры двери. Две белоснежные массивные каменные створки бесшумно разошлись в стороны, и мое уединение прервал уже знакомый 'рожа'. В руках у мужчины оказался поднос, плотно заставленный разнокалиберными тарелочками и тарелками.
  - С пробуждением, Ваше Высочество, - мужик на мгновение замолчал, а затем с надеждой спросил. - Как вы себя чувствуете?
  Догадаться, что 'рожа' хочет услышать на самом деле, не составило труда. Смысла скрывать от него правду я тоже не видел, так что ответил максимально честно
  - Получше, но до сих пор ничего не помню.
  - Ничего, еще вспомните, - попытался утешить меня мужик, не скрывая своего сожаления.
  Мда, человек-то переживает за меня. А я его 'рожей'. Странно: головой понимаю, что мне должно быть стыдно за такое отношение, но почему-то совсем даже не. Видимо одной потерей памяти мои проблемы не ограничиваются.
  'Кстати, 'борода' ведь называл 'рожу' Аурелием, так что его имя я все-таки знаю. Значит так и буду называть, а 'рожу' пока забудем' - решил я.
  Между тем Аурелий направился ко мне. Каждый его шаг разносился по зале негромким эхом.
  Завтрак прошел в молчании. Не знаю как мой гость, а я просто боялся захлебнуться слюной, которая образовалась просто в невероятном количестве, стоило только в поле моего зрения оказаться сочной отбивной с гарниром из ахаватов. Неожиданно оказалось, что я невероятно голоден. Блюда исчезали во мне одно за другим, а насыщение все не приходило. Не появилось оно и под конец трапезы, но больше в меня элементарно не влезло. Пришлось ограничиться естественным объемом желудка.
  Икнув, я откинулся на мягкие подушки.
  Ладно, перекус перекусом, но и о делах забывать не стоит. А так не хочется! Я бы вообще ни над какими проблема не задумывался еще годика два-три, но уж больно настораживает текущая ситуация.
  - Кто ты?
  - Аурелий та`Ру, ваш первый телохранитель.
  Телохранитель значит. Опять же возвращаясь к текущей ситуации, возникает закономерный вопрос - а нужен ли мне такой телохранитель? Ладно, не буду торопиться с выводами, спешка она только в ловле блох хороша, да и то не всегда.
  - Хорошо. Тогда перейдем к более важному вопросу. А кто я?
  - Вы принц Сайанар Тесс, наследник Волчьего престола, - коротко и по существу ответил Аурелий, все так же стоя передо мной навытяжку.
  - Замечательно. Тогда пойдем еще дальше и узнаем что такое, собственно, этот Волчий престол.
  - Волчий престол - это трон королей Альхеды. Ваш трон, Ваше Высочество. Из-за него Альхеду еще часто называют волчьим королевством, - принял мою манеру разговора телохранитель.
  Галочка: 'Узнать о происхождение такого необычного названия. Наверняка, будучи принцем, я обязан это знать'.
  'Кстати, почему он сказал 'ваш трон'? Это же вроде бы как неверно, я же высочество, а не величество' - полный недобрых предчувствий, я задал этот вопрос своему телохранителю.
  - Просто вы до сих пор не коронованы, Ваше Высочество, - пояснил Аурелий.
  'Тааак...чем дальше в лес, тем толще зайцы' - предчувствия приняли окончательную форму. Я уже догадывался, что услышу в ответ на свой следующий вопрос.
  - А моя семья?
  - Погибла десять лет назад. Все, в ком была хоть капля королевской крови, были вырезаны в одну ночь, - и, предвосхищая мой следующий вопрос, продолжил. - Вы выжили чудом. В ночь резни вы находились в расположении Первого легиона, убийц в последний момент заметили следопыты и подняли тревогу.
  'Замечательно, мою семью убили, а меня пытались отравить. Чувствую жизнь мне предстоит интересна, но недолгая. Хотя зачем убийцы ждали десять лет, чтобы завершить начатое? Хм' - впрочем, долго ответ искать не пришлось.
  - Аурелий, ты сказал, что я еще не коронован. А когда буду?
  - Шестнадцать лет, Ваше Высочество, вам исполнится через месяц.
  'Ну вот и ответ. Толи меня изначально планировали оставить в живых, толи решили воспользоваться сложившейся ситуацией. В любом случае их цель, кем бы они ни были, королевская власть. Осталось найти того, кто пытается ее прибрать, и, скорее всего, он и будет моим отравителем'
  - Хм, Аурелий, но если я не король, кто сейчас правит королевством?
  - Совет Лордов, Ваше Высочество, - откликнулся мой телохранитель.
  В комнате воцарилось напряженное молчание. Не знаю как Аурелий, а я осмысливал вываленную на меня информацию. Выводы напрашивались сами собой. Но торопиться не хотелось - я слишком мало знал о ситуации, чтобы судить категорично. Вполне могло получиться, что убийство моей семьи и отравление между собой никак не связаны и не стоит искать заговоров там, где их нет.
  'Вот я дурак. Самого очевидного-то и не спросил' - досадуя на свою глупость, подумал я.
  - Аурелий, убийц моей семьи нашли? Известно кто стоял за покушением? -я даже приподнялся с подушек, на которых до того удобно лежал, оперевшись на спинку кровати.
  - К сожалению нет, Ваше Высочество. Следствие было проведено самым тщательным образом, но ловчие не нашли ни одной зацепки. Мне жаль, - мужчина покачал головой.
  - Ну хоть что-то? У них были враги? - попытался добиться хоть чего-то я. В виду недавних событий ответ был для меня очень важен - умирать ну никак не хотелось.
  - У них было много врагов, Ваше Высочество, - дипломатично ответил Аурелий.
  'Да уж, нашел что спросить' - с досадой подумал я, а затем бросил на своего телохранителя оценивающий взгляд. Мне позарез нужна была хоть какая-то информация - может бежать надо было еще вчера.
  - Ну а сам-то ты как думаешь?
  - Если вас интересует мое мнение, - Аурелий немного помедлил с ответом. - Мне кажется за убийством вашей семьи стоит император Константин.
  - Почему именно он?
  - Только у него были нужные возможности. В конце концов замок взяла штурмом команда отличных боевых магов. Не думаю, что таких можно нанять за деньги - они прошли охрану как раскаленный нож сквозь масло, никто из королевской семьи даже не успел воспользоваться черным ходом.
  - Хорошо, с возможностями все понятно. Но мне больше интересно почему? Откуда у этого Консантина такой зуб на мою семью?
  - Это довольно долгая история, - предупредил меня мужчина.
  - Ничего, я никуда не тороплюсь, - я демонстративно откинулся на подушки и устроился поудобнее. Аурелий же продолжал стоять передо мной, внешне не испытывая из-за этого никаких затруднений.
  - История на самом деле довольно банальная. Одним благословенным летом тысяч шестьсот пятьдесят пятого года император Фаруны Константин решил, что на мировой карте маловато красного цвета.
  - В смысле? - прервал я рассказчика.
