Радин Сергей: другие произведения.

Ассимиляция

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 4.67*25  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Заклинатель". Часть вторая. Сцилла. Один возвращается с довеском. Другой - потеряв себя.


   ПРОЛОГ
  
   Это только кажется - нет ничего хуже, если тебя травят, как загнанного волка. В реальности, как выясняется, есть ситуации и поганей.
   Хуже, если травят бывшие коллеги.
   Если в твоих жилах не кровь, а чудовищная смесь химии, в которой естественные жидкости организма, кажется, занимают минимальный процент.
   Если по самое не могу напичкан имплантатами и датчиками.
   Если только что, уловив, что тебя оставили на короткое время в одиночестве, с трудом встал на ускользающую из-под ног, подламывающихся от слабости, землю и выдрал из собственного, ещё живого мяса всё, что только смог: трубки, которые жадно всасывались в тебя, забирая для изучения не только части тела, но и саму измученную душу; провода, которые пронизывали тебя смертоносным светом, любопытствуя, сможешь ли ты защититься, сможешь ли избежать этой смерти.
   Прежде чем отойти от искалеченных приборов, слабо провёл над ними исхудавшей ладонью. Её едва не подбросило от активной энергии, взять которую он полностью не смог. Но и набранного казалось в той спешке достаточно. Зато вытер о тряпки пролитую на себя и разбрызганную жидкость, да ещё обмотал ноги чистыми полотенцами, чтобы не нашли по телесному следу. И только после этого добрал остатки ментала и обвёл прищуренными глазами все камеры наблюдения в палате.
   Работы умирающих мозгов хватило, чтобы в упавшем мраке и дыму взорвавшихся приборов заклинить двери. Открыть фрамугу окна - пусть думают, что ушёл через неё. И - почти обессилев после нехитрых действий, влезть в воздухопровод под шкафом.
   Окровавленный кусок мяса хотел жить. И он дрался за жизнь, в которую уже не верил, из последних сил, на остатках инстинкта.
   Воздухопровод вёл не вниз, как он предполагал, рассматривая очертания решётки в редкие проблески сознания. На бешенство от обиды - не хватило сил. Глаза лишь слегка потеплели, но через секунды он был благодарен обиде, охватившей его. Она впрыснула в жилы микроскопическую порцию адреналина, чем взбодрила и заставила думать.
   Наверх так наверх. Внутри несколько раз изогнутой металлической норы он на четвереньках добрался до следующего этажа и пополз вперёд, мечтая всем телом и полумёртвыми мозгами только об одном - упасть плашмя и не шевелиться. Но он знал, что будет, если его найдут здесь, обессиленного, скорчившегося в тесном сумеречном пространстве, поэтому не останавливался. Умереть не дадут точно.
   Голоса. За углом, откуда тянется блёклый свет. Он дополз до угла и осторожно выглянул. Решётка. Выход на какое-то помещение. Невнятно говорят двое. Снова шаги. Один ушёл. Другой походил-походил по помещению и встал почти рядом - протяни руку сквозь решётку и достанешь до брюк. Серые. Со строгой стрелкой. И ботинки. Начищенные. Он возненавидел эти ботинки до участившегося дыхания. Но потом затаил дыхание, обнаружив: носок одного почти упирается в решётку.
   Костлявая ладонь, грязная от крови и химических веществ, медленно, сторожко проползла под решёткой к этому ботинку. Наткнулась. Три пальца, кроме большого и мизинца, облегли нос обуви. Голова привычно откинулась назад. Вдох - перед глазами от ботинка потянулась чёрная струйка. Выдох... Ну же!..
   Не получилось. Пальцы отупели, нечувствительные. Он попробовал представить тепло на кончиках, но выяснил, что забыл, какое оно - это тепло. Лицо медленно начала уродовать гримаса ненависти к себе... С трудом подавил приступ ярости и уткнулся лицом в руку. Подышал в неё - вспомнить тепло. Вспомнил. Снова - вдох. Пальцы словно затеплились. В них даже появился пульс, чего он вообще не ожидал. И тогда он начал торопливо качать энергию. Да, от человека нельзя. Быстро привыкаешь. Но ведь в таких обстоятельствах... Когда на кону одна-единственная никчемная жизнь. Когда она твоя...
   Обладатель ботинка переступил ногами. Отошёл вглубь помещения.
   Ладонь быстро убралась назад, за решётку. Получилось слишком резкое движение. Потребовавшее больших энергетических затрат. Пришлось отдышаться. Еле дополз до поворота, чтобы здесь, в глухом месте, дышать в полную силу, когда дыхание вырывается с хрипами, а рёбра не дают вдохнуть. В полную силу, называется... Но он всё-таки набрал энергии!.. Глаза прояснели. И в мозгах заскрипело, заворочалось.
   Здание. Он знает, что это за здание. Только надо отдохнуть и вспомнить хорошенько... От слабой, но всё-таки злости он ударил кулаком по ладони. Отдохнуть? Не наотдыхался ещё на лабораторной койке? Вспоминай. Здание. Ну!.. Он вытер рукавом вспотевшее от слабости лицо... Здание находится на территории, плотно прилегающей к небольшому космопорту. Весь комплекс занимает довольно большую территорию. Так насколько далеко от здания, где он сейчас находится, до этого чёртова космопорта?.. Добраться бы до него. Устроить заварушку и быстро смыться отсюда. Вот только в состоянии ли он это сделать?.. Потрескавшиеся от жажды губы скривились...
   Он взглянул на экран триди-визора, найденного на столе в своей палате. Скоро придут его проведать. Хорошо бы исчезнуть до этого. Хотя бы из здания. Выбраться, в общем-то, ничего не мешает. За одним маленьким исключением. Одежда. По коридорам и вне здания никто не ходит босым и в мятых белых штанах.
   И он твёрдо поверил: найди себе подходящую одёжку - точно выберется отсюда и будет жить. Поиск одежды застрял в мозгах верной приметой или основным условием выживания. Он так поверил, что оттолкнулся от нагретой его телом металлической стены и пополз дальше, присматриваясь к встречающимся время от времени решёткам... Он вздрогнул однажды, когда разогнулся от очередного лаза и оглянулся то ли на шорох, то ли на иллюзию шороха. У близкого поворота замерло что-то не металлическое, как всё вокруг, и маленькое. Ему сначала даже показалось, это какой-то дефект воздухопровода - настолько неподвижно нечто темнело. И внезапно скользнуло за стену, мгновенно блеснув по лицу человека острым взглядом тускло-чёрных глаз. Крыса.
   Представив, что свалится без сознания, а потом по смраду тухлятины найдут его труп, изъеденный крысами, он быстро попятился от лаза. Видение крысы стало ещё одним, пусть микроскопическим уколом адреналина. Он пополз дальше.
   В одном из помещений он через решётку воздухопровода разглядел, что наступает вечер. Солнце, во всяком случае, уже зашло. Кажется.
   Однажды возникла мысль, что он слишком отощал. Поесть бы. Но едва он представил, что пытается что-то съесть, его затошнило.
   За следующим поворотом повезло. Обнаружил схему здания, неизвестно для каких причин привинченную к стене воздухопровода. Взгляд на пару секунд прикипел к ней. Зажмурился - увидел схему перед глазами. Пополз дальше.
   Следующее помещение с решёткой. Никого. И шкафы, вделанные в стену. Очень похожие на те, что были в их казарме. С формой.
   Он выждал немного, а потом выбил решётку и прополз в комнату. Снова выждал - точнее отдышался, обмякнув на полу. На грохот никто не явился, и он решил думать, что никто и не услышал. А если повезёт, то в это помещение редко заглядывают.
   Насчёт формы он оказался прав. Пакеты лежали по размерам. Он нашёл свой и даже заколебался, не взять ли ещё на смену. Но думать над такой мелочью трудно, когда за тобой вот-вот объявят погоню. Если уже не... Морщась, он тяжело, вспотев при этом, надел форму и, не выдержав физической усталости от маленького, но напряжённого процесса, сел на выдвинутый ящик-полку, прислонившись согбенной от слабости спиной к краю шкафа. Отдыхал недолго, безо всяких мыслей, просто ощущая пустое пространство в голове. Потом оттолкнулся от ящика, прошёл на середину комнатушки и, с трудом держась на подламывающихся ногах, сел в "лотос", забытым движением - но инстинктивно - положив на колени кисти и повернув их ладонями кверху.
   Пустота заполнялась. Сначала появилась мысль, потом другая. Потом - лицо, одно, несколько. Голова заработала - достаточно энергично, чтобы он попытался проверить себя по всем параметрам, как его учили где-то далеко, куда он теперь собирался бежать.
   Он проверял себя с макушки, внутренним взглядом постепенно опускаясь вниз и просматривая, нет ли где блоков, не пропускающих движение энергии по телу. А найдя таковые, мысленно пробивал их, давая набираемой энергии возможность прочищать тело и восстанавливать его функции. Когда он мысленно спустился к пяткам, его кровь, его тело уже горели от бушующей в нём энергии. Её потоки укачивали, едва не сбивая с "лотоса", и он качался им в ритм...
   Мягко, по-кошачьи он встал - и понял, что дверь за спиной открывается. Он услышал движение пространства: оно качнулось, когда в него влилось пространство из открытого коридора. Не оборачиваться. Спокойно.
   - Кто ты такой, чёрт побери? - властно сказал голос за спиной.
   Он чуть наклонил голову и плавно, с усилием, будто преодолевая сопротивление воды, развернулся.
   Вошедший - плотный верзила лет пятидесяти, в лаборантском халате нараспашку поверх военной формы, - увидел незнакомого высокого парня лет за тридцать, темноволосого и давно небритого; худощавое, даже исхудавшее, слегка квадратное лицо незнакомца, с чуть заострённым подбородком, с бесстрастными тёмно-серыми глазами, было поразительно спокойно, словно не его окликнул начальственный голос.
   Впрочем, это оказалось последним, что увидел в своей жизни обладатель начальственного голоса. Парень вдруг пропал из его поля зрения, а в горло вошедшего вонзилось что-то такое сильное и настырное, что мгновенно перекрыло его дыхание. Багровое марево плеснуло перед глазами умирающего.
   Парень рывком вынул окровавленные пальцы из горла уже мертвеца, и последний не свалился только потому, что его поддержали руки убийцы. Задыхаясь от собственной слабости, парень грохнул тяжёлое тело на ящик-полку, где только недавно сидел, и вытянул над мёртвым телом ладони, жадно снимая с него последние эманации энергии. Тяжело дыша, он невидяще смотрел на полуоткрытую дверь в коридор, собираясь с силами. На свои влажные пальцы глянул с неясно намеченной усмешкой: облизать, что ли... Обыск карманов мертвеца дал карточку с отметкой о допуске ко всем помещениям здания, пистолет с полной обоймой... Кажется, он завалил важную шишку из охраны. Оцепенелые губы с трудом, но изогнулись в усмешке... Окровавленные пальцы медленно проехались по халату мертвеца, оставляя на нём грязно-красные полосы.
   Одного пистолета маловато, чтобы чувствовать себя уверенно.
   И пора выбираться из закрытого помещения. Здесь энергия набирается слишком тяжело. На открытом же воздухе её столько, что хватит не только на выжить... На всякий случай огляделся ещё раз. Нет. Ни одного окна. А то бы - выбить, и вся недолга...
   Мысль возникла снова примитивная, но он в ней увяз. Выбраться на крышу, благо всё равно пришлось лезть наверх. Если, для того чтобы реализовать идею, придётся выйти в коридор, он выйдет. Жаль, нельзя найти скафандр... Но ничего. Дайте только попасть на крышу - и ни одна св... его не увидит. Никогда. Даже если он встанет перед ней в шаге.
   Он сжал пистолет пальцами, мгновенно приросшими к металлопластику, и шагнул к приоткрытой двери. Узкий коридор в одну сторону заканчивался тупиком, в другую - разветвлялся на повороте. Достаточно ли он набрал энергии, чтобы попробовать в поисках окна просканировать все двери на противоположной стороне, пусты ли они? Коридор чист, но с поворота любой проходящий легко заметит его... Волков бояться - в лес не ходить... Он упрямо поднял подбородок. Это он - волк. Пусть боятся его.
   И выскользнул в коридор, стремительно проверяя оба его конца нацеленным на потенциального противника оружием. Напротив - три двери. Он начал с тупиковой. Настрой на сканирование. Быстрое "проникновение". Двое. Дальше... Вторая дверь. Уже без настроя. Сначала решил - пусто. Но выждал - и услышал, как колыхнулось пространство, когда неподвижно сидевший человек встал и прошёлся по комнате... Третья дверь сканировалась плохо. Что-то странное с ней. Или с пространством за нею. Дырявое, какое-то, что ли... Он обернулся. Эта дверь последняя в тупике. Пусто. Точно. Но закрыто. Пришлось вернуться за карточкой с допуском.
   Он вздрогнул, когда на ветке коридоров промелькнула чья-то фигура. Но - промелькнула и пропала. А он быстро чиркнул карточкой по сенсорному замку. Дверь открылась - и он, еле дыша от нового всплеска адреналина, влетел в помещение. Комнатушка метров пять на пять - сплошь шкафы, и прямо перед ним - не только окно, но и дверь на маленький балкон. Верхняя часть двери - форточка, открыта. Вот оно - странность дырявого пространства. Кажется, руководство здания не предполагало, что здесь могут быть беглецы. В шкафах обнаружились совершенно непонятные детали... Он осмотрел дверь на балкон. Замки только изнутри, как в обычном доме. Зато какие...
   Нисколько не сомневаясь, он вынул из коробки подходящую деталь и отогнул все скобы замков и щеколд её острым краем. Под конец непривычной работы выдохся и пару раз ободрал руки. Но дело того стоило. Он вышел, плотно закрыв за собой балконную дверь, и увидел, что находится на последнем этаже здания, причём поручней балкона почти касается пожарная лестница. Не-ет, здесь явно думают, что опасаться нечего...
   Помогая себе руками, сел на колени на узкой площадке - спиной и пятками к стене, ладони - почти бессильно вдоль тела, макушкой - подставленной звёздному небу. Он только вдохнул, как энергия ночного пространства, звёздного света, взлетающих где-то кораблей, работающих в здании приборов хлынула через голову. Он захлёбывался рушащейся в него энергией, жадно пожирая её, не успевая проверять в организме энергетические блоки, которые ранее не смог пробить...
   ... Отдышавшись, он спокойно, в укрывающей его темноте, подчёркнутой дальними фонарями, поднялся по пожарной лестнице. Уже готовясь подтянуться и перекинуть тело на крышу, услышал уверенные шаги, а подняв голову, увидел остановившиеся вплотную перед ладонями ботинки. Дуло автомата упёрлось ему в лоб.
   - Кто ты? - повелительно спросил вооружённый человек.
   - С пятого этажа, - ответил он как ни в чём не бывало. И протянул руку: - Помоги.
   - Как ты... - начал было почти невидимый в темноте человек, неуверенно отводя дуло от его головы, но безотрывно глядя в тёмные, странно жаркие глаза.
   Одновременно он машинально (это он так подумал) откликнулся на просьбу - протянул свободную руку. Беглец напрягся, вцепившись в ладонь, - и взлетел на крышу.
   Человек с автоматом открыл рот, но не смог произнести ни слова, глядя в тёмные, почти безумные глаза. Беглец крепко держал его за руку. Лица сближались - и внезапно взгляд тёмных глаз острым ножом скользнул в глаза человека с автоматом. Скользнул вместе с приказом: "Умри!" Ноги автоматчика подогнулись. Блеснули на свету дальнего прожектора закатившиеся глаза, быстро наполняющиеся тёмной кровью... Беглец, успев выхватить из безвольно падающей руки оружие, пнул тело умирающего, направляя его от края крыши. После чего лихорадочно выкачал остаточную энергию из упавшего мертвеца.
   Снова сел - рядом с мертвецом - в "лотос". Снова прогнал энергетический поток по телу, уже дотошно вслушиваясь в найденные блоки и быстро пробивая их. И не давая энергии входить в плоть, чтобы не истратить драгоценный запас. Больное, измученное тело подождёт... Замер... Тёмные глаза исподлобья глянули на звёзды...
   Сидевший в "лотосе" человек медленно исчез. Вместе с оружием. Осталось странно плывущее пятно, очень похожее на ленивый поток воды по стеклу. Или на расплавленный огнём воздух...
   Он нашёл дверь на лестницу - в центральные коридоры здания. Под вой сирен пошёл, потом побежал мимо встревоженных людей, мечущихся по помещениям в поисках пропавшего подопытного, мимо целого взвода в странных одеяниях - в блестящих скафандрах, по швам которых нервно бегали голубые огни. Он выскочил из центрального коридора и вылетел на площадку, через дорогу от которой виднелось здание космопорта.
  
   - ... Выслать призраков? Они его почему-то не видят.
   - Нет. Сначала посмотрим, куда он направляется.
   - Почему его видим мы?
   - Один датчик всё ещё на нём...
  
   ... Он с трудом сдерживал ненависть ко всем этим людишкам, стараясь уберечь себя от смертельного всплеска, убивающего всё на его пути: бегущих, чуть не сталкиваясь с ним, невидимым, и кричащих командно - и растерянно...
  
   - ... Он идёт прямиком к катеру! Но ведь там!..
   - Подождите! Что вы так нервничаете? О!
   Возглас относился к лётчику, чьё тело вылетело из открытого люка космического катера. Пересчитав последние ступени, тело грохнулось у подножия трапа и замерло.
   - Силён...
   - Но он уйдёт!
   - Ничего страшного. Проследим. Тем более, примерно мы знаем, куда он может направиться. Катер на связи. Разве вам не любопытно, куда он полетит в таком состоянии?
   Люк въехал в пазы.
   - Боже мой...
   - Что происходит?
   - Он отключает все системы связи!
   - Прекратите истерику! Точно все?
   - Не все. Мы будем знать, когда катер сядет. И ещё... Он не догадывается о грузе.
   - Прекрасно!
   - Но мы не будем знать - где!
   - А нам оно надо?
   ... Три дня спустя.
   - Итак?
   - Он садится.
   - Прекрасно. Отключайте энергосистемы клеток.
   - Но...
   - Дорогой мой, наш затянувшийся эксперимент вошёл в последнюю стадию. Это же замечательно! Чего нам ещё желать? Если наш подопытный так силён, как это предполагается, он справится со всем, что его ожидает. Жаль, конечно, что нам не придётся быть свидетелями при самом эксперименте и не придётся узнать его точных результатов. Что ж... Будем утешаться тем, что эксперимент вообще состоялся...
   ... У него не осталось сил даже на секундное ожидание, когда под ноги ляжет трап. Разблокированный люк открывался, постепенно показывая небольшое ущелье под светом двух лун. Свистящее дыхание человека, жадно глотающего прохладный воздух, смешалось со свистом гуляющего ветра. Иногда ветер рвал так, что беглец задыхался от его порывов... Люковая дверь ещё входила в пазы, как человек спрыгнул вниз. Каменистая поверхность почти стёсанных постоянным ветром пород, отчётливо видневшаяся в лунном свете, не смутила его. Покачавшись от слабости, он упал на колени, а потом с облегчением распластался на земле, будто зарываясь щекой, всем лицом в мелкие камешки и морща рот в подобии ухмылки. Мгновения спустя он неподвижно лежал, впитывая сумасшедше сильную энергию места...
   ... Странные щелчки за спиной, со стороны катера, заставили его поднять голову и оглянуться. Он увидел, как падают бортовые стены... Как мгновения спустя мягко скользнула на землю чёрная тень...
   "Бри-ис!!" Показалось, что он выкрикнул, хотя он только отчаянно оскалился в беззвучном выдохе.
  
   *** Автор просит прощения и предупреждает: трёх роялей (или тапок) при создании ситуации побега обойти не удалось.
  
   1.
  
   Оглушающая боль взрезала висок. Точнее - от уха к виску. И взорвала голову в яростное крошево, отдавшимся в глазах ослепительно-белым взрывом. И слезами. И маской зажатых от боли мышц лица. Маской, которую трудно расслабить. Невозможно.
   Только что лежавший, я шарахнулся из-под одеяла и мгновенно прижался спиной к чему-то твёрдому. Сидя. Машинально выставленный блок быстро двигался, защищая от потенциальной атаки сразу с нескольких сторон... Замер. Медленно опустил подрагивающие руки. Никого из тех гадов, кто только что был рядом. Сон?
   Сумрак. Тишина. Слышно, как грохочет сердце. И кровь в ушах. И постепенно опадает боль, хотя в первые мгновения казалось, что никогда не пропадёт... Но опадает не до конца. Собирается в затылке и вкрадчиво поднимается к вискам, заставляя наклонять тяжелеющую голову... Бьёт пульсом в уши, словно пробует жилы на прочность...
   Что происходит? Где я?
   Подо мной - мягкое. Кровать. Кровать?!
   Сбоку шелест, от которого я сильно вздрогнул, - и женский голос сонно:
   - Спи, рано ещё...
   Подушка за спиной. На коленях одеяло. Женский голос. Рядом всего лишь женщина. Проститутка? Первое, что пришло на ум. Но с нами таких не было. Или были?
   - Ложись. Всю постель выстудишь. Плохой сон приснился? Брис...
   - Что происходит? - резко спросил я.
   - Тише, ребёнка разбудишь.
   Я слетел с кровати, как ошпаренный. Застыл. Ребёнка?! Чьего?!
   Снова шорох от кровати. Через неё зажёгся свет настольной лампы - с низкой прикроватной тумбочки. Я увидел тонкую руку, включившую лампу; растрёпанную голову женщины, её спину, наполовину открытую сползшим с плеч одеялом. Женщина повернулась ко мне. На миг столкнувшись с сонными, спокойными глазами, я отвёл взгляд и быстро оглядел комнату. Единственная кровать, тумбочка, шкаф, пара кресел и столик - всё дышит уютом и жилым комфортом. Это... не бордель...
   Через секунды меня затрясло. Где я? Что со мной происходит?!
   - Брис, я замёрзну без тебя. И вставать скоро...
   - Ты... кто?!
   - Брис? - удивилась женщина.
   Она сонно улыбалась мне и странно светилась мягкими красками, будто закутанная в радугу. Может, кому-то это и показалось бы красивым, но только не мне. Во всяком случае - не сейчас. Я отступал от неё, одновременно бешено желая убить её - хотя бы за то, что она понимала, а я - нет. Я даже огляделся в поисках любого предмета, который можно было бы использовать в качестве оружия. В крайнем случае - личный штырь ей в висок и...
   - Брис, что случилось? - голос женщины отвердел - она явно проснулась. - Ты почему-то агрессивен.
   Что? Как она разглядела в полумраке?.. Абажур настольной лампы, тёмный и плотный, давал основной свет лишь на столик.
   Женщина между тем встала и накинула поверх почти прозрачной сорочки халат.
   - Успокойся, Брис. Наверное, тебе приснился кошмар...
   Она подходила ко мне уверенно, с уверенными словами, мягкая и уютная, но меня всё больше и больше охватывал знакомый жар. Вместе с участившимся дыханием он уже так зажал моё тело в напряге, что мне немедленно понадобилась разрядка - хоть какая-нибудь, иначе взорвусь... А она подходит всё ближе и ближе. Как-то предупреждающе. Враждебно. Будто вот-вот кинется... Не зря же она так уговаривает меня... "Опасность!" - вспыхнуло перед глазами - и я замахнулся, чтобы напугать. Но представил, как от удара...
   И - отшатнулся, снова вжался в стену, когда женщина, ахнув, отлетела к кровати и упала на неё. Быстро сгруппировалась и, всё ещё лёжа - приподняв ноги, мгновенно перескочила на ту сторону. Кровать между нами теперь как преграда. Только слабенькая - для меня... В таком состоянии... Женщина отошла к стене, прихрамывая и так изумлённо глядя на меня, как будто... Но я ведь не дотрагивался до неё!
   - Что происходит?! Ты кто?! - голос у меня срывался. Я в жизни так не пси...
   - Мартин!! - отчаянно закричала она.
   Мы не одни? Кто же здесь ещё, кроме упомянутого ребёнка?! Что за Мартин? Почему она зовёт его, как единственного, который может помочь в страшной опасности? Бугай какой-нибудь, тот, кто сможет, по её мнению, со мной справиться. Я завертел головой в поисках выхода. Ничего. Мой взгляд почему-то притянуло к двери, возле которой перепуганная женщина тихонько плакала, потирая ушибленную ногу.
   Дверь распахнулась. На пороге, в неярком освещении сзади, застыл всего лишь подросток, в пижаме, босиком. Быстро включил верхнее освещение. Совсем пацан. Большеглазый, еле-еле лет тринадцати, тощий. Спаситель Мартин?! Мне хотелось крикнуть: "Кто ты?!", но горло судорожно сжималось - первый признак, что скоро будет плохо. И опасно - для тех, кто рядом. Подросток не стал подходить. Шагнув раз и выставив руки в странном блоке - раскрытыми ладонями вперёд, он ровно сказал:
   - Лидия, быстро ко мне! Он сейчас сорвётся!
   Откуда он знает?!
   Женщина встала за подростком, как будто он её настоящая защита. Но этот Мартин, не оглядываясь, велел непререкаемым тоном:
   - Вызывай Вестара и Таис. Нам не справиться. Брис, можешь сам успокоиться?
   Но яростная кровавая волна накрывала меня уже с головой. Я ещё помнил, что нахожусь в незнакомом, но жилом доме, среди людей, которые вряд ли враждебно ко мне настроены, хоть и вызвали во мне эту неостановимую злобу. И на остатках сознания я направил свою ярость на вещи, успев прорычать:
   - Все - отсюда!
   Мальчишка как-то странно вскинул голову, словно прислушиваясь к чему-то в пространстве, а потом быстро развернулся, выталкивая из комнаты плачущую женщину... Последний нормальный звук, который я услышал, был стук хлопнувшей двери.
   Никогда ещё меня так не накрывало. Так - то есть я впервые видел, что именно я делаю, но не могу остановиться. Хотя последнее - как раз привычно.
   Во мне поднял голову нажравшийся варева из мухоморов дикий воин - каким я помнил его по последним приступам. Его диковатые глаза, оглядывая уютную, мирную комнату, заблестели бешеным весельем. Нет на свете места мирного, спокойного и защищённого!.. Есть места, которые нуждаются в напоминании, что на свете есть только война и смерть! И ничего, кроме войны и смерти!..
   Удар ногой, сумасшедший и мощный, по кровати, которая страшно напугала меня в первый момент, когда я пришёл в себя.
   Кровать взлетела. Дикий воин во мне радостно взревел, заглушая остатки мыслей. Второй удар ногой же сломал её пополам прямо в воздухе. Предмет крякнул, вызвав во мне подхлёстывающее злорадство. Ещё падающие обломки - в крошево - руками!.. Вскоре дикий воин стремительно вертелся в пространстве, круша и раздирая всё, что ни попадалось под руку. Никакого уюта! Никакого комфорта для воина!.. Только сладость победы и разгром любого врага!.. А чем, как не врагом, являются домашние вещи, призванные утихомирить душу воина?! Разодрав напоследок постель в клочья, я ударил ногой по тумбочке, которая с жалобным треском подлетела и, рассыпая всякую мелочь, грохнулась в кучу, недавно бывшую кроватью.
   Воин подскочил к зеркалу, прикреплённому к стене. Два кресла - это потом. Взмах ногой в предвкушении стеклянного взрыва... Кто это?!
   Из зеркала пялился полуголый, в одних домашних штанах, парень. Но, по мнению тренеров, я худосочен, а этот жилистый и даже накачанный тип не то отражение, которое я привык видеть в зеркале. Но и это не главное... Главное, что парень открыт. Полностью. На лице нет привычно прячущей меня татуировки. А очертания головы обрамляют мягкие тёмные волосы, сейчас слегка взъерошенные.
   Воин взревел. Я опустил ногу и попятился. Так нельзя... Мне нельзя... Мне нельзя быть открытым. Мне надо спрятаться...
   Пришлось прыгнуть к разбитой вдребезги тумбочке и распинать мелкие вещи, лихорадочно разыскивая глазами подходящий предмет. Хоть что-нибудь... Дикий воин выл от ужаса: он хорошо знал, что моя тату - сродни его боевому топору и рогатому шлему. Что мне без неё не жить. Нам - не жить.
   Глаза наткнулись на искомый предмет. Маленький, с палец. Острый на конце, по краям лезвия шероховатый. Женская штучка. Но - мне сойдёт. Вот ещё один - бритва!.. Я снова подскочил к зеркалу, в последний раз взглянул на волосы и на гладкую, чистую кожу лица... И полоснул себя по щеке. При виде крови воин завопил от восторга.
   Закончив манипуляции с заострённой штуковиной и бритвой, я обернулся, задыхаясь от долгого простоя. Действовать... Мне надо действовать! Кожу болезненно саднило от выступающей крови, но теперь я чувствовал себя защищённым и сильным. И я рванул вперёд. Мельком отметил - нет окон. Комнату быстро превратил в пустую коробку с обломками и трухой из уничтоженных вещей... Но воину этого мало. Он схватился за голову, воя уже при виде закрытого пространства. Он задыхался в нём. Он хотел на свободу!.. Я - тоже...
   Тяжело дыша, я встал перед дверью, куда сбежали мальчишка и женщина. И только повернулся боком, чтобы вышибить её ногой, только подумал об ударе, предполагая дальнейшее, как дверь с грохотом отлетела и провисла... Чёрт, да что это...
   Через порог от меня, в другой комнате, стояли трое. Ближе ко мне - тот самый пацан, а рядом с ним - какая-то девица, почти девчонка, лет семнадцати. За ними - широкоплечий молодой мужчина, при виде которого воин взревел: достойный противник явился! Краем сознания прошло удивление: все трое не вооружены, хотя парнишка должен был предупредить. Краем сознания же отметил, как девчонка расширила глаза и почти беззвучно произнесла: "Что он сделал с собой?!"
   Они не стали уговаривать меня, хотя воин с предвкушением ожидал этого.
   - Извини, Брис, - только и сказал мальчишка.
   А девчонка ударила в воздух ногой.
   Одновременно меня внезапно сбило с ног. Задохнувшись от мощного удара под дых, я даже не успел взмахнуть руками хотя бы в попытке удержаться - а уже мальчишка подскочил на месте, изобразив удар в развороте. Меня не хило грохнуло в плечо, будто я наткнулся на несущийся навстречу грузовик, а секундой позже развернуло на месте - это уже падающего!.. Я врезался в кучу раскрошенных в пыль вещей - лицом вниз...
   - Брис, успокойся. Давай поговорим, выясним, что случилось...
   Быстро вскочил, ладонью смахнув с лица прилипшие к кровоточащим царапинам мусоринки, выставил блок - и увидел! Широкоплечий парень встал полубоком - в стойку, из которой явно собирался ударить кулаком. Почему так? Издалека?.. За мгновение до его движения что-то смутно-красное быстро прочертило перед ним странные линии, которые затем повторил и кулак. Но не его кулак меня достал! Достали красные линии, окрепшие в багрово-алые стрелы и рванувшие ко мне! Я снова отлетел назад, шлёпнувшись всей спиной - чувствительно, между прочим, до невольного стона... Но поднялся быстро...
   Дикий воин завопил! Он понял! И рванул к противнику на всех парах. Но близко подобраться не дали ребятишки. Они принялись быстро, даже стремительно бить в пространство - и за их линиями я уследить не успевал. Ударами меня просто пригвоздили к одной из стен. А потом, после одного из них, рухнул. Вскоре я только лежал, дёргаясь и корчась от их беспощадных ударов. Багровые молнии убивали меня, и я не мог им противостоять. Мой воин сопротивлялся изо всех сил, но странному, необычному бою он не был учён. Возможно, сцепись он с высоким парнем один на один... Так что вскоре ему пришлось уйти... Оставив меня наедине с убийцами...
   ... Я лежал среди пыли и обломков разгромленной мной комнаты и захлёбывался кровью, не в силах даже перевернуться на живот.
   - Лидию не пускай! - крик, ударив по ушам, заставил меня скорчиться от боли.
   - Лидия, не входи! Приступ был слишком сильный, и нам пришлось...
   - Но!.. - жалобный женский вскрик даже издалека пронизал меня так, что я изогнулся от болезненной судороги...
   - Всё будет нормально, Лидия, - внушительно сказал парень и склонился надо мной. - Брис, ты как? Пришёл в себя?
   Я снизу вверх смотрел на него - сквозь заливающую глаза кровь. Он - бил меня на поражение и спрашивает, каково мне?! Кто сбрендил: я - или они? С первого взгляда я возненавидел этого человека, который понимает... Я почувствовал к нему такую ненависть, какой не чувствовал даже к той тётке, которую эти убийцы называли Лидией.
   - Вестар, осторожно! - жёстко сказала девчонка.
   - Вижу! - отмахнулся парень и снова обратился ко мне: - Брис, успокойся. Давай спокойно поговорим. Что случилось? Почему ты впал в такое... состояние?
   Только мальчишка молчал, прищуренными глазами всматриваясь в меня. А я чуял, как вместо сумасшедшего воина во мне поднимается уже сознательное чувство злобы и желание убивать и убивать этих гадов, которые издеваются надо мной: нет, а давайте это я вас превращу в идеальные отбивные, а потом заботливо спрошу, с чего это вы меня ненавидите?! Ни один даже не удосужился поднять меня, чтобы мне было легче дышать!
   Мне хотелось уползти в какую-нибудь тёмную нору и сдохнуть там... Только бы не лежать вот так, на глазах этих гадов, которые легко и словно походя превратили меня в забитую ногами бездомную шавку... А теперь глядят... Глядят... Ненавижу...
   Но дальше происходило что-то ещё более странное...
   - Вестар... Он, вообще-то уже должен... - начала девчонка и замолкла, пристально вглядываясь в меня. - Но вокруг него - только желание убивать... Я не понимаю.
   Мальчишка, Мартин, вдруг встал возле меня на колени и, ухватив за плечо, рывком перевернул набок, спиной к себе, и придержал за то же плечо, чтобы я не сунулся мордой в пол. Кровь хлынула изо рта от его резкого движения. Я с надрывом закашлялся. Но дышать стало легче.
   - Зачем ты это делаешь? - с недоумением спросил тот, Вестар. - Оставь его, сам придёт в себя и всё сделает. Брис, ты меня слышишь?
   Чуть повернув голову в его сторону, но не поднимая её, постоянно сплёвывая сгустки крови, я с трудом дотащил до лица, по ощущениям, буквально вбитую в пол руку, вытёр сочившуюся из разбитого носа кровь и прохрипел:
   - Сволочь... Тебя бы так. А потом бы... чтоб сам...
   - Брис! - решительно и строго сказал парень, присев передо мной на корточки. - Давай уже приходи в норму. Сколько можно...
   Он не договорил, потому что я, благодаря, новой вспышке злобы, резко собрался и лёжа пнул его ногой по боковой стороне стопы. Слабо. Но сидел он на корточках, неудобно и не слишком основательно, даже чуть приподнявшись на пальцах. В общем, соблазн большой - врезать. Свалился - любо-дорого!.. Крякнув фразочку, от которой фыркнула девчонка.
   Жёсткое движение отдалось в моём же теле болью, от которой потемнело в глазах.
   ... Пришёл в себя. Перед глазами - никого. За спиной шевеление, и кто-то промакивает мои глаза ароматно пахучей тряпкой, от которой свежо и легче. Но щиплет.
   - Подожди, сейчас откроешь, - сказал мальчишеский голос. Мартин.
   - Где... эти?
   - Ушли за медикаментами.
   - А это... что?
   - У Лидии были салфетки, я нашёл пачку.
   - За что... они меня?
   - Приступ у тебя был очень сильный. Ты же видишь, как комнату погромил. Просто так не остановишь. Пришлось вырубить. Брис, а что тебя... напугало - до приступа?
   Как ответить на этот вопрос, я не знал.
   Он принялся вытирать лицо и задел нос. Я невольно застонал. Тряпка на лице остановилась. Исчезла.
   - Сильно болит?
   - Ах-ха...
   - Если я тебя приподниму, усидеть сможешь?
   - Сам.
   Рывком сел. Ладонь мальчишки сзади поддержала, когда от боли я повалился назад. Когда боль прошла и я мог сидеть, Мартин отлепил свою ладонь от позвоночника и обошёл сесть передо мной.
   - Зачем лицо порезал?
   - ... Тату восстанавливал, - буркнул я.
   Он снова потянулся протирать мне лицо, но я выдернул из его рук пачку салфеток и осторожно принялся сам орудовать ими. Рука замерла на месте, когда я понял: мальчишка внимательно всматривается в меня - и вокруг меня. Очень внимательно.
   - Ты... чего?
   - Ничего. Смотрю.
   - Лучше вытри за левым ухом. Не вижу, что там, но болит.
   Я уже мог говорить без одышки и, промакивая лицо, даже смог пожалеть, что слишком сильно резал себе лицо, восстанавливая линии татуировки.
   Пацан встал и нагнулся к уху. Снова сел. Тот же внимательный взгляд на меня.
   - Что?
   - У тебя за ухом, кроме старого шрама, - ничего. Мы старались не бить по голове.
   - Угу, а морду - так, погладили слегка? - буркнул я, вынимая новую салфетку. Странно, накладка за ухом - точно знаю - почти не видна. Почему он сказал - шрам?
   - Брис... - начал мальчишка и замолк. Я выжидательно смотрел на него. Самому спрашивать - себе дороже, а этот пацан, в отличие от остальных, кажется, относится ко мне более-менее доброжелательно. И явно к чему-то подбирается сказать. Только почему-то очень сильно не решается. - Брис, сколько тебе лет?
   - Восемнадцатый, - не раздумывая ответил я. И смутно вспомнил отражение в зеркале, и задался смутным же и очень тревожным вопросом, почему я его вспомнил.
   - Брис, - мягко сказал Мартин, - тебе двадцать первый. Платформа с заключёнными прибыла на Сциллу три года назад. В момент приземления тебе оторвали накладку ресоциализированного. У тебя была клиническая смерть. А когда ты пришёл в себя, у тебя оказалась обширная амнезия, в результате которой ты вообще ничего не помнил. На свет появился совершенно другой человек, которого мы все знаем... Знали...
   Я тупо смотрел на пацана... Попытался вернуться в реальность после его жутких слов о потерянном времени. Мартин. Кроме домашних штанов натянул тенниску и надел какие-то лёгкие тапки... Вспомнив его бой, поверхностно представил, как бы его удары работали в контактном бою. Интересно бы встретиться в таком - правда, росточком пацан маловат... Серые глаза из-под лохматых тёмных волос смотрят спокойно, будто он читал мои мысли... Одновременно почему-то вспомнилось моё желание перевернуться с живота на спину. Он перевернул... И что из этого - из моего желания и его действия?.. Голова болела так, будто в неё кто-то вполз и продолжал двигаться, вгрызаясь в мозги...
   - Кто такой Вестар?
   - Твой лучший друг. - Мартин вдруг улыбнулся. - Был.
   Про Лидию я спрашивать не стал. Ясно, что тётка мигом окрутила потерявшего память человека, едва он растерялся, ничего не понимая.
  
   2.
  
   Шаги за порогом комнаты. Вернулись Вестар и девчонка. А с ними - обалденная красотка, с таким обалденно красивым ртом, с такими глазищами... В руках - небольшой чемоданчик. Даже рабочая одежда: рубаха, стянутая широким ремнём свободных штанов, и сапожки, будто обнимавшие её ножки, - не скрывали, что фигурка у неё тоже на уровне.
   - Привет, Брис, - спокойно, видимо предупреждённая, сказала красотка и присела передо мной. - Здорово они тебя. Ну и мордель... Это тоже они?
   - Это не мы! - возмутилась девчонка. - Он сам!
   Я как впялился в рот красотки, так и не смог оторвать взгляда от него. Пухлый, самолюбивый... Такой, что даже, весь больной, я сглотнул слюну, глядя на него.
   - Чего-то я не понял, - задумчиво глядя на меня, сказал Вестар, и в самом деле недоумённо кривя большой рот.
   Мартин тоже взглянул на меня, обернулся на вошедших.
   - У нас плохие новости. Вернулся настоящий Брис.
   - Почему... это плохие новости? - насупился я. Глаза снова отяжелели - слишком размякший лежал, и смотреть даже на красотку стало тяжело.
   - Что значит - настоящий? - сухо спросила красотка.
   - Вернулся тот, который ничего не знает про три года на Сцилле. - Глядя мне в глаза, Мартин добавил: - Плохо то, что он такой же сильный, как наш Брис.
   Они уставились на меня, совершенно ясно - потрясённые. Честно говоря, мне на их потрясение наплевать: я начал расслабляться, понимая, что опасность среди них не грозит, они не убийцы, а расслабляясь - почуял, как страшно болит избитое тело... Засыхающие царапины на лице зудели так, что терпения уже не хватало. Я склонился над раскрытым чемоданчиком красотки и нашёл тюбик со смягчающей мазью, которой пользовался после тренировок и учебных боёв. Пока эти таращились на меня, я раскрутил тюбик. Красотка пришла в себя, отобрала мазь и молча и сноровисто стала обрабатывать мои порезы и кровоподтёки. В какой-то момент она остановилась, посмотрела на меня хмуро и сказала:
   - Значит, вот как. Тогда придётся сделать обезболивающее...
   Я не вполне понимал, скорее - с пятого на десятое, что происходит. Мозги соображали с трудом, но эту мысль уловил.
   - А что... Я когда-то в такой... ситуации мог обойтись без обезболивающего?
   - Тот Брис уже давно был бы без порезов и синяков, - вздохнула девчонка Таис.
   - Вы его лечить не будете? - спросила Полли, залепляя моё плечо пластырями.
   - Ты же обезболивающее сделала. Пусть до утра так и будет. А завтра придётся начать обучение. И, кстати, завтра же я соберу наших ребят - посмотрим, с чего у него...
   Эта Таис тоже симпатичненькая: волосы густые, хоть и коротковато стригла, глаза большие, карие; рот, конечно, не чета пухленькому рту этой красотки, но целовать его, наверное, тоже очень приятно. И фигурка ничего... Внезапно Таис подняла глаза на Мартина, всё ещё сидевшего на коленях возле меня, и возмущённо сказала:
   - И нечего тут ухмыляться! Он про Лидию знает?
   - В чём дело? - явно изумлённый её напором, спросил Вестар.
   Таис прямо заглянула в мои глаза и отчеканила:
   - Сначала разберись со всем, а потом думай всякие гадости!
   - Про... что?
   - Про меня и про Полли. Полли - жена Вестара. Понял?
   Вестар снова глянул на меня сверху вниз, в то время как Полли еле слышно фыркнула. После чего перевёл взгляд на жену, и его жёсткие глаза потеплели.
   - Понял, - угрюмо сказал я. И тут же поинтересовался: - А где я буду жить?
   Они все переглянулись.
   - Ну да... С Лидией его пока нельзя оставлять. Опасно, - неуверенно сказал Мартин. - Пока он адаптируется, пока научится...
   Дальнейшее их совещание превратилось в неразборчивое бормотание. Мне было плохо, несмотря на обезболивающее. Скорее, инъекция подействовала расслабляюще на фоне боли. Хотелось приткнуться куда-нибудь и полностью закрыть глаза. А они всё совещались, пока я наконец не услышал чёткий голос Мартина:
   - ...На платформу, в старые комнаты Лидии. Ночь только началась. Время есть. Вестар, выводи джип. Попрошу Лидию найти для него одежду, а я поищу маску для него. Хотя можно обойтись и без маски - закрыть ему лицо капюшоном.
   - Отвезу его сам. И останусь при нём.
   - Нет. Тебе завтра на работу. А сегодняшнюю ночь Лидии всё равно придётся ночевать в моей комнате, так что это я на всякий случай подежурю с Брисом.
   - С Брисом... Чёрт... С Брисом... - услышал я ворчание удаляющегося громилы Вестара. - А завтра ещё Арни узнает...
   В следующий раз я очнулся уже на улице. Мне и вправду надвинули на лицо широкий капюшон и велели держать плотно. Когда ветер рванул капюшон с лица и сыпанул песком по рукам, я понял, в чём дело. И покорился, хотя сначала хотел снять его: очень уж страшно, честно говоря, когда тебя по сути неизвестные ведут под руки в неизвестность. Правда и то, что вели недолго. Рядом остановился джип, и меня усадили в салон. Вестар - на место водителя. Рядом с ним - Полли. Напротив меня - Мартин и Таис.
   Здесь, когда хлопнули дверцы, я смог снять капюшон и оглянуться. Дорога между двумя длинными рядами двухэтажных домов. Глядя на них, я начинал верить, что из моей памяти выпали три года. Настоящий городок. Судя по тем домам, мимо которых проезжали, каждый из них на две семьи.
   На скамье внутри салона было тяжеловато сидеть, хоть дорога и ровная. Не глядя, я вытянул ноги - и во что-то упёрся. Какие-то тюки. Почти засыпая, я зевнул и спросил:
   - Это что?
   - Спальные комплекты. Лидия приготовила. Не на голых же досках тебе спать.
   Мне захотелось проехаться по поводу заботливости этой тётки, Лидии, но доброжелательность этих ребят к ней я учуял сразу. И рот закрыл.
   Да и разговаривать... Навалилась тьма. Плотными полотнищами. Почему такое впечатление?.. Не знаю. Не вижу ничего. Только тело своё чую. Больно...
   Очнулся. Меня с обеих сторон держат и ведут по лестнице. Длинная. Долго. Или я в полуобморочном состоянии после обезболивающего. Ненавижу слабость... Ненавижу...
   Зрение вдруг поехало тоннелем, выход из которого близко. Идти уже легче, хотя я всё равно благодарен тем, кто всё ещё тащит меня. Платформа!.. Её - узнаю. Но только потому, что по сторонам вижу двери от камер, кое-где раскрытые. Поверхность коридора плывёт и покачивается. Пусто. И слишком на виду. Мы - в центре. Не хочу...
   - Да куда ты ведёшь? - удивляется мальчишеский голос. - Вестар, его куда-то вдоль стены всё время тянет идти. Или его так шатает?
   Пацан не понимает: по центру опасно. Слишком открыто. Ну и фиг с ним... Тьма накладывает свои лапы на мои глаза, и быстрей бы довели, пока я ничего не вижу...
   - Пришли, - слышу из глубокой тьмы низкий незнакомый голос. Время уходит быстро, но тягуче, прежде чем я вспоминаю - Вестар.
   Еле заметно потряс головой, чтобы хоть немного прийти в себя. Открыть глаза. Увидел. Стою перед открытой дверью.
   - Что это?
   - Это комнаты, где вы с Лидией жили до переезда в дом.
   Схватившись за ручку и чуть не поехав с нею в сторону, я покрепче встал на ноги и вошёл. Почти сразу ещё одна дверь. Открыл. За нею - маленькая комнатушка. Я было вскинулся, обрадовавшись, но заметил ещё одну дверь. Две двери из каждой комнаты?
   - Не-ет... - прошептал я. - Нет... Эй, Вестар, а до того... До Лидии... Где я жил?
   - А чем тебе не нравится эта? Две комнаты, живи - не хочу.
   Навалившись на косяк, я упрямо насупился.
   Низкий голос попробовал меня уговорить:
   - Да там у тебя настоящая нора была, а не комната. Развернуться негде.
   - Пошли...
   - Вестар, кажется, я понял. Пошли, Брис.
   Полдороги пропали во мраке. Я даже не почувствовал, что двигаюсь. Опять пришёл в себя перед "настоящей норой". И рванул в неё. Да, это именно моё... Тёмная, узкая, с выходом одним-единственным.
   - Подожди! Постелем сначала, - ворчливо сказал девичий голос.
   Две фигурки протиснулись мимо меня и завозились, включив перед тем довольно скудное освещение. Останусь один - перебью все лампы. Свет глаза режет... Поддерживавшие меня сильные руки помогли сесть на пороге.
   - Ты как? - спросил Вестар.
   - Спать хочу.
   - Спи. Втащим, если что.
   Кажется, обезболивающее постепенно теряет свою силу. Тело тяжелело, начинали ныть мышцы. Но я всё равно уснул - в глухой, беспокойный мрак, в котором меня время от времени тревожили и что-то заставляли делать, а я не мог сопротивляться, потому что помнил, хоть еле и сдерживал кулаки: эти чуваки, пусть когда-то, давным-давно избившие меня (поделом, кстати), не тронут меня... Наконец я пригрелся в чём-то тёплом, стало даже уютно, кто-то сказал, что он подежурит возле меня, чтоб не беспокоили. И с огромным облегчением, услышав эту реплику, я в самом деле уехал в сон...
  
   "Лучше б я сдох тогда, Брис..." - прошептал кто-то, и я проснулся.
   Нет, скорее, я проснулся не оттого, что кто-то что-то прошептал в моём сне, а от зверского голода. И дурацкая мысль - три года не ел... Тепло и сухо. Замотался в одеяло, как в кокон. С головой. Спиной к стене. Из коридора - сумеречный свет. Прямо перед глазами - стопка тряпок. Я быстро оделся - всё по мне, шагнул к выходу.
   Опа... Перед дверью в "лотосе" сидит тот мальчишка - Мартин. Спокойные глаза смотрят из-под взлохмаченных тёмных волос прямо на меня. Услышал, наверное, как я встал и начал одеваться.
   Я сел на пороге. Огляделся. С особенным теплом назад заглянул. В нору мою тёмную. В логово, которое надо обжить. В ней ласковая темень - света не включил и не собираюсь включать. В ней, в норе, безопасность.
   - Выспался? - спросил Мартин. И добавил: - Сумка с продуктами у тебя в самом конце комнаты. Если хочешь сначала умыться, сходи в душевую, справа от тебя.
   Если б не сказал про душевую, я бы точно сначала вытащил сумку. Но сходил, умылся. В душ не пошёл - и так весь ободранный. Поплескал немного на лицо, чтобы полностью прийти в себя, - и хватит. Вышёл из душевой, а Мартин, оказывается, прямо на пороге разложил мне ужин. А сам - снова в "лотос".
   - А ты? Не будешь?
   - Время - два ночи. Не хочется.
   Минут пять он молчал, давая возможность спокойно поесть, потом сказал:
   - Полли тебе оставила таблетки - обезболивающие. Так что, если надо...
   - Переживу без них, - буркнул я. Всегда боялся всяких таблеток. Как бы не впасть в зависимость. Само слово ужасало - зависимость. Ни от кого и ни от чего не буду зависеть. - Лучше расскажи, что здесь и как.
   - С какого момента? Что ты помнишь из последнего?
   - После заморозки... У меня была стычка...
   - Тебе сорвали накладку ресоциализированного. Это я знаю. Но учти, я многое знаю с чужих слов.
   - А ты кто? Прилетел сюда на платформе?
   Мартин, мягко улыбаясь, некоторое время молчал, потом пожал плечами.
   - Ладно. Вместе с вами на платформе были солдаты-призраки. Это помнишь?
   - Помню.
   - Но никто из переселенцев не знал, что они сопровождают детей-призраков. Для последних Сцилла должна была стать планетой-полигоном.
   - И что из этого?
   - Я призрак. Таис - тоже.
   Я внимательно посмотрел на безмятежно улыбающегося мальчишку. Это он так шутит? Подумав, я постарался быть серьёзным и пренебрежительно спросил:
   - Ну и почему же вы тогда не на своём полигоне? Забраковали как призраков?
   - Полигон взорвали. Твоя идея. В общем, та ещё история была. Но в первую очередь тебе надо немного узнать о себе самом. Сначала Лидия. Ты обхаживал её долгое время, чтобы она стала тебе женой. Она предлагала тебе жить в гражданском браке, потому что у неё недавно был развод и она боялась нового предательства. Но ты настаивал на браке, и она уступила.
   - Не понял. Почему ты с этой тётки начал?
   - Я видел, как ты враждебно на неё смотришь. Так что сразу прояснил ваши отношения. То, что вы вместе, это тоже твоя идея. Запомни: она не хотела законного брака. Далее. Ты работаешь на местном производстве - водителем грузовика.
   Я непроизвольно скривил рот. Я пал так низко - до положения шоферюги?
   - Почему грузовик? - недовольно спросил я.
   - Потеряв память, ты радовался, что смог научиться вождению вообще.
   Мм... Это объясняет. Но не устраивает. Спуститься на самое дно... Перемотав разговор назад, я вдруг вспомнил и снова пристально глянул на пацана.
   - Насчёт полигона. Ты сказал - моя идея. Взорвать. Что за история?
   - Слишком долгая. А тебе надо выспаться. Короче говоря, ты со своими ребятами спасал нас - детей-призраков.
   Я уставился на него, потеряв дар речи. О чём спрашивать в первую очередь - о взрыве полигона или о "своих" ребятах? Или о том, от чего можно спасать детей-призраков, когда они, по слухам, сами кого угодно ухлопают? Вот, кстати, тоже вопрос: а почему детей спасали не взрослые призраки? Я их помню: три громадины в своих боевых скафандрах пару раз во время перелёта спускались к нам, на платформу.
   А Мартин спокойно сказал:
   - Не спеши, Брис. Я тебе задал главные точки, на которые ты должен опираться в этом мире. Лидия и твоя работа. Остальное узнаешь постепенно. Не торопись.
   - А ребёнок? - вырвалось у меня.
   - Брис, не всё сразу.
   То ли насытился, то ли после короткого диалога есть расхотелось.
   - Что мне ещё из главного надо знать? - агрессивно спросил я.
   - Ограничения. Тебе нельзя злиться. Как сейчас. Нельзя нехорошо о ком-то думать. Надо быть всегда очень спокойным.
   Поднявшись с порога, я шагнул и сел перед ним тоже в "лотос". Легко. Продолжаю тренировки? Даже здесь? Неплохо.
   - Почему? Обоснование этим запретам есть?
   - Есть. Что ты знаешь о ментале?
   - Биоэнергия. Слышал.
   - Ты, по владению менталом, настоящий призрак. Как и многие переселенцы здесь. Очень сильный. Но, поскольку ты многое забыл, главный закон для тебя: будь спокоен, чтобы не причинить вреда ни себе, ни другим.
   Я немного подумал, поднял на него глаза.
   - Это у тебя с Таис Полли спрашивала, будете ли вы лечить меня? Это тоже входит в навыки призраков?
   - Угу.
   - Ну и почему же вы не взялись? Потому что я не ваш Брис?
   Мартин неясно улыбнулся. Мне сначала показалось даже, что он презрительно усмехается. Но нет. Мальчишка только улыбался. Что заставило напрячься. По опыту недавних лет я хорошо знал, что так безмятежно может улыбаться только очень сильный и уверенный в себе человек. Тот, который чует за плечами силу. Призрак...
   - Извини, Брис. Обычно не отвечаю вопросом на вопрос. Но... Ты очень хочешь спать? Как себя чувствуешь?
   - Нормально, - буркнул я, подозрительно всматриваясь в него.
   - Тогда прямо сейчас и начнём. Для начала усвой, что ты силён энергетически. И единственное, чего тебе не хватает, - это знаний, как использовать энергию. Смысл, что я тебя быстро приведу в порядок? Лучше сразу показать, как это делается.
   - А откуда ты это знаешь? Всех призраков учат этому?
   - Нет. Призраки обычно обходятся стимуляторами и лекарствами. В основном. - Мартин уже серьёзно посмотрел на меня. - Целительским навыкам нас научил ты. Итак, мы займёмся работой прямо сейчас, потому как тебе надо восстанавливаться. Для начала придётся встать. Не бойся. Это недолго. Если хочешь чувствовать себя здоровым.
   Он так легко подпустил эту шпильку-подначку, что мне ничего не оставалось, как встать вслед за ним. Хотя... Если бы не ноющее тело, не этот мелкий, но постоянный дискомфорт, я бы, может, и огрызнулся: "Сами побили - сами исцеляйте!" И был бы прав. Но и Мартин прав. Чем быстрей я стану понимать всё, что понимал, будучи без памяти... Единственный вопрос: откуда тот я, забывший всё, знал об этих техниках?
   Вскоре, забыв обо всём, я внимательно слушал Мартина и повторял то, о чём он говорил, на практике. Быстро пошло. В смысле, я быстро научился входить в состояние, при котором действительно чувствовал потоки энергии, почти невидимыми волнами омывающие меня, моё тело. Так же быстро научился контролировать движения своего тела в этом состоянии, не давая ему излишней свободы. Иногда, правда, мне казалось, меня кто-то контролирует со стороны и время от времени подправляет мои не всегда верные движения. А может, мне казалось только. В конце концов, я ведь всего лишь восстанавливал навыки тела? Это всё равно, что восстанавливаться в тренировках на татами после продолжительной болезни.
   - Всё, этого пока достаточно, - всё с той же спокойной улыбкой сказал Мартин. И добавил более жёстко: - Тебе нужно поспать.
   Его голос странно вошёл в меня, будто необходимое мышечное действие. Буквально сбил с ног и наполнил странной тяжестью. Я пошатнулся. Успел развернуться, благо стоял рядом со стеной, и опереться на неё... Уже спокойней мальчишка добавил:
   - Иди спать, Брис. Я посторожу.
   У порога я оглянулся, еле подымая отяжелевшие веки. Мартин снова сидел в "лотосе" и, едва заметно улыбаясь, смотрел мне вслед.
   Дверь за собой закрыть не забыл. На обычный механический замок. Фиг с ней, что решётчатая. Через отверстия этой решётки человек не влезет. А стрелять в меня пока никто не собирается. Главное, что закрыто... В камере я не смог даже стянуть с себя вещи. Свалился на постель, с наслаждением закрыл глаза. И только засыпая, с тем же наслаждением прочувствовал собственное тело, тяжёлое от усталости, но не от десятков мелких болячек.
   ... Тёмный странный мир. Вокруг камень, еле видный под ногами. Щебень летит из-под моих торопливых ног. Хриплое дыхание. Я глотаю холодный воздух, и он пронзительно режет лёгкие. Иногда сильный порыв ветра перебивает дыхание, я задыхаюсь. Но остановиться не могу. Мне надо бежать, потому что в беге - моё спасение. Я слышу собственный хрип. Я слышу, как постукивают камни под ногами... И почему-то всё больше слабею. Как будто я один, но бегу в нескольких параллельных пространствах одновременно. И силы, рассчитанные на одного, тают посекундно.
  
   3.
  
   Открыл глаза, но не пошевельнулся. По внутренним часам понял, что утро. Раннее. Но на платформе не понять, какое время суток... Если в первый раз очнулся и чувствовал себя до дра... до избиения нормально, то сейчас тело закостенело так, будто я долгое время бежал под ледяным ливнем Милены. Милена - это планета, с которой меня сдёрнули на платформу после суда.
   Релаксацию начал, как учили в секции: простым просмотром зажатых мышц - от лица до стоп. Вскоре расслабился весь. Кроме зажатой челюсти. Подвигал туда-сюда. Нет, не хочет. Что-то мешает. Неприятное открытие, что пропали три года?..
   Милена.
   Сдвинул подушку под лопатки - голова сразу подбородком кверху, как учил ночью Мартин. Вот теперь, когда энергия ощутимо пошла, можно и воспоминаниями заняться.
   Когда мне было пять лет, отец ушёл от матери. Ощущение пустоты преследовало долго. Помню, я часто, несколько раз на дню, проверял его кабинет, казалось пыльный от отсутствия в нём хозяина, а вечером привычно прибегал к матери в спальню - пожелать спокойного сна. И желал только ей. Незаметно привык, что теперь рядом только она. А через год - авария, в которой мать погибла. Приехала её сестра, о чём-то долго говорила с отцом, а я бродил по опустевшим без матери комнатам, играя в странную игру: надо внезапно открыть одну из дверей - и, если в самом деле сделать это вдруг, за ней окажется прячущаяся мать, которая будет смеяться от радости, что я её всё-таки нашёл.
   Отцу было некогда: он только что завязал новый роман и тратить время на привыкание к сыну, с которым надо бегать к психотерапевту, не желал. Предложение материной сестры, одинокой женщины, оказалось как нельзя кстати. Она осталась в нашем доме и была мне, скорее, старшей сестрой, чем тёткой. Мне было шесть, и я быстро привык, что она всегда рядом. Но через полтора год у неё обнаружили рак. Ещё полгода я смотрел, как она умирает.
   Квартиру продали. Меня забрал к себе дед. Отец только документы оформил на себя. Что я теперь при нём. А сам - в очередное любовное путешествие пустился.
   Дед оказался крепким орешком. В первый день переезда в его дом в пригороде он поставил меня перед собой и жёстко сказал, что будет учить меня не жизни, а выживанию, и главный принцип выживания - ни к кому не привязываться. Моё расписание поделило обычный день на две части: с утра до обеда - школа, после обеда - тренировки в неплохо оборудованном полуподвале деда. Через два года он отвёл меня в секцию, к своему старому другу - такому же упёртому старикану. В десять лет я выглядел щуплым дохляком, и дедов друг определил мне место в младшей группе. Через месяц плоды дедова воспитания принесли результат: в этой младшей группе меня били все, кому не лень. А я в ответ бил всех. В конце концов меня стал тренировать один парень из старшей группы - под присмотром дедова друга. Младшие отстали. Я был перспективным, и дедов друг не желал просто так отпускать меня. Редко-редко, но иногда меня посещала крамольная мысль: у деда друг есть, а у меня?.. Но память подтверждала - мать, её сестра. Не привязываться. Дед прав.
   В двенадцать я стал выступать на городских состязаниях.
   На четырнадцатилетие судьба мне сделала уже привычное доказательство дедова закона на выживание "Не привязывайся!": умер отец. На похоронах я спокойно стоял рядом с дедом. Не до переживаний. Отца я почти не знал. И мы готовились к долгому отражению попечительских заведений для сирот. С дедом меня вряд ли оставили бы. Возраст у него для опекуна не тот. Но после первых набегов представителей органов опёки произошло чудо: как-то после тренировки ко мне подошли и пригласили сесть в машину - поговорить. Я к тому времени вытянулся - тощий, высокий подросток, и был нагл, но осторожен. В машину сесть отказался, к чему, как ни странно, отнеслись с пониманием. Из машины вышел знакомый парень (мой личный тренер) и какой-то тип в чёрном костюме. Мне предложили время от времени выполнять одноразовую работу - в качестве жёсткого секьюрити, если понимаете, о чём я. А платой на первый раз обещали оформление документов для деда-опекуна на несовершеннолетнего внука. И кто бы не согласился?
   Кажется, дед даже не удивился, как быстро ему разрешили оставить внука при себе. Моей жизнью он больше не интересовался, посчитав, что сделал главное, выведя меня на правильную дорогу. Я мог не бывать дома сутками, а он при встрече только вскидывал брови: "Живой? Ну и ладно. Есть будешь?"
   Тренер стал готовить меня к соревнованиям как беспроигрышного победителя. А тот парень, который занимался мной, стал давать мне иные уроки - уроки подлости. У него я выучился целому арсеналу приёмчиков, которые приспособлены к нравам улицы.
   В пятнадцать лет я впервые побрил голову, что стало привычкой.
   Шестнадцать - это целая эпоха событий. Умер дед. К тому времени у меня появились высокие покровители, и мне никто не мог запретить жить в одиночку. Через месяц после его похорон я пришёл к мастеру тату и спрятал лицо за маской-рисунком. Через два месяца я подписал контракт киллера-камикадзе, и мне вживили в позвоночник миниатюрное взрывное устройство. Через три - мне прооперировали ладонь, и я обзавёлся маленьким, но очень действенным оружием - костяным штырём.
   До семнадцати я успел выполнить пять контрактных заказов, закончить школу и выступить на всех значимых соревнованиях. Я успел вкусить сладости женских прелестей, но предпочитал профессиональных жриц любви.
   Думаю, сам бы я никогда не попался. Взяли моего покровителя. Взяли весь его архив и документацию по текущим делам. А потом тихой сапой взяли всех, кто в этих делах зафиксирован.
   За время судебной тягомотины у меня удалили взрывное устройство, а после разговора с психиатром - попытались вернуть в нормальное общество, проведя принудительную невральную ресоциализацию. Увы... Как выяснилось по результатам повторных психиатрических тестирований, хирургическим путём вернуть меня в гражданское общество не удалось. Повторная операция грозила превратить меня в откровенного дебила. Но тут как раз подоспела новая волна выступлений против тирана, подавленная легко и быстро, и осуждённых в этом выступлении отправили на планету, близкую к земному типу, для терраформинга. Сочли, что будет не лишним отправить туда и меня... Перемена места жительства меня не взволновала: подумаешь - перееду. Некого было оставлять на Милене. Дед стопроцентно прав. Так легче...
   Вспоминая, я всё-таки расслабился и подумал, не встать ли. Тот мальчишка, Мартин, хоть и доброжелателен ко мне, но держаться надо настороже и с ним. Во всяком случае быть готовым к встрече с ним.
   Хотя реальную причину, для того чтобы встать, я пихнул в дальний уголок раздумий. И эта причина проста: не хочу вспоминать, что было в последние минуты, перед тем как я потерял на платформе не только сознание, но и самого себя.
   Встал. Качнул головой. Прислушался к себе. Слабости больше нет. Хорошей штуке научил меня Мартин.
   Всё ещё размышляя о прошлом, а может, просто находясь под его настроением, я спокойно открыл дверь - рассчитывая увидеть моего сторожа. И оцепенел.
   В следующий раз буду смотреть вперёд. Никаких мыслей в движении. Надо снова вспомнить привычку: зверь из логова должен выходить сторожко.
   В коридоре, перед моей камерой-норой, полукругом и в "лотосе" сидели несколько человек в спортивных кимоно. Ощущение, что я вышел закрыть калитку из дедова двора - под дула автоматов. Присмотревшись, я немного успокоился. Мальчишки постарше Мартина. Десять человек. Вру. Две девчонки.
   Один из них встал на ноги так мягко, будто всплыл по воде. Приблизился, принесённый той же волной, почти не покачнувшись на ходу.
   - Привет, Брис, - вкрадчиво сказал он.
   Высокий, чуть ниже меня, худой и, по движению, почти бескостный. Опасный боец. У меня резаное лицо сразу заболело - как только представил, как он входит со мной в спарринг. Глаза тёмно-синие, въедливые, странно торжествующие. Лохматый, как Мартин, только белобрысый. Да и остальная мелюзга, в кимоно которая, тоже вся лохматая. Мода у них здесь, что ли, такая...
   - Привет, - насторожённо откликнулся я. Не отрывая от него взгляда. Есть у меня такая привычка хорошая: если чую противника - сразу примериваюсь к нему, вне мысли, буду ли я с ним драться, нет ли. Личный тренер по уличному бою научил. Будь как тот, кого считаешь противником, и чуть выше - выиграешь в любом случае.
   - Говорят, ты память потерял? - так же вкрадчиво спросил парнишка.
   - Неправильно говорят, - почти в тон ему протяжно ответил я. Получилось - почти передразнил. - Наоборот - вернул.
   Не знаю, кто это такой, но он снова вернул меня в воспоминания, и я ощерился, на что болезненно откликнулись царапины на лице. Если он не дерётся, как те, кто вчера избил меня на расстоянии, в контактном бою у меня есть шанс противостоять. А что придётся драться, я учуял звериным чутьём человека, который с детства на улице и не только бит многажды. И ещё. Если будет контактный бой, эти, остальные девять вряд попытаются присоединиться, чтобы не тронуть нечаянно своего... вожака?
   Единственное смущало: почему этот самый белобрысый так пристально всматривается в меня? Как Мартин вчера... Я тоже попытался присмотреться к нему. Кроме того радужного сияния, перечёркнутого тяжёлыми алыми линиями, ничего не увидел. Линии меня насторожили. Их надо опасаться - это я уже усвоил. А эти собирались вокруг противника (в чём теперь я был абсолютно уверен) и явно нацеливались на меня. Понимая, что в любой момент придётся отражать атаку, я шагнул в сторону от неприкрытой двери. Если что - спиной в решётки не врежусь... Хм... Спасибо тому мне, беспамятному, что поддерживал тело в рабочем состоянии.
   Парень грохнул бы меня на месте одним ударом - приём провёл чисто и стремительно, не предупреди меня алые линии, бросившиеся вперёд на мгновения раньше. Я просто ушёл с их дороги - шаг первый, шаг второй - тенью мелькнул встать рядом, сбоку от парнишки. Не хочешь предупреждать - бой не спортивный, нечестный. Получай подлянку по полной!.. Глядя жёстко ему в глаза, держа его взгляд, чтобы он не понял, что именно хочу проделать, я рухнул к его ногам и, схватив за лодыжки, дёрнул. Примитивный приём, но весьма действенный - по внезапности.
   Мне нравится моё тело! Инстинктивные механизмы на уровне. Предугадываю так, что - потрясающе!.. В секунды две я спеленал его, заломив руки назад, сунув мордой в пол и придержав ладонью в висок. Прижал коленом - и разом поднял глаза на остальных... Вскочили на ноги, но не приближаются. Ждут знака от... вожака?
   Тот дёрнулся под руками и коленом.
   - Скажи своим, чтоб сели...
   - Ты раньше никогда таких приёмов...
   - Скажи своим, чтобы сели, - не меняя тона, повторил я.
   - Боишься? - просипел тот.
   - На понт берёшь? - усмехнулся я и ласково погладил ему висок. - Слышь, парень... Если ты сейчас им не скажешь успокоиться...
   - То что? - заносчиво начал было противник, всё ещё пытаясь поднять голову, и осёкся: укол в висок был пока мягкий, но чувствительный.
   - ... то штырь загоню тебе в висок по полной.
   - Ты не сделаешь этого, - тихо, после паузы сказал парнишка.
   - Сделаю. А потом скажу - так и было.
   - Подтверждаю, - спокойно сказали справа от меня.
   Я сам чуть не дёрнулся. Руку протяни - рядом сидит в "лотосе" Мартин. Безмятежно улыбается. Откуда он здесь?! Пустой коридор по обе стороны!
   Судя по реакции остальных - друганов парнишки под моими руками: вздрогнули и досадливо поморщились - они тоже не ожидали его появления. И ведь место открытое.
   - Отпусти Кэвина, - попросил Мартин. - Пожалуйста. Никто на тебя нападать не собирался.
   - Свежо предание, да верится с трудом, - отозвался я - и вдруг сам замер: что это я такое сказал? Вроде в тему, но...
   Пытаясь скрыть смятение, вызванное странными, чужими словами, я встал, освобождая противника, и отшагнул на расстояние для потенциальной обороны. Кэвин вскочил быстро - и мгновенно развернулся к Мартину, который тоже встал. Я сначала было решил, что сейчас будут крутые разборки между ними. Но Мартин светился мягким разноцветьем, да и алые линии вокруг моего недавнего противника постепенно пропадали.
   - Мне защитники не нужны! - выпалил Кэвин.
   - А я не защищаю. Я объясняю: вы думали - Брис теперь ослаблен, но не подумали, что тот Брис, которого мы не знаем, тоже опасен - по-своему.
   Он ещё что-то тихо объяснял, а парнишка, Кэвин, угрюмо, но слушал его. А я уже отключился от диалога, погрузившись в невесёлые размышления по поводу чужой территории. Я похож на бродячего пса, забежавшего в незнакомый район и напоровшегося на свору псов, отирающихся здесь издавна. Кажется, мне придётся доказывать клыками и когтями, что я тоже имею право на место в этом мире. Место на равных. Неужели у них здесь надо завоёвывать статус сильнейшего, чтобы жить спокойно?
   Оглянувшись, я присел на порог своей конуры. Прижал манжету джемпера к щеке: несколько самых глубоких царапин потревожило слишком сильно, и теперь кровь на лице здорово раздражала. Надо бы пойти в камеру и посмотреть, не осталось ли в тюбике вчерашней мази. Но подниматься не хотелось. Я пытался вникнуть в последнюю слышанную мной фразу Мартина. Что это значит: "Вы думали - Брис теперь ослаблен..."? Значит ли это, что и ранее были попытки наехать на меня? Почему? Зачем? Кем и чем я был для всех этих пацанов?
   Голова машинально повернулась к двери на выход из коридора. Я не успел сообразить, почему я обернулся, как несколько из вновь присевших в "лотос" парнишек оглянулись следом за мной. Странно. У них тоже впечатление, что сейчас кто-то войдёт сюда, в коридор?
   Хмыканье. Мартин - на этот раз точно усмехается. Чему? Зато Кэвин отошёл и присел рядом со своими. Хмурый.
   Вскоре все в полном молчании следили за коридорным проёмом.
   Через минуту в коридор и впрямь вошла целая компания, при виде которой я чуть не удрал к себе в камеру. Встал сразу. Ещё мыслишка прошла стороной: жаль, что у порога застали. А может, ну их всех - и спрятаться? Затаиться? Забиться в новообретённое логово и... Чёрт... Вот с этими ребятами я бы точно связываться не стал.
   С перепугу почудилось, что в коридор вошла огромная толпа. Но нет - компания человек в шесть-семь. Среди них не сразу узнал Вестара, которого Мартин мне представил как моего же бывшего друга. Морщит и так кривоватый рот, но не оттого что чем-то недоволен, а в явных раздумьях. Он, как и остальные довольно рослые парни и мужчины, еле поспевал за гигантом, который двигался обманчиво ленивой анакондой. Мда. Это тебе не гора перенакачанных мышц. Чувак явно занимается единоборствами. Высокий, широкоплечий, стремительный. Он, не останавливаясь, прошёл коридор - и сразу ко мне. У меня колени дрогнули - сбежать: такая громада наплывает.
   Он остановился напротив меня - глаза серовато-голубые, тяжёлые, но всмотрелся в мои глаза внимательно, улыбчиво, словно ожидал в них что-то увидеть известное только ему, и быстро протянул руку. Напряжённый, как согнутая пружина, я не сразу понял его жест. Мгновения промедления - и я нерешительно пожал его широченную длань. Заранее настроился, что он сожмёт мне ладонь и сдавит, показывая мне моё место. Обязательно причинит мне боль. Только вот деваться некуда, придётся... Но его пальцы сжались бережно.
   - Вестар сказал - к тебе вернулась память. Значит, никого из нас ты не помнишь. Я Доминик. Ты правда ничего и никого не помнишь?
   Я медленно покачал головой.
   - Странно, но для жилья ты выбрал ту же конуру, в которой жил раньше целый месяц. - Он мельком взглянул мне за плечо.
   Он не отпускал моей ладони и смотрел уже изучающе, но как-то неожиданно: он будто прикидывал, каким образом сможет меня... спрятать, чтобы я был в безопасности? Да что у них тут такое... Ничего не понимаю. Неужели не найдётся никого, кто объяснил бы мне всё подробно, чтобы я это их "всё" понял!..
   Едва он отпустил мою руку, я незаметно пошевелил пальцами. Целые. Нормальные ощущения. Точно не сдавил.
   С трудом отведя взгляд от его глаз, я исподлобья посмотрел на остальных пришельцев. Странно. То же самое выражение - защитить.
   - Не знаю, какой ты настоящий... - задумчиво сказал Доминик. - Вестар сказал: ты ведёшь себя, как пацан в теле взрослого, хотя всегда было наоборот. Но ты не бойся. Мы поможем тебе. Если хочешь вернуть татушку, то у нас даже свой мастер здесь есть. Только сам лица больше не трогай, лады? - Он огляделся. - Мартин, ну что?
   Мальчишка подошёл к нам и сказал:
   - Брис, нам бы хотелось узнать, почему ты вернулся. Мы ничего не имеем против тебя конкретно, но тот Брис, которого мы знали, был очень сильной личностью. Просто так он не мог бы уйти. Что-то произошло, в результате чего очнулся ты. Нам от тебя нужно только одно: разреши нам считать с тебя информацию. Для этого тебе нужно всего лишь сесть в середине коридора в "лотос". А дальше мы сами. Просто посидеть.
   Чем дольше они будут меня уговаривать, тем больше я буду психовать от неизвестности. Хотят - получите. Так что я молча прошёл чуть дальше группы подростков в спортивных кимоно и сел на пол.
   Подростки вместе с Кэвином окружили меня, сели плотно, на расстоянии метра. За ними следующий, более редкий круг образовали вошедшие во главе с Домиником.
   Пока только Мартин оставался вне кругов. Он смотрел на коридор, будто кого-то дожидаясь, и немного покачивался, словно слушая не слышную другим музыку.
   Быстрый лёгкий топоток. В коридорном проёме появилась ещё одна компания, в которой только Таис была мне знакома. Ещё одна девчонка-малолетка - десять исполнилось ли? - и два пацанёнка под тринадцать-четырнадцать лет. Ровесники Мартину. Эти трое резко отличались от ребят в спортивных кимоно. Какие-то более живые, энергичные, что ли... Какие-то более дети...
   - Привет, Носатый! - звонко сказала девчушка, ловко протиснувшись ко мне между сидящими в "лотосе".
   От неожиданности я поднял руку потрогать свой нос. Девчушка хихикнула, но в следующую секунду обошла меня и увидела лицо.
   - Бри-ис... - растерянно сказала она - и обняла меня.
   От этого внезапного движения я буквально впал в ступор. Я не знал, что я чувствовал, только впервые у меня больно застучало сердце, и впервые я не смог совладать с дыханием: оно участилось так, что, как я ни пытался, успокоить его не мог. Пару раз вздрагивали руки - то ли обнять девчушку, пожалевшую меня, то ли оттолкнуть её. А она обнимала крепко и, кажется, даже всхлипывала... Такая тёплая, такая живая...
   - Есть, - охрипло сказал знакомый мальчишеский голос.
   Поднял глаза. Мартин. Что он имеет в виду?
   - Тоже поймал, - срывающимся низким голосом откликнулся Кэвин.
   - Можешь расширить восприятие?
   - Старая защита мешает. Хотя нет... Расширяю... Нет. Нет!
   - Кэвин, что? - Голос Доминика за спиной.
   Ответил Мартин - спокойно и даже безучастно:
   - Карл вернулся.
  
   4.
  
   Так и не понял, нашли эти люди причину, отчего ко мне вернулась память, или нет. Они почему-то резко заинтересовались появлением неизвестного мне Карла. В любом случае мне стало ясно, что я пока им не нужен.
   Пока они обсуждали возвращение этого Карла, в первую очередь удивляясь, почему он выбрал столь странное место посадки - горную гряду на расстоянии суточного перехода на обычной машине отсюда, я стряхнул ручонки девчушки со своих плеч и, стараясь не глядеть в чьи-либо глаза, пошёл в душевую. Сбежал, в общем. Надеясь, что сейчас всем не до меня, я сел на пол, прислонившись к одному из умывальников. Хотелось бы привести мысли в порядок, только вот с чего начать? Для мыслительного процесса нет основы. Покосившись на дверь, хмуро подумал: "Поймать кого-нибудь и не отпускать, пока не объяснит хоть что-то". И затаённо вздохнул. Кого ловить-то? Кто точно может знать мою историю? Всем не до меня. Свои проблемы.
   Подтянул ноги обнять, чтобы сидеть удобней, и вдруг вспомнил слова того громилы - Доминика. Как там он выразился? "Сказали, ты ведёшь себя как пацан в теле взрослого, хотя раньше было наоборот". Хм... Что - я был таким рассудительным? Или он имел в виду что-то другое?
   В дверь стукнули. В душевую вошли трое. Причём вошедший первым Вестар вдруг чуть не шарахнулся при виде меня: сначала оторопело встал, а потом подался назад, чуть не отдавив ноги двоим. Доминик удивлённо взглянул на него.
   На всякий случай я встал. И - сразу Вестару:
   - Хоть это ты можешь объяснить? Что я такого сделал сейчас?
   Он помолчал под вопросительными взглядами Мартина и Доминика, кажется собираясь с мыслями, а потом неохотно сказал:
   - Это не сейчас. Просто картинка как наяву. Точка в точку. Из прошлого. В первые дни на платформе, когда мы приземлились на Сцилле, ты убил двух уголовников. Здесь, в душевой. У тебя тогда началось вчерашнее твоё состояние - берсеркизм. А потом пришёл один из призраков - и... Типа, успокоил тебя. Привёл тебя в сознание. В общем, то, как ты сейчас сидел у раковин, мне и напомнило... Только сейчас кровищи по всей душевой не хватает... - И Вестар замолчал.
   - Брис, мы сейчас все, кроме детей, на работу, - выждав, немного и поняв, что Вестару больше сказать нечего, заговорил Доминик. - Ты, естественно, не идёшь. Я договорился с Арни. С тобой я оставляю Мартина. Он расскажет тебе часть твоей истории, которую знает. И ещё... Наших детей с платформы я попрошу, чтобы пока к тебе не лезли. Не обижай их, если вдруг что тебе ляпнут. Они ещё не настолько взрослые, чтобы понять, что с тобой произошло. Ну, в общем, это тебе Мартин тоже объяснит.
   Он кивнул на прощанье и ушёл вместе с Вестаром. Мартин остался.
   - Умылся? - как ни в чём не бывало спросил он, машинально взлохмачивая и так лохматые тёмные волосы. - Тогда пошли к тебе. Там Лидия завтрак принесла, поешь.
   Я не сдвинулся с места.
   - Она там?
   - Нет, ушла со всеми на работу. Кстати, Лидия предупредила: если ты захочешь, она разведётся с тобой. Пока будет терпеть из-за ребёнка. Так что, если тебя твоё семейное положение напрягает...
   - За что я убил этих двоих? В душевой? Лезли ко мне?
   - Лезли к тебе - это ты стерпел. Но когда упомянули о детях с платформы - вот тут ты и взорвался. Это ты призракам так объяснил, почему убил их.
   - А почему они упомянули?
   - По той же причине, что и к тебе лезли.
   - Мартин, я правда выглядел взрослее?
   - Нет. Неправда. Ты на самом деле был взрослым. - Мартин открыл рот что-то ещё сказать, но закрыл и немного подумал, глядя мне в глаза. - Я не умею сказать, кем ты был. Не умею сказать так, чтобы ты поверил. Поэтому пошли. Ты поешь, я тебе расскажу про тебя, бывшего, познакомлю со всеми, кто был наиболее близок тебе, а в обед придёт Вестар - расскажет то, что я пропустил.
   Мы вышли из душевой. До моей конуры - два шага, но за эти два шага меня успели ошарашить здорово: мимо промчались детишки, и каждый прокричал: "Привет, Брис!" Они пробежали почти весь коридор и скрылись в самом конце.
   - У них учебный час, - сказал Мартин. - Мешать не будут, а потом я объясню им, что пока с тобой лучше не общаться.
   - Я... общался с детьми?
   - Ты детский тренер здесь. - Он опять хотел сказать ещё что-то, но ухватил меня за рукав джемпера, останавливая. Мы встали перед моей камерой, внутри которой я, несмотря на темноту, вдруг почувствовал - кто-то есть. - Лиз, - чётко сказал Мартин. - Алекс, Коста. Выходите. Почему вы не пошли на занятия?
   Решётчатая дверь медленно открылась. Напрягшийся было, я так же медленно опустил плечи. Из камеры выскользнули те трое детишек, которые последними подошли, перед тем как я сбежал в душевую. Девчушка безо всякого стеснения подошла ко мне близко, запрокинула лицо ко мне и серьёзно спросила:
   - Брис, ты другой, да? Сказок больше не будет?
   Я промолчал. Меня начинало лихорадить. Дыхание зачастило так, что я сам чувствовал, как кровь быстро приливает к царапинам. Мартин внезапно схватил меня за руку, втащил мимо детей в камеру и буквально оттолкнул меня в самый угол, после чего, высунувшись в дверь, велел:
   - Алекс, потом поговорим!
   - Понял, - сказал мальчишеский голос из коридора и скомандовал: - Опаздываем! Бежим!
   С удаляющимся топотком детских ног я ощутимо успокаивался. Смятение, будто морские волны, постепенно сглаживалось. Почему я вдруг так вспыхнул? Обычно я очень спокойный или же быстро прихожу в состояние бесстрастия. А сейчас... Меня будто постоянно поджигают со всех сторон, не давая огню потухнуть.
   Профиль Мартина в темноте - на фоне тусклого света из коридора - был очерчен отчётливо. Едва только я подумал о темноте, он тут же включил свет.
   - Не надо.
   - Надо. Тебе нужно будет общаться с людьми. Тебе нужно будет привыкать к тому, что ты не один. И самое главное - привыкать к тому, что многие к тебе привязаны и любят тебя. Начни со света.
   Он смотрел на меня немного непривычно - в какой-то степени высокомерно. А потом вдруг ударил меня под рёбра. Удар был не то что сильный, но очень неожиданный - настолько, что я среагировать не успел.
   - Ты чего?!
   - Привыкай к неожиданностям, - ровно сказал Мартин. - Привыкай и вливайся в наш мир. Слишком многое от тебя здесь зависит, и тебе не в силах эту зависимость разорвать. А теперь - садись и ешь. Я пока начну рассказывать.
   Я присел на аккуратно собранную постель, оглянулся на стопку аккуратно разложенных вещей. Ещё с удивлением подумал: не детишки ли так любовно сложили здесь всё? Подтянул к себе коробку со съестным. И только сейчас мелькнула мысль, что мальчишка, словно опытный психолог, одним ударом переключил меня с одной мысли на другую (или с одной эмоции на другую?) - со вспышки на удивление.
   Выпив половину супа, я насторожённо сказал:
   - А если я не хочу привыкать? Если мне хочется быть самим собой, безо всякого отношения ко всем, кто считает меня своим... знакомым?
   - У тебя нет знакомых. Или друзья, или почти братья. Вон Доминик. Это и есть твои ребята, с которыми ты грохнул полигон.
   Вспомнив громилу Доминика, я задумчиво повёл плечами. "Мои" ребята. Да. С такими будет трудно изменять что-либо в отношениях.
   - Слушаю тебя.
   - Учти, это впечатления почти ребёнка.
   - Учту.
   Мартин заговорил монотонно, глядя куда-то в пространство. Своего прошлого он не касался. Сказал только, что его насильно отобрали у родителей, как только стало ясно, что он обладает паранормальными способностями. Группа маленьких призраков была привезена на Сциллу вместе с переселенцами (я вспомнил камеру для особо опасных преступников - ещё гадал, кто же там может быть), но только не в криокамерах, спящими, а бодрствующими и продолжающими подвергаться экспериментам, а заодно и привыканию к определённым дозам нейропрепаратов.
   - Самой сильной была Таис, хотя так думали про одного мальчика - Винсента. Но Винсента взяли от родителей уже достаточно взрослым, и он открылся сразу, не сообразив, что нужно прятать свои способности. Таис прятала. Кроме того, у неё была особенность - на неё почти не влияли как наркотики, так и нейролептики. Ну... Скорее всего - влияли, но как на опытного наркомана: чтобы получить эффект, надо увеличить дозу. Таис же смотрела, как все препараты действуют на остальных, и притворялась, что на неё действуют так же. Благо что мы почти всегда были вместе. За несколько минут до приземления на Сциллу очнулся ты, уже потерявший память, и выпустил всех из камер. А люди решили: раз свобода, то для всех. И выпустили нас. Они же не знали, что наша камера - это камера призраков. Взрослые призраки нас снова заперли. Но был один момент, когда переселенцы стояли перед нами, а ты прошёл вперёд. Таис засекла от тебя волны сильного сочувствия и запомнила их. Нас снова посадили в личные камеры, но Таис начала искать тебя по тем волнам, на которые у неё был настрой. Может, и не нашла бы. Если б ты не помог. Ты подумал о нас, когда впервые взялся рассказывать сказки детям с платформы.
   - Вот про какие сказки говорила эта девочка, - понял я.
   - Её зовут Лиз - ты предпочитал называть её Лиза. Итак, Таис установила с тобой связь на ментальном уровне, хотя много ею не пользовалась: боялась, что взрослые призраки засекут. Но давала и нам, подсоединившись к этой связи, слушать тебя - нам всем. Даже когда нас увезли с платформы на полигон. Она умела прятать свой след, чтобы никто из детей-призраков не догадался, что сказки мы слушаем, благодаря ей.
   - А ты догадался, - хмыкнул я, увлечённый странной историей.
   - Догадался. - Мартин мягко улыбнулся. - В конце концов, выяснилось, что самый сильный в группе не Винсент и не Таис, а я.
   - И ты гордишься этим, - по инерции подначил я мальчишку.
   Мартин пожал плечами.
   - Гордиться пока нечем. Такие способности, как у меня, - это сплошные запреты и обязанности. Но об этом потом. Догадался я про сказки не потому, что сильней. Таис однажды выдала себя. Взрослые призраки решили проверить норматив нейролептических доз на самом сильном из нас - на Винсенте. Кроме нас, на полигон привезли сим-вормов - слизняков-симбиотов. Винсента первого и пустили на полигон. Таис испугалась: она знала, что Винсенту не справиться. И она прорвалась сквозь твой сон к тебе. Ты пришёл и научил, как Винсенту справиться с одним сим-вормом. Вот тогда я понял, что это именно Таис настраивает нас на волну для сказок... Винсент справился с первым зверем, но взрослые призраки впустили в зал полигона сразу двух сим-вормов... Винсента просто разорвали...
   - Подожди-подожди. - Я с силой протёр лицо ладонями. - Я не успеваю. Не понимаю. Как я... Чем я мог помочь детям-призракам... Вам?
   - До вчерашней ночи ты был настоящим призраком - только без употребления всей этой химии, которую они используют, чтобы улучшить свои способности. Впрочем, "был" - неправильное слово. Твоё тело продолжает быть телом призрака. Ты силён ментально, чувствителен к проявлению ментала. Поэтому ещё раз напоминаю: тебе нельзя испытывать слишком открытые и сильные чувства, особенно чувства негативные, направленные на человека.
   - Тогда почему ты не разрешаешь отойти от всего, что заставляет меня быть зависимым? - обозлился я, уловив главное для себя. - Было бы во сто крат легче, если бы я ни с кем вообще не общался. Ты понимаешь, что мне этого хочется? Или такой малолетка, как ты, несмотря на все свои ментальные силы, этого понять не в силах? Фиг с ней - с работой на грузовой машине! Буду работать! Только бы никто не приставал ко мне с дурацкими... - Я остановился, не зная, какое слово подобрать. И угрюмо закончил: - Чтобы хоть иногда побыть в одиночестве. Я не хочу... Я хочу быть один.
   Мартин молчал, глядя на свои руки. Потом поднял глаза на меня.
   - Я читал твоё личное дело. Возможно, всё-таки понимаю. Но быть тебе одиночкой или нет - решать не мне. Думаю, на сегодня... на пока хватит тебя знакомить с тобой самим. У тебя есть три свободных часа, пока детишки на учебном часе. Будут вопросы - спрашивай. У тебя должен остаться триди-визор с моим номером. Так что звони, если что. В обед я и Вестар придём заниматься с тобой.
   Он встал из "лотоса" и вышел.
   А я поднялся, тщательно закрыл за ним дверь и взглянул на светящиеся линии по краям стен наверху. На освещение. Говоришь - нельзя выключать? Нельзя злиться? Ненавижу этот тусклый свет!! Ненавижу!!
   Линии по стенам пыхнули и погасли. Я застыл. Ни... Ни фига себе...
   Медленно попятившись в самый конец камеры, спиной я наткнулся на стену. Снова застыл. Так это всё на самом деле... Я сполз по стене и снова обнял колени. Дыхание наконец успокоилось. Что ж... Будем надеяться, что слова Мартина: "В обед придём заниматься с тобой" имеют отношение именно к моим способностям. Иначе...
   С другой стороны... Я задумчиво посмотрел на свет из коридора. За один час привыкнуть к новому миру ни один человек не сможет. Мартин, может, и прав, когда говорил о привыкании, но... Неплохо бы, чтобы и мир привыкал ко мне. К другому. Я не тот Брис, которого они знали. Кажется, даже Мартин этого ещё не понял.
   Триди-визор. Я дотянулся до места, где оставались вещи, принесённые вместе с постелью. Точно. Здесь. Отвернувшись от входа, я включил триди-визор и открыл папку с домашними видео. Новых оказалось достаточно много. Тот Брис сам снимал мало, но видео с ним самим насчитывался не один десяток.
   Мартин не соврал. Брис действительно вёл секцию для детей. Тот, кто снимал тренировки, не раз останавливал триди-визор, запечатлевая лицо Бриса. В первый момент, увидев этого Бриса, я решил, что вижу пока ещё самого себя. Потом я понял, что этот человек чем-то отличается. После второго видео я перестал узнавать себя в этом человеке. Вестар и Мартин правы. Он взрослее. Намного. И он всегда в окружении людей. Хотя... Не снимали же его бесконечно. Были ведь наверняка у него и часы покоя.
   Больше всего запомнились несколько видео, которые я мог смотреть бесконечно.
   Мартин сказал, что у Бриса (я теперь не мог про него говорить - я) "свои" ребята. Честно говоря, его словам я не поверил не до конца. На видео я нашёл подтверждение. Кто-то заснял, как Брис входит в общий коридор платформы, а за ним - те самые высокие широкоплечие парни, среди которых он не тушуется и не выглядит невзрачным и незначительным. Он даже не просто идёт впереди всех - он явно ведёт их за собой. Он шагает размашисто, но спокойно, время от времени слегка поворачивается к следующим за ним и что-то, улыбаясь, говорит. И ему отвечают тоже спокойно, а то и смеясь.
   На другом видео Брис в спарринге с Домиником. Они одного роста, но Доминик, широкоплечий, мускулистый - явно качается, выглядит рядом с ним как танк против базуки. Э-э... Танк подорвался. Я глазам не поверил. Ещё раз посмотрел. Потом - ещё. В общем, это видео я выучил наизусть. И, даже снова и снова просматривая уже выученное, не мог сдержать восторга.
   Брис с ребёнком на руках. Хохочет. Ребёнок тоже. Счастливые. Ребёнок на меня впечатления не произвёл. Я понял, что это... мой... Но пока не воспринимаю. Я другое воспринял: хохочущий, счастливый Брис. Это видео я тоже несколько раз смотрел. И завидовал этому счастливому человеку бешеной завистью... Я даже попытался изобразить хотя бы тень этого счастья - его улыбку. Получился жалкий оскал... Вовремя вспомнил, что нельзя смотреть на аппаратуру с сильным чувством, и переключился на просмотр другого видео. Несмотря на присутствие в кадрах ребёнка, мне хотелось всё-таки, хоть изредка, снова посмотреть это видео. И я время от времени возвращался к нему.
   Ещё один спарринг. Какой-то странный тип в полувоенной форме и глядит не совсем по-дружески. Темноволосый, с насторожённо прищуренными глазами и сдвинутыми бровями. Очень собранный. Я уже привык, что рядом с Брисом народ довольно добродушный, но в этом парне добродушия точно не чувствовалось. И он его не собирался проявлять. Если Доминик дрался с Брисом до победы, то этот, полувоенный, не скрывал, что собирается откровенно уделать Бриса. Что-то личное? Я аж зажался весь, когда смотрел. Такое со мной бывало на соревнованиях, когда перед боем я смотрел спарринги ребят из своей секции. То есть дрался не сам. Но здесь уже не спарринг - бой. И даже Брис не выглядит добродушным. Скорее - тоже собранным и даже сосредоточенно жёстким. Бой длился минуты две, в течение которых Брис только чудом уходил из-под страшного в своей стремительности, завершающего казалось бы удара. Опа... Странно. Через минуты две-полторы неизвестный боец пропал из кадра, а секундой позже исчез и Брис. Неведомый оператор продолжал терпеливо снимать пустой татами. Я сначала хотел выключить видео, несколько недоумевая, что же произошло. Внезапно на ковёр всем телом, плашмя грохнулся тот темноволосый - из ниоткуда! А потом так же неожиданно, точно из параллельного пространства, на краю татами появился Брис. Подал руку темноволосому подняться, а потом коротко поклонился ему. Тот недовольно кивнул. Всё. Кадры закончились.
   Себе в памяти поставил зарубку: не забыть спросить у Мартина, что значит это исчезновение и появление.
   Потом посмотрел на часы. Мальчишка сказал - три свободных часа? Что ж, полтора из них уже потрачено на видео. Подсвечивая себе экраном триди-визора, я покопался в мешке с вещами и нашёл "свою" спортивную форму и обувь. Переоделся. Потоптался на месте, прислушиваясь к себе и своим ощущениям. Удобно. Комфортно. Хотя, собственно, чего ещё ожидать от личных вещей?
   Неуверенно выглянул в коридор. Тихо и пустынно.
   Насколько помню, там, куда ушли дети, тупик. Надо бы посмотреть, как выглядит место у входа на платформу. Быстро пошёл, постоянно невольно оглядываясь: только бы никто не увидел, что иду на пробную тренировку.
   Так. Прошёл узкий коридор, выводящий к вестибюлю платформы. Осмотрелся. Сбоку небольшой тупичок. Не видно со стороны коридора и не сразу просматривается со стороны выхода с платформы. Хорошо. Попробую здесь.
   Снял спортивные туфли на мягкой подошве. Под ногами холодный пол, но пока приятно холодный. Стопы у меня всегда были чувствительные. Немного покачался с пальцев на пятку, прислушиваясь. Покрутил коленями. Неплохо. И - принялся за полную разминку. Перед тем не забыв отключиться от эмоций. Дедов друг, мой основной тренер, говорил, что нужно слушать тело, а не тренироваться, находясь во власти каких-то чувств. Особенно мне - с психикой, попорченной этим гадством, которое время от времени поднимает во мне голову. Берсеркизмом, в общем...
   ... Я сел в "шпагат", приготовившись к наклонам, когда мороз по позвоночнику заставил меня застыть на месте. Присутствие. За спиной - стена. Впереди - полностью просматриваемое пространство. И накрывающий меня шёпот: "Бри-ис... Я больше не могу их сдерживать..."
  
