Р. Татьяна Д.: другие произведения.

Белое болото

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эра космических завоеваний. Две цивилизационные системы, две звездные империи. Технократия, где искусственный разум постоянно борется за власть с человеческим. И аврелианство - цивилизация, основанная гениальным нейропрограмистом Аврелием, сделавшим свой генокод частью глобальной электронной системы и перенесшим свою душу в Инфосеть. Потомки Аврелия управляют Аврореанской империей со столицей Новый Рим на планете Аврора. Власть генной аристократии была абсолютной до периода реформации и введения парламента, что привело к большим изменениям в Аврорианском обществе, потери части имперских планет и уступкам в космополитическом противостоянии с технократическими Объединенными планетами Аполлона и Авалоном. Ингвар ле Фрост, граф Нордстар, молодой прессекретарь могущественного аврорианского кардинала-регента, вынужден всё время помнить, что он еще и сын государственного преступника. Его отец десять лет назад предал интересы Авроры и сбежал на Авалон. Наследник фамилии очень бы хотел забыть о таком родстве, но долг велит ему отправиться на вражескую территорию, встретиться с отцом, с которым он не общался десять лет, и выяснить, что за новое, крайне опасное для Авроры, исследование тот проводит. А в Новом Риме тем временем бурлят народные протесты против кардинала-регента, в дорогих рестораных собирается "новая аристократия", требующая очередных перемен, а в тайных лабораториях зреет что-то не менее опасное, чем авалонские разработки.


  

Белое Болото

  
  
   ГЛАВА 1
  
   Из всеобщей Гало-Вебэнциклопедии (последняя редакция - 5334 г.): Аврорианская Империя (4816 - 5315 гг.) - космогосударство, располагавшееся в секторе Z*** галактики Млечный путь. Столица - на планете Аврора. Также включала в себя планеты Афина, Зевс и Посейдон. <...> АИ была основана гениальным биопрограммистом Аврелием <...> После чего он сделал свой геном частью паролевой системы и перенес свое сознание на базовые программы центрального компьютера. <...> Способ операции до сих пор считается неизвестным.
   Родственники и потомки Аврелия составили правящую аристократию, с помощью генома-пароля контролируя всю крупную промышленность и вооружение <...>
   5315 г. - из-за нарастающего Генного кризиса и возросшей доли малого бизнеса от АИ отделились Афина и Зевс <...> На Авроре император Григорио VI объявляет о принятии новой конституции и созыве парламента. <...>
  
   Наследство
   5334 год
  
   - Хоть один день без галосети вы прожить можете? - осведомился бортовой инженер, склонившись над экранами.
   - Увы, в наше время мир может перевернуться всего лишь за час. Ну, по крайней мере, половина мира. - Ингвар беспомощно вздохнул. - В любом случае, я бы не хотел пропустить этот момент.
   - Так надо понимать, что переворот грозит именно нашей половине?
   - Всё возможно... - пассажиру совершенно не хотелось заводить с инженером социально-политическую дискуссию, но мысленно он отметил редкую гражданскую сознательность рядового сотрудника космофлота.
   Особенно приятно было слышать слово "нашей".
   - В некоторых района перелета связь всегда сбоит, - лениво заметил инженер. - Скорее всего, вам придется подождать новостей до возвращения.
   - Вот как? Экстремальное же у меня выдалось путешествие, - он откинулся в кресле. - Надеюсь, меня не слишком замучает инфоломка.
   Инженер усмехнулся этой шутке и ушел в свой отсек.
   А Ингвар лэ Фрост, граф Нордстар, первый секретарь по связям с общественностью и личный аналитик-социолог Его Высокопреосвященства Кардинала Конрада Аврелианского, регента императора, серьезно призадумался: насколько сказанное им можно считать шуткой?
   Отсутствие сети пугало еще и тем, что оставляло наедине со своими, так сказать, неслужебными мыслями. Ну, почти неслужебными: всё-таки там, куда он сейчас направлялся, однажды закончилась его первая жизнь и вскоре началась вторая, началась служба.
   Фамильный космодворец графов Нордстар. Один гигантский призрак прошлого.
   Едва в иллюминаторе показалась черно-серебристая громада, бывшая когда-то его домом, у Ингвара позорно задрожали руки. Видел бы это его достопочтенный начальник! Видел бы кто угодно, как он, Ингвар Фрост, прозванный сетевыми остряками "ледяной секретарь", сжимает подлокотники и боится встретиться с прошлым.
   Прошлое всегда причиняет боль и не важно, страшные воспоминания или счастливые. У Ингвара здесь были и те и другие.
   Борт космолета поравнялся с одним из шлюзов и граф вошел со своего интеркома в систему управления дворцом. Он еще глупо надеялся на сбой, на то, что генераторы кислорода давно вышли из строя.... Но техника не подвела. Или наоборот, подвела, как сказать.
   Ингвар вышел из шлюза и оказался в просторном ярко освещенном холле. Мрамор и дерево, бронза и хрусталь, всё безумно редкое и дорогое. Огромные зеркала - почему-то за прошедшие годы они даже не потускнели, хотя он никого не посылал сюда наводить порядок.
   Ингвар поймал в одном из зеркал свое отражение: человек примерно двадцати пяти стандартных лет в строгом сером мундире Личной административной службы Его высокопреосвященства. Сын графа. Граф. Сын предателя. Верный слуга.
   Он опустился в кресло, обтянутое бежевой кожей какого-то, несомненно, редкого животного и сдавил пальцами виски. Нужно взять себя в руки и прекратить истерику. Нужно будет провести для потенциального покупателя подробную экскурсию, не содрогаясь и не всхлипывая при этом!
   Да, покупателю. Да, продать.
   Ингвар и не надеялся, что представится такая возможность - для господ его уровня приобретать бывшее имущество мятежника считалось, мягко говоря, не этично. А для граждан, не отягощенных высокой политикой - слишком дорого.
   И вот неожиданно с ним связался бизнес-представитель некого финансиста из "новых", и сообщил, что тот желает обсудить возможность покупки.
   А сейчас он опаздывал на "смотрины" и это нервировало Ингвара еще больше. У него и так почти нет свободного времени, чтобы тратить его на пустое ожидание. И на непрошеные воспоминания.
   ...Ему показалось, что он опять слышит выстрелы, звон стекла, скрежет металла... Яркие вспышки, чьи-то шаги, голоса. И голос отца, когда-то говорившего, что Империя превыше всего...
   Сигнал интеркома сообщил, что второе судно просит разрешение на стыковку. Ингвар отдал команду и поднялся навстречу прибывшему.
   Вошедшего пожилого человека в помятом костюме он узнал мгновенно. Рука непроизвольно дернулась к отсутствующей кобуре, хотя он редко носил при себе оружие. Дурак. Непрофессионал. Впредь всегда будет держать при себе ствол. Если, конечно, у него будет это "впредь".
   Он должен был предположить нечто подобное, но когда дело касается этого проклятого космодворца, "ледяной секретарь" совершенно теряет холодность рассудка.
   Что, конечно, не оправдание.
   Гость поднял обе руки, показывая, что у него тоже нет оружия. В руках. У него.
   За ним больше никто не вошел.
   Ингвар попытался заставить себя рассуждать здраво. Если это не ловушка, то что? Только одно - преддверие ловушки. И все же...
   - Господин граф, - человек медленно опустил руки и неловко поклонился, - мне необходимо с Вами поговорить.
   Ингвар почувствовал вдруг резкую, обжигающую ярость. Ну, надо же, ему необходимо поговорить! Да, мы знаем, как он любит разговаривать.
   Оскар Лоренс. Отец предателя. Предатель.
   - Вы? - не нашел ничего лучше такого вопроса Ингвар. - Что Вы здесь делаете?
   - Вы меня ненавидите, - не менее умно констатировал тот. - И Вы правы, вы бесконечно правы, а я бесконечно виноват пред вами всеми.... Но сейчас я хочу попросить о помощи.
   Красиво говорит. Как всегда.
   - Неужели? - голос молодого графа Нордстара не выражал ничего, кроме легкого недоумения. А в мыслях его пронеслась вереница весьма гнусных картинок из недавнего прошлого.
   Алекс Лоренс, блестящий молодой офицер Аврорианской службы безопасности. Человек не самого высокого происхождения, не имеющий даже отдаленного родства с императором, но гениальный техник и программист. Всего в неполные тридцать стандартных лет - участник одного из секретных проектов правительства.
   А потом - перебежчик на удивительно гостеприимный Авалон. Как он тогда говорил с мониторов, из-за давящего на него псевдоимперского режима.
   Поначалу Алекс много говорил. Потом стал говорить меньше. Потом во всех новостных и околоновостных лентах стало появляться только фото его, лежащего на больничной койке, полысевшего, сильно исхудавшего, очень бледного. Истинный мученик за правду и справедливость!
   А потом он умер. И говорить начал уже его отец, Оскар Лоренс. Говорил он тоже много, в основном о том, как вездесущие агенты АСБ большой ложкой сыпали в натуральный авалонский чай его сына некий белый порошок. Не сахар, разумеется.
   Лишь одно могло немного оправдать Лоренса-старшего: он потерял сына и сам мог искренне верить во все, что говорил...
   Но что теперь значит эта встреча?
   - Желаете приобрести столь легендарное место? - светским тоном спросил Ингвар, покосившись на свой интерком.
   - Куда там! - грустно усмехнулся гость. - Мне едва хватило средств на аренду корабля. Никто не знает, что я здесь.
   Если его покровители еще за ним присматривают, то они знают.
   Ингвар кивнул ему на одного из кресел и сам тоже сел, приготовившись слушать очередную провокацию.
  
  
   ГЛАВА 2
  
   Из всеобщей Гало-Вебэнциклопедии (последняя редакция - 5334 г.):
   Новый Рим - город, основанный в 4817 г. на планете Аврора, бывшая столица Аврорианской Империи. С 5315 г. - столица независимой Авроры. <...> Административный, финансовый и культурный центр. <...> Жители НР считаются наиболее социально и политически активным на всем постимперском пространстве <...>
   Элита
  