  - Красным имперские картографы обозначают территории Фаруны, - ухмыльнулся Аурелий. - Не знаю, почему своей целью он выбрал именно Альхеду. Может природа понравилась, может баба приглянулась, а может просто момент был подходящий. В тот момент как раз положение королевства иначе чем 'катастрофой' назвать было сложно. Недавнее восстание уничтожило большинство посевов, и в стране царил голод. Казна тоже была пуста - Его Величество Анфалор Первый выгреб ее подчистую, закупая продовольствие у соседей. Как бы-то ни было, разорвав все договоры, Константин вторгся на территорию королевства во главе двадцати пяти тысячного войска, в рядах которого находилось целых двести пятнадцать магов. Нельзя сказать, что это нападение было такой уж неожиданностью, в конце концов за семь лет Фаруна уже поглотила княжество Варнум и королевство Нитар. Собственно после этого она и стала Империей. Но людям свойственно не замечать очевидного. В высшем свете вообще было принято считать, что Константину на это нападение не хватит наглости.
  - А как же эти самые Варнум и Нитар? - удивленно поинтересовался я.
  'Это каким же идиотом надо быть, чтобы, имея под боком агрессивного соседа, уже поглотившего пару государств, игнорировать возможность нападения с его стороны?' - ответа, честно говоря, я так сразу и не нашел.
  - А что Варнум? Что Нитар? По мнению этих напыщенных павлинов, они были совсем другим делом. Ведь в отличие от них Альхеда входит в союз Восточных Королевств. 'Да Константина просто раздавят объединенной перед внешней угрозой мощью' - так считали они. Поэтому осторожные высказывания людей, которые по долгу службы разбирались в данном вопросе несколько лучше, не принимались всерьез. В их обществе вообще считалось плохим тоном говорить об этом.
  - А как было на самом деле? - я не спешил судить незнакомых мне людей.
  - А на самом деле ...если рассуждать логически, объединенная мощь Восточных Королевств действительно существенно превосходила возможности Фаруны. Но не всегда стоит доверять логике, нельзя забывать и фактор личности. А молодой император, чего уж тут скрывать, величина немалая. 'Даже собравшись в стадо, овцы никогда не смогут загрызть волка' - такими словами он начал свою речь в сенате, когда объявил о начале войны.
  - Довольно...самоуверенно на мой взгляд, - поделился я.
  - Ну, как практика показала, вы правы. Но вообще Константин отлично понимал на что идет. Восточные Королевства заплыли жирком в своем постоянном благоденствии. Только вот в выборе жертвы ошибся, - Аурелий покачал головой. - Словно забыл, что символом власти Альхеды является Волчий престол, и сравнивать нас с овцой не стоит. Хотя шансы у него были неплохие. Честно говоря, в Восточных Королевствах нас не очень любят, считают северными варварами, так что шанс на то, что при определенных усилиях со стороны Константина, за нас никто не вступится, довольно велик. Не удивительно, что среди аристократии возникла паника. В стране голод, армия понесла потери, усмиряя бунтовщиков, фуража, чтобы кормить даже то, что осталось, нет. Война казалась проигранной еще до начала. Аристократия разбегалась как мыши из-под веника.
  - Крысы, - бесстрастно поправил я.
  - Ну да, пожалуй так будет правильнее. Честно говоря, не представляю каким чудом вашему отцу удалось собрать войско в таких условиях. Продовольственные отряды отбирали у народа последние крошки. К счастью бунтов не возникло - у Анфалора после зимы, когда выживали только благодаря королевским амбарам, остался некоторый кредит доверия.
  - А из-за чего же тогда возникло само восстание? - скептически поинтересовался я, не особо веря в неожиданную любовь народа.
  - Там была несколько другая история. Какой-то сумасшедший пророк смог увлечь людей своими баснями. Откуда-то появились отряды наемников, деньги, боевые артефакты. В общем все это вылилось в настоящую бойню.
  - Понятно, - я решил пока не углубляться в детали.
  - Так вот, даже оголив границы и под ноль вычистив гарнизоны, Анфалору удалось собрать всего четырнадцать тысяч воинов и восемьдесят четыре мага, - продолжил Аурелий. - Семь легионов неполного состава и более-менее боеспособное ополчение из ловчих, стражников и небольшого количества граждан, желающих рискнуть жизнью ради родного королевства. При этом 'боевыми' легионами были только Первый Волчий, Второй Алмазный, Седьмой Морской и, с некоторой натяжкой, Четвертый Серый, в то время как вся армия имперцев уже прошла как минимум четыре войны. Понимая, что шансов в прямом сражении у него нет, Анфалор принял решение отступать вглубь страны, не принимая боя и терзая имперцев вылазками и наскоками. А самый боеспособный легион в полном составе бросил на пути снабжение фарунцев.
  - Рискованно, - отметил я.
  - Это да, если бы Константину удалось навязать армии Альхеды сражение без Волчьего легиона, битва закончилась бы ужасающим разгромом. К счастью, воевать в густых северных лесах имперцам было непривычно и они никак не могли нас догнать, - согласился со мной мужчина, после чего продолжил. - В результате редкий обоз добирался до войска Константина целым, а Анфалор тоько пополнял запасы и подкармливал обобранный им же самим народ. Мало того, что эти маневром ему удалось избежать голодных бунтов у себя за спиной, так еще и императору пришлось отрывать от своей армии значительные силы для охраны путей снабжения. Без малого пять тысяч воинов остались в захваченных городах и вышагивали рядом с тяжелыми телегами. Наш первый легион тоже понес существенные потери, драться имперцы умеют великолепно, но результат того стоил. Все, в том числе и Константин, были уверены, что Анфалор нашел идеальную тактику при такой расстановке сил, а значит решающее сражение будет оттягивать до последнего.
  - Но? - поощрил я своего телохранителя, который почему-то решил сделать паузу.
  - Но и тут ваш отец всех удивил. Решающее сражение произошло на реке Юрг, примерно на половине дороги от границы королевства до ее столицы. И снова отличились 'волки', которые сумели обеспечить нам неожиданность, не смотря на все усилия фарунской разведки.
  - Что-то не похоже, чтобы имперцы были такими уж хорошими вояками, - скептически отметил я.
  - Это вы зря, Ваше Высочество. Просто они не привыкли воевать в наших лесах. К тому же нельзя сказать, что фарунцы не ожидали нападения на переправе. Наоборот, привыкнув, что мы отступаем, выматывая их засадами, ночными атаками и отравой, они только повысили бдительность. Поэтому ощутив возрастающее сопротивление наших отрядов, они наоборот обрадовались. Да, сражение во время переправы стоило бы им несколько больших жертв, но оно того стоило, так как прекращало эту кровопролитную и полуголодную гонку. К тому же не стоит забывать о более чем двукратном перевесе в магах. Эти и с того берега могли устроить всей нашей армии кровавую баню.
  - Я так понимаю, отец как-то это преимущество обошел?