   5.
  
   Чего мне ещё не рассказали из главного?!
   На ноги я взвился свечкой. Прислушиваясь к пространству вокруг, стоял напряжённо, невольно входя в нужное состояние - подбородком кверху. А с пространством происходило что-то странное. Оно сгущалось плотно - и ощутимо, притом что я видел всё вокруг так же пронзительно ясно, как до недавнего времени. И это новое, до ужаса непонятное тёмное и в то же время прозрачное пространство давило на меня, сжимало со всех сторон.
   - Что тебе нужно?.. - только и смог выговорить я тем же шёпотом.
   Густой, синеватый дым обволакивал меня. Из него и донёсся тот же сиплый, задыхающийся шёпот: "Брис-с... Свя-азь... Дотянись до меня..."
   - Как?!
   Я вдруг понял, что уже стою на коленях и лихорадочно разбрасываю те немногие вещи, что принёс с собой... Руки беспорядочно дёргаются, пока не хватают какой-то предмет, в котором после некоторого тупого оцепенения узнаю триди-визор. Кажется, я успел увидеть слово "Мартин". Кажется, успел ткнуть вызов.
   "Бри-ис!.." - дикий стон, взрезавший меня от горла к желудку.
   - Что мне сделать? - качаясь на коленях, стиснутый внезапно плотным пространством, будто замотанный в ковровый рулон, спросил я уже бесстрастно, словно плывя в больном сне. Не хочу никакой связи, но почему-то послушно следую сиплому голосу. Очень послушно... Это я-то, считавший себя строптивым...
   "Слуша-ай меня... Не отпускай..."
   - Слушаю... - И я правда вслушался в шепчущий, пропадающий голос.
   Внезапно меня жёстко ударило под рёбра, вышибив весь воздух из организма. С колен я врезался спиной в стену - и с такой силой, что от стены меня уже отбросило. Свалившись на пол, чуть не прикусил себе язык. Что... Что происходит?!
   Потом врезало по глазам. Тьмой. Болезненной. Мелькнула паническая мысль, что ослеп. Мысль мелькнула и канула в чёрную бездну... В небытие...
   Очнулся снова. Стою на четвереньках, дышу часто, как загнанная собака - ртом, со всхлипами втягивая воздух и горловую кровь, потому как носом не даёт дышать та же деловито бегущая струйками из ноздрей кровь. Но всю втягивать не успеваю, и кровь бежит по складкам вокруг рта, скапливаясь, а затем падая с подбородка. Глаза вниз - в чёрную, влажно поблёскивающую лужу, от которой во все стороны чёрные же брызги. Пространство вместе с лужей плывёт, затем едет справа налево по нарастающей - и снова возвращается, чтобы уехать так быстро, что не успеваешь уследить за бесконечным движением мокрыми от слёз глазами.
   "Ты щедр... То, что нужно..." - с ощутимым облегчением сказали из тёмного, но прозрачного пространства.
   Новый удар под дых. Будто ножом. Упал набок, скрючился. Из разреза резко дёрнули кишки и с каким-то садистским наслаждением стали их вытягивать из меня - медленно-медленно. Ртом я уже дышать не мог: только кашлял, захлёбываясь кровью и слезами, и никак не мог откашляться. Ещё чувствовал: уходят силы, превращая моё тело в жидкое желе. Но сделать уже ничего не мог...
   ... только отдышался, отступил несколько шагов, развернулся и побежал - прыгая с валуна на валун. Почти не оглядываясь. Но зная, что вокруг каждого покинутого валуна быстро собирается тёмная смерть - пока ещё аморфная, но смертельным шлейфом мчащаяся за мной по пятам. За ней, чуть отставая, скользили мелкие тени, среди которых уже обозначились три покрупнее. Но надежда, появившаяся с добровольно и щедро предложенными силами, гнала дальше, заставляла не обращать внимания на...
   ... крупную дрожь, сотрясавшую тело, бьющееся будто в припадке.
   - ... Вот он!
   - Что с ним?!
   Сильные руки подняли мне голову.
   - Мартин, из него качают энергию! Отсекай!
   - Не могу! Он так прицепился, что...
   - Что делаем?!
   Крики больно били по ушам, взрезАли умирающее тело, выворачивая внутренности... Я медленно уходил во тьму, в сумасшедший кровавый водоворот перед слепыми глазами... И - я быстро бежал по камням, с тревогой прислушиваясь к своему источнику, который неожиданно для меня начинал слишком быстро глохнуть. А я ведь только-только обрёл фору - буквально несколько метров впереди стремительно несущейся следом за мной смерти...
   - Что тут у вас... Брис?!
   - Кэвин, Вестар, выносите его на лестницу выхода! Быстро!
   - Но он не сможет там дышать!
   - Прикроете его чем-нибудь... Быстрей... Я его плохо слышу...
   Я тоже плохо слышал уходящие от меня голоса. Слабость отяжелила моё тело, и оно постепенно погружалось в кровавый омут, где уже не так болезненно воспринималось моё неумение дышать кровью, где из меня переставали вытягивать кишки...
   Кто-то потревожил моё умирающее тело: поднял его с пола. Судя по движению, меня куда-то понесли. Я даже напрячься не смог, чтобы либо что-то сказать, либо... Да и зачем что-то говорить или делать, когда тело, по впечатлениям, уменьшается, тая, словно снег, и превращаясь лишь в одну-единственную точку боли. Легче стало, когда кто-то слегка повернул мне голову, чтобы облегчить дыхание. Я хлюпнул носом раз, два... Прочистилось немного. Кровь теперь стекала сбоку.
   - Всё... - издалека сказал мальчишеский голос. - Теперь кладите его на площадку головой ко мне на колени, макушкой мне в живот. Кэвин, продолжай держать ему голову, чтобы он мог дышать. Закрой ему лицо от ветра.
   - Что ты хочешь сделать? - спросил другой мальчишеский голос, немного испуганный.
   - Переключить Карла на себя. Иначе он убьёт Бриса.
   - Карл?! Это Карл его?!
   Меня, словно сломанную куклу, уложили на твёрдое холодное покрытие. Сверху на лицо опустилось что-то лёгкое.
   Некоторое время, пока меня, как ту же куклу (или как утяжелённые мешками с песком кости свежего трупа), раскладывали удобнее, я плавал в странном месте: с усилием открывая глаза, видел темноту, которую пронизывали тонкие багряные нити и которая вращалась с бешеной скоростью. Внезапно дыру, откуда из меня тащили кишки, почти закрыли. Лишь струйка вместо кишки ускользала теперь из моего развороченного бесцеремонным вмешательством тела - между пальцами лёгкой, но твёрдой ладони...
   ... Нет!! Ты обещал помощь - и закрылся! Ты не смеешь бросать меня! Я хочу жить! Мне нужно совсем немного, чтобы оторваться от этих тварей!..
   ... Тело изнутри изогнула сильная судорога, из обессиленно раскрытого рта выплеснула кровь, которой быстро пропиталась тряпка, наброшенная на моё лицо.
   - Кэвин, зови своих призраков!
   - Мы отсечём его! - еле слышный голос, но отчётливые интонации угрозы.
   - Нет, нам придётся подпитывать Бриса! Карла отсечь не удастся - он сильней!
   - И кормить за наш счёт Карла?! Ни за что!
   - Но Брис умрёт!
   - Это не тот Брис, которого мы знали! На этого мне плевать!
   - Мартин, говори, что делать!
   - Вызывай Доминика, пусть приедет на джипе. Нам придётся ехать навстречу Карлу. Я пока продержусь.
   - Мартин, ты спятил, да?! Это не наш Брис! Стараться из-за него?!
   - Наш бы - старался! И чего ты психуешь, Кэвин? Не хочешь помогать - фиг с тобой, иди отсюда - не мешай! Иди-иди!
   - Ты! Раскомандовался!!
   - Пацан, иди, без тебя тошно!.. Да, Доминик! Мне нужно, чтобы ты немедленно подъехал к платформе - немедленно! Все объяснения потом!.. Мартин, что делать?
   - Ладонь между лопатками - мне!
   Новая судорога, из-за которой я едва не захлебнулся кровью...
   ... Нога соскользнула с камня, взмах руками - мат-перемат. Удержал равновесие, съехал немного, прыгнул на землю - хорошо понимая, что твари слышат мельчайшее содрогание под моими ногами и мчатся на звук. Но мне уже деваться некуда: каменистая площадка заканчивается. Ещё немного - и я окажусь на обычной почве. А там - легче. Плёнку держат, тормозя, подрастающие на ходу особи... Мне лишь бы оторваться... А там уйти нетрудно: лишь бы взять побольше энергии... Ноги заплетаются... Перед глазами двоится. Бег ночью был ещё неплох, но сейчас - одна надежда, что подкормят...
   ... Начало следующей судороги почувствовал: она начиналась изнутри и прогибала тело к горлу. Но на сей раз судорога была легче. И крови не так много выплеснуло. Приспустило немного с болью. Стал лучше воспринимать происходящее, но сквозь уже привычный туман боли. Как будто эта боль впилась и не хочет разжимать клыков. Но это терпимо. Лишь бы рывков не было. С привычной болью и жить легче.
   - ... Думаешь, этого хватит?
   - Мало. Очень мало. Карл берёт урывками.
   - Мартин, я почувствовала возмущение ментала... - Девичий голос. Осёкся. - Что?.. Кто это? Что с ним?
   - Брис. Карл тянет из него...
   - Ясно. Помогать ему или тебе?
   - Мне. Хочу переключить Карла на себя, чтобы понять, почему он берёт так много.
   - А этот чего стоит в стороне? Кэвин?
   - А он слабенький. Боится - Карл его сожрёт за просто так.
   - Ты!..
   - Не ори. Сам напросился.
   - Кто-то едет.
   - Мы вызвали Доминика - ехать навстречу Карлу. С ним явно что-то случилось.
   ... Бег по ровной, слегка припорошённой сухими травами поверхности быстро перешёл в автоматический. Монотонно, в одном темпе переставляя ноги, почти как робот, слушал пространство и сдерживал радость, что всё-таки оторвался от преследующих меня тварей. Радость - это расход энергии. А мне теперь надо беречь её до упора. Сейчас беспокоило лишь одно: на планете, возможно, и начали мелиорационные работы, но ветра явно не убавилось. Маски у меня нет. Снял нательную майку, закутал лицо на манер древних пустынников, но даже сощуренные, глаза не спасали от почвенной пыли, с порывами ветра бьющей в лицо. Колючая... Глаза будто утыканы иглами. Ничего... Мне бы только сутки - подлечиться да поднабрать боевого ментала, и я, чёрт, опробую силы на этих тварях... Ненависть - хорошая штука, если она подбрасывает качественного адреналина в личную топку...
   - ... Что с ним?
   - Тащим в машину. По дороге объясню.
   - Вестар, один донесёшь?
   - Смеёшься?.. Конечно. Эй, Кэвин, а ты куда?
   - С вами, - ответил угрюмый мальчишеский голос. - Мартину при такой нагрузке долго не продержаться, как бы он ни хорохорился.
   Ветер... Он срывает с меня наброшенную на лицо тряпку, но кто-то идёт рядом и придерживает её, чтобы не слетела.
   Ощущение маленького замкнутого пространства. Та самая машина, о которой говорили? Опускают. Кажется, на пол. Голова снова на коленях - Мартина.
   Маленькое пространство сдвинулось с места и, наверное, поехало. Дрожащий пол, на котором меня разместили, подсказал.
   Откуда-то сверху - низкий голос:
   - Ну, кто-нибудь мне что-нибудь объяснит?
   - Объясняю, - сказал Мартин над моей головой. - С Карлом что-то не то. Он, видимо, обратился к Брису за помощью, а тот не понял и открылся полностью. Карл решил, что ему помогают, и качает ментал из Бриса безгранично, буквально сдёргивает с него всю энергооболочку.
   - Дьявол... - процедил низкий голос.
   - Карл не знает, - с напоминающими нотками сказал Мартин.
   - Есть возможность отсечь Карла?
   - Есть.
   - Тогда почему?..
   - Тот Брис не стал бы этого делать. И потом... Мы не знаем, что с Карлом. Может, он и впрямь нуждается в таком количестве энергии.
   - Так, ночью вы его засекли в ущелье. Если он всю ночь шёл к посёлку... Кстати, почему - шёл?.. Ладно, забудь. Меня интересует, на каком он сейчас расстоянии от нас?
   - Он не шёл и не идёт. Он - бежит, насколько я понял по его ментальной связи с Брисом. Сейчас под его ногами нет камня.
   - То есть гряду он прошёл. Вестар, вызывай Данияра. Спроси, сегодня в посёлке используют вертолёт на работах или нет.
   Эти переговоры над головой я выслушал более-менее спокойно. Тряпку с лица сняли, но глаз я открыть не мог. Отчего словно плыл в двух пространствах. Слышал реальные разговоры реальных людей и, задыхаясь от вздымающего пыль ветра, как во сне бежал по плоской равнине...
   - Данияр велел не заходить в посёлок. Он встретит нас на дороге.
   - Хорошо. Мартин, сможешь привести нас к Карлу?
   - Да. Связь выражена отчётливо.
   - Чёрт-чёрт-чёрт... Бежит он... Неужели разбился при приземлении?.. Почему в таком случае просто не попросил помощи? Давно бы уже привезли его, где бы он ни был.
   Тело всё ещё болело, по ощущениям, разодранное в клочья, а то и просто избитое, но, не открывая глаз, я всё-таки сумел пошевелить губами:
   - Кто... Карл?
   - Один из трёх взрослых призраков, охранявших нас, - ответил Мартин.
   А голос Кэвина добавил с нескрываемой злостью:
   - Тот самый, которого ты не дал нам убить, а теперь он убивает тебя.
   - Остынь, парень, - тихо сказал Вестар. - Скоро всё выясним.
   Басовитое гудение накатывало постепенно, пока не превратило воздух в сплошной дрожащий рокот. Машина, в которой меня везли, остановилась. Захлопали дверцы.
   - Что у вас? - крикнул, перебивая гудение, мужской голос.
   - Нам нужен вертолёт до вечера! - прокричал Вестар.
   - Считайте, что есть!
   - Мы перенесём Бриса и сядем сами. Таис, может, останешься?
   - Нет, я с вами!
   В тот момент, когда меня поднимали, живот мне снова распороло одним ударом...
   ... Ещё порция энергии. На этот раз доступная. Странно. Что он там мудрит? То отдаёт без оглядки, то начинает перекрывать доступ к менталу. Бег на всю ночь и утро. К началу следующей ночи буду в посёлке. Два-три дня на восстановление, а потом - найти оружие и на охоту. Я верю в эту чёртову планету. Только она может дать мне шанс стать охотником - на ту тварь, которая всегда охотилась за человеком.
   Оружие... Перескочил какой-то ров... Оружие раздобыть нетрудно. Всё дело упирается лишь в личное восстановление. Ну, умеючи-то это сделать можно быстро. Главное в другом: никто не должен знать, что я сам, собственными руками, привёл на планету эту тварь. Но я же не знал... Откуда мне было знать, что именно этот катер является клеткой для сим-вормов?..
   Жар прозрения внезапно охватил тесным удушьем.
   Я-то не знал... Но, ослабленного, не повели ли меня именно к этому катеру? Жаль, что только сейчас подумал о такой возможности, а не будучи на самом катере. Впрочем, на катере я бы не смог разглядеть даже самых сильных, отчётливых следов. Валялся там безвольным мешком костей. Это сейчас, набравшись сил от Бриса, я ещё, возможно, что-нибудь да рассмотрел бы... А можно захватить с собой Бриса... На охоту... Мысли путаются. Беги, подопытный кролик, беги...
   Начинаю задыхаться... Но пока подожду брать следующую порцию ментала. Пока терпимо... Вот только захочет ли Брис взяться за эту тварь серьёзно?.. А к катеру всё-таки надо будет вернуться. Если эти гады и впрямь гнали меня на него - значит, они знают и где я. Значит, вскоре надо ждать их появления... Мозги всё ещё мёртвые... Брис, я возьму снова. Иначе мне сдохнуть...
   - ... Возьми, - сонно ответил я. Странные повелительные ноты в голосе, который время от времени прорывался сквозь мой личный адовый бред, не позволяли мне отказывать в просьбе призрака, хотя стороной я знал, что потом мне будет плохо.
   - Быстро! - скомандовал высоко надо мной голос Мартина.
   Чья-то рука легла мне на живот, на солнечное сплетение, ещё одна - на поясницу.
   Головокружение от пронизывающих тело потоков, слегка подбадривающих и время от времени выводящих из обморочного состояния, совпало с головокружением от взлёта вертолёта, о чём - о взлёте - я знал тоже как-то стороной. Принуждение... Меня заставили быть зависимым от чужих помогающих рук. Заставили быть зависимым от ситуации... Заставили ввериться. Пока меня это не беспокоит. Слишком слабый. Да и любопытство, очень неуверенное: выживу ли вообще...
   - ... Почему ты решил, что Карл сейчас опять снимет с него? - далёкий мальчишеский голос.
   - Я слышал его. Он разговаривает с Брисом и только что сказал, что возьмёт ещё часть ментала... Только вот что странно: разговаривает он слишком открыто и бессвязно. Мысли скачут. Отчётливо только про взять силу. Так, всё. Берёт. Открываюсь...
   ... Последний раз брал ментал - шло как-то глухо, хватило, лишь чтобы еле плестись. А тут... Свежая волна ментальной энергии нахлынула так, что заставила забыть о неподъёмных от усталости ногах, что за плечами бессонная ночь, что по следам - несутся твари. Теперь, когда мозги получили свою порцию жратвы, они немного начали ворочаться и выдали на-гора страшноватую мысль. А ведь назрела ещё одна проблема. Хорошо... Я оторвусь от тварей... Но след-то мой они не потеряют. Это что же... Я приведу их прямиком к посёлку? К людям?
   Я аж остановился от нового прозрения. И что теперь делать? Я не Брис. Тот бы наверняка, не раздумывая, пожертвовал собой, блаженненький...
   ... Попробовал напрячься, чтобы сесть... Кто-то поддержал за плечи и помог привалиться к толстому, более-менее мягкому краю сиденья... Закрытый салон вертолёта. Мальчишка, Мартин, сидит рядом со мной в обнимку, закрыв глаза. Одна рука на моём плече, другая - на солнечном сплетении. Вестар сидит рядом - только на скамье, почти сполз, тоже с закрытыми глазами, его рука - между лопатками Мартина. Напротив Мартина - Таис и Кэвин, в "лотосе", только ладони не на коленях, а полуоткрытыми пальцами на Мартина. Разглядывая всех, несколько раз морщился от рези в глазах... Не моя... Я чувствую этого Карла, как он чувствует меня.
   - Брис... - Шёпот Мартина. Серые глаза полуоткрыты. Странно поблёскивают сквозь тёмные лохмы волос. - Очнулся?
   - Есть... Немного...
   - Скажи Карлу, чтобы свернул с пути на посёлок.
   - Не понимаю...
   - Он идёт напрямую на посёлок. Не надо. Пусть идёт к месту, которое называется Мёртвый лес. Он знает.
   - Он... услышит меня?
   - Да. Повторяй: Карл иди в Мёртвый лес.
   - Мартин, - тихо зовёт Вестар, - почему туда? Пусть лучше идёт нам навстречу.
   Непроницаемо серые глаза мальчишки застыли.
   - Потом объясню.
  
   6.
  
   Три часа спустя я уже смог самостоятельно подняться на ноги - и сесть. Мартин сел рядом, не отрывая ладони от моего солнечного сплетения. Кэвин сел с другой стороны от меня, положив свою ладонь на ладонь Мартина. Их руки переплелись у меня за спиной, взяв меня в кольцо, защищающее от Карла. Мальчишки подняли глаза друг на друга и нехотя усмехнулись. Кажется, я, сам того не ведая, сплотил их против Карла.
   - Через полчаса будем на месте, - обернувшись к нам из открытой кабины, сказал Доминик, сидевший с вертолётчиком - с Данияром. - Брис, ты как?
   - Нормально, - помедлив, отозвался я. Если прислушиваться к себе достаточно внимательно, становилось ясным, что я более-менее и в самом деле приходил в норму. Тьмы перед глазами больше нет. Но ещё большим становилось желание сейчас и немедленно узнать о происходящем на Сцилле.
   Почти не поднимая головы, я скосился на Мартина. Кажется, Карл стал нашей общей тайной. Я не слишком болтлив. Если Мартин не хочет всем сейчас рассказывать, что Карла преследуют какие-то твари, мне, улучив минутку, нетрудно будет нажать на него и узнать всё. Но, поскольку я уже соображаю, что к чему, почему бы не употребить эти полчаса с пользой? Хорошо, начнём с прерванной истории.
   - Почему взорвали полигон?
   - Что?! - поразился Вестар, сидевший на скамье напротив.
   - Мартин сказал, что три года назад на Сцилле был взорван полигон для призраков. Почему его взорвали?
   - Сим-вормы вырвались на волю. Пришлось уничтожить здание полигона вместе с ними. Иначе нам бы всем грозила смерть.
   И Вестар начал рассказывать, как люди на платформе мучились головными болями, но никто даже не заподозрил, что в этом виноваты сим-вормы. Я слушал вполуха, хотя теперь многое из обрывочных фактов для меня становилось целостным и понятным... Вскоре оживилась и вся компания. Что пропускал Вестар, дополняли все разом. Я слушал и уточнял, но про себя холодел, едва вспоминал, что теперь о присутствии сим-вормов - тварей, по определению Карла, - на планете знаем только я и Мартин. Полчаса пролетели незаметно в оживлённой беседе.
   - Вижу Карла! - сообщил пилот. - Спускаюсь.
   Мальчишки, словно именно им он и скомандовал, сразу убрали руки, перестав подкачивать меня энергией. Таис, до сих пор молчавшая, тихо вздохнула. Во время беседы, кстати, я понял, почему Кэвин решился всё-таки лететь с нами. Пару раз от него мелькало что-то вроде мягкого потока к девушке.
   - Брис, тебе не холодно? - спросил Доминик. - Ты в спортивной форме, а здесь точно не тепло. Мартин, достань ему куртку из тех мешков.
   Мальчишка встал и, поминутно оглядываясь на вертолётные люки, быстро прошёл к куче тюков, которые Доминик назвал мешками. Я повёл плечами. Мало того что довольно прохладно, так ещё и ветер... Накинув плотную куртку и благодарно кивнув Мартину, я вскоре согрелся.
   Вертолёт замер. Я приник к люку. Мёртвый лес. С первого взгляда сразу и не поймёшь, настоящий ли то лес, или какое-то странное образование. Закаменелые, уродливо изогнутые стволы торчали из припорошённой пылью земли, настолько сглаженной, словно её здесь каждый день ровняли. Мы приземлились на краю - опушкой это место язык не поворачивался назвать. Отполированно-коричневые сучья железно раскорячились во все стороны. Мне только раз представилось, что мы нечаянно зацепили одну такую "ветку", - и перед глазами я увидел всполох взорвавшегося вертолёта... В общем, мрачно решил я, страшное место. Хорошо, если мы здесь не задержимся.
   Компания рассказчиков замолчала, а Вестар встал и открыл дверцу из салона. Точнее - не открыл, а приготовился открыть, когда Карл будет рядом. Здесь ветер продолжал неистовствовать так, будто никаких деревьев и не существовало. Только свист от них пронзительный. Поэтому нежелательно открывать заранее. Пылью не подышишь.
   И, когда Вестар открыл дверцу, я сообразил, что никто и словом не обмолвился, какие отношения существовали в прошлом между мной и Карлом: были ли мы друзья? Почему в трудный момент он обратился за помощью именно ко мне?.. Почему рассказчики промолчали об этом?
   Торопливые шаги по трапу. Тёмная фигура вбежала в салон вертолёта и сразу рухнула сесть на край ближней скамьи. Лёгко заскрежетал убирающийся трап. Хлопнула дверца. Вестар успел сделать шага два к своему месту, как Данияр поднял вертолёт.
   - Есть что-нибудь... пожрать? - спросила тёмная фигура, дышавшая даже на фоне вертолётного гула заметно хрипя. - И где Брис?
   - Умеешь ты задавать нужные вопросы! - проворчал Доминик, снова разворачиваясь к нам, а приглядевшись, рассудительно добавил: - Эк, как тебя... Ты что же - сутками голодал? Держи. У Данияра здесь неприкосновенный полётный запас.
  
   Карл взял протянутую ему банку, неловко выщелкнул крышку и в один присест высосал её содержимое. Не отпуская банки, привалился к спинке, отдышался и спросил:
   - Какого дьявола вы прилетели? Я б и сам добрался...
   - И тебе пожалуйста, - чуть насмешливо сказал Вестар.
   Не обращая на него внимания, Карл поднял банку и со всхлипом высосал остатки.
   - Детишек зачем-то взяли... - пробормотал он, полуприкрытыми глазами окидывая сидящих в салоне вертолёта.
   Я буквально почувствовал, как двое мальчишек и Таис ссутулились, напряглись. Потому что бывшие подопечные? Всё ещё чувствуют себя таковыми?
   Карл встал и медленно, держа спину, прошёл по салону, сел рядом с Вестаром. И тогда-то, по этой вкрадчивой походке насторожённого зверя, я его узнал. На одном из видео, где оба бойца пропали из кадра, именно он дрался до победного. Только там был человек-воин, а этот... Оголодавший бродяга...
   Некоторое время я всматривался в осунувшееся, заросшее щетиной, почти измождённое лицо с небольшим, упрямо сжатым ртом. То ли он взгляд почувствовал, то ли просто поднял глаза. Острые, жёсткие, изучающие. Чуть шевельнулись чёрные брови.
   - Познакомься, Карл, - вздохнул Вестар. - Это Брис. Он тебя не помнит, потому что у него только недавно, буквально вчера, восстановилась память.
   После недолгого молчания, в течение которого жёсткие тёмно-серые глаза буквально сканировали меня, Карл изумлённо выдохнул:
   - Совсем пацан...
   И такое в голосе пренебрежительное разочарование... А через секунду я понял, что моя правая ладонь полностью раскрыта, а костяной штырь торчит наготове. И что я только что хотел сделать движение - сползти на край сиденья, чтобы оказаться в позиции, с которой лучше всего прыгнуть на него. Так захотелось убить этого Карла. Из-за одних только интонаций.
   - Ты не тот Брис, которого я знал, - сквозь зубы процедил Карл, не спуская с меня глаз. - Не тебе со мной тягаться, щенок.
   - Он будет поопасней Бриса, - после небольшой ошарашенной паузы в салоне отозвался, как ни странно, Мартин.
   Он первым из ребят поднял голову и смотрел - привычно для меня - улыбаясь. Спокойная такая улыбка у него получилась, тихая и уверенная. Карл при взгляде на него только ртом дёрнул, оскалившись уголком губ.
   - С чего бы это?
   - Тот Брис учился всему. А этому придётся только восстанавливать навыки. Память тела - не мне вам азы напоминать. И он уверенней. Он не будет думать, хорошо ли то, что делает. Он будет только защищаться.
   Штырь сложился. Ладонь сжалась в кулак. Значит ли высказывание Мартина, что он на моей стороне?.. Исподлобья метнул взгляд на меня Кэвин.
   - Что, Брис, несмотря на... изменения, детки опять на твоей стороне? - снова невесело оскалился Карл, буквально повторив мою мысль.
   Таис встала и сделала два шага, села рядом с Кэвином. Взглянула на Карла.
   - Лучше расскажи, что случилось. Почему ты вдруг вернулся?
   Хороший вопрос.
   На её освободившееся место рядом с призраком присел Доминик, протянул Карлу новую банку со съестным. Странный портрет из них двоих получился: грузный, но пластичный медведь - и потрёпанный жизнью, но всё ещё огрызающийся волчара.
   Кажется, сам себя не контролируя, призрак сжал банку так, что едва не продавил её. Я заметил, как снова напрягся Мартин: ждёт, что призрак начнёт лгать насчёт происходящего? Но Карл оказался не робкого десятка. Выпалил самое главное сразу:
   - После возвращения меня сразу уложили на эксперименты. Препарировали до последнего нерва. Я сбежал, но сбежал плохо. В общем, я привёл с собой хвост - сим-вормов. Они оказались со мной на одном корабле. Пока не приземлились, я не знал о них.
   Почудилось, из салона вертолёта исчезли все пассажиры - и такая наступила в нём мёртвая тишина, что на её фоне гудение работающего вертолёта казалось бесконечной песней живого существа. Первым пришёл в себя Вестар.
   - Ты - кого?.. Сим-вормов?..
   Призрак угрюмо промолчал.
   - Так, риторику отменяем, - тихо сказал Доминик. - На эмоции времени просто нет. Есть факт, от него и начнём плясать. Карл, до Мёртвого леса слизняки добрались?
   - Нет. Я шёл на опережение. И настоящих слизняков там ещё нет. Они только растут.
   Карл говорил, всё ещё не поднимая глаз. Пальцы, сжимающие банку НЗ, то напрягались, то расслаблялись... "Голодный", - будто вздохом отозвалось во мне это нервное движение... Что очень удивило меня: когда это я начал обращать внимание на такие вещи, как чувства и ощущения другого человека?
   - И сколько времени займёт, по твоим прикидкам, их появление возле нас?
   - Как минимум - неделю. Максимум - полторы.
   - Ну, нам придётся рассчитывать на минимум. Сколько тебе понадобится времени, чтобы прийти в себя?
   - Чисто энергетически - сутки. Физически... Не знаю.
   - Почему ты в первую очередь обратился за помощью к Брису?
   - А к кому ещё? - Карл наконец поднял глаза, глянул на меня безразлично. - Только Брис мог не спрашивая поделиться менталом и вывести меня из-под огня. Почему ты спрашиваешь меня?..
   - У нас тут нарисовалось что-то вроде национальной гвардии, - задумчиво сказал Доминик. - Я - в качестве начальства.
   - В каком смысле - национальная гвардия?
   - Просто: кто на данный момент может - тот помогает. Ладно, ввожу обоих в курс дела. Разработка минерала СТ-20 на Сцилле почти закончилась. Всех, кто пожелал, правительство перебросило на другие планеты, где работы больше - и, соответственно, плата лучше. Здесь же, на Сцилле, остались первые переселенцы, хотя из их числа человек пятьдесят тоже мигрировали. Остались те, кто не хочет расставаться со Сциллой из-за её энергетических особенностей. Сейчас постепенно переформируются заводы по переработке минерала, и работа всё-таки у нас есть. Мы сами нашли себе промышленников, которые согласились узаконить на Сцилле свои филиалы. Поскольку для правительства это очень удобно, то нас оставили в покое. В дальнейшем Брис предложил... - Он осёкся, посмотрел на меня, но упрямо повторил: - В дальнейшем Брис предложил создать на планете что-то наподобие санаторно-курортной зоны. Люди, прилетающие сюда, не сознавали бы, что их лечит энергетика планеты, а мы, благодаря ей, могли бы перейти на самоокупаемость. Всё это, конечно, в области предположений и планов, но идея нам показалась неплохой, чтобы уцепиться за неё.
   - Сколько человек на данный момент в поселении? - деловито спросил Карл и снял наконец крышку с банки.
   - Двести семьдесят - только поселенцев. Присланного, временного, начальства при заводе - человек двадцать.
   Призрак уже не спеша отпил из банки, вытер губы, задумчиво уставился в пустоту.
   - Так... Оружие есть?
   - Есть. Правительственная комиссия, расследовавшая халатность призраков, допустивших побег сим-вормов с полигона, сочла, что оружие, бывшее на полигоне и в зданиях при заводе, было уничтожено, когда те были взорваны. Точно так же, как ящики с опытными образцами зажигалок. Так что оружия следователи почти не искали.
   - Уже легче, - буркнул Карл и снова поднял глаза на меня. - А с этим что? Почему он вспомнил? Что с ним случилось?
   - С ним случился ты, - сказал Мартин. - Во сколько по корабельным часам ты приземлился? Ближе к вечеру?
   - Да, что-то около одиннадцати.
   - Ну... Именно в это время пробудился настоящий Брис. То ли учуял что-то в энергетическом поле Сциллы при твоём появлении, то ли что-то сделал ты.
   - Ясно, - пробормотал призрак, причём так безразлично, будто он потерял всякий интерес к собственному вопросу.
   - С чего ты хочешь начать? - спросил встревоженный Вестар.
   - Первые сутки я собираюсь спать, - агрессивно заявил Карл. - Я не знаю, что такое нормальный сон, вот уже с полгода. А потом начну восстанавливать форму.
   - У нас есть пустые дома, оставшиеся после уехавших... - начал Доминик.
   Призрак, сморщившись, перебил:
   - У меня была камера на платформе. Туда я и собираюсь вернуться.
   И все уставились на меня. Сначала я не понял этих взглядов, потом, вспомнив видео, сообразил. Уж не думают ли они, что мы поубиваем друг друга, если окажемся в одном помещении? Первым заговорил Мартин. Он пожал плечами и сказал:
   - Ну что ж... Подежурю. Мне это нетрудно.
   - Нам нетрудно, - поправил Кэвин. Он выглядел злым, но решительным.
   До Карла дошло.
   - Что - этот тоже на платформе? А зачем дежурить?
   - Они боятся, как бы я тебя не убил, - ощерившись не слабее его волчьего оскала, процедил я.
   Настоящей злости к нему я не чувствовал. Но что-то вроде поддразнить - этого точно хотелось. Слишком самоуверенным выглядел этот... потрёпанный волчара. Уверенности в том, что я смогу его одолеть, если что, я не чувствовал: достаточно вспомнить, что призрак добрался до меня через огромное расстояние и буквально выпотрошил, превратил в вялое существо, не имеющее сил даже сопротивляться. С другой стороны, одно только присутствие Мартина напоминало, что я владею теми же силами, что и Карл, только не умею их использовать. Вывод: наступаю на горло собственной гордости и нелюдимости - и занимаюсь со всеми, кто согласится хоть что-то объяснить и чему-то научить. И в первую очередь надо узнать, как защищаться от такого проникающего удара, как удар призрака, мгновенно сбивающего меня с ног - энергетически, конечно, сбивающего. Но на практике - по-настоящему.
   Интересно, откуда все эти вещи знал тот я, который всё забыл? Ведь не призраки же его всему этому научили?
   - А не наоборот? - пренебрежительно парировал призрак. - Что у тебя с мордой, щенок? Уж не подрался ли ты с кем-то из здешних гвардейцев?
   - Берсерк проснулся вместе с Брисом, - поймав мою дёрнувшуюся руку, тихо сказала Таис. - И первым делом попытался вернуть свой прежний облик.
   - И фиг с ним, пусть возвращает, - сонно сказал призрак, огляделся, сунул Доминику, благо тот рядом, полупустую банку и, встав и покачиваясь, двинулся в конец вертолёта.
   Несколько удивлённые, мы молча следили, как он остановился у мешков, наваленных кучей в конце салона, откуда Мартин принёс мне куртку, и почти сполз к ним. Обхватив один из тюков, Карл растянулся на полу во весь рост. Секунды спустя его тело полностью обмякло. Заснул.
   Уловив какое-то движение, я оглянулся на Вестара. Тот беззвучно смеялся - трясся так, что явно остановиться не мог.
   Доминик вопросительно взглянул на него.
   - Что?
   - Крутейший призрак, а доверяет нам стопроцентно - спит ведь... - выдавил Вестар и снова затрясся, закрывая лицо руками.
   Ребята, сидевшие по обе стороны от меня, облегчённо заулыбались, а Доминик укоризненно покачал головой и прошёл к Карлу. Откуда-то из тех же тюков он выудил ещё пару курток и укрыл ими призрака.
   Честно говоря, я позавидовал Карлу. Спит. Я бы тоже не отказался от сна. Всё ещё чувствовал себя выдохшимся. Три часа впереди. Я прислонился к стене за спиной и все три часа продремал, тоже чувствуя себя в безопасности.
   Дремота переросла в сон, постепенно навалившийся так, что я уже и думать не мог ни о сим-вормах, о которых мельком слышал в космосети, ни о тренировках... Я спал так, что, когда вертолёт приземлился на площадке перед платформой, просто не воспринял факта, что мы прилетели. Кто-то, кажется, Вестар, прогудел над ухом, что он отведёт меня в мою конуру. Кто-то, смутно знакомый, хрипло засмеялся и как-то издалека, но с отчётливой усмешкой сказал: "Я же говорил - пацан ещё..."
   Меня провели лестницей, которая посекундно то появлялась перед глазами, то исчезала. Потом по узкому коридору... Потом ввели в моё логово, где я свалился - на манер призрака - на спешно кем-то разложенную постель, и меня понесло в глубины сна.
   Сумбурные сны бежали наперегонки, повторяя события последних часов, а заодно настойчиво что-то внушая мне. Особенно часто я видел Карла, который, ухмыляясь, стоял надо мной и явно собирался бить ногами. Но каждый раз ему что-то мешало... И я успевал убегать... Потом во сне появился Мартин. Он некоторое время внимательно наблюдал за призраком, попирающим меня, а потом задумчиво сказал: "Не надо бы тебе об этом думать..." А когда я хотел спросить его, о чём мне не надо думать, он пропал.
   Потом всё смешалось. Я стал слышать голоса, знакомые и незнакомые... Они доносились словно из-за стены, сквозь слегка прикрытую дверь. Басовитый голос я слышал впервые. Судя по всему, обладателя этого голоса звали Арни, и он решительно добивался, чтобы ему рассказали всё про сим-вормов. Другие его уговаривали погодить, причём обращались к нему либо Арни, либо Шериф. Так я и не понял, кто такой. Может, мне ещё не всё рассказали...
   Потом был момент, когда мне стало тепло... и понятно, что я выспался.
   Именно в этот момент я чётко расслышал торопливый шёпот:
   - Я только ужин ему оставлю, а ты проследи, чтобы он поел, ладно, Мартин?
   - Почему бы тебе не остаться?
   - Таис мне, конечно, помогает с ребёнком, но... Я тут оставлю, около двери. Пусть поест горячего. Мартин... Помоги ему. Я боюсь Карла...
   - Сделаю что смогу...
   Я напрягся и чуть приподнялся с лопаток, чтобы не было заметно движения. Смутная тень нарисовалась у решётки. Наклонилась. Раздался тихий, суховатый звук твёрдого предмета о пол. Почти в одно мгновение с ним я стремительно кинулся к решётке двери и поймал разгибающегося человека за плечо.
   Человек ахнул от неожиданности.
   Не отпуская его, я быстро выскользнул за дверь и перехватил другой рукой свою добычу. Теперь я держал её за оба плеча. Всмотрелся в перепуганные серые глаза, быстро окинул взглядом смуглое лицо. Женщина замерла. За её плечом я видел встревоженно привставшего Мартина.
  
   7.
  
   Первоначальный испуг от неожиданности медленно растаял в глазах, мягко опушённых почти невидимыми в тусклом коридорном свете ресницами. Вместо страха появился направленно ищущий взгляд. Я понял, что она ищет, и опустил руки. Думал - быстро развернётся и уйдёт. А вот и нет. Сама схватилась за рукав моей куртки, которую не успели с меня снять перед сном.
   - Подожди...
   Шёпот на выдохе почти сковал меня, пронизав всё тело. Я нерешительно остановился - на полушаге в камеру. Женщина, словно получив разрешение, немедленно вцепилась другой рукой в куртку на груди и снова погрузила свой взгляд в мои глаза.
   Ищи... Никакой злости на неё уже нет. Кто она мне? Незнакомый человек, с которым в этом тесном человеческом мирке у меня будут отношения не самых близких соседей. Не более. На что бы она ни надеялась.
   Она заморгала и опустила глаза. Я приготовился уйти.
   - Вы так похожи...
   Она сказала это негромко, но с таким горьким разочарованием, что меня это задело. Сообразить, о каком сходстве идёт речь, легко. Не о внешнем. Она что-то прочитала по моему лицу. По глазам.
   - Заявление о разводе я напишу завтра.
   - Ты не хочешь, чтобы я остался с тобой? - не выдержал я. С одной стороны, мне захотелось уколоть её. С другой - я вдруг почувствовал какую-то иррациональную обиду: вот так - легко?
   - Ты? Зачем? - искренне удивилась она. - Вы похожи как близнецы, но ты абсолютно не Брис. И потом. У меня от Бриса есть малыш. - Она, видимо, вспомнила о нём и мягко улыбнулась. - Ты же не будешь претендовать на чужого ребёнка? Ведь у тебя и своих проблем сейчас много. - Женщина ласково погладила меня по плечу. - Я не буду мешать тебе напоминанием о прошлом, которого у тебя нет. Просто время от времени - так, чтобы ты не видел, - буду помогать тебе. Не бойся. Навязываться не буду. Мне легко представить, что я ухаживаю за младшим братом Бриса.
   Она снова взглянула на меня - успокоенными глазами - и пошла прочь. Меня это здорово поразило. Чёткое разделение одного и того же человека на двоих, абсолютно разных. О том, кто был я ранее, она так легко сказала - Брис, будто это был совсем не я... Или она права?.. Не знаю. Пока думаю, что точно права она только в одном: у меня сейчас слишком много проблем, чтобы ещё возиться со всем этим.
   Странно только, что та самая иррациональная обида всё-таки осталась.
   За время нашего разговора Мартин сел в привычный "лотос" и больше ни разу не пошевельнулся и на меня не посмотрел. Хотя я понял, что, случись что агрессивное с моей стороны, он тут же бы вскочил снова. Ну и попал я... Мало того что до сих пор ничего не понимаю, так ещё...
   Не умея выразить мысль, я поморщился и зашёл в камеру - прихватив принесённые Лидией термосы. Скинул наконец куртку и пошёл в душевую. По дороге, огибая неподвижного Мартина (неужто всю ночь не спал?), спросил:
   - Этот... Карл не просыпался?
   - Нет. Он будет долго спать, - ответил мальчишка задумчиво. - Судя по его полю, ему придётся очень долго восстанавливаться.
   - А мне? - не удержался я.
   Мартин поднял глаза, ухмыльнулся.
   - Если не будешь сопротивляться и хотя бы первое время принимать всё без вопросов, как данное, очень быстро.
   - Ловлю на слове, - серьёзно сказал я.
   Как выяснилось далее, это он поймал меня.
   Мартин дал мне время спокойно поесть, спокойно поразмышлять, как быстро пролетело время со вчерашней тренировки - точнее, с её начала, до сегодняшнего утра. Потом я спрятался от детей. Глупо, но именно так получилось. Во всяком случае, сегодня не было неловкости, как вчера, когда дети забежали ко мне. Я смотрел из темноты, как они прошли-пробежали мимо моего логова. Та же вчерашняя троица остановилась нерешительно, девочка было ступила шаг к двери... Я услышал голос Мартина, правда, не понял, что он сказал. Троица немного потопталась перед камерой и убежала в свой учебный кабинет, или как там у них это называется...
   Со странным чувством смущения, которого я никогда в жизни не испытывал, я вдруг подумал, что каким-то образом обманул их, этих детей. Глупое впечатление... Ведь я не тот, кто им был знаком... Странно, что приходится постоянно напоминать об этом самому себе.
   Наконец в коридоре всё стихло.
   - Выходи, - сказал мальчишка. - Пора на тренировку.
   Теперь уже не оглядываясь, я вышел и проследовал на то самое место, где вчера меня застал зов Карла. Мартин, в светлом спортивном костюме, - следом за мной.
   Получасовая разминка. Привычный комплекс прыжков. И постоянный пригляд мальчишки, сидящего у стены. Наконец я не выдержал:
   - Я видел видео того Бриса. Ты можешь научить меня быть невидимым?
   - Тебе этого хочется?
   - Да.
   Мартин мягко встал. Впервые я увидел на его губах усмешку.
   - Брис, ты помнишь первые минуты в собственном... сознании?
   - Ну... Помню.
   - Помнишь, как я говорил Лидии, чтобы она вышла, потому что мне с тобой не справиться? Нам - с тобой не справиться?
   - Помню. - Я и впрямь вспомнил, как мальчишка возник на пороге комнаты, которую я потом превратил в развалины.
   - Когда я это говорил, я имел в виду того Бриса, которого знал. С ним бы я не справился. Ты запомнил это?
   Мальчишка отшагнул от стены и поклонился мне.
   Я машинально, не опуская глаз, поклонился ему. Едва я выпрямился, удар в живот заставил меня задохнуться. В следующий миг разворачивающим тараном в плечо меня швырнуло в сторону. Голову не успел склонить, плашмя врезался затылком и спиной в стену и сполз на пол. Перед глазами - чёрно-кровавые блики.
   - Поднимайся. - Голос безразличный.
   Ноги в белых спортивных штанах - передо мной. Близко. Соблазнительно близко. Притвориться вялым, получившим больше, чем надо... Выкинул ногу вперёд. Мальчишка за мгновение до удара подпрыгнул. Я растянулся на полу от собственного движения - и вскочил. Быстро... Не стоять на месте. Потанцевали, подпрыгивая друг подле друга. Лицо мальчишки спокойное, деловитое. Глаза - оценивающие. Идеально собранный. Был бы такой в нашей секции, дедов приятель, мой тренер, плакал бы от восторга...
   Подпрыгивая, я всё ближе подходил к Мартину. Только начал поворачиваться для удара ногой - незаметно, как думал... Он взлетел - пяткой по кончику локтя, по точке - чёрт... Рука онемела. Приземлялся он, как мне показалось, высокомерным победителем. Я пригнулся, жёсткий поворот - ногой под колено. В пустоту. Только мгновением позже я понял, что мальчишки передо мной нет. А в следующее мгновение ухо взорвалось - и я рухнул на пол.
   Мне причудилось, он не прыгнул на пол, а медленно приземлился перед моими глазами. Пространство покачалось перед глазами и вроде как собралось покрутиться, как недавно... Голова гудит. Кровь неторопливым молоточком в виски.
   - Вставай.
   Негромкий голос, жёсткий и повелительный. Он взорвал меня изнутри. Я представил, как сейчас встану и просто кулаком врежу ему по макушке. И он грохнется не слабее моего. Я возненавидел этого пацана. Если он не хочет меня учить... А только издеваться... Да понял я, что он сильней меня, понял!.. Сколько можно... Я не хочу... Ничего не хочу... Ярость обречённого на насмешки заставила меня задыхаться до всхлипа. Мартин что-то сказал - негромко. Я не услышал. Мне захотелось убить его!.. Я представил, с каким наслаждением я это проделал бы: кулаками вбил бы в стену!..
   Руки дёрнулись. В полуметре от ног Мартина.
   Внезапно мальчишка свалился - правда, в следующий миг стремительным перекатом рванул в сторону от меня и так же мигом встал на ноги. И - быстро попятился. Не веря, я заглянул ему в лицо.
   Он улыбался - радостно!
   - Вставай.
   Не спуская с него глаз, я подпрыгнул и встал на ноги, готовый в любой момент встретить его удар.
   - Я стукну тебя, - сказал Мартин. Улыбка медленно таяла, но он уже не казался настроенным издеваться. - Я стукну тебя, но перед тем как стукну, ты будешь двигаться в моём ритме. Настройся на меня. Ты должен услышать, прочувствовать, как я буду двигаться. Настройся так, будто я твоя тень. Настройся, что я - это ты.
   Он мутузил меня следующие пять минут. Он появлялся из ниоткуда, как бойцы на том видео. Он исчезал в никуда, когда я думал, что вот-вот достану его. Он гонял меня по всему закутку, не давая встать. Кровью, слюной и соплями я отметил, наверное, всю площадь стен и весь пол...
   - Так. Хватит. Садись посередине в "лотос".
   Я шмыгнул носом, машинально втягивая кровь, и сплюнул. Кровью же. Сел прямо, хотя тело настойчиво требовало передохнуть и расслабиться ссутулившись. Дыхание успокаивалось, но очень уж трудно. Мартин обошёл меня и сел позади.
   - Слушай меня внимательно. После Бриса я самый сильный здесь. Но не потому, что я сильнее физически. Потому что я чувствительней. Как и ты. Только ты не знаешь, как пустить в ход свою чувствительность. Кое-что у тебя уже получается, но чисто инстинктивно. А тебе нужно - осознанно, но на уровне автомата. Такое вот противоречие. Если поймёшь - получится всё. К сожалению, я не Брис. Он бы лучше объяснил... Начнём. Прочувствуй свою спину. Шея. Расслабился. Плечи - опусти, расслабь. Лопатки... Пояс. Спина расслаблена?
   - Да, - буркнул я.
   - Слушай пространство.
   Я хмыкнул, но попробовал. Одновременно с пробой меня потянуло в то самое состояние организма, которое Мартин вчера показал. Меня слегка покачало в нём - и внезапно что-то буквально бросило меня в сторону, какой-то неслышный, но тревожный внутренний вопль: "Опасность!" Кувырком метра на два - и прыжком взлетел на ноги.
   Мальчишка, оказывается, уже не сидит позади меня, а стоит - с поднятой ногой. Мои руки - в блок. Нога Мартина опустилась.
   - Прекрасно, - непроницаемо сказал он. - Ты почувствовал, как я хочу тебя ударить. Теперь работаем так...
   Он подошёл ко мне - я больше не пытался блокировать его удары, поскольку почему-то знал, что мальчишка подходит ко мне не затем. Он снял мой пояс с кимоно и завязал мне глаза.
   - Я буду просто двигаться, а ты - ловить меня. Поиграем в жмурки. Слушай пространство, слушай меня.
   Сомнения были. Но пропали быстро. Я чувствовал стены. Я чувствовал движение небольшой фигурки мальчишки - и бросался именно туда, куда надо. Потом - бегал. Он ускользал из рук - но в самый последний момент. Под конец странной игры я его даже чуть не поймал. Потом мне вдруг показалось, что мальчишка раздвоился. Он то пробегал мимо меня, то резко кидался мне в ноги - и всё это почти одновременно. Голова всё-таки закружилась, я растерялся: что происходит? Кажется, только раз задел...
   Хлопок в ладоши.
   - Хватит. Снимай повязку.
   Открыл глаза. Рядом с Мартином - Кэвин. Глаза - изумлённые. Сначала я решил, что он удивлён, как я здорово бегаю с закрытыми глазами. Но он скосился на Мартина.
   - Ну ты его и...
   Мм... Посмотреть бы в зеркало.
   - Твоя очередь. Берёте капюшоны - и на улицу. Да, Брис, сначала умойся.
   Заботливый ты мой...
   Но умылся, высушился, Кэвин обработал все порезы и кровоподтёки. После чего мы оба надели куртки, он натянул маску, а я опустил на лицо широкий капюшон, стянув его шнурком по всей окружности чуть не у подбородка. Снова лестница. Спустились, Кэвин прошёл чуть сбоку от лестницы, сел прямо на землю. Я послушно опустился рядом.
   - Слушай землю.
   Скептически скривив рот, благо под капюшоном не видно, я вздохнул - и снова попытался расслабиться. Сначала подставил тело напору ветра, который явно старался свалить меня, потом вдруг начал слышать, точнее - чувствовать совершенно невероятные вещи: как будто лёгкая вода струями поднималась вокруг меня. Из земли кверху. Она ласково и приветливо обвевала меня. Уловив этот момент, я будто запустил какую-то странную установку, которая выпустила ещё несколько струек. Чем больше я вслушивался в происходящее вокруг меня, тем больше "воды" начинало вздыматься, обвивая меня мягкими змеями. Ощущения непростые: невидимые змеи ласкались и наполняли меня, и это наполнение отзывалось во мне странным эхом. С меня будто содрали всю кожу - я всё чувствовал и впитывал. Но боли нет. Даже той, которой свербило тело после ударов Мартина... И... Чёрт... Мне понравились эти ощущения!..
   - Всё. Хватит. Капюшона не снимай. Слышишь лестницу? Иди к ней и поднимись.
   Сначала я пытался прикинуть, где эта лестница - на платформу. Но что-то будто само надвинулось на меня, едва я представил её перед внутренним взглядом. И это что-то и было лестницей. Я медленно приблизился к ней и уверенно поднялся. Без рук. Не опираясь на перила.
   - Сможешь дойти до душевой?
   Не отвечая, я прошёл сначала просторное помещение, потом тесное, когда с обеих сторон на меня давило, а сверху было открытое пространство. Остановился раз - перед странной преградой - шёл свободно, не шаркая, но что-то насторожило, и на этот раз ногу поднял выше - перешагнуть. И только перешагнув, вспомнил, что порог из коридора-туннеля в коридор общий и в самом деле высокий. Прошёл мимо своей камеры - впечатление дырчатого пространства. Остановился перед дверью в душевую - приоткрыта, пространство тесного помещения выливается в узкую вертикальную прорезь. Потянулся открыть. Голос Кэвина:
   - Войдёшь - попробуй подойти к зеркалу и не снимать капюшона ещё пару минут.
   Ну, попробовать мне нетрудно. Я же помнил, где зеркальная стена. Так что подошёл к ней и замер. Что дальше?
   - Ты. Твоё отражение. Представь, что смотришь на него. Глаз не открывай.
   Глупо. Подумалось - а потом стало стыдно: пока ничего глупого не было в командах мальчишки. Сам себе приказал не злиться. И сосредоточиться на задании. И, когда точка сосредоточения стала наивысшей, меня затошнило от ощущения присутствия. От потери ориентира: мне вдруг показалось, что я стою уже не перед зеркалом - перед человеком. Я чувствовал его наполненность той силой, которую чувствовал сам, когда бегал с завязанными глазами за Мартином... С минуту я выдержал, а потом рванул завязки капюшона. Там человек! Он стоит передо мной! Пацаны решили поиграть со мной и кого-то заранее ввели! Голову морочат!
   Чуть лицо не ободрал, поспешно стаскивая капюшон. И - ошарашенно уставился в зеркало. На самого себя. Которого чувствовал так же, как живого человека.
   - Мощь, - прошептали рядом.
   Чуть повернув голову, я увидел Кэвина. Он смотрел на моё отражение с какой-то горечью. Потом взглянул на меня.
   - У меня так никогда не получалось.
   - Что - не получалось?
   - Наполнить энергией собственное отражение.
   - А это важно?
   - Очень. Но об этом чуть позже. Ты лучше посмотри на своё лицо.
   - И что я должен увидеть?
   - Вообще-то - ничего.
   Немного удивлённый суховатым ответом, я снова взглянул на собственное отражение - и понял Кэвина: пропали все синяки, кровоподтёки, которые меня щедро наградил Мартин. Рассеченная кожа словно сомкнулась и излечила саму себя, затянувшись. Более того - пропали глубокие надрезы, которыми я, будучи в состоянии берсеркизма, пытался восстановить тату. Последнему, честно говоря, не знал - то ли радоваться, то ли злиться.
   - Лучше, чем бой, у Бриса получалась целительская практика, - сказал мальчишка. - Многие его приёмы мы знаем, но он был настолько чувствительным, что ему самому достаточно посидеть на земле Сциллы. Запомнил? Тебе тоже этого достаточно. Всё. Перерыв. Тебе бы неплохо поспать. Потом тобой снова займётся Мартин.
   Поспать? Он смеётся? Да у меня всё тело после таких тренировок бурлит энергией, а он - поспать!.. Кэвин как будто услышал, усмехнулся неохотно.
   - Никогда не поддавайся запросам тела. Командуй им сам. Спать надо. Значит, сделай так, чтобы уснуть. Прикажи самому себе. Войди в нужное состояние - и прикажи.
   - А... если не хочется?
   - Это сейчас не хочется. Ты должен.
   - Почему?
   - Ты набрал энергию хаотично. Чтобы в следующий раз нормально тренироваться с Мартином, тебе надо энергию упорядочить. Лучше всего это сделать во сне.
   Может, высказанное мальчишкой серьёзным тоном объяснение и заставило бы меня постараться заснуть. Не дали. Только мы вышли из душевой, как сразу завидели целую делегацию: уже знакомые мне Вестар и Доминик шагали с обеих сторон от худощавого мужчины, старше их где-то чуть не вдвое. А может, мне показалось, что старше: лицо было озабоченным, брови явно привычно сдвинуты. У него был заметный неправильный прикус - нижняя челюсть чуть вперёд, отчего на тонких губах постоянно оставалось впечатление лёгкой улыбки. Небольшие карие глаза внимательно щурились на меня, а немного плоский нос имел обыкновение слегка морщиться, когда незнакомец усмехался... Когда он заговорил, я сообразил, что уже слышал этот басовитый голос. Это его обладатель требовал, чтобы ему немедля рассказали про сим-вормов.
   - Ну, здравствуй, Брис. - Он протянул руку, и не успел я протянуть свою в ответ, как он сам просто подхватил мою ладонь и потряс её. - Меня зовут Арни. Ты первым назвал меня Шерифом. Мы шли, вообще-то к Карлу, но раз уж встретились... Ты правда ничего не помнишь?
   Я было насупился, но сообразил: чем больше тяну, тем дольше остаюсь с теми, кого видеть не хочу. Поэтому выдавил:
   - Нет. Не помню.
   - Ничего. Ребята помогут тебе приспособиться, - с глубокой убеждённостью сказал Арни. - Ты, главное, не стесняйся, спрашивать, если чего не понимаешь.
   Через его плечо я увидел, как Вестар опустил глаза и затаённо вздохнул.
   - Хорошо. Я буду спрашивать, - деревянным голосом сказал я, ненавидя и себя, и его - за то, что приходится говорить, когда вновь изо всех сил хочется забиться в свою камеру-логово, закрыть голову руками, стиснуть веки и стать невидимкой.
   Шериф кивнул, будто и не ожидал другого ответа. И прошёл мимо.
   Банальная сцена. Шаблонный диалог. Ненавижу...
   Шериф вдруг обернулся, будто услышал. Может, он думал, что я не смотрю. Но губу он прикусил как-то так, что стало ясным: он о чём-то отчаянно жалеет.
   Я отвернулся.
   А пошли вы все...
  
   8.
  
   Одиночество. Заклятый враг и проклятый друг... Вжавшись спиной в стену, обняв колени, пытался утихомирить дыхание - дышал, как побитый пёс. Становилось только хуже... Рывком бросился к двери. Замер, вцепившись в дверную решётку, вглядываясь в обе стороны и прислушиваясь. Никого. В коридоре точно пусто.
   Схватил оставленную мне куртку и забытую Кэвином маску от ветра - и быстро: из камеры, из общего коридора, из фойе платформы - на улицу. Как со ступеней высокой лестницы не свалился - не представляю. Но добежал донизу и, не раздумывая, кинулся налево. Окон нигде нет - и это здорово. Через несколько минут добежал, вздымая клубы пыли, до противоположного конца платформы. Оглянулся. Точно знал, что никого позади, но оглянулся и, уже задыхаясь от пыли - надел полумаску на слезящиеся глаза.
   Сероватая земля с редкими, торчащими кое-где кустиками засохшей травы. Мои следы, вдавленные в пыль, постепенно и очень основательно заметает порывистый ветер.
   Бег утихомирил воющее одиночество хоть и маленькой, но всё-таки физической усталостью. От носа платформы я ещё раз всмотрелся в конец и поплёлся к середине, чтобы меня не было видно с обеих сторон от уже далёкой лестницы.
   Здесь сел на пригорок, получившийся в результате проседания платформы и заноса ветром, прислонился к борту. Перед глазами приглушённые серые линии слегка холмистой земли, по-змеиному извивающиеся куда-то вдаль. Я закрыл лицо руками - то есть обхватил ладонями полумаску. Пустота внутри теперь уже не выжигала, а лишь ныла тоскливой нотой... Так, что хотелось взвыть...
   "Не пугайся".
   Я резко дёрнул головой, поспешно оглядываясь. Просто сижу. Никакого отчаяния. Просто сижу... Чёрт, даже посидеть спокойно не дали...
   "Сейчас появлюсь - поговорим. Только не удирай".
   - И откуда ты появишься? Справа? Слева? - угрюмо спросил я в пространство.
   - Справа, - ответил Карл, выходя из-за угла платформы.
   Я только взглянул, не поднялся. Надо - сам подойдёт.
   Он сделал лучше - сел рядом. Без полумаски, в распахнутой настежь куртке. Впрочем, здесь довольно тихо. Ветер пока задувает мимо нас.
   - Давно здесь сидишь?
   - Нет.
   - Что - такой молчаливый?
   - Чего тебе надо?
   - Тебе нравится убивать?
   Чуть наклонившись, я заглянул ему в лицо. Серьёзен. Тёмно-серые глаза сощурены... Быстро он пришёл в себя. Побрился вон уже.
   - Это всего лишь один из способов заработать. А тебе? Нравится?
   Карл, не глядя, хмыкнул.
   - Если убийство даёт возможность выжить... Я к чему... Ты очнулся недавно. Многому ли тебя научили здесь?
   - Зачем тебе?..
   - Ха, недоговорённость - козырная карта?
   Я промолчал. Говорить не хотелось. С ним - тем более. Чего пристал... Отвернувшись от него, снова принялся впустую глазеть вперёд. На ветер любоваться интересней, чем на его физиономию... Долюбовался: пространство перед глазами качнуло и странно оплыло. Или я снова вошёл в состояние, при котором мало ли какие иллюзии?..
   - Я могу научить тебя всем навыкам призрака. Хочешь? Пригодится в будущем.
   - Чего ты хочешь взамен? - Только спросил - и понял. Глянул на чуть сморщенный в усмешке рот и спросил в свою очередь: - Тебе нужен донор?
   - Считываешь? - высокомерно спросил он и недовольно насупился.
   Не нравится, что так быстро раскусил? А мне не нравится, как ты тащил из меня энергию - будто кишки из прорванного кишечника. Восстанавливайся сам. Нашёл дурака.
   - Нет. Догадался.
   - Если сейчас говорить не расположен, поговорим в следующий раз, - сухо сказал Карл и поднялся. Он стоял ко мне боком, но я всё равно напрягся: с позиции сверху легче броситься на сидящего. Может, я и силён, но в таком раскладе чувствовал себя уязвимым. От одной только возможности.
   - Карл... Как ты нашёл меня здесь?
   - Догадался, - ответил он и пропал за углом платформы.
   А я снова ссутулился, сидя и опершись руками на колени, и стал следить, как ветер старается сбить с места высохшую ветку с колючками. У него не получалось, но он не расстроился: взял и засыпал её... Просидев минут пять бездумно, я выпрямился и сказал:
   - Ну? И долго ты собираешься сидеть там?
   Пространство, поплывшее перед глазами во время разговора с Карлом, мягко исказилось. Секунды - и передо мной сидит Мартин. Встал из "лотоса" и подошёл ко мне.
   - Следишь?
   - Слежу, - улыбаясь, согласился мальчишка. - Но теперь я пойду.
   - Боишься из-за Карла?
   - Да. Я боялся, что ты будешь с ним.
   - Теперь не боишься... Мартин, как ты меня нашёл?
   - Карл привёл. Если бы не он, я бы тебя в жизни не нашёл.
   - Почему?
   - В последние дни Брис работал с изменением характеристик личного поля. Раньше можно было только представить его самого или его поле - и сразу понять, где он. Теперь такого нельзя. Изменённое поле сделано на совесть. И Брис добился, чтобы характеристики поля постоянно изменялись.
   - Тогда как нашёл меня Карл?
   - Он ничего у тебя мысленно не спрашивал?
   "Не пугайся", - вспомнил я.
   - Он телепат. Он считывает. Ему достаточно отправить мысленный зов по всей площади, где ты потенциально находишься, услышать еле слышный отклик, пусть даже он будет не словесным, а только эмоциональным, - и он легко тебя найдёт.
   - Значит, если никак не откликаться - он меня не найдёт? - задумчиво спросил я.
   - Нет. И последнее. Больше я тебе мешать не буду. Ты точно не согласишься на все предложения Карла?
   - Точно.
   - Хорошо. Триди-визор у тебя с собой?
   - С собой.
   - Тогда тебе привет от нашего Бриса. С самого начала своего появления он боялся, что память вот-вот вернётся и в этом теле появится другой человек. Чтобы облегчить жизнь этому другому, он вёл что-то вроде дневника. Найди закрытую папку в триди-визоре. Пароль - "заклинатель". Будет время - посмотри.
   И тоже ушёл.
   Не сказал бы, что я вздохнул с облегчением, типа: наконец меня оставили в покое. Никаких эмоций. Даже никаких мыслей вообще ни о чём.
   Ветер швырнул на мои ботинки пыльный песок. Раз, другой... Я следил, как он заметает обувь почти на половину высоты, а потом снова обдувает их, освобождая из легчайшего плена... Нехотя достал из кармана триди-визор, залез в "Мои документы". Нашёл запароленную папку, открыл. В ней оказалось несколько других папок и один-единственный файл "Брису - лично". Поколебался - и открыл.
   Почему-то сразу читать не смог. Долго собирался с духом. Запись оказалась небольшой.
   Странно читать написанное твоей рукой, но чужим сознанием чужого человека: "Привет, Брис! Для начала надо представиться: я не ты, забывший своё прошлое. Я человек случайный в твоём мире и в твоём времени, совершенно невероятным образом оказавшийся в твоём теле. Смешно и глупо звучит, но это так. Не буду тебе рассказывать, кто я такой на самом деле, ибо это не главное - для тебя. Главное - в другом. Если ты читаешь эти строки - значит, я ушёл, а ты вернулся. И нужно помочь тебе ориентироваться в этом месте и особенно среди людей, которые тебя окружают.
   Я добрался-таки до твоей достаточно подробной биографии. А в документах переселенцев нашёл твою так называемую характеристику от психиатра, пославшего тебя на принудительную ресоциализацию. Возможно, я слишком самоуверен. Но мне всё же кажется, я понял кое-что в твоей жизни. Брис, мне хочется быть убедительным, хотя - честно - я не знаю, получится ли у меня.
   Так вот, Брис, главное в том, что ты находишься среди людей, которые видят в тебе друга. Живя среди них, тебе нет нужды огрызаться и таиться. Каждый из них тебе с радостью поможет во всём, о чём бы ты ни попросил. Вот это - главное. Если ты усвоишь то, что я написал, ты будешь счастлив.
   Всё. В качестве доказательства вышесказанного предлагаю прочитать мой довольно обрывочный дневник и хотя бы пролистать другие папки. Если ты не поверишь мне, содержимое папок хотя бы поможет тебе влиться в жизнь на Сцилле полноправным членом общества.
   PS И всё-таки мне очень хочется переубедить тебя: дед был не прав".
   Скептически сморщившись, я открыл папку "Дневник", хотя рука дрогнула посмотреть, что хранится в папках "Сказки" и "Стихи".
   ... Я пришёл в себя, когда выяснилось, что вокруг темно, что единственное светлое пятно - экран триди-визора, что ветер превратился в злющий пронизывающий вихрь, буквально засыпающий меня пылью и песком. С трудом встал на ноги - и меня тут же шатнуло в сторону. Пришлось шагнуть к стене платформы и, держась за неё, постепенно сдвигать ноги. Сопротивление ветру заставило выкинуть все мысли из головы. Я просто упрямо продвигался вперёд, что было очень трудно: там, где утром я пробежал, приходилось ковылять, словно с навешенными тяжеленными цепями.
   Через некоторое время я потерял представление, далеко ли до входа. И был момент, когда я испугался, потеряв под рукой стену, когда обходил опору платформы. Заставил себя успокоиться и застыл на месте, настроившись на преграду, как учил Мартин. "Сканирование" оказалось недолгим: стена высилась метрах в трёх от меня.
   Лестница. Мне вдруг захотелось посидеть здесь немного, не заходя на платформу. Борта лестничные довольно высокие, чтобы на время скрыть меня от ветра, пока он дует в одну сторону. Усевшись на вторую снизу ступень и съёжившись, я вдруг вспомнил похороны отца. Мы стояли с дедом у стены крематория - оба одинакового роста (я уже вытянулся - почти акселерат по годам), в одинаковых чёрных костюмах, с одинаково деловыми и даже раздражёнными лицами: быстрей бы закончилось всё это!.. Почему же я сейчас вспомнил этот момент?
   Потому что было прозрение. Сильная волна нахлынувшего прозрения: да, всё правильно, нельзя иметь привязанности. Слишком больно, когда они обрываются.
   Именно это чувство сейчас владело мной. Прозрение. Ушедший в небытие Брис приготовил мне поразительной силы подарок... Буду дураком, если им не воспользуюсь... У меня аж руки дёрнулись снова вынуть триди-визор и перечитать записку того Бриса, а потом снова залезть в папки, содержимое нескольких из которых я скоро выучу наизусть.
   Рывком поднявшись, я зашагал по ступеням лестницы, держась за перила. Шаг - слово: "Им. Придётся. Потерпеть. Мне - придётся. Потерпеть. Это - шанс".
   Всё. Площадка перед входом. Несколько шагов. Обхожу площадку по бортам лестницы и стенам, поднимаю руку открыть дверь...
   Дверь внезапно уехала в сторону. Навстречу мне рванул свет, и маленькая фигурка стремительно прыгнула на меня и обняла. Я с перепугу чуть не шарахнулся, но быстро взял себя в руки, несмотря на такие же испуганные голоса изнутри платформы:
   - Лиз, ты сошла с ума!
   - Лиз, вернись, не пугай его!
   Я неуверенно обнял девочку, сцепившую руки на моей шее и обвившую пояс ногами, и немного развернулся, чтобы закрыть дверь, из которой меня ветром почти вталкивало на платформу. Смешная мысль: Сцилла тоже хочет этого.
   Дверь закрылась, отсекая меня от бури, из которой я явился.
   - Не надо орать, - сказал я тем, кого ещё не видел сослепу после тёмной непогоды, - сидит и сидит. Я же не возражаю. Лиза, тебе удобно?
   - Нет, - строптиво сказал девочка мне под ухо и даже куда-то в затылок - и у меня всё внутри перевернулось от её тёплого дыхания. - Но если ты меня попробуешь поставить на пол, я тебя стукну.
   - Лиз! - возмущённо сказал Полли.
   - Полли, всё нормально, - сказал я и пошёл мимо неё, мимо посторонившегося Вестара, мимо двоих мальчишек - Алекса и Косты. Тёплое лёгкое тельце девочки грело меня так, что я только сейчас сообразил, что ощутимо дрожу от холода.
   Спокойным же шагом я прошёл мимо закутка, где сидел чем-то очень недовольный Карл, который проводил меня таким взглядом, что я прочувствовал его воткнувшимся в спину и постарался побыстрей пройти фойе. Теперь я знал, что закуток и вообще всё это место - тренировочный зал, где первым начинал тот Брис.
   - А куда ты меня несёшь? - в промежуток между капюшоном и ухом поинтересовалась Лиза.
   - В свою комнату. Там слезешь с меня?
   - Нет. Не знаю. Наверное... Брис, мы соскучились.
   - По сказкам?
   - По тебе. Почему ты такой чужой? Я не хочу, чтобы ты был чужим.
   - Я... постараюсь, - сказал я и увидел у порога камеры Мартина и Таис. Оба встали навстречу изумлённые: в обнимку с девочкой меня вряд ли ожидали увидеть.
   Я открыл дверь камеры и присел на пороге. Лиза съехала ко мне на колени, закинув руку на шею, и всматривалась в глаза.
   - Ты немного другой, - с таким взрослым вздохом сказала она, что даже Таис улыбнулась. - Но это ничего. Ты не пропадай, ладно? А то это очень тяжело: ты есть, но тебя нет. Теперь всё будет по-прежнему?
   - Не сразу, - сказал я, задумчиво глядя, как Мартин несёт к порогу маленький столик, а Коста и Алекс - какие-то сумки и пару ящиков. - Не сразу, Лиза. Мне сначала надо привыкнуть, что я... немного другой. Ладно? А потом, возможно, будет и почти по-прежнему.
   - Маленьких обманывать нельзя. Смотри, ты обещал, - строго сказала девочка и съехала с моего колена. - Лидия прислала тебе поесть. Давай накормлю.
   Это они хорошо придумали - кормить меня на пороге камеры. Я всё оглядывал коридор и размышлял, как много с ним связано воспоминаний того Бриса. Рядом сидела вся компания: кто на ящиках, а кто расположился прямо на полу - и что-то негромко обсуждала, не мешая мне думать о прочитанном.
   Только Карл прошёл мимо, не повернувшись в нашу сторону. Хм... Нашу... Да и компания притихла, дожидаясь, пока он пройдёт. После того как он скрылся в конце коридора, в своей камере, Полли перехватила мой взгляд и кивнула:
   - Мы оставили ему ужин около камеры. Не пропадёт.
   - Почему вы здесь?
   - Тебя дожидались. Лиз наотрез отказалась идти домой, пока ты не придёшь.
   - А теперь вы как? На улице буря.
   - За нами должен заехать Доминик. Мы уже звонили ему, что ты пришёл.
   О чём-то спросила её Таис, а я снова уставился в конец коридора. Карл. Только недавно я философствовал насчёт одиночества. Теперь же переключился на Карла. Как его назвал Брис? Заклятый друг? Я не настоящий Брис. В делах дружбы не с ним не сравниться. Вряд ли я сумею переломить сегодняшнюю ситуацию, когда призрак видит во мне лишь пацана, психа-киллера. Впрочем, его понять нетрудно. Гораздо труднее принять это его отношение. В общем, думаю, у меня ещё будет случай удивить его.
   Хорошо, что он не знает о наследстве Бриса.
   Моя голова инстинктивно повернулась к коридору-тоннелю, и в общем коридоре появился Доминик - за ним насупленный Кэвин. Вот уж было интересно понаблюдать за их лицами. Доминик-то - ладно. Он не привык скрывать эмоций под маской бесстрастия. Но вытянувшееся лицо мальчишки при виде нашей компании достаточно красноречиво говорило о его изумлении.
   - Привет-привет! - прогудел Доминик, нависая над всеми нами. - Знал бы, что застану вас всех вместе, тоже притащил бы какой-нибудь ящик.
   Он всё пытался смотреть на всех и на каждого, но его взгляд возвращался к Лизе, которая сидела слева от меня, держась за мой локоть. Или к Алексу и Косте, которые сидели справа, еле-еле уместившись в проёме со мной и Лизой. Наконец его глаза в упор уставились в мои. Сильное беспокойство ещё только зарождалось в них, но я сообразил.
   - Нет. Чуда не произошло, - сказал я чуть не виновато.
   - Ничего-ничего... - от растерянности только и смог пробормотать он. И добавил уже в полный голос: - Ладно, ребята, я вас жду у джипа. Давайте побыстрей. Брис, пока!
   - Пока, Доминик.
   Он поворачивался почти стремительно, но я успел заметить, как сминается его рот в разочаровании. Если б увидел такое утром, я бы обиделся - и смертельно. Но сейчас...
   Ушли все, кроме Мартина и Кэвина. Они между собой договорились, кто первый дежурит у моей камеры, хотя я пытался сказать, что не надо бы теперь дежурить. Но, поскольку их это дежурство успокаивало на первых порах, отступился.
   Первым сел на один из оставленных ящиков Кэвин. Мартин ушёл спать в учебный кабинет. Карл больше не появлялся в коридоре.
   Разворачивая постель, я подумал, что своё приспособление к новой для меня жизни начну с завтрашнего переселения в другую камеру - в ту как раз, которая соседствует с учебным кабинетом - бывшим спортивным залом для детишек. Чем хороша камера там - не только двойными комнатушками, но и своим расположением: напротив - дверь в камеру Карла. А он явно нуждается в моём соседстве.
   Наверное, именно то, что мысль о соседстве с Карлом была последней перед сном, и стало причиной маленького происшествия, когда я наконец заснул.
   И, если мне ничего не снилось - просто не успело, наверное, то взрослому призраку снился кошмар. А я ещё не умел контролировать себя. Да и не думал, что можно проделать такое. Предыдущая-то ночь прошла спокойно. Но тогда Карл был вымотан до предела и уснул глубоко. Теперь же сон его оказался поверхностным и ярким. Таким, что, когда он вскрикнул во сне, я мгновенно очутился рядом с ним - со спящим. В его сне.
   Вечереющий свет. Вокруг камень и каменистая почва. Карл, с двумя пистолетами в руках, пятится от странной тёмной тени, которая ползёт к нему медленно, но неумолимо. От неожиданности я сам отпрянул, поняв, что эта за тень. Но по необычным колебаниям видимости постепенно сообразил, что я, как ни странно, нахожусь во сне Карла.
   Мне ещё учиться и учиться... Но в этом сне как-то сразу стало понятно, что всё дело именно во взрослом призраке. В собственном сне он с отчаяния позвал меня, а я, сонный, откликнулся... И не даст мне спать, если так будет продолжаться и дальше.
   Встав на месте, я некоторое время смотрел на тень, которая плавно вспухала, будто под ней, накрытые ею, двигались ещё какие-то сущности. Взглянул на Карла. Тот нерешительно остановился, переглянулся со мной.
   Я вынул из кармана (во сне казалось, что это правильно) зажигалку - из тех, что делали здесь, на Сцилле, и включил огненный клинок на метра три. И пошёл не спеша, почти вразвалку к тени. Та остановилась и выжидающе вздыбилась. Неизвестные существа под нею заволновались, забегали быстрей, точно пытаясь прорваться, но тень не пускала их, оберегая... от меня?
   Когда до тени остался шаг, я уверенно - легко, это же всего лишь сон! - ударил клинком по тёмной поверхности, которая вздыбилась уже наравне с моей головой. Ещё раз - взлетели ошметья, быстро тающие в вечернем воздухе. Ветер подхватывал их и развеивал играючи, будто помогал мне. Огненный клинок беспрепятственно резал тёмную прозрачную ткань, а Карл шёл за мной и в упор расстреливал тех чудовищ, что выскакивали из-под умирающей тени.
   Мы дошли до космолёта - типа этого корабля я не знал. Взрослый призрак опустил пистолеты и осел у трапа, уснул... Спокойной ночи, Карл, спокойной. Завтра будет трудный день. Нам всем надо выспаться.
  
   9.
  
