Радов Анатолий: другие произведения.

Магия в крови: Свет чужих Галактик

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 5.27*38  Ваша оценка:
  • Аннотация:
Вас еще не похищали инопланетяне? Если нет, то вам повезло... или не повезло. Все зависит от того, с какой целью они сделали это. Обычного парня с обычной судьбой и обычным именем Макс похитили для того, чтобы он стал магом и защищал корабль космического авантюриста, торгующего информацией. Хорошо это или плохо? Да не важно! Ведь тот, в чьих жилах течет кровь древних магов, в силах сам вершить свою судьбу. Нужно только немного терпения и упорства, чтобы развить скрытый талант и выковать характер.



Анатолий Радов

Магия в крови. Свет чужих галактик

  
  
   Пролог
  
   После попадания в участок защитных силовых полей в районе левой дюзы сначала ракетой, а потом и сгустком плазмы, "Странник" вот уже треть рэса летел боком, и это не позволяло уйти в нулевое пространство. Выброса бокового двигателя хватило лишь на погашение кинетической энергии ударов, после чего он вышел из строя. И теперь искин корабля отдавал приказы ремонтным дроидам, те торопливо устраняли поломку, а на хвосте висел фрегат галаасов. И спасало лишь то, что в скорости он уступал "Страннику". Но на фрегате были истребители класса "РИ-44 Ранунг", поступившие на вооружение галаасских флотов всего четыре цикла назад, и сейчас (Гуур чувствовал это кожей) открываются шлюзы, запускаются двигатели и "Ранунги", словно жугганы из роя, вылетают из транспортных отсеков.
   -- Арагновы троесосы! Видлуны заката! Живущие задами вверх! Пучки сумеречных потоков! Карахеты! Что там с двигателем? -- наругавшись вдоволь, Гуур сурово уставился на один из мониторов.
   -- Расчетный выброс рабочей массы -- сорок два процента от необходимого, великий Гуур.
   -- Сколько?!
   -- Уже сорок четыре.
   -- Отцы карахетов!
   -- Сорок шесть процентов.
   -- Начинай разворот.
   -- Недостаточно массы для...
   -- Начинай разворот!
   -- Слушаюсь.
   Боковой двигатель взвыл, выплюнул раскаленный сгусток, "Странник" дернулся и начал медленно поворачиваться вокруг вертикальной оси.
   -- Данные по Нуль-траекториям, координаты сектора расплава пространства, координаты выхода, координаты курса.
   -- Курс -- алнат сорок один, вис два, координаты выхода -- калат восемьсот восемь, игта триста три, -- затараторил искин. -- Расхождение координат сектора расплава с курсом -- двадцать одна минута, девятнадцать минут, шестнадцать...
   -- Проверка координат Н-броска.
   -- Калат восемьсот восемь шесть, игта два-один-двенадцать. Есть первичная сцепка.
   -- Начинай отсчет.
   -- Слушаюсь.
   Гуур перевел взгляд на крайний монитор, где уже мерцали шесть зеленых точек быстро приближающихся истребителей.
   -- Десять, девять, восемь...
   Он скосил взгляд на обгорелый труп человека, лежащий на полу рубки. Сто двадцать циклов этот потомок родонтинов служил ему, неплохо служил, но его тело подошло к своему пределу, и даже импланты не могли больше поддерживать в нем жизненную силу. Всего лишь пытаясь усилить защитное поле "Странника", он сгорел, а точнее -- оплавился, хотя еще полцикла назад легко справлялся с этой задачей. И его кровь... Она пришла в полную негодность, не оставив тем самым никаких шансов на дополнительную защиту. А запасы брать нельзя, ни в коем случае.
   -- Четыре, три... Совпадение координат...
   -- Н-активация.
   -- Есть. Два, один...
   Три пушки на кормовых кольцах "Странника" изрыгнули невидимые рои Н-частиц, пространство впереди вздрогнуло, словно водная поверхность, от центра к краям стремительно побежали волны, и уже через секунду корабль влетел в этот измененный кусочек космоса, исчезая и визуально, и с радаров преследователей.
  
   Глава 1
  
   -- Анализы хорошие, но... -- доктор, парень примерно моего возраста, с глазами, в которых едва ли не прожекторами светилась уверенность в себе, да и вообще вся легкость его успешного бытия, чуть подался вперед, нависая над столом.
   -- Что... но? -- я невольно вздрогнул и съежился. А кто бы не вздрогнул и не съежился от такого "но"? Что-то нет никакого желания серьезно болеть, а тем более умирать в двадцать два года. На лбу предательски выступила испарина, я машинально прикусил нижнюю губу и засучил пальцами.
   -- Нет-нет, не беспокойтесь, -- парень мило хохотнул. -- С вами все в порядке. Просто кровь у вас редкая, четвертая отрицательная, поэтому я хочу предложить вам сдать не саму кровь, а плазму. Понимаете в чем дело: вашу кровь можно влить только...
   Сволочь, -- мысленно ругнулся я, одновременно с облегчением вздыхая. -- Ты бы так со своей бабушкой по утрам шутил. "Но"... Набить бы тебе морду за такое "но".
   Но бить я, разумеется, никого не собирался, да и вряд ли бы у меня вышло. Я человек мирный, даже смирный, и если поднимаю кулаки, то лишь для самообороны. Правда, в большинстве случаев выходит, мягко говоря, не совсем удачно. Особенно если нападающих больше одного. Сколько раз говорил себе -- надо записаться в какую-нибудь секцию, но дальше этих разговоров с собой дело ни разу не продвинулось. Наверное, это все же не мое -- бегать в потном кимоно, или боксерских трусах, или... в чем там еще можно бегать до седьмого пота?..
   -- Максим Александрович, вы меня слушаете?
   -- Да-да, конечно, -- я с сосредоточенным видом закивал. -- Так что мне делать нужно?
   -- Ничего особенного. Зайдите в кабинет сорок восемь, сдайте там еще один анализ, и если он окажется в норме, мы возьмем у вас плазму. Процедура эта длится немного дольше, минут сорок, но в общих чертах ничем не отличается от обычной сдачи крови. Никаких неприятных ощущений, некоторые даже легкую эйфорию испытывают. Вы согласны?
   -- Да, конечно. Документы мне забрать? -- я кивком указал на пачку бумажек в его руках.
   -- Да-да, возьмите, -- он протянул их мне. -- До обеда вы уже вряд ли сдать успеете, там Анюта Смирнова сегодня дежурит, а она всегда на десять-пятнадцать минут раньше уходит. В кафе "Орион" обедает: знаете, может быть? Через два квартала от поликлиники. Там у нее мама работает, -- он вскинул руку, непринужденно сдвинул край просторного белого рукава и продемонстрировал мне неплохие часики. -- Да, вам не повезло. Без десяти час. Уже, наверное, ушла. Ну, ничего страшного, -- улыбнулся он голливудской улыбкой, так что я даже запутался, чему завидовать -- дорогим часам или белоснежности зубов. Нет, у меня тоже зубы нормальные, но вот чтобы так... почти ослепляюще... Да и вообще, он прямо пышет -- здоровьем, счастьем и плюшками. А на фоне меня это выглядит вызывающе... или точнее -- подавляюще.
   -- Ну что же, жду вас завтра с утра.
   Я поднялся, и попрощавшись, двинулся к выходу.
   -- И скажите там -- у меня обед, чтоб никто не заходил, -- добавил он, когда моя ладонь легла на ручку двери. Кивнув, я вышел из кабинета и молча зашагал по коридору. "Глупо и по-детски", -- тут же выругал себя. Потом он обязательно спросит: "Почему вы не сказали, я же просил?" Хотя, скорее всего, он попросту забудет. Это тебе кажется, что все только и думают о твоей персоне, а на самом деле о ней забывают, как только она выпадает из поля зрения. Мир не вертится вокруг тебя... Впрочем, некоторых этот очевидный закон не касается. Таких вот, как этот врач. Наверное.
   Да что там -- наверное. На него только взглянуть стоит, как сразу понятно -- вот вокруг него мир точно вертится. Иначе откуда этот светящийся, уверенный в себе взгляд, счастливая улыбка...
   У меня-то в жизни все совсем не так, чтобы светиться и улыбаться. Учебу пришлось отложить на неопределенное время, пока не наладится с финансами, работу потерял, первая и пока единственная моя девушка, с которой встречался почти год, ушла. Сказала, что разлюбила, хотя мне теперь все больше кажется, что и не любила никогда. А я любил, как идиот. Познакомился с ней как раз, когда она со своим парнем рассталась, и в одну секунду нахлынуло. Внешностью она немного похожа на Кэмерон Диаз, характером -- капризный ребенок, но главное -- голос. Или точнее -- голосок. Такой нежный и тоненький, что иногда мне было достаточно просто слушать ее, чтобы купаться в блаженстве.
   А потом ее прошлому парню вдруг повезло, у него умерла бабушка, оставив внучку в наследство трехкомнатную квартиру. В нашем жестоком мире такое действительно рассматривается как чистое везение, не время теперь жалеть бабушек.
   В общем, у ее прежнего парня сразу появился небольшой магазинчик, новая машина и кое-какая наличность. Ира, так звали девушку, тут же "разлюбила" меня и вернулась к бывшему, а я -- в то одинокое существование, в котором и пребывал до встречи с ней.
   Ну, разумеется, я ходил несколько раз выяснять отношения, как называла это Ира. Выяснять отношения... Никогда не понимал, что она имеет в виду, говоря так, потому что все выяснения всегда заканчивались ссорами. Неужели выяснить отношения -- это значит поссориться?
   Однако в этот раз все закончилось иначе -- разбитым лицом. Ее новый-старый парень с дружком подстерегли меня возле подъезда и вдвоем так накостыляли мне, что я целую неделю не выходил из квартиры, ожидая, когда сойдут синяки.
   А спустя эту неделю на меня обрушился еще один удар. Работа накрылась медным тазом, и виной тому был совсем не мой семидневный отгул, а давненько уже дышавшее на ладан захудалое рекламное агентство "Имидж-Плюс", где я числился специалистом по компьютерной графике. Вдобавок в тот же вечер позвонила хозяйка квартиры, которую я снимал, и намекнула, что ей через неделю понадобится предоплата за три месяца.
   -- Сейчас такие времена, вы сами понимаете, -- жужжал ее голос из мембраны телефонной трубки. -- Да и у меня есть, которые готовы сразу за полгода предоплачивать, а вы... Максим Александрович, сейчас уже никто не берет помесячно. Но вам я за полгода, конечно, условие ставить не буду. Платите за три...
   -- Хорошо! -- выкрикнул я и положил трубку.
   И вот, одновременно с двумя временными шабашками, я решил сдать кровь. Копейки, конечно, но если постоянно... Однако рассчитать ожидаемый доход не смог, так как не знал расценок...
   -- Извините.
   Я вынырнул из размышлений, которые в последнее время все назойливее и наглее захватывали мозг, посмотрел в спину толкнувшему меня амбалу и с удивлением перевел взгляд на свою руку. Стою на пороге поликлиники, между пальцев -- дымящаяся сигарета. Тьфу ты, черт: курить-то здесь нельзя!
   Торопливо швырнув сигарету в урну, я стыдливо огляделся. Надеюсь, никто не заметил.
   Не зная, где дождаться конца обеденного перерыва, да и все еще стыдясь того, что совсем не к месту закурил, я быстро спустился по ступенькам и зашагал к городскому парку. Похожу туда-сюда, погуляю, а потом вернусь. Жаль, конечно, что время впустую уйдет. Была бы электронная книжка -- сел бы на лавочку, почитал... Но мечты о такой роскоши пока можно было отложить на дальнюю полку. Накрывшееся медным тазом рекламное агентство и звонок хозяйки квартиры внесли свои коррективы в планы моих покупок на ближайшее будущее. Можно было, конечно, вернуться к родителям; по крайней мере, пока не найду новую нормальную работу...
   -- Молодой человек, -- прозвучало совсем близко, и я невольно обернулся, хотя и был уверен, что это адресовано явно не мне. Ко мне вообще очень редко кто обращался на улице: по той простой причине, что знакомых практически нет, а просто так... я бы лично никогда не окликнул ради просьбы о помощи незнакомца с такой мрачной рожей. А то, что она у меня в последнее время весьма мрачная, я убеждался каждое утро, глядя на свое отражение в зеркале, висящем в прихожке.
   Но, как ни странно, обращались именно ко мне. Высокий мужчина, лет сорока на вид, с каким-то болезненно-бледным лицом, красноватыми от бессонницы глазами и непропорционально длинными руками. Он стоял возле черного "БМВ-Х5" и смотрел таким умоляющим взглядом, что я смутился и смог сказать только одно слово:
   -- Да.
   -- Молодой человек, будьте столь любезны, окажите мне небольшую услугу. Я привез свою больную матушку в сие лечебное учреждение, -- он указал длиннющей рукой на поликлинику. -- Она у меня, к огромному сожалению, не ходит. Поэтому и прошу вас: помогите мне донести ее до здешних лекарей.
   Что за чушь? -- мелькнуло у меня в мозгу. -- Чего он язык ломает?
   Но в ответ лишь согласно кивнул. Мужчина тут же обрадовался, засуетился, подскочил к задней двери и приоткрыл ее наполовину.
   -- Вы помогите с этой стороны, а я с той аккуратно приму несчастную мою разлюбезную матушку, а вы уж после обойдете, и мы с вами доставим ее прямо на прием. Мне одни добрые люди растолковали, что лекари здесь хорошие, из столичных институтов, почитай, все.
   Да уж, явно дядя по русским классикам гонит. Или Акунин у него в любимых писателях. А может, он актер какой из театра и говорит так по привычке?
   Я приблизился к двери и застыл в нерешительности.
   Ага, актер на "БМВ икс пять", -- выдала контраргумент рациональная часть моего мозга. Я было попятился, но вдруг из пахнущего кожей салона в мою сторону резко выскочили какие-то шланги металлического цвета, опутали и рывком втянули внутрь.
   -- Ох, -- только и выдохнул я, ударившись лбом обо что-то очень твердое. Но удар -- вроде не смертельный. Только в голове все затрещало, и звездочки перед глазами поплыли... В это время за спиной раздался мягкий хлопок, потом быстро открылась и закрылась водительская дверца, и машина легко, как и положено дорогим иномаркам, рванула с места.
   А я рванулся в сторону двери. Лучше уж выпрыгнуть на ходу, даже на большой скорости, чем быть разрезанным на куски маньяком. А в том, что этот бледный, красноглазый и длиннорукий мужик -- именно маньяк, я уже не сомневался.
   Вцепившись дрожащими пальцами в ручку, задергал ее так, словно меня начало бить током, одновременно стал плечом толкать саму дверь. Результата -- ноль.
   -- Представитель планеты Земля, -- послышался с переднего сиденья голос, в котором уже не было никаких эмоций, хотя слова были все те же, в стиле героев Достоевского. -- Умоляю вас, ради бога, не пытайтесь вырваться из машины. Корпус окутан силовым полем, и вы не сумеете проникнуть сквозь него.
   Увидев, что говоривший, он же мужик-маньяк, сидит ко мне спиной и очень увлечен ведением "бэхи", я впал в какое-то помешательство: рванулся вперед и вцепился ему в шею. Стал сжимать изо всех сил, сжимал минуты две и, наконец, устав, откинулся на спинку сиденья. Все, попал. Этот мужик, несмотря на его нелепый вид, еще и борец. Иначе как объяснить, что на мои попытки удушить его он даже не отреагировал? Господи, как же не хочется умирать!
   В глазах появилось жжение, стало обидно до боли. И так всю жизнь не везло, а тут еще -- такой финал. Да за что? Что я кому плохого сделал?
   Я повернул голову и... застыл в ошеломлении.
   Рядом со мной сидел робот.
   Ну, а как назвать иначе что-то приблизительно гуманоидного типа, но сделанное из металла? "Железный Феликс"?
   Шутишь уже?
   "Это я от страха", -- зачем-то оправдался перед самим собой, с вытянувшимся лицом разглядывая второго пассажира "бэхи". Хотя, скорее это я был вторым, а он -- первый.
   -- Представитель планеты Земля: перед вами -- дроид типа АРД. Шестой, ты все ли уже проверил?
   -- Атамар игта локотор, -- заговорил вдруг железный монстр, и я невольно отпрянул, впечатываясь спиной в дверцу. -- Брагагат самура таз таз.
   -- Весьма неплохо, -- мой похититель кивнул. -- А ведь могли и перепутать ненароком.
   -- Натрудат, манг Гуур. Искоргот папарта.
   -- Ну, разлюбезный мой шестой нумер, всякое случается в мире сем. Могли и перепутать.
   -- Ат манг Гуур.
   -- Что здесь происходи-ит! -- перебил я криком этот наполовину непонятный диалог и еще сильнее вжался спиной в дверь. -- Кто вы?!
   -- Я великий Гуур, представитель великой расы ванниров, а это -- обычный дроид. Я уже говорил вам. Старайтесь с этого момента запоминать все сказанное мною с первого раза.
   -- Почему? -- глупо переспросил я, скосившись на длиннорукого, но мой взгляд машинально скользнул мимо него и застыл на картинке за лобовым стеклом. Оттого, что я там увидел, на время перехватило дыхание, а все имевшиеся на теле волосы встали дыбом. Судя по мелькавшим внизу верхушкам деревьев, мы не ехали.
   -- Что за...
   -- Потому что теперь, представитель Земли, я -- ваш хозяин -- бесцеремонно перебил меня мужик. -- Вы будете служить мне.
   Странно как-то прозвучало такое заявление с обращением на "вы". Нелепо даже чуть-чуть. Черт! Да ведь это самые настоящие инопланетяне.
   Сказать честно, подозревать подобное я начал с того самого момента, когда дроид заговорил. До этого я все же думал, что он просто какая-нибудь самодельная железяка. Даже торчащие из боков шланги, которые не просто торчали, а и функционировали, не заставили меня поверить в версию НЛО. А вот теперь...
   Верхушки деревьев стали быстро отдаляться, меня вжало плечом в спинку сиденья, я кое-как развернулся, потратив на это немало сил, и замер. Впрочем, надумай я отмереть -- все равно ничего бы не вышло. Перегрузки росли стремительно. Через пару секунд я попробовал поднять руку, но не смог сдвинуть ее и на миллиметр. А вскоре от лица отлила кровь, стало тяжело дышать, внутри появился быстро нарастающий ужас, в глазах потемнело.
   И вдруг резко отпустило. Я поплыл вперед, но тут же прилип обратно к спинке.
   "Наверное, что-то включили. Какие-нибудь гравицапы, грави... хрени", -- глупо мелькнуло в голове, а взгляд тем временем не отрывался от лобового стекла. За ним теперь простиралось усеянное точками звезд небо. По-настоящему усеянное, не так, как видно с Земли.
   -- Вы меня убьете? -- спросил я, пораженный тем, что происходило.
   -- Убьем? -- сидевший за рулем "чудо-БМВ" засмеялся скрипучим голосом. -- Примитивный разум. Но кровь -- родонтинов, -- добавил он, резко уняв смех.
   -- Ат манг Гуур, -- ответил ему дроид.
  
