Пьянова Маргарита Владиславовна: другие произведения.

Незнакомец

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Случайная встреча на вечеринке изменила весьма обыденную жизнь девушки... А может она была не такой уж случайной? Комментарий: Начинала когда-то давно, потом бросила... и вот вернулась... Полно ляпов, я знаю, я не особо сильна в письме, больше люблю читать, так что критике вполне рада буду, но хотелось бы и хороших отзывов)В работе!


   Я вошла в танцевальный зал клуба. Вечеринка была в самом разгаре. Танцевать мне не хотелось, и я стала проталкиваться сквозь беснующуюся толпу к столикам. Когда я, наконец, добралась до противоположного конца зала, оказалось, что все столики забиты до отказа. Свободное место оставалось только возле странного на вид парня, который равнодушным взглядом окидывал толпу.
   Я остановилась в нерешительности возле него.
  -- Здесь свободно? - с трудом вымолвила я.
  -- Да.
   Ответ был односложным и пустым, в нем не было ни интереса, ни враждебности. Это была констатация факта. Не зная, как на отреагировать, я спросила:
  -- Можно мне присесть?
  -- Пожалуйста.
   Вежливость? Нет, это была не вежливость. Скорее возникало ощущение, что он оказывает мне милость. Во время этого короткого разговора он даже не посмотрел в мою сторону.
   Я села, и стала с интересом его разглядывать. Короткие прямые волосы были неестественного белого цвета. Узкое лицо с высокими скулами и прямой нос придавали ему довольно аристократический вид. Широкие плечи и при этом тонкие руки, наводили мысль о недоедании. Из-за широкого кожаного плаща, остального видно не было.
   Но самое главное - это холод, который буквально исходил от незнакомца. Ничего подобного я раньше не ощущала. Это было похоже на то, что описывали в книжках "Как будто смерть коснулась меня своей холодной рукой". Мне даже захотелось коснуться его, чтобы убедиться, что он вообще жив и кровь еще течет по его венам. Это заставило меня передумать насчет, того чтобы потанцевать. Мне хотелось поскорее избавиться от этой дрожи и чувства одиночества.
   Я уже начала подниматься, когда холодный голос спросил:
  -- Что такая девушка, как вы, делает здесь?
   Я посмотрела на парня, но он все еще смотрел в сторону. Я снова села.
  -- Обычно люди приходят на дискотеку, чтобы отдохнуть и развлечься. - Как можно более спокойно, произнесла я, стараясь не думать о том, что он имел в виду под словами "такая, как вы".
  -- А зачем сюда пришли вы? - все таким же холодным тоном и, не смотря на меня, вновь спросил он.
  -- А зачем вам это знать? - вопросом на вопрос ответила я в раздумье.
  -- Просто интересно. Вы не похожи на девушку, которая ищет развлечений. Я ни на что не намекаю. Я думаю, вам осточертела жизнь, потому что она не приносит вам ничего нового. - С этими словами он повернулся ко мне. Его глаза неестественно сверкнули в мерцающем свете. - Вы ищете не развлечений, вы ищете приключений, граничащих со смертельной опасностью.
   Он придвинулся ближе. Я отшатнулась.
  -- Что это значит?! - меня пронзил страх. Меня еще ничто так не пугало, как его глаза, бледно серые, почти прозрачные. Казалось, что они светятся изнутри.
   Как будто, поняв, мой страх, он отвел взгляд и продолжил смотреть на толпу. И я почувствовала небывалое облегчение. Между тем он все-таки решил ответить на мой возмущенный вопрос:
  -- О, это не значит ровным счетом ничего. Просто вы именно та, кто мне нужен. - Это было сказано столь прозаически, что невозможно было поверить, что он на что-то намекает. Но я почувствовала, что за этими словами кроется нечто большее, чем знакомство. Особенно связанное с этим, далеко не заурядным человеком. Я решила, что с меня достаточно и встала.
  -- Прошу прощения. Но мне нужно идти. Мы продолжим этот разговор, если наши пути еще раз пересекутся, - про себя я уже решила, что больше ни за что не приду в этот клуб.
  -- Боюсь, наши с Вами пути уже настолько переплелись, что до следующей встречи осталось совсем немного времени.
   Эта последняя фраза испугала меня больше, чем все, что было до сих пор "Встретиться с ним еще раз! Ну уж нет!", эта мысль билась в моей голове вспугнутой птицей все время пока я добиралась до дома.
   Я вошла в гостиную (у меня была маленькая двухкомнатная квартира недалеко от колледжа, в котором я училась), и вскрикнула от неожиданности, обнаружив на диване свою лучшую подругу Алекс. "Черт, я совсем забыла, что отдала ей запасной ключ от квартиры".
  -- Привет! А ты что здесь делаешь? - спросила я, как мне показалось довольно грубо.
  -- Вообще-то тебя жду! Но ты, как я погляжу, не в духе. Что дискотека не пришлась по вкусу?
   Я села в кресло напротив нее. И глубоко вздохнула: "Она ведь не виновата, что я встретила сегодня этого странного, наводящего страх типа".
  -- Дискотека - так себе. Важно не это. - Я решила рассказать ей все. - Там я встретила очень странного парня.
   И поведала ей все по порядку. Алекс слушала очень внимательно, не перебивая. Выговорившись, я почувствовала себя намного лучше. И смогла, наконец, трезво оценить ситуацию. Но мне хотелось сначала выслушать мнение подруги.
  -- Знаешь что, Мишель, я думаю, ты права насчет того, что с ним тебе встречаться действительно не следует. Хотя, наверное, это будет не в твоих силах. Судя по тому, что ты мне рассказала, это может оказаться маньяк, ищущий новую жертву. Так что я попрошу Коллина приглядеть за тобой. - Она на миг задумалась. - А, совсем забыла, зачем я сюда пришла! Элизабет приглашает нас всех к ней на эти выходные. Говорят, там будет крутая вечеринка.
  -- Знаешь, что-то мне не хочется никуда идти! Может быть, ты пойдешь туда с Коллином? Ему не помешает развеяться. А я посижу в выходные за телевизором, почитаю. Как раз накануне я купила новую книгу о мудрости суфиев, да все никак не могу сесть почитать, все время "что-то" мешает.
  -- О, нет! Ты пойдешь на эту вечеринку! Тебе развеяться намного нужнее, чем Коллину. Особенно после сегодняшнего. Ты получила глубокий эмоциональный шок. Так что жди, я заеду за тобой завтра в четыре часа, а потом вместе поедем к Элизабет.
   Я глубоко вздохнула. Но отговорить Алекс, если она уже приняла решение, было просто невозможно! Такой упрямицы еще свет не видывал. Алекс встала и подошла ко мне.
  -- Послушай, Мишель... Выкинь ты этого типа из головы!
  -- Но как же его последнее замечание, насчет того, что наша встреча не за горами? Он произнес это как обещание.
  -- Вот именно поэтому ты и должна пойти на выходные к Элизабет! Уж там-то ты его точно не встретишь. - Эх, знала бы я, насколько эти слова окажутся для меня пророческими.
  -- Ну, ладно! Хорошо! Я согласна пойти с тобой на вечеринку, но ты должна обещать, что не будешь втравливать меня в эти ваши развлечения!
  -- Да за кого ты меня принимаешь! - Алекс возмущенно вскочила, но тут же успокоилась и направилась к входной двери, - ладно, короче, завтра в четыре! Будь готова! - Я собралась встать, чтобы закрыть за ней дверь. - Нет! Нет! Можешь не вставать! Я сама закрою! Пока!
   После ее ухода я погрузилась в мрачные раздумья. У меня все никак не выходил из головы этот беловолосый незнакомец, который так напугал меня исходящим от себя холодом. И чем больше я о нем думала, тем меньше я его начинала бояться и ненавидеть, и тем больше он начинал мне нравиться. Ведь во многом он был прав. Я не искала развлечений. Уж тем более не на дискотеке! Но мне всегда не хватало острых ощущений. Когда я шла на эту дискотеку, я, наверное, подсознательно ожидала, что случится что-то из ряда вон выходящее. Например, перестрелка или ограбление банка, находящегося через дорогу.
   А этот парень точно сказал, про все мои тайные ощущения, о которых я раньше даже не догадывалась, зато теперь я точно это осознавала! Хотя я бы должна была злиться на него за то, что он так много знал обо мне, по сути, не зная ничего! Но я не злилась. Наоборот, я была ему благодарна за то, что он показал мне меня.
   Был уже поздний вечер, когда я вышла из состояния задумчивости, от ощущения ужасного голода. Мне захотелось съесть слона. И как назло в холодильнике, наверное, и мышь бы повесилась, если бы нашла на чем.
   Недалеко от моего дома был круглосуточный магазин. Накинув пиджак, я отправилась за покупками.
   На улице было темно и безлюдно. Я шла быстро, чтобы как можно меньше пробыть здесь в одиночестве. Честно говоря, я испытывала некое возбуждение оттого, что я одна иду по темной улице. И испытала разочарование, когда оказалась возле магазина.
   Я купила продуктов на несколько дней у двух продавщиц, что сегодня дежурили в магазине, и пошла обратно. Уже возле самого дома меня окликнул мужской голос. Я обернулась. И мои глаза полезли на лоб. Ко мне шел... точнее, шли четверо мужчин с хорошо развитой мускулатурой, поигрывая ножами. Я приготовилась бежать, тем более что я была совсем недалеко от своего подъезда, но что-то меня остановило.
   "Что я делаю, почему я не бегу?" - мысль мелькнула у меня в голове и тут же пропала. Осталось только ощущение, что мне совсем не нужно бежать от этих людей, что моей силы вполне достаточно, чтобы справиться с ними. Все эти ощущения промелькнули у меня за считанные мгновения, во время которых я продолжала стоять и смотреть, как четверка бугаев неспешным шагом направляется ко мне. По пути они начали расходиться, пытаясь взять меня в кольцо и перекрыть все пути к отступлению.
  -- Чего же ты ждешь? - Вдруг раздался знакомый холодный голос позади. - Ведь это именно то, чего ты хотела! Вперед!
   Больше мне ничего говорить не пришлось. Я отложила пакеты с покупками в сторону и направилась навстречу своей судьбе. Вся энергия, все возбуждение и жажда боя вырвались из меня в одно мгновение.
   Я не помню, что было дальше и сколько это продолжалось. Знаю только одно, когда я очнулась, то обнаружила, что на ногах остаюсь лишь я одна. Все бандиты лежали на земле. Двое лежали неподвижно, но было заметно, что грудь их медленно поднимается и опадает, а двое корчились и стонали. Я обернулась, желая поговорить с беловолосым "знакомцем", но на улице больше никого не было. Я была одна.
   Чтобы больше ничего не произошло, я быстро достала сотовый и набрала номер своего знакомого полицейского.
  -- Да. Шеф полиции Моррисон слушает.
  -- Джефф, это Мишель! Слушай, на меня возле моего дома напали четверо бандитов. Ты не мог бы скорее приехать.
  -- Напали? С тобой все в порядке? "Скорая" не нужна? - Его голос выдавал сильнейшее беспокойство за мою жизнь.
