Quinow: другие произведения.

Не пройденный путь

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


Не пройденный путь

За первым неизменно следует второе.

А потому, закончив - начинай другое.

Ведь, если не начнешь с начала, а с конца,

Всенепременно выйдет что-нибудь дурное.

  
   Грах из гильдии Скитальцев со злобой смотрел на нового командира, благо тот его не замечал. Орк толкнул локтем своего товарища, сидевшего рядом на сваях, и прошептал:
   - Слышь! Мы ведь на стройке? А ну как несчастный случай какой приключится? Камень там упадет, или шип стальной...
   Авраам хитро прищурил светящиеся глаза и острым костлявым когтем перерезал веревку, на которой был подвешен груз.
   Тролль в черных доспехах, что стоял внизу, вряд ли сумел бы подняться, если бы огромная зеленая лапища с легкостью не перехватила летевший с городской стены булыжник. У Граха, вероятно, еще лет пятьдесят были бы зубы, если бы Карнак не запустил только что пойманный снаряд в злобно ухмыляющуюся рожу.
   Могила несколько удивленно посмотрел сперва на сына, потом наверх. Взгляд ухватил еле заметное движение - и вскоре не-мертвый товарищ нарушителя с силой шмякнулся перед рыцарем смерти под силой хватки Плети.
   - Запомните, Скитальцы - тихим голосом, который тем не менее был слышен каждому работнику за версту, - Мне плевать, что вашу гильдию избрал Гаррош Адский Крик для укрепления городской стены. Мне плевать, что сейчас он замещает Великого Вождя в Оргриммаре. Мне абсолютно безразлично, что скажет ваш глава, когда оправится от своего недуга. Но я вам обещаю, что если не начнете работать, как следует, мне придется применить жесткие меры.
   Судя по испуганным лицам Скитальцев, они судорожно пытались представить себе "жесткие меры" в исполнении Могилы. Воображению способствовал Карнак, поигрывающий бугрящимися мышцами из-за спины отца. Тролль же неспешно подошел к Отрекшемуся, обхватил его череп рукой, поднес к своему лицу и прошептал:
   - Ты меня понял?
   Не-мертвый строитель постарался кивнуть, но чуть не сломал себе шею. Как только Могила отпустил его, он пулей вернулся на свое место. Работа закипела с удовлетворяющей рыцаря смерти скоростью.
   - Ну как у вас тут, без происшествий? - спросил подошедший Хостас.
   - Тишь да гладь, - без намека на улыбку ответил тролль.
  
   Холод скучал. Пещера Прайда казалась пустой и безжизненной: Тетис пропадала по делам Наследия, Ратмир куда-то ушел вместе с Син Пао, Зорик уехал за город, договариваться о поставках свинины. Оставался только Шмелец в своей подсобке, но гоблин был сух, как пень, и улыбался точно также.
   В голову, как оно и бывает в четырех стенах, упорно не шли стихи. Список дел, оставленный для него Тетис, был давно выполнен, а дуротарский зной, к которому Холод так до конца и не смог привыкнуть, не вызывал желания покидать дома.
   Его тягучие, унылые размышления прервал властный стук в дверь. Орк поспешил открывать. На пороге стоял военный глашатай.
   - Прайд? - без лишних уточнений спросил тот.
   - Да-а-а... - задумчиво протянул Холод.
   - На оборону рубежей, - орк протянул грамоту.
  
   Когда в Пещеру Прайда зашла Тетис, она увидела воина, недоуменно глядевшего на бумаги, что лежали на столе.
   - Есть две новости, хорошая и плохая. С какой начать? - медленно протянул орк.
   - С плохой, - прищурилась разбойница.
   - По всему Азероту вспыхнули восстания гоблинов.
   - А хорошая?
   - Они восстали против представителей Альянса и присоединись к Орде.
   Тетис ухмыльнулась. Новые союзники - это всегда хорошо, какими бы они ни были. Тем более, что гоблины и так по уши в долгах перед Ордой...
   - Есть еще две новости, с какой начать? - снова подал голос Холод.
   - Давай на этот раз с хорошей.
   - Великий Вождь доверяет нашей гильдии.
   - А плохая?
   - Он доверяет нам подавление восстания в Прибамбасске, который в пустыне Танарис. Сказано, все представители гильдии должны отправляться в путь. А мы в неполном составе...
   - Я разберусь, - отрезала Тетис и вышла.
  
   Гильдейский совет собрался в шатре под городскими стенами. Хостас не отлучался от места работ даже ночью, не давая ни себе, ни Скитальцам отдыхать без меры.
   - Ужель не сыщем мы пути иного? - нахмурившись, спросил Ратмир.
   - Не думаю. Гаррош вспыльчив, самоуверен и скор на расправу. Он так боится показаться слабым и недостойным памяти своего отца, что не согласится с доводами разума и, тем более, прямым неподчинением. Надо идти, - ответила Тетис.
   - Ну, раз надо - значит, надо! - высказался Карнак. Ему надоело быть надсмотрщиком, душа просила доброй драки.
   В этот момент упырь Нико, радостно похрюкивая, втащил в палатку эльфа крови из Скитальцев, который, судя по всему, подслушивал снаружи.
   - А я бы, пожалуй, задержался, - медленно проговорил Могила, не мигая глядя в глаза дрожащего от ужаса работника.
   - Думаю, это я смогу устроить, - ухмыльнулась Тетис.
   - Тогда и я остаюсь, - не терпящим возражений тоном заявил Карнак. Хоть и не хотелось ему отказываться от похода, но оставлять тролля одного берсерк не желал категорически.
   - Надобно решить судьбу Син Пао до той поры, покуда мы не возвратимся, - все еще хмуро сказал друид.
  
