Путятин Александр Юрьевич: другие произведения.

Счастливая авторучка (сказка для мужчин среднего и пожилого возраста)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    финалист конкурса "Белое пятно".

  СЧАСТЛИВАЯ АВТОРУЧКА
  (сказка для мужчин среднего и пожилого возраста)
  
  Что главное на защите диплома? Правильно - атмосфера, а она во многом зависит от расположения стола, за которым восседает комиссия. Поэтому всё утро у нас ушло на передвижение этого дубового мастодонта по свободному пространству учебной аудитории. Четырёхметровый гигант сопротивлялся, как мог. Но нас было двое, а он один. Секретаря комиссии Яну мы от переноски тяжестей, по понятным причинам, освободили.
  После восемнадцатой остановки, внимательно оглядев аудиторию со всех точек и маршрутов движения, Михаил Антонович удовлетворённо произнёс:
  - Ну вот, теперь даже президента приглашать не стыдно!
  - Стелить? - тут же спросила Яна, потянувшись за привезённой из Москвы бархатной багровой скатертью с золотистыми кисточками.
  - Да, - ответил ей Михаил Антонович и сразу повернулся в мою сторону, - Алексей Георгиевич, зовите Ольгу Сергеевну, а я пока стулья расставлю.
  Когда я вернулся, он прижимал к уху мобильник:
  - Спасибо, Светочка! Если что изменится, звякни старику, не сочти за труд!
  Михаил Антонович отключил связь и радостно потёр руки.
  - Он ещё у министра. Передал, чтобы сами начинали.
  Ну что ж, как говорится, "кот из дома - мыши в пляс". Я разложил на столе теоретические вопросы, а Ольга Сергеевна, приоткрыв дверь, разрешила слушателям зайти. Они столпились у стола и начали выбирать карточки. Здесь всё стандартно, кто-то пытается схватить две-три, оставить нужную, а остальные потихоньку сбросить. Кто-то уже в очереди на запись норовит поменяться с соседом. Если это делается тихо и быстро, то мы "не замечаем". Если нагло и топорно - пресекаем на корню. Ну, это - как обычно.
  К началу пришли не все. Чуть больше половины. Остальные позже подтянутся. Вчера вечером, после просмотра дипломных работ, мы установили очерёдность защиты. Первыми идут самые слабые, дальше те, кто посильнее, последними - лучшие из лучших. Это на случай, если председатель комиссии сможет оторваться от министерских обязанностей и посетить заключительную часть мероприятия. О том, что с утра его не будет, мы узнали накануне днём. Сегодня информация подтвердилась.
  Теперь по регламенту у народа час на подготовку к ответу. А пока они шевелят извилинами, скрипят перьями и шелестят шпаргалками, у меня есть время представить своих коллег и сказать пару слов о себе. Ольга Сергеевна Чернова - председатель областного общества "Знание". Она организовала эти курсы, собрала людей, заключила договор на обучение с ИПК нашей академии, предоставила помещение для занятий. Михаил Антонович Стружкин - наш завкафедрой оценки и аудита, заместитель председателя комиссии. Сам председатель, проректор Академии Строительства, как вы уже поняли, отсутствует. И наконец, единственный рядовой член комиссии - Малов Алексей Георгиевич, по прозвищу "Малёк", так меня между собой зовут наши слушатели. Я вёл у них три курса из пяти, на мне были консультации по экзаменационным вопросам. И на предзащиту дипломов выезжал тоже я. Так что это моя родная группа, мною взращённая и выученная, но формально мой статус в иерархии - минимальный. Приглашённый преподаватель-почасовик.
  Задумавшись, я не заметил, что верчу в руках чью-то очень симпатичную авторучку. Как она у меня оказалась, совершенно не представляю! Наверное, кто-то из коллег выложил на стол, а я за размышлениями чисто механически в неё вцепился. Сработал хватательный рефлекс. И неудивительно! Ручка просто великолепная! Сияющий бриллиантово-голубой корпус. Элегантное закрытое перо, сверкнувшее чистым золотом, стоило мне снять мерцающий матовой позолотой колпачок. "Стильная вещь! - подумал я, - такая не меньше двухсот долларов стоит. Интересно, чья?".
  - Какая у Вас ручка красивая, Алексей Георгиевич! - послышался справа негромкий голос Стружкина, - можно посмотреть?
  "Э-э-эх, если бы и вправду она была моей!" - подумал я, а вслух сказал:
  - Она здесь на столе лежала, я думал - Ваша!
  - Нет, у меня отродясь такой не было. Может, Ольга Сергеевна забыла?
  Михаил Антонович взял у меня ручку и показал сидящим справа от него дамам. Но ни Ольга Сергеевна, ни Яна не признали её своей, и ручка вернулась ко мне. Нужно было опросить ещё и слушателей, но я решил пока не отвлекать их от подготовки к экзамену. Просто выложил авторучку перед собой на стол и начал водить по ней пальцем. Постепенно я вернулся к своим размышлениям.
  Если хорошо подумать, то вся российская система платного послевузовского образования функционирует во многом благодаря нам, почасовикам-попрыгунчикам, перескакивающим из одной конторы в другую по нескольку раз в неделю. Большинство - узкие специалисты, которые читают свой предмет во множестве платных академий, университетов и ИПК столицы. Меньшинство, те, кто может одинаково хорошо осветить любую тему двухнедельного курса, работают на выезде, обслуживая иногородние заказы на обучение. Очень редко встречаются универсалы, которые одинаково хорошо могут рассказать любой курс в рамках своей специальности - я один из них. Нас, универсалов, недолюбливают деканы и методисты, поскольку мы слишком заносчивы и независимы. Нас ненавидят коллеги, ведь мы можем в любой момент заменить каждого из них. И сейчас мы медленно движемся к вымиранию.
  Почему так происходит? Из-за смены стимулов и приоритетов в образовании. В середине девяностых, когда я впервые попал в эту систему, все курсы были добровольными. И слушатели приходили на них, чтобы получить полезные знания. Главной фигурой тогда был лектор. Если он мог увлекательно рассказать о том, что интересует людей больше всего, они хвалили его в компании коллег, и финансовые потоки, текущие к кассе, становились шире и полноводнее. А с ними - и заработки всех участников работы, и прибыль организаторов. Сейчас всё больше курсов становятся обязательными. Не получил бумажку - не имеешь право трудиться по специальности. В этой ситуации главным лицом становится организатор, который вожделенные бумажки печатает и ставит на них штампики. А лекции можно спустя рукава читать, или не читать вовсе. Но бывают и исключения. Именно благодаря им я ещё нахожу себе скудное пропитание.
  
  ***
  
  - Ну что, час прошёл, даже немного больше, - сказал Михаил Антонович, - начинаем!
  Вообще-то, по правилам, защита дипломов и сдача госэкзамена должны быть разнесены во времени, но этим в коммерческих ВУЗах часто пренебрегают. Особенно на выезде, где соблюдение правил сильно удорожает процесс.
  Так что у нас вначале человек отвечает на вопрос госэкзамена, потом делает краткий доклад о дипломной работе, в конце - дополнительные вопросы. Затем: "Спасибо, Вы свободны. Следующий". Первые пять человек говорили коряво, путались в падежах и наречиях, но отвечали довольно уверенно, и Михаил Антонович удовлетворённо ставил четвёрки в черновом списке.
  Я сильно переживал за шестого. Он прибыл в группу уже на пятый курс, с довольно неплохим и, что важно, самостоятельно написанным дипломом. Но теорию знал слабо, и только настоятельные просьбы Ольги Сергеевны заставили меня допустить его к защите. Плюс к этому парень вытянул один из самых сложных вопросов и ничего не предпринял, чтобы его по-тихому сменить. Ну, классический лопух, чтоб его...
  - Вопрос билета: "Особенности рыночной оценки инвестиционных проектов" - начал он и остановился в нерешительности, положив на стол пустой лист бумаги.
  Я сжал в кулаке авторучку и подумал: "ну вспомни, что я говорил на консультации!".
  - При расчёте рыночной стоимости инвестиционных проектов чаще всего производится расчёт двух основных характеристик: чистой текущей стоимости и внутренней нормы рентабельности. - Внезапно начал он, водя взглядом по пустому листку. - Все виды доходов и расходов за всё время осуществления проекта, включая реверсию в конце срока, приводятся к их текущей стоимости по ставке дисконта, равной норме дохода на инвестиции по данному инвестпроекту. Из полученной величины вычитается сумма первоначальных вложений в проект...
  Он продолжал водить взглядом по белой бумаге, буква в букву цитируя мои слова недельной давности, и тут я понял, что, кроме протокольной точности, сразу задело меня в этом ответе - на консультации парня не было!
  - Достаточно. - Прозвучал в правом ухе голос завкафедрой. - Вижу, что тему вы знаете. Переходите к диплому.
  Это была первая пятёрка за день. И больше всего, казалось, ей удивился сам слушатель. Во всяком случае, дверь аудитории открыть он смог только с третьей попытки.
  Какие же они все сегодня смирные, робкие и нерешительные! А посмотрели бы вы на этих тихонь четыре месяца назад! Тогда меня встретили извергающиеся вулканы эмоций, ураганы возмущённых воплей и водопады бушующих страстей. Я ведь попал в их группу только потому, что после первых двух курсов слушатели объявили академии бойкот, требуя вернуть деньги за обучение, и нужно было срочно спасать ситуацию. Когда я, перекрывая непрерывный гул голосов, начал лекцию с заявления, что прошу у них только два часа, а после этого всем, желающим прервать обучение, деньги мы возвратим сразу и в полном объёме, Ольга Сергеевна чуть в обморок не грохнулась.
  Но шум слегка ослаб. Что мне и требовалось. Через два часа они, раскрыв рты как новорождённые птенчики, слушали рассказ о классификации объектов недвижимости на примере земельных участков, коттеджей, особняков и резиденций в районе Рублёво-Успенского шоссе. Дачи Ельцина, Горбачёва, Хрущева, Горького, Березовского и прочих знаменитостей прекрасно иллюстрировали верхние сегменты рынка. Прерываться никто не хотел, и решение вопроса о возврате денег отложили до вечера.
  Но Ольга Сергеевна, сидевшая позади слушателей, продолжала напряженно смотреть в пол. Её можно было понять. Да и мне расслабляться не стоило. Удержать требовалось не большую часть, а практически всех слушателей. Уход трёх человек делал группу убыточной для принимающей стороны. Мужчин я логикой приманил, но женщины - они такие напредсказуемые! Так что сражение за аудиторию ещё не закончилось.
  Предчувствия не обманули. Стоило мне завершить лекцию стандартной фразой: " .... если у кого есть вопросы, готов на них ответить", с первой парты пришло уточнение: "А на какие вопросы?". "На любые!" - без паузы говорю я. "Ваше семейное положение?". Следует заметить, что фразу эту произнесла молодая, стройная, фигуристая брюнетка из тех, что управляют толпой поклонников едва заметными движениями ресниц и легким покачиванием бедер вызывают эпидемии мужских инфарктов.
  Я понял: это он - последний бой за аудиторию. "Увы, - отвечаю, наступив на горло своей мужской сущности, - девушка, я безнадежно женат".
  В глазах у юной чертовки мечутся веселые искорки. Не беда, мол, что не удалось смутить этого старого козла - в арсенале есть вопросы позабористей. "А какие женщины Вам нравятся?". И длинные смоляные реснички моргнули, царапнув мою душу на весьма ощутимой глубине. "Понимаете ли, девушка, - произношу я, слегка растягивая фразу, чтобы подчеркнуть важность момента, - это трагедия всей моей жизни, ... у меня нетипичная сексуальная ориентация".
  Аудитория в шоке. У женщины на последней парте глаза становятся круглыми, как линзы очков. "Ой, мамочки" - произносит она непроизвольно. "Нет, - поясняю я, обращаясь к ней, поскольку у брюнетки явно отнялся язык, - то о чем Вы подумали, называется нетрадиционной ориентацией, а нетипичная, это когда мужчине нравятся умные женщины, - делаю небольшую паузу, - такие, как в этой аудитории!". Стоит ли уточнять, что все деньги остались в кассе. А как же иначе? Ведь о том, какая она УМНИЦА мечтает услышать любая красивая женщина! Кстати, эта эффектная брюнетка действительно оказалась лучшей. Она сегодня в самом конце списка.
  По мере того, как росло качество пятёрок, Михаил Антонович всё больше оживлялся. Чувствовалось, что общий уровень группы ему нравится. А когда закрылась дверь за последней слушательницей, тайком от остальных членов комиссии пославшей мне из коридора воздушный поцелуй, завкафедрой удовлетворённо произнёс:
  - А теперь мне уже жаль, что Паюсов не приехал. Заключительная пятёрка дипломников была великолепна. У нас в Москве таких по двое на курс - максимум. Да и вся группа в целом очень сильная. Спасибо, Алексей Георгиевич, порадовали!
  - Ольгу Сергеевну благодарите! Это она их подбирала. А моей вины в том, что они тут в Иваново такие умные, нет ни малейшей! - отшутился я.
  Пока Яна проставляла оценки в заранее проштампованные и подписанные бланки документов, я вышел из аудитории и собрал слушателей.
  - Через полчаса - торжественное вручение дипломов, оценки в этом списке, - я потряс над головой листком, - он будет у старосты, можете ознакомиться. Но есть ещё один вопрос: после начала экзамена я обнаружил на столе авторучку. Посмотрите, может кто-то из вас её потерял?
  Все отрицательно покачали головами. Прямо мистика какая-то! Вернувшись в аудиторию, я внимательно осмотрел находку. На корпусе - никаких опознавательных знаков. Отсутствовал даже логотип фирмы-изготовителя. А это уже - полный сюр! Не может такая вещь быть кустарной! Я заглянул внутрь колпачка. Полированная поверхность белого металла. Цвет средний между дюралем и нержавейкой. Отвинтил заднюю крышку корпуса. Заправочный механизм поршневой, для набора чернил из флакона. Резервуар заполнен примерно до половины. На его матовом металлическом корпусе шесть значков, напоминающих коллиграфические буквы "Ж Z Ж Ж Z Ж". И всё.
  Я собрал ручку, надел колпачок. Ну что ж, если никто не сознаётся, пусть она побудет моей. Чтобы не потерять, я положил её в застёгивающийся на пуговицу карман рубашки. И тут же забыл, потому что началась процедура вручения дипломов, потом - банкет, на котором мне нужно было, во-первых, никого не обидеть и, во-вторых, ни грамма не выпить. А совместить это посложней, чем проскочить между Сциллой и Харибдой.
  Почему не выпить? Так мне ж ещё сегодня вечером от Иваново до Москвы на машине ехать. Ночью нужно дома быть. Работаю-то я не только лектором. Послезавтра утром заказчику готовый отчёт отвозить, а его ещё дописать, проверить и вычитать надо.
  
