Quinow: другие произведения.

10100

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Одна из множества версий, которые могли бы раскрыть тайну самого невероятного человека - мистера Фокса. Кто же он, этот великий ученый, совершивший больше великих открытий, чем можно успеть за целую жизнь?


10100

   - Мне нужно работать, - горячо возразил Винтервуд. Вопреки просьбам, он не сидел, а ходил, прихрамывая, по кабинету и размахивал руками.
   - А я и не спорю, Генри. Но я тебя прошу, позаботься о своем здоровье. Хотя бы немного. Я не говорю, что тебе нужно ложиться в больницу, но хотя бы обеспечь себе регулярное питание и сон, - мягко уговаривал Брайан. По профессии он был врачом, по призванию - историком, по убеждениям - семьянином, по сложившимся обстоятельствам - единственным человеком, которого Генри Винтервуд называл своим другом.
   - Нет времени. Еще столько сделать нужно... - начал было Генри, но схватился за бок, пронзенный острой болью.
   - Нет времени на что, Генри? Твои исследования могут занять двадцать, тридцать лет! А ты, даже если сумеешь протянуть до первых результатов, уже не сможешь работать. Ты сам себя лишаешь времени, Генри, оставляешь все меньше часов для работы. Все меньше дней для жизни. Подумай хотя бы об этом, - Брайан глянул на ученого поверх очков. Они были не аксессуаром, подчеркивающим внешность. Они были результатом колоссального труда человека, решившего стать профессионалом, и преуспевшего в этом.
   Винтервуд остановился. Как подросток, отпиравшийся, но все-таки пойманный на лжи, с такой же гримасой признания горькой правды и отвращения к себе, спросил, заранее зная ответ:
   - Что же мне делать?
   Брайан даже слегка усмехнулся - разумеется, про себя, настолько несчастным выглядел Винтервуд, совершенно не привыкший к режиму, расписанию, здоровому образу жизни.
   - Ты можешь начать спать по ночам, принимать пищу не менее четырех раз в день, желательно с легким перекусом в промежутках. Ты должен хотя бы иногда гулять на свежем воздухе. Не нестись, сломя голову, а именно прогуливаться, без цели, ради отдыха...
   - Брайан, ты же знаешь, я не смогу, - простонал Генри.
   - Тогда найди того, кто заставит тебя это сделать. Хочешь работать - поддерживай функциональность организма, - поставил точку Брайан.
  
   Просматривая частные объявления, Винтервуд стонал. В последнее время, устав от бесконечной боли, стоны различной громкости и протяженности стали главным отражением его отношения к происходящему.
   Генри, подобно большинству упрямцев, не признавал себя сколь-нибудь серьезно больным, а потому объявления с заголовком "сиделка" пропустил, не глядя. А вот надпись "дворецкий" ему понравилась куда больше. Ровно до тех пор, пока он не посмотрел на стоимость подобных услуг. Преподавательская деятельность, которой он зарабатывал себе на жизнь, могла обеспечить ему вполне сносное существование и даже расходы на Проект (как называл Винтервуд свое исследование), но дворецкий... Единственной возможностью нанять слугу был бы отказ от Проекта, а мысли об этом Генри даже не мог допустить.
   Простонав особенно пронзительно и жалобно, он продолжил поиск. Раздел "роботы". В высших кругах, к которым Генри себя не причислял, их использование считалось унизительным. По своему функционалу они, конечно, уступали живым людям, но со своими обязанностями все-таки справлялись. Ошибок в программе не встречалось уже много десятилетий, а главное - они дешево стоили.
   Лишь один робот подходил под требования Винтервуда. Заявленный как робот-дворецкий, "способный справиться с благоустройством вашего жилища и обеспечивающий наиболее продуктивные условия домашнего труда" стоил недостаточно дорого, чтобы быть недоступным приобретением, но и не слишком дешево, чтобы показаться хламом в красивой обертке.
   Связавшись с продавцом, Генри узнал, что тот приобрел его на распродаже имущества мистера Фокса, который погиб, не имея родных. "Единственным недостатком, который не смогли устранить даже в мастерской является факт, что он называет любого хозяина мистером Фоксом. В остальном - робот высшего класса! Оставил бы себе, но жена их терпеть не может! Я вам даже скидку сделаю, если сами его заберете!" - восторженно вещал продавец по телекоммуникатору. Винтервуд согласился.
   Продавец оказался веселым, бескомпромиссно радующимся жизни человеком. Винтервуд практически без колебаний подписал договор и поместил в специальный блок на корпусе робота. Тот считал всю необходимую информацию и самостоятельно отправился в дом нового хозяина. Продавец же своим безжалостным хохотом задавил жалкие попытки Генри отказаться "обмыть удачное приобретение в местной пивнухе". Когда у весельчака получалось вымучить из болезненно-бледного лица ученого пусть даже небольшое мимическое подобие улыбки, он ощущал такой прилив восторга, что считал своим долгом продолжать празднование. Заплатив, в итоге, по счету гораздо больше, чем получил за продажу робота, он позволил Винтервуду капитулировать домой.
  