   - Шо? Ви полагаете, этот гебенок сумеет себя хогошо и воспитанно вести? Я с вас смеюсь, это же ходячая катасгофа! - возмущался Шмелец, пока Ратмир терпеливо объяснял ему, как обращаться с пандареном до возвращения Зорика.
   Син Пао, тем временем, сел за стол гоблина и начал сооружать из рассыпанных золотых монет равные по высоте столбики. Шмелец, закончив возмущаться, обернулся, посмотрел на своего нового протеже и скупо улыбнулся.
   - Таки да, с этого мальчика может быть толк!
  
   Орчонок с удивлением смотрел на свое отражение в озере. Он недоуменно водил рукой по белым, как снег, волосам и не мог отвести взгляда от собственных глаз цвета безоблачного неба. Он видел много орков с радужками самого разного цвета: темно-синего, зеленого, карего, у некоторых стариков он был даже красным - в память об ужасном прошлом. Но голубые глаза он видел впервые.
   - Что случилось, малыш? - подошел к нему Храмр - седовласый скальд, который знал стихов и историй больше других в этой деревне.
   - Я упал в воду, и она смысла мне весь цвет.
   - Не весь, - рассмеялся старик, - твоя кожа все еще цвета летней травы. А в море ты никогда не падал, все было совершенно иначе. Послушай же, что случилось в ту ночь!
   Скальд присел рядом с Холодом и начал слегка раскачиваться - так он делал всегда, собираясь рассказать очередную историю. Завидев это, остальные хускерлы оставили свои дела и подошли поближе.
   - Темна была ночь, тиха была ночь, крылатый летел корабль.
   То был смел капитан - он вел свой народ бросить вызов Великому Небу.
   Средь туч увидала корабль Царица Морская, что всем нам известна своей красотой.
   И сквозь облака узрела Царица Морская того капитана, и сердце её воспылало от страсти.
   Странен был капитан - кожа цвета травы, и клыки, как у дикого вепря.
   Но Царица Морская глядела в глаза капитану и в них видела смелость, неземную отвагу.
   И Небо-Владыка разгневался, возревновал с лютой силой и громом своим поразил Поднебесный корабль.
   Царица Морская волны послала, пыталась спасти своего капитана.
   В бесстрашные очи его целовала, руками гладила бороду, косы, жемчужные слезы роняла на дно.
   Но плыли той ночью могучие Дракона Сыны на драккаре своем, увидел дозорный незнакомца в пучине.
   Взмолилась Царица Морская о помощи - Сыны помогли: втащили хускерлы того капитана на борт и на брег привезли.
   Там мудрые жены их - огневязки вдохнули дыханье в уста капитана: воскрес он из мертвых, на радость друзьям.
   И был он как прежде силен и могуч, но Царица навеки оставила память о любови своей.
   Белы власы его, словно пена морская, а очи подобны покоренному Небу.
   Скальд напоследок кивнул головой, показывая, что стих закончен, и сказал: - Вот так эта история будет звучать в веках, для нас далеких.
   Хускерлы одобрительно кивали Храмру, огневязки поднесли в благодарность еду и питье, а маленький орчонок круглыми от удивления глазами смотрел на старого скальда и недоуменно пытался нащупать у себя бороду.
  
   Холод вздрогнул и проснулся. Он поднял голову, осмотрелся вокруг и понял, что лежит в какой-то повозке, набитой разного рода хламом, а вокруг лишь пустыня, насколько хватало глаз. Яркое солнце отражалось от казавшейся зеркальной поверхности, ослепляя непривычного к жаре орка. Воин вдруг очень отчетливо осознал, что понятия не имеет, как он оказался посреди незнакомой пустыни и не придумал ничего лучше, кроме как вслух спросить:
   - Где я?
   - В повозке, товаром груженым, - последовал ответ. Ратмир, сидевший на кодо, смотрел на Холода с некоторым недоумением.
   - К черту подробности! Что это за край? - панические нотки в голосе орка усилились.
   - Пустыня в неделе пути до Прибамбасска. Совсем голову напекло, бедняга? - усмехнулась Тетис.
   - Да нет, это я так, спросонья, - пробурчал Холод, все еще столь же отчаянно, сколь безуспешно, пытаясь вспомнить хоть что-нибудь, что случилось после выезда из столицы.
   - Песчаная буря! - вдруг закричал один из караванщиков, охранять которых нанялись друзья. В тот же миг ветер, пыль и песок заполонили собой все вокруг. Вой стихии заглушал голоса наездников, спешно привязывающих себя к мощным кодо, которые упрямо шли сквозь бурю.
   Лишь никем не замеченный Холод кубарем вывалился из повозки и моментально потерял из виду караван. Он спрятался за каким-то барханом, худо-бедно укрывшим его от основных порывов ветра и попытался вспомнить передрягу похуже. Не смог.
   Вдруг чья-то сильная рука подняла его на ноги и силой потащила за собой. Орк попытался сопротивляться, но тщетно: хватка незнакомца не ослабла. Тогда воин вполне закономерно решил экономить силы для возможной схватки и покорился судьбе.
  