   Глава 2
  
   Мои похитители продолжили общаться, но я их не слушал. Во-первых, длиннорукий перешел на тот язык, которым изъяснялся дроид, и я совсем перестал их понимать, а во-вторых -- за лобовым стеклом происходили намного более захватывающие события.
   Сначала я приметил небольшой продолговатый и абсолютно черный прямоугольник на фоне звезд. Потом этот прямоугольник стал быстро расти в размерах, и вдруг неожиданно предстал прямо перед "чудо-БМВ", заслонив собой весь обзор. Правда, в том, что это -- все еще та самая машина, в которую меня затащили, я не был уверен. Нет, как объект -- это, конечно, она же, но вот функционально...
   А в это время в выросшей перед нами черной непроницаемой стене появилась светящаяся вертикальная полоска. Она стала стремительно расширяться, начала слепить, и через несколько секунд мне пришлось зажмуриться. Свет вдруг засиял повсюду, ударил сквозь лобовое мощным потоком, снаружи что-то громко зашипело, почувствовался мягкий удар, словно мы бухнулись колесами на твердую поверхность.
   -- Локотор са, -- сказал Гуур и отпустил руль.
   Я выглянул из-за его плеча и только теперь увидел, что вместо руля -- нечто вроде джойстика.
   -- Погодите, постойте, -- тут же запротестовала в голос вся моя внутренняя сущность. -- Верните меня обратно. На земле семь миллиардов людей, ну что вам стоит? Ну возьмите кого-нибудь другого. Вам же все равно -- разрезать и осматривать, а мы все одинаковые. Возьмите китайца, их все равно дохрена. Отпустите! -- я сорвался на крик. -- Я протестую! Я не хочу быть подопытным кроликом!
   Но, судя по всему, меня никто не слушал. Этот их великий Гуур выбрался из салона, открыл дверцу, я собрался было вылезти и продолжить высказывать свои претензии, а точнее -- умолять, но дроид буквально вынес меня наружу на своих шлангах. На какое-то мгновение я повис в воздухе, замотылял ногами, заорал благим матом.
   -- Перестаньте голосить, -- спокойно сказал длиннорукий и, что-то объяснив дроиду, зашагал прочь. Дроид поставил меня на незаметно подъехавшую маленькую платформу и покатил куда-то. Во мне закипела злоба. Я прямо какая-то вещь на каком-нибудь складе. Вот меня купили, поставили на тележку и повезли грузить в машину. Сволочи.
   -- Ты, ржавая железяка! -- заорал я. -- Отпусти меня! Слышишь? Я хочу идти ногами. Я ногами могу ходить, слышишь, кусок металлолома?
   И, к моему удивлению, дроид, кажется, понял. Приподнял меня; тележка тут же, зажужжав, рванула прочь, а я почувствовал под подошвами поверхность.
   -- Так ты что, понимаешь наш язык?
   Дроид не ответил, а лишь мягко подтолкнул меня в спину. Мы свернули, зашагали по длинному коридору.
   -- Че молчишь? -- не собирался сдаваться я. От постояных попыток оглянуться уже болела шея, но я все равно выворачивал голову, чтобы посмотреть этой железяке "в глаза". -- Не надо теперь под дурачка косить. Ты же понял, о чем я тебя просил. Ведь понял? Признавайся, давай. Чего молчишь?
   -- Шестой понимает твою речь, представитель Земли, но говорить на ней не может. Модель с речевой платой старых образцов. Умеет модулировать лишь один встроенный язык -- гала-сурд, и один дополнительный. Как понимаешь, это великий язык великой расы ванниров.
   Я завертел головой, потом вывернул шею так, что свело всю ее правую сторону, и уставился на дроида.
   -- Это кто сейчас говорил?
   -- Повторяю, АРД не может ответить тебе. А с тобой говорит корабль "Странник".
   -- Корабль? -- я снова завертел головой. Во второй раз голос прозвучал из другого места, вроде бы. -- Ладно тебе прикалываться. Небось, понатыкали тут динамиков повсюду. Эй, ты, который говоришь, ты землянин?
   -- Неправильное использование глагола прикалываться. Исправьтесь. Пример. Галстук бабочка может прикалываться к воротнику, а также крепиться с помощью резинки.
   -- Что за чушь? -- не выдержал я, хотя мне и стало почему-то еще страшнее, чем было в машине, когда я понял, что меня похитили инопланетяне. -- При чем тут галстук?
   -- Разговаривать некогда, -- не стал отвечать на мои вопросы голос. -- Скоро мы уйдем в Н-пространство. Шестой, не стой на месте. Тащи его в кокон.
   -- В какой кокон? -- я снова попытался вырваться, но шланги держали крепко. -- Я не хочу в кокон.
   -- В этом случае вас раздавит еще при входе в Н-пространство.
   -- Какое Н-пространство?! -- заорал я, смутно представив, о чем идет речь. И даже визуально это увидел, прямо перед глазами пробежали... кадры из какого-то фантастического фильма. -- Вы что -- собираетесь переместиться куда-то очень далеко? В другую галактику?
   Внутри все оборвалось. Если они сейчас уйдут в это свое Н-пространство, то, скорее всего, шанса попасть домой уже не будет.
   Голос не ответил, и я отчаянно заозирался, ища глазами хоть что-то, что могло бы мне помочь. Железку какую-нибудь... не знаю... ключ разводной. Ударить этого дроида по башке: может, он отключится? А потом -- назад, в "чудо-БМВ".
   Но ничего подобного в этом коридоре не было. Голые металлические стены, наверху -- рельсы. Идут по потолку, до которого -- метра три.
   Пока придирчиво осматривался, не заметил, как мы подошли к концу коридора. В сторону отъехала серебристая перегородка, и дроид втолкнул меня в ослепительно белую комнату. Я прищурился, и разглядел несколько огромных зеленых яиц.
   -- Это коконы, -- снова появился голос. -- В них вам не грозят сверхнагрузки. Шестой, определи его в самый ближний. Великий Гуур уже ввел координаты Н-броска.
   Дроид засуетился, стал подталкивать энергичней. Уже перед яйцом один из шлангов дроида отцепился от меня и надавил на красноватую панель. Яйцо раскрылось, дроид впихнул меня внутрь, подождал, пока оно снова почти схлопнется, ловко выдернул свой шланг сквозь быстро сужающуюся щель, и я остался один. Тут же принялся тарабанить в стенки, заорал как сумасшедший, но когда появился нарастающий гул, замолк. Прислушался. К гулу добавилась небольшая тряска, яйцо закачалось, и мне пришлось упереться в стенку руками.
   -- Тарантас, -- выдохнул я и уселся на полу. Но в этот момент тряска прекратилась и мое тело... поплыло вверх.
   Так я и плавал в невесомости несколько часов. Сначала ругался матом, потом стал вертеться, делать неимоверные кульбиты, но очень быстро это надоело. Кое-как зафиксировавшись в вертикальном положении головой вверх, я снова вернулся к матерным выражениям. Так было проще переживать случившееся, или точнее -- случающееся.
   -- ...ть! -- закончил я гневную речь, больно ударившись задницей о низ своей тесной яйцеобразной камеры. Моментально вскочил на ноги и вновь затарабанил кулаками в скучно-зеленую стенку.
   -- Анграт локотор, -- раздалось за спиной. Я резко обернулся. В процессе кувыркания я потерял место, где находится выход из этого их кокона, однако совсем не потерял злость. Бросился на дроида, намереваясь ударить его ногой, но меня мягко остановили все те же шланги.
   -- Покатак, -- сказал дроид, и мне невольно пришлось согласиться. Так -- значит, так. Все равно из объятий этих цепких шлангов не вырваться.
   Мы покинули комнату, прошли по коридору, миновали с полдюжины открывающихся перегородок и, наконец, очутились в огромном помещении.
   Выдержано здесь все было в серых тонах; на противоположной стене висело с десяток мониторов с диагональю от двадцати одного до... черт его знает, скольких дюймов; справа и слева -- по два кокона, наверное, для членов команды, прямо по центру -- белоснежный и абсолютно гладкий столик в форме глефы; под мониторами -- узкая панель во всю длину стенки. Рядом с этой панелью и находился длиннорукий. Он сидел в черном кресле, а само кресло висело в воздухе.
   -- Акарда таз лукумур, манг Гуур, -- проговорил за моей спиной дроид. Кресло бесшумно развернулось, и я снова увидел красноватые глаза моего похитителя.
   -- Панград лидаую.
   Бросив эту фразу, он кивнул в дальний угол за моей спиной, и дроид, на этот раз весьма грубо, потащил меня туда. В углу я разглядел нечто очень похожее на стоматологическое кресло и, отчаянно взвыв, вцепился в шланги, пытаясь оторвать их от себя. Но мои пальцы безрезультатно хватали мягкий, словно резина, металл, соскальзывали, а в мозгу больно пульсировала всего одна мысль: "Сейчас будут резать... Сейчас будут резать..."
   Сопротивление я оказывал яростное, но это не сильно мешало дроиду. Через минуту я уже сидел в кресле, прикованный к нему восьмью стальными скобами. Две на ногах, четыре на руках, в локтях и запястьях, одна вокруг пояса и еще одна, едва не придушив, обвилась вокруг моей шеи.
   -- Кантагат панград, манг Гуур, -- сказал дроид, и выжидающе уставился на своего хозяина.
   -- Инкат.
   Короткий приказ; дроид нажал на что-то, расположенное на спинке кресла, и в затылке тут же взорвалась боль, запекло со страшной силой. Я заорал, напрягся всем телом, чувствуя, как жжение поднимается вверх, окутывая голову.
   -- Ангадалатара крузгот, -- тем временем принялся что-то говорить дроид. -- Лид инкат сфорошла уже на двадцать шесть процентов. Линдаую конторузка височных долешингат, умонго сорок семь процентов. Дээна сращение в норме, патаргуз проходит успешно. Реакции в норме. Восемьдесят восемь процентов. До завершения шесть секуторов, пять секуторов, четыре секунда, три секунда, две секунды, одна секунда.
   Только что понятое мною слово секунда от такого частого повторения вновь потеряло смысл, но это не помешало мне удивиться. Я теперь понимал дроида.
   -- Вживление чипа дээна шестьдесят дробь четыре проведено успешно, -- в это время закончил он. Шланг вновь нажал на одну из кнопок, жжение в затылке резко исчезло, даже немного приятно стало.
   -- Никто и не сомневался, -- длиннорукий довольно кивнул и бесшумно поплыл в своем кресле в нашу сторону. Остановил его в паре метров.
   -- Этот чип стоит двести расчетных частиц, -- сказал таким тоном, что я невольно почувствовал себя должником.
   -- Никто не просил его мне ставить.
   -- Никто никого и не спрашивал.
   Парировав, он снова привел кресло в движение, подлетел ближе.
   -- Ну что ж, теперь, когда различие языков перестало быть препятствием, я дам тебе основную информацию. Зачем мы тебя взяли, каковы теперь твои обязанности, каковы права...
   Сказав последнее, он рассмеялся, а я нахмурился. Значит, прав -- никаких.
   -- Итак. Ты землянин, потомок родонтинов.
   -- С чего бы это?
   -- Не перебивай великого Гуура, раб, -- вмешался в наш разговор голос, и тут же извинился. -- Прошу прощения, великий Гуур. Я всего лишь указал ему свое место.
   -- Ничего. Все верно, -- длиннорукий посмотрел на меня взглядом опытного разводилы. -- Помни, ты теперь раб, ты служишь мне. И говорить можешь только тогда, когда я позволю. Тебе понятно?
   Повисла пауза.
   -- Я тебя спрашиваю, -- сверкнув глазами, повысил он голос. -- Чего молчишь?
   -- Ну, я думал, вы должны сказать: "Позволяю тебе говорить, раб".
   Он достал из кармана куртки продолговатый предмет, похожий на шариковую ручку, нажал на ней пару миниатюрных кнопочек и направил на меня. Перед глазами тут же вспыхнул фейерверк, в виски ударила боль.
   -- А-ай! -- закричал я, машинально пытаясь обхватить голову, но скобы не позволили. -- Я понял! Понял! Хватит!
   -- Хорошо. Продолжим. Ты потомок родонтинов, одной из магических рас, исчезнувших из Вселенной двадцать тысяч циклов назад. Я великий Гуур, из расы великих ванниров. Мы бесстрашные герои, отважные путешественники, и немного авантюристы. Нет в космосе таких мест, где мы не побывали, и поэтому наши базы данных -- самые обширные. Ни одной расе не удалось собрать столько информации, сколько собрали мы. Иногда мы торгуем сведениями, или обмениваем их на территории, но есть такие знания, которые ванниры никогда не продадут и не откроют другим расам. Одно из таких знаний -- магия родонтинов.
   Он сделал паузу, выставил одну из своих длинных рук в сторону. Тут же откуда-то появилась платформа, остановилась возле кресла, поднялась и зависла в воздухе. На платформе стояло нечто похожее на алюминиевую баночку. Гуур взял ее, одним пальцем откинул крышку и жадно отхлебнул. Я тяжело проглотил слюну, заметив, какая, оказывается, внутри меня жажда, но попросить не решился. Во-первых -- "шариковая ручка", а во-вторых -- хрен его знает, что там за напиток в той баночке. Может, кислота серная...
   -- Все дело в крови, -- продолжил он, промочив горло. -- В Союзе двенадцати галактик есть четыре великих магических расы, и каждая из них магичит по-своему. Как -- тут только они и могут точно сказать, со стороны не понять.
   -- Я прошу прощения, -- осторожно проговорил я. -- Но можно мне хоть изредка задавать вопросы? А то многое непонятно.
   -- Я ведь объя... -- начал было голос, но длиннорукий перебил:
   -- Погоди. Пусть задает. Так сэкономим время.
   -- А почему вы похитили именно меня? -- тут же выпалил я, обрадованный такой возможностью.
   -- Ты стал первым встреченным, у кого была необходимая кровь новой модификации.
   -- Что значит "новой модификации"?
   -- Перед своим исчезновением родонтины посетили вашу планету...
   -- А они исчезли?
   -- Все! -- зло зыркнул на меня длиннорукий. -- Больше вопросов задавать нельзя. Что останется для тебя неясным, изучишь после, "Странник" даст тебе доступ в некоторые базы. А теперь сиди и слушай.
   Я покорно кивнул. А что мне еще оставалось?
   -- Перед исчезновением родонтины посетили вашу планету и провели искусственную генетическую реорганизацию некоторых видов животных. Большинство из них сдохли, выжили несколько видов из тех, кого вы называете приматами. Для чего это было сделано -- остается загадкой. У нас нет информации об их мотивах, но скорее всего, они просто путем эксперимента искали, кому можно привить свою кровь. Также из найденных контейнеров с кровью родонтинов удалось выяснить, что ваша кровь будет со временем изменяться, пока не достигнет Верхнего Уровня. Объяснения данного термина нет, -- длиннорукий откинулся на спинку летающего кресла. -- Остальное узнаешь из баз. Подведем итог нашей беседы. Ты -- потомок родонтинов с последней генетической модификацией их крови, с помощью которой можно сливаться с магическими полями. В течение полуцикла ты должен овладеть навыками своего предшественника...
   -- Предшественника? -- все-таки не выдержал я. -- Какого предшественника? Он погиб?
   Гуур не стал доставать "шариковую ручку".
   -- Нет, он просто состарился. В отличие от нас, вы живете гораздо меньше. Представители великой расы ванниров могут сохранять функциональность до двух тысяч циклов.
   -- Это сколько?
   -- Если перевести в ваши года -- около трех тысяч лет. Твой предшественник служил мне сто двадцать циклов. Надеюсь, ты прослужишь дольше. В прошлый раз я взял представителя вашей планеты с другой кровью, старой модификации. До какого-то момента это не имело значения, хватало с лихвой. Но теперь одна из магических рас... галаасы...
   -- Одна из? -- я тяжело сглотнул. -- А сколько их всего?
   -- Ты что не слушаешь то, что я тебе говорю? Могущественных -- три, без учета исчезнувших родонтинов. Есть еще несколько слабых магических рас, ты потом займешься изучением их всех. Пока же -- о галаасах. Эти арагновы троесосы очень сильно развили свои способности за последние сто сорок циклов, и стали не в меру агрессивны. Я уже лишился нескольких своих шахт, которые эти видлуны заката просто-напросто присвоили себе. Вместе с моими дроидами, -- он зло... высморкался на пол. -- Из-за этого мы и стали похищать вас, хотя по закону Союза двенадцати галактик нельзя брать на борт какого бы то ни было судна представителей закрытых рас. А вы являетесь закрытой расой. За это ты можешь совершенно искренне поблагодарить родонтинов, которые сделали подлет к вашей системе невозможным.
   -- Но как же вы...
   -- Шесть сотен циклов назад мы случайно наткнулись на брошенный корабль родонтинов. В одном из отсеков было несколько контейнеров с кровью и кое-какая не успевшая разрушиться информация. Хотя, судя по многим недостающим фрагментам, многое все же стерлось. Защита корабля уже не справлялась с космическими излучениями, и большая часть канула в громадный черный омут. Но там была инструкция, как проводить корабли сквозь их ловушки. Для этого, разумеется, была необходима кровь самих родонтинов. Мы со второй попытки проникли на Землю, стали изучать вашу кровь, а потом принялись просто собирать ее. Для этого на планете постоянно находились два десятка наших представителей. Сначала мы разместили лабораторию в районе горного массива Канпаты, Кара...
   -- Карпаты, -- подсказал голос; длиннорукий кивнул, а моя челюсть поползла вниз. Ванниры, ванниры...
   -- Вампиры? -- выдохнул я, чувствуя, как волосы встают дыбом.
   -- Представители вашей планеты придумали самую наиглупейшую чушь о великой расе ванниров, -- длиннорукий улыбнулся и посмотрел на дроида. -- Одно то, что мы кусаем кого-то и пьем кровь -- это уже небывалый бред, -- он вновь перевел насмешливый взгляд на меня. -- У нас есть специальный инструмент с двумя иглами. Через одну вводится раствор, через другую в небольшой контейнер закачивается кровь. Да и так исказить название великой расы ванниров... -- он снова зло сморкнулся на серый пол рубки. -- Если бы не кровь, мы бы давно уничтожили вашу планету за такое оскорбление.
   Я хотел было объяснить, что это мы не со зла, да и вообще... но решил промолчать. Тем более что Гуур уже отдал приказ Шестому, и тот вновь потащил меня к "стоматологическому" креслу.
   -- Надеюсь, теперь ты осознал, кто ты и зачем ты на "Страннике", а значит, и понял, что не стоит оказывать сопротивления, или даже просто мешать нашим действиям. В этом случае ты будешь испытывать боль, -- длиннорукий снова достал из кармана "ручку", но в этот раз, слава богу, лишь для демонстрации. -- Сейчас мы возьмем у тебя кровь и зарядим ею магические конденсаторы. Протяни вперед правую руку.
   Скривившись, я покосился на "ручку" и невольно напрягся, очень отчетливо помня те незабываемые ощущения, которые она мне подарила. Длиннорукий проследил мой взгляд, и вдруг проговорил почти по-дружески:
   -- Это теперь и в твоих интересах. Кстати, как твое имя?
   -- Максим, можно просто Макс, -- сдавленно проговорил я, ожидая в любой момент укола.
   -- Кс, кс. Нет, мне не хочется постоянно произносить это мерзкое сочетание звуков. Я буду звать тебя Мак.
  