   Солнечный свет резал глаза сквозь веки. Генри попытался встать. Ничего не вышло, только тело пронзила острая боль.
   - Отравили! - подумал Винтервуд.
   Но нет, мечты о блаженном забытье в холодных и бесчувственных объятьях, где нет боли и страданий, прервала вполне тривиальная мысль. Сегодня воскресенье. А значит завтра, в понедельник, необходимо снова явиться в университет. А значит, сегодня надо подготовиться к лекции...
   С трудом разлепив глаза, он вскрикнул от неожиданности и дернулся, после чего застонал - со вкусом, с упоением. На него смотрел робот, совершенно неподвижно стоявший возле кровати.
   - Мы... ты... эт... - попытался что-то сказать Винтервуд.
   Но робот не слушал. Поняв, что Генри проснулся, он подошел к хозяину и крепко схватил своими манипуляторами.
   - По... Помогите!!! - заверещал Винтервуд, когда робот перевернул его, уткнув лицом в подушку. Кричать Генри больше не мог, но его любимые жалобные стоны все еще были доступны. Ими он и воспользовался.
   Генри казалось, будто стальные руки ломают ему кости, сдирают заживо кожу вместе с кусками плоти, что они бьют его с такой силой, будто вот-вот проткнут насквозь. Короткие электрические импульсы проникали в глубину пережатых судорогой мышц, обжигая их подобно каленому железу. Винтервуд мычал, стонал, кусал подушку, но вырваться не мог.
   Вдруг боль прекратилась. Робот вновь перевернул Генри на спину и произнес:
   - Доброе утро, мистер Фокс.
   Обыкновенно бледное лицо Винтервуда побагровело. Он в ярости вскочил с кровати и уже был готов броситься на железного мучителя, как вдруг понял, что он, собственно, больше не пытается встать, превозмогая боль, а скачет, подобно дикому зверю. Робот все так же бесстрастно смотрел на него.
   Генри покачался на месте. Присел. Осторожно согнулся и разогнулся. Боль ушла.
   - Рад, что вы не забываете про зарядку, мистер Фокс.
   - Но... Я не мистер Фокс! Я Генри Винтервуд!
   - Как вам угодно, мистер Фокс.
   - Я не мистер Фокс! Я мистер Винтервуд! Запомни это!
   - Хорошо, мистер Фокс.
   - Отныне того, кого называешь мистером Фоксом, зови мистером Винтервудом!
   - Да, мистер Фокс.
   - Я НЕ МИСТЕР ФОКС!
   - Ваш завтрак подан, мистер Фокс. Проследуйте в столовую.
   - За... Завтрак? - опешил Генри.
   С миной вселенской скорби на лице Винтервуд поглощал овсянку. Нет, она была вкусна, но дух противоречия не позволял Генри признаться в этом даже себе, не говоря уже про какого-то там робота, который возомнил непонятно что. Сперва он, было, попытался уклониться от принятия пищи, но проклятая железяка загородила собой проход, и Винтервуду не оставалось ничего, кроме как подчиниться.
  
   Генри сидел, склонившись над книгой, и выписывал из нее какие-то данные. Вдруг раздавшийся над самым ухом голос заставил его вздрогнуть и разочарованно простонать.
   - Ваш чай подан, мистер Фокс.
   - Но я не хочу чай! Я хочу спокойно поработать!
   Робот взирал на него с тупым и упрямым злорадством (разумеется, именно это увидел Винтервуд на неподвижном лице дворецкого), не двигаясь с места. Генри отвернулся и попытался продолжить работу. Поначалу давящее чувство взгляда в спину мешало сосредоточиться, но Генри вновь погрузился в размышления, как вдруг...
   - Ваш чай подан, мистер Фокс.
   - А-а-а-а! - вскрикнул от неожиданности Винтервуд. - Ты еще здесь? Почему? Я же велел убираться!
   - Ваш чай подан, мистер Фокс, - все так же бесстрастно повторил робот.
   - Да черт с тобой и твоим чаем! Пропади все чашки в доме, превратись чаинки в яд! Чтобы я, Генри Винтервуд, бросал Проект ради того, чтобы хлебать полуостывший чай с печеньем! Никогда не бывало такого и не будет впредь! - возмущался Генри, послушно хромая в столовую, провожаемый роботом.
  