   - Все здесь? - выкрикнул Хостас, но тут же пожалел об этом. Мало того, что его никто не услышал, так еще и наглотался песка. Животные покорно несли седоков вслед за своим вожаком, на котором восседал не-мертвый воин, который изо всех сил старался не сбиться с пути - занятие в песчаной буре совершенно безнадежное. Вдруг Хостас смутно увидел впереди чью-то фигуру в балахоне. Незнакомец махнул рукой, предлагая следовать за ним. Хостас не был уверен, живое ли существо звало за собой, или же это было его собственное воображение. А может, дух пустыни? Если это дух, то стоит ли идти за ним? Решив, что добрый дух выведет к убежищу, а злой в случае неповиновения разозлится еще больше, воин направил караван за незнакомцем.
   Хостас впервые увидел миражи - за стеной песка виднелись то заснеженные вершины гор, то высокие башни незнакомых городов из белого камня. Внезапно песок превратился в бегущую воду, и мощный поток подхватил караван, неся его навстречу водопаду. Друзья полетели вниз, в непроглядную пустоту, окруженные сияющими среди черноты звездами Вселенной...
   И Голос приказал:
   - Принц Артас должен умереть.
   Сильная рука спасителя зашвырнула Холода в какую-то пещеру. Он моментально принял боевую стойку, но тут же опустил клинок: перед ним стоял ребенок. Маленький человеческий мальчик смотрел на него совершенно не детским взглядом.
   - Кто ты? - спросил воин, забыв о том, что люди не знают орочьего языка. Но ребенок понял.
   - Я потомок хранителя времени из рода Ноздорму, - ответил ребенок, проигнорировав всевозможные языковые различия.
   - Дракон? - не поверил своим ушам Холод. Мальчик кивнул.
   - Наш повелитель странствует в веках, и этим пользуется крыло Бесконечности - отступники, ренегаты, предатели. Они стремятся изменить прошлое, уничтожив тем самым будущее. Твои друзья сейчас в беде. Но если они исполнят волю того, кто отправил их назад, грядут беды куда большие.
   - Вот уж в чем я сильно сомневаюсь, так это в том, что наши будут по чьей-то указке действовать, - хмыкнул орк.
   - Их выбор небогат: или изменить ход былого, или раствориться в нем, потеряв назад дорогу.
   - Но... что же делать? - нахмурился Холод.
   - Ты поможешь им, не прямо. Лежит твой путь в грядущего мгновения. Если сумеешь отыскать своих друзей - спасешь их в прошлом.
   - А если не найду?
   - Ты не должен открывать никому свое имя, - сказал дракон вместо ответа и открыл портал, переливавшийся всеми цветами радуги.
   Воин без колебаний вошел в него, сверкнула яркая вспышка, и пещера осталась совершенно пуста.
   Хостас, не открывая глаз, почесал голову. Рука ощутила привычное отсутствие волос, и воин немного успокоился. Наверное, все было дурным сном. Сейчас он откроет глаза и окажется в Пещере Прайда...
   Размышления прервал оглушительный рев трубы. Хостас моментально вскочил и увидел перед собой человека в полном боевом облачении.
   - С добрым утром, спящая красавица! Труба зовет!
   В ответ Хостас прыгнул на врага, отобрал музыкальный инструмент и, скрутив представителя Альянса своим коронным захватом, стал колотить ей по шлему, как по колоколу. Вдруг на крики и шум прибежали другие люди, оттащили воина. Человек встал, пошатываясь и, сплюнув кровь, заорал:
   - Ах ты, выродок! Да как ты посмел напасть на офицера? Я тебя в карцере сгною!!!
   Хостас в ответ только зло оскалился. Два дюжих молодца вышли из-за спины своего командира и повели в здание неподалеку.
   - Опять? Сколько можно за малейшую провинность ребят сажать-то? - пробурчал старик-тюремщик, когда воина бесцеремонно бросили за решетку.
   Через небольшое окошко он разглядел плац, на котором уже построилась стража Альянса. Драл глотку его утренний враг. А за высокой каменной стеной виднелись крыши, покрытые синей черепицей. Хостас оказался узником в городе людей.
   - А ты молодец, парень. Давно пора этому хмырю-капитану рыло начистить, да не решался никто. Вот таких-то стражей нашему Стратхольму нехватало - честных, принципиальных и чтоб дури в руках побольше, - обратился к Хостасу смотритель карцера, старый офицер.
   Он поставил на специальную полочку миску с водой и дружелюбно протягивал краюху хлеба. Воин вдруг ощутил невероятно сильное чувство голода и взял предложенную еду. Когда скудная порция подошла к концу, до Хостаса вдруг дошло, что он понимает чужеродную речь. Нехорошее подозрение подтвердилось, когда он глянул на свое отражение в воде. Хостас стал человеком!
   - Времена-то нынче неспокойные, - как ни в чем не бывало, продолжал старик, - угроза орков все возрастает. Да еще чума эта проклятущая, не пойми, то ли быль, то ли выдумка все. Вот народ по городам и буянит: пьют, воруют, грабят. Паника, она, вишь, штука опаснее всякой войны. А ты сам-то давно в стражу подался, парень?
   - Буквально только что, - совершенно честно ответил Хостас.
  