  - Да. Когда Юрг неожиданно вспенилась, сокрушая наведенный мост и разрезая войско Константина на две неравные части, имперцы растерялись. Пока их чародеи пытались обуздать взбесившихся духов реки, которых наши маги подкармливали силой с начала кампании, на правом берегу Юрги разгорелось сражение - четырнадцати тысячная армия Альхеды сходу сбила охранные части имперцев и прижала к воде пятнадцати тысячное войско Фаруны. При этом Анфалор на долгие пять часов добился равенства в магах. Нельзя сказать, что разгром фарунцйев дался нам легко. Имперцы зубами вгрызались в каждый клочок земли. Дисциплина, великолепная выучка и грамотные командиры позволили им достойно сражаться даже в таких условиях. И все же победу досталась нам неожиданно небольшой ценой - существенная часть фарунцев даже не приняла участия в сражении, частью уничтоженная ударами духов, соблюдавших древний договор, а частью выдавленная свалкой в объятия взбесившейся реки. Может Анфалор и не предполагал такого развития событий, но воспользовался ситуацией на все сто - под прикрытием магического пламени, прожигающего сталь как бумагу, альхедские части переправились на левый берег. В первой части сражения наши искусники лишь защищались - твой отец боялся, что неожиданный магический удар позволит войскам Фаруны выбраться из ловушки, а у имперских чародеев после усмирения духов реки элементарно не хватило сил самим помешать переправе нашей армии или хотя бы дать такую возможность войскам Константина, погасив магическое пламя.
  Аурелий на мгновение замолчал, переводя дыхание и собираясь с мыслями.
  - Переправившись, - продолжил свой рассказ телохранитель. - Анфалор немедленно атаковал оставшиеся пять тысяч воинов Фаруны. Эта часть сражения оказалась даже сложнее, чем первая. Ваш отец потерял голову, бросая свои вымотанные части на свежие и дисциплинированные порядки фарунцев, в надежде пленить Константина. Пожалуй, у Фаруны были все шансы вырвать победу, не смотря на наше численное превосходство. Судьбу сражения решила безумная атака Второго Алмазного, который проломил порядки имперцев. Эту дыру Константину было заткнуть уже нечем. А тут еще и наши маги смогли навести магический мост, по которому на левый берег Юрги переправилась кавалерия. В общем битва длилась десять часов. Армия империи перестала существовать: частично рассеянная, частично уничтоженная, а сам Константин был вынужден бежать. Но и мы потеряли треть армии.
  - И поэтому Константин имел зуб на мою семью?
  - Не только. Твой отец, знаешь ли, останавливаться на достигнутом не пожелал. Он сам перешел в наступление и вторгся в восточную провинцию Империи, захватывая город за городом, во всю пользуясь своей репутацией жестокого и непобедимого полководца. Частенько испуганные разгромом своей победоносной армии имперцы сдавались даже без осады. Правда долго такое продолжаться не могло, к концу лета Константин собрал новую пятнадцати тысячную армию, стянув в нее все части, которые мог отозвать с границ без опасения, что соседи воспользуются ситуацией. Сражение под Энирбургом закончилось его условной победой. Условной потому, что мы оставили имперцам поле, отступив за стены города, но при этом потери с обеих сторон были не так уж и велики. И на этом боевые действия закончились. По мирному договору на десять лет Альхеде отошел жалкий кусочек восточной провинции, баронство Хейрвум и умеренная контрибуция.
  - Хм, как-то слабовато. Для на четверть завоеванной страны. Правильно я понимаю?
  - Едва ли на шестую часть, - усмехнулся Аурелий. - Эти условия были максимумом, на который имперцы могли согласиться, в конце концов Фаруна была далека от катастрофы, и только угроза ее границам со стороны соседей мешала Константину собрать более чем тридцати тысячную армию. Собственно, Константин вообще не пошел бы на сделку, он и пятнадцати тысячной армией мог разгромить нашу, если бы не захваченные в восточной провинции богатства, на которые Анфалор начал вербовать отряды наемников во всех Восточных Королевствах. Ну и не готовность последних всеми силами поддерживать Альхеду, чтобы самим заполучить кусочек не такой уж и непобедимой империи. Волк с поддержкой овец показался Константину опасным противником. И хотя по мирному договору Альхеда получила не так уж и много, для тех, кто уже считал эту войну проигранной и заранее учил имперское законодательство, это был ошеломляющий итог. Одной только контрибуции более чем хватило на все долги, а ведь была еще и добыча, захваченная на марше по восточной провинции Фаруны, в том числе и продовольствие, окончательно уничтожившее угрозу голода. А через два месяца по Альхеде прокатилась кровавая волна. Было совершено хорошо спланированное нападение на королевский замок, в результате которого погибли все - сам король, его жена леди Элизабет, старший сын Маркус, дочери Лина и Кори. В тот же день убийства произошли по всей стране, все, в ком была хоть толика королевской крови, безжалостно уничтожались. Выжили только вы.
  - Понятно, - я задумался. В словах Аурелия было здравое зерно. Если конечно все, что он рассказал, принять за чистую монету. Но мне эта информация дает мало - вряд ли Константин стал бы ждать десять лет, чтобы закончить свою месть. Нет, за отравлением стоит кто-то другой. И мне на ум приходит единственный вариант.
  - Аурелий, ты говорил, что сейчас страной правит Совет Лордов. Кто они?
  - Это не очень красивая историю, Ваше Высочество, - мой телохранитель видимо чувствовал себя неуютно. - Дело в том, что на момент гибели Его Величества вам было всего шесть лет, соответственно занять Волчий престол вы не могли. Поэтому был сформирован регентский совет из четырех герцогов королевства.
  Аурелий вновь ненадолго замолчал, а затем с неожиданной злостью и горечью выдал.
  - Вот уж где человеческая жадность разгулялась вовсю. За десять лет их правления Альхеда переродилась, вся фактическая власть перешла к ним: им принадлежат земли, им присягают легионы, они принимают законы и обладают правом вето на любое ваше решение. Даже дворец и тот находится на обеспечении герцога Росшани.
  'Да уж, я конечно думал, что все плохо, но даже не представлял насколько. Пожалуй эти вполне могли и травануть меня до коронации'
  - Не думаю, Ваше Высочество, - ответил Аурелий, подтверждая мои подозрения.
  'Дархан, неужели я опять сказал это вслух? И кому? Я бы на месте герцогов на такое место точно бы поставил своего человека'
  - Им это просто невыгодно, - продолжил между тем Аурелий. - Вы не представляете для них опасности и придаете хотя бы внешнюю законность их положению. Вы в безопасности как минимум до тех пор, пока они не договорятся, кто из них станет следующим королем, а это, уж поверьте, будет не скоро.
  'Ага, щас, поверю я тебе, да я тебе теперь даже тапки приносить и то не доверю, мало ли чего ты с ними учудишь' - моя паранойя прогрессировала семимильными шагами.