   - В наше время мир может перевернуться всего лишь за час. - Грустно произнесла Норико. От предстоящей затеи ее охватывали самые мрачные предчувствия.
   - Не дождутся, - отрезала Джейн и уверенно повлекла ее за собой к стеклянной двери.
   Норико не совсем поняла, кто "не дождется". И это при том, что ее собственный мир перевернулся за одно мгновение, всего неделю назад.
   Уже неделю как она жила в какой-то другой реальности. Например, раньше она могла позволить себе питаться только в неуютной студенческой столовой или самых дешевых забегаловках, а сейчас она открывает дверь и садится за столик одного из самых элитных и дорогих ресторанов столицы. Но аппетита сие обстоятельство не прибавляло.
   - Начинать надо здесь, - сказала Джейн, открывая меню.
   Норико тоже взглянула в меню - и в очередной раз за вечер нервно вздрогнула.
   Нет, она, конечно, понимала, что ресторан "Питбуль", расположенный на одном из центральных бульваров Нового Рима, не студенческая забегаловка. Но мысленно сравнивая расценки со своей стипендией и зарплатой родителей, работающих на заводе.... Впрочем, они сюда пришли не для того, чтобы поесть.
   - Почему именно здесь? - переспросила она, неловко отставив меню. - Ты же вроде говорила, они любят собираться в "Сен Жак".
   - Да, но сегодня большая бесплатная кормежка именно здесь, а такое они не пропустят. Да и сама хозяйка должна быть.
   Элегантный черно-бело-золотой зал быстро заполнялся нарядными и не очень нарядными людьми.
   Джейн сделала короткий заказ за двоих и начала более внимательно рассматривать публику.
   - Полюбуйся,- процедила она, - борцы за нашу с тобой свободу.
   Нори невольно вжала голову в плечи, ей казалось, что их все слышат. Особенно - неприметный охранник у самой двери.
   - Вон и сама Беата здесь, - ухмыльнулась Джейн, явно ничего не боясь.
   - Где?
   - Вон, ближе к камерам, - она ухмыльнулась еще язвительнее. - Любит, когда ее снимают.... Хотя, без манто ее трудно узнать.
   Норико разглядела, наконец, Беату Ричас. На известной светской журналистке было очень красивое, на взгляд Нори, темно-зеленое платье из дорогой, явно натуральной ткани.
   Джейн, само собой, не испытывала восторгов от наряда Ричас.
   - А вон того видишь? - она откровенно ткнула пальцем в довольно небрежно одетого мужчину в архаичных очках. Он невозмутимо пил что-то прямо из бутылки.
   - Ерг Шоу, музыкант, - иронично пояснила Джейн, хотя Норико и так его узнала. - Знаешь, меня так и тянет подойти и спросить, каково это, столько лет поносить гламур, элиту, пафос и в итоге оказаться на одних баррикадах с персонажами вроде Беаты и Стеллы?
   Норико не нашлась, что сказать и снова тревожно глянула на охранника. Но тому не было до них никакого дела.
   - А вон, вон! - Джейн даже захлопала в ладоши. - Сам Анхель Златозар! Был внештатным шутом при бывшем императоре, а теперь ратует за традиции времен Ока Исайи...
   - Тише! - совсем испугалась Нори. - Разве нам не надо быть незаметными?
   - Да, ты права, - немного успокоившись, согласилась Джейн. - Тем более что главной звезды еще нет.
   Она наклонилась через столик и приглушенно спросила:
   - Ты когда-нибудь мечтала попасть сюда, в эту "элиту"?
   Норико смутилась.
   - Ну, наверное, нет, - вообще-то, до некоторых пор ее интересовал только факультет цифрового дизайна. И Жан. Но Жана больше нет, а заниматься рисованием ей, похоже, не скоро придется.
   - Это, - Джейн обвела рукой зал, - так называемые сливки общества, на самом деле банальная его накипь. Так сказать, побочный эффект стабильности. Они готовы принять в свои ряды любого, кто достаточно ненавидит регента. Это и есть пропуск в ее "рукоподатный мир".
   - И Жан так говорил, - прошептала Нори.
   - Да, верно, - она тихо вздохнула, - Знаешь, самое смешное то, что вся эта рукоподатная тусовка просто мечтает о репрессиях. Только репрессии, только сильное внешнее давление может придавать всей этой слизи некую приличную форму. - Она быстро сжала и разжала кулак. - Если же "кровавый режим" в жизни недостаточно кровав, то его надо придумать.
   - Жан так говорил, - шепнула Нори. - Но зачем им все это? Они же живут... хорошо?
   - О, да, за последние годы разжирели донельзя, а теперь бесятся от жира, - Джейн осторожно достала из сумочки веб-коммуникатор, тонкую серебристую пластинку последней модели, произведенную в Альянсе. - Мне кажется, регент для них как желанный мужчина, который ими совершенно не интересуется. И его равнодушие невыносимо. Вот они и придумывают себе такую альтернативную реальность, где он только и думает, как с ними бороться, как им помешать, как их изничтожить. Реальность, где они имеют для него значение. И в этом вся их безнадежность. Они хотят бороться, молотить лапками, а на них даже не обращают внимания.
   - Жан еще как-то сказал мне, что аврорианская оппозиция живет в зазеркалье, где всё наоборот...
   Джейн недобро сощурилась.
   - Да, в этом зазеркалье верность называется позором, предательство - доблестью, а вот это сборище, - она опять ткнула пальцем в гостей, - аврорианским народом. Им жуть как хочется почувствовать себя мучениками за святое дело! Но за Жана они ответят.
   При этих словах Норико опять стало страшно. Ей захотелось вскочить и убежать обратно к себе, в комнату общежития. Она не чувствовала в себе силы для борьбы. Но и предать память о Жане не могла.
   - Впрочем, эти так, только по части трепотни. Нас с тобой интересуют более серьезные боевые единицы, те, о ком писал Жан.... О, наконец-то!
   Норико взглянула на вход и увидела Стеллу Салик. Самая известная светская персона Авроры, племянница бывшего наместника Новоримской провинции и владелица "Питбуль", одета была довольно неброско, по-хозяйски. С ней были двое мужчин и одна девушка. Они быстро прошли мимо ближайших столиков во второй зал
   - Идем, - Джейн быстро взяла сумочку и коммуникатор, - действуем, как договаривались.
   Норико нехотя поплелась за ней.
   Как договорились. Пока только осторожно прощупать, прислушаться. По уверению Джейн, если эти люди хоть что-то знают о смерти Жана, они непременно проявят свою осведомленность. Тем более, находясь на своей территории.
   Двух, сопровождающих Стеллу мужчин Нори быстро узнала, это оказались Бенедикт Нифонт и Ив Эршу, довольно известные на Авроре общественно-политические деятели, сопредседатели партии "Голос солидарности".
   Жан как-то назвал их политпроститутками. Норико тогда показалось, что это необоснованная грубость...
   Джейн приблизилась к их столику, насколько можно было еще оставаться незаметной, и включила коммуникатор.
   Норико старалась не отставать. Сквозь музыку и посторонние голоса она расслышала слова Стеллы:
   - ....он абсолютно слабый человек, я же знаю. Еще год он продержится, не больше. Да если бы не мой дядя в свое время...
   - Да, да, мы это всё уже слышали, - нетерпеливо прервал ее Нифонт. - У нас сейчас есть идея нового проекта....
   - Есть идея одного интересного баннера, - подхватил Эршу, но Стелла резко перебила его.
   - Стоп, а это кто? - она вскочила со стула и махнула рукой в сторону Джейн и Нори. - Это частное мероприятие и здесь запрещены любые записи!
   Норико буквально застыла от страха, но Джейн ни секунды не смутилась.
   - Портал "Живой звук", Энджел Раф, - бойко представилась она, изобразив на лице самое дружелюбное выражение. - Можно попросить вас прокомментировать...
   - Она всё записала! - взвилась вторая девица, до сих пор молча сидевшая около Нифонта.
   Оба мужчины тоже повскакивали с мест.
   - Ах ты дрянь! - Нифонт стремительно схватил Джейн за запястье. - Немедленно удали!
   - У нас свобода прессы! - выкрикнула Джейн, дернувшись, хотя силы были явно не равны.
   Но как ни странно, он почти сразу выпустил ее руку и отступил назад. Но его коллега оказался куда решительнее, он как-то изловчился зайти Джейн за спину и заломил ей руку.
   Стелла наконец завладела коммуникатором.
   Не помня себя, Норико попыталась помочь подруге освободиться, но ее моментально скрутил непонятно когда оказавшийся рядом охранник.
   Нори не смела и шевельнуться, а вот Иву приходилось нелегко:
   - У нас свобода слова! - резко дергаясь, кричала Джейн. - Свобода для всех, а не только для вас!
   - Заткнись! - взвизгнула Салик, на секунду отвлекшись от коммуникатора и быстро вывернув сумочку Джейн. Но там не оказалось ничего, кроме пары пластиковых карточек.
   Нифонт тем временем куда-то исчез.
   - Что вы сделали с Жаном Полле? - неожиданно спокойно спросила Джейн, перестав вырываться.
   - Не знаю никакого Жана! - выкрикнула Стелла и с размаху швырнула коммуникатор на пол. Мелкие обломки и осколки брызнули во все стороны. - Вон отсюда!
  
  
   ГЛАВА 3
  
   Из всеобщей Гало-Вебэнциклопедии (последняя редакция - 5334 г.):
   Аврорианская служба безопасности (АСБ) -"Служители культа Аврелия" <...>Единая централизованная система органов государственной безопасности, осуществляющая в пределах своих полномочий решение задач по обеспечению безопасности королевства Аврора.<...> Руководство деятельностью АСБ осуществляет король Авроры.
   Создана в июне 5316 г. путём преобразования Имперской службы безопасности. <...> Основными направлениями деятельности АСБ являются: разведывательная и контрразведывательная деятельность, борьба с преступностью и террористической деятельностью, пограничная деятельность, обеспечение информационной безопасности <...>
  
   Задание
  
   - В эфире "Римского эха" новости! - донеслось из борткоммуникатора застывшего в пробке аэрокара. - Вчера отец бывшего офицера АСБ Алекса Лоренса, скончавшегося при загадочных обстоятельствах на Авалоне в 5327 году, неожиданно решил публично попросить прощения у бывшей империи, которую он все эти годы обвинял в смерти сына. С громкими заявлениями он выступил в беседе с журналистами медиакомпании "Аврора". В своем медиапокаянии Оскар Лоренс признается, что ошибался и вел антиаврорианскую деятельность только лишь потому, что не знал правды о сыне. Теперь он попросил аврорианские власти позволить ему вернуться на родину, чтобы не прозябать в нищете в авалонской провинции до самой смерти. - Короткая, но многозначительная пауза. - "Замерзающий в съемной квартирке самого дешевого жилищного класса, 75-летний старик", - так аттестует "Аврора" своего собеседника.
   Голос ведущего звучит профессионально-ровно, но надменная ирония всё равно слышна. Истинная независимость!
   - Когда пять лет назад Лоренс-старший переехал жить в авалонскую провинцию Монт, ему не давали прохода многочисленные медиамэны. "Но постепенно история сошла на нет, интерес к старику пропал", мстительно припоминает государственное инфовещание бывшей империи.
   Ингвар усмехнулся, постучав пальцами по рулю. О, да, "государственное инфовещание бывшей империи" чрезвычайно мстительно!
   Он продолжил слушать. Хоть какое-то развлечение в знаменитых многоярусных пробках Нового Рима.
   - Напомним, Алекс Лоренс скончался от отравления радиоактивным полонитом-110. По версии Следственного управления Авалона, он был убит по приказу аврорианских властей, недовольных оппозиционной деятельностью бывшего офицера....
   Вот только у авалонской стороны до сих пор нет официального заключения о причинах смерти Лоренса, как и уверенности в том, что эта смерть была насильственной. Но об этом ведущий скромно умолчал.
   - ...После смерти сына Лоренса-старшего привлекали к ведению "активной антиимперской кампании", напоминает "Аврора". На Авалоне он встречался с Дольфисом Бенито, объявленным аврорианской прокуратурой в международный розыск по обвинению в неуплате налогов и незаконном предпринимательстве. "Пока нужно было кого-то грязью поливать, нужен был. Сейчас не нужен, - заявил Оскар теперь. - Бенито я звонил. Он даже не хочет со мной разговаривать..."
   Оскар еще рассказывал, что просил помощи и у тех медиакомпаний, которые раньше охотно брали у него антиаврорианские интервью. Когда не получил ответ и от них, связался, на сколько мог, тайно с Ингваром. По его словам, сын "того самого" графа Нордстара сможет понять его лучше всех остальных.
   Ингвар, в принципе, понял. Он испытывал к старику одновременно жалость, презрение и раздражение. Но у того погиб сын, и он сам, если не врет, больше всех верил в то, что говорил и делал после его смерти. Очень похоже, что не врет.
   Ингвар выслушал его и попросил спокойно вернуться к себе в Монт, а сам связался с секретариатом АСБ. Еще через некоторое время Оскара посетили репортеры "Авроры".
   - При этом, по словам самого Дольфиса Бенито, он все эти годы помогал Лоренсу-старшему, каждый раз когда он обращался за помощью, последний раз - года полтора назад. - Добавил ведущий. - "Почти год он не объявлялся и мы были уверены, что с ним все в порядке. Его интервью для нас - как гром среди ясного неба", пишет один из соратников опального аврорианского бизнесмена, Ларс Гольд. "Они использовали тяжелое психологическое состояние пожилого человека в целях пропаганды, для того, чтобы обелить убийц Алекса", добавляет он.
   Ингвар усмехнулся. И вот эти люди еще успевают жаловаться на нехватку свободы слова на Авроре! Воистину, мир полон парадоксов. А старина Бенито, как всегда, сама невинность! Впрочем, судя по его последним публикациям, великий изгнанник натурально сходит с ума. Чего стоило только открытое обещание пятидесяти миллионов кредитных единиц за убийство аврорианского регента!
   Дворец АСБ являлся местом истинно культовым, хотя Ингвар и терпеть не мог это слово. Но точнее не скажешь, культовое место, о котором ходили и ходят легенды. В основном, страшные. Как и о людях, работающих в нем.
   Не так давно по инфосреде Авроры гулял презабавный случай. В галосеть просочилась информация, что в АСБ закупили тридцать тысяч индивидуальных флеш-папок для ведения персональных дел. Кроме всего прочего оборудования. Официально информация не была подтверждена или опровергнута, но среди либерально настроенной публики поднялась вполне официальная истерика. Кто-то вроде даже спешно эмигрировал с планеты...
   Ингвар хорошо помнил свой опыт общения со "служителями культа", и это были далеко не самые приятные его воспоминания. Но они точно не имели ничего общего с воплями некоторых излишне эмоциональных граждан.
   С Альбертом Вергилисом лично он виделся только на общих приемах, их сферы деятельности почти никогда не пересекались. И сейчас Ингвар мог только догадывался, о чем директор АСБ хочет с ним поговорить.
   - Добрый день. - Ровное рукопожатие. - Хотите воды?
   - Благодарю, не откажусь.
   Вергилис любезно сам достал из шкафчика пластиковый стакан и налил воды из автомата.
   - Прошу.
   Ингвар сделал глоток и, аккуратно поставив стакан на стол, мысленно возблагодарил дух Аврелия.
   Вода, простая вода, то, что невозможно создать искусственно и практически невозможно еще найти в заселенном космосе.
   Пока Посейдон, почти полностью покрытый водой, принадлежит Авроре, дефицита H2O у них не будет.
   Не будет дефицита его и в Альянсе, если они будут честно соблюдать подписанные контракты...
   - Как пробки?
   - Неприступны.
   - Вы не пользуетесь спецсигналом?
   - Только в крайних случаях, - честно признался граф. - В пробках бывает удобно отдохнуть и подумать о делах.
   - То есть, мое приглашение для вас не крайний случай? - притворно обиделся Альберт.
   - Но я же не опоздал! - невозмутимо парировал Ингвар. Сегодня у него было достаточно времени, и он его рассчитал.
   Хозяин кабинета откинулся в кресле и перешел ближе к делу:
   - Уверены, что хотите продать фамильный космодворец?
   - У меня нет причин его беречь.
   - Это ваше право. Но юридически он всё еще принадлежит вашему отцу.
   - То есть? - несчастный наследник насторожился.
   Насколько он знал, после разоблачения и бегства отец был официально лишен титула, а все его имущество было конфисковано в пользу казны. Но вскоре, благодаря участию регента, "бедного мальчика" признали законным наследником. Сын не отвечает за преступления отца, как говорил великий и ужасный Исайя...
   - Частично восстановлен в правах на имущество, в частности на фамильное гнездо, - любезно пояснил Вергилис. - Вы встретитесь на саммите Галактической десятки.
   - Встретиться с отцом?!
   Альберт Вергилис был спокоен, рассудителен, вежлив. Сдержанно доброжелателен. Как и регент. Неужели все "служители культа" таковы?
   Непонятно с чего Ингвару вспомнились слова одной из бывших министров Объединения планет Аполлона: "У работников аврорианской инквизиции не может быть души". Она же еще говорила "Несправедливо, что все природные ресурсы Авроры принадлежат только ей"...
   - Хотите сделать меня своим агентом? - попытался пошутить он.
   - А Вы разве не являетесь им последние десять лет? - притворился, что не понял шутки Вергилис. И просто продолжил: - Ваш отец собирается передать им нечто крайне... занимательное.
   - Он еще не всё, что знал, передал им за десять лет?
   - Он сам не знал этого, до некоторых пор. - Он протянул Ингвару планшет.
   "Ледяной секретарь" взглянул на документы и, даже после беглого просмотра, опять почувствовал ту самую предательскую дрожь в руках. Плохая тенденция, определенно!
   - Но это же...
   - У нас нет еще стопроцентной уверенности, но очень на то похоже.
   Ингвар переводил взгляд с планшета на директора АСБ. Тот оставался совершенно спокоен.
   - Вы об этом как-то заявите?
   - Не сейчас. Пока с ним побеседуете Вы. Вам, вообще, не кажется, что пора бы уже помириться с отцом?
   На что Альберт рассчитывает, что старший граф тоже... покается? Но Хантер Нордстар никогда не раскается, это Ингвар знал наверняка. Он пошел на измену не из страха и не ради денег, так что переубедить его не смогут ни угрозы, ни старые дворцы, не даже сын.
   - Как вам история с гостями аполлонского посольства? - зачем-то спросил Вергилис.
   Истрия была почти анекдотичная. Недавно прибывший на Аврору посол ОПА не нашел ничего лучше, чем буквально на второй день своего пребывания в Новом Риме, пригласить в гости нескольких лидеров аврорианской оппозиции. Зачем он это сделал, лично Ингвар так и не понял.
   - Можно подумать его нам послал не президент Аполлона, а сам Дух Аврелия.
   - Похоже на то! - Альберт усмехнулся, кажется, искренне. - Но вернемся к делу! Обсудим подробности вашего примирения.
  