   Лорд Бенедикт Альберт Августин Аврелий Тераморский принимал гостей. За широким столом его роскошной резиденции в Стратхольме восседали самые знатные, родовитые, но уже небогатые женихи города. Прокутив свое наследство, они искали благословения немолодого лорда и руки его дочери. И приданого, разумеется. Лорд слыл старым сумасбродом, а дочь - своевольной дикаркой, но это не остановило бесстрашную четверку.
   - Какие нынче новости у подводного флота, о храбрейший Луциан? - обратился Бенедикт к рыжему юноше.
   - О подводном мне неизвестно, им, должно быть, заведуют гномы, - как можно более вежливо ответил тот, мысленно обозвав хозяина старым дураком, - А вот капитан "Путеводной Звезды", на которой мы ходили, утверждал, будто древние боги пробудились и вырвались из заточения. Мы попали в ими вызванный шторм, и поглотил бы нас Великий Водоворот, кабы не моя отвага!
   На верхнем этаже что-то громыхнуло и бокалы с напитками на столе опасно вздрогнули.
   - Не беспокойтесь, уважаемые, это всего лишь ваза эльфийской работы первой эпохи... А как, кстати, обстоят дела у наших союзников-гномов, маркиз Низкоросл? - повернулся хозяин к жениху, чей нос едва возвышался над резным столом.
   - Остромысл, - мрачно поправил тот. - И род мой лишь немного моложе вашего, лорд Августин. И уверяю вас, среди моих предков нет ни одного гнома, а потому мне совершенно неизвестно об их сумасбродных делах и идеях.
   - Прелестно, прелестно, - улыбнулся хозяин. Наверху послышался сперва скрип, а затем оглушительный звон. Гости вздрогнули.
   - О, это всего лишь шкаф с наитончайшими изделиями из дворфийского хрусталя, не о чем беспокоиться. А что нынче говорят в Совете, светлейший Виктор?
   Человек, к которому обратился Бенедикт, не удостоил старика ответом, но молча встал из-за стола и вышел вон. С некоторых пор он не выносил даже ненамеренных напоминаний о том, что его выгнали из ордена паладинов и Совета Старейшин за беспробудное пьянство.
   Вдруг с лестницы послышался грохот, и сидящие за столом увидели кубарем скатившуюся вниз служанку. Затем наступила гнетущая тишина, которую нарушил лорд Бенедикт.
   - А теперь, мои уважаемые гости, вы можете подняться наверх и просить руки моей дочери, - возвестил он, широко улыбаясь.
   Морской волк Луциан и маркиз Остромысл моментально развернулись к выходу и испарились.
   - О, мой дорогой рыцарь Марко! Я не сомневался в твоих намерениях ни секунды! Ступай же скорее наверх, продемонстрируй избраннице свою пылкую любовь! - подталкивал к лестнице хозяин остолбеневшего юношу, пока тот не стал кое-как передвигаться самостоятельно. С трудом перебирая ватными ногами, он поднялся по ступенькам, затем с какой-то отчаянной смелостью распахнул настежь дверь в комнату дочери Бенедикта. У него была всего секунда, но ее хватило, чтобы дух молодого человека захватило от восторга лицезрения неземной красоты девушки. Ее янтарные глаза сверкнули сперва удивлением, затем гневом. Нежные, хрупкие пальчики сомкнулись в кулак. Очарованный рыцарь не заметил быстрого удара и, прокатившись по лестнице, аккуратно приземлился на служанку.
   Хлопнула дверь наверху, и девушка медленно и чинно спустилась на первый этаж. Лорд Бенедикт с нежностью посмотрел на нее и произнес скорее ласково, чем укоризненно:
   - Доченька, ты же знаешь: нужно выйти замуж, не то погибнет род. Как же мы предстанем пред королем Теренасом Менетилом вторым, когда явимся ко двору? Ведь это он установил закон наследования, сказав, что каждая совершеннолетняя дочь должна быть своевременно выдана замуж.
   Тетис лишь молча усмехнулась в ответ и взяла со стола яблоко. Непривычный плод радовал изысканным вкусом, разрушение многовековых устоев забавляло, а впереди ожидало хитросплетение загадок и тайн. Если бы еще не отвратительное человеческое обличье...
  
   Сборщик налогов Тобиас Штраус ехал в карете, окруженный хорошо вооруженными всадниками, и размышлял о своем положении: ему казалось неимоверно забавным, что королевская стража охраняет совершенно грабительские налоги и его собственный небольшой личный процент. И даже помогают их взимать с тех, кто сопротивляется, благо, со временем таких смельчаков становилось все меньше. Особенно после того, как капитан городских стражников вошел в долю.
   Его размышления прервал короткий всхлип снаружи. С жалобным треском сломалась дверь, чьи-то мощные руки выдернули Штрауса из кареты, и сборщик налогов увидел пренеприятнейшую картину. Разбойники. На земле валялись оглушенные и связанные стражи, грабители хохотали, улюлюкали, насмехались, в общем, веселились как могли. Тобиас глубоко и печально вздохнул, закатил глаза и громко произнес:
   - Идиоты.
   На секунду воцарилась абсолютная тишина. Затем один из головорезов достал здоровенный нож.
   - Обоснуй, - совершенно мирным голосом предложил он.
   - Вы ограбили сборщика налогов, который не успел их собрать. Сундуки, что я везу с собой - пусты все до единого!
   Разбойники захохотали пуще прежнего.
   - А наш атаман говорит, - ответил все тот же грабитель, - "Ужель мы будем, аки псы иль презренные тати, последнюю кость отбирать у вдов, стариков и детей? Пускай кровопивцы предстанут пред справедливым народным судом, а мы между тем определим себе награду, ибо взять добро у вора не позор, но назидание. А коробы найдем уж, чем наполнить". Другими словами, камзол свой снимай.
   У Штрауса похолодело в сердце. Лихие люди облачались в доспех королевской стражи и уже вовсю готовились продолжать путешествие на карете. И вряд ли по намеченному Тобиасом маршруту...
  