   Глава 3
  
   Взяв примерно триста миллиграмм, они наконец оставили меня в покое. Великий Гуур покрутил пробирку с кровью у себя перед лицом, рассматривая ее, словно бокал с дорогим вином, потом отдал дроиду.
   -- Заряжай, -- бросил сухо, и развернув кресло, стал следить за действиями железяки.
   Тот направился к панели в правом углу, нажал вторым шлангом на пару кнопок и поместил пробирку в высунувшийся приемник.
   -- Картинку на второй монитор, -- проговорил Гуур, подаваясь вперед.
   Я быстро заскользил взглядом по огромной панели туда-сюда, потому что не имел даже малейшего представления, который из десятка мониторов -- тот самый "второй". Задержал взгляд на том, где появился висевший на черном фоне светло-серый объект, покрытый графической сеткой. В это время что-то зажужжало, потом раздался громкий щелчок.
   -- Четвертый суб-символ, треть заряда, -- отдал команду длиннорукий и закончил недовольно. -- И убери сетку.
   -- Слушаюсь, -- тут же ответил голос.
   А я, не отрываясь, глядел на большой монитор, пытаясь понять, что происходит. В низу черного экрана появилось светящееся облако, оно расширилось, поменяло цвет с фиолетового на ярко-красный, из этого ярко-красного облака вылетел крутящийся багряный бумеранг и стал быстро уменьшаться в размерах.
   -- Три секунды, две, цель, -- сказал дроид.
   Экран залила ослепляющая белая вспышка, я машинально зажмурился, но тут же слегка поднял веки и продолжил следить за происходящим сквозь тонкие щелочки. Сияние быстро угасало, и вскоре экран вновь стал абсолютно черным. Лишь две белые светящиеся точки звезд холодно и безжизненно сверкали в его правом углу.
   -- Астероид уничтожен, -- проговорил дроид, и Гуур довольно откинулся на спинку.
   -- Вы с помощью моей крови уничтожили целый астероид?! -- вскрикнул я, наконец сообразив, что произошло.
   Внутри меня завертелся вихрь смешанных чувств. Ну надо же! Целый астероид был уничтожен всего ста граммами крови. Моей крови! Сто грамм... Ну, он же сказал -- треть заряда...
   -- Шестой, он надоел мне своим присутствием. Уведи его в каюту, -- не удостаивая меня взгляда, сухо проговорил Гуур, и дроид тут же бросился исполнять. Я по привычке поотбивался немного, но когда шланги прочно обвили и приподняли над полом, успокоился.
   -- Шеф сказал "уведи", а не "унеси", -- сказал только, да и то без особого напора. В принципе, и когда несут -- неплохо.
   Мы поплутали по темным мрачным коридорам "Странника", вышли в длинный освещенный, и здесь дроид уже без всяких просьб установил меня на пол, как статую. Потом одно из щупалец коснулось стены, и в ней быстро образовался проем. Дроид довольно грубо толкнул меня внутрь выдержанной в светлых тонах клетушки размером метра три на четыре, и я, пробежав несколько шагов, обернулся и победно прокричал.
   -- Боишься, "железный Феликс"?! Ну и правильно, бойся меня. Найду разводной ключ, помну твою металлическую башку.
   Хотя, зачем мне разводной ключ, когда у меня такая кровь?
   Хмыкнув, я медленно огляделся. Справа стояла низкая железная кушетка без единого намека на покрывало и подушку, в левом углу -- железный белый цилиндр высотой чуть выше меня, и... все. Не густо. "Но и не пусто", -- пошутил я и присел на кушетку, почему-то чувствуя себя больным после операции под местным наркозом. Хотя, почему только "чувствуя"? Именно таким я и был. Мне же что-то там вкололи в голову, и скорее всего, прямо в мозг...
   Я почувствовал тошноту, представив входящую в мой орган мышления иглу.
   -- Если тебе плохо, Мак, подойди к цилиндру и проведи рукой по сенсорной панельке.
   -- И что? -- спросил я, уже не удивляясь тому, что этот чертов голос присутствует повсюду.
   -- Вживленный чип позволяет тебе мыслить и читать на языке великой расы ванниров. Проведи рукой по панельке и выбери в появившемся голографическом меню -- "здоровье", потом "лекарственные препараты", потом найди "обезболивающие", дотронься до этого слова, после чего выберешь карлангритон вэ-эф, он тебе поможет.
   -- А если тошнит? -- спросил я, и голос добавил:
   -- Тогда еще спалтакс прими.
   Я подошел к белому агрегату, похожему на газовую колонку, и поискал глазами панельку.
   -- Которая темнее чуть, -- подсказал голос не без ехидства. -- Все-таки отсталая вы раса -- земляне. Если бы не кровь родонтинов, то толку б с вас... Давно бы уничтожили всех подчистую.
   -- Кто? -- поинтересовался я на всякий случай, подводя ладонь к панельке. Тут же вокруг руки вспыхнуло голубоватое полупрозрачное меню. Я нашел слово "здоровье" и ткнул в него подушечкой указательного, потом проделал то же самое с надписью "лекарственные препараты".
   -- Да хотя бы те же галаасы, -- ответил голос.
   -- А что за галаасы такие? Очень воинственные и злые, что ли? А что у них за магия? -- я ткнул в слово "обезболивающие" и принялся медленно читать трудные названия.
   -- Я не обязан тебе рассказывать, -- буркнул искин. -- Сам бери и изучай базы.
   -- А где мне взять эти базы?
   -- В том, что перед твоими глазами. Это универсальный агрегат. Ты что, не увидел чуть ниже слова "здоровье" -- "информация"? Да уж, глупый ты. Хотя чего ожидать от представителя такой отсталой расы, как земляне.
   -- Ну, я хотя бы представитель какой-то расы, а ты кто? -- на моих губах появилась ухмылка. -- Набор проводов, микроплат и каких-нибудь процессоров. Железяка, одним словом. Ни родины, ни прошлого, ни чувств, ничего...
   Я ждал ответа почти минуту, но голос так и не ответил, и мне пришлось извиняться, потому что я тупо не знал, как принимать выбранное лекарство.
   -- Ладно, прости. Я не хотел так говорить, ты сам меня довел. Я понимаю, что мы -- отсталая раса по сравнению с какими-нибудь другими, но зачем все время это повторять? Мне же обидно! Ведь тебе вот сейчас обидно, да? Ну ладно, все. Я больше не буду.
   Голос не отреагировал.
   -- Ладно, давай зайдем с другой двери, -- продолжил я. -- Великому Гууру нужен сильный маг, так? А если я им не стану, тогда что? Думаю, он по головке тебя за это не погладит. У тебя вообще есть головка?
   Я хохотнул, потому что прозвучало пошловато.
   -- В общем, если что, то я скажу твоему великому Гууру, что ты препятствовал моему обучению. Ну и к тому же подумай, я-то тебя буду защищать потом, разве не так? Давай, не дуйся и скажи мне, как принять этот твой карлангритон. А заодно скажи: спалтакс -- это к чему относится? Противорвотные? Или какие?
   -- Слева есть круглая панель, приложи к ней ладонь. Сначала пусть агрегат рассчитает необходимую дозу по твоему весу, состоянию, способности расщепить препарат. Определит, возможны ли побочные эффекты...
   -- Так, стоп, -- я посмотрел на белоснежную "газовую колонку" с недоверием. -- А чего это ты мне вообще предложил непонятно что? Земных лекарств нет в наличии, что ли? У вас же тут до меня землянин сто восемьдесят лет отлетал!
   -- Будем мы еще под каждую отсталую расу препараты приобретать, -- голос воспрянул духом, хотя до этого явно был обиженным. Ну, понятно, опять заскользил на своем любимом "коньке": земляне -- тупые. Ну та-акие тупые... Задорнов прям местный. -- Я тебе посоветовал то, что подходит для всех гуманоидов. Универсальная вещь. Принимай уже, и начинай изучать базы.
   -- Ладно, -- решил я больше не упорствовать. Ну не обратно же на Землю возвращаться и в аптеку бежать? Хотя, разумеется, я в таком случае сбежал бы намного дальше: да хоть в Антарктиду, лишь бы не возвращаться на этот чертов корабль.
   Никаких ощущений не было, просто пикнуло что-то, и чудо-агрегат выдал новое меню: "Ваша доза рассчитана. Вы хотите принять препарат сейчас? Да. Нет". Я нажал на первый вариант ответа и от неожиданности чуть ли не подпрыгнул. Каким-то образом этот агрегат сделал мне укол в левую ягодицу, причем, судя по всему, прямо через одежду. А голос в это время громко рассмеялся, и я невольно подумал: "Интересно -- какой же уровень у этого искина, если он понимает юмор и умеет смеяться?"
   -- Предупреждать надо, -- зло пробурчал я и снова занялся основным меню. Вернулся назад и выбрал "информацию". Появившийся список заставил меня отступить на пару шагов, до того он был огромен. Начинался чуть ли не под потолком и заканчивался в полуметре от пола.
   -- Растяни его в ширину, -- все еще сквозь смех проговорил голос, и я, коснувшись краев голубоватого облачка, развел руки. Стало чуть удобней.
   -- Тут что -- вся информация, которую собрали во Вселенной? -- удивленно спросил я, и голос снова хохотнул.
   -- Глупый землянин. Да ты представляешь, сколько информации хранится в наших базах данных? Это всего лишь небольшая часть.
   -- Ладно, -- не подал я виду, что практически офигел. Как это все выучивать-то? -- А что вы мне за чип поставили? Он объем памяти мне увеличивает? Или, может, скорость приема информации? Или только знание языка этих ваших великих ванниров-вампиров?
   -- Пять процентов от имеющейся. Это по памяти. По скорости и объему приема информации -- три процента от изначальных параметров. Впрочем, изначальные параметры у тебя...
   -- Да я понял, мизерные, верно? И все земляне -- тупые. Я угадал? А что ж Гуур такой чип мне поставил, если хочет, чтобы я все изучил как можно быстрей?
   -- А ты думаешь, эти чипы бесплатные? Вот тот, который в тебе -- стоит двести расчетных частиц. Великий Гуур говорил тебе.
   -- А сколько это -- двести расчетных частиц? Ну, в сравнении с чем-нибудь. Ну, вот сколько стоит такой корабль, как ты... Хотя не надо, я тебя со стороны не видел. Может, ты маленький. Ладно, давай так: сколько стоит та ручка, которую направлял на меня Гуур, и мне было больно?
   -- Ручка стоит пятьдесять две расчетные частицы и является оружием игта-класса, по сути не смертельным и потому недорогим, -- принялся объяснять искин, -- а я стою четыре с половиной миллиона расчетных частиц и являюсь полубоевым кораблем среднего класса.
   -- Понятно, что ничего непонятно, -- я вздохнул. -- И с чего мне вообще начинать изучать ваши базы?
   Не дожидаясь ответа искина, я ткнул пальцем в одно из сотен слов, но ничего не произошло, ткнул в другое, тот же результат.
   -- Ко многим данным у тебя пока нет доступа. Он будет появляться по мере изучения основ в том порядке, в котором определил Великий Гуур, -- стал холодно объяснять голос. -- Сейчас тебе необходимо изучить все, что касается расы галаасов, на данный момент это наша главная проблема.
   -- А что насчет магии родонтинов? Ну, которую я должен изучать. Здесь есть информация по ней?
   -- Есть фундаментальные данные, их ты тоже можешь открыть. Третий ряд, шестая сверху. Про галаасов -- второй ряд, пятая ссылка. Можешь начинать изучение.
   -- Подожди. Я еще второе лекарство не принял. Меня тошнит, -- соврал я, представив, что сейчас придется штудировать новые знания, и решив выкроить себе время на отдых. Слишком многое произошло за последние несколько часов, нужно отдохнуть и все хорошенько проанализировать. А как без этого? Ну не откладывать же размышления о дальнейшей своей судьбе на потом. Конечно, хотелось сделать именно так, ведь понятно, что размышления эти позитива не добавят, но как говорится -- раньше сядешь, раньше выйдешь. Впрочем, отсюда я вряд ли вообще когда-нибудь выйду. Предыдущий попаданец, или скорее -- украденец, как и я, прокантовался здесь без малого два века...
   -- Эй, а как это предыдущий землянин прожил у вас сто восемьдесят лет? -- спросил я у голоса, и вернувшись в главное меню, стал искать противорвотные лекарства. -- Люди так долго не живут. Тоже какие-то модификации тела?
   -- Специальная обработка и соответствующие чипы. Дээна -- 177, 192, 288 и 456 различных уровней. Очень дорогие. Первый предназначен для блокировки всех радикалов, второй занимается ферментами, отвечающими за рост, работу и обновление клеток, третий постоянно следит за кровью и лимфой, регулирует их состав и температуру, четвертый -- самый дорогой -- чип отвечает за структуру твоих ДНК. Смотрит, чтобы во время разрывов они зашивались правильно, без ошибок. Контролирует уровень радиации и экранирует излишки, рассеивая их в пространство.
   -- Радиация? -- среагировал я на единственное слово, и волосы на голове неприятно зашевелились. Вдруг вспомнилось, что в космосе этой радиации хоть одним местом ешь. -- А мне тоже нужен такой вот. Как же я тут без защиты от радиации? Мне его поставят? -- скороговоркой задал я сразу два вопроса и голос хмыкнул.
   -- Дээна 456 в наличии сейчас нет. Точнее, есть, но его нужно немного починить. Остальные чипы в твоем предшественнике испортились полностью, а этот вроде работает, правда всего на сорок процентов...
   -- Так этого мало! -- почти прокричал я, хотя и не знал, много это или мало.
   -- На первое время хватит. Модификация 7-Р, а их всего в линейке данного чипа двенадцать. При производительности сорок процентов потянет на 4-Р-модификацию. Если не летать возле сильно фонящих объектов -- хватит с головой.
   -- Да уж, -- не очень весело протянул я. -- А что за специальная обработка? Мне ее сделают?
   -- Для начала нам нужно будет посетить захваченные галаасами шахты и вывезти спрятанные остатки рунита. Потом продать их, и тогда будут средства на ремонт меня, покупку топлива и кое-какого снаряжения, ну и на модификацию тебя. А пока ты будешь изучать магию родонтинов.
   -- Весело, -- я усмехнулся. -- То есть я -- в последнюю очередь?
   -- Нет, ты -- не в последнюю очередь, -- голос стал чуть злее. -- Великий Гуур потратил последние запасы крови родонтинов, чтобы проскочить к вашей планете. Еще раз слетать к ней мы уже не сможем. Ловушки, поставленные этой великой магической расой, уничтожат нас. Поэтому сначала Великий Гуур будет модифицировать тебя.
   -- А почему же ты поставил меня на последнее место? Сам же сказал -- сначала ремонт, потом покупка чего-то там, а потом уже...
   -- Это неважно, -- зло перебил искин. -- Тебя уже не тошнит?
   -- Есть еще немного, -- снова соврал я и, обернувшись, взглянул на кушетку. -- А если я захочу почитать про ваших этих галаасов лежа, в расслабленном, так сказать, состоянии, куда мне тут нажать? Ну, можно же сделать что-то вроде планшета?
   -- Не знаю, что такое планшет, но можно сделать в виде книги. Не бумажной, разумеется, а инфо-книги. Вернись в пункт меню "информация" и выбери вид ее подачи.
   -- А напрямую в мозг нельзя эту информацию скидывать? -- на всякий случай поинтересовался я. Зачем глаза мучить, если можно просто расслабиться и изучить все в каком-нибудь полусне?
   -- Для этого тоже нужен специальный чип, так твой мозг не сможет правильно принять потоки: не та структура. Искажения будут сильные.
   -- Понятно. Так, где тут... -- я нашел слово "инфо-книга" и ткнул в него. От общего голубоватого поля меню отделился шарик и завис передо мной. -- И что дальше?
   -- Иди к кушетке и ложись. Шарик сам определит удобное для твоего зрения расстояние. Дотронешься до него пальцем, и он примет форму обычной книги.
   Спустя несколько секунд я улегся и, прежде чем погрузиться в увлекательное чтиво, повторил вопрос про специальную обработку. Искин как-то соскочил с темы: специально или нет -- не знаю; но мне хотелось знать об этой обработке побольше. Вдруг она болезненная, или даже опасная для жизни?
   -- Яйцеклетка вашего вида рассчитана на 55-60 делений, что ограничивает срок жизни до средних 60-100 лет. В твоем организме примерно 65 миллиардов клеток и в каждой из них прошито это ограничение, а специальная обработка позволяет перепрошить все ДНК. В тело вводится около семидесяти миллиардов наноботов, каждый из которых внедряется в ядро отдельной клетки и изменяет данный параметр. За одну процедуру можно повысить изначальные показатели лишь на сорок процентов, то есть добавить еще 20-25 делений, что увеличит срок твоей жизни примерно на 30 дополнительных лет. Для гуманоидных рас не рекомендуется повторять процедуру чаще, чем раз в десять циклов, -- сухо объяснил голос и замолк.
   -- А эта процедура не опасна? -- пришлось мне намекнуть самому на тот пунктик, который меня волновал больше всего. -- Или, может, очень болезненна?
   Искин хмыкнул.
   -- Какой ты нежный. Нет, процедура не опасна и абсолютно безболезненна. Хотя...
   -- Что -- хотя? -- насторожился я.
   -- Я имел в виду -- смотря, где ее делать. Можно дешевле в подпольных центрах модификации, а можно и в официальных ГЦМ. Разница больше чем в шесть раз. В подпольных -- 250-300 расчетных частиц, в ГЦМах -- ровно две тысячи.
   -- И что бывает в подпольных?
   -- Ну, изредка -- сбои, и тогда может произойти неправильный разрыв и соединение цепочек ДНК и, следовательно, мутации. Но в большинстве случаев они незначительны.
   -- Не надо мне никаких мутаций, -- нахмурившись, проговорил я. Нет, понятно, что мутации могут быть и полезными, но лучше уж целенаправленно чипами модифицироваться, а не случайными изменениями. -- Стоп. А вы же говорили, что мы -- какая-то закрытая раса...
   -- Догадливый, -- искин хохотнул. -- Да, тебе будут делать обработку в одном из подпольных центров, скорее всего, на Сугадоре. Великий Гуур там продает рунит.
   -- Сугадор -- это что? Планета?
   -- А что же еще? -- искренне удивился искин. -- На искусственных станциях и мегаполисах-спутниках полно галактических цептеров -- это правоохранительные, а заодно и карательные отряды, подчиняющиеся Союзу двенадцати галактик. Никто там не будет заниматься противозаконной деятельностью, к числу которых относится и обработка фундаментальных параметров ДНК. Надеюсь, ты не мутируешь в инсектоида, -- он снова хохотнул и умолк, а я потер наморщенный лоб.
   Получается, я тут совсем незаконно. Может, при случае сдаться этим самым цептерам? И пусть Великого Гуура арестовывают, а меня отправляют обратно на... Черт! В этом месте как раз и засада. Никто не попрется сквозь ловушки родонтинов ради того, чтобы... Так у меня же есть своя кровь!
   -- Думаешь, как сдаться представителям Союза? -- ошеломил меня вопросом искин. -- Я бы на твоем месте выбросил из головы столь глупые мысли. Никто тебя домой возвращать не будет. Ты представитель закрытой расы четвертого поколения, то есть по классификации Союза -- единица, не представляющая важности. Если ты сдашься, то тебя отправят в какой-нибудь отстойник на краю седьмой союзной Галактики, где ты и сдохнешь, питаясь искусственной едой и дыша грязным обедненным воздухом. А из всех развлечений у тебя останется одно -- прогулки по двору, огороженному силовыми полями. Нет, тебе, конечно, постоянно будут приходить уведомления, что твой вопрос в данный момент решается, но вот самого решения ты не дождешься. Это уж точно, клянусь отцами карахетов.
   -- А это кто такие? -- глупо спросил я, хотя размышлял совсем о другом -- врет мне сейчас искин или нет? И как он догадался, о чем я думал?
   -- Есть такая раса -- карахеты. У них мужская особь вынашивает плод, и этот плод, развиваясь, постепенно сжирает отца.
   -- А как это он его вынашивает? -- не понял я. -- В смысле, как этот плод в него попадает?
   -- В момент соития женская половая клетка выстреливается из тонкой иглоподобной маточной трубки в брюшную полость мужской особи, там оплодотворяется и начинает развиваться. А женская особь идет искать нового партнера для спаривания. Причем для мужской особи это первый и единственный половой акт.
   -- Хрень какая-то, -- меня невольно передернуло. -- Это как-то несправедливо. А они хоть оргазм получают? Ну, мужики в смысле эти карахетовые.
   -- Так. Ты постоянно задаешь глупые вопросы вместо того, чтобы приступать к изучению необходимых тебе знаний. Великий Гуур в любой момент может позвать тебя и начать магическую практику, и к тому времени ты должен знать хоть что-то. Он будет спрашивать.
   -- Боишься, что и тебе достанется, если я не буду знать? -- мои губы тронула улыбка. -- Ладно, ладно, не парься... Только не говори про неправильное использование глагола "париться". Это сленг. Так, куда тут нужно тыкать? Прямо в шарик?
   -- Да, -- коротко буркнул искин, и спустя несколько секунд я погрузился в чтение.
  