   Шериф Арни стоял передо мной несколько растерянный.
   - Ты? На работу?
   - Угу. На работу, - подтвердил я.
   Доминик, почти возвышаясь над Шерифом - стоя за его спиной, чуть усмехнулся, а меня вдруг обвеяло почти счастьем: а ведь случись что - этот широкоплечий громила будет меня защищать.
   - Но зачем?
   - Освоиться. Ознакомиться с обстановкой. Заработать, - перечислил я, всё ещё невольно улыбаясь собственным мыслям.
   Шериф заехал на платформу, чтобы узнать, как мы с Карлом тут - его слова. На деле же, подозревал я, он надеялся на чудо: а вдруг он приедет, а Брис снова тот же? Теперь, немного представляя, что за человек был в моём теле, я не обижался на всех, кто его знал. Скорее - завидовал. И ему, и тем, кто его успел узнать.
   ... Утром мальчишки помогли мне перенести вещи в ту самую каморку, рядом с кабинетом для учебных занятий, которые велись здесь дистанционно с "большой" земли. Раньше от каморки была дверь в сам кабинет. Сейчас вместо двери - забетонированный прямоугольник, аккуратно закрашенный. Так что никого от занятий отвлекать не буду.
   Ну, а поскольку утро очень раннее, то Мартин и Кэвин провели со мной тренировку. Состояла она из разминки, отработки приёмов, а заключительную часть посвятили менталу: ребята учили меня действовать направленной энергией. Не полностью - принципам. Мартин как-то вскользь сказал:
   - Дальше - сам. Ты всегда был неплохим импровизатором.
   И оба оставили меня в покое, так же вскользь заметив, что неплохо бы провести спарринг, только вот пока не с кем. А я машинально и мысленно пройдясь по невидимому списку тех, кого уже знал на Сцилле, подумал: в спарринг-партнёры могли бы подойти Доминик, Вестар или Карл. Первые двое недоступны, поскольку пока общаться с ними не знаю как. Карл ещё слаб.
   Помяни чёрта... В опустевший (мальчишки-призраки ушли) закуток явился Карл. Молчаливый, сосредоточенный. Сел в уголке и некоторое время смотрел на мою тренировку: я пытался сбить тонким направленным лучом ментала пустую банку. Со всей дури - большим комом энергии - я уже умел. Теперь тренировался на меткость и экономичность. Щекотные ощущения в середине ладони смешили, а тут ещё Карл... Я ведь теперь знал о нём многое - то, что знал тот Брис. Оказывается, это здорово - иметь тайну про человека, который не подозревает, что его в определённой степени раскусили. В общем, я улыбался, тренируясь. И, кстати, подтвердил для себя ещё одно открытие того Бриса: когда эмоции на уровне улыбки, энергия вырабатывается легче и больше.
   Только я прицелился в очередной раз метнуть ментальную нить, как банка резко выстрелила с места и с такой силой врезалась в стену, что её смяло. Она отлетела на пол с пустым жестяным звуком, и некоторое время я смотрел, как она покачивается, прежде чем замереть. И - тишина.
   - Может, хватит сопли разводить? - медленно, без тени движения - одни губы шевелятся - спросил Карл. Глаза под напряжённо сдвинутыми бровями злые, типа: все дураки, один я понимаю, что происходит.
   - В каком смысле?
   - Осталось несколько дней, когда сим-вормы сообразят приползти сюда, а ты баночками балуешься.
   - Что ж. Думаю, ты прав. Нам пора поговорить, что с ними делать.
   Взрослый призрак сидел, не глядя на меня, лишь раздутые ноздри прямого носа выдавали его чувства. Глядя на него, жёсткого и неподвижного, как статуя, я сразу понял, что он имеет в виду и о чём он думает. Не надо всматриваться в информационное поле, чтобы сообразить.
   - Чувствуешь себя безоружным?
   - А ты - нет?
   - Есть немного, - признался я. - Но оружие - дело наживное.
   - Может, для тебя...
   Он замолк. Кажется, окончательно решил, что в этом деле я ему тоже не помощник. Он не знал ещё, что, пока мальчишки готовили мне завтрак, я побывал в учебном кабинете и обшарил его. Огнестрельного, как и лучевого оружия, естественно, не нашёл. Обнаружил остатки тех пик, о которых рассказывал Брис. Но среди всякой мелочи отыскалась интересная штучка, которая очень привычно легла на пальцы, - почти кастет. И ощущение было такое, что я этот кастет уже когда-то носил.
   В своей бывшей работе я редко использовал другое оружие, кроме холодного. О сим-вормах я знал, примерно представлял из записей Бриса, каким образом их можно уничтожить. Но полагал, что в первую очередь и в самом деле надо восстановить навыки тела, внутри которого спрятаны такие механизмы ментальных умений, таятся такие ментальные ресурсы!..
   Карл резко повернул голову - взглянуть на заскрипевшую, проседая, банку. Потом взглянул на меня. Я, сосредоточившись, плющил её - стоя на расстоянии метров пяти. Просто представил, что наступил на жестянку и давил.
   - Вот как... - прошептал взрослый призрак.
   - Мартин мне кое-что показал. Ну что? Начнём тренировку?
   До учебного часа детишек я буквально гонял его, заставляя заучивать приёмы, которые помогали в наборе энергии. Есть опасение, что он может, используя "повелительные" интонации призрака вкупе с ментальным нажимом на мозги, уговорить кого-то из пацанов-призраков присоединиться к нему, а потом использовать в качестве донора, в трудный или опасный момент высосав из него энергию. Опасение не моё. Вычитал из дневника Бриса.
   Карл сначала раздражённо рявкал, что ему накопительные приёмы на фиг нужны, но по мере наполнения менталом успокаивался и наконец замолчал. Заметив, что он уже почти кипит и - если уж говорить напрямую! - просто блаженствует от избытка энергии, я заставил его сесть и поработать с собственным полем. Минут через пять он поднял на меня сощуренные глаза.
   - Этому тебя Мартин успел научить?
   - Не только, - с чистой совестью сказал я. - Здесь ещё Кэвин был. И Таис.
   Он посидел ещё немного и ушёл. Почему-то у меня осталось впечатление, что он не успокоится до тех пор, пока не найдёт оружия. Ментал - дело, конечно, хорошее, но привычный вес оружия в руке очень многое значит. В этом я Карла понимал. И собирался выйти на работу не только потому, чтобы влиться в здешнее общество на общих правах, но и чтобы пополнить свой арсенал... Но сам я успокоился после этого обучения накопительной энергии в другом: теперь Карл не будет слишком сильно зацикливаться на поиске донора.
   ... Шериф вздохнул.
   - Ладно. Попрошу Михала снова приглядеть за тобой. А... с управлением машины справишься?
   - Это же грузовик, - машинально ответил я. - Справлюсь.
   - Тогда пошли. Довезём тебя до посёлка, до гаражей. Я перезвоню Михалу, пусть без тебя не выезжает. Ты сам, Брис... Тебе ничего не надо?
   - Если есть возможность, я бы хотел, чтобы Кэвин в обед собрал ребят-призраков - посмотреть, что с сим-вормами и насколько они далеко от нас.
   - А ты сможешь?
   - Мартин поможет, если что.
   Мы вышли с платформы чуть раньше, чем сюда привезли детей на учебные часы. Здесь неплохо придумали: машина, переоборудованная под школьный автобус, движется от начала улицы - почти от завода - и собирает детей, ожидающих на крыльце возле своих домов. Дети-призраки занимаются по системе, придуманной ещё Брисом, но учебных часов тоже не пропускают, хотя там, в учебном центре, и не знают, что, кроме детей переселенцев, "за партами" сидят ещё двенадцать не учтённых Терра-правительством человек.
   В джипе мы молчали. Всё-таки они ещё не знали, как и о чём говорить со мной, а я пока только проникался обстановкой. И людьми. Правда, это не мешало думать. Так, например, я вспомнил запись из дневника Бриса про джип призраков с установкой - гибридом из лазерной пушки и огнестрельного строенного пулемёта. Почему я об этом вспомнил? Неужели только в связи с делом сим-вормов, о которых теперь думал постоянно? Нет. Это из-за Карла. А какая связь? Только ли из-за того, что Карл - призрак, и оружие тоже - призраков?
   Брис написал, что у Карла есть небольшая способность предвидеть. Пробовал ли сам Брис эту способность развивать?
   Я думаю, что не только я вспомнил про оружие. Вспомнил и Карл. Разузнать бы потихоньку, где находится эта пушка. Ведь судя по описанию, оставленному Брисом, она легко монтируется в два автономных орудия. И остаётся суметь ею управлять. В чём, думаю, Карлу не откажешь.
   Итак, вывод. Карл думает о джиповом оружии и собирается его искать. Вывод из вывода. Мне нужно найти установку первым. Поскольку это оружие единственно мощное против сим-вормов. Призраковых лазерных пульсаров на Сцилле точно не осталось.
   Другие, конечно, тоже неплохи - комби-оружие охраны, например. Но эта установка убойная. Что дорогого в нынешней ситуации стоит.
   Я вдруг поймал себя на мысли, что примериваю события на себя. Незаметно хмыкнул. Начинаю думать за всех и обо всех. Как тот Брис. Или обстановка здесь такая, что в одиночку не выживешь... Времени разбираться в себе нет.
   Мы подъехали к забору вокруг административных зданий. Посёлок - так называл это место Брис. Отстроенный, но не до конца. По дневнику, было три здания. Осталось два. Здесь уже стоял один грузовик, возле которого переминался, еле удерживаясь на ногах от порывов резкого ветра, высокий, с полумаской на лице, закрытый ещё и курточным капюшоном человек. Судя по всему, Михал. Я вспомнил Алекса, одного из мальчишек, который сидел вчера со мной на пороге моей камеры. Его отец.
   Что ж... Я вышел из джипа, рядом встали Арни и Доминик.
   - Доброго утра, - поздоровался со мной Михал.
   - Доброго...
   - Отойдём под навес, - предложил Арни.
   Так получилось, что они втроём, считая Доминика, встали в группу, невольно обособив меня. Я не обижался. Привыкать-то надо. Но не сразу. Лучше постепенно. Теперь - не обижусь... Здесь, под гаражным навесом, Михал снял капюшон и полумаску. Всё так, как описывал Брис: ему лет под пятьдесят, волосы как у сына - русые, только чуть светлей - от проседи, лицо работяги, но мне неожиданно понравилось - открытое, чему в последнее время я начал завидовать, и добродушное.
   Пока они негромко разговаривали, я развернулся к посёлку из двух зданий, окружённых забором. Мартин сказал - Брис всегда импровизировал? Попробуем. Я взглянул на посёлок как на доску с фигурками. Настрой. Оружие. Холодный металл. Аура смерти. Бесстрастие... Взгляд вдруг повело в сторону ближайшего здания, а потом опустило понизу забора. Понял. Арсенал где-то внизу. Наверняка для охраны вольнонаёмных... Только от кого? Боятся переселенцев?
   Доминик похлопал меня по плечу и вместе с Арни пошёл к своему джипу.
   Михал подошёл ко мне и протянул полумаску.
   - Арни сказал, - медлительно высказался он, - что у тебя своей нет. Возьми. Это запасная.
   - Спасибо.
   - Ага. Садись в кабину. Довезу до завода. Твоя машина там осталась...
   Он сказал и вдруг осёкся... Я что - не так посмотрел на него?.. Стоп! Бросай рассуждать, как уголовник-переселенец, к которому все относятся с подозрением. Я заставил себя прослушать в памяти его слова - и невольно ухмыльнулся ему, всё ещё растерянно стоящему передо мной. Во-он что... И я подтвердил - уже с обычной, понимающей улыбкой:
   - Ну да - моя.
   Секунды он смотрел на меня, испытующе вглядываясь, и медленно улыбнулся. Кажется, сработаемся... Пока ехали, Михал обстоятельно объяснял, что к чему с вождением. Я усвоил быстро. На Милене у меня была маленькая спортивная машина. Управление на ней чуть сложнее, чем на грузовике. Так что - без проблем.
   Подъезжая к заводу, Михал неуверенно заговорил:
   - Алекс сказал, что ты другой, но всё равно хороший человек...
   - Я... - начал я и замолк. Потом вздохнул и ответил: - Я не очень хороший, но постараюсь стать своим.
   Он едва заметно улыбнулся, мельком глянув в зеркало перед собой.
   "Моя" машина сиротливо стояла в отдельном отсеке заводского гаража. Странно, но, когда я влез на сиденье этой неуклюжей громадины, я почувствовал себя достаточно уютно, чтобы не ругать судьбу за то, что пришлось пересесть с изящной и маневренной машинки на эту работягу. Михал велел ехать пока по пятам за ним, чтобы освоиться. Ничего особенного: погрузка на шахте занимает много времени, а остальное - поездка с грузом на завод и разгрузка проходят очень быстро. Что ж... Мне будет чем заняться во время свободного времени. Что я и сделал. Пока принялись за погрузку моего грузовика, я не спеша обошёл шахту, изучил её от и до. Даже нашёл ворота на дорогу к бывшему полигону призраков - опять-таки по рассказу Бриса. И заодно снова устроил сканирование. Здесь тоже есть оружие. Но гораздо меньше, чем в посёлке. Впрочем, охрана в основном базируется именно при вольнонаёмных, которых много именно в административных зданиях посёлка, а здесь таких - раз-два и обчёлся.
   Ближе к обеду, сделав пару ездок с шахты на завод и обратно, я спросил у Михала:
   - А можно на обед вернуться на платформу?
   - А почему... - начал он и замялся. - Да, наверное, можно.
   Лидия. Он подумал про Лидию. Не страшно. Первая реакция жителей Сциллы, знавших Бриса, всегда будет такой. Переживу. Привыкнут. Потом появятся деньги - буду независим. А пока - от вчерашнего ужина у меня кое-что осталось, чтобы заморить червячка... А глаза у неё ничего. Серые...
   На обратном пути получилось, что поехал на шахту без Михала, подал грузовик к погрузочной площадке, а сам отошёл в сторону, привычно уже уселся на цоколь стены. Свободное время решил тратить не просто так, а работая с менталом.
   Только настроился, как внезапно почувствовал странное прикосновение. Сначала решил, что слишком увлёкся входом в рабочее состояние, а сзади подошёл Михал и таким образом, слегка дотронувшись, обращает на себя внимание. Оглянулся. Никого. Замер.
   Новое прикосновение. Тихо так, как будто кто-то пытается удостовериться, что я на месте. Или я вот он - недалеко. Напрягшись, не сразу сообразил, что надо бы наоборот расслабиться. Но сообразил. Прикосновений больше не было.
   Некоторое время я всё ещё прислушивался... Странно всё-таки. Может, это Мартин пытается меня разыскать? Только он такое может сделать. Нет, вру самому себе. Такое может сделать ещё один человек.
   Из дневника Бриса я знал, что большинство жителей не слишком сильно изменились ментально. Они научились работать с менталом - в основном чисто практически: восстановить силы после тяжёлого рабочего дня или поправить здоровье. Но есть люди, которые очень хорошо чувствовали биоэнергию и умело этим пользовались.
   На том уровне - уровне прикосновения - мог работать и Карл.
   Но сначала я попробовал дотянуться до Мартина. Как он там сказал? Достаточно представить в воображении человека - и будешь знать, где он и что с ним? Заодно проверим, как получился этот урок.
   Мартин. Прошёл тенью мимо моих закрытых глаз. Почудилось или впрямь уловил его улыбку: словно мальчишка-призрак улыбнулся, оглянувшись, - тренируешься? Угу, тренируюсь... Это не Мартин.
   Карл. Едва представил себе его лицо - взгляд сосредоточенных тёмных глаз исподлобья, решительно сжатый рот, лицо вполоборота ко мне, как вдруг услышал слово, которое заставило меня похолодеть - "Охота!". Именно так - громко и вызывающе.
   Чуть развернувшись в сторону платформы, я попытался просканировать её на расстоянии. Карла там нет. Информация абсолютно точная. С трудом расслабив напрягшиеся мышцы, я снова "прочесал" полукругом местность вокруг платформы. Пусто. Чувствуя, как начинает частить дыхание, я попробовал снова представить его перед собой. Мелькнули бешеные глаза, а потом рванула рука перед моими глазами: "Не смей за мной следить!" Он поднимается... Чёрт... Не понимаю. Левитирует?! Нет. На какой-то основе стоит. Попытался представить его ноги в высоких военных ботинках. Верх фигуры смазанный. Вокруг фигуры - холод металла.
   В следующую секунду я понял, что не дышу от напряга.
   В следующую секунду Михал за спиной спросил:
   - Ты готов к отправке? Грузовик уже наполнен.
   Я машинально развернулся к нему - и он неожиданно для меня попятился, как будто увидел чудовище. Его рука быстро сунулась в нагрудный карман. Я ещё ничего не успел сообразить, как он закричал в триди-визор:
   - Вестар, сюда, к грузовику Бриса! Немедля!
   А я уже разворачивался от него и бежал к грузовику. Слава космосу, он и в самом деле был полн. Это, конечно, не есть хорошо. Придётся маневрировать с грузом, но деваться некуда. Я влетел в машину, хлопнул дверцей. Кинул взгляд на противоположную дверцу - с пассажирской стороны: её рванули - и на сиденье уже на ходу свалился Вестар.
   - Ты!..
   Я рванул с места.
   - Кой чёрт тебя сюда занесло?! - сквозь зубы процедил я с ненавистью. Когда-никогда, но сейчас мне очень нужно было остаться в одиночестве. И я рявкнул не хуже обозлённого Карла: - Зачем тебя вызвал Михал?!
   - А ты в зеркало глянь, - посоветовал тоже не слишком добро Вестар.
   Я поднял глаза. Руки дрогнули, но руль грузовика тяжёл, и в аварию попасть на таком трудно. Но впервые за два дня я увидел в зеркальце не того неизвестного парня, который меня напугал два дня назад, а самого себя. Татуировка тёмно-красным цветом расползлась по лицу в том самом растительном узоре, который я сам выбрал у мастера тату. И этот багровый узор заставил-таки меня вздрогнуть.
   - Брис всегда ходил с тату, если волновался. Поэтому Михал и позвал меня, - сказал Вестар, глядя в ветровое стекло. - Может, объяснишь, в чём дело? Я уже и без тату вижу, что ты обеспокоен. И очень сильно.
   Грузовик слегка подпрыгивал на дороге. Я чувствовал под руками мощную, тяжёлую махину и раздумывал: говорить - не говорить? А что я могу сделать один? Этот кретин, этот сукин... Блин. Убил бы... Ещё и не восстановился полностью, а туда же... Охотник, блин...
   - Карл добрался до вертолёта. Если там кто-то был, он его наверняка вырубил, - сухо начал я. - Он собирается лететь до своего катера, а потом...
   - А потом на сим-вормов, - закончил Вестар, потому что я не знал, как это сказать.
   Оказалось - сказать нетрудно. Другое дело - объяснить, что именно хочу сделать я. Вот это ещё веселее. Потому как я не знал, что именно собираюсь сделать.
   Ну, то, что гнаться за Карлом так и так придётся, - это понятно, а вот...
   - Данияр, отзовись, - тихо сказал Вестар в триди-визор. - Данияр, ты меня слышишь? Отзовись!.. - Он помолчал, посмотрел на меня. - Данияр должен был сегодня провести плановую проверку систем вертолёта. Сейчас как раз его рабочее время.
   Я тяжело развернул машину у ступеней платформы. Остановил. Закрыл ладонями лицо. Данияр. Смуглый парень-вертолётчик. Нос с небольшой горбинкой, широкий рот с самолюбиво выпяченной нижней губой. Крупные чёрные глаза с белками, слегка красноватыми от постоянного ветра... Поймал!.. Чёрт... Без сознания. В том же вертолёте.
  
   10.
  
   Вестар нёсся за мной по пятам. Лестница наверх. Вход на платформу. Закуток напротив того, тренировочного. Лестница вниз. Технические отделы. Ниже. Гаражи.
   Схватившись за перила на последних ступенях, я с трудом остановился. Ноги подрагивали. Сердце колотилось. Вытянув руку, будто подставляя её под струйку воды, я несколько раз глубоко вздохнул - и весь скопившийся, ненужный пока адреналин сконцентрировал в пылающий шарик с грецкий орех. Сжал кулак. Дыхание успокоилось... Голова нужна холодная.
   - Что делаем? - деловито спросил Вестар, шагнув ко мне с последней ступеньки. Только что закрыл триди-визор. С кем это он? Скорее всего - с Домиником.
   Разгорячённое худощавое лицо, блестящие тёмные глаза. Дышит всё ещё загнанно. Но успокаивается на глазах. Мельком подумалось: он тоже сбрасывает набранный за время бега ментал в собственные закрома?
   "Что делаем?" Мы - делаем? Ну и вопрос... Он соображает, у кого спрашивает? Он что - забыл?! Ну хорошо...
   - Где джип с оружием? - резко спросил я - и аж зажался: неужели ответит?
   - Пошли!
   Времени на удивление не осталось.
   Вестар стремительно мчался по переходам, а потом неожиданно тоже вцепился в какую-то металлическую трубу на стене, резко останавливая разгонный бег. И - зарычал. Я проскочил мимо. Примерно это и ожидал увидеть: джип, с раскуроченным багажником, со всеми жалко распахнутыми дверцами, сиротливо стоял посреди помещения. На полу валялась жёсткая ткань, видимо недавно прикрывавшая машину. Я зачем-то поднял её, точно ожидая что-то увидеть ею припрятанное, прислонился к стене. В голове пусто. По ногам сквозняк, словно поднявший с пола бетонную сырость. Откуда здесь ветер? Кто-то ещё спускается от коридора? Глянул наверх. Сканирование. Пусто.
   Я так быстро привык к некоторым приёмам... Ещё бы привыкнуть на чисто машинальное движение, а не на настрой.
   - Чёрт... - прошептал Вестар. - Мы так берегли его... А он...
   Нетрудно понять, кто - он. Карл размонтировал оружие, будто считал с меня мысли. Или считал? Нет. Вряд ли. Мартин говорил, что я успел изменить характеристики личного поля, и считывать с меня нельзя. И призрак про джип знал.
   Я оттолкнулся от стены, подошёл к джипу. Если Карл потеряет силы, он высосет из Данияра всё... И тогда не будет иметь значения, убьёт ли он сим-вормов. Ребята считают даже с мёртвого вертолётчика всё, что произошло. Взрослому призраку не жить... Это я держу в уме наихудший сценарий развития событий. Чтобы опираться именно на него.
   Не весь адреналин загнал в себя. Руки вздрогнули. Из манжета джемпера в пальцы съехал кастет. Я чуть наклонил голову, чтобы Вестар ничего не заметил. Ни моего учащённого дыхания, которое пока ещё можно замаскировать спешкой. Ни внезапного напряга. Первое движение на пути к Карлу, чтобы остановить его, - одним ударом по затылку вырубить Вестара. До беспамятства. Чтобы не мешал. Чтобы не болтался под ногами. Чтобы не вис грузом, за который надо беспокоиться.
   - Брис... Ты же один не собираешься... - Почти враждебным взглядом парень впился мне в глаза, будто пытаясь определить мои намерения.
   "Воспринимай его как нагрузку к занятиям. Тебе неприятно, что приходится действовать не в одиночку. Но его присутствие - всего лишь ещё один утяжелитель к приёму. Прими его как необходимую данность - и вперёд".
   Уговаривать себя легко, но терпеть рядом человека, который по сути тебе незнаком... Который неизвестно как себя поведёт в ситуации...
   А ведь врёшь самому себе. Брис чётко объяснил, как ведёт себя в экстриме Вестар.
   Я захлопнул одну дверцу. С силой грохнул второй. Машина чуть качнулась. Всё ещё насторожённо глядя на меня, Вестар закрыл багажник.
   - Здесь есть ещё один вертолёт?
   - Зачем нам вертолёт? - с облегчением заговорил Вестар, садясь в джип. - Забыл, что эта машина призраков?.. Ох, прости, Брис. Это я сам забыл...
   - Проехали. И что с этим джипом?
   - Мы только чуть отстанем от вертолёта. Он-то напрямую. А нам дорогу выбирать придётся. Ты мне только говори - куда.
   - Ты уверен, что я знаю? - Я всё ещё топтался у машины, сомневаясь во всём. В том числе и в себе. - Что смогу найти его?
   - Уверен, - уже жёстко сказал Вестар, глядя в упор.
   - Комби-оружие, - так же жёстко сказал я, не двигаясь с места, - без него я никуда.
   Вестар молча выскочил с водительского места и почти нырком сунулся в какой-то стенной шкаф, в самый нижний ящик. Выпрямился. В руках - четыре ствола. Короткие, сложенные вдвое. Три протянул мне. Один положил на место водителя. Снова нагнулся. Металлический чемоданчик. Поставил в ногах. Рядом со мной.
   - Что это?
   - Боезапас. Всё? Едем?
   - Едем. Да, ты Доминика предупредил?
   - Предупредил. Но смысл? Он всё равно не успеет.
   - Вестар... Я не умею... Не умею обращаться с комби-оружием.
   - Тогда какого... - начал Вестар.
   - Я покажу, - сказали сзади. - Вестар, открывай гараж. Время теряем.
   Вот он - сквозняк по ногам. В салоне - Мартин. Когда он полностью появился в пространстве, стало ясно, что он, в отличие от нас, не слишком нервничал - успел и одеться для похода: мягкие штаны, снизу вправленные в берцы, под курткой виден джемпер. Одной рукой держит, как ни странно, пику из учебного кабинета (а может, и не из него? Может, брал для тренировок?), другой рукой вцепился в спинку сиденья - готовый держаться, если будет заносить на поворотах. Полумаска на взлохмаченных волосах - только опустить, чтобы защитить глаза от ветра.
   Я думал, Вестар психанёт, но он только облегчённо, с шумом выдохнул.
   Гаражные ворота ещё поднимались - джип вылетел, пока есть возможность, по ровному покрытию. Я аж голову пригнул - показалось, крыша машины заскрежещет. Пронесло. Вестар начальную скорость рассчитал точно - до секунды.
   Прежде чем идти в салон, к Мартину, я снова глянул в зеркальце над панелью управления. Татушный узор на лице побледнел, но всё ещё держался. Вглядываясь в него, я в очередной раз поразился. Какое взрослое лицо... И не оттого что скулы за три года раздались, очерчивая границы повзрослевшего лица... Нет обидчиво поджатых губ - есть плотно сомкнутый рот решительно настроенного человека. Нет привычного напряжённо-опасливого взгляда - есть сторожкий взгляд оценивающих ситуацию зеленовато-серых глаз... Чёрт... Сам себя, по сути, не знаю, а лезу в самое пекло.
   У лестницы на платформу джип развернулся и помчался в противоположную сторону от посёлка, от домов переселенцев. Едва движение стало более-менее ровным, я быстро перешёл к Мартину, прихватив комби-стволы.
   - Как же ты не заметил, что Карл... - я замялся, не зная, как выразиться.
   - Если на обычного призрака не обращать внимания, то даже начинающий может проскользнуть куда угодно мимо самого сильного - и тот не увидит его, - спокойно сказал Мартин. - А уж владеющий техниками, которым ты Карла научил когда-то, - это высокий уровень. Так, Брис, смотри сюда. В сложенном виде комби-ствол хорош как дубинка. Но пользоваться им так можно лишь при условии, что другого от него уже не добьёшься. Другое - это... Вот так приводишь оружие в нормальное состояние. Повтори. Так... Теперь. Если этот рычаг добираешь до конца ствола, ты получаешь вместо огнестрельного оружия огнемёт. Теперь дальше. Огнемёт можно эффективно использовать, сжигая плёнку. Огнестрел идёт в дело, когда на тебя нападают личинки сим-ворма - они похожи на собак без задних лап. Гораздо трудней со взрослыми особями, похожими на слизняков. Комби-оружие их почти не берёт. Единственные уязвимые места - раскрытая пасть и глаза. Но тут свои заморочки. Убить слизняка выстрелом в глаз возможно, если глаз не закрыт плёнкой - то есть защитным веком. А у них что защитное веко, что броня на теле - непробиваемы. И - пасть. Если стрелять просто в неё - смысла нет. Нужно стрелять сверху вниз, чтобы прихватить глотку до желудка. Иначе быстро восстановится.
   - Если всё так достаточно легко и известно, то почему?.. - мне снова не хватало слов выразить мысль. Чувствовал подвох, но в чём он?
   - Всё дело в плёнке. Мало того что она невидима в обычном визуальном спектре, так она ещё координирует действия и слизняков, и шавок. Хуже другое. Плёнка полуразумна. И ещё. Похуже. Она может воздействовать на человека менталом. И здесь всё будет зависеть от ментальной силы того, на кого она будет давить. Если человек слаб, она позовёт - и он сам пойдёт ей на прокорм.
   Вестар, кажется, не заметил, как шумно вздохнул. Слышно было даже из салона. Что-то вспомнил? В дневнике Бриса вскользь было сказано о сим-вормах, но он не зацикливался на них, о чём я сейчас здорово пожалел.
   - Есть оборотная сторона дела, - продолжил Мартин. - Если плёнка сталкивается с сильным человеком, достаточно прикосновения, чтобы превратить его в зверя. Был момент, когда человек, оказавшись на платформе после встречи с сим-вормами, убил свою жену, буквально в несколько минут обратившись в то, что хотела плёнка.
   - Ты меня как будто к чему-то подводишь, - медленно сказал я, стягивая плотнее нагрудные ремни для комби-оружия.
   - Подвожу, - согласился Мартин. - Брис. Всего на секунды он вошёл в контакт с плёнкой, и она принялась лепить из его тела нечто иное, чем человеческое. Если бы не Таис... Если бы не Лидия и Лиза... Он бы не справился.
   - Съедает или превращает в зверя...
   - Да. Поэтому нас курировать будут все, кто сейчас свободен и сможет до нас дотянуться. Так что шанс у нас есть.
   - Шанс?
   - Шанс вытащить Карла и Данияра.
   - Всё ещё не понимаю.
   - Карл думает, что сим-вормов легко убить, пока они в стадии созревания, - терпеливо сказал мальчишка. - Но Сцилла работает в обе стороны. Она наделяет человека сильной энергетикой. Человека, ментально предрасположенного к ней, делает почти могущественным. Представь, что происходит сейчас с сим-вормами. Твари и так пси-чувствительны. А Брис считал, что Сцилла энергетически наиболее сильна в горной местности. Нисколько не удивлюсь, если в момент размножения в местности с огромным потоком ментала сим-вормы станут ещё изощрённей и сильней. Они мутируют. Карл не думает об этом, потому что не знает, но сейчас он летит в самый настоящий ад. Нам надо либо перехватить его по дороге к сим-вормам, либо уже вытащить из той заварушки, о которой он не подозревает, пока не вляпается в неё. Но драться с ними мы не сможем. Нас слишком мало для того количества тварей, которое примерно там обретается.
   Пока я не испугался. Трудно испугать вестью о страшилищах человека, который о тварях знает лишь нечто смутное и напрямую с ними не сталкивался. Больше всего меня задевало другое - то, как Мартин разговаривает со мной.
   - Мартин, - собравшись с мыслями и более-менее сформулировав главную, сказал я, - ты говоришь со мной как с человеком, который на недельку улетал со Сциллы, а теперь вернулся. Как с человеком, который знает всё, но подзабыл кое-какие мелочи... Половины не понимаю из того, что ты говоришь.
   - Например?
   - Что значит - нас будут курировать все, кто свободен?
   - Кэвин собрал на платформу ребят-призраков. Таис с ними. Там же ребята с платформы - из самых сильных переселенцев. Сейчас подъедут Доминик и его ребята. Они будут с нами держать связь и поддерживать, если что.
   Я уткнулся носом в комби-ствол. Он что - и правда думает, что я понял?
   Из кабины высказался Вестар:
   - Брис, ты не волнуйся. Всё нормально. Мартин продолжает говорить с тобой, как с тем Брисом, который был раньше, потому что верит в его идею. Тот Брис думал, что ты ничего не забывал. Он считал, что тебе подменили твоё сознание сознанием одного из твоих предков. Или что-то в этом роде.
   - Ты его так ещё больше запутаешь, - усмехнулся Мартин. - Брис, тебе известно слово "реинкарнация" и его значение?
   - Переход души умершего человека в новое тело?
   - Да. Брис думал, что это и произошло с тобой, когда уголовная гопота пыталась тебя прикончить. В момент клинической смерти.
   - Смешная теория.
   - Не совсем, если учесть, что Брис вёл себя как очень взрослый человек, которому очень многое непонятно в нашем мире. И знал многое такое, чего человек твоих лет и твоего рода занятий знать просто не мог.
   - Насчёт последнего согласен, - сказал Вестар. - Меня тоже многое удивляло в его поведении. Он подчас не знал элементарного. С другой стороны, и это тоже можно было объяснить всего лишь амнезией.
   - Что он постоянно и делал, - снова улыбнулся мальчишка.
   - Теология, - фыркнул я. - Применительно к странностям амнезии.
   - Брис, много ли ты знаешь сказок?
   Папка "Сказки". В предисловии к ней Брис написал, что составляет сборник, чтобы не повторяться. А ещё была папка "Стихи". Но ведь из космосети можно столько всего скачать!.. Так что знание сказок ещё не доказательство.
   - Ладно, спрошу по-другому. Можешь ли ты придумать сказку на ходу? Наш Брис был настоящим сказочником.
   Вот это посерьёзней. Может ли человек, чья амнезия полностью сняла всю информацию о личности, обладать умением придумывать сюжеты?
   - Пусть будет по-вашему. Но какое отношение имеет инкарнация к объяснениям Мартина? - Спросил - и понял: мальчишка не объяснял - напоминал. В надежде, что вернётся тот Брис.
   Мартин только глянул на меня - отвернулся.
   Если бы не неровная дорога, я бы ссутулился, спрятал бы глаза и сидел бы, глядя в пол. Но и так я впялился в окно напротив, забыв обо всех благих намерениях приспособиться к этому миру, к этим людям. Тем более, пыль, летящая за окном, не давала больно-то любоваться окрестными красотами... И, глядя на высветленно-серые завихрения, мчащиеся по сторонам от джипа, я вспомнил, как ещё на Милене, маясь от какой-то тоски, тупо переключал каналы триди-визора, пока не понял, что смотрю какой-то ролик и оторваться от созерцания не могу.
   А когда вник, на какое видео наткнулся, скачал его себе и часто потом его пересматривал.
   Этот триди-визор уже не мой. Вроде как. За три года тот Брис мог и выкинуть этот ролик... Но... Я вынул триди и залез в нужную папку. Нет, оставил. Глядя на название, не открывая видео, я вспоминал. На одной из планет, в пригороде мегаполиса, ловили или убивали бродячих собак - точно не вспомню. Довольно большая свора была. Отловили основную часть быстро. Осталось лишь поймать вожака - чёрного косматого пса. Его загнали в тупик переулка. Он пятился до тех пор, пока не упёрся задом в стену. Он не рычал, он просто замер и оскалился. Живым даваться не собирался. После смерти деда я часто чувствовал то же настроение: да, я никчемный, никому не нужный, но голыми руками меня всё-таки не возьмёшь...
   Под днищем джипа что-то заскрежетало, а Вестар вполголоса выругался. Обернулся ко мне Мартин, окинул изучающим взглядом.
   - Что? - вызывающе спросил я.
   - Переключись, - бесстрастно сказал мальчишка. - Ты сейчас машину сломаешь, такой от тебя негативный ментал идёт. Переключись с этой собаки на что-то другое. Иначе мы здесь застрянем - далеко от посёлка.
   - Не понял, - уже враждебно сказал я. - Мне что - уже и о своём нельзя подумать?
   - Нельзя. Был бы у себя в камере - подумал бы о своём. Но ты не один. Придётся думать и обо всех остальных, кому можешь навредить.
   - Так это Брис? - спросил, не оборачиваясь, Вестар. - Я уж думал, мы и правда сейчас на ремонт встанем. Брис, если заняться нечем, посмотри, как там Данияр.
   Ну хоть что-то конкретное... Я снова вспомнил парня-вертолётчика. Представил его лицо... Глаза открыты. Встревожен, смотрит на кого-то внимательно. Плечи назад - связан. Так, ладно - живой. Где Карл? Перед глазами смутно покачалось и обрело линии и краски угрюмое лицо.
   Резкое движение напротив. Мартин, сидевший то ли вяло, то ли небрежно развалившись, быстро подобрался, сел жёстко.
   - Брис, снова посмотри на его лицо. Сможешь?
   Подозревая, что мальчишка каким-то образом смог... проникнуть, что ли... в моё видение, я вновь попытался представить лицо Карла. Что же взволновало Мартина в портрете взрослого призрака?
   - Что там? - спросил Вестар.
   - Карл не летит к сим-вормам, - напряжённо сказал мальчишка. - Он летит куда-то дальше именно по прямой, не сворачивая к Мёртвому лесу.
   - Эх... - тоскливо сказал Вестар. - Жаль, что Брис очнулся недавно.
   - А то что? - невольно заинтересовался я. Да и смешно мне показалось: говорит обо мне как о человеке, которого нет рядом. Так не сразу сообразишь, которого Бриса он имеет в виду.
   - Помнится, объясняя мне, что умеют призраки, он мысленно приказал мне - да что там приказал! - заставил меня, не произнося вслух, подойти к двери, чего мне не хотелось. То есть не то, что не хотелось... Я про дверь не думал. Просто ни с того ни с сего подошёл к двери, взялся за ручку - и вдруг думаю: а чего это я?
   Мартин задрал подбородок, будто к чему-то прислушиваясь. Всё лицо - сильнейшее внимание. Или озарение. Что-то придумал или приходит к какому-то выводу.
   - Брис, - обратился он ко мне. - Ты можешь проделать такую штуку - влезть в голову Карла, чтобы узнать, куда он направляется?
   - Он меня и так-то не пускает, - недовольно сказал я, вспомнив, как взрослый призрак отмахнулся от меня, когда я попытался в первый раз определить, где он находится. - А ты хочешь, чтобы я в голову... Да и не представляю я, как это сделать.
   - Тогда это сделаю я, - сказал мальчишка. - Не пугайся. Это просто. Думаю... Попробуй представить себе лицо Карла, но на расстоянии. Не слишком близко. А я сяду напротив тебя. Внутренний взгляд такой, как будто ты смотришь мне в глаза. Начали.
   Он закрыл глаза первым. Некоторое время я нерешительно смотрел на него, потом сомкнул веки. Как он сказал насчёт внутреннего взгляда? Ага, понял. Типа, мы с закрытыми глазами всё-таки смотрим друг на друга. Ладно. Это получилось.
   Теперь Карл. Лицо успокоенное. Неподвижно смотрит вперёд и чуть вниз. Сосредоточен. Внезапно чуть поворачивает голову, не отводя глаз от ветрового стекла вертолёта. Прислушивается. Потом медленно качает головой. Чего это он? На всякий случай вспомнил лицо Данияра. Вот оно что: вертолётчик что-то говорит, а Карл отказывается или отказывает ему в чём-то.
   - Лицо Данияра... - глухо в пространстве прозвучал голос Мартина. - Его рот. Что он говорит?
   Мне самому стало интересно. Губы Данияра шевелятся. Довольно отчётливо выговаривают слова: "И что тебе в том катере?"
   От неожиданности я открываю глаза. Мартин сидит напротив и довольно ухмыляется. У нас получилось!
   - Вестар, мы едем на место, где приземлился космокатер Карла. Он летит именно туда. Придётся взять чуть направо.
  
   11.
  
   Три часа спустя за руль сел Мартин. По бесконечной равнине, напоминающей выжженные сушью саванны, ехать было легко. Но через два часа начало темнеть, пришлось сбавить скорость. За руль сел я.
   - Зачем мы туда едем? Если Карл задумал сбежать, мы его всё равно не остановим, - недовольно сказал я.
   - Карл меня в этой ситуации интересует меньше всего, - откликнулся Вестар. - Пусть хоть куда сбегает. Данияр - вот чья судьба меня беспокоит. Да и вертолёт не годится бросать на произвол судьбы. Не так уж много у нас техники, чтобы относиться к ней наплевательски. Ничего, ещё часа два - и будем на месте. Жаль, что у Карла фора. Он примерно на полчаса опережает нас.
   - Как это Карл интересует меньше всего? - с сомнением спросил я. - Но ведь он, я так понимаю, единственный профессиональный охотник на слизняков?
   - Хм... Знаешь, Брис, если судить с точки зрения профессиональности, мы все здесь неплохие охотники на сим-вормов.
   Слово мне понравилось. По отношению к моей личности. Охотник. Звучит... Если бы я ещё таковым чувствовал. Снова вспомнился дедов приятель - тренер. Он часто говорил: "Не умеешь - тренируйся. Не получается с тренировками - притворись, что всё получается, только сейчас настроение у тебя не то, чтобы сделать так, как надо".
   Притвориться? В моей сегодняшней ситуации? Лучше потренируюсь в другом. Я снизил скорость из-за отсутствия света. А если...
   Зов застал меня за попытками получить уровень зрения, несколько более чувствительный, чем тот, которым я обладал сейчас. Поскольку не получалось, я прислушался, но постарался не проявлять эмоций, как меня учили.
   "Брис".
   Отвечать - не отвечать Карлу? Чего он хочет?.. С минуту я потратил на постройку сильной защиты, а потом откликнулся: "Чего тебе?"
   Ответ поразил своей самоуверенной наглостью: "Мне нужна энергия. Я не уследил за распределением своей, набранной - она ушла на восстановление физиологических функций организма. Мне сейчас чисто физически плохо. Еле сдерживаюсь".
   "Ценю твоё доверие. Но, может, спустишься и наберёшь от Сциллы?"
   "Мне некогда. Да и энергию планеты ещё нужно переварить, а твоя - переработанная, уже готовая к потреблению. Как?"
   Нет, он точно охр...л. Я ему что - консервная банка, которую можно вскрыть в любой момент и сожрать её содержимое?! Мгновенно вспомнилась страшная боль, когда он тащил из меня "кишки", из ментально разорванного-то живота! И он хочет, чтобы я это ещё раз пережил?!
   В общем, я вспомнил лексикон района, где жил с дедом, и предельно вежливо ответил на данном диалекте, куда и каким изощрённым образом он может засунуть свою просьбу. Мысленно, естественно. Ответа не последовало. Молчание, блин, в эфире.
   - Брис, что случилось? - забеспокоился Вестар.
   Скосившись на него, я нахмурился. Насколько я понял, Вестар был видящим, слабым, конечно. Но никак не слышащим.
   Сидящий у окна рядом с Вестаром Мартин даже не повернулся.
   - Брис, глянь в зеркало.
   Включив верхнюю подсветку в кабине, я досадливо поморщился. Тату теперь всегда будет выдавать меня?
   - Карл хочет, чтобы я поделился с ним энергией. Я его послал.
   - Перескажи разговор дословно, - после некоторого молчания предложил мальчишка. Он снова не смотрел на меня, следя за широкими полосами света на так называемой дороге, по которой мы мчались.
   - Зачем?
   - Ну, дорога не такой монотонной будет.
   Собравшись с мыслями, я быстро пересказал обмен репликами.
   - Что ж, - безучастно сказал Мартин. - Ключевая фраза: "Еле сдерживаюсь".
   - Чёрт... - прошептал Вестар. - Меня никак нельзя подключить к Карлу?
   - Чего я не понял? - обозлился я. Причём обозлился мгновенно. Что-то здесь, на Сцилле, я слишком быстро вспыхиваю. Где моё хвалёное хладнокровие, которым я всегда гордился не меньше своих нанимателей?
   - Он еле сдерживается, чтобы не стянуть с Данияра.
   Мартин молчал, только к спинке сиденья расслабленно прислонился и закрыл глаза. Полное впечатление, что задремал.
   Смешок в пространстве.
   "Что?" - уже нервничая, спросил я.
   "Пацан мне тут предлагает себя на закуску, только бы я тебя не трогал".
   "И что?"
   "Я ему не доверяю. Мне нужен ты. Твоё тип ментала я уже знаю, мне усваивать его легче. Или, как он правильно догадался, я стяну ментал с вертолётчика. Этот гораздо слабей. Тоже легко".
   "Ну и стягивай. Мне-то что? Это их он заботит. А я кто? Сбоку припёка в их мире! Стягивай себе на здоровье. Зачем об этом говорить мне? Я что - должен тебе допуск дать или добро на стягивание? Ну так - на!"
   "Чего ты психуешь? Я ведь всего лишь высказался, - в голосе Карла послышались издевательские нотки человека, который забавляется кристально ясной ему, но не собеседнику ситуацией. - Значит, даёшь добро на Данияра? От спасибки!"
   Так, я опять чего-то не понимаю? В чём подвох?
   - Мартин, почему ты предложил себя? - сквозь зубы спросил я.
   - Он же призрак. Если он возьмёт ментал от Данияра, который ментально защищаться не умеет, а только умеет набирать энергию, от Данияра останется труп. Уже минут через пять. Без всякой возможности реанимации. Уговори Карла взять энергию от меня. Я выдержу.
   - Он говорит... - начал я и осёкся.
   Это что же получается? Я дал добро на убийство человека, которого почти не знаю, но которого знал тот Брис? Мысли заметались... Одно дело - убивать человека собственноручно. Другое - быть в ответе за его смерть. Нет, о чём-то не о том я думаю... Или что-то я не так думаю... Но пять минут человек будет умирать... Я вспомнил, как умирал сам, когда Карл тянул из меня... А мне ещё помогали.
   Кинул взгляд на зеркальце. Ну да. Внешне всё ещё спокоен, но внутри всё кипит. Узор на лице набух до чёрных линий. Эти... видят. И знают, что ничего не буду делать, чтобы помочь их драгоценному Данияру.
   Мальчишка снова закрыл глаза. Зачем?
   - Попробую подключиться к Данияру, - будто услышав мой мысленный вопрос, прошептал Мартин. - Может, тогда он его не сможет убить.
   Тяжело дышащий, будто пробежавший нехилую дистанцию, Вестар поднялся и ушёл назад, в салон джипа. Ни слова.
   Я никому ничего не должен!.. Неужели так трудно понять это? Я не напрашивался, чтобы меня сравнивали со своим добреньким Брисом, который уж наверняка бы поделился менталом с Карлом. А я не хочу. Не фиг лезть к киллеру с сантиментами!
   - Почему я?! - сорвался я. Доконали, блин, до истерики!!
   - Потому что самый сильный, - глухо отозвался Вестар.
   Сильный, блин? Так что мне теперь - эту силу отдавать задарма? На, св... ! Жри!
   В угаре ненависти я вызвал перед собой лицо Карла. Вцепившись в руль джипа, я обрушил на него лавину ментала, каким его представлял по урокам, заученным на уровне навыков. Ухмыляющееся лицо призрака почти мгновенно расплылось в странном, еле различимом выражении то ли страдания, то ли наслаждения.
   Мартин прыгнул на освободившееся сиденье рядом со мной, почти ударил ладонью по спине, между лопатками и точно вжал её в кожу.
   - Не так сильно, Брис! Он не успевает!
   Держа перед внутренним взглядом лицо Карла, я видел - с некоторым злорадством, - как он запрокидывает голову, кривится уже будто от боли, будто захлёбываясь.
   - Вестар, за руль!
   Кто-то отдирал мои пальцы от руля, кто-то стаскивал меня с водительского места. Ничего не видел, только стороной ощущал... А потом и ощущать перестал.
   ... Тишина. Глухое пространство. Знаю, что в машине, знаю, что она движется. Но в покачивающейся темноте вижу смутную фигуру человека и точно знаю, что это Карл. Призрак оборачивается. Кивает. Пропадает в тенях.
   - ... Брис, ты меня слышишь?
   - Мм.
   - Слышит. Всё нормально.
   - Может, его в салоне положить?
   - Не надо. Он уже приходит в себя. Брис, как себя чувствуешь?
   Отвечать не хочется. Пусть сам смотрит, раз такой умный. Зачем спрашивать?
   Боли нет. Это главное, что я обнаружил. Просто вялость. Так, опытным путём, я выяснил, чем отличается насильственный выход энергии из человека неподготовленного и человека, который усвоил начальные приёмы работы с менталом. Плюс ещё ребята помогали. Мартин, чья энергия по структуре не подходила для привередливого призрака, вкачал в меня недостающую, и она мне очень неплохо пошла.
   Вскоре я снова пересел за руль, но проехать удалось немного. Та горная местность, по которой уже мы ехали сначала более-менее спокойно, постепенно превратилась в скопище разрушенных скал. Валуны образовывали настоящие лабиринты и через минуты встали так плотно, что с джипом пришлось на время распрощаться. Дальше повёл мальчишка, который держал ментальную связь с Данияром.
   А потом мы издалека увидели очертания огромного предмета на довольно ровной площадке, раскинувшейся под нависшей скалой. На фоне серо-синего ночного неба предмет сразу выдавал своё искусственное происхождение чужеродностью прямых линий. Идти на силуэт катера стало легче. Оставалось лишь выискивать дорогу полегче. Интересная такая ночная прогулка получилась. Идёшь между валунами, а вокруг тебя мотаются тени от двух лун.
   Мартин остановился внезапно. Хорошо, мы шли довольно далеко друг от друга: никто не ткнулся носом во впереди идущего.
   - Что? - спросил Вестар, перехватывая удобнее комби-оружие.
   - Данияра не слышу.
   - Потерял?
   - Нет. Как-то странно связь оборвалась. Когда они сели, я слышал его отчётливо, а сейчас - вообще глухо.
   - А Карл?
   - С ним всё нормально.
   - Идём к нему. Там выясним.
   Главной странностью оказалось, что вертолёт приземлился на достаточно приличном расстоянии от катера. Нам пришлось обогнуть скопление громадных каменюк, прежде чем выйти на ту крохотную площадку, где стояла машина.
   И вот тут-то Мартин шарахнулся назад, чуть не сбив меня с ног. Точнее - резко отступил, а потом дёрнулся вперёд.
   - Тихо-тихо, - встревоженно заговорил Вестар. - Спокойно. Что там?
   Но мы уже вышли из-за валуна, закрывавшего обзор, - и увидели сами.
   Карл сидел на камне, у колёс вертолёта. Сидел в раскованной позе человека, который только что сделал нечто интересное, необычное и теперь наблюдает, что из этого выйдет... По тому, как он сидел, ясно было: сбегать призрак никуда не собирается... Данияр спокойно шёл к космокатеру. Спокойно - это сначала так показалось. Но едва я перешёл на тонкий уровень зрения, как тут же разглядел: это Карл "ведёт" его на катер. Эти его повелительные интонации... Хотя маленький элемент любопытства угадывается и в поле самого вертолётчика. То есть: Данияру и самому интересно, что с тем катером, но взрослый призрак чуть надавил на этот интерес, усилил его.
   Катер неподвижно высился на площадке. Я чуть передёрнул плечами, вспомнив, что именно из него выползли те самые сим-вормы. Странно, почему стенки катера открыты. Или именно здесь, при бортовых стенах космолёта, располагались силовые клетки с тварями?
   - Карл, что ты делаешь?! - отчаянно закричал Мартин, рванувшись к призраку и явно забыв обо всём на свете - например, что рвётся всё-таки к человеку, давно уже профессионально занимающемуся менталом.
   Карл встал. Серая волна бросилась от него к мальчишке и сбила его с ног. Мартин вскочил быстро, но кинулся уже не к призраку, а к уходящему Данияру. Два быстрых шага - и словно получил подсечку: вновь сбитый с ног, он перекувыркнулся пару раз и остался лежать на месте. Ошеломлённый Вестар встал на месте, а я быстро подошёл, не остановившись посмотреть, что с мальчишкой, к Карлу.
   - Что происходит? - напористо спросил я.
   - Ничего особенного, - равнодушно сказал взрослый призрак. - Вертолётчику стало любопытно, что за модель катера я увёл. Я чего - мешать буду?
   - А... почему ты...
   - Слушай, Брис, ты всегда таким любопытным был? Или это особенность киллера? Всё разведать, прежде чем убивать?
   - Карл! - плачуще вскрикнул мальчишка, глядя на Данияра.
   Отвечать призраку смысла нет. Он меня специально заводит, хоть и довольно лениво. И я после вскрика Мартина развернулся к Данияру, стал приглядываться к нему, а заодно и к катеру. Пока в запасе было две информации: Карл послал вертолётчика, подогрев его личный интерес нажимом на мозги, к катеру, на котором сбежал сюда, на Сциллу; но тот же призрак не пустил к катеру - или к Данияру? - мальчишку-призрака.
   Данияр уже не вызывал интереса, когда я понял про него всё. В смысле - понял причины, заставляющие его, будто марионетку, вышагивать к космолёту. Теперь я стал пристально вглядываться в сам катер, чтобы понять причины, из-за чего Карл послал его к машине. И первые же секунды открыли мне то, что сразу увидел Мартин. Я похолодел.
   Медленно, очень медленно, но от этого не менее страшно от катера навстречу Данияру, покачиваясь, плыла чёрная волна. Да, здесь, в небольшом ущелье и так хватало чёрных теней. Но эта вкрадчивая волна, стелющаяся чёрной дымкой по каменистой поверхности, обладала таким всепоглощающим чёрным цветом, что скрадывала абсолютно всё на своём пути, как будто пожирала само пространство.
   И Данияр шёл уже не навстречу, а в эту увеличивающуюся волну деловым шагом.
   Вестар завертел головой, растерянно оглядывая нас всех. Он ещё ничего не понимал. Но развитое Сциллой шестое чувство уже пронизало его. Только подспудно он сообразил: то, к чему идёт Данияр, опасно. Особенно это опасно, потому что взрослый призрак не даёт встать с земли мальчишке. И Вестар, больше не сомневаясь, побежал остановить Данияра.
   Теперь я понял Карла. Взрослому призраку необходимо добраться до катера, но он не знал, остались ли сим-вормы на судне. Послал вертолётчика проверить. Проверил. Вот для чего ему нужна была энергия. Не для организма. Для владения ситуацией.
   "Не добежит, - безразлично констатировал я, наблюдая, как Вестар изо всех мчится наперерез плёнке, а вертолётчику остаётся всего шагов семь-восемь до чёрного покрывала, - не слишком вовремя это шестое чувство у него проснулось... Шестое... - Я положил на сгиб локтя комби-оружие, переключив его на огнемёт. - Карл думает, она сожрёт этих двоих, а мы с мальчишкой промолчим об истинных причинах их смерти. Карл знает, что добежать потом до вертолёта нетрудно. А потом смотаться отсюда. - Я напрягся. - Шестое чувство... Что-то очень знакомое... Так и вертится в голове, как будто я что-то забыл... Но надо вспомнить. Иначе не жить..." Я чувствовал, как снова, несмотря на ощутимое безразличие к происходящему, моя кожа на лице горит от взбухших линий тату. Я как будто проснулся от странного сна. Но не до конца. И всё ещё качался в полусонном пространстве, ничего не понимая. Зная только, что проснулся... И тошнит от безысходности...
   Два шага к взрослому призраку. Его короткий взгляд на меня. Сунул ему комби-оружие, развернулся к вертолётчику. Тому три шага до плёнки.
   - ... Тварь... ревела от сознания бессилья... почуя за спиной ещё не появившиеся крылья... - выговорили мои губы.
   Шаг. Плёнка вздыбилась.
   Вестар, рыча, открыл огонь, сметая перед собой край сим-вормовской плёнки, но он катастрофически не успевал...
   Мощный ментальный барьер грохнулся перед вертолётчиком, не давая ему идти дальше, и мгновенно собрался вокруг него крепчайшей оборонной стеной.
   Данияр наткнулся на невидимую стену, замер. Плёнка бросилась на него, обволокла его странным коконом - и потекла дальше. Вертолётчик так и не пошевельнулся. Вестар оторопело попятился. Мартин сел набок, следя за происходящим. Медленно и с усилием встал.
   - Она его... не тронула? - не веря проговорил Карл, шагнув к плёнке. - Не тронула?
   - Вестар, уходи! - закричал Мартин и кинулся к нему. - Уходи!
   - Как некогда... в разросшихся хвощах... ревела от сознания бессилья... - ненормальные слова капали на мозги, заставляя выделывать меня такое, такое... - Тварь скользкая, почуя на плечах... ещё не появившиеся крылья!*
   Карл шарахнулся к вертолёту.
   Темнота, странное состояние сонной дремоты, общее ощущение болезненности во всём теле, и завершающий штрих - глюки. Мне уже казалось, что я сплю. Бывают у меня такие сны. Бежишь от кого-то, кто вот-вот настигнет тебя, бежишь изо всех сил, а некто догоняет и вот-вот схватит тебя - и тогда всё, тебе не жить. И хочется бежать быстрей, но пространство становится вязким и топким: ноги переставляешь с трудом, а земля - или асфальт, или бетонированная поверхность, или просто утоптанная почва - не отпускает ногу, и ты вязнешь в этом кошмаре, и движения уже не медленные, а замедленные. И уже ничему тебя не спасти. Хуже, что пространство вдруг так же медленно схлопывается со всех сторон, и вскоре ты идёшь в узком тоннеле, и понимаешь, что это - всё, и понимаешь, что тебе больше не жить, потому что из такого сна не просыпаются.
   ... Нога с чавканьем выдрана из топи. Страшно опустить её в новую... Я резко поднимаю глаза. Кто-то медленно - в жутком мире моей же дремоты - идёт мне навстречу, бежит, вытянув руки. Он поможет, он выручит - я знаю! И я тоже рвусь ему навстречу, потому что чем быстрей мы встретимся, тем быстрей закончится ночной кошмар. Да и ногам уже легче. Мы бежим друг другу навстречу - пусть я пока ещё только выдираюсь из своей собственной трясины, бежим, потому что по-другому и быть не может. Он хватает меня за руки - я с чавкающим звуком болота вытаскиваю ногу. Он тащит меня изо всех сил, мы вылезаем из трясины на твёрдое место. Я смотрю на него - высокий парень - моего роста, слегка длинноносый, с насмешливыми тёмными глазами и таким же насмешливым ртом, длинными тёмными волосами. Он смотрит на меня счастливыми глазами и смеётся, а потом резко разворачивается. "Давай, пацан! Вдвоём нам будет легче!" Я встаю перед ним, он - за мной и просовывает руки у меня под мышками. Наши ладони направлены на Данияра, на Мартина, мы дирижируем происходящим. Он говорит: "Ты знаешь, что Таис с перепугу снимала ментальную оболочку с сим-вормов? Она превращала их в труху! Сделаем?" Я оборачиваюсь к нему. Он сильный, и с ним весело. "Сделаем!"
   Мы идём на плёнку, и она вдруг скукоживается, рассеиваясь. Сначала, не понимая, что происходит, а потом, сообразив, что её убивают, она попыталась сбежать, но мы обрушили на неё такой шквал уничтожающего ментала!.. Карл шёл позади, сжигая остатки. Шёл молча, только деловито водил дулом комби-оружия, стараясь выглядеть малейший клочок и уничтожить всё.
  
   *Гумилёв Н.С. "Шестое чувство"
  
   12.
  
   Дошли до Данияра, обогнули его. Только Карл на мгновение остановился - потрогать ментальную защиту вокруг вертолётчика - и насупился, качнув головой: "Ого!"
   Клочья плёнки сим-ворма разлетались в стороны и сгорали, подобно засохшим, запаутиненным листьям. Я шёл, почти наступая на мгновенно вспыхивающие лохмотья, которые ещё пытались метнуться ко мне, и щедро обливал их мягким, жадным огнём.
   Главное везение - нет симбиота, слизня - во всех его стадиях развития. А резкую, похожую на запах жжёного пластика вонь умирающей плёнки пережить можно.
   У катера, не договариваясь, а только переглянувшись, разошлись в стороны, чтобы, обойдя его, встретиться на другой стороне. Что и произошло минут через пятнадцать... Следов плёнки больше нет. На всех уровнях восприятия. Напряжённо прислушиваясь ко всем подозрительным звукам, я неспешно двигался вдоль огромной стены катера, тяжело осевшего в горную породу. Где по каменистой земле, где по распахнутым бортовым плитам, открывавшим нутро космолёта. Сухой аромат обветренного камня смешался с со слабыми запахами от искусственной постройки. Чёрное небо, утыканное острыми звёздами, казалось, тяжело обвисло над головой. Суховатый шаг, с шелестящим эхом по всем камням, пропадал в чёрно-синих пустотах ущелья. И вот здесь-то, за катером... Я знал, что Вестар и Мартин сейчас хлопочут над вертолётчиком, что им не до нас. И я знал, что идущий мне навстречу Карл ничего не сможет предугадать. Абсолютно.
   Он подходил спокойно, разве что голову чуть приподнял, вслушиваясь.
   Откуда у него комби-оружие? И куда он дел размонтированную пушку?
   Два шага между нами.
   Левой рукой я перехватил комби-оружие Карла. Кулак правой врезался в его челюсть. Пальцы, державшие оружие, резко расслабились. Отброшенный мной комби коротко проскакал по каменной насыпи. Не успела от удара мотнуться голова призрака, как он сам впечатался в стену катера - после второго удара, под дых. Я прыгнул следом, схватил его за грудки. Легко увернулся от удара ногой.
   Он сориентировался быстро. Не задавал вопросов - сразу в защиту. Вот только скрутить его не составляло труда. Сопротивление для меня слабовато. Правда, челюсть разбил ему основательно. Зря всё-таки он отданную энергию пустил только на то, чтобы послать Данияра на катер. Лучше б о себе позаботился. До сих пор слабый.
   Скрутив ему руки назад, я спросил:
   - Ну, что? Поговорим, пока ребята там разбираются?
   - Руки! - сквозь зубы прорычал он.
   - Нет уж. Сначала ответишь на вопросы, потом...
   - Руки!
   Он больше не смотрел волком на меня через плечо - смотрел куда-то в пространство, изредка слизывая кровь с кровоточащей разбитой губы.
   - Зачем тебе катер?
   - А не пошёл бы...
   - Зачем тебе катер?
   Карл молчал, злобно ощерившись, уже не обращая на меня внимания. Демонстративно. Увы... Это ему не поможет. Правда и то, что ощерился он от боли: разбитая губа не давала нормально сомкнуть рот.
   - Карл, или ты отвечаешь...
   - Щенок, ты мне угрожать задумал?
   - ... или я залезаю к тебе в мозги. Ощущение, знаешь ли, не из приятных.
   - Ты?! Ко мне?! - Он затрясся от смеха, стараясь делать это демонстративно. - Ты поймал меня в момент слабости - и пугаешь...
   "Карл, я не пугаю. Я предупреждаю".
   Он замер. Насторожённо повернул голову. Чёрные, поблёскивающие скользящим светом лун глаза уставились в мои... Ничего в моих глазах не разглядишь. Луны за мной. Да и я приготовился заранее.
   - Итак, я тебя слушаю. Зачем тебе на катер?
   - Отпусти!.. - прошипел он.
   - Катер. Ну! Хотел сбежать?
   - Х... тебе - спокойно ответил он. - Куда мне, кроме как на гр... вашу планету, и бежать? Хотел проверить, не осталось ли чего на нём, что может привести сюда моих коллег... - И тут до него дошло. - Ты-ы... Ты-ы!.. Вылезай из моих мозгов, ... !
   Но ответ я уже получил. Так же, как и мельком пролетевший ответ на не заданные вслух вопросы: оружие с джипа - на вертолёте, а он сам вооружён комби Данияра.
   - Сейчас я тебя отпущу, - предупредил я. - И никому не скажу, что тут было.
   И я расслабил пальцы. Он моментально шарахнулся от меня, после чего стремительно развернулся - и начал с бокового удара по колену. Я успел чуть сдвинуться с места, и болевой точки он не достал. Единственно - сбил с ног. Уже на земле я быстро перевернулся и перекатом ушёл из-под ботинка, рухнувшего на меня сверху - с прицелом на солнечное сплетение. С влипшими в ладони мелкими камнями прокатавшись ещё пару раз по сторонам, уловил момент, когда его дыхание стало хрипящим, и замер на месте. От неожиданности он тоже застыл, и я поднял руку.
   - Помоги подняться.
   Он машинально протянул было ко мне свою - и снова застыл, сообразив, что делает. Я не дал ему времени додумать и отдёрнуть руку - вцепился в невольно напрягшуюся ладонь и встал. Очень хотелось уколоть: "Ну что, успокоился?" Но сдержался. Опять вспылит. А мне это надо?
   - Пошли, покажешь, где что.
   И повернулся к нему спиной.
   Снова размеренно шагая вдоль катера, слушая шаги за спиной и чувствуя упорный взгляд в спину же, я думал о странных вещах. Я представлял себе, что было бы, попади сейчас Карл в какой-нибудь город. Сбеги он и со Сциллы, и от призраков. Как бы он жил? Забился бы в какую-нибудь нору, как я недавно. Потом нечаянно проявил бы свою сущность призрака. Пошла бы травля... Не хочется думать о таком. Здесь, на Сцилле, Карл, как ни странно, на месте. Если бы он ещё это понял.
   Данияр сидел на ступенях трапа и вовсю зевал. Кажется, Мартин перекачал его менталом. Я усмехнулся. При виде нас с Карлом Вестар набычился. Хорошо его понимаю, но придётся потерпеть. Надеюсь, с вопросами повременит.
   - Данияр, в состоянии встать?
   - Нормально всё.
   - Карл хотел посмотреть, не ретранслирует ли система катера.
   - А... Сейчас посмотрим, - пробормотал вертолётчик и снова неудержимо зевнул. Но с трапа катера встал и поплёлся в чрево космолёта. Остановился на пороге, сопнул носом, втягивая запахи из катера, довольно пробормотал: "Мм, как пахнет..." и уже целеустремлённо исчез в провале проёма.
   Постояв немного, Карл поднялся за ним.
   - Э... У Карла кровь на лице, - оживившись, заметил Вестар. - Что случилось?
   - Обменялись мнением о происходящем, - задумчиво сказал я.
   Вестар одобрительно улыбнулся.
   Мартин же взглянул пристально на меня. Но ничего особенного не увидел. Я тщательно подготовился и к пронизывающему насквозь взгляду мальчишки-призрака.
   - Ну что? Зайдём на катер? Помародёрствуем немного, пока есть возможность?
   Предложение приняли с большой охотой. Входя в помещения, я ещё подумал: жаль, нельзя вообще эту махину перетащить поближе к посёлку. Нам бы такое средство передвижения пригодилось - летать на небольшие расстояния по самой Сцилле, например. Да и для разведки переселенцев на практическом уровне неплохо.
   Кажется, остальные думали о том же. Радостные вопли: "Смотрите-ка, что здесь есть!" перемежались с восторженными репликами: "А ты сюда посмотри!" Судя по всему, ребята уже освоились с мыслью, что всё добро на катере принадлежит посёлку: что-то можно использовать на местности, а что-то в будущем обменять на необходимое.
   Я улыбнулся: интересно, а ребята думают, что, по сути, занимаются грабежом правительственного имущества?
   Потом началась конкретика. Вестар скрылся за углом грузового отсека, откуда и донёсся его азартный возглас:
   - Данияр! Сможешь перегнать катер ближе к посёлку? Его можно было бы спрятать в карьере, на самом дне! Как?
   Вертолётчик что-то ответил - издалека, и Вестар добавил:
   - Ага, сейчас посмотрю данные...
   Кажется, они говорят о питании катера, сообразил я.
   Так. Надо бы навести порядок, а то они все не с того конца дело начали.
   Взявшись за триди-визор, я вернул ребят к реальности:
   - Вестар, в первую очередь посмотрите все системы связи.
   - Карл говорит, что бортовые клетки с сим-вормами открылись через секунды после приземления, - отозвался Данияр. - Значит, есть живая система оповещения, которая смогла распознать, что катер приземляется.
   - Так найдите мне эту систему! - рявкнул я. - И посмотрите, настолько ли она хороша, чтобы по её сигналу, как по обратной связи, могли бы добраться до Сциллы. Не забывайте: на том конце - те, кто выпустил сим-вормов и готов в любой момент отправить за ними призраков! Если уже не отправил.
   Ошеломлённое молчание царило с минуту, отчего меня захлестнуло жаром: "Найдите - мне!" Так мог сказал прежний Брис. Ну прокололся. Или не поймут? Скажут - зарвался парень... Прикусив губу, вслушивался в эфир, пока не услышал Вестара:
   - Брис прав. Не тем увлеклись. Давайте быстро смотрим...
   - Нашёл, - буднично сказал Данияр. - Боюсь, дела Сциллы плохи. Эта система жёстко настроена на пункт вылета. Карл, ты чего не сообразил её отключить?
   Взрослый призрак промолчал. Я понял. Не будет же он объяснять, что он тогда был не в самой лучшей форме, чтобы делать всё обдуманно.
   Негромкие переговоры. Шёпот мальчишки в эфире включенных триди-визоров:
   - А ты спроси у него...
   - Карл, - громко позвал Данияр, - сможешь поднять катер, чтобы перевести его ближе к посёлку?
   - Могу. Но тогда его обнаружат радары правительственной охраны при заводе. На прочёсывание всей планеты они не рассчитаны, а вблизи - могут засечь. Защитный экран катера, блокирующий направленный поиск, тоже слишком маломощен, чтобы спрятаться от них на близком расстоянии. Да и не рассчитан он на это.
   - Жаль, - разочарованно сказал Данияр. Кажется, он уже мысленно оприходовал космолёт для нужд переселенцев.
   - С чего начать? - озабоченно спросил Вестар. - Время-то поджимает.
   - Сколько времени займёт грохнуть системы оповещения? - спросил я.
   - Эй-эй, никаких грохнуть! - испуганно запротестовал Данияр. - Такая вещь, ты что, Брис! Я сейчас тут кое-что переберу по деталям, кое-что вытащу сразу, что нам пригодится, - и всё тип-топ будет. Паяльник мы уже нашли, инструмент тоже. После чего катер спрячем в другом ущелье - буквально на краю этого, только немного ниже. Но кое-что сразу надо будет забрать с собой. Неизвестно, найдут ли его потом, но внутри добра хватает. Перегрузим на вертолёт, дома разберёмся, что пойдёт и куда.
   На добро, уведённое Карлом, у ребят так разгорелись глаза, что ни один не подумал, что к ним в руки свалилось чужое. Изголодавшиеся по технике, Вестар и Данияр так увлеклись, работая примитивными отвёртками и подручными средствами, так самозабвенно гоняли Карла и Мартина, что оба призрака молчали в тряпочку, видимо снизойдя к вдохновенному пиратству ребят. Я оставался на стрёме, карауля и подгоняя.
   Через час, сначала освещённый всеми огнями, катер значительно потемнел: с него сняли все детали, которые не мешали следующему перегону космолёта в ущелье.
   Между тем ночь Сциллы продвигалась к своему завершению: луны ушли, предутренний ветер разгулялся не на шутку, стало не то что темней - ночь превратилась в бездонную, мрачно-чёрную пропасть. И сразу обострились, стали тонкими и доступными восприятию все уровни пространства.
   На что Вестар слабый видящий - и тот среагировал.
   Остановившись у края трапа, он прислушался.
   - Мне показалось... Что-то слышишь, Брис?
   Подошёл Карл, пару раз приподнял и отжал плечи назад, расслабляя их после перенесённого груза. Тоже прислушался.
   - Сим-вормы. Активно качают энергию. Скорее, где-то загнездились, устраиваются.
   Триди-визоры включены у всех. Все и слышали его объяснение. Настроение сразу изменилось. Быстро доехали на джипе до следующего ущелья. Оно, конечно, не очень низким оказалось, но для пряток подходило. Особенно если учесть, что сверху было прикрыто полуразрушенной скалой. Найти катер можно, только если использовать металлодетектор. Визуальный поиск с орбиты ничего не покажет.
   - А если она рухнет на него? - засомневался Данияр.
   - С катером ничего не будет, - заверил Карл, разглядывая нависающий скальный край. - Он и не такое выдержит. Доставать его потом - лишь бы к люку пробиться.
   - Но сюда добраться - маневрировать надо. Сможешь?
   - Нашёл о чём спрашивать.
   Вернувшись на место, Карл сразу пошёл к катеру, а мы принялись перетаскивать вытащенные вещи на вертолёт, стараясь расположить так, чтобы осталось место для джипа. Не возвращаться же отдельно и с разной скоростью.
   Когда бортовые створы катера начали закрываться, мы бросили работу. У каждого при виде работающего космолёта возникали мысли разные. Я пока наблюдал громадную силищу в этих створах. Судя по мечтательным взглядам ребят, они уже думали о полётах в околопланетном пространстве. А вспоминая, откуда прилетел Карл на катере, наверняка размечтались и о контрабандной поездке на одну из торговых планет Терра-сообщества.
   Мы на расстоянии метров ста да катера. Когда возникла воздушная подушка и катер начал подниматься над камнями, мы невольно попятились. Потом вообще отогнали джип к вертолёту, чтобы дать Карлу пространство для маневрирования.
   - Неплохо, - прошептал наблюдающий за движением катера Данияр, - очень неплохо. Надо было остаться с ним и посмотреть, как там...
   Мальчишка, стоявший рядом с ним, искоса взглянул на вертолётчика. В темноте выражения лица не разглядеть, только блеснули глаза в вынужденном освещении с катера. Но небольшим беспокойством от Мартина потянуло. Боится, что взрослый призрак уведёт катер? Я мог бы успокоить его: Карл страшно заинтригован тем, что происходит (если происходит - всё ещё сомневался он) со мной. Но объяснения - никому - в мои планы не входили. В мои планы входило полностью закрыться ото всех - под предлогом усиления возможностей тела и вообще организма. Пока существует неясность в происходящем, мне тоже хотелось оставаться в тени.
   Но Карл развеял все сомнения и тревогу, и впрямь мастерски направив катер в рассчитанное место. Вручную. Компьютеры судна пришлось отключить с самого начала, а автономных на нём нет... Если он сделает всё как надо, к утру мы будем в посёлке.
   Катер всем огромным, вытянутым во тьму телом медленно скользнул с подножья одной скалы и начал погружение во впадину, постепенно съедаемый мраком. Тусклые огни по бортам будто гасли от нехватки питания - и глаз резало от их медленного исчезновения. Вскоре катер полностью растаял в чёрных тенях ущелья.
   - Здесь он и без нас разберётся, - сказал я и кивнул: - Пошли заканчивать погрузку.
   ... На этот раз в кресло вертолётчика привычно уселся Данияр. Обернулся, вздохнул, глядя на Карла, - тот не заметил, свалившись на скамью и вытянув ноги.
   - Ну что - домой?
   - Небольшой круг дадим, - сказал я - и спохватился. - Я предлагаю подлететь на безопасное расстояние к сим-вормам и разглядеть, что там у них.
   - Согласен, - кивнул Вестар, посматривая на закреплённый посреди салона джип, из-за которого нам пришлось потесниться ближе к кабине. - Мартин скажет, какое расстояние будет безопасным.
   - Конечно, - серьёзно сказал я.
   Мартин быстро взглянул на меня и опустил глаза. Он сидит напротив меня, рядом с Вестаром. Кажется, он подозревает меня. Ничего. Чем больше в меня вглядывается, тем больше удостоверяется, что я - это я. И никто больше. Все полевые энергоструктуры у меня на виду, ничего не прячу. Единственно - придётся привыкать к странной манере кукситься и смотреть волчонком. Тоже ничего особенного. Просто смотреть на Карла - и копировать на пацанский манер его поведение. И к Лидии не подходить. Вот это труднее. Придётся избегать её. Но... Если подумать... Могу же я поинтересоваться моим по крови сыном?.. Как-то непривычно - с бритой головой... Еле удержал смешок: прохладно, хорошо хоть капюшон есть.
   Карл сидит рядом. Глаза закрыл - то ли спит, то ли вымотался. Последнее больше похоже - судя по неровному полю и его слабым границам. Теперь я точно знаю, что он имел в виду под "охотой". И считывать необязательно. Думал, небось, после проверки катера полететь на зверя - на сим-ворма. Неужели рассчитывал в таком состоянии справиться с ними - вооружённый всего лишь комбинированной пушкой?.. Слаб ещё. Пусть и думает, что уже окреп.
   - Брис, - негромко позвал Вестар, - меняемся местами?
   Не совсем понял, чего он хочет, но перешёл на его место.
   Едва парень сел рядом с Карлом, взрослый призрак вопросительно посмотрел на него. Вестар наклонился и выволок из-под сиденья некогда комбинированную пушку из джипа, сейчас в две детали замотанную в жёсткую ткань защитного цвета. Поднял строенный пулемёт, передал Карлу.
   - А теперь объясни, как всё это работает без пульта управления на двоих.
   Призрак усмехнулся, огладил корпус пулемёта и приступил к объяснениям.
   Мальчишка прислонился к спинке сиденья, закрыл глаза. Первое впечатление - тоже дремлет. Я "пошёл" следом. Нет, не дремлет. Он уже зацепился за информационный край плёнки, стерегущей и оберегающей сим-вормов. Неплохо. Мальчик стал очень сильным - и осторожным... Почти через минуту он подтвердил эту оценку:
   - Данияр, разворачивайся к посёлку. Ближе нам нельзя.
   Взрослый призрак немедленно закрыл глаза. Ему пришлось напрячься. Энергии маловато. Вестар странно посмотрел на Карла, осторожно вытаскивая из его вялых рук оружие. В его информационном поле мелькнула девичья фигурка. Полли. Он прав. Именно Полли, с её решительным характером, надо обязательно послать к призраку. Хотя бы для того чтобы задеть его чертовски упрямую гордость: сам не может справиться с такой мелочью, как слабость.
   - Согласен, - сказал Карл и машинально вытер выступивший над верхней губой пот. - Ближе уже нельзя. Ты посчитал, сколько их?
   - Взрослых особей семь. Что-то около двадцати личинок.
   - На каком расстоянии они от нас? - обеспокоенно спросил Вестар.
   - Ровно между Мёртвым лесом и посёлком. Пока ночь, людей можно не тревожить, но с утра надо предупредить, что плёнка может начать пси-давление. Кто предупреждён, тот вооружён. Проблемы будут только с вольнонаёмным персоналом. Я бы на такое расстояние до начала тревоги дал сутки. Но они на Сцилле уже несколько дней. Могли и мутировать. А значит, стать сильней.
   Так, не я один подумал о мутации сим-вормов. Хорошо.
   Взрослый призрак снова устало закрыл глаза, и Вестар больше не стал приставать к нему с оружием. Во всяком случае, с пулемётом в три ствола они уже успели разобраться.
  
   13.
  
   Немного странно ощущать воспоминания сразу двух человек, но при этом быть единой личностью. Обритая голова невольно тянет след в прошлое мальчишки Бриса и в прошлое моё собственное, когда я впервые очутился в этом теле. Повернулся не так - еле подхватил выпадающий из рукава кастет. И - увидел, как беру кастет в будущей учебной комнате, среди хлама, оставшегося после отъезда призраков на полигон. И - увидел, как украдкой бегло обыскиваю учебную комнату в поисках хоть какого-то оружия. Даже думать смешно, что в момент этого обыска я даже не подозревал, что ищу личный кастет, давным-давно заброшенный за ненадобностью.
   Хуже другое...
   Уже тёмно-серым утром вертолёт приземлился у лестницы на платформу. Данияр оставил здесь нас троих и джип, на котором немедленно в посёлок укатил Вестар. Карл еле держался на ногах, я хотел бы остаться в одиночестве, а Мартин, свежий, словно и не было бессонной ночи, кажется, решил снова нести свою вахту в коридоре. Честно говоря, это решение оставил на него. Хочет так хочет.
   По коридору мы растянулись цепочкой: впереди меня мальчишка - позади Карл. И, когда Мартин на выходе в общий коридор вдруг запнулся, я чуть не наступил ему на пятки. Только хотел, удивленный, спросить, чего он остановился, как коридор предстал перед нами во всей оживлённой красе.
   Посередине его уже привычным для меня кругом сидели столбиками-статуями ребята-призраки, а ближе к выходу из общего коридора стояла группа взрослых. А среди них - Лидия. У меня аж сердце захолонуло. Вот теперь я чётко прочувствовал, как линии давно забытой мной татушки потеплели, налившись прихлынувшей к ним кровью... Это меня и спасло на этот раз, крепко замаскировав. Правда, сам я не сразу про маскировку сообразил - лишь мгновения спустя.
   Арни оглянулся на нас, когда ему кто-то кивнул на выход из коридора.
   Мартин немедленно подошёл к ребятам-призракам, сел рядом.
   - Чёрт... - недовольно пробормотал Карл. Его нетрудно понять: желание отдохнуть на корню выдрали. Покосившись на него, я заметил его мимолётный взгляд на детей-призраков. Да, было бы здорово сесть в середину круга и мгновенно насытиться бушующей внутри энергией. Сразу бы в себя пришёл.
   Считать со взрослого призрака мысль о халяве легко. Отчего я сразу пообещал себе: как только будет время - выволочь Карла, пусть даже за шкиряк, на воздух и там заставить работать и работать, в конце концов восстанавливаясь полностью!
   А пока мы, двое, не совсем охотно направились к переселенцам.
   - Где вы были? - рассеянно спросил Арни. Странно, кажется ни Карла, ни всех нас, участвовавших в погоне за ним, не собираются ругать или осуждать. Вывод: случилось что-то поважнее этого "пустяшного" эпизода.
   - Отключали системы связи на катере, - правдиво ответил я. - Карл пришёл в себя и вспомнил, что не все отключил. На него могут выйти по этому следу.
   - А где Вестар и Данияр?
   - Поехали в посёлок - отдыхать.
   - Чёрт, как не вовремя, - пробормотал Арни.
   - Ладно, мы там их перехватим, - тоже рассеянно сказал Доминик, погружённый в раздумья, но машинально наблюдавший за ребятами-призраками.
   - А что случилось?
   - Нашей Полли позвонили из административного здания, попросили приехать. Два человека из персонала мучаются сильными головными болями.
   Карл, недовольно морщившийся (как же: попал в компанию, мимо которой сразу не пройдёшь), поднял глаза. Лицо уже безучастное. Но, недавно тяжёлое и размякшее от настроя на близкий отдых, сейчас оно резко отвердело и обострилось. Уже нисколько не сомневаясь, он подошёл к ребятам-призракам и сел - не в круг, а между двумя. Ребята не шелохнулись. Только у одного блеснули глаза в беглом взгляде на присоединившегося. Я узнал Кэвина. Потом, в паузе между репликами, я засёк сценку, не замеченную остальными: Кэвин пытался блокировать взрослого призрака от остальных, но Карл вынудил его остановиться на полпути, всего лишь исподлобья глянув на него.
   Давние счёты. Именно Кэвин три года назад подговорил ребят-призраков убить Карла, пока он слаб и умирал от отравы. Плюс ко всему именно Кэвин первым начал драться за право быть лидером в детской группе призраков.
   Мартин - лицом ко мне. Глаза опущены, лицо спокойно. Внезапно движение выразительного рта - трудноуловимое. Всего лишь намёк на улыбку. Раздражённая гримаса Кэвина смягчилась и растаяла. Успокоился... Да, Мартин в последнее время становится настоящим ментальным дипломатом, тем более искусным, что не оказывает ни малейшего влияния на мозги, а всего лишь поправляет структуры пространства, искажённые настроением некоторых, не очень умеющих держать себя в руках личностей... Кроме Таис, об этом никто не знает. И кроме меня. Но сейчас я не в счёт.
   К ребятам я не подошёл. Вернувшийся Брис не умеет работать в группе. Зато ко мне подошла Лидия. Серьёзные серые глаза обвели моё лицо.
   - Не бойся, приставать не буду, - усмехнулась она. - Я просто встревожилась, когда узнала, что ты ушёл за Карлом... Ты очень сильно боишься, что я к тебе прикоснусь?
   - Почему ты так решила? - спросил я и затаил дыхание. - Мне всё равно.
   Она тёплыми пальцами провела по моему лицу. Мороз по позвоночнику. Чуть не выгнулся от невольной ласки... Ясно. Татуировка всё ещё выделяется.
   - Я не видела этого рисунка уже несколько лет, - сказала она легко, хотя её брови страдальчески сдвинулись, и повернулась уйти.
   - Подожди! - Я схватил её за рукав куртки. - Можно мне когда-нибудь прийти, маленького посмотреть? Ты сама сказала, что я теперь вместо младшего брата...
   - Приходи. - Она пожала плечами и отошла к Арни.
   Я незаметно выдохнул. Не узнала. Ладно, успокоюсь и буду ждать, что скажут призраки. Хмурый, заросший щетиной Карл поднялся первым. Так, кажется, дела плохи.
   - Ну? - нетерпеливо спросил Доминик.
   - Вместо того чтобы идти напрямую к посёлку, плёнка окружает его, - сказал взрослый призрак. - Ваши двое заболевших - это люди, подпавшие под её зов.
   - И... что нам делать?
   - Вам - не знаю. Я - пошёл отсыпаться.
   И он и в самом деле развернулся и пошёл к себе. Ошеломлённые переселенцы смотрели ему вслед, пока он не скрылся в камере. Первым опомнился, естественно, Арни. Он вздохнул и быстро повернулся к детям-призракам:
   - С чего начинать?
   Кэвин покосился на Мартина, но тот сидел неподвижно, с закрытыми глазами, и мальчишка-призрак ровно ответил:
   - Людей надо собрать в одно место. Мы сможем их прикрыть от сим-вормов.
   Доминик, выглядевший задрёмывающим увальнем, посмотрел на него сверху вниз.
   - А потом? Ну, соберём. Но плёнка-то не остановится. И что дальше?
   - Драться. - Это сказала уже Таис. Она встала из "лотоса" и подошла к Арни. - Надо будет вытащить всё оружие, оставшееся с прошлого раза. Вплоть до пик, которые придумал Брис. - Она с вызовом посмотрела на меня. Типа: наш Брис вон какой, не чета тебе, мелюзга. Что я мог? Только ухмыльнулся ей. Девушка отвернулась.
   Хорошо. И Таис не узнала. Теперь только у Карла и Мартина под сомнением.
   - Ну ладно, - обеспокоенно сказал Шериф. - Наших-то я на платформу соберу. Проблема с вольнонаёмными. Поверят ли? А поверят - захотят ли присоединиться к нам, не вызовут ли помощь со стороны?
   - Мы можем... - высокомерно начал Кэвин, встряхнув белыми лохмами, но осёкся: Таис показала ему кулак.
   - Никакого воздействия на мозги, - сказал Доминик, сообразивший, что именно хочет предложить мальчишка-призрак. - Надо будет уговорить их так.
   - Заглушить связь с другими планетами, - предложил Арни. - Мы такое сможем?
   - Можем. Но тогда останемся без собственной связи, - вздохнул Доминик. - Ладно, сначала попробуем уговорить управляющего предприятием. Если уговорим его, он в приказном порядке заставит своих людей спрятаться на платформе.
   Они поговорили о деталях, совершенно не замечая меня, сбоку припёка притулившегося к стенке и безразлично прислушивающегося к разговору. Пару раз я заглушал собственный порыв раскрыть рот и вмешаться в обсуждение. Управляющего предприятием на Сцилле я хорошо знал и очень сильно сомневался, что его можно вразумить и уговорить что-то сделать: неприятный тип, присланный на замену погибшему, считал себя пупом земли и, соответственно, всех остальных - никчемными людишками, прислушиваться к мнению которых как минимум - плохой тон. Впрочем, таких обычно до труса пугает что-то из ряда вон происходящее. Если на его глазах произойдёт нечто, он сломается сразу. А нечто произойдёт уже сегодня утром. Арни не собирается задерживаться с выведением переселенцев под защиту призраков. А потом Доминик обойдёт дозором завод и шахту. Вооружённые люди уж точно напугают управляющего до чёртиков. Если к тому времени с ним самим плохо не будет.
   Переселенцы, пришедшие к единому мнению, той же компанией пошли на выход. Таис привычно для всех - держась за руку Арни. Пусть и подросла, до сих пор не может расстаться с этой привычкой. Хотя девочка воинственная и сильная во всех смыслах.
   Я, прислонясь к стене, съехал на корточки. Закрылся информационным полем младшего Бриса. Крепким, не пробить. Чтобы никто не усомнился.
   Надо обдумать линию поведения "вернувшегося" Бриса в этой заварухе. Что он может, чего не может. Или не продумывать - идти по течению, как Бог на душу положит?.. Пока народ всё делает правильно. Да, легче защитить всех, когда они под ментальной охраной профессионалов. Надеюсь, Кэвин не будет кукситься, если дети переселенцев тоже внесут свою лепту в защиту. Хоть ребята-призраки до сих пор настороже относятся к ним. С подачи того же Кэвина. Лидером растёт парнишка. Надо бы присмотреться, куда ему свои силы приложить.
   Оружие. После первого инцидента с сим-вормами у всех участвовавших в локальной войне мужчин осталось оружие. Припрятанное, конечно же, сейчас. Моё - в моём доме. Поэтому у меня было две цели, когда испрашивал разрешения у Лидии посетить сына. Три. Кто, кроме младшего брата Бриса, поможет ей перебраться на платформу? Итак, начнём с переселения.
   Я вышел из состояния созерцательности и зашагал в камеру. Захочет ли Лидия вернуться в те комнаты, где когда-то мы были счастливы? В любом случае надо будет проверить, подходит ли помещение для временного проживания в нём женщины с ребёнком. Утро слишком раннее. Сын, наверное, ещё спит. Да и Лидия - женщина, набравшая премудростей по работе с менталом, должна пока справляться с мелкими неприятностями, если они проявятся.
   Правда, я уговаривал себя в этом - в практическом, здравом смысле. Потому как хотелось бежать домой изо всех сил и немедленно создать крепчайший щит вокруг самых близких и любимых людей.
   Только дотронулся до дверной ручки, как ощутил мягкое давление на затылок. Не оборачиваясь - узнал. Мартин. Видимо, он тоже понял, что я его засёк. Появился полностью и первое, что сказал, едва не заставило меня улыбнуться.
   - Ты собираешься помогать семье?
   - У меня нет семьи.
   - Но у тебя здесь камера на две комнаты, а сейчас здесь будут не только переселенцы, но и люди из вольнонаёмных. Ты подумал о Лидии и её ребёнке?
   - А я должен? - Я с интересом ждал ответа, поскольку в приглушённом возмущении мальчишки таилась одна особенность.
   - Да, должен.
   Промолчал. Попробую взять "на понт".
   - Да кто ты такой, что о них заботишься? Тебе что - больше всех надо?
   - Брис, мне жаль, что ты ничего не помнишь, - мальчишка проговорил это неуверенно. - Когда дети-призраки остались на платформе, их всех разобрали семьи переселенцев. Вы с Лидией взяли меня.
   - Небось, в качестве младшего братишки? - буркнул я, скрывая тепло при одной мысли, какая у меня семья. - Здесь младший брат, там младший брат... Всеобщее братство какое-то... Ладно. Пошли смотреть, где и как их разместить.
   Мартин вздохнул с облегчением и заторопился войти, едва я открыл дверь. Он, естественно, не подозревал, что облегчил мне проникновение в дом Лидии - мой дом, откуда - из разных тайников - я могу забрать оружие.
   Мы всё дотошно осмотрели и пришли к выводу, что лучше оставить для Лидии с ребёнком закрытую комнату. Она хоть и маленькая, но в ней помещаются кровать для неё, а для Мартина - походная раскладная кровать, купленная когда-то на торговом корабле, однажды завернувшем в наши края. Поскольку я человек, теперь не очень, мягко говоря, имеющий отношение к собственной семье, я расположусь в проходной комнате, чтобы быть свободным в своих действиях.
   - Когда мы пойдём за Лидией и Максимом?
   - Чуть позже. Первым делом надо вылечить одного упрямца, потому как при всей его ментальной силище он физически очень ослаблен. - Спохватившись, я быстро добавил: - Насколько я теперь понимаю в цветах ауры.
   - Ты имеешь в виду Карла? - уточнил Мартин. - Ты прав. В его крови много отравы и искусственных добавок. Нам слишком долго придётся возиться с ним. Но... - Он заколебался - и решился на то, о чём я боялся попросить его: - Брис, ты только больше не дразни Таис. Брис-старший как-то сказал, что было бы здорово изменять ментальный фон больного человека - и таким образом приводить его к здоровью. Таис много тренировалась с преобразованием поля. Если она согласится... Если Карл согласится... - Он вопросительно посмотрел на меня.
   "Брис-старший"... Хм. Интересно. Ладно, об этом потом.
   Другое дело - Карл. Он улетал со Сциллы сильнейшим псиоником. А сейчас вернулся такой развалиной, что смотреть жалко. Но призрак в схватке с сим-вормом нам нужен. Ещё как нужен. Поэтому я оставил в будущей комнате Лидии мальчишку, чтобы вызвал Таис, а сам сел на порог в коридор и огляделся. На другом конце коридора тихонько что-то обсуждали ребята-призраки, сев в кружок более тесный, чем обычно. Изредка раздавался негромкий смех, чему я невольно тоже усмехался: научить детей-призраков смеяться - это стало главной задачей в первые месяцы их присутствия на платформе. Надо было видеть, как они недоверчиво смотрели на детишек переселенцев, когда те играли, носились по коридору и хохотали в полный голос... А сейчас ребята-призраки смеялись открыто, хоть и сдержанно. И с оглядкой. Кэвин куда-то делся.
   Итак, я сосредоточился - взгляд на дверь к Карлу. Фон неровный. Точно не скажу, в чём дело, но точно не спит. Так что не потревожу.
   "Карл".
   Минута. Другая. Дверь распахнулась.
   - Чего?
   Мы люди не гордые. Я встал, прихватив с собой сумку Лидии, и подошёл.
   Смотрит насторожённо. Что, мол, ещё?.. Я сразу взял быка за рога:
   - Кто его знает, чем тут всё обернётся. Времени у нас в обрез. Мартин предложил почистить тебе ментальное поле. Лучше всего это умеет делать Таис. Он её вызывает. Что скажешь на наше предложение?
   Взрослый призрак взглянул на дверь нашей камеры. Стиснул рот. Расслабил.
   - Согласен. Когда?
   - У тебя полчаса на приготовиться и на поесть. Держи. - Я протянул ему сумку. - Здесь завтрак. В общем, через полчаса стукнем к тебе.
   Не давая ему опомниться, я развернулся и пошёл к себе.
   Картинка маслом. Пришла Таис. Следом - Кэвин. Спрятался за ментальной маской бесстрастия хорошо, но девушка, кажется, давно его раскусила и к поклоннику относится спокойно. Ну, а где Кэвин - там вся его группа. Так что, когда Карл через полчаса вышел, его ждала целая команда. Осталось впечатление, что, не будь меня среди всей этой шаблы, взрослый призрак сбежал бы - из принципа, вроде как: ещё не хватало с малолетками дело иметь. А тут пришлось остаться.
   Все, в куртках, с полумасками от ветра, вывалились на лестницу и сели в круг слева от неё, благо что ветер некоторое время дул в одну сторону и высокие перила лестницы пока могли нас защитить от его порывов. Карла усадили в середину - сбылась его недавняя мечта. За ним встала хмурая ("Лечить Карла?! Вы с ума сошли!"), но слегка обеспокоенная Таис. Её можно понять: одно дело - лечить простенькие болячки здешних поселенцев, другое - править поле человека, через кровеносную систему которого пропущено столько химии!..
   Девушка приподняла руки над головой взрослого призрака, севшего в "лотос". Сидящие в круге ребята-призраки взялись за руки, объединив силы. Буквально секунды - и в круге бушевала такая мощная энергия, что неподготовленного человека, вставшего рядом, могло просто снести в сторону.
   - Не... блокируй меня... - низким хрипловатым голосом приказала Таис в пространство, словно бы и не обращаясь к Карлу.
   Тот опустил голову. Блокировал по привычке. А теперь по привычке и закрылся сам. Вся энергия мимо. Сидящий рядом с Мартином, я выждал немного и напомнил:
   - Карл, раскройся.
   Сильный чертяка - и недоверчивый. Секунды... Раскрылся. Смотревшая в глаза Мартина Таис кивнула и начала. Для человека, который бы увидел все эти потоки энергии, сам процесс показался бы примитивным: сильной волной мчавшаяся по кругу энергия стала вздыматься к ладоням девушки и рушиться на взрослого призрака. Он мог взять ментал и сам. Но это было бы разрозненно. А здесь - на него направленно падал поток чистейшего ментала. Поток пронизывал человеческое тело, смывая - точнее промывая его. Призрак превратился в подобие лотка-сито с набранной породой вперемешку с грязью: в лоток сверху льётся вода, убирая грязь и оставляя лишь крупинки золота и драгоценных камней.
   Карл держался недолго: если сначала он ещё сдерживался, из опасения всё ещё продолжая напрягаться, то после первой же минуты полностью отдался волнам ментала. Из "лотоса" он вытянулся на земле и вскоре только вздрагивал под промывающими его потоками. Таис превратилась в настоящую колдунью. Худенькая девушка, в обычной для всех одежде похожая на вытянувшегося подростка, держала ладони раскрытыми над телом призрака и будто пришпиливала менталом его к земле. Послушное её рукам, тело Карла пласталось, точно бескостное - под сильными струями "ливня", вбивающими его в землю. Я впервые видел, как работает Таис. Мощно и в то же время изощрённо. Она буквально заново лепила ментальное тело взрослого призрака. Будь она одна, вряд ли ей удалось бы сделать это столь быстро и эффективно. Но с помощью целой команды ребят-призраков Таис проявила себя настоящей повелительницей ментальной стихии.
   Закончила. Опустила руки, постояла, отошла и села среди ребят, справа от Кэвина. Мы продолжали держаться за руки. Теперь дело за призраком.
   Карл пошевелился. Рука дрогнула. Пальцы, безвольно согнутые, сжались в кулаки. Он словно проверял самого себя. Снова разжались. Снова неподвижность. Снова потекли секунды... Мягко сел. Мягко подтянул ноги в "лотос"...
   Мартин взглянул на меня. Направленный взгляд я уловил сразу - и кивнул. Мальчишка встал и, оглянувшись на поднявшего голову Кэвина, кивнул на лестницу.
   Через минуту ребят рядом не было. Только будто просыпающийся Карл и я - остался на всякий случай.
   Взрослый призрак посидел, покачиваясь с закрытыми глазами, и недовольно скривил рот.
   - Эта мразь... Она и впрямь мутировала.
  