   - Вставай, Старый, - услышал Холод чей-то незнакомый голос. Он открыл глаза и увидел молодого тролля, возвышавшегося над ним.
   - Негоже тебе вот так, в пыли городской сидеть. Давай руку, - протянул незнакомец трехпалую ладонь.
   Воин с большим трудом поднялся на ноги. Он увидел свои морщинистые, слегка трясущиеся руки и понял, что Старым его назвали не спроста. "Ох уж эти мне перемещения во времени. Ладно, надо вживаться в роль", - подумал он про себя.
   - Скажи мне, юноша, где нынче можно найти кров и хлеба ломоть?
   - Есть старый трактир "Сраженный кентавр", но там ты крова не сыщешь. Хорошая выпивка - это да, там это есть. На постой же к себе принимает Тормок Однорукий, его дом у озера стоит.
   - А есть ли в Оргриммаре еще место, что раньше называлось "Пещера Прайда"? - с надеждой спросил орк.
   - Пещера Прайда? Да, есть такая. Владеет гостевым домом старый орк, но туда обычно ходят юнцы, у которых молоко на губах не обсохло. Мечтают о подвигах и дальних странствиях, благо хозяин бывалый рубака и всегда стравить какую-нибудь байку рад.
   - Спасибо тебе, юноша. Дорогу теперь я и сам отыщу, - поблагодарил тролля Холод и медленно побрел к Пещере.
   Когда он добрался, то увидел, что к старому дому пристроен еще один этаж. Зайдя внутрь, он увидел за дальним столом компанию. Несколько молодых искателей приключений внимательно слушали старого орка, который в лицах рассказывал историю.
   - Зорик? - тихо позвал Холод. Но орк его не услышал, так был увлечен своим рассказом.
   - И тут он попер на меня. Глаза бешеные. А деваться-то куды? Спереди их добрая сотня, а позади наш отряд. Ну я и вышел навстречу. Встали он передо мной, меч свой достал и кинулся. Славно мы тогда порубились, жаль, голова у него быстро закончилась. Как заору - так все и разбежались
   - Брехня, - высказал свое мнение молодой таурен.
   - Не, ну, товарищи-то тоже поорали знатно. Короче, того паренька мы спасли. Если встретишь когда мага Зул'Котта - спроси его, как он от хаккаровцев спасся, - орк залпом опрокинул кружку спиртного и Холод без труда догадался, кого видит перед собой.
   - Диам?
   - Он самый! А кто спрашивает?
   - Я странник, сказитель, что собирает по миру истории о славных подвигах былых времен...
   - О, это ты по адресу! - воскликнул орк и достал новую бутылку.
   - Благодарю, храбрый воин, чья слава известна на весь Калимдор, но я не смогу задержаться. Я ищу других, кто ходил под знаменем Прайда, а именно Тетис, Ратмира и Хостаса. Их судьбы неизвестны мне, и это надо исправить.
   - Ну... Насчет Тетис и Ратмира ничего не скажу, потому что не знаю, - немного опечалился Диам, - А Хостаса поищи на Аллее Чести. Он там обычно бывает.
  
   - Слышь, ты, чего развалился? Хорош черепом отсвечивать, вставай и на тренировку! - один из прихлебателей капитана Тадеуша (теперь-то Хостас знал имя своего "командира") направлялся прямо к нему. В то время, как остальные стражники в полном обмундировании занимались всякой ерундой, вроде бега туда-сюда по плацу с бревнами в руках, да по жаре, воин решил прилечь в теньке и подумать о сложившейся ситуации. Видимо, такой роскоши ему еще ох как долго не видать.
   - Хорошо, я согласен, если ты убедишь меня в том, что эти цирковые трюки и впрямь хоть для чего-то полезны, - Хостас встал напротив здоровяка и бесстрашно посмотрел тому прямо в глаза.
   Пользуясь отсутствием внимания начальства, остальные стражники быстро, но тихо бросили свои занятия и подтянулись поближе к бунтарю.
   - Вот нападут на город орки. А что ты будешь делать? Доспеха на тебе нет, оружия в руках нет, что ростом, что силой не вышел, - насмешливо фыркнул вышибала, и оглянулся в поисках поддержки. Пара человек хихикнула, но большинство с интересом ждало, что ответит знаменитый на весь корпус нарушитель порядка.
   - Хорошо. Представим, что я - агент орков, который пробрался в казармы городской стражи, - неторопливо, растягивая слова начал говорить Хостас, доверительно положив руку на плечо задире.
   - Что бы я сделал в таком случае? Как считаешь? - с этими словами он пнул ухмыляющегося громилу в колено и, слегка подтолкнув, весьма чувствительно приложил о землю. Мгновением позже кинжал, снятый с пояса упавшего стража перекочевал в руку Хостаса, и лезвие его уже замерло возле горла поверженного.
   - Вот я взял тебя в плен, - все так же медленно продолжил воин, - и твои товарищи наверняка отдадут мне ключи от офицерского корпуса, ведь, согласно уставу, ты теперь военнопленный. Давайте, вперед, ребята, он же может погибнуть! - Хостас добавил в голос истерических ноток, чем вызвал приступ неконтролируемого смеха в рядах стражников. Многие их них недолюбливали лежавшего на земле коллегу, других он, бывало, поколачивал вместо тренировочных манекенов. В итоге, звенящие от смеха стражника, ключи также оказались во владении воина.
   Хостас приказал громиле встать и чуть отступил назад, все еще держа в руке кинжал. Тот было начал пятиться, но воин вновь воспользовался его неповоротливостью, швырнув прямо в стражников, которые стояли перед ним и уже азартно обдумывали, как бы им схватить "агента орков", не со зла, а исключительно из спортивного интереса.
   Те из них, что не попадали, придавленные своим грузным товарищем, не смогли угнаться за Хостасом, который, будучи не одетым в тяжелый доспех, без труда перепрыгивал через брошенные то тут, то там бревна. Кто-то из догонявших пытался повторить маневры воина, но падал оземь, иные торопились, как могли, но все равно не поспевали за ловкими движениями бунтаря. А тот, недолго думая, рванул прямо к офицерскому корпусу. С восторженными возгласами: "Лови орка!", "Хватай шельму!", "Ату его, ату!" стражники нестройными рядами бежали за ним, на ходу сбрасывая с себя тяжелые доспехи.
   Хостас бежал, как угорелый, по лестницам и коридорам, открывая все попавшиеся на пути двери, как для того, чтобы сбить с толку и без того довольно бестолковых преследователей, так и затем, чтобы осмотреть помещения. Неожиданно он оказался в кабинете капитана городской стражи. Аккуратно и тихо заперев за собой дверь, он направился к большому секретеру и начал проверять письма. Среди кучи совершенно неинтересных документов, вроде назначений на переводы и денежных отчетов, он вдруг нашел записку. В ней совершенно недвусмысленно говорилось о том, что капитан городской стражи Тадеуш Экхель должен был отдать приказ убить принца Артаса Менетила, когда тот явится в Стратхольм.
   Скрипнул ключ, и дверь отворилась. Капитан яростно посмотрел на Хостаса, затем на записку в его руке. В следующий миг меч сверкнул над головой воина, который едва успел уклониться от удара.
   Тадеуш с диким ревом вновь налетел на Хостаса, но тому вновь удалось уйти от удара, продемонстрировав превосходство маневренности над защищенностью. Но долго так продолжаться не могло - на окне была закреплена решетка, а пробиться ко входу воин попросту не мог.
   Но вот на крики прибежала толпа стражников. Сперва их рассмешила увиденная картина, но кто-то быстро сообразил, что капитан не шутит. Один из парней, который считал Хостаса чуть ли не героем, бросился на выручку воину, но упал, попав под удар капитана. Тут остальные стражники бросились на подмогу, быстро оттеснив озверевшего Тадеуша от раненого.
   - Меня зовут Райан, - тихо сказал стражник, глядя, как алая кровь быстро пропитывает рубашку.
   - Хостас. Знакомы будем. Ты в следующий раз так не подставляйся, парень.
   Раненый лишь горько усмехнулся, мол, а будет ли он, следующий раз. Вместо ответа Хостас схватил его за нос и сделал "сливку". Парень вскрикнул.
   - Что, обидно? Значит, жить будешь. Давай, поворачивайся, сейчас перевяжем тебя, да в медпункт, подлатать, - примирительно проговорил Хостас, помогая перебинтовать бедолагу.
  