   Винтервуд вздрогнул от непривычного звука. Секунду назад он стоял, склонившись над чертежами, а теперь, содрогаясь, ходил по дому в поисках невыносимого источника шума. Генри терпеть не мог, когда посторонние звуки вмешивались в абсолютную тишину его кабинета. Наконец, его поиски увенчались успехом.
   Это били старинные часы, оповещая всех вокруг о наступлении ночи. Генри воззрился на них недоверчиво и презрительно: он прекрасно помнил, что не только не слышал боя этих часов ни разу в жизни, но и не видел, чтобы хоть одна стрелка шла! Тем не менее, часы были исправны, а за спиной Винтервуда знакомый голос (о, этот проклятый жестяной голос, чтоб ему трижды проржаветь!) произнес:
   - Спокойной ночи, мистер Фокс.
   - Ты, консерва, можешь отправляться спать, я не против. Но моя работа только началась, так что не мешай!
   Генри решительно промаршировал в свой кабинет и демонстративно вперил уставшие глаза в чертежи. Ощущение победы человека над бездушной машиной длилось не дольше пары секунд - ровно до тех пор, пока робот не выключил свет везде, кроме спальни и коридора, ведущего к ней. Утомленный, измученный противоборством Генри, позевывая, поплелся в кровать, позабыв даже о своих любимых стонах.
  
   В четверг произошло странное событие. Разбудив своего хозяина и приготовив ему завтрак, робот направился в оранжерею, срезал несколько цветов и ушел из дома, не проронив при этом ни слова. Когда Винтервуд вернулся со своих лекций, дворецкий все еще не вернулся. Наконец, Генри дождался его возвращения.
   - Ну и где ты был?
   - Разносил визитные карточки, мистер Фокс, - послушно ответил дворецкий.
   - Какие еще карточки? - опешил Генри.
   Из разъема на манипуляторе робота с легким жужжанием выехала теплая, только что отпечатанная в механических недрах, визитка. На ней почерком самого Генри (аккуратностью которого тот втайне очень гордился) было написано: "мистер Фокс, исследователь транссинапсизма, г. Оуксберг". На обратной стороне был указан номер телекоммуникатора.
   Винтервуд в ярости поднял взгляд на своего хладнокровного слугу.
   - Да как ты посмел ходить и раздавать каждому встречному эти карточки?! Да как ты посмел обнародовать мой Проект, выставить меня на посмешище?!
   - Нет, мистер Фокс.
   - Что - нет? - Генри не понял, что имел в виду дворецкий и это непонимание моментально остудило его пыл.
   - Я не раздавал визитные карточки всем подряд, мистер Фокс. Только самым влиятельным людям города, которые в силу своих психологических особенностей подходят на роль инвесторов вашего Проекта.
   Винтервуд задумался. С одной стороны, любовно взращенная гордыня была категорически против хождения с протянутой рукой по домам возможных благодетелей. С другой, Проект требовал значительных денежных вливаний, да и хитрая железка не написала ничего унизительного. Или вызывающего. Или...
   Размышления Генри прервал звуковой сигнал вызова. Он, вздрогнув от неожиданности, выронил карточку и галопом поскакал к стационарному коммуникатору с глупой ухмылкой на лице. Робот флегматично смел визитку в мусорное ведро: она запылилась и потеряла свой представительный вид.
  
   - О, мистер Фокс! Господа! Позвольте вам представить: мистер Фокс, человек будущего!
   Игнацио Барлоне, заркцевый магнат, с необыкновенным удовлетворением от возможности покровительствовать служителю науки, представил Винтервуда (одетого, между прочим, в изысканный серый костюм) всем гостям званого приема. Среди них была также и некая Франческа Манчини, выделявшаяся среди всех прочих своей необычайной привлекательностью.
   - Моя дорогая Франческа! Позвольте представить вам мистера Фокса - необычайно широкого в плане мышления и благородства человека, чьи заслуги перед обществом неоспоримы, хотя и несколько преждевременны...
   - Благодарю, Игнацио. Не согласится ли мистер Фокс на танец, сколь бы ни был он преждевременным? - со смехом прервала девушка хозяина и увлекла за собой Генри, спасая того от нескончаемых восторгов Барлоне.
   - Откровенно говоря, я вовсе не Фокс. Меня зовут Генри, Генри Винтервуд.
   - Вот как? К чему же тогда эти игры в шпионов? - с улыбкой спросила Франческа.
   - У моего робота-дворецкого есть такой дефект - никак не хочет называть меня моим именем.
   - И в итоге он превратил вас в другого человека! - весело рассмеялась прелестная собеседница Винтервуда.
   В ответ Генри тоже рассмеялся (чего не бывало уже давно) и пригласил Франческу на танец.
  