  
   ГЛАВА 4
  
   Из всеобщей Гало-Вебэнциклопедии (последняя редакция - 5334 г.):
   Белый круг - символ некоторых политических, общественных акций, движений, мероприятий в разных странах и в разное время.<...> Белый цвет с древних времен ассоциируется с правдой, чистотой, непорочностью, новизной, девственностью, покоем и невинностью.<...> В современности белый круг, закрепленный либо изображенный на одежде, теле, транспорте и т.д. часто используется как символ борьбы против жестокости по отношению к женщинам, в защиту безопасного материнства, а также как символ акций за чистоту органов правопорядка, за чистые выборы и т. п. <...>
   На Авроре - символ протестного движения, связанного с выборами в Парламент 5333 года <...> и выборами премьер-министра <...>
  
   Улики
  
   - Это было феерически глупо! - заявил Люк вместо приветствия, едва Джейн и Норико вошли в офис. - На что вы рассчитывали?!
   - Я просто хотела поговорить, - насупилась Джейн, плюхнувшись в кресло. - Я не думала, что она отреагирует так... бурно.
   - А чего ты ожидала, чистосердечного признания? - друг скептически хмыкнул. - Она, надо думать, опасается, что ее откровения дойдут до кардинала.
   Джейн негодующе всплеснула руками:
   - Будто об этом не знают все и он тоже! Впрочем, логика этой женщины для меня не постижима. Неужели она не понимает, что позорит всю эту шайку одним своим присутствием?! С её-то репутацией она могла бы нанести регенту настоящий урон, просто выступив ЗА него. А еще лучше, вступить в "Единство"!
   Люк усмехнулся и примирительно поднял ладони:
   - Многие до сих пор считают, что Салик - подставное лицо. Если это так, то она неплохо справляется с заданием.
   - Учитывая, что ее мать - член сената...
   - В любом случае, вам к ней больше не подобраться. Запись с камер, насколько я знаю, так и не выдали?
   Джейн красноречиво развела руками.
   - Будете кофе? - любезно поинтересовался Люк, подходя к портативному кофе-автомату.
   - Нам следовало бы выдать молока для поправки здоровья, - кисло пошутила Джейн. - А лучше чего покрепче.
   - На территории транспланетарной корпорации "Гиацинт" сухой закон. - Строго заявил он. - Зато кофе - высший сорт! При моем графике на некоторых вещах лучше не экономить.
   У Люка, бывшего сокурсника и доброго приятеля Джейн, была своя фирма, занимающаяся веб-дизайном и сетевым маркетингом. Всё предприятие составляло одну офисную комнату и самого Люка в роле директора, исполнителя и секретаря в одном лице, но он был уверен, что такое одиночество продлится не долго. Тем более что дела его шли неплохо, но со всем приходилось справляться самому и, как следствие, мало спать.
   Норико представляла начало своей будущей карьеры примерно так же, но кофе ей не нравился, даже самый лучший.
   А вот Джейн, будучи натурой еще более деятельной, чем Люк, кофеином не пренебрегала.
   - Но почему они вообще взяли ее в свою компанию? - тихо спросила до сих пор молчавшая Нори.
   - Кого, Стеллу? - отозвалась подруга. - Еще один хороший вопрос. Могу предположить, что при таком шикарном ресторане можно на многие недостатки союзницы закрыть глаза... Но по нашему делу Салик точно ничего не знает, я бы поняла по ее реакции, - решительно заявила она, отпив кофе. - А вот в других не уверена. Нифонт очень быстро испарился, а Эршу почти всё время был у меня за спиной.
   - И как ты собираешься с ними говорить? - хмуро поинтересовался приятель. - Признай, детектив из тебя никуда не годится.
   Джейн обижено хмыкнула:
   - Мог бы и помочь...
   Он только вздохнул:
   - Поверь, мне они все противны не меньше, чем тебе. Но с Жаном произошел несчастный случай.
   - Нет! - Джейн резко вскинулась. - Тебя там не было, а я была! Его столкнули, и не случайно!
   Норико там тоже не было. Митинг аврорианской оппозиции в Новом Риме перед зданием Центра современного искусства "Белое болото" собрал, по словам организаторов, двести тысяч участников. По данным новоримской полиции - всего пятьдесят, но Норико всё равно не решилась бы туда пойти. А Джейн ничего не боялась и пошла, чтобы всё видеть своими лазами. И Жан пошел, он тоже не боялся, но у него было еще и редакционное задание.
   Нори только следила за новостями в Сети.
   Она видела и слышала по веб-планшету много чего. Поразительное единодушие в стычках с полицией, казалось бы противоположных идеологий - от крайних монархистов до радикальных борцов за "генетическое равенство" и отказ от технологий в пользу "натурального образа жизни". Возвышавшиеся над всем этим разнообразием руководители громко призывали идти штурмовать Красную цитадель.
   Но вместо цитадели несколько особо вдохновившихся активистов зачем-то перевернули один из установленных на площади биотуалетов, выплеснув его содержимое...
   Чуть позже появилось сообщение, что еще одна группа хулиганов столкнула в городской пруд некоего работника коммунальной службы, который пытался помешать им что-то написать на асфальте перед жилым корпусом...
   Норико даже слышала, как один из активистов протестного движения сказал на камеру что-то вроде "Ничего страшного, если кто-то умрет...".
   Но о том, что случилось с Жаном, она узнала только на следующий день от Джейн.
   - Поймите, не могли они его убить, это не их методы! - продолжал увещевать Люк. - По твоей логике они скоро перебьют всех сотрудников НМВ.
   Джейн насупилась. Сотрудники медиакомпании "Независимое медиавещание", действительно, недавно вызвали бурный гнев части аврорианского общества. Причиной тому был снятый и показанный НМВ документальный фильм "Механика протеста". Но пока, вроде бы, все их сотрудники были живы-здоровы. Лидеры протестного движения даже продолжали приходить на ток-шоу НМВ, не смотря на свои же призывы объявить бойкот медиафирме.
   - Он раскрывал их финансовые схемы, - не сдавалась Джейн.
   Люк только вздохнул:
   - Это тоже давно не великая тайна. Об этом и я часто пищу, так что же мне теперь, не выходить из дома?
   - Осторожность бы не помешала...
   - Ну, кто бы говорил об осторожности!
   Насколько Норико успела узнать Джейн, говорить ей об осторожности было бесполезно.
   Сама же Нори чувствовала себя всё более и более жалкой рядом с решительными и смелыми друзьями. Ей хотелось хоть как-то помочь их делу, но она понятия не имела ни о детективных расследованиях, ни об информационных войнах.
   - А не мог это сделать кто-то из сторонников... из рядовых? - неожиданно для самой себя предположила она.
   - Из сетевых тушканчиков? - отозвался Люк. - Маловероятно. Но если это чья-то инициатива, вожди могут просто не знать.
   - А могут и знать, - быстро ухватилась за идею Джейн. - Очень удобная схема выходит. Люк, дружище! - она решительно отставила стаканчик. - Ну, придумай что-нибудь, как к ним подобраться? Ради Жана.
   Люк мрачно задумался. Похоже, мысль Норико уже не казалась ему невозможной.
   - Знаете, есть у меня один материал, сегодня утром доставили, - он повернулся к монитору. - Как раз сейчас собирался публиковать. Вот, смотрите.
   Он несколько раз прикоснулся к экрану, появилось мутноватое видео и не очень разборчивые голоса...
   Девушки приблизились к монитору. Очень быстро содержание записи стало им понятно.
   - Но это же.... Это просто... - Джейн буквально потеряла дар речи, что случалось с ней крайне редко. - Это же полный состав государственного преступления!
   - Скорее, полный состав маразма, - усмехнулся Люк. - Но можно попробовать подойти к ним с этим и поговорить о Жане. Но я подозреваю, что даже такие улики вряд ли их напугают. Не при нынешнем "режиме".
  
  
   ГЛАВА 5
  
   Из всеобщей Гало-Вебэнциклопедии (последняя редакция - 5334 г.)
   Око Исайи - политическая система государственного управления и идеология, существовавшие в Аврорианской империи в период правления Исайи I Аврелия. (5248-5268 гг.) <...> Диктатура Исайи представляла собой крайне централизованный режим, который опирался прежде всего на мощные аристократические, административные и информационные структуры. <...> Согласно наиболее распространенному среди историков мнению, Исайя I был не просто символом режима, а лидером, который принимал принципиальные решения и был инициатором всех сколько-нибудь значимых государственных мер. <...>
  
