Tarion: другие произведения.

Хорошо забытое старое

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
Оценка: 7.81*71  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    С момента его смерти прошло полторы тысячи лет. Мир изменился. То, что он строил на протяжении всей своей жизни, сгорело в огне предательства. Друзья и враги давно мертвы. Чародейское искусство пришло в упадок, уступив место современной техно-магии. Как поступит со своей новой жизнью тот, кого когда-то называли демоном-императором?
    От автора: шок контент, автор живой) Ничто не забыто, Новый мир будет дописан, просто на данный настроение написать что-то более легкое) Особого смысла ждать не стоит.
    UPD 16.03.Понемногу ускоряемся. Следующая прода, скорее всего, выйдет к Новому миру вместе с его редакцией.

  Пролог.
  Темнота отступала медленно и неохотно. Постепенно в неровном пламени свечей начала все четче и четче проявляться темно-красная стена с горизонтальными полосами золотого геометрического узора. Дорогое дерево панелей растрескалось от времени, но все еще радовало глаз изысканной текстурой и теплым цветом.
  'Что? Где я?' - немного заторможено начинают появляться в голове первые мысли. Взгляд невольно скользит по окружению. Пол вымощен гладкими светло-серыми плитами, стыки между которыми едва угадываются. У стены - длинный, потемневший от времени, стол с набором алхимических инструментов, ингредиентов и каких-то совершенно незнакомых мне приспособлений. И все же большую его часть занимали книги. Они лежали буквально везде: громоздились шаткими стопками, стояли между пробирками, валялись раскрытыми на гладкой поверхности. Очевидно, хозяин комнаты не отличается аккуратностью. Или же куда-то очень сильно торопился.
  - Получилось, - раздался из-за спины мальчишеский голос, полный странной смеси из облегчения и какого-то благочестивого трепета. - Великий, вы действительно пришли.
  'А вот слона-то я и не заметил' - усмехаюсь и разворачиваюсь в сторону парнишки. Забавный такой галчонок: весь взъерошенный, на голове корона с пятью зубцами, и та съехала куда-то на бок, зеленые глазки блестят, ручки по локоть в крови, одежка дорогая, но порванная.
  - А ты кто еще такой? - задумчиво смотрю на него сверху вниз, почесывая щеку. Суть происходящего продолжает ускользать. - Как я тут оказался?
  - Прошу простить мое невежество, о Великий, радость успеха затуманила мой разум. Валфес Первый Кардиан, король Верданы, к вашим услугам, - произносит парнишка, чуть склонив голову. - Далекий потомок вашей крови, если верить нашим семейным хроникам. Вы погибли более полутора тысяч лет назад, но легенды о деяниях величайшего из чародеев живут до сих пор.
  Его слова задевают в душе что-то темное, жестокое и кровавое. В помещении ощутимо темнеет, и незримая тяжесть наваливается на всё вокруг. В голове сверкающим калейдоскопом начинают проноситься картины прошлого. Словно наяву чувствую, как из груди проклевываются два острия кинжалов, направленных руками предателей. Пальцы рефлекторно сжимают пораженное место. Твари. Сгною.
  - Пощадите, - отвлекает от приступа жалобный хрип парнишки, распластанного на полу в позе придавленной лягушки.
  Нужно успокоиться. Закрываю глаза и делаю глубокий вдох. Пламя свечей постепенно возвращается к своему нормальному размеру. Досчитав до десяти, открываю глаза.
  - Кому-то определенно придется за это поплатиться. Ладно, парень, вставай, - взмахом руки поднимаю мальчишку на ноги. Вроде цел, одежка разве что испачкалась в крови мистического круга, нарисованного на полу.
  'Млять!' - отчетливо звучит в голове. Поднимаю руку и вижу сквозь нее плиты пола. Я - призрак!
  'Ну да, все верно' - отвечаю сам себе. 'Меня же убили, как будто стоило ожидать чего-то другого'
  Рука с отчетливым звуком встречается с лицом. Дожили. Меня призывал мелкий щегол в качестве духа отмщения. Какой позор. Зато становится понятно, как мы с мальчишкой друг друга понимаем, несмотря на разделяющую нас пропасть лет.
  - Владыка, что с вами? Я где-то ошибся? - осторожно интересуется мальчонка.
  'Ошибся ты, когда обогнал своих братцев-сперматозоидов на дороге жизни. А сейчас - ты конкретно облажался' - похоронным маршем звучит в голове. В конце концов, если я его прямо сейчас здесь прикончу, никто ведь не узнает о моем позоре? Вслух, понятно дело, говорю иное:
  - Неважно. Мы оба знаем каким ритуалом ты воспользовался, так что опустим лишние разговоры. Итак, чего же ты так страстно желаешь, что готов пожертвовать для этого своей жизнью?
  Услышав мои слова, мальчишка буквально воспылал, покрывшись языками пламени. До меня, конечно, по уровню пафоса не дотянул, но семейное сходство, как говорится, на лицо.
  - Я желаю смерти рода Клёст. Я хочу, чтобы не осталось ни капли этой грязной крови, а всё, что им дорого, сгорело дотла у них на глазах. Пусть их сердца дрожат в отчаянии и ужасе, прежде чем каждый из них сдохнет, как последняя собака. Особенно эта шлюха Кристиа! Да, именно, пусть эта мелкая дрянь умрет последней! Пусть почувствует вкус предательства и унижения! Я желаю, чтобы всё совершенное со мной вернулось роду Клёст тысячекратно, а их наследие распалось в пепел! Оплатой тому моя жизнь и тело! - горячо и немного лихорадочно заговорил парнишка, словно одержимый, периодически срываясь на крик.
  Вообще-то, чтобы захватить его тело, мне совершенно не обязательно принимать выдвинутые условия: узор мистического круга уже поврежден, а силы изначально слишком неравны. Это было бы даже чересчур просто. И все же я склонен принять сделку. Не из-за родства, жалости или чего-то подобного - этого маловато, чтобы я согласился вешать на себя какие-то обязательства. Нет, просто его исступленная ненависть мне близка и понятна. В конце концов, я и сам испытываю нечто подобное.
  Да и вообще, парнишка заслужил. Специфика ритуала призыва духа отмщения такова, что к чем более далекому предку ты пытаешься обратиться, тем выше вероятность провала. В случае полутора тысяч лет шанс успеха вообще составляет доли процента. Но вот он я, и это определенно заслуживает благодарности с моей стороны.
  Ну и, как финальный аккорд в моем согласии, слияние с телом парнишки без его сопротивления произойдет проще, а я, соответственно, получу несколько больше времени псевдожизни.
  - Это приемлемо, - киваю и протягиваю руку. - Сделка.
  - Сделка, - взволнованно отвечает парнишка. Несмотря на обстоятельства, его ладонь не дрожит. Возможно, между нами все же несколько больше общего, чем мне показалось изначально.
  Наши руки соприкасаются, и мир гаснет. Моя фигура распадается клубами темного дыма и вихрем втягивается в тело парнишки. В голове появляются его воспоминания. Раз, и вот я уже взираю на мир с нового ракурса, расположенного ощутимо ниже предыдущего. Сжимаю ладонь в кулак и ухмыляюсь.
  - Маленький поганец, - произношу звонким голосом, едва сдерживая смех.
  Хотя память мальчишки и будет усваиваться в течении нескольких недель, но события последних дней, по понятным причинам, осознаю первыми. И сразу становится ясно, почему королю приходится прибегнуть к подобному ритуалу, чтобы истребить один единственный зарвавшийся род. Наглый щегол закинул меня в центр дворцового переворота, который сам же и спровоцировал! А у меня с некоторых пор острая аллергия на любых бунтовщиков.
  Щелкаю пластиной выключателя на стене.
  - А мир изменился, - задумчиво произношу вслух, наблюдая, как гаснут свечи, а вместо них вспыхивают электрическим светом вмонтированные в стены прямоугольные лампы. - Определенно, это будет интересно.
  Глава 1. Немного о дворцовых переворотах.
  Что ж, самое время оценить выпавший на руки расклад. Для этого, правда, придется немного ускорить естественное поглощение памяти парнишки. Не люблю копаться в чужом грязном белье, но в данном конкретном случае ничего другого попросту не остается. В детали лезть не стану, слишком большой массив информации, но основные события прочитаю.
  В воздухе раздается отчетливый щелчок пальцев, и комнату заливает мягкое золотое сияние, рассеченное темными полосами пространственных трещин. Домен чародея. Область, в которой он способен манипулировать дыханием мира. Довольно опасное занятие, между нами говоря. Смертность начинающих чародеев без должного обучения превышает пятьдесят процентов. Да и на более высоких ступенях случаются... казусы.
  Еще один щелчок, и по золотому пространству пробегает рябь высокой частоты, определенным образом стимулируя душу и разум. Картины прошлого начинают мелькать перед внутренним взором даже помимо воли. Если сконцентрироваться, то этот процесс ускоряется многократно. Закрыв глаза, полностью погружаюсь в воспоминания мальчонки.
  Детство Валфеса наполняли исключительно светлые и теплые воспоминания. Красивая сестра задорно смеялась, обучая его чтению по красочному сборнику сказок. Старший брат весело дурачился во время тренировок с мечом. Обнявшиеся родители с гордостью наблюдали за успехами своих наследников. Обязательный поцелуй на ночь от матери. Не жизнь, а мечта.
  Красивая сказка закончилась после десятого дня рождения мальчика. Страшная война, едва не уничтожившая Вердану, как государство, забрала сначала его старшего брата, а затем и сестру. От горя мать заболела и за считанные месяцы сгорела в пламени лихорадки. Череда смертей превратила когда-то солнечный и наполненный радостью дворец в тихое и затхлое место. Отец парня сдавал прямо на глазах и однажды просто не проснулся. В течении года растерянный и испуганный ребенок остался совсем один.
  Впрочем, ненадолго. Появившийся из ниоткуда, как по волшебству, регентский совет мгновенно назначил ему наставника, которым и стал Александр Клёст, патриарх этого весьма могущественного рода. Мужику явно пришлось побороться за данную позицию, но плодами своей победы он воспользовался сполна. Все чаще и чаще придворные начанали видеть молодого короля в обществе Кристии, молодой госпожи рода Клёст. Парень был буквально очарован ею. Прекрасно воспитанная статная девушка с яркими алыми волосами до середины спины с каждым днем занимала все больше места в его сердце. Даже когда ему намекнули, что все слишком много важных постов в стране отходит верным роду Клёст людям, он оставил это без внимания. Откровенно говоря, Валфес и не пытался бороться за власть, его вполне устраивала роль мужа обожаемой Кристии с тенью ее могущественного отца за спиной.
  Вот только амбиции самого Александра простирались куда дальше, и предложенная роль серого кардинала его не устраивала. Дойди ситуация до логического завершения, и все сколько-нибудь важные посты в государстве оказались бы в его руках, а король однажды просто подавился бы рыбной косточкой.
  Что же пошло не так в этом коварном плане? Как и всегда: пресловутый человеческий фактор. Запомните: никогда, никогда, не стройте планов по захвату власти, полагаясь на ответственность девочки-подростка. Поверьте, вас ждут незабываемые впечатления.
  Любовь вымыла все указания отца из красивенькой головки Кристии в считанные секунды. Девочка с головой, словно алкоголик в винном магазине, ушла в атмосферу запретных отношений, тайных встреч в далеких закутках дворца, робких поцелуйчиков и волнующих прикосновения. Вот одно из таких свиданий и попалось на глаза Валфесу. Результат очевиден: безобразные выяснения отношений, во время которых прозвучало очень много такого, о чем пока еще королю знать, определенно, не стоило бы. К примеру, что предполагаемая невеста на самом деле считает его бесхребетным ничтожеством.
  Доведенный до ручки неожиданными откровениями король поступает как подросток, которым, собственно, и является, приказав прибывшим на зов стражникам казнить любовника, а девушку запереть в комнате. Однако Кристиа одним своим словом останавливает двинувшихся было к ее избраннику гвардейцев. Вот тут-то Валфес и начинает понимать, что соглашаться с заменой части охраны на солдат рода Клёст было не самой лучшей его идеей. Резко протрезвев от любовной лихорадки, он спешно покидает место действия. Задержать его никто так и не решается. Однако уже пять минут спустя служба безопасности полностью блокирует дворец и верных королю людей. Валфес краешком глаза зацепил эту картину, когда пробирался к единственному известному ему безопасному месту: лаборатории прадеда.
  Там он и просидел в течении следующих четырех дней. Мог бы и дольше, но к этому моменту ритуал призыва духа отмщения, найденный в рабочих записях прадеда, уже увидел свет. Пусть и могло сложиться противоположное впечатление, но дураком Валфес не являлся. Неверно оценивал амбиции Александра Клёст - да. Влюбился там, где этого делать не стоило - безусловно. Но сняв розовые очки своих чувств, он отчетливо осознал, что свою корону и жизнь уже потерял. Даже если получится сбежать из дворца, что дальше? Кто решится выступить под его флагом против рода, который он собственными руками сделал самым могущественным в королевстве? Победа эфемерна, а прибыль от передачи бывшего монарха в руки Клёст вполне вещественна. Тут-то найденный ритуал и пришелся весьма кстати.
  Вынырнув из воспоминаний парня, я бросил взгляд на циферблат наручных часов. Стрелки указывали на без пятнадцати минут час, следовательно, с момента начала заварушки уже прошло примерно пять дней и девять часов. Не так уж и много, если задуматься, но и не мало. По крайней мере, дальше тянуть не стоит. С каждым часом позиции рода Клёст становятся только крепче и надежней.
  На самом деле, даже с учетом сложившихся обстоятельств, карты мне на руки выпали неплохие. Молодое, здоровое и сильное тело в состоянии продержаться около месяца под воздействием ритуала. Очень и очень неплохой результат, между нами говоря, обычно данный срок ограничивается считанными днями. Этого времени мне более, чем достаточно, чтобы избавиться от негативных постэффектов призывы, и превратить свое временное вместилище в постоянное. Не зря же меня называли величайшим из чародеев.
  Что ещё? Хорошая стартовая позиция, с моей прошлой и не сравнить. Сын купца средней руки и короля - это, как говорится, две большие разницы. Власть, правда, пока чисто номинальная, на бумаге, даже бунтовщики какие-то завелись, но это дело мы быстренько поправим, не будь я демон-император Дайрес. Да-да, тот самый. Забавная, кстати, с этим титулом история получилась: я ведь чистокровный человек, никакого отношения к нелюди не имеющий. Но разве обычным людям это объяснишь? У них ведь все просто: пролил немного кровушки и всё - демон. Ну, может чуть больше, чем немножко, но это уже детали. Впрочем, я ничего никому объяснять даже и не пытался. Вместо этого взял оскорбление, что шёпотом звучало за пределами дворца, да и сделал его своим официальным титулом. Получилось весьма недурно на мой взгляд. Ха-ха!
  Эх, старые добрые деньки. Ладно, для ностальгии не самое удачное время, я тут как бы в центре дворцового переворота нахожусь. Даже интересно, что мне сумеют показать современные чародеи. Надеюсь, они меня не разочаруют. Дрожу от предвкушения. Хлопком руки по контрольной пластине открываю дверь и ныряю в темноту короткого коридора.
  Выход из тайной лаборатории прадеда моего нового тела располагался в одном из самых дальних кабинетов дворца. Не самый лучший вариант с точки зрения прекращения конфликта, наверняка Клёст успеет среагировать на мое появление и сбежит. Впрочем, тем интересней! Пусть покажет мне все, на что способен. Ха-ха! Когда он осознает насколько все предпринятые им потуги тщетны, надеюсь, его выражение лица станет достойно моей маленькой коллекции.
  - Вот он! Взять мальчишку именем короля Александра! - раздался, немного отвлекая меня от размышлений, громкий голос.
  Из коридора по правую руку выбежало четверо стражей в темно-зеленой форме с богатым золотым шитьем. Вокруг каждого из них сиял домен чародея, но какой-то излишне яркий, словно нарочно стянутый в максимально сжатый объем. За их спинами болтались странные приспособления. Автоматы, как подсказала память мальчишки. Интересно, на что эти игрушки способны? К сожалению, эти идиоты даже не пытаются взять их в руки. Лишь бегут в мою сторону, словно лоси во время гона. Разочарование.
  'Похоже, род Клёст не поскупился на награду' - мысленно усмехаюсь, отмечая жадный блеск в глазах гвардейцев. Лицо первого искажается в ликующей ухмылке, когда его рука практически касается меня.
  Щелчок.
  Коридор заливает золотая вспышка, и головы четырех дебилов отделяются от тел пространственными трещинами.
  - Хи-хи-хи, - заливаюсь смехом, поднимая с пола отрезанную башку лидера. Выражения лица на ней просто бесценно: он даже не успел осознать, что умер, так и пялился в никуда с видом абсолютного победителя. Нахожу взглядом камеру и демонстрирую свой трофей. - Оцените! Вот умора!
  ***
  В королевском кабинете три пары глаз внимательно наблюдали за картинкой, выведенной на настенный экран.
  - Он совершенно рехнулся, - встревоженным тоном произнес один из них. - Откровения вашей дочери и потеря власти ударили по нему сильнее, чем мы думали.
  Мужчина, сидевший во главе стола в массивном кресле, не ответил, продолжая изучать видео с камер наблюдения. На его равнодушном лице не отражалось ни единой эмоции, лишь серые глаза продолжали внимательно следить за действиями подростка. Красные прямые волосы хозяина кабинета украшал тонкий золотой обруч.
  - Меня больше волнует вспышка, - подал голос невысокий полноватый мужичок с толстой кожаной папкой в руках. - Очевидно, это домен мага, но у королевской семьи он всегда имел цвет штормового моря. Да и размер... С чего такие изменения? Это определенно не уровень ученика второй ступени. Скорее уж специалиста.
  - Хм, - наконец-то отреагировал хозяин кабинета, сложив длинные пальцы домиком. - Мне плевать, что произошло с этим парнем. Передайте всем постам местоположение цели. Уничтожить любой ценой.
  ***
  От моих энергичных махов изо рта трупа вываливается язык, разом перекашивая застывшие лицевые мышцы.
  - Испортился, - несколько разочарованно отбрасываю трофей в сторону. - Ну и ладно. Интересно, в какой стороне искать местного узурпатора? Он сидит на моем троне? Или предпочитает комфорт королевского кабинета? Любопытно-любопытно.
  Раздается громкий топот, и из коридоров начинают выбегать гвардейцы вперемешку с солдатами в алой форме рода Клёст. Увидев меня, они наконец-то прибегают к своим техно-магическим игрушкам. Никто из них даже не пытается предложить королю сдаться. Что за хамство? Хотя, возможно, их немного смущают лужи крови и обезглавленные тела у меня под ногами.
  Золотой свет домена вновь заливает коридоры дворца. Протягиваю руку, резко толкая воздух, и мир вокруг меня идет рябью, словно водяная гладь после брошенного в нее камня. Вспышки выстрелов бессильно упираются в выставленную преграду.