   Холод медленно брел по Оргриммару, не узнавая его. Сверкала, ослепляя, на солнце сталь, щетинились шипами верхушки крепостей и башен. От старых улиц остались лишь названия, а потому орк с трудом отыскал Аллею Чести. Он постарался не показывать своего удивления, когда столкнулся нос к носу с пандареном. Но тот учтиво поклонился и продолжил свой путь. Повсюду сновали гоблины, которых раньше не водилось в столице в таком количестве.
   С облегчением воин узнал знакомые озера. Сиротский приют, стоявший неподалеку, тоже не изменился - окончание войны, казалось, ничуть не приблизилось, а потому в сиротах не было недостатка. Удрученно покачав головой, Холод хотел уже продолжить свой путь, когда услышал знакомый голос. В нем звучали непривычные дребезжащие нотки, но вне всякого сомнения, это был Хостас.
   Не-мертвый сидел на лавочке во дворе. Вокруг него, совершенно не страшась облика старого воина устроились дети. Хостас рассказывал им сказку, в которой Холод без труда узнал былые похождения Прайда - но совсем в другом, более безобидном, но не менее захватывающем виде, чем их рассказывал Диам.
   Но вот закончилась сказка, и Хостас задремал на скамье. Дети осторожно взяли его под руки и полусонного донесли до лежанки под навесом. Холод, решив, что найти и увидеть былого главу славной гильдии достаточно, и не стал будить воина. Он украдкой развернулся, чтобы пойти дальше, но ткнулся носом в двух могучих орков, одетых в черные кожаные жилетки с шипами.
   - Чего вынюхиваешь, дядя? - хмыкнул один из них.
   Осторожно, но крепко молодцы взяли Холода под руки и повели в сторону Волока - памятной улицы, куда посторонним лучше не заходить.
  
   Тетис раздраженно передернула плечами. Ей досаждали бесконечные потоки женихов, жаждущих легкой наживы. Крайне неудобными оказались человеческие наряды - особенно досаждала обувь. Тетис казалось, что она не чувствует собственных ног, и это очень сильно мешало. Ей потребовалось время, чтобы привыкнуть и выйти за двор.
   Первым делом требовалось выяснить, что должно произойти в ближайшее время. Другое дело, что эти события еще не случились, а потому узнать о них у кого-либо было весьма затруднительно.
   Ясно было одно - в скором будущем сюда прибудет принц Артас, будущий Король-Лич. Вероятно, именно это и хотят предотвратить драконы...
   Размышления Тетис грубо прервали - на внезапно опустевшей улице возникли несколько фигур в черных балахонах. Один из них попытался схватить девушку, но словил ее коронный удар по почкам. Хрупкая на вид Тетис без особых проблем избила пятерых незнакомцев. Девушка наклонилась над одним из них и откинула черный капюшон с лица. Под ним оказался Виктор - бывший паладин, один из тех, кто просил ее руки в тот самый первый день.
   - Дура! Я пытался спасти тебя от гибели, - злобно прошипел он.
   - И что же мне угрожает, спаситель? - усмехнулась Тетис. Негодяй поднял взгляд и посмотрел ей прямо в глаза.
   - Смерть. Весь этот проклятый город скоро поклонится Плети! Мы убьем принца Артаса во имя Истинного Короля, а жителей превратим в бездумных мертвецов! Ты могла этого избежать, ты могла быть со мной в безопасности! - злодей закашлялся и уткнулся носом в пыль.
   Тетис нахмурилась. Если он хотел уберечь ее, пусть и весьма своеобразным способом, значит, он был посвящен в планы приспешников нежити. А значит, мог вывести и на остальных.
   Девушка позвала стражу. Тетис была уверена, что положения и связей ее "отца" будет достаточно, для того, чтобы она сумела очистить город от предателей.
  