  'Хотя, если подумать, для ставленника герцогов речь необычная, ему бы на благо королевства напирать. А если еще и задуматься, зачем он мне вообще об этом рассказал? Причем преподнес так, словно герцоги узурпировали мою власть'
  - А если кто-то из них решил взять трон силой? - не пожелал уступать я. Все равно уже выдал свое отношение к произошедшему, так чего уж теперь стесняться.
  - Это вряд ли, силы четырех герцогов примерно равны, разве что Росшани будет чуть посильнее, недаром столица принадлежит именно ему, но незначительного превосходства для захвата власти недостаточно. Жить такому наглецу останется недолго, - ответствовал Аурелий.
  В его словах была здравая мысль. Правда было не совсем понятно, почему он не рассматривал вариант союза двух герцогов. Породнился бы тот же Росшани с одним из своих противников, и вполне мог бы рискнуть кинуть вызов остальным.
  - Не забывайте об угрозе со стороны Константина, любое ослабление королевства будет стоить герцогам всего, чем они обладают, - словно бы прочитал мои мысли Аурелий.
  'Опять...я уже начинаю подумывать о телепатии, как-то часто он угадывает о чем я думаю'
  - Я чувствую ваше настроение, Ваше Высочество. Это свойство 'привязки'.
  'Привязка? Что еще за привязка?'
  - Поподробнее, - тут же приказал я.
  - Привязка жизни - сложный магический ритуал, в результате которого одна жизнь 'привязывается' к другой. В данном случае моя к вашей. Если вы умрете, умру и я, если вы сойдете с ума, тоже произойдет и со мной.
  'А, так вот отчего он так морщился, когда Санмир говорил о моем сумасшествии как о потенциальном исходе отравления' - догадался я.
  - В обратную сторону смерть, конечно же, не действует, но зато я всегда знаю, где вы находитесь, чувствую ваше настроение и не могу предать...теоретически, - продолжил между тем Аурелий.
  - Что значит теоретически? - насторожился я.
  - Как ваш телохранитель, я не хотел бы, чтобы вы слишком доверяли своим 'привязанным'. Теоретически мы действительно не можем вас предать, но вот на практике... я, например, вполне могу убедить себя упустить некие малозначительные детали или свои собственные подозрения, чтобы не тратить ваше время напрасно. Или убедить, что вам лучше быстро и безболезненно умереть, чем мучиться всю оставшуюся жизнь. Правда я тоже умру, но теоретически это действительно возможно, если вы не отдадите мне прямого приказа не убивать вас, не утаивать и так далее. Но даже с ними привязка не самая надежная вещь, я могу быть очень изобретателен, - неожиданно Аурелий улыбнулся, оскалив ровные желтоватые зубы с крупными клыками.
  - Понятно. А почему тогда король не посадил на привязку тех же герцогов?
  - А нельзя,- снова оскалился Аурелий. - Все, кому позволяет состояние, сразу ставят на своих детей запрет на 'привязку'. В обязательном порядке через эту процедуру проводятся чиновники, ловчие и военные чины. А если какой-то правитель попытается изменить сложившийся порядок вещей - ничего, кроме бунта, он не добьется. Так что 'привязка' это только способ получения доверенного слуги, и то он подходит далеко не всегда - любой маг сразу ее увидит.
  - Понятно,- снова протянул я. Теперь, после слов Аурелия, я действительно почувствовал на грани сознания что-то вроде искры, этакого отблеска чужого сознания, сосредоточившись на котором, я ощутил эмоции своего телохранителя. Аурелий излучал беспокойство, досаду и холодную решимость. В моем воображении от этого отблеска чужих эмоций тянулась нить, благодаря которой я чувствовал в какой стороне и на каком расстоянии от меня находится 'привязанный'.
  Аурелий терпеливо ждал пока я наэкспериментируюсь. Однако, не смотря на все свои ощущения, безоговорочно верить словам своего телохранителя я пока не торопился, вполне допуская, что мне сейчас развешивают лапшу на уши.
  Хотя это уже паранойя старается, что-то мне подсказывает, что не стали бы меня так тупо обманывать, слишком уж это ненадежно. Но проверить все равно не помещает, вполне возможно, что меня тут за идиота держат.
  'Но если допустить, что слова Аурелия все же правда, выходит я могу более-менее ему доверять. Одному человеку. Маловато будет для захвата власти... Хм, а я уже думаю о захвате власти? Очень даже думаю! Ситуация в целом описывается содержимым выгребной ямы. Причем я нахожусь если и не на дне, то где-то в опасной близости от него. По крайней мере пока у меня складывается именно такое впечатление. И такое местонахождение меня не устраивает, я хочу лежать где-нибудь на берегу теплого моря как минимум. А за место под солнцем надо бороться' - неожиданно мысли свернули в прямо противоположную сторону.
  'А может быть я зря волнуюсь? Ну лишили власти, ну бывает, сам виноват, жить-то в свое удовольствие вроде бы никто не запрещает. Так может плюнуть на все и наслаждаться? А что, не самый плохой план, нужно будет только подготовить пути отступления на всякий случай' - некоторое время я на полном серьезе обсасывал эту мысль.
  Но в этом варианте мне не нравилось, что придется зависеть от людей, которым не просто на меня наплевать, а которые и не убивают-то меня только потому, что не могут договориться между собой. А это страховка не очень надежная - возникнет нужда, договорятся как миленькие, они же не дураки, раз так оперативно всю власть в стране прибрали.
  В итоге я отложил решение до тех пор, пока не сориентируюсь в окружающей обстановке более полно.
  - Ваше Высочество... - начал было Аурелий, но я его прервал.
  - Наедине просто по имени и на ты, - не то чтобы я испытывал какие-то негативные чувства к этому 'Ваше Высочество' и официозу, напротив, я прекрасно понимал насколько важен такой порядок вещей, просто все эти словесные кружева удлиняли речь моего телохранителя минимум вдвое.
  Когда-нибудь дойдет до смешного: 'Ваше Высочество, не изволите ли вы сделать шаг в сторону, чтобы увернутся от вон той стрелы, кою запустил...а...кхм...уже умер' - это я, конечно, утрирую, но смысл от этого не меняется.
  - Как прикаже...шь, Сайанар, - едва заметно споткнувшись на втором слове, подчинился та`Ру.
  - Отлично, так что ты хотел?
  - Хотя я искренне надеюсь на возвращение вашей памяти...
  - Короче и по существу, - снова не выдержал я.
  - Слушаюсь. Нужно использовать время твоего выздоровления максимально эффективно. Нельзя, чтобы придворные узнали о потере памяти, - бодро отрапортовал Аурелий.
  'Ну вот, это уже кое-что похожее на нормальный разговор'
  - А это-то здесь причем? - искренне удивился я. Была бы у меня настоящая власть, тогда да, понятно, почувствовали бы слабину и вцепились, чтобы отхватить кусок побольше. А что от меня сейчас отхватишь? Как я уже говорил, даже дворец и тот принадлежит не мне.
  - Затравят, они это любят, - емко пояснил телохранитель.