   14.
  
   Вот так. Есть наследник - Брис-младший. Есть у него младший брат. Теперь появился старший. Деспотичный и безапелляционный в решении вопросов, которые, считал он, являются важными на данный момент.
   Карл, почуяв себя стопроцентно здоровым, мигом развил бурную деятельность, перестав зацикливаться только на собственной личности. В частности, он решил обратить практическое внимание на поселенческое общество, а конкретно - на его маленькую, но важную ячейку. На мою семью.
   - Судя по тому, что я слышал, сюда скоро потянется народ. Где ты решил разместить свою... Лидию?
   - Напротив твоей комнаты.
   - Там же конура, а ты... э... Брис... он вроде обзавёлся семейством?
   - Есть такое, - насторожённо ответил я, ещё не совсем понимая его расспросов.
   - Всё. Перемещаемся ко мне! - заявил Карл. - Моя берлога не слишком уютна, но у неё есть главное достоинство - она просторна. У нас полчаса - обустроить её так, чтобы все были довольны.
   Мартин, слушавший нас внимательно, открыл рот что-то сказать. И закрыл. В словах Карла логика всё-таки есть. Так что я достал триди-визор и позвонил Лидии предупредить, что скоро заеду за ней и ребёнком.
   И следующие ровно полчаса мы бегали как проклятые, в основном таская тяжести и устанавливая их в том порядке, который мог пригодиться для семьи с маленьким ребёнком. И скоро камера на шестерых уголовников превратилась в жилое помещение на пятерых. После быстрого и сурового обыска по пустующим камерам мы обзавелись временными ширмами-перегородками, наспех сколоченными из подручного материала. Кровати для меня и для Лидии перенесли из своей комнаты, добавили только одну - для Мартина. Карл так недоумённо и сказал: "Зачем вы свою будете тащить откуда-то, когда здесь этого добра хватает? Из дома - только тряпки!"
   Через полчаса первый автобус привёз на платформу первую партию переселенцев. Ровно через полчаса. Что заставило меня вспомнить кое о чём.
   Призрак пинал под свою койку остатки сломанных шкафов, из которых мы и соорудили перегородки, разделяющие камеру на комнатки. Я подошёл и спросил:
   - Карл, помнится, ты говорил - у тебя есть небольшой дар предвидения. Есть сейчас что-нибудь перед глазами, за что мы можем уцепиться и спланировать будущее?
   Призрак застыл, не оборачиваясь. А потом спросил в свою очередь:
   - Откуда Брис-младший может знать об этом даре?
   Я чуть не выругался вслух. С трудом подавил вспышку паники ("Поймали!") в собственном ментальном поле и спокойно ответил:
   - Прошлое старшего прорывается местами. Я смотрю на людей и угадываю их имена. И не только имена. Иногда эпизоды. - И добавил, насупившись: - Не хочешь говорить о предвидении - не говори. Перебьюсь.
   - Нет у меня никаких предвидений, - ровно сказал Карл и, обернувшись, так же ровно спросил: - Ребята сказали, сразу после того как ты очнулся, у тебя был приступ берсеркизма. Ты его помнишь?
   В чём подвох? Почему его так интересует приступ?
   - Помню. Но как сквозь сон. Раньше такого не было.
   - То есть - не было?
   - Я вообще не помнил приступов. Дед говорил: они мне как будто полностью стирают память об этом времени.
   - Дед?.. Это у вас передаётся по линии родичей?
   - Через поколение. У отца не было. У деда прошло после пятидесяти.
   - Как же он не побоялся отправить тебя в секцию?
   - Тренер, его друг, считал, что, если спортом заниматься с ранних лет, берсеркизм, может, и останется, но только в лёгкой форме. Как выяснилось, он ошибся. Если у деда всё началось в семнадцать, то у меня первый приступ был в четырнадцать.
   - Думаешь, занятия спровоцировали?
   - Нет. Не занятия. Меня в этой секции били все, кому не лень. И почти каждый считал своим долгом бить по голове.
   - ... Этого в досье не было. И - да, насчёт четырнадцатилетия я знаю, - после недолгого молчания сказал призрак. - И почему же тебя так не любили в секции?
   - Потому что я никого не любил, - сказал я и ухмыльнулся. На прошлом меня вряд ли поймаешь - проверяй не проверяй. Я помню всё, что должен помнить парень в семнадцать лет. Именно столько сейчас должно быть мне - пришедшему в себя. Это только тело двадцатилетнего.
   - А почему ты спросил насчёт дара?
   - Ты сказал, что у нас на обустройство полчаса. И через полчаса приехали люди.
   - Совпадение.
   Он сказал это коротко и недовольно.
   Мартина мы оставили сторожить наши "апартаменты", хотя, честно говоря, вряд ли кто на них покусился бы.
   Прежде чем выйти к автобусу, Карл решительно прошёл в учебную комнату. Ребята-призраки сидели здесь. На нас посмотрели спокойно, а Карл обвёл их ищущим взглядом и остановил его на Кэвине.
   - Меня не будет час. За это время начинайте устанавливать защиту невидимости вокруг платформы. Не хватит своих сил - привлеките детей переселенцев. Приеду - проверю.
   Кэвин ещё только рот раскрывал, придумывая, что ответить, а взрослый призрак развернулся и вышел. Я пожал плечами и - за ним.
   Мы с Карлом, сразу надевшим полумаску от ветра, прошли в коридоре озабоченную толпу приехавших. О присутствии взрослого призрака на Сцилле пока знали немногие. И лучше, если его появление не будут связывать с тревогой из-за сим-вормов. Что он и сам прекрасно понимал.
   Автобус как раз разворачивался в обратную сторону. Мы успели вовремя и сели.
   Водитель остановил возле нашего дома.
   Лидия, хоть и предупреждённая, на призрака смотрела насторожённо.
   - Я собрала сумки с продуктами и сменой одежды для нас, - сказала она. И надменно вскинула голову. - Надеюсь, мужчины успеют справиться с этой нечистью до того, как у нас всё закончится.
   - Лидия, у нас с Карлом разные размеры, - сказал я. - Но, может, найдётся что-то из свитеров для него? Они ж растягиваются. А у него тёплого ничего нет.
   - Посмотрю, - после недолгого раздумья и разглядывания не менее её удивлённого Карла сказала женщина и поспешила в комнату с малышом.
   Взрослый призрак неопределённо посмотрел на меня. А я, прислушавшись к выдвигаемым ящикам и остановив себя на невольном полушаге в комнату ("Максим!"), взял себя в руки и кивнул Карлу:
   - Быстрей за мной.
   Разгромленная комната (Лидия явно сюда не заходила, разве что забрала кое-что нужное - одежду, например) произвела на Карла впечатление. Он даже брови поднял.
   Не останавливаясь на пороге, я прошагал комнату.
   - Закрой дверь. У нас времени маловато.
   Отодвинув на себя щиты перед отопительной системой, спрятанной под подоконником, я протянул ему пару стволов и брезентовую сумку с зажигалками из местного минерала. При виде оружия даже у невозмутимого призрака участилось дыхание, а глаза радостно заблестели.
   - Пульсары?! Откуда они у тебя?!
   - Ты же не думал, что Брис (я намеренно выделил имя) просто так выбросит хорошее оружие? Помнишь кресло из вашей комнаты? Вместе с ним он забрал и всё, что могло бы пригодиться в будущем. Ещё несколько пульсаров у ребят. Подожди. Тут ещё пики. Их, наверное, можно не прятать. Они почти у всех есть.
   Кажется, мою последнюю реплику он пропустил мимо ушей, любовно поглаживая ствол и проверяя его настройки. Мне даже показалось, что он слегка улыбается - нежно и тепло. Пришлось вернуть его с облаков на землю.
   - Только не забывай: зарядов к нему мало осталось. Так что придётся экономить. И ещё. Пульсары надо маскировать. На, возьми чехол от комби-оружия.
   - Скафандров вы не взяли? На всякий случай?
   - Взяли. Но, мне кажется, в них питание давно кончилось.
   - Где? Дай посмотреть!
   - Не здесь. В подвалах платформы. В прачечной.
   - Хорошее место для пряток.
   Карл сел прямо на пол и быстро разобрал пульсар, после чего каждую деталь "прослушал", словно баюкая в руках. Складывая оружие в сумку с минеральными зажигалками, я посматривал на него, светившегося чистым чувством радости - даже не скрываясь. Неуверенность в призраке ещё чувствовалась: всё-таки ему здорово подорвали сознание во время опытов над ним, но она затмевалась решимостью быстрее стать самим собой. Ладно хоть так.
   Упаковав собранное и сложенное до вида безобидных металлических дубинок оружие (Карл сразу перехватил вещмешок с пульсарами) и окинув испытующим взглядом комнату: ничего не забыли? - мы вышли. Лидия со спящим ребёнком стояла у дверей. Мы нагрузились приготовленными ею сумками и пакетами и вышли ждать автобуса.
   Уже в автобусе, на полпути до платформы, зазвонил мой триди-визор. Арни.
   - Брис, Карл далеко от тебя?
   - Карл, тебя Арни, - сразу сообразив, что к чему, передал я триди призраку.
   - Да, Шериф? - Кажется, Карлу тоже нравилось называть Арни придуманным мной прозвищем. Из трубки послышалось хмыканье.
   В общем и целом разговор свёлся к уговорам Шерифа: он хотел, чтобы Карл присутствовал при беседе переселенцев с управляющим завода при шахте. Призрак отговаривался изо всех сил и наконец довольно резко сказал:
   - Ладно. Но за себя не ручаюсь. Говорить толком с людьми не умею. Если что пойдёт не так, могу обозлиться и надавить на его мозги. Ты готов к такому повороту?
   После небольшой паузы Арни, кажется, сказал, что постарается такого не допустить. Карл выслушал рассеянно, а потом сказал:
   - Да, со мной будет Брис. Надеюсь, против его присутствия никто возражать не будет?
   Лидия, спокойно сидевшая через переход от нас, оглянулась, пытаясь высмотреть меня - призрак сидел с краю.
   - Зачем он здесь - в его состоянии? - удивился Арни. И, видимо торопясь закончить разговор, согласился: - Впрочем, на твоё усмотрение. Я сейчас вышлю джип за тобой. Ты ведь на платформе будешь?
   Немного поколебавшись, Карл отдал мне триди-визор.
   - А правда, зачем я тебе? - тихо, чтобы не услышала Лидия, спросил я.
   - Понятия не имею! - отрезал призрак и замолчал наглухо.
   Но даже по этому ответу я понял: дар предвидения всё-таки работает. Он что-то увидел. Какое-то развитие событий, где я обязательно должен быть рядом.
   Между тем Карл не собирался зависеть от обстоятельств. На выходе из автобуса он буквально навьючился пожитками Лидии, ринулся на платформу и, не успела она дойти до нашей камеры, он уже побросал всё там и собрался рвануть дальше. Единственное, что не забыл забрать. - мешок с пульсарами. Кажется, один его вес придавал ему уверенности.
   - Мы будем жить здесь? - изумлённая Лидия оглядывала помещение, на скорую руку превращённое в жилое. Я осторожно подошёл сзади и заглянул через её плечо. Малыш спал и выглядел таким умиротворённым и спокойным среди всей суеты... Обернувшись на движение за спиной, увидел странный взгляд Карла.
   - Мартин покажет тебе всё, что ни попросишь. Устраивайся, - нетерпеливо бросил Лидии призрак и почти выволок меня из комнат - Лидия только и успела сунуть мне прямо в руки какой-то пакет. - Быстро. Покажи скафандры.
   Мы торопливо, насколько это возможно в водовороте взволнованной толпы, прошли общий коридор и бегом спустились на нижние уровни платформы.
   - Ну? Где? - раздражённо спросил Карл, когда я замер на месте.
   Легко сказать - где. А если сразу и не вспомнить? Три года назад мы точно спрятали здесь два боевых скафандра призраков, но где именно?
   Слава Богу, Карл расценил моё замешательство по-своему. Даже попытался успокоить:
   - Брис, не помнишь - и не надо. Сам попробую найти.
   Он шагнул в начало длинного полутёмного помещения. Движения его сразу замедлились. Судя по тому, что я видел, он настраивался на поиск определённой энергии. В этом я мешать ему не стал. Тем более что уже вспомнил нужное место. И Карл пошёл прямо к нему.
   Увы, как я и думал, питание скафандров было на исходе. Призрак покопался в них и пожал плечами, после чего сорвал с рукавов несколько деталей. Одну из них сразу прикрепил к нагрудному карману куртки, один облегчённый от деталей скафандр сложил и сунул в вещмешок, к пульсарам, а второй снова запихал на старое место. После чего протянул мне один из трёх предметов, похожих на пенал.
   - Это что?
   - Личный боезапас к пульсарам. Пригодится.
   - А это? - кивнул я на его нагрудный карман.
   - Коммуникатор. По дороге в посёлок я с твоего триди переведу нужные номера на него. Что у тебя в руках?
   В мягком пакете, переданном мне Лидией, прятался тёплый свитер.
   Карл быстро натянул его поверх рубахи, а потом снова надел куртку. Прислушался к ощущениям. Довольно сморщился.
   - В плечах немного жмёт, - он с превосходством взглянул на меня, - а так ничего. Ладно. Побежали дальше. Мне ещё этих гавриков проверить.
   "Гаврики" сосредоточенно сидели вокруг платформы. Они привели с собой не только детей переселенцев, но и всех взрослых, кто занимался в наших секциях и кто, видимо уже устроившись в своих старых комнатушках, мог помочь маленьким призракам. И всё равно - людей маловато для такой громадной платформы. Все, качая энергию из Сциллы, сидели на огромных расстояниях друг от друга.
   Разглядывая платформу на тонком уровне, я видел, что она мерцает, постепенно окутываясь защитной сетью. В некоторых местах сеть была крепче, чем в других, и именно здесь пропадали тепловые пятна находящихся за стенами людей. Там, где сеть оказывалась слишком тонкой, пятна теплились мягким светом.
   Мимо нас торопливо прошли двое парней из секции Вестара. Один прижимал к уху триди-визор. Мы услышали его голос:
   - Кэвин, говори, куда идти. В самый конец? Хорошо. Сейчас будем.
   Оба бегло окинули нас безразличным взглядом. Про меня, другого, незнакомого всем Бриса, знали уже все, и сегодняшний Брис многим был неинтересен - памятуя о его прошлом до Сциллы. Про Карла многие не знали - и не узнали его в полумаске. Но... Раз он со мной... Тоже неинтересно.
   - Неплохо организовал, - одобрительно сказал призрак. - Дай мне его номер.
   Карл позвонил Кэвину со своего коммуникатора и предупредил, что едет в посёлок, к Шерифу, что как вернётся - тоже примет участие в постройке защиты. Я мельком услышал требование Кэвина оставить меня среди тех, кто работает на защите. Но Карл просто-напросто выключил коммуникатор и кивнул мне на видимый издалека джип.
   Кэвина я понимал: нынешний Брис хоть и не владел ментальными техниками на высоте бывшего, но потенциал у меня оставался огромным даже в случае потери недавней личности. И я сам разрывался между двумя желаниями: остаться здесь и помогать "натягивать" защитную сеть на платформу - и поехать с Карлом, чтобы присутствовать при его беседе с управляющим.
   Садясь в джип, я даже порадовался, что Карл в приказном порядке решил мои сомнения за меня.
   За рулём сидел Вестар.
   Карл сел к нему, положив вещмешок с оружием на пол, прислонённым к колену. Я скромно сел в салоне - так, чтобы видеть пассажира и плечо водителя и слышать разговор, если таковой состоится. Но разговора не было. Вестар только покосился на мешок у ног пассажира и занялся дорогой. Призрак тоже не очень расположен был к болтовне. Судя по сосредоточенности, которую я видел в зеркальце впереди, он углубился в свои мысли. И заговорил уже на подходе к посёлку, к административным зданиям.
   - Шериф уже говорил с управляющим?
   - Нет. Он не знает, как объяснить, почему люди не вышли на работу и почему его служащие тоже должны собраться на платформе.
   - То есть надо придумать причину?
   - Причём такую, чтобы этот мудак поверил! - рявкнул Вестар.
   - Очень сильно мудак?
   - Считает себя пупом земли. Сейчас орёт на Арни и на Доминика, из-за того что люди не вышли на работу, и не слушает никаких... Ничего не слушает.
   - Вон что...
   - Если он не отдаст приказа, его люди пойдут на прокорм сим-вормам. А это тридцать шесть человек персонала и охраны. Заболевших уже семеро.
   - Им известно, что тут произошло три года назад?
   - Конечно.
   - Тогда легче, - сказал призрак и намертво замолчал, хотя Вестар и кидал на него вопросительные взгляды.
   Едва машина остановилась у входа в административное здание, Карл велел Вестару обождать, не выходить, а сам прошёл в салон и, вытряхнув из вещмешка скафандр, влез в него. Удивлённый Вестар молча следил за преображением призрака.
   - Шлема нет, - напомнил я.
   - На кой мне его, - проворчал Карл, сел на скамью и медленно провёл ладонями по белым швам скафандра - после чего они забегали голубыми огнями. Последний штрих - призрак вынул пульсары и привёл их в полную боевую готовность.
   - Всё, Вестар, вываливайся из машины и открой мне дверцу.
   - Слушаюсь, офицер! - хохотнул парень.
   Как и я, Вестар не догадывался, что именно придумал Карл, но основательная подготовка к последующему спектаклю понравилась ему.
   Он обежал машину и распахнул её.
   Джип стоял у самого подъезда в здание, где, вытянувшись, стояла охрана. При виде вышедшего из машины призрака, экипированного страшным оружием, охранники словно набрали воздух да забыли выдохнуть. Не глядя на них, Карл, мгновенно ставший тяжеловесным и вкрадчиво медлительным, прошёл в небольшой вестибюль. Мы с Вестаром - за ним.
   Тут, в вестибюле, маялись Арни и Доминик. Завидя нас, они просто остолбенели.
   - Ну, и где тут кабинет этого... мудака? - медлительно, до боли вдруг напомнив Вэла, спросил Карл.
   Вышедший из дальнего кабинета служащий с ворохом бумаг застыл. Бумаги разлетелись, выпав из ослабевших рук. Дверь он не успел закрыть - и уже в коридоре отзвучал начальственный крик.
   - Нашли мудака, - констатировал призрак и вразвалку, почти по-медвежьи зашагал к кабинету управляющего производством.
   Мы все переглянулись и поспешили за ним.
   За нами на входе в здание открылась дверь - заглянули охранники, и снова закрылась. Ребят понять можно. От греха подальше.
  
   15.
  
   Несмотря на громоздкую экипировку, Карл двигался с ленивой грацией бойцового пса, готового в любой момент рвануть в сторону - на того, кто покажется достойным выволочки. И, кажется, не один я ощущал себя неуклюжим щенком на толстых лапах, шагая за неожиданно гигантской фигурой призрака.
   Перепуганный служащий одним махом собрал в охапку разлетевшиеся бумаги и кинулся назад, в кабинет. Спустя секунды Карл переступил порог. Я наглеть не стал, остался у проёма, как и Вестар. Арни и Доминик затаились в коридоре, не высовываясь, но прислушивались изо всех сил.
   Джонатан Лайт привычно для всех нас сидел за роскошным громадным столом, устраивая выволочку оплошавшему подчинённому. Высокий и спортивного телосложения, лет сорока в земном соотношении, управляющий отличался несколько длинной шеей с весьма выделяющимся кадыком и по-лошадиному длинным лицом, в котором всё было длинным: и унылый нос, и ровный, в ниточку, узкий рот, и глубокие морщины вокруг него, и узкие глаза под длинными же бровями, и блёклые волосы, зализанно обрамляющие отчётливо выдающийся череп.
   Сам я с ним ни разу не сталкивался. Да и как может столкнуться с управляющим компанией водитель грузовика? Но от других, в основном от Доминика и Арни, знал, что сей начальник - невероятный зануда, твёрдо верящий, что он заслуживает большего, чем назначение на Сциллу. Вот это сочетание "зануда" и "верящий" и дало страшный результат капающего на мозги подчинённым типа. Хуже в Лайте другое. Однажды Арни со вздохом сказал, что Лайт твёрдо верит в ещё одну истину: все служащие просто боготворят его.
   При виде входящего в кабинет гиганта в серебристом скафандре Лайт поперхнулся на полуслове.
   Карл использовал временное онемение управляющего по-своему: цепко оглядев кабинет, призрак бесстрастно сказал:
   - На планете сим-вормы. Данной мне властью объявляю зону поселения военной зоной с потенциальными боевыми действиями. Любая утечка информации с планеты будет караться по законам военного времени. Требую с этой минуты приступить к эвакуации людей под защиту стен платформы. - Карл выждал пару секунд, пока сказанное осядет в мозгах управляющего, с тревогой дебила глядящего на него, и ровно добавил: - Выполняйте.
   После чего развернулся и вышел.
   Так получилось, что мы с Вестаром оказались впереди Карла, а даже не пытавшиеся больше заглянуть к Лайту Арни и Доминик спешили следом. Охрана у входа почтительно раздалась в стороны от призрака с импровизированной свитой. И тут я чуть не пролетел ногой мимо ступени, заглядевшись на административный двор, а конкретно - на подъезд противоположного здания. Вестар прошёл было мимо, но спохватился.
   - Что?
   Позади меня надвинулась, по ощущениям, высокая отвесная гора - остановился и Карл. Я не оглядывался, но чуял, как он тоже обеспокоенно осматривает пространство перед нами... Из коридора донеслись шаги, всё громче и громче: кто-то догонял нас.
   - А... покажите ваши... э-э... полномочия! - задыхаясь, выпалил управляющий.
   - Тихо, - сказал призрак, поднимая руку.
   - Но вы!..
   - Заткнись.
   - Подъезд напротив, - сказал я, не отрывая глаз от подозрительного места.
   - Засёк.
   После этого краткого обмена репликами замолк даже управляющий и тоже стал всматриваться во двор, чьи серые плиты казались пустынными под привычно пасмурным небом Сциллы. Наша довольно живописная и разнородная группа застыла в напряжении, когда призрак нацелил на дверь противоположного дома оба пульсара. И - вдруг опустил, скомандовав - не оглядываясь:
   - Охрана, сейчас из этой двери выйдет человек. Его - остановить и связать.
   - Но у нас нет ничего, подобного полицейскому участку, - растерянно сказал управляющий, изо всех сил всматриваясь в неподвижную дверь. - И почему связать? Что он натворил?
   - А участок и не понадобится, - сквозь зубы сказал Карл. - Понадобится любое место, подходящее для мертвецкой. А связать...
   Охрана ещё опасливо переглядывалась и не торопилась выполнять приказ призрака, видимо в необычной ситуации на свой страх и риск дожидаясь его подтверждения от начальства. Но ситуация не ждала.
   Дверь распахнулась.
   По двум ступеням на чистую площадку административного двора поспешно вышел человек и деловитой походкой направился к воротам в металлической ограде, окружающей двор. Сами ворота закрыты, но рядом - дверь. Человек не обращал ни малейшего внимания на нас, что было необычно: целая толпа на дворе, начальство на виду, а какой-то мелкий служащий даже взгляда не бросит...
   Я сосредоточился. Тёмное облако вокруг головы заметно даже самому слабому видящему - рядом вздохнул Вестар.
   Человек прошагал уже полдвора, когда до управляющего дошло: люди не ходят по холоду такой непринуждённой походкой в одних брюках и в рубахе - босым!
   - Что же вы стоите? Остановите его! - приказал он охране.
   - Только осторожно! - вырвалось у Арни. - Он будет сопротивляться.
   Охранники недоумённо взглянули на него, но на лице Шерифа рисовалось искреннее беспокойство - и они поверили. Пересекли двор, причём один из них прошёл перед носом босого человека - тот глазом не повёл на преграду. Набросились охранники на идущего внезапно - прыгнули с обеих сторон, сбили с ног и попытались закрутить руки назад. Один отлетел почти сразу - схватившись за живот: до конца не поверил предупреждению и получил ногой в солнечное сплетение. Но теперь поверили: налетели, словно два хорошенько натравленных пса...
   - Внимание - второй! - вырвалось у меня.
   Доминик и Вестар переглянулись и сами побежали мимо копошащихся на земле людей прямо к подъезду.
   - Сколько у вас заболевших? - хмуро спросил Карл у Лайта.
   - Семеро.
   - Значит, надо поискать семь мешков для трупов, - уточнил призрак. - Точно не больше семерых?
   - Но это всего лишь головная боль! - завопил управляющий.
   - Это не головная боль. Это - сим-вормы! - ледяным тоном подчеркнул призрак. - Они зовут свои жертвы к себе, а когда те сопротивляются или что-то их не пускает, их мозги могут взорваться. Что сейчас и происходит.
   - Всех семерых лучше сразу связать и не выпускать никуда, - с тихой горечью сказал Арни. - И даже при переезде их уже можно не брать с собой. Полли сказала, что надежды на исцеление уже нет.
   Второй вышедший был одет и обут, пусть даже не позаботился надеть куртку, но походил на первого той же решительной походкой. И глазами, мертвенно пустыми.
   Значительно побледневший управляющий кинулся назад. В здание. Про то, что хотелось выяснить всё о полномочиях призрака, он, кажется, забыл раз и навсегда. Изнутри послышался его истерически командный голос. И вольнонаёмный персонал забегал, собирая всё самое важное для переезда.
   - А где они будут размещаться? - спросил я, наблюдая, как Доминик и Вестар жёстко скручивают второго.
   - Мы нашли для них помещение внизу, среди служебно-технических служб, освободили от лишнего, нашли для них мебель. Сейчас подгонят автобус для переезда, - ответил Шериф и обратился к призраку: - Карл, неужели ничего нельзя сделать с больными? Совсем ничего? Может, попробовать...
   - Если бы они обратились сразу, - сумрачно сказала подоспевшая Полли. - Но все эти люди глотали таблетки от головной боли, а когда стало невмочь и вызвали меня... - Она замолчала, горестно сморщившись.
   - У них вместо мозгов сейчас гнилая каша, - договорил я вместо неё.
   Полли исподлобья посмотрела на меня.
   - Как знать, - медленно проговорила она. - Будь здесь наш Брис, он, может, и попытался бы что-нибудь сделать.
   - Глупо уповать на отсутствующего, - пробормотал я. - И глупо уповать, что он всемогущ, как бог.
   Полли строптиво вскинулась, но Карл безучастно перебил её порыв:
   - Брис прав: нечего строить миф из человека. Даже ваш Брис не смог бы здесь ничего сделать. Я вижу эту гниль. Она не восстановима. Не надо цепляться за прошлое. Сколько человек осталось в том здании, кроме больных? Живых?
   - Где-то десять.
   - Иди и предупреди, чтобы тоже собирались. А то этот хлыщ может запросто забыть о них.
   - А что делать с оставшимися больными?
   Заглянув в потухшие глаза Полли, я понял: она знает, что они умирают, что их пора привязывать к кроватям, на которых они лежат, но она не может смириться с этим. Пока они в сознании. И пусть даже призрак сказал, что они уже мертвецы, и вычеркнул их из списка живых, она не может их воспринимать мёртвыми и оставлять на произвол судьбы. Карл тоже это понял. Он взглянул сверху вниз и, снова сморщившись, сказал:
   - Делайте, что хотите.
   - Пошли, посмотрим, - вздохнул я.
   Полли неприязненно посмотрела на меня: мол, чем ты-то можешь помочь? Но всё-таки пошла к жилому зданию, только раз оглянувшись - убедиться, что я иду следом.
   На полпути она не выдержала и свернула к двум охранникам, которые замерли, склонившись над первым беглецом. Тот лежал, уже успокоенно вытянувшись. Чёрные, отбликивающие в тусклом дневном свете лакированно-алые струйки тянулись от лопнувших глаз к вискам - и, плохо заметные, из ушей.
   Один из охранников неуверенно посмотрел на Полли и спросил:
   - Это не заразно? Это ведь не инфекция?
   - Нет. Не инфекция.
   Полли ответила резко, но тут же опустила глаза и подошла к нашим ребятам, которые с трудом удерживали дёргающееся, словно в припадке тело.
   В последний момент я бросился к ней и рванул за руку, разворачивая к себе.
   - Что ты себе позволяешь?! - гневно вскрикнула она, сверкая на меня огромными глазищами.
   Но момент уже прошёл, и я отпустил её. Вестар кинул на меня благодарный взгляд и снова склонился над испустившим дух человеком, чтобы закрыть ему страшные глаза.
   - Вот в чём дело, - прошептала Полли, когда сообразила, чего я не дал ей увидеть. - Тебя уже начали учить, да? Ну, пользоваться своими способностями?
   - Начали, - подтвердил я.
   Мы вошли в жилое здание и сразу поднялись на второй этаж, чтобы сообщить отдыхающим от смены о переезде на платформу. Удивлённые и немного напуганные, некоторые перезвонили управляющему, после чего немедленно принялись за сборы. А затем Полли провела меня в комнаты пятерых, пожаловавшихся ей на головные боли. Трое оказались на местах и ещё соображали, но дело шло к смертельной развязке. Две комнаты пустовали. Обитатели ушли совсем недавно.
   - Но ведь я только что проверяла их!
   - Было несколько минут, когда во дворе никого не оказалось, - задумчиво прикинул я. - Те минуты, когда охрана заинтересовалась появлением призрака и оставила двор администрации без внимания. Скорее всего, эти двое ушли именно в это время. Они были самые первые - заболевшие?
   - Да. Что делать с этими тремя?
   Мы стояли в коридоре, когда Полли неожиданно сильно стукнула кулаком по стене. А потом - ещё раз. Проходивший мимо жилец с большой сумкой через плечо удивлённо покосился на неё.
   - Гадкое, гадкое ощущение - чувствовать себя беспомощной там, где, казалось бы, всё знаешь и можешь вылечить любую болячку.
   - Проникновение в мозги - не болячка, - сказал я, чувствуя всё то же, что и она. - Иной раз маленькое давление может свести с ума. А уж такое...
   - Знаешь, Брис, я начинаю верить в то, что однажды сказал Брис-старший, - пытливо вглядываясь в меня, сказала Полли.
   - И что он сказал?
   - Он сказал: то, что произошло с тобой, - это реинкарнация. Сейчас слушаю тебя и думаю: он прав. Вы иногда даже теми же словами изъясняетесь. Так что мы будем делать?
   На душе потеплело. "Мы будем". Она уже объединила нас. Несмотря на неприятие личности очнувшегося от беспамятства киллера, она готова сотрудничать с ним.
   - Я думаю, сейчас сюда придут Вестар и Доминик. Ты поезжай со всеми на автобусе, а мы дождёмся... - Я не договорил, но Полли вздохнула и пошла по коридору к выходу. А я остался сторожить в коридоре, жалея, что нельзя перевести всех умирающих в одну комнату.
   Когда появились ребята, я подтвердил сказанное Полли насчёт ушедших. Вестар внимательно выслушал и сделал вывод:
   - Значит, в первую очередь сим-вормы пойдут сюда. Именно здесь для них добыча оказалась наиболее лёгкой. Ну, что... Опять разнесём весь посёлок?
   - Давай сначала определимся с заболевшими, - напомнил Доминик.
   - Надо найти ремни.
   - Зачем? Привязывать их?
   - Да. Между сознанием и деятельным периодом у заболевших есть промежуток времени, когда они впадают во что-то вроде комы. Вот в этот момент их и надо привязать или пристегнуть к кровати.
   - Откуда ты...
   - Карл сказал? - почти одновременно с Вестаром, перебивая его, спросил Доминик. И Вестар поднял брови и кивнул: ага, понятно. - Сможешь уловить это время?
   - Смогу.
   - Хорошо. Дежурь. А мы побежали искать ремни.
   Почти сразу следом за ребятами по коридору прошли предупреждённые об эвакуации жильцы. Я остался один в неосвещённом коридоре (достаточно света из окон в небольших рекреациях), слоняясь от одной двери к другой.
   Полли сейчас, наверное, инструктирует людей в автобусе: малейший признак головной боли - немедленно оповещать. Минута промедления - смерть. А вовремя скажете - успеем спасти... Я заглянул в одну из комнат. Лежащий на кровати человек, плохо видимый в темноте (больные не переносили света), шёпотом попросил воды. Я присел рядом, приподнял ему голову и стал поить из специальной кружки с носиком. Человек пил медленно, по глотку, часто отдыхая.
   Внутри меня - та самая пустота, которая у Полли называлась беспомощностью. Плёнка сим-ворма убивает на расстоянии, а мы ничего не можем сделать с теми, в кого она вцепилась. Арни сказал, что вольнонаёмных на планете - тридцать шесть человек. Было. Минус семеро. За один день.
   Зачем? Почему те, кто знал о присутствии тварей на борту катера со сбежавшим призраком, так легко выпустили их на волю? А если бы Карл попытался спрятаться на одной из густо населённых планет? Что тогда?
   Водяная струйка из кружки полилась из переполненного застывшего рта "больного". Задумавшись, я не сразу увидел, как закрылись глаза человека и тело, смягчившись, оцепенело.
   Дверь в комнату я оставил открытой. Услышав шаги в коридоре, позвал:
   - Доминик, Вестар! Сюда!
   Это и в самом деле оказались ребята. Господи, как я выдохнул с облегчением. Всё-таки, каким бы я ни был скрытным, но в присутствии ребят мне спокойней. Они вдвоём сноровисто прикрутили длинными ремнями неподвижное тело к кровати. Я стоял неподалёку, машинально сканируя другие две комнаты, поэтому минуты через две после появления ребят без сомнений бросился к одной из них, прихватив принесённые ремни. Доминик - за мной... Ещё одно расслабленно застывшее тело.
   - Этого я сам, - сказал Доминик. - Ты иди к третьему.
   - А где Карл?
   - Там автобус приехал за гражданскими, а в нём первая группа защиты из наших. Он показывает, где расположиться и за чем наблюдать.
   - Надеюсь, дети остались на платформе? - уже от двери спросил я.
   - Трое здесь.
   - Призраки?
   - Ага.
   Итак, думал я, быстро добегая до третьей комнаты, здесь Таис, Мартин и Кэвин. Что бы ни сказал им Карл, я буду всегда держать их в своём поле зрения. Взрослый призрак, конечно, лучше соображает в разных военных стратегиях и тактиках, но у меня на душе легче, если дети останутся под моим присмотром. Пусть даже эти дети считают себя взрослыми.
   "Брис".
   "Да?" - машинально откликнулся я, склоняясь над кроватью с человеком, который уже не мог полностью открыть глаза.
   "Быстро ко мне!"
   "Минуты две подождёшь".
   Мне показалось, я услышал его мысленное рычание. Что там ещё произошло?
   "Ладно. Кэвин и Таис у тебя?"
   Я резко выпрямился. "Они пропали?!"
   Недовольное: "Нет. Они сказали, что пойдут к тебе, и до сих пор от них нет вестей. А я требовал, чтобы они сообщали обо всех своих передвижениях".
   "Сейчас".
   Лучше бы я этого не делал... Я представил себе лицо Таис - оно как-то привычней. Его очертания стали появляться как-то неуверенно. Впечатление такое, будто вокруг девушки личная защита - очень крепкая, да ещё с отталкивающим эффектом. И меня буквально отшвырнуло от этой защиты. Что это она там придумала? Чем она там, где бы ни была, занимается?!
   Уже встревоженный я усилил давление на защиту, боясь только одного - безрассудства. Не дай Бог, захотят детишки подвигов да соберутся на личную охоту на сим-вормов. С них станется...
   Прорвался. Установил, как говорится в рапортах разведки, их местонахождение. Начало коридора. На данный момент пустынное. Вдвоём.
   В следующее мгновение оборвал наблюдение. Откатил назад. Посмотрел на больного, только что смотревшего в пространство полузакрытыми глазами, а теперь сомкнувшего веки. И вздохнул. Несмотря на смерти, жизнь продолжается. Кэвину - шестнадцать. Таис - семнадцать. Они уединились в укромном местечке и целуются. И правильно. На платформе сейчас негде спрятаться. А пока есть минут пять-десять, надо использовать их на полную катушку.
   Я думал, Таис спокойно относится к влюблённым взглядам Кэвина. А она просто устроила мощную защиту, припрятав ото всех свои чувства. Что могу сказать? Молодец.
   "Карл".
   "Ты нашёл их? Или попробовать мне их поискать?"
   "Не надо. Нашёл. Они идут ко мне по коридору".
  
   16.
  
   По пустынному двору административного корпуса ветер вместе с пылью гонял обрывки сказанных вслух слов, развеивал энергетические отпечатки, оставленные всеми, кто когда-то прошёл здесь. Хуже, что кроме призрачных истаивающих клочьев человеческого ментала, во дворе уже лениво, невзирая на ветер, плавали чёрные космы, ищущие самых слабых и беззащитных. Всё это я увидел, сбегая со ступеней от дома, в котором только что умер последний, до кого добралась плёнка сим-ворма.
   Громко говоря, поисковые разведчики-снабженцы сим-вормов уже обнаружили во дворе ещё два подходящих объекта: больше всего их собралось вокруг Арни и Данияра. Теперь разведчики-снабженцы, похожие на выдранную откуда-то шерсть, кажется, созывали на помощь других. Им оставалось совсем немного, чтобы, облепив, пробить ментальное поле каждого из слабейших. И Шериф, и вертолётчик чувствовали их присутствие, но на подсознательном уровне: то один, то другой ёжился и раздражённо переминался на месте... Карл не замечал, ему было некогда: он вылезал из своего, уже бесполезного скафандра - голубые огоньки, бегавшие по швам, угасли окончательно, а среди остальных присутствующих нет видящих на моём уровне. Кроме тех, что шли сейчас за моей спиной.
   Не успел я слова сказать, как Таис и Кэвин, не сговариваясь (а может, сговорились за спиной - по личному "переговорному каналу"), обошли меня и устремились к этим двоим. Когда ребята оказались на середине двора, они всё-таки мельком переглянулись, еле заметно улыбнулись. Нет, не сговаривались.
   Арни о чём-то допытывался у Карла и нисколько не удивился, когда Таис подошла к нему и немедленно обняла. Наверное, он привык к проявлениям ласки от своей "дочки", как и его жена: видел я сегодня, как Ирма в обнимку с Таис прошла по общему коридору. Правда, Таис сейчас обняла Шерифа очень крепко, сомкнув руки за его поясом.
   Кэвин усмехнулся и, подойдя к Данияру, положил ладони на его солнечное сплетение и на поясницу. Тот не успел удивиться, как появившийся из административного здания Мартин подошёл к ним и замкнул круг, положив ладони поверх ладоней Кэвина.
   Разогнувшийся взрослый призрак осмотрел происходящее, пнул, не глядя, в сторону скафандр.
   - Так, посидим здесь. Внутри, пока пахнет людьми, слишком много этих тварей.
   Присоединились Вестар и Доминик. Мы втроём присели на ступени и на перила лестницы из здания - напротив неразлучные друзья и родственники Никас и Ролан, а рядом с ними незаметный, как настоящий призрак, и всегда спокойный Сташек. Команда в сборе. Арни всё так же в обнимку с дочкой, а Данияра мальчишки буквально усадили на ступени, не отпуская рук.
   - Я хочу, чтобы папа тоже ушёл на платформу! - заявила Таис.
   Мне казалось, Карл сейчас взорвётся. Всё-таки недавняя подчинённая. Но Карлу было некогда. Чисто внешне он сидел, будто раздумывая над чем-то, сильно занимающим все его мысли. А на деле он быстро возводил защиту вокруг всех тех, кто сидел рядом. На мой удивлённый взгляд, которым я слишком явно от неожиданности обвёл защитный купол, он недовольно объяснил:
   - Не хочу отвлекаться по мелочам. Что-то... на душе странно...
   Карл и - душа?!
   Недовольный чем-то Шериф спросил:
   - Карл, когда тебя спросили насчёт сроков приближения сим-вормов, ты сказал - чуть не десять дней. Но они почти рядом. В чём дело?
   - Я не учёл мутации.
   - А... ты знаешь, как они мутировали?
   - Знаю.
   - Не тяни резину, Карл! - рассердился Арни. - В конце концов, мы с ними столкнёмся, так хоть настроиться...
   Взрослый призрак быстро переглянулся со мной.
   - Сим-вормы и сами по себе очень быстрые: бегают как выпущенные пули. Сами помните. Сейчас они изначально расплодились, впитав энергию Сциллы и учтя её основную особенность - постоянный ветер. В общем, к их скоростному передвижению добавился... полёт. У них появились крылья.
   - А при чём тут ветер? - спросил потрясённый Данияр.
   - Если ветер сильный (а он на Сцилле слабым бывает редко) и в определённом направлении, то они экономят энергию, планируя в воздушных потоках. Плюс скорость. В том же направлении.
   - Летающий слизняк? Весело...
   - Нам придётся пойти им навстречу, - спокойно заметил Карл. - Поэтому я и не хочу, чтобы ты шёл с нами, Шериф. Девчонка не сможет прикрывать тебя постоянно, а появись ты перед сим-вормами в том состоянии, что сейчас, они сожрут тебя в два счёта. На этот раз их гораздо больше, и они будут обращать внимание на всех, а не только на конкретного противника, представляющего для них угрозу.
   - В каком смысле - больше? - спросил Арни, сдвинувший брови. - Ты же сказал...
   - Забудь о той численности, о которой я говорил ранее. Точнее - умножь, как минимум, вдвое. Их репродуктивная система тоже мутировала. Сим-вормы размножаются почище кроликов.
   - Стоп. А как же три года назад? Они тогда ведь тоже расплодились? Но такого, чтобы как кролики, не было?
   - Тогда репродуктивность была зажата рамками полигона. Сейчас они начали размножаться прямо на планете, насыщенной энергией.
   - Так, - сказал Шериф задумчиво. - Поговорили - и хватит. С чего начнём?
   - С того, что Таис сейчас отвезёт вас с Данияром на платформу. И никаких отказов, - заявил призрак. - Судя по всему, здесь только я реально воспринимаю боевую обстановку. Здесь я видел джип управляющего. Доберётесь до платформы - ты будешь регулировать настроение среди переселенцев и осуществлять дипломатическую миссию между ними и заводской администрацией. Таис возьмёт в свои руки руководство ментальной поддержкой. А мы...
   - Я остаюсь, - спокойно сказал Данияр. - Здесь есть, кроме меня, вертолётчики. Но опытный и побывавший в условиях экстрима, насколько понимаю, здесь только я. Да, понимаю, что ребятишкам придётся меня прикрывать. Но без вертолёта вам никуда.
   Как ни странно, Карл не возражал. Возможно, из-за рассеянности. Кажется, он всё ещё прислушивался к тому, что тревожило его душу.
   Арни и Таис переглянулись и пошли к джипу у ворот.
   А мы сразу двинулись к вертолёту.
   Первым делом осмотрели его и убедились, что загнанный утром в грузовой отсек джип остался на месте. Данияр проверил топливо и сказал, что его хватает на двенадцать часов непрерывного лёта. С большой неохотой Карл передал лазерную пушку Вестару. Строенный пулемёт достался Доминику. Оба - здоровяки в нашей команде, им такое оружие и таскать. Сначала призрак показал, как пользоваться этим оружием вне системы с электронной наводкой. Потом с такой же неохотой передал один пульсар Никасу - хорошему снайперу - и минут пять потратил на объяснение основных принципов его работы. Все остальные разобрали комби-оружие, заначку с происшествия трёхлетней давности, и минеральные зажигалки, оставшиеся в нашем арсенале с того же времени.
   Пока взрослый призрак определял каждому его строго закреплённое место и инструктировал, каким образом с данным оружием нападать или защищаться, я сидел наверху всё ещё выдвинутого трапа вертолёта, одним ухом прислушиваясь к его объяснениям и вполглаза приглядываясь к тому, что творится на взлётной площадке.
   Насколько я понял, Карл хочет полететь навстречу сим-вормам и дать им бой, чтобы отпугнуть от человеческого поселения. Проблема в простеньком вопросе: а потом что? Ну, отпугнём. А дальше как жить - с постоянной угрозой под боком? Да и не отступятся твари от лакомого кусочка совсем рядом... Эх, взрывчатки нет на них... Во всяком случае, на этот раз ребята, как раз работавшие в основном на шахте, не упомянули о возможности её достать.
   Перед глазами что-то мелькнуло. С трудом заставил себя переключиться на полный обзор взлётно-посадочной площадки. Не поверил глазам - встал.
   - Карл...
   - Что там? - недовольно спросил призрак. Он стоял посреди салона ,хмурил тёмные брови, рассеянно глядя в пространство перед собой, точно пытался вычислить, всё ли сделал, что хотел, перед вылетом.
   - Посмотри-ка.
   Трое призраков вышли из вертолёта, за ними - остальные.
   У призраков лица вытянулись сразу. Только что вертолётная площадка темнела от лениво или активно летающих разведчиков сим-вормов. Они мельтешили так, что в глазах рябило. А сейчас площадка стала почти чистой. Тёмные космы куда-то удрали.
   Снова что-то мелькнуло на очень тонком уровне.
   - Вон они!
   Туча разведчиков-снабженцев стремительно удалялась от вертолётной площадки - и не в сторону платформы, а в противоположную.
   - Что происходит? - спросил Данияр. Он, слышащий, мог себе позволить задать такой вопрос видящим. Выручая тех, кто не мог разглядеть разведчиков сим-вормов. Или тех, кому надо сильно напрячься, чтобы их увидеть.
   - Посланцы сим-вормов улетают, - сказал Мартин. Он поднял подбородок, прислушиваясь. - Почему-то в ту сторону. А ведь их скопление чуть справа оттуда же.
   - А что в той стороне? - спросил Кэвин.
   - Бывший полигон! - выдохнул Карл - и озвучил увиденное, перебив меня, собравшегося было сказать то же самое: - Там... Люди?! Не может быть!
   - Что-о?! - не менее его изумился Доминик.
   - Быстро в вертолёт!
   Мы быстро рассредоточились по салону - почти в момент, когда вертолёт начал подниматься. Усевшись на места - мальчишки по сторонам от меня, мы занялись кто чем. Карл, например, сразу взялся за лихорадочную допроверку оружия и боезапаса. Остальные, встревоженные, явно повторяли про себя, как работать с тем или иным оружием, причём Вестар первым догадался обменять - на всякий случай - свою лазерную пушку на пулемёт Доминика. Склонив голову над оружием, они принялись учить друг друга работе с необычным оружием. Трое: Сташек, Ролан и Никас - сначала только прислушивались, а потом подсели ближе.
   - Ну! - нетерпеливо сказал Кэвин, стукнув меня локтем в бок.
   - Что? - удивился я.
   - Он имеет в виду, ты не собираешься сканировать полигон? - перевёл его движение впервые обеспокоенный Мартин. - Мы поможем.
   - Э... Ребята, а вы не забыли, что я про этот ваш полигон ничего не знаю? - немного помолчав, осторожно спросил я.
   Они озадаченно переглянулись.
   - Чёрт... Забыли, - озадаченно взъерошил светлые волосы Кэвин.
   - И потом... Вы же призраки. Почему вы сами не посмотрите?
   - Ты сильней. Ты бы посмотрел, а мы бы за тобой пошли. По направлению твоего взгляда, - обстоятельно объяснил Кэвин. - А так придётся потратиться.
   - Умные, - проворчал я. Но мысль о нахлебниках не успел полностью развить, как Мартин вдруг улыбнулся. - Что?
   - Попробуй пробежаться взглядом по дороге - сначала в ту сторону, куда летим, а потом дальше, ориентируясь по направлению полёта.
   Научил на свою голову - экспериментировать.
   Кэвин схватил меня за ладонь, с другой стороны - взял меня за руку Мартин.
   - Ну, давай.
   - Сначала сам, - выдернул я свои ладони.
   С мальчишек станется пробить мои тщательно выстроенные блоки и таким образом узнать то, что сейчас лучше не открывать.
   В первую очередь я проследил не состояние полигона. Если там и люди - пока ничего страшного. Страшно будет потом, если выяснится...
   И выяснилось.
   Вся армада сим-вормов, едва разведчики-снабженцы сообщили о своей любопытной находке, мгновенно развернулась в сторону полигона - естественно: он ближе и доступней, чем шахта с заводом и - особенно - платформа.
   Теперь можно обратиться и к полигону. Я обнаружил семь фигур, которые, как ни странно, фонили какой-то необычной защитой. Что-то знакомое... Меня вдруг обдало холодом. Мало ли на какие подвиги тянет в подростковом возрасте! Неужели это?..
   - Брис, что случилось? - выдрал меня из выхода в другое пространство внезапно громкий голос Вестара. Я аж вздрогнул.
   Проморгавшись, хотя глаза и не закрывал, я вернулся к нормальному зрению. Вестар стоял, склонившись надо мной, и, держась одной рукой за перекладину над моей головой, другой тряс меня за плечо.
   - Брис, ты меня слышишь? Что случилось?
   - Ничего не случилось! - буркнул я и только хотел спросить, с чего это он взял, что где-то что-то случилось, как сообразил потрогать лицо. Под пальцами неровности. Тату проступила. Ясно. - Мартин, дети-призраки все на платформе?
   - Я недавно говорил с Кристофом. Он сказал - вся команда в сборе. И дети с платформы - тоже. Тебе показалось - на полигоне они?
   - Показалось, - пробормотал я, рассеянно обводя всё ещё несфокусированным взглядом салон вертолёта.
   Взгляд сфокусировался в один миг, едва наткнулся на Карла. Он сидел уже с собранным оружием и внимательно смотрел на меня.
   - Так, - наконец тяжело выговорил он. - Пацаны - от Бриса.
   И сел на освободившееся место рядом со мной, прислонившись к спинке скамьи.
   - Ну-ка, доберись ещё раз до полигона.
   Я и добрался.
   Полигон - двухэтажное здание, которое три года назад мы взорвали с середины - изнутри. Боковые части здания ещё держатся. Чахлая растительность Сциллы влезла под стены и здесь, под защитой от ветра, выдувающего любую влагу, смогла прижиться с большим комфортом, чем на открытых местах. Поэтому остатки внутренних стен на общем серовато-коричневом фоне приятно для глаза зелёные.
   Внутри здания - либо открытые пустоты с сыпучей кашей из строительного песка и крошева, либо ненадёжно вздыбленные остатки стен и переборок. Помнится, в одном таком месте меня однажды едва не завалило.
   Где же они? Ага, нашёл.
   Семь смутно видимых фигур медленно, если не сказать - плавно и настороже, идут вдоль периметра полигона. Интересно, кто у нас на платформе такой же скрытный и ментально сильный, как я? Или я слишком хорошо о себе думаю? Кто смог спрятаться за непробиваемым блоком маски обычного человека - в будни, а сейчас за блоком полного невидимки? Или это не переселенцы?
   Но мы часто сканировали пространство планеты после памятного случая, произошедшего года два назад, когда штурман торгового корабля неверно рассчитал параметры высадки и приземлился порядка в двухстах километрах от платформы. Пришлось с боем выпрашивать у заводской администрации день отгулов и оба автобуса с вертолётом, чтобы народ успел отовариться.
   Погрузившись в воспоминания, я не сразу заметил, как возле меня будто колыхнулась тень. Но заметил. Это Карл присоединился к моему просмотру места. Чтобы показать ему фигуры, я снова сосредоточился на сканировании.
   Он смотрел недолго. Тень пропала, а я с огромным изумлением услышал сбоку, где сидел Карл, медленно и напряжённо проталкиваемую сквозь стиснутые зубы матерщину.
   Вся наша команда во все глаза смотрела на призрака. Народ, вообще-то, помнит, что Карл достаточно сдержан - может, конечно, поворчать, но обычно сильные эмоции старается держать под контролем. Однако сейчас он буквально полыхал яростью.
   - Что? - спросил я. - Ты знаешь, кто это? Узнал?
   Не отвечая, он повернулся к кабине.
   - Данияр, как долго ещё до полигона?
   - Минут десять-двенадцать.
   Карл ссутулился, опершись локтями о колени.
   - Сим-вормы там будут минут через двадцать. Чёрт... Что делать...
   Его глаза снова обессмыслились. Теперь, когда он знал и "видел" ментальный путь, до полигона он мог "добраться" и без меня. "Вернувшись", он раздражённо сказал:
   - Очень хочется скомандовать лететь назад. Но в данном случае решать не мне одному. На полигоне семь призраков. Ну? И как будем решать проблему?
   Вот почему их ментальный фон показался знакомым!
   - Для решения у нас десять минут пути к ним, - напомнил Карл.
   Мальчишки-призраки, с непроницаемыми лицами, мгновенно побледневшими, будто втиснулись спинами в спинки скамьи.
   Не вертолёт, а сплошная проблема - при встрече с профессионалами. Мало того что в руках абсолютно недоступное - хуже, что запрещённое, - для гражданского поселения оружие, так здесь ещё и призраки-беглецы... С другой стороны, в нашем положении семеро профессионалов в войне с сим-вормами... Задачка...
   В салоне воцарилось тяжёлое молчание.
   Так дело не пойдёт. Придётся всё-таки самому влезть.
   - А они прилетели за тобой? - спросил я, демонстрируя наивность непонимающего.
   - Скорее всего.
   - То есть они увидят тебя и пацанов...
   - Да! - рявкнул Карл. - Им плевать на сим-вормов! В первую очередь их интересует именно сбежавший призрак, а не то, что сим-вормы расплодились на планете с человеческим поселением! Это ты хотел спросить?
   - Ага, это. Мартин, что ты говорил в прошлый раз о работе Бриса с изменением признаков личного поля? Он тебе показывал, как это делается?
   Мальчишка поднял глаза. Мысль дошла. Уже успокоившись, он сказал:
   - Показывал.
   - Так изменитесь, - предложил я. - И измените Карла. Так полагаю, из рапорта Карла командование призраков знает об энергетике планеты. Из прилетевших призраков никто не удивится сильному ментальному полю жителей Сциллы. И никто из них не узнает подросших детишек-призраков. Они фонят, как остальные дети.
   - Но визуально... - хмуро начал Карл.
   Идею маскировки подхватил Вестар.
   - В кабине вертолётчиков у нас два места. Как только изменится ваше поле, поменяйтесь местами с Данияром. Вроде как ты ведущий лётчик, но управление вертолётом пусть осуществляет именно он. Это нетрудно при том оборудовании, которое там, в кабине. И надень очки от ветра. Всё.
   - Хорошо, - спокойно заметил Доминик. - Всё оружие, кроме комби, прячем.
   - А как быть с целью полёта?
   - Одни только факты, - ответил Доминик же. - В заводской администрации заболело и погибло несколько человек. Есть угроза повторения трёхлетнего происшествия. Во всяком случае, очень сильное сходство с тем случаем. Поэтому на всякий случай мы, несколько человек, и вылетели на разведку. А что к полигону летим... Так мы народ наивный. О приземлившемся катере знать не знаем, но кто знает, может, на полигоне что-нибудь осталось, из-за чего и появились сим-вормы.
   - Складно, - пробормотал Карл. - Может, и получится.
   В два шага к нему приблизился Мартин.
   - Итак, - сказал он почти профессорским тоном. - Брис это делал так.
   И призрак принялся изменять личное ментальное поле.
   А я смотрел на Мартина, слушал его и немного жалел, что дело происходит на такой малозаселённой планете. Из него получился бы неплохой учитель.
  
   17.
  
   Десять минут - это и много, и мало. Старая истина. Если человек опаздывает - время летит. Если торопит событие - время тянется бесконечно.
   За отпущенные нам минуты мы успели не только обсудить план действий, но и скорректировать его.
   Так выяснилось, что Мартин оказался хорошим учителем, потому что Карл - сообразительный ученик. Он с половины приёма догадался, что именно делать, и дальше работал сам. Но когда то же самое Мартин попытался объяснить Кэвину, тот психанул, не поняв. Мальчишка вообще, кажется, стал единственным, кто страшно запаниковал, услышав о десанте призраков. И не понимал Мартина только по этой причине.
   Пришлось всё-таки вмешаться.
   - Мартин, кажется, я понял, как это делается. Давай я сам ему поле изменю.
   "Младший брат" принял моё предложение с сомнением, но сразу успокоился, когда я быстро и качественно (скрываться времени нет) принялся изменять характеристики личного поля Кэвина. И, успокоившись, Мартин взялся за работу над собой, над изменением собственного поля.
   Внешность детей-призраков изменять не пришлось. Во-первых, командование считает их погибшими. Во-вторых, они выросли и здорово изменились. Разве что кто-то догадается провести анализ их ДНК, например. В-третьих, что, может быть, и смешно, но действенно: они, и девочки, и мальчики, не стригли волос с того момента, как оказались на платформе. Ну, мальчишкам, конечно, слегка укорачивали, но всё равно маленькие призраки ходили лохматыми.
   Тоже комплекс своего рода - думал я иногда, глядя на жизнерадостно торчащие во все стороны тёмные лохмы "младшего брата". Как татуировка на лице "младшего Бриса".
   ... Данияр наотрез отказался пустить Карла за пульт управления вертолётом во время полёта.
   - Смысла нет - за какие-то секунды переводить управление на себя, - решительно сказал он, и Карл сел в кресло второго пилота - пока наблюдателем.
   ... Ещё минута. Переименовали призраков: Карл стал Кириллом, Мартина сократили до Марти, Кэвина увеличили до Крэйвена.
   А в последнюю минуту, когда Данияр уже искал, где сесть, тихий и незаметный Сташек задумчиво сказал:
   - Если уж факты, то лучше не передёргивать, а лучше сказать всё, как есть. Я имею в виду, что правительство знает про нас, а значит, знают и присланные сюда призраки.
   - А теперь переведи для меня, - попросил Доминик. - Что-то я не улавливаю.
   - Мы можем не знать про катер Карла, севший где-то далеко. Но мы можем знать и про сим-вормов, и про полигон, к которому они идут. А ведь они очень близко.
   - А ведь Сташек прав, - быстро сказал Вестар. - Если сим-вормы появятся здесь через минуты три после нашего приземления... В общем, говорим всё, как есть. Мы знаем и о призраках, и о сим-вормах, которые идут сюда. Минус наши призраки (Карл сделал было движение обернуться, но замер и вернулся в исходное положение - лицом к ветровому стеклу. Что его поразило? Слово "наши"?). Данияр, слышал?
   - Слышал. Спускаюсь.
   - Да, так меньше путаемся, - подытожил Доминик. Он сидел спокойно: всё запрещённое, невозможное в руках переселенцев оружие надёжно спрятано - чего беспокоиться? - Надеть маски! Включить триди-визоры!
   - Где призраки?
   - Прямо под нами! Смотрят на нас!
   - Ручкой, что ли, помахать им? - пробормотал Никас, сильно расстроенный: ещё бы - подержать в руках такое оружие, как пульсар, но лишь временно и не получить возможность опробовать его в деле.
   - Сажусь перед ними! Доминик, что дальше?
   - Всех на борт - и летим на сим-вормов! Они уже близко! Карл, как думаешь!
   - Сначала послушай, чего захотят они!
   - А у них времени не будет!
   Вздымая пыльные вихри, вертолёт завис над поверхностью земли.
   Ещё в воздухе Доминик встал у двери салона и на высоте метров пяти до земли приготовился открывать её.
   Призраки остановились, едва заслышав вертолётный гул - метрах в двадцати от вертолёта. Защита костюмов включена на полную мощь. Все семеро укрыты хорошей ментальной завесой. Ха, хорошей - с точки зрения обычного человека.
   - Сюда! Эй, призраки! Сюда! - крикнул Доминик, распахнув дверь.
   Призраки переглянулись.
   - Они не верят, что мы их видим, - спокойно заметил Карл в триди.
   - Время! Время! - закричал встревоженный Вестар. - Сим-вормы идут!
   - Доминик, спроси, кто у них главный! - не сдержался я.
   - Кто у вас главный?! - закричал, ничуть не сомневаясь в моих словах, Доминик.
   Нити ментального внимания шестерых хоть и машинально, однако немедленно устремились к одному из призраков, стоящему чуть позади двоих перед вертолётом. Так! Попался!.. Впившись проникающим пси-взглядом в безликий шлем, я гаркнул: "Быстро заводи своих в вертушку! За вами сим-вормы!"
   Призрака передёрнуло не хило. Сделав какой-то знак рукой остальным, он не спеша направился к нам. Бли-ин... На параде, что ли?!
   - Ребята, на минуту открываем эфир триди! Данияр, спускайся!
   Кивнули - сделали.
   Всё. Теперь не только мы слышим друг друга, но нас слышат и вновь прибывшие.
   - Марти, расстояние до сим-вормов!
   - Они у торца полигона!
   - Взрослых особей!
   - Двадцать четыре!
   - Личинок!
   - Сбился на сороковом!
   Призраков с земли как сдуло. Влетели в вертолёт, будто пчёлы, спасающиеся от пасечника с дымом. Ну как же - двадцати четырёх слизней явно не ожидали. Погодите, это ещё не все сюрпризы, если вы думаете, что в курсе происходящего...
   Доминик хлопнул за ними дверью и кинулся к одному из восьми маленьких окон салона, похожих на круглые иллюминаторы с люками.
   - Приготовились! Они на подлёте!
   Призраки, только что оглядывавшиеся в попытке понять, куда это их занесло и кто мы такие, как по команде, обернулись к нему. Правильно. Такого они тоже не ожидали услышать: на подлёте? Кто - на полёте?
   А мы уже готовы: слегка выдвинув стёкла в вертолётных люках, прицелились в ожидании подлетающей мелочи. Пока призраки оцепенело смотрели на нас ("Так кто на подлёте?! Кто?!") и, сканируя пространство, вникали в обстановку, Ролан, слышащий, крикнул в салон, не обращая внимания, услышит ли кто:
   - Снизу! Осторожно! Держи!..
   Он не успел закончить: "Держись!", а мы уже будто влетели в визжащее и грохочущее облако, а машину, задрожавшую от передоза обрушенной на неё энергии, снизу здорово поддало. Словно битой по мячу. Один из призраков не удержался на ногах, повалился было в сторону, но успел ухватиться за край скамьи. Я и сам чуть язык не прикусил. А и прикусил бы - того не заметил бы: прямо передо мной, в иллюминаторе снизу, всплыло нечто металлическое, жирно блестящее.
   Снова грохнуло снизу. Подпрыгнули.
   - Слизень с моей стороны!
   Очередь из моего комби шарахнула, как приглашение к залпу сразу из двух оконцев-иллюминаторов с моей стороны. Здоровенную махину мы не убили, но пулевая щекотка по бокам ей явно не понравилась: тварь утробно взревела, добавив рёв к неумолчному визгу, который глушил ощутимым давлением на уши, а поскольку она всё ещё прижималась спиной к днищу вертолёта, с рёвом задрожала и машина, и наши ноги. Протрясло до тошноты.
   - Данияр, поднимай!
   - Шавки по левому борту! - крикнул Карл, следивший за системами.
   Наш собственный, сцилловский код - тоже с моей лёгкой руки: шавки - личинки сим-ворма. Первоначально их так прозвали за внешний вид - вид небольших псинок, с хорошей скоростью передвигающихся на собственной заднице, перебирая сильно развитыми передними лапами. А теперь эти псюшки ещё и крылышки заимели!..
   Военные огляделись и быстро рассредоточились по сторонам с окнами.
   Доминик, прикипевший к двери, сбоку заглянул в дверной иллюминатор, потом обернулся к командиру призраков - его теперь, вблизи, легко отличить от остальных по наплечному шеврону. Губы прижал почти к микрофону триди:
   - Иди сюда со своей игрушкой!..
   Докричать не успел: тушу вертолёта накренило так, что все, кто жался к противоположной стороне от двери и не успел вцепиться в любую опору, посыпались к стене с Домиником. Скрежет когтей по обшивке вертолёта, удары по корпусу тварей, не рассчитавших расстояние для закрепления на машине, - полное впечатление, что мы летим в неустойчивой качельной гондоле какого-нибудь развлекательного парка. В гондоле, которую обстреливают камнями и в которую пытаются запрыгнуть все, кому не лень... И нужный призрак ссыпался со всеми к ногам Доминика.
   - Ты!.. С пульсаром своим хр... !..
   Ругаясь похлеще Карла, Доминик, вцепившийся в плечо призрака (точнее - в плечо его скафандра), подтащил его к себе и крикнул, как глухому, в боковое отверстие шлема:
   - Открою - стреляй!..
   "... скотина!" - услышал я не договорённое Домиником.
   Сопротивляться высоченному, широкоплечему громиле - даже призрак тысячи раз подумает сначала. А уж в такой обстановке... В общем, несостоявшийся морпех (была в судьбе Доминика попытка стать таковым) буквально сунул призрака носом - шлемом, простите! - в образованную приоткрытой дверью щель, а сам навис сверху, пугая тварей широкой струёй пламени из комби-оружия, переключённого на режим огнемёта.
   Остальные призраки уже без команды и требований засели в лучших точках для обстрела. Рядом с нами, естественно. Никто из них, в том числе их командир, не стал выяснять, кто здесь самый главный, пока перегруженный вертолёт взвывает от натуги, но взлететь выше метров двадцати не может из-за облепившей его живой тяжести. Никто не думает ни о чём, кроме как о защите вертолётного чрева, будто тугими нитями прошитого багровыми пси-поисковиками сим-вормов.
   - Брис, они специально сбивают нас на землю! Там плёнка! - услышал я по триди близкое к панике предупреждение Мартина.
   - Ребята, мне плохо...
   Второй голос почти утонул в командах Доминика и наблюдателей, в оглушительных выстрелах и грохоте тварей по дрожащему корпусу вертолёта, в ревущем визге бешеной стаи сим-вормов вкупе с гудением самой машины.
   Ролан. Лежит у ног призрака, занявшего место обстрела у его окна. Вокруг него сплетение из чёрных и багровых нитей. Вытягивают...
   - Крэйвен, Марти - к Ролану! - крикнул я и отпрянул от своего окна, жестом показывая "лишнему" призраку из двоих рядом с Вестаром встать сюда. Бросился к Ролану: ладони над ним. Буквально впитал в них разведчиков сим-вормов. Побледневший до белизны Ролан медленно поднялся. Как раз вовремя: мальчишки быстро окружили его и занялись восстановлением порванного в клочья поля.
   - Они не дают подняться! - напряжённо сказал Данияр. Он напряжён, машинально "помогая" вертолёту, но мощная машина натужно гудела, взрёвывая, - и безо всяких изменений. Любопытно, сколько человек сейчас пожалело, что мы не оставили внизу тяжеленный джип?..
   В грохоте и крике что-то металлически лязгнуло. Ещё раз... Чёрт... Кажется, твари что-то отдирают от корпуса. Пора вводить резервы.
   Я быстро растянулся на полу. "Таис!"
   Это очень тяжело - расслабиться среди окружающей нас смерти, на вибрирующем полу, который ко всему прочему ещё и вздымается то с носа, то с капота.
   Отклик. Очень слабый. Пробиться сквозь ментальную завесу, устроенную сим-вормами, невероятно сложно, но Таис сумела. Я немедленно "вцепился" в тончайший признак её отклика и потянул его, расширяя. Помощь пошла удобно - с хвоста вертолёта. Я скрутил из ментального материала мысленную капсулу и принялся "надевать" её на вертолёт. Никогда такого не делал. Дело шло медленно. Но шло.
   Точно оглохнув на происходящее, запретив себе думать, жалеть, подавляя реакцию на крики паники и отчаяния - вскочить и помогать, я лежал и терпеливо "натягивал" капсулу на машину, которая сама в ментальном плане, казалось, уже разваливалась.
   Вскоре стороной я ещё слышал крики. Но - уже никаких эмоций не испытывал.
   Первый эмоциональный отклик прочувствовал, когда кто-то сел у головы - одна ладонь на мой затылок, вторая - на лоб. Карл. Этот не осторожничал: как только "увидел" и понял, что я делаю, потащил посылаемую энергию жёстко и сильно. Правда, тащить приходилось в любом случае. В полной мере ментал не проходил через "железобетонную" стену облепивших вертолёт тварей.
   Карл видел только одно: я беру энергию. И знал, что беру для нашего спасения. Но я-то теперь, когда он рядом, распорядился насыщенным менталом иначе. Только того, что посылалось с платформы, нам не хватит. Надо искать другие ресурсы.
   А их полно - за бортом!..
   Как только что впитал чёрно-багровые нити с Ролана, так сейчас "пошёл" за борт вертолёта, "снимая" информационное поле с шавок и растворяя их, ошарашенных от неожиданности, из материального в ментальное. Что однажды сделала Таис. Почему бы не попробовать это сделать сейчас, когда меня страхует Карл? Трудно, но, кажется, получается. Чем дальше, тем быстрей и качественней. С практикой-то... В цейтноте-то...
   Я не видел воочию, но знал, что твари, облепившие вертолёт, отпадают от корпуса, словно напившиеся крови пиявки: "капсула", крепнущая и осторожно обволакивающая машину, заставляла их отцепляться информационным намёком на опасность. На погибающих, превращающихся в энергию, которая мгновенно всасывается в вертолёт, они не реагировали. Не понимали.
   ... Вернулся в реальность от близкого грохота.
   Распахнув обе двери, призраки и ребята плотным огнём сверху вниз отстреливали визжащих шавок.
   Примерившись к высоте, я сообразил, что мы уходим от полигона наверх... Ладони Карла на моей коже холодные. Тоже слишком много своей энергии потратил, азартно перегоняя ментал через себя.
   Сам-то... Ощущение, будто из меня все кишки вытянули. Это, наверное, оттого что Карл рядом. Ассоциации вполне правомочные...
   - Слизней стряхнули? - спросил я и закашлялся: горло пересохло. Эк, как я напряжённо работал. Стыдоба. Как новичок.
   - Ага, - прохрипел Карл. Тоже передышал горлом, гоняя энергию.
   - Все целы? Почему ты не с Данияром? - До меня только сейчас дошло, что вертолётчика оставили без защиты.
   - С ним всё нормально. Там пацаны. Встать можешь?
   - Могу. Куда летим?
   - К Мёртвому лесу. Уводим от платформы.
   Я снова закрыл глаза, чтобы быть в курсе. Внизу, на поверхности Сциллы, за нами гналась плотная тень: впереди прозрачно-чёрным покрывалом стелилась-летела плёнка - позади неё, рассыпавшись широким, постепенно рассеивающимся клином, мчались слизни, а над ними личинки сим-вормов. Слишком нагло приблизившихся и отстреливало временное население вертолёта.
   Полежав ещё немного и чувствуя освобождающееся от смертоносного ментала воздушное пространство, я напрягся и сел... Таис ушла. Наверное, сидит сейчас с ребятами вне платформы и набирает чистую энергию Сциллы.
   Вертолёт выровнялся. Дрожь, от которой ныли зубы, наконец-то сошла на нет.
   - Тебе помочь? - спросил Карл, мягко вставая. Чёрные вкрапления негатива в его поле растворялись, уступая чистым краскам покоя.
   - Не надо. Сам.
   - Если что - я у Данияра.
   Изменение в пространстве. Закрылась одна дверь в вертолёт. Вторая. Всё. Сим-вормы отстали.
   Ладони легли на грязный пол. Напрягаться после измотавшей работы с менталом не хочется. Тело - прислушался - вроде в порядке. Но посидеть бы немного на открытом воздухе не мешало. Встал на ноги. Чуть не подломились. На уровне взбудораженного сознания стало даже смешно. Жёсткая рука Вестара поддержала. Я пробормотал слова благодарности. И был усажен на скамью.
   Вертолёт летел ровно. Как-то так получилось, что семеро призраков встали напротив переселенцев. Их командир снял шлем. Невысокого роста, короткая стрижка светло-русых волос, прямой нос с всё ещё раздутыми от возбуждения ноздрями, светлые серые глаза - проницательные, тонкогубый рот, сейчас сжатый от напряжения.
   - Кто у вас здесь главный?
   - Ну, я, - кивнул Доминик. - Меня зовут Доминик.
   - Полицейский?
   - Нет. У нас тут что-то вроде добровольной службы рейнджеров при шерифе. Я просто главный. А вы? Кто вы?
   - Я капитан призраков - Ченс Бертон.
   Капитан стоял ближе ко мне, и я смотрел, как успокаивается его поле. И становится холодным. Он принял решение. И собирается это решение претворить в жизнь. Хотя он на меня не смотрел, я увидел, что именно он собирается сделать. Хотя этот Бертон изо всех сил старался спрятать свои намерения. Но я-то видел... Поэтому опустил глаза, метнул взгляд на ребят и тихонько покачал головой. Не вмешиваться.
   Мальчишки стоят подальше. Ближе к призракам только я, который выглядит всё ещё худым, недавно вытянувшимся. То есть выглядит как самый слабый в команде.
   Шаг Бертона ко мне. Наши смотрят спокойно.
   Капитан призраков резко дёрнул меня за руку, заставив подняться, и выкрутил её за спину.
   Ребята молча сели на скамью. На ногах только Доминик. Именно он с большим интересом и спросил:
   - И зачем вы так с Брисом?
   - Сдать оружие! - гаркнул капитан. - Вы гражданские! У вас нет на него права.
   - Э-э... - сказал Данияр. - А у меня есть право. Я солдат из охраны посёлка. Мне можно не сдавать?
   - Если надо - сдадим, - сказал Доминик. - А при чём тут Брис?
   - Он будет залогом, что вы подчинитесь!
   Под прицелом пульсаров в руках призраков ребята положили своё оружие у моих ног. Распрямились и вопросительно уставились на Бертона.
   - Мне нужен беглый призрак, - заявил капитан. - Как только он окажется в наших руках, мы отпустим вашего... Бриса.
   - Глупости, - всё ещё спокойно сказал Доминик, хотя начинал закипать. - Если бы даже ваш (он выделил это слово) призрак был среди нас, какой смысл брать в заложники нашего парня? Вы же не думаете, что мы пойдём искать вашего беглеца?
   - Ещё как думаю, - устрашающе процедил капитан-призрак и ткнул мне в висок дулом пульсара. Если он хотел произвести на ребят впечатление то, к сожалению, у него не получилось.
   Встал Вестар, положил руку на плечо Доминика.
   - Доминик, успокойся. Сядь. Бертон, вы точно намерены искать вашего беглеца, когда нам всем грозит опасность в лице сим-вормов?
   - Точно.
   - Ну ладно, - уже задумчиво сказал Вестар. И обратился ко мне: - Брис, ты уж вертолёт пока не разноси в клочья. Подожди чуток. Может, до них дойдёт, что нельзя так обращаться с незнакомым человеком.
   Капитан резко повернулся взглянуть на меня. А я тихонько рассмеялся. Он отпустит меня сам, как только поймёт другое. Самое страшное на Сцилле не незнакомый человек. Самое страшное для этих семерых - сама Сцилла.
  
   18.
  
   Опыт Бриса-младшего хладнокровно предполагал по крайней мере три способа освободиться от захвата этого... Не буду упоминать слова, произнесённого в глубинах души. Не моя теперь эта лексика... Итак, три способа. Бескровных, учитывая скафандр капитана. Но и без лишних речей. Что немаловажно в нынешней ситуации всё ещё преследующего нас цейтнота.
   С другой стороны, эти ребята нам тоже нужны, и речей на них в данном случае придётся потратить очень много. Невзирая на цейтнот.
   Ну а третье... Третье вышло из-за переборки, разделяющей кабину лётчиков и грузо-пассажирский отсек. Потемневший от злобы Карл нерешительно встал на пороге между отсеками. Хорошо - маску от ветра ещё не снял.
   - Иди-иди, без тебя разберёмся, - сказал я, видя, как забеспокоились наши ребята.
   А когда Карл, ссутулившись, шагнул назад, я чуть повернул голову заглянуть в глаза Бертона, внимательно слушающего и приглядывающегося к происходящему. Он жёстко держал меня - так, что рука слегка ныла. Но больше всего я боялся, что он не удержится на ногах и свалится вместе со мной, хоть и стоит вроде крепко. Скамьи же пустые!.. Сел бы, что ли...
   - Очень неудобно так разговаривать, Бертон. Вы, я вижу не из тех, кто бросается вперёд очертя голову, а из тех, кто сначала думает. Так давайте поговорим спокойно и без физического дискомфорта. То есть сядем - без выворачивания рук. Здесь, в вертолёте, мне всё равно деваться некуда. И наше оружие у вас. Что вы об этом думаете, Бертон?
   - Так, значит, ты здесь главный? - подозрительно спросил капитан.
   - Нет. Я и здесь, и дома не главный, - терпеливо сказал я. - Я пока самый спокойный и рассудительный. Время от времени. А такие разговоры, как у нас с вами, лучше вести на холодную голову.
   - Один вопрос, прежде чем мы сядем. Что имел в виду твой друг - глава здешних рейнджеров, прося тебя не разносить вертолёт в клочья?
   - У меня проблема с мозгами. Когда меня заставляют волноваться, начинается приступ берсеркизма. Я могу порушить всё вокруг или убить всех в пределах досягаемости. А когда очнусь - не вспомню о своих действиях ничего. Сейчас я спокоен - и вы можете отпустить меня без малейшего вреда.
   Кажется, он решил, что я насмехаюсь. Мои руки отпустил, но меня посадил рядом с собой (ещё один законспирированный под шлемом призрак сел с другой стороны от меня) и держался явно начеку.
   - Ты начал - ты и продолжай, - пожал Вестар плечами, когда я кивнул ему: начинай, мол, беседу-то.
   - Ладно, - вздохнул я и вытянул ноги, ещё дрожащие от недавнего напряжения. - Итак, Бертон, начнём. (Тот хмыкнул, но промолчал) Вы говорите, вам нужен призрак-беглец. Вас предупредили, что Сцилла - планета, делающая из многих обычных людей призраков? (Кивок) Хорошо. Времени до Мёртвого леса достаточно. Удовлетворите наше любопытство: кто ваш сбежавший призрак?
   - Как тебя... Брис? Тебе не кажется, что ты не вправе спрашивать у нас об этом?
   - Нет, не кажется, - улыбнулся я. - Более того. В конце разговора вы убедитесь, что и вы пересмотрите свою точку зрения на происходящее. Итак, имя.
   - Карл Герхард.
   - Ага. Выживший призрак. Ребята, сколько времени мы его не видели?
   - Три года - отозвался Доминик.
   - Три года, - задумчиво повторил я. - Бертон, а почему он сбежал?
   - Не понял.
   - Ну, вы сказали - беглый призрак. Почему он беглый? Как-то я не представляю: призрак - и вдруг сбежавший.
   - Этого я не знаю, - раздражённо бросил капитан. - Мне сказали, что он сбежал сюда, на Сциллу, и велели привезти обратно.
   Не отвечая, я тщательно осмотрел призраков под его началом, чтобы не ошибиться в том, в чём был убеждён, едва их увидев. Нет. Не ошибся. И даже пожалел об этом.
   - Бертон, я болтун, который очень любит размышлять вслух. Простите мне эту слабость. Сейчас же я буду размышлять, задаваясь вопросами, половину из которых вы уже наверняка себе задавали. Начнём с того, что на планету с населением в триста в небольшим душ на поимку одного дезертира вас послали с командой в шесть призраков. Итак, вопрос первый: почему ловить одного призрака послали семерых? Бертон, задавались ли вы таким вопросом? Задавались. Вы человек опытный, обстрелянный...
   - Откуда ты знаешь? - не выдержал капитан.
   - Если брать ваши категории, я видящий-слышащий. Шрамы могут зарубцеваться на коже, но не в душе - то бишь в информационном поле. Итак, вы спрашивали себя, почему вам в помощь дали не двоих, а шестерых. И успокаивались на том, что все шестеро - недавние курсанты. Юниоры. (Мартин и Кэвин, сидевшие потупившись, подняли глаза, как по команде) Они-то, в отличие от вас, необстрелянные, зелёные юнцы. Их надо учить всему. В том числе и нетерпимости к дезертирству - в военно-полевых условиях. Учтите: так думаете вы, а не ваше командование.
   - А что - ты уже влез в мозги командованию? - сухо спросил капитан.
   - Логика, Бертон. Вам-то всего не сказали. Но мы здесь, на Сцилле, знаем, откуда сбежал ваш призрак. И - почему сбежал.
   - Так поделись своей информацией и с нами, о всезнающий! - издевательски воскликнул капитан. Его команда сидела неподвижно, но я чувствовал: из-за шлемов меня сверлили жёсткие вопрошающие глаза.
   - Вот мы и подошли к проблеме всех проблем, - вздохнул я. И замолчал. Не поверят. Некоторое время посидел, разглядывая пластиковый плиточный пол вертолёта.
   - Брис, придётся сказать. Они обречены в любом случае, - спокойно сказал Вестар, сообразив мои затруднения. - Ты прекрасно знаешь: если Карл пошёл на добровольное признание руководству - в чём есть и наша вина, ведь это мы вынудили сказать его про Сциллу, - то этих семерых послали сюда целенаправленно. Они должны знать, что с ними будет по возвращении.
   - Согласен, - вздохнул я и снова всмотрелся в подозрительно сощуренные серые глаза капитана. - Бертон, вы видели, во что превратились сим-вормы за трое суток. Вы видели, как выжила в бою с сим-вормами наша команда, хотя, по канонам, обычный человек в столкновении с ними не выживает. Сцилла - планета, энергетически сильная. Вас послали сюда с молодыми призраками не для того, чтобы вы приняли практику у ребят. А для того чтобы вы пропитались духом Сциллы и превратились в интересующие командование экземпляры подопытных кроликов. По возвращении вас, всех семерых, ждёт лабораторная койка, к которой вас всех прикуют. - И, дождавшись, когда ухмылка на его тонких губах станет явной, я добавил: - Карла приковали к койке почти на три года. Исследовали, как повлияла на него Сцилла. Он - сбежал. Вы, опытный и сильный, тоже сбежите. Эти шестеро будущих лабораторных кроликов не сбегут. Они не знают жизни. Вы знали про три года Карла?
   - ... Нет, - после недолгого молчания всё-таки ответил капитан.
   Кресло второго вертолётчика резко развернулось. Карл из открытой кабины сказал:
   - Приказы даются не для того, чтобы их не обсуждали. Зачем исполнителям знать подробности? Кто они? Всего лишь пушечное мясо.
   Он встал и прошёл в наш отсек. Сел напротив меня. Снял маску от ветра.
   Капитан смотрел внимательно, не делая резких движений.
   - Знаешь, почему я выжил, Бертон? Из ненависти. Сообрази я раньше, что именно со мной вытворяют, я бы и сбежал раньше. Но, когда я сообразил, было слишком поздно. Я ослабел до такой степени, что уже соображать не мог. А знаешь, почему ты не сможешь меня взять? Потому теперь я окреп и готов стать убийцей - худшим, чем был ранее. Ты ведь читал моё досье?
   - Карл, не надо, - сказал я. - Я не дам этого сделать.
   Люди в грузо-пассажирском отсеке будто раздались в стороны и превратились в картонные фигуры - и живыми остались только мы двое. Я и Карл. И парнишка справа от меня. На которого нацелился Карл.
   Шлем парня подбородком резко задрался кверху, а его самого будто врезало в спинку сиденья. Карл.
   Парень обмяк и повалился в сторону, где его подхватил, чтобы тело не упало со скамьи, сидящий рядом призрак. Я...
   Капитан не пошевельнулся.
   - Карл, не смей.
   - Не тебе мне приказывать.
   Мы столкнулись взглядами - и менталом в пространстве, которое ощутимо загудело от напряжения. Почерневшие от злобы глаза Карла ослепли на мне.
   - Какого дьявола ты их... защищаешь? Ты... Сам убийца. Тебе должно быть... всё равно. Я всё равно убью их всех. В спину. Когда тебя рядом не будет.
   - Прекрати истерику, Карл, - уже раздражённо сказал я. - Ты никуда не уйдёшь со Сциллы. Понял? А когда до тебя это дойдёт, будь добр - держать себя в руках. Я, вообще-то, думал - ты полностью пришёл в себя...
   - А почему он не уйдёт со Сциллы никуда? - как ни в чём не бывало поинтересовался капитан.
   - Планета - наркотик, - сказал я, сдерживая направленную ментальную ярость Карла и одновременно отщёлкивая застёжки на скафандре бессознательного парнишки. Расстегнул. Сунул ладонь положить пальцы на шею, пульс едва нащупал. Сосредоточился на кончиках пальцев. Выдох. Жилка под пальцами торкнулась уже живей и отчётливей. - Это такой наркотик, что просто поразительно. Здесь чувствуешь себя сильным. И от этого - счастливым. А счастье - это и есть главный наркотик. С ним очень трудно расстаться.
   - Почему же уехали остальные переселенцы?
   - Уехали не прочувствовавшие, - сказал Вестар. Он подсел к Карлу, всё ещё напряжённому, но всё-таки прекратившему ментальную атаку на призрака. - Всех не научить. Особенно, если не хотят. Но Карла мы вам точно не отдадим. Второй раз он этого не переживёт.
   Парень-призрак медленно выпрямился, сел нормально.
   - Тогда придётся меняться, - легко сказал Бертон. - У меня ваш парень. Меняю его на Герхарда.
   - А если не сменяют? - полюбопытствовал я. Ситуация начала забавлять. - Увезёте меня со Сциллы?
   - Увезём, - уверенно подтвердил капитан.
   - Слушайте, Бертон. Что-то вы не вовремя как-то, - рассудительно сказал Доминик. - По-моему, сначала надо разобраться с сим-вормами, а потом уже говорить о...
   - А зачем им сим-вормы? - сказал я. - Их привёз Карл - пусть с ними и разбирается. А меня - забрать в их катер и увезти отсюда. - И объяснил: - Это капитан так думает. Только у него ничего не получится.
   - Почему? - Капитан кривил тонкие губы, глядя на Карла. Тоже забавлялся.
   - Куда бы мы ни пошли, я позову сим-вормов за собой. Вам придётся драться с ними в любом случае.
   - Ну... - философски сказал капитан, рассматривая меня. - Если стукнуть хорошенько по голове, даже такой сильный, как ты (если и правда сильный), вырубится.
   - И тогда драться придётся только вам, - не менее задумчиво подытожил я. И улыбнулся. - Вам и вашей команде. Без меня.
   - Не понял.
   - А я уже настроился на них. Думаете, отчего это они курса не меняют - бегут за нами? Они бегут за мной.
   Ошарашенный Бертон открыл рот, а я холодно добавил:
   - И ещё, капитан. Прежде чем говорить - стукнуть, узнайте, с кем имеете дело.
   Вздохнув, Доминик высказался:
   - Теперь, когда мы столь эмоционально обговорили некоторые личные моменты, неплохо бы поговорить насчёт наших действий с сим-вормами. Капитан Бертон, вы со своими ребятами и правда собираетесь отсиживаться, пока мы разбираемся с тварями? То есть в бою с ними вас можно не принимать во внимание, учитывая ваше наплевательское отношение к своим прямым обязанностям?
   - Велеречиво-то как... - прошептал я.
   - Я собираюсь сидеть в вертолёте и сторожить вот этого вашего Бриса, - заявил капитан.
   Я не выдержал, оскалился в радостной ухмылке.
   - Что? - подозрительно спросил Бертон.
   - Значит, так. Как только вертолёт садится - вы высаживаетесь, - сказал я, глядя на ребят. - И уходите. Сим-вормов мы с капитаном берём на себя.
   - А не наоборот? - вскипел всё-таки Бертон. - Мы высаживаем этих... (пренебрежительно скривился) рейнджеров, берём вертолёт...
   - ... и сим-вормы летят за нами, - закончил я, всё так же ощерившись - глядя на него. - Что скажете? Тупик. Я с вами - сим-вормы вокруг вас.
   - А самому?! - сорвался капитан на крик. - Самому, скажешь, не страшно сдохнуть?! Ты же останешься среди этих тварей!!
   "Не ори!"
   Бертон поперхнулся криком.
   - Я останусь среди сим-вормов и выживу. В отличие от вас, - сказал я. - Предлагаю перейти к дипломатии. Итак... Мы все сейчас в одной корзине. Так уж совпало, что у нас есть общий враг. Поэтому... Капитан, прикажите своим ребятам снять шлемы и - в идеале - скафандры. До Мёртвого леса нам... Данияр, сколько до него ещё?
   - Полчаса!
   - Хорошо. За это время мы покажем вам несколько приёмов, которые помогут тогда, когда действие ваших стимуляторов закончится.
   - Брис, ты понимаешь, что именно собираешься делать? - спросил Карл.
   - Понимаю. Я собираюсь подарить им счастье.
   Бертон встал со скамьи и, так получилось, встал надо мной. Исподлобья разглядывая его, сумасшедше, до головной боли во всём сомневающегося, я хмуро поразмыслил над той мыслью, что некоторых в рай надо загонять. Пинками. Если эти некоторые такие непробиваемые... Хотя что с них взять. Мозги затуманенные... Начинать надо с самого начала... "Добро должно быть с кулаками. Добро суровым быть должно, Чтобы летела шерсть клоками Со всех, кто лезет на добро ..."*
   Так что я успел встать.
   Ну почему, если идёшь на уступки или первым предлагаешь перемирие, другой стороной это деяние сразу рассматривается как слабость?
   Ну почему я всем всё должен доказывать?
   Впрочем, я сам по себе - хорошая провокация для любого жаждущего помахать кулаками. Что с того, что высокий? Выгляжу худым и узкоплечим. Да и морда до сих пор по-мальчишечьи узкая, голодная. Не зря же я волосы отращивал, чтобы уж совсем пацаном бритоголовым не выглядеть. В общем, куда ни ткни, а перед Бертоном стоял дохляк - соплёй перебьёшь. Да ещё без оружия. Да ещё в кургузой курточке и в штанах мятых, широковатых. То ли с чужого, извините за идиому, плеча, то ли порастрепал за время носки. Хотя широковатые - это у меня свой резон, да ведь капитану невдомёк - он своё видит. То, что ему видеть хочется...
   А капитан... Напротив меня втрое шире моего человечище, с которого Васнецову впору одного из богатырей писать, разве что ростом Бертон великому художнику не совсем угодил бы. Впрочем, если б сидеть капитану на лошади, рост в счёт бы не пошёл. И пусть ему величины скафандр придаёт... Да только он ведь опять-таки так не думает.
   Вся эта бодяга продумалась буквально в секунды. Мысленно же - а так оно всегда быстро. А потом мы приступили к совместному действию.
   Моё первое заявление: вертолётное нутро для тренировочного зала не подходит. Если драться во всю силушку молодецкую. В этом я убедился сразу. Только взмолился сам себе, чтобы берсерк выступать не начал, - и...
   Всё стремительно и чётко: Бертон ещё только подумал, куда бить, чтобы не убить нахр... худосочного пацана, я успел подумать - не сбить бы ему башку с шеи (всё-таки его единственное незащищённое место), а подбородок уже кверху. По-змеиному молниеносный полуповорот на месте - нога в армейском ботинке (гордость моя и радость, которую капитан не разглядел) твёрдой подошвой в плечо скафандра. Бертон кулём влетел в мешки, наваленные в конце салона.
   Надо отдать ему должное - вскочил, несмотря на громоздкий скафандр, быстро. И, обозлённый, растолкал своих ребят, тоже вскочивших - в растерянности: то ли помогать ему, то ли не соваться поперёк батьки-то в пекло.
   И Бертон пошёл на меня, сжав челюсти.
   Наши затихарились, сидят спокойно, только Вестар не выдержал. Ни на кого не глядя, в пространство перед собой выдал:
   - Э-э... капитан, неудобно получается. Мы ведь забыли предупредить вас, что Брис - тренер по единоборствам.
   Капитан глянул на него уничтожающе, потом - на меня. Я пожал плечами. И?
   И бросился на меня, явно теперь уже не думая, убьёт пацана - не убьёт. Честное слово, я бы с ним подрался. Но ему мешал скафандр. Я поймал его за рукав, дёрнул изо всех сил вперёд, чтобы рука пропала в этом рукаве, а потом сделал то же, что он сделал со мной: прыгнул назад, закрутил ему руку за спину, после чего схватил одну из пик, лежащих под скамьями, и проткнул манжет скафандра, пришпилив его к карману на другой стороне.
   - Знаете что, Бертон, - тихо сказал я ему прямо в ухо. - Хотите со мной драться - снимайте ваш балахон. Вот честное слово - мешает он вам. Я сейчас отпущу вас - и...
   Он немыслимым движением вывернулся из-под моей руки, лягнул назад - пика задребезжала по полу. Манжет скафандра, утяжелённый каким-то металлическим обручем, понёсся мне в голову, в то время как левая собралась для хука.
   Только меня уже перед капитаном не было. Пируэт из-под летящей в голову болванки на манжете спас мне жизнь или рассудок.
   - Неплохо-неплохо, - одобрительно заметил я. - Только без скафандра вы были бы маневренней. Свободы действий вам недостаёт.
   Тяжело дышащий Бертон волком глянул на меня, после чего с треском расстегнул скафандр и вылез из него. Вопросительно поглядывая на него, призраки из его команды тоже принялись за разоблачение. Не успели они до конца разобраться, куда положить вещи, как мимо меня и слегка удивлённого Бертона прошёл с привычно-загадочной улыбкой Мартин и сел на коленях между моим спарринг-партнёром и его командой. Рядом с ним сел насторожённый Кэвин. Оба склонили головы - и пропали.
   - Что за чёрт... - прошептал капитан, обернувшись и, как и его ребята-призраки, во все глаза глядя на то место, где только что сидели наши мальчишки... Без оборудования скафандра ему пацанов не разглядеть.
   - Ученики, - объяснил я, наклоняясь подобрать его скафандр и положить его на скамью. - Ребята привыкли на тренировках соблюдать правила единоборства. Если ваша команда захочет помочь вам одолеть меня, она не сможет этого сделать. Кстати, научиться быть невидимыми нетрудно.
   Создавалось впечатление, что я здорово искушал Бертона всеми благами Сциллы. Наверное, так и было. Мне нравилось удивлять его тем, что для нас давно стало обыденным. И, кажется, Бертон это понимал. Но пока сомневался.
   - Двое против шестерых? - скептически спросил он.
   Я вспомнил, как Мартин однажды прошёл сквозь стену маленьких призраков, оставив после себя валяющихся ребят. И улыбнулся воспоминанию.
   - Вы всё ещё смотрите на количество и на внешние качества, капитан? - сказал Карл и вздохнул. - Я тоже с этого начинал. Но, поверьте, это совершенно не то, на что в первую очередь надо смотреть на Сцилле.
   - Сейчас ты признаешься, что этот хлюпик тебя...
   Мы с Карлом переглянулись. Карл не выдержал первым. Усмехнулся, глядя мне в глаза.
   - Думаешь, не скажу? Да, Бертон, было дело.
  