  ***
  
  Через два часа, когда банкет плавно перешёл в обычное пьяное застолье, я попрощался и уехал. До Владимира домчался без проблем, а дальше началось веселье: под каждым кустом "операторы машинного доения" - только успевай от них за иномарками прятаться. Оно и понятно. Вечер, солнце прямо в глаза, стекла бликуют, обочину почти не видно - самое время "вечерней дойки". И откуда у них столько радаров?
  Вскоре я нагнал длинную кавалькаду легковых машин и пристроился за ними. У каждого следующего выездного поста тормозили первого в колонне, остальные проскакивали. Потом тот, кого "выдоили", догонял группу и пристраивался в хвост. Так что до середины дороги за меня платили коллеги. Потом наступила и моя очередь - жезл стража порядка решительно указал на обочину. Первая часть фразы ГАИшника утонула в грохоте пролетающих мимо машин:
  - ... сержант Бабушкин, нарушаете скоростной режим, 96 километров в населённом пункте.
  Он развернул в мою сторону экран радара. Я глянул для порядка и остолбенел. Когда заметил стража дорог, скорость у меня была действительно под сотню, но на экране сейчас горели совершенно безобидные "56". Этого просто не могло быть!
  - Извините, - отвечаю я, ещё не веря своему счастью, - но 56 километров - не нарушение.
  Он повернул радар к себе.
  - Не может быть! Он же 96 показывал!
  Я пожал плечами. Это - его проблемы. Если радар сломался, то я неподсуден при любой скорости.
  - Проезжайте! - козырнул мне огорчённый сержант.
  И я двинулся дальше. Довольно скоро на небо наползла туча, солнце перестало слепить глаза, и ГАИшники свернули посты. Зато почти сразу же пошёл дождь, и лобовое стекло стало залепляться мелкими брызгами грязи, летящей из-под колес попутных и встречных машин. Сгущались сумерки. Да ещё, как назло, через дорогу дружными рядами потянулись жизнерадостные пешеходоползы, успевшие отметить субботний день в гостях и спешащие продолжить празднование в домашних условиях. Такую мелочь, как легковая машина, многие из них увидеть уже просто не могли, сколько ни сверкай фарами.
  Некоторые преодолевали дорожное полотно в два-три приема, отдыхая в промежутках между периодами активности на островках безопасности или там, где они сами себе эти островки назначили. На тех, кто лежал на обочине, мужественно перейдя перед этим дорожное полотно, я смотрел уже со смешанным чувством симпатии за то, что убрались с дороги, и искреннего восхищения: ведь смогли же.
  По мере продвижения к Москве дорога становилась все более освещенной и все менее замусоренной неподвижными и зигзагодвижущимися телами сограждан. Бросив беглый взгляд на приборную панель, и я заметил, что горючего до дома не хватит. Пришлось завернуть на заправку.
  Она, как сейчас модно, оказалась совмещена с небольшим магазинчиком. Купил я в нем пачку чипсов, попросил заправить на 500 рублей 92-го и направился к машине. По дороге выяснилось, что на пачке чипсов меня обсчитали на 2 рубля - сумма не настолько большая, чтобы скандалить, но вполне достаточная, чтобы обидеться.
  "Вот бы вы, - думаю, - хоть раз не в свою пользу ошиблись. Да посильнее". И с удивлением вижу, что колонка заливает мне бензин до полного бака. А деньги на счётчике вообще не щелкают. Наверное, прибор сломался. Если бы не случай с чипсами, я честно выплатил бы им разницу, а так - закрутил пробку и спокойно поехал дальше.
  "Эх, - размечтался я, - все бы проблемы так легко решались: с работой, например... ". И в этот момент в кармане звонит телефон. Я паркуюсь к обочине.
  - Алло!
  - Здравствуйте, Алексей Георгиевич! Это Вас Павел Ухов беспокоит. Ваш слушатель 2000 года выпуска. Вы лекции в Плехановке ещё читаете?
  - Да, почитываю помаленьку, а что?
  - У нас начальство велело семинар организовать по оценке бизнеса, начало в среду. Договорились с Казаряном из финансовой академии, а сегодня он позвонил и сказал, что гриппует. Лежит пластом. И вряд ли оклемается. Вы не могли бы его заменить?
  - А чего платите?
  - Две тысячи рублей чистыми.
  - Это - за сколько?
  - За учебный час, 45 минут.
  Расценки впятеро больше, чем в Иваново. Однако!
  - А как контора называется, в которой читать?
  - Ой, а я Вам ещё не говорил? Я теперь в Центробанке работаю.
  - Хорошо, условия меня устраивают. Но я в Москве только к ночи буду. Сегодня защита дипломов на выезде. Программу семинара мне на электронку пришлите, адрес тот же, что и раньше. Там изменения можно какие-нибудь сделать? Или уже всё жестко зафиксировано?
  - Нет, программу мне у начальства в понедельник в 12 часов утвердить нужно. Кое-что поменять в ней ещё можно. Я сейчас вышлю.
  - Хорошо, тогда я согласен. До понедельника.
  Как только я убрал мобильник, в окно постучали. Я открыл пассажирскую дверь.
  - Извините, Вы меня до соседней деревни не подвезёте? Здесь двенадцать километров.
  Мужчина лет пятидесяти. Невысокий и довольно щуплый на вид. Чёрные короткие волосы. В бежевом плаще, с коричневым дипломатом в руках. А, ладно! Моя ржавая восьмёрка ценности не представляет, да и сам на Рокфеллера не похож. Подвезу человека.
  - Садитесь.
  Он устроился, захлопнул дверь, и мы тронулись. До следующей деревни доехали меньше, чем за десять минут.
  - Где? - Спросил я.
  - Вот здесь, у магазина. Сколько с меня?
  - Да нисколько. В местах, откуда я родом, за деньги возить не принято. Спасибо скажете, и мы в расчёте.
  - Спасибо, - говорит он серьёзно, - вот только у меня к Вам ещё одно дело. Приборчик один нужно вернуть. Небольшой такой. Выглядит, как авторучка. Вы его сегодня в Иваново нашли. Метка у него под крышкой есть, я сейчас её нарисую.
  Он достает блокнот и пишет карандашом "Ж Z Ж Ж Z Ж". У меня всё внутри холодеет. Мужика я до сегодняшнего дня не видел. Это абсолютно точно. Память у меня на лица хорошая. Ручка - его, к гадалке не ходи. Но как он меня нашёл? Пока эти мысли ворочались в моей голове, он терпеливо смотрел в окно.
  - Да, сейчас, - пробормотал я, наконец, доставая ручку из кармана рубашки, - но хотелось бы знать, что это за прибор? И как Вы меня нашли?
  - Прибор этот служит для исполнения желаний. - Ответил он, цепляя держатель ручки к шейной золотой цепи. - А нашёл я Вас очень просто, по излучению. Он фонит сильно, когда работает. И его положение в это время легко отследить.
  - Так что же, всё это: ответ с пустого листа на экзамене, радар у ГАИшника, бензин на заправке, лекции в ЦБ - действие Вашей "волшебной палочки"? И что теперь будет со всеми этими желаниями, после того, как я её вернул?
  - Вы мне добровольно прибор отдали, поэтому все исполненные желания так и останутся. А вот с лекциями в ЦБ - не так просто. Но тоже не безнадёжно. Гарантировать их я Вам не могу, но маленький шанс остаётся. Воспользуетесь им - Ваше счастье. А на нет, как говорится, и суда нет. Прощайте.
  - А почему Вы мне это всё рассказали?
  - Ну, Вы же задали вопрос, помните? Значит, узнать хотели. А пока прибор контактировал с телом, желания исполнялись.
  Мужчина растворился в воздухе. Исчез прямо из машины. А я продолжал тупо разглядывать приборную доску. Как - контактировал с телом? Когда я с ГАИшником общался, ручка в кармане лежала, да и после этого тоже. Я ощупал изнутри карман рубашки. Дырка. Просунул палец и коснулся тела. Всё сходится!
  ***
  
  Добравшись до дома, я заглянул в почту. Письмо с программой семинара уже пришло. Посмотрим! Ага, так я и думал. Изменить нужно совсем немного. Если утвердят мою редакцию, то - действительно, не всё потеряно. Я внёс коррективы и отослал программу обратно.
  В понедельник, когда заказчик просматривал отчёт, мне позвонил Ухов. Сказал, что начальство программу в моей редакции утвердило. А во вторник, он же расстроенным голосом сообщил, что Казарян выздоровел, и будет читать этот курс сам.
  - А он изменения в программе видел? Вы ему намекните, что слушатели сильно заинтересовались практическими занятиями с учебными отчётами и особенно примерами оценки на базе отчётов реальных.
  - Как Вы узнали? Они действительно все это сильно ждут. А мой шеф собирается прийти лично послушать примеры и отчёты по оценке нематериальных активов и интеллектуальной собственности.
  - Вот Вы Казаряну об этом и расскажите!
  Я потирал руки. Мой резервный план начинал работать. Казарян, конечно, преподаватель опытный. Доктор экономических наук, не то, что я. Но он - теоретик. И примеры у него только учебные. А они в данном случае не прокатят! Он, конечно же, догадается, кому обязан изменениями в программе и поймёт, что в одиночку ему меня не вытеснить. Тогда предложит разбить темы между своими коллегами. Это для него - хуже, чем самому всё захапать, но лучше, чем уступить половину мне. Но в их команде нет практика по нематактивам, и эту тему им так и так придётся из рук выпускать. Вот тогда ему в голову придёт гениальная мысль - отдать этот практикум мне. О том, что я в этом году сделал больше десяти заказов по оценке подобных объектов, никто из их команды не знает. Они думают, что практикум этот - моя ахиллесова пята.
  А коль уж преподавателей много, и самая провальная тема у человека для них постороннего, они предложат ввести рейтинговые опросы-оценки слушателей, как в старые добрые времена. Что мне и требуется! Это мой шанс!
  В среду Ухов сообщил, что мне оставили три часа практикума по нематактивам. Занятия в следующий вторник после обеда. Но заплатили в результате за пять часов потому, что слушатели согласились разойтись только после восьми вечера. Так им понравилось! И рейтинговые оценки у меня были в результате - наилучшими.
  На втором семинаре в ЦБ я читал уже три дня. На третьем - семь. А начиная с четвёртого - весь курс целиком. Вот только с тех пор меня никак не покидало ощущение, что главный выигрыш всей жизни прошёл мимо. Можно было столько всего нового узнать, увидеть, понять, почувствовать. А для меня так и осталось загадкой: кто они? Люди? Маги? Инопланетяне? Есть ли у нас с ними что-то общее? Как они выглядят на самом деле? Какие цели преследуют? Откуда они появились? Из укромных уголков нашей планеты? С соседней звезды? Из другой Галактики? Из другого времени? Из другой реальности?
   Как бы мне всё это узнать?
  