  -- "Скорая" нужна, но не мне, а тем четырем, что на меня напали. И побыстрее, они могут очнуться!
  -- Уже еду! - И он повесил трубку.
   Я в изнеможении опустилась на парапет. Задор битвы прошел, и я вновь ощутила голод и усталость. Бандиты все так же лежали на земле и не шевелились: "Боже, может, я их убила!". Я быстро встала и подошла к поверженным противникам. Взяла руку одного из них и прослушала пульс. Потом поступила так же и с остальными. Слава Богу, все оказались живы. Вообще-то я переживала отнюдь не за них, а за себя. Просто если бы кто-то из них погиб мне пришлось бы отвечать перед судом вместо них, но уже за убийство.
   Мне пришлось прождать еще минут десять, прежде чем машины полиции и скорой помощи прибыли на место. Из первой машины сразу же вылез Джефф и поспешил ко мне.
   Он окинул меня пронзительным взглядом, потом осмотрел место драки.
  -- Ну и как ты собираешься мне все это объяснять?! Что с тобой произошло? Почему ты их всех избила до потери сознания?
   Ну, тут уж мной овладели раздражение и гнев.
  -- Странный вопрос! Мне что, нужно было просто отдаться им по собственной воле?!
  -- Нет. Ты могла убежать, позвать на помощь, вызвать полицию... в конце концов, ты возле собственного дома. Заперла бы двери и никого не впускала, а уже из квартиры вызвать меня.
  -- Ну да, а к тому времени их бы пропал и след! И они напали бы на какую-нибудь другую девушку, которая не смогла бы постоять за себя!
  -- А почему ты вообще шаталась по улице в такой поздний час?
  -- Я ужасно хотела есть, а в холодильнике было пусто, как в кошельке бездомного! Вот я и пошла в магазин. - И я указала на пакеты с продуктами, все еще лежавшие в стороне от места "разборки".
  -- Ну ладно. Но чтоб больше так поздно не ходила! Я за тебя отвечаю! Не забыла? - Он еще раз посмотрел на результаты побоища. - Да, кстати, а где ты научилась так драться? Мне ты никогда не говорила, что умеешь махать кулаками. Да и твои родители мне ничего подобного не говорили.
   Ответить я не успела, к нам подошел молодой офицер и доложил:
  -- Шеф! Простите! Но, судя по внешнему виду и описанию в базе, это те, что сбежали из психиатрической клиники в Нью-Джерси. - Парень учтиво и немного опасливо поклонился мне, он уже знал, что это я их так отделала.
  -- Ты уверен?
  -- Да, конечно! Но их хочет забрать машина "Скорой помощи", нам позволить им увезти преступников.
  -- Ни в коем случае! Если они сбежали из психушки, то пока они туда обратно не попадут, они будут у нас. Эй, Мишель! Ты куда?
  -- Домой! Я ужасно устала и хочу есть! Протокол составишь сам, тебе мои показания не нужны! Это была всего лишь самозащита!
  -- Но...но...
   Больше я ничего не услышала, так как вошла подъезд и закрыла за собой дверь. Пока я поднималась по лестнице, из головы у меня никак не шел беловолосый незнакомец. Второй раз за этот день я встретила его сегодня (если можно было назвать встречей холодный голос раздавшийся позади), и он опять показал мне, что я нечто большее, чем просто обыкновенная студентка колледжа. "Кто же он такой?" - это был главный вопрос, вертевшийся у меня на языке, но задать его было некому. Зайдя, в квартиру, я скинула туфли и пошла на кухню.
   Я просто валилась от усталости, но и чувство голода отнюдь не стало слабее. Тело требовало возврата энергии. Поэтому я поставила чайник, сделала пару бутербродов и салат. Но даже во время еды, в голову мне лезли не прошеные мысли. "Почему он пришел именно ко мне? Разве мало таких девушек, как я? Да и кто "он"? Почему от него исходит такой холод, будто бы он пролежал пятьдесят лет в морозилке и до сих пор не растаял? Куда он исчез, после драки на улице? Откуда он вообще знал, где я живу? Он что, следил за мной?" - эти и многие другие вопросы посещали меня, пока я готовилась ко сну. Я долго лежала в постели и не могла уснуть. И только когда за окном начало светлеть, я погрузилась в тревожный сон.
  
  
   Проснулась я только около двух дня от телефонного звонка.
  -- Мишель, ты что, еще спишь? Неужели ты уже успела забыть, что мы с тобой идем на вечеринку к Элизабет?
  -- Алекс, послушай! Я ужасно устала, я всю ночь не спала! Может мне сегодня никуда не идти? Что я там буду делать? Ты же знаешь, такие вечеринки меня мало привлекают.
  -- Нет уж! Я уже сообщила Элизабет, что ты будешь. Давай собирайся. Я заеду за тобой, как и обещала в четыре часа.
   Она повесила трубку, а мне ничего не оставалось делать, как пойти в душ. Через пятнадцать минут я уже стояла на кухне и готовила завтрак (или, может быть, обед, так как было уже два часа после полудня). Наскоро поев, я побежала в комнату приводить себя в порядок. Нужно было еще решить, что надеть. Предпочла бы я, конечно, костюм, состоящий из брюк, блузки и пиджака. Но в таком ведь не пойдешь на молодежную вечеринку.
   Раньше я старалась избегать бывать на таких сборищах, но не из страха перед тем, что там может случиться, а просто, потому что мне там было скучно. Мне нравилась музыка, но не нравились те, кто приходил ее слушать, или, по крайней мере, их поведение. Но на этот раз я не могла отказаться. Ведь я уже дала согласие на то, что пойду. Остается только вздыхать.
   Самое смешное, что я согласилась, потому что боялась опять встретиться с незнакомцем с белыми волосами. А теперь я о нем даже не думала. Он же ничего плохого мне не сделал. А драка была бы в любом случае. Даже если бы я убежала, даже не смотря на то, что я была рядом со своим подъездом. Дверь ведь еще надо было открыть. А когда бы я вызвала полицию, их бы и след простыл. А так, я помогла задержать особо опасных преступников. И выросла в глазах полиции сразу на несколько ступеней.
   С Джеффом Моррисоном я познакомилась несколько лет назад. Как раз перед поступлением в колледж. В школе я была круглой отличницей, и поэтому с поступлением проблем не возникло. Но мне пришлось селиться отдельно от родителей. Они опасались за меня и решились на отчаянный шаг. Без моего ведома они договорились со здешним управлением полиции, чтобы меня хотя бы изредка приходил навещать (скорее уж проверять) полицейский с хорошей репутацией. Мы отнюдь не были бедны, и родители были готовы заплатить. Но Джефф отказался брать деньги и сказал, что обязательно сам присмотрит за мной. Это было слишком щедро с его стороны, и я заподозрила неладное. Хотя подразумевалось, что я ничего не знаю об этом договоре, когда я перед уроками заметила маячившего неподалеку шефа полиции Моррисона, то просто подошла к нему. Он был несказанно удивлен тем, что я все знаю. А от вопроса: почему он не взял деньги? Джефф вообще растерялся. Но все же решил ответить на прямой вопрос. Его ответ меня шокировал. Оказалось, что его дочь сейчас должна была бы быть моей ровесницей, но она погибла в возрасте десяти лет в автоаварии, вызванной разборками между уличными бандами. А я на фотографии была так похожа на его дочь, что он не смог взять деньги за то, чтобы присматривать за мной, как за собственным ребенком.
   В его словах было столько горя, что не поверить было невозможно. Я тогда чуть не расплакалась. И сказала, что постараюсь не доставлять ему поводов для беспокойства.
   Но, похоже, я не смогу сдержать свое обещание. Жизнь тихой городской девочки не для меня.
   Когда заехала Алекс, я уже была готова и давно ждала звонка. Алекс приехала не одна, с ней был Коллин. Он был в странно приподнятом настроении.
   Этот субъект был довольно симпатичным на вид, можно даже сказать - красивым. Высокий, стройный, с хорошо развитой мускулатурой, его темные волосы слегка вились. А глаза были такими синими, что казалось у него два лазера вместо глаз. Но у него был один большой недостаток. Он был вечно угрюмым и чем-то не довольным. Я ему нравилась, поэтому со мной он старался, как можно чаще улыбаться. Только я могла его расшевелить.
   Вот и сейчас он улыбался, глядя на меня.
  -- Что это ты улыбаешься? - Озадаченная его поведением спросила я.
  -- Ничего, просто сегодня ты отлично выглядишь! - Он улыбнулся еще шире. "Комплимент? Но ведь Коллин не умеет говорить комплименты! Что-то тут не так!"
  -- Что с тобой сегодня? У тебя, случайно, не температура? Может, тебе лучше вернуться домой?
  -- Не беспокойся! С ним все в порядке. Ну, ты готова?
  -- Да, сейчас только оставлю телефон Элизабет на автоответчике. А то мне должны позвонить родители.
   Я быстро убежала в соседнюю комнату, продиктовала на автоответчик телефон, как вдруг вспомнила, что следовало бы позвонить Джеффу и спросить у него о том, что стало с теми преступниками. "Да ладно, если что Джефф сам позвонит!" - с этой мыслью я схватила сумочку и выбежала из квартиры.
   Алекс и Коллин ждали меня у машины. "Порш" принадлежал Алекс, его ей подарил отец на прошлый день рождения. Мне отец тоже предлагал жить в отдельном доме, а не в двухкомнатной квартире, и ездить в колледж на личной машине. Но я отказалась. Зачем мне большой дом, если я собираюсь жить одна, и зачем мне машина, когда до колледжа всего сто метров ходьбы. Тем более что я очень люблю ходить пешком.
   Я села в машину, и мы помчались в самый престижный район города. Ехали мы всего минут пятнадцать со скоростью пятьдесят миль в час. И остановились возле большого дома выкрашенного в бледно розовый цвет. Перед домом была ровная лужайка, а с краю росли большие розовые кусты с цветущими белыми розами. Но всю эту картину, наводящую на мысль об уюте, портила громкая рок-музыка и крики доносившиеся изнутри.
   "И зачем я только согласилась прийти сюда? - мелькнула непрошеная мысль. - Да ладно, все будет хорошо. Может быть, все-таки удастся развеяться, и выкинуть из головы вчерашние события!"
  -- Ну что, ты идешь? - раздался немного раздраженный вопрос. И я вдруг обнаружила, что Алекс и Коллин уже стоят перед дверью и с нетерпением ждут меня.
   Я спохватилась, вылезла из машины и поспешила по лужайке к дому. Мы вошли без всяких помех, так как дверь была открыта. Когда мы вошли на нас не обратили никакого внимания. Вокруг гремела музыка. В центре зала устроили танцевальную площадку, и там носились, прижимаясь друг к другу и выделывая разные па, парочки. У дальней стены стояли столики с напитками и закусками. Там уже тоже собралась толпа, которая, оживленно болтая, потягивала шампанское. Среди них были и наши однокурсники, и совсем не знакомые мне парни, судя по относительной трезвости и отсутствию горы пустых пивных бутылок, вечеринка только началась.