   *Стихотворение Станислава Куняева
  
   19.
  
   В любой драке, стихийной ли, или заранее условленной, есть чертовски сильное обаяние для зрителя. А значит, есть и отдача. Эмоциональная. Для человека, чувствительного к менталу, это может отразиться на многом: на качестве драки, на энергетических резервах... У нас с капитаном зрителей с обеих сторон хватает.
   Нам расчистили середину грузо-пассажирского отсека. Не сказать, чтоб стало очень свободно, но мне, во всяком случае, этого достаточно. Чем дальше изучаешь борьбу как искусство, тем экономней в движениях становишься.
   Без скафандра Бертон выглядел впечатляюще. Почти качок - рельеф рук хорош, как и натянутая на плечах майка. Боец, видимо, опытный. Чуть намеченная улыбка не сходит с губ. Такие пострашнее, чем те, кто рычит на противника перед поединком, взбадривая себя на спортивную злость.
   Правда, его улыбка несколько потускнела, едва я сбросил куртку и снял ботинки.
   - Босиком? - с сомнением спросил он.
   - Почему? - возмутился я. - В носках!
   Из команды капитана послышался смешок, быстро задавленный. Смотри-ка... То ли за последние три года что-то в обучении призраков изменилось, то ли замутнённость сознания у этих ребят не самая крепкая. Или молодым призракам дают пока не самые большие дозы стимуляторов?
   Ладно. Это я посмотрю потом, как с капитаном разберусь.
   Сейчас главное - заморочить всем мозги и не дать разгадать, что именно я делаю. А подводных течений с моей стороны в этой драке уже с самого начала заявлено достаточно. Вообще... Чувствую себя великим интриганом - чуть не Ришелье.
   Вставая перед Бертоном, перехватил глубокий взгляд Вестара. Неужели понял? Глаза опустил... Если и понял, то не всё.
   В таком виде я выгляжу и впрямь хлипким. Если молодые призраки знают своего командира как хорошего бойца, их невольное сочувствие мне обеспечено. Что значит - обеспечена ментальная поддержка. Как? Очень просто. Когда зритель наблюдает за боем (да и за другим каким соревнованием), он невольно болеет за того, кого выбрал. Раскачивается, дёргается - в ритм движению, которое видит. И тем ментально поддерживает выбранного спортсмена, сам того не подозревая.
   Опустив голову, я мягко улыбнулся. Как Бертон. Улыбка настроила меня на летящее состояние. И до сих-то пор я отчётливо чувствовал потоки ментала, но теперь буквально купался в них. Моё тело будто пронизали тончайшие нити, позволяющие ощущать пространство во всех его изменениях... Улыбка скользнула с расслабившихся губ. Подбородок медленно поднялся. Я настроен, как лучший инструмент в мире. Я звучу как пространство, а пространство звучит во мне
   Сим-вормы звучали во мне мощным разъярённым потоком, несущимся за наживкой, которую я подсунул как фантом. Морковка - перед носом осла.
   Нерешительный, подбадривающий отклик молодых призраков из команды Бертона. Они прятали сочувствие, но уже были - за меня.
   Тёплая волна от наших ребят: эти готовы чуть что - поделиться менталом.
   Капитан подошёл, молодецки тряхнул плечами - и замер, вглядываясь в меня.
   - Ты... Сумасшедший...
   - Видящий? - спросил я.
   И довольно сильный. Понятно это теперь, когда он дрогнул и не смог поддерживать личное информационное поле закрытым. А дрогнул он, когда рассмотрел бушующие вокруг меня ментальные потоки, переплетённые так, что не разглядишь моего собственного поля. На что он, кажется, рассчитывал ранее. Как когда-то и Карл думал в драке предугадывать мои движения... А вот фиг вам... Я усмехнулся.
   Карл будто услышал. Метнул взгляд на меня - и на Бертона. На меня - насторожённый. Своими размышлениями вслух я почти выдал себя. Хотя ребята уже и так знают, что я потихоньку, обрывками "вспоминаю". Поэтому они не столько присматриваются к моему энергополю, которое представляет собой бурлящий омут с противоречивой информацией, сколько прислушиваются, стараясь уловить в словах Бриса-младшего привычные им особенности Бриса-старшего.
   Дрогнуло внимание и со стороны молодых призраков. Ну, с этими-то понятно. Сначала насмешил с носками, теперь - вызываю жалость, встав против капитана, которого они явно побаиваются. Причин несколько: я молод - почти их ровесник, вторая - собираюсь выступить против капитана - в их глазах непобедимого. И вся эта жалость - хотя я только что, на их глазах, положил Бертона на лопатки.
   Итак, мы вдвоём. Площадка для ринга тесновата.
   - Ну что? Начнём?
   - А стоит? - недовольно спросил Бертон.
   Его недовольство явно вызвано тем, что он не может по ментальным подсказкам предугадать действия противника. А я смотрел на него и думал: неужели капитан до такой степени увлечён подготовкой к драке, что не замечает очевидного? Что, по сути, он присоединился к нам в драпе от сим-вормов и поневоле должен вот-вот вступить с ними в схватку? А он почему-то об этом и не думает! Или это равнодушие бойца-фаталиста, уже привыкшего к столкновению с тварями и привычного к любым условиям, в которых приходится драться?
   Только я собрался спросить его об этом, как он начал.
   И как начал...
   Отсек исчез. Мы остались в странном помещении, больше похожем на громадное яйцо изнутри. Подвижные стены летели вокруг нас с невероятной скоростью. Капитан стоял на одном его конце, отстранённо глядя на меня и держа ладони пальцами вперёд - на уровне солнечного сплетения.
   Хм... Это я-то старался его удивить?
   Вниз из ладоней Бертона вспыхнул белый луч - и так и остался, оформленный в виде клинка, а вверх выросла рукоять. Меч гудел от спрессованной в нём энергии. Ещё секунды спустя капитан держал оружие двумя руками за длинную рукоять. Пара движений мечом - и сразу стало понятно, что человек знает, как драться этим старинным, пусть из "современного" материала оружием.
   Я - не знаю. Но капитана всё равно ожидает сюрприз.
   Бертон еле заметно ухмыльнулся.
   Несколько секунд сосредоточенности. Я развёл руки в стороны и сжал кулаки. Пики, которыми мы пользовались ещё в первой схватке, только чуть утолщённые, выскочили из кулаков. Чем-чем, а в сочетании с приёмами единоборства этим оружием я владею неплохо. Что и продемонстрировал, одновременно крутанув обе пики вокруг кистей и снова подхватив их.
   Капитан перестал ухмыляться.
   Внезапно легко бросился вперёд, двумя руками раскручивая меч, который поблизости оказался чудовищно огромным, а уж мелькал так, словно капитан держал в руках не тяжёлое и неуклюжее в определённой степени оружие, а тонкий прутик.
   Но и я уже успокоился и перешёл в состояние нейтрала. Бьющий по глазам ослепительный меч точно был рассчитан не только на контактный бой с противником, но и на психическое давление. Я отключил все попытки думать - и в последнюю секунду блокировал обеими пиками удар капитана. Меч неотвратимо рушился сверху, и мелькнуло раз опасение, что Бертон воспользуется мечом не только как материальным оружием. Но нет. Меч наткнулся на блок, и капитан мгновенно отпрянул вместе с оружием. Я же раскрутил пики и устроил такую вертушку обеими, что Бертон лишь раз озадаченно попробовал пробить "мельницу".
   Убедившись, что он понял бесполезность всех попыток пробить "пиковый" приём, я, не переставая вращать оружие, пошёл на него.
   Я не успел отреагировать. Среагировали руки, закрыв пространство сверху сверкающими воронками. Летевший оттуда меч беззвучно растворился в мелькании пик. Еле успел переключиться на Бертона, который, воспользовавшись моим переходом на слежение сверху, стремительно сбацал себе ещё один меч и кинулся в атаку.
   Если он решил, что я собираюсь только защищаться, то просчитался. Стороной я помнил, что времени до Мёртвого леса маловато. Поэтому сам ринулся капитану навстречу... Не знаю, что видели остальные, но внутри закрытого пространства дым - столбом и завихрениями. Пики мелькали так, что я с трудом удерживался, чтобы их не контролировать: начни контролировать - убил бы капитана. А так - блок, попытка выбить меч, блок, вертушка ухода от бешеного меча... В общем, я зациклился выбить меч. Не знаю, что уж там думал Бертон, но пару раз у меня почти получилось.
   В третий раз капитан откровенно смухлевал. Только мои пики взвили его меч (и я это ощутил быстрым соприкосновением меча и одной из пик) - и уже предчувствовался момент, что капитанское оружие сейчас взлетит, как вдруг клинок смягчился, размяк маслом и проскользнул в прореху круговерти пик. Боюсь, у меня, настроенного на победу, появилось на лице не самое умное выражение.
   Бертон снова ухмыльнулся. В его информационном поле проскользнуло нечто, что объяснило ухмылку: если что - он собирается повторить мошенничество.
   С некоторым разочарованием я отбил его уже стандартный приём и ускорил вращение пик, добиваясь приближения к противнику. Поймал меч!.. Уловил мгновение, когда Бертон и в самом деле заставил меч "расплавиться", то есть ослабил поля оружия, - и, стремительно разжав пальцы левой руки освободиться от пики, втянул серединой ладони освобождённый ментал, из которого был сделан меч.
   Мы застыли друг против друга. Капитан тяжело дышал, но постепенно успокаивал дыхание. Я не собирался нагибаться за упавшей пикой, зная, что стою перед человеком, готовым на всё ради победы. Но пижонства ради раскрыл ладонь над ней - чтоб сама поднялась. Оружие резво полетело ко мне... И взорвалось раскалённо-чёрными искрами за сантиметров пять до моей ладони - это Бертон рванулся вперёд с вытянутыми руками и качественно трансформировал ментал пики на расстоянии. Секунда - и кровь брызнула из рассечённой кожи. Руку-то я отдёрнул, но повреждение физической плоти мгновенно дало трещину в защите. Бертон снова кинулся ко мне - с новым мечом, на этот раз не выросшим, а будто вброшенным ему в руку.
   Мда, капитан привык, что повреждение - это дыра, которую можно расширить!
   А я уже работаю иначе...
   Мелкие проколы и царапины заставили кровь буквально облить ладонь. Снова сжался кулак. Едва Бертон пробежал шага два, я швырнул в него горсть крови. Кровь материальна. Она несёт такой сгусток информации, какой в неё вкладывает знающий. А если знающий - такой сильный, как я... Скромно так замечу...
   Что-то попало на капитана, что-то пролетело мимо, но сам он полностью оказался в облаке посланной вместе с моей кровью информации. Бертон вскрикнул от боли, когда фантомные иглы врезались в его тело - в лицо, в шею, в запястья, открывшиеся, едва он поднял руки защититься от брызг. От внезапного нападения в лоб, когда он ожидал лёгкого прорыва, он выронил меч и попятился. Поддерживаемый им щит вокруг нас рухнул - и мы очутились в вертолётном отсеке.
   Его меч растаял сразу. Я же всё ещё машинально держал в одной руке пику, а другую, согнув в локте, покачивал, исцеляя рассечённую кожу.
   - А-а... А что это было? - недоумённо спросил Вестар, оглядывая то меня, до сих пор раздражённо стряхивающего с кисти кровь, то всё ещё сморщенного от фантомной боли Бертона, на которого с наивным недоумением смотрела его команда.
   С пола на меня оглянулся Мартин, показал большой палец. Этот видел всё.
   Кэвин отнял от лопаток Мартина ладонь. Белобрысый - видел тоже. Правда, схитрил: своего уровня проникновения не хватило - подглядывал, воспользовавшись присоединением к информационному полю соседа по сидению на коленях.
   Почти впритык к самой кабине вертолётчиков сидел Карл, какой-то весь тёмный от невесёлых дум. Сначала я решил, что он сам проявил трезвость мысли, пересев. Но потом мельком проехало в информационном поле вертолёта, до сих пор насыщенном для меня, возбуждённого боем, как ребята спроваживают его подальше от места схватки: "Иди-иди!.. Нечего тут! Сорвёшься ещё, а нам потом перед Брисом оправдывайся!"
   - А что ты видел? - спросил я Вестара. И сообразил, наконец, что держу в руках сплав ментала. Пришлось повозиться и трансформировать его основу оружейного типа - в заживляющую царапины, для чего постепенно загрузил пику в тыльную сторону ладони.
   - Ну... Вы пропали. Как детишки, - Вестар кивнул на Мартина и Кэвина. - Только к тому месту, где пропали, подойти нельзя было... Что с тобой? Кровь? Откуда?
   - Сейчас пройдёт...
   - Внимание. Подлетаем к Мёртвому лесу, - ровно сообщил Данияр.
   - Что делаем дальше, капитан? - спросил Доминик, сообразивший, что дуэль между нами закончена. Только вот в чью пользу - неясно...
   - То, что нам было обещано, - пожал плечами Бертон, на тонком уровне уже хладнокровно убирая болевые ощущения, причинённые фантомными иглами. - Мне были обещаны приёмы, которые нам помогут, когда стимуляторы закончатся.
   - Ну а потом? - настаивал Доминик. - Мы покажем, а что дальше? Вы собираетесь помогать нам в бою с сим-вормами?
   - А что мне ещё остаётся?! - взорвался наконец Бертон. - Придётся избавиться от них, хотя бы для того чтобы разобраться во всём происходящем!
   - Не могу дозвониться до платформы, - сказал Вестар, пристально глядя на триди-визор. - Сим-вормы перекрывают связь. Нам придётся без помощи оттуда...
   - Данияр, сажай вертолёт, - сказал я, вытирая руку о штаны, благо что чёрные и кровь на них не заметна. - На земле попробуем связаться. Там, по земле, легче проходит.
   - Каким образом? - недовольно сказал капитан. - На земле как раз трудней...
   - Так я не один - помогут.
   Вертолёт ещё приземлялся, а мы уже попрыгали: время поджимало. Я ещё оглянулся на вздымающуюся чуть не торнадо пыль. Но делать нечего. Быстро сел, где стоял, натянул на нос ворот свитера и вытянул перед собой руку. Быстро присоседились мальчишки, положив сверху ладони на мою кисть. Поколебавшись, сел Карл, добавил энергии, хотя мальчишки-призраки посмотрели на него чуть не с испугом.
   Ментал рванул настолько сильной волной, что мне захотелось покачаться в нём. Не вовремя захотелось, но что делать. Впечатления из самых лучших. Ладно, не отвлекаться... Закрыл глаза. "Таис!"
   Кто-то присел рядом и тоже осторожно положил ладонь в общую связь.
   "Носатый! Наконец-то! - обрадовалась Лиза. - Мы сидим-сидим, ждём-ждём! А ты всё никак не хочешь поговорить с нами!"
   "Лиза, есть новости?" - невольно улыбаясь, спросил я. Округлое из-за чёлки и косичек лицо, с блестящими от волнения глазищами, с выпяченными губами и вздёрнутым упрямым носиком, мгновенно появилось передо мной.
   Наш круг обвеяло теплом: ментал моей улыбки почувствовали все.
   "Арни велел передать от маленьких призраков: несколько сим-вормов осталось на полигоне. Они размножаются, но их гораздо меньше, чем тех, кто идёт за вами".
   "Надеюсь, никто из переселенцев не сообразил пойти на полигон?"
   "Носатый, хотел пойти Алекс, но ему Арни сказал, чтобы не рыпался - и без него тошно!.. Носатый, а дела правда плохи?"
   "Пока ничего не могу сказать, Лиза. Половинка на половинку. Свяжемся чуть позже - скажу более конкретно".
   - Что это? - с нескрываемым изумлением спросил капитан, в упор разглядывая меня. Сначала я решил, что он спрашивает, кто такие маленькие призраки, которых неосторожно упомянула Лиза. Но, кажется, капитан воспринял это название всего лишь как обозначающее известное всем понятие... Когда же я сообразил, на что он глядит, облегчение накатило такое, что я даже обрадовался.
   - Проволочная татуировка. Была.
   Карл поднял помрачневшие глаза.
   - Подтверждаю. Выдрал своими руками.
   Капитана передёрнуло не хило. Видимо, воображением Бог не обделил.
   - Не беспокойтесь, - добавил я. - Это было давно, и с тех пор мы даже подружились.
   - Ага, - пробурчал Карл. - Предварительно набив морды друг другу.
   - И с тех пор, когда я волнуюсь, следы татушки проступают, - пряча усмешку от Карла, закончил я объяснение. - Не обращайте внимания.
   Вертолёт тем временем затих, обе команды вышли... Всё ещё сидя, я огляделся и подавленно вздохнул: день близится к вечеру. Не самое лучшее время для охоты на такого зверя, как сим-ворм.
   - Так, капитан, вы серьёзно хотите научиться сбору энергии? Тогда зовите ваших ребят. Приём лёгкий - вам в любом случае пригодится.
   Бертон прищурился на меня, словно старался выглядеть во мне что-то, что оставалось для него загадкой. Я заметил, что он вообще часто щурится. Мелькнула было мысль, что он близорук, но вряд ли может быть на свете близорукий призрак.
   - А вы пока думайте, как нам справиться с сим-вормами, - на полном серьёзе велел я своей команде. Притворяться, что вернулся, - больше смысла нет. Правда, потом придётся разыграть один спектакль. Но это всё потом, в более спокойной обстановке. Да и ребята, кажется, не поняли, что притворяюсь. Воспринимают как должное. Лишь бы Лидия не узнала...
   Переселенческий десант покивал и уселся тесным кружком у колёс вертолёта, чуть поодаль, чтобы не мешать нам заниматься. Карл нерешительно топтался рядом с вертолётом, то и дело поглядывая то на меня, то стараясь прислушиваться к беседе. Мальчишки-призраки - по обе стороны от меня.
   Команда капитана расселась вокруг меня. Только я хотел попросить, чтобы ребята сели полукругом - для удобства, чтобы видеть глаза каждого и сразу объяснять, если кто чего не поймёт, как капитан задумчиво спросил:
   - Это, наверное, было очень больно, когда срывали проволоку? Знаю я про такие татуировки, много наслышан о них.
   - Ну да, больно, - несколько недоумённо ответил я.
   Вопрос Бертона заставил меня на пару секунд забыть о парне-призраке, сидевшем справа, метрах в двух от меня. Что-то не то с ним было. Его окружала странная пустота. Так что, едва ответив капитану на его, в общем-то, праздный вопрос, я хотел снова вернуться к призраку справа.
   Обернулся. И наткнулся на его глаза. Они быстро обшаривали моё лицо - буквально метались по нему. Заворожённый этим хаотичным движением, я собирался спросить, что с ним (странная пустота не пускала меня в его личное информационное поле), как вдруг его глаза замерли на точке чуть выше моей левой брови - и расширились.
   Мгновение - и моё лицо взорвалось давно забытым ощущением взрыва прямо в лицо. Раздирающая сверху донизу боль раздавила тело, перемолола его в адской мясорубке. И больше я тела не ощущал... Я сидел в привычном "лотосе", не в силах пошевельнуться и чувствовал только лицо, заливаемое кровью... И смотрел.
   Мартин вскочил - и в прыжке попытался исчезнуть. Выстрел. Тело мальчишки, уже полупрозрачное, грохнулось из пространства, в котором он было пропадал.
   Кэвин не успел среагировать вообще. К нему подскочили сзади, пока он только непонимающе оглядывался, ударили по затылку... Обоих мальчишек схватили за шиворот и потащили.
   Ребята у вертолёта вскакивали - и один за другим падали под пулями и под невидимыми тончайшими излучениями ментала, которыми их сбивали с ног. Карл, побежавший в сторону деревьев Мёртвого леса - укрыться, споткнулся на бегу, упал - и больше не двигался.
   - Этих, всех троих, в вертолёт - и быстро на полигон, за образцами! - услышал я голос Бертона. Он нагнулся ко мне и ухмыльнулся: - Неплохо поигрались, а?
   Кровь уже заливала моё лицо так, что приходилось закрывать глаза, но главное я успел заметить: передо мной была не команда молодых призраков - недавних юниоров, как я считал с поверхностного слоя их энергополей. Теперь, когда им не надо прятаться, я разглядел их суть: это матёрые призраки - накачанные стимуляторами по самое не могу, действующие на таких имплантатах, что обычного человека они превратили бы в откровенного дебила.
   Но я только смотрел - и продолжал умирать.
  
   20.
  
   Можно перетерпеть боль, когда из тебя выдерут вживлённую в кожу проволоку. Но когда её продолжают выдирать каждые пять-шесть секунд... Рывком... Раскрывая лицевые нервы и будто стегая по ним обнажённым электропроводом... И меня било и трясло - каждые пять-шесть секунд, словно той же проволокой простреливали сверху донизу, от головы до пяток, а там уж, в пятках, она взрывалась и взрывала меня самого на мельчайшие частички. Я считал. Считал время - от удара до белых искр, будто выжигающих мозги, - до постепенного появления перед глазами нормального мира, который держался лишь до следующего удара. Это единственное, что я сейчас в состоянии сделать. Механически считать секунды.
   Мной занимались двое видящих. Один - тот, что бил по точке, вызывающей яркое кинестетическое воспоминание тела о том, как Карл выдрал из меня тату. Мастер своего дела: он держал меня на острой грани между обмороком и сознанием, к которому я почти возвращался к пятой-шестой секунде. Второй мелькал к моим последним секундам реальности, и разглядеть его я не мог. Но постепенно уловил, что именно он меня парализовал.
   В вертолёт внесли так: кто-то, кого я вообще не видел, поднял меня под мышки и, прижав к себе одной рукой, так и понёс, а видящие шли с обеих сторон, всё взглядывая и взглядывая на меня... Убивая и убивая...
   Думать - не мог. Видел - проблесками.
   Внесли, открыв двери в грузовое отделение, откуда нам навстречу выкатили джип. И - оставили его. Освобождались от лишнего груза. В пассажирском отсеке меня ремнями - по рукам-ногам и крест-накрест по телу - плотно прикрутили к скамье, ещё раньше сунув в зубы ремень, чтобы не прикусил язык или не кричал во время конвульсий.
   Видящие сели напротив. Мальчишек, не церемонясь, швырнули к их ногам так, чтобы я их видел. Кэвин в сознание так и не пришёл. Мартин - не знаю, но в один из проблесков сознания я заметил, что ниже колен ноги мальчишки почернели от крови.
   Моя собственная кровь, не переставая, текла из рассечений кожи. Я не хотел закрывать глаза, но просто вынужден был это сделать, когда кровь собралась в уголках и начала склеивать веки... Три... Четыре... Пятая секунда... Я напрягся. Лицо взорвалось, но не от внутренней боли. От пощёчины. Распахнул веки. Капитан. Брезгливо стаскивает с руки замаранную моей кровью перчатку. Дождался, пока мои глаза сфокусируются на нём.
   - Глаза - не закрывать! Иначе...
   И он продемонстрировал мне, что - иначе: развернулся к лежащим под ногами призраков мальчишкам - и ударил Мартина ногой под дых. Я задохнулся. Как будто ударил меня.
   ... Седьмая... Восьмая?! Девятая!
   Вертолёт поднялся на десятой секунде полного сознания. Разворачиваясь к полигону, призрак-вертолётчик наклонил корпус машины... Моя голова словно качнулась назад - успелось за те секунды, которые для меня стали мгновенным приходом в сознание. Всё. Я заблокировался, отстранившись. Моё тело продолжало биться и дёргаться в болезненных конвульсиях - на чистых рефлексах от внешнего раздражения (мягко говоря), но теперь я мог думать... Знать бы раньше, что нельзя закрывать глаза...
   Время - понять ситуацию.
   Итак, разработчики приёмов для призраков придумали кое-что новенькое, от чего не был застрахован даже Карл. Или у призраков есть специализации, о которых всех не оповещают. Я-то думал, призраки - бойцы только против сим-вормов... Кстати, о Карле. Я видел, как он словно споткнулся, но... Ранен? Убит? Симулировал?
   На пацанов не смотреть. Эмоций не могу сдерживать. А это сейчас опасно. Капитан и так, заставив меня испытывать острую боль и находиться в полубессознательном состоянии, пошёл на такой риск, размеров и последствий которого он ещё не представляет. Впрочем, и не догадывается о том... А если меня точно лишат сознания... Или я слишком хорошо думаю о себе, или Сцилле не жить.
   Знать бы, сколько ребят из переселенческого десанта осталось в живых.
   "Брис..."
   Голос Мартина прозвучал непривычно. Шёпот. Хотя, телепатируя друг с другом, мы привыкли общаться, как в реальности, говоря в полный голос. Почему же он шепчет? Боится телепатов среди призраков? Вряд ли. У нас с младшим братом личный канал, давным-давно настроенный специально только на нас двоих.
   В следующее мгновение я похолодел: он не может даже мысленно говорить в полный голос - от боли... Он ещё ребёнок. Мы учились блокировать боль, но он не может собраться с силами. При такой-то боли ... Господи, как же помочь.
   "Брис, только не умирай..."
   Облегчение окатило меня такой волной, что скрыть удалось её с трудом.
   "Я тебе покажу - "не умирай"! Быстро, пока на тебе нет направленного внимания, начинай унимать боль и исцелять раны! Много их у тебя?"
   "Бри-ис!.." - уже ликующий мысленный вопль успокоил сердце и душу.
   "Тихо, Мартин, тихо. Что с Кэвином?"
   Через паузу: "Его отключили надолго".
   "Что ж, может, и к лучшему. Начинай работу над повреждениями".
   Итак, мы летим назад, к полигону. Капитан, кажется, думает: я пошутил насчёт того, что веду сим-вормов за собой. Шантажировал, типа. Чтобы, когда драться - дрались бы все... Сколько нам дал Данияр до прихода тварей? Полчаса? А мы летим назад. Значит, со всеми временными заморочками на мелкие события лёту до сим-вормовской своры остаётся где-то минут пять. Если Бертон думал, что полностью выключил меня из реальности и таким образом везёт просто агонизирующее от боли тело, ему придётся пересмотреть своё представление о Сцилле.
   "Мартин, я собираюсь устроить заваруху. Вертолёт немного потрясёт. Попробуй как бы невзначай передвинуться ко мне - и прихвати Кэвина".
   "Понял".
   Интонации надежды. А верю ли я сам, что смогу вытащить нас из передряги? Страшно становится, когда подумаю, что именно затеваю. Но опять-таки деваться некуда. Не хочу быть подопытной крысой, а уж мальчишкам такого пожелать... Особенно если узнают, что они не обычные дети, а бывшие маленькие призраки... Ни за что... Лучше рискнуть всем, что у нас имеется сейчас.
   Судя по впечатлениям, вертолётчик поднимает машину выше. Пропустить свору под нами? Значит, вот-вот...
   Медленно закрылись веки. Шаги. Бертон остановился передо мной, раздражённо сказал:
   - Я предупреждал тебя!..
   "А не пошёл бы ты!" - радостно взревел берсерк, одновременно открывая мои налитые кровью глаза.
   Капитан отшатнулся от неожиданности. Мысленный голос человека - это голос его носителя. Но сейчас Бертон услышал хриплый низкий рык, медленно проговаривающий слова. Рык, который ну никак не мог принадлежать двадцатилетнему.
   Бешенство плеснуло в моих глазах, смывая одну личность и заменяя другой. Всё. Видящие больше не контролируют моё тело. Потому что это уже не я.
   Меня нет. Я стою в стороне, холодно наблюдая выступление берсерка и готовясь время от времени корректировать его поведение.
   Он же, сузив глаза, впился взглядом в глаза капитана, а затем медленно же оскалился, подняв стиснутые ремнём губы, хотя поднимать-то уже некуда - чуть не надевая их на сам ремень. Я отключил чувствительность вовремя: потревоженные рассечения вокруг рта - там, где ремень в зубах до сих пор не давал коже шевелиться и кровь почти подсохла, - в момент оскала лопнули, обливая и ремень, и мой подбородок новой порцией крови.
   Рычание пойманного разъярённого зверя - Бертон насторожённо смотрел, ничего не предпринимая, но по возмущению пространства я видел, как капитан поднимает зрение на тонкий уровень и, проникая в мой информационный слой (туда, куда я позволил ему проникнуть), начинает различать беснующегося в нём берсерка.
   Вот только берсерк бесновался не от балды, как, возможно, воспринимал его действия Бертон. Легко размахивая чудовищным на вид мечом, берсерк энергично шаманил возле разожжённого костра - огромного бурелома, который полыхал ревущим пламенем. Бородатая морда моего психического заболевания вдохновенно вопила странные дикие песни, от которых огонь, казалось, становился яростней и рвался кверху, пытаясь поджечь чёрные небеса.
   Капитан оглянулся на кабину. Кажется, призрак-вертолётчик по связи что-то сказал ему. И Бертон поспешил в кабину. Не слишком беспокоясь насчёт меня. Он сообразил, что такое берсерк. Моё психическое состояние несколько удивило, но отнюдь не мешает ему продолжить полёт и командование происходящим.
   Берсерк мгновенно перестал вопить и пристально посмотрел на двоих видящих. Оба пытались по-прежнему держать моё тело в состоянии стабильной боли, не понимая, почему оно обмякло и больше не подчиняется точечной провокации на боль. Когда видящие подняли глаза посмотреть мне уже в лицо, они от неожиданности чисто по-человечески удивились. Один даже приподнял бровь.
   Собственное отражение в их восприятии я видел хорошо: холодные глаза недавнего покорного пленника переливались светлой мощью. Берсерк с трудом стоял спокойно. Он хотел вырваться на свободу и крушить всё на свете - особенно этих двоих, из-за которых тело, его приют, оказалось впервые так сильно уязвимым. Но мне пока было достаточно, чтобы берсерк держал видящих "на мушке". Что он и делал, с удовольствием глядя на их попытки освободиться, когда они обнаружили, что теперь именно они не могут сдвинуться с места.
   Слушая пространство вне вертолёта, я нехорошо ухмыльнулся. Мысленно. Туча летучих шавок волной поднималась к вертолёту. Взрослые особи сим-вормов не могли взлететь, но наверняка терпеливо поджидали снизу, когда шавки сбросят им консервную банку с лакомыми кусочками свежего мяса.
   Мимо меня пробежал один из призраков, сидевший до сих пор в хвосте вертолёта. С пульсаром в руках. Такие же пульсары держали и видящие, застывшие под гипнотизирующим взглядом берсерка. Глаза берсерка жадно фиксировали расположение оружия. Я чувствовал, как он аж приплясывает от нетерпения получить громовержскую игрушку. Пришлось даже успокаивающе пообещать, что оба пульсара будут наши.
   Напрягаясь и в то же время растворяясь в пространстве вертолётного чрева, я сразу расслышал перекличку призраков с указанием количества шавок и расстояния до них. Отстранившись от двух видящих - передав их под полный контроль берсерку, я сосредоточился на своре шавок.
   "Мартин, приготовился! Сейчас будет крен - перекатишься ко мне. С Кэвином".
   "Готов".
   В мельтешащее кипение рвущихся к вертолёту шавок я погрузился постепенно, тонущим кораблём - танкером, вокруг которого медленно, но неумолимо расплывалась нефть - моё вживание, внедрение в крошечные мозги личинок сим-вормов. Их хаотичное движение, направляемое плёнкой, командующей снизу, удалось скорректировать, направив свору к противоположному борту вертолёта. Вертолётчик сделал то, что от него ожидалось: немедленно попытался уйти от визжащей лавины шавок, накинувшихся на машину с одной стороны.
   "Мартин, давай!"
   Вертолёт накренился так, что перекат пацанов ко мне выглядел естественным. Причём Мартин уткнулся затылком в мои ноги, а Кэвин остался в центре, между рядами сидений. Бертон ничего не должен заподозрить. Во-первых, ему сейчас некогда обращать внимание на всякие мелочи. Во-вторых, картинка и правда выглядит логичной.
   "Что дальше?"
   "Перехвати мой контроль над этими двумя. Быстро".
   "... Готово".
   "Можешь при этом сидеть, закрыв глаза?"
   "Могу".
   Приглядываясь к видящим, не спускающим с меня глаз, я не нашёл ни малейшей зацепки, которая могла бы подсказать капитану, что эти двое больше не держат меня. Прекрасно. Теперь надо полностью сосредоточить внимание призраков, в частности - того же Бертона, на сим-вормах - и освободиться... Кажется, Бертон считает, что может справиться с шавками малыми силами. Он даже не трогает этих двоих видящих. Из кабины вертолётчика капитан с прибежавшим на помощь призраком и двое в конце пассажирского отсека устроили неплохую войнушку: от ослепительно белого огня призраков вертолётное нутро, несмотря на предвечернее сумеречное небо, оказалось освещено так, что можно было разглядеть каждую пылинку.
   Но все их старания хороши, пока шавки подлетают. Сбивать на подлёте - всё равно что стрелять в тире по движущимся мишеням, несмотря на стремительное и непредсказуемое мельтешение личинок сим-ворма.
   Сознание поплыло, размножаясь на количество летучих шавок. Вскоре я полностью перешёл на их сознание и восприятие действительности, даже вздрагивал, когда призраки убивали кого-то из этого воздушного муравейника, умирая маленькой смертью вместе с теми, в кого вселился. Когда я закрепился в общем сознании всей своры, я впустил в их обоняние гипнотическую иллюзию - запах свежей крови. Вот уж что было легче лёгкого сделать: до сих пор дышал коротко, а тут - длинно вдохнул, сколько смог, наклонив голову к собственной крови. И - представил, что кровь облила всю поверхность вертолёта. Тяжёлая, густая, тёмно-красная... Вку-усная...
   В следующий миг в отсеке резко потемнело. Шавки ринулись на вертолёт через выстрелы - невзирая на выстрелы. Сквозь собственное, плывущее внутри других существ множественное сознание я чувствовал, как взревели моторы вертолёта, пытаясь удержать машину в воздухе от насевшего, облепившего его живого груза. Чёрт, да облепившие вертолёт личинки сим-ворма одним своим весом могли завалить машину!..
   Из кабины вертолётчика выскочил Бертон. Встал передо мной, пытаясь схватить за грудки, да нет возможности. Ремни настолько сильно спеленали моё тело, что в куртку не вцепишься. Я его видел так, будто между нами поставили стёкла в несколько рядов: он - за этими слоями прозрачной преграды. И голос его таков же - издалека:
   - Это ты делаешь?! Ты?! Прекрати! Мы погибнем вместе! Ты - тоже! Понял?!
   Он заставил-таки меня выйти из сосредоточения, сбил. Иллюзорный запах крови пропал. Шавки, визжащие от возбуждения, разочарованно отлетели, и только приказ плёнки сим-вормов всё ещё держал их рядом с вертолётом.
   Бертон выпрямился, с недоверчивым видом, прислушиваясь к происходящему. А потом обернулся ко мне и глухо сказал:
   - Ты... Легче вырубить тебя, чем снова ожидать...
   "Выруби! - гневно зарычал берсерк. - И тогда через секунды мы перестанем существовать! Мы все взлетим к небесам!"
   - Хочешь сказать, на тебя трудно найти управу?
   Капитан огляделся и застыл, вникая в суть картины. Двое видящих призраков уставились на меня, но я не вздрагиваю, не корчусь в ремнях. Мальчишки у моих ног... Ох... Ох, чёрт же... Упустил... Бедняга Кэвин...
   Будто в ответ на моё прозрение, капитан замер, внимательно разглядывая мальчишку. Ситуация ему позволяла: призраки снова вели почти тренировочный бой, отстреливая мелькающих в окнах - в пределах выстрела - личинок сим-ворма.
   Бертон нагнулся к Кэвину и приподнял бессознательного мальчишку за плечи, разворачивая лицом к себе. Потрясение на лице капитана подсказало, что именно он увидел. Я лихорадочно раздумывал, что же делать.
   - Пацан - призрак? - медленно спросил Бертон. И, почти шёпотом закончил: - Маленькие призраки, о которых говорила девчонка, - это отряд наших, боевых призраков? Они живы? Этот (ткнул ботинком в Мартина) тоже настоящий призрак, а не из здешних?
   Я смотрел ему в лицо.
   - Сколько их? - он спросил всё тем же шёпотом. И закричал, срываясь: - Сколько их, оставшихся в живых?!
   Кажется, он точно надеялся на ответ. А я ничего не мог придумать.
   А через секунду после последнего вопроса лицо Бертона исказилось от боли.
   Мартин впервые на моей памяти ударился в панику. Он рывком сел, прижался к моим ногам, словно пытаясь спрятаться, и затравленно смотрел на капитана. Мысленный пронзительный крик мальчишки бил того прямо по нервам.
   "Я не хочу!! Не хочу возвращаться!! Брис, придумай что-нибудь!! Брис, не отдавай нас! Пожалуйста!! Брис!!"
   Справившись с защитой от направленного крика, Бертон усмехнулся.
   - Мало ли чего вы не хотите. Мало ли чего на свете мы не хотим... - Он уже нежно прижимал к себе Кэвина, всё больше и больше плотоядно ухмыляясь, как шакал, искавший кость, а наткнувшийся на подстреленную, но не замеченную охотниками дичь.
   Меня будто рывком вытащили из настоящей реальности - в реальность трёхгодичной давности, когда я, только что попавший на платформу, столкнулся с сосланными на Сциллу уголовниками.
   Только сейчас, в сегодняшней ситуации, мой берсерк бессилен.
   Зашевелились выходящие из-под рухнувшего контроля двое видящих.
   А Бертон захохотал, издевательски гладя по светловолосой голове Кэвина...
   Была надежда, что я никогда не осмелюсь пустить в ход своё последнее оружие. Настолько личное, что о нём не то что никто не мог даже подозревать, но даже подумать, что такое можно иметь.
   Кажется, с моим лицом произошли какие-то изменения, так как капитан перестал хохотать, но с любопытством уставился на меня.
   Нечто поднималось словно из желудка, хотя оно пряталось совсем в другом месте. Но так я его ощущал. Оно поднималось, чувственно проходя все мои внутренние органы. Оно хотело выйти через рот - и я позволил ему это.
   Бертон отшвырнул Кэвина в сторону, попятился.
   Ремень, давящий на мой рот, внезапно истончился - и уже два ремешка дёрнулись в стороны, освобождая мой закоченевший оскал.
   Наверное, я был похож на разинувшего рот идиота, только истекал не слюной, а кровью. Загипнотизированный странным зрелищем, капитан не двигался, а пока всё с тем же любопытством, где-то даже весёлым (ого, добычи-то сколько! И какой богатой!) от недавнего, приятного для него открытия.
   И я смотрел - его глазами. Как между зубами окровавленного человека, сидевшего связанным перед ним, будто выглянула странная дымка. Будто огляделась и зазмеилась перед моим лицом, похожая на дымок от курева.
   "Контакты с ксеноморфами были?" - спросил Вэл три года назад, и его мясистое лицо раздражённо скривилось.
   Были. Был. Один. Всего несколько секунд. И контакт-то почти мистический. Соприкосновение моего ментала и поразительно тонкого ментала сим-вормовской плёнки, оставившего невидимый след на моей защите.
   Вторжение я ассимилировал. Как Брис-младший вживил себе костяной штырь для убийства в висок заказанных ему жертв, так я вживил в собственный организм то, о чём никто в здравом уме не попробовал бы даже подумать, что такое возможно.
   Полупрозрачная дымчатая змейка развернулась возле моих губ, словно обвеяла их лаской, и неспешно вильнула к Бертону, окаменевшему от понимания происходящего.
   "Мартин, закрой глаза".
   Змейка ласково скользнула вдоль щеки капитана призраков... К его макушке...
  
   21.
  
   Изуродованный стиснувшим его ремнём и рваными краями разодранной кожи, рот закрывался постепенно. Не до конца. Не позволяли застывшие мышцы, потерявшие чувствительность. Не позволяли царапины, которые я не мог быстро заживлять на такой высоте. Зато я наконец пришёл в себя и обнаружил, что странный скулёж, который расслышал вокруг себя (даже в вернувшемся грохоте оружия и надрывном визге сим-вормов, переполняющем салон) в первые секунды сознания, - это мой собственный стон сквозь зубы. Непроизвольный. Видимо, самоконтроль оборвался. Больно же... Поняв, что происходит, я затих, с трудом отключил чувствительность к боли.
   Кардиохирург, вооружённый двумя ножами и ниткой с иголкой. Обнаруживший на самолёте, падающем в штопор, больного, которому надо немедленно прооперировать сердце. Когда всё трясёт и громыхает, вопит в панике, не давая сделать ни одного точного движения... Так я себя чувствовал, пока на расстоянии с помощью странного, почти не познанного существа преобразовывал мозги и информационное поле капитана Бертона. И - огромное, до боли, облегчение, когда полупризрачная дымчатая часть меня, которой бы надо бояться до дрожи в коленях, снова юркнула в мой рот. Да... Мне ещё тренироваться и тренироваться с этой маленькой, но, мягко говоря, вредной штуковиной.
   Пора поработать в реале.
   "Мартин, восстанови контроль над видящими".
   Мальчишка, вцепившийся в сиденье и лицом уткнувшийся мне в колено, не шевельнулся. Я рассвирепел. Были б ноги свободны - пинка он точно получил бы.
   "Мартин, чёрт бы тебя!.. Быстро! И развяжи меня!"
   Лохматая темноволосая голова поднялась. Мальчишка оглянулся на стоящего столбом Бертона. Чуть склонился набок посмотреть на видящих. Один из них сонно глазел перед собой, всё так же прислонившись к спинке сиденья; второй, нахмурясь, промаргивался, явно выбираясь из наведённого ступора. Явно сильней, чем первый.
   "Ты правда это сделал бы?"
   "Что именно?"
   "Ударил бы меня?"
   "Да".
   "У тебя сил не хватило бы".
   "Знаешь, Мартин, - снова начиная свирепеть, отозвался я, - чтобы заставить тебя действовать, чтобы спасти вас с Кэвином, я бы собрал все силы, какие бы у меня остались - до самых последних, сдох бы, но пнул!"
   Мартин вскочил с пола, сначала крутанулся ко мне: секунда на поставить ногу на скамью и задрать штанину - за ножом в ботинке, секунда - полоснуть лезвием по ремням на моих руках-ногах. Лицо уже спокойное, как на тренировках, хоть и осунулось, побледнев. Вопросительный взгляд на меня. Переход в невидимое состояние. Шаг в сторону от капитана - будто в упор того не замечает. Столб и столб. Коротко дёрнул головой по сторонам, не видит ли кто. Но остальные призраки заняты обороной вертолёта от сим-вормов. Им пока не до всматривания в странное колебание воздуха.
   Взять под контроль... Мальчишка это сделал по-своему - с учётом того, что ему пришлось пережить. Ногой ударил в лицо одного, приходящего в сознание, задрал ему, вновь потерявшему сознание, но уже по-настоящему, чисто физически, голову с разбитым в кровь носом и впился проникающим взглядом в полузакрытые обессмысленные глаза, после чего привалил тело к спинке скамьи. Второго бить не стал. Тот ещё полностью не вышел из-под контроля. Мартин просто повторил процедуру с проникающим взглядом. И обернулся ко мне.
   "Ты держишь Бертона?"
   "Держу. Но сейчас он уйдёт".
   "Объяснишь?"
   "Я стёр из его мозгов информацию, что мы есть на свете. Он будет смотреть на нас, видеть нас - и не замечать. Пока мы сами не обратимся к нему".
   "Мне это нравится, - Мартин позволил себе в голосе кровожадные нотки, со злостью оглядывая словно замороженную фигуру капитана. - Что ещё?"
   "Сейчас он уйдёт в кабину и скажет лётчику сменить курс - лететь в ту сторону, откуда они прилетели. К своему катеру. Уведём сим-вормов от ребят и от платформы".
   "Хорошо. Я сейчас кое-что сделаю..."
   Что именно - переспросить я не успел.
   Мальчишка снова покрутил головой, присматриваясь, шагнул к видящим и сделал быстрое, какое-то пунктирное движение, будто, мелко вздрагивая ладонями, огладил окаменело сидящих призраков. Затем отпрыгнул назад, ко мне. Я еле уследил, что он втиснул между моим плечом и спинкой сиденья какой-то предмет, похожий на очень плотно сложенный зонт, только металлический. Второй такой же предмет, отвернувшись от меня и задрав куртку на спине, сунул себе за пояс.
   "Что это?"
   "Лазер. Со скрученным стволом. Я бы взял пульсары, но они на виду. Подозрительно, если пропадут".
   "А ты сумеешь..."
   "Сумею. Сборку основного оружия призраков в нас вбивали в первую очередь. Что дальше?"
   "По ситуации. Пока первостепенные задачи - снять с меня все эти... И более-менее привести меня в порядок. Плюс вернуть сознание Кэвину. Нам понадобится притворяться, что у капитана всё под контролем, пока не долетим до их катера. Всё ясно?"
   "Всё".
   "Тогда последнее: всё вышеперечисленное - на тебе. Всё, отпускаю Бертона".
   Мальчишка принял вверенное ему хозяйство без лишних слов. Исподлобья проследил, как Бертон, пошатываясь, уходит в кабину вертолётчика. Затем осторожно подтащил к нам Кэвина, после чего занялся тем видящим, который получил от него в нос и в челюсть: обыскал его и надел маску на повреждённое лицо, чтобы не было видно крови. Снова вернулся ко мне. Расслабил разрезанные ремни, быстро помассировал мои руки, обвисшие плетью от плохого тока крови. И присел перед Кэвином, время от времени поглядывая по сторонам - сторожась, как бы кто из призраков не прошёл мимо.
   Да уж... Угроза возвращения к жизни призрака-юниора сильно подействовала на Мартина. Он поугрюмел и работал непривычно - сильно, жёсткими рывками. Пока я не делал ему замечаний. Слишком хорошо понимал его. А ведь он ещё не подумал о том, что капитан и не собирался возвращать его к обучению и жизни боевого призрака. Мартин ещё не умел думать обо всём. Хотя бы о том, что, увези Бертон со Сциллы мальчишку, ждала бы его в каком-нибудь закрытом военном городке недавняя участь Карла.
   Чувствуя, как кровь постепенно заполняет принадлежащие ей, но ранее плохо доступные, пережатые ремнём жилы, я переключился на собственные проблемы. Запустить процесс регенерации я пока не мог себе позволить. Оставались ещё четыре призрака. Пройди любой мимо нас и обнаружь, что мы все пришли в себя и занимаемся своими делами... Драки ещё не хватало - в разгар войны с сим-вормами... Так что рваным царапинам придётся подождать - с надеждой, что они подсохнут сами, а под коркой подсыхающих не будет видно, что новых потёков крови больше нет.
   Дождавшись ощущения, что ассимилированная часть меня затаилась где-то в глубинах моего собственного поля, я настроил берсерка на наблюдение за внешним миром и погрузился в процеживание информации по Сцилле. Звучит угрожающе, но я всего лишь потянулся назад, к Мёртвому лесу. Теперь, когда существовала определённая стабильность положения, нужно разобраться, что происходит с ребятами.
   Легче всего настроиться на Карла. Уж ментальные характеристики его поля мне известны наизусть. Итак, Карл...
   Мгновения тошноты...
   Вот он... Встаёт - и падает. Снова упрямо поднимается - и падает. Подстрелили всё-таки. Держится за плечо... Упрямый дурак!.. Ну что бы, очнувшись, не полежать немного? Целительства не знаешь, так энергии набрать немного. Уже легче станет.
   Встал. Смотрит. Ага, кто-то бежит к нему. Фу, чёрт... Вестар - живой и здоровый. Кажется... Точно! Взвалил Карла на плечо и тащит. Далеко ли?
   Карл! Не закрывай глаза. Мне надо выяснить, что с ребятами.
   Так. Навстречу Вестару с Карлом - громадная, широкоплечая фигура. Доминик. Жив и здоров. Подхватывает призрака с другой стороны. Теперь Карла переносят быстро, не давая даже коснуться земли. К месту, где ещё трое. Один лежит. Второй сидит, обняв колени одной рукой, вторая - провисла. Ранен? Поднял голову. Сташек. Третий стоит и, кажется, изо всех сил старается дозвониться по триди. Обернулся что-то прокричать - Никас. Кто первый, и что с ним? Неподвижен. Мёртв?
   Нужен трансформатор, при помощи которого я смогу поговорить с Карлом, а значит - и с ребятами. Я уже у него в голове. Только не могу наладить контакт: слишком много помех, слишком призрак ослабел.
   Эх, транспорта у нас, переселенцев маловато. Сюда бы мотоциклов или что другого лёгкого и маневренного. Авиеток ещё каких-нибудь. Правда, на это финансы нужны, а у жителей Сциллы их, к сожалению, пока нет. Ничего. Вот попробуем из Сциллы курортную зону сделать...
   Что-то меня не туда понесло. Да, транспорта мало. Прервалась бы сейчас связь, а ребятишки с платформы сюда бы примчались да всё, что нужно, исправили... Кто же из ребят подбитый лежит? Можно ли помочь ещё? Карл, посмотри же на него, пока тебя не положили!.. Ролан. Глаза закрытые...
   До Карла не дозваться - на том уровне, чтобы поговорить. Он ослабел от раны, и я даже понять не мог, что именно с ним. Зато мог наблюдать.
   Вестар и Доминик посадили Карла, прислонив его к низкому валуну, и сразу побежали к Ролану. Всё-таки жив? А где Данияр?
   Карл поднял глаза. Джип с раскрытыми дверцами. Со стороны водителя - пусто. Но вот из боковой дверцы выскочил Данияр. Как в немом кино. Хотя и так всё ясно. В руках Данияра пульсары, которыми он потрясает. Вот оно что! Когда ребята поняли, что надо спрятать оружие от вновь прибывших призраков, они сложили его в джип!..
   Итак, у ребят есть средство перемещения и оружие.
   Вестар и Доминик снова идут к Карлу, садятся перед ним на корточки и начинают весьма эмоционально его в чём-то убеждать. Стараясь угадать, что именно они говорят, я уловил по движению губ "Таис". Ещё раз. Ещё. Кажется, ребята уговаривают Карла вызвать Таис? Замолчали. Кажется, Карл что-то сказал. Переглянулись - и одновременно, не сговариваясь, протянули ему правые руки с раскрытыми ладонями. Что? Пожаловался на недостаток энергии? Горбатого могила исправит. Опять самому лень... Надеюсь, что лень. А не рана мешает.
   Карл как будто услышал меня. Отрицательно покачал головой. Откинулся к валуну и, кажется, самостоятельно попробовал связаться с Таис. Его вздёрнутые брови подсказали, что связь пришла быстро. Чему он удивляется? Небось, вся платформа сейчас сидит в тревожном ожидании - узнать, что произошло и почему ребята так давно не выходят на связь. В пространстве перед моими глазами промелькнул общий коридор: посередине вперемешку и дети-призраки, и дети переселенцев.
   Вестар и Доминик. Лица сосредоточенные. Наверное, Карл что-то говорит. Заговорил Вестар. Замолчал. Доминик, глядя на него, утвердительно кивнул. После чего обернулся к взрослому призраку и кивнул ему - уже вопросительно. Пауза. Вроде Карл что-то предлагает. Ребята слушают его внимательно и немного беспокойно. После недолгого молчания переглянулись. Вестар медленно что-то сказал. По губам я прочитал "катер". Слишком долго думать не пришлось. Карл предложил им ехать на горную гряду, чтобы дальше действовать с того катера, на котором он свалился на Сциллу.
   Ребята встали, подняли Карла и повели к джипу.
   В салоне уже лежит Ролан. Глаза закрыты. Неподвижен. Куртка на животе чёрная от ожога. Лицо впавшее... Карла опускают на пол, после чего он, неожиданно для меня, кладёт ладонь на живот Ролана. Ребята снимают с последнего сиденья спинку и ставят её за призрака. Он откидывается на неё и закрывает глаза. Судя по тому, как тяжелеет его дыхание, он начинает гнать в Ролана энергию. А судя по тому, как пол джипа начинает дребезжать, машина сдвинулась с места...
   ... "Вернувшись" в вертолёт, в пространство, вибрирующее визгом шавок, жёстким шуршанием и грохотом оружия призраков, гудением самой машины, я подавил вздох. К ребятам бы... И - затаил дыхание.
   На меня внимательно смотрели двое. Мартин и Кэвин. Один сидел на полу, опёршись локтем на сиденье скамьи. Другой лежал, всё ещё изображая бессознательного. Правда, бездарно изображая. Слишком напряжён. Смотрели очень внимательно. Чуть не оценивающе. Оба тщательно закрыты, но - опять-таки, дети! - забыли, что эмоционально человек тоже понятен. Ну, отсутствие улыбки ещё ничего не значит. Мы пленники. Но какая-то общая враждебная горечь объединяла сейчас мальчишек.
   Они молчали, не спуская с меня глаз, а я молчал, потому что "переваривал" увиденное. Единственный вывод, который можно сделать по "путешествию": с помощью Таис и детишек с платформы Карл собирается на катере долететь до катера прилетевших призраков. А дальше? Тоже по ситуации?
   Немного приподняв плечи, я медленно опустил их. Ощущения - болезненные. Ладно, мне многого не надо, чтобы привести себя в норму. Пора заняться мальчишками.
   Не успел. Первым заговорил Мартин.
   "Брис, когда ты вернулся?"
   Чуть не ответил - только что. Но, уже раскрыв рот, сообразил, о чём спрашивает мальчишка. И закрыл. Хороший вопрос. И как ответить? Поймут ли?
   "Мартин... - Сморщился от треснувших царапин и поспешил снова сделать морду каменной, иначе боль усилится и от морщин. - Ты спрашиваешь про очень интересную вещь. Мне трудно ответить на такой вопрос. И не потому, что тяжело и больно. Давай сначала определимся. Которого Бриса ты сейчас спрашиваешь?"
   Кажется, я обоих озадачил. И, кажется, пока я "отсутствовал", мальчишки устроили какой-то заговор. Немного любопытно, кто стал зачинщиком. Совсем недавно я сказал бы - Кэвин. Но сейчас, когда Мартину пришлось многое пережить...
   "Старшего..." - помедлив, всё-таки ответил мальчишка.
   "Вот теперь я могу ответить. Нет ни старшего, ни младшего. Есть просто Брис. Теперь я помню прошлое Бриса-младшего, но знаю и настоящее Бриса-старшего. Событие произошло, когда мы были около катера Карла. Когда Брис-младший с перепугу выплеснул слишком много ментала, чтобы спасти Данияра. Это ты хотел узнать? Или я опять тебя неправильно понял?"
   Некоторая враждебность уступила лёгкому удивлению.
   "Почему же ты сразу не сказал?"
   "Ты думаешь - это легко? - усмехнулся я. - Когда я сам себя понять не мог?"
   "Мне показалось, ты не доверял нам", - задумчиво сказал Мартин.
   "Я больше себе самому не доверял".
   "Ты даже не сказал Лидии..."
   "Если бы со мной что-нибудь случилось, она не так сильно бы переживала из-за меня, - спокойно сказал я. - Это моё личное решение. И касается только нас двоих".
   "В этом - не уверен", - покачал головой мальчишка. Он сидел, отвернувшись от меня, расслабленный и уже заметно погружённый в раздумья.
   Зато Кэвин, лежавший - обеспокоенно глядя в потолок, скривился.
   "Зачем надо было начинать с этого? - недовольно спросил он. - Я же сказал..."
   "А теперь скажи мне", - предложил я.
   "Где ты был?"
   "Пытался связаться с ребятами. Пока живы все".
   Кэвин не шевельнулся. На него, кажется, это сообщение не произвело никакого впечатления. Он сильно и сосредоточенно над чем-то размышлял. Как будто что-то для себя решил, но сомневался, что я разрешу это сделать. Наконец, он не выдержал. И я похолодел от самого настоящего ужаса.
   "Брис, почему бы нам не убить их всех?"
   Откинувшись от спинки скамьи, я заглянул ему в лицо. Спокоен и серьёзен. Только небольшое замешательство. При мне выговорил. Кэвин скосился на меня.
   "Ну ты сам посмотри. Эти двое уже вне драки. Их убить легко. Осталось четверо. Капитан не в счёт. Мартин мне уже сказал, что он нас не видит. А эти четверо заняты сим-вормами..."
   "То есть и нашей защитой".
   "Не передёргивай! - буркнул Кэвин. - Они защищают себя, а не нас".
   "Иди. Убей этих двоих, которые ничего не соображают, и защищаться не будут. Это и впрямь легко. Потом иди к остальным. Пока они стреляют в сим-вормов, убей их в спину. Это тоже легко. Тебе это даже понравится. Взять и воткнуть нож в спину ничего не подозревающего человека..."
   "Он не человек! Он призрак!"
   "Хм... которым ты тоже стал бы".
   "Но не стал же!"
   "Но это не твоё достижение. Тебе повезло. Им - нет".
   Мартин молчал, глядя на призрака, которому натянул маску, чтобы не было видно, что тот избит. Закрытый - не разглядишь, что у него на душе. Только мне вдруг показалось, что он согласен с Кэвином, - и меня мгновенно бросило в жар. Если он согласен с Кэвином - значит, он рассматривает этого призрака уже как жертву. Если так думает и Мартин, ситуация очень серьёзна. А если уже не только думает? А если уже решился? И ждёт лишь, что я всё объясню, но не смогу переубедить их? Сказать мальчишкам о том, что всё это нерационально: убить тех, кто пока сдерживает атаку сим-вормов? Сами-то потом не отобьёмся! Но они воспримут это решение как слабость, как допущение. Значит, в следующий раз - можно убить!
   Зацикленный на ситуации и здесь, и у Вестара с Домиником, я как-то растерялся, с трудом собирался с мыслями. Кто первым предложил убить призраков? Кэвин? Мартин? Разница между мальчишками - два года. Но если они сейчас так думают... Что же делать? Что сказать им, чтобы они поняли - нельзя! Убийство человека - само по себе страшно. Но когда ещё и в спину... А ведь они именно это наметили...
   Брис-старший был человеком слегка нелюдимым. Это в обществе переселенцев он стал своим и общительным. Брис-младший, несмотря на свою страшную профессию, был эмоциональным, хотя эмоциональность свою глушил. А ещё он был фаталистом-пессимистом. Иначе бы не стал киллером - самоубийцей.
   Сейчас во мне бушевала такая буря!.. И надо всем этим бушующим морем чувств всё ясней проступала обречённость: если они это сделают, я умру... Если они это сделают, буду виноватым только я. Мне казалось, маленькие призраки усвоили главные принципы человеческого сострадания, человеческого отношения к любой человеческой жизни... И вдруг такое... Сердце замирало при мысли, что вот сейчас они встанут, вытащат оружие...
   Мелькнула мысль: сказать им, что они уподобятся самим этим убийцам, если будут так действовать. А есть смысл - говорить? Если они уже убеждены в своём решении?
   ... Если они это сделают...
   Где, когда я допустил ошибку, воспитывая детей-призраков? Где все мы, переселенцы, не разглядели, что они растут всё-таки обособленно от других детей платформы? Что они думают иначе? Почему я этого не увидел? Я, считавшийся лучшим в работе с менталом?.. Только я во всём виноват. Понадеялись на меня, что всё вижу, что вовремя исправлю, а вот не смог...
   ... если они это сделают...
   "Брис... Ты чувствуешь опасность? - негромко спросил Мартин. - Вокруг тебя столько черноты. Ты чувствуешь смерть?"
   Ответить я не мог. Я увидел... Рука Кэвина сдвинулась к карману куртки. Лицо мальчишки жёсткое, сосредоточенное. Глаза полуприкрыты.
   Мои собственные ладони вздрогнули. Обрывки ремней, слегка задерживаясь на шершавом, съехали с плеч. Сильный жар обхватывал моё тело. Стороной я знал, что идёт сумасшедшая выработка адреналина. Мысли метались так, словно я не взрослый человек, а сам превратился в мальчишку, растерявшегося перед грузом неразрешимых проблем. Одно я знал точно: я не дам им убивать, как однажды не дал убить Карла.
   Скорее, им придётся убить меня.
  
   22.
  
   Медленно, но верно погружаясь в вязкие пучины отчаяния, я всё-таки сознавал несколько вещей. Главная. Мне вообще не хочется менять ситуацию. Мне хочется сидеть сложа руки и ждать. У моря погоды. Я устал что-либо делать за всех и за себя в том числе. Мне надоело мотаться и психовать за всех. Мне хочется, чтобы происходящее разрешилось либо кем-то другим либо подошло к решительному финалу. Ну да, по сути - самоубийство. Как там?.. "Какие сны в том странном сне приснятся, когда покров живого чувства снят?"* Или сны страшные? Не странные?..
   Другая вещь заключается в том, что я начинаю понимать, что третий Брис - глухой ипохондрик. Мало того что он пессимист до последней степени, так ещё и опускает руки при всякой возможности.
   И третье... Всё знать и всё понимать - это ещё не значит действовать.
   Вот так. От ступеньки с пониманием, что ничего не смог сделать для детей-призраков, - к ступени, шагни с которой - и ты мёртв.
   У меня есть несколько способов погибнуть. Самые близкие? Первый - ничего не делать и ждать, пока мальчишки убьют взрослых призраков. Второй - попытаться остановить мальчишек. И дождаться, что они убьют меня. Чтобы не мешал.
   Ипохондрик внутри криво ухмыльнулся. И тогда хоть один из них будет мучиться чувством вины за эту смерть... Эта мысль доставила мне извращённое удовольствие.
   Есть ещё чистый способ самоубийства. Не дожидаясь смерти со стороны, снять ограничения с ассимилированной твари внутри самого себя.
   Моя голова внезапно мотнулась. Я моргнул и увидел Мартина, который, вцепившись мне в отвороты куртки, изо всех сил трясёт меня.
   "Ты совсем сбрендил?! Ты всех нас сейчас убьёшь!"
   Оглядевшись, я сообразил, что вот-вот произойдёт третий способ самоубийства - группового. Злобный визг тварей, которые всё никак не могли выколупать жратву из неудобной для вскрытия консервы, превратился в торжествующий. Замолк мотор. Вертолёт на мгновения провис в воздухе, словно нерешительно примериваясь, куда именно падать. Слышно ещё сквозь визг, как устало крутятся его лопасти...
   Почему - "ты"? Почему Мартин обвиняет меня в неисправности вертолёта?
   Вон оно что... Утопая в безмерной жалости к себе, наплевав на собственную жизнь, а заодно на жизни всех в вертолёте, я не заметил, что пространство вокруг меня наполнилось деструктивной энергией. "Чернота! Ты чувствуешь смерть?" - недавно спросил Мартин, а я не обратил на его слова ни малейшего внимания. Звоночка не услышал... Расхлёбывай теперь...
   Кэвин стоял посреди отсека, растерянно озираясь. Ну да, левитацией заниматься мы ещё не пробовали - хмуро усмехнулся я. И встал. Несколько секунд у нас ещё есть. В сущности, Мартин вовремя меня за грудки схватил.
   Вертолёт сначала медленно, а потом по нарастающей рванул к земле Сциллы.
   Обернувшийся ко мне Кэвин стоял и просто смотрел. В глазах недоумение. В таком возрасте не думаешь, что смерть может подстерегать за любым углом...
   Промелькнуло воспоминание. И Брис-старший, и Брис-младший одинаково хорошо работали, если попадали в цейтнот или ситуацию заведомо пропащую. Особенно, если она может грозить реальной смертью. Кажется, по наследству эта особенность перешла и к Брису-третьему.
   Хватит растекаться!.. Я встал со скамьи и сел на пол, скрестив ноги. За работу.
   Голова назад. "Есть упоение в бою..." Позвоночник немедленно выгнуло, меня словно потянуло к потолку, а если с закрытыми глазами - то к высоким серым небесам Сциллы. "И бездны мрачной на краю..." Ещё неуверенно, но поднялись руки. Спина снова согнулась, будто большая неуклюжая птица, забывшая о полётах, пытается вспомнить, как это: расправить крылья - и взлететь. "И в разъярённом океане..." Кто-то со стороны усмехнулся: хочешь своими "ещё не появившимися крыльями" вытянуть громадную машину? "Средь грозных волн и бурной тьмы..." Потоки воздуха колебались, поддерживая мои руки. Не знаю, как чувствует себя птица, но меня начало поднимать... Пока в моём воображении... Я слушал странные, грозные слова, которые не просто поднимали меня, а вздымали. Слова, которые становились колдовским заклятием. "Всё, всё, что гибелью грозит, Для сердца смертного таит Неизъяснимы наслажденья - Бессмертья, может быть залог!"**
   Спина распрямилась. Напротив - на коленях - Мартин. Кэвин всё ещё стоит - в тупой прострации: глаза широко раскрыты, на лице ужас. И проку от него...
   Сквозь визг тварей - вопли-переклики призраков, пришедших в себя от неожиданности. Они всё ещё стреляют по шавкам, но уже как-то неуверенно, всполошённо, точно сомневаясь в целесообразности стрельбы.
   Нам некогда. В кабине и в отсеке как будто клубится густой чёрный туман, и его качественные характеристики немедленно надо изменить, пока машина и впрямь не рухнула на землю... Сначала я пытался взять ментал с поверхности, но дотянуться до него через облепивших корпус машины тварей, закрытых жёсткой пси-защитой, почти невозможно. Стараясь соображать рационально в этой чертовщине, я только начал присматриваться, можно ли сейчас попробовать преобразовать материальных тварей в энергию, что и делал недавно, как внезапно чуть не свалился - корпус вертолёта перекосило. А отсек обвеяло по-вечернему прохладным воздухом.
   Мы уже близко к поверхности, и ветер здесь довольно сильный. Ветер... Вот оно.
   Избавившись от всех мыслей, настроившись "на выход" из вертолёта и на структуру ветра, бушующего снаружи, я вдохнул. Подбородок дёрнулся кверху. Спина снова выпрямилась, руки взметнулись вверх. Поза молящего. О ветре. О его силе.
   Только на этот раз, пусть даже в такой позе, - не молю. Требую.
   С тех пор, как опробовал стихийную мощь на умирающем Карле, ни разу даже не подумал снова использовать силу стихий. Как-то не пришлось. Но сейчас... Закрыл глаза. Тело исчезло. Только потоки воздуха вихрем вокруг сознания, витающего где-то. Где - и понять нельзя. Зато на интуитивно-ментальном уровне вижу, как чёрная энергия моих недавних пораженческих мыслей лениво рассеивается, преобразуясь в нейтральную.
   Несущий винт вертолёта, медленно, но уверенно ускоряясь, начал раскрутку по новой. Рокот мотора я слышал сквозь глухую стену оторванности от реала. Слышал, словно мотор стал живым существом.
   В момент, когда стало ясно, что моя деструктивная энергия больше не угрожает безопасности вертолёта, я встал. Молча и не глядя, прошёл мимо Кэвина, до сих пор нервно оглядывающегося по сторонам, - прошёл к нашим двум цепным псам. Бурлившая во мне энергия помогла на этот раз воздействовать на мозги быстро и решительно.
   Однажды я смог надавить на мозги Вестара. Он, сам того не понимая, пошёл туда, куда и не думал идти. Потому что так захотел я. С тех пор я такого не пробовал делать. Мне этого не нужно. И тем, кто со мной рядом, тоже. Тем более, я "видел", что эта принуждённость краткосрочна. Чтобы сделать её долговременной, надо потратить уйму энергии. И времени. Потому и не пытался. Но сейчас... Но сейчас у меня есть проводник - материальный сгусток энергии. Им я и собираюсь воспользоваться.
   Я встал рядом с первым призраком. Чтобы пацаны не поняли, как именно происходит давление на человеческую волю и сознание, я закрыл призрака всем телом. Застыл ладонями над его опущенной головой - благословляющим жестом. Пусть мальчишки думают, что я сотворил принуждение ментально, бесконтактно. Теперь уже целенаправленно открыл рот. "Выходи".
   Надо будет придумать имя твари, засевшей во мне. Если уж мы собираемся общаться и далее.
   А общаться придётся неопределённо долго. Этой твари теперь попасть к бывшим своим - быть немедленно пожранной ими же. Она мутант до такой степени, что уже чужда своему недавнему гнезду. И на ней мой отпечаток. Как на мне - её.
   Минута. И много, и мало для впервые практикующего направленное воздействие. Вдохнул тёмное нечто и отступил в сторону от призрака.
   "Шагай к капитану".
   Призрак встал, чётко повернулся к кабине и прошагал мимо меня.
   Я загородил второго. Снял маску и первым делом послал исцеляющий ментал, залечивающий разбитый нос и вспухшую челюсть. И уж потом пошла минута давления на мозги. Тварь уже знала, что именно делать, и работала сама. Пока я, прислушиваясь к выстрелам и к другим уже привычным звукам защиты, отстранённо размышлял.
   Все личности Бриса обладают ещё одной характерной чертой: они не любят говорить о чём-то, в чём не уверены. Мартин спросил, почему я сразу не сказал, что я другой. Как говорить о том, в чём сомневаешься? Это не свершившийся факт - явление другого Бриса. Это осторожное предположение. А вдруг другой Брис вернётся? Вдруг останется на поверхности чистая личность одного из тех, кто был уже в этом теле? Свободная от всех остальных?
   Все добиваются от меня конкретики, но никто не может понять, что я молчу, пока сам этой конкретики не увижу.
   Шаг в сторону. Второй призрак встал и пошёл в конец вертолёта - помогать тем двоим, которые яростно отбивались от наседающих сим-вормов, саранчой облепивших хвост машины... Вдох. Выдох с облегчением... Да, надо придумать имя.
   Собранный и сосредоточенный настолько, что чувствовал себя боевым роботом, я забрал со скамьи лазер и обернулся к Мартину, пристально следящим за всеми моими движениями. Глаза насторожённые.
   "Покажи, как сделать его действующим".
   "Зачем? Ты хочешь помочь этим?"
   "Да".
   "Не покажу".
   Я пожал плечами. Нет так нет. У меня тоже нет времени на объяснение всех своих действий. И вообще... Какого чёрта я должен что-то кому-то объяснять?.. Сел на скамью и некоторое время сидел, сдирая засохшую кровь со затянувшейся кожи лица и всматриваясь в энергетическую память взятого оружия. После чего положил лазер на колени и расправил над ним ладони, словно грея над огнём. Настроился на память оружия... Уловив движение сбоку, мельком глянул. Оба пацана, насупившись, смотрят, что я делаю... Готово. Ладони легли на лазер. Секунды без движения - руки ожили и быстро, без малейшей запинки, собрали оружие. Я проверил боезапас и тоже пошёл в хвостовую часть вертолёта. На пацанов не оглянулся ни разу.
   Призрак, к которому я пристроился у оконного люка, только чуть повернул ко мне голову в шлеме. Судя по всему, он ничего не понял, но одобрил мою помощь. Видимо, решил, что Бертон прислал меня... Через секунды напротив, у другого окна, встал Кэвин. Мартин присоединился позже. Хотя его я ожидал увидеть первым.
   Оскаленные морды шавок били по ушам тонким пронзительным визгом, переливающимся чёрным менталом. Я буквально видел их направленный вопль-заряд, сияющий смертоносной мощью, - и это несмотря на то что перед нами всего лишь личинки сим-вормов. Отбиваться пришлось не только оружием, но то и дело поправляемой защитой вертолёта.
   Отстрел сим-вормов длился недолго. Вертолётчик наконец выровнял машину и надбавил скорости. Минут через пять, если я правильно считал с Бертона, мы должны приземлиться у катера призраков. Там, уже знал я, находился ещё один призрак - лётчик.
   Сим-вормы немного опаздывали за нами. У призраков есть шанс нас, всех троих, быстренько впихнуть на катер и улететь с опасной теперь планеты.
   Быстро прошёл по отсеку капитан. Взглянул на меня и на мальчишек, стоящих рядом с призраками его взвода.
   - Оружие, - пренебрежительно сказал он. Узнавание произошло стремительно. Едва он понял, что мы посторонние среди его команды. Морда у Бертона бесстрастная, хотя в глазах мелькает что-то мучительно вспоминающее. Не помнит ничего из того, что я выжег из его памяти и внушил ему. Помнит лишь, как забирал нас. Не страшно. Соломки я постелил: на случай постэффекта воспоминаний он не должен психовать, из-за того что влезли в его информационный слой.
   Мальчишки ещё переглядывались. Я протянул лазер сразу. Кэвин замялся, но Мартин внезапно нахмурился, глядя на меня, и немедленно отдал оружие. Ещё и Кэвина подтолкнул - отдай, мол. Не понял: что с ним? Или со мной?..
   Нас снова толкнули к скамьям. На этот раз без рукоприкладства. Но жёстко взяли под прицелы. Как-никак оружие в наших руках оказалось для всех неожиданностью. Как и явление двоих призраков, которые должны были нас охранять, а оказались посреди тех, кто отбивал атаки сим-вормов. Сейчас Бертону некогда, но, очутись мы на их катере, чувствую, разборки будут крутыми.
   Вертолётчик гнал изо всех сил. Капитан молчал, приглядываясь к нам. Тех двоих сменили другие двое.
   Мальчишки по бокам.
   "Брис, что ты придумал?"
   "С чего ты взял, что я что-то придумал?"
   "Ты... ощущаешься по-другому".
   "Ничего я не придумал. Просто у меня предчувствия плохие".
   "Насчёт чего?"
   "Не знаю. Что-то вот-вот произойдёт".
   Отвернувшись в сторону кабины лётчика, Бертон что-то тихо сказал. Никто из призраков не откликнулся, и я сообразил, что он говорит по связи с теми, кто остался на катере. Интересно, кстати, сколько их там? Ну ладно, лётчик. Но, наверное, ещё кто-то должен был остаться?..
   Капитан ровно произнёс ту же фразу. Я не расслышал, но показалось - ту же. После чего так же ровно, вполголоса выматерился. Поднял руку к уху и снова монотонно стал повторять одно и то же... Кэвин незаметно дотронулся пальцами до моей ладони. Он знает, что у нас с Мартином связь, но её услышать может, лишь подключившись тактильным способом. Настроился. Точнее - я помог настроиться на меня.
   "Что, Кэвин?"
   "У капитана проблемы. Ему с катера не отвечают".
   "Мартин меня слышит? Ребята, качаем ментал и строим защиту. На выходе у нас будут проблемы. Держаться позади призраков. Вперёд не лезть. Меня поняли? Мартин, кивни, если услышал".
   Мальчишка еле заметно склонил голову.
   - Мы на подлёте к катеру, - бесстрастно сказал Бертон, ни к кому не обращаясь. - Нас ждут. Грузовой отсек примет нас прямо в вертолёте. Вы, трое, чтобы никаких заморочек при выходе, ясно?
   - Ясно, - ответил я, так как, говоря, он смотрел в первую очередь на меня. - Но. Простите за болтовню, как вы собираетесь влетать в отсек катера, если вам не отвечают с него? Не лучше ли было бы для начала узнать, почему нет связи?
   Капитан ухмыльнулся уголком тонкогубого рта.
   - Намекаешь, что ваши могут вас там отбить? Не говори ... .
   Но на подлёте, хотя вертолётчик-призрак сообщил, что люки грузового отделения раскрыты, Бертон приказал сесть рядом с космокатером, метрах в ста от него, после чего, раздражённо поколебавшись, явно просканировал катер. Сканирование ничего не дало. Но какое-то напряжение пространства, которое учуял я, кажется, услышал и он. И потому послал на разведку двух призраков.
   Из вертолёта вышли все: и призраки, и мы. Нас сразу окружили те, кто сидел напротив в вертолёте, сторожа, а двое быстро, держа наизготовку оружие, зашагали к катеру. Сначала шли во плоти, отчётливые, потом будто вскользнули в невидимость - и далее только воздух плавился вслед их движению.
   Теперь я дотронулся до пальцев Кэвина.
   "Слышишь меня? Как далеко сим-вормы, от которых мы уходили?"
   Мальчишка полузакрыл глаза, лицо расслабилось.
   "Минут пять у нас есть".
   Теперь я сосредоточился на призраках, бегущих к катеру. Впрочем, они уже не бежали, а шли. И чем ближе к кораблю, тем больше замедляли шаг.
   - Что у вас? - недовольно спросил Бертон. Секунду спустя на неподвижном лице чуть сдвинулись брови, а рот почти незаметно сжался. Нетрудно догадаться, что идущие к катеру призраки ему не ответили.
   А ещё через секунду меня будто ударило в спину.
   - Назад! Быстро назад!!
   На мой крик рядом стоящие только вздрогнули, схватившись за оружие.
   Один из двоих посланных, как будто подстёгнутый моим криком, внезапно побежал к катеру, другой - наоборот, остановился. Я рванулся вперёд, стремительно концентрируя ментал в руках и вбрасывая его на второго - защитить! Но чёрная волна на мгновения раньше выплеснула из грузового отсека: первый буквально впрыгнул в неё, второй ещё нашёл в себе силы попятиться... Моя защита опоздала: на взлёте мгновенно подкрепившаяся первым призраком волна-плёнка сим-ворма обрушилась на второго.
   А следом за плёнкой из грузового отсека выскочили два слизня и разинули пасти... Ох ты ж ёлы-палы... Они мутировали! И убийственно: вместе с воплем из пасти вырывались эманации смертельной энергии - почти то же самое, что у шавок. Только у тех более направленно, а слизни, видимо, ещё не научились пользоваться новым оружием - и шпарили этой энергией во все стороны!.. Впрочем, им простительно. Мощность их оружия была такой, что тот мой, выброшенный только что блок, появись он перед ними, оказался бы не более чем картонкой перед ударом кулака.
   От удара в плечо я чуть не свалился.
   - Все в вертолёт! - скомандовал капитан.
   Призрак, жёстко развернувший меня к вертолёту, вдруг задрал голову.
   - Бегом в вертолёт! - отчаянно уже закричал Бертон.
   Оставшиеся пятеро призраков пятились к шасси вертолёта, устроив огневое и лучевое светопреставление в сторону катера и по вечереющему небу. Я подхватил за шиворот остолбеневшего Кэвина. Мартин уже бежал впереди. Слава Богу, до вертолёта всего несколько шагов!.. По этой короткой дороге я выдернул у призрака, нёсшего отобранное у нас оружие, словно вязанку дров, все лазеры, сунул ребятам. Ни призрак не возразил, ни капитан, метнувший беглый взгляд.
   Огнестрельно-лучевая стена, устроенная нами, немного задержала продвижение сим-вормов. Но за это же время лихорадочной пристрелки мы потеряли того самого призрака, который развернул меня к вертолёту. Он бежал последним - и у самого входа в грузовой отсек вдруг взмахнул руками. Выпавший пульсар ударил его по лицу. Капитан вцепился в его скафандр. Двери закрывались - вертолётчик уже уселся за пульт управления. Осталось лишь рывком втащить призрака вовнутрь. На помощь Бертону кинулись ещё двое, но капитан вдруг разжал пальцы и с глухим вскриком отшатнулся. Я стоял сбоку, видел: тело призрака, бывшее в его руках, внезапно вспыхнуло чёрным облаком. Двери грохнули. Мы попятились, а потом разбежались по огневым точкам. Вертолёт быстро поднимался - в тучу обтекающих нас шавок. Глушащих визгом и пронизывающих машину смертельными излучениями, несомыми этим визгом.
   Призраки - в скафандрах - ещё держались... И я поэтому не сразу сообразил, что происходит рядом: сам защищён-то хорошо. Только за спиной рухнул Кэвин, чуть не врезавшись в сиденье головой. И зашатался на ослабевших ногах Мартин.
   Зарычав от злобы, я подхватил теперь уже обоих за шиворот и подтащил к своему месту - укрыться под моей собственной защитой. Но - чёрт бы всё подрал! - как тяжело одновременно стрелять и пытаться растягивать защиту ещё на двоих!
   И чёрт бы подрал этот вертолёт, слишком огромный и настолько просторный, что нельзя защитить его, окутав собственной энергией!
   Кэвина, закатившего глаза, я буквально замуровал в жёсткий блок и оставил в покое - под моими ногами, в границах моего личного, защищённого пространства. Мартин пришёл в себя, но толку от него!.. Вертолёт превратился в кусочек какого-то мягкого фрукта, пронизанного длинными иглами, которые высасывали из нас всю энергию, до какой только могли дотянуться.
  
   *Шекспир. "Гамлет"
   ** Пушкин. "Пир во время чумы"
  
   23.
  