  ***
  
  День не задался с самого начала. Знаете, как это иногда бывает? Когда в квартире морозным зимним утром прорывает отопление, на работе бутерброд падает маслом вниз на новые брюки начальника, а на остановке вместо долгожданного троллейбуса к тебе приходит преждевременная старость.
  Вот так было и на этот раз. Сначала DVD-проигрыватель отказался читать диск с любимым фильмом, потом зажевал ленту видюшник. Следующим, сразу после завтрака, накрылся комп. Что уж там глюкнулось, не знаю. Отрубился он, пока я в ванной чистил зубы. И включаться больше не желал категорически. Похоже, отказал блок питания. Само по себе это было не страшно. Но в электронной утробе замолкшего чуда российско-китайской техники оказались похоронены расчёты учебных примеров, которые я готовил к сегодняшней вечерней лекции.
  Попытка загрузить системный блок в багажник автомобиля и прокатиться с ним до ближайшей мастерской закончилась безрезультатно. Потому что в заговор молчания тут же вступил двигатель доселе преданной и верной "восьмёрки". А после того как при попытке позвонить знакомому автомеханику склеил ласты телефонный аппарат, я вынужден был признать поражение и перейти на "режим особого периода".
  Это значит: смириться с бунтом техники и пытаться пережить чёрную полосу с наименьшими потерями. В приложении к дню сегодняшнему: повторить расчёты на калькуляторе и построить таблицы на листках бумаги.
  Я достал из ящика калькулятор, взял со стола линейку, прихватил из пластикового органайзера пару шариковых ручек, вынул из принтера несколько листов и перебрался за свободный от бумаг журнальный столик. Но начать работу не смог. Авторучки категорически отказывались писать. Я вернулся к рабочему столу. Там у меня где-то была ещё коробка со старыми роллерами. Увы! Часть из них выпустила чернила в колпачки и дальше, остальные повторили фокус своих шариковых сестрёнок. И тут меня проняло...
  - Чёрт, - начал я трагическим шопотом, постепенно повышая голос, - мне нужна только одна ручка, но чтобы она всегда писала!
  От отчаяния я закрыл глаза и топнул ногой. Наверное, зря я так сделал, потому что в правую руку требовательно ткнулось что-то холодное и металлическое, а где-то рядом раскатисто громыхнуло. И ещё в воздухе ощутимо запахло серой...
  На какое-то мгновение я опешил. Потом распахнул веки и изумлённо уставился на вернувшуюся ко мне счастливую авторучку. Её колпачок весело поблескивал из сжатого кулака левой руки. "Бред! - подумал я, - или галлюцинация".
  - ... а-а-а ламбада, лам-бада-а-а, - раздалось из-за левого плеча.
  Я обернулся и ...
  В двух шагах от меня в сладострастном танце извивался какой-то голый чудик в обёрнутом вокруг талии полотенце. На голове - небольшие аккуратные рожки на манер пант. Черный хвостик со слегка тронутой сединой кисточкой ритмично постукивал своего хозяина по масластым голяшкам. А то, что я поначалу принял за каблуки туфель оказалось его собственными аккуратными копытцами. У ног существа выдавал соответствующую случаю музыку небольшой портативный магнитофон.
  - Твою мать! - вырвалось у меня непроизвольно.
  Чудик подскочил от неожиданности, в последний момент успев поймать руками скользнувшее вниз полотенце. Теперь, когда он повернулся ко мне лицом, я его узнал. В прошлый раз на нём были белая рубашка и чёрный костюм, бежевые плащ и шляпа, а в руках вместо махрового полотенца - кожаный дипломат "Чикаго". Это был тот самый тип, которому я отдал свою счастливую авторучку.
  - Прошу Вас, только не это, мой господин и повелитель! Я готов исполнить любое Ваше желание, но она стара и немощна! У неё очень скверный характер! И к тому же, она совершенно не умеет готовить! Так что, если Вам будет угодно что-нибудь другое... - он с надеждой уставился на мою переносицу.
  - Мобильник я свой вчера на даче забыл, - удручённо сообщил я даже не ему (вот ещё, стану я беседовать с собственной галлюцинацией), а скорее самому себе, - а стационарник накрылся, даже в Кащенку позвонить не с чего.
  - Сию секунду! - просиял парнокопытный идиот.
  И тут же в кармане рубашки заиграли "Подмосковные вечера". Это звонила жена.
  - Да! Слушаю тебя, дорогая! - машинально откликнулся я, даже не успев толком удивиться.
  - Гоша! Что у тебя с телефоном? Я уже полчаса диск накручиваю!
  - Извини, солнышко! У меня тут очередной бунт зарубежной техники. Компьютер сдох, телефон накрылся. Ну и всё прочее в том же духе. Из всей техники работает только калькулятор "Электроника".
  - А мобильник?
  - Что, мобильник? - Не понял я вопроса. - Он в другой комнате был, я его мог и не слышать...
  На том, что другая комната находилась от меня за полсотни километров, я решил её внимание не заострять.
  - Трубка мобильная у тебя - "Нокия"! Так что: трещит по швам гипотеза иноземного заговора! С текущими фактами не стыкуется!
  Всё-таки, умная она женщина! И соображает быстро!
  - Ну... Не знаю... - протянул я, чтобы эффект от следующей фразы получился максимальным, - может, её девичья фамилия - "Штрейкбрехер"?
  Ответом мне был звонкий смех.
  - Позёр! - С чувством провозгласила Наташа и отключила связь.
  Я тоже улыбнулся. Жизнь медленно входила в привычную колею. Оставалось разобраться с хвостатым полотенценосцем. Выяснить заодно, на чём он кинул меня в прошлый раз и как избежать этого сомнительного удовольствия в будущем. Хотя бы в ближайшем.
  Рогатое чудо тем временем явно оправилось от первого шока и с интересом осматривало комнату. Хитрющие карие глазёнки так и зыркали по книжным полкам и простенкам между ними. Нет! Шалишь! Нужно его брать в оборот, пока окончательно не освоился.
  - Кх-х-хум, кх-х-хум, - откашлился я, привлекая к себе внимание, и начал неспешно прогуливаться вдоль комнаты вперёд-назад прямо у него под носом, как вышагивает строгий старшина перед строем новобранцев.
  Чудик тут же подобрал живот, щёлкнул копытцами, прижал хвост в положении "к левой ноге" и изобразил на мордочке почтительное внимание. Похоже, с воинской дисциплиной он знаком не понаслышке. Ну что ж? Хоть какая-то зацепка!
  - Что означает этот бардак? - Спросил я, быстро повернувшись к нему лицом и практически упершись лбом в его переносицу. - Докладывать быстро, чётко и по-существу!
  - Слушаюсь, экселенц! - Гаркнул это придурок, ещё раз громко щёлкнув копытами. - Осмелюсь доложить: виноват, исправлюсь, осознал, готов искупить...
  Похоже, переливать из пустого в порожнее он был способен ещё очень долго. Требовалось ввести его энтузиазм в русло конструктивной самокритики. Причём, срочно.
  - Звание, должность, цели и задачи операции! Быстро! - Прорычал я прямо в его раскрытую пасть.
  Там внутри что-то громко икнуло, и слова стали выскакивать из фигурной прорези между кривыми жёлтыми зубами с такой скоростью, что я с трудом улавливал их смысл.
  Когда фонтан иссяк, я повернулся к нему спиной и произнёс:
  - Привести себя в порядок! Немедленно! Форма одежды парадно-полевая. О готовности доложить! Мы и без того потеряли много времени! Свободен!
  Громкий щелчок доложил об убытии моего нового сотрудника и телохранителя. А мне нужно было подумать о наших с ним дальнейших действиях.
  
  ***
  
  Вкратце ситуация выглядела так. Двадцать четыре с небольшим тысячи лет назад на планете Моус звезды Орор созвездия Круот в саду у их Верховного мага и Правителя впервые зацвело священное дерево ОУ. А спустя ещё пару десятилетий тринадцать его созревших семян разлетелись по Галактике, выбирая себе хозяев. Собственно, если быть более точным, то в полёт отправились только двенадцать спелых плодов, поскольку тринадцатое семечко ещё на старте отловил сам Верховный маг.
  С тех пор каждые два тысячелетия разлетается новый урожай этого волшебного дерева. И получившие их становятся кандидатами в ОУ-маги. Их всегда было двенадцать. Ещё одно семечко каждый раз оставалось у Верховного ОУ-мага. Считается (кем и почему, я не понял), что когда число семян достигнет тринадцати, их суммарная магическая мощь перехлестнёт через порог Вселенной и затопит весь наш мир от края до края. Что, собственно, и должно было случиться уже пару месяцев назад, в тот самый день, когда я принимал экзамен у ивановской группы.
  Но в последний момент произошла осечка. Тринадцатое семечко смогло выскользнуть из рук Верховного ОУ-мага и отправиться в свободный поиск. Довольно давно повелось, что ко времени созревания очередной порции семян Академия магии Моуса приурочивала свой очередной выпуск. И хозяев семена выбирали из числа лучших её выпускников. Эти счастливчики становились кандидатами в ОУ-маги и должны были участвовать в трёхуровенном магическом турнире.
  Первые два тура - единоборства в одном из 76 магических видов спорта. Третий тур - турнир четырёх, в который кроме трёх победителей предыдущих этапов включался, по выбору Верховного, и один из действующих ОУ-магов. Именно его место занимал победитель последнего этапа турнира.
  До начала всего этого действа оставалось чуть больше недели. Ровно через девять дней мне предстояло явиться на жеребьёвку первого этапа. Потом у меня будет неделя на подготовку к поединку. А дальше... Победителя ждёт следующая жеребьёвка, судьбу побеждённого решает победитель или Совет ОУ-магов. За всё время они помиловали только пятерых, все пятеро - родственники влиятельных членов Совета.
  Предстоящий турнир несколько отличался от обычных по двум причинам: во-первых, к нему готовились скорее по привычке, никто не сомневался в способности Верховного ОУ-мага поймать последний плод дерева и сосредоточить в своих руках всю магическую власть; во-вторых, впервые в борьбу вступало нечётное количество претендентов, и нужно было вырабатывать новые правила жеребьёвки. Тринадцатое семечко внесло путаницу в отработанный ритуал турнира и всё поставило с ног на голову, но одно можно было знать наверняка: Верховный разозлился не на шутку, и на снисхождение с его стороны мне, невольному нарушителю традиций, рассчитывать не стоило.
  Но это - неприятности дня завтрашнего. Для того, чтобы до них добраться, нужно сначала справиться со срочными ремонтами, а затем подумать о легенде, прикрывающей моё отбытие на турнир. С бунтом техники разобраться оказалось легче всего: один взмах счастливой авторучкой - и всё заработало.
  Теперь легенда. Здесь несколько сложнее. Письмо Стружкину по E-mail я настучал за пару минут, оставалось предупредить ещё одного постоянного работодателя. Я снял телефонную трубку. Директор другого центра обучения (Академии Глобального Экономического Мониторинга) Иван Борисович Хорь был полной противоположностью мягкому и деликатному Михаилу Антоновичу, и по работе я предпочитал общаться с его замом по учебной части. Но такие вопросы, как сегодняшний, зам не решал. Рука нехотя набрала мобильный директора. Примерно минуту никто не отзывался. Я нажал на повтор.
  - Алло! - Хриплым непохмелённым голосом плюнула мне в ухо телефонная трубка - Какого хрена кому-то надо?
  - Здравствуйте, Иван Борисович! Малов беспокоит. Меня пару месяцев не будет. Срочная командировка.
  - Как не будет? А кто в Тюмени на следующей неделе "недвижку" будет читать? Пушкин?
  - Не знаю, может и Пушкин. Но не я - точно. Мне об этом семинаре никто не говорил. Согласия не спрашивал. Я у вас не в штате, так что - увы...
  - Я тебя не отпускаю. Мне нужно, чтобы ты закрыл эту чёртову Тюмень.
  Эх! Давно я хотел это сказать! Но всё как-то стеснялся. А теперь - чего, уж?
  - Извините, Иван Борисович! Я работаю у Вас всего лишь почасовиком. Если хотите распоряжаться моим временем, зазывайте в штат. А о семинарах вы должны предупреждать за месяц, так мы договаривались. Помните? Если же Вас в тех наших договорённостях что-то не устраивает...
  - Да! Не устраивает! Я...
  - Тогда закройте глаза! - возвысил я голос, и он удивлённо заткнулся, - и представьте себе мир, в котором всё то же, что и раньше: солнышко светит, птички поют, пиво баночное в холодильнике остывает. Только меня нет! Представили?
  - Да. - Ошалело подтвердил он.
  - Вот именно в нём, в этом прекрасном мире, Вам отныне и вовеки придется существовать! Всего наилучшего!
  Примерно минуту в наушнике слышались хрипы и сопение. Потом пошли короткие гудки. Значит, Хорь тоже считает наш разговор оконченным. Оно и к лучшему...
  За спиной деликатно кашлянули. Я аккуратно опустил трубку на рычаг и обернулся. В двух шагах от стола вытянулся в струнку мой персональный человекообразный рогатый телохранитель (сокращённо - "чорт"). Весь его облик от укрытых под щеголеватой шляпой рогов до спрятанных в сапоги копыт выражал одну искреннюю и безграничную преданность. Очевидно, в их мире хамить начальству не принято. Даже так деликатно, как это сделал я. И сейчас хитрая бестия в уме экстраполирует ситуацию: если так с начальством, то с подчинённым... Ничего, пусть его... Это даже полезно.
  - Как звать? Имя? Фамилия? Кличка? - Отчётливо произнёс я, приподняв для солидности правую бровь.
  - Амадеус Люциус Фрайзоулус, экселенц! - Тут же откликнулся он. - В школе меня звали Амадом, мама дома - Мадиком. А ещё я должен сказать...
  - Знаю! Ты не хотел - оно само получилось. Решил, что всё одно - нам через два месяца помирать, так лучше - если я всё это время не буду знать о предстоящей кончине, а ты - вкусишь всех запретных радостей жизни... Так?
  - Ну... Да.
  - Так вот! Больше ты думать не будешь! Будешь отвечать на мои вопросы и выполнять мои распоряжения! И тогда, возможно, мы оба останемся в живых. Всё ясно!
  - Так точно!
  - У тебя есть деньги?
  - Какие?
  - Без разницы. Рубли, доллары, евро. Нужно, чтобы жена поверила, будто я лекции читать уехал. А ей известно, что без аванса я с места не сдвинусь. Соображаешь?
  - Да!
  Что - "да", я выяснить не успел, потому что в этот миг зазвонил телефон.
  - Алло! - улышал я в трубке голос Стружкина, - Алексей Георгиевич?
  - Доброе утро, Михаил Антонович, - ответил я, - Вы читали моё письмо? Можете меня прикрыть?
  - Если это не поссорит меня с Натальей Николаевной.
  - Не поссорит! Ничего криминального или эротического! Просто, нужно сделать моей ненаглядной приятный сюрприз! А для этого придётся немного поводить её за нос. Вы согласны?
  - Да. Тогда, конечно, согласен.
  Мне было немного неловко перед стариком. Но других вариантов не было. Впрочем, если подумать, я ведь ни слова не соврал! Разве увидеть мужа живым после такого турнира - это не приятный сюрприз?
  - Спасибо, Михаил Антонович! Я знал, что на Вас можно положиться!
  - Не за что. Звоните, если что.
  - И Вы тоже.
  Так, информационное прикрытие обеспечено, осталось финансовое.
  - Ну? - спросил я своего чорта.
  - Сколько? - вопросом на вопрос ответил он.
  - Тыщ сорок пять - пятьдесят будет достаточно.
  Он засунул руку во внутренний карман плаща, покопался там немного и вытащил аккуратную пачку купюр, перетянутую банковской бумажной лентой. Я слегка опешил. Купюры были по 500 евро.
  - Ровно пятьдесят тысяч, экселенц! Хватит?
  Я вытащил четыре бумажки. Остальные вернул Амаду. Он так же неторопливо засунул пачку обратно. Написать записку и приложить к ней "аванс" было делом одной минуты.
  - Отчаливаем! - Скомандовал я.
  В воздухе сверкнула молния, и всё погрузилось во мрак.
  