   Алекс не остановилась в этой комнате, а прошла дальше и вышла в противоположную дверь. Видно было, что она хорошо знает куда идет. Коллин не отставал от нее. Мне ничего не оставалось делать, как идти за ними, так как оставаться в этой компании мне совсем не хотелось. Войдя в следующую комнату, Алекс вдруг резко остановилась. Коллин тоже встал, как вкопанный и уставился на что-то, чего я из-за их спин не видела.
  -- Что случилось? - Удивленно, с некоторой долей раздражения спросила я.
   Алекс обернулась ко мне, и на ее лице я прочла изумление, смешанное со страхом.
   Отодвинув загородившего мне проход Коллина, я встала радом с подругой. То, что я увидела, повергло меня в шок. В большом рабочем кабинете, обставленном дорогой мебелью из красного дерева, на столе сидела Элизабет. Но поразила меня, конечно, не она, у Элизабет всегда была привычка, при разговоре сидеть на столе и курить. Шокирующим обстоятельством было то, что собеседником у нее оказался ни кто иной, как тот самый беловолосый парень, которого я вчера встретила на дискотеке.
   Сначала все мысли перепутались у меня в голове. Но потом я вспомнила, что ничего плохого он мне не сделал, хотя и напугал своей холодностью. Поэтому я решила вести себя так, как будто ничего вчера не было. Я посмотрела на Элизабет и улыбнулась, как можно более непринужденно.
  -- Привет, Элизабет!
  -- А, Мишель! Наконец-то ты соизволила посетить мою хибару. Я уж думала, что этого никогда не произойдет! И Алекс, какая же вечеринка без тебя! - Элизабет спрыгнула со стола, обняла меня и расцеловала воздух возле ушей. Я ответила ей тем же. После того, как она проделала тот же ритуал с Алекс, Элизабет обратила внимание на, мявшегося позади нас, Коллина.
  -- А это кто с вами? Неужели Коллин? Самый угрюмый ученик нашего колледжа решил посетить это место отдыха и веселья? Только запомни! Постная мина в этом доме - преступление "карающееся законом"! Понял?
  -- Элизабет! Я не маленький мальчик, а ты не моя мамочка! Так, что моя мина тебя не касается! Тем более что я пришел сюда из-за Мишель. - Впервые за сегодняшний вечер к нему вернулось прежнее состояние угрюмости.
   "Ну, надо же быть таким пессимистом!". Когда мы снова повернулись к столу, я заметила, что во время нашего разговора беловолосый не отрывал глаз от меня, и совершенно не обращал внимания на Алекс и Коллина.
  -- Да, Мишель! Знакомься. Это Видар. С тех пор, как я ему рассказала о тебе, он просто жаждет с тобой познакомиться. - После ее слов Видар встал с кресла и подошел ко мне.
  -- Очень рад нашему знакомству Мишель, - он наклонился и, взяв мою руку, поцеловал ее. В его голосе не было и намека на прежнюю холодность, я даже усомнилась, тот ли это человек, которого я видела в клубе, - Элизабет мне столько о вас рассказывала, что я упросил ее познакомить нас.
  -- Я тоже рада нашему знакомству, Видар! - Странно, но мне не пришлось притворяться. - Видар... Какое странное имя. Если не ошибаюсь, это имя одного из скандинавских богов, сына Одина и великанши Грид?
  -- О, вы увлекаетесь скандинавскими легендами? Я потрясен! Мало кто в наше время знает, кто такой Видар. Ведь даже у асов он не слишком выделялся. - Видар улыбнулся, но глаза его выражали только глубокую заинтересованность.
  -- Да, все называли его Молчаливым Асом.
  -- Э - э - э, простите! Но может быть, вы перестанете делиться друг с другом своими познаниями, и ты, Видар, объяснишь нам, зачем тебе так хотелось познакомиться с Мишель.
   Неизвестно на кого Алекс злилась больше. На себя - за то, что испугалась его при первом взгляде. На меня - за то, что я себя веду с ним так, будто ничего вчера не случилось. Или на Видара - за то, что он так напугал меня вчера.
   Я посмотрела на Коллина. Как он отреагирует на все это? Но он просто стоял и переводил взгляд с Видара на меня. Меня это даже несколько расстроило. И я опять отвернулась к Элизабет и Видару.
  -- Алекс права. Здесь вам не клуб знатоков. Это, между прочим, вечеринка! Ну, так пошли в общий зал, веселиться! - И Элизабет, не ожидая ответа, направила к двери. Коллин уже исчез из дверного проема и затерялся в толпе зала.
  -- Я, пожалуй, останусь здесь!
  -- Элизабет, я не хочу туда идти!
   Мы с Видаром переглянулись. Эти фразы вырвались у нас одновременно.
  -- OK! Я настаивать не стану. Вам же хуже пропустите такую вечеринку.
  -- Если Мишель остается, то и я тоже остаюсь! - Неожиданно воскликнула Алекс.
  -- Нет, нет, Алекс! Я хотела тебя познакомить с парой парней. Ты же сама просила подыскать тебе кого-нибудь!
   Моей подруге нечего было на это возразить, она в последний раз, нахмурившись, посмотрела на нас и отвернулась. Но я заметила выражение ее глаз, Алекс явно ожидала чего-то плохого, и ожидала она это от Видара.
   Когда дверь за ними закрылась, я села в кресло напротив Видара и в упор уставилась на него.
  -- Зачем ты преследуешь меня? Что тебе от меня надо?
  -- Преследую? О чем ты говоришь? Сегодня я увидел тебя впервые! Клянусь! Я знаю о тебе только со слов Элизабет!
  -- Этого не может быть! Я познакомилась с тобой вчера в клубе. Хотя знакомством это можно назвать с большой натяжкой, ты тогда перепугал меня до смерти, и я ушла. Потом ночью, когда я шла из магазина, на меня напали. Именно ты подтолкнул меня к драке. Не знаю как, но я не только отбилась от них, но и чуть не забила до смерти. А их было четверо! - Не зная, что делаю, я вскочила с кресла и оказалась прямо перед ним. - Ну, что ты на это скажешь?
   Он смотрел как я, уперев кулаки в спинку кресла, на котором он сидел, возвышаюсь над ним. Потом, не выдержав моего взгляда, он отвернулся.
  -- Это был не я, - тихо сказал он, - точнее, не совсем я.
  -- И как, скажи на милость, мне тебя понимать? - Я нахмурилась еще сильнее, я не любила, когда мне лгут.
   Видар неопределенно хмыкнул.
  -- Говоришь, не любишь, когда тебе лгут? Ну что ж! Я тоже. Да кто же любит, когда ему лгут. Мне приходится еще сложнее. Ведь мне приходится лгать. Просто потому, что я не знаю, как сказать правду. Но раз ты уже встречалась с моей второй ипостасью то, наверное, тебе я могу рассказать то, что не мог бы рассказать никому другому. Может быть, после этого ты тоже решишь, что я полный псих, и мне давно пора в психушку, но я просто больше не могу! - Он вздохнул, как мне показалось, обречено, и, взглянув мне в глаза, продолжил. - Я должен с кем-то поделиться. И ты для этого подходишь как не кто иной. Только прошу тебя - сядь! Мне как-то неуютно, когда ты стоишь надо мной, как следователь над обвиняемым, причем, когда все улики против него! - Видар улыбнулся.
  -- А знаешь, твое сравнение весьма подходит к ситуации! - Я не смогла удержаться от смеха. Глядя на то, как он улыбается, губы сами разъезжались в ответной улыбке. - Ну а теперь о том, что это был ты, но не совсем?! - Пора было со всем этим завязывать.
  -- С чем завязывать? - Вдруг спросил с изумлением Видар.
   Я опять вскочила с кресла, в которое только что успела сесть (точнее не сесть, а свалиться, так как ноги меня не держали)
  -- Так ты еще и мысли читаешь?! Мало мне того, что только я где-нибудь появляюсь, как там оказываешься ты. Оказывается ты еще, и можешь читать мои мысли?!
  -- Прости меня! Я не хотел, честно! Просто так иногда случается, когда мысль человека, с которым я разговариваю, достаточно четка. - Он как-то сник, и, свернувшись в кресле, как котенок, исподлобья поглядел на меня. - Давай я лучше расскажу все по порядку.
  -- Ну, давай! - Я в третий раз за этот вечер села в кресло, все еще пытаясь побороть гнев от осознания того, что мои мысли теперь будут известны не только мне.
  -- Понимаешь, я приехал в этот город только, чтобы поступить в этот колледж...
  -- Я тоже. И что? - Не смогла я удержаться от резкости.
  -- Прушу тебя, не перебивай! Так вот, тогда я ни чем не отличался от остальных поступающих, учился я хорошо, хотя и не был отличником. Но так продолжалось не долго.
   После окончания первого семестра, когда все отправились на недельные каникулы, я решил остаться. Домой мне ехать не хотелось, возвращаться в общежитие тоже. Колледж почти опустел, а так как нам на каникулы задали несколько докладов, я решил поскорее все закончить и отправился в библиотеку. В библиотеке сидело еще несколько человек, я сел за самый дальний столик и приступил к работе. Примерно через час напряженного чтения и выписывания, я поднял голову и вдруг заметил, что остался в библиотеке один.
   Я встал и прошелся мимо стеллажей. Но там действительно никого не было ни учеников, ни учителей, ни смотрителя библиотеки, ни его помощника. Меня это здорово напугало. Я вернулся на свое место и стал собирать разложенные на столе вещи. Тут я услышал шум. Он раздался в дальней комнате. В закрытом секторе библиотеки, туда вход разрешался только по разрешению учителя. Там находились древние рукописи и манускрипты.
   Не долго думая, я пошел туда. Не знаю, что заставило меня так поступить. Но как будто меня туда что-то звало. Когда я вошел в комнату, из которой раздавались звуки, я почувствовал, что погружаюсь в какое-то сонное состояние, и все перед моими глазами застлала тьма.
   Очнулся я дома в своей постели, сумка лежала рядом, книги разложены на столе. Я помнил, что пошел в библиотеку, помнил, что сел заниматься. Но я совершенно не помнил, как добрался до своей комнаты, как разложил по местам книги и, в конце концов, как разделся и лег спать. Единственное, что я помнил, это ощущение двойственности. Похоже на лунатизм, правда?
   С тех пор ко мне уже несколько раз подходили люди и говорили, что знают меня, хотя я точно знаю, что никогда с ними не встречался. Потому что это были люди не нашего круга, а разного рода сомнительные личности. Когда такое случалось, я старался побыстрее смотаться, ссылаясь на то, что у меня важная встреча. И благодарил бога, что меня никто не видел в их обществе. Самое страшное, что со временем становится только хуже. Провалы в памяти становятся все больше. Например, вчера я не помню ни чего из того, что делал. Кто-то другой пользуется моим телом помимо моей воли. О, как бы я хотел избавиться от этого, избавиться от того разума, который внедряется в меня. - Тут Видар посмотрел мне в глаза. - Ты ведь встречалась со мной вчера? - Я кивнула. - Скажи, каким я был? Таким же, как сейчас?