  - И это все? - разочарованно интересуюсь. От современной техно-магии я ожидал гораздо большего! Они даже мой стандартный щит не поколебали. - Используйте лучшее, что у вас есть, иначе этот бой закончится слишком быстро.
  В ответ в мою сторону летят ребристые шарики. Гулко бухает, раздается свист, пространство затягивает поднятой пылью, но результат ничем не отличается от их первой попытки. Становится скучно. Может я слишком многого ожидаю от простых стражников? Ладно, дам им еще одну попытку. Надо только немного их мотивировать.
  Картинно щелкаю пальцами, и во все стороны от меня разбегается мощная волна золотого света. Стражники валятся на пол, зажимая кровоточащие уши руками, кричат от боли и ужаса. Ничтожества. Однако на руках некоторых все же вспыхивают широкие браслеты, и мой удар их лишь слегка пошатывает.
  'А вот это уже любопытно!' - азартно запускаю еще парочку ударов, наблюдая за странными артефактами. Затем использую несколько других видов атаки. Замечаю, что чем быстрее тасую их между собой, тем меньше гвардейцев остается на ногах. Похоже, они попросту за мной не успевают. Любопытненько.
  - Сдохни, тварь! - неожиданно выкрикивает один из них. Под прикрытием своих товарищей, он вытягивает руку с браслетом в мою сторону, и на щиты обрушивается нечто неимоверно тяжелое. Пол трескается, продавливаясь под этим весом. Впрочем, защита справляется.
  - Гравитация? - удивленно осматриваю стражника. - Поверить не могу, что такая тля, как ты, способна использовать столь могущественный закон.
  Парень нагло игнорирует мои слова. Вместо этого, воспользовавшись образовавшейся паузой, он командует оставшимся на ногах гвардейцам:
  - Все вместе, уничтожим демона! - выкрикивает он, практически вызывая у меня слезы ностальгии. Кроу, не твой ли это потомок? Хотя слабоват, конечно, слабоват. Не чувствуется истинной готовности пожертвовать своей жизнью в борьбе со злом. Мельчает кровушка.
  На этот раз я ощущаю, как дыхание мира вокруг гвардейцев течет в их браслеты, которые с помощью предоставленной силы и воздействуют на законы. Проще говоря, сами гвардейцы служат для них лишь батарейками. Это и есть современная техно-магия? Удивительная деградация. С другой стороны, теперь совершенно не обязательно большую часть жизни тратить на исследование мира, достижение гармонии с ним и самим собой, понимание его законов и взаимосвязей, чтобы расти в силе. Достаточно тупо наращивать контроль над дыханием.
  Между тем на мои щиты обрушивается дикая смесь из высокоуровневой магии. Волны гравитации, света, магнитного поля и банально разогнанных до огромных скоростей металлических болванок бомбардируют меня буквально со всех сторон. Пол протестующе трещит и рушится на этаж ниже. Приходится повиснуть в воздухе.
  И все же этому напору не хватало одной очень важной детали, чтобы стать по-настоящему опасным для меня: среди гвардейцев физически отсутствовали равные или хотя бы близкие мне по силе маги. Не удивительно, что 'Цитадель искажённого мира' с легкостью выдерживала все, что они могли предложить. Можно взять сколь угодно острый меч, но проковырять им многометровую стальную стену это не поможет.
  - Да что ты за тварь такая, - прохрипел тот самый гвардеец-командир после того, как шквал заклинаний окончательно иссяк. Должно быть, он совершенно не ожидал увидеть мою довольную и полностью невредимую физиономию, когда пыль начнет оседать, иначе я никак не могу объяснить его хамство на грани с самоубийством.
  - А ты забавный, - отвечаю ему, склонив голову к правому плечу. - Так и быть, если встанешь на колени и признаешь меня своим королем, я оставлю тебе жизнь.
  По лицу гвардейца видно, что ему очень хочется ответить гордым отказом. Однако десятки мертвых и оглушенных сослуживцев, валяющихся вокруг, служат для него достаточно наглядной демонстрацией. Недолго поколебавшись, он опускается на колени.
  - Да здравствует король, - провозглашает его голос.
  Воу, это было даже проще, чем я ожидал.
  - Предатель! - выкрикивает один из красномундирников, и пытается пристрелить моего новоиспеченного подчиненного.
  Небрежным щелчком пальцев заставляю тело наглеца взорваться, украшая стену за ним кровавым пятном. Вопросительно смотрю на остальных гвардейцев. Они в бою доказали, что кое на что способны. В принципе, в честь этого им можно и попробовать предоставить второй шанс. В конце концов, Валфес сам виноват, что довел ситуацию в стране до подобного состояния. У трезвомыслящего человека, по сути, и выбора-то особого не осталось.
  Один за другим гвардейцы опускаются на колени, преклоняясь перед подавляющей силой. Я не заблуждаюсь в их верности, но пока и этого хватит.
  - Да здравствует король! Да здравствует король! Да здравствует король!
  ***
  В королевском кабинете, между тем, атмосфера царила тяжелая и мрачная. Произошедшее никак не желало укладываться в головах присутствующих. Прямо на их глазах белобрысый подросток, которого они все уже давно списали в отработанный материал, раскидал отряд дворцовой гвардии. Может вояки из них выходили и не самые лучшие, но все они являлись третьими-четвертыми сыновьями в своих родах, а также неплохими магами.
  - Магистр! Минимум! - лихорадочно твердил толстячок. - Это просто невозможно. Неужели молодой Кардиан все это время водил нас за нос, скрывая свой истинный потенциал? Да быть такого не может. Но все же...
  - Да замолчи ты, - оборвал его первый. - Сейчас важнее определить наши дальнейшие действия. Чтобы расправиться с этим маленьким чудовищем, потребуются нормальные боевые части. Зря мы не решились полностью заменить дворцовую гвардию солдатами рода. Толку вышло бы в разы больше. Но ничего, в столице еще достаточно наших людей. Подтянем технику, тяжелое вооружение и тогда-то...
  - Ты в своем уме? Война в центре столицы точно ничем хорошим не закончится, - встрял толстячок, гневно хлопнув по портфелю.
  - Довольно, - тихим голосом положил конец спорам своих советников Александр. - Мы оставляем дворец. Мальсем, ты отвечает за общее руководство.
  - Ваше Величество! - не выдержав, воскликнул первый. - Не рубите с плеча. Наши солдаты наверняка справятся с этим мелким выскочкой!
  - Я в этом не уверен, Мальсем, - совершенно спокойно, словно и не его только что прервали, ответил советнику Клёст. Круговым движением ладони отмотав видео с камер на начало стычки между гвардейцами и Валфесом, он вновь сложил пальцы домиком и заговорил: - Посмотри внимательно. Он играет с ними. Не знаю, что с мальчиком случилось за эти четыре дня, но подготовка королевских гвардейцев его разве что забавляет. Я желаю больше информации, прежде чем мы встретимся в полноценном бою. Что произойдет, если он начнет действовать серьезно? Какие у него могут появиться союзники? Какую цену ему приходится платить за свою силу? Я хочу знать всё. Мы используем людей Тьера Линва, чтобы прощупать его, но, если их постигнет неудача, мы должны быть готовы. Тебе все ясно, Мальсем?
  - Да, Ваше Величество, - первый покорно склонил голову перед своим королем.
  - Замечательно. Позаботься о наших невольных гостях. Чем меньше у семьи Кардиан останется верных людей, тем лучше, - едва заметно кивнул Александр. - Врайни, ты отвечаешь за эвакуацию моей дочери.
  - Слушаюсь, Ваше Величество, - склонился толстячок. - Я не подведу.
  - Действуйте. А я свяжусь с Тьером Линва, - поставил точку Александр, активируя терминал связи.
  ***
  - Да здравствует король! Да здравствует король!
  'Ах, музыка для моих ушей' - с закрытыми глазами и довольной улыбкой покачиваю головой в такт выкрикам. Но, если серьезно, что мне с этими вояками делать? По сути, в данный момент они годятся лишь на то, чтобы почесывать мое чувство собственного величия. Нет, безусловно, это очень и очень важная работа, но пока она слегка не ко времени.
  Шикнув на излишне проникнувшихся атмосферой гвардейцев, я заставил их замолчать и отдал приказ:
  - Повелеваю добить солдат рода Клёст!
  Ошеломленные гвардейцы переводят взгляд на соседей в алой форме. Затем - на меня. И снова на соседей. Мне не особо верится в какие-то особые моральные терзания с их стороны. Во дворце каждый каждому тот еще волк. А вот Александр их после такого точно не простит. Он хоть и производит впечатление хладнокровного и рационального человека, но своих солдат ценит. Но Клёст далеко, а я вот он, рядом. С удовольствием наблюдаю за их метаниями, у некоторых прямо на лице все написано.
  Первым принимает решение сообразительный гвардеец-командир. С криком 'За короля!' он вонзает образовавшийся в руке огненный клинок в красномундирника. Вскипает короткая жестокая схватка. Впрочем, на ногах осталось не так много солдат, чтобы действие растянулось. Приветствую победителей громкими аплодисментами.
  - И тех, без сознания, тоже, - указываю пальцем на лежащие тела.
  Вновь короткая серия переглядываний, и автоматы принимаются за работу. Как я и думал, честью и высоконравственностью тут и не пахнет. Знакомый материал. Очередным щелчком порождаю дрожь мира, уничтожая ближайшие камеры. В пределах домена я с легкостью ощущаю работу любой электроники.
  - Отличная работа, гвардейцы. Вы заслужили свой второй шанс. Несите его с честью, и награда не заставит себя ждать, - объявляю с ноткой торжественности. Про честь, понятное дело, просто приукрасил, что и доказал следующими словами: - Где-то во дворце скрывается дочь мятежного рода Клёст - Кристиа. Тот, кто доставит мне ее живой и здоровой, получит право на одно желание. Деньги, земли, рука любимой, месть - всё это может стать вашим в случае успеха. Дерзайте.
  'Ну вот, глазки-то загорелись' - подумал, с удовлетворением рассматривая свое воинство. Задание не шибко важное и нужное, но для затравки сойдет, а там посмотрим, что с ними делать. Сейчас у меня нет времени отделять зёрна от плевел.
  Разворачиваюсь и быстрым шагом направляюсь в сторону темниц. Следуя логике, пленные вассалы семьи Кардиан должны находиться именно там. Оставалась, правда, некоторая вероятность, что местом их ареста послужили собственные комнаты, но ее я решил не принимать во внимание. В конце концов, с исчезновения Валфеса прошло уже более пяти дней, с чего бы это Александру держать потенциальных врагов практически на свободе? Ну, а если кому-то из них все же не повезло, то мы жестоко и кроваво отомстим подлому узурпатору.
  - Мой король, позвольте сопровождать вас, - неожиданно подает голос мой новый любимчик. Интересно, он действительно командир или просто инициативный? Копаться ради такой мелочи в памяти мальчишки откровенно лень, так что пусть это останется для меня небольшим сюрпризом.
  - Не в этот раз. Выполняй приказ своего короля, гвардеец, и заслужи такое право, - жестко отвечаю ему и ускоряю шаг. И так слишком много времени потратил на эту кучку балбесов, как бы последних настоящих сторонников не растерять. А ведь и правда могу не успеть. Придется немного сжульничать.
  Щелчок пальцев, и мое тело начинает расплываться, теряя свои цвета. Прохожу через стены, как сквозь туман. Просто обожаю данный фокус! Его значимость невозможно переоценить на каком-нибудь скучном балу темным-темным вечером. Ха-ха-ха! Все же отличные были времена!
  Словно туманный призрак пролетаю сквозь все преграды на пути, двигаясь прямой дорогой в сторону казематов. Весьма своевременно, как выяснилось.
  - Убить всех! - жестким голосом отдает приказ какой-то тощий хмырь в черно-красной форме.
  - Где твоя честь, Мальсем? - презрительно интересуется сквозь прозрачное воздушное поле камеры мужик с шикарнейшими усами в темно-зеленой с серебряным шитьем форме семьи Кардиан. - Убивать беззащитных. Ниже падать уже некуда. Рискни и бейся со мной лицом к лицу.
  - Моя честь принадлежит моему королю! - как-то немного даже истерично выкрикивает хмырь. Очевидно, поставленная задача ему не по нраву, но долг перевешивает. Не пускаясь в лишние разговоры, он рявкает на подчиненных. - Чего ждем? Под трибунал захотели? Активировать системы утилизации.
  - Господин, не работает, - с испугом отвечает ему один из солдат от терминала управления, яростно тыкая в экран.
  - Дай сюда, - отталкивает его в сторону Мальсем. Впрочем, у него тоже ничего не выходит.
  Погасить обычные электрические сигналы довольно просто. Пришлось, правда, для этого сместиться в стену, чтобы не выдать себя светом домена, но оно того стоило. Время для эффектного появления!
  Проплываю сквозь камень и оказываюсь напротив группы в красных мундирах.
  - Что такое, не получается? - интересуюсь с самодовольной ухмылкой.
  - Ваше Величество! - явно радуются мне лица в камерах.
  А вот реакция со стороны их противников более говорящая: в мой щит на огромной скорости врубается какая-то дикая смесь из смерти и света в виде сине-белого потока. Если бы не заранее выставленная 'Цитадель искаженного мира', то мог бы и не успеть среагировать: слишком быстро даже для меня. А эти браслеты не такая уж и бесполезная штука, как мне показалось изначально.
  - Осторожней, Мальсем один из лучших бойцов рода Клёст, - предупреждает усач, мгновенно отбросив лишние на данный момент вежества.
  - Апчхи, - не смог удержаться и не поглумиться над врагом я. - Щекотно.
  Мальсем аж побраговел. Напор его заклинания рывком увеличился, заставляя воздух вибрировать и гудеть. Результат, правда, от этого не изменился. Весь секрет 'Цитадели искаженного мира' кроется в воплощении сразу двух концепций: отрицания и отражения. Проще говоря, в данный момент красномундирник пытается продавить своё же собственное заклинание, которое отражается от моего щита. Обожаю такие шутки.
  - Поднажми, чуть-чуть осталось, уже почти, - издевательским голосом подбадриваю бойцовского пса Александра. Кажется, ещё немного и его удар хватит. Определенно, это была бы одна из самых нелепых побед в моем списке. Луч ослепительного света сжался еще сильнее, но цитадель даже не дрогнула. - А нет, показалось. Аха-ха-ха!
  - Ублюдок! - выдавила из себя жертва издевательств.
  И это все? Печально. Хотя, если у него язык от ярости отнялся, тогда другое дело.
  - Помогайте! - обращается он к остальным солдатам.
  В любой другой ситуации я бы с удовольствием поигрался с такой интересной целью. Тем более, что выяснить реальный уровень магов этого времени для меня одна из приоритетнейших задач. Но в данный момент, увы, победа должна наступить максимально убедительно, неотвратимо и эффектно. Благодаря весьма спорным действиям своего предшественника приходится самостоятельно нарабатывать авторитет среди родственной партии.
  Между тем, присоединившиеся к атаке бойцы не продемонстрировали ничего интересного. Различные простенькие атаки на основе света и электричества не в счет. Так себе арсенальчик, между нами говоря. Ощутимо бедней, чем у тех же гвардейцев.
  Вытягиваю руку в направлении противника и ловлю вспыхнувшую грязно-желтую звездочку. Лучики сияния острыми спицами пробиваются сквозь пальцы, оплавляя стены и пол коридора. Держать тяжело. Даже по моим меркам это чары из верхней части списка. На что только не пойдешь, лишь бы поставить эффектную точку. Для их создания, правда, требуется некоторое время, самое оно, чтобы вставить парочку фраз для лучшего пафосного антуражу.
  - Я бы поболтал еще, но дела не ждут, - произношу, добавив в голос равнодушия.
  Раскрываю ладонь, и тела солдат Александра начинают распадаться хлопьями, которые широкими ручьями устремляются к звездочке в моей ладони. Потоки крови, бьющие из содрогающихся тел, так же следуют примеру остальной плоти, рассыпаясь еще в воздухе. Картина по-настоящему завораживающая. Каждая ее стадия по-своему особенная. Лично мне больше всего нравится часть, когда остается костяк и ряд внутренних тканей, а тело повисает на ниточках чар, словно марионетка.
  За считанные секунды от красномундирников остается одна лишь чистая форма, оружие, да личные вещи. Но заклинание на этом своё действие не прекращает, иначе как бы оно могло считаться высшим волшебством? Шарик со всей полученной от распада энергией зависает у меня над плечом. На лицах в камерах должная степень потрясения и почтения.
  Глава 2. Экскурсия по дворцу.
  В груди растекается тепло хорошо проделанной работы. Судя по взглядам, вряд ли кто-то из невольных зрителей в ближайшем будущем решится ослушаться моего приказа. Потом-то они обязательно вспомнят, благодаря кому вообще оказались за решеткой, и начнут фонтанировать своими неимоверно ценными советами с целью наставить малолетнего короля на путь истинный, но к тому времени всё уже решится.
  Бросаю взгляд на терминал управления. Вообще, все эти техно-магические игрушки меня интригуют, но разбираться с одной из них прямо на глазах у подчиненных, пожалуй, не самая лучшая идея. Вместо этого пространственной трещиной обрезаю кабель питания, ведущий к камере усача. Воздушная стена с громким хлопком теряет стабильность, и по коридору проносится порыв ветра.
  Интересный факт: в закрытом состоянии внутри тюремного помещения полностью отсутствовало дыхание мира. Если местные умеют накидывать подобный эффект и на местность, то это уже серьезная опасность даже для меня.
  Из камеры вышел высокий мужик лет сорока-пятидесяти в зеленой с серебром шитьем форме семьи Кардиан. Довольно крепкий, даже мощный, учитывая глыбы мышц, с коротко подстриженными русыми волосами, длинными усами, лихо подкрученными на концах, лицом, словно высеченным из камня, и настороженным взглядом. В общем, внушительный такой персонаж.
  - Освободи остальных, - приказываю, оценивая реакцию.
  - Слушаюсь, Ваше Величество, - отвечает усач, поклонившись и наградив внимательным взглядом.
  Пожалуй, если бы я принял решение и дальше притворяться мальчишкой, то именно этого человека мне стоило бы опасаться сильнее остальных. Лутц Ши служил еще отцу Валфеса. По приказу старого короля он стал одним из самых первых воспитателей младшего принца, а в последствии и его советником. Именно Лутц, к слову, предупреждал Валфеса о возросшем сверх всякой меры влиянии рода Клёст. Проще говоря, этот усач знал молодого короля, как облупленного.
  Впрочем, если задуматься, секрета из этого все равно бы не получилось. Где я, весь такой веселый, обаятельный, с перчинкой в виде легкого сумасшествия, и мальчишка, который всеми силами пытался походить на немногословного, спокойного и до ужаса рационального Александра Клёст? То-то и оно. Перепутать нас мог разве что абсолютный кретин.