  ***
  
  Жеребьёвка первого этапа проходила в Зале для воздушных боёв. Он у них самый большой и помпезный. Представьте себе цирковую арену три километра в диаметре и полкилометра в высоту. По такому случаю стены зала были завешаны праздничными флагами и штандартами всех ОУ-магов. В самом центре на трёхступенчатом постаменте расположились участники предстоящей церемонии.
  Первая ступень отведена для нас, претендентов, и наших слуг-чортов. Двенадцать обитых красным бархатом лож располагались аккуратным полукругом. Тринадцатая была неуклюже втиснута в середину композиции между шестой и седьмой. Её явно делали второпях, бархат - немного светлее, размер - уступает соседним.
  На втором уровне разместились судьи турнира - двенадцать действующих ОУ-магов. Разноцветные колпаки очень похожи на шутовские шапки. Мантии сверкают, как кофточки с черкизовского рынка. ОУ-маги сидели в ряд за общим полукруглым столом, застеленом синим переливающимся шёлком. Вся эта судейская коллегия сильно смахивала на нижнюю челюсть гигантского животного, периодически шевелящего кончиками своих разноцветных зубов. На столе в самом центре стояли два частично заполненных белыми шариками барабана, как в старом добром "Спортлото". Вот только номеров на шарах видно не было.
  На самом верху постамента возвышалось ослепительно белое кресло с очень высокой фигурной спинкой, сразу напомнившее мне сказку о Снежной королеве. Вот только вместо белоснежной могучей красавицы в нём угнездилась узкоплечая скрюченая фигура в бесформенном чёрном плаще с капюшоном и в чёрной же блестящей маске.
  "Старичок, похоже, под Тёмного Властелина косит" - подумал я. И про себя тут же окрестил его Императором. Был такой персонаж в "Звёздных войнах". Оставалось вспомнить пару любимых трюков Люка Скайокера. Всех победить, жениться на принцессе... Нет, на принцессе, кажется женился не он. Ладно: женить на принцессе своего верного друга. Я скосил глаза на чорта и невольно улыбнулся.
  - Сейчас начнётся, экселенц. - Пробормотал он. - Только бы не воздушный бой. И не фехтование. И...
  Пальцы крепко сжаты "в замок". Аж костяшки побелели. Волнуется... Ну, что ж, он может себе это позволить. А мне так нельзя. Я должен излучать спокойную уверенность. Она сейчас - единственное моё оружие.
  Места для гостей сегодня только по одну сторону зала, по ту, которая у нас за спиной. Лицевая - пустует, если не считать немногочисленных "секьюрити", неспешно прохаживающих между рядами кресел. Но вот Император торжественно выпрямился и поднял обтянутую черной перчаткой руку. Шум за моей спиной тут же смолк, как будто опустили занавес. Да, сурово у них тут с дисциплинкой!
  - Ваше Величие! Разрешите начинать? - Пророкотал вскочивший с крайнего левого кресла ОУ-маг. - Драгоценный наш Повелитель! Уважаемые коллеги! Соискатели и зрители! Жеребьёвка начинается!
  Он поднял со стола деревянный молоточек и стукнул им в небольшой медный гонг. Звук удара гулко покатился по пространству огромного зала. По этому сигналу второй маг-судья закрутил правый барабан, в котором шариков было сравнительно немного. Третий судья не глядя (глаза его закрывала повязка) нажал какой-то рычажок и из барабана в лоток выкатился шарик. Ещё один удар гонга - и барабан закрутился по-новой. Вскоре в лотке лежало уже два шарика. Четвёртый судья выложил их на стол и, вскрыв оболочку, развернул находящиеся внутри белые шёлковые полотнища с написанными на них номерами.
  - Пять и одиннадцать! - Торжественно провозгласил он, и претенденты с выпавшими номерами поднялись со своих мест. - Разыгрывается вид единоборства!
  Теперь гонг прозвучал с правой стороны стола и закрутился второй барабан. Выпало сражение на саблях. Претенденты поклонились и сели на свои места. Мой номер прозвучал вторым в последней паре. Амад аж зубами скрипнул. Он уже начал надеяться, что мы останемся без соперника и сразу попадём в финал. И тут такой облом: мало того, что два предварительных тура, так ещё и воздушный бой мне достался. Это значит - верхом на мётлах. Проигрывает тот, кого сбросили на землю или вышибли за пределы круга. Разрешено использование холодного оружия... У меня, два дня назад увидевшего первую летающую метлу, шансов - ноль. Так все думают...
  Но я, когда знакомился с правилами соревнований, набрёл на одну преспективную идейку. Не то чтобы гениальную, а так... достаточно идиотскую, чтоб это могло сработать. Вот только меня все должны заранее со счётов списать. Включая соперника.
  Участники церемонии расходились в том же порядке, как у нас после спортивного матча. Сначала несколькими порциями выпустили зрителей. Затем зал покинули мы (соискатели) и наши слуги. Потом из дверей по одному потянулись к своим шикарным каретам ОУ-маги. Верховный отбыл последним. А я подождал на улице, пока зал освободится. И вернулся...
  Самое время начинать подготовку к состязанию. Расстроенный почти до слёз Амад на месте показал мне, где будет располагаться ограждение боевого круга. В мельчайших деталях он описывал все правила поединка, всю последовательность действий участников и судей. Особенно подробно я расспрашивал его о различиях в правилах тренировочных и турнирных боёв.
  - Ты точно помнишь, что ритуальные поклоны и рукопожатия не входят в обязательную церемонию турнирного бой? - спросил я его уже в третий раз.
  - Ну, экселенц! - выкрикнул он. - Я же два раза об этом говорил! Не являются они обязательными! Не являются!
  - А теперь представь, что будет, если в начале поединка я медленно двинусь к середине круга, сняв боевой шлем...
  - Ну, я же уже... - начал Амад.
  - А если я начну ускоряться, что подумает противник? Как он поступит?
  - Решит, что Вы захотели продемонстрировать публике точность экстренного торможения перед ритуальным рукопожатием и, в свою очередь, увеличит скорость. Но, экселенц, Вы не успеете освоить такой сложный элемент...
  - А я и не собираюсь!
  Амад замер. Его взгляд перестал блуждать по стенам зала и сосредоточился на моей переносице.
  - Экселенц?!
  - Это для высшего пилотажа нужны годы тренировок. Чтобы выучиться на камикадзе, японским студентам хватало и недели. Конечно, придётся многое сделать: модернизировать метлу, усовершенствовать боевые доспехи, освоить стремительный разгон и технику воздушного тарана. Но всё это нам по силам. Только никто ничего не должен знать до самого боя. И все наши действия со стороны должны выглядеть совершенно безобидно.
  - Но как мы этого добьёмся? Тренировки проходят в общем зале?
  - Помнится, ты упоминал, что новички, впервые севшие на метлу, учатся в пустом помещении. Присутствует только инструктор.
  - Да. Это - чтобы они никого случайно не зацепили.
  - И если завтра ты начнёшь при всём честном народе учить меня началам воздушного пилотирования...
  - Я понял! Нас сразу же выставят из зала!
  - Но мы имеем право готовиться к турниру, и этого права они нас лишить не могут!
  - Поэтому нам предоставят отдельное время для индивидуальных занятий!
  - А поскольку я буду просить максимум...
  - Нам отдадут все ночные часы, когда зал свободен и вход в него для остальных закрыт! Экселенц, Вы гений!
  - Ну что ты? Просто - очень разумный трус!
  Перед выходом из зала я трижды просил оруженосца снять с физиономии сияющую улыбку. Он послушно делал постное лицо, но хватало этого ненадолго. Ну что ж, пусть пеняет на себя. Четвёртую просьбу я сопроводил энергичным движением правого колена. Чорт сложился пополам и заверещал.
  - Ещё одна счастливая улыбка, совсем без них останешься! - Пригрозил я. - Чего беречь-то? На том свете они не нужны.
   - Я всё понял, экселенц. - Прошептал он сквозь слёзы. - Больше не повторится.
   Не знаю, угроза моя на него подействовала, или боль в промежности долго не проходила, но вид у него до самого вечера был на удивление несчастный...
  Зато к утру чорт мог чувствовать себя отомщёным. На моём теле к этому времени не осталось ни одного дециметра белой кожи. Сплошь синяки и ссадины. Но двигаться по прямой со средней скоростью бегущей лошади я научился. Теперь предстояло повторить те же броски и падения при всём честном народе и надеяться, что удастся обойтись без переломов.
  
   ***
  
   За два часа, оставшихся нам после ночных упражнений полноценно отдохнуть не удалось, а потому выглядел Амад достаточно хмуро, чтобы никто не заподозрил подвоха. Он притащил откуда-то два огромных баула, очень похожих на тюки челночников-ПБЮЛов. Из одного извлёк огромный трёхслойный тулуп: мех наружу, мех вовнутрь и между ними - стёганка. Весил этот переносной домик, а назвать такую махину одеждой я бы не решился, не меньше двух пудов. Из другого мешка Амад достал такой же стёгано-меховой шлем-треух и сложную конструкцию устрашающего размера, чем-то неуловимо напоминающую седло.
   Внутренний голос услужливо подсказал мне, что всю эту амуницию чорт заготовил ещё вчера вечером. И если бы не тот удар коленом... То синяков и шишек у меня было бы меньше. Ничего, живы будем - сочтёмся...
   А пока я внимательно следил, как Амад приматывает свою приспособу ремешками к потрёпанной при ночных падениях метле, и у меня родилась ещё одна интересная мысль: к такой поперечной перегородке можно приладить ещё пару, а то и четвёрку, коротких метёлок. Они будут работать, как ускорители у двухступенчатой ракеты. Что даст мне потрясающие разгонные возможности на заключительном участке траектории. И никто ничего не заметит. Под таким-то тулупчиком!
   Как мы и предполагали, существенно увеличить количество ссадин мне в тот день не удалось. Спустя всего четверть часа нас с Амадом выгнал из зала строгий распорядитель, вручив письменное разрешение на ночные тренировки и ключ, чтобы мы могли запереть на это время входную дверь.
   - Ну, что? Двинули за гелиевым баллоном и шариками. Думаю, нужно сразу пару тысяч взять, чтобы докупать потом не пришлось.
   - А спать? - спросил удивлённый Амад. - Мы же, почитай, всю ночь на ногах! Времени до вечера ещё навалом...
   - Разговорчики в строю! Рядовой Амадеус, отставить нытьё! За шариками и гелиевым баллоном шаго-о-оМ ...АРШ!
   Он послушно двинул в сторону рынка, печатая шаг, как кремлёвский караульный. Так-то лучше!
   - Запомни. - Сказал я ему, когда мы отошли немного от дверей зала. - Сначала дело, отдых потом! Это, во-первых! А во-вторых, у нас поединок в какое время?
   - В двенадцать тридцать! - отчеканил он, продолжая печатать шаг.
   - То-то и оно! Нам раньше четырех часов дня лучше не ложиться. А с одиннадцати до трёх вообще нужно проявлять максимальную физическую и интеллектуальную активность, понял?
   - Нет... - Остановился он. - А почему?
   - Чтобы в это время я был на пике своих возможностей! Да и ты - тоже. Усёк? Так больше шансов на выигрыш!
   - Я думал, что...
   - ...что мы полностью положимся на одну-единственную идею? Нет, дорогой! Мы используем все возможности для роста шансов на победу. И будем до самой последней секунды стараться их увеличить! Это наилучшая тактика! Поверь! Она меня ещё никогда не подводила!
   Я старался, чтобы голос излучал спокойную уверенность. Успех предстоящего боя очень сильно зависит от Амада. Он даже не догадывается, насколько! И мне за ближайшую неделю нужно было добиться от него двух практически взаимоисключающих вещей: во-первых, чтобы он насквозь пропитался верой в победу; во-вторых, чтобы научился эту веру таить от окружающих.
   По той же причине я решил пока не раскрывать ему идею с ракетными ускорителями. Сначала нужно освоить разгонные возможности основной метлы. Да и вытаскивать новых кроликов из шляпы лучше когда старые уже всем надоели. Так что, обождём пока с дополнительными метёлками. Они выйдут на сцену, когда Амад растеряет часть сегодняшней уверенности в успехе.
   Первые две ночи я постепенно увеличивал разгон, пытаясь таранить кончиком метлы неподвижные воздушные шарики. Временами удачно, но большей частью, ручка скользила по краю шарика, не причиняя вреда. Или я пролетал мимо. Постепенно скорость движения увеличивалась. И к концу третьей ночи я довёл-таки ускорение до максимума. После того, как на этой скорости мне удалось угробить три шара подряд, мы перешли к тренировкам по движущимся мишеням.
  Результаты сразу упали. И это несмотря на поистине черепашью скорость движущегося шарика. Восемь промахов подряд! Такого не было даже в начале тренировок. Амад чуть не плакал...
  - Стоп, время! - Сказал я. - Мне сейчас на тренажёры и за компьютер. А ты можешь отдохнуть. К маме в гости заскочи, с подружками повстречайся, пивка холодненького хлебни... Только к вечеру здесь, как штык! Опаздание на пять минут приравнивается к дезертирству! И карается...- Я выразительно пошевелил коленом. - Понял?!
  - Ну... да...- он инстинктивно опустил руки.
  - Не слышу!
  - Так точно, экселенц! - Чорт решил изобразить служебное рвение, но это была жалкая попытка.
  Вот пусть и пошуршит денёк на публике в таком настроении. Нам это на пользу. Пусть избавится хоть ненадолго от нервного напряжения, а то сорвётся в самый неподходящий момент. А заодно - вытрясет в чужие уши все сомнения, всё отчаяние, всю горечь... Здесь они ни к чему, а там если и пользы не принесут, то и беды не наделают.
  А потом с новыми силами к новым рубежам... Вот тогда и придёт время про ускорители ему рассказать. Я вернулся в гостиницу. Мы с Амадом снимали трёхкомнатный "люкс" в пентхаузе с выходом на плоскую кровлю. Там в первый же день он установил беговую дорожку и многофункциональный силовой тренажёр. Сегодня до одиннадцати часов мне предстояло связать четыре коротких метёлки из припасённых заранее берёзовых веточек, которые я таскал сюда каждое утро из подсобки Зала воздушных боёв. Там в углу были свалены бракованные и пришедшие в негодность мётлы. Частично распотрошённые...
  Если я правильно понял теорию, скорость полёта прямо пропорциональна общей толщине метлы. Возможность маневрирования -длине прутьев. Приделав дополнительные укороченные метёлки, я терял в маневренности, зато резко увеличивал скорость разгона. Для коренного жителя Моуса, где сила тяжести вдвое меньше нашей, эти нагрузки - запредельны. А у меня должно получиться. Остаётся только понять, насколько быстро противник сумеет отреагировать на мои действия. И возможность понять это у меня была только одна - дождаться следующего занятия и рвануть на полной скорости в сторону Амада верхом на снятом с метлы седле. Заодно и возможности своей новой идеи продемонстрирую.
  Если он замешкается хоть на полсекунды, значит у нас отличный шанс на успех. Почти стопроцентный!!! До начала силовой тренировки я успел собрать только один ускоритель. Остальные три пришлось вязать и прилаживать к седлу в перерывах между занятиями и после них.
  Хорошо, что Амад решил выбрать время по максимуму, и заявился спать только в восьмом часу вечера. Модернизированное седло к тому времени уже покоилось на дне баула.
  