  - Понятно, - в который раз за день согласился я. - Тогда не будем терять времени.
  Энтузиазма в моем голосе звучало гораздо больше, чем я испытывал на самом деле. Оставалось только надеяться, что в моем хмуром телохранителе спит отличный учитель.
  
  Глава 2.
  На обучение у нас получилось выиграть всего два месяца. И это при том, что Аурелий оттягивал мое выздоровление как мог - для общественности я лежал едва ли не при смерти, а еще у меня дважды случался рецидив. Что показательно, за это время ко мне ни разу не зашел никто, кроме Аурелия и Санмира.
  Жрец, кстати, сильно удивил, без лишних вопросов поддерживая мою легенду и при этом добросовестно выполняя свою работу. Я даже некоторое время всерьез подозревал, что он приставлен ко мне кем-то из герцогов. Что поделать, моя паранойя постоянно прогрессировала и, лишившись своего главного подозреваемого в лице Аурелия, переключилась на Санмира. Однако привязанный, как только узнал что меня тревожит, объяснил, что Орден Милары Сереброкрылой традиционно старается держаться подальше от политики, но при необходимости всегда занимает сторону законного правителя. Нельзя сказать, что это объяснение развеяло все мои подозрения, но определенно стало немного легче.
  Сколько информации можно усвоить за два месяца? Срок вроде бы не такой уж маленький, но при этом домашнее обучение того же курса длится от трех до семи лет.
  Как оказалось, все зависит от мотивации, которая у меня присутствовала в самом стимулирующем варианте. Учись или умри. А жить-то хотелось очень сильно.
  Так же очень неплохо проявила себя в деле обучения мысленная связь. По ней не только можно было передавать информацию на порядок быстрее, но и при необходимости снабжать ее изображениями.
  Так же не осталась в стороне моя новая память. И хотя через три дня, похоже переступив какой-то порог, она перестала быть абсолютной, я все равно с необычной легкостью запоминал все.
  География, экономика, тактика, фехтование, танцы, этикет, законодательство, риторика, математика, геометрия, основы магической теории, история - вот лишь малая часть того, чем терзали мой мозг. Уроки следовали от рассвета и до заката, так как лучшим видом отдыха мой единственный живой учитель, он же телохранитель по имени Аурелий, считал смену вида деятельности. Таким образом экономику сменяло фехтование, а за танцами следовала математика.
  Само собой всеми необходимыми знаниями та`Ру не владел, и большую часть времени я проводил в обществе книг, вызываемых из королевской библиотеки по подсказке учителя. В целях безопасности перемещать что-то в пределах дворца мог только я, для остальных дворцовый комплекс был накрыт древним пологом. С его наличием и правом доступа даже Росшани не смогли ничего поделать.
  Я критически относился к своим знаниям. Взять, к примеру, географию. Я хоть и знал все государства известного мира, коих набралось аж шестьдесят четыре штуки, их столицы и кратенькую справку о том, что они из себя представляют, но нормальное представление имел только о государствах нашего региона.
  Восточные королевства возникли полторы тысячи лет назад в долине рек Алыма и Рок, которые впадали в Зеркальное море. В них входили, перечисляя с юга на север: Арн, Итория, Ведь, Наум, Ваския и, наконец, Альхеда. Это были древние и богатые государства, которые, к сожалению, медленно загнивали в своем благополучии.
  На севере с землями Восточных королевств соседствовали племена рулов, которые любили пощипать своих изнеженных соседей. Где-то в глубине территорий рулов царствовал величественный Снежный Лес. Его населяли альвы. С ними, да и вообще всеми нелюдями, была связана интересна история.
  Чтобы понять кто такие альвы, надо задуматься: "А с какого, собственно, события ведется общепринятый календарь?".
  Начало новой эпохи ознаменовал конец Проклятой Ночи, которая длилась пару-тройку сотен лет. Никто не знает, как и почему она возникла, но выжили после нее немногие. Кое-кто пытался поставить происходящее в вину заигравшимся со своими силами магам, но сложно требовать смерти того, благодаря кому растет хоть какая-то еда на полях, и горят магическим пламенем камины.
  Когда Проклятая Ночь наконец закончилась, обнаружилось, что под влиянием взбесившихся магических потоков многие люди изменились. Так появились альвы, приспособившиеся под энергию леса, гномы, впитавшие силу земли, эйри, ушедшие жить в толщи воды, новады, измененные воздухом и деоны, которых изменили огненные реки, извергаемые вулканами. Так же появились измененные попроще: оборотни, обретшие частичку животного, вампиры, в голодные времена не побрезговавшие кровью и плотью соплеменников, более мелкие изменения даже через полторы тысячи лет нет-нет, да и проявлялись в людях.
  Но и это было еще не все, изменениям подверглась и природа: научились жить в вечной ночи растения, потеряли свой первоначальный облик звери, частенько превращаясь в настоящих монстров, появились элементали, ожившие воплощения стихий, сошли с ума духи мест.
  Так что свое право на жизнь людям пришлось отстаивать большой кровью. Спустя полторы тысячи лет ситуация уже не была столь страшной, но тогда казалось, что весь мир превратился в один из нижних планов.
  С запада с Восточными королевствами граничила Империя Фаруна и Шаозаровы горы, служившие домом непрестанно воюющим гномам и деонам. За Фаруной располагались так называемые Западные королевства: республика Гирон, Отэрия, Вайса и Самосейдское Царство.
  На востоке поселились многочисленные племена вурров, отличавшихся редким миролюбием. Те земли традиционно считали дикими и неосвоенными. Где-то за полторы сотни дней пути в той стороне раскинулась могущественные Империя Катар и Царство Фоу.
  Вот собственно об этих государствах я и имею более-менее полную информацию. Из шестидесяти четырех.
  Тоже самое можно сказать и об остальных дисциплинах: я огромным трудом осваивал начальный уровень, потом чуть более полно изучал то, что более плотно касается меня, а остальным жертвовал в угоду скорейшему обучению. Мне казалось, что этого совершенно недостаточно и меня раскусят в ходе любого чуть выходящего за рамки разговора. Хорошо хоть, что благодаря мысленной связи, всегда можно было рассчитывать на подсказку от Аурелия.
  Я бы не выходил из своей комнаты еще минимум полгода, но, к сожалению, это было невозможно. У принца и единственного наследника трона было слишком много обязанностей. Нет, я бы мог, конечно, послать всех на далекие три буквы, но это привлекло бы ненужное мне внимание со стороны герцогов.
  Поэтому когда из канцелярии сообщили, что скоро меня посетит главный медик Росшани, пришлось поправляться. Аурелий в тот же час получил мое расписание на следующий день. Осталось только сжать зубы и терпеливо отыгрывать свою роль.
  Поднявшись утром пораньше, я провел короткую разминку и несколько спаррингов с Аурелием, в которых привязанный разделал меня как бог черепаху. Затем последовал душ, изобретателю которого я был готов подарить небольшое баронство, кабы это было в моей власти.