   - Генри, что робот делает в моем розарии? - спросила Франческа, войдя в кабинет мужа.
   - Робот? А, наверное, собирает букет. Он вечно разносит цветы на праздники или возлагает их на памятники от нашего имени. Это помогает найти инвесторов Проекта, - с воодушевлением ответил Винтервуд. Исследования шли полным ходом, денег хватало и он уже частенько мог себе позволить пару часов отдыха, вот как сейчас.
   - Милая моя, а не прогуляться ли нам с тобой по парку?
   - Прекрасная идея, Генри! - воскликнула Франческа, но в кабинете вновь возник робот.
   - Время пить чай, мистер Фокс.
   - Нет, робот, мы с Франческой идем на прогулку.
   - Одну минуту, мистер Фокс.
   Робот немного постоял в неподвижности, после чего из его корпуса вылетел некий документ. Дворецкий поймал бумагу и прочел.
   - Хорошо, мистер Фокс. Доктор Брайан Майлз утверждает, что замена чаепития прогулкой допустима и не приведет к снижению трудоспособности. К семи часам ваш кабинет будет готов к работе.
  
   - Ещё! Ещё! - кричали в восторге дети.
   - Тише, тише, мальчики! Не раздавите папу! - с улыбкой говорила Франческа трем своим сыновьям, катающимся верхом на Генри. Тот, к их радости, скакал по комнате подобно дикому мустангу, и ребятам приходилось держаться изо всех сил.
   - Время пить чай, - возвестил появившийся в дверях робот.
   Дети кубарем скатились с отца и помчались в столовую. Винтервуд с женой, улыбаясь, пошли следом.
   - А нас в школе спрашивали, кем мы хотели бы работать, - сказал Майкл, по праву старшинства (своего брата он опередил на две минуты).
   - И что же вы ответили?
   - Я буду океанологом! - заявил Руди.
   - А я кибертехником, - сказал Винсент.
   О мечте Майкла пойти по стопам отца знали все: он постоянно пропадал вместе со старшим Винтервудом в кабинете, помогая по мере сил и обучаясь.
   - Мастер Руди, не ешьте слишком много печенья. Через два часа будет готов ужин, - напомнил младшему дворецкий. Тот послушно положил лакомство обратно и горько вздохнул.
  
  

22 century Fox.

New Lines Times, автор статьи: Альберт Браун.

   Необычайный научный подъем пережило наше общество. Открытия, опережавшие современные знания на многие, многие годы расширили горизонты будущего и позволили всему человечеству сделать огромный шаг вперед.
   Открытия эти неразрывно связаны с таинственной личностью гениального мистера Фокса. Под этим именем издано множество трудов, зарегистрирована масса патентов и даже открыто несколько новых научных областей. То, что казалось нам невозможным триста лет назад, сегодня используется в быту. Задачи, которые ставил перед собой этот великий ученый поражают воображение своей грандиозностью. На решение каждой из них может уйти целая жизнь - и не принести результата.
   Тем более таинственной выглядит личность мистера Фокса. Множество людей было знакомо с ним и каждый описывал его внешность по-своему. Между его самым первым научным трудом (единственным, которое не было принято обществом, "Циклическое опосредованное программирование личности - прим. ред.) и последней опубликованной работой прошло 96 лет. Согласно медицинским данным, мистер Фокс обладал завидным здоровьем, что, вероятно, и стало причиной его долголетия. Особенно интересен тот факт, что ни свидетельства о рождении, ни свидетельства о смерти на это имя не было зарегистрировано. Известен также факт, что весьма популярным в то время был культ подражателей великому светилу науки. Практически в каждом городе нашей страны проживал человек, который называл себя мистером Фоксом. Большинство из них имело некоторое отношение к науке, однако никаких открытий не совершало.
   На протяжении долгих лет мистер Фокс был символом торжества разума над невежеством, и это имя вдохновило не одно поколение ученых со всего света.

***

   На старом кладбище к запертой калитке без каких-либо намеков на наличие замка, медленно, с ужасающим скрипом подошел робот. Стальные двери отворились перед ним, повинуясь прошедшему через них импульсу, и покрытый ржавчиной робот подошел к склепу. Войдя внутрь, он подошел к надгробию и, с трудом разжав непослушные манипуляторы, опустил на камень цветы. Пружины отозвались последним, жалобным визгом, когда бывший дворецкий замер навеки среди множества подобных ему металлических статуй вокруг. Последний луч солнца упал на высеченное на камне имя: Роберт Энтони Фокс. Двери склепа закрылись.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"