   Глава 4
  
   Хм, а эти галаасы -- серьезные чуваки. Если все по порядку, то дела обстоят так. Галаасы -- раса второго поколения, то есть достигла "разумности" от восьмидесяти до шестидесяти тысяч циклов назад; по нашему это сто двадцать - девяносто тысяч лет. Выше них есть всего две -- родонтины и вархарны, которые являются расами первого поколения, или как их еще называют -- Истоковые расы. Про них больше, к сожалению, в читаемом мною файле ничего не было; впрочем, это и не удивляло. Все-таки файл посвящен другому.
   И вот другого было много, и оно совсем не радовало. Как оказалось, галаасы -- инсектоиды, и к тому же очень сильны магически. О последнем я уже знал, но только во время чтения вдруг понял, какой силой они могут обладать, и почему входят в Великую четверку магических рас.
   Впрочем, в начале там было не об этом, а рассказывалось о том, как они впервые вышли в глубокий космос, как столкнулись с вархарнами и как смогли нанести тем поражение. Правда, речь шла лишь о двух планетах, принадлежавших этой расе Истока, и не о самых укрепленных планетах.
   Спустя всего треть цикла вархарны, разумеется, научили выскочек уму-разуму, нанеся пару сокрушительных ударов по двум из трех планет, которые на тот момент имели галаасы. Само собой, нетронутой оказалась альма-матер, так как по закону тогда еще Союза семи рас разрушать колыбельные планеты было запрещено под страхом ответного удара по колыбельной планете агрессора. Гарантами этого закона выступали все те же вархарны и родонтины, остальные же пять входящих в Союз рас были такими же представителями второго поколения, как и галаасы, и даже объединившись, не смогли бы что-то противопоставить силе двух Истоковых.
   В общем, эти наглые инсектоиды получили по усам, и вроде бы присмирели. Вошли в Союз, стали жить по общим законам, и на данный момент имели в своей собственности уже семьдесят четыре планеты в шести галактиках. Это тоже соответствовало закону; разумеется, уже Союза двенадцати галактик, в который медленно трансформировался Союз семи... восьми... пятидесяти шести и так далее рас. Просто количество выходивших в глубокий космос росло с каждой новой тысячей циклов, и переименовывать Союз тупо задолбались.
   В общем, любая раса могла иметь свои планеты лишь в половине галактик, входивших в Союз. Какие именно планеты можно было присоединять к своей собственности, указано не было, и я поставил себе в мозгу галочку -- потом обязательно посмотреть, что пишут об этом в каком-нибудь местном своде законов.
   Конечно, за время своего существования в рамках Союза галаасы не раз развязывали локальные конфликты, иногда побеждали, но чаще вновь получали по усам, а точнее -- по хелицерам, однако все это началось после того, как исчезла раса родонтинов. До этого они вели себя довольно смирно, видимо, боясь объединенных сил двух Истоковых рас.
   А вся эта наглость имела одно основание -- галаасы были очень сильны магически. Являясь, судя по голографической картинке, которую я разглядывал несколько минут, чем-то вроде наших пауков, они точно так же, как и пауки, плели сети. Сначала, когда были еще неразумны, -- только для охоты, потом -- для всяческих бытовых нужд, но именно это плетение сетей и помогло им развить свою неповторимую и могущественную магию. Дар подключения к магическому полю был у них с самого начала, как и у всех предрасположенных к магии рас, но как у всех таких рас, сначала он был ограничен отсутствием эффективных методик плетения. И вот, не мудрствуя лукаво, несколько их магов изобрели такую методику, начав плести заклинания так же, как плели самые обычные сети. И этот способ оказался очень эффективным. Они брали магическую энергию и создавали из нее первую окружность, получая на выходе примитивный сгусток наподобие фаербола, а потом продолжали плести сеть заклинания, меняя какие угодно характеристики. Ведь вытянутую в нити магическую энергию можно было крепить как угодно, подобно обычным нитям в обычной сети. Никаких ограничений. И они крепили, и делали это весьма виртуозно, так как искусство плести сети было дано им самой природой.
   За несколько сотен лет они методом тыка смогли наплести столько мощных и в то же время тонко и сложно организованных заклинаний, что очень скоро по праву заняли свое место среди самых сильных магических рас, став на тот момент третьими. Четвертая появилась чуть позже и принадлежала к расам третьего поколения, что было довольно удивительно, поскольку третье поколение считалось уже, или точнее -- еще невысокоразвитой ступенью. Что уж говорить о нас, землянах, относящихся к четвертому поколению?
   Я решил на время отложить чтение книги и, отодвинув ее рукой в сторону, уставился в потолок. Книга снова повисла перед глазами, я отодвинул ее второй раз, но она тут же вернулась обратно.
   -- Как мне ее убрать? -- спросил я у искина и вздрогнул от его голоса. Не привык еще все-таки, что он отвечает сразу же. Ну, представьте, что в комнате с вами никого нет, но стоит задать вопрос вслух... В общем, нужно привыкать.
   -- Да что ж ты такой глупый... Ткни пальцем, появится меню...
   -- Все-все, понял, -- буркнул я и, войдя в меню книги, нажал "убрать". Заодно прочитал другие позиции -- "отложить на...", "скопировать в...", "уничтожить информацию".
   -- Ты прочитал мало. С такой скоростью изучения ты...
   -- Да целых двадцать страниц одолел, -- перебил я и зевнул. -- Для первого раза, думаю, достаточно. И вообще, такая информация, знаешь ли, радости не прибавляет. Если мы собираемся пробираться на шахты, захваченные этими самыми галаасами, то нас всех, скорее всего, убьют. Да? Они ж вон какие сильные маги, а я даже ни одного заклинания не знаю.
   -- Ха! Ты думаешь, великий Гуур ни разу не сталкивался с этими инсектоидными вонючками? Учись мыслить логически. Если у нас имеются обширные базы данных, то, разумеется, мы знаем, как защищаться от магии галаасов. У них есть, конечно, такие заклинания, против которых не существует эффективной защиты, но, во-первых, использовать такие вне своих личных пространств им запрещено Союзом, а во-вторых, среди галаасов тоже иногда встречаются предатели, которые за определенное количество расчетных частиц делятся секретами своей расы. А на просторах двенадцати галактик всегда были мудрецы, способные разобраться в чужих плетениях и соорудить что-то защитное на основе другой магии. Я уже не говорю о сугубо галаасовских защитных плетениях. За определенную плату в определенных местах можно приобрести амулеты с ними. И тем более я молчу об артефактах, способных противостоять многим заклинаниям, и не только галаасовским. Ну и, разумеется, вархарны... Неужели ты думаешь, что эта Истоковая раса не озабочена тем, чтобы всегда иметь в наличии защиту от магии инсектоидных выскочек? Да, галаасы постоянно модифицируют свои плетения, усиливая их, или просто меняя структурные характеристики, но и агенты разных заинтересованных сторон не дремлют.
   -- Здорово у вас тут, -- усмехнулся я. -- А можно подробнее про артефакты?
   -- Для тебя это пока недоступная информация.
   -- Ну хотя бы немного. Интересно же. Это что-то вроде всяких там "Шлемов всевластия" или "Тапок великого мага", дающих плюс сто к магическим возможностям, да?
   -- Что за бред? -- искренне удивился искин. -- Какие еще тапки великого мага?
   -- Я в общем плане. Но это же какие-то вещи, да?
   -- Ну, есть и вещи, но про тапки не слышал ни разу, -- искин рассмеялся, видимо, только что отыскав в сказанном мною юмор. -- В базе данных есть информация по семи артефактам. Три из них принадлежали расе родонтинов, остальные непонятно откуда взялись. По одним сведениям -- это изделия величайших магов Союза, по другим -- это вообще реликтовые объекты, оставшиеся еще от Предыстоковых рас.
   -- А что, и такие были?
   -- Это всего лишь мифы, -- голос искина стал грубее. -- Ты давай, дальше читай...
   -- Не хочу, -- коротко отрезал я и прикрыл глаза. -- Устал.
   -- Я смотрю, ты понемногу обживаешься и успокаиваешься? -- иронично спросил искин. -- Это хорошо. Только не забывай о своем статусе. Ты раб Великого Гуура...
   -- Но не твой же. Отстань, дай подумать. Мы, люди, не можем сразу воспринимать много информации, нам нужно сначала проанализировать ту, что уже поступила, и лишь потом продолжать обучение. Вот когда поставите мне нормальный чип для обработки информации, тогда и будете требовать изучать ее гигабайтами, а пока мне достаточно и того, что я прочитал за раз. Тем более я все равно не могу понять, как мы сможем проникнуть на объекты, которые находятся под контролем такой могущественной расы.
   -- Под каким контролем? -- голос хохотнул. -- Вы, люди, -- перекривил он меня, -- всегда беретесь судить о том, о чем не имеете никакого представления. Твой предшественник тоже любил давать советы, и польза от этих советов всегда была одна -- Великий Гуур смеялся, и тем самым повышал уровень ферментов, отвечающих за удовольствие. Поэтому я бы на твоем месте... Великий Гуур ждет тебя в пилотском отсеке, -- неожиданно сухо закончил искин, и я бросил недовольный взгляд на то место, откуда звучал голос.
   -- Я же говорю: устал очень и мне нужно подумать.
   Но ответа я не дождался. В каюту бесцеремонно вломился Шестой и протянул ко мне свои уже задолбавшие руки-шланги, но в этот раз обхватывать ими меня не стал. Просто замер в паре метров от кушетки и стал выжидательно пялиться.
   -- Ла-а-адно, -- протянул я, и неохотно поднявшись, последовал за дроидом по полутемным железным коридорам, в этот раз решив посчитать шаги. Всего вышло около пяти сотен. Хм, а корабль немаленький, если учитывать, что примерно двести-триста метров -- это только от моей каюты до пилотского отсека. Правда, пилотский отсек, наверное, почти в носу корабля, но моя каюта явно не в хвосте. Потому что туда дальше уходил казавшийся бездонным коридор. Его я заметил, еще когда меня несли к каюте, но как ни старался рассмотреть что-то в его глубине, не смог.
   Гуур ждал меня в своем летающем кресле. Когда мы вошли, он медленно развернул его и, кивнув дроиду, подлетел ко мне.
   -- Итак, -- сказал с легкой напыщенностью. -- Что ты успел изучить, раб?
   -- Немного про галаасов, -- ответил я честно, и засунул руки в карманы джинсов. Интересно, это первые китайские джинсы, которые попали в космос? -- пришла мне в голову дурацкая мысль, и я невольно улыбнулся.
   -- Тебе что-то кажется смешным? -- спросил Гуур и достал ту самую ручку, один вид которой заставил меня спрятать улыбку очень глубоко, примерно на дно своей задницы. Слишком еще отчетливо я помнил те болевые ощущения, которые испытал в прошлый раз.
   -- Ничего, Великий Гуур, -- пробормотал я. -- Просто очень рад вас видеть.
   -- Это хорошо, -- кивнул мой бледнолицый хозяин. -- Итак, ты изучил про галаасов немного? Так? Ты что думаешь, -- Гуур внезапно повысил тон, -- я поставил в тебя чип за двести расчетных частиц, чтобы ты изучал понемногу?!
   -- Но ведь этот чип не сильно улучшил мои изначальные возможности, -- проглотив вязкую слюну, выдавил я. -- Три процента -- это мало, -- мое лицо приобрело невинное выражение. -- Но основное я про галаасов уже знаю. Спросите, если хотите...
   Гуур стал задавать мне вопросы, и я отвечал, не сводя взгляда с его левой руки, между пальцев которой была зажата ручка. Ответил на семь, на три не смог -- наверное, я дотуда просто не дочитал -- и на этом мой первый, но видимо, не последний экзамен закончился.
   -- Молодец, -- неожиданно похвалил меня ваннир-вампир. -- Но до следующего микроцикла чтобы знал о галаасах все. Я понятно выразился?
   -- Очень понятно, -- кивнул я. -- А микроцикл -- это сколько времени?
   -- По земному -- двенадцать часов. В миницикле сто микроциклов, в цикле десять минициклов. Запомнил?
   -- Да.
   -- Хорошо. Тогда приступаем к самому главному, к магии родонтинов.
   -- Прямо сейчас? -- удивился я, хотя и догадывался из разговора с искином, что практиковать меня начнут очень скоро.
   Гуур хохотнул и, посмотрев на Шестого, что-то сказал ему, как я понял на гала-сурде. Вот же гад, все-таки ограничил меня языком своей расы. Хотя, это понятно: я бы тоже так сделал.
   -- Итак, магия родонтинов, -- начал мой хозяин, уставившись на меня своими неприятными глазами. -- Как ты уже сам понимаешь, она основана на крови, но не только на ней. Кровь -- всего лишь проводник, с помощью которого устанавливаются каналы подключения к магическому полю. Ты же читал про магию галаасов, и должен был понять, что магическое поле -- общее для всех рас, а разница заключается в методиках плетения и работы с Силой.
   Я на всякий случай кивнул.
   -- В тебе течет последняя модификация крови родонтинов, -- продолжил Гуур, одарив меня одобрительной улыбкой в ответ на кивок. -- Это чувствуется даже по диаметру и мощности потоков, которые смог создать внешний генератор магической пушки. Кровь твоего предшественника позволяла открывать потоки в три раза тоньше и на порядок меньшей мощности, так что толку от тебя должно быть больше. Должно быть... Но это всего лишь базис. А все остальное зависит от твоих индивидуальных способностей, потому что методика магии родонтинов с одной стороны -- проста, а с другой -- сложна, многогранна и тяжела в управлении. Дело в том, что она основана на визуализации, наполнении магическими потоками мыслеобразов. Говоря простыми словами -- в идеале ты можешь создать любое заклинание или вещь, которую сумеешь представить в мозгу, но для этого ты должен уметь наполнить свой мыслеобраз магической Силой, а здесь не все так просто. Сила сопротивляется, она свободолюбива и не любит, когда ее пытаются загнать в рамки. Для родонтинов, которые сами разработали этот вид магии и совершенствовали его тысячи циклов, данный вопрос, разумеется, не был большой проблемой, а вот тебе придется очень сильно попотеть, чтобы уметь наполнять магической энергией любой, даже самый сложный мыслеобраз. Дело в том, что родонтины изначально имели образное мышление, они видели этот мир как наложение миллиардов образов, как одну большую картину. Само собой, как и галаасы, и номы, и чирсулы, они именно в своем личном ключе и разрабатывали методику управления магическим полем. Надеюсь, это тебе понятно; и теперь давай приступим к практике. Потом я тебе открою доступ к записям твоего предшественника, где он делился своими открытиями на магической ниве. Там ты найдешь много интересного, но основ там нет. Я заставил его вести записи слишком поздно, уже на двадцать шестом цикле пребывания на "Страннике", если мне не изменяет память. А мне она не изменяет, -- Гуур высокомерно ухмыльнулся. -- Ванниры всегда отличались очень хорошей памятью. Ну что, ты готов?
   -- Не знаю, -- честно ответил я и пожал плечами.
   -- Значит, готов, -- буркнул бледнолицый и указал мне на то самое кресло, где мне вводили чип. -- Садись туда. Я подключу тебя к внешнему генератору магической пушки, чтобы ты смог почувствовать в первый раз магическое поле. Учти -- это может быть очень неприятно, хотя... Здесь все индивидуально. Некоторые маги говорят, что наоборот -- они испытывают невероятное блаженство... Правда, таких меньшинство.
   В диком напряжении я уселся в кресло и скукожился, когда на мою голову стал налезать большой шлем. Через несколько секунд я полностью погрузился во тьму, потому что никаких отверстий для глаз в шлеме не было. Где-то очень далеко что-то зажужжало, потом пару раз хлопнуло, и я почувствовал, как внутри меня, где-то рядом с сердцем, появился легкий жар. Жужжание усилилось, погрузив меня в состояние полутранса, и я расслабился. Жар тут же равномерно распределился по всему телу от пяток до макушки и стал понемногу усиливаться медленными пульсирующими волнами. Такое ощущение, что происходило это с каждым ударом сердца.
   -- Даю отсчет, -- прозвучал где-то на грани слышимости голос Гуура. -- До слияния с магическим полем десять секунд, девять, восемь...
   На слове "три" я напрягся, на слове "два" напрягся еще сильнее, а на слове "один", видимо, перенапрягся, потому что вдруг захотелось во все горло рассмеяться. От нервоза, разумеется, а не от счастья.
   -- Поле, -- коротко отрапортовал Гуур и замолк.
   Впрочем, второй половины слова я уже не слышал, потому что был в этом самом поле. Оно было повсюду, как огромный бездонный океан. Хотя, не просто бездонный: здесь не было ни верха, ни низа, ни право, ни лево, ни поверхности, ни дна; одна сплошная магическая субстанция, однородная в любой точке вокруг меня. Где-то в глубине тела запульсировала боль, но настолько незначительная, что показалась даже приятной. Иногда такое бывает -- вроде и понимаешь, что боль, а все-таки получаешь от нее какое-то даже удовольствие. Впрочем, боль и удовольствие -- это всего лишь степени раздражения нервных окончаний.
   Подумав об этом, я неожиданно полностью сбросил с себя напряженность и стал беспристрастно следить за происходящим. Океан Силы не проявлял какой-либо агрессии, да и вообще был абсолютно равнодушен ко мне. Он просто колыхался своими волнами вокруг, не собираясь меня ни мучить, ни одаривать великим наслаждением или напитывать собой.
   Вообще, похоже это было на то, словно я находился в утробе матери и плавал в околоплодных водах. Подобного я, разумеется, не помнил, но почему-то на уровне подсознания представил именно этот образ. Безмятежное спокойствие, тишина: хотя океан Силы и колебался, однако при этом не издавал ни единого звука; и еще -- уют. Да, я чувствовал себя так уютно, как никогда в своей разумной жизни. Даже те ощущения детства, как я укутывался ночами в свое мягкое-мягкое байковое одеяло, сразу перестали быть эталоном уюта, хотя и являлись таковыми на протяжении многих лет. Уже будучи взрослым, я иногда пытался вернуть то приятное неземное ощущение, укутывался в мягкие халаты, одеяла, напрягал память тела... но все тщетно. Все было не так. И вот теперь я вдруг легко почувствовал что-то, намного превосходящее то, что пытался безнадежно вернуть...
   -- Вырубился, -- вырвал меня из размышлений голос Гуура, и я почувствовал неслабый удар по щеке. Открыл глаза. Мой бледнолицый брат... тьфу ты, хозяин смотрел на меня напряженным взглядом.
   -- Что? Это все? -- глупо спросил я и несколько раз моргнул.
   -- Для первого раза достаточно, -- как-то недовольно пробурчал Гуур. -- Теперь давай рассказывай, что чувствовал. Говори как можно подробнее, вспоминай все мелочи. Я решил вести записи с самого начала, чтобы не потерять основ. Твоему будущему сменщику понадобится любая деталь.
   В следующие минут двадцать я в подробностях описал ему свои ощущения от первого погружения в океан магической силы, и после этого как-то вдруг сразу на меня навалилась жуткая усталость. Даже глаза сами по себе захлопнулись, и я бы спокойно так уснул, если бы не чертов Гуур. Он громко окрикнул меня, и я с трудом разлепил веки.
   -- Наверное, два микроцикла уже прошло, да? -- спросил еле ворочающимся языком. -- Люди, к вашему сведению, должны спать. Мой предшественник разве не спал? Спал же, наверное. Я спать хочу.
   Мой жалкий усталый вид, наверное, растрогал Гуура, и тот приказал Шестому отнести меня в свою каюту.
  
   Глава 5
  
   Галактика Водоворот К'анги, планета Нальвия, Великий дом Союза двенадцати галактик
  