  Забавно, но были в избирательной потере памяти и свои плюсы, нужно было лишь приложить усилия, чтобы их найти. Открытия могли ждать где угодно. Так, оказавшись в первый раз в душе, я испытал настоящее блаженство. Я стоял под приятными теплыми струями и наслаждался. Еще чуть позже, Аурелий рассказал мне о контрастном душе. Удивительно, но чередование прохладной и горячей воды дарило такой заряд бодрости и энергии, что мне его хватало на целый день.
  Вот и сегодня, напоследок окатив себя ледяной водой и растеревшись мягким полотенцем, я вышел из душа полностью готовый к новому тяжелому дню.
  - Я вызову слуг, - произнес Аурелий.
  - Да, конечно, - я едва не забыл, что одеваться самому в высшем свете почему-то непринято. Возможно из-за просто ужасной на мой вкус моды. Когда я первый раз увидел, что на меня должны нацепить под видом одежды, Аурелий едва не лишилась своих ушей. Тяжко вздохнув, я предоставил двум появившимся служанкам крутить меня как вздумается.
  Сначала мне зачем-то побелили волосы и накрасили лицо: выровняли его цвет, сделали ярче губы и ресницы, подправили еще какие-то видимые только им изъяны. Затем свое место заняли желтые чулки и такого же цвета рубашка с широкими манжетами и какими-то кружавчиками на месте воротника. Вздувшиеся пузырями короткие, до колена, штаны я даже не знал как назвать. Только белый камзол, перехваченный широким поясом, выглядел еще более-менее, если бы не огромное количество вышитых на нем золотых лилий.
  Чему-то одобрительно кивнув, служанки принялись "завершать" образ. Ноги украсили остроносые туфли, побеленные волосы увенчал кокетливый желтый же беретик с длинным пышным пером, пальцы унизали тяжелые персти, на шее появилась золотая цепь с крупными звеньями, а грудь украсило невообразимое количество орденов. Почему-то я был уверен, что вряд ли заслужил хоть один из них.
  В результате этих действий из зеркала на меня смотрело удивленное круглое лицо с большими серыми глазами, подкрашенными и подкрученными длинными ресницами, прямым носом, приятными мягкими чертами лица и короткими, до плеч, посыпанными мелом волосами, в которых нет-нет, да проглядывала естественная чернота. Из-за пышных шаровар и утягивающего камзола, моя, в общем-то нормальная, пусть и несколько суховатая, фигура стала казаться тщедушной, а ноги в чулках вообще превратились в какие-то цыплячьи лапки. При любом движении броня из орденов на груди начинала издавать противный лязг.
  С настоящим мной человек в зеркале имел очень мало общего. Так и подмывало поинтересоваться, когда доставят хвост с бриллиантами и золотой клюв.
  "И давно у нас такая мода" - послал мысль Аурелию. Я понимал, что как правитель могущественного государства должен выглядеть представительно и внушать почтение одним своим видом, и даже был готов мириться с некоторыми неудобствами в одежде, хотя и считал, что перво-наперво она должна оставаться практичной, но ЭТО выходило за рамки моего понимания.
  "Не так давно, Ваше Высочество, графиня Росшани привезла ее из Самосейдского Царства, тамошний двор весьма ее восхитил" - сам Аурелий обходился практичным костюмом темных тонов.
  "А наш-то ей чем не угодил?" - несколько растерянно поинтересовался я.
  "Дикари-с мы, говорит. А вот просвещенные Западные королевства настоящий центр цивилизации. И балы у них восхитительные, и юноши галантны и отважны, и дамы, кхм, прекрасны" - отозвался Аурелий.
  Я продолжал созерцать себя в зеркало и преисполняться отвращением.
  А самое поганое в этой одежде было то, что я не мог потребовать ее заменить на что-нибудь более адекватное. Хотя нет, потребовать-то мог, и мне даже такой костюм предоставили бы, но я находился не в той ситуации, чтобы из-за подобных мелочей привлекать к себе лишнее внимание.
  Вариант борьбы за власть получил сразу несколько баллов. Пребывать остаток жизни в наряде шута я был не согласен.
  - Пора, Ваше Высочество, подданные ждут, - произнес Аурелий.
  - Поданные говоришь...вешать таких поданных надо,- откликнулся я, благо служанки, выполнив свою работу, уже покинули комнату.
  - Вешать нельзя, по закону можно только головы рубить золоченым мечом, - тут же обломал меня та`Ру.
  - А мы никому не скажем, - не пожелал уступать я.
  В последнее время во мне появилось кое-что странное - я никак не мог согласиться с чужим мнением, пусть и логически более обоснованным, чем мое. Это было настолько непонятно, что я даже подумал, что чем-то заболел и обратился к Аурелию. Но все оказалось проще, выяснилось, что я всегда был довольно упрям. Наличие в характере черты, заставляющей игнорировать логику, мне крайне не понравилось, но бороться с ней оказалось тяжело, хотя я и старался изо всех сил.
  - Ладно, идем, - наконец закончил с самокопанием я.
  - Прошу, Ваше Высочество, - Аурелий вновь перешел на официальный тон и открыл передо мной дверь.
  Ну что ж. Вдох-выдох. Вперед.
  Малый обеденный зал встретил меня молчанием. Так и хотелось сказать "почтительным молчанием", но чего нет, того нет. Даже не присматриваясь, я заметил с десяток поганеньких улыбочек.
  - Его Высочество, принц Сайанар Тесс, - прогремел церемониймейстер от двери. Мужчины мгновенно склонились, а дамы сделали реверанс. Но опять же как-то неуверенно, без должного страха и почтения, некоторые даже выпрямились, не дожидаясь пока я займу свое место во главе стола.
  Почему-то меня аж перекосило от такого открытого пренебрежения, хотя, если опять же размышлять логически, то у них были все причины для такого поведения. Черт, что же это со мной? Я ведь знал, что так будет, почему же это так меня цепляет? Снова я-прежний? Какие-то детские травмы?
  "Вам было тяжело принимать свое положение, Ваше Высочество, вы тогда были совсем ребенком" - видимо из-за злости я потерял должный контроль над собой, и Аурелий услышал часть моих мыслей.
  "Понятно"
  Не смотря на полыхающий внутри пожар ненависти, внешне я остался совершенно бесстрастен - тренировки по контролю эмоций всегда давались мне лучше остальных. Я спокойно прошествовал к своему месту, сел и слегка пригубил вино, давая сигнал к началу трапезы. Мгновенно появились слуги, снимая серебряные колпаки с блюд, застучали вилки, ложки и ножи, раздался плеск вина, зазвучали разговоры и смех.
  На мою персону никто не обращал никакого внимания, словно для этого общества меня и не существовало. И меня это полностью устраивало. Но долго такое благолепие продолжаться не могло.
  - Ваше Высочество, вы так долго не покидали своей опочивальни, мы волновались за вас, - неожиданно обратился ко мне сосед справа.