   Холод брел по бесчисленным коридорам с завязанными глазами. Но вот повязку сняли и он сощурился от неожиданно яркого света. Орк попытался пошевелиться, но понял, что его все еще крепко держат. Тогда, оглядев комнату, он увидел сидевшую в кресле возле камина женщину. Тролль смотрела на него пристальным, пронизывающим взглядом своих янтарных глаз, изучая пленника.
   - Кто таков? - наконец спросила она, но не Холода, а одного из его провожатых. Тот только пожал плечами.
   - Вынюхивал что-то у приюта, - сказал второй.
   - Как тебя зовут, старец? - спросила Тетис, а это была она. Безобидный с виду вопрос вызывал чувство липкого страха, и Холод понял, что сейчас, возможно, решается исход его и без того непростого путешествия.
   - Мне запрещено называть свое имя, поэтому я называюсь Странник, - воин ненадолго замолчал. Глава Наследия выжидающе смотрела на него, и он осмелился продолжить.
   - Я странствую по свету, слагая былины и стихи о подвигах великих героев... Под чьими знаменами некогда ходила и ты, Госпожа, - как можно более почтительно продолжил он. Тетис слегка сощурилась, но Холод так и не смог понять, добрый или плохой это знак, а потому продолжил.
   - Однако судьбы некоторых героев из былой и славной гильдии "Прайд" мне были неизвестны, а потому я разыскал Диама, Хостаса, а теперь и тебя, Госпожа. Лишь владельца одного имени не сумел я отыскать, и звать его Ратмиром. Мне очень важно встретиться с ним, ведь, возможно, от этого зависят судьбы многих... будущих героев, что должны почерпнуть мудрости из сказаний моих о подвигах ваших.
   Тетис встала и подошла к Холоду. Она пристально посмотрела в его небесно-голубые глаза, затем обратилась к одному из вышибал:
   - Грорк! Выдайте Страннику лучшего из ветрокрылов, снабдите охраной и проводите до Громового Утеса. И передайте Радигосту, чтобы проводил до деревни.
   Грорк чуть было не ляпнул "Что?!", но вовремя прикусил язык. Если Сама приказала - надо выполнять. Если бы того требовала задача - объяснили бы, а так ни к чему задавать вопросы, не его это ума дело.
  
   Городской Совет Стратхольма в кои-то веки собрался в полном составе. Привязанные к стульям, члены Совета - купцы, судьи и аристократы - внимали одноглазому разбойнику, который зачитывал указ, только что подписанный избранным Главой. К слову сказать, он сидел тут же, все еще трясясь от страха, что неудивительно, ведь острый, как бритва нож едва-едва покинул опасное для долгой и счастливой жизни положение у горла.
   - Сим Указом распускается былой Совет Стратхольма, и учреждается новый. Новым Городским Головой объявляется наш великий атаман Ратмир Буянович.
   Сидевший во главе стола разбойник встал во весь свой огромный рост.
   - Сего дня правление клещей-кровопивцев окончено. Дабы не возникло толков, глаголю я, что разбой отныне прекратится - как с нашей, так и с вашей стороны. Негоже власть и злато имея обижать простой люд! А посему, злодеи, признавайтесь - какую мерзость еще стоит ожидать?
   Члены Совета молча дрожали от страха. Тогда Ратмир тяжело вздохнул и направился к секретеру, достал оттуда ворох документов и сделал знак одному из разбойников. Тот достал свой верный нож и угрожающе прошипел: "Лучше признавайтесь сразу!". Атаман начал неторопливо зачитывать, то и дело поглядывая на лица своих пленников:
   - Собранные налоги... Несобранные налоги... Изгнанные из города... Запросы королю... Поставки строительных материалов... Поставки оружия... Поставки зер...
   - Я все скажу! - тут же закричал глава торговой гильдии. - Я не виноват! Мне заплатили! Мне угрожали! Прошу вас, смилуйтесь!
   - И в чем свою вину ты отрицаешь? - приблизился к нему Ратмир.
   - С-сегодня д-долж-жны п-привести зерно. По южному тр-ракту! За н-него зап-плачено по п-полной с-ставке, но оно п-плохое!
   Повинуясь смутным предчувствиям, Ратмир подал знал разбойникам, и вся банда покинула муниципалитет.
   Дождаться торговцев не составило труда. Под стенами города разбойники захватили повозку. Ратмир почувствовал скверну, исходившую от еды и приказал уничтожить ящики.
  