   -- Ку-Ург-Рут, вы же понимаете, что мы не можем принять эту поправку. Она противоречит шестому параграфу Свода Союзных законов.
   Второй член великой ложи Союза остановил выжидательный взгляд на собеседнике. Стоявший перед ним галаас пошевелил хелицерами, что говорило о его крайнем напряжении, и наконец кивнул маленькой мохнатой головой.
   -- Вы правы, представитель великой расы вархарнов, говоря такие истинные вещи, сомневаться в которых не позволит себе ни один разумный, живущий на просторах двенадцати галактик и осознающий себя единым целым со всеми другими разумными расами нашего прекрасного Союза. И я не в силах оспорить ваши прекрасные слова, безусловно наполненные самим законом, данным нам еще с тех великих времен, когда ваши предки вместе с родонтинами правили космосом во благо всех живых и мертвоживущих. И нет той силы, что сподвигла бы меня усомниться в чистоте ваших помыслов и мудрости ваших мыслей. Но лишь для успокоения собственной совести я хотел бы напомнить вам о том, что с каждым разом на просторы бескрайнего космоса выходит все больше рас, закрытые признаются открытыми, появляются абсолютно новые, некоторые из которых совершенно не изучены, и космос становится все более заполненным. Не кажется ли вам, представитель великой расы вархарнов, что в таких условиях нам неизбежно придется расширить горизонты нашего присутствия во Вселенной, а наша раса готова оказывать в этом направлении всю возможную помощь. Я слышал о четырех новых порталах открытых в двух Запредельных Галактиках, и каждый уважающий себя и основы Союзных Законов галаас считает своим долгом принять участие в разведывательных экспедициях в эти новые и неизведанные части бескрайнего вселенского пространства...
   Айз-Латар спокойно слушал витеватую речь Ку-Ург-Рута. Всем известно, что галаасы плетут всегда. Плетут для бытовых нужд, плетут заклинания, плетут слова, плетут интриги... Это их сущность.
   -- И мне, как представителю полноправной расы, входящей в Союз, очень больно слышать, что лишь потомки великой Истоковой расы берут на себя смелость идти в неизведанное, рисковать и, возможно -- погибать в схватках с теми, кто может населять Запредельные галактики. Мы слишком ценим вас, чтобы позволить вам так пренебрегать собой для пользы всех живых и мертвоживущих. Я закончил, -- инсектоид замер, уставившись на собеседника всеми своими восемью глазами, показывая тем самым, что для него сейчас нет никого и ничего важнее, чем тот и его мнение .
   -- Ку-Ург-Рут, я понимаю вашу озабоченность, -- так же витиевато начал старый вархарн, -- но шестой параграф совершенно определенно прописывает этот момент, и мы не можем изменить в нем ни одного знака, так как принят он был моими предками совместно с родонтинами. А как вы знаете, третий параграф Свода гласит, что изменение какого бы то ни было закона возможно лишь в присутствии всех сторон, принимавших его.
   -- Но ведь родонтины вымерли, -- инсектоид вскинул правую переднюю лапу. -- И они никогда уже не смогут присутствовать, где бы то ни было. Согласитесь, Айз-Латар: ведь это весьма абсурдно, что все те, кто существует сейчас, не могут повлиять на закон, принятый теми, кто уже никогда не будет существовать.
   -- Нет свидетельств того, что родонтины вымерли, -- старый вархарн сделал пальцем определенный жест, и к нему тут же приблизился один из дроидов-трансформеров, на ходу превратившись в удобное кресло. Айз-Латар извинился перед собеседником и присел. Стоять для него в последнее время стало сущим мучением, даже несмотря на пару серьезных модификаций организма, которые он проделал за последние полцикла. Все же возраст брал свое, и с каждым разом импланты помогали все меньше и меньше. -- Правильнее было бы сказать -- исчезли, или даже -- ушли. Возможно, они открыли проход в не известные нам параллельные миры -- ведь, хотя существование таковых и было опровергнуто сотни раз практическими методами, но тем не менее теория продолжает настаивать на возможности их наличия во Вселенной. И кто знает...
   -- Но ведь и в этом случае мы уже не сможем лицезреть их здесь. Никогда, -- теперь уже инсектоид поднял и вторую переднюю лапу, чтобы развести их в стороны, показывая тем самым свое удивление. -- Так почему же нам не изменить те законы, которые были приняты одной из исчезнувших Истоковых рас, если эти законы обходят стороной расы второго поколения? Разве расы второго поколения не считаются уже почти тринадцать тысяч циклов равноправными членами Союза? Разве не был принят принцип равноправности между Истоковыми расами и расами второго поколения на восемьсот шестом Великом Совете?
   Старый вархарн внутренне напрягся. Снова этот Ку-Ург-Рут начинает плести свои сети, и ведь прав он, в общем-то. Их великие братья и соратники родонтины давно канули в историю и стали почти мифом. Есть уже и те, кто не верят в их существование. И даже не так. Не то что не верят, а специально пытаются превратить родонтинов в выдумку, миф, глупые россказни... И даже совсем не так. Почему есть "какие-то те"? Не какие-то условные и непонятные "те", а именно -- галаасы, номы и чирсулы. Да, они не говорят об этом открыто, но глупо не понимать, что эти три представителя Великой четверки магических рас хотят низвергнуть первых среди них: а первые -- это родонтины. Их магия была настолько мощной и всеохватывающей, что даже по истечении двадцати тысяч циклов об этой расе говорят с благоговением и трепетом... Хотя, нет. Уже не все. Галаасы становятся все наглее и наглее, тайно захватывая и колонизируя планеты рас третьего и четвертого поколения, номы уже почти открыто подгребают под себя все искусственные спутники, на которых имеются торговые дома Союза, и только чирсулы ведут себя более-менее порядочно. Хотя и видно по их представителю в Союзе, что они просто не афишируют своих злодеяний и нарушений закона. Слишком уж часто меняет он свою форму, когда речь заходит о шестой галактике, где чирсулы сконцентрировали основную свою мощь, и это не только корабли и живая сила. Двадцать девять планет с верфями и военными заводами -- такое ощущение, что они готовятся подмять под себя всю галактику. Причем их колыбельная планета находится в Кольцах Грухта, второй галактике Союза.
   -- Я помню о принципах равноправия, но, уважаемый Ку-Ург-Рут, речь идет о выходах из нулевого пространства в неизведанные территории Вселенной, а этим, как вы знаете, всегда занимались мы и родонтины. Методика "прорыв пространства", основанная на синтезе нашей технологии и магии родонтинов, была запущена еще до появления в космосе рас второго поколения... Нет-нет, я никоим образом не хочу принизить этот домен, но давайте исходить из принципов целесообразности. Никто, кроме нас, не может работать с этой методикой, никто не знает ее плюсов, а тем более -- минусов, никто не может определить, готов ли выход для переброски или нет. Здесь так много нюансов и подводных камней, что привлечение других рас во время открытия и наладки мы считаем опасным...
   -- Так никто и не ведет речь об открытии и наладке выходов, вы же понимаете это. Я говорю о том времени, когда выходы уже действуют. Ведь и потом никто не имеет к ним доступа, пока вы сами не обследуете, по вашим словам, до тридцати процентов пространства вокруг. Но что мешает принимать участие в этих разведывательных рейдах представителям других рас на своих военных и исследовательских судах? Понимаете, мне не хотелось говорить вам, но есть много рас, которые считают, что вы пытаетесь что-то скрыть от них. Нет, Айз-Латар, это не мы, уверяю вас. Мы-то как раз и не считаем так. Вы же знаете галаасов. Да, когда-то мы поступили глупо, напав на пару ваших планет, но это было так давно, что теперь кажется выдумкой, -- инсектоид скосил пару глаз на вошедшего в комнату еще одного вархарна, который молча двинулся вдоль стены к одному из шкафов, выполненных в древнем стиле -- из дерева. При этом вошедший всем своим видом показывал, что ему неинтересен разговор, однако галаас все же не отвел от него взгляда. -- А теперь мы являемся вашими честными союзниками в деле поддержания порядка в любой точке двенадцати галактик, и доказываем это каждый микроцикл нашего существования. Вся выгода, которую мы преследуем, прося вас изменить закон, связанный с выходами из Н-пространства -- это успокоение нашей совести. Ведь мы имеем возможность помогать вам во время исследовательских экспедиций, и считаем своим долгом рисковать в них наравне с вами.
   Айз-Латар мысленно ругнулся. Понятно, куда клонит этот мерзкий инсектоид. Да и не он один. И рано или поздно, а возможно, уже и на следующем Совете, они поставят вопрос о пересмотре тех законов, которые были приняты еще вархарнами и родонтинами. Да, они Истоковые расы, но что будет, если галаасы создадут военный союз с теми, кто поддерживает их в желании переделать существующий миропорядок? По донесениям Отдела межгалактической охраны Союза корабли галаасов стали часто появляться в коридорах, ведущих в шестую галактику, а именно там наращивают свою мощь чирсулы... Впрочем, в последнее время он не испытывал большого доверия к донесениям из ОМОСа и больше полагался на Вархарновский агентурный дом, где работали, разумеется, только вархарны.
   Айз-Латар мельком взглянул на Найз-Мантара, который, взяв кристалл с какой-то информацией, теперь шел обратно к двери, потом без всяких эмоций посмотрел на инсектоида.
   -- Уважаемый Ку-Ург-Рут, -- начал он спокойно, -- подобные вопросы не могут решаться двумя членами Совета, а тем более в помещениях, которые принадлежат представителям одной из рас, и вы сами прекрасно знаете это. Давайте все же отложим их рассмотрение до следующего Великого Совета, до которого осталось всего-то полцикла, -- старый вархарн нарисовал на лице светлую и естественную улыбку, хотя на душе у него было довольно хмуро. -- К тому же, я думаю, необходимо для начала удостовериться, что большинство представителей рас проголосуют за необходимость пересмотра фундаментальных параграфов Свода Союзных законов.
   -- Думаю, это вполне правомерно и логично, -- тут же согласился инсектоид, и Айз-Латару показалось, что в его восьми глазах мелькнула едва заметная усмешка.
  
   Глава 6
  
   Сколько времени я проспал -- было непонятно. Часов на корабле я не видел, и поэтому, едва проснувшись, озадачил искина вопросом про них. Через пару секунд на стене появилась панель со странными черточками, которые быстро трансформировались в арабские цифры.
   -- Огромное спасибо, -- поблагодарил я. Изучать местные значки, обозначающие числа, причем не ясно, в какой еще системе исчисления, мне совсем не хотелось. А так, в принципе легко. Два микроцикла -- двадцать четыре часа. Надо будет уломать Гуура давать мне один микроцикл на занятия магией и прочим, а второй -- на отдых. Конечно, я раб, и он может заставить меня пахать по двадцать часов в сутки, или точнее -- в два подряд микроцикла, но с другой стороны, особого отношения к себе как к рабу я пока не чувствовал. На плантации не гоняют, цепями к веслам не приковывают...
   Я представил космический корабль с веслами и от души рассмеялся.
   -- Ты повышаешь уровень ферментов, отвечающих за удовольствие? -- поинтересовался искин.
   -- Я просто ржу, -- ответил я и потер заспанные глаза. -- А где и как тут у вас можно организовать утренние процедуры? Умыться там, почистить зубы, принять ванну и выпить чашечку кофе.
   -- Все это можно сделать при помощи того же агрегата. При помощи него можно также и поесть, меню довольно разнообразно.
   -- Как это с помощью него можно поесть? В нем что, лежат продукты?
   Искин хохотнул, видимо, тоже поднимая уровень своих каких-нибудь импульсов, отвечающих за удовольствие, после чего соизволил объяснить:
   -- Нет, разумеется. Однако есть синг-контейнеры с запасами всех известных элементарных частиц, а также несколько миллиардов шаблонов, по которым создаются любые структуры: от простой молекулы воды до огромной цепочки ДНК видлунского карпаргара.
   -- Ну надо же! -- совершенно искренне удивился я. -- И зачем вообще при такой технологии нужна магия? Не понимаю.
   -- Технология денег стоит, а магию можно бесплатно творить, если ты маг. Цена одного синг-контейнера составляет шесть-семь тысяч расчетных частиц, а хватает его примерно на цикл-полтора. К тому же для технологии всегда нужен источник энергии, а магия -- она везде. Опять же, если ты маг. Ты же видел поле и должен понимать, что энергии там -- сколько хочешь, и чтобы качать ее, нужно всего лишь иметь дар. Есть дар -- есть каналы, есть каналы -- тренируйся и повышай магический уровень, повысил до предела -- твори практически что хочешь.
   -- Неплохая перспектива, -- я мечтательно улыбнулся, но быстро посерьезнел. -- И все-таки было бы неплохо иметь какой-нибудь бластер на поясе, или меч, как у джедаев...
   -- Кто такие джедаи? -- не понял искин, и я торопливо объяснил.
   -- Хм, -- протянул он, выслушав мой рассказ, и у меня сложилось такое ощущение, что он задумался. Я даже представил, как его несуществующий лоб покрылся бороздками морщин. -- А ведь в пятой галактике есть что-то похожее. Называют они себя -- воины шитари. Тоже с мечами, только не совсем обычными. По сути, есть только такая же рукоять, как у мечей твоих джедаев, но сам клинок... это даже не клинок, а заклинание. На ручке стоит небольшой генератор, который шитари активирует непосредственно перед боем, тем самым открывая канал к магическому полю. Потом он в воздухе рисует рукоятью определенный знак, и появляется клинок-заклинание. Быть он может каким угодно -- длинным и тонким, широким с расходящимися в разные стороны иглами, может быть магической плетью или вообще чем-то похожим на огромную, но очень легкую секиру; это же не железо, а всего лишь магический сгусток. Ученики шитари умеют создавать не менее пяти-шести клинков-заклинаний, а мастера -- до двадцати. Причем чем сильнее шитари, тем неожиданней может оказаться форма клинка-заклинания. Великому Гууру доводилось видеть, как один шитари сражался с десятью противниками, и его клинок представлял собой четыре быстро вращающихся круглые пилы. После боя вместо десятка безумцев, рискнувших выйти против шитари, Великий Гуур насчитал тридцать два куска окровавленного мяса.
   -- Круто, -- искренне восхитился я, уже представляя себя как минимум перспективным учеником шитари. В моей ладони рукоять, я рисую ею знак в воздухе, и вот у меня клинок в виде крутящихся пил... Ладно, мечтать не вредно. Нужно заняться утренними процедурами. Надо, надо умываться по утрам и вечерам...
   Но не успев полностью подняться, я смущенно замер. Там, в низу моего живота, сейчас был тоже своего рода клинок.
   -- Кхм, -- я аккуратно присел и попытался отвлечься, но мозг, а может быть, и не мозг, отвлекаться не хотел, а даже наоборот... -- А этот чудо-агрегат может сделать, кхм, землянку?.. Не в смысле -- яму, накрытую бревнами, а в смысле -- женщину.
   -- А зачем тебе? -- глупо спросил искин, и я, не зная, что ответить, просто развел руками и выдал свое твердое:
   -- Хочу.
   -- А-а, понятно, -- протянул голос спустя несколько секунд обдумывания моего ответа. -- Ты имеешь в виду живую?
   -- Ну-у, знаешь, -- я хохотнул, -- никогда не замечал за собой склонности к некрофилии. Конечно, живую! Параметры такие -- рост метр семьдесят примерно, вес пятьдесят два -- пятьдесят пять, лицо правильной формы, красивые глаза, желательно серо-зеленые, носик прямой небольшой, губки пухленькие, грудь... ну, скажем второй размер с такими небольшими розовыми сосочками, форма правильная, в смысле, чтобы в стороны сильно не торчали и не висели, как уши спаниеля. Округленькие такие и высокие. Я про грудки сейчас. Теперь про остальное. Попка изящная, талия чтоб была не больше шестидесяти пяти сантиметров... так, что еще... А-а, пупок чтобы не торчал наружу... Ну и сама эта... ну ты понял про что я, тоже розовенькая, не люблю темные...
   Остановил меня дикий гогот искина, и я недовольно нахмурился.
   -- Что такое? -- спросил возмущенно, и тот перестал смеяться.
   -- У меня есть кое-какая информация по вашему миру, но насчет ваших самок, увы... Поэтому я не совсем представляю то, что ты описал. Хотя, нет, представляю. Чем-то напоминает джериек. Этих я видел пару раз на своем борту.
   -- Джерийки? -- переспросил я. -- А это кто такие?
   -- Джерийки -- раса третьего поколения, живут в седьмой галактике Союза, развиты не очень сильно, владеют тремя планетами, имеют магические способности, но какие-то странные... -- искин осекся. -- Впрочем, эта информация для тебя пока закрыта. Давай, приводи себя в порядок -- и бегом в пилотский отсек. Великий Гуур уже приказал тебе явиться.
   -- Черт, -- ругнулся я и медленно поднялся. Вроде мой "меч" слегка расслабился, так что не особенно видно.
   Я подошел к чудо-агрегату и, покопавшись в меню, нашел средства гигиены. Так: мыло, зубная паста, щетка, полотенце, что еще? А да, тазик с водой, температура градусов сорок-сорок пять. Чего еще? Вроде все. Так, прангаршуур -- это вроде полотенце на ваннирском, дуурга -- это точно щетка; смешно, что я это знаю, хоть и не учил.
   Через пару минут все необходимые принадлежности были передо мной, и я удивленно взирал на них. Нет, ну надо же! Это же мечта любого нормального человека -- вот оно, все что хочешь, только ткни пальцем. Что-то не верится даже... Должен быть какой-то подвох, иначе как же так?
   -- Послушай, -- обратился я к искину, закончив с чисткой зубов и наслаждаясь мятным вкусом во рту. -- Ну, если этот агрегат может сделать любую вещь, то зачем вообще... В смысле -- зачем вообще нужно что-то другое? Зачем нам лететь за вашим рунитом? Давайте сделаем его в этом агрегате.
   -- Глупец, -- презрительно бросил искин, и мне вспомнился Шерхан из мультика про Маугли. Я даже стал ожидать, что голос продолжит чем-то вроде: "Кто же устоит против стада буйволов..." -- но, само собой, услышал другое. -- Все, что производит этот агрегат, распадается на элементарные частицы по истечении половины микроцикла. Ты представляешь, сколько энергии заключено в связях между частицами?
   -- Примерно представляю, -- зло буркнул я, но искин не обратил на мое бурчание никакого внимания.
   -- Разумеется, этот агрегат не имеет в своем распоряжении столько же, и поэтому он использует так называемую псевдоэнергию, изобретенную очень давно вархарнами. По количеству эргов в каждую секунду времени она равна настоящей, но на отрезке в половину микроцикла это значение стремится к нулю. Могу дать тебе формулу, если хочешь изучить этот вопрос глубже.
   -- Нет, не нужно, -- отмахнулся я. У меня и с земной-то физикой не очень дружеские отношения были, не хватало еще вархарновской себе голову забивать. -- Я примерно понял. Так что насчет женщины-землянки? Ну, или джерийки этой твоей. Как раз нормально -- на полмикроцикла. Можно постоянно новую делать с разными параметрами. Нет, то, что я тебе описал -- это мой идеал, но иногда ведь и идеалы приедаются...
   -- Ты думаешь, почему я поинтересовался в прошлый раз -- живую или нет?
   -- Нельзя? -- почувствовав интуицией засаду, выдохнул я и не ошибся. Искин мне кратенько рассказал о какой-то там жизненной основе, которую до сих пор не смогла отыскать ни одна раса, населяющая пространство Союза. Вот вроде не раз лепили как надо, создавали "один в один" клетку, и вроде та двигается, питается и даже размножается, но вот только неживая все равно. Нет той самой жизненной основы в ней.
   -- У нас тоже какие-то коациновые капли делали, -- вспомнил я о где-то прочитанном. -- Те тоже двигались вроде, питались, по-моему, а вот насчет размножения -- не помню.
   -- Да не может быть, -- не поверил искин. -- У вас же закрытая раса четвертого поколения. Вы же варвары.
   -- Сам ты Пентиум-один, -- обиделся я. -- Нет, даже не Пентиум, ты Спектрум, блин. Сколько можно оскорблять мою расу?
   -- Извини, -- неожиданно выдал голос, и я ошеломленно застыл над тазиком, держа в ладонях пригоршню воды. Ну надо же. А отношения у меня здесь налаживаются. Нет, конечно, задаваться не стоит, в любой момент мне могут дать почувствовать, что я тут на правах раба, а точнее -- вообще без прав. Но все равно. Извинение этого надменного разума космического корабля среднего класса -- дорогого стоит. Значит, пристыдил я его, и уважать заставил. Неплохо, неплохо.
   Минут через двадцать, чистый и довольный, я самолично зашагал по коридорам в пилотский отсек. Дроид в этот раз не пришел, что сначала удивило, а потом насторожило. Наверняка, Гуур хочет меня проверить. Вдруг я попытаюсь как-то навредить, сломать какую-нибудь хрень или может просто плюнуть во что-нибудь, думая, что меня не видят.
   Я покрутил головой в поисках камер, но тут же бросил эту затею. Если они тут и есть, то, скорее всего, такие наномелкие, что фиг их разглядишь.
   Освещение в пилотском отсеке было слабым. Гуур сидел в своем кресле и смотрел на стену с мониторами. Работали примерно половина из них, и на каждом одно и то же -- черная пустота с редкими точечками звезд. Глупо, конечно, делать выводы, я видел изображение на этих мониторах всего два раза, но тем не менее, внутри появилось подозрение, что мы довольно далеко от какой бы там ни было звезды. Наверное, дрейфуем в чем-то вроде межзвездного пространства. Если вообще не в межгалактическом...
   -- Итак, продолжим, -- не отрываясь от мониторов, прервал мои размышления Гуур. -- Подойди ближе. Перед тем, как снова погрузиться в магическое поле, ты должен увидеть сферу.
   -- Какую сферу? -- на всякий случай поинтересовался я.
   -- Защитную. Первый суб-символ, треть заряда, -- проговорил мой бледнолицый хозяин, и я краем глаза заметил дроида, который суетился в правом углу, что-то набирая своей рукой-шлангом на панели. -- "Странник", приготовься показывать поле с запущенных зондов. Подойди ближе, Мак, и смотри внимательно.
   Я сократил расстояние между собой и стеной мониторов на две трети и застыл, глядя на экраны. На них пока было все то же.
   -- Шестой, готово?
   -- Да, Великий Гуур. Включать сферу?
   -- Включай.
   -- Есть. Отсчет: три секунды. Три, две, одна...
   Я увидел, как почти на всех мониторах резко сменилась картинка, и удивленно распахнул глаза. Передо мной был "Странник" во всей своей красе, а вокруг него огромным коконом подрагивала серебристая, едва различимая пленка.
   Сам корабль особыми изысками не отличался, но все же в нем была какая-то минималистская красота. Длинный угловатый корпус темного цвета с несколькими башенками и люками; носовая часть -- уже и еще более угловатая, даже есть в ней что-то брутальное, словно четко очерченные скулы на волевом лице; в кормовой части -- пара больших соединенных между собой металлических колец с какими-то грозными на вид орудиями на них.
   А вот с полем было не очень понятно. Вроде и видно его, но в тоже время так призрачно, что больше похоже на искажения монитора.
   -- Поле сейчас слабое, -- начал объяснять Гуур и ткнул пальцем в один из экранов. -- Вот здесь видно лучше всего. Сильно вытянутый эллипсоид, но у тебя такой сначала не получится. Скорее всего, выйдет правильная сфера. Но для начала и это будет неплохо. Видишь на корме кольца, а на них Н-орудия и двигатели? Это самая важная часть "Странника", старайся сразу же давать больше магической энергии на ту часть сферы, которая будет прикрывать корму. Запоминаешь, Мак? Запоминай. И хорошо запоминай. Я повторять не буду. А теперь -- давай быстро в кресло, и сливайся с магическим полем. Только теперь не расслабляйся, а контролируй свое состояние. Понял?
   Я кивнул и быстро зашагал в сторону кресла, передумав пока спрашивать о чипе против радиации. Что-то у Гуура к концу его речи голос стал какой-то холодноватый. Ну да ладно, позже поинтересуюсь.
   Усевшись, я дождался, пока на голову налезет шлем, и уже спокойней, чем в первый раз, слился с магическим полем. Оно было такое же -- бездонный океан прозрачной субстанции. Снова появилось ощущение покоя и абсолютного уюта, но в этот раз я попробовал не дать ему зайти за определенную черту. Я сосредоточился на своем разуме и поставил барьер для чувств, вспомнив отношения со своей бывшей девушкой. После расставания с ней я стал учиться контролировать свои эмоции, и у меня вроде даже получалось. Не знаю, хорошо ли это было или плохо, но снова испытывать боль от того, что тебя бросает любимая, я не хотел, и потому с каждым днем все больше и больше брал контроль над чувствами. Когда встречу ту самую единственную, тогда и отпущу их с поводков.
   Вот и сейчас я включил это свое умение, и у меня получилось очень легко установить те границы ощущения уюта, которые меня устраивали. Еще чуть-чуть -- и я начну растворяться в нем, погружаться полностью, а так -- нормально: я управляю уютом, а не он мною.
   Разобравшись с этим, я медленно оглядел поле и попробовал воздействовать на него мыслями, хотя не совсем понимал, как это сделать. Ладно, попробуем просто представить сферу.
   Я сосредоточился на необходимой форме заклинания и подождал немного. Ничего не произошло. Хотя нет, поле, находившееся непосредственно вокруг меня, легонько колыхнулось и, как мне показалось, слегка изменило цвет. Точнее, не цвет, а плотность, отчего вместо прозрачного стало слегка серебристым. Так, не айс, конечно, но какое-то движение все-таки есть. Попробуем еще раз.
   Я вновь представил сферу, поле заколыхалось, прямо передо мной прошла даже целая волна, и я от неожиданности потерял образ. Фух. Ну вот же Гуур, не додумался вести записи моего предшественника с самого начала; сейчас бы легче было. А вообще... может, сказать, что у меня ничего не получилось?.. Нет, домой он меня назад не повезет, это точно. Скорее всего, просто выкачает из меня всю кровь, а тело выбросит в открытый космос. Да и что там -- дома? Опять обычное серое существование?
   Я отбросил мысли о возвращении и сосредоточился на поле. Лучше здесь добиться всего, стать сильным магом, достичь уровня этих родонтинов. А потом уже... потом уже можно и вернуться на Землю. Вот тогда уже со своими умениями там смогу сделать многое и добиться, чего захочу. Ладно, что-то я отвлекся.
   Как же создать эту сферу? Так, опять представляю ее: поле колышется; и что дальше? Как накачать эту магическую энергию, которая вокруг меня, в образ, который у меня в голове? Где эти чертовы каналы? Что-то я их не чувствую. Нужно, наверное, сначала почувствовать их.
   Я стал с помощью внутренних ощущений искать, где они вообще, эти каналы. Пошарил в районе пресловутого третьего глаза и непосредственно в мозгу -- вроде нету, проверил в области сердца и солнечного сплетения -- тоже ничего. Может, в печени? Там же кровь производится... блин, что-то я туплю. Каналы должны быть непосредственно в крови. Хм. Вот так задача. А как почувствовать что-то такое, в чем даже нервных окончаний нет? И даже не только нервных окончаний, но и самих нервных клеток типа аксонов. Но мозг же я все равно как-то представляю. Или, точнее, у меня же есть образ некоего пространства, в котором, типа, витают мысли. Как там оно -- калий и магний вроде же? Калий -- значит, импульс прошел, магний -- импульс не прошел. Или наоборот... Что-то я не о том. Нужно думать о крови. А начать -- с пульсации. Я же ее чувствую. И температуру повышенную чувствую...
   Так, ладно, пульсация. Раз-два-три... Нет, не считать нужно, а просто чувствовать. И вообще все математическое нужно из головы выбросить, оставить только образы. Как-то же наши предки мыслили только образами: вот жертва, вот я -- охотник, вот копье, летит, попало, жратва... Нет, все равно слова... Нужно полностью отбросить слова.
   Я расслабил мысли, если так можно это назвать -- отбросил их, и в мозгу осталась пустота. Черная и ждущая наполнения чем-нибудь. И тогда я представил свой кровоток. Красный, горячий, бежит, словно подземная река, по пещерам моих артерий и вен. Я стал погружаться в этот образ все глубже и глубже, услышал даже, как шумит этот поток субстанции, несущей жизнь и смерть -- кислород по артериям и углекислый газ по венам. Стал сосредотачиваться на отдельных участках, менять свое место в этом потоке и даже выходить из него, и смотреть со стороны. Вот я несусь на бешеной скорости по аорте, вот неспешно плыву по венам, а вот застыл в капилляре. Вышел из потока, посмотрел со стороны, как он проносится мимо меня горячей красной рекой, и снова несусь вместе с ним по какой-то артерии. Так, теперь нужно искать каналы. Ага, вот вроде что-то интересное. Какая-то прозрачная губчатая трубка, выгнута... А если описать точнее -- один конец растворен в крови, его вообще не видно, просто губчатая трубка как бы исчезает, но я отчетливо ощущаю, что она там есть. Прямо внутри красного потока. А второй конец, изгибаясь, уходит вверх, точно так же растворяясь в магическом поле. Угу, вот еще два канала на запястьях и один канал, побольше, в районе печени, а в аорте, как ни странно, нет. Может просто там самому потом открыть нужно? Ладно, пока ничего такого делать не буду, тем более, что не знаю как. Посмотрим вены. Хм, тут тоже пара каналов, в ногах, где икры. Если представить образно, то я похож на Человека-паука, который висит на паутинах, выходящих из запястий и икр. Только прицеплен я концами тех паутин к магическому полю, а не к стенам зданий.
   Хорошо, здесь разобрался вроде, теперь -- сфера. Точнее -- сфера. Буду уже сам для себя мысленно выделять названия заклинаний, чтобы потом автоматически реагировать на них. Пусть их названия у меня даже в образе будут отличаться от других слов: может, потом понадобятся для быстрого плете... Нет, плетут галаасы, а я -- визуализирую... Нет, сложно. Я -- образую заклинания. Так вроде нормально.
   Сфера. Образ создан, теперь попробуем наполнить. Где там каналы? Ага, по тем, что на запястьях, поток идет, но слабый, в печени вообще никакого движения, а вот по тем, что у икр, наоборот -- в обратную сторону Сила уходит. Тоже слабо очень, но уходит. Значит, в поле есть ненужные побочные составляющие, получается? Ну, вроде как парафин при добыче нефти? Ладно, потом с этим разберусь. Сейчас нужно увеличить поступающие потоки и направить Силу в образ. Так, попробую шевельнуть эти губчатые трубки... Черт! Твою мать, горячо же... Кайф!
   Едва я привел каналы в легкое движение, как по ним в меня просто хлынул напор Силы, словно пожарная пена из брандспойта. На несколько мгновений опешив от такого поворота событий и разомлев от приятного, схожего с оргазмом ощущения, я все же смог взять себя в руки и стал судорожно направлять эту хлынувшую Силу в представленную сферу, но сделать это было совсем непросто. Сила была дикой, она просто неслась сквозь меня и выходила через каналы в ногах, и я рискнул. Каким-то невероятным усилием воли я перекрыл их, и тут же увидел, как магический поток хлынул в образ заклинания...
  