  ***
  
   Пока я надевал тулуп и прятал под него седло с ускорителями, чорт бегал за мотком бечёвки, на которой он сегодня будет таскать шарики. Основную метлу я положил на пол, чтобы на полную катушку задействовать эффект неожиданности.
   - Смотрите, экселенц! Такая длина годится? - Прокричал он, едва появившись в дверях.
   Я на мгновенье включил тягу. Этого хватило для молниеносного прыжка через поларены. Падение смягчил чорт, так и не успевший отпрыгнуть.
   - Да, размерчик вполне подходящий... - задумчиво протянул я, вертя в руке принесённый им моток, - Тащи баллон и шарики, начинаем!
   - Как вы это сделали? Ведь метёлка на арене лежит!
   Я распахнул тулуп и показал усовершенствованное седло.
   - Вот так. Ясно?
   - Не очень. Как Вам удастся использовать фактор внезапности?
   - И на это счёт идейка имеется! Тащи шарики, а я пойду метлу оседлаю...
   Пока он отсутствовал, я приладил седло к метле и отрегулировал угол. Теперь оставалось только продемонстрировать своё изобретение в обстановке максимально приближённой к поединку.
   - Вот мы с противником прибываем на ринг из служебных ворот в противоположных концах зала. Он, скорее всего, вовремя притопает. Я - с максимально возможным опозданием, чтобы оправдать влёт в круг на метле.
   - Логично! - Подтвердил мою догадку чорт. - Если явитесь перед самым началом, никто и не подумает заставить Вас пешком в ринг тащиться.
   - А теперь, когда мы оба заняли исходное положение, я надеваю шлем на кончик метлы и начинаю медленно двигаться в центр круга. Его действия?
  - Сначала боковой вираж, чтобы избежать начинающейся атаки... Потом он, скорее всего, решит, что Вы двигаетесь для ритуального рукопожатия и полетит навстречу...
  Амад закончил бег по кругу и повернулся в мою сторону. Висящий на три метра выше него шарик двинулся к центру следом за своим хозяином. Я прицелился и врубил максимальное ускорение.
  В момент рывка шарик двигался мне навстречу, так что целить пришлось в неподвижный силуэт. Хлопок раздался практически сразу.
  - Ух, ты! Вот это скорость! - Закричал чорт. - Теперь победа у нас в кармане! Вот здорово!
  - Это только, если он купится на трюк с рукопожатием. - Остудил я его неуместный порыв. - А если нет?
  - Тогда он продолжит движение по кругу, постепенно поднимаясь и рывками добавляя ускорение. Эта тактика рекомендуется в начале боя с неизвестным, но потенциально опасным противником.
  - А сам не пойдёт на таран?
   - Вряд ли. Из нас готовят пилотов, а не самоубийц. Таранная тактика в программу не входит.
   - Из вас? Ты тоже в Академии учился?
  Если бы я специально старался придумать способ сбить его энтузиазм, не нашёл бы лучшего варианта. Секунду назад Амадеус раздувался от радости, а сейчас стал похож на съёжившийся от жары лимон.
   - Да. Я закончил Академию.
   - Так почему же тогда...
   Но чорт не стал дослушивать вопроса.
   - Потому, что я осёл! Кретин! Дегенерат! Понятно!!! - Завопил он вдруг, как ужаленный. - Потому, что хотел быть не ОУ-магом, а просто - магом! Потому, что... А, что об этом говорить! Всё равно моя жизнь кончена...
   Он махнул рукой и медленно побрёл к выходу.
   - Подожди! Но ведь не всё ещё потеряно! Я понимаю, ты не мечтал стать чортом, но ведь это не навсегда. Наверняка есть возможность избавиться от хвоста и копыт!
   - И от рогов тоже? - Пробормотал он недоверчиво.
   - Извини, но при наличии интереса к прекрасному полу гарантировать пожизненное избавление от рогов тебе не сможет никто. И потом, шляпа так гармонирует с аристократическим типом лица. Да и солидности прибавляет...
   Амадеус недоверчиво улыбнулся.
   - Ну, экселенц, скажете тоже! А Вы действительно отпустите меня на свободу, когда сможете?
   - Если это не сильно ущемит мои собственные интересы. Покупать твою свободу ценой своей жизни я не буду. А если речь пойдёт о финансовых потерях, посмотрим... Во всяком случае, я постараюсь тебе помочь. Устраивает?
   Чорт кивнул и начал прикручивать к концу бечёвки следующий шарик. Похоже, истерика у него прошла. Вот и хорошо! А о его академическом прошлом мы ещё поговорим. После занятий, когда будем возвращаться в гостиницу.
   До самого утра мы разрабатывали тактику быстрого разгона на встречных курсах с попыткой противника в последний момент отвернуть в сторону. Получалось неплохо. И только одно тревожило - мы учились отвечать на манёвр врага "пеше-по-машинному". Я реагировал на голос Амада: "противник поворачивает направо... противник смещается налево". А в идеале я должен научиться сам определять, куда он поворачивает и когда начинает ускоряться.
   - Неплохо бы в оставшиеся два дня поработать в паре. - Сказал я чорту, когда мы утром возвращались с тренировки. - Мне нужно выработать рефлекс на поворот силуэта.
   - А если Вы не успеете затормозить, экселенц? - спросил он. - Мне потом кости по всей арене собирать!?
   - Ну, мы же без контакта будем работать. Только начало движения ловить... А сам разгон и таран продолжим на шариках отрабатывать.
   - Ладно! - Согласился Амад. - Только тормозить не забывайте! Мне ещё пожить хочется!
   Но к середине следующего занятия он уже и думать забыл об осторожности. С неподдельным энтузиазмом чорт менял направления движения в горизонтальной и вертикальной плоскостях, заставляя меня неотрывно следить за всеми его движениями. Даже глаза заслезились с непривычки.
   В последние два часа мы вернулись к заключительному участку траектории - скоростному удару. Шары лопались один за другим. Скорость разгона постоянно нарастала...
  - Стоп! - сказал Амад. - Мы забыли ещё об одном варианте: противник может отключить метлу и камнем рухнуть вниз.
   - Согласен, этот вариант нужно отработать завтра. Купишь утром десятка четыре больших черных шариков. Не совсем огромных, а таких, чтоб в три-четыре раза крупней стандартных. Мешок с песком нужен. Килограммов на тридцать.
   Это хорошо, что он наконец-то "мы" сказал! Судьбу свою мыслями к моей привязал. Вот только... насколько быстро он начнет считать себя основным творцом нашего успеха и чем попытается себя-любимого за это вознаградить? За мой счёт... разумеется! Но это уже проблема дня завтрашнего...
   Впрочем, сейчас никакого резона предавать меня у него не было. Да и некому... пока. А вот стоит мне выиграть первый бой турнира, и ситуация может поменяться. Знать бы ещё - как?
   - Расскажи мне об Академии. - Сказал я, когда мы выходили из зала на улицу. - Почему одни стали кандидатами в ОУ-маги, другие простыми магами, а ты превратился в чорта. Каков принцип отбора?
   С лица Амада сразу исчезла улыбка.
   - Лучшие стали соискателями, худшие - чортами. Остальные получили дипломы магов.
   - Значит, ты был одним из худших учеников?
   - Я был тринадцатым с конца. Последние двенадцать обречены на это проклятие (он коснулся рукой шляпы и возмущённо щелкнул хвостом по голенищу сапога). А чем ближе к началу списка, тем больше шансов попасть в мясорубку турнира. Свое место я считал наилучшим вариантом для парня, лишённого ОУ-маговских амбиций. Мой дедушка был тринадцатым с конца, и его дедушка - тоже... Кто ж знал, что так выйдет?
   - Подожди, так кандидатами в ОУ-маги становятся не двенадцать лучших? Можно быть и в середине списка?
   - Да, один раз туда попал даже сто двадцать пятый. Экзамены тут вообще не при чём, лучших перья выбирают сами! Никто не знает, по какому принципу они работают?
   Я задумался. А действительно, по какому? Пока это не имело для нас значения. Но со временем могло стать важным. Сейчас интересно другое: почему чортами всегда становились именно последние двенадцать? Хотя, если подумать, всё логично. Это на верхние ступени пирамиды способный человек может просто не захотеть карабкаться, а в рабство попадать никому не интересно. Так что отбор худших происходит вполне естественным путём. Безошибочно.
   - Ещё один вопрос? Почему мне, тринадцатому по счёту участнику, достался тринадцатый по счёту чорт? Неужели случайно?
   - Нет. - Ответил Амад. - Я трансформировался на сутки позже остальных. Уже после того, как отпраздновал успешное окончание Академии.
   - Постой, но так не может быть! Это что же получается: сначала Верховный поймал тринадцатое семечко, а через сутки его выпустил! Иначе такую задержку не объяснить!
   - Так её тоже не объяснить! Если бы он поймал семечко, игра на этом сразу и закончилась бы! Не было б тогда никакого турнира!
   - А может, он просто играет?
   - Нет, это и вовсе - невероятно! Да и зачем? В чем смысл игры?
   - Ты меня спрашиваешь? Я на планете меньше двух недель. Может, турнир - единственный способ отстрела конкурентов на той стадии, когда они ещё относительно безопасны для Верховного. Когда амбиции у них уже есть, а сил для борьбы за власть ещё недостаточно.
   - Тогда как Вы объясните своё участие. Вы-то здесь - с какого боку? Чем ему может угрожать преподаватель-почасовик с другой планеты?
   Тут он меня уел. Никакой угрозы для Верховного я не представлял даже потенциально... А что если ему мешал Амадеус? Нет, так тоже не получается.
  
  ***
  
   И вот он наступил, мой первый турнирный бой. Всё, что можно заранее подготовить и улучшить, мы сделали. Оставалось только настроиться на поединок. Но уж это я умею делать, как никто другой! Многие люди заваливают экзамены и проигрывают единоборства из-за мандража, волнения и неуверенности. Всё это - от неправильной психологической настройки. Нужно перед самым боем описать себе задачу так, чтобы трудности и опасности казались минимальными, зато перспективы на победу - огромными. Выходя на поединок, необходимо чувствовать себя удачливым хищником, выигравшим уже потому, что противник не догадался избежать столкновения. И задача теперь - только в том, чтобы избежать серьёзных ран и увечий.
   Я слушал звук второго рога и готовился отсчитывать секунды от начала паузы. Старт запланирован на счёт двадцать шесть. В этом случае я появлюсь в дверях в тот миг, когда герольд в третий раз поднесёт рог ко рту. До признания меня не прибывшим на бой трусом останется всего пара секунд...
   И тогда - появление верхом на метле будет расценено, как вполне простительное желание избежать опоздания. Меня не заставят идти до круга пешком. И никто не заметит изменений в конструкции...
   Так и вышло. Когда я влетел в зал, судья уже начал поднимать руку, чтобы дать отмашку герольду. Вместо этого он сделал резкое боковое движение, которое вся публика расценила, как приказание поторапливаться. Но я застыл в дверях, делая вид, что вот сейчас начну слазить с метлы...
   - Чего раскарячился! - Не выдержал судья. - Живо в круг! Начинаем!
   Этого я и добивался. Мой сегодняшний враг лишился последнего шанса оспорить результат поединка.
   Зал, конечно же, заполнен до отказа. Публика наверняка шумит и топает ногами от нетерпения. Но для меня существуют сейчас только круг и противник. А ещё мне искренне жаль его, невысокого худого парня в сияющей стальной кирасе и блестящем круглом шлеме. В согнутой правой руке он держит тяжёлый шестопёр, чуть выставив его вбок.
   Я тоже вооруженным явился. Вчера из принесённых Амадом железок мне больше других приглянулся короткий ятаган. Удобная штука! Заткнул за пояс - и порядок! Движений не сковывает, а при случае его и метнуть можно. Рубиться-то я не приучен, а вот ножи бросать доводилось. Развлекался в детстве. Потом мне родители уши драли за изуродованную дверь спальни...
   Влетев в круг, я спускаю к шее затяжку фигурного римского шлема и, стащив его с головы, надеваю на рукоятку метлы. Ремешок цепляю к небольшому крючку и, максимально подтянув к себе одной рукой, выдвигаю другой затяжку до упора. Со стороны это выглядит неуклюжими попытками удержаться на непослушной метле, и мой противник невольно улыбается.
   Поскольку я продолжаю медленно двигаться к центру круга, он делает то же самое, пререложив шестопёр в левую руку, чтобы тот не мешал совершить ритуальное рукопожатие. О такой удаче мы с Амадом не смели даже и мечтать. Я понемногу ускоряюсь, противник тоже движется заметно быстрее, протянув вперёд правую руку.
   И в тот момент, когда он начинает тормозить, я включаю форсаж на максимум. Единственное, что успел сделать враг, это начать разворот. Что ж, ему же хуже. Мой, ставший тараном, шлем со скрежетом влетел в бок стальной кирасы и швырнул несчастного за пределы боевого круга. Шестопёр откатился к самым трибунам.
   И сразу окружающая действительность стала шумной, цветной и объёмной. В глазах зарябило от разноцветных флагов и праздничных костюмов заполнившей трибуны публики. Запахи моуского общепита до отказа заполнили ноздри. Барабанные перепонки завибрировали в унисон с игравшим марш духовым оркестром.
  А потом - так же внезапно наступила тишина...
   Я смотрел в глаза вбежавшего в зал Амадеуса и видел, как радость в них сменяется недоумением и страхом. Все взгляды устремились к черной фигурке на белоснежном троне. К поднятой руке Верховного ОУ-мага. В его сторону уже нёсся сломя голову оранжево-синий скороход. Получив записку от повелителя, он с той же скоростью рванулся к судье.
   Мы ждали развязки, затаив дыхание.
   - Верховный ОУ-маг, пользуясь своим правом поощрения особо отличившихся участников, постановил: "Победителю воздушного боя разрешается на выбор: освободить своего слугу-чорта или даровать жизнь поверженному противнику". - Зачитал судья принесённую ему записку.
   Вот это номер! Я скосил глаза на Амада. Он уже пляшет от радости. Нет, не могу я этого сделать... Ему ведь смерть сегодня не грозит. А парнишке голову прямо здесь оттяпают, стоит мне только рукой махнуть. Вон и плаху уже тащат. И палач с секирой в дверях появился.
  Судья махнул рукой, приглашая меня приблизиться.
  - Ваше решение, победитель?
  - Жизнь побеждённому. Пусть он вернётся домой. А свободу своему слуге я подарю после турнира.
  Да, не прост Верховный! В самый корень проблемы смотрит. Одна фраза, и он оставил меня без помощника. Причём, при любом раскладе. Если я дарую Амаду свободу, дальше сражаюсь один. Если не дарую - теряю остатки его преданности! А их и без того не густо. Ловко!
  И этот наипаскуднейший из выборов, где проигрываешь в любом случае, приподнесён, как особая монаршая милость. Высший класс! Брависсимо!
  Одного не учёл старый интриган. Теперь я точно знаю, что Амадеус лишь фигура на доске. А игра против меня идёт. Вот только чем я ему помешал? Может всё дело в том, что остальных он хорошо знает? Я - единственная переменная величина в отточенной тысячелетиями формуле турнира! А люди склонны преувеличивать опасность, исходящую из неизвестного источника. Чем мне это грозит? Новыми ловушками. И долго ждать их, наверняка, не придётся.
  Ну, что ж, планируя первый бой, я понимал, что дальше будет намного труднее. Что после первой победы ко мне станут относиться всерьёз. Теперь нужно сообразить, как мне эту высокую оценку своих способностей использовать во вред следующему противнику. Впрочем, об этом я подумаю завтра, после жеребъёвки. Когда станет известно с кем и во что мне "играть" на этот раз.
  Чорт почти сутки избегал общения. То ли действительно смертельно обиделся, то ли хотел дождаться, пока я осознаю свою вину и приползу мириться. Но всё это время я упорно делал вид, что не замечаю его кислой физиономии. И к началу жеребьёвки Амад смирился со своей судьбой. Или сделал вид, что смирился. Извиняться я не собирался. Пусть вспомнит свой трюк с "возвращением" авторучки!
  - Вот невезуха, - сказал он мне на ухо, - опять мы в последней паре!
  - Ничего, зато противник уже известен, осталось разыграть только вид единоборства. - Ответил я ему шёпотом, потому что барабан в этот момент уже начал крутиться.
  - Дуэльные пистолеты. - Торжественно огласил судья.
  Амад смотрел на меня и ждал.
   - Отлично! Что-что, а стрелять-то я умею!
  - Но, экселенц, нас учили стрелять из них много лет...
  - Зато я очень хорошо умею читать правила!
  Вот сейчас он должен возразить, сказать мне, что один и тот же трюк нельзя использовать дважды. Можно нарваться. В этом случае его попытка примирения вполне искренняя. А если...
  - Вы позволите мне навестить родителей?
  Вот и оно... Это самое "если"... Интересно, чем "они" его подманили? И когда? А может, сам решил? И теперь идёт вербоваться...
  Впрочем, какая разница? Будем надеяться, что ему поверят!
  - Хорошо, проведай маму! А я пока перечитаю правила и подготовлюсь к началу тренировок. Только перебрось меня на Землю. Денег ещё подкинь, зал нужно арендовать. А то здесь трюки отрабатывать уже не получится, теперь за мной внимательно следить будут. Завтра с утра я тебя жду.
  