  -- Нет, ты был совсем не таким. Именно поэтому, я все-таки решила выслушать твои объяснения вчерашнему. Если бы не это я бы просто ушла и не стала бы ничего слушать. Но отличие между тобой и твоей второй личностью настолько поразительно! Я даже не знаю, как сказать! Вы просто две противоположности, как две стороны медали. Твое второе "я" - холодный расчетливый, бездушный и безразличный человек. Когда ты смотришь ему в глаза, тебя пробивает дрожь и хочется убежать подальше от этого пронизывающего холода, который, как тебе кажется, исходит прямо от него. - Я уже не видела Видара, передо мной предстала сцена моей первой встречи с его второй личностью. Но тут я услышала, тяжелый завороженный вздох, и очнулась от воспоминаний. - Ну, как бы там ни было, мне бы не хотелось об этом говорить. Теперь я тебе верю и этого, по-моему, достаточно. Лучше расскажи мне, как ты познакомился с Элизабет?
  -- Ну, тут и рассказывать-то нечего! - Казалось, он понял, что я хотела переменить тему, и был этому рад. - Мы с ней знакомы уже год. Сначала мы встречались, и могло даже дойти до любви, если бы не мои постоянные исчезновения. Сейчас мы с ней просто друзья.
  -- Странно, она мне никогда о тебе не говорила.
  -- А ты что, являешься ее закадычной подружкой? Ты даже на ее вечеринки не приходишь! С чего бы это она решила рассказывать тебе о своих дружках? - Я смутилась. Но потом нахмурилась. Видар, наверное, понял, о чем я думаю, потому что сказал. - Я же говорил, что Элизабет мне о тебе рассказывала. Каждый раз, когда ты отказывалась прийти на вечеринку, она злилась на тебя, и все обещала вообще вычеркнуть тебя из списков приглашенных. Но я уговаривал ее подождать, говорил, что просто есть люди, которые просто терпеть не могут вечеринки. Поэтому на этой вечеринке она настояла. И я тебе говорю: ты обижаешь Элизабет своим пренебрежением. Она очень -хотела бы иметь тебя ближайшей подругой, она знает, что ты единственная в колледже честная ученица, что ты никогда не придашь, и всегда будешь хранить доверенные тебе тайны!
   На этот раз мое смущение было гораздо сильнее. Я и не думала, что обижаю Элизабет тем, что не прихожу на эти шумные вечеринки! Я чувствовала себя полной дурой. "Нужно немедленно пойти к ней и извиниться! Но как же быть с Видаром? Теперь я верю, что он не нарочно следил за мной, а уж тем более пугал, но от этого его вторая личность не исчезнет! Наверное, будет лучше, если теперь он будет со мной рядом. Тогда я смогу разгадать, почему это с ним произошло. Ведь не могу же я просто отправить его в психиатрическую клинику! Значит решено! С этого момента Я буду следить за ним!"
  -- Ты прав я должна извиниться перед Элизабет за свое поведение! - Видар широко улыбнулся и уже собирался что-то сказать, но я подняла руку в знак того, чтобы он помолчал. - Но мы еще не решили твою и мою проблему! - Он снова приготовился возразить, но я вновь не позволила ему. - Я предлагаю, чтобы с этого момента я за тобой следила. Я разгадаю эту тайну и вылечу тебя!
  -- То есть? Как это ты будешь за мной следить?! Ты что поселишься у меня дома, как моя любовница? - Он был до крайности удивлен моим предложением.
  -- Ну, я все равно снимаю две комнаты в многоквартирном доме, так что, почему бы мне ни переехать к тебе? Может быть, ты хочешь сам переехать ко мне? Не беспокойся, родителям я скажу, что наконец-то нашла себе парня. Они будут просто счастливы. А на счет любовницы это ты загнул! Твоей любовницей я становиться не собираюсь, ты так и знай! А остальные могут думать что хотят!
  -- А ты не боишься, что я опять изменюсь?
  -- На это я и рассчитываю! - Я улыбнулась ему самой загадочной улыбкой в моем арсенале. - А теперь пойдем, я извинюсь перед Элизабет, и, раз уж мы здесь, потанцуем!
  -- С удовольствием! - Его улыбка была такой радостной, что я улыбнулась в ответ.
   И мы вышли из кабинета.
  
  
   В зале было все так же шумно. Элизабет стояла возле столика с напитками и разговаривала с Алекс и еще парой девчонок с нашего факультета. Я училась на факультете программирования, но, как говорили многие мои учителя, следовало бы поступить на факультет журналистики. Я подошла к ним, всем телом ощущая, что Видар идет за мной следом. Элизабет повернулась ко мне, и на мгновение нахмурилась, но быстро спрятала недовольство за чарующей улыбкой.
  -- Мишель! Надеюсь, ты к нам присоединишься! Мы тут с девчонками обсуждали, кто из парней, пришедших на вечеринку, более достоин того, чтобы мы их пригласили на медляк! - Она вновь улыбнулась, всем своим видом показывая, что рада со мной поговорить.
  -- Конечно, Элизабет! Только для начала я хотела бы перед тобой извиниться!
  -- За что же, Мишель! - Она попыталась изобразить недоумение, но я заметила взгляд, который она бросила на Видара.
  -- За то, что так часто отказывала тебе, когда ты приглашала меня к себе на вечеринки. И хочу сказать тебе спасибо, за терпение, за то, что ты не вычеркнула меня, не смотря ни на что, из списка приглашенных и списка твоих друзей! - Я тоже улыбнулась и протянула Элизабет руку в знак примирения.
  -- Я прощаю тебя! И, надеюсь, теперь ты не будешь так пренебрегать мной и моими приглашениями? - Она пожала мне руку, и ее улыбка, наконец-то, осветилась искренностью и признательностью.
  -- Обещаю больше не пренебрегать твоими приглашениями, без уважительной на то причины! Но ты же знаешь, как я не люблю все эти шумные сборища. Может быть, мы будем чаще встречаться просто за чашечкой чая или кофе?
  -- Если тебе действительно так не нравятся шумные вечеринки, то конечно, можно встречаться и в тесной компании лучших подруг, - тут она кинула взгляд на моего спутника, - и друзей! - Закончила она.
  -- Ну, а теперь вы можете продолжить разговор о том, какого кавалера выбрать! А я уже выбрала кавалера на этот вечер! И мы с вашего позволения пойдем потанцуем! Раз уж я все равно пришла на шумную вечеринку, то надо, в конце концов, веселиться!
  -- Конечно, я думаю, Видар тебя развлечет сегодня! Скоро и мы присоединимся к вам! Как только найдем себе такого же классного партнера на вечер, как ты.
   Я махнула рукой, наблюдавшим за этим разговором девчонкам, и тут заметила, как хмуро Алекс смотрит на Видара. Она все еще решала можно ли ему верить, после вчерашнего. Ну да ладно, позже я с ней поговорю, расскажу ей всю историю, для начала взяв клятву о тайне за семью печатями. Но это позже, а сейчас танцевать. Может быть, я полюблю вечеринки, если Видар хорошо танцует.
   Я схватила его за руку, последний раз улыбнулась Алекс, и направилась в общий зал.
   Войдя, я, вместо того чтобы отправиться к танцующим, под руку с Видаром направилась к DJ этого вечера. Им оказался мой лучший друг с факультета журналистики. Так как я в хороших отношениях с шефом полиции, я иногда подбрасывала Адаму эксклюзивные заметки и устраивала интервью, и он мне был обязан многим. Ди-джеем он оказался по простой причине, он просто обожал музыку.
   Когда мы подошли, Адам улыбнулся сначала мне, а затем Видару. Из чего я определила, что они знакомы. Он был в наушниках, и я жестом попросила их снять. Когда он выполнил мою просьбу, я наклонилась к нему поближе.
  -- Мишель, я рад, что ты пришла на вечеринку! Но тебе бы не следовало меня отвлекать. Или ты нашла для меня очередной эксклюзив? Или... - он понизил голос, - ты хочешь сделать заказ на медленный танец?
  -- Ты меня правильно понял! - Кивнула я.
  -- Насчет чего? Ты заказываешь медленный танец? - Это его удивило. И когда я кивнула, он с большим интересом посмотрел на Видара.
  -- Oк. - Он остановил музыку и придвинул к себе микрофон. - Дамы и господа! - Обратился он к сборищу подростков в зале. - Поступила заявка на медленный танец! Так что, кавалеры, разбирайте дам! А тех, кому не хватило партнера, я прошу очистить площадку для танцев! - Он снова надел наушники, выбрал новую пластинку, настроил звук и включил.
   Я не узнала исполнителя, но музыка была такая красивая, и просто идеально подходила к медленному танцу.
   На площадке остались только самые горячие парочки, и мы с Видаром присоединились к ним.
  -- Никогда раньше не танцевал медленный танец с такой красивой девушкой, как ты! - Шепнул Видар мне на ухо так, что я зарделась от смущения. И это притом, что смутить меня очень сложно!
  -- Мне нравится твоя лесть! - Шепнула я в ответ, обвила руками его шею и опустила голову ему на плечо.
   Мы двигались по залу в ритм медленной музыки. Никогда я еще не чувствовала себя так хорошо танцуя с парнем медляк. Щекой я чувствовала, как бьется его сердце. Пульс был слегка учащенный. Руки, лежащие у меня на талии, сначала медленно, а затем все более страстно, начали гладить мне спину. В это мгновение, я уже не замечала вокруг ничего и никого, были только мы и музыка. Я подняла голову и посмотрела в глаза этому странно-беловолосому парню. Он тоже смотрел на меня, и в его взгляде я читала, ничем не прикрытое желание.
  -- Еще никто меня так не возбуждал, так как ты! - Снова раздался у моего уха его страстный шепот.
  -- Правда?.. - И наши губы слились в одном страстном, бесконечно-долгом поцелуе. Его губы были горячими, язык - теплым и проворным.
   Не знаю, сколько это продолжалось. Но тут рядом с нами раздался смешок. Я оторвалась от губ Видара, и слегка затуманенным взором уставилась на посмевшего помешать нам. Это оказалась Элизабет. Она стояла рядом с нами в обнимку с парнем с четвертого курса факультета юриспруденции.
  -- Знаете, голубки! Под музыку положено танцевать! - Оказывается, мы уже какое-то время стояли в центре танцующих и самозабвенно целовались.
  -- Мы и танцуем... по-своему это тоже сродни танцу! - Я продолжала обнимать Видара за шею, поэтому позволила себе изобразить смущение на лице. Вот только смущение получилось уж как-то слишком легко. Мне вдруг захотелось, чтобы здесь кроме нас никого не было. Краснеть на вечеринке, на которую я пришла в первый раз? Хорошо, что кроме Элизабет и "ее" парня нас никто не видит.
   "Интересно, а почему молчит Видар? Ему что нечего сказать?". Я посмотрела на него. Лицо моего партнера по танцу, было обращено ко мне. Но теперь в этом взгляде не было прежней теплоты. Взор был холоден, как ледяные ветры Арктики. Я поняла, что с ним произошла очередная метаморфоза.
   Я с трудом сглотнула слюну. И повернулась опять к хозяйке дома.
  -- Элизабет, где у тебя здесь ванная комната? - Спросила я.