  "Граф Леон Ингавир, сын герцога Нотара" - тут же подсказал мне Аурелий. Я знал все ключевые лица королевства, но мы на всякий случай решили подстраховаться и договорились, что телохранитель будет подсказывать, с кем я разговариваю.
  - Не произошло ничего страшного, граф, я уже полностью здоров.
  - Ничего страшного? Вы не покидали свои покои два месяца, - с искренней тревогой, коей я не поверил ни на грош, воскликнул Леон. - Ах да, вас же лечили жрецы, наверно все дело в этом.
  За столом раздались смешки.
  "Это он так намекает на то, что у вас нет денег" - поспешил подсказать мне Аурелий, потому что я буквально источал недоумение.
  - Граф, вы считаете верховного жреца Милары Сереброкрылой недостаточно квалифицированным специалистом?
  - Нет, конечно же нет, мы все знаем, что жрецы Милары всегда помогают нуждающимся, - ответствовал граф, а в зале снова раздался смех. Тут уже я сам сообразил, на что гаденыш намекает. За свое лечение жрецы Сереброкрылой никогда не требовали денег, люди сами приносили их в качестве дара. Не отдаривались только совсем уж нищие и убогие. И я, получается, был в их числе.
  Дворяне же традиционно предпочитали лечиться у магов, чьи услуги стоили весьма дорого, хотя и практически не отличались качественно.
  Я с трудом подавил желание воткнуть вилку в наглый глаз графа. Снова проявление меня прошлого, которое мне совершенно не нравится! Умом понимаю, что собаки лают, только брешут, а рука уже дрожит от нетерпения.
  - Да, вы правы, граф, жрецы делают великое дело, - я предпочел изобразить, что не заменить издевки.
  - Воистину, - воздел вилку граф, оставляя за собой последнее слово. Разговор с моим участием увял, и дворяне вернулись к обсуждению каких-то своих проблем. Хотя какие у них могут быть проблемы?
  Больше меня никто не трогал. Насытившись, я поднялся из-за стола, и молча покинул залу. Уже в спину донесся голос церемониймейстера. Рядом шагал Аурелий.
  "Теперь королевский суд" - напомнил он мне. Я снова вспыхнул от унижения. Да уж, тяжело было мне прошлому с таким характером. Если уж я сейчас с трудом унимаю эти вспышки гнева, то его и в правду могли затравить, постоянно выводя из себя.
  Наш путь лежал в малый приемный зал, где я взгромоздился на холодный каменный трон с высокой спинкой и венчающей ее головой волка. Тоже каменной, конечно же. Хорошо хоть шкуру бросили, а то отморозил бы себе все что можно.
  Распорядитель с поклоном подал мне пачку листов бумаги, на которых были расписаны все дела, требующие королевского участия, и решения, которые я по ним должен был вынести. Конечно же никто не позволил мне судить самому.
  - Барон Рраун просит королевского суда! - трубным голосом возвестил распорядитель, когда я открыл первый свиток. Двери раскрылись, впуская в зал молодого человека лет двадцати в красном камзоле без всяких рюшек, оборочек и кружавчиков.
  - Ваше Высочество, я прошу королевской справедливости! Не далее как две луны назад мой господин, герцог Эйрик Дакар, поручил мне во главе своих воинов охранять северные границы королевства. Чтобы исполнить приказ, мне пришлось почти полностью опустошить весь гарнизон замка, на страже остались лишь старики. Две луны я нес стражу на границах королевства, защищая его от грязных рулов. Каково же было мое горе, когда меня нашел посланник моего друга, барона Кодъери. Оказалось, что стоило мне уехать, как в мой замок явился сын герцога Дакара, граф Левгор. Жители деревни слышали пьяные голоса и женские крики. А через три дня замок сгорел. Моя жена, мои дети, моя семья...молю, Ваше Высочество, покарайте убийц, - уже совсем бессвязно закончил Рраун. Было видно, что барон цепляется за свою последнюю надежду. Сам в нее не верит, но все равно пытается.
  Я взял в руку лист бумаги и зачитал написанное, демонстративно не отрывая от него глаз.
  - Есть ли свидетели благородного происхождения, готовые подтвердить ваши слова?
  - Нет, Ваше Высочество.
  - Тогда у меня есть только ваше слово против слова графа. Для наказания этого недостаточно.
  - Тогда проведите расследование, Ваше Высочество!
  - Расследование проведено. Вот его результаты,- я продемонстрировал еще один лист бумаги. - Здесь сказано, что никто не может подтвердить ваши слова.
  - Но как же крестьяне?
  - Не могут свидетельствовать, так как являются вашими подданными. К тому же они всего лишь простолюдины.
  - Но как же... - попытался было спорить барон.
  - Решение озвучено, - грохну распорядитель, и Рраун покинул зал.
  Я провожал барона отсутствующим взглядом. Чисто по-человечески его было жалко. Он пришел просить справедливости, хватаясь за последнюю соломинку, а получил лишь фикцию, плевок в лицо. Теперь у него осталось только два пути: мстить самому (самоубийство, учитывая разницу категорий) или смириться. Судя по личности барона, он выберет первый вариант. Значит он мой потенциальный союзник. И, судя по бумагам, только на этой неделе у меня двенадцать кандидатов.
  Я быстро пересмотрел всю пачку. Если бы я составлял мнение по этим документам, то подумал бы, что в государстве царит полный беспредел, и свалить герцогов будет проще простого. Но это было далеко не так. Можно сколько угодно поносить каждого из герцогов, но нельзя их недооценивать. И пусть все они ни во что не ставили обычных людей, к своей собственности герцоги относились бережливо. Более того, под их правлением государство понемногу крепло, конкуренция за трон оказывала поистине благотворное влияние на все их решения.
  Откуда же тогда столько гнусностей за гранью закона? Ответ прост - золотая молодежь. Такая группа формировалась вокруг каждого ребенка герцогов и постепенно привыкала к полной вседозволенности на своих землях. Были среди детей властителей волчьего королевства и порядочные люди, но не много, не много.
  Хм, а ведь я должен сказать спасибо этой кучке зарвавшейся ребятни. Если бы не они, у меня не было бы ни шанса в своем маленьком бунте. Сейчас, впрочем, их тоже было немного, но одну составляющую своей будущей силы я обнаружил. Для противостояния властителям волчьего королевства ее будет маловато, десяток обиженных барончиков, ха, но это был лишь первый камешек. Дайте только время.
  Идея восстановления законной власти получила еще один пунктик в поддержку: если с владычеством герцогов я еще готов был смириться, то с правлением их сыновей - никогда!
  Дела не блистали разнообразием: погромы, пьянки, изнасилования, похищения, убийства.
  За справедливостью приходили либо по-настоящему отчаявшиеся люди, исчерпавшие все доступные средства, либо не очень умные, до сих пор не осознавшие, что же в действительности происходит в королевстве. Я не отбрасывал сразу ни тех, ни других, старательно прощупывая каждого. В потенциальных рыцарей короны я записал примерно половину пришедших. В основном приходили представители мелкого дворянства, видимо торговое сословие и простой люд оценивали ситуацию более практично. Купец был всего один, но зато какой! Первая гильдия, собственный торговый флот, и готовность перегрызть горло любому за свою погибшую в пьяном пожаре семью.