  ***
  
   Своего старого однокашника Костю Шведова я нашёл без труда. После окончания третьего курса он взял "академку" и всерьёз занялся спортом. К нам больше не вернулся, зато в следующие пять лет собрал неплохую коллекцию медалей разного достоинства. Потом даже в сборную республики попал по малокалиберной винтовке.
   Зал я арендовал через него. Вместе с самим Костиком. Он при зале смотрителем приставлен. Университет-то так и не закончил. Специальности никакой. А в килеры идти - совесть не позволила.
  К прибытию Амада всё было готово. После того, как мне удалось уговорить бывшего чемпиона изуродовать любимую винтовку самодельным глушаком, звук её выстрела стал теряться в эхе спортивного пистолета. А уж насчёт точности я не волновался...
   - Смотри, - демонстрировал я чорту свою задумку, - вас учили быстро ловить противника в прицел и тут же стрелять с вытянутой руки. А в нашей стрелковой школе, помимо всего прочего, учат стрельбе с локтя. Не целясь.
   Я сделал три выстрела из Костиного Марголина [1]. Все мишени упали (ну, ещё бы, когда за ширмой такой "дострел" с винтарём).
   - Остаётся только приучить руку к вашему дуэльнику, за неделю это сделать - пара пустяков! И тогда противник не успеет поднять пистолет...
   Вообще-то, по сценарию, про то, что руку надо на другой ствол переучивать, должен был сказать Амадеус, но он промолчал... Что само по себе указывало на многое. Зато теперь открыл рот...
   - Экселенц, не знаю, нужно ли сейчас говорить...
   Неужели он стыдится нового предательства, и решил сознаться? Как некстати! Он же не сможет убедительно сыграть свою партию! Его сразу раскусят!
   - ...я знаю, что нас ждёт в третьем туре!
   Так, а это интересно!
   - И что же?
   - Магический покер.
   - Откуда такие сведения?
   - Только в нашей паре могут погибнуть оба участника. У остальных такой опасности нет! Следовательно, нам нужно рассчитывать на пять человек в финале. Трое победителей полуфинала, счастливчик, попавший в финал по жеребьёвке и один из ОУ-магов по выбору Верховного.
   - Логично.
   - А все остальные игры расчитаны на четырёх участников. Больше может быть только в покере.
   Я на минуту задумался. А ведь он прав! Не важно, что им движет сейчас, но к покеру нужно начинать готовиться заранее... Там только свод общих правил занимает пятнадцать томов. А с комментами - больше сотни. И каждым томом кабана прибить можно. Или на всю жизнь калекой оставить ...
   Странно получается! Вроде сейчас чорт пытается меня от ближайшего поединка отвлечь. Снизить шансы на победу! Но, сам того не желая, помогает решению проблемы завтрашней. При этом даже не догадывается, что, во многом благодаря его усилиям, лишь она-то сейчас и важна...
  - Пожалуй, ты прав! Только нам на две стороны не разорваться! Не можем мы одновременно здесь ставить мне руку, и там по библиотекам мотаться. Да по консультантам! Давай сделаем так: ты оставляй мне дуэльники, а сам ввинчивайся в покерные правила, как шурупчик в доску... Когда что-нибудь накопаешь, звони на мобильник, сможешь? И каждый вечер мне сюда краткий отчёт: где искал, что нашёл, планы на завтра!
  - Яволь, герр капитан, разрешите откланяться?
  - Свободен. В девять вечера жду.
  Вот так, а руку мне пусть Костик ставит! У него это лучше получится, да и веры ему больше - он за свою жизнь никого ни предать, ни обидеть не смог! За что и страдает, бедолага!
  Ему я объяснил, что спор нужно выиграть! Дескать, спьяну сболтнул, что через неделю из дуэльника с трёх выстрелов три десятки сделаю. Приз - моя квартира, если промажу. Или коттедж "козла", с которым спорил, если попаду.
  И сейчас у меня задача: убедить "ту сторону" через посредника (общего знакомого, свидетеля пари), что умнее признать всё глупой шуткой и стрельбы отменить. Ну, а коль убедить не получится, нужно повысить шансы оставить квартиру за собой. В истории этой, как нетрудно заметить, важный подтекст закопан: объяснение, почему не смогу остаться - отметить победу, как полагается... Ясно же! Сглупил человек по пьянке. А теперь завязал с перепугу, и развязать при праздновании боится! Костику-то я ящик коньяка ещё до дуэли привезу, чтобы за мою квартиру не волновался.
  Как мы с чемпионом и предполагали, получаться стало уже на второй день. Мышцы быстро вспомнили очерёдность действий. Костик внимательно следил за временем. А то ведь как? Чуть переборщишь с нагрузкой - и рука в самый ответственный момент дёрнется. Потому мы решили всю неделю прожить в тире, благо спортивная база в это время года пустует. Сон разбили на четыре части, чтобы с отдыхом от стрельбы его совместить.
  К девяти вечера я сменил классическую стойку на стрельбу с локтя. Костик с винтовкой ушёл "на дострел". Сегодня нам нужно сделать два из пятнадцати. Пусть Амад видит, что у меня уже начало получаться. Всерьёз задёргаться в лагере противника должны только дня через три, когда результаты станут стопроцентными. А я начну сокращать время от команды "пли" до выстрела. Тогда им и прийдёт в голову мудрая мысль: освоить стрельбу от бедра, с быстрым кистевым рывком. Не зря же я видео с "Белыми волками" в киоске купил. Поставлю фильм к прибытию Амадеуса. Он им идею и подскажет, коль уж сами не допетрят.
  А вот освоить этот трюк они не успеют... Такой финт только ковбои в фильмах хорошо прокручивают. Конечно, какой-то процент попаданий у их участника на тренировках будет, без этого мой план не сработает. Ну, да: кто избегает риска - не пъёт шампанского на радостях... Не до того ему! Пивком от горечи поражений горло отмывает...
  Длиной гусеницей потянулись однообразные часы тренировок! Это только с виду кажется, что стрельбой легче заниматься, чем гирями или штангой. А по мне - стрелок за сутки больший суммарный вес поднимает, чем тот же гиревик. И главное - нудно это, прям до зубной боли... Стойка, контроль, согнутая рука вверх, слегка распрямляем локоть, опускаем... Выстрел.
  Главное, ещё до остановки нажать курок. На самом "хвостике" движения. Тогда пистолет в горизонтали и не шелохнётся даже. А по вертикали десять-пятнадцать сантиметров разброс - не проблема. Тупоносая пуля дуэльника потрясающе убойна. Для гарантии я ещё и носик ей на дольки распилю. Стрельба разрывными на Моусе не запрещена - не додумались они там до наших мерзостей. Тем лучше ...
  - Спину не сгибай! Вот, правильно! И локоть не открячивай! Ближе к груди держи!
  Я кивнул, опустил руку и повторил движение.
  - Теперь правильно! Давай!
  Выстрел. Костик смотрит в трубу.
  - Восьмёрка, ниже. Ещё два пустых...
  Я послушно перезарядил оружие и проделал те же движения, не нажимая курок.
  - Правильно, давай!
  Выстрел.
  - Семёрка ниже. Отдыхай!
  Этой команды я с каждым разом начинаю ждать всё раньше и всё сильнее. Что не говори, а стрельба не мой вид спорта. Слишком много терпения требует. Потому я её в своё время и бросил...
  