   Глава 7
  
   Следующие шестьдесят микроциклов, что по привычному земному пониманию составляло месяц, ничего особенного не происходило. Я занимался магией и спал, спал и занимался магией, а в перерывах между этим поглощал информацию. Хотя, поглощал -- это громко сказано, просто читал файлы. Поглощать -- это, наверное, уже потом, когда меня модифицируют, а пока все дело ограничилось вживлением того самого отремонтированного чипа против радиации.
   В магии тоже особых достижений не наблюдалось. Я научился создавать лишь слабенькую сферу и еще примерно на пятнадцатый "день" сделал свой первый небольшой фаербол, разнеся им половину своей каюты. После этого меня вызвали на ковер, шандарахнули один раз из ручки и отвели в специальный отсек, на одной из стен которого имелись поглотители магической Силы. Здесь уже я мог учиться управлять фаерболом, не опасаясь разнести все к чертовой матери. Поглотители были мощными, и мой маленький серебряный шарик Силы разрушался, не долетая до них метра три-четыре.
   А на тридцать первый "день" на одном из мониторов в пилотском отсеке показалась зеленая точка. Так совпало, что в тот момент я находился именно там и описывал Гууру свое очередное погружение в магическое поле и работу с ним. Первым точку заметил, разумеется, сам "Странник" и тут же оповестил:
   -- В зоне предельного распознавания неизвестный корабль. Основные данные через сорок секунд.
   Гуур резко развернул свое кресло и уставился на монитор с пульсирующей точкой.
   -- Отцы карахетов! -- ругнулся он и, слегка помрачнев, выдохнул: -- Мы в самой заднице третьей Галактики, откуда здесь корабль? Корабль боевой?
   -- Идет сбор информации, Великий Гуур, -- ответил искин, и ваннир снова выдал какое-то местное ругательство, потом бросил взгляд на дроида.
   -- Готовь треть заряда на защитное поле...
   -- Может, я попробую? -- непонятно зачем ляпнул я, и Гуур, уставившись на меня, почти презрительно хмыкнул:
   -- Хорошей атаки ты не выдержишь. Если это военный фрегат, то...
   -- Великий Гуур, есть общая информация. Легкий грузовой корабль типа "Нантра".
   -- Кангийцы, что ли? -- спросил Гуур, продолжая смотреть на меня, и я по инерции пожал плечами. Да мне-то откуда знать? Первый раз слышу и про "Нантру" и про ваших кангийцев...
   -- Эти корабли используют не только кангийцы, -- осторожно продолжил искин, но Гуур прервал его:
   -- Я знаю. Вот только не пойму, что тут делать кому-то, кроме кангийцев? Это они. Наверное, везут шамрановый корень на какую-нибудь станцию.
   -- Что за кангийцы и что за шамрановый корень? -- не выдержав, спросил я, но Гуур не удостоил меня ответом.
   -- Какое вооружение на корабле? -- задал он вопрос искину, и тот выдал, что данная информация пока недоступна.
   -- Активизировать заряд? -- подал голос Шестой, и Гуур помахал рукой.
   -- Нет, подожди.
   Я бросил на него внимательный взгляд и увидел случившиеся с моим боссом перемены. Мрачности на бледном лице не было и в помине, зато на нем явно читались азарт и волнение. Он хлопнул в ладоши и отдал приказ дроиду, а я понял, что сейчас мы будем "грабить корованы".
   -- Магического защитного поля не нужно, ставь обычные силовые. Атака -- пятая часть заряда, суб-символ восемь. Только не хвати через край, как в прошлый раз. Нам нужно повредить носовую часть корабля, а не разнести его вдребезги. "Странник", подготавливай пять боевых дроидов. Нет, давай восемь. Шестой -- как активизируешь заряд, принеси Маку и мне скафандры.
   О как! Я невольно покрылся мурашками и тяжело проглотил слюну. Мы что, попремся на чужой корабль? Так там же могут быть плохие инопланетяне с какими-нибудь лазерами или бластерами, если они вообще не обладают магическим даром. Да и я, сказать откровенно, как-то не собирался в ближайшее время лезть в открытый космос.
   -- А кангийцы владеют магией? -- спросил на всякий случай, и в этот раз Гуур соблаговолил ответить.
   -- Нет. Не переживай, кангийцы -- раса третьего поколения, по сравнению с нами они просто варвары. Нам главное сейчас -- не разнести их суденышко на много маленьких составляющих. Ты знаешь, сколько стоит один варгас шамранового корня?
   Для меня этот вопрос был чисто риторическим, и потому я просто развел руками. Ну откуда мне знать? Зато стало понятно, что за корень. Наркота, видимо, какая-нибудь. Хотя, возможно, я и ошибаюсь, и это просто приправа или важный ингредиент для магических зелий. Но в любом случае -- защищать свой товар владельцы будут. Хорошо еще хоть, у нас имеются какие-то там боевые дроиды...
   -- Есть полная информация, -- прервал мои размышления искин. -- На корабле установлен гипердвигатель четвертого класса, два резервных шестого класса, из вооружения -- две легкие ионные пушки и одна средняя турболазерная. Возможны скрытые орудия. Курс корабля алнат шестьдесят два, вис четыре. Скорость -- двадцать шесть рэсов в час. Из силовых полей возможно поле SR--110.
   -- Отлично! -- Гуур снова хлопнул в ладоши. -- Что с боевыми дроидами?
   -- Активированы. Выход в космос через две минуты.
   -- Так, дай расстояние прохождения.
   -- Четыре микрорэса.
   -- Они нас не засекли?
   -- Вряд ли. Курс и скорость не меняют.
   -- Ваши скафандры, -- прозвучал прямо за моей спиной голос Шестого и я, вздрогнув, обернулся. Дроид был похож на портного, который вынес показать свои изделия покупателю. На высокоподнятых шлангах-руках он держал два черного цвета скафандра, которые были больше похожи на снаряжение аквалангиста. Кроме верхней части, конечно. Там был крутой шлем пилота какого-нибудь истребителя пятого класса, с большим зеркальным забралом, двумя выпуклыми черными сферами на уровне висков и с еще кучей устрашающе выглядящих наворотов.
   -- Одень его, -- коротко приказал дроиду Гуур и вновь уставился на мониторы. -- "Странник", следи за зарядом. Как только расстояние до корабля будет двенадцать микрорэсов, активируй. Ну что, Шестой, -- снова обратился он к дроиду, который уже напяливал на меня скафандр, а точнее обволакивал меня им, разделив его без всяких молний пополам, -- вспомним веселые времена?
   И не знаю, как Шестому, а мне от этого вопроса стало не очень весело. Заделываться космическим пиратом, так же как и выходить в открытый космос, я тоже не собирался. Но кто у меня тут вообще интересуется, чем я собирался заниматься, а чем -- нет?
   Зеленая точка на мониторе чуть увеличилась, где-то над головой послышалось приглушенное шипение, как я понял потом -- это открывались шлюзы, и на мониторе появились восемь красных точек. Гуур вскочил со своего кресла и вытянул длинные руки вперед. Шестой тут же наскоро закончил с моей экипировкой и бросился одевать шефа.
   -- А на меня нормально хоть надел? -- спросил я у дроида, хотя ответа даже не ожидал и, в общем-то, не дождался. Повертел торсом, пошевелил руками. Сидит-то хорошо, как под заказ сшитый, но что-то никакого доверия не вызывает. Жидковат все же для скафандра, в котором можно безбоязненно шагнуть в черное бездонное пространство, где температура уж точно куда ниже, чем у нас на Южном полюсе, а про уровень радиации и говорить не хочется.
   -- Расстояние до корабля -- двенадцать микрорэсов, -- услышал я искина. -- заряд активирован.
   -- Готовь бот, -- резко выдохнул Гуур.
   И спустя несколько минут мы уже находились в этом самом боте, который, как я понял, и был в свое время крутой "бэхой". Теперь же он представлял собой прямоугольный металлический брусок со слегка зауженным носом. Слева, шипя как змея, открылся люк и Гуур подтолкнул меня в спину. Мало что соображая, я шагнул внутрь бота, проскользнул мимо пилотского кресла и устроился на одном из двух сидений сзади. Пристегнулся крест-накрест черными толстыми ремнями, не сводя взгляда с влезающего в бот Гуура. У того на поясе висела небольшая штучка, похожая на степлер. Понятное дело, какое-то оружие. А вот мне ничего не выдали.
   -- Ты научился управлять магическим шаром? -- словно прочитав мои мысли, спросил Гуур.
   -- Более-менее.
   -- Если что -- используй его.
   Перегородка люка медленно закрылась, и бот тут же рывком оторвался от пола. Покачавшись, словно лодочка на волнах, он быстро развернулся, и я увидел перед собой черную бездну космоса.
   А дальше -- то же самое, что уже было со мной однажды. Мгновенно появившаяся перегрузка, потом -- двухсекундное состояние невесомости, и снова все пришло в норму.
   -- До цели семь микрорэсов. Атакую, -- услышал я голос искина где-то почти под ухом, и машинально завертел головой.
   -- Боевые дроиды, -- коротко бросил Гуур, и "Странник" отчитался:
   -- На линии атаки. Готовлю турболазерные пушки. Защитные поля -- наполнение сто процентов. К отражению ответной атаки готовы.
   А спустя всего секунду я увидел своими глазами потрясающую картину. На черном полотне с далекими точками звезд появился темный прямоугольник, который, несмотря на приличное расстояние, двигался необычайно быстро. Наверное, так же видится земной истребитель, пролетающий в сотне метров от вас. Даже стало страшно и обидно, что еще секунда-две, и он исчезнет за корпусом "Странника", а я не увижу самого интересного. Но мне повезло.
   Ослепительная яркая вспышка полностью обволокла атакованное судно, а наш бот, судя по всему, устремился вперед, хотя скорости я не ощущал. Просто мелькнула часть "Странника" и исчезла где-то позади, из чего я и сделал вывод -- мы понеслись к кораблю наркокурьеров.
   Как не ощущалась скорость, так же и не было видно боевых дроидов. Вернее, я видел их, но лишь как красные точки на одном из мониторов на панели бота. Мой длиннорукий босс тоже поглядывал на этот монитор, не переставая одной рукой дергать длинный тонкий джойстик, усеянный разноцветными кнопочками, а другой с лихостью пианиста-виртуоза нажимать такие же кнопки на панели.
   -- Цель поражена, -- снова заговорил искин. -- Ответная атака -- выстрел из ионки. Повреждение защитного поля -- двадцать два процента, восстановление -- в штатном режиме. Цель увеличила скорость до предельных для этой модели двадцати восьми рэсов, пытается совершить маневр. Укажите приоритетные цели для турболазеров.
   Гуур уставился в большой монитор, висевший наверху, словно телевизор в междугородних автобусах. На нем вот уже пару секунд красовалась атакуемая "Нантра". Видимо, картинку передавал один из боевых дроидов, слишком уж близко и отчетливо.
   Своим видом этот корабль отличался от "Странника" не очень сильно. Тот же прямоугольник без изысков, пара башен с пушками; к корме, правда, он становился гораздо шире, но это и понятно -- грузовой все-таки. Наверное, отсеки с тем самым шамрановым корнем. За отсеками -- снова сужение и два стандартных кольца с Н-пушками.
   -- Цель для турболазеров -- идентичное орудие "Нантры", -- коротко бросил Гуур, и я увидел пучок света, похожий на стрелу, который пронесся, обгоняя нас, к атакуемому судну. Всего мгновение -- и на нем вскипело оранжевое облако взрыва, правда, теперь не так ярко, как в первый раз. Я даже успел разглядеть большой обломок, отлетевший от чужого корабля. Наверное, это была пушка.
   Она быстро исчезла в черном океане космоса, и следом на борту "Нантры" замелькали маленькие красные светлячки.
   -- Боевые дроиды -- на обшивке, -- заговорил искин. -- цель снизила скорость до пятнадцати рэсов в час. Скорее всего, совсем остановятся.
   -- Думают сохранить корабль, -- Гуур хмыкнул. -- Надеются, что мы пограбим и отпустим. Ага. Чтобы они сообщили наши координаты на станции? Нам тут еще четыре миницикла торчать...
   Я сморщился, сообразив, что произойдет с кораблем кангийцев и с ними самими... Если, конечно, мы победим в этой стычке. Как говаривал мой дед: "Не говори гоп, пока не перепрыгнешь". Впрочем, словно в пику себе, он как раз-таки и любил прихвастнуть еще неоконченными делами, которые по закону подлости после этого совсем не клеились.
   Наш бот уже приблизился к грузовому кораблю и теперь, наверное, был похож на рыбу-прилипалу, плывущую возле акулы. С этого расстояния я уже различал боевых дроидов. Один из них, орудуя чем-то вроде газовой горелки, прожигал обшивку на боку недалеко от раскуроченной носовой части, двое других, не утруждая себя, пытались проникнуть внутрь, раздвигая искореженные и разорванные железные листы именно на носу, еще двое возились в том месте, где когда-то была турболазерная пушка, а теперь зияла дыра, из которой торчали острые штыри.
   Вообще похожи были эти боевые дроиды на огромных паукообразных монстров. Передние две лапы -- клешни, вторая пара вооружена пулеметами вроде тех, что стоят на американских вертолетах, третья пара напоминает задние лапки кузнечика. Головы маленькие, вертятся постоянно, глаза огромные фасеточные, на спинах -- сложенные, как у жуков, крылья. Ужас еще тот, особенно на фоне серо-металлического борта корабля, похожего на отвесный склон громадной скалы. Да и вообще, картинка настолько нереальная и в тоже время реалистичная, что волосы на голове стали дыбом. Я попытался их уложить, но уткнулся ладонью в твердую поверхность шлема и нервно хохотнул.
   -- Данные от дроидов есть? -- спросил Гуур, и тут же вездесущий голос ответил:
   -- Двое пытаются открыть шлюз в транспортном отсеке, еще двое приняли бой на подходе к нему. Сейчас вот сигнал: еще один, уже в грузовом, принял бой с тремя кангийцами. Передает, что у них тоже есть боевые роботы. Отступает. Еще один к нему присоединился. Ведут бой вдвоем, есть легкое повреждение у первого дроида.
   -- Сколько у них боевых роботов?
   -- На участке столкновения -- три. От других дроидов информации о роботах нет. Возможно -- всего три.
   -- Будем надеяться. Приготовь на всякий случай еще трех дроидов.
   -- Уже исполнено, Великий Гуур.
   Интересно, сколько вообще у них, а точнее, у нас, этих паукообразных монстров? Восемь -- сюда, еще три готовятся; всего -- одиннадцать. Наверняка еще есть, не стал бы бледнолицый всех для абордажа какого-то торгового судна активировать. Хм, а мой босс -- не из бедных. Эти дроиды нехило стоить должны, все-таки не микроволновки или стиральные машины...
   Я и не заметил, как мы влетели в транспортный отсек, наш бот довольно жестко состыковался с полом, и я уже было собрался десантироваться, но Гуур, наоборот, откинулся на спинку кресла и расслабился.
   -- Не суетись, -- проговорил он с завидным спокойствием. -- Пусть дроиды доделают свою работу. "Странник", что там с боем перед транспортным?
   -- Бой окончен. Среднее повреждение одного из дроидов -- оторвало две конечности, убито четверо кангийцев.
   -- Выходим, -- бросил Гуур, и в то же мгновение зашипел открывающийся люк.
   Я скользнул в проем. Мое тело было напряжено до предела, но и мозг не бездействовал. Представив фаербол, я стал наполнять образ Силой, вглядываясь в полуосвещенный дальний угол транспортного отсека. Помимо нашего бота, здесь был еще один, больше похожий на небольшой тренировочный истребитель с Земли, а в остальном -- все так же, как на "Страннике". Матового металлического цвета стены, какие-то огромные рычаги справа, на уровне груди, сверху рельса для крана-подъемника.
   Из темноты выскочил боевой дроид, я от страха метнул в него фаербол и почувствовал сильный толчок в плечо.
   -- Ты мне дроидов не повреди! -- взревел Гуур, и ловким движением снял с пояса "степлер". -- Они каждый по тридцать тысяч расчетных частиц стоят!
   -- Прошу прощения, -- сконфуженно ляпнул я, не без облегчения видя, что наш дроид от моего заклинания увернулся. Молодец, ловкий. Или это я такой хреновенький маг? Хотя, сколько я всего занимаюсь-то?
   -- Расслабься, -- Гуур указал мне на угол, противоположный тому, откуда появился боевой дроид. -- Нам к резервной рубке управления надо, а там наши железяки уже все подчистили.
   -- А почему к резервной? -- зачем-то спросил я, и Гуур недовольно крикнул:
   -- Да потому что от основной ничего не осталось! А нам нужно остановить этот арагнов корабль! Или ты думаешь, мы на ходу будем его разгружать? Давай вперед, -- он подтолкнул меня в плечо. -- Небольшую сферу сможешь сделать?
   -- Не знаю, -- честно ответил я. -- Попробую сейчас.
   Я представил эллипсоидное серебряное облако, потом попытался сжать его, но при сжатии не смог удержать форму, и получилась идеальная сфера. С размерами тоже... Радиус меньше десяти метров -- никак. Странно, фаербол я, наоборот, сразу маленьким делал, и ничего... Может, нужно не ту, что уже есть, сжимать, а с нуля начать?
   Я выкачал Силу из полуготового заклинания. И почувствовал жжение в ногах. Отработанная магическая энергия быстро уходила. Тогда я вновь зачерпнул ее из поля и теперь влил в образ небольшой сферы радиусом примерно три метра. Через несколько секунд вокруг нас вспыхнул полупрозрачный купол, и Гуур довольно кивнул.
   -- А теперь вперед, -- скомандовал он и первым шагнул к полутемному углу, где в боевой стойке, держа перед собой пулеметы, стояли пауки-дроиды.
   Я засеменил следом, пытаясь на ходу следить за протеканием энергии через заклинание. Точнее, она не текла сквозь нее, а лишь втекала внутрь, после чего очень медленно, но все же рассеивалась. Сам факт этого рассеивания был понятен -- сферу нужно было постоянно подпитывать. Разобраться (так оно и должно быть, или просто я еще не могу сделать заклинание замкнутой системой) я пока не успел, а спрашивать побоялся. Если уж к концу полуцикла сам не разберусь, тогда уже спрошу, а пока -- все нормально. Да и кто ж знал, что буквально спустя один миницикл мне придется принимать участие в бою. Правда, называть то, что происходило, полноценным боем я все же не стал бы. Мы просто шагали по длинному коридору, время от времени переступая через обожженные и мерзкопахнущие тела каких-то козлоподобных существ. Вытянутый череп, нос шириной в пол-лица, и даже небольшие рожки. Плюс куцая длинная бороденка, что только добавляло сходства с земными животинками.
   А впереди нас двигались два боевых дроида. Они шагали, выпрямившись, отчего перестали быть похожими на пауков и приобрели более-менее гуманоидный вид, хотя походка была далека от человеческой. Да и как она могла стать таковою, если "коленки" у дроидов были сзади. По крайней мере, на задних лапах.
   Мы осторожно двигались вслед за ними шагах в двадцати. Их небольшие металлические головы продолжали непрерывно вертеться по сторонам, как у заправских телохранителей, а средние конечности совершали резкие корректирующие движения, водя стволами пулеметов то немного вверх, то чуть вниз, то на пару сантиметров в сторону. В общем, выглядели они очень дерганно, хотя эта дерганность и отличалась от моей. У меня она присутствовала из-за легкого, а если честно -- глубокого страха, а у них это были всего лишь профессиональные повадки, заложенные в программе.
   Мы дошли до конца коридора и остановились. Впереди виднелась перегородка, а перед ней -- поворот влево.
   -- Дай мне карту, -- услышал я в ушах голос Гуура, и после небольшой паузы искин начал полный отчет, скорее всего, высветив боссу карту на дисплее забрала:
   -- Слева три цели, видите? Один за лестницей, двое лежат на полу...
   Пока "Странник" объяснял, я пытался сообразить, где и как в шлеме можно включить графические изображения, чтобы увидеть на сенсорном дисплее-забрале эту самую карту, а заодно думал, как мы вообще собираемся останавливать корабль, несущийся на огромной скорости? Впрочем, последнее было не моего ума делом. Наверное же, эти ребятки, на стороне которых я выступаю, знают, что делают. А Шестому сейчас хорошо -- сидит себе на "Страннике" и не рискует ни одним своим болтиком.
   Боевые дроиды перешли в атаку и за полминуты уничтожили двоих из трех противников; последний, тот самый, что укрывался за лестницей, сбежал, и Гуур приказал дроидам добить его любой ценой.
   -- Как бы резервную рубку не уничтожил, заморыш троесосов! -- смачно ругнулся он и жестом показал, что собирается идти дальше. Я поплелся за ним, как привязанный, следя, чтобы колпак сферы всегда находился впереди босса. Дроиды были уже где-то далеко, раздались выстрелы, и после них я услышал в наушниках довольный выдох Гуура. Ну, стало быть, ему передали, что и третий уничтожен.
   Мы миновали едва освещенный закопченными лампами коридор, протиснулись в небольшой овальный люк и оказались в белоснежно-стерильном помещении, похожем на больничный бокс. На противоположной от входа стене я сразу увидел несколько мониторов и понял -- это, видимо, и есть резервная рубка управления. Гуур тут же уверенно прошагал к широкой панели, усеянной кнопками и рычажками, и стал деловито нажимать на первые и дергать вторые. На самом большом центральном мониторе показалась картинка -- корма "Нантры", и я увидел, как стали происходить изменения с дюзами. Сначала пропали слепящие выбросы из сопл, потом штанги, на которых эти дюзы были укреплены, стали выдвигаться из корпуса, а сами дюзы -- разворачиваться на сто восемьдесят градусов. Вверху экрана появилась надпись или на гала-сурде или на кангийском, мигнула раза три и застыла холодными темно-синими значками. Гуур довольно распрямился, и хлопнув в ладоши, обернулся ко мне.
   -- Ну вот, теперь у нас есть шамрановый корень, -- деловито выдохнул он, и я заметил в его красноватых глазах странный огонек.
  