  И всем я равнодушным голосом зачитывал, показательно не спуска глаз с бумажек: "Недостаточно доказательств", "Нет свидетелей", "Нет оснований".
  Процесс шел быстро, отлаженно, так что я управился со всеми просителями за какой-то час.
  "Теперь бумаги, Ваше Высочество"
  "Бумаги это важно. Пусть обед пройдет без меня, важные государственные дела" - разрешил себе маленькую слабость.
  Кабинет выглядел...чуждо. Я не мог представить, что это МОЕ место. И хотя впечатление он производил превосходное, чувствовал я себя неуютно. Тяжелый массивный стол, такое же кресло, обшитое алым бархатом, шкафы, заполненные бумагами, даже чернильница и та производила впечатление основательности, выполненная целиком из серебра.
  Не смотря на то, что всей властью в стране обладали герцоги, на многих документах все еще требовалась моя подпись. В основном это относилось к бумагами международного толка. Естественно, ничего исправлять я не имел права, от меня требовалась только подпись и печать. Можно было, конечно, пойти на принцип и отказаться, но смысл? Все равно заставят, так или иначе.
  Однако простой росписи мне показалось недостаточно. Я желал знать! А эти бумаги были на данный момент единственным источником информации о происходящем в королевстве. Так что перед подписью каждый документ был внимательно прочитан. В основном бумаги касались торговых пошлин, квот на импортные товары, обещаний дружбы и взаимопомощи и вежливых отказов в них же. Был и мусор: приглашения на королевские балы с моей собственноручной подписью.
  Подписанную бумагу принимал Аурелий, аккуратно капал на нее сургучом и ставил печать, затем подшивал какие-то разноцветные ленты в одном ему ведомом порядке. Затем документы укладывались в резной деревянный ящик, в котором должны были отправиться на проверку в канцелярию.
  - Ваше Высочество, нам пора, нужно еще приготовится к балу, - наконец прервал молчание Аурелий.
  - К балу? - механически поинтересовался я, куда больше внимания уделяя договору поставки железа в Васкию.
  - В честь вашего выздоровления, Ваше Высочество. Ваше присутствие обязательно.
  - Это кто же меня обязывает, - оторвав враз потяжелевший взгляд от бумаги, произнес я.
  - Здравый смысл, Ваше Высочество.
  - И в чем же он, - с некоторым вызовом бросил я. Кому из герцогов может быть интересно мое присутствие на каком-то балу? А потакать их щенкам я не собирался, хватит с них и обеденной залы.
  - До отравления вы всегда принимали приглашения, будет странно, если вы неожиданно измените своей привычке, - пояснил Аурелий.
  - А чего тут странного, думаю некоторая паранойя после почти удачного покушения никого не удивит, - вновь не пожелал сдаваться я.
  - А вам нужна репутация параноика в глазах герцогов? - усмехнулся телохранитель.
  Некоторое время я боролся сам с собой. С одной стороны паранойей можно было бы объяснить много своих странностей. С другой это значило, что я всерьез обеспокоился сохранностью своей жизни, а значит становлюсь малоуправляемым, кто знает, что придет мне в голову. Вряд ли герцоги воспринимают меня серьезно, но предугадать их реакцию все равно сложно. В конце концов, осторожность все же победила.
  - Хорошо, тогда закончим на сегодня, - я со вздохом смерил взглядом похудевшую лишь наполовину пачку документов. Аурелий нахмурился.
  - Вы всегда подписывали все, Ваше Высочество, это вызовет ненужные вопросы. Ваш интерес делами королевства куда опасней какой-то паранойи.
  - Это да, но я же все еще слаб, да и документов много накопилось. А завтра надо будет поднапрячься, - неожиданно на грани сознания мелькнула мысль. - Стоп, ты хочешь сказать, что раньше я их не читал?
  - Обычно вы мало интересовались государственными делами, куда больше вас привлекали книги королевской библиотеки, - ответил телохранитель, накрывая готовые договоры крышкой.
  "Значит ли это, что я-прошлый смирился с текущим положением дел?" - я несколько секунд внимательно смотрел на Аурелия, прикидывая насколько могу ему доверять. Здравый смысл говорил, что верить нельзя даже собственно тени, но он же утверждал, что один я не справлюсь: ни с выживанием, ни с захватом власти.
  - Аурелий, а до отравления я пытался...что-то изменить, - тщательно подбирая слова, спросил я.
  - Не думаю, Ваше Высочество, я бы сказал, что вы плыли по течению, - ответил та`Ру.
  "Значит все-таки сдался. Интересно, я пытался и понял тщетность усилий, или просто решил наслаждаться жизнью пока есть такая возможность? Хотя не похоже чтение книжек на времяпрепровождение моей мечты"
  - А что я читал? - просто чтобы поддержать разговор, поинтересовался я.
  - Мне кажется все, что попадало вам в руки. Несколько больше вы увлекались магической теорией, мне кажется, что если бы у вас был дар, вы стали бы отличным магом.
  Сам не знаю, почему в этот момент я промолчал о странных облаках, которые периодически вижу вокруг людей и предметов. Я был уверен, что это проявления магии, так что сообщение о моей бездарности в этой области застало меня врасплох.
  "Надо бы тоже подналечь на книги по магии и разобраться, что же со мной такое творится"
  Я убрал пропитанное магией синее перо в специальный футляр, закрыл чернильницу, аккуратно отложил документы в сторону.
  - Пора, Ваше Высочество, - повторил Аурелий.
  Путь до моей комнаты занял совсем немного времени, особенно по сравнению с целым походом в обеденную залу, которая находилось в другом крыле дворца.
  Перед балом пришлось переодеться в более "шикарный" наряд. Для начала мне снова побелили волосы, но уже качественно, с чувством и расстановкой, не оставив ни одной темной пряди, вновь накрасили, на этот раз темной кисточкой нарисовав этакие хвостики, тянувшиеся к вискам. Затем парадные белые чулки и нормальные штаны чуть ниже колен из темной-алой ткани. Камзол оказался тоже красный, с черным и золотым шитьем и двумя рядами пуговиц. Черный плащ. В довершении на меня нацепили парадную шпагу (совершенно бесполезная железяка), знакомые перстни, но уже побогаче, и серебряный обруч поверх волос.
  Из зеркала на меня смотрело нечто мрачное и до смешного пафосное.
  - Крови мне, крови, - зловеще прошелестел я, протягивая руку в сторону слуг. Слуги впечатлились по самое не могу, буквально испарившись.
  - Ваше Высочество, вы же помните, что вампиров презирают, - напомнил мне Аурелий.
  - А почему тогда такой наряд?
  - Вы же понимаете... "Ясно, еще одна издевка. Ну что же, этого следовало ожидать" - я мрачно кивнул себе.
Оценка: 8.40*7  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"