  ***
  
  Пот начал заливать глаза и я, не чинясь, утёр лицо рукавом рубашки. Кто думает, что так просто выстрелить в живого человека? Его б сейчас на моё место! Я в третий раз прокручиваю в голове, как этот дрожащий заморыш жал на курок, едва успев вскинуть кисть руки. Не помогает! Пытаюсь вспомнить, что испытал, когда пуля чиркнула по левому уху, обжигая его ледяным холодом близкой смерти. И всё равно не получается...
  Рука в шестой раз начинает подниматься, не дойдя до точки прицела. Может, выстрелить в воздух? Нет, второго шанса враг не упустит! Он уже понял, что я выцеливаю медленнее, и не будет никуда торопиться. Так что "в воздух" для меня означает "в висок". Нет, всё равно не могу...
  Ствол пистолета снова ползёт вверх.
  - А-а-а ... - Вопит противник, схватившись правой рукой за шапку.
  Я ничего не успеваю сообразить, как его лоб взрывается, усеивая кровавыми ошмётками белоснежный мраморный пол. Мне становится дурно. Перед глазами плывут разноцветные круги.
  - За нарушение правил соревнований претендент Кнауз Граусвик дисквалифицирован. - Звучит в моих ушах равнодушный голос судьи.
  Только тут я понимаю, в чём дело: рука убитого сжимает какой-то предмет, сильно смахивающий на укороченный пистолет. Только сделан он из светлого пластика. Ловкач мой враг, ничего не скажешь!
  Я разворачиваюсь и, бросив бесполезное оружие в руки чорта, направляюсь к выходу! Бред! Или галлюцинация! Всё окончательно запуталось! Отстрел нарушителей предусмотрен правилами, но почему ему не дали сначала убить меня? Два трупа. Виновник наказан - вопрос снят! А теперь что? Непонятно!
  Это настолько не вязалось с предыдущими действиями Верховного ОУ-мага, что я даже растерялся. Идиот, баран, дубина! Ещё полчаса назад я чувствовал себя хозяином положения. Игроком, из главных. А сейчас - пешкой на доске! Кто-то меня продвигает от клеточки к клеточке, переставляет с чёрной на белую, разыгрывает гамбиты и прочие... -шпили. Не исключено, что готовится разменять, а то и принести в жертву. И я, кретин, об этом ни гу-гу, ни ку-ка-ре-ку. Одно слово - придурок!
  - Экселенц. - Незваным гостем вперся в левое ухо голос Амадеуса. - Идёмте в гостиницу.
  - Да, пошли. Вещи не забудь. Что там с комбинацией "тройной флеш в пространстве бубей с прикупным джокером"?
  - Просчитал! Вероятность три процента. И по времени не успеваем.
  - Что ж, ищи дальше. А мне оставь краткий свод правил. Там ведь не больше пятисот страниц?
  - Четыреста восемнадцать.
  - Одолею. А сам копай дальше.
  Надежды, что он сможет найти подходящий для новичка алгоритм, у меня давно уже не было, но видеть гнусную рожу предателя сейчас выше моих сил! Да и не то у меня настроение, чтобы общаться. Вот напиться - в самый раз. А может, действительно, нализаться до "зелёных амадеусов", и гори оно всё сизым пламенем?! В покере этом я даже правила целиком дочитать не успею. А уж придумать что толковое - и мечтать не стоит!
  Впрочем, официально вид состязаний только завтра объявят. Тогда и буду голову ломать. А пока пусть чорт копытами землю роет! Ему теперь от меня никуда! На сторону дорожка прочно загорожена. После такого поворота событий.
  Между тем лифт распахнул двери, домчав меня до гостиничного номера. Замок, повинуясь повороту ключа, негромко щёлкнул язычком. Я нажал на ручку. Прошёл в прихожую. Сбросил кроссовки и двинулся к холодильнику. Бутылка "столичной" дружески подмигнула жёлтой пробкой, стоило только дверку открыть.
  "Ладно, - сказал я себе, - напиваться не буду, но граммов тридцать принять не мешает, а то до конца недели будут эти кровавые ошмётки в глазах прыгать". Горькая жидкость наждаком прошлась по горлу. Да, пить - тоже сноровка нужна. Я завинтил крышку и убрал бутылку в холодильник. Одной рюмки для расслабухи хватит, а надираться действительно незачем! Пора думать над следующим ходом.
  Но, то ли слишком сильно я переволновался, то ли сказался многодневный недосып, только вместо размышлений о предстоящей партии я практически сразу даже не провалился, а, буквально, рухнул в чёрно-серую пелену сонной одури. Только-только до кровати успел доползти. Хорошо, раздеться не забыл, хоть уже и на полном автомате...
  Но, зато - не зря старался! Честное слово: знал бы, что ТАКОЕ приснится - из койки б неделю не вылезал, ожидаючи. Хотя, чему удивляться! Полмесяца уж, как дома не был! Самое время для сновидений... эротических.
  Собственно, что сновидение именно эротическое, я сообразил не сразу. Поначалу думал, что в виртуальное путешествие угодил. А что бы вы решили на моём месте? Ну, вот представьте - несёт вас над освещённым вечерними огнями городом ковёр-самолёт из детской сказки, а вокруг небольшие облачка и звёздная россыпь до горизонта во все стороны. Город совершенно неизвестный, и на небе ни одного знакомого созвездия. А последнее, что вы перед этим помните, это - как падали на кровать в гостинице...
  Коню понятно, наяву даже из моуской постели на ковёр-самолёт вот так сразу не попадёшь. В общем, когда этот летающий половичок к разноцветному дворцовому комплексу стал сворачивать, я приготовился смотреть сокровища Тадж-Махала, дворцы Минской династии или, на худой конец, висячие сады Семирамиды. Но тут шустрый коврик неожиданно занырнул в распахнутое окно бокового флигеля и, слегка притормозив, аккуратно уронил меня в самую середину роскошной широкой кровати, оформленной в стиле позднего ампира.
  Окошко тут же закрылось. А коврик, вильнув на прощание хвостовыми кисточками, юркнул под шкаф. Я посмотрел по сторонам. Комната оформлена в оранжево-красно-багровых тонах. Размеры, как у баскетбольной площадки. Мебели минимум: кроме кровати и шкафа только несколько столиков, канделябры и люстры, плюс огромные настенные зеркала. А ещё драпировки по всем углам и стенам. Такого количества усыпанного золотистыми звёздочками шёлка и бархата хватило бы, наверное, на весь дворец.
  Всё это тканое великолепие переливалось и искрилось в неровном свете многочисленных свечей. Вместе со сверкающими звёздочками и шевелящимися шелками создавался потрясающий по силе эффект. Огромная спальня производила впечатление живого существа.
  Не успел я толком оглядеться, как со всех сторон одновременно послышалась тягучая восточная музыка. Огонь свечей на мгновение погас, а когда загорелся снова, в центре комнаты оказалась босоногая танцовщица в ярко-красном бикини и полупрозрачной розовой накидке.
  Наверное, музыка в тот момент заиграла громче. Или тише. А может быть, она и вовсе исчезла... В принципе, звуки могли раздаваться любые. От классического органа до циркулярной пилы. Мне было не до них!
  Почему? Хм-м-м? Как бы это... Вы когда-нибудь видели стриптиз? Может, танец живота? Или мисс Вселенную? Так вот представьте, что мисс Вселенная извивается в танце живота, и, закончив этот номер стриптизом на краю огромной багрово-красной постели, падает в ваши объятия...
  Ну, конечно же, я её сразу узнал, эту стройную красавицу-брюнетку, жительницу славного Иваново. Собственно, из всех знакомых женщин именно её я желал сильнее всего. Но... мой возраст и семейное положение, её красота и статус дипломницы. Так что... в ту сторону вильнуть я тогда даже пробовать не стал. А уж в постели мне такая богиня только присниться могла! Вот и пригрезилась...
   - Господин мой и повелитель! Ты позволишь ничтожной рабыне продемонстрировать свои знания? - Прошептало чудное видение, касаясь моего уха жаркими чуть влажными губами. - Если я правильно запомнила четвёртый параграф первой главы, то это делается приблизительно так...
  И её язык затанцевал на моей груди, постепенно опускаясь к животу и ниже... Вот тебе и мир сновидений! Не знаю, по какой книжке их здесь учат, но на Земле её нужно издать трёхмиллиардным тиражом на всех существующих языках. Ввести обязательные занятия в школах. А баллы выставлять в первой строчке аттестата.
  К сожалению, вынужден признать, что в ту ночь я не смог бы объективно оценить уровень её знаний, слишком уж часто от избытка эмоций отключалось сознание. И тогда моё тело превращалось в огромную губку, впитывающую непрерывный поток изысканных удовольствий.
  Но стоило мне только лишь одним движением намекнуть на готовность перехватить инициативу, как из вулкана извергающейся страсти она превратилась в мягкий воск, принимая мои ласки с тем же энтузиазмом и пылом, с которым только что дарила свои...
  ... в этот момент сквозь пелену сна ко мне начал пробиваться противный звук мобильника.
  - Извини, - прошептало мне кареглазое видение, - тебе пора...
  Красная комната закружилась перед глазами. Потом всё закрыли разноцветные переплетающиеся круги. И наконец, всего лишь мгновение спустя, я очутился на полу гостиничного номера с телефоном, зажатым в потной подрагивающей руке. За окнами люкса уже занимался рассвет.
  - Алло! - Рявкнул я ни в чём не повинному мобильнику. - Вас внимательно слушают!
  В ответ - молчание. Затем - короткие гудки. Номер на экране дисплея - совершенно незнакомый. Я нажал ответный вызов.
  - Линия сейчас занята. Пожалуйста, позвоните позднее. - Продекламировал хорошо поставленный женский голос.
  Я сбросил и надавил на кнопку повтора.
  - Аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети. - Жизнерадостно сообщила трубка.
  Что ж, как говорится, бог троицу любит! На этот раз телефон отозвался лишь после пятисекундного молчания:
  - Вызываемый Вами номер не существует.
  Я отключил мобильник и удивлённо потряс головой.
  Бред. Сейчас умоюсь, и всё пройдёт. Но стоило только войти в санузел, как раздался следующий звонок. Номер был всё тот же. Я молча включил связь и приложил трубку к уху.
  - На прибывающий поезд посадки нет. - Прорвался сквозь грохот колёс ехидный мужской голос. - Отойдите от края платформы. Ха-ха-ха...
  Я прикинул на глаз толщину канализационной трубы. Вроде, нормально... Аккуратно опустил мобильник в унитаз и, не спеша, спустил воду. Будем считать, что первый этап подготовки к третьему раунду начался довольно удачно...
  Но это впечатление оказалось неверным.
  
  ***
  
  Не знаю, кому из моих противников пришла в голову идея максимально задействовать отвлекающие факторы и психологическое давление, но в упорстве и последовательности ему не откажешь. Прессинг продолжался всю неделю без перерыва. В номере с утра до вечера что-нибудь ломалось, искрило, протекало. В окна постоянно залетали пчёлы, осы и шершни. Стоило выйти на улицу - все окрестные птицы начинали отрабатывать на моей шляпе точность прицельного бомбометания... Амаду тоже доставалось...
  Результат: к началу соревнования мы так и не смогли найти ни одной надёжной стратегии. Договорились, что я буду играть как в обычный покер, стараясь держаться в тени, чтобы дать возможность остальным максимально ослабить друг друга. А потом - положусь на удачу...Глупо, согласен. Но ничего умнее мы не придумали.
  И вот прозвучал гонг. Сначала розыгрывались места за столом. Первым, по старшинству, кубик с цифрами на гранях катнул ОУ-маг. Шестёрка.
  - Участник, выбросивший цифру "шесть" сам выбирает место за столом и раздаёт карты. - Провозгласил судья.
  ОУ-маг взял в руки колоду и чинно уселся в кресло с четвёркой на спинке. В магическом покере оно считается самым выгодным. Я так и не понял, почему.
  Вторым испытывал судьбу счастливчик, волею жребия избежавший первых двух туров. Ему выпала пятёрка. Дальше процедура несколько замедлилась. Третий участник трижды выкинул шестёрку, дважды - пятёрку, и лишь шестой бросок завершился двойкой. Наступила моя очередь, кубик покатился по широкой дуге и остановился на краю стола у самого кресла судьи.
  - Единица. - Сказал он.
  Теперь, когда мы заняли свои места, ОУ-маг вскрыл колоду и стал её тасовать. Настроение к этому моменту опустилось - ниже некуда. Место за столом досталось самое неудачное, на раздаче - профессиональный шулер. Правила игры представляю смутно. На кону - собственная жизнь. Самое время для паники...
  Карты, повинуясь опытным рукам, веером разлетались по столу, каждая следующая в стопке ложалась точно на предыдущую. ОУ-маг завершил сдачу и выложил похудевшую колоду на центр стола. После этого все уставились на меня. Какого лешего? А, моё слово первое...
  Я протянул руку и коснулся своей стопки.
  - Загни угол. - Раздался шопот в правом ухе.
  Я оглянулся. Никого.
  - Не вертись! Загибай!
  Голос казался смутно знакомым, но где я его слышал, вот так сразу вспомнить не получалось.
  - Ну, тогда извини, милый! Придётся прибегнуть к сильным средствам.
  Голос я узнал спустя долю секунды. А ещё узнал губы и язык. Кареглазое чудо продолжило ровно с того места, где мы остановились неделю назад. Рука непроизвольно дернулась, загибая правый уголок верхней карты.
  - Угол! - Чуть промедлив, провозгласил судья. - Первый номер, карта "в тёмную"!
  В зале стало слышно, как в одно из окон бьётся рвущаяся на волю бабочка. Второй и третий игроки дружно скрестили на груди руки.
  - Второй номер, одна восьмая к единице, пас. Третий номер, одна четвёртая к единице, пас.
  Для меня это всё звучало, как китайская грамота.
  - Эту часть правил почти никто не читает, - шепнула она мне на ухо, - поэтому ты получаешь преимущество как минимум в первом круге.
  Губы ОУ-мага сжались и побелели. Не поворачивая головы, он бросил быстрый взгляд налево. Пятый номер уже держал руки скрещенными на груди. Зубы старика скрипнули. Он медленно опустил руку на карту, затем быстро её перевернул.
  На стол под тихий стон зала лёг бубновый туз. Маг торжествующе улыбнулся. В зале загомонили. Судья посмотел на меня. Я тоже перевернул карту. Тишина упала на сцену, как стальной противопожарный занавес.
  - Двойка бубей против туза бубей. - Раздался хриплый голос судьи. - Слово пятого игрока!
  Кулаки ОУ-мага скрутились в морщинистые, покрытые белыми волосами клубочки. Казалось, он перестал дышать. Пятый участник замер со скрещёнными на груди руками. Судья выждал пару секунд и провозгласил:
  - Первый номер - один и семь восьмых. Пятый номер - единица. Первый круг завершён. Перерыв.
  Окончание фразы чуть заглушил металлический лязг. Трое проигравших в единый миг оказались примотанными к своим креслам тончайшими стальными тросиками. Получившиеся "коконы" вынесли из зала невозмутимые охранники.
   - Разомни ноги. - Шепнула мне невидимая красавица. - И не психуй. Всё идёт по плану.
   Я встал и двинулся к изумлённому Амадеусу.
   - Ну, Вы даёте, экселенц! - Закричал он издалека, перекрывая своим мощным голосом зрительский гомон. - Я чуть не уписался, когда Вы карту загнули! Блеск!
   - Ещё ничего не решено. - Остудил я его пыл. - А двойка всегда бъёт туза?
   - В том то и дело, что нет! Для этого не должно быть других открытых карт. И ещё двойка должна быть той же масти. Пятый участник фактически выбирал победителя. И выбрал Вас! А ведь они с ОУ-магом явно бежали в одной упряжке! Нет, это просто незабываемая партия! Она войдёт во все учебники по магическому покеру!
   - Остынь! Нам до издания этих учебников ещё дожить нужно. Лучше подскажи правила второй партии.
   - А дальше всё - проще пареной репы! Вы открываете карты. Каждый ставит на свою одну единицу. Если Ваша - старше, он проиграл. Если его - Вы утратили дополнительный запас. И перед открытием следующей карты преимущество в очках имеет уже он.
   - Да, действительно просто. А когда сданные карты закончатся?
   - Следующие будет снимать судья с верха колоды.
   В этот момент ударил гонг. Я двинулся к своему креслу. Шансы на выигрыш за последний час выросли многократно, но расслабляться было ещё рано. Да и будущая победа могла таить в себе много неприятных сюрпризов.
   После второго гонга, повинуясь знаку судьи, мы дружно перевернули верхние карты. Счёт стал семь восьмых против двух единиц у противника. Затем фортуна улыбнулась мне. Один и три четвёртых против одного и одной восьмой. Потом снова его карта перевесила. Теперь у меня осталось одна вторая против его двух и одной четвёртой. Ситуация становилась напряжённой.
   Он перевернул последнюю карту. Король. Я вопросительно посмотрел на судью. Верхняя карта колоды полетела в мою сторону. Я поймал её на лету и перевернул. Туз. Единица против одной и семи восьмых. Судья бросил нам по карте. Мы открыли их практически одновременно. Два туза. Теперь следующая сдача решит исход партии.
   Верхняя карта полетела в мою сторону, следующая - к противнику. Мой валет против его ... семёрки.
  Зал взревел. Публика везде одинакова. Обожает идиотов, готовых поставить на карту свою жизнь. Когда восторженные крики немного стихли, раздался звук трубы и судья развернул широкий свиток с печатью Верховного.
  - Победитель турнира по традиции имеет право занять освободившуюся должность ОУ-мага или, если она его не устраивает, бросить вызов любому из оставшихся ОУ-магов. Кроме этого победитель может даровать свободу своему слуге-чорту и самостоятельно решить судьбу побеждённых. Право на все эти решения сохраняются за победителем в течение суток с момента оглашения данного Указа. Решения могут приниматься независимо друг от друга.
  Судья вопросительно посмотрел на меня.
  - Свободу Амадеусу прямо сейчас. Над остальным я ещё подумаю.
  Амад подскочил от радости. В момент прыжка его окутало белое облако, а когда оно рассеялось, радостный маг правой рукой держался за голову, проверяя отсутствие рогов. Левая шарила на том месте, где секундой раньше начинался хвост. Одновременно с этим он выделывал голыми ногами замысловатые коленца.
  - Алексей Георгиевич! - Заорал он.- Вот спасибо-то! Век не забуду! Да я теперь Вам, что хочешь...
  - До дома доставь, и свободен. Без тебя я туда не попаду.
  - Как, прямо сейчас? А может, завтра? Я Вас с мамой хотел познакомить...
  - Сначала домой, потом - видно будет!
  Амадеус вздохнул и щёлкнул пальцами. Разноцветный вихрь закрутил нас и потащил в черную пелену космоса.
  