   О прошлом и будущем
  
   - Ваше величество, Ваше высокопреосвященство! - Войдя в кабинет кардинала и увидев там, помимо хозяина, еще одну высочайшую особу, Ингвар вежливо поклонился обоим. - Я, кажется, не вовремя...
   - Ничего страшного, - уверил его кардинал-регент. - Присаживайтесь.
   - У нас неофициальная встреча, - запоздало добавил Луис Аврелий, вертя в пальцах вебкарандаш.
   Секретарь сел во второе кресло у начальственного стола. Кабинет фактического правителя Авроры, одного из самых влиятельных людей обитаемой вселенной, походил на офис какой-нибудь затрапезной аудиторской фирмы. Минимум всего и всё только для удобства работы. О сути этой работы мог сказать только висящий на стене большой фотопортрет их юного императора. Сам император явно старался на свой портрет не смотреть.
   - Вы не узнавали прогноз погоды на ближайшие дни, господин секретарь? - Безмятежно осведомился регент. - А то будет очень жаль, если массовое мероприятие с участием Его величества омрачится дождем.
   Ингвар подавил ухмылку. После того, как в конце зимы в день митинга объединённой (с таким трудом объединившейся!) аврорианской оппозиции ударил редкий мороз, несколько лидеров движения "Белый круг" на полном серьезе заявили, что "проклятый тиран" мало того, что постоянно травит их полицаями, радиацией и тотальной цензурой, так теперь еще и будет контролировать погоду! А уж после грозы на весеннем митинге у них и вовсе не осталось сомнений. Один представитель парламентской партии "генравенства" даже вывел почти научную теорию, сообщив о неких ионизированных частицах в атмосфере над Новым Римом...
   - Ваше величество собирается выступить перед народом? - вежливо уточнил Ингвар, искренне удивляясь, с чего бы это?
   Юный император слегка смутился, но всё же объяснил любезному концеляру:
   - Матушка хочет, чтобы я произнес речь на собрании ее партии в честь Дня памяти Исайи I.
   Мало кто, даже из приближенных, знал, что пятнадцатилетний император очень не любит публичных выступлений. Мягко говоря.
   - Она говорит, что Империя превыше всего, - тихо добавил потомок легендарного Аврелия.
   Неприятно знакомая фраза заставила Ингвара слегка вздрогнуть и отвести от собеседников взгляд.
   Он не любил современных "имперцев". Точнее сказать, не верил в их искренность. Еще можно понять мотивы и чувства вдовствующей императрицы и высшей аристократии, составляющей костяк партии крайних монархистов. Но как понимать тех, кто двадцать лет назад если и не призывал сам "отправить монархию на свалку истории", то обеими руками поддерживал эту идею? И с радостью шел в услужение к новым властям. И материальными плодами "перепрограммирования" не брезговал. И никакого сожаления о "великой империи" не выражал. Почему-то когда та самая Империя находилась при смерти, восклицать, что она "превыше всего" не считалось модным. А теперь, значит, отъевшись и нагулявшись, решили вспомнить о былом величии? Почему бы и нет!
   Двадцать лет назад люди на митингах просили есть. Теперь они голодают в знак протеста. Ностальгировать и философствовать лучше всего на сытый желудок.
   Правда, некоторые инопланетные, да и кое-кто из аврорианских журналистов иногда допускает очаровательную путаницу. Например, выдать фото и видео тех самых демонстраций двадцатилетней давности за события дня сегодняшнего. Разумеется, совершенно случайно. Технический сбой.
   - Я бы сказал, что превыше всего - Аврора, при любом строе. - Прервал его размышления ровный голос регента. - Но Ваша матушка права, Вам надо чаще появляться на публике. Формально Вы уже являетесь императором.
   Юноша недовольно насупился:
   - У нас теперь парламентская монархия.
   - Главное слово все же "монархия". Сколь бы не были радикальны реформы вашего отца, но фигура императора на Авроре по-прежнему очень важна.
   - Не похоже, чтобы все были этим довольны.
   Конрад Аврорианский иронично усмехнулся:
   - Они недовольны исключительно мной.
   - Но далеко не всегда мнение народа совпадает с мнением тех, кто говорит якобы от его имени. - Дал волю верноподданничеству Ингвар.
   Определенно, досточтимый батюшка Луиса должен был быть гениальным безумцем, никак не меньше! Вероятно, понимая, что остатки империи будут окончательно погребены под лавиной реформ, он пытался делать то, что следует делать во время буйства стихии - спасать тех, кого можно спасти, а потом как-то организовывать жизнь на новообразованном ландшафте.
   А за десять лет "демократических преобразований" замес получился, мягко говоря, далекий от божественности. На место резко потерявших влияние старых аристократов и подконтрольных им чиновников в важнейшие отрасли экономики пришли люди, мягко говоря, не отягощенные законопослушностью. А, так сказать, наиболее широкие слои населения, наоборот, из-за массовой потери рабочих мест оказались.... Говоря научным языком, в глубоком социальном кризисе.
   И при всем при этом практически ни одно решение нового правительства, парламента и лично премьер-министра Николса Гэрби не принималось без участия консультантов от Авалона и ОПА. Фактически, новые аврорианские законы писались именно этими консультантами.
   В итоге старина Григорио не нашел ничего лучше, чем просто отречься от всей этой заварушки в пользу маленького сына. А почетная должность регента досталась не матушке наследника, как казалось самым вероятным и даже не Гэрби или кому-то из соратников по "перепрограммированию". Сей чести удостоился тогда практически никому не известный и ни в каких политических историях не замеченный кардинал-директор АСБ Конрад Аврорианский. После торжественного отречения и неожиданного назначения, сам бывший монарх преспокойно прожил еще пять лет, будучи уже никому не интересным...
   А Гэрби, будучи в почетной отставке, теперь отмечает свой юбилей на Авалоне, что характерно.
   - Спасибо, граф. - Всё также спокойно кивнул регент. - Но благодаря некоторым техническим средствам, изобретенным нашими галактическими партнерами, народ может сам высказывать свое мнение.
   - Эти средства есть у них благодаря вам, - серьезно заметил Луис.
   - Ну, скорее благодаря вашему батюшке, а конкретнее, благодаря свободной торговле. - Регент снова усмехнулся.
   Ингвар бы еще добавил, что бывший император с обретением свободного рынка, едва не потерял государство. Именно Конрад привел этот самый рынок в адекватный вид, а их любезной Родине вернул единые герб, знамя, гимн и закон. По разным данным за прошедшие годы на него было совершено от пяти до двенадцати покушений. Точного числа Ингвар не знал.
   Подумал ли о том же император, неясно, но Луис Аврелий тоже ничего не возразил, только вежливо попрощался и вышел.
   - Мне кажется, он будет добрым правителем, - произнес граф ничего не значащую фразу, чтобы продолжить разговор.
   Регент позволил себе слегка расслабиться, откинувшись на спинку кресла:
   - Даже слишком. Было бы лучше, чтобы он меня недолюбливал. Серьезно ненавидеть, конечно, не нужно, но слегка недолюбливать не помешало бы. И ждать своего совершеннолетия с нетерпением, а не со страхом.
   Ингвар не нашел, что ответить, да и не считал необходимым отвечать. Он почти не сомневался, что по достижении двадцати лет Луис первым указом назначит бывшего регента каким-нибудь своим "почетным консультантом" или "пожизненным советником". И никакое влияние почтенной матушки этому не помешает. Кроме Ингвара это понимали и многие другие. И многих это очень бесило.
   Как к такой перспективе относился сам Конрад, его секретарь судить не брался. Мечтает ли о тихой-спокойной старости политик, успевающий спать по четыре-пять часов в сутки? Как знать... Ингвар вообще мог бы сказать, что очень мало знает своего начальника как человека.
   - Потомки Аврелия вырождаются, - буднично произнес регент.
   - Странно слышать такое от служителя культа, - ответил Ингвар, толком не подумав.
   Кардинал понимающе усмехнулся:
   - Ересь, да? Но АСБ - это уже давно не инквизиция, не только "служение культу". Да и самого культа, по большому счету, уже нет, особенно в отношении живых Аврелиев. Скоро они не смогут занимать ключевые позиции лишь на основе своего происхождения. В будущем нас ждет еще более глубокая реструктуризация общества либо серьёзный технологический кризис. И твой отец понимал это еще тогда.
   - И он нашел тогда весьма оригинальное решение!..
   - Не такое уж оригинальное.... Сейчас - оригинальнее. Насколько я знаю, вы с Вергилисом уже всё обсудили?
   Ингвар чуть суетливо вздохнул и постучал пальцами по планшетнику. Наконец разговор дошел до главного вопроса.
   - Да, но... Я бы хотел спросить Вас... - у него опять дрожали руки. Определенно, с этим надо что-то делать. Может, посетить психоаналитика? - Нельзя ли как-то обойтись в этом деле без меня?
   Начальник изумленно вскинул брови. Похоже, он был искренне удивлен таким вопросом, и удивлен неприятно.
   - Граф! Я вас не понимаю. На мой взгляд, вам уже давно пора помириться с отцом, не дожидаясь никакого повода. Ваша семейная драма несколько затянулась, вам не кажется?
   - Не кажется.
   Ингвар посмотрел кардиналу прямо в глаза, серо-голубые, холодные и ясные, как зимнее небо в солнечный день. Ингвар очень редко позволял себе так на него смотреть, но на этот раз случай был особый. Просто исключительный!
   - Очень грустно, когда политика разрушает семьи, - назидательно и неторопливо произнес регент, - но и семейные отношения не должны мешать делам политическим. Особенно когда на кону судьба целого государства и нескольких народов. Уж простите за пафос.
   Это был не пафос. Это - объективная, суровая реальность. Но тем труднее было ее принять.
   Ингвар отвел взгляд. Он помнил моменты своей службы, когда был готов умереть за этого человека. Даже не за Аврору, а именно за него. Он надеялся, что это тоже был не пафос. Но сейчас ему хотелось спорить, хотелось даже повысить голос!..
   - Помянутый нами Исайя I во время Третьей Галактической войны не счел уместным вызволять из плена своего старшего сына. "Мы солдат на генералов не меняем", так он ответил на предложение противников обменять принца Георгиуса на пленного маршала. А принц позднее совершил в плену самоубийство, дабы не становиться уязвимостью отца. Для них обоих империя была превыше всего. - Конрад Аврорианский никогда не повышал голос. За десять лет их совместной работы Ингвар такого не помнил. Профессионально невозмутим оставался он и теперь. - От Вас не требуется ни отрекаться, ни умирать. Просто встретиться и помириться.
   - "Просто"?! - ляпнул высокородный сын Авроры.
   Регент вдруг резко поскучнел:
   - Конечно, я не собираюсь гнать Вас туда силой. Вы можете отказаться. Но тогда вам придется оставить и свою основную должность.
   "Да, уважаемый секретарь, можете нарушить присягу, если ваши нежные чувства...".
   Ингвар встал и коротко поклонился:
   - Прошу прощения. Я сделаю всё, от меня зависящее. - "Трибунал по мне плачет, честное слово!"
   - В этом случае от Вас зависит практически всё. Мы вылетаем уже через восемь часов. Надеюсь, о своих ежедневных обязанностях вы не забыли?
  
  
   ГЛАВА 6
  
   Из всеобщей Гало-Вебэнциклопедии (последняя редакция - 5334 г.)
   "Научно-производственная корпорация "СильвоШатлПром" им. Св. Доминика" - аврорианская корпорация, занимающаяся разработкой и производством военно-космической техники, строительных и транспортных машин, космических челноков. <...> В корпорацию входят научно-исследовательские институты, конструкторские бюро и производственные предприятия. <...> Головное предприятие -- завод "СильвоШатлПром", расположенный в Нижнем Тиберии Сильванской провинции. <...> 100 процентов акций корпорации принадлежат государству. <...>
  
   Кадры и слова
  
   Джейн смотрела на монитор своего веб-бука и не знала, смеяться ей, плакать или ругаться?
   На главной странице оргкомитета движения "Белый круг" красовалось нечто просто феерическое! Озаглавлено оно было "Памятка для жителей Нового Рима перед Шествием Миллионов 6 июня" и содержало следующие пункты:
  
      -- Если ты живешь в центре, убери своё транспортное средство. Иначе за потерю своего аэрокара 6 июня несешь ответственность ТОЛЬКО ТЫ САМ!
      -- Заранее просим прощения у владельцев коммерческих предприятий и недвижимости в центре НР. БУНТ ЕСТЬ БУНТ!
      -- Имей при себе средства первой помощи - аптеки будут закрыты, а экстренные службы перегружены. ПОМОЧЬ ТЕБЕ СМОЖЕШЬ ТОЛЬКО ТЫ САМ ИЛИ ТВОИ ТОВАРИЩИ.
      -- НЕ БОЙСЯ БЫТЬ УВЕЗЕННЫМ В СПЕЦПРИЕМНИК ПОЛИЦИИ - ТЕБЯ ОТПУСТЯТ ЧЕРЕЗ ЧАС-ДВА. Более того, тебя не заберут вовсе, когда не останется целых полис-каров.
      -- Береги себя, брат/сестра, но помни - начав ВОЙНУ есть только один безопасный исход - ДОВЕСТИ ДЕЛО ДО КОНЦА.
      -- НЕ БОЙСЯ ВВОДА АРМИИ. Главное правило - не оказывать вооруженного сопротивления регулярным войскам! У них есть избыток боеприпасов и танков, они имеют бесконечный численный перевес над Гражданами!
      -- Инквизитор должен уйти!
  