  Желания подгонять поведение под мальчишку тоже нет ни малейшего. Когда это я прогибался под окружение? Именно! Никогда! Считаешь, что я веду себя недостойно короля и тем самым умоляю твою гордость? Пошел вон из моей страны! Ну, или рискни бросить мне вызов и выжить. Какой вообще смысл иметь власть, если заключать себя в рамки общественного мнения? Никогда такой хренью не занимался и начинать не собираюсь.
  В общем, к моменту всеобщего прозрения в моих руках должна сосредоточиться достаточная власть, чтобы все попросту проигнорировали бы данный факт. Ведь, по сути, король остается королем ровно до того момента, пока в состоянии убедить в этом окружающих. Именно поэтому, кстати, худшим преступлением в глазах любой власти является неповиновение: дурной пример он ведь заразителен.
  И не важно, какое при этом у короля имя. Я так и вовсе планирую отказаться от 'Валфеса Кардиана', заменив каким-нибудь крутым прозвищем. Король-демон? Король-чародей? Даже не знаю, что и выбрать. С другой стороны, зачем утруждаться? Народное творчество всё равно в этом плане не переплюнуть, еще накидают вариантов. Я в своих подданных верю, пусть пока они и не ощутили в полной мере привалившее счастье.
  - Ваше Величество, мы готовы сражаться, - вырывает меня из размышлений голос Лутца.
  Освобождённые люди толпятся неподалеку. Их всего-то с сотню. Маловато, как по мне, для вассалов королевской-то семьи. Некоторые спешно экипируются, разбирая оставшееся от красномундирников снаряжение, но большая часть готовится к бою с пустыми руками. Память Валфеса подсказывает, что они способны сражаться и в таких условиях, но без системы управления магией, тех самых браслетов, потеряют существенную часть своего потенциала. Эти устройства требуют довольно долгой индивидуальной настройки, так что с мертвых их снять не получится.
  Что касается Лутца, то он еще не определился со своим отношением к новому королю, но сражаться определенно готов. Слишком многое сейчас поставлено на карту для семьи Кардиан и их вассалов, чтобы затевать выяснение отношений. Что ж, мне это подходит.
  - Отлично. Направляемся в тронный зал, - сообщаю мужику, привычно почесывая щеку. Местоположение основной точки доступа к системам безопасности дворца получаю из памяти мальца. - Часть гвардейцев на нашей стороне, не поубивайте их там. Атакуйте только в ответ на агрессию. Впрочем, если пара-тройка из них падет жертвой дружественного огня, я не особо расстроюсь.
  - У нас мало оружия и отсутствуют СУМы. Целесообразно проложить маршрут через один из арсеналов, - тут же внес дополнение к моему плану Лутц. Начинаю понимать, почему прошлый король так его ценил. Ни капли сомнения в выбранной цели, но и головой думать не перестает.
  Впрочем, предложение настолько очевидное, что в любой другой ситуации я бы обязательно проехался по нему парой-тройкой язвительных комментариев. Он действительно держит своего короля за полного идиота? Впрочем, в этот раз сдерживаюсь. Не стоит на пустом месте оскорблять верных людей, они пока еще не привыкли к моему несколько экстравагантному поведению. А я хоть и силен, но далеко не всемогущ. Да и на несколько Дайресов разрываться пока не умею. Люди вообще, с моей точки зрения, ключевой ресурс любого правителя.
  - Это само собой, - соглашаюсь и разворачиваюсь к выходу. - Пойду первым.
  После устроенной демонстрации никто из бывших пленников не решается меня оставить, но на их лицах то и дело проскальзывают хорошо читаемые эмоции. И нельзя сказать, что я с ними не согласен. Не дело королю бежать впереди своих подданных, размахивая шашкой, пусть он при этом хоть трижды великий чародей. Не правильно это. Впрочем, у любого правила бывают исключения, и сейчас как раз одно из них.
  Выбрасываю руку, и несколько красномундирников, неосмотрительно оказавшихся у меня на пути, отлетают переломанными кусками плоти. На сердце сразу становится легче. Да, во мне много, очень много нерастраченной ярости. Как будто можно ожидать чего-то другого от убитого друзьями в спину императора. Зачем? До сих пор понять не могу, что их на это толкнуло. Мы же через столько вместе прошли.
  От лишних мыслей следующие чары выходят сильнее, чем запланировано, и солдаты рода Клёст распадаются кровавой пылью, неаппетитной жижей украшая стены.
  - Арсенал, - объявляю, прикладывая руку к пластине доступа. Генетический код королевской семьи прошит в системе безопасности намертво. Дверь послушно открывается.
  Лутц тут же организовывает централизованную выдачу оружия. Очень быстро вассалы рода Кардиан превращаются из толпы бывших заключенных в довольно грозную силу. Особенно этому способствуют чистые СУМы, которые хоть и нельзя сравнивать с индивидуальными, но для использования они вполне пригодны. Прямо во время процесса усач разбивает людей на несколько отрядов, по своему усмотрению назначая командиров, которые тут же уводят подчиненных вперед по коридорам.
  - Ваше Величество, оставьте нам остальное, - обращается ко мне Лутц.
  С некоторой досадой даю разрешение. Я бы с удовольствием выпустил еще немного пара, размазывая бунтовщиков по стенам, но продемонстрировать доверие вассалам семьи на данном этапе все же несколько важнее.
  Быстрым шагом продвигаюсь по коридорам дворца. Где-то впереди периодически вспыхивают звуки боя, а затем по дороге встречаются аккуратно уложенные у стеночек трупы, следы применения боевой магии и современного оружия. Что характерно, среди погибших нет ни одного в зелено-серебряной форме. Либо вассалы моей семьи настоящие звери, либо Александр оставил во дворце одну лишь шваль, от которой мечтал избавиться при любом удобном случае. И что-то мне подсказывает, что верен именно второй вариант.
  Четырехметровые двери тронного зала широко распахнуты. Пара солдат семьи, несущих караул, при моем приближении прикладывает открытую ладонь к груди. Местное воинское приветствие, судя по всему. Родной удар кулаком напротив сердца выглядит куда внушительней, как по мне, но дареному коню в зубы не смотрят. Может провести воинскую реформу? Всегда хотелось, чтобы они подпрыгивали, как зайчики и делали ушки ладошками. Жаль только, что с такими шутками я всей армии лишусь. Увы, эта моя мечта так навсегда и останется невоплощенной.
  Прохожу мимо караула. Тронный зал встречает белоснежным мрамором пола и стен, темной зеленью малахитовых колонн, золотом и драгоценными камнями гербов королевства в виде крыльев и скрещенных мечей. Вердана довольно богатая страна. Или, как минимум, пытается таковой выглядеть. Трон выточен из какого-то полупрозрачного с прозеленью минерала. Его как бы обнимает пара больших полу сложенных крыльев, а к каждому из подлокотников прислонено по мечу. Приятно пафосно. Все, как я люблю. Дизайн, конечно, не совсем мой, но в новой жизни можно попробовать и другое амплуа.
  Помимо трона меня поджидает и еще один приятный сюрприз: у стены замечаю Кристию Клёст и ее полюбовника в сопровождении моего нового любимчика и пары гвардейцев. Какой молодец. Вот чувствуется у человека желание послужить своей стране. Решено. Повышу.
  Первым делом направляюсь к трону, сажусь, кладу руку на эфес меча. Вспыхивает свет, обволакивая мою ладонь, и в воздухе разворачивается экран с минималистичным интерфейсом, степень прозрачности которого меняется в зависимости от фокусировки взгляда. Не слишком удобно, как по мне. Впрочем, возможно, это дело привычки.
  Взгляд пробегает по меню. Ирония ситуации заключается в том, что Александр за эти пять дней может и захватил дворец, но его системой безопасности воспользоваться так и не сумел: еще какой-то из предков Валфеса в приступе паранойи разделил ее на три части. И если к внешнему кругу мог получить доступ любой человек, внесенный в систему, то внутренняя активировать лишь с подтверждения правящего монарха. Как раз в нее-то и входили почти все активные средства противодействия. Вот почему в коридорах дворца я столкнулся лишь с людьми: программисты рода Клёст так не сумели прорваться в ядро программного обеспечения системы безопасности. Надежная штука оказалась. Уважаю.
  Еще существовал некий средний круг, который от внешнего отличался лишь тем, что о каждом использовании его функций королю отправлялось уведомление. К примеру, так происходило при активации защитного барьера вокруг дворца. Да и вообще почти всех нацеленных на отражение внешней угрозы систем.
  Насколько все это эффективно судить не возьмусь.
  Немного покрутив меню, перевожу всех Клёст, кроме пленницы, в статус 'К немедленному уничтожению'. Память подсказывает, что неавторизованные, то есть не внесенные на проходной дворца в список посетителей, визитеры получают такой гриф по умолчанию. Развлечения ради активирую стерилизацию одного из коридоров. На его концах тут же вспыхивают лучи красного света, переплетаясь в частую сети, и пробегают по всей длине помещения, превращая десяток солдат в малоаппетитные кубики плоти. Сверху падает еще одна решетка. Образовавшийся фарш начинает сметать в совочек выехавший из стены круглый робот.
  Прелесть. Даже жаль, что не хватает времени поиграться с этой игрушкой как следует: истребление паразитов занятие, конечно, забавное, но есть дела и поважнее. Оставлю это специалистам. Переключившись на другую программу, набрасываю текст сообщения, в котором объявляю род Клёст мятежниками, а остальным аристократам предписываю явиться во дворец во избежание получения аналогичного статуса.
  Создаю круговую рассылку, и с довольной улыбкой откидываюсь на спинку трона. Явятся. Даже те, кто планирует предать. Особенно они. Вот тогда-то и начнется настоящее веселье. Из памяти парнишки начинают выплывать подробности политических и экономических раскладов, органично дополняя предварительный план. Пальцы отбивают частую дробь по подлокотнику. Еще одна раздражающая людей привычка, которой сам Вафлес никогда не страдал.
  - Ваше Величество, - склонившись, привлекает мое внимание Лутц. - Дворец под нашим контролем.
  - Мятежники? - интересуюсь, слегка ускоряя ритм постукиваний.
  - Отступили, Ваше Величество. Мы обнаружили пятьдесят четыре вассала рода Клёст на территории дворца, из них лишь двадцать два сдались в плен и помещены в тюрьму. Что касается города, то почти все ключевые объекты находятся под контролем мятежников. Полагаю, они воспользовались вашим пятидневным отсутствием. Мои люди подключились к городским системам видеоконтроля и организовали несколько наблюдательных постов: пока не замечено никакого движения с их стороны. До прибытия наших подкреплений шесть часов и двадцать минут. Полагаю, Клёст начнет действовать на этом временном промежутке.
  - Звучит логично, - отвечаю, задумчиво постукивая указательным пальцем. - Александр не отступит так просто. В наших руках его дочь, но он наверняка сумеет справиться с эмоциями и обязательно сделает свой ход. Продолжайте наблюдение. На какие силы мы можем рассчитывать?
  - Арсеналы практически не тронуты, но у нас очень мало людей, - не спешил меня обнадеживать Лутц. - Кроме того, их существенную долю составляют гражданские специалисты. Пусть все они по моему приказу и прошли углублённую воинскую подготовку, но солдатами это их не делает. Оценивая ситуацию адекватно, мы может рассчитывать на шестьдесят пять человек, из которых два рыцаря, три пилота и семь подготовленных экипажей БП.
  Чтобы разобраться в выложенных раскладах, пришлось вновь обращаться к памяти мальчишки. Итак, БП, они же боевые платформы, на вооружении королевства стояли множества видов: штурмовые, поддержки пехоты, воздушной и информационной борьбы, прорыва и так далее. По сути же все они представляли собой транспортное средство, управляемое экипажем и обвешанное броней, оружием и вспомогательными средствами.
  Что касается авиации, то она состояла из различных вариантов винтовых, винтокрылых и реактивных машин. Однако все прогрессивные государства с недавних пор начали переходить на магнитно-потоковые двигатели. В распоряжении Верданы имелось всего четыре такие машины, и все они находились далеко за пределами столицы.
  Самыми вкусными из перечисленного оказались рыцари. Достаточно сказать, что ими могли становиться лишь сильнейшие из местных техно-магов. Только им хватало контроля над некими частицами магии, чтобы использовать доспехи Горна, самое совершенное оружие со времен окончания Эпохи Чародеев.
  Невольно спотыкаюсь на последнем воспоминании: слишком невероятно это для меня прозвучало. Какое еще 'Окончание Эпохи Чародеев'? Как это вообще могло произойти? Когда? Любопытство удается усмирить с трудом: сейчас не лучшее время, чтобы погружаться в изучение истории.
  - Остальные, в лучшем случае, годятся на линию поддержки, - продолжал, между тем, просвещать меня Лутц. - Можно рискнуть и потребовать содействия от сил самообороны и правопорядка, но их верность под большим вопросом. Аристократы королевства вроде и обязаны нас поддержать, но по факту ситуация достигла той стадии, когда они предпочтут подождать и встать под знамена победителя.
  - Или же их поддержка очень дорого нам встанет, - задумчиво заканчиваю за него. - Не говоря уже о репутационных потерях.
  - Все так, Ваше Величество, - согласно кивает Лутц. А память при этом подсказывает, что Валфеса мужик предпочитал титуловать исключительно 'Мой король'. Забавно.
  - В таком случае отдадим Александру право первого хода, - ставлю точку в разговоре и поднимаюсь с трона. - Немедленно сообщай мне при любых признаках активности с их стороны.
  - Слушаюсь, Ваше Величество, - отступает в сторону Лутц, пропуская меня к Кристии.
  Оставив советника за спиной, быстрым шагом направляюсь к паре драгоценных пленников. Паре во всех смыслах, ха-ха-ха.
  Меня встречают упрямым и непокорным взглядом черных глаз. Абсолютно не таким, каким следовало бы. Жаль. Особого негатива я к этой девчонке не испытываю, ситуация-то насквозь обыденная, но договор есть договор. Кристиа должна почувствовать вкус предательства и унижения, если дословно.
  Оцениваю жертву беглым взглядом. Девчонка совершенно уверена, что ей в сложившейся ситуации ничего не угрожает. Это сквозит в каждом её жесте: в высоко поднятой голове и напряженной спине, в гневно сверкающих глазах и выставленной вперед ножке. В своем подчеркнуто простом белом платье с синей линией подола она видит себя богиней возмездия, не иначе. Типичный пример любимой дочки могущественного отца. Вроде и умна, должна понимать, что мир не вращается вокруг нее, но при этом подспудная уверенность во влиятельном родителе, который вытащит из любой беды, все равно прослеживается.
  Ухмыляюсь самым наимерзкопакостнейшим образом. Вспыхивает золото, и тонкая струя воздуха оставляет кровавый след на щеке девушки. Звучит короткий вскрик, к лицу прижимается ладошка. Во взгляде появляется боль, непонимание и даже страх: любая девушка очень трепетно относятся к своему лицу. Да и вообще, это определенно был не поступок тихого и спокойного Валфеса, из которого она веревки могла вить.
  - Здравствуй, дорогая невестушка. Ты даже не представляешь, как я рад тебя видеть, - издевательски приветствую ее, останавливаясь в паре шагов. - И твоего нового пёсика тоже.
  - Не называй меня так, мы никогда не были помолвлены! - гневно бросает в ответ Клёст, вспыхивая горячим угольком. - И не смей оскорблять Пьёло. Это выглядит жалко.
  Склонив голову к правому плечу, якобы с интересом изучаю девушку перед собой, а на самом деле обращаюсь к памяти мальчишки. Неожиданно выясняется, что действительно, официальное объявление отношений между Валфесом и Кристией так и не прозвучало. Александр объяснял это некими политическими мотивами. Якобы вакантное место невесты короля давало ему важное пространство для маневра с другими аристократическими домами.
  Резко делаю широкий шаг вперед и оказываюсь с девушкой лицом к лицу.
  - Эти сказки ты можешь своим подружкам рассказывать, - шепчу ей практически на ушко. - 'Клянусь, я всегда буду рядом'. 'Мне никто, кроме тебя, не нужен'. Припоминаешь? Думаешь, можно покрутить задницей перед королем и свалить, как ни в чем не бывало? Глубоко, я бы даже сказал - смертельно, заблуждаешься.
  Насколько могу судить, одно время отношения между Валфесом и Кристией развивались вполне искренне. Некоторые из их совместных воспоминаний буквально дышали нежностью и влюбленностью. Такого не подделать.
  - Ты сам виноват, что все развалилось, - огрызнулась алая бестия. - Вспомни моё...
  Я даже не стал обращаться к памяти мальчишки, чтобы узнать подробности. В конце концов, меня мало интересует кто из них прав, а кто виноват.
  - Да мне плевать! - рявкаю, заставляя ее инстинктивно отшатнуться назад. - Главное, что ты почему-то забыла сообщить мне об этом маленьком изменении в наших отношениях, твой род продолжил пользоваться всеми предоставленными привилегиями, а ты начала тайком встречаться с этим пёсиком. Таким образом, я расцениваю это, как измену своему королю. Лутц, что у нас там по закону за такое положено?
  Усач, неотрывно следующий за моей спиной, слегка пожимает плечами.
  - Как и везде, Ваше Величество, - гулко отвечает он. - Смертная казнь.
  - Ты не посмеешь, мой отец... - пытается цепляться хоть за какую-то постоянную величину в своем мире Кристиа.
  - В обязательном порядке отправится следом за тобой, - безжалостно обрываю ее. - Я позволил роду Клёст стать сильнейшим в королевстве, я же его и уничтожу. Ты даже не представляешь сколько у твоего отца явных и скрытых врагов. Люди так завистливы и жадны, а предприятия вашего рода весьма прибыльны.
  - У тебя ничего не получится, - упрямо поднимает голову девушка.
  - Ошибаешься. Еще как получится, - оскаливаюсь в широкой ухмылке. - И начну я прямо сейчас с твоего любовника. В принципе, он мне не особо интересен, так что ограничимся банальным отсечением головы. Не волнуйся, дорогая, для тебя я обязательно придумаю что-нибудь по-настоящему впечатляющее.
  С силой хлопаю высокого кудрявого красавчика по плечу. Одновременно с этим происходит сразу три вещи: вспыхивает золото домена, на месте мальчишки появляется его точная копия, а он сам теряет сознание и невидимый отлетает к стене. Затем проекция падает на колени с громким стоном, выхаркивая сгустки крови на белый мрамор тронного зала.
  - Пьёло! - бросается к возлюбленному Кристиа, но упирается в воздушную стену. - Пожалуйста, не трогай его. Он ни в чем не виноват.
  - Сильно в этом сомневаюсь, - не снимая безумной ухмылки, добавляю проекции ногой по ребрам. - Знала псина, на чье мясо пасть разевала. Впрочем, если ты встанешь перед своим королем на колени и попросишь о снисхождении, так и быть, я отпущу твоего дружка.
  От моего предложения лицо Кристии вспыхнуло, как маков цвет. Ей, любимой дочери рода Клёст, никогда не приходилось даже намека слышать на подобное унижение. Любопытно, что же в ней все-таки возьмёт верх: гордость или привязанность к кучеряшке? Сможет ли она своим бездействием приговорить своего дружка к смерти? Безумно интересно.