  -- Поднимись по лестнице, вторая дверь слева. - Ответила она, все еще ухмыляясь. - Пойдем, Джек, еще потанцуем, а то музыка кончится раньше, чем я полностью выдохнусь! - С этими словами, она схватила Джека в охапку и потащила танцевать.
  -- Вот уж не думал, что обладатель этого тела, все-таки сможет тебя заинтересовать! И тем более не думал, что проснусь в твоих горячих объятьях! - Он отнял руку от моей талии и слегка коснулся моей шеи. - Да, жаркие объятья! Твоя кровь пульсирует жизнью. Я чувствую, что ты желаешь это тело, но не меня. Почему? - Вновь этот холодный голос, но в нем проскользнула искорка интереса.
  -- Я не думаю, что нам стоит говорить в таком людном месте. Но поговорить все-таки стоит. Пойдем в ванную комнату, и там поговорим без свидетелей! Но... если ты посмеешь мне что-либо сделать, о тебе узнает полиция, я об этом позаботилась!
  -- Полиция ничего не сможет мне сделать, - он пожал плечами, - пошли, поговорим без свидетелей. Хотя мне все равно.
   Он отпустил меня, а сам повернулся и направился сквозь толпу в другой конец зала, где находилась лестница на второй этаж. Я направилась следом за ним, держась на некотором отдалении. Я совсем не хотела изображать, будто мы отдельно, просто, находясь рядом с ним, я почему-то чувствовала себя ничтожной. Теперь я понимала, что за холод исходит от него. Это действительно был холод смерти. Живые ничего не значили для этого существа, которое сейчас владело телом Видара. Что же его заинтересовало во мне? Почему он так упорно следует за мной?
   Видар, или тот, кто сейчас им был, нашел ванную быстро. Наверное, он пользовался воспоминаниями владельца тела. Ведь настоящий Видар был здесь уже не единожды. Я прошла вперед и открыла дверь, но быстро закрыла ее.
  -- Пожалуй, нам лучше выбрать другое место для разговора. Ты ведь знаешь дом, ну, так отведи меня туда, где мы можем поговорить!
  -- А чем тебе не нравится ванная комната? - В голосе что-то проскользнуло. Возможно, интерес?
  -- Похоже, кто-то уже нашел здесь место уединения. Третий, а тем более, четвертый им не нужен. - Я покраснела?! Нет, в последнее время это происходит слишком часто. Пора избавляться от вредной привычки! Черт, он же знал, что ванная занята, он чувствует жизнь. Почему он не сказал мне? Хотя понятно почему. Он хотел узнать мою реакцию.
  -- Мы можем поговорить и здесь. Тут никого нет.
  -- Нет. Но это не надолго. Если ты не знаешь никакого уединенного места в этом доме, так и говори. Мы можем уйти с вечеринки. - Я начинала потихоньку выходить из себя.
   Вместо того, чтобы ответить, он повернулся и пошел дальше по коридору. Пройдя две двери, он остановился у третьей.
  -- Эта спальня никем не занята. - Бесстрастно сообщил он.
   Я прошла мимо него и попробовала толкнуть дверь. Она не поддавалась.
  -- Да, но она заперта. - Я вновь посмотрела на Видара.
  -- Для тебя это имеет какое-то значение?
  -- Вообще-то имеет. Я не умею проходить сквозь стены! - Съязвила я.
  -- Воспользуйся ключом, - и он достал из кармана маленький ключик, и подал его мне.
  -- Откуда у тебя ключ? - В недоумении спросила я, на мгновение позабыв, что он здесь отнюдь не в первый раз.
  -- Ты хотела поговорить. Ты хотела свободное помещение. Я это тебе предоставил. Тебе этого мало? - Он повернулся к двери и сам открыл ее.
   Комната, в которой мы очутились, казалась какой-то заброшенной. В воздухе пахло затхлостью. И, несмотря на то, что за окном уже стемнело, был виден толстый слой пыли на полу и тумбочках. Я, войдя, нашарила на стене выключатель и включила свет. "Почему эта комната заперта и заброшена? Ведь Элизабет обожает чистоту в доме, даже притом, что убирается не сама. Как-то это странно! Надо будет спросить у Лизы, что это за комната".
  -- Вряд ли она скажет тебе, - раздался голос позади.
  -- Ты что? Читаешь мои мысли? - Я посмотрела на Видара.
  -- Нет. Но не сложно догадаться, о чем ты думаешь. А я, - тут он впервые после воплощения улыбнулся, - очень хорошо разбираюсь в людях. Элизабет сама не знает ничего об этой комнате. Она так же не знает, что у меня есть ключ.
   Видар прошел в комнату, почти не оставляя следов, как будто бы он ничего не весил. Подошел к тумбочке у кровати, и осторожно взял стеклянный шар с домиком внутри, когда его переворачивали, казалось, что над домиком идет снег. Игрушка, не более, но Видар держал его, как священную реликвию.
  -- Когда-то это была моя комната. - Очень тихо сказал он, я едва расслышала эти слова.
  -- Твоя комната? - Спросила я осторожно, подойдя к нему.
   Только тут я заметила, что убранство комнаты скорее детское, нежели комната взрослого человека. У дальней стены на большом сундуке стояли игрушки, которых я сначала не заметила. Там были плюшевые медведи, клоуны и солдатики. Все говорило, что комната, раньше принадлежала маленькому мальчику. Не больше пяти-семи лет.
  -- Да. До того... как убили моих родителей. Мне тогда сказали, что это несчастный случай. Я так хотел, чтобы они вернулись ко мне. После похорон, я каждый день приходил на кладбище. И, однажды, стоя перед могилой родителей, я не сдержался. - Видар отрешенно смотрел на стену, не замечая ни меня, ни стены. - Я разозлился на них за то, что они ушли, а меня оставили одного. За то, что мне пришлось жить с тетей, которую я всегда терпеть не мог. И... я потребовал... чтобы они вернулись и сказали мне, почему они так поступили. И тогда я почувствовал энергию, силу, бурлящую во мне, и, не раздумывая, направил эту силу на могилу отца. Земля задрожала, свет на мгновение померк, потом из земли вдруг вырвалась полусгнившая рука, за ней показалась другая. Руки оперлись о землю и вытянули все тело моего отца.
   Я ничего не мог сделать, только смотрел, как отец медленно поднимается из земли. "Я повинуюсь, - голос шел как будто отовсюду, потому что язык уже сгнил". Тогда я еще не понимал, как такое может быть, но я всегда был не из робкого десятка. И потому, не колеблясь, задал вопрос, который меня интересовал. И отец ответил, что когда они с мамой ехали домой по парку, свет фар вдруг выхватил человека лежащего посреди дороги. Он еле успел затормозить. Отец вышел, чтобы посмотреть, что случилось. Он бы объехал это место стороной, но дорога была слишком узка, чтобы объехать тело или развернуться.
   Когда он вышел из машины, из-за деревьев появилась шайка бандитов. Они сразу окружили машину и отделили его от мамы. Она попыталась закрыться в машине, но один из бандитов был очень силен. Он просто выломал дверцу и вытащил маму из машины, схватив ее за волосы. Отца заставили смотреть, как они по очереди насиловали ее. Он звал на помощь и отчаянно пытался вырваться, и когда, наконец, это ему удалось, кто-то огрел его чем-то тяжелым по голове, и большего тело моего отца, сказать ничего не смогло. Чувств у зомби нет, но есть тоска. Они отчаянно стремятся вернуться в могилу. Ведь души в теле уже нет.
   Когда я узнал правду, о смерти своих родителей, я решил посвятить жизнь поискам убийцы. Но для начала мне нужно было закончить одно дело, а именно - вернуть тело отца в место его теперешнего обиталища. А я не знал, как это сделать. Я всю ночь просидел на кладбище, и только под утро до меня дошло, что нужно сделать. Сначала, когда понимаешь, что нужно делать, кажется, что это очень легко, ведь для этого не требуется ни заклинаний, ни приказов, ни ритуальных жертв. Но на самом деле отпустить собственного отца в душе намного тяжелее, чем на словах. Но я смирился, я простил его за то, что он ушел от меня. И тогда отец наконец-то получил покой.
   Я вернулся домой только к полудню, тетя начала хлопотать, что уже обзвонила все полицейские участки, больницы и даже морги. Последние слова меня так разозлили, что я, не отвечая ни на какие вопросы, отправился в свою комнату и начал собирать вещи. Я знал, что у меня есть бабушка на другом конце штата. Отправиться к ней, было самым разумным решением за всю мою жизнь. Именно она научила меня пользоваться моими способностями некроманта.
   Видар замолчал, а я просто не могла сказать ни слова. Я обдумывала все, что он сказал, и не могла понять только одного.
  -- Я очень сожалею о твоих родителях, но это не объясняет, как ты попал в это тело. Почему ты вошел в жизнь ни в чем не повинного человека? И еще... как тебя зовут на самом деле? Я не могу называть тебя Видаром, потому что ты им не являешься!
  -- В ЖИЗНЬ ни в чем не повинного человека? О, как ты ошибаешься. Но ты все узнаешь. Постепенно. Не все сразу. А называть ты меня можешь по имени, которое я получил, воскрешая мертвых. - Он протянул мне руку. Интересно все-таки знакомиться с двумя совершенно разными людьми в одном теле. - Антон.
  -- Антон? Я думала это русское имя. - Я ответила на его приветствие, сжав его ладонь. Почему-то теперь она уже не казалась мне такой холодной, как прежде. Наверное, я просто поняла причину его холодности.
  -- Нет. Антон - имя греческого происхождения. В переводе оно означает: вступающий в бой, противостоящий. Вот я и вступаю в бой со смертью. Но моя миссия ничто без напарника. Я могу поднять тело из могилы, но я не в силах вернуть в него душу. Сейчас я в поисках человека, который был бы способен вернуть душу из Чертогов Смерти. И хотя я не могу бросить поиски убийц моих родителей, поиски напарника, похоже, увенчались успехом.
   Он взглянул мне в глаза.
  -- Увенчались успехом, - как эхо, повторила я, - этот напарник - Видар?
  -- Нет. Этот напарник - ты. - Он продолжал, все так же спокойно смотреть мне в глаза.
  -- Я?! - Его ответ меня шокировал. Я - человек, который может вернуть душу в умершее тело? Нет. Это просто невозможно! -Но... но... тогда, причем тут Видар?
  -- А Видар тут притом, что ты должна вернуть ему душу. - Он осторожно сел на пыльную кровать, не столько заботясь о чистоте одежды, сколько о неприкосновенности комнаты. Комнаты, в которой он провел свое счастливое детство, пока его счастье не разбили и не отобрали ублюдки, убившие его родителей.
  -- То есть как это, я должна вернуть ему душу? А куда она делась? Он же жив.
  -- Нет. Видар мертв. Был мертв. Я вернул его тело к жизни, но не смог вернуть душу. Поэтому я перенес на время часть себя в его тело, чтобы к тому времени, как я тебя найду, он в хорошем состоянии. Иначе тебе достался бы скелет с клочками кожи, и душу уже некуда было бы возвращать.