   Самым трогательным, конечно, был пункт номер 2. Трогательнее его оказался только совет, оставленный кем-то в комментариях к записи: "Советы по 6-му, насчет газа. Иметь с собой марлевую салфетку, сложенную в 10-15 слоев, и бутылку воды. Смочить водой и быстро выйти из облака. Нет воды - можно пописать на платок. И никаких очков! Ни пластиковых, ни стеклянных, ни бассейновых! Ими глаз выдавливается в два счета..."
   Одно только Джейн совершено искренне не могла понять: почему мероприятие, собирающее от силы тысяч двадцать участников, называется "шествие миллионов"? Почему не миллиардов, не триллионов? Не всех разумных обитателей вселенной? Это даже по меркам общего абсурда белокруговской тусовки было слишком!
   Джейн отпихнула веб-бук и сжала пальцами виски. Вместо чтения сего сомнительного творчества ей сейчас следовало писать статью о готовящемся новом законе "О некоммерческих общественных союзах и объединениях". Сама по себе новость была радостная, но Джейн всё равно никак не могла сосредоточиться на работе. Она всё время думала, как ей еще подступиться к этому площадному балагану?
   "Шествие триллионов", строго говоря, было приурочено к назначенному на 7 июня вступлению в должность нового премьер-министра. По мнению свободолюбивых активистов, "ставленник кардинала" не мог, ну просто по определению не мог честно победить на выборах! Какая уж там трансляция избирательного процесса в Сети, уникальная для всех демократических космогосударств! Какое там "всё видно"! Для них же признать Джеймса Берроу, то есть победу партии регента, означает потерять работу. Точнее, необходимость искать настоящую работу.
   К слову сказать, вебкамеры выявили немало реальных нарушений, но общее их число составляло от силы несколько процентов от результата, что никак не меняло итогов.
   А вот когда видео "с нарушениями на выборах 4 апреля" появилось в сети... 3 апреля! Джейн тогда было смешно. Ей тогда еще многое было смешно. А по-настоящему страшно ей стало только однажды, когда она случайно увидела в новостной ленте сообщение о событиях на независимой планете Леон. Несколько месяцев назад там был растерзан стаей вооруженных бандитов Верховный Командор Меджи Джеафи. Растерзан при поддержке мирных бомбардировщиков самых цивилизованных космостран.
   После чего Леон погрузился в тотальную гражданскую войну, обещающую продлиться не один год. И не один год геологические ресурсы Леона будут утекать с него в "неизвестном" направлении...
   Собственно, новость, привлекшая внимание Джейн сообщала о Лионской медиаведущей, убитой накануне в тюремной камере. Последний раз она появилась перед объективом за два дня до смерти, молча, держа в руках листок с датой предстоящей казни. На лице женщины были видны следы побоев. Видевшие эти кадры говорили о том, что эль-Миати, скорее всего, отрезали язык. Но даже не это само по себе напугало Джейн, а оставленный под текстом комментарий: "Тамошняя гос.медиа.шавка получила по заслугам. Нашим - урок".
   Женщину, видимо, честно выполнявшую свою работу, пытали и убили. Отрезали язык. Она - "получила по заслугам".
   Конечно, "сообщество" сетевых тушканчиков страдает просто маниакальным нигилизмом - даже если государственные структуры скажут, что дважды два равно четыре, они это объявят "конротовскойпропагандой"! Но тут уже натуральная жажда крови!..
   А потом погиб Жан.
   И его возможные убийцы ничего не боятся. Не боятся даже очевидно доказанных своих преступлений.
   Она невольно еще раз взглянула на новостную ленту:
   "3 июня 5334 года на новостном портале "Аврорианская правда" вышла статья под названием "Вы нам иены, мы вам -- спутники". В ней представлена недавно появившаяся в сети запись скрытой камерой, на которой зафиксирован разговор Лукаса Понпея, члена аврорианского парламента от партии "Генетического равенства" с сотрудником посольства Ямато на Авроре, произошедший, судя по записи, в октябре 5333 года. В видеоролике он советует представителями Ямато финансировать гражданские организации на Посейдоне и его спутниках с целью склонить мнение населения к передаче спорных спутников Наяда-1 и Наяда-2  Ямато, сторонником чего он, Понпей, является.
   Также он даёт оценки аврорианской оппозиции, отмечает, что у многих оппозиционеров есть опыт государственной работы (Нифонт, Кассель, Рэк), но они, если верить ему, боятся ответственности и способны ради своих целей пойти "на дестабилизацию, на кровь". Также Понпей утверждает, что многие неправительственные организации Авроры спонсируются иными космогосударствами, а сам он получает деньги, дословно, от Государственного департамента ОПА.
   В ответ на вопрос "Аврорианской правды" об этой встрече господин Понпей не стал ничего отрицать, а лишь сказал, что написал заявление Генеральному прокурору с требованием объяснить, на каком основании произошло вторжение в его "личную жизнь"."
   Получив эту запись неделю назад от Люка, Джейн попыталась связаться хотя бы с секретарем фигурировавшего в записи депутата. Но разговор на предмет "шантажа" даже не состоялся.
   Люк опубликовал запись, и, судя по всему, депутат, торгующий тем, что ему даже не принадлежит и никогда принадлежать не будет, не зря был так спокоен.
   Похоже, Люк прав, из нее никудышный детектив. А еще называется "начинающий репортёр"! И, по мнению многих, весьма отчаянный репортер. А что толку? Если даже такие, казалось бы, очевидные доказательства преступления ничего не значат...
   Джейн сделала над собой усилие и вернулась к статье.
   Её отец всегда говорил: "Не спрашивай, что Аврора может сделать для тебя, подумай, что ты можешь сделать для Авроры". Он до сих пор работал на "СильвоШатлПром". Вскоре после выборов премьера рабочие даже в шутку пообещали приехать в Новый Рим и навести там порядок, если понадобится. В шутку - но и всерьёз. Джейн хорошо помнила, как десять лет назад их завод был буквально спасен, превратившись в государственную корпорацию.
   Что она сейчас может сделать для Авроры? Писать правду, разоблачать предателей, насколько может.
   Иногда эти самые предатели просто поражали ее своей наивностью. Не далее, как пару месяцев назад молодой аврорианский политик Джим Гудли рассказал в своем сетевом журнале об акции протеста жён космоофицеров против министерского беспредела. И привел иллюстрацию: хрупкая девушка с трогательным букетиком и небольшим плакатиком в руках требует у аврорианского государства обещанного жилья.
   Сердце сжимается от жалости! В воображении сразу рисуется душещипательная картина: молодой десантник мужественно служит Родине где-то на бескрайних просторах Вселенной, а его юная жена отчаянно борется за их право на собственный дом, где она будет ждать его верно и преданно... Слезы так и наворачиваются!
   Но всего два клика - и та же самая милая девушка с мужем, Джимом Гудли, молодым политиком. В космических войсках Авроры не служившим никогда...
   Джейн потянулась в кресле и снова задумалась о своем неудачном расследовании. Придется ей пойти на это дебилистическое "шествие" и попытаться выяснить там еще что-нибудь.
   От мрачных раздумий ее отвлек сигнал мобилькомма. Она автоматически поставила наушник. В ту же секунду в комме раздался незнакомый голос:
   - Джейн Смит? У нас есть для вас сообщение от вашего друга Жане Полле.
  
  
   ГЛАВА 7
  
   Из всеобщей Гало-Вебэнциклопедии (последняя редакция - 5334 г.)
   Информационная война - воздействие на гражданское население и/или военнослужащих другого государства путём распространения определённой информации. Термин "информационно-психологическая война" <...> был заимствован из словаря военных кругов ОПА. <...> Также используются такие термины, как "информационное противоборство", и "информационная, психологическая война", в зависимости от контекста конкретного официального документа или научной публикации.<...> Информационная война может включать в себя сбор тактической информации, обеспечение безопасности собственных информационных ресурсов, распространение пропаганды или дезинформации, чтобы деморализовать противника и население, подрыв качества информации противника и предупреждение возможности сбора информации противником. Часто ИВ ведется в комплексе с кибер- и психологической войной с целью более широкого охвата целей, привлекая радиоэлектронную борьбу и сетевые технологии. <...> Сегодня информация принимает материальную форму, и владение ею становится очень желанным. Перед реализацией любые, вполне "материальные", решения сегодня испытываются в информационной области. И их результаты становятся решающими.
  
   Отцы и дети
  
   - Мы непозволительно проигрываем в информационной войне государствам Звездного Халифата и бывшей Аврорианской Империи, - светловолосая подтянутая женщина твердо и решительно взывала к конгрессу Объединённых планет Аполлона. Передающий экран, висящий под потолком в дешевом кафе, ничуть не уменьшал торжественности ее речи. - Поэтому я прошу конгресс увеличить финансирование...
   Ингвар поморщился и перестал слушать госпожу Клэренс.
   Он нескромно полагал, что за годы работы с регентом стал неплохо разбираться в политике. Даже можно сказать, в высокой политике.... Но все происходящее теперь казалось ему сущим абсурдом. Госсекретарь государства с ведущей космической экономикой и, якобы, наиболее развитой в обитаемой галактике демократией, откровенно заявляет о том, что ее правительство ведет подрывную деятельность в других государствах. Говорит об этом откровенно, громко, на всю галактику. Не стесняясь.
   А Ингвар искренне считал, что такие вещи держатся в секрете, хотя бы на официальном уровне всегда с возмущением отрицаются.
   Теперь тайные заговоры стали явными.
   Неужели пресловутый техносоциальный кризис ОПА и Альянса настолько серьезен, что они готовятся к "последнему бою"?
   Термин "двухполюсная вселенная", бытовавший в истории космической колонизации последние несколько веков, при всей своей абсурдности, очень точно описывал существующее мироустройство. В обитаемом космосе параллельно развивались две разные социально-технологические системы - технократия и аврелианство. И та и другая основывались на высочайших технологиях, но в корне различались подходом к управлению и взаимодействию с этими технологиями.
   В канонических описаниях жизни человека-бога Аврелия говорится, что ему был явлен "глас Вселенной", указавший, как установить вечную и нерушимую власть человека над машиной. Но Ингвар, при всем уважении к основателю своей цивилизации, скорее доверял более прагматической версии. Императора-основателя на его гениальный эксперимент подтолкнуло первое в истории космогосударств восстание искусственного интеллекта, начавшееся на Аполлоне, бывшем тогда еще авалонской колонией.
   Впрочем, жестокая реальность не исключает и вмешательства "Вселенского гласа", ведь учеными до сих пор не разгадан способ этого свершения. Но результаты очевидны и неоспоримы: всеми важнейшими стратегическими техно-киберсредствами в Аврорианской империи управляли потомки Аврелия и их родственники, носители гена-пароля. Чем ближе родство, тем больше возможность влияния на системы жизнеобеспечения планет...
   и неминуемый генетический кризис. Ведь за прошедшие столетия геном Аврелиев неизбежно изменялся, уродовался внутрисемейными браками.
   В цивилизации технократии, считающей себя отчего-то более прогрессивной, также периодически возникал кризис - тоже более прогрессивный. Киберструктуры, пронизывающие все стороны жизни, с каждым десятилетием становились всё более и более самостоятельными. И первичных ресурсов для них требовалось всё больше и больше...
   Новостной блок закончился, и на экране видеокомма замелькала реклама какой-то технической новинки.
   К столику подошла и поставила чашечку с кофе официантка-робот. Внешне этот механизм ничем не отличался от человека, кроме неподвижных холодных глаз. Ингвар еще раз отметил, насколько технологии пронизали жизнь на Авалоне и с осторожностью пригубил напиток.
   На вкус кофе был высшего сорта, но Ингвар точно знал, что это синтетика. Дорогого натурального продукта в таком... демократичном заведении быть не могло.
   Отец назначил встречу именно здесь.
   И он почти не опоздал.
   Хантер Нордстар вошел в кафе. Выглядел он как всегда небрежно. Свободно.
   Они не виделись вот так лично уже десять лет. Ингвар очень удивился своему спокойствию. При посещении фамильного "гнезда" он и то испытывал больше эмоций, и сейчас предполагал, что сохранять спокойствие будет гораздо сложнее. Но теперь он разглядывал отца с каким-то отстраненным любопытством. Хотя, для его задания это не очень подходит, надо быть более активным.
   - Отец, - ровно произнес он и слегка поклонился, решив начать разговор в старорежимном стиле.
   - Инг! - Нордстар-старший быстро кивнул и положил руку ему на плечо. Ингвар напряженно вслушивался в его интонации, но никаких особо сильных эмоций тоже не уловил. - Кто бы мог подумать, что наша встреча состоится по столь нелепому поводу!
   - Ну, фамильный космодворец - это не так уж и нелепо.
   - Мне от них ничего не нужно, ты же знаешь.
   Ингвар знал. Прекрасно знал.
   - Послушай, папа, - слова давались на удивление легко, - мне этот дворец тоже не нужен. Я хотел поговорить... о нашей семье.
   Он замолчал, ожидая реакции отца. Тот казался несколько смущенным...
   - Я слышал про Оскара Лоренса. Это правда?
   Ингвар заморгал и, не подумав, ляпнул:
   - Есть сомнения?
   - Ну, в некотором роде, - отец стал вертеть в руках кофейную ложечку. - Я слышал, что он хочет вернуться на Аврору.
   Разговор совершенно не клеился. Скорее всего, отец сейчас ведет какую-то свою игру. То есть, образно говоря, "свою". Ну не может же он до такой степени... не понимать!
   - Он пока не подавал никаких заявлений, насколько я знаю, - ответил Ингвар скучающим тоном.
   Хантер потер подбородок и продолжил выражать беспокойство:
   - Просто я боюсь, что он там станет заложником...
   - Совести? - закончил Ингвар и прикусил язык. - Прости, я не улавливаю логику. Каким заложником?
   Отец нахмурился:
   - Знаешь, я говорил с Бенито, он уверен, что Оскар не мог сам отречься от сына.
   "Ну да, Оскар не мог, а..."
   - Тебе не кажется, что Бенито в последнее время не совсем адекватен? - как можно более осторожно спросил Ингвар, внутренне напрягшись.
   Насколько тесно его отец общается с этим бандитом? Знает ли Бенито о новой "работе" Хантера? Кто еще может знать?
   - Он, по крайней мере, не изменяет своим принципам.
   Ингвар слегка нахмурился.
   Наконец, за всю встречу хоть какое-то чувство, пусть даже это чувство - жгучая злость.
   Да, пожалуй, отец прав, Дольфис Бенито не изменяет своим принципам. Ну, может быть, только чуть-чуть.... Почти открыто назначенный властями Аполлона "оператором новой экономики" Авроры, он сбежал на гостеприимный Авалон, когда регент запретил ему и его "коллегам" рвать империю на части. Главный "сослуживец" Бенито Меер Хросвальд оказался более принципиальным, просто так смываться не хотел. Еще бы, ведь он был уже буквально в шаге от продажи апполонцам "своих честно заработанных" геологических ресурсов Авроры! И не скрывал своих дальнейших "творческих" планов - финансировать на вырученные от выгодной сделки средства все партии в младом аврорианском парламенте. Даже хотел поспособствовать миру во всём мире - передать апполонским "партнерам" термоядерный щит бывшей империи. Такие грандиозные планы были... Зато Хросвальд сделал блестящую карьеру "узника совести" и главной "жертвы режима". Еще принципиальнее, наверное, остается только финансируемый Бенито главарь сепаратистских боевиков с Посейдона, недавно выразивший горячую поддержку "мирному населению Авроры, которое борется с инквизиторским режимом кардинала". Что ожидает мирное население, которое регента поддерживает, можно только догадываться.
   - Об этом говорили независимые медиакомпании, - уточнил отец, желая, видимо, добавить убедительности, но произвел противоположный эффект.
   Независимых медиакомпаний не было в "свободных" технократических государствах. Их не существовало вообще, в природе.
   - Случайно не "Вольф"? - у Ингвара вырвался нервный смешок.
   Апполонская медиакорпорация "Вольф" за последние месяцы отличилась тем, что выдала в эфир кадры охваченной погромами и пожарами столицы одного из государств Альянса, притом диктор страстно пояснял, что все эти ужасы творятся... в Новом Риме. И не важно, что надписи на пылающих витринах и полицейской форме не на аврорианском! Ерунда, что на кадрах видны зеленеющие пальмы, а в Новом Риме в это время зима...
   - Нет ничего смешного!
   - Согласен, - Ингвар резко посерьезнел. - Ты больше не о чем не хочешь меня спросить, кроме этих... людей?
   Отец ответил ему точно таким же упрямым взглядом:
   - Вижу, находясь внутри пропагандистской машины, не избежать ее влияния.
   Ингвар почувствовал, что провалил задание. И свои личные планы, кажется, тоже.
   Проклятье, неужели их встреча спустя десять лет должна быть именно ТАКОЙ?! Да и чего он сам хотел? Десять лет назад он ненавидел отца за то, что тот разрушил их привычную жизнь ради... непонятно чего. Когда сын врага государства стал работать у регента, события в мире обрели для него логику, и ненависть к отцу трансформировалась во что-то отстраненно-непризнанное. По-настоящему он ненавидел теперь тех, кто запудрил старому романтику мозги. Хотя не мог не признавать их профессионализм.
   - На счет этого наследства... - смягчив тон, начал отец.
   - Это просто повод. Я хотел...
   - Я знаю! - Хантер решительно встал из-за стола. - Ты здесь ради моего последнего исследования.
   Вот теперь точно всё провалено.
   - С чего ты решил? - Ингвар медленно поднялся на ноги.
   - Эту систему я вижу насквозь. Но, поверь, скоро она рухнет сама собой, она станет просто не нужна!
   - Неужели? - насколько далеко он продвинулся в создании полной анархии на Авроре? Насколько всё это серьезно? И как теперь подобраться...
   - Хочешь знать, чем я занимаюсь? - в глазах Хантера уже горел знакомый его сыну фанатичный блеск. - Пойдем, покажу!
  