  К чести Кристии, ее колебания продлились недолго.
  - Ты его всё равно убьешь. Отпустишь в другой мир, - слегка подрагивающим голосом объявила девушка своё решение. - Я не собираюсь радовать тебя еще и своим унижением.
  - Ха-ха-ха, - мой радостный смех эхом заметался под мраморным потолком. - Удивительно. Ты даже не попыталась. А я ведь и в самом деле собирался его отпустить, в конце концов, мы оба одинаково купились на твою милую мордашку. Впрочем, это твой выбор.
  Пространство озаряет золотая вспышка, и кудрявая голова с удивленно-испуганным выражением лица катится по полу. Фонтан крови бьёт дальше, чем на метр, символично окрашивая мрамор прямо у ног ошеломленной девушки.
  - А такой многообещающий парень был, - очевидная насмешка звучит из моих уст, вырывая девушку из ступора.
  Словно разъярённая фурия, она бросается в мою сторону. Длинные алые волосы вздымаются кровавой волной, черные глаза вспыхивают опаляющей ненавистью, магические частицы устремляются в напряженное струной тело, формируя темно-бардовую дымку домена, белоснежные зубки угрожающе оскалены... Кажется, я влюбился.
  Мир вокруг девушки сжимается мутной пленкой, сдавливает, вынуждая застыть в середине движения, словно муху в сладком сиропе. С изящных пальчиков с угрожающе выставленными ногтями срываются электрические искры, но бесславно разбиваются о сопротивление моих чар.
  - Убрать, - негромко распоряжаюсь, любуясь разъяренным личиком. Люблю погорячее. - В камеру на нижнем уровне. И это, персональную охрану ей приставьте из верных людей. Можете прямо так нести.
  - Слушаюсь, - выступает вперед мой любимчик. Пара гвардейцев тут же подхватывает девушку под руки и поднимает, как прекрасную статую.
  'Ах да' - обращаю внимание на полный ожидания взгляд нового подчиненного. Пряник обещанный выпрашивает.
  - Представься, - благожелательно обращаюсь к нему. Заслужил.
  - Отто Рутц, лейтенант вашей гвардии, третий наследник рода Рутц, - озвучивает совершенно незнакомое мне звание молодой, атлетичного телосложения, темноволосый парнишка с забавной бородкой-клинышком. Приходится вновь обращаться к памяти Валфеса.
  - Вы командовали задержанием Кристии Клёст? - уточняю с легким интересом.
  - Точно так, Ваше Величество, - браво вытягивается во весь свой немалый рост парнишка. - Столкнулись с серьезным сопротивлением, из моего отделения погибло шесть человек.
  - Отчет, список личного состава и отличившихся моему секретарю на стол. Если всё подтвердится, готовься к следующему званию. Отделению передай, что их участие в мятеже прощено. Семьи погибших получат повышенный пенсион. С отличившимися разберусь индивидуально, - перечисляю награды, вновь рефлекторно почесывая щеку.
  - Служу Вердане! - бодро рявкает Рутц, прикладывая правую ладонь к середине груди.
  - Ну и отлично, - ставлю точку. - Выполнять.
  - Слушаюсь, - отзывается лейтенант, и под его кивок гвардейцы несут девушку к выходу.
  'Неплохое самообладание' - отмечаю про себя. Несмотря на умышленно мною забытую награду, на лице парнишки ни капли разочарования или любой другой негативной эмоции. Человек с такими качества может и пригодиться.
  - Письмо с желанием приложишь к списку, - произношу ему в спину. Парень оборачивается и повторно отдает воинское приветствие: кланяться тут не принято. По легкой напряженности понимаю, что угодил в самую точку: ему нужна была именно эта награда. Шиш бы он без такой косточки рискнул вызвать недовольство Александра Клёст.
  - Благодарю, Ваше Величество, - с куда большим энтузиазмом в голосе произносит Рутц и следом за подчиненными покидает зал.
  Провожаю фигуру девушки заинтересованным взглядом. Хороша, шельма. Оборачиваюсь и натыкаюсь на своего советника. Обуревающие его эмоции прочитать не составляет труда.
  - Не одобряешь? - насмешливо интересуюсь.
  - Вы в своем праве, - обтекаемо отвечает Лутц. - Но род Бар не простит нам смерти своего второго наследника. Боюсь, теперь они наши враги.
  Взмахом руки притягиваю от стены бессознательную тушку кучеряшки и бросаю под ноги мужику.
  - Раз ты так за него переживаешь, то тебе о нем и заботиться, - ехидно озадачиваю подчиненного. - Посмотрим, что предложит род Бар за своего так горячо любимого наследника.
  Обогнув Лутца, возвращаюсь обратно на трон. Есть у меня определенная слабость к подобным предметам. И кто придумал, что на нём сидеть неудобно? Как по мне, комфортней места и представить себе сложно. Жжется, правда, иногда, да всякая нечисть вокруг ползает, но кто из нас не без греха?
  - Как прикажете, Ваше Величество, - произносит Лутц мне в спину, справившись с удивлением, и подзывает пару солдат. Несколько коротких приказов и бесчувственную тушку в быстром темпе утаскивают из зала. Пока я не передумал, видимо.
  Советник разворачивается ко мне, но тут же застывает, а его лицо приобретает сосредоточенно-серьезное выражение.
  - Докладывайте, - строгим тоном требует он у непонятно кого.
  Память Валфеса подсказывает, что идет разговор по коммуникатору, еще одной довольно удобной техно-магической игрушке. Поднимаю руку и изучаю кольцо из темного стекла на указательном пальце. Внутри чувствуется дыхание мира, но работа настолько ювелирная, что не сразу и заметишь. Между тем Лутц завершает разговор и быстрым шагом подходит ко мне.
  - Ваше Величество, наблюдатели докладываю, что в сторону дворца выдвинулся второй охранный батальон в составе семи рыцарей, двадцати трех БП и трехсот солдат под командованием Тьера Линва. Этот человек не прямой вассал рода Клёст, но многим им обязан, - с мрачным лицом сообщает усач.
  - Сколько времени им потребуется, чтобы добраться до дворца? - интересуюсь, рассеянно поглаживая подбородок.
  - Сложно сказать. Зависит от множества факторов: выбранного маршрута, дорожной ситуации, характера движения. Если примерно, то от часа до двадцати минут, если решат наплевать на правила и пойти прямо по головам, - задумчиво выложил свои соображения Лутц. Несмотря на внешнюю невозмутимость, сжатая в кулак до побледневших костяшек правая рука выдавала его волнение.
  - Я бы не рассчитывал на такую фору, - скептично озвучиваю свою позицию. - Они даже выбрали человека, формально не принадлежащего к их роду, так что не стоит ждать от них благородной войны. Можно как-то оценить их силы?
  Вместо ответа Лутц протягивает мне свое кольцо-коммуникатор, над которым вспыхивает широкая плоскость с чёткой картинкой, и я буквально впиваюсь взглядом в своего первого, после воскрешения, противника. Ну не считать же забавы с гвардейцами настоящим сражением.
  Во главе колонны двигалось нечто, похожее на толстый блин с кучей ножек, из которого во все стороны торчали разнокалиберные штыри, а верхушку венчали башенки с орудийными стволами. Воздух вокруг этого монстра заметно подрагивал, намекая на присутствие какой-то защиты. Передними согнутыми лапами он с легкостью разгребал забившие дорогу транспортные средства. Пустые, к счастью.
  Следом за блином семенили странные восьмигранные БПэшки о шести лапках с одним единственным орудийным стволом. Штырей у них имелось на порядок меньше, чем у старшего собрата, но воздух вокруг все также подрагивал. На их бортах сидели солдаты в темно-серой форме, такого же цвета нагрудной броне и шлемах с глухим забралом. В руках они держали уже знакомые по дворцу автоматы.
  За БПэшками катились грузовики, набитые пехотой. В основном тентованные, как подсказывала память Валфеса, но встречались и с бронированными кузовами, украшенными, опять же, различными штырями.
  С воздуха колонну прикрывали рыцари. Сверкающие трехметровые человекоподобные махины парили на геометрически правильных крыльях, состоящих из зеленого света и черных спиц.
  'А здесь тоже умеют в пафос. Уважаю' - мелькает в голове.
  На спине и плечах рыцарей размещены объемные черные горбы. В руках угрожающе переливались радужным светом длинные широкие мечи. Вообще доспехи Горна мало напоминали свои рыцарские аналоги: черные ребра плотно обнимали серебристый металл в виде мелких шестигранных пластинок, которые в требующих защиты местах становились больше и толще на вид. Предплечья украшали похожие на пилы зубья.
  - Серийные модели корпорации Клааски, - заметив мой интерес, поясняет Лутц. - Парящий Федельхет-18 в экспортном варианте. Судя по отзывам, машинка получилась быстрая, верткая и простая в освоении, но защита подкачала. Тот самый случай, когда главное попасть.
  - Ка-а-ак интересно, - протягиваю в предвкушении, пожирая глазами грозные на вид парящие доспехи. Как же давно мне не встречалось хорошего противника. Будни императора на самом деле гораздо скучнее, чем о них принято думать. Оттого и чудить начинаю сверх всякой меры. Очень надеюсь, что эти солдатики меня не разочаруют.
  Глава 3. Бой за столицу.
  Неосознанно пальцы начинают выстукивать по подлокотнику быстрый прилипчивый ритм. От проснувшегося азарта в груди сладко сжимается тугая пружина предвкушения.
  - Варианты? - с легкой улыбкой интересуюсь у советника. Как ни посмотри, но опыта современной войны мне все же не хватает, выслушать мнение более подкованного в данном вопросе человека лишним уж точно не будет.
  Лутц рассеянно дергает себя за ус, и тут же, осознав собственное действие, вытягивает руки по швам. Нервничает. Всё же на кону не только судьба королевства, но и его собственная жизнь, а разница в ресурсах между нами и атакующими колеблется от трёх до десяти раз в различных аспектах.
  - Запереться во дворце - самый очевидный выход, - задумчиво, словно рассуждая сам с собою, произносит Лутц. - Положиться на мощные охранные системы и тянуть до прибытия подкреплений. Звучит вроде бы привлекательно, но нет никаких гарантий, что специально на такой случай Александр не оставил пару-тройку лазеек в обороне дворца. Такая предусмотрительность как раз в его характере. Учитывая разницу в силах, отступать придется разрозненно, в беспорядке, с врагами на плечах. Не самый лучший сценарий.
  Я не стал добавлять, что Клёст вполне может задержать прибытие подкрепления на любой удобный срок. Сейчас он осторожничает, не понимая с чем ему пришлось столкнуться, но стоит оценить неизвестную переменную, и конфликт определенно перейдет в более горячую фазу. Что Александр решит использовать: прямое военное противостояние, дипломатию, тайное убийство - уже совсем другой вопрос.
  К сожалению, я и сам затрудняюсь оценить собственную эффективность в условиях современной войны. Насколько все эти техно-магические игрушки опасны для кого-то уровня верховного чародея?
  - Можно попытаться покинуть город и пробиться в королевские земли. Они отлично защищены и удобно расположены, вести оттуда войну в некотором смысле даже удобней, чем из столицы, - продолжил рассуждать Лутц. - Но Александр наверняка готов к чему-то подобному, риск угодить в засаду довольно высок.
  'А еще этот вариант очевидно демонстрирует нашу слабость' - добавляю про себя. Авторитет королевской семьи и без того крайне низок, а в случае отступления демонстрируемый нейтралитет аристократии вполне может пошатнуться в неприятную для меня сторону. Инстинктивно вставать на сторону сильнейшего, победителя - это в природе человека. Не уверен, что при таком раскладе даже его враги решаться сыграть на нашей стороне. Эффект толпы - страшная штука.
  - Еще можно попытаться ударить навстречу, - задумчиво протянул Лутц, рассеянно поглаживая ус. - Силы, конечно, не равны, но в условиях городских боев вероятность дотянуть до прибытия подкреплений довольно неплоха. Главное - не дать себя окружить, постепенно отступая ко дворцу. Особенно, если получится нанести первый удар достаточно мощно и неожиданно. Но опасно, конечно, опасно.
  'Хм, значит такой вариант он все же рассматривает'
  - И что бы ты выбрал? - интересуюсь с неизменной легкой улыбкой, подперев щеку рукой.
  Грамотный правитель обязан использовать любую возможность, чтобы изучить каждого из своих подчиненных: понять его образ мыслей, особенности характера, слабые и сильные стороны, умение анализировать ситуацию и принимать решения - чтобы затем использовать с максимальной эффективностью. До предательства я считал, что по-настоящему хорош в этом, но, судя по всему, сам не заметил, как слишком возгордился.
  Лутц взвешивал возможные решения не слишком долго.
  - Встречный удар, Ваше Величество, - твердо произнёс он. - Александр меньше всего ожидает от нас именно его. Сам Клёст для подобного слишком осторожен, а вы, как он считает, пытаетесь ему подражать. Три королевских рыцаря вполне способны сражаться против их семи и победить. Без решающего преимущества в воздухе у них не получится быстро смять наши наземные силы.
  - Разве раньше ты не говорил о двоих? - цепляюсь за несоответствие в словах советника.
  - Я посмел посчитать и Ваше Величество, - поясняет Лутц. - Королевский доспех способен сражаться одновременно с тремя серийными моделями. Только с вашим участием в бою у нас появляются шансы.
  'Звучит логично' - мысленно отвешиваю себе оплеуху. Действительно, как у королевской семьи может отсутствовать такая важная вещь, как персональный доспех Горна? Наверняка, это одна из самых лучших и защищенных моделей во всей Вердане. С таким козырем, учитывая неожиданно возросшую магическую мощь молодого монарха, можно попытаться и переломить ситуацию в свою пользу.
  Наверняка, на что-то подобное Лутц и рассчитывает. Интересно, как он отреагирует, когда поймёт, что, я не собираюсь лезть в эту штуковину? При случае, конечно, с удовольствием познакомлюсь с такой интересной игрушкой, но идти на ней в бой без серьезных тренировок и не подумаю. С ними, кстати, тоже далеко не факт.
  - Ладно, - едва заметно киваю. - Я принимаю твой план, начинай готовить людей.
  - Слушаюсь, Ваше Величество, - произносит Лутц, разворачивается и покидает тронный зал, вовсю раздавая команды по коммуникатору.
  Я же вновь вызываю центральный терминал дворца. Память подсказывает, что там вполне можно найти ответы на интересующие меня сейчас вопросы. Идти в бой без подготовки весело, конечно, но совсем без информации - откровенная дурость.
  Первой на глаза попадается градация техно-магов по силе. Чем-то она смахивает на знакомый мне список рангов чародеев, разросшийся до неприличия. В порядке возрастания: ученик, студент, бакалавр, специалист, магистр, доцент, профессор, высший маг. При этом у каждой ступени имелись еще и промежуточные значения. К примеру, ученик делился на младшего и старшего, а тот же студент - на четыре ступени.
  В моё время всё было намного проще: открывший, осознавший, изменяющий, сотворяющий и верховный. Интересно, насколько ранг высшего мага соответствует верховному чародею? Превосходит, равен или уступает? Ладно, время всё-таки не совсем подходящее, чтобы заниматься сравнением прошлого и настоящего. Быстро прокручиваю меню информационного справочника к интересующему пункту.
  Итак, доспехи Горна. Управлять ими могли маги, начиная с уровня бакалавра, но более-менее вменяемой эффективности достигали лишь специалисты и выше. Да, как оказалось, не все рыцари одинаково полезны. Чтобы их как-то различать, принято добавлять еще и ранг мага: рыцарь-доцент или рыцарь-профессор, например.
  Заинтересованный новой информацией, открываю списки личного состава. Оказывается, на моей стороне целых два рыцаря-магистра, и один из них, вот сюрпризец-то - Лутц Ши! Учитывая, что во всей стране не осталось ни одного высшего мага: последняя война унесла жизни не только родственников Валфеса, но и многих других достойных людей - а профессоров всего трое, результат довольно внушительный. Что касается второго охранного батальона, то, по официальным данным, в их рядах состоит пять магистров и два специалиста.
  'Это всё, конечно, очень хорошо, но на что, собственно, все эти техно-магические игрушки вообще способны?' - обрываю своё желание поглубже закопаться в информационное море. Переключаюсь на записи показательных выступлений. Время, к сожалению, поджимает, так что ограничиваюсь исключительно стоящими на вооружении второго охранного Парящими Федельхетами-18.
  При просмотре видео в глаза сразу бросается огромная скорость происходящего. Мало того, что Федельхет по прямой двигался практически неуловимо для нетренированного взгляда, так еще и обладал возможностью дать форсаж на короткой, не более десяти метров, дистанции, что внешне и вовсе выглядело, как телепортация. Только включив четырехкратное замедление удавалось нормально разглядеть его движения.
  Второй важный нюанс касался черных горбов на спине. Они оказались миниатюрными арсеналами, снаряжаемыми под требования пилотов. Этакий малюсенький шажок к индивидуализации. При этом вариантов оружия и спецсредств Клааски поставляли вполне приличное количество.
  Демонстрировали и возможности монструозного меча. Эта бандура рубила абсолютно всё, что ей предлагали. Если верить представителю компании, секрет крылся в каком-то сложном гравитационном воздействии, искажающем пространство. Плюсом к нему шла возможность выпускать короткие дуги, обладающие вполне реальным весом. БПэшку такая разрезала на части с ошеломляющей легкостью.
  - Мы готовы, Ваше Величество, - оторвал меня от изучения возможностей противника голос Лутца. - Ваш доспех ждёт.
  - Да-да, - взмахом руки сворачиваю экран перед глазами и в десятке метров от себя обнаруживаю шипастую черную громадину с угрожающей алой полосой на месте глаз и похожим на копье оружием с вытянутым, в треть общей длины, алым клинком и какими-то техническими приспособами на древке.
  Ох ты ж пресвятые ёжики! Только благодаря способности сначала думать, а потом делать, удерживаюсь от активации 'Голодной звезды'. Лутц мало того, что сам здоровенный, так еще и доспех Горна умудрился подобрать себе под стать. Таким только заик запугивать в целях то ли лечения, то ли уменьшения их численности. А вроде такой приличный дядька, за усами ухаживает.
  - Не думал, что тебе нравится подобный стиль, - нейтрально замечаю, едва сдерживая смех. Иногда люди умеют преподносить забавные сюрпризы.
  - Ха-ха. Это всего лишь функциональность, Ваше Величество, - доносится до меня смущенный смех. Да быть не может! Этот здоровяк действительно стесняется своей увлеченности брутальными вещицами! Его попытка замять тему лишь подтверждает мои догадки: - Ваше Величество, в городе объявлено военное положение, людям приказано эвакуироваться из центральных районов или спуститься в убежища, но времени слишком мало.
  - Действительно, - хмуро киваю. - Жертв не избежать. Кстати говоря, а второй рыцарь сможет взять под управление королевский доспех?
  - Что? - ошеломленно переспрашивает Лутц. - Но как же...