  -- Но если у него нет души, то как он может помнить свою жизнь. Он рассказал мне, что первое раздвоение у него случилось в библиотеке, когда он готовил курсовую. Как он мог умереть в библиотеке?
  -- Он умер не в библиотеке. Просто это последнее воспоминание, сохранившееся в его мозгу. На самом деле, из библиотеки он вышел, когда ему надоело заниматься. У него было подавленное настроение, и он не заметил выехавшую из-за угла машину. Именно она его и убила. Но Видар должен жить, его судьба очень важна для этого мира. Именно поэтому я был послан, чтобы вернуть его к жизни. Войдя в его тело, я сумел вернуть личность, разбудил уснувшие, казалось бы навсегда, рецепторы памяти. И вот теперь он думает, что у него раздвоение личности. Но для него так безопаснее. Я не думаю, что он обрадуется, если ты расскажешь ему правду.
  -- Да, да, конечно, ты прав. Только объясни мне еще раз, что я должна сделать? - Так по-дурацки я себя еще никогда не чувствовала.
  -- Я понимаю, тебе тяжело это понять. - Антон тяжело вздохнул. - Но ты должна вернуть душу Видара, как можно скорее. Я не знаю, как ты это сделаешь, но мои силы на исходе.
  -- А где сейчас твое собственное тело? - Сейчас этот вопрос казался мне наиболее важным.
  -- Ты беспокоишься? Не стоит. За моим телом ухаживает мой лучший друг. Кстати, тебе не мешало бы поговорить с ним. Он знает о твоих способностях гораздо больше меня!
  -- Правда? - Без особого энтузиазма спросила я. - И где мне его найти?
  -- Я тебя туда сам отведу... - он вдруг резко замолчал. - Но не сейчас. Мы с тобой еще об этом поговорим. Нужно уходить из этой комнаты.
  -- Почему?
  -- Потому что Видар возвращается. Ему нельзя знать об этой комнате. Он обязательно расскажет Элизабет. - Антон, если это все еще был Антон, выскочил в коридор, и когда я вышла сразу, запер замок. Посмотрел на ключ, потом перевел взгляд на меня. - Ты бы не могла сохранить его для меня, и никому о нем не рассказывать? - Он нерешительно протянул мне ключ. А в глазах была такая печаль, как будто он расставался с кусочком своей жизни.
  -- Хорошо. - Я взяла ключ и прижала его к груди. - Я никому о нем не расскажу.
  -- О ком не расскажешь? И что? - На меня смотрели теплые, серые, недоуменные глаза Видара.
  -- А... Видар? Прости, но я не могу тебе пока рассказать всего. Но когда смогу, обязательно тебе все расскажу. - Я попыталась улыбнуться. Странно, но это получилось у меня легко, слишком легко.
  -- Почему-то, когда я разговаривала с настоящим Видаром, улыбка сама просилась выползти из под нахмуренных бровей. Зато у Видара вид стал довольно обиженный.
  -- Не расскажешь? Но ведь тебе, вроде бы, не нравилась моя вторая половина?
  -- Если бы это была твоя вторая половина, мне бы она действительно не понравилась.
  -- И что это должно означать? - С легкой угрозой спросил Видар.
  -- Ну... как бы тебе это сказать? У тебя не раздвоение личности. Просто твоим телом на некоторое время завладевает другой человек. - Тут я умоляюще посмотрела на него. - Но ты не подумай, это он не со зла. Он хочет тебе только добра, хочет помочь тебе.
  -- И чем же это он хочет помочь мне? Чем можно оправдать вселение в чужое тело?! - Глаза его зло засверкали.
  -- А вот этого я тебе пока рассказать не могу. - Я опустила глаза. - Нам пора идти. - Я повернулась в сторону лестницы.
  -- Куда? Вечеринка еще не закончена! - Злость уступила место нерешительности. Наверное, он вспомнил поцелуй. Честно говоря, в это мгновение, я сама думала о нем.
  -- Мне как-то расхотелось веселиться. - Тут я с усмешкой поглядела на него. - Может, ты покажешь мне, где живешь? Мы вроде договорились, что я буду ночевать у тебя?
  -- Ты же уже говорила с этим... как там его... другим. Зачем тебе теперь следить за мной? - В его глазах вспыхнули искры, но он так и не улыбнулся.
  -- А я не говорила, что узнала все. Мало ли что я еще упустила! - Я рассмеялась, видя его растерявшееся лицо.
  -- Ну что ж, пошли! - Видар наконец-то улыбнулся, и его улыбка переросла в звонкий чистый смех.
   Я повернулась и, слегка качая бедрами, спустилась по лестнице обратно, в общий зал. Видар шел за мной по пятам. Внизу я отыскала глазами Элизабет, которая заигрывала со своим новым кавалером в углу комнаты, и отправилась прямиком к ней.
  -- А, уже вернулись, голубки! Ну как, понравилось наверху? - С нескрываемым интересом спросила она.
  -- Очень! Особенно та парочка, что заняла ванную! - Пошутила я. - Послушай, мы, пожалуй, пойдем. Хорошо?
  -- Это почему? Тебе не нравится наша вечеринка? - Похоже, она обиделась.
  -- Нет, что ты! Просто мы с Видаром, хотели бы остаться наедине... ну, ты понимаешь! А у тебя тут приткнуться некуда. Слишком много глаз.
  -- Ха-ха, если так нужно, то на какое-то время можете воспользоваться моей спальней. - Она посмотрела на Видара. - Видар знает, как там удобно. - Видар залился краской.
  -- Э-э-э... нет, пожалуй. Видар обещал мне показать свою квартиру. Если вдруг позвонят мои родители, скажи где я, но, пожалуйста, без подробностей.
  -- Конечно, конечно, о чем речь! - Элизабет продолжала ухмыляться со знанием дела, а ее приятель по-лошадиному заржал.
   Я постаралась улыбнуться, развернулась и пошла к выходу, схватив оторопевшего Видара за руку. После всех этих намеков, мне хотелось убежать, но я продолжала медленно идти к выходу, по пути прощаясь со знакомыми и друзьями. Видар шел за мной, и я многое бы дала за то, чтобы увидеть его лицо. Мне хотелось знать, о чем он думает.
  
  
   Выйдя из этого дома, навевающего самые противоречивые чувства, я вдруг вспомнила, что приехала на машине Алекс, и ехать мне было положительно не на чем. Я обернулась к Видару:
  -- У тебя есть машина? - спросила я его, и наконец-то смогла заглянуть ему в глаза. Мочь-то я могла, да вот только не успела, потому что увидела решение проблемы.
  -- Нет, меня привез Джейсон. - Ответил на мой вопрос Видар.
  -- Кто? - Рассеяно спросила я. - А, ладно, не важно! Я уже нашла средство передвижения. Эй, Мэт! Давай, дуй сюда! - Из-за угла дома появился молодой офицер.
  -- Как ты меня заметила? - спросил Мэт, слегка смущенно.
  -- Ты слишком сильно высовываешься! Тем более, я знаю, что надо искать. Я так понимаю, тебя послал детектив Моррисон? Снова решил, что мне нужна его опека?
  -- Ну... - еще сильнее смутился офицер, - не мне это решать. Просто после нападения на вас прошлой ночью шеф строго настрого приказал нам следить за тобой.
  -- Нам? Ты здесь не один?
  -- Один. Весь участок следит за тобой. Мы сменяем друг друга каждые два часа, и в случае чего, должны сообщить немедленно шефу. - Тут он посмотрел на Видара. - Твой дружок?
  -- Что-то вроде. - Отмахнулась я. - Послушай, ты ведь приехал сюда на машине?
  -- Конечно. Я же не дурак, тащиться в такую даль пешком!
  -- Так вот я тоже не дура, тащиться отсюда пешком! Ты нас не подвезешь?
  -- Конечно! Только я сначала должен сообщить в участок, что ты едешь домой. - И он повернулся к тому месту, откуда пришел. Наверное, там была спрятана его машина с рацией.
  -- Э, подожди! Не торопись! Я же не сказала, что еду домой!
  -- А куда? - Мэт удивленно посмотрел сначала на меня, затем на Видара, затем снова на меня.
  -- Да вот, я сегодня решила переночевать у Видара, - я кивком указала на своего спутника, - и не знаю, как добраться, так как нас сюда привезли друзья, и раз уж ты тут так я решила, что ты согласишься подвести нас! - Я умоляюще посмотрела на Мэта. - И совсем не обязательно обо всем докладывать в участок. Ты же понимаешь, Джефф ни за что не позволит мне ночевать у человека, которого он не знает.
  -- Ты что, предлагаешь мне ослушаться приказа шефа полиции? - с угрозой спросил он.
  -- Да ты не беспокойся, я скажу Джеффу, что обманула тебя, и ты не знал, что нарушаешь приказ!
  -- Хорошо. Я сделаю, как ты просишь, но с условием! Ты расскажешь, зачем тебе понадобилось ехать к этому человеку. В крайнем случае, ты могла бы отвезти его к себе.
  -- Во-первых, я уже не маленькая, чтобы отчитываться о своей личной жизни перед каждым встречным-поперечным, тем более, что ты всего на два года старше меня. Во-вторых, если бы это был мало знакомый человек, то уж я бы точно тогда не повела его к себе домой! А вдруг он вор! И наконец, в-третьих, если тебе так сложно выполнить мою просьбу, то нечего тогда и говорить! Я вполне могу вернуться на вечеринку и попросить отвезти нас кого-нибудь другого.
  -- Ну, ладно, ладно! Я совсем не хотел так на тебя наезжать, - он поднял руки, как будто защищаясь, - просто, ты же знаешь шефа, он мне голову оторвет, если узнает! Что ж, раз ты готова меня выгородить перед детективом Морисоном, то тогда пошли к машине, нечего тут стоять у всех на виду и спорить. - С этими словами он повернулся в сторону оставленной с краю, чтобы она не бросалось в глаза, машине.
   Хотя с краю это еще мягко сказано. Она стояла самая первая в самом первом ряду. Похоже, Мэт сюда приехал еще задолго до начала вечеринки. А это может означать только одно - Джефф зал, что я сегодня буду на этом "банкете". Зато теперь перед нами стояла лишь одна проблема: как вывезти машину с этой свалки всяких "поршэ", да других крутых тачек.
   Но Мэт оказался "крутым чуваком", он не стал церемониться и проехал прямо по клумбе с розами. Мне было их жалко: такие красивые цветы требовали большого ухода, но, похоже, Мэт был зол на меня за то, что я им так помыкаю. Ничего, потом разберемся. Попозже, когда я разберусь со своими проблемами, а попутно, с проблемами Видара и Антона.
  -- Ну, так куда ехать? - Спросил Мэт, выехав на дорогу.
  -- Езжай по главному шоссе до Крейтона, а том я покажу куда свернуть. - Ответил Видар.
   Смотрел он не в окно, не вперед, а на меня. Это меня слегка нервировало. Когда на тебя смотрит таким взглядом мужчина, значит ему что-то от тебя нужно. Зачем он сел на заднее сиденье со мной, когда мог сесть на переднее и показывать дорогу?
  -- Что ты так на меня смотришь? - посмотрела я на него в ответ.