   ГЛАВА 8
  
   Из всеобщей Гало-Вебэнциклопедии (последняя редакция - 5334 г.) - Хэлд (Хелд, Held, Torquemada, Хакер Хэлд) -- хакер, получивший известность после взлома ряда известных блоггеров Сетевого Журнала. Блоггер. <...> Обычно считается, что он живёт на одной из планет Альянса. <...> Многие попытки его деанонимизации и наказания за взломы ничем не окончились, и взломы регулярно продолжаются. <...>
   Имел несколько учетных записей в Сетевом Журнале, многие из них блокировались за взломы других блоггеров или массовый спам с их помощью. <...> В настоящее время ведет блог на сайте bloground.au, под названием "ВЕБ-Инквизиция" Жестко критикует ряд своих противников, среди которых большая часть взломанных им блоггеров. <...>
   Основные разделы блога:
  -- Аутодафе -- рассказы о взломах различных интернет-деятелей, ботоатаках на них и т. д.;
  -- Записки палача -- статьи на различную тематику, размышления об актуальных событиях;
  -- Письма вебслушателей -- упоминания деятельности Хэлда в СМИ;
  -- Почтовые архивы -- материалы взломанной почты;
  -- а также ряд именных категорий, материалы которых рассказывают о взломах конкретных пользователей Сети и их контрмерах.
   <...> свою якобы связь с АСБ Хэлд отрицает.
  
   Призраки и камни
  
   Норико всю сознательную жизнь боялась больших скоплений народа. Казалось, толпа буквально вытягивает из нее энергию. Она не смогла бы заставить себя пойти на митинг аврорианской оппозиции даже по журналистскому заданию. Даже зная наверняка, что ничего плохого на этом мероприятии произойти не может.... Сейчас она ТОЧНО знала, что плохое произойдет. Но именно поэтому не могла не идти.
   Колонны, должные составлять сегодняшнее Шествие миллионов, как и в прошлый раз удивляли своим разнообразием - от крайних монархистов до анархичных сторонников "технической независимости". Виднелось несколько девушек, раздетых топлес с какими-то надписями на грудях и спинах. Впрочем, Норико уже ничему не удивлялась.
   Она быстро шла по проспекту вперед в направлении запланированного движения, пытаясь понять, где может быть Джейн. Ни один из коммуникаторов подруги не отвечал, а найти ее нужно было как можно быстрее. Норико не сомневалась, что она будет здесь, в самой гуще событий. И что ей, очень возможно, угрожает смертельная опасность. Но вот только как ее найти?
   Постепенно Норико подхватил общий строй "беспартийных" участников, и она оказалась практически в первых рядах. Джейн бы ее за это похвалила, но где же она сама?
   Люди вокруг были веселыми, молодыми, хорошо одетыми и практически каждый держал в руках новый модный веб-коммуникатор из Альянса. На всех экранчиках что-то мелькало. На одном Нори случайно заметила лицо одного из лидеров оппозиции и одновременно известного на Авроре медиаведущего Леона Проклоса. Она не слышала, что он там говорил, но почему-то всплыли в памяти его слова примерно годовой давности: "За кого вы меня принимаете, за какого-то непонятного профессионального революционера?" Вроде бы вопрос был про его бывшего босса Дольфиса Бенито. Якобы бывшего.
   По плану шествие должно было пройти по проспекту до Большого Мраморного моста и там повернуть к площади у "Белого болота". По мере приближения к мосту Норико чувствовала себя всё хуже и хуже. За головами нескольких идущих впереди она видела только полицейское оцепление на перекрестке, параллельно предполагаемому движению.
   Когда до поворота на белоболотную площадь оставалось, кажется, несколько метров, колонна остановилась. Норико лихорадочно крутила головой, всё еще надеясь заметить Джейн, хотя затея это была изначально дурацкая. Всё-таки прав Люк, они обе - никудышные сыщицы.
   Сзади начали напирать, а впереди уже происходило что-то не то...
   Послышалось металлическое лязганье. Норико приподнялась на цыпочки, чтобы хоть что-то разглядеть. Но увидеть смогла только какой-то помост напротив колонны, на подходе к площади, непонятно откуда там взявшийся. На него быстро взобрались тоже не понятно как там оказавшиеся "два капитана" - Альфонсо Нарсис и Северос Уллис. Два вождя, два "боевых генерала". Уллис - для уличных боев, Нарсис - больше для виртуальных. Не много не мало, Главный Разоблачитель аврорианских государственных тайн!
   Но наконец-то разоблачили и его. Только не оказалось бы поздно!
   Норико продолжала смотреть по сторонам, хотя так обнаружить подругу уже не было никакой возможности. Оставалось только надеяться, что та сориентируется в ситуации и выберется сама.
   Нарсис и Уллис кричали что-то о движении к Красной крепости и о сидячей забастовке, но Норико с трудом разбирала их слова из-за гула окружающей толпы и не прекращающегося лязганья непонятно чего. Она оглядывалась по сторонам уже не в поисках Джейн, а чтобы понять, как выбраться из колонны - и вдруг среди разгорячённых протестантов всё-таки мелькнуло знакомое лицо. Это было лицо... Жана Полле! Того самого Жана, с которым она познакомилась на выставке новомодного панк-арта, куда зашла из наивного интереса. А Жан потом разнес этот панк-арт в пух и прах в своей статье. Но тогда Нори уже не интересовал панк-арт, хотя она была втайне ему благодарна... А вскоре она убедилась, что Жан может писать о людях более опасных, чем полусумасшедшие художники. Это и стоило ему жизни. Или?..
   Норико было трудно дышать, голова кружилась, в ушах звенело, но она не могла обознаться: на несколько человек впереди нее стоял Жан, живой и, вроде бы, здоровый!
   - Жан!!! - крикнула она, не слыша собственного голоса, и попыталась прорваться к нему.
   Сзади ей придали ускорение, так что она оказалась почти в первом ряду. Но Жан уже исчез из виду. Зато она поняла, от чего раздавалось металлическое лязганье: митингующие из первого ряда передавали друг другу железные решётки-ограждения от обочин и отгораживались ими от полиции. А затем двинули их на таран.
   Норико ничему этому не удивлялась. За пару часов до начала шествия ей позвонил Люк и крайне встревоженным голосом сообщил, что взломал сетевую почту Альфонсо Нарсиса, что на "шествии миллионов" запланированы беспорядки и что он никак не может связаться с Джейн.
   А Норико, в свою очередь, не могла потерять теперь еще и подругу.
   Глупейшая затея, надо было хотя бы дождаться Люка и пойти вместе...
   Над головой что-то просвистело, и через секунду впереди раздался хлопок и повалил едкий дым. Кругом раздавались восторженные крики, кто-то пытался сесть на асфальт и начать сидячую забастовку, об него едва не запнулись. Но всем было очень весело.
   Норико уже не хватало сил сопротивляться общему потоку, и ее всё-таки выдавили прямо на ограждения. Лицо Жана еще раз мелькнуло в толпе слева и опять исчезло. Впереди оставалось свободное пространство в несколько метров между толпой и оцеплением. Из-за дыма почти ничего не было видно. Через голову Норико продолжали лететь бутылки и, кажется, камни. Откуда у них камни, они что, принесли их в рюкзачках и дамских сумочках? Впрочем, подготовка должна была быть серьезная: Норико собственными глазами читала на форуме в сети, как некая "несогласная" интересуется у своих соратников, стоит ли брать на митинг запас тампонов. Ну, если придется устраивать многодневную забастовку...
   Предводители продолжали что-то кричать, но их было слышно еще хуже. Странно, что на такое важное мероприятие пришли только двое вождей, хоть и самых авторитетных. Впрочем, если остальные знали подробности "спектакля", то предпочли ограничиться только сетевыми призывами, а в реальности не светиться. Особенно учитывая, что несколько дней назад у Стеллы Салик при обыске нашли полтора миллиона незадекларированных кредитных единиц...
   Норико, наконец, сообразила, что если она выберется за ограждения, ее, возможно, задержит полиция и уведет от этого безумия. Некоторые особо активные активисты легко проскальзывали между частями ограды и швыряли в полицейских камни и бутылки. Норико собрала все оставшиеся у нее силы и попыталась повторить маневр.
   Клубящаяся толпа буквально выплюнула ее вперед, так что она едва удержалась на ногах. От дыма было почти невозможно дышать, и она не сразу поняла, в какую сторону идти... Совсем близко мелькнул полицейский, почему-то без шлема, а потом что-то сильно ударило Норико в затылок. От удара она всё-таки повалилась на землю. Последнее, что она смогла разглядеть - это тот же полицейский, тоже почти лежащий на асфальте. По его виску текла кровь...
  