   Окна, сквозь которые могли прорваться твари, просто выбив их, и возле которых теперь уже некого посадить, мы закрыли внутренними люками. Бертон оставил в отсеке одного призрака и меня с мальчишками, а сам, с оставшимися двумя, засел в кабине вертолётчика - в самом уязвимом месте. И я не успел спросить, а куда, собственно, решили направить вертолет.
   От плёнки внизу мы оторвались и вернулись в привычный кошмар атакующих личинок сим-ворма.
   Не разбираюсь в технике, но мне показалось: мотор надсадно взвыл - на пределе. Наверное, Бертон снова решил сделать финт ушами - оторваться от сим-вормов и уйти куда-нибудь. Но куда? Мелькнула мысль - предложить ему направить вертолёт к платформе. Там безопасней. И энергию брать легче: платформа заземлённая. С земли, с почвы, конечно, ментал идёт лучше, но и платформа даёт многое.
   Но после минуты бездумного, на одних рефлексах, уничтожения шавок я отказался от этой идеи. Рисковать мирными переселенцами?.. Ни за что. Пусть среди них пси-гениальные дети и дети-призраки во главе с Таис, но мысль о том, что малейшая ошибка, малейший недочёт могут привести к трагедии... Плюс ко всему: Бертон теперь знает о детях-призраках. Победа на платформе обернётся катастрофой, если он попытается вывезти их. Силы-то их общей он и не представляет себе... Жаль, что менталом шавок мы отрезаны от платформы. Легче было бы выбраться.
   Ладно. Сейчас главное - выбраться из мясорубки, в которую превращается вертолёт. Для этого первоочередная задача - вернуть пацанов в нормальное состояние. А это сложно. Один валяется без сознания. Другой вяло шевелится, время от времени слабо-раздражённо морщась, чтобы сделать непосильное движение - выстрелить из окна, у которого сидит рядом со взрослым призраком... Я сижу у второго окна... И до меня только что дошло, что приоритетно не возвращение мальчишек в норму. А моё собственное освобождение от роли стрелка. А как иначе мне взяться за пацанов?
   Выстрелив в распахнутую пасть шавки, слишком близко разбежавшейся к моему окну, я попробовал недавний эксперимент - снять с шавок информационное поле и облепить им вертолёт как защитой. Не получается. Одновременно отстреливать личинок сим-вормов и пытаться что-то сделать с менталом... Тяжело. Если бы Мартин был в состоянии работать вместе со мной. Он не такой сильный, как Карл, и натянуть защиту на вертолёт вряд ли сумеет, но хоть что-то же всё равно бы сделал.
   Бросил взгляд на взрослого призрака. Странно. Такое впечатление, что Бертон выделил нам для подмоги самого слабого. Несмотря на скафандр, несмотря на шлем - в общем, несмотря на экипировку, буквально полыхающую бело-голубыми жилами пси-энергии, призрак выглядит, как будто он уже на последнем издыхании.
   Итак, что мы имеем? Два окна. Я с бессильно лежащим Кэвином у одного, призрак с Мартином - у второго. Отсек пронизан пси-излучением атакующих тварей и тёмным дымом разведчиков сим-вормов... На замену мне никого не найти... Даже чтобы привести в себя Кэвина, нужно отвлечься на него так, что окошко придётся закрыть, иначе оно разлетится вдребезги от шпарящих в него шавок...
   "Брис..."
   "Что? Ты как - совсем плохо?"
   "Не я плохо. Мы - плохо. Капитан велел направить вертолёт в сторону платформы. Пока твари обследуют платформу и попытаются проникнуть на неё, он надеется уйти к своему катеру".
   Первая мысль: вот отчего Мартин выглядит квёлым! Он слушал! Сквозь плотное пространство, наполненное негативной энергией голодных шавок, это затруднительно. А ведь слушающему надо раствориться в этом жутком пространстве для лучшего усвоения информации. Вторая: капитан перехватил мою мысль и решил всё сделать по-своему? Не укрыться на платформе, а использовать прячущихся там в качестве приманки? Или сам додумался?.. Давно летим. Скорее всего, в его маршруте моей вины нет.
   Холодная ярость. Машинально отстреливая шавок, почти глухой от их тонкого вибрирующего визга, я лихорадочно раздумывал над ситуацией.
   "Брис! Он не сделает этого!!"
   Только было я настроился на вздох облегчения - неужели капитан решил всё-таки миновать платформу? - как мельком увидел резкое движение: Мартин обернулся в сторону кабины. В глазах отчаяние, лицо сморщилось чуть не в плаче.
   В чём дело?..
   Оглянувшись, я похолодел - уже от ненависти.
   Капитан стоял внутри кабины и непроницаемо смотрел на нас из-за закрывающейся двери. Двери, которая отделяла кабину от грузового отсека.
   "Что он задумал?! Мартин!"
   "Сейчас он откроет двери грузового отделения, - мёртвым голосом отозвался мальчишка. - Он хочет оторваться от шавок - получить фору, отдав им нас".
   Двери сомкнулись, отрезав нас от призраков в кабине.
   Эта св... задумала принести нас в жертву?!
   На уровне инстинкта - я захлопнул люк своего окошка.
   Прыгнул к противоположной стороне, оттащил от окна вялого призрака, который буквально качался в тёмном облаке разведки сим-вормов. Это окно тоже закрыл.
   Та самая дозированная ярость, которой я пользовался лишь в далёком прошлом, нахлынула, взяла за шкиряк и потащила по линии чётких решений и движений.
   Счёт на секунды. Но иногда и их достаточно. Шаг к Кэвину. Нагнулся над ним, перевернул набок. Ладонь на солнечное сплетение и на лопатки. Выдохнул. Мальчишка открыл глаза, быстро оживающие. Выдох - Кэвин быстро встал. Выдох - схватился за брошенный лазер. Хватит с него. Пусть дальше сам.
   - Достаём минеральные зажигалки! - велел я. - Ты, как тебя зовут?
   - Элих, - глухо отозвался призрак. Он пошатывался, держась за верхнюю планку над сиденьями, и мне показалось, что он, вообще-то, не вполне понимает, что происходит. Но энергии на него я потратить уже не мог. Самому маловато, если учесть нашу отрезанность от поверхности Сциллы и то, что собирался вот-вот сделать. Но, когда я отвернулся от него, собираясь идти в конец грузового отделения, которое снизу постепенно светлело - открывались двери снизу вверх, он с усилием поднял голову, как будто шлем тяжело давил на неё, и так же глухо спросил: - Бертон нас кинул?
   - Фигня... - сквозь зубы сказал я - и всё-таки на пару секунд ткнул его пальцы в середину своей ладони. На следующие минуты, когда для дела надо будет приложить немалые усилия, призрака должно хватить. - Это мы его сейчас кинем! - И по инерции сообразил: - Слышащий?
   Кивок. Здорово ослабел. Говорить не может? Или... Опять? Этот Элих - случайно, не подвох со стороны капитана? Становлюсь подозрительным. Хотя ничего. Эта паранойя время от времени полезна. Жаль, хорошенько просмотреть призрака времени нет.
   - Мартин! Объединись с Элихом! Вам минута на поиски Карла! Кэвин - за мной!
   Помнится, где-то у Данияра спрятан чехол для вертолёта. Когда разведка от администрации вылетает на какие-нибудь многодневные поиски или исследовательские работы, вертолёт подвергается не просто заносу песка. За ночь Сцилла вполне могла угрохать машину, запихнув пыль в её мельчайшие детали. По ночам чехол здесь - жизненная необходимость. Ага, нашёл.
   - Кэвин, стреляй по щели, как полезут! - предупредил я.
   У нас тоже маленькая фора: шавки не представляют, что люди, в здравом уме и памяти, сами пооткрывают доступ к себе. Поэтому, пока люковые двери в наш отсек поднимаются, несколько секунд опять-таки у нас в запасе есть.
   Вытаскивая вертолётный чехол, я с тревогой посматривал на его грубую, твёрдую на ощупь ткань. Будет гореть - нет? Должна, вообще-то...
   - Шавки! - крикнул Кэвин. Луч его лазера стремительно проехался по медленно расширяющейся щели. Передние когтистые лапы уже скребли край порога в отсек. Всё больше и больше этих лап... Одиночный луч Кэвинова лазера режет их, пока ровно скользя по линии порога. Но дело только за тем, как быстро откроются двери. Как только лапы смогут протиснуться - всё... Хана.
   Я сунул край чехла за скамью, продёрнул, схватил одну из наших пик. Как недавно одежду капитана, так сейчас чехол быстро проткнул пикой в двух местах, зашпиливая так, чтобы не оборвало, чтобы не вылез конец, за который некоторое время придётся держаться. Затем почти выдрал из пола, ближе к кабине лётчика, квадратный люк, ведущий к двигателю, - ногой пихнул туда другой конец чехла.
   - Слухачи! - крикнул Элиху и Мартину. - Достучались до Карла?
   - Есть слабый контакт!
   - Держите этот контакт и ни о чём больше не думайте! - приказал я и кивнул Кэвину: - Быстро сюда - и вы, двое, тоже! Связь держать, что бы ни случилось! Поняли?
   Кивнули. Спрашивать не спрашивают, что именно задумал. А у меня чехол размотан уже так, что занимает почти весь отсек. Громадный же. Это такую махину им оборачивали!.. Эх, Данияр, спасибо тебе, что беспокоился за свою вертушку!
   Встали с двух сторон от чехла у входа, чуть даже наступая на него - настолько он широко разложился. Жёсткая грубая ткань с трудом позволяла держать равновесие, почти не прогибаясь под нашим весом. Теперь к лазеру Кэвину присоединился мой. Мы жарили направленным зарядом тощие лапы шавок, цепляющихся за бортик порога в вертолёт. Ар-роматный запах жжёной кожи и мяса несло в отсек вместе с чёрным дымом. Чёрт, снаружи и так уже не слишком светло - вечер в разгаре. А если сейчас здесь будет ещё и дым... Впрочем, что беспокоиться. Шавки облепляли щель в отсек, как навозные мухи, только те помалкивают, жужжат еле слышно, а эти верещат - пасти не закрывают. Уши аж вянут от звукового давления. Психическая атака, блин...
   "Мартин, лезьте под чехол, закрывайтесь и цепляйтесь за его край! Хватай этого Элиха! Заставь его тоже держаться! Кэвин, слышал? Выполнять! Я прикрою!"
   "Что?!"
   Но приказа послушались.
   Мальчишки схватились за чехол любо-дорого. Мартин ещё пнул засомневавшегося Элиха, который, кажется, даже очнулся то ли от слабости, то ли от ступора. Я - следом, еле держась одной рукой. Лазер сунул стволом в куртку, вперёд вытянул руку с минеральной зажигалкой - и полоснул огненным клинком в отсек по ткани. А потом чехол быстро - с ускорением пополз из вертолёта, сбивая накопившихся шавок, падая и разворачиваясь вниз под нашей тяжестью. Шавки по той же инерции рванули в первую очередь в отсек вертолёта. Так что слишком сильно обороняться от них в воздухе не пришлось. А там, внутри, уж надеюсь, твари учуют добычу.
   Нас тащило по холодному воздуху недолго. Правда, в этом идиотском полёте всё равно пришлось потратиться на тех настырных личинок сим-вормов, которые спустились вслед за падающей добычей. Но таких шавок оказалось мало. Мне даже показалось, что выпущенный вертолётом хвост свору здорово напугал. Все "права" на расстрел тварей, погнавшихся за нами, я передал Кэвину, а сам опять лихорадочно приспосабливал энергетику одиночных сим-вормов к собственной защите. Получилось, что мы с Кэвином работали на пару: он убивал, я - адаптировал. Результат всё равно один: твари исчезали из нашего поля зрения. Мартин тем временем жёстко приклеился к Элиху, помогая ему не свалиться и одновременно заставляя "слушать".
   А потом чехол начал рваться, сгорая сверху. Дымящаяся дыра расползалась посередине ткани. Я поджигал, рассчитывая, что в первую очередь огонь рванёт кверху, что ткань оборвётся, когда мы будем достаточно низко. Но ведь человек полагает, а господь Бог располагает. Так что мы пролетели на обрывке ещё некоторое время, прежде чем раздался треск, сопровождаемый быстро приближающимся к нам теплом.
   Несколько ошарашенные, свалившись на землю, мы влетели в ту самую середину, но с нашего края, снизу. Нас немного завернуло в оставшийся невредимым - пока - кусок и прошвырнуло по земле. Кто-то вылетел из чехла сразу, кто-то ещё барахтался среди жёстких сгибов ткани, но мне больше всего понравилось, как вылез из-под остатков чехла Мартин. Он явился на свет стоящим на коленях, с опущенными глазами и сразу показал мне кулак. Ткань вывернулась. Оказывается, одной рукой мальчишка держал за кисть лежащего Элиха, другую, убрав кулак, - уже ладонью положил, будто прихлопнул, на собственное ухо. Будто придерживал наушник. Сначала, в угаре от получившегося циркового трюка, я не понял его жеста с кулаком, но услышал:
   - Карл, теперь слышу хорошо!.. Да, мы на земле. Вы где?.. Вертолёт пошёл в сторону платформы. Они собирались натравить на платформу сим-вормов, а сами смыться под шумок... Мы?.. На юго-западе от платформы. - Дальше мальчишка только слушал и кивал, будто собеседник мог услышать его.
   Наконец разговор закончился. Мартин встал. Некоторое время смотрел на лежащего Элиха. Потом, явно стараясь говорить ровно, сказал слегка дрожащим голосом:
   - Его... надо связать. Или... уже не стоит? Они ведь вот-вот вернутся.
   - Ты что... - начал Кэвин, но я дёрнул его за полу куртки и подошёл к Элиху.
   Видя, но желая удостовериться, я присел на корточки и снял шлем с призрака. Парень будто уснул, очень усталый и осунувшийся от утомления. Происхождения, как сказали бы в моё время, восточного: смуглое (разве что сейчас побледневшее) лицо, чёрные ресницы и брови
   - Я тащил с него до последнего... - прошептал Мартин. - У него было много ментала, но он совсем не мог...
   - Бросай ставить трагедию на пустом месте! - оборвал я его. - И смотри лучше. Обычный обморок. Фиг бы ты смог поддерживать связь с Карлом, цепляясь за труп. Сам же говоришь - ментала у него много. Он закрыт от сим-вормовских разведчиков, только они его здорово умотали. Просто скафандр притупил пульс. И пси-энергию на поверхности тела. Кстати, о птичках... Бертон-то, наверное, тоже решил, что Элих умирает... Блин, ещё на нашу голову - то бишь на мою шею. Тащить-то мне придётся... Хотя... - задумчиво проговорил я, рассеянно раздумывая над новой идеей.
   Додумать не успел.
   В темнеющем небе громыхнуло. Мы обернулись.
   Полыхающий огненный шар на том месте, где только что был вертолёт, будто остановился на мгновения, окутавшись дымными всполохами, а затем решительно бросился к земле. Ещё один огненный всполох, сопровождающийся длинным, столбовым взрывом, - уже на земле - полыхнул по нашим лицам пожарным заревом, скользнул пламенем по глазам.
   - Что это? Что это с ним... было? - поражённо спросил Кэвин.
   Я глянул на него с корточек перед Элихом и бесстрастно сказал:
   - Выполнил ваше заветное желание. Вы же хотели их убить. Ну и... Мартин, держи Элиха за плечи, вытаскивай его из скафандра. Кэвин, держи штанины скафандра.
   Ошеломлённые мальчишки ещё пару секунд смотрели на место взрыва вертолёта, потом переглянулись и уставились на меня, а потом уже бросились к призраку.
   - Вспомнил, - вдруг сказал Мартин. - Ты засунул краешек чехла в механизм вертолёта. И стрелял из зажигалки именно туда.
   - Или они, или платформа, - коротко сказал я. - Замяли тему. Ну? Раз, два - взяли.
   Вытащив Элиха из его обмундирования, я велел притихшим мальчишкам распотрошить скафандровые внутренности, а сам хорошенько расправил призрака по земле, спиной на землю, и положил обе ладони - на его грудь и на солнечное сплетение. Задумка такая: попробовать протащить чистую энергию Сциллы через тело человека, обессиленного личинками и разведкой сим-вормов. Пока мальчишки обыскивали скафандр и выдирали из него всякие, на их практичный взгляд, полезные штучки, я настроился на сбор ментала и получил интересные впечатления. Оказывается, если человек ослаблен, вызываемая через его тело энергия сначала растекается по организму "больного" и уж потом собирается к ладоням вызывающего. Грязная. Ну, то, что грязная, - это ничего. Учёные. Преобразовать нетрудно.
   Вскоре Элих зашевелился. Я помог ему сесть. Вгляделся в осунувшееся лицо, хмыкнул. Если всё будет в порядке, то нашей платформе прибыло.
   - Встать можешь?
   - Там... там... - прохрипел он, протягивая руку к скафандру.
   - Ребята, стимпака не находили? - не двигаясь с места, спросил я. - Ему бы вколоть для восстановления.
   Спрашивать, почему после работы с менталом всё-таки надо воспользоваться стимулятором, мальчишки не стали: если человеку надо себя чувствовать уверенным, легче это сделать на привычных впечатлениях. Так что перекинули мне коробочку, а Элих сам сделал себе инъекцию. Затем, опираясь на мою руку - как я понял, подстраховался, хотя мог и сам это сделать, - рывком встал. С минуту, наверное, прислушивался к ощущениям. Затем его глаза расширились при виде распотрошённого скафандра.
   - Что вы делали?! Зачем?..
   - Брис, на нас идут две волны сим-вормов, - сказал Мартин. - Возвращаются остатки тех, что пошли за вертолётом. И - несутся от полигона.
   - Где ребята?
   - Скоро будут. - И, кивнув Элиху, тревожно глядящему на него, мальчишка утешил: - Нас успеют вытащить, не беспокойся.
   - Значит, нам пора выходить с места столкновения двух волн, - сказал я. - Пошли. Хоть и медленно, по сравнению с ними, но хоть навстречу ребятам.
   Мартин показал направление, в котором надо идти, и забрал остатки скафандра - пригодится на что-нибудь. Я перекинул руку Элиха себе на плечо, с другой стороны ему подмышку в качестве костыля подставился Кэвин. Некоторое время его придётся почти нести. Потом ощущения от стимулятора в сочетании с наполненностью менталом поднимут его на ноги... Что и произошло вскоре. Взрослый призрак сначала шёл неуверенно, наваливаясь на нас, но потом, кажется, поверил, что может идти и самостоятельно. Ступил раз, другой и с облегчением зашагал сам. Кэвин ещё шёл рядом с ним, приглядываясь. Я отстал сразу, и меня догнал Мартин.
   - Ну? - нетерпеливо спросил он, пытаясь скрутить неудобный скафандр в более плотный узел. Но тот всё выскальзывал. Я у забрал мальчишки костюм призрака.
   - Что - ну?
   - Я же видел: ты сканировал его. Он настоящий или подосланный?
   Значит, Мартина тоже беспокоит Элих? Тоже боится, что происходящее с участием взрослого призрака - спектакль?
   - Настоящий.
   - А почему он такой слабый? Как-то не представляю, чтобы призрак был таким.
   - Правильно, что не представляешь. Просто Элих - тот самый парень, которого пробил Карл. Помнишь, тогда, в вертолёте? Карл был слишком на взводе - и пробил Элиха основательно. Я залатал ему ментальную рану, но парень-то без внутренних сил остался. Кто же знал, что события так развернутся и я не успею помочь ему?
   - Значит, его нам не капитан подсунул, - с облегчением сказал мальчишка.
   - Что - тоже было подозрение?
   - Было, - подтвердил Мартин и насторожённо вгляделся в меня. - Брис, ты что-то вычитал у него. Что именно?
   - Ты так легко меня читаешь?
   - Нет. Просто там, где у тебя информация про Элиха, присутствует что-то вроде тумана. А у тебя такое бывает, когда ты чего-то недоговариваешь.
   - Чёрт, чёрт, чёрт, - пробормотал я. - Мартин, да от тебя ничего не утаишь, оказывается. Придётся ставить личную, от Мартина, защиту.
   - Брис, хорош темнить. Что там, у Элиха?
   - Возможно, парень не думает, что для нас это важно. Поэтому лучше спросить у него самого. Догоним?
   Мы прибавили шагу и нагнали взрослого призрака и Кэвина, который его сторожил. Элих шёл, задумавшись, и не сразу понял, что слева от него ещё двое.
   - Элих, - буднично сказал я. - Позволь задать тебе один вопрос. А то со всей этой суматохой мы как-то всё не успеваем уточнить.
   - Спрашивай, - сказал призрак. Он всё так же задумчиво повернул ко мне голову, небольшие тёмные глаза вопросительно смотрели на меня.
   - Сколько на Сциллу высадилось призраков, не считая тех, что на вертолёте?
   - Во второй группе тоже семеро, а что?
   У мальчишек дыхание перехватило.
  
   24.
  
   О взорвавшемся вертолёте Элих ещё не знал. Но говорил искренне. И что-то его мучило, хотя он и старался выглядеть бывалым солдатом, привычным к любым ситуациям. На спор: он размышлял о том, что сделал Бертон. С ним самим.
   Пока он не заметил, что мы ускоряем шаг, я спросил его:
   - Почему капитан оставил тебя с нами?
   - Отработанный материал, - так же спокойно ответил он, хотя его поле здорово вспыхнуло на миг - и погасло. Задавленные силой воли эмоции буквально стемнели, будто он вылил на них ведро воды. Силён. - Я попал в сеть сим-вормов - из такого обычно не вытаскивают. Невозможно.
   - Он имеет в виду разведчиков сим-вормов, - сухо пояснил Мартин. - Если сеть обволакивает человека, то это смертельно. - И добавил, невесёло пошутив: - Так что перед нами уже не человек, а настоящий призрак.
   Элих недоумённо взглянул на него. До него, кажется, только сейчас начало доходить, что он жив. Идиотская ситуация для человека, твёрдо усвоившего параметры, при которых он обязательно должен быть мёртв. Ладно, сейчас не до того. Стемнело. Если мне и Кэвину вечерний сумрак до лампочки, то слышащим тяжеловато быстро идти по мелкохолмистой местности, тем более что Мартин явно снова взялся прослушивать пространство.
   - Катер далеко? - спросил я, присматриваясь к земле под ногами.
   - Скоро будет. Сим-вормы от вертолёта идут за нами быстро, но их мало. Те, что от полигона, дальше, но у них разведчиков больше. Догонят быстро.
   - Элих! - позвал я. - Пока время есть... Где сейчас эта группа? Вторая?
   - Не знаю. - Отвечая, призрак выглядел привычно рассеянным, всё таким же задумчивым, но энергополе потемнело - уплотнилось. С чего это он закрылся?
   - В каком смысле - не знаю? Экипаж-то у вас один был.
   - Капитан Бертон говорил с ними отдельно, по командным каналам связи.
   Остановившись, я огляделся. Холмики, еле видные в темноте. Далеко-далеко слева чёрная полоса - Мёртвый лес. Справа - постепенное густеющий горизонт: приближаются разведчики сим-вормов.
   - Так. Ждём здесь. И отдыхаем. - И обернулся к Элиху, который рассматривал приметную полуразрушенную ветром скалу, метрах в пятидесяти от нас. Дождавшись, когда он снова взглянет на меня, я от души врезал ему в висок.
   Будучи довольно накачанным, призрак не грохнулся сразу, а пошатнулся. Даже шажок назад успел сделать, инстинктивно пытаясь не свалиться. Только запрокинул голову, закатив глаза, как я крепко вцепился в его плечо и в куртку на животе. В два рывка поймав его, уже осторожно уложил безнадёжно обмякшее тяжёлое тело на землю - без сознания. Всмотрелся в лицо: расслабленное, слегка с горечью; скулы враз обострились, как у голодного... Голодный... Глядя на взрослого призрака, сам не заметил, как участилось собственное дыхание. Пацаны-то мои - с коих пор не емши-то?.. После чего взял себя в руки, расстегнул Элиху бронежилет и задрал кверху свитер. Поднял глаза на остолбеневшего Мартина и велел ему:
   - Садись с ним и слушай. Что хочешь делай и как хочешь, но я должен знать, где сейчас находится вторая группа.
   Сначала ошеломлённый, Мартин всё же без вопросов пристроился рядом с Элихом: одна рука - на солнечное сплетение, вторая - на лоб призрака.
   Я тоже сел и приказал уже насторожённому Кэвину:
   - Быстро садись напротив. Не знаю, что далее нас ждёт, но энергии у тебя маловато.
   Мальчишка сел в "лотос" напротив меня - с какой-то опаской. Смутно подумалось: чего боится? Ведь совсем недавно он готов был пойти на настоящее убийство, а теперь?
   Но вскоре он успокоился и сосредоточился на работе с менталом. Не спрашивая, можно ли, он полностью вошёл в процесс. Появись сейчас какая-нибудь опасность - не успеет среагировать. Это Кэвин на меня надеется. Доверяет. Ладно. Пусть. Мне бы сейчас тоже не мешало по-настоящему, но... Времени, как всегда, кот наплакал...
   Не поднимая глаз, Мартин монотонно, не отрываясь от прослушивания, сказал:
   - Ты изменился.
   - Я говорил об этом.
   - Нет. Я о другом. Ты стал очень жёстким. Даже в ментале.
   - Одно изменение тянет за собой другое.
   Мальчишка с сомнением покачал лохматой головой. Но опять промолчал. Как выяснилось - думал, формулируя объяснение:
   - Раньше ты бы не подумал ударить человека, да ещё так сильно, чтобы вытащить из него информацию.
   - Раньше не мог подумать тот Брис, которым я был. Сейчас во мне слились две личности. И в каждой новой ситуации проявляется кто-то из них. Юноша Брис всё-таки был очень скор на решения - причём на радикальные... Но мы отвлеклись. Что ты узнал?
   - Капитан Бертон и впрямь решил пожертвовать Элихом, - доложил Мартин. - Но он очень сомневался. Ты произвёл на него впечатление. Бертон повесил на Элиха ментальный маячок. На всякий случай. И передал ментальные параметры маячка капитану второй группы - Бьорну. Эта группа идёт к платформе.
   - Зачем?
   Лицо мальчишки судорожно скривилось. Кажется, происходящее раз за разом заставляет его ломаться эмоционально. Плохо. Очень плохо.
   - Они должны разложить вокруг платформы ментальные приманки для сим-вормов. Если ты не придёшь и не сдашься. И не только ты. Теперь призраки хотят забрать со Сциллы всех: Карла, тебя и нас.
   "Нас" - надо полагать, детей-призраков.
   Сохраняя бесстрастную морду, я прикидывал: может, попросить Таис увести народ с платформы, пока до места не добрались призраки Бьорна? Смысла нет - уводить. Твари, благодаря той же Сцилле, мобильны так, что догонят переселенцев, едва только учуяв в пространстве движение живых. Среди переселенцев нет настолько сильных, чтобы защищаться в полной мере, как следует. Платформа защищена заранее, а если даже на новом месте сразу натягивать защиту - всё равно просто не успеем.
   Значит, надо придумать что-нибудь очень простое. И убийственное.
   Мартин вздохнул, глядя на меня.
   - Что?
   - Доминик спрашивает, где сажать катер.
   - Скажи ему - я переговорю с Карлом. Нечего Доминику энергетически тратиться на связь со мной.
   Полутёмное пространство справа стало бездонно чёрным, когда слева послышалось постепенно нарастающее мощное гудение. Я склонился над обморочным Элихом, бесконтактно поколдовал над "изломанным" участком поля вокруг ушиба, и парень пришёл в себя. Неплохо, между прочим, пришёл: едва глаза очистились от полубессознательной мути и сфокусировались на мне, призрак мгновенно выкинул вперёд кулак. Но ведь он только приходил в себя... Тычок пальцем под ключицу - онемевшая рука упала, и он снова расслабился на земле.
   - Больше никаких неожиданностей не будет, - заверил я его. - Просто когда ты в сознании, ты сильно закрываешься - и нельзя вытащить информацию, о которой ты не знаешь, но которой обладаешь. Вставай, помогу.
   Взявшись за ладонь его здоровой руки, я рывком поставил его на ноги. Правда, встав, Элих выдернул ладонь из моей руки. Мартин поднялся сам, нахохленный и сумрачный. От него ко мне скользнуло что-то трудноразличимое, похожее на неприязнь. Скользнуло и пропало... Ладно, поговорим, когда всё закончится. Может, это и к лучшему, что сейчас он не принимает меня.
   "Карл. - Я отчётливо представил себе лицо призрака. - Мы здесь. Можешь сориентироваться и сесть по линии личной связи?"
   "Может, получится. Сейчас откорректирую курс. Ага, вот теперь связь лучше. Ты не слишком много используешь ментала для связи?"
   "Всё нормально. Пока беру не свою энергию - Сциллы".
   "Понял. Визуально засёк. Готовы подняться на борт?"
   "Готовы".
   Несмотря на густой рокот, космический катер появился перед нами не так оглушительно грохоча, как ожидалось. Терпимо. Он непроницаемо-тёмной тучей завис на секунды, укрыв нас всех в своей чёрной тени, а затем опустился - боком, не касаясь поверхности земли. Ещё на спуске открылась дверца. В проёме появился Карл, за его спиной виднелись обеспокоенные Доминик и Вестар.
   - Прыгайте!
   Я подтолкнул в спину замешкавшегося было Элиха. Но, когда ему навстречу потянулись руки - помочь запрыгнуть, он не сомневался. Мальчишки прыгали, хватаясь за руки помощи, не скрывая радости при виде ребят. Я сжал тёплую ладонь Вестара и, поднатужившись, буквально взлетел вовнутрь.
   Ребята радостно орали, будто не чаяли увидеться снова, лупили по спинам и по плечам охающих, прогибающихся под ударами мальчишек. Кажется, Элиха столь бурная встреча поразила. Он жался в сторону, в уголок потемней, где его и обнаружил Карл. Он приподнял бровь и спросил, глядя в упор на призрака, но спрашивая - меня:
   - Это - что?
   Элих глянул на него исподлобья.
   - Это тот счастливчик, которого ты отметил, - весело сказал я.
   - Счастливчик? - хмыкнул Карл, дотошно осматривая нежданного гостя.
   - Э... Вертолёт взорвался. Этот - единственный из призраков - выжил.
   "Единственный выживший" изумлённо воззрился на меня.
   - Вертолёт?.. - почти прошептал он. Рука судорожно схватилась за пульсар, висевший на поясе. - Взорвался?
   - Какая у нас, призраков, правильная реакция на любые случаи жизни, - снисходительно сказал Карл, чуть не с умилением глядя на пульсар, уже очутившийся в руке призрака. - И как зовут этого счастливчика?
   - Элих, - после короткого молчания представился призрак. Он стоял так напряжённо и так судорожно вздрагивала его рука, сжимающая пульсар, что некоторое время я боялся, как бы он с перепугу не пустил его всё-таки в ход.
   Господи, как же я рад видеть ребят! Громадный, но невесомый в движении Доминик; высоченный, по-змеиному гибкий Вестар; насмешливый и уверенный Карл, который то и дело, как ни странно, пытается посмеиваться, и тут же с болезненным хмыканьем хватается за плечо - и сразу ясно, что его задело именно здесь, но только задело; тощий, подтянутый Данияр, на секунду выглянувший из рубки улыбнуться нам; внешне расслабленный до безмятежности Сташек - внутренне сосредоточенный; и темноволосый, тренированный, как гимнаст, Никас - к чьей радости примешивается тёмное облачко тревоги. И с его-то тревоги сразу и кольнуло: шестеро! Где Ролан, что с ним? Как он?
   Словно угадав мои мысли, а может считав, Карл кивнул:
   - Этих покормят, а ты не хочешь к Ролану? В стабильном состоянии его держит Таис. Но лечить на расстоянии не может. Залатаешь его?
   - Попробую.
   Элих уставился на меня. Чему удивился, интересно?
   - Пошли, пацаны, - сказал Вестар и персонально обратился к призраку-новичку: - Элих, ты, наверное, тоже голоден? Пошли. У нас, конечно, в основном консервы, но в приличном состоянии. Так что - может, и не совсем вкусно, но сытно.
   Как ни странно, но Элих пошёл с ними, уже растерянно оглядываясь на меня. Что - в незнакомом обществе тяжелей, чем со мной, пусть и непредсказуемым? Точно. Призрак повернулся к мальчишкам и ускорил шаг, чтобы догнать их... Я попробовал представить: а если меня вот так - запихнуть в общество незнакомых громил, которых я сам только недавно собирался убить? А может, и убивал? И которые об этом знают? Хм... Неуютно.
   - Брис, ты идёшь? Нет? - позвал Карл.
   Он провёл меня полутёмными коридорами в небольшой отсек, расспрашивая по дороге обо всём случившемся. Я коротко пересказал события, произошедшие до этого момента, и вошёл к Ролану. Тот безвольно лежал на узкой койке, с впившимися в его тело проводами поддерживающих систем. Наверное, Карл оборудование присоединил.
   - Всё, что нашли на катере, - сказал Карл. - Ролан до сих пор без сознания, но это даже лучше - без движения. Можешь что-нибудь сделать?
   Я присел на край койки, вглядываясь в серое лицо Ролана. Та-ак... Если Карлу и Сташеку досталось от выстрелов из пульсаров, то Ролану здорово не повезло. Его задело ментальными нитями. Энергополе с него слезало, как обгоревшая на солнце кожа. Ошметьями. Я видел вокруг его тела паутинные сети, не позволяющие остаткам поля уйти навсегда. Таис. Держит. Сильно - причём. Даже на расстоянии.
   - Помощь нужна? - шёпотом спросил Карл. Он знал, что Ролан не услышит, но всё же не мог по-другому.
   - Тебе лучше вообще выйти, - покачал я головой.
   - Ладно. Позовёшь, когда закончишь, - системы уберу.
   Карл перешагнул порог отсека и закрыл дверь. Я встал в изголовье Ролана. Опустил руки, настраиваясь на ментальную волну лежащего. Ощутил сразу две - самого лежащего и ту, враждебную, которая как раз и разрушала его защитное поле. Расслабил плечи. Растворился в пространстве, вытягивая из него всю мощь, которую только мог отыскать. Вошёл "в резонанс" с дышащими остатками поля Ролана.
   "Брис, - прошептала Таис, уловив медленное вторжение в границы созданного ею искусственного поля вокруг Ролана. - Ты здесь?"
   "Здесь. Осторожно выходи из информационного поля, начиная с головы. Я сейчас перехвачу и начну работу по восстановлению. Всё поняла?"
   "Да. Начинаю выход".
   "Готов к перехвату".
   Паутинные сети заколебались, истончаясь и исчезая. Не шевелясь, я принялся создавать собственный рисунок таких же сетей, обволакивая ими неподвижное тело.
   "Вышла".
   "Понял".
   Катер, как маленькая песчинка, как лёгкий пепел, плывёт в пространстве Сциллы, в ночном свежем воздухе, наполненном чистой энергией. Магнит. Маленький, но сильный магнит, собирающий, выбирающий энергию. Я. Почему-то вспоминается что-то странное: человек, бегущий - держа какие-то длинные полосы ткани, полыхающие огнём, и не просто бегущий, но играющий ими. Он бежит под странную синкопирующую музыку, взмахивая этими огненными полосами. И да - странная ассоциация, наверное, вызванная представлением о катере, как о пепельном лоскуте. Тесное пространство отсека расширяется, стены пропадают, открывая безграничный космос. Единственным материальным предметом остаётся тело, будто провисшее в воздухе. И оно звучит той самой атональной, синкопирующей музыкой. Прислушиваясь к музыке во мне, настраиваясь на мой ритм. Сети на теле лежащего переливаются бегающим разноцветьем, наливаются силой и энергией.
   Человек передо мной открывает глаза. Он пока похож на манекен, настолько безразличен его взгляд в пустоту. Но окутывающая его дымка начинает превращаться из паучьих сетей в нечто прекрасное - сложно структурированное и живое. Глаза яснеют... Ага!.. Мне удалось изменить структуру разрушительных ментальных нитей в обычную энергию - понимаю я издалека. Человек возвращается...
   ... - Брис... - услышал я.
   И испуганно открыл глаза. Не дай Бог - нарушат обмен энергией с Роланом.
   - Брис...
   Почему-то пошатываясь, с трудом держась на ногах, я наконец сосредоточил взгляд. Койка. Тело... Фиг... Уже не просто тело. Ролан задрал подбородок, чтобы видеть меня, стоящего у него в изголовье, и смотрит прямо в глаза. Брови вздёрнуты, взгляд - человека, который боится за кого-то другого. Постепенно соображаю, что - за меня. Продолжает шёпотом - горло пересохло:
   - Брис, ты шатаешься. Что с тобой...
   Сначала я фыркнул. Точнее - попытался. А потом засмеялся. Вот же - а? Он - за меня переживает. Только что ушедший от смерти!.. Заплетающимися ногами прошагал раз-два и свалился снова на краешек койки.
   - Ролан, как себя чувствуешь?
   - Ничего не помню. А почему я здесь? - Он посмотрел на руки, вытянутые вдоль собственного тела, - руки в проводах, подкачивающих его био-жидкостями.
   - Тебя ранили, - сказал я, чувствуя себя всё ещё покачивающимся. - А сейчас ты начал приходить в себя. Так как себя чувствуешь?
   - Нормально. Только спать хочется. А тебя не ранили?
   - Нет. Это я с тобой ментала перекачал немного. Вот и пошатывает.
   - А мы где? На платформе?
   - Нет, к сожалению. На катере Карла.
   - Звучит... - шёпотом от слабости сказал Ролан. - Катер Карла.
   - Ну да, - слабо усмехнулся я. - Карл у нас тот ещё собственник. Он, кстати, сейчас придёт снять с тебя все эти штуковины.
   - Ничего не помню. В нас стреляли?.. И вообще... Спать хочу.
   - Сейчас снимут всё - и поспишь.
   У двери я оглянулся. Будет он ждать Карла. Судя по успокоенному полю, уже спит.
   Карл стоял, прислонившись к стене.
   - Ну что? Получилось? - Он-то знает, что такое - разорванное ментальными нитями поле. И в теории, и на практике.
   - Получилось. Снимешь с него системы - только осторожно, не разбуди.
   Призрак слабо ухмыльнулся. Ещё бы - лучший показатель, что человек и впрямь пережил выстрел менталом, - его желание спать, восстанавливаясь.
   - Иди на камбуз. Там ребята военный совет держат. Пытаются сообразить, как призраков Бьорна не допустить к платформе. Поешь заодно.
   ... На камбузе и в самом деле шли самые настоящие споры, в которых не участвовал только Элих. Даже мальчишки то и дело вставляли своё веское слово, а порой народ утихал, прислушиваясь: говорила платформа - в лице Таис и Шерифа Арни. Переводили, конечно, пацаны. В основном - Мартин.
   - Ну что? - тем же вопросом, что и Карл, встретили меня совещающиеся. - Как там Ролан? Говори же быстрей!
   - Всё нормально. Жить будет. Ну а вы? До чего додумались? - спросил я, подхватывая со стола крекер и вычерпывая им содержимое какой-то консервы. Вторым крекером подстраховал, чтобы не запачкаться падающими масляными каплями, а потом с удовольствием съел и его.
   - Чёрт, вкусно ешь, - сказал Вестар и тоже схватил крекер. - Я даже снова захотел... Хоть только недавно ели...
   - Призраки пойдут вокруг платформы - расставить приманки, - сказал Доминик. - Я предложил атаковать их сверху. Тут, на катере, бортовые орудия есть. Лучевые. Лёгкие, конечно. Но для наших целей подойдут. Можно срезать всех... Проблема только одна: они будут врассыпную. В одиночку.
   - Не понял. А почему около платформы?
   - Они уже там, - ответил Вестар. И вздохнул.
   "Брис, они пришли только что, - сказала Таис. - Шли - укрытые завесой. Очень сильной. На платформу пройти не могут. Наша защита не подпускает. Но у них с собой коробки с приманкой. И они пригрозили: если мы не выйдем, если не сдастся Карл и не появишься ты - начнут расставлять коробки, а потом включат их на полную мощь. Если они это сделают, сим-вормы вскроют платформу".
   - Брис, у меня ещё одно предложение, - сказал Вестар. - Давай их катер взорвём? Им выхода не будет со Сциллы - до следующего прилёта административного корабля, а там уж мы что-нибудь придумаем. Как думаешь? Можно такое сделать?
   - По триди они вызовут подмогу, - рассеянно сказал я, обдумывая собственный план выхода из ситуации. - И смысл тогда в катере? Надо бы что-то другое придумать... Только - что?
  
   25.
  
   Катер медленно перемещался над поверхностью Сциллы - крадучись, хотя все мы знали, что призраки из команды Бьорна наверняка уже засекли его приближение. Но пусть думают, что хотят. Нам надо выиграть время на обдумывание ситуации.
   Мозговой штурм, устроенный ребятами, предполагал много чего. И послать, к платформе, например, тех, кто умеет уходить в невидимость (я, Карл, Мартин и Кэвин - хотя этот послабей, чем все мы), и вырезать призраков. Против - призраки тоже не дураки. Таковыми их просто опасно считать. Будучи наверняка настороже, они вправе ожидать такого демарша, поскольку капитан Бертон уж точно предупредил их о наших способностях и возможностях.
   А можно попробовать натянуть на них самих плёнку, ненавязчиво приказывающую следовать в такое место, где мы их возьмём тёпленькими. Карл высказался против: скафандры призраков экипированы хорошей противоментальной защитой.
   В конце концов, все пришли в самое настоящее уныние. Даже Элих, напряжённо сидевший и переводивший взгляд с одного на другого, незаметно вздохнул и ссутулился. Ну, этого я понимал. Его положение достаточно противоречиво. Хотя, если вспомнить, капитан Бертон возлагал на него определённые надежды, пусть даже оставил умирать вместе с нами... Элиху-то ничего не грозит, попади он в руки Бьорна. Любопытно, кстати. А можно ли как-нибудь задействовать его ситуацию? Именно то, что призраки спокойно примут его назад, попади он к ним в руки? Нет, вряд ли... А вот если...
   - Парламентёр, - задумчиво сказал я. Сидел я на опустевшем столе, подтянув к себе и обнимая одну ногу, а вторую - спустив со стола. Рядом - Мартин, тоже задумчиво постукивая пятками. С другой стороны - Кэвин.
   И все притихли, хотя только что горячо обсуждалась возможность захватить катер призраков и на двух катерах эвакуировать с платформы переселенцев с вольнонаёмными.
   Не дождавшись продолжения, Вестар переспросил:
   - Парламентёр?
   - Надо послать к призракам парламентёра и предложить следующее: если они найдут среди детей переселенцев детей-призраков, то пусть увозят. Если нет...
   - Если бы эту идею не высказал ты, - с сомнением сказал Доминик, - я бы решил... Да что решил?! Я бы сразу сказал - глупо! Но, судя по всему, у этой идеи есть подводное течение? Ну же, Брис, колись, что у тебя задумано!
   - Нам всего лишь надо выиграть время. Чтобы придумать что-то более сильное, - вздохнул я. - Для этого можно... Можно изменить поле всем детям. Придётся, конечно, приложить усилия, но, мне кажется, дело того стоит.
   "Брис, ты уверен? - спросила Таис. - Я, конечно, попробую это сделать..."
   - Попробуй, - откликнулся я. - В конце концов, это не слишком сложно.
   - Ты говоришь с Таис? - спросил Карл.
   - С нею, - ответил я, продолжая обдумывать идею и мысленно сложив крестом два пальца, чтобы никто не сообразил, что я мухлюю.
   - Не представляю, - признался Вестар. - Ну ладно, первая часть операции доступна моему пониманию: кто-то идёт к призракам и излагает им эту идею. Кстати, а обязательно к ним идти? Может, телепатически сработать?
   Я скептически глянул на Карла.
   - Карл, ты бы согласился хоть на какую-то пустячную уступку, предложи тебе кто-то что-то - на расстоянии?
   Карл добросовестно задумался, а все уставились на него с огромным любопытством. Призрак с минуту размышлял, а потом высказался:
   - Нет. Категорически. Мало ли что у них за пазухой припасено...
   - И кто же пойдёт парламентёром? - спросил Вестар. - Боюсь быть слишком догадливым, но... Брис, ты уверен?
   - Если мне будут помогать со стороны, почему бы и нет?
   Мартин внимательно посмотрел на меня, отчего я едва не вспотел: не дай Бог, заметит то, что я прячу из-за всех сил.
   - И чьей помощи ты ждёшь? - недовольно спросил Карл.
   - Твоей. Мартина и Таис, - перечислил я.
   - А со стороны - это как? - спросил Вестар.
   - К призракам иду я один. Ребята меня поддерживают ментально. Всё.
   - У тебя жена, ребёнок, младший брат, - со вздохом сказал Доминик.
   Я перехватил изумлённый взгляд Элиха. Усмехнулся.
   - Всё так. Но, положа руку на сердце... Если пойдёт кто другой, есть гарантия, что он сможет сбежать, обернись ситуация не самым лучшим образом?
   - Ну, ладно... Расскажи подробней, что ты задумал, - предложил Доминик.
   - К призракам Бьорна идём я и Элих. Он нужен, чтобы подтвердить: Карл мёртв.
   Тёмные глаза бертоновского призрака зашарили по моему лицу.
   - Ты так уверен, что я подтвержу?
   Боюсь, я ощерился - вздёрнув уголок губ.
   - Абсолютно уверен.
   - И мне поверят?
   - На все сто. Потому что в твоей памяти останется образ: Карл показывает свою силу на тебе, после чего ты не просто в обиде на него, но обозлён и мстишь. Будет тот момент, когда капитан приказал устроить стрельбу по нашей группе. В твоей памяти Бьорн увидит, как ты целишься именно в убегающего Карла - и убиваешь его.
   Кажется, я рассказывал предполагаемую информацию для ввода в память слишком достоверно. Карл метнул взгляд в призрака. Элих безразлично встретил его пронизывающий взгляд. Мол, мало ли что тут у вас напридумывают. Мне бы не хотелось, чтобы этот взгляд впечатался в поле призрака, поэтому я уточнил:
   - Карл... Призрак, стрелявший в тебя, погиб во время взрыва вертолёта.
   - Точно?
   - Точно.
   Снова взглянув на Элиха - чуть высокомерно, Карл опустил глаза на оружие, которое закончил разбирать и теперь собирал. Бертоновский призрак сидел у стены, уставившись в пол. Больше он на меня не смотрел.
   - Далее. Дети. Я предложу Бьорну послать на платформу одного из видящих. Таис его пропустит. Внутри замкнутого помещения видящий просканирует всех детей и ответит на вопрос капитана, есть ли на платформе дети-призраки, нет ли. Ответ будет - нет. Бертон ошибся.
   - Подожди. Хотелось бы уточнить, - сказал Вестар. - Думаешь, вот так просто Бьорн отпустит на платформу призрака? В помещение, где все переселенцы настроены против призраков? Что-то, честно говоря, не верится.
   - Отпустит. Ведь у Бьорна остаётся заложник.
   - Ты.
   - Я.
   - Подожди. Получается следующее. Призракам нужны Карл, дети-призраки и ты. Из всех, кто им нужен, у них ты и остаёшься? И что дальше? Полетишь с ними? А как же Максим и Лидия? Как же Мартин?
   - Что бы ни произошло, а Мартин уже взрослый, переживёт, - сказал я и обнял мальчишку, благо сидел близко. Тот послушно прислонился ко мне, и я усмехнулся: не теряя времени даром, мальчишка втихомолку принялся исследовать моё информационное поле. Вот чертёнок!.. И сидит - внешне такой же спокойный и невозмутимый!.. Я добавил: - Но в послушных военнопленных я не собираюсь оставаться. Во всяком случае, недолго им буду. Никуда со Сциллы не собираюсь и не полечу.
   - У тебя есть план?
   - Нет никакого плана. Буду действовать по обстановке. Главное - добраться до призраков. И сделать всё, чтобы они сосредоточили своё внимание только на мне.
   - Знаешь, Брис, - задумчиво сказал Доминик, - твои дурацкие планы почему-то умудряются сбываться. Наверное, именно поэтому я не буду дальше уточнять.
   - И будешь прав. Потому как, по сути, никакого плана и нет. Есть намётки примерных действий. Но всё будет зависеть только от того, как повернут события. Надеюсь, импровизировать я не разучился.
   - Хорошо. Что тебе нужно для выполнения твоих намёток?
   - Посидеть бы где-нибудь спокойно... Несколько минут.
   - Выбирай любой отсек, - сказал Карл. - Только предупреди - какой, чтобы не ломились. Пошли, покажу все свободные.
   Они все решили, что мне нужно помедитировать перед выходом к призракам. Я потрепал тёмные лохмы Мартина и, спрыгнув со стола, пошёл вслед за Карлом.
   Два отсека мне "не понравились", но следующий оказался совсем глухой - звуконепроницаемый. Да ещё в конце коридора. То, что я искал. То, что мне нужно. Небольшое помещение на одного.
   Закрыв за Карлом дверь, я, всё ещё лицом к ней, напрягся, держась за двойное кольцо вместо дверной ручки. Нет, всё по-честному. Карл уходил по коридору. Кажется, возвращался к обществу на камбузе... Не разворачиваясь, я шагнул назад. Присел. Опираясь руками, сел на пол. Лёг. Прошептал: "Пять минут". Закрыл глаза.
   Столкновение двух личностей, их врастание друг в друга. На экстремальном фоне. Мальчишка-киллер и взрослый учитель... Встреча с сим-вормами - ассимиляция их ментальной части. Столкновение с людьми, которых никогда не видел, но которые знают меня. Необходимость держаться подальше от тех, кого люблю. Война и ни минуты покоя.
   Внутри собрался такой комок гнили и гадства... Противоречие... Тело и дух враждуют. Физическое хочет отдохнуть. Сознание требует пройти путь до конца. Душа еле слышно стонет, раздираемая постоянным выбором... Последние несколько минут держался с трудом... А ещё улыбаться надо. Чтоб людей не пугать... И бронировать собственное поле в такую железобетонную крепость, чтобы невзначай не раскрыться... Сидеть и трансформировать личное поле, освобождаясь от убивающего, - слишком долго, некогда. Всё надо сделать в эти пять минут.
   Последний вздох перед выбросом негатива. Расслабился.
   Даже не судороги. Тело швырнуло об стену. Вскрик, уходящий в пустоту. И - полный провал во тьме. Больше ничего не помню.
   ... Пришёл в себя от чужого крика. Кто-то прижимает к полу мои плечи, удерживая бьющееся, словно в припадке, тело, и кричит:
   - Брис, не надо! Брис!!
   Когда зрение сфокусировалось, первое, что увидел, - это в проёме открытой двери ошеломлённые Карл и Вестар. За их спинами появился кто-то ещё. Карл опомнился первым, подскочил и придавил меня полностью к полу. Следом за ним вбежал Вестар.
   - Брис! Какого дьявола?!
   Я попробовал выговорить хоть слово - шипение пополам с хрипом. Услышал - рассмеялся. Точнее - затрясся в неконтролируемом смехе. Прижатый к полу. Глядя в обеспокоенные лица... Карл замолчал, вгляделся.
   - Отпускай его.
   Честное слово - впечатление, что поднявшиеся надо мной, лежащим, люди вот-вот начнут бить меня ногами. Слава Богу, пар успел выпустить. Успокоился. Надо мной Мартин. Всё ясно. Настроился на меня - любопытный - и по возмущению полей быстро отыскал в отсеке, а увидев происходящее, решил, что со мной плохо.
   Мартин помог сесть на полу. Третьим - подошедшим за спинами - оказался Элих. Он и заявил нервно, с брезгливостью, как смотрят на дохлую крысу, глядя на меня:
   - Я с этим психом никуда не пойду!
   - Куда ты денешься, - прошептал я. - Пойдёшь!
   - Да ты на себя взгляни!
   Последнее уже заявлено с презрением.
   Чего глядеть. А то не знаю, что татушка проступила. Разве что, по ощущениям, ещё и лицо до крови разбито... Глядя в глаза Элиху, мягко поднялся, сел. Снова ухмыльнулся, мягко же скрестил ноги, положил на них руки ладонями кверху.
   - Элих, это ты такой слабый, или это Карл из тебя выбил всё умение смотреть? Что такого произошло, что ты назвал меня психом? Я всего лишь подчистил личное информационное поле - и больше ничего. Правда, сделал это одним махом, не тратя времени на чистку. И всё.
   Призрак осмотрел меня внимательно, махнул рукой - и вышел из отсека. Чистюля, блин. Со мной, грязным, идти не хочет. Внутренний смех снова скривил мой рот.
   "Вернись".
   Вестар хотел что-то сказать, но Карл предостерегающе поднял руку и кивнул на дверной проём. Вестар оглянулся. Шаги. Снова на пороге возник Элих. Уже не сердитый.
   "Сядь напротив".
   Не сводя с меня спокойных глаз, призрак сел.
   "Мы не помешаем?" - шёпотом спросил Мартин.
   "Нет".
   Он бесшумно отошёл в сторону. Вестар и Карл последовали его примеру.
   Полностью очищенный, я легко вложил в информационное Элиха всё, что нам нужно, одновременно уничтожая в его памяти лишнее. Призрак равнодушно смотрел на меня - и сквозь меня. Стороной я знал: Карл с огромным напряжением пытается успевать за тем, что я делаю и как делаю. Вестар просто стоял рядом, дожидаясь результатов. Мартин следил за каждым моим движением. Учился.
   Всё. Теперь не только ментальная обработка, но и химия, обволакивающая мозги Элиха, ежели таковая у призраков Бьорна есть, не заставит его поле измениться. Он то, что я в него вложил. И останется таким, даже если его убьют.
   Я откинулся назад, опираясь на руки, придирчиво осмотрел полученный результат. Карл обошёл нас сбоку, присел на корточки. Знаю, что он рассматривает. Сцену собственного убийства. Я постарался воплотить её в деталях и в настроении.
   Фигурка Карла бежит к Мёртвому лесу. Элих оборачивается. В его глазах ненависть. Он стреляет. Карл спотыкается, падает... И снова фигурка призрака-дезертира бежит к лесу... Карл заглянул мне в глаза.
   - Так всё-таки Элих стрелял в меня?
   - Ты видел это у него раньше? Ты же просматривал его поле.
   - Нет. Не видел. Но, может, он прятался.
   - Не городи чепухи, Карл. В тебя стрелял другой. Я рад, что ты проникся моим мастерством в области ментального блефа.
   - Ментальный блеф... - пробормотал Карл. - Придумал тоже. - Зыркнул исподлобья на Мартина и на Вестара, не подслушивают ли. Перевёл потемневшие глаза на меня. "Ты уверен в том, что задумал?"
   "Я вообще об этом не думаю - уверен, не уверен ли. Надо делать - и делаю".
   "Смотри", - хмыкнул он.
   К призракам Бьорна пойти вместе он не предложил. А я и не предлагал ему, чтобы не злился, отказываясь.
   Элих нас не слышал. Он спокойно смотрел на меня. Сквозь меня.
   В дверях появился встревоженный Доминик.
   - Брис, мы недалеко от платформы. Между нами и платформой - призраки.
   - Хорошо, - пробормотал я. - Пора опускаться. Карл?
   - Иду. Через две минуты приземлимся.
   - Элих, - мягко и даже вкрадчиво позвал я. А когда он застыл глазами на моём лице, я так же вкрадчиво сказал: - Капитан Бьорн.
   Условный рефлекс памяти на названное имя - и образ капитана немедленно возник перед глазами Элиха. Капитан напоминает голландцев со старинных полотен - из тех, аскетичных. Сухощавый мужчина, длинный и сумрачный... Приблизим. Лицо тоже худощавое, вытянутое. Волосы - короткие, отчего лоб, кажется, принадлежит мыслителю. Под еле обозначенными бровями - небольшие глаза, оценивающие. Нос длинный, хрящеватый - нависает над недовольно сжатым ртом.
   Так, лицо запоминающееся. Наполним его энергией.
   Капитан Бьорн шевельнулся, быстро огляделся.
   "Я здесь, капитан Бьорн. Доброго вечера!"
   "Доброго!" - насторожённо откликнулся он.
   "Парламентёров от платформы принимаете?"
   "Нет! Наши условия вам известны. Я требую их исполнения!"
   "Ну, одно из условий к вам парламентёром как раз и идёт. Моё имя - Брис Кроу. Капитан Бертон должен был вам сказать обо мне".
   "Где же сам капитан?"
   "Погиб в вертолёте, когда пытался уйти от сим-вормов".
   "Погибли все?" - в голосе Бьорна неприкрытое подозрение.
   "Нет. Один из призраков выжил. Его имя - Элих. Так что? Мы идём к вам?"
   "Мы - это кто?"
   "Я и Элих".
   "Вы отпускаете его?"
   "Да. Мы народ мирный. Зачем нам военнопленные?" - Любопытно, расслышал ли Бьорн в моём голосе усмешку?
   Расслышал.
   "В чём подвох?" - уже резко спросил он.
   "Может, всё-таки поговорим с глазу на глаз?"
   "Жду вас неподалёку от платформы".
   Замолкнув, я некоторое время посидел напротив Элиха. Призрак смотрел спокойно. Если бы глаза мигали, выглядел бы обычно... Я встал - он так и сидел, вперившись в то место, где только что было моё лицо. В пустоту.
   "Элих! Очнись".
   И добавил уже вслух:
   - Элих, подожди меня возле выхода, хорошо?
   - Хорошо, - чуть скрипуче отозвался призрак. Горло пересохло, пока молчал.
   Привести себя в порядок нетрудно. Здесь, на катере, нашлась аптечка, с помощью некоторых препаратов которой я промыл лицо, оставив синяки и царапины, которые поглубже. Антураж при встрече с капитаном не повредит. После обработки спиртом царапины вспухли, и с минуту я любовался расцарапанной мордой с впечатляющим кровоподтёком на скуле. Карл, снова пришедший ко мне вместе с неотступно следующим везде Мартином, скептически спросил:
   - Брис, зачем ты оставил царапины на лице?
   - Пусть думают: то, что им сказал капитан Бертон обо мне, - преувеличение.
   Выражение скептицизма сползло с лица Карла. Он понимающе кивнул.
   А я ещё раз полюбовался на себя в зеркало: недокормленный парнишка, высокий правда, но в минус - выглядит ещё более худым, явно недавно отмутузенный; бритая голова - за три года от тюремных привычек отойти не может. Итак, по внешности, в сочетании с дерзостью по ментальной связи, буду выглядеть как зряшно хорохорящийся.
   - Объяснение уже придумал?
   - Бьорн увидит, как Бертон бьёт меня. Этого хватит?
   - Если сделаешь так же качественно, как изменил поле Элиху, то - да.
   - Это я сделаю.
   Карл даже не представляет, как качественно я поработаю над собственным полем по дороге к призракам. Если бы представлял, не отпустил бы.
   А так... Я пожал руки ребятам, кивнул Мартину и Кэвину: "Сидеть и слушать! Будьте на связи!" И позвал:
   - Элих! Пошли к твоим!
   Катер завис над землёй достаточно низко, чтобы мы спрыгнули не напрягаясь, а затем машина взлетела и пошла в сторону Мёртвого леса.
   Я огляделся. Впереди, метрах в пятистах, - нас ждут призраки. Это точно. За спиной, где-то в километре, движутся сюда же сим-вормы.
   - Чего встал? - жёстко сказал Элих и кулаком в перчатке ударил меня в спину. Я едва успел переступить, чтобы не упасть. - Шагай давай! Быстро!
  
   26.
  
   Я обернулся и чуть не получил уже в лицо. Точнее - получил, но успел всё-таки дёрнуть головой. Скользящим пришлось по челюсти, причём по левой стороне лица, где на скуле уже красовался кровоподтёк. Кожу с подбородка содрало не хило.
   Когда мы спрыгнули с катера, я снял с Элиха все пси-ограничения, которые до сих пор стреножили его настоящую личность.
   Катер улетел. Нас - двое. Честно говоря, я не ожидал, что Элих мгновенно перейдёт к избиению. Впрочем... Он мстил. За то, что оказался во враждебном окружении, в котором приходилось хоть и немного, но врать и изворачиваться. За то, что командир группы бросил его на произвол судьбы, пусть даже решение Бертона спасло Элиху жизнь. За то, что приходилось, как ни в чём не бывало, общаться со своим главным врагом - призраком-отступником - и не иметь возможности снова попытаться убить его.
   Зато теперь есть время и - тот, на ком можно выместить скопившуюся злобу.
   Фиг с ним, пусть лупит. Морда будет достоверней выглядеть. Физически восстановиться нетрудно, а чувствительность я отключил после первого же удара. Охал только после каждого пинка или удара - для той же достоверности.
   Но по-настоящему мне всё-таки поплохело - и даже очень, когда моя голова мотнулась от следующей плюхи и глаза уловили что-то странное неподалёку от нас. Пока пытался разглядеть - не увернулся от следующего удара. Чёрт, кажется, он мне нос сломал. Во всяком случае - слёзы из глаз, дышать носом не могу - хлюпает кровью. Чёрт, чёрт... Нужна передышка, иначе он мне морду лица в месиво превратит... Я поспешно упал на колени, а потом - скрючившись, ничком на землю, закрыв лицо ладонями. По телу ему бить не очень интересно, а пару-тройку пинков я переживу.
   Луны Сциллы только-только поднялись над планетой, то и дело укрываясь за редкими и высокими ночью облаками. Улетевший катер взбаламутил пыль на месте высадки. Теперь она опускалась - мягкими, ненадёжными волнами, которые резко взлетали от малейшего движения на ней.
   Дёргаясь от ударов по почкам - Элих старался развернуть меня, чтобы ударить под дых, - я холодел, снова и снова вспоминая следы на пыли - метрах в двух-трёх от нас, правда быстро заносимые после каждого следующего шага невидимки.
   Только один человек мог невидимым спрыгнуть из катера вслед за нами.
   ... Да ёлки зелёные, сколько ж он собирается меня пинать?!
   Сам дурак... Он же не просто бьёт - он ждёт!
   - Элих, пожалуйста!.. Не надо! Пожалуйста, Элих, не бей меня!.. Больно же! - взмолился я, одновременно ужасаясь, что невидимка не выдержит, заслышав мой насморочный из-за разбитого носа голос, и бросится на призрака. Если не выдержит - хана плану моему вытащить нас всех из этой пропасти.
   Как ни странно, призрак сразу внял моей мольбе. Остановился. И я слышал его тяжёлое, прерывистое дыхание. Устал бедняга, выбивая из меня вопль о пощаде.
   - Вставай!
   Снова пинок по рёбрам - уже не изо всех сил, а так - напоминание, чтобы не трепыхался. Теперь можно и поворчать:
   - Да встаю, встаю я...
   Убрал ладони от лица, немного повернул голову - типа, проверяю, не будет ли следующего удара. Сел. Вздохнул и медленно, неуклюже поднялся.
   Дальше пошли, как настоящий военнопленный и конвоир: я впереди, призрак за мной. А сбоку - скользила тень, тьма во мраке, присутствие которой можно определить лишь по мягким следам, тут же исчезающим под пылью, старательно наносимой ветром.
   Только один раз остановились, когда Элих по триди коротко переговорил с Бьорном, предупреждая о нашем приближении.
   Призраки не вынырнули из темноты, как я ожидал, а проявились в ней более густыми, чем сумеречные тени, силуэтами. Перенастроив зрение, я видел теперь их отчётливо, как при дневном свете.
   Бьорн оказался не слишком высоким, как в воспоминаниях Элиха. Почти моего роста. Но смотрел так надменно, что я чувствовал его взгляд сверху вниз. Очень внимательно оглядев меня, хлюпающего носом, он стал ещё более надменным, а в глазах промелькнуло одобрение, когда он перевёл взгляд на Элиха.
   - Коротко.
   - Они умеют набирать пси-энергию, но не знают приёмов её использования, - отрапортовал Элих. С искренней убеждённостью.
   - Вижу. Ты... Брис Кроу?
   - Да, - буркнул я, шмыгая и протирая ладонью под носом. А потом не выдержал и пригляделся к прямоугольной тени за спинами призраков. О... Интересная машинка. Они в ней от катера до платформы ехали? Колёса как у грузовика, кабина с кузовом - как у джипа. Вездеходка, что ли? Наверное. На чём-то же они привезли свои приманки для сим-вормов. Так-так. А почему капитан Бертон появился пешком? Потому что без груза? Между прочим, хорошая вещь для переселенцев.
   - Итак, Брис Кроу, - тяжело сказал Бьорн. - Ты говоришь, что Герхард умер?
   - Это сказал не я, - почти перебил я его. - Это сказал Элих. Герхард показал на нём кое-какие штучки из своего арсенала, которые получаются только на Сцилле, а Элиху это не понравилось, и, когда меня взяли, он застрелил Герхарда.
   Фигура Элиха чуть вздрогнула во тьме. Хотел ещё раз ударить? Перебьётся.
   - Почему ты решил сдаться? - равнодушно спросил Бьорн.
   - Ну, вы же возьмёте меня со Сциллы? Здесь пусто, а на заселённых планетах... - я многозначительно замолчал и мечтательно добавил: - Цивилизация.
   Но капитан Бьорн на провокацию не поддался. Всё так же немигающе глядя на меня, он размышлял о своём. Мысль обо мне скользнула только раз: этот тип - дурачок или так здорово притворяется? Неужели он не понимает, что если уж мы его возьмём с собой, то никаких планет ему не удастся повидать? Или думает сбежать, едва попадёт в другое место, кроме Сциллы? Такой наив? Двадцать лет всего лишь. Всё может быть. Сейчас главное в другом. И этим главным надо заняться.
   - Что ты предлагал насчёт платформы?
   - Да зачем вам вообще платформа? - с досадой спросил я. - Нет там никаких детей-призраков! Три года назад, когда полигон взорвался, комиссия приезжала, проверяла - сказали, что погибли все. А вы опять что-то про них... Вот я и предлагаю. Пусть кто-нибудь из вас пойдёт на платформу, наши детки откроют вам вход, а вы посмотрите, есть ли среди них ваши призраки. Только... - Я подозрительно посмотрел на капитана. - А вдруг вы наших детей возьмёте? Вам точно нужны только дети-призраки? Если их на платформе не будет, вы не заберёте наших?
   - Тебе-то что за проблема? - тихо спросил Бьорн. - Заберём - не заберём?
   - Ага, а вдруг вы меня здесь всё-таки оставите? Мне ведь потом жить здесь, со здешними. Так вы, значит, детишек с платформы забирать не будете? И меня точно отсюда заберёте? Я ведь не отказываюсь улететь с вами. Мне в мир хочется, в город.
   Капитан Бьорн отвернулся от назойливого парня, повёрнутого на эгоизме, но я уже быстро считывал с него: зачем командованию призраков какие-то необученные дети, на которых придётся тратить слишком много сил для перевоспитания на военный лад, когда оно заинтересовано получить назад своих кадетов - с усиленными планетой способностями и привычных к обучению в военных условиях?
   Говорить ли, что от сердца отлегло?
   - Если ты обещал нам пропустить на платформу призрака, значит - владеешь телепатией, - монотонно сказал капитан Бьорн и, полуобернувшись, сделал знак кому-то из своих. - Предупреди своих, что на платформу пойдут двое.
   - Эй, мы так не договаривались! Пойдёт только один!
   - Мне некогда разговаривать. Двое. Быстро.
   Ворча себе под нос, но так, чтобы слышал капитан, я настроился на примитивную, грубую связь с платформой - на связь, к которой мог присоединиться любой, даже не самый опытный телепат. А уж капитан - тем более. Что он и сделал.
   "Лиза! Я не смог договориться. Придут двое. Откройте им".
   "Брис! Это точно? - спросил меня девчоночий голосок. - Ладно, откроем".
   Понурившись, я вздохнул. Капитан стоял передо мной, смотрел пристально, словно изучая. И спросил - безо всякой насмешки:
   - Кроу, что будешь делать, если мы тебя не возьмём с собой?
   - Не знаю, - вздохнул я.
   И тут до меня дошло, что он имеет в виду. Инстинктивное движение поднять голову заглушил на корню. Только бы Бьорн не понял. Ведь я уже сообразил, что именно призраки собираются сделать с дураком, на свою голову доверившимся им... Только он бы не понял... На всякий случай, чтобы поверили, что думаю только об одном, спросил:
   - Ваши уже сейчас пойдут на платформу?
   Капитан не ответил. Но нетрудно было считать с него: планета признана безнадёжной из-за присутствующих на ней и быстро размножающихся сим-вормов. Никого из мирного населения: ни переселенцев, ни вольнонаёмных - никто никуда не собирается забирать. Об эвакуации нет и речи.
   Две тени встали перед капитаном. Одна из них - Элих. Он и сказал:
   - Парень, я думал, ты умней. Прощай.
   - Ага, прощай, - откликнулся я.
   Для нормального глаза эти двое просто повернулись и исчезли во мраке. Но я видел, как они побежали - легко и невесомо, как сухие листья на ветру.
   Горечь. Тяжёлая горечь - и понимание, что так надо. "Прощай, Элих. Мне казалось, ты человек гораздо лучше, чем некоторые из твоих соратников. Увы... Нет времени на то, чтобы увидеть в тебе искру чего-то лучшего... Прости меня, Элих... Так легко просить прощения у умирающего. И за это прости тоже..."
   Я даже не сопротивлялся - только ныл и ругался вполголоса, когда один из обезличенных скафандром и шлемом призраков скрутил мне руки назад и скрепил ремнём. Потом отвёл далеко, метров на двадцать в противоположную сторону от платформы, заставил сесть - и скрутил и ноги. Десерт для сим-вормов, штормовой волной идущих на платформу. Я только повторял с искренним изумлением:
   - Но ведь вы обещали!.. Что вы делаете?! Вы же обещали!
   Он отошёл на десять шагов к капитану, когда я замолчал. Он отошёл ещё на десять, когда я прекратил ломать комедию. Настроенность на Элиха подсказала, что событие началось. Небольшое напряжение - и я стал всего лишь наблюдателем того, что раньше бы попытался предотвратить: из двоих, шедших к платформе, один внезапно рухнул всем телом на землю - другой от неожиданности отскочил от упавшего. Пока связь между мной и Элихом ещё крепка, я словно очутился перед ним - и словно склонился над ним. На нём нет скафандра. Перед выходом с катера мы нашли для него куртку, чтобы не замёрз на ветрах ночной Сциллы. Бьорн лишь наделил его шлемом. И теперь я "стоял" над ним и наблюдал, как прозрачный щиток шлема изнутри постепенно, резкими брызгами густо залепляется кровью, которую он выхаркивал, умирая.
   Еле удержался, чтобы не вздрогнуть, когда кто-то сзади положил на моё плечо ладонь. Но вспомнил - кто прятался недалеко, не стал возражать, когда тот пошёл по нити моей связи и принялся смотреть на происходящее, - и снова перевёл зрение на происходящее неподалёку от платформы. По дороге взгляд зацепился за фигуру капитана Бьорна. Тот напряжён. Замер, вглядываясь вслед ушедшим. Понял, что произошло. Коротко выругался. Развернулся было в мою сторону, но, потоптавшись, свернул направо - к вездеходу. Кивнув своим. Стоящий возле умирающего Элиха призрак закрутил головой, прислушался и бегом бросился к своей группе. Призрак, связавший меня и теперь было уходивший, замер...
   - Это ты - Элиха? - прошептал Карл и лезвием ножа экономно надавил на ремень, стягивающий мои ноги.
   Искоса глянув на его хмурое, от небритости и общей усталости ещё более чем обычно насупленное лицо, я слегка и запоздало подивился про себя: Карл - спрыгнул за мной следом?.. Скажи мне про него такое в обычное время - не поверил бы.
   - Нет. У него в полной мере полетела защита. Но, если бы на выходе из катера он повёл себя по-человечески, я бы спас его.
   - А что с ним?
   - Человеческая неблагодарность, - проворчал я. - Ты его пробил. Я мог бы залатать его, но Элих заставил меня пожалеть даже о том малом, что я чуть раньше истратил на него. Если бы он хоть что-то понял... Если бы в нём был хоть намёк на изменения... Но вместо этого он - по-подлому, пока мы одни и никто не видит, избил меня.
   - Видел.
   - Знаю.
   - Значит, начинаешь понимать, что не всякий может быть перевоспитан, - ухмыльнулся Карл, пока я растирал онемевшие от недавно плотно скрученных ремнями руки. - И когда ты точно понял, что он не поддаётся перевоспитанию?
   - Когда он пожалел, что не может повторить попытку убить тебя.
   Когда до Карла дошло сказанное, я всё-таки был рад, что Элих уже агонизировал и ничего не понимал... Ничего. Бывший призрак нашёл, на ком отыграться.
   Бьорновский призрак быстро развернулся и побежал к нам. Капитан приказал убить меня. Напрямую, не оставляя живьём на прокорм сим-вормам. Это не милосердие. Это на всякий случай, чтобы я каким-то образом не остался жив. Капитан понял, что переговоры с платформой и её обыск сорваны - из-за меня. И что Элих погиб - из-за меня. Что я всё-таки не то, чем поначалу представлялся его пронизывающему, но, как оказалось, дилетантскому взгляду. В общем, Бьорн пытается с помощью убийства реабилитироваться в собственных глазах. Только он понял это как-то странно, если послал призрака-убийцу. В одиночку. Точнее - что вообще послал. Неужели Бьорн до сих пор думает, что я так и буду сидеть на земле, дожидаясь смерти?.. Вообще-то правильно думает. Сижу же.
   Карл скользнул от меня в сторону, во тьму. Его яркие мысли настолько прозрачны, что я даже спрашивать не стал, что он хочет сделать. Да мне и не до того. За какие-то минуты обездвиженности ноги-руки так онемели, что я, сидя на земле, только массировал их, не отвлекаясь ни на что или кого.
   Ночной сумрак колыхнулся, будто от порыва холодного ветра. Из притаившейся тьмы выступил призрак - пульсар уже наизготовку.
   - Привет! - обрадовался я, продолжая играть шута и акцентируя его ошарашенное внимание на своей персоне. - Ты вернулся за мной? Помоги встать!
   И протянул ему руку, будто всерьёз надеясь, что он поможет мне подняться с земли. Но призрак невольно отступил: как это я успел так быстро развязаться?! Пульсар вскинулся на меня... Секунда. Оружие как будто надломилось, задержалось ещё на некоторое время в ослабевших руках и глухо шлёпнулось в пыль. Окаменевший призрак задвигался секунды через две: неловко повернув голову, он мягко грохнулся вслед за оружием. Чуть не на мои ноги. Еле успел шарахнуться в сторону, чтоб не придавил.
   - Почему не убил его сразу? - спросил я тёмную фигуру за телом призрака. - Решил покуражиться надо мной? - И, выдернув из-под трупа пульсар, поднялся.
   - Ну почему сразу - покуражиться? - Карл нагнулся и тщательно вытер лезвие ножа о скафандр призрака. Не разгибаясь, приподнял часть ткани с коротким порезом: удар пришёлся в шею - единственное уязвимое для холодного оружия место на скафандре. - Мне просто любопытно стало, что он тебе ответит.
   - В смысле?
   - Ты же спросил, не вернулся ли он за тобой. Я решил, что этот вопрос - неплохой тест на ту человечность, о которой ты раньше так пёкся.
   - Философ-экспериментатор... Лучше б посмотрел, куда они направились.
   - Оседлали вездеход и дёрнули к своему катеру, - доложил Карл, перевернул труп на живот и, от ворота по спине распоров скафандр, быстро и сноровисто принялся вынимать его оборудование. - Собираются сбежать со Сциллы, пока не вляпались в неприятности покруче... Ого, да у них тут новшества интересные появились.
   - Разве они не знают, что катер занят сим-вормами, кроме тех, что пошли за нами? - удивился я, присев на корточки рядом с мёртвым телом и разглядывая быстро растущую рядом с ним кучу из миниатюрных штуковин.
   - Судя по тому, что я услышал, они надеются выжечь их.
   - Вот уж совершенная глупость, - расстроился я. - Э... Карл, может, предупредить их, что на катере обосновалась самка сим-ворма?
   - Ага, чтоб их инфаркт хватил раньше времени?
   - Не понял.
   - Они ж до сих пор не знают твоей ментальной силы. Прикинь, что будет с Бьорном, когда он услышит твой телепатический голос - да ещё на таком расстоянии.
   Я пожал плечами. При известном напряжении расстояние для меня совсем не помеха. Что ж... В этом направлении мне уже ничего не сделать. Остаётся ещё одно.
   - Карл. До первых сим-вормов всего ничего. Что делаем?
   - А что хотел сделать ты? Что-то не верится, что ты пошёл с призраками просто так - погулять.
   - Все карты спутал мне ты. Если б не прыгнул за мной, я бы сейчас действовал по-другому. А так...
   Он выдернул ещё какую-то штуку и застыл над телом с разодранным скафандром. Даже только приглядываясь к его действиям, я чувствовал себя настоящим военным мародёром... Додумать не успел. Карл поднял на меня глаза - светлые от понимания.
   - Ты... сказал Бертону, что будешь среди этих тварей и останешься жив. Хочешь сказать, ты это собираешься сделать? Только ведь...
   Он замолчал, не зная, как выразить мысль. Только смотрел на меня с тревогой, как смотрят на внезапно сошедшего с ума: то ли его спасать, то ли от него спасаться. Я не отводил глаз. Тоже не знал, как объяснить. Чтобы понял и принял. А если примет уже не за сумасшедшего, а за - чем чёрт не шутит? - мутанта?
   И опять внезапно он спросил:
   - Почему я спутал тебе карты?
   - В одиночку я бы сделал то, что задумал. Но ты рядом - и надо придумывать что-то другое, чтобы уже вытаскивать тебя отсюда. Так что заканчивай быстрей обыск - и побежали.
   - Куда? На платформу?
   - На платформу нельзя. Слишком большой концентрат сим-вормов идёт. Пробьют не по-детски любую защиту. Нам их уводить придётся отсюда.
   У меня чуть не сорвалось с языка, что Карл может уйти с дороги, на которую я собрался. Если не хочет встревать в волну смерти. Но промолчал. Обидится ещё.
   А Карл выдрал кусок металлизированной ткани из скафандра, замотал в узел детали. Встав, огляделся. Тьма наполнялась движением. Настолько сильным, что несведущему трудно сразу догадаться, откуда идут чудовища.
   - Они нас не окружили ещё? - спросил Карл. Ничего, кроме недовольства, в его голосе я не услышал.
   - Нет. Они идут на сближение - две волны. Одна большая, другая меньше. Карл... Время ещё есть, - неуверенно сказал я. - Ты ещё можешь зайти на платформу, а я тем временем уведу сим-вормов отсюда.
   - Брис, ты чего-то очень сильно боишься, - заявил бывший призрак. - Ты чему-то научился, пока меня не было? На тебя повлияло совмещение двух личностей?
   - Так ты понял?.. - оторопел я.
   - А чего не понять? - нетерпеливо ответил Карл. - Слышь, хватит болтовни. Чего у тебя там, в заначке, из пси-приёмов? Колись давай!
   - Карл... - У меня рот пересох. А почему бы и нет? Если Карл считает: то, что я сделаю, - всего лишь оригинальный приём? Чёрт... Твари слишком близко. Карла уже не отпустишь просто так - без боязни за его жизнь. - Карл, чтобы увидеть, как умирает Элих, ты взялся за моё плечо. Сейчас ты делаешь то же самое. Руки с плеча не убирать. Это главное условие. Равнозначное ему условие - не бояться, и даже жёстче - не волноваться, не психовать. Чуть нервы не выдержат - нам не жить. Понял?
   Рука сжала моё плечо.
   - И последнее. Случись что - я буду тащить из тебя энергию. Ясно? Держись!
   Поглощающая любой свет и цвет тьма плеснула нам под ноги. Лежавшее под разодранным скафандром тело рассыпалось.
  
   27.
  
   Скафандр, словно живое существо, не поверившее в реальность, мгновения ещё держал форму только лежавшего в нём мёртвого человека - и опал, сдулся. Чёрная плёнка, хлынувшая на него, медленно опала вместе с ним, будто жадно подбирая остатки ещё недавно тёплого трупа. Хотя от плоти вряд ли что осталось за те секунды - или те же мгновения, за которые симбиот слизней поглотил тело.
   Отключив собственную эмоциональную реакцию на происходящее, я просмотрел эмоциональный фон пси-оболочки Карла. Спокоен, как скала. Значит, придётся чаще вспоминать о нём и проверять: пси-скалы быстрей всего и рушатся, поскольку не выпускают за крепостные стены отрицательный ментал. Который всё копится и копится. И однажды может шарахнуть, невзирая на волю человека.
   Забывшись, я затаил дыхание, когда мы оказались в самой гуще чудовищ. Сосчитать хотя бы примерно, сколько сим-вормов разрозненной колонной идёт мимо, я не решился. Твари огибали нас, осторожно и незаметно корректируемые в движении нашим уплотнённым слоем ментала, не подпускающим к нам.
   Огибали - слово, не совсем отражающее, что именно происходило вокруг. Громадные слизни, бронированные непробиваемой кожей, неестественно быстро передвигались с помощью клешней и множества маленьких, с ладонь, ластов на нижней, плоской части тела. Они будто постоянно кланялись, выбрасывая вперёд клешни и подтягивая к ним тело. Так казалось со стороны, при условии что наблюдатель не знает о наличии у слизняков тех самых ластов, которыми сим-вормы стремительно перебирали. Тучи шавок быстро чиркали по воздуху, и я еле удерживался, чтобы не вздрагивать от их внезапного появления или просвиста мимо. И - чёрная пелена под ногами... Лучше б лун не было сегодняшней ночью. Видеть, как лениво и волнообразно шевелится смертельная поверхность земли...
   Чтобы прекратить зацикливаться на сим-вормах, я потянулся к Бьорну. Нить, навешенная на него, пока ещё была достаточно прочной, несмотря на деструктивный фон, создаваемый перемещением тварей, но скоро грозила оборваться. Надо бы поторопиться.
   Так, где он?
   Ага, вот они. Вся команда высыпала из темноты возле вездехода и быстро позаскакивала в машину. Буквально за метров двадцать от сим-вормов вездеход рванул с места - по ровной "дороге".
   Волна сим-вормов уже плотно обтекла нас с Карлом. Трудно стало дышать. Пыль, вздымаемая полчищем чудовищ, клубилась так, что вместо черной ночи, вокруг вскоре кипела серая вьюга... Я натянул на нос ворот джемпера из-под куртки и быстро переключился на напарника, почуяв его отяжелевшее дыхание. Всё. Чаша переполнена - и физически, и эмоционально. Пора выплёскивать из неё хотя бы часть, пока призрак не погубил невольно нас обоих.
   "Карл! На тебе свитер - закрой нос воротником. Дыши нормально. И - сейчас перед глазами появится картинка. Посмотри на неё внимательно".
   "Разговаривать и двигаться можно? - изумился призрак, опасливо натягивая на нос импровизированный респиратор. - Я думал - нельзя. - Вздох облегчения послышался отчётливо. А ментальная стена с его стороны, дрожащая от напряжения, мгновенно успокоилась и окрепла. - Куда смотреть?"
   Я вызвал перед глазами образ Карла и наложил на него образ уносящегося вездехода. После чего, поняв, что призрак заинтересовался, объяснил:
   "Я мог бы отпустить их, если б не боялся оставлять на волю случая действия капитана. Поэтому, пожалуйста, Карл, сейчас будь спокойней. Что бы ни произошло и что бы ты ни увидел".
   Делать одновременно две вещи можно. Но сложно. Я вдохнул всей грудью, освобождаясь от всех мыслей. Контакт с собственной Тенью - ассимилированной частью чёрной плёнки, настройка на её фоновую частоту... Затем перешёл в состояние слияния с громадной движущейся массой сим-вормов. Растворился в ней. Прочувствовал каждого зверя, каждую шавку и мягко слился со смертоносной плёнкой. Услышал примитивные мысли: "Зде-есь только что... Жратва... убежала куда-то... Где-е... Как найти..." Эти мысли легко различались, как почти жалобный стон с оттенком агрессии.
   Когда моё поле стало полем слитной двигающейся громады, когда я начал дышать в унисон с дыханием тварей, когда понял их мысли и желания, я снова вдохнул - и с выдохом послал на всю массу мучительное, страшное чувство голода. Я ощутил, как свело мой живот от желания проглотить хоть что-то. Как рот наполнился голодной слюной при одной только мысли о жратве - мягкой, тёплой плоти живых существ, имеющих в своём составе ещё и невообразимо сладкое лакомство - мозги, которые просто тают на языке, мягким, стекающим маслом обливая клыки и острые резцы... И - наслаждение жратвой, которая быстро двигается и бегает, но добывание которой оправдывается на все сто.
   Я еле успел перехватить ладонь Карла на своём плече: "Куда-а! Не отпускай меня!", когда чудовища вокруг нас взревели, вздыбившись, и начался кромешный ад. Твари метались вокруг так, что слизни, не замечая, затаптывали и пожирали шавок, не успевших уйти из-под них.
   Ещё несколько секунд я держал ладонь Карла на своём плече, пока он не успокоился. Мне пришлось пойти на риск, хотя я знал: ветеран войн на двух планетах, где ему на пару с Вольфом пришлось отражать атаки сим-вормов от человеческих поселений, бывший призрак вот-вот взорвётся сам и ринется в самую гущу тварей - убивать, подхваченный общим чувством голодного неистовства... Плохо, что я не сообразил вовремя: не надо было давать ему калечить скафандр погибшего призрака. Карл, знающий, что такое сим-вормы, пока ещё плохо воспринимал положение, когда можно оказаться среди тварей без защиты - и не быть убитым. Для него ситуация та же самая, что в обычной одежде стоишь в горящем лесу, а вокруг ревёт всеуничтожающее пламя...
   Хорошо, что он меня с паники не стукнул, чтобы отпустил. Я бы, наверное, не смог одновременно отбиваться от него и продолжать держать ментальный заслон...
   Нить к Бьорну ещё живая. Я послал в неё дополнительную энергию, чтобы не ослабела, и опустил среди сим-вормов: "Вот они! Жра-ать!!" Дикая, взбесившаяся от голода толпа ринулась прямым путём за вездеходом.
   Этого мало и слишком долго. Тем более что у нас, переселенцев, свой собственный счёт к призракам. Это не мы не смогли договориться с ними. Не наша - и не Карла - вина, что сим-вормы появились на планете снова. Хуже, что они, профессионалы, знающие, как уничтожать этих тварей, оставили Сциллу на произвол судьбы. Так получите!..
   Вдох... Последние твари промчались мимо, и теперь я мог качать энергию непосредственно из Сциллы. Следующий этап растворения оказался настолько полным, что сказанное Карлом я услышал будто издалека:
   "Брис, что ты делаешь?!"
   Ответил стороной, словно эхом:
   "Потерпи..."
   По той же нити я "влетел" в вездеход. Призрак-водитель выжимал скорость на последнем издыхании. Рядом сидел Бьорн и напряжённо смотрел вперёд, время от времени раздражённо дёргаясь всем телом, будто пытаясь раскачать машину и собственной волей заставить её ехать быстрей.
   Моя ассимилированная Тень перешла по Нити и влилась в поле Бьорна, перенастраивая уже мою ментальную частоту на частоту его мозга. Потом соединило всех призраков невидимой паутиной. Гиблое дело - то, что я задумал... Сумасшествие, но, кажется, у меня получилось!..
   Капитан хрипло охнул, когда фары вездехода осветили участок "дороги". Водитель резко ударил по тормозам, взметнув клубы тяжёлой пыли.
   Навстречу машине быстрым, решительным шагом шёл я - высокий худощавый парнишка, легко узнаваемый из-за светлой куртки. Руки чуть приподняты в стороны, как будто в повелительной попытке утихомирить идущих за мной. За спиной - стена чудовищ, нетерпеливо ревущих в ожидании, когда я разрешу наброситься на живую двуногую жратву, беспомощную в плоской металлической банке.
   Иллюзия, впихнутая в мозги предателей, оказалась хороша.
   Машина остановилась. И я резко выбросил руки вперёд: "Жрать!"
   Вместо "фас"...
   Они даже не выскочили из вездехода, чтобы обороняться, - это с их-то действенным против сим-вормов оружием. Паника от внезапного нападения с той стороны, откуда сим-вормов и уж точно со мной во главе не ждали, заставила призраков вопить на водителя, чтобы он разворачивался. И он суматошно развернулся и бросил машину туда, куда потребовал капитан Бьорн. Точно в сторону, где две волны настоящих сим-вормов, наконец, сомкнулись.
   Ментальная нить связи с капитаном оборвалась.
   В полуобморочном состоянии, чувствуя, как подрагивают колени, я снова потянул из Сциллы ментал и прохрипел:
   - Карл, на платформу!
   Теперь, когда основная масса сим-вормов ушла по направлению к Мёртвому лесу - следом за вездеходом, можно устроить передышку.
   - Ну ты силён, - тоже с хрипотцой сказал Карл, видевший гибель вездехода и его пассажиров всё по той же ментальной нити, и невесело рассмеялся.
   Но искренне. Заставив меня заглушить вздох. Он не понял, что я работал не один. Он думает, что вся эта заварушка устроена лично мной - без участия со стороны кого бы то ни было. И слава Богу...
   Твари исчезли достаточно далеко, чтобы можно было сбросить напряжение маскирующего слоя вокруг нас двоих. Уже видимые, мы пошли к платформе.
   Точнее - Карл шёл, а я ковылял. Ему пришлось забрать к своему скафандровому грузу и пульсары. Я был выжат и не хотел пока напрягаться, чтобы работать с менталом больше привычного, пусть даже и восстанавливаясь.
   О сожранных сим-вормами призраках старался не думать, хотя перед глазами постоянно прокручивался эпизод, подцепленный ментальным взглядом напоследок: две-три вспышки от вездехода - явно пульсары, сим-вормы пробивают бронестекло, выцарапывают из машины тела...
   Мы прошли вдоль платформы, когда услышали грохот и свист оружия. Даже ментал не понадобился, чтобы ожить немедленно и кинуться к лестнице.
   Обогнули угол платформы.
   Знаете ли вы, что в памятном потенциале мозгового вещества откладывается всё, что человек ни услышит за свою жизнь?
   Знать-то я, например, знаю, но до сего момента как-то не задумывался об этом. А сей момент проявился тем, что при виде зрелища, открывшегося нам с Карлом, Брис-младший разом вытащил из памяти Бриса-старшего русские матерные выражения, быстренько адаптировав их к своему, современному языку, а Брис усреднённый, забывшись, выпалил их вслух.
   Карл - изумлённо расхохотался.
   Бросив мне на бегу один из пульсаров и приготовив на всякий случай к бою зажигалки, он крикнул:
   - А с тобой дело иметь всё интересней!
   Выскочили из-за поворота - и увидели картину: площадка наверху лестницы уместила человек десять. Кто стоя, кто - присев на колено, все отстреливали бешено верещащих шавок, пытающихся добраться до людей. У самой двери жалась Таис, жёстко держа ментальный щит между бойцами и тварями. С огромным удивлением среди детей-призраков я различил Алекса и Косту!
   - Мазилы! - досадливо крикнул Карл, вскидывая на плечо пульсар.
   Я чуть припоздал. Два заученных движения с пульсаром: короткое - убрать скобу, длинное - выдвинуть ствол. Оружие готово к бою.
   Карл своим появлением перевёл всё внимание шавок на нас. Ещё бы - не защищённый ничем! Лёгкая добыча!
   Стая тварей развернулась к нему. Очень удобно развернулась: ребята с крыльца мгновенно обстреляли шавок сверху вниз. И неудобно: далее стрелять было затруднительно, поскольку опасались попасть в Карла. Но половину стаи уничтожили точно. Затем удобство перешло к взрослому призраку: легче выцеливать сваливающихся на тебя летучих тварей, чем суматошно нападающих со всех сторон. Я - прикрывал. Хотя теперь смысла в моём прикрытии уже, в сущности, не было.
   Карл бросился в атаку. В стремительные движения он вкладывал всю душу, зажатую страхом и истомившуюся, пока он бездействовал под моей защитой в колонне сим-вормов. Сейчас же он мог выплеснуть адреналин, скопившийся за время отчаяния. Шавки валились на него, норовя достать его с расстояния жгутами-языками и оглушая рычащим визгом. Не долетали до нужного расстояния. Быстро, чётко, экономными движениями переводя дуло оружия с одной цели на другую, он отстрелял почти всех шавок, не считая единственной, пришедшейся на мою долю.
   ... Он опускал пульсар недоверчиво, приглядываясь к наступившей тьме, в которой больше не сверкали всполохи ни от пульсаров, ни от зажигалок, к тишине, в которой шелестели только звуки нашего запалённого дыхания. Я стоял рядом, чуть позади, прослушивая опустевшее пространство. Ночной ветер вздымал пыль - уже с привкусом сожжённой плоти и тёплого смрада подгоревших внутренностей.
   - Кажется, всё? - неуверенно спросил Карл, тоже прослушивавший тишину.
   - С этими - да. Пошли, пока ещё не подвалили.
   Мы сделали до первой ступени всего несколько шагов. По суховато потрескивающим или скользящим под ногой тушкам. По лестнице поднимались, спинывая со ступеней то, что успели настрелять дети.
   - Брис! - навстречу бросилась Таис. - А где... Где ребята?
   - В безопасности. Быстро зашли - и объяснили, что тут у вас произошло.
   Дверь туго открылась - и мы, наконец, очутились в уютном закрытом помещении, пусть даже до жилых комнатушек ещё далеко. Главное - пространство закрытое, а значит, хоть с некоторыми напастями справиться не так сложно, как на открытом.
   И здесь, на свету, Таис ахнула, прижав руки к груди.
   - Бри-ис!
   - Что?
   - Кхм... А я как-то привык к нему, к такому, - насмешливо сказал Карл и пошёл дальше, к общему коридору
   Недоумённо потрогав лицо, на которое ошарашенно смотрели маленькие призраки, я сообразил, в чём дело. За последний час меня не хило избили и не один раз, а восстановиться времени не было. Только собрался объяснить ребятам, как в вестибюль платформы крупным шагом вошёл Шериф, за ним - некто высокий, но знакомый.
   - Брис! Живой! - Арни обнял меня, затем отодвинул от себя, вгляделся и строго сказал: - Почему морда как у последнего алкаша?
   Со стороны ребят послышалось приглушённое хихиканье.
   - Времени маловато было, - признался я.
   - Ну, хорошо хоть, что живой. А время на рассказ будет? Что у вас там?
   - Да! Неплохо было бы сообщить руководству, что происходит снаружи! -хозяйским тоном, и даже с претензией заявил высокий человек за ним, в котором я, наконец, узнал Джонатана Лайта - управляющего компанией, в которой мы все работали.
   - Коротко или с подробностями? - вздохнул я.
   Не оглядываясь, Шериф почти перебил Лайта, ещё только открывающего рот:
   - Коротко.
   - Сим-вормы расплодились так, что прилетевшие на планету призраки сочли нужным ретироваться, бросив нас всех на произвол судьбы и тварей.
   - Всех? - надменно сказал управляющий. - Наша фирма своих сотрудников не бросает.
   - Есть такая сакраментальная фраза: вы не представляете, с чем нам всем пришлось столкнуться, - спокойно сказал я. - Ни один военный или - тем более - пассажирский корабль на Сциллу не сядет. Особенно после того как в централизованных мирах узнали, что группа присланных сюда призраков сожрана сим-вормами. Все четырнадцать человек.
   - Позвольте, а этот человек, который прошёл в общий коридор! - возмутился управляющий. - Его же не... съели! И потом... - Судя по растерянности, проступавшей на его лице, он только сейчас начал осознавать мои слова. - Нас бросили? - спросил он осторожно, словно боясь, что именно эти слова станут роковыми. - На планете эти страшные существа, а нас бросили? Да как вообще они сюда попали - эти сим-вормы?!
   - Военные любят ставить эксперименты, - задумчиво сказал я. - А того человека, как вы выразились, - можно назвать его призраком в отставке. Шериф, я, наверное, пойду? Мне бы хоть немного себя в порядок привести. Да... Ребята живы-здоровы. Мы бы с Карлом чуток отдохнули, а там - за работу.
   - Иди-иди.
   - Какая работа? - заволновался Лайт. - О какой работе говорит этот человек?
   - Доверьтесь мне, - со скрытой усмешкой предложил Шериф. - Я расскажу вам всё о прошлых событиях, а Брис отдохнёт и расскажет сегодняшние.
   Алекс и Коста немедленно пристроились возле меня, я кивнул Таис, и мы всей гурьбой ввалились в общий коридор. Здесь пусто и тихо. Ночь. Многие всё ещё спят. Только я отошёл к своей старой конуре, в которой, кажется, никто так и не поселился после меня, только хотел присесть на порог, как бросил взгляд на следующую дверь и остановился, как вкопанный. Душевая!.. Всё. Больше ничего не надо.
   - Ребята, потерпите десять минут?
   - Угу, - сказал Алекс, садясь в "лотос" и всем своим видом показывая, что уж он-то точно дождётся меня.
   Остальные хмыкнули и тоже принялись садиться полукругом.
   Вышел я освежённый, успокоенный водой.
   Присел на порог бывшей своей комнатушки. Как в старые добрые времена. Оглядев компанию, я велел:
   - Итак? Рассказывайте!
   - Это я виновата, - заговорила Таис. - Я хотела посмотреть, как вы там, как наши мальчишки... Сначала я не могла пробиться. Очень сильный фон помех. Как будто сплошная защита, которая постоянно меняется. Но в одном месте пробила. И увидела тебя и Карла. Вы стояли там, среди сим-вормов. Я поверить глазам не могла. И тут вышли наши. Тоже спать не могут, хотя мы договорились дежурить, а в случае, если тебе понадобится поддержка, быстро собрать остальных. Пока я была в трансе, они подсоединились ко мне и тоже увидели. Нам показалось, что всё происходит недалеко от платформы. Ну, мы и решили... Помочь вам. А потом выяснилось, что эти двое (она кивнула на ухмыляющихся Алекса и Косту, которые мгновенно посерьёзнели) втихомолку пристроили к нам подслушивающие нити. И я их не заметила! - с негодованием сказала девушка.
   - Мы старались, - скромно сказал Алекс, а Коста снова хихикнул.
   - Пришлось выйти вместе с ними, - вздохнула Таис.
   Ребята вышли тайком от взрослых, не предупредив даже Шерифа. Судя по всему, Арни решил, что я вошёл с детьми, потому что они меня встречали... А когда они вышли, только и смогли, что спуститься. Привлечённые ярким ментальным полем живых существ на огромном пространстве пустоты, шавки отделились от основной массы сим-вормов и бросились на поиск живых. Они загнали ребят на крыльцо платформы, где решительно настроенные дети-призраки первыми развернулись, чтобы дать бой тварям по всем правилам, которым их учили.
   Я посидел, размышляя. Но прежде чем успел сказать хоть слово, Таис вдруг глянула на меня исподлобья и медленно спросила:
   - Брис... А ты вернулся?
   - Вернулся. Немного другим, но вернулся. Ты не веришь мне?
   - ... Верю.
   - Доверяешь?
   - Да, - тихо ответила девушка.
   - А я вам не доверяю! Почему, уходя с платформы, я должен ещё беспокоиться и о том, не ослушался ли кто заведённых на время тревожной обстановки правил? Ребята... Могу ли я верить вам, что в следующий раз вы не выкинете что-то против уговора? Как теперь мне уходить с платформы, зная, что вы способны на такое? Нет уж. Давайте условимся так. Вы своим поступком едва не навлекли на платформу свору сим-вормов. И даже я в такой ситуации ничего не смог бы сделать, рвани они все сюда. Погибли бы все переселенцы. Да, это очень смешно, что у вас получилось и то, и это, а никто и не заметил. Но сейчас каждый из вас даст слово соблюдать те правила, о которых мы говорили. И следить, чтобы остальные тоже их выполняли. Меня поняли?
   Глядя на понуренные кивающие головы, я более-менее успокоился, но всё-таки заставил каждого сказать вслух, что он будет соблюдать правила.
  