  -- Хочу понять, почему ты не стала спорить с Элизабет, когда она решила, что отправляешься ко мне, чтобы переспать со мной? - Его серые глаза горели в свете пролетающих мимо фонарей.
  -- Ты думаешь, она бы мне поверила, если бы я стала отнекиваться? - Выражение его лица на миг изменилось. Может быть, он вспоминал свои свидания с Элизабет. - Ну, это не важно! Я же сказала: меня не волнует мнение остальных. - А действительно ли это так? Действительно ли мне наплевать на мнение... Алекс, например?
  -- Так ли это? - он, что заметил, что я не уверена в своем ответе? Или просто выразил сомнение? - А как насчет... его? Вдруг он маньяк? Или насильник? Или, еще хуже, убийца?
  -- Антон, что ли? Мэт, - обратилась я к нашему "случайному" водителю, - расскажи Видару, как я поступила с теми дебилами, сбежавшими из психиатрической клиники, когда они на меня напали.
  -- Как я могу рассказать о том, чего не видел?
  -- Но ты видел результат!
  -- Да, результат я видел! Такое не забудешь! Двое из четверых нападавших до сих пор без сознания в больнице. Конечно, под наблюдением! Второй раз им сбежать не удастся!
  -- Я думаю, они не захотят сбегать во второй раз. Теперь они считают, что в больнице безопаснее. Еще бы! Четверых здоровенных мужиков побила несовершеннолетняя девчонка!
  -- Ты действительно побила сразу четверых опасных преступников? Да еще и до бессознательного состояния? - Видар смотрел на меня со смесью страха и восхищения. Мне показалось или действительно восхищения было больше?
  -- Что не верится, да? Так вот, к чему я все это говорю, именно Антон сказал мне, что я должна драться! Бежать ведь все равно было бесполезно! Может быть, я ему за это благодарна, может быть нет, теперь уже и не скажешь. Ну, что ты так на меня уставился? Как будто не можешь понять то ли я красавица, то ли чудовище?
  -- Прости! - он отвел взгляд. - Э, Мэт, поверни на следующем повороте!
  -- Далеко ты живешь! - Я смотрела на дорогу. Крейтон - квартал, в котором живут люди среднего достатка, находился в сорока пяти минутах езды от нашего колледжа.
  -- Нормально. - К чему-то ответил он, все еще смотря в сторону. - Мэт, останови у третьего дома справа, пожалуйста.
   Когда мотор затих, наступило неловкое молчание. Чтобы никто не заметил моего смущения, я стала разглядывать дом, перед которым мы остановились. В общем, ничего особенного. Сам дом как две капли воды походил на другие дома этой улицы, к нему был пристроен гараж, довольно просторный, наверное, на две машины. Перед домом была зеленая лужайка и асфальтовая дорожка, ведущая к гаражу. Но была здесь одна отличительная деталь. Крыльцо, как и везде состоящее из трех ступенек, почему-то было восьмиугольное, и больше напоминало беседку. Дверь была расписана, какими-то непонятными узорами или письменами.
  -- Нет, только не это... - Я обернулась, слова, произнесенные Видаром, вывели меня из задумчивости.
   Нет, это был уже не Видар. В обычно холодных глазах Антона, сейчас читался страх и гнев. Но на кого был направлен этот гнев, я не знала. Антон выскочил из машины, и бегом направился к двери дома. Пока он изучал странные письмена, подошли мы с Мэтом.
  -- Что случилось? - спросила я.
  -- Ты должна мне помочь! - Он обернулся ко мне. Теперь в его глазах не было страха, зато гнев стал таким сильным, что я буквально ощущала его жар у себя на коже.
  -- Чем? Что я могу сделать? Ты еще так и не сказал, что вообще случилось! - Раньше я не видела Антона в гневе, и теперь я поняла, что мне это не нравится.
  -- Мэт ты можешь ехать домой. Не бойся, с Мишель ничего не случится, это я тебе обещаю.
  -- Ну нет! Я еще не совсем сошел с ума! Тут явно, что-то не так! Если я вернусь и сообщу, что оставил Мишель с каким-то психом, замешанным в каком-то деле, шериф меня убьет! Давай, выкладывай! Как там тебя? Видар? - Мэт был явно настроен решительно.
   Антон долгое время стоял, не сводя глаз с Мэта, потом обратился ко мне:
  -- Ты ему доверяешь?
  -- Если он даст клятву, что это останется между нами, он ее сдержит. - Произнесла я и посмотрела на Мэта. Во время этого короткого диалога он стоял, открыв рот, и переводил взгляд с Антона на меня и обратно.
  -- Так ты дашь клятву, что все, что мы тебе расскажем, ты сохранишь в строжайшей тайне? - Нависая над молодым полицейским, спросил Антон.
  -- Если здесь творится что-то противозаконное, то я не могу дать такую клятву. - Заявил Мэт, выпрямив спину, явно подражая Джеффу.
  -- Здесь нет ничего противозаконного, - с улыбкой сказал Антон, но улыбка была какая-то вымученная, - по крайней мере, в том смысле, что полиции до этого, нет никого дела. Давай или ты даешь клятву, или убираешься восвояси!
   Мэт тяжело вздохнул.
  -- Похоже, у меня просто нет выбора. Я должен следить за тобой Мишель. Я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось. И ради этого готов даже дать эту клятву о неразглашении сведений! - Он еще раз втянул в себя воздух. - Клянусь, что все услышанное мною здесь, не выйдет за пределы круга людей, которым вы доверяете!
  -- Хорошо! Заходите...и будьте как дома! - С этими словами, Антон открыл дверь, больше не обращая внимания на надписи на двери, и широким жестом пригласил нас внутрь.
   Я вошла в прихожую, с некоторой опаской озираясь по сторонам. Что написано на входной двери, что могло напугать Видара и спровоцировать появление Антона? Когда я ступила за порог, меня поразило ощущение покоя, царившее в этом доме. Никогда я не думала, что в нашем мире, полном насилия, может быть такой островок безопасности. Интересно, этот дом с самого начала был сосредоточением покоя и безопасности или эта атмосфера пришла в этот дом вместе с Антоном? Хотя вряд ли это ощущение принес Антон, его личная аура слишком холодна для этого.
   Разобравшись в ощущениях, я стала рассматривать обстановку. Гостиная, открывшаяся перед моими глазами, представляла собой идеал простоты и романтики. На полу лежал толстый ковер бежевого цвета, идеально белые стены. У дальней стены такой же бежевый раскладной диван, над которым висела картина с изображением гречанки на фоне моря во время восхода солнца. Это был именно восход, а не закат. Краски были светлыми, нежными. Возле дивана стоял стеклянный столик. А с другой стороны была лестница на второй этаж и дверь в соседнюю комнату. В комнате еще было два кресла и два стула, а возле стен низкие столики с цветами в горшках, над которыми располагались два больших окна. В общем, чистота, царящая здесь, навела меня на мысли: каков на самом деле Видар? Обстановка совершенно не соответствовала факту, что здесь живет студент второго курса колледжа. Никогда не видела, чтобы парень содержал свой дом в такой чистоте.
   Я оглянулась на Мэта. Какое впечатление произвела на него обстановка комнаты?
   Мэт стоял, открыв рот, и озирался по сторонам. Его дом явно не был таким идеалом чистоты, даже притом, что он живет с родителями.
  -- У тебя что, домработница есть? - Не выдержав, спросил Мэт.
  -- Нет у Видара домработницы. Ему еле хватает денег оплачивать аренду дома. Видар очень аккуратен для подростка его возраста. - Антон, заметно, проникся уважением к этому человеку, которому ему было приказано спасти.
  -- А почему ты говоришь о себе в третьем лице? - Мэт недоуменно посмотрел на Антона. Похоже, он совершенно не видел различий между Видаром и Антоном. Не понимала я его!
  -- Потому, что я не Видар, Мэт. Мы расскажем тебе свои тайны, но если ты проболтаешься хоть одной душе... не важно живой или мертвой. Запомни, я не даю пустых угроз.
  -- Если ты не Видар, тогда кто ты?
  -- Мое имя Антон. И та надпись на стене предназначалась мне.
  -- Антон? - Я подчеркнула это имя, бросив взгляд на Мэта. - О чем говорится в этом послании, что смогло привести тебя в состояние гнева? Раньше я видела тебя только совершенно невозмутимым!
  -- Об этом мы поговорим прямо на месте. А сейчас я бы хотел, чтобы ты ввела нашего нового напарника в курс дела.
   Я не стала спрашивать, что значит "прямо на месте". В его голосе явно слышалась нотка приказа, но я не обиделась. Похоже, случилось что-то действительно непредвиденное. Поэтому мы с Мэтом сели на диван, и я принялась пересказывать то, что мне рассказал Антон. При этом я изредка поглядывала на него самого. Антон ходил из угла в угол, и что-то бормотал себе под нос. Потом он вскинул голову и пошел в соседнюю комнату. Я уже успела все рассказать без личных деталей и ответить на большинство вопросов Мэта, когда Антон, наконец, вернулся.
   Я посмотрела на него. Теперь он был одет в черные обтягивающие штаны, заправленные в высокие кожаные сапоги. Черная рубашка была наглухо застегнута. И поверх всего развевался длинный черный кожаный плащ. В руке он держал большую сумку спортивного типа.
  -- Ты закончила? - спросил он, поглядев на Мэта.
  -- Да. - Я все еще пыталась понять, что происходит. Но раз он сказал, что расскажет, значит расскажет. Но я не смогла удержаться от вопроса. - Что в сумке?
  -- Цыплята. - Просто ответил он и повернулся к окну. Было уже темно. - На всякий случай.
  -- Цыплята? Зачем? - Встрял Мэт.
  -- Я - некромант. Я поднимаю мертвых. Мало ли когда может понадобиться мое умение.
  -- Но зачем цыплята? - "Он что, совсем дурак? - спросила я себя. - Зря, наверное, мы ему все рассказали".
  -- Ты что, действительно не знаешь? - похоже, Антон действительно удивился. - Ты никогда не читал сказок про страшных и злых некромантов, приносящих в жертву невинных девушек? - В его голосе появилась изрядная доля сарказма.
   Мэт покраснел.
  -- Я в детстве слушал только сказки про своего отважного папу полицейского, который спасал город и вообще весь мир. Других сказок мама мне рассказывала. А когда я научился читать, то увлекался историей, а не сказочной чушью. - Он посмотрел прямо на Антона, как будто ожидал, что тот рассмеется. Но Антон только кивнул и сказал:
  -- Поехали, нам нужно торопиться.
   Больше мы вопросов задавать не стали.
   Когда я уже выходила за дверь, я вдруг поняла что одета не для долгой ночной прогулки. Остановившись в нерешительности, я все-таки обратилась к Антону.
  -- Антон, подожди. Я тут подумала, что платье и туфли на высоких каблуках не слишком подходят для подобного похода. Если вдруг придется убегать, я буду вас только задерживать. Ты не мог бы найти для меня какие-нибудь штаны и кроссовки? - Я с надеждой посмотрела на него.