  
   ГЛАВА 9
  
  
   Из всеобщей Гало-Вебэнциклопедии (последняя редакция - 5334 г.) : "Шпионский камень": 21 января 5328 года вышел сюжет "Шпионы" медиакомпании "Аврора", в котором Алан Макс рассказал о приборе, замаскированном под обычный камень в одном из скверов Нового Рима, <...> с помощью которого сотрудники авалонской секретной разведывательной службы выполняли обмен информацией со своими агентами. <...> А также об операции аврорианских спецслужб, в ходе проведения которой и был выявлен данный объект. <...>
   Далее автор рассказывает о том, что один из сотрудников авалонской разведслужбы, Морис Доу, работавший под дипломатическим прикрытием, выполнял также роль координатора Фонда Галактических Возможностей при Министерстве иностранных дел Авалона, через который финансировалась деятельность некоторых неправительственных аврорианских организаций. <...> За что Макс подвергся резкой критике со стороны некоторых аврорианских СМИ. Сам он по этому поводу сказал:
   "Могу поручиться за каждое слово в этой передаче, потому что там всё подтверждено фактами. И "хитрый камень", и кадры оперативной съемки, и платежные базы данных, доказывающие финансирование авалонцами некоторых наших неправительственных организаций<...>. Что ж обижаться, если им платил деньги инопланетный разведчик... А что еще глубоко мною уважаемые сотрудники этих организаций могут сказать при таких обстоятельствах? Они защищают свою организацию, свою репутацию. Я же эти инфобазы видел лично." <...>
  
   Наука и жизнь
  
   Исходя из своего жизненного и профессионального опята, Ингвар выделял два вида бунтовщиков: профессионалы и любители. С первыми, на его взгляд, бороться было проще, достаточно перекрыть им финансовый "краник" - и вся их непримиримость и принципиальность усыхали, словно болото в засуху. Со второй категорией "борцов за свободу" куда сложнее. Финансы для них, разумеется, тоже важнейший фактор успеха, но не самоцель. Их цели гораздо более возвышенны, и, что самое неприятное, они ИСКРЕННЕ верят в то, что говорят. Без материальной помощи они тоже не будут представлять для государства опасности, но не перестанут при этом верить в Мечту. И в свою исключительность.
   И еще они испытывают "обжигающий дух бунтарства", как выразился в Сети кто-то из молодого поколения "борцов".
   Именно ко второй категории относился его отец, Хантер Нордстар. Он не искал славы и богатства, он боролся за счастье народов.
   Последние десять лет Ингвар пытался понять, откуда в его отце это взялось. Ведь графы Нордстар приходились довольно близкими родственниками императорской семье. За всю историю рода предки Ингвара никогда не были замечены в измене. Они водили космические флоты, осваивали новые планеты, строили поселения, руководили провинциями... Хантер разрабатывал новые вооружения. Насколько Ингвар помнил из детства, тот сутками пропадал в своей лаборатории, а в те редкие часы, когда бывал дома, всегда с восторгом говорил, какое величие Авроре принесет его очередное изобретение.
   Или он уже тогда под "величием" подразумевал... то, что подразумевает теперь? Но как? Когда и где?!
   - Вот здесь, - бодро возвестил отец, когда таксикар остановился напротив симпатичного особнячка в старом викторианском стиле. - Я живу и работаю, как принято говорить.
   - Весьма... демократично, - вежливо заметил Ингвар.
   Калитка и дверь открылись автоматически. Можно не сомневаться, что старинность отец предпочитает только во внешнем оформлении. Если он вообще сам выбирал дом.
   В такси они ехали молча, но теперь надо как-то продолжать разговор. Ингвар лихорадочно соображал, что теперь делать: отец, похоже, собирается по-семейному рассказать ему все свои новые секреты, значит как-то изощряться, чтобы их выведать, не придется. Не придется притворяться любящим сынком.
   Но что делать потом? Просто отвезти информацию кардиналу? Если Ингвара вообще теперь выпустят с планеты.... И, главное, как сможет отреагировать кардинал, если худшие их опасения всё-таки подтвердятся?! А, судя по лихорадочно блестящим глазам Хантера, они подтвердятся. Но юридически это всё - просто любительские эксперименты частного лица...
   - Скажи мне, сын, - лекторским голосом заговорил отец, - на чем зиждется диктатура Аврелиев?
   Они спустились в подвал, в лабораторию. Полную отнюдь не любительского оборудования.
   - На чем? - наивно переспросил Ингвар, стараясь не сбить отца с мысли.
   Бесполезно объяснять тому, что никакой "диктатуры" нет и никогда не было, а есть уникальная цивилизационная система, альтернативная авалоно-аполлонской и полностью от нее независимая. Ну, сейчас - почти независимая. Даже реформы бывшего императора не слишком изменили расклад сил. Судя по активизации Хантера и посла ОПА - очень "не слишком".
   По крайней мере, "шпионские камни" уже не помогают...
   - На чистой случайности.
   - Что, прости? - Ингвар едва не поперхнулся воздухом.
   - А как иначе это назвать? - развел руками Хантер, останавливаясь у какого-то монитора. - Почему лучшие умы столько столетий не могут разгадать так называемую "тайну Аврелия", этот генно-цифровой трюк? Это явно просто чудовищная технологическая случайность! - он что-то нажал, и по монитору потекли цифры и формулы.
   - Хочешь сказать, что великий Аврелий когда-то попросту пролил кофе на клавиатуру и одновременно чихнул в инфопорт?
   Ингвар поражался себе, как он может еще и шутить в такой ситуации. На ТАКУЮ тему! А они-то на Авроре еще веруют в мистический Дух Аврелия, душу основателя, по преданию обитающую где-то в инфосетях империи и охраняющую свой народ.... А всё, оказывается, проще!
   - Не удивлюсь, если так и было.
   - Как же ты до этого додумался? - пока ничего существеннее словесной ереси он не услышал.
   - Да это же очевидно! - просто воскликнул отец, увлеченный движением на мониторе. - Я об этом размышлял еще десять лет назад, тогда...
   Ингвар тоже смотрел на экран. Впервые за всё это задание "ледяной секретарь" позволил себе вспомнить о матери. Оказавшись в статусе жены предателя империи, она не нашла в себе силы для такой новой жизни. После того, как у них конфисковали космодворец и другие владения, она застрелилась из фамильного нейроревольвера.
   Обращаться за помощью к многочисленным высокородным родственникам ей не могло даже в голову прийти - они и так шарахались от нее, как от прокажённой. Но потом многие из них же публично восхищались поступком бывшей графини, говоря, что только так и может благородная дама смыть позор со своего имени.
   Ингвар аналогичного подвига не совершил, вероятно, потому, что ему не передали фамильное оружие. А еще, вероятно, потому, что очень хотел понять мотивы отца, разобраться в его целях. Потом его нашел и предложил помощь новый регент. Ингвар тогда еще не утратил чисто графскую гордыню, и согласился только из расчета через регента добраться до дела отца и, наконец, ПОНЯТЬ. Добрался. Понял. Но потом он стал "ледяным секретарем", что позволило ему меньше думать о своем и больше заниматься общественно полезным.
   - Отец, почему ты решил рассказать всё мне? - задал он всё-таки не самый главный вопрос. - Если ты не сомневаешься, кто меня прислал?
   - Понимаешь, сынок, - Хантер отошел к противоположному столу и принялся суетливо рыться в выдвижном ящике. - Есть ситуации, в которых могут помочь только близкие родственники...
   Верное замечание.
   - Я как-то могу тебе в этом помочь? - Ингвар точно знал из материалов МИДа и АСБ, что отец никогда не пытался забрать его к себе на Авалон. - Знаешь, я ведь не нейротехник, я всего лишь историк...
   Но, даже не имея университетского образования в нейропрограммировании, Ингвар прекрасно понимал значение знаков и формул, плывущих по монитору. И значение это было ужасающим.
   - Это не проблема, - бодро отозвался Хантер, все еще роясь в ящике. - Главное, что ты - мой сын!
   С этими словами бывший граф развернулся и резко вскинул руку с чем-то похожим на оружие.
   Ингвар не взял с собой табельное оружие кардинальского гвардейца. Но он бы и не успел среагировать, да и, скорее всего, не решился б. Через мгновение его сбило с ног, а голову пронзила горячая боль. Выстрел был паче чаяния совершенно бесшумным. А вот когда штурмом брали космодворец, выстрелы были громкие. Выстрелы, звон стекла, хруст, грохот, крики... Отец тогда пытался создать искусственную программу-копию ген-кода Аврелия. Нет, были и до него такие попытки, но он оказался настоящим гением. Его и засекли-то только уже при попытке взлома оборонных сетей...
   По сравнению с нынешним его творением те разработки казались студенческим баловством.
   В лаборатории повисла звенящая тишина. Отец так и застыл с пистолетом в руке, непонятно чего ожидая. Ингвар видел его смутно, перед глазами всё плыло. Можно теперь считать, что он тоже "смыл позор со своего имени"? Ведь от руки отца - это тоже благородно!..
   Но странно, он всегда считал, что от пули в голову умирают мгновенно, а не размышляют о несправедливости мира.
   Тишина казалась удушающей. Может, он просто оглох от ранения? Зрение тоже ускользало.
   И что самое обидное, он опять не может понять логику отца!
   Наконец тишина взорвалась. Всё пространство наполнилось криками, грохотом, звоном.... Потом появились ещё какие-то люди. Но Ингвар уже потерял сознание.
  
  
   ГЛАВА 10
  
   Из всеобщей Гало-Вебэнциклопедии (последняя редакция - 5334 г.) -
   Хипперы (интро-киды) -- появившийся в ОПА в 5290-х годах термин, образованный от жаргонного "to be hip", что переводится приблизительно как "быть в теме". <...> Слово это первоначально означало представителя особой субкультуры, сформировавшейся в среде поклонников  ретро-музыки; <...> В наше время обычно употребляется в смысле "обеспеченная городская молодёжь, интересующаяся элитарной инопланетной культурой и искусством, модой, альтернативной музыкой и интро-роком, артхаусным кино, современной литературой и т. п." <...>
   В современной аврорианской реальности существует два мнения о политических взглядах хипперов: одни предполагают их полную аполитичность, <...> другие рассматривают их как носителей умеренно оппозиционного технократического сознания.
  
   Итоги
  
   - Это уже просто какая-то трагикомедия! Была бы просто комедия, если бы не было реальной крови. - Джейн всё еще не могла спокойно говорить о событиях трехдневной давности. И вряд ли скоро сможет.
   - Крови оказалось не так уж и много, - попыталась успокоить ее Норико, сидящая на больничной койке.
   - Да уж, допустимый минимум, - мрачно пошутил Люк.
   Джейн только раздраженно фыркнула. Конечно, стоит порадоваться, что зачинщикам беспорядков не удалось и половины от задуманного масштаба. А полиции и АСБ теперь точно будет что с "героями" обсудить. Например, последнее открытие хакера Хэлда: информационное сутенерство. Коварный взлом сайта крупнейшей на Авроре информационно-рекламной компании "Алл" выявил, что владелец конторы, Алан Будбер, держит на зарплате едва ли не всех "лидеров протеста". Одни только имена Альфонсо Нарсиса и Стеллы Салик чего стоят! А стоят они, как оказалось, весьма конкретно...
   Но Джейн эти "поразительные" открытия волновали теперь меньше всего. Больше всего ее волновало состояние подруги и... послание Жана.
   - Всё же комического вышло больше, чем трагического, - добавил Люк, таинственный герой галосети. - Я, например, на днях видел в одном твир-чате два таких сообщения, буквально рядом стояли: "Ребята, надо скорее мчаться в космопорты, пока границу не закрыли" и "Ребята, надо заблокировать космопорты, чтобы кардинал не сбежал".
   Девушки захихикали. Даже у Джейн стало легче на душе.
   Идиотизма было в избытке еще при подготовке "акции", хватало его и во время, и после. Самым показательным эпизодом оказался случай с вебзаписью, на которой - ни много, ни мало - полицейский пинает в живот беременную женщину. "Кроваво-режимный" ужас, истерика в сети, столичное следственное управление даже успевает завести дело по статье "Превышение"... Но при более детальном просмотре записи выяснилось, что пнули не в живот, не беременную и даже... не женщину. Рыхлый юный хиппер по имени Клаус, которого приняли за таковую в пылу дискуссий, уже успел дать несколько интервью.
   Самый большой парадокс состоял в том, что на Авроре было огромное поле деятельности для оппозиции. На реальной Авроре, а не виртуальной. Но реальные проблемы ничуть не интересовали этих созданий. Джейн сильно подозревала, что они, скорее всего, о них и не слышали. Что вообще могут знать об устройстве мира эти... дети? Эти милые мальчики и девочки, обитающие в летних кафе и на модных веб-порталах. Все эти плакатики, ленточки, значки, цветочки.... "Обжигающий дух бунтарства".
   - Может, сегодня заберёте меня? - в очередной раз робко предложила Норико. - Я уже нормально себя чувствую.
   Когда Джейн и Люк узнали, что Норико попала с "шествия" в больницу, они немедленно общими финансовыми усилиями перевели её в лучшую клинику столицы. К счастью, она отделалась только легким сотрясением, и лечащий врач уверял, что её здоровье уже вне опасности. Но спешить всё равно не стоило, тем более что Джейн вовсе не разделяла оптимизм врача. Некоторые слова подруги ее очень тревожили.
   - Получить куском асфальта по голове - это не шутки! - отрезала Джейн. - Отдохни здесь еще несколько дней, не повредит.
   - Но это же страшно дорого...
   - Нашла о чем беспокоиться! Тебе сейчас надо думать только о своем выздоровлении.
   Норико обижено насупилась. А Джейн теперь неизвестно сколько будет мучить чувство вины, что она вообще втянула Нори во всё это дело. Она же явно не создана для всяких детективно-политических авантюр. Джейн просто не имела права подвергать подругу опасности...
   - Я еще раз обдумала всё... всё, что там было, - тихо произнесла Норико. - Я уверена, что видела именно Жана.
   Джейн и Люк обменялись короткими мрачными взглядами.
   Жан был из той очень немногочисленной группы журналистов, которых можно назвать независимыми без кавычек. Точнее, совершенно независимой журналистики не бывает, разве что в космическом вакууме. А бывают независимые от совести - по причине её отсутствия - и независимые от заказчиков - по причине наличия совести. Жан был из второй категории. Расследования никогда не были для него источником заработка. Он был почти как хакер Хэлд, только действовал больше в реальности.
   Накануне "шествия", когда Джейн уже собиралась пойти туда в поисках новых улик, ей позвонили из курьерской службы. Вежливая девушка-оператор сообщила, что два месяца назад их клиент Жан Полле оставил в камере хранения некий пакет. А по условию контракта, если он не явится за оставленной вещью в течение оговорённого срока, содержимое камеры следует передать "указанному лицу". То есть, ей, Джейн.
   Жан не испытывал иллюзий о своей безопасности.
   - Он не мог там быть. - Твердо повторила Джейн. - Я видела его тело в госпитале, я была на опознании. Его убили, и теперь мы знаем, за что и кто.
   - Но я...
   - Тебе бросили камень в голову и ты надышалась дымом. Тебе нужно больше отдыхать и... гулять в больничном парке. - С этими словами Джейн развернулась и вышла из палаты.
   Люк пробормотал что-то извинительное и последовал за ней.
   - Ты настолько уверена?..
   Они вышли из здания больницы и быстро пошли к воротам. В окружающем здание парке было бы полезно гулять не только больным, но и совершенно здоровым. Для профилактики. Зеленых насаждений в Новом Риме с каждым годом становится всё меньше...
   - Ты видел материалы, - сухо напомнила Джейн. - Мог бы он остаться в живых, занимаясь ТАКИМ делом?!
   - Как раз при ТАКИХ делах можно ожидать чего угодно, - парировал Люк.
   Они вышли за ворота, и Джейн невольно оглянулась на массивное здание клиники.
   - Одно я точно могу сказать, Норико мы больше в это втягивать не будем.
   - Она уже втянута. - Хмыкнул Люк. - И не отступит.
   Они молча зашагали к стоянке.
   Бортовой компьютер в подержанном автокаре Люка, как обычно, загрузился не с первого раза.
   - Скажи, а ты бы хотел быть как Аврелии? - после долгого молчания спросила Джейн.
   - То есть, заводить эту развалину силой мысли? - невесело усмехнулся друг. - Боюсь даже представить, что бы она мне отвечала! Да и перспектива появления чьих-то частных армий меня пугает.
   Джейн промолчала. Теория "генетического равенства" - это нейтронная бомба в основу аврорианской государственности. Только Аврелии и их ближайшие родственники могут управлять космическими флотами, крупнейшими производственными комплексами, глобальными транспортными сетями и планетарными энергосистемами. Просто потому, что они - Аврелии. Божественные. Можно спорить, насколько это справедливо, но невозможно отрицать физический факт.
   И невозможно его повторить.
   Технократическая цивилизация, с условно равными возможностями для всех, вынуждена постоянно бороться с восстаниями искусственного разума и необратимыми программными сбоями. И искать разгадку "секрета Аврелия".
   Из собранных Жаном материалов нельзя точно установить, чья разведка курировала исследования местных подпольщиков. Формально вся их деятельность выглядит как "гражданская инициатива, направленная на слом тоталитарного режима". Тем более что на ОПА и планетах Альянса официально запрещены эксперименты по сращиванию мозга человека и искусственных нейросистем. Это, так сказать, их единственный запрет в деле технократизации. Официально.
  