  - Я пойду в бой без всей этой мишуры. Пусть люди видят своего короля, - поясняю, пока у мужика не возникло каких-то не таких мыслей и резко обрываю все возможные возражения. - Это приказ. Что там со вторым пилотом?
  - Королевский доспех подчиняется исключительно наследникам крови Кардиан, - растерянно отвечает Лутц.
  - Ну и чёрт с ним, - небрежно отмахиваюсь рукой. - Справимся без него. Веди.
  - Слушаюсь, Ваше Величество, - Лутцу остается лишь подчиниться. Ох не так он представлял себе моё участие в сражении. Ну ничего, в следующий раз будет мыслить шире. Ха-ха-ха!
  Выходим из тронного зала и сворачиваем в одну из первых комнат по правой стороне, в которой обнаруживается широкая терраса. С нее и взлетаем: Лутц на мрачных кроваво-красных крыльях с белоснежным каркасом, а я внутри своей черно-золотой сферы домена чародея. Следом за нами стартует блестящая шестиметровая стрекоза с прозрачными голубыми крылышками и длинным раздвоенным хвостом. Оказывается, доспехи Горна совершенно не обязательно имеют антропоморфную компоновку.
  Вердана встречает меня ясным погожим деньком. С набранной высоты она выглядит сплошным морем четырехскатных крыш самых ярких цветов. Кое-где мелькают золотые и серебряные купола с рассечёнными кругами церкви. Хорошо видны широкие черные линии дорог, заполненных колесным транспортном всех возможных расцветок. Зелени мало, гораздо меньше, чем в привычно утопающих в скверах и парках городах моей Империи. В воздухе разносятся тревожные звуки сирены.
  Из-под высокого арочного свода дворца шустро выбегают уже знакомые мне восьмигранные БПэшки с солдатами на броне. При этом три из них: две с ощутимо большим калибром орудий, а одна и вовсе без заметного оружия - практически сразу сворачивают с основного направления на более мелкие улочки.
  До столкновения с противником минуты две, не больше. Сопровождаемый парой рыцарей, опускаюсь практически к самой земле, скрываясь за довольно высокими семиэтажными домами с красивыми арками, колоннами, карнизами и лепниной.
  А вот парящие в воздухе анимированные надписи совершенно не вписываются в этот архитектурный ансамбль. Хотя, стоит признать, большинство выполнено довольно симпатично. К примеру, плавающая в воздухе красивая рыбка, оставляющая за собой постепенно затухающий след и формирующая слово 'Лярус'. Или стая роскошных синих птиц, которая периодически взлетает с фасада здания и садится обратно, складывая каждый раз новую фразу. Или две красивые полупрозрачные девушки с золотой кожей и длинными темными волосами в неком подобии предельно открытой брони, держащие длинные копья, между наконечниками которых проскакивают такого же цвета разряды, собираясь в буквы 'Фелсити'.
   В некотором роде эти светящиеся надписи даже удобны, частично прикрывая нас от возможного обнаружения. Полной неожиданности, понятное дело, добиться всё равно не получится: противник ведь не идиот - но нам хватит и момента замешательства.
  От стеклянного кольца-коммуникатора проходит легкая вибрация. Провожу по его поверхности большим пальцем и в ушах раздается сосредоточенный голос Лутца:
  - Первым делом попытаемся вывести из строя передвижной командный центр. Он достаточно защищен и вооружен, чтобы продавить практически любой наш заслон, а без него даже одной БПэшки хватит, чтобы на время блокировать целую улицу. Если повезёт, то получится ликвидировать и оперативное командование.
  - Это вряд ли, - скептично хмыкаю. - В любом случае, беру этот блинчик на себя.
  В ответ доносится напряженная тишина. Похоже Лутц пытается придумать, как бы помягче выразить свои сомнения. Не хочется ему рисковать.
  - Вы уверены, Ваше Величество? - наконец произносит он.
  - Без проблем, - беззаботно усмехаюсь в ответ и провокационно интересуюсь: - Ты не доверяешь своему королю?
  - Ни в коем случае, Ваше Величество. Я только опасаюсь, что вы никогда не сталкивались с передвижным командным центром вживую, - выкручивается Лутц.
  Между тем в воздухе всё отчетливей раздается грохот и лязг, с которым командный центр расчищает батальону путь ко дворцу. Согласно докладам наблюдателей большая часть сил противника, за исключением флангового и передового охранения, двигается следом за ним в походной колонне. Глупо. Хотя, справедливости ради, люди Александра наверняка считали, что приняли оптимальный компромисс между экономией времени и безопасностью.
  Ускоряемся. БПэшки остаются немного позади, с легкостью прокладывая путь прямо по гражданскому транспорту, изредка дырявя особо неудачливых. К счастью, в большинстве людей уже нет, лишь самые жадные пытаются спасти машины из намертво вставшей пробки, но и они, узрев военных, выбегают на пешеходную часть и бросаются к ближайшим убежищам, коих в столице даже некоторый переизбыток.
  Впереди замечаю передовое охранение противника из трёх БПэшек. К этому моменту громаду командного центра уже вполне можно различить.
  Ловлю правой рукой упорно парящую над плечом желтую звездочку.
  'Конец Эпохи Чародеев, значит?' - зло ухмыляюсь. Сковывающие мой гнев обручи воли начинают медленно разжиматься. Пальцы стискивают желтую звезду до побелевших костяшек, до капелек крови из-под ногтей. Мысли ускоряются, приобретая пугающую остроту.
  'А как по мне - только начало!'
  Желтый луч, словно гигантская булавка, протыкает шагающую громаду техно-магии. На мгновение мир застывает в оглушительно тишине. Расщепившись вращающимся ажурным венчиком на десятки тончайших нитей, 'Голодная звезда' превращает грозную машину в гору металлического хлама с зеркально-ровными срезами.
  Взрыв!
  Обломки шрапнелью разлетаются во все стороны, рикошетя от щитов военной техники и сминая гражданскую. Со звоном рушатся на асфальт выбитые стекла, истошным визгом заходится окружающий транспорт.
  Движение рукой вверх, и чары взмывают в небо, стягиваясь хлыстом. Вражеские рыцари бросаются ему навстречу, вскидывая широкие клинки.
  'Ну же! Покажите мне!'
  Яростно дергаю рукой вниз, обрушивая заклинание на врага. Вокруг доспехов Горна мыльными пузырями вспыхивает странная защита, и в момент контакта с ними 'Голодная звезда' словно теряет стабильность, рассыпаясь на безвредные желтые искры.
  Вспышка с земли. Нечто с огромной силой врезается в 'Цитадель искаженного мира'. Взрыв! Ушей достигает грохот выстрела одной из БПэшек врага. Вокруг со звоном лопаются чудом уцелевшие стекла.
  Стрелой взмываю в небо. Королевские рыцари двигаются следом, как привязанные. Они тоже времени не теряли: передовой дозор противника под нами уже горит, выбрасывая в воздух жирные клубы дыма. 'Голодная звезда' в руках начинает разрастаться, окрашиваясь разводами черного света. Федельхеты срываются навстречу. Черные горбы на их спинах раскрываются, выпуская ураган пылающих металлических болванок.
  - Защитить короля! - слышу в ухе яростный голос Лутца.
  По шипам черного рыцаря проскакивают электрические разряды, и мощное невидимое поле рассекает волну снарядов надвое. Частая сеть взрывов поглощает пространство, но вокруг нас остается свободный воздух.
  Алые крылья вспыхивают ярким светом, и черный рыцарь бросается наперерез врагу. Чудовищное копье сливается в багровый полумесяц, описывая горизонтальный удар. Несмотря на выставленный блок, сразу двоих рыцарей буквально сметает. С грохотом и пылью они врезаются в зеленую крышу здания.
  Стрекоза бросается следом за Лутцем, но широкий меч одного из Федельхетов рассекает ее на две части. Однако ожидаемой мною детонации не происходит. Вместо этого передняя часть странного доспеха рассыпается на тучу мелких, с кулак размером, жужжащих механизмов, которые сплошным ковром покрывают врага. Раздается скрежет, скрип, что-то искрит. Оставшийся от стрекозы хвост, выпустив пару лезвий, вступает в бой с еще одним врагом.
  С противным визгом с неба начинают падать тяжелые снаряды, выпущенные откуда-то со стороны дворца. Дорогу за уничтоженным командным пунктом накрывает серия взрывов. Наши БПэшки выходят на расстояние контакта, бойцы скатываются с брони и ныряют в парадные окружающих домов. Со стрёкотом выстрелов и сиянием магии на улицах города разгорается яростный бой.
  Оставшаяся тройка рыцарей упорно рвется ко мне. Их желание покончить с партией, одним махом смахнув с игральной доски короля, очевидно и понятно. В полете они выстраиваются плотным треугольником, выставляя в мою сторону широкие клинки. Словно шило, их строй пробивает 'Цитадель искажённого мира'.
  'Вот значит, что положило конец Эпохе Чародеев' - напряженно наблюдаю за приближением врага. Я не могу понять природу 'мыльного пузыря', но чувствую, что его, как дрессированного зверя, буквально притягивает моё волшебство.
  'Голодная звезда' в моих взрывается мириадами тончайших нитей. Хаотично изгибаясь в пространстве, они словно черно-золотые копья устремляются к врагу со всех сторон. Десятки и сотни распадаются бессильными искрами, но за ними следуют тысячи. Я чувствую, как нечто сопротивляется моему давлению. Живое, злобное и голодное, оно заходится в истошном лае-вое и не желает уступать.
  'Я - последний из чародеев. И пока я жив, ты не победило'
  Лай начинает захлебываться. Чем бы не являлось ядро Федельхетов, мне оно противостоять не могло.
  Мыльный пузырь лопнул с характерным звуком, и прилив нитей захлестнул лишившихся защиты рыцарей. Всё, что от них осталось, дождем посыпалось вниз. Прямо к черному рыцарю, который успешно сражался сразу с двумя противниками. Маневрируя на огромной скорости, они обменивались настоящим шквалом атак, выбирая целью, в первую очередь, крылья друг друга.
  У остальных вассалов семьи Кардиан дела шли гораздо хуже. За счет эффекта неожиданности забавные машинки, на которые распалась стрекоза, первого противника все-таки сожрали, а вот второй встретил их магией еще на пол пути и уничтожил большую часть. Оставшиеся вернулись обратно к хвосту, но нарастили лишь малую часть корпуса. В фехтовании же, несмотря на два клинка, уцелевший кусок стрекозы ощутимо проигрывал Федельхету, банально в разы уступая ему в скорости.
  Бой на улице еще только начался, но уже обернулся не в лучшую для моих подчинённых сторону. БПэшки противника шустро разбежались, банально проламывая стены домов и выходя на соседние улицы, а то и крыши домов. Как выяснилось, по стенам они карабкались очень даже бодро, укрепляя поверхность каким-то интересным воздействием. Солдаты же бросили свои грузовики, попряталась во все возможные щели и теперь довольно грамотно, на мой взгляд, наступали: часть открывала огонь на подавление, пока остальные перебегали вперед.
  Моих же людей оказалось слишком мало, чтобы адекватно ответить противнику. Бпэшки активно маневрировали, скрываясь за домами, огрызались, но банально не успевали ответить всем желающим. Обстрел издалека же утратил свою эффективность, воспринимаясь наступающими, как нечто неизбежное, но не слишком опасное. Ему удавалось лишь слегка притормозить окружение, не более: получив хоть одно попадание, БПэшки врага ненадолго пряталась, восстанавливая щиты, и только после этого вновь возобновляли движение. Как и предсказывал Лутц, отступление моих солдат выглядело неизбежным. Более того, я сомневался, что получится провернуть это достаточно организовано, чтобы не превратить в бойню.
  Интересно, понимал ли это мой советник? Или он собирался использовать рыцарей в качестве буфера, а мой кавалерийский наскок поломал ему все планы? Вопрос, на самом деле, далеко не праздный. Можно ли рассчитывать на Лутца, как на командира, или лучше держать подальше от военных вопросов? В конце концов, расклад среди рыцарей он просчитал верно, разве что вряд ли ожидал, что свою тройку я прикончу настолько быстро. На несколько секунд возникло желание самоустраниться и понаблюдать за развитием событий: справиться Ши с ситуацией или же облажается. Глупость, конечно.
  'Голодная звезда' в моих руках продолжала исправно испускать черно-золотые нити, формируя вокруг меня многометровую полусферу. Со звуком, напоминающим шелест, они свивались в единое полотно. Несколько БПэшек противника задрали орудия и открыли по мне огонь, но их выстрелы лишь слегка покачивали тяжелое темное золото.
  Несложным воздействием заставляю свой голос звучать на километры вокруг.
  - Преклоните колени перед истинным королём, - звучит жестко и властно, перекрывая даже звуки сражения. Полотно нитей расходится в стороны, являя мою сияющую нестерпимым светом фигуру внутри золотой сферы с непроглядно-черными трещинами. Забавно, что этот мой облик выглядит достаточно близко к церковным образам Солнца.
  На мгновение бой как будто затихает, а затем какой-то меткий выстрел залетает в прореху, попадая в мою сферу, и он вспыхивает с новой силой. Что это? Преданность, глупость, стадный инстинкт? По большому счёту, мне плевать.
  - В таком случае - умрите, - равнодушно озвучиваю приговор.
  Полотно смыкается, и из общей массы нитей начинают формироваться змеиные головы. Единицы. Десятки. Сотни. Благодаря чарам, я чувствую биение жизней всех на этом участке города: пульсации десятков тысяч в убежищах, тысяч в своих квартирах и сотен на улицах. Они словно разноцветные огоньки перед моими глазами. Отсеять среди них солдат довольно проблематично, потому и приходится прибегнуть к чарам с подобием интеллекта.
  Разевая пасти с двумя крупными клыками, мои милые змейки медленно выплывают из общей массы нитей, а затем всё быстрей и быстрей устремляются к земле. Словно сплошная стена золотого дождя, они падают на город, пробивая тела моих врагов и истаивая. Всё кончается в считанные секунды. Никто из бунтовщиков не сумел меня удивить, пережив хотя бы одну атаку. А пытались.
  Над улицами, где только что кипела яростная схватка, воцаряется тишина. Слышится треск пламени. С шумом оседает стена какого-то здания. А затем звучит какой-то яростный, на грани с исступлением, крик людей, только что сражавшихся с многократно превосходящим противником без особой надежды на победу:
  - Да здравствует король! Да здравствует король! Да здравствует король!
  Тройка выживших рыцарей бросается наутёк, но Лутц ловко пользуется подвернувшейся возможностью и лишает одного из них сначала крыла, а затем и головы. Остальным удаётся скрыться: на прямой скорость Федельхетов и в самом деле оказалась вне конкуренции.
  В принципе, на этом сражение и заканчивается. Можно возвращаться во дворец, чтобы и дальше дожидаться подкрепления. Но мне такое решение не нравится. Оно возвращает партию практически на исходные, не давая ничего существенного взамен. Каждая победы обязана приносить выгоду, иначе это глупая война и тупые командиры. Использую коммуникатор и выбираю из списка абонентов Лутца.
  - Слушаю, Ваше Величество, - раздается хриплый от адреналина голос моего единственного пока советника.
  - Прикажи нашим людям оказать помощь пострадавшим. Сначала своим, понятное дело, а затем - гражданским. Я чувствую множество раненых под завалами. Сориентируй соответствующие службы, организуй добровольцев, - отдаю серию коротких приказов. - Убедись, что обыватели хорошо рассмотрят форму семьи Кардиан.
  - Слушаюсь, мой король, - произносит Лутц, в привычно уважительных интонациях которого проскальзывает что-то новое. - Я позабочусь, чтобы это получило правильное освещение в СМИ.
  Что? Какое еще СМИ? Приходится вновь обращаться к памяти мальчишки. Я уже упоминал, что до десяти лет с Валфесом занимались лучшие учителя? Да и потом темп образования хоть и снизился, но всё равно оставался на достаточно высоком уровне. Так вот, в ответ на свой вопрос я неожиданно получил целый океан информации. Вопросам войны за умы людей в современном мире отводилось просто огромное значение.
  Чтобы молчание не растянулось, приходится погасить большую часть воспоминаний мальчишки, ухватив лишь самый вершки.
  - Действуй, - легким кивком подтверждаю решение Лутц.
  Ши, коротко отдав честь, отключается и спускается вниз. Очевидно, он собирается лично руководить спасательными действиями. Похвально. Я бы и сам мог всё сделать, но не хочу. Откровенно говоря, мне плевать на пострадавших. Их предупреждали, приказывали спуститься в безопасные убежища, но они предпочли засунуть голову в задницу и спрятаться под кроватью. Глупость наказуема. Естественный отбор во всей своей красе. Единственное послабление я готов сделать для детей, но их-то, как раз, среди пострадавших и нет. Живых, по крайней мере.
  Поэтому остаюсь на своём месте, лишь развеивая 'Голодную звезду', и с любопытством наблюдаю за разворачивающимся действием. Уже через пару минут начинают прибывать забавные зелено-белые машинки, из которых выпрыгивают люди в белых халатах. Следом появляются красные и синие: первые занимаются тушением пожаров, а вторые вытаскивают людей из-под завалов, аккуратно разрушают неустойчивые конструкции и освобождают дорогу.
  Очень скоро от разнообразных расцветок городских служб начинает рябить в глазах. И каждому, надо же, находится своё дело. Забавно. Моё любопытство к этому миру пробуждается всё сильней и сильней. Как тут интересно всё организовано.
  Окидываю взглядом разноцветный город. Признаю, в нём тоже есть какое-то своё очарование. Пусть я и привык к большему количеству зелени, прудам, свежести и невысоким красивым зданиям, но и у этого города есть душа. Вдыхаю полной грудью. Здесь даже воздух другой. Хуже или лучше - это уже другой вопрос.
  Если задуматься, то передо мной открывается целый новый мир со своими тайнами, чудесами и вызовами. Всем тем, что я так люблю. Пожалуй, кто-то на моём месте мог бы и сказать: 'Ради такой возможности стоило умереть'. Не я, понятное дело, но раз судьба выкинула на своих костях такой расклад, с удовольствием наслажусь каждой прожитой секундой своей новой жизни.
  Глава 4. Яма.
  В это же время в просторном, официального вида помещении с претензией на роскошь проходила встреча. Тяжелые коричневые шторы наглухо закрывали высокие окна, однако многочисленные круглые светильники на обитых светло-зеленой тканью стенах с лихвой компенсировали недостаток света. Над длинным широким столом, чья поверхность состояла из выложенных узором светлых и темных фрагментов, парило два ряда широких экранов. За ними-то и находилось большинство присутствующих. Лишь невысокого роста солнечный блондин с довольным видом подпирал собою стену и без тени стеснения потреблял кусочки мяса на шпажках.
  - Каков ответ генерала Лесви на наше предложение? - прервал подзатянувшееся молчание Александр Клёст, привычно взирая на подчиненных поверх составленных домиком пальцев.