   Глава 8
  
   Догадки мои подтвердились. Великий представитель великой расы ванниров, заторчал на этом корне нешутейно. Нет, не сразу, конечно.
   Сначала, разумеется, была перегрузка товара, которого оказалось не так уж и много. Всего около четырнадцати варгасов, что соответствовало ровно двустам восьмидесяти килограммам. О соотношении я спросил у искина, когда наконец вернулся в свою каюту, и это тоже произошло далеко не сразу.
   Помимо корня, на корабле оказалось еще очень много ништяков. Большую часть мы отыскивали, бродя по отсекам и каютам в сопровождении боевых дроидов. Пятерых Гуур взял с собой, мне выделил троих и отправил в дальнюю часть кормы. Там я порыскал по пустому грузовому отсеку, постоянно вздрагивая от гулких шагов и скрипящих звуков, потом постоял у входа в агрегатный отсек, слушая едва различимый шум непонятных мне и странных на вид двигателей, и после этого вернулся обратно в транспортный. Все, что мне удавалось отыскать, тут же забирали дроиды-грузчики, которые плелись за нами со своими парящими в воздухе платформами. Точнее, плелись они непосредственно за мной, так как боевые дроиды всегда оказывались впереди; как бы спешно я ни передвигался, обогнать их не смог ни разу. Видимо, такова их программа -- защищать своей грудью хозяина. Хозяина... Внутри появилось что-то теплое и распирающее. Неплохо, если бы этим хозяином был я.
   В дальнем грузовом отсеке я нашел несколько ящиков с каким-то пойлом, о чем свидетельствовали нарисованные на крышках бутылки. Форма, конечно, странная, но то, что это именно бутылки -- сомнений не вызывало. Чуть дальше наткнулся на еще одну пару ящиков, но теперь уже не кубических, как предыдущие, а длинных. Ни маркировки, ни рисунков. Я приказал боевому дроиду вскрыть один, и тот меня послушался. Теплое и распирающее чувство внутри усилилось. Круто. Я командую железным паукообразным монстром, и он беспрекословно подчиняется.
   В ящиках оказалось какое-то оружие. Для ручного -- слишком большое; возможно, это какие-то пушки для корабля... Хотя, что я понимаю в местном оружии? Мой взгляд застыл на пулеметах, которыми заканчивалась средняя пара конечностей у дроидов. Не такие уж они и маленькие, всего раза в два меньше, чем лежащие в ящике. А кто тебе сказал, что тут не бывает дроидов побольше размерчиком?
   Еще один ящик обнаружился в самом дальнем и самом темном углу. Здесь же был и живой кангиец, который за этим самым ящиком прятался. Кангийца взяли в плен. Впрочем, он и сам в него с охотой сдался, боясь, что его грохнут. Козлиная бородка тряслась так, что если бы я приказал одному из дроидов перевернуть его вверх ногами, то вышел бы неплохой электровеник. А вот в ящике, который был просто огромен по сравнению с другими, преспокойненько себе лежал огромный и опасный на вид боевой робот. Как потом сказал Гуур -- наше счастье, что кангийцы хотели всего лишь перепродать его, а не использовали для своей защиты. Боевой робот класса "Разрушитель--2М" производится на нескольких заводах, принадлежащих номинально Союзу, а фактически -- вархарнам; штука довольно мощная, с двумя турболазерными пушками и одной магической. Как я понял -- вархарны когда-то дружили с родонтинами, и им достались в процессе этой дружбы несколько суб-символов. По словам искина, которого я расспросил позже, что-то около десятка, и вот пару из них они решили все-таки обнародовать. Разработали нового боевого робота "Разрушитель", поставили на него небольшую магическую пушку и ввели в преобразователь один из боевых суб-символов. Разумеется, не самый крутой. Почти сотню циклов этот робот хорошо раскупался расами второго и третьего поколения, но потом продажи пошли на спад, так как на рынке появился конкурент -- боевой робот "Сатрут", разработанный какой-то технологически развитой расой второго поколения. Вархарны, которым были необходимы расчетные частицы для выплат военным флотам союзников, тут же модернизировали "Разрушитель", добавив в преобразователь еще один суб-символ и увеличив калибр турболазеров. И вот такой модернизированный боевой робот попал нам в руки. Точнее, попал он в длинные руки Гуура, которого такое внезапное и, что главное, халявное приобретение чрезвычайно порадовало. По его словам, стоило это чудо вархарновской технологии почти сто пятьдесят тысяч расчетных частиц.
   А всего мы наварились примерно на девятнадцать тысяч; это, разумеется, не принимая в расчет боевого робота, которого Гуур решил оставить себе, а также снятые с "Нантры" всякие там маршевые двигатели, плазменные двигатели, Н-двигатели, несколько контейнеров с Н-частицами, опоры посадочных шасси, антенны, программные механизмы, приборные доски, мониторы и даже кресла. Всего подобного барахла было тысяч на пятьдесят, но имелась загвоздка. Продать трудно: "Нантра" старенькое и непопулярное ныне судно; плюс к этому -- лететь для этого дела нужно далеко. Все-таки на просторах Союза существовал закон, запрещающий вот так просто грабить кого ни попадя, и неважно, что ограбленные были контрабандистами. Ловить таких -- дело галактических цептеров, а не всякого, кто решил в порыве благородных чувств проявить рвение.
   В общем, с этими запчастями Гуур поступил, как тот мужик в анекдоте, что завернул в тряпочку найденную коровью лепешку и взял с собой, буркнув при этом -- пригодится. И, скорее всего, когда-нибудь Гуур выкинет этот хлам где-нибудь в открытом космосе со словами -- не пригодилось. Впрочем, откуда мне знать, может все с этими запчастями и срастется.
   А вот с корнем было проще. "Всего" за каких-то семьсот световых лет, или за шесть тысяч триста сорок четыре мегарэса отсюда крутилась вокруг голубого гиганта одна планетка, где можно было его сдать по хорошей цене. Тоже по словам Гуура, который под воздействием этого самого корня стал очень болтлив, и вместо того, чтобы слушать мои откровения о магических тренировках, засыпал меня потоком слегка сумбурной информации. А мне приходилось здорово напрягать мозг, чтобы все это понять.
   Впрочем, выслушивать полубред босса мне приходилось не часто. Большую часть времени я проводил все так же: за изучением доступных мне файлов и в магических тренировках.
   Спустя десять микроциклов после удачного абордажа Гуур и вовсе позабыл обо мне, полностью отдавшись наркотическому опьянению, а меня это особо и не парило. Я даже был доволен таким положением дел. Теперь меня никто не трогал после пробуждения, и я мог, спокойно приняв водные и прочие процедуры, погружаться в доступную мне информацию.
   Разумеется, первым делом Гуур открыл мне доступ к сведениям об основных магических расах. Помимо галаасов, существовали еще номы и чирсулы, о которых я узнал, изучая еще самый первый файл, посвященный "паучкам". Магия номов была, мягко говоря, странной. Они рисовали на кусках рунита замысловатые магемы и потом... проглатывали эти куски. Внутри их тела рунит растворяли особые ферменты, с помощью которых номы и связывались с магическим полем. То есть каждый фермент имел микроканал, в сумме получалась неплохая сцепка с Силой, но все же не такая, как у родонтинов, галаасов и чирсулов, у которых каналы были шире. Это как кэши второго и третьего уровня в процессорах. Если они по сто двадцать восемь или двести пятьдесят шесть килобайт, то какой будет толк? А вот если мегабайт хотя бы по восемь или даже шестнадцать, тогда и инфа будет проваливаться по ним огромными кусками. Поэтому, сила магии у номов заведомо была послабее в общем плане, чем у остальных магических рас Великой четверки, но тем не менее зависела от количества съеденного рунита, а также от качества пищеварения. То есть если сегодня у тебя несварение, то нормально не помагичешь. Или если рунита под рукой нет... В общем, читая про номов, я временами от души смеялся, представляя их магов.
   Такая магическая методика образовалась у них, как и остальных, в силу эволюционного развития. То есть жрали они этот рунит еще с самого начала начал, и относились к довольно большой группе рас минералоедов. В Союзе двенадцати галактик насчитывались с десяток подобных им рас, и все они, судя по голографическим изображениям, прикрепленным к основному файлу, выглядели одинаково. Этакие массивные, грубо отесанные големы, какими рисуют их на Земле художники-иллюстраторы фэнтезийных книжек.
   Чирсулы же были совершенно иными. По крайней мере, они превосходили своей необычностью всех существ, которых я уже видел и о которых читал. Ну, подумаешь, козлиноподобные, или големы, или паукообразные твари, или даже карахеты... Чирсулы были симбиозом энергетической и материальной форм жизни. Тело их было похоже на желе, внутри которого находился разумный энергетический центр, и их магия была построена на манипуляции атомами. И чем больше составляющих имел атом, тем изощренней и сильнее получалось заклинание. Водород позволял создавать что-то навроде моего фаербола, а например, радий... Впрочем, как я понял, у них и названия были другими, и дальше девятого элемента они так и не продвинулись. Слишком большое количество протонов, нейтронов и особенно электронов сбивало настройки, и магические каналы постоянно обрывались. Но и на базе девяти элементов они могли создавать довольно мощные заклинания. Например, название одного из них -- "ядерная игла" -- заставило меня поежиться.
   У меня же с магией все продвигалось так же медленно. Я пытался время от времени представлять новые формы и наполнять их Силой, но Сила разрывала мои образы на клочки. Вот в этом, как я понял, и будет заключаться основная проблема. Поток Силы, идущий через каналы, у меня сразу оказался немаленьким, а вот обуздать ее, научиться сдерживать и придавать ей любые формы... в общем, это и есть магическое умение как таковое.
   В процессе освоения фаербола я часто размышлял над тем, как вообще работает магия родонтинов, и пытался понять, имеет ли она отношение к тем пресловутым ветвям или школам, о которых пишут авторы фэнтезийных романов. Огонь, Вода, Воздух, Земля, Порядок, Хаос, Смерть... Жизнь, наконец. А Некромантия? Можно ли сделать при помощи магии родонтинов то, что можно -- по словам писателей, а заодно и разработчиков компьютерных игр -- сделать, используя эти магические школы? Ну там ускорить рост растений, восстановить силы, регенерировать части тела или поднять мертвеца...
   И, в конце концов, я пришел к простому и логичному выводу -- понять это можно, лишь практикуя. Потому что с одной стороны, никаких привязок сейчас не видно. Ну вот этот фаербол, например... К какой он ветви относится? Да ни к какой. Это общая магическая Сила, связанная простой формой, и ни тебе Воды, ни Воздуха, ни Порядка с Хаосом... А с другой стороны -- ведь все эти привязки я могу сделать сам, достаточно представить...
   Но эти вопросы были пока для меня риторическими. Создать что-то посерьезней фаербола никак не получалось. Плюс к тому я стал подумывать об изменениях в динамике. Оба моих заклинания, которыми я пока владел, были неизменны с самого своего образования и до того момента, как прекращали свое существование -- первое без подпитки рассеивалось в пространстве, а второе, ясен пень, исчезало где-то в магических поглотителях. Мне же хотелось добиться их изменений в процессе, так сказать, их существования. Например, чтобы сфера могла вытягиваться (или даже, определяя, с какой стороны возможен удар -- уплотняться в том месте), а фаербол -- разделяться на несколько частей и поражать не одну, а скажем -- пять-шесть целей. Но одного хотения, как известно, мало. По моим самым радужным прикидкам, добиться этого я смогу не раньше, чем через полный цикл времени. А если учитывать, что я даже не знаю, как к такому подступиться, то срок можно смело утраивать. И дело опять же не в том, что трудно создать динамический образ, а в том, что его нужно как-то наполнить. Тут бы со статичными сложными образами пока разобраться...
   -- Слушай, а наш Гуурчик не сторчится на этом корне окончательно? -- спросил я у искина, после очередной тренировки упав на свою стерильно-белую кушетку.
   -- Неправильное употребление глагола торчать... Тьфу ты. Это опять сленг, да? -- голос на мгновение утих, видимо, пытаясь понять самостоятельно. -- А-а! -- наконец выкрикнул он. -- Я понял. Да вроде не должен. Это у него уже не в первый раз. К тому же корень -- довольно слабый наркотик, не сравнить с троесосовым порошком. Вот после него он даже лечился.
   -- Хм, -- я мотнул головой и улыбнулся. И угораздило же меня попасть в рабство к такому. До ужаса самовлюбленный тип, да еще и наркоман.
   -- Думаю, микроциклов через пять-шесть завяжет, -- продолжил вслух размышлять искин. В последнее время он стал делать это все чаще и чаще, видимо, Гуур не жаловал его своим вниманием, а я оказался благодарным слушателем. Правда, любящий поболтать искусственный интеллект -- это немного странно. "Интересно все-таки, насколько он "живой?" -- снова возник в моей голове вопрос, и я улыбнулся. Нет, все-таки если бы меня не украли, и я всю свою жизнь просуществовал на Земле, то вряд ли увидел бы что-нибудь удивительнее того, что вижу сейчас.
   -- А потом у него отходняки начнутся, -- нерадостно вздохнул я, отложив размышления на потом. -- Как бы он срываться на мне не стал.
   -- Да не переживай, -- тут же подбодрил меня "Странник". -- Он в такие моменты кроткий очень. И глаза виноватые-виноватые, -- искин хохотнул.
   -- Хорошо, если так, -- я представил образ фаербола и, создав его в метре над собой, стал перемещать из стороны в сторону. Потом заставил летать по кругу.
   -- Ты поосторожней, -- напряженно проговорил голос. -- Вдруг не удержишь и он в стенку ударится!
   -- Не переживай, -- спокойно выдохнул я. -- Управлять этой штукой я уже научился отменно. Мне только интересно -- вот я могу управлять им, вроде и динамика получается, а само заклинание все же остается прежним. Стало быть, динамики в самом заклинании нет. А мой предшественник много чего умел делать?
   -- Эта информация пока для тебя закрыта, -- голос стал суше. -- Ты лучше изучи еще что-нибудь.
   -- Не хочется пока, -- я вяло махнул рукой. -- Устал с этим фаерболом. Хотел сжать его, а он лопнул. Натурально лопнул, как воздушный шарик. Может, резиновую женщину сделать? -- задумчиво проговорил я и, посмотрев на агрегат, спросил у искина. -- А ты вообще везде видишь?
   -- А ты стесняешься? -- он хохотнул. -- Знаешь, мне кажется, пользовать резиновую самку, даже когда тебя никто не видит -- стыдно.
   -- И что ты мне прикажешь делать? Где я тебе в космосе найду настоящую? У меня и на Земле, где девушек полно, и то не очень с этим получалось, а уж в нескольких сотнях световых лет от ближайшего обитаемого мира...
   -- Почему это -- в сотнях? -- удивился искин. -- До ближайшей обитаемой планеты всего восемнадцать световых лет. Раса третьего поколения, называют себя калхонэ.
   -- И какие они? -- заинтересовался я, скорее от нечего делать, чем реально собираясь их навестить. Тем более что сделать этого я все равно не мог.
   -- Безногие, похожи на ваших змей, имеют четыре руки и растроенный язык, которым они такие вещи могут вытворять, что тебе никакая самка твоей расы не сделает...
   -- Да иди ты, -- обиделся я и нахмурил брови. -- Я с тобой серьезно разговариваю, а ты прикалываешься. Да и откуда тебе вообще знать, что может сделать самка... тьфу, ты... земная девушка. Ты ведь железяка...
   После этой фразы искин снова обиделся, и в этот раз надолго. Я подождал какое-то время, и когда фаербол рассеялся естественным образом, погрузился в здоровый глубокий сон.
  