   28.
  
   Переждав паузу, я коротко рассказал ребятам, что произошло с нашей группой за эти часы. Особенный упор сделал на "наших мальчишек". Глядя, как посветлело до сих пор тёмное от тревожного ожидания информационное поле Таис, которая безмятежно слушала вместе со всеми, внутренне усмехнулся.
   - Ну, а теперь спать. До рассвета несколько часов есть. Воспользуйтесь тем, что тварей отогнали от платформы и есть возможность не думать об опасности. Быстро!
   Ребята-призраки и двое пацанов с платформы разлетелись по камерам-комнатушкам - тихо и без вопросов.
   Всё ещё сидя на пороге своей бывшей конуры, я обдумывал первоочередные дела.
   Из-за Джонатана Лайта, который может приставать с назойливыми вопросами и даже паникой (а что он способен на такое, считать с него нетрудно), я не беспокоился. Хитромудрый Шериф заставит его смириться с данным положением и, не вмешиваясь, дождаться, когда ход событий вернётся в мирное русло. Точнее - если вернётся... По привычке, я всё ещё осторожничал.
   Мне же сейчас надо заняться другим. Прислонившись к дверному косяку, я позвал Мартина. Он появился нескоро. Кажется, был сосредоточен на чём-то.
   "Что у вас, Мартин?"
   "Данияр сажает катер. Недалеко от Мёртвого леса. По инструкции Карла. - Он хмыкнул как-то невесело. - Вроде начинаем справляться с управлением. Ты где?"
   Теперь хмыкнул я. Его реплика напомнила распространённый вопрос людей - в моём прошлом владельцев мобильных телефонов.
   "Я на платформе. Группы Бьорна больше не существует. Сим-вормы тоже ушли к Мёртвому лесу. Кроме тех, что остались на полигоне. Есть возможность переговорить с Домиником или Вестаром?"
   "Нет, они пока заняты".
   "Тогда, как закончите с посадкой, отдохните немного. Ближе к утру я с вами свяжусь. Понял?"
   "Понял".
   "Младший брат... Ты, смотри, осторожней там".
   "Ага", - уже повеселевшим голосом (на "младшего брата"?) откликнулся Мартин.
   "Брис, ты где? Долго тебя ещё ждать?" - недовольно спросил Карл.
   "А чего меня ждать? - удивился я. - Ложись и спи. Отдыхай!"
   "Давай быстро сюда!"
   Впечатление присутствия бывшего призрака исчезло. Я оглянулся на конуру. Может, здесь и остаться? Посидеть спокойно - прямо на голом полу. Никого видеть не хочется... Кроме одного человека, которого видеть нельзя.
   Но поднялся и зашагал по притихшему коридору. Всего немного прошагать... За стенами люди, спящие тревожным сном. Их присутствие чувствуется очень зримым даже здесь, в пустом коридоре. Каждый оставил след в пространстве.
   При виде меня Карл встал, прихватив полотенце и что-то из умывальных принадлежностей, и прошёл мимо с недовольным ворчанием:
   - На личный разговор - полчаса, не больше!
   Что за личный разговор?
   Из-за импровизированной ширмы выглянула Лидия. В повседневных штанах и джемпере, как будто собралась выйти с платформы. В руках - стакан. Перехватив мой взгляд на стакан, тихо сказала:
   - Максим пить попросил. Сейчас заснул.
   Сын часто просил среди ночи пить. Вставали по очереди - то я, то Лидия.
   Она поставила стакан на тумбочку, рядом с баллоном очищенной воды, и, стоя ко мне боком, почти шёпотом спросила:
   - Как там у вас?
   И - больше я не выдержал. Быстро подошёл к ней и обнял. Некоторое время она стояла, напряжённо зажавшись, а потом прильнула ко мне, выпростала руки наверх и обняла меня за шею. Маленькая, уютная, тёплая... Первой оторвалась от меня, откинула голову, жадно всматриваясь в моё лицо, в который раз изуродованное, - и врезала кулачком в плечо. Я охнул от неожиданности.
   - Почему ты мне не сказал, что вернулся?! - прошипела она, блестя заплаканными глазами и хлюпая носом. И опять стукнула по тому же плечу.
   - Боялся снова уйти, - признался я и поцеловал её. - Боялся, что будешь переживать. Гадать, кто на этот раз перед тобой и не случится ли замена в следующий раз. Иногда я и сейчас этого побаиваюсь. Не плачь, пожалуйста...
   Она длинно вздохнула, шмыгнула и снова уткнулась заплаканным лицом в моё плечо. А я - в её тёплые волосы на макушке. Век бы не сходил с места.
   - Надо поспать, - напомнила она мне в плечо. - Так понимаю, что с сим-вормами ещё ничего не кончилось. Сколько времени ты уже на ногах? Пошли. Кровать, конечно, узкая, но выспаться нам удастся.
   Стук в дверь. Ого, Карл предупреждает о своём приходе!.. Я улыбнулся.
   - Пошли, не будем смущать его.
   За ширмой мы быстро легли и укрылись одеялом - тоже узким. Лидия шёпотом рассказала, как прошёл день - в беготне устройства, в привыкании к старому месту... Я начал очень тихо рассказывать, как мы вляпались в приключения. Рассказывал, стараясь говорить всё тише и тише... Вскоре моя военная хитрость удалась: Лидия заснула.
   Убрав из её поля всё тревожащее, я выскользнул из-под одеяла и подоткнул его вокруг Лидии. Мягко вышел из-за ширмы. Застыл посреди комнаты, прислушиваясь. Призрак спал - очень беспокойно, время от времени вздрагивая от быстрых снов и проскальзывающих в них кошмаров. В носках по бетонному полу удобно ходить бесшумно, но холод быстро пробирает до костей. Я шагнул за ширму к Карлу, стараясь притворяться нейтральным пространством, ни на что не влияющим. Постоял перед ним - и предельно осторожно выправил его информационное поле. Секунды... Дыхание Карла стало глубже и тише. Ещё через несколько секунд он спал глубоким крепким сном.
   За ширмами своего семейства, куда вернулся, я мог передвигаться сколько угодно: меня всё равно никто не слышал. Хотя нет... Я подошёл к кроватке Максима. Сын любознательно таращился на меня, видимо не узнавая беглого папашу в жутком типе с обритой головой.
   - Хочешь пить?
   - Ить!..
   Максиму полтора года, и я уже сейчас боюсь, что вырастет из моего малыша. Глядя на его поле, я стараюсь сформировать целый курс обучения, годный для ребёнка с мощным энергопотенциалом. А сейчас думаю только об одном: хорошо, что он у нас такой спокойный. Хотя и очень подвижный. Он ведь оттого и просит постоянно пить, что двигается, как пущенная в вечный завод юла: то носится по комнатам, то играет до умопомрачения... Усадив малыша, я дал ему в руки стакан, заранее принесённый от баллона. Облокотившись, смотрел, как он пьёт и одновременно поглядывает на меня исподлобья. Ну всё. Теперь до утра будет спать спокойно.
   Уже в коридоре я перешёл в состояние невидимости и быстро пошёл к выходу с платформы. На выходе спохватился и изменил характеристики личного поля, чтобы никто не почуял и не узнал, что кто-то выходил из помещения.
   На крыльце сильный ветер едва не сбил меня с ног. Хорошо - куртку захватил. Схватившись за перила, я с трудом спустился и зашёл за лестницу. Пока ветер рвёт в одном направлении, можно отсидеться здесь и попробовать позаниматься тем, чем ни на пьяную, ни на трезвую голову я не решился бы заниматься на платформе.
   Спать хочу. Очень. Но мне страшно. Поэтому - сколько смогу, столько и проработаю, пока не найду ключ к собственной лампе с джинном.
   Не стал садиться ни в какую позу, просто сел у лестничной стены и прислонился к ней. Подтянув колени, "обыскал" себя. Вот она. Притаилась в поле возле головы. "Информацию скачивает?" - невесело усмехнулся я.
   Посидел в ленивых раздумьях, как обозвать свою Тень. Поиграл словами и ощущениями. По всему выходило, что лучше найти имя женское. Тень. Пусть будет Тина.
   "Выходи".
   Тень замерла в сантиметрах двадцати перед глазами.
   "Тина! Это твоё имя. Будешь на него откликаться".
   "Имя".
   "Ты видела: людей много. Чтобы они отличались друг о друга, у всех есть имена. Имя - это разнозвучный зов, на который люди откликаются".
   "Я отличаюсь друг от друга?"
   "Ты - лучше. Другой такой на свете нет", - серьёзно сказал я.
   "Тень Тина. Тина боится. Тина хочет как все".
   "Не получится. Ты единственная в своём роде. Но я тебя буду защищать, чтобы Тине не было страшно".
   "Защищать".
   "Если кто-то захочет съесть Тину, Тина спрячется во мне. Я - защита".
   Я воспроизвёл в воображении сказанное: нечто кошмарное мчится за маленькой Тиной - она врезается в меня, в моё поле, а я поднимаю руки и будто отталкиваю от себя ладонями разбежавшийся кошмар, тот пятится, исчезает.
   "А я?"
   "Что?"
   "Защищать тебя?"
   "Сложный вопрос. Ты мне помогла однажды, когда я тебя послал к тем людям в машине. Тебе это было трудно?"
   "Нет. Могу так. Ещё раз".
   "Посмотрим. Тина, ты позволишь немного посмотреть на тебя?"
   "Посмотреть".
   "Раскройся", - велел я и снова обратился за помощью к воображению: Тень распалась на облако мельчайших составляющих.
   Тина мгновение плавала перед глазами спокойно - и так же медленно превратилась в предложенную форму, полукругом разлетевшись на уровне моих глаз.
   Я потянулся к ней сознанием - растворил в своём информационном поле.
   Свойства - оригинальные, но о них позже. Скорее всего, я буду часто использовать Тину в полевых условиях, благо она не возражает.
   Ищу главное. Чем питается. Можно ли не опасаться нападения во сне. Это ведь она пока трусит, осознав себя чужаком всему миру...
   Облегчение - такое, что ощутил свои поднятые в напряжении плечи. Расслабил - опустил... Не тронет. Структура Тины такова, что в ней большинство моей составляющей. Для неё человек - табу. Любой причём.
   Так, питание. Ещё интересней. Она ловит тончайшие эманации той части моего мозга, которая заведует воображением, и поглощает их. Я тихо рассмеялся. Надо будет почаще рассказывать сыну сказки.
   "Полетай впереди лестницы, посмотри: не приведут ли сюда сим-вормов остатки шавок? Потом возвращайся. Иди".
   Хотя собак я никогда не держал, у меня отчего-то полное впечатление, что я выгуливаю собачонку. Проследил, как Тина, окутавшись облаком любопытства и, в отличие от меня, спокойно преодолевая сильные порывы поднявшего под утро ветра, летит к месту недавней схватки Карла с шавками, и снова задумался.
   Единственная опасность на Сцилле - это присутствие на ней сим-вормов. Значит, надо придумать какую-то ловушку, чтобы уничтожить тварей. Только если с целью определиться легко, то с реализацией трудновато. Придётся дождаться рассвета и дождаться, когда все проснутся. У меня тоже на всё про всё совсем немного времени, так что... Закрыв ладонями лицо, прислушиваясь к резкому шелесту ветра, я сосредоточился на коже ладоней и лица. Между ладонями и лицом мгновенно возникло ощущение магнита - отталкивающего. Чтобы усилить целительское воздействие, заставил работать всё тело, что потребовало растворения в пространстве.
   ... Когда ветер сменил направление, я всё ещё был в сознании, но ощущения требовали немедленно взглянуть на самого себя. То есть - остался ли человек, когда впечатление, что я вот-вот взлечу под первым же порывом ветра, как пересохший лист?
   Но в этот момент вернулась Тина и спряталась в привычном ей месте моей полевой структуры. Её возвращение задело расставленные на всякий случай защитные "сети" предупреждения, и я отнял ладони от лица, на котором остались лишь редкие следы засохшей крови от царапин.
   "Что скажешь, Тина?"
   "Мёртвые живых не притянут".
   Первая хорошая весть за всё время.
   Уже в предутренние серые сумерки поднялся по лестнице и вошёл на платформу - и сразу наткнулся на двоих, сидящих в вестибюле. Таис - ладно. Но Полли...
   - Брис? - удивилась девушка-призрак.
   - Привет! Не слишком рано? - спросил я и сообразил: Таис пытается дотянуться до группы на катере - поговорить с Вестаром. Триди-визоры не работают. Им мешает фон сим-вормов. Единственная надежда на ментальную связь.
   Так, время терпит. Успею.
   Присел напротив, протянул руки обеим. Сомкнутый круг поможет не очень сильной в работе с менталом Полли дотянуться до Вестара. Она засияла, немедленно закрыла глаза и радостно выдохнула:
   - Вестар, это я!
   Мы с Таис, улыбаясь, переглянулись и осторожно разомкнули руки. Теперь, когда Нить связи крепко ухвачена с обеих сторон двумя, "увидевшими" друг друга, нам необязательно вслушиваться в их мысленный разговор... Я пересел на сторону Таис и шёпотом спросил:
   - Ты говорила с Кэвином? Как он там?
   - Сказал - всё нормально, - тоже шёпотом откликнулась девушка. - Брис, можно я с тобой в следующий раз пойду? Нас ведь учили с сим-вормами воевать.
   - Конкретно ничего сказать не могу. Соберём военный совет, чтобы выяснить, что делать дальше, вот тогда ситуация прояснится и скажу насчёт вашего участия.
   Она чуть улыбнулась и кивнула.
   Я встал и пошёл в комнатушку, пока там не обнаружили моего отсутствия. Просочился через дверь так бесшумно, что сам себя не слышал. Карл крепко спал после моей настройки на покой. Сын бодро посапывал в своей кроватке, а Лидия напряжённо сжалась: кажется, ей снилось что-то не очень хорошее. Я ещё раздумывал над ней, стоит ли вмешиваться в состояние её сновидений: одно дело - усыпить, другое - вмешиваться в выброс впечатлений дня, выраженных сном, когда за спиной раздался короткий шорох.
   Максим заворочался. Только я шагнул к нему успокоить, как малыш сел, не открывая глаз, - и я затаил дыхание: голова с взлохмаченными вихрами повернулась в сторону мою и кровати с Лидией. Сонно сдвинув бровки, но так и не просыпаясь и не открывая глаз, Максим пробормотал что-то и снова свернулся в уютный комочек. Улыбаясь, я натянул одеяло на него и обернулся к Лидии. В первые мгновения не мог поверить глазам: она лежала, расслабленно вытянувшись и обняв подушку.
   Присмотревшись, я потряс головой. Что это? У меня глюки? Вокруг головы Лидии мерцал странный серебристый туман. Я осторожно подошёл и попробовал углубленно проанализировать состав тумана. Через минуту я присел на край кровати, глядя то на сына, то на жену. Максим, которого разбудил тревожный сон матери, наслал на неё - инстинктивно - успокаивающий ментал, вся суть которого сводилась к простенькому пожеланию: "Мама, ничего не бойся и спи". Но, чёрт побери, каким сложным по структуре оказалось это пожелание! А малыш так легко его сотворил и отослал!.. Чёрт, да его движение можно назвать профессиональным!
   Э... Мне уже можно пугаться? Или подождать, пока подрастёт?..
   Стараясь не слишком возиться, я прилёг рядом с Лидией и замер, почувствовав, как тёплая рука вяло легла на мой бок. Мы всегда спали в обнимку. И сейчас, когда Лидия спит под успокаивающим действием сразу двух направленных посылов, она всё равно машинально обнимает меня. Я вздохнул - и уснул, переплетя свои пальцы с её...
   Нас разбудил Карл, который перед сном ввёл в своё поле команду-будильник и проснулся в нужное время.
   Открыв глаза, мы некоторое время смотрели друг на друга.
   - Мы вместе, - прошептала Лидия.
   - Вместе, - серьёзно подтвердил я.
   После небольшого разговора с Карлом мы с ним вышли из комнатушки и прошагали коридор достаточно быстро, если учесть, что к нам то и дело подходили переселенцы и спрашивали, какими судьбами мы оказались на платформе и скоро ли можно будет вернуться в свои дома. Мы отмалчивались насчёт второго, но не делали тайны из нашего появления здесь. Впрочем, говорить за двоих приходилось мне. Карл только морщился, когда приходилось останавливаться, и нетерпеливо поглядывал вперёд... У выхода нас уже ждал Арни и Таис.
   - Что решили?
   - Пока ничего. Нам нужен джип. Тот, второй, который ремонтировали.
   - Внизу. В гараже. Что делать нам, остающимся на платформе?
   Вмешался Карл.
   - Поставить здесь охрану, чтобы никто не выходил, - сказал он, явно памятуя о ночном бое с шавками. - И пусть маленькие призраки сидят наготове. Неизвестно, в какой момент нам понадобится их помощь.
   - А я? - требовательно спросила Таис. - Я иду с вами! Мальчишки справятся и без меня - в случае чего. Они умеют всё то, что умею я. А вместе сделают всё, что нужно.
   - Ты останешься здесь, - спокойно сказал Шериф, но к нам обернулся с мольбой в глазах: ну поддержите меня!
   С высоты своего роста Карл пренебрежительно осмотрел девушку, отчего та поёжилась, но строптиво насупилась.
   - Нет, - сказал он непробиваемо бесстрастно.
   - Почему?! - возмутилась Таис.
   - Расслабилась. Года три назад я бы, не спрашивая, взял бы тебя с собой - с твоим-то потенциалом и силой. Но не сейчас.
   - И в чём это вы видите, что я расслабилась? - надменно спросила девушка.
   - Кэвин. Мне объяснять дальше, или так сойдёт?
   - А при чём тут Кэвин? - недоумённо спросил Шериф.
   Таис покраснела и отвернулась. Взрослый призрак только недовольно скривился, вроде хотел сказать: "Ну вот, что я говорил?" и развернулся к лестнице во внутренний подвал платформы, откуда мы и хотели взять джип. Я кивнул Арни и Таис и поспешил за Карлом. Догнав его на середине первой лестницы, я усмешливо спросил:
   - А как же я? У меня ведь жена и ребёнок, а ты не боишься брать меня собой?
   - Ты самец, - ухмыльнулся взрослый призрак. - Там, где эти птенцы будут делать глупости, ты будешь защищать своё гнездо.
   - Ну-ну, - не нашёлся я что ответить.
   Карл остановился на полпути и повернулся ко мне с тяжёлым вздохом.
   - Брис, несмотря на молодость, по понятиям ты человек зрелый. Хотя иногда взбрыкиваешь, как поддатый сим-ворм. Но обычно твои взбрыкивания приводят к нужным результатам. Тебе это надо - заниматься с подростками, которые больше думают не о деле, а о том, как бы побыть вдвоём? Думаю - не надо. Так чего ещё об этом думать? От неё здесь, на платформе, пользы гораздо больше, чем рядом с Кэвином, от которого тоже можно добиться большего, пока он не млеет, глядя на свою красотку. Ненавижу любови всякие, особенно в экстремальных условиях. Я достаточно ясно выразился?
   - Ага, - сказал я, скрывая усмешку. - Достаточно.
   Карл ещё не знал, что одна из двух девочек-призраков из команды Таис, отчаянно влюбилась в нашего бесстрастного солдата. Вчера, точнее сегодня ночью, когда после боя с шавками мы все вместе шли на платформу, она постоянно старалась быть ближе к нему, буквально прилипнув к взрослому призраку за его спиной.
  
   29.
  
   Нам предстояло часа два пути. Это время мы прикинули после связи с ребятами на катере, который должен будет лететь нам навстречу. В дороге же договорились меняться за рулём джипа, чтобы не слишком утомляться. Концом нашего пути должен быть въезд на ходу в чрево катера, летящего перед нами. На арене цирка, наверное, такой номер был бы встречен бурными аплодисментами.
   Первым за руль сел Карл. Повёл машину на хорошей для Сциллы скорости.
   Минут десять молчал, пока не выбрались с территории поселения, потом сказал:
   - Когда ты успел физиономию залечить?
   - Ночью.
   - Не помню, чтобы ты выходил.
   - А зачем мне выходить? - соврал я. - Запустил процесс излечения, чтобы процесс шёл, пока сплю, - и все дела.
   - Угу... - Судя по недовольному тону, Карл не совсем поверил моему ответу. Но смолк надолго, спокойно глядя вперёд.
   Через несколько минут он расслабился, и снова отдались мне эхом слова Вэла: "Контакты с ксеноморфами были?" Будучи таким же спокойным, как Карл, я невольно раскрылся, а он - тем более. И вскоре едва не вздрогнул: перед глазами поплыли странные сцены. Глянул искоса на Карла. Лицо задумчивое... Всё ясно: расслабился в моём присутствии - и вспоминает, машинально глядя на серую дорогу впереди, то и дело замутнённую извивающимися пыльными вихрями.
   В общем, я не виноват, что мне приоткрылись страницы прошлого Карла.
   Богатый дом. Ухоженные родители. Всё мельком. Парень с длинными чёрными волосами, явно подстриженными в какой-то загадочной для меня причёске, недовольно (что очень привычно и для нынешнего Карла) смотрит на себя в зеркало. Чёрные кожаные штаны, чёрная кожаная куртка на голое тело, ботинки. Что-то типа наших готов, рокеров или байкеров. Не разбираюсь. На вечеринку собирается?..
   Он же - вечером или ночью на городской улице. Садится на нечто вроде мощного мотоцикла. Трогает с места. О чёрт... За ним целая кавалькада мотоциклистов в чёрном. Проезжают улицы, выходят за пределы города. Опять мельком - мотогонки. Жестокие причём: в процессе эти молодчики пытаются избавиться друг от друга, наезжая на соседа по трассе. Ну и развлечения у них... С жиру, что ли, бесятся...
   Ого... Колонна мотоциклистов то ли огибает, то ли окружает какую-то бронированную машину. Эхо грохота. Взорванная машина, кувыркаясь, летит на обочину. Мотоциклисты стаей волков, "спешившись", бросаются следом, раскурочивают дёргающую колёсами в агонии машину, убивают найденных ещё живых и вытаскивают из грузового отделения какие-то коробки и ящики. После чего командующий ими Карл повелительно машет рукой - собирает колонну заново. Снова уличные огни. Какие-то производственные постройки. Тёмное помещение. Непрерывный стук оружия, падающего в беспорядочную кучу на полу.
   Всё - отрывками, полустёртыми воспоминаниями.
   Ещё одна машина ограблена. Причём теперь в ограблении участвует оружие с первой машины. Ещё одна. На четвёртой - прокол. Пока мотоциклисты Карла традиционно бросают награбленное оружие в кучу, в помещении вдруг резко светлеет - где-то рывком раскрылись двери. Чёрные тени на ярком свету. Суета, быстрая круговерть перемещения людей убегающих, догоняющих. Даже перестрелка. Кто-то падает. И не один... Провал в темноту.
   ... Карл сосредоточился на дороге.
   Кажется, я становлюсь чувствительней и чувствительней к чужому пси-информационному пространству - из-за присутствия Тины. Итак, что же произошло, что именно я увидел? Карла арестовала полиция, когда он вовсю командовал "ребятами с района". В его команде была поразительная дисциплина и стопроцентная преданность вожаку, который, будучи интуитивным пси-лидером, и вложил приказ на рабское подчинение каждому члену банды в мозги. Познавший сладость лёгкой власти, Карл попал во что-то наподобие КПЗ полиции - взяли всех внезапно. Возможно, почувствовав безнаказанность, юные грабители не слишком заботились о том, как бы замести следы.
   Шестнадцати-семнадцатилетний Карл умел давить на мозги, только напрягшись, и вкладывать пси-приказы в голову только одного человека... Я видел, как он пытался сбежать, обрабатывая своих охранников. Всех, кто заходил в камеру. С третьим ему почти удалось выйти на волю. Подстрелили его так, что сначала я даже встревожился, забыв, что влез в чужие воспоминания. Особенно, когда получился новый тёмный провал сознания. Но, кажется, Карла подстрелили не по-настоящему. Возможно, усыпляющим. Или - снотворным, что уж там у них в ходу. Я с облегчением вздохнул, когда сознание начало медленно проявляться и перед глазами, сначала медленно закружившись, встали и снова чётко проявились стены полицейской камеры.
   Как выяснилось чуть позже, мне нельзя слишком переживать за человека.
   Потому что дальше пошла конкретика.
   Видимо, это было одно из самых ярких воспоминаний юного молодчика из богатой семьи, который получил слишком много для избалованного сынка.
   Мысль: "Я просидел тогда двое суток..."
   Первые сутки Карл сидел спокойно. К началу вторых забеспокоился: никто не то что не приходил к нему, ему даже еды не принесли. Потом он, видимо, решил, что его таким образом наказывают, и успокоился. Правда, поугрюмел. Засел на койке спиной к стене, обняв колени и приготовившись к долгому ожиданию.
   И вот тогда всё началось.
   Отчётливый скрежет открываемой двери. Парень оглянулся. На пороге стоял светловолосый широкоплечий гигант с ледяными серыми глазами. Зачёсанные назад волосы, видимо, собраны на затылке то ли в хвост, то ли в косичку. На лице, твёрдом и странно мускулистом, как у боксёра, еле намеченная усмешка. Уничтожающая. И он был в штатском. Одежда для прогулки, например, на улице: что-то вроде джинсов и плотной рубахи навыпуск, запылённые полуботинки.
   Карл, видимо, по молодости не понял, что может значить такая усмешка. Зато он встал с койки и напрягся, сразу попытавшись сделать то же, что с полицейскими. Он решил, что перед ним детектив, поэтому он в штатском. И парень надавил на мозги незнакомого мужчины со всей силы, отчаянность которой бралась от безысходности.
   Светловолосый широко ухмыльнулся, быстро подошёл к парню...
   Полицейские с парнем из богатой семьи рукоприкладством не занимались - старались сдерживаться, во всяком случае, и Карл ничего опасного не ожидал.
   Удар в лицо был страшным.
   ... Меня откинуло на спинку, едва не снеся голову...
   ... А потом Вольф пальцами врезал под дых...
   Выдох, больше похожий на всхлип. Я бы грохнулся лицом на панель управления джипом, если б Карл не успел цапнуть меня одной рукой за ворот куртки.
   - Брис! Кой чёрт?!
   Резкий приступ тошноты - я чуть не захлебнулся, а затем изо рта на ту же панель плеснуло неожиданно ярким, будто живым из-за впечатления подвижности, пятном крови, как брошенным из пригоршни. И продолжало рвать кровью ещё несколько секунд, изгваздав всю панель и собственную куртку.
   Джип остановился.
   Всё ещё держа за шкирку, будто боясь, как бы со мной ещё чего не произошло, Карл привстал и осторожно отвёл меня в салон джипа, где и усадил на скамью. Смешно, но немного придя в себя, хоть и с трудом дыша, я первым делом пожалел о перепачканной кровью куртке. Алые пятна тянулись с подбородка падать на неё, а я, в шоке от неожиданности, не мог поднять ослабевшей руки вытереть остатки.
   - Бри-ис! - позвал Карл, присаживаясь передо мной на корточки. - Объяснишь, что произошло? Ну-ка прекращай всё, что бы ты там ни делал!
   Дыхание постепенно пришло в норму.
   Хм, Карл кажется, думает, что я снова экспериментирую над чем-то. Ну и... хорошо, что так думает. А то стыдно...
   - На!
   Чуть не в нос мне сунулась какая-то грязная, хоть и сухая тряпка. Я взял её с благодарностью, отёр рот и подбородок, после чего отложил и снова протёр лицо - уже ладонями. Во рту кисло-сладкий привкус крови. На душе стыдоба...
   Карл смотрел-смотрел, прищурился - и ладонью в челюсть заставил меня слегка повернуть голову в сторону.
   - По-моему, у тебя здесь...
   Он вдруг замолчал.
   - Извини, Карл, - после недолгого молчания сказал я, сообразив, что он догадался обо всём. - Извини, я... не хотел.
   - Ты... Ты сейчас получил от Вольфа! - потрясённо сказал Карл. - Ты влез в мои воспоминания - и получил от Вольфа!
   И - захохотал, чуть не свалившись с корточек назад. Так заразительно, что я тоже засмеялся было, но охнул, схватившись за живот, который всё ещё болел от виртуального удара три года назад погибшего призрака. И со вздохом принялся качать энергию, чтобы побыстрей избавиться от неприятных ощущений и последствий.
   А Карл отхохотался и встал.
   - Ну что, герой... Оправился? Едем дальше?
   - Сейчас отсижусь - и приду, - пообещал я.
   Призрак смешливо хмыкнул и вернулся в кабину, куда я приплёлся минут через пять. Карл скосился на меня - морда жутко довольная.
   - Ну? Объяснишь?
   - Если коротко: как ты знаешь, встреча с сим-вормами, очень близкая встреча, может пробудить способности, а может их развить. Помнишь, как обстреливали сим-вормов у твоего катера?
   - Помню.
   - Я наступил на плёнку.
   С лица Карла разом отхлынули все краски. Лишь спустя некоторое время он с видимым трудом выговорил:
   - И не сдох. Надо ж...
   - Но стал очень восприимчивым к любым пси-проявлениям. Специально я не вслушивался в тебя. Такое впечатление, что ты просто не сдерживал воспоминаний, и они распространились вокруг тебя. Я сначала даже не понял, что это твоё.
   Мы помолчали, снова уперевшись взглядами в ветровое стекло. Но любопытство меня заело. Коротко глянув на успокоенное лицо Карла, я спросил:
   - И чем всё кончилось?
   - Что - сам теперь боишься лезть? - ухмыльнулся он.
   - Теперь я знаю, во что влез...
   - Ну, я отрубился напрочь. А когда очнулся, сидел в машине с Вольфом.
   Он снова расслабился.
   А я снова увидел. И ощутил. Тело будто избитое. С трудом поднялся, сел, сразу прислонившись к спинке сиденья. Меня пока никто не трогал. Появилось время рассмотреть, где я. Ветровое стекло. За ним улицы по-дневному хлопотливого города. Справа - тот самый усмешливый высоченный светловолосый мужик, за рулём. Он даже не связал меня - Карла. Не заковал в наручники. Плевать он хотел на меня!.. На то, что я, такой крутой, - и рядом с ним. Не боялся человека, который мог!.. Карл ослабел, но по инерции продолжал думать о себе, привычном - том, который мог пси-подчинить себе любого...
   Гигант вдруг протянул ручищу к бардачку и вынул пачку бумажных платков.
   - Утрись, - прогудел он.
   Карл молча же распечатал пачку и, поглядывая на боковое зеркальце, принялся оттирать кровь с лица... Чуть позже он обнаружит, что его штаны сзади здорово протёрты, словно он съехал с детской пластиковой горки, которую перед тем какой-то псих долго и упорно скоблил вилкой. Чуток поразмыслив, он сообразит, что светловолосый протащил его волоком через весь полицейский участок - за шкирку, словно мягкий манекен ("Как ты меня только что", - насмешливо подумал я).
   - Пацан, когда ты обнаружил, что умеешь влиять на людей? - внезапно заговорил гигант низким голосом.
   Сказанное им словно облило парня ледяной водой.
   - Откуда вы знаете?.. - начал было он и замолчал. А если светловолосый говорит не о том, о чём подумал он сам?
   - Знаю.
   Короткое слово заставило Карла приглядеться к водителю. Спокойное, слегка улыбающееся лицо - уже даже не с усмешкой. И отчётливое ощущение силы. Такое отчётливое, что парень больше не сомневался. Пытаясь быть на равных с этим гигантом, он постарался немногословно рассказать, как однажды увидел: с определённым усилием сказанные, его слова заставляют людей выполнять все его прихоти, а начитавшись нужных по теме книг, он пришёл к выводу, что у него есть дар, который бы неплохо развить. И, только высказавшись, сообразил поинтересоваться:
   - А куда мы едем?
   - На базу призраков.
   В первую минуту Карл ничего не понял. Каких призраков?
   Потом дошло. Уже подозрительно глядя на светловолосого гиганта, он поинтересовался:
   - А ты - призрак?
   - Да.
   Короткое слово прозвучало как раздражённое "Отвянь!". Карл, несмотря на все свои заморочки в характере, дураком не был. Отвял. Молчал всю дорогу, поспешно вспоминая всё, что слышал об элитном подразделении армии Содружества.
   Только когда поехали по пригороду, осмелился спросить:
   - А... как же с родителями?
   - Ты погиб вместе с последней взорванной машиной, - безразлично сказал Вольф и после недолгого молчания добавил: - Твои родители сейчас в крематории. Готовят к сожжению гроб с останками.
   Поразмыслив, благо времени предостаточно, Карл пришёл к выводу: жизнь расцветает новыми красками. Родителей, которых он давно привык дёргать за пси-ниточки, как самых тупых кукол-марионеток, он не жалел. Они его похоронили - и в его личной жизни остались где-то там, в стороне. Тревожило лишь одно: что впереди? Скучать не дадут - это понятно. Но что именно ждёт его? Пару киношек по триди о жизни ребят и их воспитании в военных школах он успел посмотреть. Примерное представление, хоть и сглаженное сценаристом и режиссёром, о будущем имел. Неужели он станет курсантом школы призраков? Забыв о своих пси-способностях, он наскоро перебрал в памяти арсенал уличных приёмов защиты и нападения, которым ему всё-таки пришлось научиться, общаясь со своей командой... От сердца немного отлегло.
   Осмелившись, он всё-таки спросил у Вольфа, не в школу ли призраков его везут. Получив утвердительный ответ, Карл поклялся себе: пока не усвоит всей призраковой премудрости и не станет лучшим (и только лучшим!), высовываться не будет.
   Несмотря на все свои закидоны при полном попустительстве взрослого окружения, несмотря на своеволие законченного эгоистичного деспота, парень в жизни оставался реалистом. Поэтому он не стал сладостно воображать, как приедет в школу и первым делом покажет всем, кто есть кто.
   Он задумал - и выполнил. Ушёл в позицию "не тронь меня - и я тебя не трону".
   Правда, этой позиции было довольно тяжело придерживаться. Остальные курсанты были намного младше Карла. Но гораздо большему обучены. Без взрослости парня. Наезды бывали жестокими. Чаще все против одного.
   Ещё в машине, поглядывая на тяжёлые ручищи Вольфа, Карл сообразил - точнее, сработал тот самый слабый дар предвидения, что не раз попадётся на кулак скорого на расправу призрака. Так и случилось, хотя парень и старался в школе быть самым старательным и послушным учеником. Попадало чаще за участие в драках, где били его самого. Пока он не сообразил попробовать одну из методик, найденных в электронной библиотеке школы: наткнулся на неё, пытаясь придумать, как развивать дар предвидения. В той методичке он прочитал, как делать себе ментальное поле, при котором ни один просто не будет его замечать. И сделал. Больше на кулаки ни одногруппников, ни Вольфа он не попадал.
   - ... Подожди, - сказал я задумавшись. - А сколько тебе было?
   - Месяц до семнадцати.
   - Почему же тогда вы не взяли меня как ученика, когда увидели, что я видящий?
   - А ты хотел бы?
   - Нет.
   - Тогда чего спрашиваешь?
   - Интересно. Я ж тебя был старше всего на полгода, получается.
   - Старше пятнадцати уже не брали. Были исключения, как я, но с определённой особенностью характера, которого у тебя никогда не было.
   - Каким же? Договаривай, раз начал.
   - Агрессивность, близкая к спортивной злости. До пятнадцати лет ребёнка легко превратить в машину-убийцу. После - с устоявшимся характером - ему делать нечего в школе призраков.
   - Карл... Не жалеешь, что лишился нормальной жизни и стал призраком?
   - Брис, а я видел её - эту нормальную жизнь? Кем бы я стал, останься безнаказанным богатым бездельником? Ты ведь понял, что до школы я убивал. Ты - тоже. Но ты убивал, потому что это была работа и заработок, хотя честный гражданин такой жизни и работы не оценил бы адекватно. Но я-то убивал, потому что мне нравилось. Так пусть хоть эта моя тяга к убийству стала оправданной, когда я пошёл воевать с сим-вормами. Хоть по делу...
   - Сложно всё это, - задумчиво сказал я.
   - Сложно, - согласился Карл. - Но я доволен, что моей судьбой распорядились со стороны. Я бы, думаю, сам по себе долго не прожил. Могли убить мои же ребята.
   - С чего это?
   - Ты у меня спрашиваешь, как будто и впрямь не понимаешь. Ты же работаешь с менталом. Знаешь, что происходит с человеком, если давить на него против его воли. Или мозги взорвутся. Или человек будет инстинктивно кидаться на того, кто на него воздействует. Так что...
   Он дёрнул уголком губ и пристально уставился на дорогу впереди. Кажется, разговор надоел ему. А может, и правда, вызвал слишком много неприятных воспоминаний. То, что я теперь видел, даже не оборачиваясь к нему, походило на страшный фильм, сжатый режиссёром вдвое. Постоянное движение не прикрывало главного. Росло впечатление, что против Карла в школе объединились все ученики-курсанты. В чём дело? Что он такого натворил, что против него ополчились?
   Молчит. И поле потемнело. Мысли тягостные пошли.
   - Всё ещё смотришь? - внезапно спросил он, не оборачиваясь.
   - Ты же не закрылся. И я не смотрю. Оно само идёт.
   Он всё-таки обернулся - посмотреть, не смеюсь ли я над ним.
   - В школе было то же самое. Один парень сказал остальным, что я ненавижу всех и готовлюсь их убить после выпускного. Типа, он лучший видящий и смог считать спрятанную информацию с меня. Так выяснилось, что я... мазохист. - Он скривил рот, то ли насмешливо, то ли горестно.
   - Что ты сделал? - спросил я, памятуя, что человеку лучше выговориться, чем держать воспоминание в себе.
   - Считал с одного дурачка, что они собираются убить меня, пока я не убил их. Гы-ы... И подставился Вольфу.
   Я похолодел. "Подставился". Один из эпизодов вдруг стал ярче остальных.
   - Закройся на кинестетическом уровне, - посоветовал Карл. - Те два удара были цветочками. Закройся.
   - Нет уж. Лучше скажи сразу, что сделал Вольф. Я, в отличие от тебя, не мазохист.
   - За два месяца до выпуска я подошёл к нему, ляпнул что-то, что потом намертво вышибло из памяти, а потом очнулся в реанимации.
  
   30.
  
   С минуту выждав, не добавит ли он чего, я бесстрастно сказал:
   - А когда ты вышел из реанимации, ты убил его - того "видящего". Так?
   - Убил, - подтвердил Карл. - Только не сразу. Года через три. Нас разбросало по назначениям от школы. А встретились случайно. Скорее даже - не встретились. Я тогда уже стал равноправным напарником Вольфа - его личный выбор в пару "видящий - слышащий". Его напарник, "видящий", погиб уже как с год, поэтому некоторое время Вольф и обретался в школе призраков. По пути на новую базу, уже после первого задания, попали на одну планету, где в госпитале должны были пройти курс реабилитации и дождаться своего корабля. Вольф мне говорит: "Здесь, в госпитале, знакомец твой обретается. Не хочешь навестить однокашника?" И замолчал. А я сразу насторожился: он никогда ничего просто так, впустую, не говорил.
   Он тоже замолчал, остановив машину и пережидая локальную пылевую бурю вокруг нашего джипа. Ветер был резкий, лез во все щели - и вскоре в воздухе кабины почувствовался сухой пыльный привкус. Карл ссутулился, облокотился на панель и немигающе уставился в ветровое стекло. Застыл. Будто не желал продолжать историю, пока не уляжется буря.
   Даже не глядя на него, а лишь ощущая его личное пространство, ментально соприкасающееся с моим, я видел то, что он сказал походя.
   Госпиталь. Курс реабилитации.
   ... Грохот направленного взрыва, взметнувший и тучи строительной пыли, и обломки помещения, и все предметы, которые находились в этом тесном помещении, ударил по ушам. Искорёженный шлем не защитил ни от звуковой, ни от ударной волны. Карла влепило в стену, к которой он на мгновения будто приклеился, а потом свалился мешком - лицом на корявые куски стены. Лопнувший пластиковый щиток врезался в скулу. Боли Карл не почувствовал. В тупом оцепенении он лежал на животе, ощущая только сдавленную снаружи и изнутри голову, внутренне гудящую тишину, распирающую мозги, выдавливающую их, и как-то стороной понимая, что оглох.
   Рука в боевой перчатке вяло сжалась. Он отчётливо, с нарастающим облегчением ощутил, как впрыскивается в кровь жидкость, приводящая в сознание. Сознание прояснело, и теперь он уже уверенней снова сжал оба кулака.
   Через секунды он пришёл в себя настолько, что, опираясь на пол и стену, смог встать на колени и оглядеться. Вольфа нигде не видно. Перед тем как направиться в подвал, где прятались последние переселенцы, которых не успели сожрать сим-вормы, призраки договорились не разбегаться. Так где же он?.. Покрутив головой, Карл наконец прочувствовал боль от впившегося в кожу погнутого осколка надглазника и стянул шлем, по дороге процарапав кровавую борозду от челюсти до виска. Но инъекции уже подействовали, и боли он почти не заметил.
   Вольфа он нашёл неподалёку. Старшего призрака сбило и завалило обломками. Времени на разгребание завалов нет. Карл использовал сервоприводы скафандра и выволок тело из-под каменной кучи. Вольф оказался без сознания. Недолго думая, Карл быстро привёл в действие инъекторы в скафандре призрака, до которых мог дотянуться, после чего опустил его на пол и огляделся.
   Коридор подвала, и так узкий, теперь, после взрыва, стал почти непроходимым. Без шлема, сейчас никуда негодного, Карл плохо видел в тумане строительной пыли, которая всё никак не унималась. Пришлось перейти на пси-зрение.
   Назад, откуда они пришли, - никак: этот коридор завалило тем, что оставалось от первого этажа после взрыва. Завалило так, что под взорванным зданием остались все сим-вормы и шавки, которые проникли на подвальный уровень платформы. "Надеюсь, они все там передохли", - медленно и тяжело возникла мысль. А переплетение подвальных коридоров здесь оказалось таковым, что тупик в конце коридора, к которому они с Вольфом и подбирались, соседствовал с выходом в другой. Карл поднялся и, выставив пульсар перед собой, осторожно - сканируя пространство перед собой, прошёл к этому выходу. Высунувшись в новый коридор, слева от тупика, он быстро просмотрел его. Кажется, отсюда можно не только выйти самим, но и провести переселенцев.
   Тупик заканчивался дверью, за которой наивно прятались переселенцы. Было тихо. Хотя Карл знал, что, если пси-прислушаться, можно расслышать шёпот, которым переговаривались гражданские.
   Он вернулся к старшему призраку. Тот уже сидел, прислонившись к стене. Его-то шлем не был повреждён, и Вольф быстро реабилитировался за счёт пуска системы инъекторов-стимуляторов. Так. Карл быстро "проглядел" состояние напарника: челюсть сломана - говорить Вольф не может, ноги беспомощны - передавило, и одна, кажется, тоже сломана. Ничего страшного, непоправимого... Но до того момента, когда глаза старшего призрака полностью прояснели, произошло то, чего Карл не любил больше всего в своей недолгой практике спасателя переселенцев от сим-вормов.
   За тихой до сих пор дверью раздался многоголосый вопль вразнобой, который словно был прорублен рычанием дикого зверя. Даже не глядя пси-зрением сквозь дверь, Карл сообразил, что разведчики сим-вормов добрались до прячущихся и нашли самого слабого - первую жертву, которая немедленно зашагала к двери, чтобы вышибить её и прямиком пойти в глотку плёнки-симбиота.
   Быстро оглядевшись, нет ли где признаков близкого присутствия симбиота, призрак взял наизготовку пульсар, быстро настроил его на одиночный выстрел. До двери, за которой нарастала страшная паника и надрывный крик за которой был схож с тем, какой иногда можно слышать в мистических триди-фильмах про ад, всего несколько шагов. Карл настроил зрение, а потом, встав боком, ударил в дверь ботинком. Дверь пластиковая, не слишком добротная - как в обычных жилых помещениях. Она треснула в месте удара, и Карл врезал в неё ногой ещё раз, уже ближе к дверной ручке.
   Зверь, только очертаниями тела напоминающий человека, рванул поддавшуюся дверь со своей стороны и вывалился в подвальный коридор - с рыком, оглядывая коридор обезумелыми глазами в поисках следующего, кто станет на его пути.
   Карл успел заметить два распростёртых на полу и недвижимых тела за спиной того, в чьих мозгах сейчас вовсю хозяйничали разведчики сим-ворма. Как во сне, но чётким движением он ткнул дуло пульсара в висок озверевшего человека. Одиночный заряд мирно пыхнул приглушённой вспышкой, только слегка опалив слипшиеся волосы... Налитые кровью, плачущие кровью глаза переселенца закатились. Внутри черепа - знал Карл - мозги превратились в поджаренное желе. "С корочкой!" - сплюнул он, схаркнув пыль из лёгких. Спустя секунду у мертвеца подломились ноги. Он рухнул.
   Переступил через него, переступил порог и медленно, на ходу меняя настройки пульсара, сипло сказал замолкшим от страха людям, чьи фигуры в тёмном помещении виднелись слабыми, еле очерченными тенями:
   - Сейчас все выйдут, захватят человека, сидящего на полу, и пойдут за мной. Без вопросов. Кто ослушается, буду стрелять. Больше повторять не буду. Выходите.
   Он встал чуть в сторону, пропуская заторопившихся переселенцев. Их оказалось человек семнадцать. Они проскакивали мимо него, изредка испуганно поглядывая на окровавленное лицо призрака и на труп под ногами - без видимых повреждений. Руководила ими невысокая женщина. Она велела двоим, назвав их поимённо, поднять Вольфа, которому перебило ноги обломками обрушенной стены, и быстро погнала людей туда, куда указал Карл. Проходя мимо него, она ровно спросила:
   - Убивать было обязательно?
   Он оценил её хладнокровие и ответил коротко, сообразив, что поймёт:
   - Да.
   Люди во всём подчинялись ей, так что Карлу не пришлось лишний раз напоминать о своём присутствии. Только велел тем, кто тащил Вольфа, идти впереди. Хотел быть уверенным, что в безопасности останется не только тыл. Обезболивающее действовало быстро, а вскоре ещё Вольф, как слышащий, надавил на информационное поле Карла: "Внимание, впереди нечто!"
   - Всем стоять, - тихо, но с напором на горло сказал Карл и прошёл мимо небольшой цепочки людей, послушно, хоть и сжавшись, вставших на месте.
   Они прошли всю платформу. Осталось только выйти наружу, а там их должен был забрать катер. Погребённые взрывом, сим-вормы не могли бы вылезти из-под завалов.
   Так что же там, впереди?
   Сообразить нетрудно. Легко распадающаяся на составные части плёнка просочилась наверх. Точнее - её остатки.
   Карл, осторожно потянувшись сознанием за дверь, выводящую наружу, чуть не сразу уткнулся в мягко сморщившуюся от его пси-прикосновения оболочку чужеродного ментала и мгновенно отпрянул, вспотев от паники: а вдруг она его засекла?! Но симбиот лихорадочно занимался воссозданием самого себя, добирая остатки из-под завала, и не успел заметить, что его потревожили... Пронесло...
   Переглянулся с Вольфом, висевшим на руках переселенцев.
   "Тут я тебе не помощник", - покачал головой старший призрак.
   Карл задрал голову. Может, попробовать через верхние этажи? Не пойдёт. По дороге придётся всё взрывать, чтобы пробиться в жилые помещения. А необходимых для такого количества взрывов гранат у него нет. Плюс ко всему опасность, что плёнка при первых звуках взрыва немедленно метнётся к ним, сюда, - и прощай, операция по спасению переселенцев - и самих себя...
   ... Он снова погнал джип.
   - И что ты сделал?
   - Взорвал дверь, - сказал он, не удивляясь моему вопросу. - Это был единственный очевидный выход. Последние гранаты - на плёнку. Внутри плёнки. Я заманил её на себя - так легче. Она хотела разложить меня на составляющие, как обычно делает, но я-то уже вошёл в ритм с нею. А там, дальше, всё на интуиции. Опоздал бы на мгновение - конец.
   Насчёт того, что произошло в результате взрыва, он промолчал. Говорить не хотел. Понадеялся, что без него увижу. Я - увидел: он взял шлем у Вольфа, скомандовал переселенцам спрятаться за стеной коридора - и после взрыва, освободившего дорогу из подвалов платформы, шагнул навстречу плёнке. Когда она обтекла его - ослабевшая от потери собственного "тела", не имеющая пока возможности наброситься как обычно, он и впрямь что-то взорвал вокруг себя. Только эти штуки хоть и назывались гранатами, имели странное, для меня, свойство: огонь жидким фонтаном растёкся вокруг человека - а затем резко хлынул во все стороны. Огненные волны сожрали плёнку за несколько секунд, и та просто не успела уйти. Такого сумасшедшего поступка от человека она точно не ожидала.
   И - реабилитация в госпитале. Вольфу и впрямь повезло больше: всего лишь сломаны челюсть и нога. Раздавленные мышцы не в счёт: их привели в порядок прямо на катере, уносящем с планеты выживших переселенцев. А вот иссечённому осколками гранаты, по сути - устроившему самосожжение, Карлу пришлось плохо: мало того что вплавленные в тело клочья скафандра пришлось выдирать из плоти, так площадь сгоревшей кожи оказалась настолько велика, что, даже переведя напарника на стимуляторы, Вольф совершенно спокойно ожидал, что парень медленно, но верно зачахнет и умрёт. И, если б не та женщина, командовавшая переселенцами, старший призрак вообще бы оставил полумёртвого напарника умирать на опустевшей без людей планете. Карл выжил. Наверное, потому - так думал я - что его вовремя привели в сознание, а он, вернувшийся из небытия, яростно воспротивился смерти.
   - Ты спас переселенцев, - полуутвердительно-полувопросительно сказал я.
   - Всё ещё хочешь отыскать во мне человеческое? - хмыкнул Карл. - Ну и глупо. Я собственную шкуру спасал, потому как деваться некуда было.
   - И что ты сделал с тем однокашником? - спросил я, надеясь не увидеть и не испытать того, что он вспоминает.
   - Я же сказал - убил. Только - никакого удовольствия. Он всё равно сбрендил, ничего не понимал, и в госпитале с ним не знали, что делать. Оказывается, у него была слабая психика, а стимуляторы он принимал, как и другие. Так что я поверил, когда вспомнил, что именно он сказал про меня: такие, как он - на грани сумасшествия, часто прозревают тоньше и больше обычного призрака. А то сначала я не верил: программа-то во мне сильная была по тем моим временам и силам. Не пробьёшь.
   - Вольф именно этого ожидал, когда сказал про него?
   - Не знаю. Вполне возможно. Он был очень практичным. Я плохой слышащий, но был момент, когда я считал с него мысль: зачем госпиталю тратиться на содержание безмозглого растения, если можно потратиться на что-то другое?
   Карл замолчал, переключившись на происходящее перед машиной. И я помолчал немного, глядя в ветровое стекло, после чего предложил:
   - Хочешь узнать, что ты сказал Вольфу? Ну, после чего ты загремел в реанимацию?
   - Зачем? Я мог подойти и просто посмотреть на него не так. Этого достаточно, чтобы он меня вообще убил. Дисциплина в школе призраков базировалась на одном законе: преподаватель всегда прав, что всегда доказывалось с помощью битья.
   Я про себя вздохнул, вспомнив, как впервые увидел детей-призраков и реакцию взрослых призраков на них, вышедших без спроса в коридор, - наставленное на детей оружие... Карл, спокойно сидевший рядом, вдруг ухмыльнулся и сказал:
   - Ладно. Любопытно стало. Что такого я мог ляпнуть?
   - Ты не просто ляпнул. Ты снял с себя программу, защищающую тебя от любых угроз со стороны окружающих, после чего изменил поле на характеристики человека, который буквально напрашивается, чтобы его избили. После чего и вправду сказанул Вольфу - одно-единственное слово: "Привет!" Дружеским таким тоном.
   - Ха... Ну да... Вполне возможно. В школе я много чего экспериментировал... Так, Брис, меняемся. Время твоего дежурства за рулём.
   Мы пересели, и некоторое время я размышлял о том, что Карл нехотя стал для человека кинжалом милосердия. Судя по воспоминаниям бывшего призрака, тот его однокашник выглядел однозначно безумным...
   Успокаиваю себя, что он убил всего лишь безумного?.. Наверное, я точно изменился. Раньше бы и этого бедолагу пожалел... Или нет? Может, это и есть настоящая действенная жалость - убить безумца, сознание которого не вернётся в реальный мир?
   Покачал головой. Ну и мысли. Покосился на Карла. Тот не теряет времени даром - прислонился к сиденью с подголовником - и дремлет. Спокоен, как танк - сказали бы в моём времени. Интересно, а сейчас как говорят: спокоен, как призрак?..
   Мои первые полчаса за рулём пролетели незаметно. Карл, кажется, всё-таки закрылся, и я больше поневоле не подглядывал за его воспоминаниями. Вынужденный внимательно следить за дорогой, которая то и дело скрывалась в пыльных вихрях, я нисколько не чувствовал сна. В начале следующего получаса Карл резко открыл глаза.
   - Ты чего? - удивился я. - Спал бы...
   Некоторое время он молчал, странно высокомерный, глядя в стекло.
   - Если я начинал вспоминать этот эпизод - с самосожжением - избавиться от него не мог долго. Раз за разом прокручивая по мелочи. Сейчас - пустота. Вспоминал специально - только тогда всплывает. Не понимаю. Ты... Не копался в моей памяти?
   - Это спрашиваешь у меня ты - призрак? Разве ты не заметил бы, что кто-то присутствует в твоём поле - и что-то изменяет в нём?
   - Брис, - зловеще начал Карл, - меня всегда раздражала твоя привычка отвечать вопросом на вопрос. Если ты ещё раз...
   - Не гарантирую, - коротко на этот раз ответил я.
   Не объяснять же ему, что это привычка профессиональная. Что в школе, будучи в иных слабых классах, я сам себе казался опытным дознавателем, вытягивая из детей то, что они знают, но не умеют сформулировать.
   Он хмыкнул.
   - Ты работаешь с менталом на более тонком уровне, чем я. Я реалист. И сознаю, что, если ты вторгнешься в моё пространство, могу и не заметить этого.
   - Тогда сам ответь на вопрос: как мне доказать, что я ничего не делал с твоим полем? Ты же признаёшь, что ничего не заметил бы. А я говорю, что не притрагивался к твоему менталу. И кто нас рассудит?
   - Закавыка, - пробормотал Карл - и неожиданно усмехнулся.
   - Ты чего?
   Он снова смотрел в стекло, не оборачиваясь. Ухмылка кривила его рот.
   - Ты для меня тёмная лошадка. Очень хочется вырубить тебя так, чтобы ты полностью раскрылся. Чтобы все секреты наружу. Чтобы понять.
   - Сомневаюсь. В смысле - сомневаюсь, что у тебя получится настолько сильно вырубить меня, - спокойно сказал я, думая о Тине, которая недавно начала строить вокруг меня свой ментальный щит, изощрённей моего собственного.
   - Ты стал настолько силён?
   - Скорее, ты ещё не выправился.
   - У меня предложение. Когда всё закончится, почему бы нам не сойтись в небольшой драчке? Условия простые. Один на один. Победа за мной - ты раскрываешься. Нет - всё остаётся по-прежнему. Как?
   - Карл, а что ты подозреваешь за мной? Почему тебе так хочется что-то обо мне выяснить?
   - Я привык, что для меня человек - это, скажем, дом. Я побродил по комнатам, поразглядывал его интерьер. Оценил. Ты - крепость. Не могу пробиться даже за первые стены. Не могу понять, вражеская или нейтральная. Или ещё какая...
   - И тебя это раздражает, - понял я.
   - Угу. До психа.
   - А что именно тебя раздражает? Есть что-то конкретное?
   - Ты слишком молод для человека, которого я в тебе вижу.
   Подавив вздох, я смолчал. Переселенцы ко мне привыкли настолько, что их нисколько не смущает расхождение между внешностью и взрослостью внутреннего моего "я". Карл - дело другое. Он сталкивается со мной время от времени. Ну, если точно - то второй раз на короткое время. Его свежий взгляд на меня отличается от остальных.
   Что будет, если Карл узнает, что за молодым человеком прячется личность более зрелая? Ничего. Какой ему в том резон - направо и налево трубить об этом открытии? Его и впрямь всего лишь раздражает непонимание. И ничего больше.
   "Носатый, - перебил мои размышления голосок Лизы, - Данияр просит тебя через минуты две развернуться направо, чтобы он мог лететь параллельно тебе".
   - Спасибо, Лиза. - И на вопросительный взгляд призрака ответил: - Лиза предупреждает, что пора сворачивать. Катер близко.
   - Ты мне не ответил.
   - Насчёт драки? Согласен. А чтобы успокоить твои сомнения - влезал я в твою душу или нет, скажу: ты держал эпизод первой стычки с сим-вормами в себе слишком долго. Прокручивал постоянно, не выводя эмоции наружу. Поэтому воспоминание крутилось в памяти неотвязно. Сейчас ты кое-что из этого эпизода высказал вслух - и выплеснул вместе со словами зажатые эмоции.
   - Психолог, да?
   - Видящий. Если подзабыл.
   Он снова недовольно скривился. Даже эмоций скрывать не стал, что здорово завидует моей силе. Хотя чего скрывать?.. До встречи с катером оставалось немного, и я спросил то, о чём давно - целых три года - желал спросить призрака:
   - Карл, а всё-таки... Почему ты решился на ту авантюру, о которой мы тебя тогда попросили? На то, чтобы сказать своему начальству, что все дети-призраки погибли?
   Он откинулся на спинку сиденья, немигающе глядя на пыльные вихри, обвевающие машину. Лицо стало очень спокойным, даже только что твёрдо сжатый рот расслабился.
   Когда я решил, что он не хочет говорить о причине, он обернулся. Тёмно-серые глаза холодны, как в первую встречу.
   - Думаешь, смогли тогда переубедить? Зря так думаешь. Мне элементарно надоело возиться с этими молокососами. И хотелось заняться стоящим делом. Например, убивать. Хоть кого. Пусть даже это будут сим-вормы. Доволен?
   - Доволен, - спокойно ответил я. - Спасибо большое, что ответил. Меня этот вопрос давно интересовал.
   Насторожённое лицо призрака смягчилось, и он снова уставился в ветровое стекло.
  
   31.
  
   Ближе к месту мы снова поменялись местами. Всё-таки в экстремальных ситуациях Карл лучше справляется с машиной.
   Гигантский катер тёмной тучей пролетел над нами, обогнав, а затем начал спуск, сбавляя скорость. Скоро - ровно над поверхностью земли. Разъехались двери грузового отсека. Выдвинутый пандус, подпрыгивая на почве и взбивая пыльные взрывы, дразнящим языком летел перед нами. Ха, гонка преследования: маленький джип - за удирающим от него космическим кораблём.
   Сосредоточенное до маски безразличия, лицо Карла окаменело. Руки двигались, будто без малейшего желания с его стороны. Некоторое время джип мчался вровень с катером - метрах в двух от пандуса. У меня уже и сердце замирало: подпрыгни пандус на особо остром бугре - ударит по ветровому стеклу.
   Настроенный на пси-волну Карла, я невольно замер, когда он приготовился.
   Мы взлетели с какого-то пригорка - в тот момент, когда пандус упал с него. Надрыв мотора. И - приземлились в чреве грузового отсека, точнее на границе пандуса и катера. Мотор джипа снова натужно взревел - и мы ворвались в сам катер. Несколько метров по салону - джип тормознул так резко, что мы дёрнулись вперёд. Машина замерла. Мы - тоже.
   Наконец я перевёл дух.
   - Замечательно, - сипло сказал я и откашлялся.
   Карл, не оглядываясь, пренебрежительно сопнул носом. Но его ладони от руля отлепились с еле слышным чмоканьем.
   Позади стемнело - закрылись двери грузового отсека.
   Некоторое время гудящей тишины - и к нам бросились сразу несколько человек. Радостно загалдели. Показалось даже: не выйди мы сами - вытащат силой. Меня по плечам лупили, Карла - явно тоже хотели, но поостереглись. Поэтому ему пришлось тащить один из рюкзаков - второй-то у меня забрали, когда мальчишки, Кэвин и Мартин, радостно влезли мне под мышки, чтобы я их обнял.
   Успокоившись, повели в рубку.
   Обернулся Данияр, жутко довольный собой. Сиял так, что все невольно улыбались ему в ответ. И всё удивлялся, пропуская сквозь пальцы короткие волосы, будто гладя самого себя - успокоить:
   - Вот ведь!.. Смог такое сделать! Да я с вертолётом таких выкрутасов никогда не выделывал, а тут с космическим катером... Ох ты... Но и боялся же я...
   Его утешали, что всё прошло нормально, что всё здорово у него получилось.
   - А что в рюкзаках? - поинтересовался практичный Доминик.
   - Жратва, - поднял мой вещмешок Вестар и быстро раздал пайку на всех.
   На катере Карла продуктов не было, и наголодавшийся почти за сутки народ с огромной благодарностью воспринял появление завтрака - по временным меркам.
   Карл с неопределённой усмешкой смотрел на жующих и лениво грыз сухарь.
   - А что во втором? - кивнул на мешок у его ног Данияр.
   - Приманка для сим-вормов, - ответил Карл, всё так же лениво двигая челюстями.
   И все уставились на него.
   - Откуда она у вас?
   - Собрали вокруг платформы - перед вылетом.
   - Что-о?.. - медленно проговорил Доминик и стиснул зубы. - Значит, призраки обманули? Значит, они уже разбросали приманку вокруг платформы, когда вытребовали вход на неё? Значит, они заранее предполагали уничтожение людей?..
   - Планета, в сущности, пустынна, - пожал плечами Карл. - Если все сим-вормы нажрутся человеческого мяса, они будут способны к перелёту в космосе. А неподалёку довольно заселённая планета. А если насытится лишь часть тварей, другие, более голодные, сожрут насытившихся чуть позже - и со Сциллы никто никуда не попадёт, потому как последним не хватит энергии на перелёт. После чего они пожрут друг друга, а последние сдохнут сами по себе. Из-за отсутствия подходящей пищи. Обычный расчёт призрака, имеющего дело с сим-вормами... Или сим-вормы. Или человечество.
   В рубке повисло молчание. На закаменевшем лице Доминика застыло брезгливое выражение. Остальные пытались сохранить равнодушие. Получалось плохо.
   - Эмоции отставить, - тихо сказал я. - У нас дел - прорва. Итак, давайте определимся с главным. Сейчас мы летим к катеру призраков, который занят самкой сим-ворма. Она вот-вот разродиться шавками. Если уже не... Цель простая - уничтожить тварей, чтобы захватить катер. Карл говорит, что катер призраков битком набит оружием. (Карл еле заметно качнул головой) Перераспределяем половину арсенала на этот катер - и на двух кораблях летим к полигону. Расставляем вокруг него ловушки - приманки, дожидаемся, когда сим-вормы соберутся, - и уничтожаем их.
   - Пока вижу только одно затруднение, - сказал Вестар. - Приманка вокруг полигона. Там ведь тоже остались твари. Ты же не хочешь пойти вокруг этого местечка, чтобы в любой момент нарваться на сим-вормов?
   - А как по-другому, думаешь, можно расставить приманки?
   - Сбрасывать с катера.
   - Приманка - высокочастотный прибор, - объяснил бывший призрак. - Электроника. Сбрасывать, мягко говоря, не рекомендуется. Только расставить. Ручками. Сразу говорю, что я - пас. Мне силёнок не хватит на такую прогулку.
   - Подождите, - вмешался Доминик. - Вы как-то легко говорите обо всём. Или я чего-то не понимаю? Мне-то кажется, что трудности начинаются с момента, когда мы подлетим к катеру Карла. Как выманить самку сим-ворма? А если выманим, не останутся ли на борту шавки? А если сможем всё-таки очистить нутро катера, кто сядет за управление катером? Он побольше этого будет.
   - Карл, - сказал я, а призрак пожал плечом. Кажется, согласился.
   - На катер с Брисом пойду я, - сказал Мартин. - Только мне нужен пульсар. Комби-оружие, конечно, вещь хорошая, но не против сим-ворма.
   Не поднимая глаз от вещмешка с приманками для сим-вормов, я прислушался к бывшему призраку. Абсолютно спокоен. Согласен с таким распределением. Я - тоже. Мальчишка напряжён так, что ему нужно сбросить этот стресс. А для выброса прогулка на катер - то, что надо. Мартин будет моим прикрытием в тылу. Только одного его мне не хватит... Карл должен оставаться на катере. И не потому, что хороший лётчик. Моя Тина, настроенная на его поле, уловила, как внутри него начинает формироваться пока ещё неясная информация - срабатывает его дар предвидения. О чём Карл пока сам не знает.
   Прислушался к Кэвину. Мальчишка думает. Это хорошо. Мне нужно осознанное решение, а не с бухты-барахты... Всё. Решился.
   - На катер иду и я.
   - Брис, ты уверен, что хочешь взять... - озадаченно заговорил Доминик и запнулся на "детишек", когда Кэвин резко обернулся к нему. Но мальчишка промолчал. А Доминик не решился продолжить. Но высказал мысль иначе: - Почему ты не хочешь взять кого-то повзрослей?
   - Никакой разницы нет между взрослыми и ребятами, - сказал я, скрывая улыбку: все уверены, что на катер иду именно я. - Единственная разница - в тренированности. Мартин и Кэвин тренированы именно для охоты на сим-вормов. Поэтому предпочитаю рядом видеть именно их.
   Странно, предвидение Карла вдруг резко начало набирать силу и определённость. И, кажется, бывшего призрака приближение более точной информации заставило напрячься. Глаза сощурились - он понял, что в нём происходит. Теперь, когда он с группой людей находится в замкнутом пространстве, неудивительно, что его взгляд цепко заскользил по переселенцам. Я с трудом удерживал себя от желания поторопить его: "Ну же, Карл! Мне неинтересно само пророчество. Главное - знать, кого оно коснётся!" Глаза бывшего призрака застыли на беловолосой голове упрямо насупившегося Кэвина. Предвидение ещё не сформировалось, ни Карл, ни я ещё не знаем, в чём оно заключается, но зато теперь я получил своё главное.
   Доминик не тугодум, но на мои последние слова он нашёл возражение чуть с опозданием:
   - Брис, а всё-таки... Почему ты не хочешь задействовать нас? Ладно... Пусть ребятишки тренированы на сим-вормов, но и среди нас есть те, кто не раз побывал в военных условиях и держал оружие в руках не впустую.
   - Если б я точно знал, что на катере нет плёнки, - с сожалением откликнулся я. - Понимаешь, Доминик, мы четверо - единственные, кому при встрече с сим-вормом не нужны скафандры противоментальной защиты. Можно, конечно, взять запасные - на катере призраков наверняка такие есть. Но ведь до них ещё добраться надо, а потом ими ещё надо учиться пользоваться. А времени у нас на всё про всё - шиш да маленько. Поэтому на катер мы идём втроём. Уже оттуда, надеюсь, передадим информацию, есть ли плёнка здесь. Вот если её не будет - ваше право вмешаться. От помощи мы не откажемся.
   - А прослушать? - спросил Сташек. - Катер призраков - издалека? Прослушаете - и сразу узнаем, есть там плёнка или нет.
   - Можно, - согласился я. - Только на такую прослушку надо будет использовать столько энергии, что впоследствии это нам может не хило аукнуться. Мы ведь не просто собираемся идти, а с сильной связью с платформы. Без поддержки я пока не могу, не зная, что там. Поэтому и не хочется зазря задействовать ещё и энергию оттуда.
   - Ты иногда такие вещи говоришь, как будто недавно узнал о ментале, - усмехнулся Вестар. - А мне кажется, что ты перестраховываешься.
   - В стычке с сим-вормами перестраховки не бывает, - хмуро сказал Карл.
   - Тогда почему бы тебе не пойти вместе с ними? - мгновенно откликнулся Доминик. - Ты-то опытный. И тебе пока не надо управлять катером.
   - Опыт не значит сила, - отрезал бывший призрак. - А без ментальной силы мне там делать нечего. Брис прикрывал меня уже не раз за последние несколько часов. Он знает, о чём я говорю. В отличие от вас.
   Враждебное молчание тем не менее сразу застыло в нашей маленькой компании. Как-то ребятам плохо верилось в то, что сказал Карл. Не верилось, что он, специально подготовленный солдат, не может быстро набрать энергии, чтобы восстанавливаться, едва получил повреждения или раны. Всем почему-то явно было предпочтительней думать, что бывший призрак не трусит, но не желает участвовать в общем деле... Может, повлияло знание о том, как себя только недавно вели призраки-десантники. И ребята думали, что каждый из призраков, кажется, готов рискнуть любыми жизнями, кроме его собственной.
   - Приманка, - задумчиво сказал Кэвин.
   Все с недоумением посмотрели на него. Мартин, приподняв бровь, усмехнулся. Приглядевшись, улыбнулся и я. Только Карл пристально и даже напряжённо уставился на него - с каким-то серьёзным ожиданием...
   Кажется, мимо Кэвина прошло происходящего и обсуждение наших будущих действий. Мальчишка сидел, задумчиво наматывая на палец прядь белых волос, благо их длина позволяла. На лице застыло вопросительно-недоумённое выражение. Он словно что-то придумал - и пытался определить, правильно ли то, что ему придумалось.
   - Ага, - сказал он, внимательно изучая пластиковые плитки - и явно не видя их.
   Ролан хотел было что-то сказать ему. Наверное, одёрнуть. И ошарашенно замолчал, отшатнувшись, когда Карл резко замахнулся на него кулаком, вроде как: тихо, не мешай!.. И тут до меня только что дошло, что предвидение Карла, если так можно выразиться, имело в виду именно этот момент: Кэвин что-то придумал, пока мы барахтались в болоте предположений и взаимной злости - точнее, пока ребята взъедались на бывшего призрака.
   Я тоже резко взмахнул рукой, пока ребята снова не напали на Карла, мешая уже Кэвину. Переведя таким образом их внимание на себя, я приложил палец к губам, кивнув на Кэвина, и покачал головой.
   Всё ещё глядя в пол, Кэвин минуту спустя отстранённо, как во сне, заговорил:
   - Положить приманку у входа на катер, а потом тащить, как будто играешь с кошкой. Сим-вормы выйдут - и тогда мы точно будем знать, есть ли там плёнка.
   Мы переглянулись. Даже Карл с откровенным удивлением смотрел на Кэвина.
   - А ведь идейка неплохая, - задумчиво сказал Вестар.
   - Мне нравится, - откликнулся Никас. - Надо будет проделать такое обязательно. Ведь в этом случае, если особенно приманки сильные, мы вытащим их всех. И не надо будет, кстати, гоняться по отсекам катера за тварями. То есть не просто выясним, есть ли там плёнка. Прибьём всех у входа. Взрывчаткой.
   - Гы-ы... А мне особенно нравится, что - в случае чего - можно будет удрать на своём катере без потерь! - засмеялся Данияр. - Слушайте! Идея-то на сто процентов удачная! И чего раньше думали? На поверхности же лежала!
   - Красотень, - решительно сказал Доминик. - Мне тоже нравится. Где ваши приманки? Карл, их можно будет тащить по земле - без опасности испортить?
   - Если уложить определённым образом - получится, - тоже раздумывая, сказал бывший призрак. - Во что-то мягкое.
   - Давайте-ка посмотрим, что собой представляют эти ваши приманки, - повеселев, сказал Вестар. - Да, кстати, если уж приманки... Да, приманки...
   - Можно ещё устроить засаду, - медленно сказал Кэвин и дёрнул себя за скрученную на палец прядь.
   - О! - сказал Вестар. - Именно это у меня в голове и вертелось. Кэвин, пацан, ты гений!
   - Ага, - всё ещё задумчиво сказал мальчишка, и все вокруг радостно расхохотались, отчего он вздрогнул и изумлённо огляделся.
   Работа закипела.
   Вещмешок с приманками притащили в один из отсеков, осторожно распаковали и разложили приманки. Те оказались - для меня - похожими на что-то вроде плафонов для ламп, обычно в моё время стандартно устанавливаемые в подъездах, например. Вестар, как неплохо сведущий в электронике, раскрутил один плафон и внимательно просмотрел его содержимое, после чего присел к Карлу, чтобы тот объяснил, что к чему.
   Поле негромкой беседы Вестар сказал, всё ещё прикидывая:
   - Нужно что-то похожее на теплоизоляционный материал. Мягкий и толстый. Мы уложим приманки на него - можно плашмя, насколько я понял Карла. Закрепим каждую внутри этого материала и подсоединим к тросу на джипе. Двух штук хватит. Остальные будем тратить уже на полигоне.
   - Изоляция для призраковых скафандров, - предложил Карл.
   - А где они?
   - Скафандров здесь нет, но сама изоляция осталась. Это в конце грузового отсека.
   И они вдвоём пошли в грузовой отсек.
   Больше никто на Карла искоса не смотрел.
   Работа нашлась для всех. Нашли водителя для джипа, нашли трос, на который будут крепиться приманки. Сташек уселся за пульт управления приманками, пытаясь сообразить, как они работают. И сидел, пока не вернулся Карл. Тот отобрал у него пульт и показал, как он работает. Затем он и Вестар принялись резать первую из принесённых изоляционную упаковку. Нарезали несколько лоскутов, поскольку первый оказался маловат. Следующий подошёл по размеру - и они поручили резать остальные упаковки Кэвину и Мартину. Никас и Ролан убежали посмотреть, сколько у них взрывчатки и хватит её ли на возможное количество твари, которая пока прячется на катере призраков. Вскоре Ролан прибежал в отсек и начал донимать мальчишек, точно ли на том катере всего одна самка сим-ворма и нельзя ли посмотреть ментально точное количество тварей. Доминик и Данияр прямо на пульте управления катером обсуждали карту и расстояние, на котором должен держаться наш катер по отношению к катеру с сим-вормами, а также расстояние для всех перипетий операции.
   Я пытался связаться с платформой, чтобы узнать, как там дела, а заодно сообщить о происходящем, чтобы успокоить всех.
   "Носатый! - пробился радостный голосок Лизы. - Носатый, я тебя поймала!"
   "Держи крепче! - тоже радостно выдохнул я. - Как дела на платформе?"
   "У нас хорошо. А у вас как? Тут Полли, она хочет узнать. И Лидия тут!"
   "Скажешь им, что мы все живы-здоровы? Скажи. Мы поговорим с ними чуть позже. Они поймут. И сразу бы мне найти Таис!"
   "Я здесь, Брис!"
   "Таис, где-то через полчаса нам понадобится ваша общая сила - всех ребят-призраков. Причём на долгое время. Это можно устроить?"
   "Ты ещё спрашиваешь! Конечно, можно. Как вы там?"
   "Кэвин придумал замечательную идею. Пытаемся воплотить её в жизнь".
   "Кэвин сообразительный! - радостно засмеялась Таис, и я вспомнил, как радостно расхохотались наши, когда мальчишка огласил идею. - Всё, Брис, я пошла собирать народ".
   "До связи!"
   Оглядев деятельных ребят, я не стал сразу говорить о связи с платформой. Пусть закончат главное. Присоединился к мальчишкам, но так, изображая рвение, складывал и разглаживал нарезанное ими, а сам в это время проверял Тину. Меня интересовало предвидение Карла. Точно ли оно пророчило только идею Кэвина? Отсутствие пророчества в пси-пространстве Карла успокоило меня. Если предвидение сбылось, его и не должно оставаться в поле Карла.
   Теперь можно заняться другим.
   Вспомнив, как расположен катер призраков, я стал потихоньку прокручивать в воображении свои шаги к нему. Сейчас я знал, что пойду к катеру один, никого с собой не беря. Идея Кэвина давала возможность не рисковать. В последнее время я замечал за собой, что начинаю заранее продумывать действия, перед тем как пуститься во все тяжкие. Влияние Бриса-старшего? Тогда почему оно не проявлялось ранее? Когда он был единственным и неповторимым хозяином молодого тела?
   Что-то коснулось лба. Ввинтилось в междубровье.
   Поднял голову. Карл смотрит. Я шевельнул бровями вопросительно: чего, мол? Отвернулся. Некоторое время я размышлял, стоит ли залезть к нему в информационное поле, чтобы понять, чего он так смотрел. Но, прежде чем залезать, опробовал границы его поля - и отказался от этой мысли: крепко-накрепко закрыт. Когда только успел набрать энергии для крепостной стены?..
   - На подлёте, - напомнил Данияр. - Как у вас?
   - Две приманки готовы. Трос есть. Осталось спустить джип - и... Кто идёт с приманками?
   - Я пойду, - откликнулся я.
   И снова взгляд Карла. Безразличный, но что-то в нём промелькнуло.
   Что именно, я узнал, когда вышел в тот отсек, где народ завтракал. Пить захотелось. В отсеке пусто. Поэтому едва не облился водой, когда за спиной недовольный голос бывшего призрака сказал:
   - Ну и какого чёрта ты это делаешь?
   - Что именно?
   - Лезешь везде, куда тебя не просят?
   Я глотнул ещё немного. Посмаковал на языке. Глядя прямо в суженные глаза Карла, сказал спокойно:
   - Я сильней. И это знаю. Если пойдёт кто-то другой, будет трагедия. Будет потеря времени, если тебе угодно. Будет зряшная смерть.
   - Опять ты за своё! - рявкнул призрак. - Хочешь сказать, что уж и приманку перед катером не может подложить хоть кто-то из команды?! Такой святой, да?! Закрой дверь! - снова рявкнул он на Сташека, заглянувшего было в отсек. Тот испуганно отпрянул. - Не лезь, Брис! Не лезь затычкой во все дыры! Сам потом обожжёшься, когда никого не научишь ничему! А если б тебя не было?!
   - Блин, но ведь я есть! - рассердился и я. - И пока есть возможность, буду делать то, что должен делать тот, кто сильней! Что ты мне предлагаешь взамен? Посылать неопытных - в самое пекло?!
   - А если посылать не будешь - чему ты их научишь?! - сорвался Карл на рык.
   Я заткнулся. Здесь он прав. Но...
   - И не придумывай ничего в оправдание! Пойдёшь не один! Если уж тебе приспичило всё-таки идти! Возьмёшь хоть кого-нибудь! Потому что в следующий раз тебя и в самом деле рядом может не быть! Кой чёрт там лезет! - снова прикрикнул он, развернувшись к двери.
   - Э... Я это лезу... Вы ещё друг друга не поубивали? - доброжелательно осведомился Вестар. - Ну и прекрасно. Данияр передал, что начинает посадку. И неплохо бы тебе, Карл, проследить за процессом.
  
   32.
  