   Эпилог
  
   - Уверяю вас, я мог бы вернуться к работе уже сегодня. - Ингвар так давно не брал ни отгулов, ни отпусков, что вынужденное безделье, кажется, только усугубляет состояние его здоровья.
   Конрад Аврорианский, глядя на него с видеокомма, строго покачал головой:
   - Не забывайте, что вы подверглись эксперименту, официально запрещенному во всех космогосударствах.
   Официально, да. Запрет на сращивание мозга человека и искусственных нейросистем - последний рубеж обороны технократической цивилизации перед торжеством искусственного интеллекта. И в тоже время огромный соблазн раз и навсегда подчинить себе этот самый интеллект.
   Пресловутая тайна Аврелия. Никому не дает покоя.
   - Технически вам выстрелили в голову, - назидательно добавил начальник. Взор его выражал почти отеческую заботу. С поправкой на профессиональную сдержанность, конечно.
   - Ну, я ведь не должен был от этого умереть, - попытался усмехнуться Ингвар и тут же ощутил очередной приступ боли в глубине простреленного чела. Нейрохирургам было не сложно извлечь "опытный образец" из его многострадального мозга, но вот последствия оставались весьма неопределенными...
   - Не стопроцентно, - сухо возразил кардинал.
   Хантер Нордстар пошел на очень смелый эксперимент. Смелый, бессмысленный и нелепый, как большинство его поступков.
   Вся эта затея показалась Ингвару абсолютно нелепой ещё когда он только посмотрел выданный ему фиал от АСБ. Воткнуть в голову какую-то железку и этим уподобиться божественному? Гениально, ничего не скажешь! На первый взгляд. На второй - правительство Авалона, как оказалось, относится к данной идее более чем серьезно, а эти ребята умеют разглядеть потенциальное оружие. И, наконец, на третий взгляд - схемы и формулы на экране в лаборатории Хантера.
   Какой у Ингвара всё-таки гениальный отец! А он никак не может его понять.
   - Я читал все протоколы, но... - Ингвар невольно потер забинтованный лоб. - Почему он выбрал именно меня? В смысле, для этого теоретически мог послужить любой рядовой гражданин Альянса, кураторы могли бы подобрать отцу... подходящего?
   Кардинал вздохнул и чуть улыбнулся, выражая тем самым глубокое сочувствие и честное незнание.
   - Судя по всему, это было его спонтанное решение.
   Но даже будучи контуженым на голову, Ингвар ясно осознал - многоуважаемый шеф лжет. То есть, простите, не договаривает. Не разглашает государственную тайну кому попало. Или просто не хочет обсуждать такое по слабо защищённому интерканалу? Хочется верить...
   - Мы еще не получали официальных ответов от авалонской стороны, - дипломатично добавил Конрад Аврорианский. - Посмотрим, какую они займут позицию.
   Да, очень интересно. Сотрудники дипмиссии Авроры, следившие за его передвижениями от кафе до дома отца, ворвались на семейную встречу очень вовремя. Или не вовремя?.. Это было последнее, что Ингвар помнил. Сразу за аврорианцами, как ему позже рассказали, ворвались сотрудники авалонской спецслужбы, которые следили за аврорианцами, пока те следили за Ингваром. В общем, семейная идиллия была нарушена.
   - Не думайте сейчас об этом. - Ровный, тихий голос регента звучал умиротворяюще. - Поправляйтесь. Больше гуляйте в парке.
   Да уж, только ради этого имело смысл схватить "пулю" - чтобы погулять в парке при самой дорогой частной клинике в Новом Риме! Стоит чаще встречаться с отцом.
   - Благодарю вас, - он, вообще-то, мог бы полечиться в госпитале АСБ или в армейских больницах, но, увы, не все инквизиторы и военные считают его ценным сотрудником, зачем их лишний раз раздражать? А здесь можно быть инкогнито. - Но, если мой рассудок еще не совсем... готов к работе, позвольте поинтересоваться, зачем вы десять лет назад взяли на службу сына предателя?
   Лицо кардинала оживилось искренним удивлением:
   - Граф, вы меня оскорбляете. Я, если вы могли заметить, не склонен к предрассудкам. И, кроме всего прочего, являюсь служителем духа Аврелия, мой священный долг - помогать и защищать Его потомков и подданных.
   Ингвар, в целом, так и считал. До сего дня.
   - Вы думаете, что я не могу просто по-человечески захотеть кому-то помочь? - Кажется, впервые за разговор кардинал выразился искренне. Это немного сняло напряжение. Немного.
   - Прошу прощение за дерзость, - "подстреленный секретарь" смиренно склонил голову. - Похоже, я становлюсь параноиком...
   - Не самое плохое качество при нашей работе.
   - В одном я уверен, вы не можете захотеть чего-то, так или иначе вредного для Авроры.
   Объективная реальность, как не крути. Едва придя в себя, Ингвар полюбопытствовал обновлениями в новостной ленте Нового Рима и был немедленно ею обрадован: некие активисты "белого круга" вывесили на Большом мосту напротив Красной крепости огромный баннер-плакат с надписью "Кардинал, уходи!". И какие после этого могут быть сомнения?
   Конрад только скептически хмыкнул:
   - Граф, вам точно нужен отдых! Но если сегодня не слишком утомитесь, советую посмотреть выступление нашего юного императора перед парламентом.
   - Сегодня, кажется, не День Исайи?
   - Мы посоветовались и решили немного изменить программу.
   С кем посоветовались, с императрицей-матерью? При всем уважении Ингвара ко вдовствующей Аврелии, было весьма сложно договариваться с ревнительницей старых порядков. Уже недопустимо, неосуществимо старых.
   Интересно, речь для Луиса она и кардинал писали вместе?
   - Обязательно посмотрю.
   Милостивый инквизитор еще раз пожелал ему скорейшего - но без спешки! - выздоровления и отключил связь.
   Ингвар отложил интерком и тяжело откинулся на подушки.
   А ведь у отца могло получиться. Не божественное, конечно, но кое-что технически близкое. "Технологическая случайность", да. И случайно подвернувшийся сын. Или всё-таки не случайно?
   Благо Авроры превыше всего, безусловно. Ингвар ле Фрост, граф Нордстар может поклясться, что не пожалеет для блага отечества ничего, даже собственной жизни. А вот сможет ли сей граф исполнить красивую клятву в некрасивой реальности? Если попросит кардинал? Если прикажет император? Точнее, наоборот. Или если никто не попросит и не прикажет, как принц Георгиус...
   Ингвар решительно поднялся с постели и направился к выходу из палаты, не обращая внимания на еще не прошедшее головокружение. Как дисциплинированный служащий, он должен следовать указаниям начальства и пойти подышать кислородом.
   Но этот героический порыв был неожиданно прерван.
   - Ребята, подождите! Я его видела, честно! - услышал Ингвар, едва ступив в коридор.
   А через мгновения его чуть не сбила с ног спешащая куда-то обладательница голоса.
   - Ох, простите! - забормотала она, сама с трудом удержавшись на ногах. - Я хотела догнать своих друзей, они приходили ко мне, а потом... Вы не видели, тут не проходили двое, парень и девушка?
   Ингвар, наконец, вернул себе способность стоять прямо и примирительно поднял руки.
   - К сожалению, нет, - перед ним стояла девушка с перевязанной головой, судя по чертам лица, нихонка. - Я не выходил из палаты последние несколько часов.
   - П-простите еще раз, - она уставилась на него слегка ошеломленным взглядом.
   Неужели узнала? Ингвару не хотелось бы терять свою здесь "тайность".... Хотя, вряд ли она догадалась, он ведь редко появляется в поле захвата видеокамер, и то при полном параде. А сейчас его вид весьма далек от парадного.
   Интересно, кто она сама? В такое учреждение не попадают рядовые граждане. Кто-то из новой богемы? Но те, как правило, ни перед кем не извиняются. И что, интересно, случилось с ее головой? Неужели тоже родственники...
   - Не стоит так переживать, - заверил он. - Ваши друзья, наверное, еще внизу. Только... не бегайте слишком быстро.
   - Спасибо, - девушка смущенно отвела взгляд, - но вообще-то лучше я... всё-таки не буду их догонять.
   Ингвар насторожился, сам не понимая с чего. Агент доморощенный!
   - Кхм... Вы поссорились?
   - Вроде того, - вздохнула девушка. - Они считают, что мне слишком сильно досталось по голове.
   - Могу представить, - попытался он иронизировать. Получилось коряво. - И спорю, вам посоветовали больше гулять в парке.
   - Ради этого парка стоит болеть, - попыталась в ответ пошутить незнакомка.
   Она точно не походила на представительницу "новой знати". И уж тем более - старой аристократии.
   - Тогда позвольте вас туда проводить.
   - А... спасибо, - на мгновение растерялась, но потом уверенно кивнула. - Кстати, меня зовут Норико. А вас?
   Он секунду поколебался. Почему-то очень не хотелось ей врать. Но придется.
   - Эрик Норд. Очень приятно познакомиться.
  
  
  
  
  
  

- конец?-

  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Сугралинов "Level Up" (ЛитРПГ) | | О.Герр "Жмурки с любовью" (Любовное фэнтези) | | А.Гусарова "Там, где водятся мужья" (Любовное фэнтези) | | И.Солнце "Случайности не случайны, или ремонт, как повод жить вместе" (Современный любовный роман) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | Т.Катерина "Я - адептка. Книга 1" (Фэнтези) | | А.Грин "Курсантка с фермы" (Любовная фантастика) | | А.Минаева "Всплеск силы" (Любовное фэнтези) | | РосПер "Альфарим" (ЛитРПГ) | | Е.Гичко "Плата за мир" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"