  ***
  
  В прихожей было совсем темно. Пальцы потянулись было к выключателю, но тут в руке у Амадеуса вспыхнул фигурный светильник. Я прошёл в гостиную и толкнул дверь спальни.
  Сцена, представшая перед нами в свете ночника, как говорится... не допускала двойного толкования. Наташа в своей любимой позе "девочки сверху". А снизу нечто крупное и неплохо откормленное. Да это же Хорь Иван Борисович! Собственной персоной!
  - Картина Репина "Не ждали". - Поприветствовал я увлечённую сладостным процессом парочку.
   Наташа ойкнула и проворно нырнула под одеяло. Герой-любовник грязно выругался, сунул ноги в мои разношенные тапочки и начал угрожающе приподниматься. Я бросил взгляд в сторону Амадеуса. Он тут же щёлкнул пальцами. Хорь застыл в позе любвеобильной мартовской кошки.
   - Ты сам во всём виноват! - Завопила жена из-под одеяла. - Эти твои бесконечные командировки...
   - Ну, большую их половину организовывал как раз твой сегодняшний любовник. И не без твоего участия, разумеется...
   В комнате наступила тишина.
   - Что ты с ним сделал? - Спросила, наконец, Наташа.
   - Ничего страшного! Просто не хочу, чтобы он мешал нашему трогательному прощанию. Я не раз слышал, что ты угробила на меня лучшие годы жизни, что могла бы найти себе лучшего мужа. Что ж, наверное, это правда. Теперь, без меня, тебе будет лучше. Имущество делить не надо. Я мужчина, пусть и не такой крутой и решительный, как твой сегодняшний герой - я себе ещё наживу. Более того, поскольку расстаёмся мы только сейчас, я готов поделиться с тобой половиной денег, заработанных в последней командировке.
  Я бросил решительный взгляд на Амадеуса. Он протянул мне начатую в первый день знакомства пачку евро. Я бросил её на кровать.
  - Экселенц, зачем Вы так? - Начал бывший чорт.
  - Не хочу, чтобы женщина, с которой я прожил столько лет, нуждалась в куске хлеба и крыше над головой. Пусть даже и в моё отсутствие!
  - А, тогда понятно! - Он сунул руки в боковые карманы куртки и бросил на кровать две нераспечатанные стодолларовые пачки. - Это для стопроцентной гарантии! Вы ведь не собираетесь больше сюда возвращаться?
  - Нет, переправь меня на Моус. И приведи в чувство этого типа.
  Хорь отмер и опустился на кровать.
  - Прощай, дорогая! Не поминай лихом!
  Амадеус в очередной раз щёлкнул пальцами, и мы, поболтавшись в очередной раз в разноцветных кругах, очутились в номере моусской гостиницы.
  - Алексей Георгиевич! Простите меня! Я...
  - ...ты всё знал, потому что ещё в мою бытность в Иваново застал в спальне эту сладкую парочку. Потому и решил, что я подкаблучник и тряпка. Что турнир выиграть не способен, не стоит даже и пытаться! Так?
  - Ну... Да!
  - Так вот, ни о чём больше не беспокойся! Твоя служба сегодня закончилась. До дворца я завтра доберусь самостоятельно.
  - Но Вы не можете бросить ему вызов! Это же форменное самоубийство!
  - Нет, всего лишь очень выгодный размен! Со мной погибнет и тринадцатое семечко, ты же сам говорил!. Следующего - Верховному ещё дождаться нужно. Я отдам остаток собственной короткой жизни, которая мне уже без надобности, в обмен на крайне необходимые две тысячи лет для всего человечества. Надеюсь, за это время люди и маги найдут выход из положения. Ты этому поспособствуешь! И хватит об этом! Я принял решение и уже от него не отступлю. А теперь проваливай, у меня завтра самый главный бой турнира, нужно хотя бы попытаться выспаться.
  Амадеус покачал головой и исчез.
  Появился он уже утром у ворот дворца Верховного ОУ-мага с двумя осёдланными скакунами и странного вида торбами.
  - Ну и чего ты сюда припёрся? - Начал я.
  - А Вы на меня голос не повышайте! Я больше Вам не слуга! Где хочу, там и гуляю! Кстати, оружие Вам принёс, да и себе тоже.
  Он снял с лошади один из двойных баулов и вытащил оттуда штатовский армейский жилет, увешанный военными принадлежностями (от складного ножа до ручных гранат). Далее последовали: АКС-74У с четырьмя попарно скрученными изолентой рожками и Глок-34 с двумя снаряжёнными обоймами.
  - Гранатомёт брать не стал. - Пояснил он. - Магические амулеты компактнее.
  Сам он облачился в элегантную кирасу и прицепил к поясу увесистую рапиру. Затем обвешался разнообразными мешочками, цепочками и камушками на разноцветных шнурках.
  Да! Вооружились мы на славу! Спецназ всея Моуса, блин! Если Верховный обладает чувством юмора, может просто со смеху помереть.
  Последним Амадеус достал из похудевшего баула оправленный серебром рог и дважды протрубил в него.
  - Победитель турнира вызывает на бой Верховного ОУ-мага! - прокричал мой добровольный оруженосец.
  Ворота медленно поднялись.
  Охранники взяли нас в кольцо и отвели в большой зал.
  - Верховный лично примет своего противника и обговорит с ним условия поединка! Оружие и слугу можете оставить здесь! - Сказал мне вышедший из боковой двери величественный можордом, после того, как отпустил охрану.
  - Он не слуга, а соратник! - Рявкнул я.
  - В таком случае ему предложат гостевое кресло. - Невозмутимо ответил старик.
  Я сложил в углу успевшее надоесть вооружение и последовал за своим провожатым. Пройдя через два соседних зала, он отворил большую белую дверь и пропустил меня внутрь небольшого кабинета, в котором уже дожидался Чёрный Властелин.
  - Неужели ты так спешишь умереть? - Спросил он скрипучим голосом, как только дверь за мажордомом закрылась.
  - Я приготовился к смерти. А ты?
  Он немного помедлил. Затем отстегнул маску и уронил её на пол. Следом за ней с плеч спал расстёгнутый чёрный плащ. Напротив меня стояла улыбающаяся красавица, которую я совсем недавно видел во сне.
  - Возможно, ты ещё передумаешь? Ведь властителями становятся не только в бою! - Улыбнулась она, скромно опуская длинные смоляные реснички. - Можно ещё, к примеру, жениться на наследнице престола! Если, конечно, я тебе не очень противна?
  Сколько времени я пребывал в ступоре, сказать не берусь. Но наверняка больше минуты. За это время она отвела меня поближе к камину и усадила в резное, обтянутое багровым бархатом, кресло. Сама устроилась в качалке напротив.
   - Расскажи всё с самого начала. - Попросил я, когда снова обрёл дар речи. - Я уже ничего не понимаю!
  - С самого начала не буду! Столько твой оруженосец не выдержит! Он же, как мне докладывали, семьдесят шесть боевых амулетов на себя нацепил. Хватит, чтобы весь дворец по кирпичикам разнести. Только самую суть! Ладно!
  Я кивнул.
  - Тринадцатое семечко способно выполнить любое, даже самое сложное и невыполнимое желание, но только одно. Я не знаю, что именно хотел получить мой отец. Но он полчаса не дожил до этого мига. Четверо суток глаз не смыкал в ожидании. Вот сердце и не выдержало. А желание мне досталось. Как думаешь, чего может хотеть молодая незамужняя принцесса на выданье?
  - Да, откуда же мне знать? Мало ли что ей в голову взбредёт? Я ж не эксперт по незамужним принцессам!
  - А незамужняя я в это время составляла подробный список крайне желательных качеств будущего супруга и мечтала о том, как встретит этого человека...Самое типичное занятие для девушки моего возраста и положения.
  - Может, лучше было попытаться папу к жизни вернуть? Или семечко магической реанимацией не занимается?
  - Да откуда ж мне знать, что он в это время умереть может! Я такого даже предположить не могла. А когда семечко в воздухе появилось, всё -поздно! Первое заветное желание загадано, второго не предусмотрено! Только мелочи, вроде ремонта техники и виртуальных шпаргалок.
  - Ты хоть сама-то себя слышишь? Это же - бред! Девица-красавица мечтала о соропятикалетнем рогоносце, неудачнике с полным отсутствием амбиций и властолюбия? Да не смеши ты мои тапки! Тебе самой-то сколько? Пятнадцать, двадцать?
  - Сорок три, если по-вашему. У нас здесь дольше живут и медленнее старятся. Твоему Амадеусу, например, семьдесят восемь. И он ещё считается молодым человеком.
  - Вот видишь! Ты и повзрослеть не успеешь, а мне уж в ящик играть пора! Какая же это жизнь?
  Она протянула руку и взяла с полки зеркальце.
  - Посмотри на себя! Ничего не замечаешь?
  - Ну, не знаю. - Протянул я. - Вроде седины у меня больше было, и лысина на затылке сильнее просвечивала... Так я у вас тут молодею, что-ли?
  - Нет, просто начинаешь выглядеть на свой возраст. Через полгода-год снова будешь таким. - Она повернула зеркало изнаночной стороной.
  Там был я, двадцатилетний.
  - Ладно, с разницей в возрасте мы разобрались! А как быть с профнепригодностью: правитель должен быть умным, добрым, честным и справедливым, а ещё он должен зажигать своими идеями сердца людей!
  - Ну, об уме человек, без всякой подготовки и помощи прошедший две стадии сложнейшего турнира, мог бы и помолчать! О доброте твоей после первого тура все моуские кумушки, не переставая, судачут. А насчёт честности и справедливости, а также умении зажечь сердца - так если мы сейчас дискуссию не закончим, Амадеус, этот вчерашний образец жульнического и трусливого моуского здравомыслия, террорист-смертник с зажжённым тобой сердцем начнёт из моего дворца башни-близнецы делать. В последней стадии своего диалектического развития.
  - Ладно, сейчас мне нечего тебе возразить. Но это не значит, что ты меня убедила. Давай побыстрей сообщим Амаду, что поединок не состоится, а то он там нервничает зазря... Как бы, действительно, глупостей не наделал.
  
  ***
  
  Полчаса спустя мы, все трое, сидели за прекрасно сервированным столом и завтракали.
  - Ну, так что ты решил? - Спросила принцесса Слионтра, когда я отодвинул тарелку и потянулся за чашкой чая. - Принимаешь моё предложение? Или назначаем время поединка?
  - Драться я с тобой точно не буду! Не за властью сюда шёл. А предложение заманчивое, кто ж спорит? Только уж больно неожиданное! Да и не справлюсь я! Это ж каждый ОУ-маг меня завтра на поединок вызвать может. А мне цена в бою две с половиной копейки!
  - Ну, это не проблема! Ты же вызов по всем правилам бросил. И на законном основании власть получил. Теперь тебя на поединок могут не раньше, чем через год вызвать. А я тебя за девять месяцев так подготовлю - ни один претендент не сунется.
  - А почему за девять, а не за все двенадцать?
  - Дальше мне будет уже не до боевых искусств! Как образцовая жена, я должна буду сосредоточиться на семье: вести хозяйство и любить мужа. Детей, опять же, воспитывать.
  - Каких детей? Их же у нас ещё нет!
  - Ну, это ты так думаешь!
  Я поперхнулся и захлебнулся горячим чаем. Пока Амадеус стучал по спине, выбивая из меня его остатки, кареглазая красавица упорно не обращала на нас внимания.
  - Так это был не сон! - Прохрипел я, едва обретя дар речи. - Чего ж ты раньше-то молчала!
  - Не хотела на тебя давить. Ловля мужиков на живца - не мой профиль!
  - Хорошо, а зачем тогда... а?
  - Должна же я была узнать, чем мне грозит замужество, какие сулит радости и печали! И потом, твой успех был вероятен, но не гарантирован. Мой трюк с загнутым уголком мог и не привести к победе. С интригами всегда так - не известно, куда в результате кривая выведет. Нужен страховочный вариант. Это я из школьного курса хорошо запомнила.
  - Ну, тогда добивай! Чего уж там? Скажи ещё, что была первой ученицей по этим вашим интригам!
  - А как ты угадал? - Моргнула она ресничками. - Я была трижды первой: по семейным, служебным и государственным интригам. А по бытовым спорам и соседским склокам - второй в выпуске.
  - Какой кошмар! Я сбежал с Земли на Моус, чтобы променять склочницу и интриганку-любительницу на хорошо обученную профессионалку!
  - То есть...
  - Я согласен!
  А что я ещё мог сказать? Умные женщины - моя слабость!
  
  [1] - Спортивный пистолет Марголина
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Максим "Рисс – эльф крови"(ЛитРПГ) Р.Брук "Silencio en la noche"(Антиутопия) B.Janny "Берег мёртвых "(Постапокалипсис) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 7. Перековка"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"