   Решили поставить две ловушки - на хорошем расстоянии друг от друга. Договорился, что со мной идут Мартин и Кэвин. Карл поморщился, но промолчал.
   С мальчишками я договорился так: они слушают меня внимательно и, когда получают знак, - переходят в невидимость, которая будет подчёркнута сильным полем, скрывающим в пространстве движение живого тела. Я не забывал, что зверюги не только пси-видят, но могут и чисто визуально обозреть находящееся перед ними. Поэтому и джип решил не слишком близко подгонять к катеру.
   Пока наш катер приближался к катеру призраков, я всё размышлял над тем, что мне сказал Карл. Честно говоря, чувствовал разброд в душе. С одной стороны, на Карла досадовал учитель: ведь прав бывший призрак на все сто процентов - смену готовить надо. Я не вечен. Да и мало ли что может со мной произойти. К тому же и Сцилла не подарок во всех отношениях... С другой стороны, во мне бушевал мальчишка-боец, привычный к сходкам и боям на районе, а то с ребятами из секции: мне уже было мало дожидаться уговоренного времени - хотелось побыстрей устроить крутые разборки с Карлом. Типа, не фиг лезть, куда и где тебя не просят, - сам разберусь!
   Я осторожно укладывал приготовленные мешки с приманкой в багажник джипа, когда сзади подошёл Мартин и хмуро сказал:
   - Расскажи Доминику, что он должен делать. За рулём будет он.
   - Почему он? - разогнувшись, спросил я.
   - Я с тобой не поеду! - заявил мальчишка.
   - Это ещё почему? - изумлённо спросил я.
   - Ты себя видел? Посмотри в зеркало! Да мы к катеру подъехать на нужное расстояние не успеем, а сим-вормы нас уже встречать будут! Я не дурак идти с тобой!
   Тупо глядя на мальчишку, я пытался сообразить, о чём он толкует. Проскочило мгновение, когда мне показалось, что Мартин вот-вот демонстративно плюнет в мою сторону - и уйдёт... Слава Богу, обошлось без плевка. Развернулся - и утопал в коридор.
   Но меня заинтриговал. Я закрыл багажник и заторопился к одному из отсеков, где, помнится, находилось зеркало. Огляделся перед дверью, чтобы никто не видел, что я сюда зашёл, и заскочил.
   Зеркало отразило жутко измотанного высокого бритоголового парнишку, худого, с запавшими от усталости глазами и явно голодного - хотя бы на вид. Татушка не проступила, чего я опасался после слов Мартина. Так что же имел в виду мальчишка?
   Уже привычно перейдя на тонкий уровень зрения, а именно - на ментал, я понял. Своим информационным полем я всегда гордился - его крепостью, мощью и особенно упорядоченной структурой. Сейчас вокруг меня бушевала сумасшедшая метель. Такой безалаберности в собственном поле я не ожидал. В чём дело? Что происходит?
   Сел прямо перед зеркалом на пол, закрыл глаза. Вник. Разброд между двумя личностями, которые в момент волнения проявились как самостоятельные.
   Ничего страшного. Приведу в порядок, поле успокоится - и всё будет хоккей.
   Потянулся к сброшенной куртке за триди-визором, вытащил из кармана. Только ткнул в сенсорную кнопку, только хотел приложить к уху, чтобы вызвать рубку, Данияра, как триди ехидно скрипнул - экран погас. Бунт на корабле?.. Чего это он?.. Вон чего. Всё то же моё личное поле действует - деструктивно. Чёрт. Что делать?
   А делать нечего. Представил себе лицо Карла. Отклик пришёл сразу.
   "Ну?"
   "Карл, не мог бы узнать у Данияра, сколько времени нам до катера?"
   "А сам не прозвонишься?"
   "Триди сломался", - честно сказал я, надеясь, что не спросит о причине.
   "Сейчас, - проворчал он. Пауза, выход присутствия из прослушиваемого пси-пространства. Появление. Голос: - Минут двадцать осталось".
   "Спасибо".
   Посидев немного в позе собирающего энергию, я отстранился от реального мира и первым делом проверил себя. Мышцы напряжены, зажаты. Расслабиться - и немедленно. Начал с кончиков пальцев на ногах. Постепенно перебрал всего себя до лица. Здесь долго не мог справиться со ртом. Напряжён так, как будто я на допросе - и не собираюсь сдаваться. С трудом, но заставил рот расслабиться. Ещё одна проверка, нет ли где зажимов. На этот раз нигде и ничего.
   В катере не больно найдёшь естественной энергии. Пришлось работать с тем, что есть. "Промыл" себя несколько раз сверху донизу, представив, что стою, кристаллически-структурный - дырявый, под ментальным душем. Снова проверил - чистый. Теперь можно заново выстраивать информационное поле. Покой. Абсолютный. Готовность к принятию любого вида энергии, который встретиться, и готовность работать с любой формой. Доступность к любым видам эмоций, которые можно будет использовать в будущем - без ущерба к окружающим меня людям.
   Всё. Я готов. Открыл глаза - взглянуть в зеркало. Неплохо. Теперь последние два шага. Сломать чистую структуру поля - и восстановить её за секунды. Сделано. Поле в полном подчинении. Встал. Боевая настройка - шаг второй. Поле засияло так, что глазам стало больно. Хорошо. Можно выходить.
   Данияр начал снижение. Я чувствовал абсолютное спокойствие. А чего, собственно, тревожиться? Сам я в полной боевой готовности. Мои мальчишки - тоже. Дело у нас простенькое - всего лишь разложить приманки.
   Выйдя в коридор, я увидел, как ни странно, Карла.
   - Снижаемся, - нехотя сообщил он.
   - Да? - переспросил я, ничего не понимая. С какой стати он мне сообщает общеизвестное? И вообще странно выглядит: как будто чего-то очень не хочет, но решился на нежеланное для него деяние.
   - Я еду с вами, - заявил Карл.
   - ... Что?
   - Что-то смутное с предвидением, - всё так же нехотя сообщил Карл.
   Теперь, когда он сказал об этом, его пси-поле сразу закрылось. Жёстко. Правда, я и сам бы не допустил, чтобы Тина сейчас влезла в его пространство. Всё-таки, пока призрак настороже, пробовать вытащить из него информацию опасно. Сам может засечь мою тень.
   - Предвидение кого-то конкретно касается?
   - Нет. Только самой поездки.
   - Если честно, я рад, - спокойно сказал я. - Перестраховаться иногда бывает полезно. Что берёшь с собой?
   - А есть какие-то ограничения?
   - Никаких.
   - Прекрасно. Тогда я посмотрю, что можно взять.
   Хотел было ему вслед сказать, чтобы не слишком нагружался, но передумал говорить. Если ему спокойней с кучей оружия - его дело.
   Прямиком потопал в грузовой отсек, к джипу. Там меня уже ждали мальчишки-призраки. Мартин придирчиво оглядел меня и упрямо кивнул. Типа - ладно уж, поеду.
   Я же внимательно оглядел Кэвина. На всякий случай. Если над кем-то нависает близкая смерть, её можно увидеть как тёмное, почти чёрное облако над головой. Так, с мальчишкой всё в порядке. Значит, предвидение Карла на этот раз касается только и исключительно поездки. Не страшно. Едем такой компанией, что с этими бойцами я хоть в самое пекло...
   Мальчишки-призраки ждали моего сигнала сесть в джип, когда в грузовое отделение вошёл Карл. У Мартина на лоб брови полезли, Кэвин по-простецки открыл рот. Бывший призрак едва не сгибался под тяжестью оружия, взваленного на плечо. Это ещё что... Когда Карл отошёл от дверей в грузовой отсек, выяснилось, позади плетётся Вестар, таща два пульсара и вещмешок - тяжёлый на вид. Присмотревшись, я понял, что в нём, в вещмешке, боезапас к пульсарам.
   - Багажные двери! - рявкнул Карл мальчишкам.
   Те немедленно бросились открывать дверцы, а затем быстро и осторожно снимать с Карла пульсары и лучевую пушку, сноровисто складывая оружие в салон джипа. Когда бывшего призрака разгрузили, он, подозрительно глянув на меня, не смеюсь ли, принялся снимать с Вестара его поклажу. Я молчал и старался удержать на лице доброжелательное выражение. Когда оружие складировали полностью, Карл бросил Вестару:
   - Выдвигай пандус!
   Вестар послушно открыл панель управления в грузовом отсеке и нажал нужную кнопку. Двери грузового отделения поехали в стороны, а пандус полез вперёд.
   - Я - за рулём, - спокойно сказал Карл.
   Мальчишки вопросительно поглядели на меня, и я первым вошёл в салон джипа. Стараясь, чтобы Карл не заметил моей усмешки. Вестар кивнул. Загудел проснувшийся мотор джипа. Катер завис на месте, и мы благополучно выехали из грузового отсека.
   На ходу, благо салон позволял, мальчишки принялись быстро экипироваться, не дожидаясь команды взрослого призрака. Глядя на них, я вздохнул: прошу, обращаю внимание, объясняю всё дословно, а может, надо как Карл - коротко, отрывистыми командными фразами? - и тоже взял пульсар и бронежилет с зарядами к нему. Поверх надел куртку. Придётся нараспашку. Но ничего. С таким жилетом не пропаду на сцилловских ветрах.
   Кэвин скептически осмотрел меня и, ничего не сказав, внаглую стащил куртку с плеч, после чего принялся заново надевать на меня жилет, стягивая ремни довольно жёстко там, где я и не догадался бы затянуть. Судя по одобрительному взгляду Карла в зеркальце, занимался мальчишка моей экипировкой профессионально.
   Я ещё подумал: здорово же их вымуштровали, если за три года их навыки даже в такой мелочи не растерялись. Уже полностью готовый, я подсел к Карлу и молча стал следить за приближением к катеру призраков.
   Погода привычная: ветер то шелестел по довольно ровной поверхности перед машиной, то изредка взмётывал клубы пыли, скрывающие тёмную громаду призракового катера, то накидывался на пыльные пласты так, что превращался в настоящий ураган. И тогда Карл попридерживал скорость...
   Я смотрел на катер, когда его видел и когда не видел. Окружающее его поле было нестабильным, но мощным. Сим-вормы вырабатывали своё поле, совершенно отличное от человеческого... Вскоре поймал себя на том, что смотрю на пространство впереди сугубо по-деловому, оценивающе - с точки зрения, смогу ли приспособить, если что, энергию тварей для собственных нужд. Сообразив, что делаю, усмехнулся, спросил Карла:
   - Призраки когда-нибудь пробовали использовать энергию сим-вормов? Ну, если её адаптировать к своему полю?
   - Зачем? Мы их просто убиваем, - недоумённо сказал Карл.
   Я открыл было рот сказать, что интересно было бы попробовать провести исследование, но вовремя сообразил, что говорю не с учёным, а с солдатом, которому приходилось сталкиваться с сим-вормами лишь в боевой обстановке. Полигон - не в счёт. Если призраки смотрели на сим-вормов, спрятанных в клетках с энергетическим полем, то им явно было не до изучения ментальной структуры поля тварей... Любопытно. Подумалось вдруг: а вообще в этом времени кто-нибудь занимался сим-вормами как научным объектом? Вспомнилась Таис, которая с отчаяния однажды, три года назад, использовала тварей в качестве энергетического запаса.
   Джип встал на месте. Некоторое время я смотрел на беснующуюся перед нами пыльную вьюгу, которая умудрилась, несмотря на плотно закрытые окна, всё-таки впихнуть горсть довольно заметной на зубах и в носу пыли в салон, а потом спросил:
   - Выходим?
   Карл кивнул. Он сидел очень напряжённо и настороже. Не глядя, протянул руку назад. Мартин без слов подал ему оружие - лучевую пушку. Встряхнув плечами, Карл оставил в кабине, на сиденье, куртку - и Кэвин вложил в узкие длинные крепления его бронежилета на спине (своеобразные ножны?), ближе к поясу, два пульсара.
   Мы. Я и мальчишки-призраки, вооружились не так лихо, но достаточно весомо, чтобы стать опасными в случае необходимости, а потом все надели полумаски от пыли, прихватили приманки и вывалились из джипа. Тросы от приманок потянулись за нами из салона машины, постепенно стравливаемые.
   Катер призраков высился перед нами небольшим холмом. Границы поля сим-вормов распространялись далеко вокруг него, но отчётливо, так что угодить в паутину сторожевого поля тварей мы не могли. "Наша задача - подойти ближе к границе, оставить приманки, одну за другой, - и назад", - напомнил Карл, кажется взявший на себя и руководство операцией, а не только вождение джипа. Впрочем, я не возражал. Меня, едва вышли из машины, начало что-то сильно беспокоить. Но что? Определиться оказалось трудновато. Может, действовало поле Карла - слишком близко стояли друг к другу. Может, беспокоила странная ментальная обстановка, непривычная для меня. Или истоки моего беспокойства в сим-ворме, который устроил внутри катера гнездо?
   "Карл, ты что-то... чувствуешь? Как твоё предвидение?"
   "Здесь такой сумбур ментала, что конкретно вряд ли я что-то могу ощутить".
   "Здесь просто слишком насыщенный ментальный фон, поэтому слишком многое кажется", - неуверенно выговорил Мартин. Он оглядывался коротко и часто - и слишком нервно. Мне показалось, мальчишка и в разговор вмешался, только из-за того что не мог упорядочить свои впечатления.
   "Во всяком случае, границы сим-ворма отчётливые, - заключил Карл. - Можно не бояться неожиданности..."
   Неожиданность пришла с другой стороны - не с катера. Мы с Карлом едва не вздрогнули, когда мимо нас решительно прошагал Кэвин. Мальчишка шёл уверенно, целеустремлённо - к катеру. Но ведь никаких разведчиков сим-ворма мы не видели! Ещё успели услышать зов растерянного Мартина: "Кэвин, ты куда?! Вернись! Кэвин!" Зарычавший Карл прыгнул вперёд, несмотря на тяжёлую поклажу на себе. В несколько прыжков он догнал мальчишку, спокойно шагавшего к катеру и не реагировавшего на оклики, и ударил его по затылку. Кэвин рухнул.
   "Тащите его назад! Быстро! Вяжите руки-ноги, чтобы не двигался!"
   Опомнившись, я побежал к взрослому призраку, который озирался, стоя на одном колене около Кэвина, и быстро перемещал оружие: пушку - на грудь, а два пульсара - в руки наизготовку. Так что, добежав до него, я тоже вооружился и выискивал врага, часто дёргая ствол пульсара из одной стороны в другую. Что, чёрт побери, происходит?
   Земля под ногами вдруг завибрировала. Из-под неё вертикальной пылью брызнули странные мелкие фонтанчики, оставляя после себя чёрные дыры и превращая поверхность почвы в ноздреватый сыр.
   Карл вскочил, схватил мальчишку за ворот куртки, благо та застёгнута, и буквально кинул его мне навстречу.
   - Быстро в джип! Все!
   Сам, стремительно перемещая ствол лучевой пушки с одной потенциальной цели на другую, попятился к джипу. Ясно было, что, запнись он только о нас - не преминет пнуть нерасторопных.
   Ко мне подоспел Мартин, подхватил Кэвина с другой стороны, и мы волоком по земле потащили Кэвина к машине, ощущая, что поверхность под ногами уже не вибрирует, а неровно дрожит, словно начинается небольшое землетрясение. Что это?! Вокруг обычный ментальный фон. Никого и ничего! Даже пси-поле сим-ворма с катера не меняется... Неужели сейсмически решила себя проявить Сцилла?!
   Рокот... Всего за несколько шагов до машины. Мартин отшатнулся, машинально таща Кэвина за собой от трещины, которая медленно, словно нехотя, разверзлась перед нами - между нами и джипом. Чёрная корявая линия поползла по серой земле Сциллы. Края линии обваливались с нарастающей скоростью, как нарастала скорость расширения самой трещины... Кэвин внезапно дёрнулся у меня в руках. Сначала я решил, что он встаёт. Оглянулся в панике. Нет. Это Карл подскочил к нам, оттолкнул Мартина и сам схватил мальчишку за руку с другой стороны.
   - Прыгаем! Отрежут!..
   Прыгать через это?! Отрежут - что?!
   Но бросить руку Кэвина и оставаться рассуждать на отвлечённые темы времени не осталось. Мы начали разбег, на который нам определилось судьбой или случаем шагов семь-восемь. А трещина побежала близким краем нам навстречу. Нисколько не сомневаясь, Карл приподнял мальчишку - и использовал его как противовес, заставив и меня размахнуться безвольным телом и послать его вперёд. Мартин прыгнул рядом, поскользнулся на противоположном крае трещины. Одна нога в чёрной пропасти - одна коленом на краю. Руками вцепился в один за другим сухие крошащиеся комья. Сумел выправиться - и с колена прыгнул вперёд.
   Мы добежали... А чего бежать - шагов-то... И - остолбенели. Джип, будто дождавшись нас, резко рухнул в новую трещину задними колёсами. Одновременно свалился Мартин, державший приманки, от которых всё ещё, видимо машинально, собирал трос. Он словно прыгнул в воду, притянутый вперёд. Со следующим движением вниз вздрогнувшей машины приманки выдернуло из его рук. Карл крикнул не трогать их, и Мартин неуверенно поднялся и подбежал к нам.
   Мы ещё медленно, приглядываясь, подходили к джипу, таща тело Кэвина, когда машина вдруг подпрыгнула: её словно выпихнули снизу - оттуда, куда она было свалилась. Джип грохнулся набок, беспомощно завертев колёсами. Это движение не понравилось тем, кто его выпихнул. Из трещины, которая тоже быстро расширялась, вылетело щупальце - длинное, серое, как пыль Сциллы, обхватило машину и, лишь слегка не сойдясь до полноценного объятия, сжало. Треск, звук лопающегося в зажиме стекла... Мы попятились. И встали кругом.
   - Катер, вызываю Данияра, - ровно сказал Карл и дал очередь из пульсара по любопытному щупальцу, потянувшемуся на звук голоса. - Катер!
   - Слушаю тебя, Карл, - отозвались в его триди-визоре сквозь треск помех.
   Едва наши спины сомкнулись - бессознательного мальчишку в середину, я вздел руки - и сильный купол упал на нас всех, не давая приблизиться никому враждебному. Правда, нарисовалась проблема: я никогда не пробовал создавать "крышу" таким образом, чтобы она образовывала ещё и "пол". А опасность лезла именно из-под ног.
   - Вытащите нас, - приказал бывший призрак. - Мы в ловушке.
   - Сейчас будем, - ответил другой, жёсткий голос, в котором я еле узнал голос Доминика, настолько он преобразился, почуяв опасность.
   Последнее слово мы не расслышали до конца - лишь домыслили. Потому как в этот миг перед нами взметнулась земля, будто какой-то великан решил промотыжить грядки и выворотил со всей балды такой пласт земли, что нас чуть не завалило. Вывернулся следующий пласт, третий... Земля точно сошла с ума: сухие, взрывающиеся пылью фонтаны взрывались вокруг нас уже постоянно. Щупальца метались в этих вихрях, хлеща зазря пространство и рассекая вздыбленные земляные пласты, постепенно приближаясь и приближаясь к нам. Нетрудно сообразить, что происходит: подземные сим-вормы, которых мы ещё не видели полностью, но которых узнали по странному ментальному полю, сопровождающему их, потеряли нас после появления моего купола, и яростно разыскивали странным образом пропавшую добычу.
   Откуда здесь такие?! Откуда они взялись?!
   Спина Карла, плотно прижатая к моей... Образ из его поля: самка сим-ворма, захватившая катер призраков, принесла адаптированных к Сцилле и самой Сциллой шавок. Этим легче перемещаться под землёй. Удобней. Поэтому мы сразу и не засекли их. Просматривали пространство перед собой, а мутировавшие шавки путешествовали под ногами. Правда, придётся отказаться от названия "шавки". Это уже... кроты. Которые, повзрослев, будут похожи на самих сим-вормов - те же слизни с передними клешнями, только клешнями, приспособленными к "плаванию" под землёй. Наверняка и покрытие будет не просто бронированным...
   Глухо грохнуло прямо перед нами. Карл дёрнул руку Кэвина, которого всё ещё держал, - я ещё не сразу понял, что произошло, как бывший призрак исчез в лавине земли. Только и успел разжать пальцы.
   Я шарахнулся от места, где он пропал. Мартин было прыгнул к завалу... "Назад!" Мой невольный вскрик раздался вовремя: следующая волна земли обрушилась на нас. Мартин отпрянул от неё. Из пыльно-земляной бури метнулось щупальце. Его тонкий кончик, жирно поблёскивающий из-под припорошившей его земли, шустро обвился вокруг пояса Кэвина.
  
   33.
  
   Перед глазами мелькнуло воспоминание, как легко и непринуждённо такое же щупальце раздавило джип. Дальше - по инерции: я, державший Кэвина за плечи, мгновенно ударил кулаком по его бронежилету. Не раздумывая, что делаю потрясающе глупую и даже беспомощную в этой ситуации вещь, врезал выскочивший из ладони штырь в щупальце, погрузив личное оружие в податливую плоть (слава Богу, не бронированную!) на всю длину - и резко повернул. Ага, этому гадству известно, что такое физическая боль!..
   Душераздирающий рёв из-под земли был так страшен, что у меня ноги подогнулись от хрипло-дребезжащего вопля, сметающего на пути всё и вся.
   К тому же тварь мне чуть штырь не сломала, отдёргивая щупальце. Я ещё успел приметить, как из прокола брызнула серовато-белёсая жидкость...
   Вскоре на некоторое время - на секунды, естественно, - нас оставили в покое.
   За эти секунды я успел многое: перехватил чуть не стащенного щупальцем Кэвина поудобней, сунул свободную руку куда-то в больно стреляющую мелким камнем пыльную метель, нашёл потерявшегося в буре, устроенной сим-вормами, Мартина, рывком подтащил к себе. Мальчишка одной рукой вцепился в пульсар, ладонь другой прижимал к лицу: кажется, его посекло каменно-пыльными порывами бешеной свистопляски среди вздымающихся тварей.
   И - чёрт всё побери! - я никак не могу прийти в себя для драки. Мне до психа хочется увидеть ту тварь, что устраивает эту метель, эту бурю. Может быть, станет легче, как говорится, если увижу врага в лицо?
   "Где Карл?!"
   "Не знаю!"
   Вопрос Мартина привёл-таки меня в себя.
   И вовремя. Земля под ногами вздыбилась так, будто из-под неё начал подниматься мамонт. Мы отступали торопливо, будто бежали с пригорка. Тварь вняла моим чаяниям!.. Ох и шавочку же вырастила Сцилла!.. Тёмная гора поднималась и поднималась надо мной с мальчишками, заслоняя небо и, кажется, последний свет в нашей жизни.
   Не последний. Мартин вскинул пульсар - и в момент, когда над нами, метрах в двух, нависла жуткая челюсть с отвисшим, мягким подбородком - морды пока не видать - выпустил ослепительный даже в пылевом шторме заряд. Челюсть дёрнулась, пропуская его - Мартин забыл закрыться, и "крот" легко считал с него направление выстрела. Челюсть дёрнулась, а потом опустилась вертикально - и теперь мы увидели всю голову, поразительно круглую, еле заметно вытянутую и громадную. Но эту бочкообразную голову личинке сим-ворма держать легко - на теле без единого намёка на шею. Тем более - горбатая холка!.. Но голова была не только поразительна, но подозрительна. Мы же видели часть тела - остальное благополучно пока пряталось в завихрениях то и дело взрывающейся пыли. Если такое бронированное тело, то откуда взялись щупальца?
   Оказывается, голова не зря показалась подозрительно круглой. После выстрела Мартина прошло не так уж много времени - секунды три, как "крот" раскрыл пасть - и обрушил на нас кучу щупалец! Толстых и стремительных...
   Повезло нам или нет - как сказать... Только почти одновременно рядом опять вспухла перепаханная почва - и на свет явился ещё один "крот". Уперев в поверхность земли гигантские клешни, он буквально вырвался из подземья, опрокинув нас в сторону. Так что щупальца первой твари шлёпнулись в сантиметрах от наших ног.
   Всё ещё прикрывая своим полем Мартина и таща на себе Кэвина, полулёжа на спине, я пополз, с трудом отталкиваясь ногами от бурлящей и дымящейся пылью, подпрыгивающей земли - сколько же их ещё там, под землёй?! Мой пульсар выбило из рук ещё раньше, когда свалились, не удержавшись на пляшущей почве. Мартин полз рядом, постоянно пытаясь встать на ноги.
   Пока моё ментальное поле над нами, твари нас не видят, разве что, наткнувшись раз на подозрительно упорядоченный участок пси-поля посреди пси-хаоса, продолжают искать его снова и снова. Хуже, что мы очутились в самом центре стаи "кротов", продолжающих выползать-выстреливать из земли... Мартин снова, лёжа, нацелился на одну из голов, смутно появляющуюся сквозь серые пылевые завихрения, еле видную больше не из-за пыли, а из-за шевелящихся и бьющих по сторонам щупалец-языков.
   "Пока не стреляй!"
   "Но они нас!.."
   "Не стреляй!"
   Наконец я понял, каким образом щупальце достало Кэвина. Когда тот упал от удара Карла, общее поле, натянутое на него, разорвалось - с потерей сознания. Кэвин нас выдаёт. Поспешно проверив, тщательно ли я натянул сейчас на него защиту, я с облегчением выдохнул: всё в порядке. Перейдя на нужный уровень зрения, сразу взглянул на Мартина. А этот почему плохо закрыт?!
   "Мартин, обернись!"
   Мальчишка оглянулся. Я, подхватив Кэвина, кувырком вылетел из-под осыпающейся земли новой вздымающейся волны. Нижняя половина лица Мартина ободрана в кровь! Полумаску, видимо, во время падения сдёрнуло на сторону... Прокол в физическом теле - утечка энергии в ментальном. Всё ясно. Я грешил только на Кэвина, а тут ещё и Мартин подставляется.
   В рёв, грохот падающей земли вонзился тонкий голос:
   "Ребята, где вы?!"
   "Таис, передай на катер, чтобы к нам не летели!"
   "Брис! Они, наоборот помчались к вам! У вас ЧП!"
   "Да знаю!.."
   "Нет, другое! Волна сим-вормов от Мёртвого леса вот-вот будет здесь!"
   "Что?!"
   "Эти, которые новое... поголовье! Они излучают сильный фон призыва!"
   Из огня да в полымя... Да ещё в какое...
   "Таис! - Я схватил Мартина за руку. - Сможете повести Мартина?"
   "Вижу, смогу!"
   "Найдите Карла!"
   Девушка что-то ответила - я не расслышал её за грохотом лучевой пушки. Она мощно громыхнула где-то впереди, и на нас повалился ближайший "крот". Мартин прыгнул на меня, вытянув руки - оттолкнуть. Вместе с Кэвином мы отлетели в сторону от места падения твари. Та, тяжеленная, аж подпрыгнула на земле пару раз, успокаиваясь навсегда. Заодно обдав нас жидкостью, от вони которой не могли спасти даже респираторы маски.
   Проехавшись рукавом по стёклам маски, испытывая сильное желание хорошенько проплеваться от смрадного привкуса на языке, я мысленно позвал:
   "Таис! Искать уже не надо!"
   Рокочущий рёв "кротов" пушка Карла прорезала сильным воем - кажется, призрак сильно раскрутил ствол, рассылая сияющую смерть во все стороны и расчищая себе свободное пространство.
   "Карл! Мы здесь, справа от тебя!"
   "Иду!" - прорычал он.
   Чтобы он не "заблудился", а заодно чтобы не грохнул и нас нечаянно, я натянул ментальную нить к нему и послал Тину закрепить её на призраке. Мерцающий салют рядом заставил оглянуться. Так... Ребята с платформы взяли под своё крылышко Мартина. Он, слегка изумлённый, сидя в небольшой выемке, оглядел себя. После чего решительно полез ко мне и к Кэвину. Схватился за рукав товарища, готовый поднять.
   "Мы ведь его вытащим?"
   "Угу".
   Из клубов пыли в нас клюнули три щупальца-языка. "Кроты" знали, что мы где-то рядом, и суматошно искали нас вслепую. От неожиданности, забыв, что от них нас накрывает невидимость, мы стремительно упали спрятаться на землю.
   Металлический вой моторов, ослепительная вспышка подожжённой пыли - щупальца, словно в размахе, взлетели и грянулись оземь, будто подгоняемые бочкообразной головой сим-ворма. Серая махина рухнула вслед. Взметнувшейся пылью нас будто отнесло в сторону. Я уже с трудом удерживал безвольное тело Кэвина. Собственное-то тело как избитое.
   Карл со своей пушкой шёл богом войны, разъярённый и беспощадный. Выглядел героем, если б изредка внезапно не проваливался в незаметные при круговерти, смешавшей небо и землю, ямы. Складывалось впечатление, что ему наплевать, кто или что перед ним. Поливал он пространство перед собой смертоносными лучами, не жалея зарядов, будто прореживал просеку в лесу. Добрался до нас быстро.
   "Карл, сейчас здесь будут сим-вормы от Мёртвого леса!"
   Призрак ответил так, что Мартин поперхнулся.
   "Может, и так, - хмыкнул я. - Но остаётся проблема: как отсюда выбраться до их появления".
   Карл крутанулся вокруг собственной оси, направляя ствол оружия с выстрелившим из него невидимым веером, на мгновение ровно срезавшим мечущиеся вихри. Призрак, на удивление, был бодр и полон сил, хотя даже сквозь взбесившиеся пыль и комья земли было видно, что попало ему не хило. Весь ободранный, в крови: скособочившаяся маска тоже ободрала часть лица, как у Мартина. И он крутился-вертелся, как на горячей сковороде, убивая всё движущееся вокруг нас.
   "Если Карл не отстанет от Лии, я сама его отдеру!" - внезапно крикнула Таис. И такая паника была в её голосе, что я, даже снова падая со вздыбившейся земли, мгновенно присмотрелся к призраку. О чёрт... Карл мощно тащил откуда-то такой сильный слой энергии, что неудивительно, каким бодрым выглядел.
   "Карл, прекрати выкачивать из девчонки энергию! - Я прикрикнул, чувствуя себя уже точно рассерженным учителем, ругающим повинившегося старшеклассника. - Ты её убьёшь!"
   "Сама подставилась! - огрызнулся призрак. - Если она такая дура!.."
   "Если она такая влюблённая дура!" - перебил я, уточняя и одновременно вытаскивая из-за пояса второй пульсар взамен утерянного. Ч-чёрт, как тяжело одной рукой - второй я всё ещё держал Кэвина, в информационное пространство которого только что послал Тину - восстанавливать границы поля.
   "Думаешь, меня это остановит?!" - процедил он сквозь зубы.
   "Да нет, не думаю. Просто информация к сведению".
   Россыпь мелких комьев, застывших до такой степени, что обладали силой камешков, пролетела мимо моего лица, задев маску. За этим броском я увидел призрака - и усмехнулся: Карл нехотя прервал питавший его поток энергии извне.
   "Карл, слева!"
   Подпрыгнув на обваливающейся земле, призрак упал на спину и вскинул пушку, воткнув её для опоры в землю рядом. Первый выстрел, кажется, ушёл в сторону: земля в месте потенциальной опоры оказалась ползучей. Нависший над Карлом "крот" мгновенно плюнул в него языками-щупальцами - и заорал от боли: новый выстрел лучевой пушки снёс все придатки мутанта. От вопля меня пробрало будто звуковым резаком. Но длился он недолго. Призрак извернулся, чтобы быть более точным, и поправил настройку оружия. После чего, с трудом удерживаясь на дребезжащей почве, которая раскачивалась разваливающимся кораблём в самый разгар шторма, Карл, быстро перебирая ногами, сумел-таки встать и, оттолкнувшись, метнулся в сторону от падающей на него туши.
   "Сюда!" - крикнул Мартин, оказавшийся рядом.
   Ментальное оханье и сразу за ним мат-перемат Карла я услышал сразу вслед за его неловким падением в выемку, образованную продолжающими вылезать "кротами". Мартин выстрелил в слишком быстро подошедшего к нам "крота", а потом, убедившись, что несколько секунд мне с Кэвином ничего не угрожает, прыгнул за Карлом.
   "Встать можешь?"
   "Ногу подвернул!"
   "Тогда садись!"
   Кажется, призрак хотел что-то возразить, но не успел, поскольку не ожидал стремительных действий со стороны мальчишки-призрака: тот толкнул его в грудь, не дожидаясь, пока Карл выполнит его приказ, схватился за его ногу (разглядел на тонком уровне, с которой ногой плохо) и резко дёрнул. Короткий болезненный рык.
   "Пока приходишь в себя, обопрись на меня! Быстро!"
   И опять, не дожидаясь реакции со стороны взрослого призрака, Мартин взял его за руку и толчком заставил встать, почти мгновенно опрокинув на себя.
   "Таис, я дезориентирован. Ты чувствуешь меня? С какой стороны идут сим-вормы? Куда нам лучше двигаться?"
   "Чувствую тебя, Брис! Прямо по курсу у тебя - катер! Метров двадцать от вас! Там только самка! Чуть слева от него тварей гораздо меньше, чем где-либо!"
   "Предлагаешь захватить катер?"
   "Самый рискованный вариант, но и единственно реальный в вашем положении!"
   "Карл, слышал?"
   "Слышал! Что с мальчишкой делать?"
   "Я же тебя не бросил!" - враждебно вмешался Мартин, сразу сообразив, о чём спрашивает взрослый призрак.
   "Карл, Мартин! Все разборки на катере! Предлагаю: я несу Кэвина - вы нас прикрываете! Что скажете?"
   "Давай!"
   Захват катера не то что операция рискованная, а совершенно наглая, если учесть, что нас три человека, отягощённых телом, которое надо защитить. Таис молчит о своём, но уже знает про Кэвина: наверняка уже опробовала личный канал и наткнулась на молчание. Мальчишку никак нельзя бросать. Распсиховавшийся призрак с такой силищей, как у Таис, - это опасность нечаянного взрыва даже на общем, более-менее спокойном фоне. Так что приходится и Таис принимать во внимание... Тем более, ситуация с Кэвином прозрачна: разведчик сим-ворма не успел пробить его самого на физическом уровне - только на ментальном. Значит, мозги в порядке. Если проберёмся на катер... Если будут хотя бы одна-две минуты покоя...
   Мысль не столько подлечить мальчишку, сколько получить ещё одного опытного бойца взыграла во мне адреналином.
   Я взвалил Кэвина на плечо, благодаря всех богов, что тренированный сухопарый мальчишка весит всего ничего. Впереди меня пошёл Мартин. На пятки наступал Карл.
   Главная опасность в таком движении - направленный поток ментала, который может указать "кротам"... Но, как выяснилось, есть ещё одна закавыка, которой я не учёл. Точнее - не закавыка, а плюс в прохождении каких-то сорока шагов до катера. Об этом, как ни странно, вспомнил Мартин. Хотя я сам мог бы сообразить. Впрочем, мне не до соображений, я зациклился только на одном: дойти до места и спасти Кэвина.
   "Брис, мы неправильно идём".
   "В каком смысле?"
   Мартин остановился. Я сделал шаг - и чуть не наткнулся на него.
   "Давай сюда Кэвина. А ты иди и думай, как справиться с сим-вормами".
   "Какого..."
   "Заткнись, Карл!"
   Я с трудом подавил смешок и, придерживая тело мальчишки на плече одной рукой, пульсаром со второй руки выстрелил в щупальце "крота", вслепую ощупывающего пыльные вихри перед нами. "Крот", почти невидимый в бушующей пыли, отпрянул с рёвом. Движения я не увидел - почуял. Мартин потянул с меня тело Кэвина и, пригнувшись, дал ему сползти на своё плечо.
   "Думай, Брис!"
   Оглянулся взрослый призрак. Смешок ли мой почувствовал, ситуации ли не понял. Только злобой от него к Мартину не полыхнуло, как я слегка ожидал. Хотя ему-то точно было не до зряшного расхода энергии на глупое проявление эмоций.
   "Таис, сколько "кротов" на подходе к катеру?"
   "В земле - трое! Самка ждёт у самого входа!"
   Лихорадочно перебирая варианты разрешения ситуации, я обернулся и почти одновременно с Карлом отстрелил того сим-ворма, который, полный решимости отомстить за раненый язык-щупальце, попытался преследовать нас на скорости. Земля дрогнула, когда громадная туша рухнула в серые волны, подняв штормящий вал. Скорость, кстати, у "кротов" не ахти. Можно ли как-то использовать эту неуклюжесть?
   Тина. Придумал. Моя тень вплыла в информационное пространство Карла. Сейчас он, занятый выслеживанием и отстрелом "кротов", вряд ли разглядит в своём личном пси-поле постороннее пси-вторжение. Сопровождаемая конкретным заданием, Тина быстро облетела взрослого призрака и вынырнула из его пси-пространства.
   "Стоять!"
   Я застыл на месте, понимая: объяснять, что происходит, ребятам не надо. Они, обернувшись, сразу увидели: мерцающая фигура, ментально-отчётливо видимая в пространстве даже слабому пси-подготовленному человеку, медленно зашагала к прячущемуся в серых клубах "кроту". Тот, судя по волнению его поля, собирался вот-вот прыгнуть на нашу троицу - Кэвина не считаю пока.
   "Кто это?"
   "Похож на тебя, Карл" - отозвался Мартин и слегка подбросил тело Кэвина пристроить на плече поудобней.
   "Я решил, что лучше брать твой ментальный след, - объяснил я. - Тебя они уже видели - поверят, что ты решился идти против них в одиночку".
   Я промолчал, что в поле призрачного призрака добавил агрессивной окраски, чтобы при прохождении мимо сим-вормов пси-фигура точно не осталась незамеченной.
   "Что это нам даст?"
   В голосе Карла ни одной эмоциональной ноты. Сугубо профессиональный интерес.
   "Отсрочку. Мы должны за время, пока они гоняются за тенью, успеть заскочить на катер и попытаться убить самку сим-ворма. В общем, на данный момент мы их увели. Теперь - следующее: перед нами до катера три "крота". Все в земле. Ещё не вылезали. У кого какие предложения, как их выманить?"
   "У меня, кажется... Только не выманить. Отнюдь не выманить", - очень задумчиво ответил Карл и быстрым шагом обошёл меня.
   Недавно он был богом войны. Теперь превратился в пахаря: наставив ствол лучевой пушки в землю, он включил оружие на последний уровень мощи. И пошёл вперёд, чуть двигая в стороны стволом, чтобы не выпустить из зоны поражения всех затаившихся под землёй "кротов".
   Мы с Мартином - за ним. Это очень страшно - идти по земле, из-под которой рвётся смертельный выплеск ментала: умирают живые существа. Я машинально старался обходить самые жуткие места, но их не обойдёшь просто так. А с Мартином стало так плохо, что мне снова пришлось забрать тело Кэвина у него.
   Так и шли - по поверхности земли, снизу которой взрывом тянулись эманации смерти. Карлу легче: он шёл, проходя убиваемых тварей - и его эти эманации почти не касались. Так думалось, пока он не обернулся к нам посмотреть, идём ли мы за ним... Сосредоточенный, но бледный от напряга...
   "Карл!!"
   Катер возвысился перед нами чёткими прямыми линиями и твёрдыми прямыми углами. Творение человеческих рук. Уже не суматошные, бегучие линии живых, быстро двигающихся существ.
   И лишь одно... Шевеление у входа.
   У меня свободна только одна рука, но я уже не думал об этом. Я даже не думал о том, что позади плетётся Мартин, выбившийся из сил - сопротивляясь негативному менталу умирающих сим-вормов. Что сползает-падает с моего плеча безвольное тело Кэвина... Я просто воздел руки - резко и сильно, посылая вперёд ментальную волну, защитным шатром свалившуюся на ничего не понимающего Карла. Она, эта волна, лишь на доли секунды опередила метнувшуюся к нему чёрную плёнку.
   Когда я спрашивал Таис про сим-вормов, она, видимо предположила: раз я ничего не говорю о чёрной плёнке-симбиоте - значит, знаю о ней, помню. Но плёнки на катере вообще не было до недавнего времени. Возможно, она до поры до времени скрывалась в самке, а теперь вылезла, когда сообразила, что тварям нужна её помощь? А может, она учуяла сладкое, которое сама и вознамерилась сожрать...
  
   34.
  
   Был момент, когда у меня сердце больно ёкнуло: Карла облило чёрным, будто на ледяную статую натянули чёрный мусорный мешок. Но пробить мою защиту на нём плёнке-симбиоту не удалось. Она сползла-съехала с невидимых границ защиты и растеклась вокруг ног призрака, словно стараясь определиться, что же делать дальше. Карл не двигался. Та же статуя.
   И не сможет двинуться, пока я не разрешу.
   Между тем мне приходилось туго. Ладно, Кэвина всё-таки подхватил Мартин - правда, уже не пытаясь забросить на плечо - слишком вымотался для этого. Просто прижал к себе и оглядывается, ещё немного - и сам прижмётся ко мне спиной, только чтобы удержаться на ногах. Устал. Придётся снова просить для него "допинга" у Таис и ребят с платформы. Здесь, у катера, ментала для отдыха и восстановления не возьмёшь - сплошь деструктивная энергия.
   Позади - "кроты", начинающие понимать, что мы сбежали, но всё-таки обретаемся где-то рядом. Судя по грузному, но пластичному движению, уже разворачиваются к нам. Впереди, прямо перед нами, - плёнка-симбиот. А за нею, шагах в десяти, в проёме бокового входа на катер, выпячивается нечто громадное, что нормально протиснуться в проём не может, но тащит свои телеса изо всех сил, застревая в косяке ненормально огромным воздушным шаром.
   Честно: я увидел - глазам не поверил. Что это?! Вот это самка сим-ворма?! Вот эта разбухшая жабища?! Мутировавшая?! Вот эта пузатая, колыхающаяся от собственного веса глыбища?!
   Пока я соображал, дряблый на вид сим-ворм неожиданно быстро - почти выстрелил клешни (ковши бульдозера - детская лопатка перед ними!) из проёма вперёд и воткнул их в землю. Секунду спустя пришло понимание: самка сим-ворма сейчас выдернется из проёма - и первое, на что она наткнётся и снесёт на х..., будет Карл.
   За спиной дрогнул воздух. Под ногами неравномерно загудела земля. "Кроты".
   И над головами завибрировало по нарастающей напряжённое пространство. Это ещё что?! Летучие шавки?.. Уже здесь?!
   Аж голова заболела от напряжения, с которым крутились мысли о том, что же предпринять в первую очередь. Да, нужно в катер призраков, но катер недоступен - вход заблокирован протискивающейся самкой сим-ворма... Кой чёрт - недоступен?.. Сам придумал - или подсказали?! Этот чёртов проём - не единственный вход на судно! Пока самка сим-ворма продерётся сквозь сдавливающие её телеса стены, мы успеем обойти катер и найти ещё один вход... Остаётся одна проблема - Карл и плёнка вокруг него.
   "Брис, над вами скоро будет катер с ребятами, - бесстрастно сказала Таис. - Они нашли бортовые орудия и собираются использовать их - обстрелять сим-вормов снарядами со взрывчатым веществом типа зажигательной смеси. Доминик сказал, что эта штука для сим-вормов будет хороша. Смесь опасна и для человека. Вам нужно немедленно спрятаться на катере!"
   "Ментал - Мартину!" - рявкнул я.
   Мы не можем умереть. Мы не можем умереть - по определению. Мы - это переселенцы, вкусившие силы Сциллы. Мы давно занимаемся работой с энергией и менталом. Раньше, чем начали превращаться в мутантов эти недоделанные сим-вормы. Так какого дьявола я торчу здесь, как ошалевший от ужаса новичок, которому впервые демонстрируют чудеса псионики-экстрасенсорики?!
   Должен быть способ прорваться!
   Тихо. Без паники. У меня несколько секунд, чтобы сообразить что, куда и зачем.
   Итак. Что мне нужно сделать в первую очередь? Вытащить Карла из ловушки! Отослать Мартина с его ношей подальше.
   Ледяная волна обдала меня неожиданно. Тина! Где она?! В последний раз я её видел, когда она облетала Карла. Это было, после того как я создал с её помощью его ментального двойника - сбить сим-вормов со следа! Но ко мне она не возвращалась! Знак? Подсказка? Начало разрешения ситуации? Весь мокрый от холодного пота, пробившего с волной озарения, я даже мысленно не сказал, а прохрипел:
   "Мартин, тащи Кэвина направо. Там должен быть ещё один люк. Откроешь и будешь дожидаться нас с Карлом".
   "Я не остав..." - начал мальчишка-призрак, заметно ободрившийся от притока новой энергии, но его фразу я оборвал на полуслове уже нечленораздельным рычанием. И он поспешно потащил Кэвина в сторону.
   Всё. Об этом я могу не беспокоиться.
   Ушёл в пси-невидимость и первым делом очередью из пульсара разнёс башку выскочившему из пылевой вьюги "кроту". Благодаря чему выяснилось, что личинки сим-ворма мутировали гораздо весомее, чем я думал до сих пор: остальные "кроты", прятавшиеся за пыльной завесой, немедленно накинулись на собрата. Он ещё дёргался в предсмертных конвульсиях и хлюпал во все стороны кровью, а его сородичи с голодным рёвом, огрызаясь друг на друга, принялись пожирать свежее, ещё живое мясо.
   Среди шавок такого каннибальства я не видел. Хотя нынешняя ситуация понятна: такие огромные зверюги должны часто восполнять запасы энергии...
   Плёнка-симбиот, обляпавшая ноги Карла, не пошевельнулась. Не поняла, откуда стреляли? Или всё своё внимание перенесла на "кротов", смачно жрущих свежатину?
   Свалка оголодавших тварей, то и дело с рёвом нападающих друг на друга из-за лакомого кусочка, дала мне ещё несколько секунд.
   Настройка на Тину. Поиск - поворачиваюсь полукругом. Наткнулся на отклик. Не очень быстрый и не очень чёткий - мешает работающее, сканируя окружающее пространство, поле плёнки-симбиота. Но отклик всё-таки есть. Быстрая оглядка на Мартина с Кэвином: мальчишки уже скрылись за бортом катера.
   Тина - спряталась в поле Карла, видимо, сразу, как только плёнка-симбиот рванула на призрака. Плавает в поле свободно, благо ментал, посланный мной защитить призрака, очень сильный. И не высовывается - умница.
   Почувствовала мысленное прикосновение - насторожилась. Есть контакт. Но что мне теперь делать с этим контактом?
   Ещё один выстрел. В одного из "кротов", который нажрался и принялся, с угрозой порыкивая, оглядываться в поисках новой жертвы. "Крот" обвалился с обиженным рёвом - и на него немедленно налетели другие. Ну и вонь... И долго мне их теперь кормить?..
   У меня перехватило дыхание.
   Плёнка-симбиот дрогнула от Карла, слегка собралась волной чуть впереди него, словно любопытствуя, но сомневаясь: отходить ли от человека, нет ли, чтобы принять участие в пиршестве? Ну, давай же, зараза, ползи! Там жратва вкуснейшая!
   Небо стемнело от наплывающего катера с ребятами. "Кроты" от пиршества не отрывались, но на небо недовольно поглядывали
   "Брис, уходи!"
   "Не могу, здесь Карл!"
   "Вторая волна сим-вормов уже вливается в стаю от катера! Брис, беги!!"
   "Не могу!"
   "Если ты не побежишь, Доминик не будет стрелять! Сейчас единственный момент, когда можно отрезать от вас сим-вормов! Потом он не сможет - побоится попасть в вас!"
   Плёнка-симбиот неуверенно качнулась - и стремительно полетела к пирующим "кротам". Позади них, за той же пыльно штормящей завесой, послышалось звучное движение многих голодных существ, тоже по нарастающей становящееся всё более густым... Я перестал дышать... Плёнка пролетела мимо меня - не заметив!..
   "Тина!!"
   Я рванулся к призраку, едва чёртова плёнка сиганула на окровавленный кусок с торчащими белыми обломками костей, пятнисто-багровыми от крови. Я ещё увидел, как она чёрной непроницаемой паутиной опустилась на эту подрагивающую, кучу плоти, услышал, как обиженно взревели "кроты", которые не успели дожрать сородича... Тина даже не получила моего приказа - почуяла в пространстве моё желание, и крепостная стена ментала впиталась в тело Карла - с немедленным приказом бежать!
   Он вздрогнул - и только глаза ожили, только он начал разворачиваться в нужную сторону... Стена налетающих-набегающих сим-вормов надвинулась на нас, ещё не соображая, что мы те самые, искомые. Ещё "кроты" недовольно взревели на новых нахлебников, а плёнка замерла, всколыхнувшись, словно не понимая...
   Таща за собой Карла, я вызвал перед глазами лицо Доминика, впился глазами же в точку между его беспокойно нахмуренными бровями:
   "Стреляй, Доминик!! Пли, чёрт побери всё!!"
   "Кроты", ворча, всё ещё только оборачивались на пришельцев. Приподнимались, помогая себе клешнями. Взрыкивали, гоня перед собой такой силы ментал - проверить, кто такие и нельзя ли их тоже умять!..
   И тут с неба рвануло!.. Загрохотало!
   Дёрнув Карла за руку - "Бежим же!!" - я чуть не свалил его, разворачивая - тоже едва не загипнотизированного кромешной тьмой хлынувших на нас тварей... Господи, сколько их?! Это столько их репродуктировалось за это время?! Настоящая армия!
   В грохоте рвущихся снарядов, в оглушительном рёве и визге, в поднимающейся взбесившимся фонтаном и страшно стреляющей во все стороны земле, облитой горящей смесью, мы бежали изо всех сил по правую сторону от катера призраков. Ветер, беснующийся в этом аду, не отставал, догоняя нас смрадом палёной плоти и обвевая обжигающе горячими струями...
   Люк оказался совсем недалеко. Изнутри уже высовывался Мартин, которого за ворот держал очнувшийся Кэвин. Оба тревожно вглядывались в пыльно-ветреную заваруху - и громко, подбадривающе закричали, едва мы только выскочили из-за угла катера. Карл на хорошей скорости мчался впереди, и ему оставалось метра четыре до трапа... "Тина! Ты где?!" Шёпот почти в ухо: "Я здесь!"
   Начал выдыхать с облегчением - и охнул, вскрикнул от резкого болезненного удара в спину. Ещё ничего не соображая, взмахнул руками - удержать равновесие, понимая только одно: ноги не держат, подламываются. Сухой стук - упал пульсар, выскользнувший из ослабевших пальцев. Сам же, падая, развернулся лицом в противоположную сторону, к сим-вормам.
   Уже не живая толпа чудовищ, а громадная, грозно гудящая огненная волна шла на нас ещё одной стеной... Я уже ничего не соображал, только острая боль в спине... Затмила всё. Горячая такая, вгрызающаяся в позвоночник, будто выдирая его... Ещё один камень под ноги. Упал боком, на бедро, обречённо всё ещё пытаясь затормозить падение руками, превратившимися в ломающиеся деревяшки, еле обёрнутыми в тряпки. Сумасшедший жар нагонял меня. Я хватал ртом горячий воздух, обжигающий лёгкие. Пытался кричать... Кислороду бы...
   "Бри-ис!!" - отчаянно завопил кто-то сквозь тёмные полотна, зашелестевшие перед глазами. Кажется, потом ещё кто-то кричал, вызывая меня. Удар в висок. Тьма...
   Только странная. Я как будто отошёл от самого себя и наблюдаю, что со мной происходит. Моё тело подпрыгнуло на каменистой почве, переворачиваясь пару раз, прежде чем застыть. Теперь я видел, что именно ударило меня в спину. Облитый зажигательной смесью кусок земли. Смесь горела, не переставая, и быстро заливала мою спину жадным огнём. Ничего не спасало. Куртка не предназначена для таких испытаний. Моё тело замерло... Только некий тёмный сгусток суматошно метался вокруг меня, не понимая, что происходит и как помочь.
   Кто-то прыгает сверху, а кто-то кричит: "Назад! Сдохнешь в огне!" На меня падает что-то, прихлопывается несколько раз, потом кто-то кричит: "Они с ума сошли - стрелять сейчас!" И этот кто-то грубо подхватывает меня - животом на своё колено, сдирает с меня куртку, а рядом кто-то кричит отчаянное: "Закрой ему сознание!!" Я только успеваю заметить, когда меня переворачивают, как вздымаются надо мной руки и ладони опускаются на лоб... Тьма... Уже без заскоков угасающего сознания...
   ... Перестрелка где-то за стенами. Характерный вой строенных стволов пулемёта, подвывание лучевой пушки. Здесь темно и пусто - ощущаю всем телом. Открываю глаза... Уткнулся взглядом в пол. Лежу на нём раздетый до пояса, правда, животом на чём-то мягком - тряпку какую-то, что ли, подстелили. Но всё равно холодно... Попытался шевельнуться - и зашипел от боли в спине, на которой кожу будто жёстко стянули.
   Мысленно проверил, где нахожусь.
   Пустой отсек. Наглухо закрытый. Мало того: ещё и защищённый сильным менталом по всем стенам. Что происходит?
   Если меня оставили в покое, значит, могут справиться и без меня. Пока. Значит, время заняться собой. Мельком снова глянул на тряпки, пока поднимался на руках от пола. Спина моя, спина-а... Вот почему боль вгрызалась. Кожа горела.
   Узнал. В смысле - тряпки, драные, обгорелые, узнал. Остатки моей куртки.
   С трудом сел на пол. От меня никакого толку, пока чувствую себя той же сгоревшей тряпкой. С трудом сдвинул ноги в "лотос". Тело - тяжёлое, будто работаю с утяжелителями. Пора возвращаться в норму.
   Закрыл глаза, проникаясь пространством. Так, мы летим. Отчего же такая стрельба? Ладно, не до того. Если летим, то наверняка на хорошей высоте. Помещение закрытое. Если бы года два назад, меня это смутило бы. Но не сейчас. "Тина". Что-то шевельнулось перед глазами. Медленно всплыло над головой. Я представил, как от моей макушки кверху, в потолок отсека, ввинтился тонкий световой луч. Сквозь все пылевые бури, сквозь привычно низкие тучи, которые никогда не дают Сцилле дождя. В чёрную бездну со звёздами, которые мерцают такие крохотные, но таким мощным пси-светом!
   Исцеляющая энергия хлынула по этому тонкому лучу сильно и безостановочно. Мне оставалось только направлять её в нужные энергические точки. Вскоре бессильно опущенная голова поднялась. Ссутуленный, я прочувствовал самопроизвольный прогиб позвоночника, когда по нему прошла тёплая струна пси-энергии. До спины вообще как будто кто-то дотрагивался горячими пальцами, разглаживая кожу, а иной раз и оттягивая её. Вообще, чувствовал себя так, словно меня перебирают по запчастям...
   Луч закрыл. Ладони приподнялись над коленями. Секунды сосредоточенности и мой поисковый ментал хлынул от меня во все стороны. Ещё три минуты на сбор информации. Растёкся по всем помещениям катера. Усвоил картину: катер на автопилоте медленно курсирует близко к орбите Сциллы, по коридорам космического судна рыщут сим-вормы - шавки, охранявшие самку, и пара адаптированных к Сцилле "кротов". Карл и мальчишки закрыли меня и защитили всем менталом, который смогли собрать, и теперь ищут тварей - или убегают от них. Как повернёт ситуация. Беготня по лабиринту, где охотник мгновенно может превратиться в преследуемую и настигаемую жертву... Зря они разделились... По одному с сим-вормами не стоит.
   Я не спеша проверил своё тело. Всё. Оно меня не подведёт. Поднялся из "лотоса" - мягко, не помогая руками, не переворачиваясь на колени. Темно. Но мне свет не нужен. Справа разглядел какую-то ветошь. Поднял. Жалкие остатки спалённого бронежилета. Ладно, не помру полуголым. Ветра на катере нет - уже хорошо. Та-ак, а вот за это спасибо, что поверили и оставили-таки оружие. Я подобрал пульсар. Проверил зарядник. Почти полный. Правильно. Я ж его почти не использовал. Всё. Я готов действовать.
   В коридоре пусто. Но в пространстве колыхаются ментальные следы всех. Я - бегать за тварями не собираюсь. Они придут ко мне сами. Надо бы найти площадку получше, поудобней - для отстрела.
   Прошагав с десяток шагов, я вышел в небольшую рекреацию на стыке коридоров.
   То, что надо. Просто замечательно всё просматривается со всех сторон.
   Небольшая стена между двумя коридорами - хорошая защита со спины. Я, сев на колени, огляделся ещё раз, прислушался - и вбросил в пространственные потоки коридоров сигнал: здесь - беспомощная жертва, раненая, несчастная, обездвиженная! Сюда, твари! От неё так здорово пахнет свежей кровью и недавно взрезанной плотью! Она ползёт из последних сил, слабая, оставляя за собой сладкий след густой крови!
   Первой, как и следовало ожидать, в коридорную развилку ворвалась шавка. Свист кожистых крыльев был слышен издалека. И я снял её одним прицельным выстрелом. Поднялся, подошёл к ней, взял обмякшую, бездыханную тушку за кожистый хвост и подтащил ближе к месту, у которого устроился. Шелестнули. Хрустнули, ломаясь, крылья, когда тушка упала. Я вынул нож, взятый на этот случай из карманов бронежилета, и распорол шавке горло, прорезав затем далее, по брюху. Вывалив горячие внутренности на пол, я аккуратно обвёл своё место стекающей жидкостью, а тушку бросил чуть впереди.
   Теперь в коридорном пространстве появились настоящие эманации только что прибитого существа. Больше ни в "лотос", ни на колени я не садился. Твари мчались ко мне на ментальный зов жертвы, а поближе их уже подстёгивал запах горячей плоти.
   Шустрым шавкам не повезло больше всех: я стрелял их на лету, а потом появились не слишком поворотливые "кроты". Первая же зверюга, не обращая внимания на меня, тут же накинулась на лежащие тут и там тёплые трупы летучих шавок. Едва раздался первый хруст костей под клыками твари, я пришлёпнул "крота" с удобной для меня позиции. Он рухнул, так и не выпустив тушки из пасти.
   Труп "крота" создал определённые проблемы с отстрелом. Теперь я почти не видел одного коридора. Туша высилась настолько грандиозная, что закрывала мне его полностью. А мне нужен был именно этот коридор, поскольку именно по нему спешил второй - и последний "крот" из находящихся на катере.
   Пришлось перелезть через мягкую, подрагивающую плоть и пойти навстречу последнему. Мне бы не хотелось оставлять зверя на волю случая. В конце концов, где-то здесь, рядом, мои друзья, которые тоже слышали зов умирающего и беспомощного. А если они направятся сюда - спасать меня?
   Я съехал с груды мёртвого мяса, насторожённо приготовил пульсар.
   Судя по громыхающим шлепкам и крупной вибрации коридора, навстречу мне и впрямь двигался "крот". При виде спокойно шагающего к нему человека он взревел и поднялся на хвостовую часть. Правда, предстать ему во всей красе передо мной не дали потолки коридора. Всё-таки катер. Зато мне это его движение оказалось как нельзя кстати. Очередь из пульсара утонула в подставленном брюхе твари, разрезав её почти пополам. Я знал, что тварь - последняя. Зарядов не пожалел.
   "Крот" обрушился на пол так, что у меня слегка даже появилось опасение: не пробила бы тварь переборки вместе с полом.
   А потом стало не до зверя. Издалека в том же коридоре послышались торопливые шаги. Даже скорее, не шаги - быстрый бег. Мартин вырвался из-за угла - и резко дёрнулся при виде меня. Следом за ним - Кэвин. Судя по всему, бежали мне на подмогу. На подмогу раненому и беззащитному.
   Пришлось снова перелезть через огромную тушу. Обнялись с мальчишками.
   Напротив, из-за угла же, появился Карл. Грязный, как из пекла. Пси-зрением видно: перемазался своей и сим-вормовской кровью. И - усталый. Как, впрочем, и мальчишки. Я кивнул мальчишкам и пошёл навстречу Карлу. Дошли друг до друга. Постояли, посмотрели в глаза. Не сканируя друг друга, одновременно протянули руки обменяться рукопожатием.
   - Быстро оклемался, - сказал Карл.
   - Вам спасибо. Что дальше?
   - Пошли в рубку. Пора выводить катер на полигон. Доминик в последнее соединение сказал, что надо бы полигон сжечь дотла: возможно, там либо плёнка осталась, либо ещё пара сим-вормов. И что ребята тоже присоединятся к нам - уже там, когда закончат с этими, из Мёртвого леса.
   - А с этими что делать? - кивнул на дохлых шавок и "кротов" Кэвин.
   - Придётся перетерпеть до момента, когда всё закончится, - пожал плечами взрослый призрак. И коротко сплюнул в сторону ближайшего "крота". - Мразь... Ну что? Пошли?
   Не оглядываясь, мы пошли по коридору. Меня не спрашивали, каким образом я разделался с остатками сим-вормов. Не до того. Да и зачем? Тем более что, проходя коридорами, я убедился, что Карл с мальчишками тоже снял неплохой урожай: ещё один "крот" валялся, дымясь, у начала коридора в жилые отсеки, а по всему пути насчитал штук пяток распластанных по полу шавок.
   Сообразив навигацию, Карл усадил в кресло пилота Кэвина, а сам принялся работать с компьютерной системой наведения бортовых орудий. Мы с Мартином пока наслаждались кратковременным покоем, то есть: мальчишка прикорнул в кресле по соседству с Кэвином, а я встал за Карлом, пытаясь сообразить, что к чему.
  
   35.
  
   Поневоле подозрительный, Доминик оказался прав: на полигоне и в самом деле не чисто.
   Карл сам сел за управление судном и бросил катер очень близко к развалинам здания, прошёл над ним почти на бреющем, насколько это возможно на космическом судне.
   До момента появления полигона я с мальчишками засел в грузовом отделении, грязном и тошнотворно вонючем. Пришлось надеть маски-респираторы. И сели не просто так, а на какой-то брезент. Затем мальчишки коротко рассказали, что самка сим-ворма так и не сумела выкарабкаться из дверного проёма. Её расстреляли и сожгли изнутри, насколько возможно, а потом избавились от остатков туши, открыв на взлёте нижние люки. Поэтому вонючая слякоть повсюду.
   - Иду над полигоном, - сообщил Карл по триди. - Смотрите внимательно.
   Мы, все трое, тут же перешли на сканирующее зрение.
   Мне хотелось бы, чтобы мальчишки - хоть кто-то из них - первыми отозвались на происходящее внизу, поэтому я промолчал, что уже заметил движение.
   - Кажется, в углу что-то живое, - неуверенно сказал Кэвин.
   Я взглянул на промолчавшего Мартина. Сомневается? И усмехнулся: мальчишка хоть и перешёл на сканирующее зрение, но не собирался чего-то говорить. Сидел, дожидаясь, пока в состоянии дел на полигоне разберётся Кэвин. Давал парню шанс на реабилитацию после долгой потери сознания.
   - Подтверждаю, - сказал я.
   - Хорошо, - ровно откликнулся Карл. - Проутюжу весь участок, начиная с периметра. Продолжайте отслеживать движение.
   Он взял чуть в стороне от развалин и просто пролетел мимо. Следом за нами протянулась огненно-чёрная стена. Разворот - земля взорвалась с другой стороны. Карл уничтожал тщательно и методично. Сначала взяв развалины в сжигающе-осколочные рамки, он лишил сим-вормов возможности удрать из огненного кольца. Затем и в самом деле проутюжил площадь полигона, надёжно прожарив землю.
   Огонь ещё пылал, когда взрослый призрак охрипло сказал:
   - Вы... сканируете?
   - Да, - на этот раз ответил я сразу. - Ни малейшего признака жизни.
   - Даю более широкий круг.
   - ... Чисто.
   Карл тут же переключился на триди-связь:
   - Доминик, что у вас?
   - Летим домой, на платформу.
   - Нет. Летите на платформу, забираете ребят-призраков и долетаете до Мёртвого леса. Я хочу быть уверенным, что тварей не осталось и там.
   - Но зачем ребятишек?
   - Они наденут скафандры, которых чёртова куча здесь, на катере, - с небывалым терпением объяснил Карл, - и прочешут Мёртвый лес. Ножками.
   - Но...
   - Доминик!.. - Взрослый призрак, кажется, и сам расслышал рычащие ноты в собственном голосе. Но, упомнив, что дело иметь приходится с гражданскими, которым надо всё объяснять досконально, утихомирил самого себя. - Доминик, что показывают бортовые системы вашего катера? Много ли у тебя зарядов осталось для бомбардировки? Я израсходовал почти всё. Из оружия у меня на борту осталось лишь несколько ящиков с пульсарами. Только для наземной охоты.
   - Извини, - легко сказал Доминик. - У нас тут такая эйфория, что я как-то пролетел мимо этого момента. Хорошо. Я сейчас привезу ребят. Слушай, Карл, а как насчёт моих рейнджеров? Может, нам тоже в ваши скафандры - и вперёд?
   - На изучение скафандра призрака, всех его особенностей защиты и нападения, уходит около года. Ещё полгода на адаптацию в нём. Не будь экстремальных условий, я ни за что не подумал бы брать ребят-призраков на это задание. Поскольку они уже три года как не притрагивались к скафандру.
   - Понял. Вопросов больше нет.
   Я тихо усмехнулся, вспомнив, что Доминик - тоже из военных. Правда, здесь, на Сцилле, здорово расслабился, несмотря на работу с добровольными рейнджерами.
   Мальчишки-призраки, поняв, что разговор между Карлом и Домиником закончен, быстро поднялись и поспешили из грузового отделения. Любопытствуя, я заторопился за ними. Они привели меня в отсек с герметично закрытыми шкафами. Вот они, скафандры.
   Следующие несколько минут до Мёртвого леса я наблюдал, как оба, безо всякого понукания со стороны Карла, тренировались работать с рабочей одеждой призраков. Это оказалось настолько интересным, что и мне захотелось влезть в это странное одеяние.
   Пряча улыбки, мальчишки помогли мне встать в это сооружение, а потом подняли его вокруг меня и начали застёгивать. Честное слово, у меня немедленно началась клаустрофобия. Я терпел недолго, наконец не выдержал и, когда ребята-призраки начали подгонять рукава (как выяснилось, стандартный скафандр можно подогнать под любой рост), уменьшая их, взмолился:
   - Всё, всё понял! Больше не хочу!
   - Но ты же собираешься пойти с нами, - спокойно заметил Мартин.
   - Собираюсь.
   - Без защиты?
   - Мартин, братишка, неужели ты думаешь, что я буду хуже отслеживать и отстреливать сим-вормов, если окажусь без вашего ой какого замечательного скафандра?
   Запыхавшись и взмокнув от пота, я вылез из твёрдого мешка, который немедленно стал мягким и обмяк. Постоял немного, глядя, как мальчишки, с теми же затаёнными усмешками, заученно машинально сворачивают скафандр, чтобы уложить его как следует на место, сел на скамью и вспомнил.
   Причём воспоминания наложились друг на друга, но я мог ясно разграничивать их. Брису-младшему предложили как-то поучаствовать в сходке. Просто, прямо с улицы взяли незнакомые пацаны: "Мы знаем, что живёшь здесь. Айда с нами. Кинтуса у тебя набитые - драться умеешь. А мы как раз ребятам с соседнего района чистить профили идём". Младший пошёл из любопытства. И по дороге ему ещё предложили: "А ты чё - голыми руками драться собираешься? На, попробуй!" И протянули кастеты. Кастетами он умел пользоваться. "Куратор", носивший ему заказы на убийство, всему научил - уличному бою тем более. Но... Нравились они только как тренировочный снаряд. Бить предпочитал голыми руками. И в той сходке - бил без кастетов. А у Бриса-старшего - другое. Целый год он тренировался в стрельбе из спортивного лука. На первом курсе филфака. И терпеть ненавидел надевать напальчники. Ему обязательно надо было чувствовать тетиву и стрелу живьём. Пальцами. Кожей.
   Я вздохнул. Вспомнилось, что было после тренировок с моими пальцами. Ладно, кровь. Но ведь часто - кожа сдиралась лоскутами. Пластыри-бактерицидки в моей студенческой сумке не переводились. В конце концов, тренер сам предложил мне уйти. "Спортсмена я из тебя не сделаю, а видеть каждый день, что ты вытворяешь..." И покачал головой.
   И здесь то же самое. Прятаться за искусственным облачением? Не чувствуя пространства вокруг? Не, это не для меня. Я уж как-нибудь, без скафандра. Вживую.
   Так что, насмотревшись на деловитое копошение мальчишек, я пошёл к Карлу. Сев в кресло второго пилота, спросил:
   - И как ты думаешь организовать охоту в Мёртвом лесу?
   - Без излишеств, - спокойно сказал он. - Сначала пролетим над ним, чтобы опять-таки просканировать. Потом, в зависимости от результатов сканирования, будем или не будем прочёсывать лес. Всё.
   Задумчиво покачавшись в кресле, я поинтересовался:
   - Карл, а что дальше? С тобой - имею в виду. Останешься на Сцилле?
   - Пока меня удерживает только одно - поединок с тобой.
   Боюсь, я, озадаченный, едва не открыл рот переспросить. Но вспомнил. Хмыкнул.
   - И на когда бой будет назначен?
   - Как подлечусь и приду в норму.
   Я задержал глубокий вдох и постарался выдохнуть как можно незаметней. Легко он это сказал. Очень легко... В следующий момент я чуть не взорвался: да его тело заново, что называется, по кирпичикам перебрать надо - да ещё полностью состав крови сменить, чтобы он нормальным человеком стал! Это сейчас, в посекундном стрессе, он ничего не чувствует и думает, что сделанного для него ребятами-призраками достаточно!
   Успокоившись, я мысленно пожал плечами. Месяц на реабилитацию. Месяц. Можно, конечно, рассказать Карлу сразу всё, как есть, но тогда у него не будет стимула работать над собой... И остаётся открытым вопрос: как думает жить Карл дальше?
   Попробовать прозондировать почву?
   - А всё-таки, Карл, не хочешь остаться на Сцилле?
   - Брис, в качестве кого?! - теперь уже взорвался Карл. - В качестве настоящего призрака, как однажды пацаньё пошутило?! Я кем тут буду - ты подумал?
   - Подумал! - успел вставить я.
   - ... И что мне: так и жить - не существующим?! - Карл резко оборвал начало следующей фразы и глянул на меня искоса. - То есть - подумал?
   - Карл, у нас два космических катера, но для них нет лётчиков, которые могут ориентироваться в космических полётах. Да, я ещё точно не определился с твоей ролью в жизни Сциллы. Но. Нам нужен человек, который будет привозить на планету торговцев, чтобы хоть в чём-то наладить здесь нормальные бытовые условия. У нас проблема с прилётом сюда торговых кораблей, а мы не хотим быть зависимыми от единственного правительственного корабля, который приходит сюда не в определённое время, а как захочется правительству. Я представляю примерно так: ты улетаешь на катере, меняешь его номера или что там ещё, чтобы его не могли узнать люди от правительства. Затем правишь себе документы... ну, не знаю, на имя - понятно, что другое. Ну, получаешь разрешение на частный извоз - и затем договаривайся с коммерческими предприятиями, чтобы они сюда на твоём катере летали. Итак, легализация уже есть. Платить мы тебе будем. Денег у переселенцев - куры не клюют. Затем можешь заявить, что тебе здесь нравится, и остаться здесь, благо что сборный дом из имеющихся материалов построить нетрудно...
   - Постой-постой, ты что - всё уже решил за меня?! - изумился Карл.
   - Какое - решил! - отмахнулся я от него. - Ты же теперь вольная птица. Но ты сам спросил, кем и как тебе жить на Сцилле. Я - ответил. Как вижу.
   - Та-ак... А почему бы это я вообще должен остаться на Сцилле?
   - Возвращаемся к вопросу трёхлетней давности, Карл? - ухмыльнулся я. - Напоминаю: Сцилла - наркотик. Где ты ещё найдёшь такую энергетику и будешь каждодневно чувствовать себя летающим на собственных крыльях? Где ты сможешь собрать себя наново за короткое время, случись что не то?
   Призрак откинулся на спинку кресла. Мы уже летели над Мёртвым лесом.
   - Вы ребят-призраков своих нормально пристроить не можете, а мне напридумывал всего - предлагаешь...
   - Теперь сможем и детишек пристроить - легализовать, - спокойно ответил я. - Есть такая народная мудрость: не было бы счастья, да несчастье помогло. Среди вольнонаёмных здешней компании погибло несколько человек. Помнишь? Из двенадцати детей-призраков мы сможем устроить на их место четверых, как минимум. Они, конечно, слишком юны для тех документов, которые остались от бедолаг. Но есть возможность сотворить ментальную иллюзию. Наши четверо - дети умные, иллюзорную фишку усвоят быстро. Работать на месте погибших им тоже нетрудно будет. Трупы тех, погибших, придётся, конечно, припрятать - похоронить отдельно. Зато первые наши призраки будут наконец пристроены.
   - А если, получив, документы, они захотят улететь со Сциллы? Почуют свободу - и упорхнут? Что тогда будете делать?
   - Буду только рад, - ответил я задумчиво. - Только ведь вернутся. Куда денутся...
   На некоторое время в кабине лётчиков провисло молчание. Каждый из нас думал явно о своём. Честно говоря, адаптация Карла к Сцилле меня не так сильно беспокоила, как проблема, которая касалась прямого вмешательства властей в дела Сциллы. Если Терра-правительство, точнее - её военные представители, пойдут на всё, чтобы отобрать у Сциллы катера, если они пришлют сюда какое-нибудь спецподразделение, которое будет настроено, мягко говоря, решительно... Войны не миновать. Разве что... Я усмехнулся. Грузоподъёмности наших катеров хватит, чтобы погрузить переселенцев на них и сбежать куда-нибудь подальше от Сциллы. Вот только сбегать с неё очень уж не хочется.
   И ведь это только те проблемы, которые на поверхности...
   - Кэвин! - позвал Карл по триди. - Вы следите за состоянием Мёртвого леса?
   - Пока всё тихо и чисто.
   Мёртвый лес изогнулся длинной, не всегда равномерной полосой у подножия почти стёсанной ветрами горной гряды. Время от времени я проверял его на наличие сим-вормов, чьи ментальные характеристики запомнил легко. Судя по отсутствующему взгляду Карла, сейчас он тоже прислушивался к Мёртвому лесу.
   Катер долетел до конца Леса и развернулся в широком полукруге. Допроверка. Теперь мы все стали очень сосредоточенными, прислушиваясь к происходящему внизу.
   - Пусто, - обронил я.
   - А что под этим лесом?
   - Подземное озеро. Но на уровне озера тоже пусто.
   - Уверен?
   - На все сто. Смотри-ка, там не наши прилетели?
   - Наши, - сказал Карл - и осёкся.
   - Так, Доминик всё-таки своих рейнджеров тоже решил задействовать? - продолжал я, якобы не замечая смущения взрослого призрака. - Сколько ж их...
   - Двадцать человек, - отозвался Кэвин.
   От сканирования поверхности я почти отрешился, поэтому, когда Тина буквально ткнула меня в висок, чуть вздрогнул. Что не прошло мимо Карла. Он насторожился. Слегка поднял бровь. Я поднял кулак - тихо, мол. Он же внаглую обхватил мою кисть - подсоединился к моему просматриванию.
   Сим-ворм. Единственный. В гроте - в одном из целой пещерной галереи, протянувшейся под Мёртвым лесом вдоль берега подземного озера... Одиночка?..
   В следующий момент меня обдало странным дуновением. Поднял голову.
   Карл внимательно смотрел мне в глаза. У самого - взгляд шальной. Рот подёргивается, будто пытается удержать усмешку. Что он делает? Зачем ему нужна глухая защита вокруг нас? Призрак снял наушники, глазами указал на мои. Ещё крепче сжал мне кисть: "Вместо драки - устроим охоту?" Я немедленно усилил защиту, чтобы никто не подслушал. Сообразилось сразу: кто первым заваливает зверя, тот и в выигрыше... Я тоже не дурак. Ткнул себя пальцем в грудь: "Проиграю - рассказываю. Ты проиграешь?.." Карл ухмыльнулся: "Останусь на Сцилле!"
   Я хмыкнул. Интересный расклад. Но куда девать прибывший народ и мальчишек?
   "Летим на платформу - и обратно! Типа, присмотреть место, где спрятать от вольнонаёмных катера! Ну, чего долго думаешь?"
   Чёрт азартный... Где же тот абсолютно бесстрастный призрак, когда-то горящий единственной жаждой - убийства?..
   "Что берём с собой?"
   "Пульсары. Пару гранат. Холодное оружие. Определяем местоположение - и идём к твари с равного расстояния и с двух сторон".
   Подумалось: Карл, по-своему, прав. Ведь в поединке со мной он больше уязвим, а на такой охоте, с одинаковым оружием мы на равных... И я кивнул.
   Защиту от прослушки мы разблокировали, не договариваясь, но одновременно. Переухмыльнулись понимающе - и принялись за претворение плана в жизнь.
   Бегом загнали народ снова по катерам, объяснив ситуацию с отсутствием сим-вормов и поиском потайного места для космических кораблей, и помчались к платформе. Неподалёку от неё быстренько выгрузили детей-призраков и переселенцев и так же стремительно умчались на катере. Я только и успел поцеловать выскочившую навстречу Лидию, подхватить какой-то пакет, который она решительно сунула мне в руки, и снова ринуться на катер.
   Никто ничего толком понять не успел, а мы уже снова неслись к Мёртвому лесу.
   Напряжённая улыбка Карла расслабилась, когда я, снова сидя рядом, раскрыл пакет от Лидии. Предугадала? Или просто сообразила, что муж будет на платформе недолго?
   На двоих продуктов хватило с лихвой. Тем более есть, горя на адреналиновом топливе, и не очень хотелось. Помнили только, что давно не ели, поэтому быстро всё умяли, почти не замечая вкуса.
   Карл здешних мест не знает. Я показал, где лучше приземлиться, чтобы попасть ближе к пещерной галерее. На всякий случай переключили триди-визоры только на себя, чтобы никто посторонний не мешал. Сели. Взяли снаряжение и оружие. Свет в пещерах нам не нужен. Там, насколько я помнил отчёты спелеологов, стены покрывает мелкая плесень, испускающая неясное, флуоресцентное мерцание. Нам, видящим, этого вполне достаточно.
   Показал Карлу вход с одной стороны галереи, в середине которой, в гроте, и находился сим-ворм. Дальше призраку идти до места нетрудно: дорога будет прямая. Разве что неудобная: сплошь каменистая, кое-где заваленная россыпями скальных пород. Зато потом Карл мог определиться с направлением, уже сейчас держа сим-ворма "на мушке". Он кивнул и сел на камень дожидаться, пока я доберусь до своего входа.
   Я побежал. Бежал легко. На поверхности хорошо бралась энергия, поэтому её расходы я восполнял сразу. Кое-где ровный бег приходилось усмирять, обходя слишком большие скальные обломки и прыгая с валуна на валун. Один раз пришлось спрыгнуть - жёстким порывом ветра почти сбило с высокого камня. В общей сложности, дорога заняла у меня где-то минут двадцать.
   - Карл, я на месте, - в триди сказал я.
   Уговорились не тратить силы на мысленные переговоры. На таких нужна полная сосредоточенность на собеседнике, а в этой охоте она опасна. Мы ведь ещё не знаем, как мутировала тварь, спрятавшаяся у подземного озера, и чего следует ожидать от неё.
   - Отдышался? Идём.
   И мы побежали навстречу друг другу - к живой и опасной точке.
   Да, мне легче. Знал бы Карл эти пещеры, я бы его запустил к подземному озеру именно отсюда. Несмотря на огромное количество поворотов - почти лабиринт! - дорога здесь очень чистая и ровная. Но повороты надо знать. Не знаешь - не поможет даже ментальная нить, протянутая к сим-ворму. У Карла же дорога осложняется завалами, хоть и прямая. В идеале мы должны прийти к сим-ворму вместе минут за десять. Но я знал, что при таких условиях буду на месте первым.
   Последний коридор и два поворота. Я выбежал к гроту, уже зная, что сим-ворма там нет. Он переместился к самому озеру. Озеро находилось в просторной пещере и имело покатый широкий берег. Пробежав грот, я замедлил шаг в полной уверенности, что сим-ворм расположился на берегу.
   Угу. На берегу. Вот только расположился он очень здорово. Точнее... Я сразу не понял даже, что именно происходит. Не видя и не пси-наблюдая сим-ворма рядом - а ведь продолжал сканировать! - я совершенно спокойно ступил на берег.
   Два шага - и из-под меня будто коврик выдернули! От неожиданности я взмахнул руками и упал навзничь. Одно счастье: упал удачно - умудрился на бедро всё-таки перевернуться. Оружие, конечно, сразу вперёд. И - сердце замерло, когда начало доходить, во что мы с Карлом вляпались.
   Да, сим-ворм и впрямь лежал на берегу - тёмной, угрожающе солидной тушей. Первое, что я понял в его мутации, оказалось сложным даже для Тины, почему она меня и не предупредила об опасности. А именно: во-первых, как ни странно, излучение его мозга увеличилось - полуразумный обитатель враждебных человечеству планет стал мыслить гораздо отчётливей. Во-вторых, эта глыба отрастила странные плавники - тончайшие, почти не ощущаемые под ногой. На чём я и попался, наступив на один плавник, резко тварью отдёрнутый. В-третьих, что оказалось важней всего в мутации зверя - его способность к логическому мышлению: он заблокировал себя жёстким пси-полем, которое и помешало мне вовремя заметить его плавник.
  
   36.
   Эпилог
  
   "Надо предупредить Карла! - мысль первая. Осторожно вытаскивая из-под себя ушибленную руку, не отрывая взгляда от зверя, ухмыльнулся: - Он придумал - он пусть и расплачивается!" Но машинально поправил микрофон триди.
   - Карл, будь осторожен. Эта тварь мутировала, отрастив плавники - причём их почти не видно. И - она блокирует, - прошептал я, отползая к выходу из грота.
   - Это не так страшно, - отозвался призрак. - Будет хуже, если она в озеро сиганёт.
   - Плавники настолько тонкие... - начал я, уже встав...
   Что-то прозрачно-иглистое волнистой мутью мелькнуло перед лицом. С опозданием отскочив, я зашипел от полоснувшей по лицу горячей боли. Нервы на лице оказались более чувствительны, поэтому не сразу понял, что располосованные края куртки на груди и на животе медленно тяжелеют от крови в порезе от ключицы до бедра. Следующим ударом, которого я не увидел - ни визуально, ни ментально, меня снова сбило с ног. На этот раз окончательно, поскольку сверху на меня упало нечто, похожее на тяжеленную массу влажного песка, вышибив дух и превратив в плоскую лепёшку. От неожиданности нападения я попытался ещё вдохнуть, но... Песок продолжал валить - со скоростью падающего из кузова самосвала, вминая меня в плотный берег подземного озера, набиваясь в рот, в нос, в резаные раны. Успел повернуть голову набок. Последнее, что запомнил, перед тем как стемнело в глазах, - это ощущение занывших рёбер, прогибающихся под грузной, будто медленно, но непреклонно падающей плитой, тяжестью...
   ... Судорожно втянув воздух - мало, почему так мало?! - я открыл глаза. Беспросветный мрак. Дышу часто, но всё равно задыхаюсь... Что... Что происходит?..
   "Ты обещал меня защищать", - тихо напомнили мне.
   Перешёл на пси-зрение.
   Тина будто отжала от меня песчаную глыбу, но - только отжала так, что могу напрячь мускул и на рёбра больше не давит. Закапсулировала в жёсткий кокон странной пси-структуры и тянет микроскопические порции воздуха из-под меня. Для меня.
   "Дай только оглядеться..." - пообещал я.
   "Ты не можешь оглядеться. Ты завален телом сим-ворма. Я еле сдерживаю его присоски. Он пьёт тебя ими".
   "Сейчас - тоже?"
   "Нет. Но скоро он высосет меня. У меня не хватает материала для защиты".
   Я попытался пошевелить правой рукой. Невозможно. Но пальцы влипли в искусственный предмет - распластались по ложу пульсара. Можно было бы попробовать... Однако... Воздух... Мутит. Глаза закрываются сами. Спа-ать... "Кислородное голодание, - сказал кто-то издалека. - Так быстро сдался?"
   В полуобморочном состоянии мысли ворочаются так же грузно и тяжело, как нависает надо мной живая, убивающая меня глыба.
   Живая. В каждой клетке своей наполненная воздухом. Обволакивающая почти аморфным телом. И ладонь правой руки на пульсаре. Почему-то перед глазами промелькнул Карл - с его жадной жаждой ментала. Карл, чей девиз: "Качай энергию, откуда сможешь!" Карл, который не заморачивается мучительными размышлениями, можно ли, нельзя тащить ментал отовсюду, откуда удастся... А на мне - громада ментала, залежи живой энергии... И я ещё думаю?!
   Мышцы правой ладони дрогнули. Сосредоточился на кончиках трёх пальцев - наиболее активных в сборе ментала. Впечатление, что они слабо нагреваются, пришло не сразу, но пришло. Ты - хотел высосать меня? А если наоборот?! Ты-то недавно получил свою силищу, потому и действуешь по привычке чисто физически! Я - сильнее, потому я умею использовать, а это что-то значит!
   Длинный вдох, после которого пришлось перейти на частое дыхание, восполняя резервы необходимого для организма кислорода.
   Внезапно глухо ударило по ушам. Раз, два, в третий... Это что - глохну от нехватки кислорода? Всполошённо задышал, совсем уж мелкими глотками хватая вытаскиваемый Тиной из поверхности берега воздух. Сглотнул слюну пару раз. И не понять, слышу ли, пока не вылез наверх из-под живой плоти...
   Зато, когда решился на новый вдох, пальцы горели так, будто я ткнул ими в пылающие угли. Уже обозлённый до неконтролируемой ярости, я так рванул ментал из задавившего меня тела, что секунды спустя едва не захлебнулся умирающей желейной плотью, обрушившейся на меня уже ничем не поддерживаемой! Да я восстал посреди грязи, будто встал на ноги посреди гнилого болота!
   Чихая, отплёвываясь, кашляя, шипя сквозь зубы от боли в порезах, вскоре я и впрямь стоял на ногах и раздражённо тряс пульсар, стряхивая с него плотные, липкие ошметья мёртвого сим-ворма.
   - Эй!
   Не имея возможности полностью повернуться, я оглянулся.
   Будто по пояс в воде - в том же стоячем глухом болоте, шёл ко мне, еле разгребая мёртвую жижу, Карл. Ему повезло больше: маска не слетела, да и сверху по пояс же был чист (относительно).
   - Идти можешь?
   Я прислушался к себе. Ощущения избитости больше нет. Мышцы не воют благим матом. Лишь слегка тяжёлые. Тина невесомо летает в пространстве моего поля на уровне виска. Успокоенная.
   - Здорово я его? - ухмыляясь, спросил Карл и протянул мне руку. - Хватайся, вытащу... Э-э... Ну ладно. - Это он - глядя на мою ладонь, извазюканную в дерьме, бывшем когда-то сим-вормом.
   - Ты? Его? - всё ещё часто дыша каменной сыростью подземелья и стоялой озёрной воды, спросил я. - Да я сам выкарабкался!
   - Ещё чего придумал! - сразу насупился призрак. - Не брось я пары гранат, ты б давно сдох. Я же видел, как он на тебя навалился!
   Я машинально шёл за ним "на буксире" и раздумывал: Карл так блефует или твёрдо и искренне уверовал, что именно он убил тварь? Те три глухих толчка в уши - значит, это рванули гранаты Карла?
   - Мне показалось...
   Призрак исподлобья глянул на меня.
   - Не хочешь говорить - чёрт с тобой.
   Он выволок меня на чистый от расползающегося от собственной аморфности сим-ворма берег и долго брезгливо встряхивал кистью, не глядя на меня. Недолго думая, я быстро разделся и, пока озеро не приняло в свои "объятия" останки твари, сполоснулся.
   Брр, холодновато!..
   Вылез, трясясь крупной дрожью. Надел штаны, более-менее уцелевшие, ботинки. Поднял остатки куртки и джемпера. Посмотрел, отшвырнул. Нет, это точно не надену!..
   - Пошли на катер, - сухо сказал Карл. - Там сухих тряпок навалом. На, возьми мою куртку - добежать.
   Уже на катере, в одном из отсеков, близко к двери в рубку, я быстро оделся и схватился за термос Лидии. Слава Богу, там ещё оставался горячий кофе. Карл выждал немного и, не оглядываясь, быстро пошёл в рубку.
   - Карл, подожди. Ладно, пусть будет по-твоему.
   Призрак замер, явно заколебавшись, а потом развернулся и сел напротив меня. Он молчал, нетерпеливо ожидая, что я скажу, и в то же время подёргивал ртом, кажется, сомневаясь, что услышит нечто стоящее.
   Я отпил глоток кофе, передал ему термос.
   - Уговор был, что я тебе расскажу, почему я выгляжу старше, чем есть. Вопрос в том, поверишь ли ты.
   - Ты говори - я посмотрю, верить ли. - Призрак запрокинул голову и выцедил остатки кофе, живо напомнив, каким голодным он был, когда мы на вертолёте подобрали его в Мёртвом лесу.
   - Такое нелегко говорить. Тебе придётся поверить мне только на слово. Ничем другим доказать сказанного не смогу. Карл, тому человеку, который три года назад очнулся в теле Бриса, после его клинической смерти, было тридцать девять лет. - Я не поднимал глаз, боясь, что при виде недоверчивой усмешки призрака не смогу рассказывать дальше. - Он был учителем в школе. Почти триста лет тому назад. На одном из уроков он почувствовал удушье и решил, что умирает. А очнулся на тюремной платформе. Он ничего не понимал в происходящем, поэтому цеплялся за амнезию после реанимации, поскольку она объясняла его незнание современных законов. Всё.
   - Почему ты говоришь о нём, как о третьем лице?
   Вопрос прозвучал резко, и я поднял глаза. Карл смотрел бесстрастно - привычно для меня. Не опуская взгляда, я пожал плечами.
   - Сейчас я - нечто иное. Когда ты впервые мысленно позвал меня, приземлившись на Сцилле, проснулся мальчишка Брис и занял принадлежащее ему тело. Когда же ты вынудил меня защитить Данияра, заставил выплеснуть огромное количество энергии, пришелец из прошлого вернулся и воссоединился с мальчишкой Брисом. Во мне не две личности, а одна, адаптированная к телу.
   - И никто не знает...
   - Мартин знает. Знал ещё три года назад. Он уже тогда был ментально настолько силён, что сразу прочувствовал во мне не того, кого видели все остальные. Он даже определил, что я с Земли. Но поскольку его больше волновало другое, то мы на этом решили не заострять внимания. И он привык ко мне. Как теперь постепенно привыкает к объединённой личности.
   Безразличие на лице Карла немного меня успокаивало. Если даже не поверил, ничего страшного... Но, оказывается, безразличие ещё не значит, что он на самом деле равнодушно воспринимает информацию.
   - И никто ничего не замечал, - словно про себя, тихо сказал он.
   - Странности видели все, - откликнулся я. - Но списывали на ту же амнезию. Людям некогда было пристально присматриваться ко мне. Событий и без того хватало. - Помолчав, я поинтересовался: - И что тебе даёт моё откровение?
   - Пока не знаю, - буркнул он.
   - Хорошо. А ты? Что решил ты? Останешься ли на Сцилле?
   - Нахрапом берёшь? Я тут носом тычусь в самый настоящий тупик, - признался Карл. - Я не знаю, что будет дня через два, через неделю. Как воспримут власти происходящее на Сцилле? Узнав, что сим-вормов больше нет, не пришлют ли сюда войска разбираться со всей этой кашей? И - два катера. Неужто ты думаешь, что военные оставят своё имущество здесь? Подарят просто так - за красивые глазки? А ты говоришь - оставайся, - уже проворчал он.
   - Выход нашей заводской администрации в свободный эфир будет где-то через несколько часов, - заметил я. - Пока вижу лишь один выход из ситуации для тебя: бери катер и уматывай со Сциллы, а мы уж как-нибудь потом отбрехаемся от властей. Надеюсь, капитан Бертон не успел сообщить командованию, что дети-призраки живы.
   - Что-то ты крутишь. Сначала спрашиваешь, останусь ли я на Сцилле, а потом отсылаешь с неё. Где логика?
   - Логика простейшая. Уходишь со Сциллы ненадолго. Становишься уже не призраком, а владельцем законного космического судна, как я уже говорил. И становишься не Карлом, а кем-то другим. В общем, новые документы тебе пригодятся. И через какое-то время, когда всё стихнет, возвращайся. Здесь есть кому тебя ждать.
   Карл поднял на меня глаза и по-волчьи вздёрнул верхнюю губу.
   - Нашёл приманку, - пробормотал он. И добавил, покрутив головой: - Учитель... Чёрт, учитель... Поэтому ты пытался всеми командовать...
   - Я - командовать? - поразился я.
   - А то нет, - сказал он и всё-таки ушёл в рубку.
   Делать нечего. Я поплёлся за ним. Странное ощущение пустоты, которое росло со времени признания, немного тошнило. Ни учитель, ни Брис не любили полностью открываться кому-то. Я утешался тем, что Карл не знает главного в Брисе - его ассимилированную часть. Тайна из тайн ею же и останется.
   - Ты сам-то представляешь, где на первое время можешь спрятаться? С катером?
   - Есть одно местечко.
   - Тогда так. Долетаем до платформы, мы добираем тебе продуктов на то время, пока тебе придётся прятаться, и ты сразу сваливаешь... Чего ты ржёшь?
   - Не командует он!.. Я тебе не школяр, понял?
   Отсмеявшись, Карл посерьёзнел и некоторое время смотрел, как уходит от катера вниз поверхность Сциллы. Потом заговорил.
   - Продукты мне не нужны. Не забывай, что этот катер принадлежал команде призраков на шестнадцать человек. Я довезу тебя до места, с которого ты сможешь вызвать ребят, чтобы тебя подвезли до платформы. А потом уже пропаду с планеты.
   - Почему шестнадцать? - ненужно спросил я. Сейчас бы спрашивать что поважней.
   - А кроме двух команд призраков, у них лётчики были - не забывай.
   - Карл... Что говорит твоё предвидение? Ты прилетишь сюда?
   - Зачем тебе так нужно это знать?
   - Ты неплохо вписался в историю Сциллы. Ты гражданин этой планеты.
   Он фыркнул. И замолчал вплоть до моей высадки из катера. Перед тем как мне выйти, он, поколебавшись, с видимой неохотой отдал мне оба пульсара, буркнув, что в арсенале катера есть ещё парочка. Мы снова, как в прошлый раз, не договариваясь, пожали друг другу руки, и я спрыгнул с трапа неприземлившегося судна. С минуту мне пришлось бежать от катера, прежде чем Карл поднял его.
   А потом, проследив, как космический корабль постепенно превращается в точку, а потом расплывается, пропадая в серых облаках Сциллы, я пошёл в сторону платформы.
   Ребят я пока решил не вызывать. Слишком многое надо обдумать на ходу, пока есть возможность...
   Тогда я ещё не знал, что впереди у нас, переселенцев и вольнонаёмных, целый год полной изоляции, организованной правительством Терры. Год, когда нам пришлось не жить, а выживать. Военные корабли и мелкие спутники мотались весь год по орбите планеты, чтобы ни один торговец не смог посетить нас. Всё - из боязни, что сим-вормы ещё живы и распространяются, заражая Сциллу. На месте военных я, наверное, тоже так думал бы. Элитные команды призраков погибли, а кто из мирных поселенцев мог бы справиться со страшными тварями?
   Мы бы протянули ноги до конца того года. Если б не Карл. Он появился внезапно - на том же катере, на котором улетел. Уже через полгода. И привёз продукты и всё необходимое. Сделал он это, не сломя голову прорываясь с боем, не с бухты-барахты, а весьма методично: месяц скрывался неподалёку от орбиты, изучая расписание патрулирующих нашу планету спутников и военных кораблей. Нашёл лазейку и прошмыгнул в неё. Катер спрятал здесь же, неподалёку от Мёртвого леса, - там, где мы пробили пещеру и сделали из грота с подземным озером настоящий ангар для его корабля.
   Внакладе он не остался. Виртуальные деньги на электронные карточки нам продолжали платить, изображая зарплату, а потом пошло и денежное вспомоществование безработным. Их мы и перевели Карлу. За личными сбережениями переселенцев никто не следил... Так что Карл появлялся раз в месяц, закупая на своих, известных только ему базах необходимое по спискам, которые мы ему давали... Если честно, то цены он, конечно, завышал, но молчали все. Слишком хорошо понимали, как он рискует.
   Но до того "исторического" момента ещё далеко.
   Я быстро шёл к платформе, в кои-то веки чувствуя себя в безопасности, ждал встречи с ребятами, с семьёй, с соседями - и, честно говоря, неудержимо улыбался, радуясь, что хоть эта страшная страница в истории Сциллы закончилась благополучно.

Оценка: 4.67*25  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-4"(ЛитРПГ) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) UBIVYDI "Рестарт. Внутренний мир."(Антиутопия) О.Герр "Заклинатель "(Любовное фэнтези) Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. Книга 2. Джульетта"(Антиутопия) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) М.Топоров "Однажды в Вавилоне"(Киберпанк)
Хиты на ProdaMan.ru Песнь Кобальта. Маргарита Дюжева��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаНедостойная. Анна Шнайдер��Дочь темного мага-3. Ведомая тьмой��. Анетта ПолитоваИмператрица Ольга. Александр МихайловскийНочь Излома. Ируна БеликHigh voltage. Виолетта РоманТитул не помеха. Сезон 1. Olie-Волчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиЗаписки журналистки. Сезон 1. Суботина Татия
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"