   Когда Холод оказался в Громовом Утесе, его встретил Радигост - молодой таурен-шаман.
   - Проворен ты, хотя и стар, - хмыкнул он через пару часов пути. Холод очень торопился, но все равно еле-еле поспевал за широким шагом своего проводника.
   - А тебе, юноша, я погляжу, не привыкать к долгим прогулкам? - спросил у Радигоста воин.
   - Нелегок шамана путь, а я лишь в начале сего пути, - покачал головой таурен, и вновь надолго замолчал.
   Еще через час они пришли к дому посреди лугов Мулгора. Вокруг него трудились юноши и девушки тауренского племени: кололи дрова, готовили пищу.
   - Друид, которого ты ищешь, у очага сейчас быть должен, - сказал Радигост.
   Холод переступил порог, но тут путь ему преградила чья-то тень. Подняв голову, он понял, что проход ему заслонил пандарен.
   - Син Пао! У нас гость? - донесся женский голос.
   Пандарен отодвинулся, и к воину вышла тауренка. Она посмотрела на Холода добрым взглядом, и произнесла:
   - Верно, вы пришли в поисках моего мужа, Ратмира? Так погодите, он уже должен вернуться домой.
   - Папа! Папа! - донеслись многочисленные крики со двора.
   - Возвратился я, детишки - седой друид шел, опираясь на посох, навстречу своим домочадцам. Он обнял Радигоста, после чего тот отправился в обратный путь.
   - Милый, к тебе пришел гость!
   - Благодарствую, Радмила, - проговорил таурен и посмотрел в глаза орку. - Завари, пожалуй, чаю: вечер нынче будет долог, как и беседа двух старых друзей.
  
   Принц Артас со своим войском стоял под стенами Стратхольма. Менетил увидел вскрытые ящики из-под зерна с меткой зараженного чумой города Андорала. "Проклятье! Его уже раздали горожанам!" - подумал принц.
   - Весь этот город должен быть очищен! - приказал он.
   - Что это ты говоришь, безумец?! - воскликнул Утер Светоносный.
   - Проклятье, Утер! Как будущий король я приказываю тебе очистить этот город от солдат Тьмы! - потерял терпение принц.
   - Пока ты еще не король, юноша! И я не выполнил бы этот приказ, будь ты хоть трижды королем!
   - Тогда я буду расценивать это как измену.
   - Измену? Артас, ты совсем лишился рассудка!
   - Неужели? Лорд Утер, властью, данной мне по праву рождения, я отстраняю тебя от командования и освобождаю от службы твоих рыцарей! Те из вас, кто действительно хочет спасти эту землю - за мной! Остальные - убирайтесь с глаз!
   - Ты пересек опасную черту, Артас - Утер, отвернувшись, побрел вместе со своим отрядом восвояси. Мир прошлого помутнел и покрылся дымкой, возвращаясь к истинной своей форме.
  
   Холод вздрогнул и проснулся. Пошатываясь, он спустился на первый этаж Пещеры Прайда и вышел во двор. Под ногами была привычная, утоптанная и высохшая земля. Все стояло на своих местах, нигде не сверкали стальные пластины и не пронзали небо острые клыки. Работы по укреплению стены еще не начались, а глашатай возвещал о приказе Великого Вождя Тралла присоединиться к покорению Нордсколла. Орк облегченно выдохнул - все было в порядке!
   Зул'Джет и Бадар дружили с самого детства, так что неудивительно, что когда каждый обзавелся семьей, они частенько встречались в гостях то у одного, то у другого из них. Сдружились их дети и жены, а потому вечера превращались в долгие посиделки - они обсуждали свои "взрослые дела", пока малышня резвилась в главной комнате.
   - Шагара, они там снова буянят, - сообщил Бадар жене, услышав очередной детский вопль восторга. - Не иначе, играют в Великую войну.
   - Расслабься, - с улыбкой сказал ему Зул'Джет. - И ты, Шагара, посиди - набегалась небось за день. Тек'джин, пойди, отвлеки малышей, у тебя это первоклассно получается, - обратился тролль к своему сыну, который уже предпочитал сидеть с родителями.
   - Хорошо, - ответил Тек'джин и вошел в просторную комнату для игр, где резвилось порядка десяти детей. Небольшими кучками они боролись, катались друг на друге, при этом издавая самые разные звуки.
   - Ребята, все сюда! - Тек'джин хлопнул в ладоши, слегка усилив магией свой хлопок, из-за чего громкий звук с легкостью перекрыл шум детских игр.
   - Хотите послушать историю по Прайд?
   - Да, да, хотим! - радостно загалдели дети, среди которых были и его братья и сестры. Им всегда нравилось, когда Тек'джин рассказывал сказки - очень уж хорошо у него получалось. И, когда он начал, в доме воцарилась почти полная тишина - дети слушали, раскрыв рты, и лишь Тек'джин на разные голоса и в лицах рассказывал о былых свершениях.
   - ... Давно уж минула война, но все еще странствуют по свету герои. Кто знает, быть может, они покоряют просторы Вселенной, быть может, они дают самим титанам отпор. Быть может, кто-то сегодня увидит во тьме ночной промелькнувшую звериную пасть на накидке и поймет, что то был кто-то из Прайда.
   - Чур я буду Хостас! - заявил орчонок и согнулся чуть ли не пополам, пытаясь подражать кумиру. - Ты и ты - драить полы, остальные за мно-о-ой! В бо-о-ой!
   - А я буду Диам. Отойди, а то щас ка-а-ак дам с размаху!
   - А я - Тетис. Красивая, умная, ловкая. Все умею, все могу!
   - Если ты Тетис, иди печь пироги!
   - А я - Ратмир. Всех дружей исцелю-излечу, ибо.
   - Что - ибо?
   - Ничего. Просто ибо и все!
   Неожиданно в дверь постучали. Тек'джин пошел открывать дверь, но не успел - один из сыновей Бадара оказался проворнее. Лихие времена прошли, бояться стало нечего, а потому открывать двери разрешалось даже детям. Вскоре орчонок, задыхаясь от восторга прибежал к родителям.
   - Мама! Папа! Это, это - ОН!
   - Кто - он, солнышко?
   - Доброй ночи, хозяюшка. Не пустите странника переночевать? А я вашим детишкам сказку взамен расскажу, - и старый орк, улыбаясь, посмотрел на ребят своими небесно-голубыми глазами.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"