  Под его взглядом миленькая девушка лет двадцати пяти со вздернутым носиком, пушистыми ресницами, синими глазищами и каштановыми волосами, собранными в небрежный хвост с помощью полосатой бело-розовой ленты, смущенно потупилась.
  - Если убрать из речи ругательства и перевести на понятный язык, то наши родовые разборки он в гробу видал. Ни один солдат, пока он жив, казармы не покинет, - мелодично пропела Сера Ним, разглаживая несуществующую складку на кремового цвета пиджачке. - Но и на стороне короля 1-я армия не выступит, по крайней мере, в ближайшее время. Извините, но это всё, чего я смогла добиться. На редкость упертый старик.
  - Да нам от него больше ничего и не надо, лишь бы под ногами не мешался, - категорично рубанул высокий, массивный мужчина с короткими красными волосами, серыми глазами и бледными губами. В его чертах прослеживалось очевидное сходство с Александром Клёст, намекая о достаточно близком родстве. - Сами этого клопа додавим.
  - Неужели? - с откровенным скептицизмом отреагировал невысокий мужичок с кожаной папкой в руках, по которой нервно постукивал толстыми пальцами. Он немедленно удостоился нескольких взглядов разной степени недовольства, но ссориться с представителем Университета из-за попавшей в руки противника старшей наследницы рода никто из них не рискнул. Врайни Хас же словно и не заметил реакции на свои слова, продолжая, как ни в чём не бывало: - А мы точно одну и ту же запись смотрели? Просто знаете, слушая вас, я начинаю в этом сомневаться.
  Под уверенными тычками толстого пальца видео откатилась на момент слаженной атаки троих рыцарей на вроде бы беззащитного короля и их бесславную кончину.
  - Вы когда вообще последний раз видели, чтобы защиту доспехов Горна проламывали чистой магией? - осведомился у окружающих толстячок, не обращая внимания на краснеющее лицо своего оппонента. - Нет, врать не стану, случалось, да вот малюсенький нюанс: проделывали подобное исключительно высшие маги! Мы точно наберем достаточное количество солдат, чтобы справиться с этим маленьким монстром?
  - Хватит и парочки нормальных рыцарей рода, - резко и агрессивно выплюнул Павел Клёст, давно отвыкший слышать неприкрытую критику на свои слова. - У Федельхетов ядро всего лишь шестого поколения - вот и весь секрет успеха. Восьмёрки хватит за глаза, чтобы прикончить мальчишку. Я сам готов возглавить отряд и оторвать одну глупую самонадеянную голову.
  - А если на этот раз он выйдет в королевском доспехе? - как бы между прочим поинтересовался толстячок. - Уверен, мы все здесь себе прекрасно представляем, что такое высший маг на поле боя. Когда прибудут солдаты семьи Кардиан, вся эта затея превратится в грандиозную бойню с неизвестным исходом.
  - Ссать команды не поступало, - вмешался солнечный блондин, словно даже тень сомнения в исходе возможного боя являлась для него личным оскорблением. - Наши силы имеют численное преимущество, находятся в более выгодной позиции и лучше организованы. Мы победим.
  - Вы же не собираетесь устраивать бои в столице? - с некоторым ошеломлением воззрился на него Врайни. - В подобном хаосе попросту невозможно учесть все случайности. Слишком много сторонних факторов. Тому же генералу Лесви может не понравиться, что столицу превращают в поле боя, и на чьей стороне он тогда выступит, лично я предсказать не возьмусь.
  Приведенные аргументы, впрочем, не оказали на Витора Крайза никакого впечатления. Хмыкнув, он ухватил крепкими белыми зубами последний кусок мяса, прожевал и возвестил с похабной ухмылочкой:
  - Тебе сказать или сам догадаешься на чём я вращал генерала Лесви? Он со своими оборванцами кровью умоется, если дёрнется к столице.
  - Как конструктивно, - ехидно протянул толстячок.
  Обсуждение медленно, но верно скатывалось в банальную склоку. Впрочем, Александр мгновенно прочувствовал этот момент и вмешался:
  - Довольно, - негромко произнес он, награждая своего генерала, в миру руководителя службы безопасности, предостерегающим взглядом.
  Аура угрозы вокруг блондина тут же распалась, а на лице появилась солнечная улыбка. Словно сторожевой пёс, получивший команду хозяина, он вернулся к привычно-добродушному виду, мол не очень-то и хотелось. Разошедшийся было толстячок тоже притих, нервно постукивая пальцами по неизменной кожаной папке.
  - Я услышал достаточно. Мы уходим из столицы, - продолжил Александр. - Командуйте своими людьми. Наша цель - Дрейтшарк.
  - Брат, почему? - пораженно воскликнул Павел, вскакивая со своего места. - Мы оставим мою племянницу в руках этого мальчишки? Позволим семье Кардиан собраться с силами? А если остальные начнут сомневаться в нашей победе?
  Александр смерил брата долгим тяжелым взглядом, но тот, уверенный в своей правоте, не отступил.
  - Потому что любая проблема имеет несколько вариантов решения, - наконец произнес старший Клёст. - И в данный конкретный момент силовое противостояние для нас наименее выгодное из них. Или ты считаешь, что наши соседи не воспользуются таким удобным моментом и поводом?
  Павел немного постоял и сел обратно. Он и в самом деле слишком увлекся, забыв, что не действует в сплошном вакууме, но гордость не позволила ему признавать свою ошибку вслух.
  - Затягивая конфликт, мы только играем им на руку, - уже гораздо спокойней произнёс мужчина. - Парень уже объявил нас бунтовщиками на всё королевство. Решить эту проблему необходимо максимально быстро.
  - Как объявил, так и отменит, - пропела Сера с милой улыбочкой. - Может мальчик не с той ноги встал. Пока не пролилась по-настоящему большая кровь, всё это так, - девушка неопределенно помахала изящной ладошкой. - Небольшая домашняя ссора.
  Александр наградил Ним одобрительным взглядом: девушка определенно уже переросла свою должность заместителя. А вот Павел разочаровывал: надежный и всегда собранный в обычной жизни, в условиях кризиса он начал демонстрировать совсем другие качества не самого приятного характера. Определенно, за братцем стоило присмотреть повнимательней.
  - Именно так, - подтвердил Александр слова девушки. - А теперь за работу.
  ***
  Покой мой длился недолго. Минут пятнадцать, если уж быть совсем точным. Затем от кольца пришла волна вибрации, знаменуя очередной вызов. Палец почти рефлекторно прошёл по гладкой поверхности, активируя сеанс связи. Всё-таки к этим техно-магическим игрушкам привыкаешь довольно быстро. Удобно сделано.
  - Слушаю, - произношу в воздух.
  - Мой король, - раздаётся голос Лутца. - Наблюдатели докладывают, что явные сторонники Клёст начинают покидать город. Судя по направлению, они выдвигаются к Дрейтшарку.
  Хмыкнув, я хмуро посмотрел в указанном направлении. Как-то слишком просто. Мне словно на блюдечке преподносят всё, что нужно для укрепления позиций: подобие победы, столицу, время, свободу манёвра. Так в настоящей жизни не бывает. Даже загнанная в угол крыса способна броситься на хищника, а в нашем случае еще вообще неизвестно кто в этой истории какую роль исполняет.
  Ладно, эмоции в сторону, что там у нас остается в сухом остатке? Клёст уступает инициативу. Предлагает мне либо утереться и перейти к позиционному конфликту, либо с шашкой наголо рвануть на амбразуры. А там уже недалеко и до смены ролей, власть начинает угнетать великий род и бла-бла-бла. В общем, есть где развернуться. Люди еще и не в такую чушь поверят, особенно, если за ней встанет вполне конкретная выгода.
  Проще говоря, из простой и понятной ситуации в стиле 'бей всех, кто против нас, чтобы остальные боялись' события начали плавно перетекать в более стратегическую плоскость. И моё пафосное появление в лучах славы уже не сможет с легкостью разрешить любую ситуацию. Ну что ж, меня это устраивает. Не хочется, правда, отпускать дорогого гостя без прощального комплемента, но придется, зацепить его мне нечем. Самому, разве что, рвануть, но как-то мне такая идея не импонирует.
  - Ладно, - произношу вслух, задумчиво почесывая щеку. - Заканчивай здесь самостоятельно, я во дворец. Долго не мусоль. Спускай на Клёст всех собак, не стесняйся. Пострадавшим компенсации, пенсии и всё такое. Бойцам в первую очередь, заслужили, список отличившихся мне на стол.
  - Слушаюсь, мой король, - бодро звучит в ответ.
  Закончив разговор, на полной скорости стартую в сторону дворца. Рядом пристраивается побитая стрекоза. Такой себе эскорт, как на мой вкус, но за неимением лучшего придётся довольствоваться и таким. А вот и знакомый балкончик. Приземляюсь. Сопровождающий отклоняется куда-то в сторону и исчезает за белым камнем дворца.
  Путь до кабинета занимает минут пятнадцать. Если бы не память мальчишки, мог бы и заблудиться. Определенно, либо архитектор, либо заказчик этого чуда страдал каким-то психическим расстройством или же комплексом. Иначе к чему подобные размеры, длинные монументальные коридоры, высокие окна и толстые колонны? Затаскивать туда понравившихся дам во время бала? Каждому страждущему по отдельному уголку? Мой замок и то раз в пять поскромнее был, а я правил почти всем материком Небесной Благодати на тот момент.
  Королевский кабинет носил следы хаоса и разграбления: пустые ящики и полки, светлые прямоугольники на местах шкафов, стеллажей и картин, выломанный проём из-под сейфа. Кто-то очень постарался, чтобы помещение выглядело обобранным подчистую. Даже шторы зачем-то сорвали и утащили. Странно, что стол и кресло оставили.
  Но я-то знал, что это всё лишь видимость. Любая бюрократия такова, что каждая бумажка имеет в ней минимум по три-четыре копии. Их почти физически невозможно уничтожить все. При условии недостатка времени, по крайней мере. Расчёт то ли на дурачка, то ли на присутствие верного и грамотного чиновника, способного утопить по-настоящему важные бумажки в куче остальной макулатуры. Эта братия и не такое способна.
  В своё время я создал целый институт, чтобы он занимался подготовкой кадров для бюрократического аппарата с жесточайшей отбраковкой по множеству критериев. Затем - надзорный орган, следивший за их деятельностью, и пару контролирующих структур. И всё равно то и дело вылезало такое, что то ли расстреливать, то ли награждать и применять опыт к враждебным государствам.
  А еще говорят, что рыба начинает гнить с головы. Да если бы! Можно подумать, что правителю достаточно гордо произнести: 'Нет' - и взяточничество, превышение полномочий, кумовство и безразличие в отдельной взятой стране растают без следа. Увы, так не бывает. Даже если к правителю присоединится вся верхушка. Эта проблема куда глубже, чем кажется.
  Ладно, опять я отвлёкся. Как вернётся Лутц, озадачу его восстановлением всего этого хозяйства: вряд ли мародёры посетили с дружественным визитом исключительно мой кабинет. А пока хватит и сетевого архива, благо удалить из него по-настоящему важные документы без королевской визы невозможно. Начинаю уважать параноидального прадеда мальчишки. Толковый, видать, мужик был, раз такую систему придумал.
  Опускаю ладонь на стол и после короткой волны света получаю доступ к сети. Немного разобравшись с интерфейсом, перехожу к сводным отчётам, которые кладутся королю Верданы на стол каждый день, неделю, месяц, квартал и год. Конечно, в них всё настолько прилизано, что реально полагаться на такие сведения не стоит, но для первичного ознакомления сойдёт.
  Несмотря на огромное количество родов, по-настоящему влиятельных сил в королевства не так уж и много. По сравнению с привычной мне империей, по крайней мере. Первая скрипка принадлежит 'Солнечной короне'. Это довольно пафосное название объединяет пять великих родов: Клёст, Бьёра, Бар, Сегорс, Люск.
  Официально все земли Верданы принадлежат королю. Чтобы добиться такого положения вещей, страна прошла аж через две гражданские войны и лишилась шестого рода 'Солнечной короны': Марэн. Параноидальный прадед, к слову, постарался. Но их влияние в своих бывших вассальных землях осталось таково, что по факту ничего и не изменилось.
  Род Клёст считал своей вотчиной Найтжери, крупный промышленный город на северо-востоке страны. Не обделяли они своим вниманием и земли вокруг. Специализировались Клёст на производстве оружия. Нет, понятное дело, что каждый великий и не только род располагал, как минимум, парочкой-другой заводов двойственного назначения, но именно они достигли в этом максимального результата и подмяли под себя почти весь внутренний рынок. А в последнее время, при содействии Валфеса, Клёст еще и свой банк неплохо так продвинули. Сочетание получилось весьма взрывоопасное.
  Их союзники, род Бар, обитали чуть южнее, в Мирате, и занимались производством электроники. Благодаря продвинутой технологии графеновой печати их продукция могла похвастать отличным качеством при умеренных ценах.
  Юг, единственный выход к морю и остров Дандалида-Мора де-факто принадлежали Люск. Пострадавшие в последней войне меньше остальных, ныне этот род набрал немалую силу. Вояки, правда, из них получались так себе, а вот рыболовы и торговцы - очень даже. Ну и курорты Тиссэля приносили денежку малую. Солнце, пляжи, свобода нравов, красивые загорелые девушки, многочисленные рестораны, магазины, модные тусовки - всё это способствовало процветанию бизнеса, который большей частью принадлежал именно Люск.
  На западе обосновались Сегорс. Их бывшие вассальные земли на карте выглядели самыми большими, но на деле их почти полностью занимали горы и леса. На этом, собственно, они своё благосостояние и построили: изымали из недр земли природные ресурсы и пускали их в дело. Сегорс производили практически всё: от бытовой техники до фанеры.
  И завершали великую пятёрку Бьёра с локальной столицей в городе Кшанфил. Их сильными сторонами считалось строительство, добыча меринита, металла, способного накапливать магическую энергию, и самые мощные электростанции в стране. На данный момент они занимали последнее место в негласном списке 'Солнечной короны', так как в последней войне пострадали куда больше остальных.
  Нельзя сказать, что вообще весь бизнес в стране принадлежал аристократии, однако крупных промышленников из народа можно было пересчитать по пальцам одной руки, да и те появились исключительно благодаря покровительству королевской семьи. Мелких предпринимателей, впрочем, хватало, но и им приходилось конкурировать с родами уровня пониже 'Солнечной короны'.
  В действиях этой большой пятёрки мне и предстояло разобраться. Начиная с общих сводок и аналитических записок, заканчивая докладами с мест и слухами. Огромный объём информации, чаще всего выраженный сухим канцелярским языком. Часы потянулись за часами. Работа императора на самом деле гораздо скучнее, чем принято считать. В основном это тысячи, десятки тысяч часов, проведённых за разбором чужих мыслей, и выполнение представительских функций.
  Или думаете я с детства такой с прибабахом? Нет, не без этого, конечно, но и роль бюрократии недооценивать не стоит. После бессонных ночей еще и не так чудить начинаешь. А потом входишь во вкус, начинаешь получать удовольствие и катишься по наклонной... Шутка. С рождения.
  Вернувшийся из города Лутц доложил о долгожданном прибытии солдат семьи Кардиан, получил новую задачу и растворился в недрах канцелярской машины. Словно и не существовало человека. Жуть.
  Давно стемнело, но нить происходящего, несмотря на опыт, продолжала от меня ускользать. Ну не складывалось это уравнение, как бы я его не крутил. Даже дополнительные переменные в виде Университета и Церкви ничего не проясняли. Такое чувство, что все вокруг просто свихнулись, иначе такой саморазрушительный импульс не объяснить. По сути, по всей стране уже почти год чуть ли не в открытую кипели разборки в формате 'все против всех'. Инфернальным пламенем пока не полыхнуло только каким-то чудом.
  Бабушка моя говорила: 'Не понимаешь происходящего, посмотри шире'. Самое время воспользоваться умным советом. Перед внутренним взором приплюснутая с севера Вердана моргнула и обзавелась тремя соседями: Кай-Цо, Ромуном и Халгавеном. Именно со вторым, кстати, и произошла семь лет назад так неудачно обернувшаяся война. Если верить воспоминаниям мальчонки, то полной оккупацией дело не закончилось только благодаря вмешательству соседей. Ромун со своей дисциплиной, культом силы и лозунгом 'Всё для победы' неизбежно додавил бы.
  И вот с этими переменными уравнение наконец-то начало приобретать решение. За шесть лет, прошедших с момента окончания войны, у Верданы восстановилась большая часть промышленности, появилась какая-никакая армия, люди начали забывать ужасы бомбежек и артобстрелов, но поражение унесло главное: боевой дух. Готовность сражаться, рисковать собой и убивать. Вроде и есть страна, а на деле - бери кто хочет.
  Крысы уже побежали с корабля. Люск начали заигрывать с Халгавеном, благо их во многом объединяла культура. Конкретные их планы, понятное дело, мне никто не докладывал: нацелились они на самоуправление или претендуют на место в Конклаве - но общее направление очевидно. От немедленного отделения Люск удерживало только клеймо предателей и жадность. Вот и нагнетали они обстановку, как могли, заодно подгребая под себя все окружающие мелкие рода.
  Бьёра следовали примерно тем же курсом, но уже с Ромун и вынужденно. Других вариантов из-за чересчур близкого соседства у них попросту не оставалось, разве что мужественно лечь под ромунский каток в случае осложнения отношений.
  Мне вообще непонятно, почему с такими настроениями Вердану соседи еще пару лет назад не раздергали страну на кусочки. Разве что имелся какой-то принципиальный момент, из-за которого они не могли прийти к согласию и объединиться. К примеру, единственное на тысячи километров вокруг месторождение атлоберилла, принадлежащие королевской семье. Косвенно на эту версию указывал и тот факт, что сейчас они пытались действовать через эмиссаров.
  Самое смешное, что из всех окружающих Клёст поступили наиболее честным образом: всего лишь попытались узурпировать власть. У людей промахнувшегося вожака принято загрызать, можно сказать, что это в нашей природе. Даже предательством язык не поворачивается назвать.
  Взять тех же Сегорс. Они вроде и за короля, а старший сын руководит торговым представительством на Дандалида-Мора, а дочь якобы случайно отдыхает в Найджери. Ну и как таким доверять? То-то и оно.
  Вот в эту яму я и вляпался по самую шею. Впрочем, и не из таких выбирался. Как? Рецепт на самом деле прост: харизма, холодный ум, щепотка пафоса, все углы стесать превосходящей силой. С последним, правда, намечаются некоторые проблемы.
  Тяжело признавать, но я пришел из времени, когда армии измерялись десятками тысяч, а чародей являлся сильнейшей боевой единицей. А что теперь? В одном только столичном округе расквартировано около ста семидесяти тысяч солдат и двухсот двадцати рыцарей различного ранга. И это я еще говорю исключительно о государственной армии, не учитывая силы безопасности, как нынче модно титуловать боевые крылья рода. Тут уже одним пафосом не затащишь. К примеру, в последней войне между Верданой и Ромуном участвовало более миллиона солдат и полутора тысяч рыцарей с каждой стороны.