   Антон ничего не сказал, просто повернулся и пошел обратно в дом. Я пошла за ним. Он скрылся в комнате и спустя минуту вернулся с почти таким же костюмом как на нем самом, только меньшего размера. Видару бы такой точно не подошел.
  -- Чье это? Это ведь не могут быть вещи Видара. Или ты с самого начала готовился дать мне этот костюм? - Антон улыбнулся.
  -- Не совсем. Оба этих костюма мои. Тот, который на мне, мне пришлось заказывать, когда я уже был в этом теле. А тот, который ты держишь в руках, я носил до этого.
  -- Ты, на самом деле, одного со мной роста? - Мне в это как-то не верилось.
  -- Да. - Улыбка стала шире, и стала больше походить на оскал.
  -- Ну, хорошо, - мне стало как-то неловко. - Можно мне переодеться в той комнате? Или там есть что-то, что мне видеть не полагается?
  -- Конечно, ты можешь переодеться и в той комнате, но... - он наклонился ко мне, - я бы предпочел, чтобы ты переоделась здесь. - На конце фразы его голос стал чуть хрипловатым. Такого от него я не ожидала, поэтому я отодвинула голову, посмотрела ему в глаза и задала самый глупый вопрос в моей жизни:
  -- Почему?
   Антон рассмеялся. Куда девалась вся его холодность и отчужденность человека общающегося со Смертью?
  -- Только потому, что увидеть, как подобный костюм надевает такая красивая девушка как ты, мечтает любой мужчина. - Тут он замолк. Улыбка исчезла с его лица не оставив и тени того, что она была. - Но я бы советовал Вам поторопиться! Времени остается все меньше и меньше. А на карту поставлена и моя жизнь.
   Его тон привел меня в чувство. Я быстро нырнула в соседнюю комнату и принялась переодеваться. После того как я полностью переоделась, я взглянула в большое зеркало, весящее на стене. И зачем парню такое большое зеркало? Он что так печется о своей внешности? В любом случае, сейчас оно было кстати.
   Увидев себя в зеркале, я ахнула. В подобном виде я могла сниматься в фильме "Зорро", только в главной роли была бы женщина. Не хватало только большой широкополой шляпы и маски. Мне захотелось посмотреть на лицо Антона, когда он увидит меня в этом наряде, а еще лучше, на лицо Видара. Но, почему-то, я еще минуты две не могла решиться выйти из комнаты.
   Я бы еще долго так стояла, если бы не раздался стук в дверь.
  -- Мишель, ты готова? Нам пора!
  -- Да! - И я решительно открыла дверь.
   Антон был не один, с ним рядом стоял Мэт, который, видимо, только что вернулся от машины. Глядя на их лица, я чуть не рассмеялась.
   Антон стоял неподвижно, и не сводил с меня глаз полных огня. Было ощущение, что из них сыпется каскад искр, которые могут поджечь ковер на полу. Мэт тоже не сводил глаз с меня, точнее с моей груди, которую теперь облегала черная рубашка. На губах у него появилась глупая ухмылка.
  -- Класс! Дать тебе в руки плетку, и ты сможешь сниматься в эротических фильмах! Мишель, почему ты раньше так не одевалась? Я думаю, все парни города валялись бы у твоих ног!
  -- Вот именно поэтому я так и не одевалась! - Отрезала я. - А сейчас у меня нет выбора!
   Это была правда. Но почему-то сейчас мне было приятно смотреть, на восхищенные лица двоих парней передо мной. Мне хотелось, чтобы они упали передо мной на колени и поклонялись мне, как греческой богине.
   Я с трудом отогнала эти, не достойные меня, мысли. И не сказав ни слова, отправилась к машине. Если Антон так торопится, то и нечего молоть языком. Оборачиваться я не стала, и так понятно, что они пошли за мной.
   На этот раз за руль сел Антон, даже притом, что Видар не умел водить, все навыки явно передавались вместе с разумом при переходе в другое тело. Надо будет расспросить его как-нибудь об этом. Ехали молча. Даже Мэт молчал, что довольно странно для него. Что еще страннее, он не спросил куда мы едем.
   Через пятнадцать минут я не выдержала. Меня переполняло возбуждение, чувство, что скоро наконец-то начнутся приключения. Пусть это будет опасно, пусть мне будет страшно, но эта нудная жизнь скоро закончится.
  -- Куда мы едем, Антон? - я сидела на соседнем сиденье, и мне было прекрасно видно его лицо.
  -- Ко мне. - Выражение лица не изменилось, но я заметила, что его плечи слегка напряглись. Что же все-таки случилось?
   Попытка завести разговор была явно не удачной. Спустя еще примерно десять минут мы выехали к лесу. Эту дорогу я совсем не знала. И совершенно не имела никого понятия, куда же мы едем. Ответ Антона меня не удовлетворил, но спрашивать еще раз я не решалась. Все равно более точного ответа я не получу. Лучше подождать и все увидеть своими собственными глазами.
   Скоро мы свернули с дороги на узенькую тропку. Впереди ничего не было видно, только деревья вокруг. Вдруг свет фар выхватил из тьмы покореженную вывеску: "Южное кладбище 1620 г.". Интересно, что нам понадобилось на старом кладбище, на котором уже лет сто никого не хоронили?
   Показались ворота. И мы въехали на кладбище. Антон остановил машину.
  -- Дальше мы пойдем пешком. - Объявил он и первым вылез из машины. Он хотел обойти машину и открыть мне дверцу, но я уже выбралась сама. Я обернулась посмотреть на Мэта. Он сидел в машине и как будто не собирался из нее выбираться. Мэт был бледен, и его пробивала мелкая дрожь.
  -- Что с тобой? - спросила я его.
  -- Не люблю кладбища! Здесь везде пахнет смертью и тленом! Я даже на похороны своей бабушки не ходил! - Сказал он и посмотрел прямо на меня. Я в ответ посмотрела на Антона. Тот был совершенно серьезен.
  -- Не бойся. Это величайший дар уметь чувствовать жизнь и смерть, добро и зло. Именно поэтому я позволил Мишель взять тебя в нашу группу. Простому человеку я бы не за что не рассказал свои тайны. Пойдем, и я научу тебя пользоваться своим даром.
  -- Э, так ты использовал меня? Так мне тебя понимать? Ты все всегда знаешь заранее, как будто тебя кто-то предупреждает! - Обида в моем голосе была нескрываема.
  -- Прошу тебя, не задавай мне таких вопросов! Я все равно не могу тебе на них ответить!
  -- Но почему? - спросила я в изумлении.
  -- Я же попросил тебя, не задавать мне подобных вопросов! Когда придет время, ты сама все узнаешь. Я бы хотел сам все тебе рассказать, но, к сожаленью, связал обетом молчания. Ты потом тоже его принесешь. - Он отвернулся от меня, - пойдемте, нам надо спешить!
  
  
   Мы пошли за ворота кладбища. Надгробия здесь уже давно были сломаны, а имена на них стерты. И от этого аура смерти и покоя только усиливалась. Мэт, немного ошарашенный словами Антона о его даре, пошел за нами. Кладбище было большое. И мы шли вперед уже пятнадцать минут, а оно все не кончалось. Впереди показалась каменная стена чьего-то фамильного склепа.
   И все бы хорошо, но нас, похоже, ждали. Ну не вылезают же зомби из могил самостоятельно! Значит, кто-то специально поднял их.
   Я никогда раньше не видела зомби. Вообще о том, что они на самом деле существуют, я узнала из уст Антона. В чем-то, наверное, голливудские фильмы правы - отвратительное зрелище! А запах! На кладбищах всегда пахнет свежей землей, но когда к этому примешивается вонь гниющего трупа, единственное твое желание: избавиться от всего, что было съедено за последние сутки.
   Я сдержалась, хотя содержимое желудка уже вплотную подступило к горлу, но все равно остановилась как вкопанная и не отрывала глаз о того, что на нас надвигалось. Антон встал передо мной, наверное, защищая. Мэт... Мэт не выдержал, и поступил в согласии с моими мыслями. Не завидовала я в этот момент Мэту, одно дело просто чувствовать запах, и совсем другое различать каждую примесь этого запаха и страх спутников.
   Зомби было десять. И кто бы их не поднял - это был сильный некромант. Но я еще не знаю силы Антона, и, если уж на то пошло, своей силы.
  -- Держись позади меня и смотри, но ни в коем случае ничего ни предпринимай! - Не оборачиваясь, бросил мне Антон, а сам достал из-за пояса длинный кинжал, такой тонкий, что больше походил на иглу.
  -- Будь осторожен. - Тихо сказала я, отодвигаясь поближе к Мэту.
   Антон ничего не ответил, только поднял нож и, читая нараспев что-то по-латыни, полоснул себя по руке. Заструилась алая кровь. В темноте нож и, капающая на землю, кровь стали светиться бледно-голубым светом. Мне хотелось узнать, почему он не использовал привезенных цыплят, но я молчала.
   Свечение разгоралось все ярче и поползло к живым мертвецам, которые, увидев свечение - или, услышав заклинание, - остановились в нерешительности. Они не сводили глаз с лезвия ножа, окрашенного кровью.
   Антон, продолжая петь (кстати, а у него прекрасный голос), приблизился к первому зомби. Тот стоял все также неподвижно. Некромант коснулся лезвием ножа губ зомби. Потом перешел к следующему. Не коснувшись последнего, Антон перестал петь и громко сказал:
  -- Кровью и сталью, я заклинаю вас вернуться в ваши могилы! Пусть земля укроет вас, и никто больше не коснется вас, и не посмеет поднять вас!
   Все мертвецы, которых коснулся Антон, медленно развернулись и побрели к своим могилам. Я просто не верила своим глазам. Они ложились на развороченную землю свих могил и втягивались туда, не оставляя даже малейших следов. Земля вновь становилась ровной и гладкой, даже трава казалась нетронутой.
   Теперь только один зомби стоял возле Антона и неотрывно смотрел на него. В глазах уже умершего человека застыло ожидание приказа, любого приказа.
   Антон повернулся ко мне, по его руке текла кровь, но некромант как будто бы не замечал ее.
  -- Теперь ты должна помочь мне. - Сказал он так тихо, что мне я не сразу поняла, о чем он.
  -- Что я должна делать? - Спросила я.
  -- Чем это интересно я могу помочь? - Я не скрывала сарказма, но это было скорее из-за страха. - Кто здесь умеет поднимать и упокаивать трупы? Я что ли?
  -- Нет. - Спокойно отозвался Антон. - Трупы здесь поднимаю я, но вопросы задать ему можешь только ты.
  -- Почему? - У меня рот открылся от такого заявления.
  -- Потому что зомби - это труп. Сам он не может отвечать на вопросы, если только ему на время не вернуть дух, не вернуть личность.
  -- Но ведь ты задавал вопросы своему отцу, когда поднял его из могилы?
  -- Да и это был единственный случай и лишь потому, что его душа не была свободна. В тот момент она была привязана к телу, и освободилась лишь тогда, когда я его упокоил.
   Я промолчала, обдумывая только что сказанное. Антон терпеливо ждал моего решения. Я подняла на него взгляд.
  -- Но я же не знаю, что нужно делать, - сказала я в растерянности.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Незнакомец. - 15 -
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"