  Задумчиво почесав щеку, я активировал терминал и выбрал в списке контакт секретаря: прилизанный мужик как ни в чём не бывало появился в приемной минут через пять после моего возвращения. На экране возникло породистое лицо с крупным длинным носом и черными волнистыми волосами.
  - Торт хочу, - озадачил я его. - Крепкий черный чай и карамелек.
  - Будет исполнено, Ваше Величество, - без тени сомнения отреагировал этот персонаж.
  - Рысью, - добавил я и отключился.
  Затребованное доставили минут десять спустя. Слуга в темно-зеленом кителе с двумя рядами золотых пуговиц, черных брюках и белоснежных перчатках осторожно вкатил на тележке накрытый стеклянным колпаком двухуровневый поднос с кусочками тортов. На столе появилась чашка, до краев наполненная ароматным чаем, и вазочка со сладостями.
  - Благодарю, свободен, - произнес, взмахом руки выставляя парня прочь. Ну а что? Мне вежливость ничего не стоит, а человеку приятно. Никогда не понимал манеру говорить со слугами через губу, а мода на душистые платки и вовсе отдавала каким-то маразмом.
  Маленькой ложечкой отломив острый кончик чего-то воздушно-ягодного, я отправил добычу в рот. Запил сладость горячим терпким чаем. Обожаю!
  Тортики, пирожные, конфеты, леденцы, мармеладки, фрукты в сахаре, шоколад, мороженное - для меня это всё просто вкусовой оргазм. Готов поглощать их килограммами. Такая вот слабость. Покончив с пятью кусочками, достал из вазочки леденец на палочке и удовлетворенно откинулся на мягкую спинку кресла.
  'Итак, с чего начать?' - размышляю, задумчиво посасывая конфету и изучая белый потолок. Проблема в том, что у королевской семьи нет союзников. У того же Александра есть Бар, да и остальные ему подыгрывают, пока он действует им на руку, а меня игнорирует собственная армия. Генерал Лесви доложился только пару часов назад, якобы приказ только сейчас дошел, а вверенные ему части проводили учения с имитацией потери связи. Наглость! И ведь ничего с ним пока не сделать, это фронтовое братство повязано еще с прошлой войны, а Лесви у них в особом почёте.
  Кардиан сильны, только сегодня в столицу вошло почти восемь тысяч солдат и двадцать рыцарей, но остальные готовились к сегодняшнему дню несколько последних лет. Нужно найти слабое звено. Опору, с помощью которой получится перевернуть ситуацию. Взгляд невольно остановился на синей молнии Бьёра в обрамлении листьев.
  Следующие часы вновь превратились в бесконечную бумажную работу: мне требовалась довольно специфическая фигура для первого хода. Из-за недостатка информации часто приходилось полагаться на косвенные данные, что не шло процессу на пользу. Увы, слишком многое в прошлой системе власти проходило через руки Клёст. Но я справился.
  На экране отобразилась фотография жилистого высокого парня с короткими синими волосами, признаком императорской крови Кай-Цо, кстати говоря, такого же цвета глазами, упрямо и остро смотревшими на мир, плотно сжатыми губами и хищными чертами лица. Надпись рядом сообщала: 'Шао Стармвест, глава рода, 26 лет'.
  Стармвесты - один из сильнейших вассалов Бьёра. Преданные, прямые, честные, они пользовались доверием и авторитетом среди остальных подчиненных этого великого рода. Такие скорее умрут, чем предадут. Но вот одна маленькая деталь: во время войны с Ромун у Шао погибла почти вся семья. Особенно меня заинтересовала смерть его старшего брата, с которым, судя по многочисленным свидетельствам совместных дебошей, попоек и взысканий, парень был крайне дружен.
  Нельзя сказать, что мой план являлся воплощением интриги и тонкой игры. Нет, всё обстояло довольно просто, но так даже лучше: меньше шанса на провал. Мало кто ожидает, что вместо противостояния с открыто бунтующими Клёст, я переключусь на вроде бы как нейтральный род. Осталось только организовать личную встречу с Шао, оценить парня вживую и можно действовать. На всякий случай заготовлю и запасную кандидатуру, мало ли.
  С довольным видом утягиваю из вазочки очередной леденец. Жаль, с Люск провернуть что-то подобное не получится: в их рядах отсутствует необходимый конфликт, к Халгавену на юге страны относятся довольно-таки положительно. Ничего, еще не вечер, придумаю что-нибудь.
  Да и, откровенно говоря, фронтовое братство волновало меня куда больше. Эта троица командующих способна доставить проблем.
  Арвик Лесви - Железный генерал и крайне популярная фигура, командующий 1-ой армией. Медали, награды, длиннющий список побед - прям конфетка, бери, выдвигай в маршалы и пользуйся, врагам на ужас. Но не тут-то было: подавляющее большинство его викторий одержано в обороне. Кому-то такое, возможно, и по нраву, а у меня особого восторга не вызывает.
  Сиан Деврин - Кровавый генерал, командующий 2-ой армией. Известен своим почти маниакальным упорством в выполнении поставленной задачи. Если потребуется, будет сражаться до последнего солдата. При этом тактики и стратегии не чурается, в особо острых ситуациях лично вступает в бой на своем индивидуальном доспехе Горна: Вдовьем Плаче. Интересный такой персонаж, почти уникальный для современной войны.
  Леопольд Ричи - Молниеносный генерал, командующий 1-ой отдельной рыцарской бригады, волшебная палочка-выручалочка, не раз своим появлением спасавшая фронт от окончательного обрушения. Человек раздражительный и неуживчивый.
  Все трое, кстати, простолюдины и своим продвижением обязаны исключительно войне, отбраковавшей всё лишнее, и королевскому роду. Удивительно насколько коротка может быть человеческая благодарность. Впрочем, плевать, меня больше интересуют их профессиональные качества, а не моральная сторона вопроса.
  Осталось только придумать, как привести армию к подчинению. Звучит цинично, но сейчас мне бы не помешала стычка с внешним врагом. Пальцы отбили короткую дробь по столу.
  Выдохнув, потянулся к соблазнительному шоколадному кусочку тортика.
  Ослепительная вспышка поглотила помещение.
  ***
  Сквозь стены правого крыла королевского дворца прорвались лучи синего света, поднимаясь высоко к небу. За считанные секунды из них сформировалась огненная сфера с ослепительными разрядами на поверхности. Оглушительный рёв пламени ударил по ушам наблюдателей. С жутким треском крошились зачарованный камень и металл. Самое защищенное в королевство строение примитивно размалывало в мелкий щебень.
  Внезапно со звуком рвущейся ткани на поверхности сферы начали появляться сияющие золотым светом трещины. Словно живые, извиваясь и пульсируя, они поползли к определенной точке, сливаясь в один единственным пролом. Сквозь него-то и вырвалась сияющая нестерпимым светом фигура. Тональность гула сменилась, словно на раздосадованное ворчание зверя, упустившего добычу. Под взглядами наблюдателей сфера пламени сжалась в комок, и взорвалась, раскидывая во все стороны тонны камня и песка.
  ***
  Откинув в сторону тяжелую портьеру, в роскошный салон ворвался Павел Клёст.
  - Брат, мальчишка выжил! - раздосадовано воскликнул он. - Ход со взрывом был отличный, но ему удалось в последний момент вырываться из радиуса!
  Александр смахнул в сторону цифровой документ и посмотрел на младшего брата, как на идиота. Чем дальше, тем сильнее он утверждался во мнении, что Павла необходимо срочно возвращать к экономическим делам. Его попытки поиграть в политику может и проходили на уровне рода, где никто не смел всерьез переходить дорогу родственнику главы, но сейчас они выглядели нелепо. Вопрос времени, когда его поведение обернется вредом.
  - Я бы не стал взрывать свой дворец, чтобы избавиться от мальчишки, - наконец произнес старший Клёст, решив внести ясность. - На такой случай в стене королевской спальни находилась капсула с ядовитым газом.
  - Что? - ошарашенно переспросил Павел. Стоило ему услышать о взрыве, и в его голове слова брата об эффективном решении проблемы сразу приобрели вполне конкретное воплощение. - Но кто тогда?
  - Самому интересно, кому успел так не угодить наш маленький король, - задумчиво протянул Александр, пустым взглядом гипнотизируя стену.
  Глава 5. Расставляем фигуры.
  Парю над развалинами дворца в золотом сиянии своего домена. Особых эмоций: ярости там, желания обрушиться с карающим мечом на виновных - не испытываю. Немного жалко погибших людей, но я столько раз отправлял на смерть и убивал сам, что давно перестал воспринимать это, как нечто трагичное. Профессиональная деформация, так сказать. Может я и чудовище, но при взгляде на обломки ощущаю главным образом досаду.
  К разного рода покушениям у меня давным-давно выработалась своеобразная привычка, позволяющая воспринимать их как нечто неизбежное и стихийное, вроде урагана или торнадо. Глупо же проклинать небо за то, что идет дождь? Так и здесь. Издержки положения.
  Тем более, что последний слой защиты я не снимаю даже в постели с женщиной. 'Доспех кожи' притупляет приятные ощущения во время секса, но шесть прекрасных юных дев, так и не вставших на кривую дорожку убийц-отравительниц, убедительно доказали полезность данного аксессуара для долгой и счастливой жизни в роли императора.
  В моей жизни была лишь одна женщина, с которой я посылал свою обычную осторожность ко всем демонам. И то, правда, в основном потому, что от нее такая малость защитить не смогла бы, а любить друга через стену 'Цитадели искажённого мира' слегка затруднительно. Ух, моя милая Травка, мне тебя уже не хватает. Никто не шипит нежно над ушком, не брызжет освежающим ядом.
  К сопутствующим любому покушению человеческим потерям я тоже давно привык, а вот королевскую канцелярию жалко. Совсем не ко времени хаос в управлении. Кто бы не устроил взрыв, он подложил мне изрядную свинью. Впрочем, даже в этом можно найти свои плюсы: теперь я смогу организовать это управление под себя, благо оптимизировать его работу можно практически бесконечно.
  - Мой король, вы не пострадали? - раздался громкий крик, привлекая моё внимание.
  - Всё в порядке, Лутц, - отвечаю, поворачиваясь к парящему неподалеку советнику. Мужик, слова Солнцу, не пострадал, иначе пришлось бы и на его место кого-то подыскивать.
  - Проклятые бунтовщики, - играя желваками, воскликнул Лутц. - Они за это ответят.
  Еще несколько часов назад я бы тоже не усомнился в авторе покушения, но сейчас уже понимаю, что моя смерть и последующая за ней неразбериха выгодна слишком многим. Тут сразу и не угадаешь, кто постарался. Негромко произношу, возвращая взгляд к развалинам:
  - Не кипятись. Назначь ответственного за этот беспорядок, организуй нормальное расследование, а затем приступай к восстановлению канцелярии. Мы не должны потерять контроль над ситуацией. Свои требования по организации я пришлю тебе примерно через час.
  Со стороны Лутца донёсся шумный выдох. Ему, очевидно, воспринимать произошедшее отстранённо гораздо тяжелее, чем мне. В конце концов, погибло множество его знакомых и, возможно, друзей. Такое практически невозможно проигнорировать, но мой советник всё-таки справился с эмоциями.
  - Сделаю в лучшем виде, Ваше Величество.
  ***
  - Госпожа недовольна вашей работой, - прозвучал в помещении надменный голос. Прилизанный мужчина в желтой рубашке, темно-синем жилете и таких же брюках пренебрежительно взирал с широкого экрана на своего собеседника, покачивая в руке бокал с вином. - Еще один такой провал, и мы откажемся от сотрудничества с вашей организацией. Вы должны понимать, что люди моего круга не склонны прощать слугам ошибки. Я проявляю редкое благородство.
  Седовласый мужчина в черной робе, способный сойти за обычного рабочего, если бы не горящие желтым светом глазные имплантаты, изо всех сил старался сохранить на лице привычное почтительное выражение, но до хруста сжатые кулаки выдавали его ярость с головой.
  - Мы заложили армейский заряд второго класса: четыре килограмма активного вещества с особой схемой обработки. Кто мог предполагать, что он выживет после такого? - тщательно контролируя свой голос, произнёс седовласый.
  - Меня не интересуют жалкие оправдания. Даю вам последний шанс, - надменно выдал франт, и экран погас.
  Сквозь темное полотно тут же пролетел тяжелый гаечный ключ, с громким звоном рикошетя от бетонной стены.
  - Ничего, мрази, недолго вам осталось, - практически прошипел седовласый. - Родовая плесень. Всех вас к стенке поставим.
  - Ну, Башка, ты чего так возбудился, - раздался от двери мелодичный женский голосок. В широком проеме показалась девушка с теми же желтыми плошками глаз, что и у седовласого. Свои выкрашенные в различные оттенки фиолетового волосы с правой стороны она коротко выбривала, а с левой отпускала чуть ниже плеча. Из-под короткой кожаной курточки с парой килограммов железа в виде цепей и шипов до середины бедра спускалась черная сетчатая маечка, сквозь которую вполне удавалось разглядеть плоский животик и облегающие шортики. Металлические ноги и руки девушки покрывали кислотного цвета граффити. - Словно первый раз с пузырём заговорил.
  - К такому невозможно привыкнуть, - хмыкнул, понемногу успокаиваясь, седовласый.
  - Забей, недолго осталось. С корольком-то делать что будем? - деловито осведомилась девушка, подходя к столу, рядом с которым стоял мужчина, и усаживаясь на стул. - Повторим? Или по старинке?
  Тоненькая ручка из синеватого металла ударила в бетонную стену, с грохотом проделывая внушающую уважение вмятину и намекая на привычный хозяйке способ решения проблем.
  - Думать надо, - буркнул мужчина, слегка поморщившись из-за действий девушки. - И хватит портить имущество, Наля. Токсан мне все нервы вымотает за эту дырку.
  - Я - Мурена! - громко воскликнула девчушка, вскакивая с места, на что седовласый лишь по-доброму усмехнулся. В ответ Наля недовольно фыркнула. - Думай, Башка, ты у нас командир.
  ***
  По несчастливой случайности личные комнаты Валфеса так же располагались в пострадавшем крыле дворца. Пришлось переехать в апартаменты попроще. Впрочем, в них мне показалось даже комфортней, чем в королевском кабинете: не люблю лишней роскоши, предпочитаю комфорт и функциональность. Слуги предлагали воспользоваться комнатами погибшего брата Валфеса, но я отказался и случайным образом выбрал одно из многочисленных свободных помещений, таким нехитрым образом существенно снижая шансы столкнуться с ещё одним заранее подготовленным сюрпризом.
  Пока слуги организовывали переезд, благо теперь для работы требовалась одна лишь персональная консоль, подоспели предварительные данные по взрыву. Эксперты определили, что заряд разместили прямо под королевским кабинетом уже довольно давно. Это автоматически отсеивало самого очевидного автора покушения: вряд ли Клёст примостил бы своё седалище над подобным сюрпризом.
  Специалисты всё ещё пытались определить точный момент установки заряда, но пока безуспешно. Более перспективно выглядело отслеживание пришедшего сигнала на подрыв, но и там всё шло не слишком гладко. Работал редкого качества профессионал: достаточно сказать, что ему удалось на пару секунд взломать систему безопасности дворца, чего не получилось даже у специалистов Александра - такие предусматривают любой исход дела. Уверен, когда докопаются до конкретного адреса, там окажется стерильная пустышка. С другой стороны, не ошибаются только мёртвые, так что пусть копают, авось зацепят что-нибудь.
  По предварительным оценкам погибло порядка двухсот человек. В основном, военных. Спасательные мероприятия до сих продолжаются. Раненых мало: взрывали какой-то на редкость эффективный заряд, в радиусе взрыва вообще выжил только я.
  Лутц изо всех сил пытался восстановить нормальную работу канцелярии, но ожидать от него внятного результата раньше, чем через пару дней, определенно не стоило бы. Увы, я сам усугубил ситуацию до предела: никто из подчинённых не решился покинуть свой кабинет раньше короля. Одних только министров погибло четыре штуки. Не сильно надежных, по правде говоря, они потому и оказались в радиусе взрыва, что прибыли 'на ковёр', но факт есть факт.
  Вот снова. Вроде и на руку мне их гибель, но как же не ко времени: попросту нет людей, которыми можно было бы с уверенностью заполнить освободившиеся вакансии. Здесь ведь требуется редкое сочетание качеств: верность и ум - а встречается, почему-то, чаще что-то одно. Может у Лутца найдётся парочка подходящих вариантов?
  Более-менее разобравшись с текущими проблемами, мои мысли вновь свернули на стратегическое поле. В своей способности разобраться с распоясавшимися вассалами я не сомневался, а вот с неотвратимо последующей за этим событием войной - немного. Ненавижу чувство неуверенности, оно мне вообще несвойственно, так что не помешает обзавестись парочкой козырей. Но предварительно нужно больше информации о современной войне.
  Вновь обращаюсь к универсальному источнику знаний. Пожалуй, Всеобщая информационная сеть - величайшее изобретение человечества со времён чесалки для спины. Печально, конечно, что каждая страна контролирует свой сегмент и остальных допускает в него весьма ограниченно, но насколько велик сам замысел!
  Тем не менее, подходящего материала всё равно нашлось более, чем достаточно. Материк Небесной Благодати и на моей памяти отличался на редкость жестоким характером, полным конфликтов и несправедливости. С прогрессом же он и вовсе превратился в настоящий бурлящий котёл. Даже сейчас где-то на севере вяло текла очередная война с применением всего спектра современного оружия.
  Пришлось на долгие часы погрузиться в красивые цветные схемы, свидетельства очевидцев и официальные хроники, чтобы собрать паззл воедино. Многокилометровые линии фронтов, логистика снабжения, диверсионная и информационная война, прорывы, котлы, поэтапная мобилизация, санитарное обеспечение - всё это пыталось хоть как-то соотнестись с предыдущим опытом, не всегда удачно. Увы, теория без практики мертва. Кое-что так и осталось для меня мне странным и излишне усложненным, но я всё же решил до поры до времени принять эти моменты, как данность.
  Нашлось и упоминание высших магов. Если в мое время верховного чародея рассматривали как ультимативное оружие, которое достаточно сбросить где-то над территорией противника, то теперь их использовали в качестве острия, которым пронзалась оборона врага. При условии, конечно, что им на пути не встречался такой же высший маг или несколько профессоров.
  Если собрать всю концепцию современной войны воедино, то она превращалась в некое подобие фехтования. Внутренние органы - совокупность экономических и человеческих ресурсов государства. Кровь, конечно же - деньги. Руки и ноги - линии снабжения. Армия - меч и щит. Разведка - глаза и уши. Лучшие маги - остриё.
  Война может закончиться как одним стремительным уколом в сердце врага, так и превратиться в сражение на истощение, в котором первым свалиться тот, кто быстрее истечёт кровью.
  На текущий момент Вердана уступала всем своим соседям в каждом из этих параметров. Более того, сам метафизический воин-государство недавно потерпел сокрушительное поражение, и теперь его дух пребывал в унынии.
  Задумчиво почесав щеку, я достал стопку бумаги: важные мысли любят грамотное изложение, от этого они становятся лучше.
  Под первым пунктом записал самое очевидно: возрождение гильдии чародеев. Это одним махом влияло сразу на всё, позволяя существенно нарастить магический потенциал моего государства. Почему я считал, что произойдет именно увеличение, а не размазывание того, что имеется в наличии, на два стула? Ответ скрывался в сравнении чародеев и магов, как таковых. Друг на друга они походили только на первый взгляд.
  'Я - центр мира'
  Именно вокруг этого постулата происходило становление любого чародея. Из него же проистекала его способность манипулировать реальностью. Домен чародея стремился максимально разрастись, чтобы захватить под свой контроль как можно больший объем пространства. Достижение гармонии с самим собой и миром позволяло чародею использовать то, что называли законами и концепциями, зачастую довольно абстрактными понятиями. При этом ему не требовалось до последней детали понимать суть происходящих процессов, мир сам помогал исполнению его желаний при условии наличия достаточного количества энергии и гармонии.
  Маги же утверждали: 'Я - часть мира'. В основе их силы лежал эффект камнепада, когда толчок маленького камешка порождал всесокрушающий поток скальных глыб и земли. Именно поэтому их домен концентрировался в максимально сжатой точке, позволяя добиться удивительного контроля над собственной силой. Изучение физических законов мира позволяло им добиться потрясающих результатов при минимальных затратах.
  Если обобщить всё сказанное, то маг и чародей - совершенно разные подходы к освоению дара. Из человека, способного стать талантливым чародеем, никогда не выйдет хорошего мага. Инициировать можно любого, собственно, так в современно мире и происходит: дар открывают у детей по достижении восьми лет и тут же направляют в специальные школы. Но, согласно статистике, девяносто процентов обывателей так и остается на младших ступенях, им этого вполне хватает для комфортной жизни. А необходимое заклинание можно и купить. Я же собираюсь сместить этот баланс в сторону талантливых и сильных одарённых.
  Конечно, имеются у решения возродить гильдию чародеев и подводные камни.
  Во-первых, для достижения вменяемого результата потребуется время. Примерно лет пять, если грамотно организовать процесс. За это время среднего таланта чародей под моим руководством сумеет шагнуть на уровень изменяющего. Более высокие ступени, увы, товар сугубо штучный. Базу, понятное дело, я предоставлю, а остальное будет зависеть исключительно от их собственных упорства и способностей.
  Во-вторых, церковь и общественное мнение. Война, завершившая Эпоху Чародеев, разгорелась отнюдь не на пустом месте. Кстати, не забыть бы с ней получше разобраться: в памяти Валфеса о том времени лишь весьма общее представление. В нынешнем мире у чародеев отвратительная репутация. Если я попытаюсь воссоздать гильдию в открытую, меня размажут тонким слоем по центральному шоссе страны.
  Решение есть: поможет банальная смена названия. В конце концов, прошло уже полторы тысячи лет, вряд ли кто-то сходу опознает чародея, если над ним не подвесить плакат с поясняющей надписью. Маги духа? Маги природы? Озадачу пиарщиков.
  С экономикой придётся разбираться практически с чистого листа, она куда сложнее той, что мне привычна. Вряд ли получится обойтись одной организацией государственного банка с низкой кредитной ставкой, как я поступил в своё время. Теоретически, появление чародеев должно подхлестнуть ее развитие, но надеяться в таком важном вопросе на 'само собой рассосется' все же не лучшее решение.
  Зато есть парочка идей, как обзавестись деньгами. На первое время хватит и прихватизации части имущества у зарвавшихся родов, основой же заработка станет воссоздание портальной паутины. Маги бесследно утеряли эту часть наследства Эпохи Чародеев, что, впрочем, совсем не удивительно, не с их подходом заниматься перемещениями в пространстве. Да, за такой вкусный кусок могут и убить, но если всё правильно организовать и подготовить, то денег хватит и на маленькую гордую империю.
  Со снабжением, кстати, порталы тоже неплохо помогут, особенно, если получится воссоздать переносной вариант: так уж получилось, что с артефакторикой я не особенно дружен. Что поделать, у каждого есть свои сильные и слабые стороны.
  Вернуть национальную гордость вообще самое простое. С этим прекрасно поможет моя несравненная харизма, капелька пафоса и малюсенькая победоносная война. Забавно. Поданные частенько называли меня демоном. Боялись. Ненавидели. Почитали. Желали смерти. Но при этом на всех остальных они неизменно смотрели сверху вниз. Как на новобранцев, не нюхавших запаха магического пламени по утрам.
  Что касается глаз и ушей, то им я могу предложить несколько специфических чар Эпохи Чародеев и артефактов из числа тех, что получится воссоздать, благо тема пригляда за ближним своим и не очень мне родна и понятна. Конечно, их эффективность в новых условиях еще только предстоит оценить, но с чего-то же надо начинать. В остальном дела обстоят так же, как с экономикой: учиться, учиться и ещё раз учиться.
  Армия - довольно болезненный вопрос. Вряд ли у меня получится привнести что-то новое в её техническую часть, с моим-то отрицательным талантом в артефакторике. Можно, конечно, снова положиться на потенциальных воспитанников, которые одолеют, превозмогут и затащат, но эффективные войска нужна еще вчера.
  Впрочем, я не за красивые глазки прозван величайшим чародеем. Вернее, не только за них. Учитывая всеобщее открытие дара, у меня имелось одно любопытное решеньице данного вопроса. В своё время у меня не получилось его реализовать как раз из-за недостатка человеческого ресурса: волшебство считалось привилегией аристократии, а незаконно инициированный простолюдин подлежал немедленной казни. В конце своего правления я попытался одолеть эту тупиковую, на мой взгляд, ситуацию, открывая училища для обычных людей, но довести процесс преобразования до логичного конца так и не успел.
  Проект 'Гвардеец' подразумевал под собой особое преобразование, пускавшее весь потенциал одарённого на усиление тела и создание сферы отрицания волшебства. Не самая удачная моя задумка, учитывая, что редкий аристократ соглашался променять свой дар на подобный ограниченный набор. Наштамповать одарённых из простолюдинов и пустить их на проект тоже не представлялось возможным, так как даже для первой стадии изменения требовался уровень осознавшего.
  Зато сейчас 'Гвардеец' идеально подходил под мои требования, позволяя существенно повысить качество рядового состава. В мире Валфеса тема сверхсолдата обладала огромной популярностью: по ней писались книги, снимались фильмы, тратились огромные бюджеты. Но добиться внятного результата пока никому так и не удалось. Самым удачным считалось создание преторов Асшихая, но и они в придачу к нечеловеческой силе и скорости получали щедрую россыпь психических расстройств. Чародейство в этом плане превосходило техно-магический подход на порядок. Биомантия: создание различных измененных зверушек, растений и людей - в моей империи использовалась едва ли не на каждом углу.
  'Гвардеец' подразумевал полный комплекс преобразования: усиление, ускорение, улучшение реакции и мышления, укрепление организма, привитие устойчивости к большинству отравляющих веществ и болезней - по местным меркам получался настоящий суперсолдат. Придётся, правда, немного поработать над изначальным проектом и удалить сферу отрицания, так как посылать солдат с мечами и копьями на автоматы и артиллерию не самая лучшая идея. К тому же, магия настолько плотно вошла в современную жизнь, что подобное улучшение превратится в настоящее проклятье для моих солдат.
  Закончив последнюю строчку, я отложил исписанную стопку бумаги в сторону: таким идеям в обязательном порядке необходимо дать отлежаться с недельку-другую. Неизбежно начнут появляться какие-то новые мысли, концепции для оптимизации, важные примечания. А вот уже отшлифованная идея пойдёт в работу.
  Теперь можно познакомиться и с историей. Дико интересно, чего же там про меня понаписали потомки. С моими-то всё понятно: демон и демон - а вот как оценили моё правление современники Валфеса?
  Откинувшись на спинку кресла, я уже приготовился к приятному чтиву, как от терминала прозвучал сигнал вызова. Кто бы сомневался? Покой нам только снится.
  - Слушаю, - сообщаю новому секретарю, активируя программу связи.
  - Ваше Величество, старший жрец Луны просит аудиенции, - произносит благообразный дяденька с ухоженными бакенбардами.
  'Действительно, куда же без них' - появляется в голове.
  Этих кадров я знал, как облупленных, ведь именно благодаря мне церковь Солнца и Луны заняла главенствующее положение на континенте. Всё честно: когда я выбирал официальную религию для своей зарождающейся империи, они сумели предложить наилучшие условия. Изначально планировалась свобода вероисповедания, не противоречащая законам государства, но меня убедили изменить решение. До сих пор жалею, что поддался на уговоры.
  - Проводи ко мне, - приказываю и обрываю связь. В способности этих тараканов пережить конфликт уровня окончания Эпохи Чародеев я даже не сомневался.
  Минуту спустя в двери вошел молодой человек приятной наружности с длинными темными волосами и серыми глазами. Его белое длиннополое одеяние украшала вышивка серебряной нитью, черным жемчугом и опалами.
  - Моё почтение законному королю Верданы, - вкрадчиво прошелестел его голос.
  С лунными всегда так. Если жрецы Солнца проводят богослужения торжественно, ярко, многолюдно и броско, то их братьям больше подходит определение 'таинство'. Это же находит отражение и в их внешности, голосах, манере поведения.
  - Приветствую служителя лунного света, - произношу и тут же осознаю, что в этом времени принято говорить иначе. Досадный прокол: рефлексы сработали быстрее, чем память мальчишки. - Присаживайся.
  Жрец не подал виду, что удивлен, и спокойно занял предложенное место.
  - Мы восхищены силой Вашего Величества, - продолжил он, как ни в чём не бывало, расточать комплименты. - Блестящая победа, достойная величайших героев современности.
  - Вам повезло больше, чем бунтовщикам. Для них моя сила стала неприятным сюрпризом, - равнодушно посмотрел в ответ, намекая переходить к делу.
  Роб Касадэла, как услужливо подсказала помять мальчишки, с готовностью рассмеялся, ловко переводя мои довольно резкие слова в веселую шутку.
  - Не сомневаюсь в этом, хотел бы я увидеть их лица в этот момент, - поддакнул он и наконец стал немного серьезней. - Будь моя воля, церковь поддержала бы Ваше Величество всеми доступными силами. К сожалению, я лишь один из старших жрецов и не обладаю властью принимать такие решения в одиночку, а среди моих товарищей слишком популярно мнение, что церковь не должна вмешиваться в мирские дела.
  - Ты считаешь, мне нужна чья-то помощь, чтобы разобраться со своими вассалами? - хмурюсь, подпуская в голос высокомерия и раздражения.
  - Я бы никогда не посмел, - тут же отреагировал Роб, с почтительным лицом отвергая обвинения. - Встать подле истинного короля - долг церкви. Если бы Ваше Величество пообещало дать свое благоволение, я бы наверняка сумел убедить этих близоруких стариков и привел минимум две сотни святых рыцарей под ваши знамёна.
  Задумчиво наклоняю голову к плечу, пальцы отбивают быструю дробь по полированному дереву стола. Плата озвучена неплохая. Изначально именно церковь Солнца и Луны создала доспехи Горна. Пусть им и пришлось позже поделиться технологией создания ядра с наиболее влиятельными странами, они до сих пор удерживают пальму первенства в этом вопросе. Две сотни святых рыцарей - это весьма внушительная сила. Тот же род Кардиан имеет в своём распоряжении всего около восьмидесяти доспехов, причем половину этого числа составляют модели серийного производства с ядрами шестого, а то и пятого поколения.
  Жаль, что придётся отказаться: с такой платой страшно даже подумать о цене.
  - И в чём же по-вашему должно выражаться моё благоволение? - интересуюсь проформы ради. Впрочем, по моему лицу этого не прочитать.
  - Я готов вступить в вашу армию хоть сейчас, - горячо зашептал парень, немного подавшись вперед. - Но стариков убедит только жест доверия. К примеру, если Ваше Величество отменит приказ своего прадеда и вернет церковные земли.
  'И здесь поспел' - отмечаю уже с некоторым восхищением. Принимать предложение, понятное дело, не собираюсь, разве что в самом крайнем случае, но сообщать об этом жрецу не тороплюсь: пусть надеется дальше и не торопится искать другого покупателя на свой товар.
  - Есть карта с предполагаемыми границами? - якобы заинтересованно задаю вопрос.
  - Конечно, Ваше Величество, - с готовностью откликается жрец, но я различаю в его голосе легкое разочарование. Судя по всему, он всерьёз рассчитывал, что я соглашусь на его предложение не глядя. - Вот.
  Терминал булькнул, информируя о запросе на соединение. Разрешаю и получаю несколько файлов. Удобно. Мне всё больше начинает нравиться новая жизнь: здесь столько всего интересного и необычного, словно свежим ветерком повеяло.
  - Мне нужно ознакомиться с предложением церкви. Думаю, дальнейшее обсуждение стоит перенести на завтра, - демонстративно отворачиваюсь от экрана, даже не прикасаясь к полученным файлам. - Тогда мы сможем поговорить более предметно.
  - Мудрое решение, Ваше Величество, - тут же реагирует парень, но на этот раз его разочарование видно и не особо тренированным взглядом. Он его особо и скрывает. Поднимается. - Я буду ждать вашего слова столько, сколько потребуется.
   - Я же сказал: завтра, - бросаю на жреца раздраженный взгляд и отворачиваюсь в сторону, намекая таким образом на окончание аудиенции.
  Жрец понятливо покидает кабинет. Задумчиво смотрю ему вслед. Интересно, они уже пытались договориться с Клёст, и он дал им от ворот поворот, или им это еще только предстоит? Открываю файлы лишь затем, чтобы убедиться в правильности догадок. На первый взгляд земли церковь хочет небольшие: едва заметные области на карте Верданы. Вот только под каждой находится либо ценное месторождение, либо пересечение торговых путей, либо просто стратегически важная точка. На такие условия согласится только полный идиот. Полагаю, церковники сразу заложили простор для торга, да только хрен им по наглой морде.
  Закрываю файлы и возвращаюсь к найденной статье по древней истории. Чего там про меня интересного пишут?
  ***
  Адриан Сегорс с отвращением смотрел на родовой город: высокие трубы выбрасывали в воздух толстые клубы дыма, по улицам сновали грязные рабочие, убогие однотипные постройки сливались в сплошной серый фон, грязные снег лежал редкими черными пятнами. Даже галерея, через окна которой он наблюдал за жизнью Ахвой-Дур, была сложена из какого-то невнятного цвета камня, а тяжелые гобелены отдавали минимум прошлым веком.
  'Как здесь вообще можно жить? Это же чистый ужас' - думал молодой человек. Если бы не приказ деда, он ни за что бы не оставил восхитительно-солнечную Дандалида-Мора. Адриан провёл там столько времени, что в родных владениях уже давно начал чувствовать себя чужим. Местные отвечали ему тем же.
  Мелодично проиграло оповещение коммуникатора. Адриан рефлекторным жестом поправил очки в золотой оправе, посильнее замотался в цветастый палантин: даже не смотря на систему отопления, в родовом гнезде ему казалось слишком холодно по сравнению с привычной атмосферой круглогодичного курорта - высокомерно вздёрнул подбородок и зашагал к кабинету главы рода.
  'Хорошо еще, что дед не стал выдергивать Мишель из её дыры. Встречи с ней я бы точно не пережил' - подумал он.
  Адриан всегда полагал, что над их семейкой жестоко пошутил какой-то злой рок. Сам он выделялся несколько женственной красотой: тонким телосложением, мягким овалом лица и тонкими правильными чертами, пушистыми ресницами, длинными пшеничными волосами, яркими синими глазами. А вот его сестра уродилась высокой девушкой с резкими и откровенно не привлекательными чертами. Она не была толстой, но всё равно казалась большой. А уж этот деловой костюм, сшитый в мужском стиле, огромная дорогая и безвкусная обувь, короткие мышастого цвета волосы, зачёсанные назад в ниточку хвоста, вызывали у молодого человека настоящие приступы брезгливости.
  Адриан постучал в дверь кабинета и тут же вошёл.
  - Здравствуй, дед, - уважительно произнёс он. Когда родители погибли, именно этот человек взвалил на себя всю тяжесть их с сестрой воспитания, попутно вытягивая род из кризиса, в который после поражения провалилась вся страна.
  - Адриан, проходи, - махнул рукой с длинными узловатыми пальцами крепкий старик в черно-зеленом мундире. - Почему так долго?
  - Вылетел сразу, как только получил твоё сообщение, - ответил молодой человек, усаживаясь в массивное кресло и зябко поеживаясь. - Надеюсь, оно того стоило.
   - Хе-хе, а уж я-то как надеюсь, - рассмеялся старик. - Наш маленький король неожиданно решил показать свои зубки, вышвырнул Клёст из столицы и теперь созывает вассалов во дворец. Учитывая обстоятельства, полагаю речь пойдет о сокращении 'Солнечной короны' на ещё одного члена.
  - Разве нам это интересно? - удивился Адриан. - Мы же решили не участвовать в дворцовых интригах.
  - Идиот! - неожиданно вызверился старший Сегорс. - Когда ты уже соображать начнешь? Ты следующий глава рода, пора бы!
  - Но ты сам так говорил. Потому и послал меня на Дандалида-Мора, налаживать отношения с Люск и Халгавеном, - с обидой в голосе ответил парень.
  - За что мне это, - дед устало закрыл глаза рукой. - Что я тебе говорил?
  - Род превыше всего! Что бы не произошло, Сегорс обязаны выжить, - четко отбарабанил Адриан на уровне рефлекса. Эту истину вбивали в голову каждому наследнику и не только в из роду.
  - Именно! - воскликнул старик. - Так почему ты башкой-то своей не думаешь? Крайние меры на то и крайние, что на них идут от безысходности. Если появится возможность сохранить положение рода, не переходя к Халгавену на правах нелюбимого родственника, которого всей семьей попытаются раздеть до нитки, ты обязан вцепиться в неё руками и ногами.
  Адриан удивленно посмотрел на деда.
  - И ты считаешь, что король может стать таким выходом? С чего бы? Как его бзбрык вообще может повлиять хоть на что-то? Гражданская война прибавит численности нашей армии? Сомневаюсь, а мы и так почти в два раза уступаем Ромуну. Я уже про всё остальное не говорю.
  - Понятия не имею, - неожиданно спокойно выдохнул старик. - Вот ты съезди и разберись. Это твой долг, как следующего главы рода.
  

            Для тех, кто желает подкормить музу автора печеньками:
            Сбербанк 5336 6900 1523 5015
            Яндекс Деньги
            Возможно, удовлетворив не только потребность в самовыражении, но и нечто более меркантильное, автор начнет писать чаще) Всем удачи)
Оценка: 7.81*71  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Любовное фэнтези) П.Роман "Ветер перемен"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) Е.Шторм "Мой лучший враг"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"