   Глава 9
  
   Полцикла пролетели довольно быстро и практически незаметно. После того как Гуур вышел из наркотического транса, где пробыл почти месяц, он снова вплотную занялся мною. В том плане, что опять принялся записывать все мои однообразные рассказы о магических тренировках и экзаменовал меня по тем файлам, что я штудировал в своей каюте.
   Примерно к середине своего месячного кайфования он втянул в это дело и козлоподобного. Впрочем, как я понял, того и втягивать было не нужно. Просто во время одного из допросов Гуур заметил, как пленного ломает, и предложил ему дозу.
   Не сказать, чтобы они стали друзьями -- все-таки, завязав с корнем, Гуур хладнокровно выкинул "козла" в открытый космос -- но общий язык на время совместного употребления они нашли. Разумеется, языком этим оказался гала-сурд, который был мне пока недоступен, и это мне не нравилось. Однако спрашивать, почему меня не учат общему для большинства рас языку, я не спешил. И не потому, что боялся, а совсем по иной причине. Мне вдруг пришла в голову идея выучить его тайно. Как -- я не знал, но вот в том, что после этого я смогу услышать очень много интересного для себя, сомнений не было.
   К концу полуцикла Гуур наконец-то разрешил мне взглянуть на первые записи моего предшественника, и открывал я небольшой файлик с особым трепетом и благоговением. Все-таки за это время магия стала частью моей жизни, и даже частью самого меня, а потому я испытывал к опыту предшественника самое искреннее уважение. Ну, и разумеется -- дикий интерес. Что он ощущал, погружаясь в поле? Что научился создавать? Смог ли сделать динамические изменения в заклинаниях?..
   Однако меня ждало небольшое разочарование. В выданных мне файлах информации было очень мало, и носила она весьма специфический характер, при этом перемежалась с такими оригинальными сравнениями, что я невольно задумался: "А кем он был изначально? В смысле, кем был летавший тут землянин до того, как его похитили?"
   "Если напитывать сферические образования и потом обстругивать их с разных плоскостей, словно доски для полу, то получим длинное, похожее на прапорицу заклинание, способное лучшим образом пробивать защитные сферы иных магий. Еще лучше растягивать и менять форму, дабы получить образование в виде конька с заостренным носом и краями, которое способно прорезать защитные заклинания в виде буквы "любовь".
   Нет, ну понятно, что мужик плотником был, но мне-то как с этим разбираться...
   Сообщение о том, что мы отправляемся в путь, застало меня врасплох.
   -- Ты научился делать крепкую сферу, мощностью примерно в треть заряда, и этого пока достаточно. А то мы тут досидимся, пока арагновы галаасы не найдут мои тайники с рунитом и не присвоят его себе.
   Сказав это, Гуур задумчиво почесал подбородок и приказал "Страннику" начать разгонный маневр.
   Внутри корабля ничего не почувствовалось, но судя по показаниям двух центральных мониторов, мы медленно развернулись с помощью боковой дюзы, и после этого "Странник" включил маршевые двигатели.
   Я, не отрываясь, смотрел на показатель скорости, мелькающий темно-синим в углу одного из экранов -- пять рэсов... десять рэсов... двадцать два рэса... Интересно, насколько мы быстрее разрушенной "Нантры"? А разрушили мы ее основательно, бомбардируя из турболазерных пушек почти треть микроцикла. Гуур зарядов после столь знатного навара не жалел, и остановился только когда локаторы перестали улавливать части бывшего грузового корабля более пяти-шести метров в диаметре. Хотя, виной тому мог быть и шамрановый корень, которого в тот микроцикл Гуур сожрал немеряно...
   Тридцать два рэса... Неплохо. Если мне не изменяет память, "Нантра" развила скорость максимум двадцать восемь. Сорок рэсов... сорок пять... Хм, а "Странник" хорош... Впрочем, отталкиваться от предельной скорости старого грузового корабля все же не стоит. Знать бы хотя бы скорости местных истребителей, или космических крейсеров каких-нибудь.
   Гуур отдал приказ искину сделать крен вправо, и звезды на мониторах поползли вбок.
   -- Мы за рунитом? -- не выдержав, спросил я. Все-таки после чтения о том, кто такие галаасы, сталкиваться с ними не хотелось до колик в животе.
   Мой босс рассмеялся, и не отрываясь от приборной доски, быстро объяснил:
   -- У нас на борту тринадцать варгасов шамранового корня, и если мы удачно продадим его, то сможем заменить нашу старую арагнову ионку GR-6 на новую GR-9, и еще топлива на остаток возьмем. "Странник", выведи мне остатки рабочего тела и его расход.
   -- Расход в норме, Великий Гуур, -- быстро откликнулся искин. -- Шесть каргасов в час. Остаток -- семьсот три каргаса.
   "Варгасы-каргасы, -- пронеслось в моей голове. -- Помнится, в прошлый раз корня было четырнадцать этих самых варгасов, а теперь осталось тринадцать. Они что -- целый варгас сожрали с тем "козлом"? Это же двадцать кило! Небось припрятал, наркоша чертов. Нет бы, продать все и купить мне какой-нибудь чип, или лучше -- два.
   Мы закончили поворот, "Странник" вновь стал наращивать скорость и спустя полчаса он несся по межзвездному пространству с немыслимой по сравнению с "Нантрой" скоростью -- семьдесят два рэса в час...
   -- Все готово для Н-броска, -- выдал вдруг искин, и я понял, что сейчас мы будем прыгать в Н-пространство. Черт, а как же кокон?
   -- Шестой, -- словно в унисон с моими мыслями, отдал приказ босс, -- поднимай коконы. Странник, что с координатами выхода?
   -- Нуль-траектории -- калат сто четыре, игта два-два-шесть. Расхождений с сектором расплава нет. Идем идеально. Если вдруг не попадем в сумеречный поток...
   -- Заткнись, -- холодно оборвал искина Гуур. -- Сколько раз говорил тебе: не шутить с этим! А ты чего стоишь? -- это уже мне. -- Быстро в кокон.
   Я рванул к одному из трех зеленых "яиц", которые бесшумно и очень быстро выросли из пола. Секунд за пять, не больше. Шестой услужливо распахнул мне крайний правый, и я успел напоследок услышать, как Гуур приказал начать отчет.
   Во второй раз парить в невесомости я устал гораздо раньше, и от нечего делать стал забавляться с фаерболом, но уже через пару минут завязал с этим. Сейчас тряхнет вдруг, мой шарик коснется стенки кокона -- и все, приплыли. Кокону-то ничего, разломается только на запчасти, а меня, скорее всего, раскатает в блин. Останется только маслицем помазать, макнуть в медок или сметанку и съесть.
   Но все же долго скучать мне не пришлось. Хоть скука в этот раз и пришла раньше, но зато лететь оказалось ближе. Ну а что, если тут рукой подать? Всего каких-то семьсот световых лет.
   Когда я выбрался из кокона, Гуур уже сидел за приборной доской и кричал на искина:
   -- Что там со связью? Ты связался с их арагновыми приграничниками?
   -- Помехи какие-то, не пойму. Все, есть. Связь установлена, Великий Гуур.
   -- ... Ваннир... Продажа груза... Нет, цептеров на борту ни одного... Урнак... -- начал общаться босс с незримым собеседником, делая короткие паузы. Видимо, на том конце торопливо задавали стандартные вопросы, и он так же стандартно на них отвечал. Интересно, что такое -- урнак? Это он на гала-сурд перешел? Остальное-то, в принципе, понятно: "Кому принадлежит корабль? С какой целью прибыли?.." А вот урнак -- как-то совсем не в тему.
   -- ... Дайте посадочный курс... -- наконец проговорил Гуур, и после этого еще долго кивал, бегло нажимая кнопки на панели. -- Я тоже вас приветствую, Тарнага, -- выдохнул он, закончив с набором странных значков, высвечивающихся на мониторе, и устало откинулся на спинку своего черного летающего кресла.
   -- Это название планеты? -- спросил я у него, но ответил мне искин.
   -- Да. Не мешай Великому Гууру совершать посадку.
   "А разве не ты ее совершаешь?" -- хотел было ляпнуть я, но передумал. Это сейчас не столь важно. Гораздо важнее то, что я ни черта не знаю про эту планету. А судя по тому, что сюда мы прилетели продавать контрабандный товар, причем еще и переграбленный по дороге, обитают на ней явно не ангелы.
   По разговору между Гууром и незримым диспетчером я понял, что последний либо тоже ваннир, либо знает их язык... впрочем, толку от этого понимания ноль. А вот по диалогу Гуура с искином я вдруг сообразил, что мы почти сели. И едва я об этом подумал, как корабль не очень мягко коснулся поверхности местной взлетно-посадочной полосы. Все мои внутренности на минуту подлетели к горлу и потом плавно вернулись на место. Нет. Это не дело. Предупреждать нужно, а то я так и копыта отбросить могу.
   -- Ну, вот и притарнагалились, -- без запинки проговорил Гуур и резво поднялся с кресла. Ну конечно, в кресле он удара от контакта шасси, или что там у них, с местной поверхностью наверняка не почувствовал, а вот мне здорово поплохело. Я согнулся в три погибели и скривил лицо, собираясь оставить на полу съеденную недавно курочку, которую сгенерировал мне на завтрак чудо-агрегат.
   -- Шестой, давай его быстро в кресло, -- услышал я где-то далеко взволнованный голос босса и провалился в темноту. А пришел в себя, сидя в том самом кресле, в котором мне вводили в голову чип.
   -- Ну что, нормально? -- спросил склонившийся надо мной бледнолицый, и я пожал плечами. Это же нужно посмотреть еще. Прислушался к организму: вроде ни боли, ни тошноты. Медленно покрутил головой: картинка перед глазами осталась четкой.
   -- Да вроде нормально, -- выдохнул я, закончив с самодиагностикой, и так шустро вскочил на ноги, что Великий Гуур даже отшатнулся.
   -- С твоим предшественником тоже так было, -- нервно хохотнул он. -- Забыли при первой посадке в кресло посадить. Ладно, давай следуй за мной к парадному входу.
   Гуур вновь выдавил из себя смешок, отчего у меня возникли подозрения -- а не под корнем ли он опять -- и важной походкой двинулся к выходу из рубки.
   Трап у "Странника" был узковат, пару метров в ширину, но я обратил на это внимание лишь мельком и после этого вылупился на общую картину, открывшуюся моему взору. Огромный космодром: до ближайшего, стоявшего посреди степи серого здания -- метров пятьсот-шестьсот, если не больше,;под кораблем -- что-то похожее на асфальт, только оттенок красноватый какой-то; чуть дальше метров на двести раскинулся луг с запыленной серо-фиолетовой травой, за ним еще одна полоса, на которой стоял... мой рот открылся сам по себе. А что? Военного космического корабля таких размеров и такого устрашающего вида я не видел ни разу. В длину -- с полтора стадиона, высотой... отсюда точно не понять, но не меньше трехэтажного земного здания. По видимому борту подвешены с десяток крылатых ракет, сверху -- пушки через каждые пять-шесть метров, пара небольших крыльев у носа, крылья подлинней -- ближе к корме. Там же, на корме, уже привычные для взгляда кольца с Н-пушками, а за ними -- две огромные дюзы. На крыле у кормы -- тоже два каких-то орудия и ракета. Этот абсолютно черный монстр без единого опознавательного знака был похож на оскалившегося хищника. Даже страшную зубастую морду на носу рисовать не нужно, и так образ проступает довольно четко.
   Не отрывая взгляда от корабля, я стал спускаться вслед за Гууром по широким металлическим ступеням. Примерно посередине пути вниз до меня вдруг ясно дошло, какова вообще длина трапа, и я резко обернулся. Да уж! Как-то поменьше я его себе представлял! Длиной и высотой, конечно, уступает тому военному, но все равно поражает своими габаритами. От лап посадочных опор до "днища" метра три, и уже оттуда до "крыши" метров пять, в общем, голову задирать пришлось до предела, до хруста в затылке. Повернул голову вправо, медленно повел влево. Длина всего раза в полтора меньше. Примерно, конечно: все-таки тот военный крейсер далеко стоит. От странной мысли, что вот эта махина и разговаривает с тобой постоянно, стало как-то страшновато. Нет, искин, конечно, не совсем вот эта металлическая скала, которая нависает сейчас надо мной темно-серой громадиной, но все равно...
   -- Да где там платформа? -- услышал я голос босса и посмотрел на него. Гуур стоял на последней ступеньке, вглядываясь куда-то.
   Я проследил его взгляд, увидел вдали еще пару кораблей поменьше, потом засек краем глаза какое-то движение справа и чуть вверху, и снова уставился на "черного хищника". Прямо над ним завис небольшой погрузочный бот. Это я понял по крюку, свисающему от его днища на толстом черном тросе. На крыше я вдруг разглядел пару существ, чем-то похожих на наших боевых дроидов, и на мгновение спина похолодела. Все же видеть этих монстриков лучше, когда понимаешь, что они на твоей стороне. Спокойней как-то.
   -- Арагновы галаасы, -- неожиданно ругнулся Гуур, и моя спина снова похолодела. Теперь уже градусов на десять точно, потому что я видел, куда он смотрел. А смотрел он на тот самый военный крейсер.
   -- Вот которые сейчас там наверху -- это галаасы? -- спросил я слегка дрогнувшим голосом, и Гуур покосился на меня.
   -- Не бойся, здесь они свою магию применять не станут, -- на его лице появилась презрительная ухмылка, которая, правда, быстро исчезла. Ну да, я испугался, и что? Мне же еще с ними драться, наверное, придется... Да и кораблик их выглядит очень и очень грозно... -- Здесь вообще все дружно живут. Относительно, конечно. Но межрасовых конфликтов на Тарнаге точно нет, за это отсюда сразу выпрут. Здесь все расы равны, Мак, потому что это Тарнага: пристанище тех ублюдков, которые переступили черту Союзного закона. И не на пару-тройку шажков. Ну, слава Великому Вану, наконец-то выслали.
   Я увидел нечто похожее на большой автокар, только совершенно беззвучно парящий по воздуху. На нем находились несколько существ, причем явно созданных богом или эволюцией не по единому образу и подобию. Пара зеленомордых, вроде и ящерицы, но с длинными клювами. Еще двое -- чем-то похожие на орков. Темно-коричневые морды утюгами, снизу торчат клыки длиной в мою ладонь, рост в полтора больше моего, а размах плеч -- раза в два. За ними виднелась очень высокая фигура в темно-сиреневом плаще с капюшоном, а в задней части платформы, опираясь на бортик, вальяжно расположились четверо одинаковых чуваков -- то ли резиновых, то ли одетых в скафандры.
   В общем, делегация к нам приближалась внушительная, и выглядела она не менее угрожающе, чем военный корабль галаасов. Те, кстати, уже успели подцепить летающим краном башню одной из пушек, и теперь она болталась метрах в пяти над крышей корабля.
   Я вновь поглядел на местный автокар, до которого оставалось всего ничего, и стал разглядывать оружие. "Орки" держали в руках огромные винтовки, похожие на американские М-16, но модификации этак года две тысячи пятидесятого. У облаченных в скафандры -- в руках что-то по форме похожее на обычные ружья, только вот абсолютно гладкие, поблескивающие матовым серебристым цветом, без единого намека на составляющие детали. Тот, что в плаще, наверное, без оружия, а может, даже и представитель какой-нибудь магической расы. Интересно, кто? Ном? Чирсул? Или из каких-нибудь не столь сильных и известных?
   Ящерицы с клювами держали в руках штуки, похожие на тот "степлер", с которым Гуур ходил грабить кангийцев. Вот только жаль, что использовать его он не стал, и я не увидел, на что способна эта "канцелярская" вещичка. Может, она намного мощнее всех этих больших и грозных "М-16" и серебристых "палок" в руках остальных. А может, самый опасный в этой делегации -- маг?
   Впрочем, при чем тут опасность? Агрессии на хоть и странных, но все же лицах не наблюдалось. Да и Гуур не проявлял никакого беспокойства. Он даже, по-моему, еще больше расслабился и оперся на тонкий белый парапет с левого края трапа.
   Платформа мягко замерла в паре метров от трапа и "быки-орки" тут же спрыгнули на красноватый асфальт. Я заметил странные вышивки на рукавах их серо-зеленых рубах -- два скрещенных трезубца, на пересечении которых красовался белый цветок, похожий на лилию. Морды "орков" и нежная лилия сочетались плохо, поэтому я невольно улыбнулся. Один из клыкастых бросил на меня недовольный пронизывающий взгляд, и я на всякий случай сделал лицо как можно более дружелюбным.
   Гуур что-то сказал, ему ответила стоявшая ближе к нам ящерица, смешно щелкая своим длинным клювом, но теперь даже краешки моих губ не шевельнулись. Ну его. Еще снесут мне башку из своих "степлеров", посчитав мою мимику оскорблением. Черт, как же плохо, когда вообще ничего не знаешь и не понимаешь. Даже языка...
   Бледнолицый общался с ящерицей недолго, после чего та взмахнула рукой и четверо существ в скафандрах, один за одним спрыгнув с платформы, двинулись в сторону трапа. Гуур тут же жестом приказал мне убраться с него, дабы пропустить их, и я торопливо сбежал вниз. Но подняться те не успели.
   Над космодромом вдруг взвыла сирена, и от серого здания метнулась по небу голубоватая стрела, быстро расширяясь и становясь похожей на тонкую сеть. Мы все, включая и фигуру в длинном до пят плаще, разом вскинули головы и проследили полет этой стрелы-сети. Она пронеслась над носом "Странника" и рванула к сгустку падающего огня, который летел по снижающейся траектории, оставляя за собой широкий оранжевый след. Но уже спустя пару секунд я понял, что это не просто огненный шар, а окутанный огнем корабль. И, скорее всего, видеть его здесь не рады.
   Корабль совершил маневр, что меня удивило, и сеть, задев его лишь краем, унеслась дальше, крутясь вокруг оси и быстро превращаясь в просто голубоватое завихрение. Одна из ящериц громко заругалась на непонятном языке, от здания отделилась еще стрела, а я вдруг поймал себя на мысли, что, в общем-то, я на стороне тех, кто находится на падающем и пылающем корабле.
   Тот, кстати, стал крениться влево, слегка приподнял нос и вроде даже прекратил падение. Но его настигла вторая сеть. Она окутала одну из четырех дюз, расположенных на длинных массивных опорах, скрещенных как голубые линии на Андреевском флаге, и та, на мгновение заглохнув, вдруг оторвалась и с каким-то пронзительным свистом полетела в сторону. Корабль сильно качнуло, он снова стал падать, но теперь довольно быстро удаляясь от космодрома. Спустя какое-то время он и вовсе пропал за линией горизонта, а еще через минуту послышался короткий гулкий удар, и поверхность под ногами ощутимо дернулась.
   -- Мать моя -- ваннирка! -- едва почва под ногами вновь стала неподвижной, раздался громкий и очень удивленный вскрик Гуура. -- В первый раз вижу, чтобы на Тарнагу падал подбитый штурмовик галактических цептеров!
  
   Глава 10
  
   Галактика Водоворот К'анги, планета Нальвия, Великий дом Союза двенадцати галактик
  
   Ку-Ург-Рут быстро преодолел длинный межсекторный коридор и остановился перед двумя цептерами элитного внутреннего подразделения "Центр". В воздухе тут же вспыхнула зеленоватая голограммка общесоюзной консульской экзекватуры. Один из цептеров вяло взглянул на нее и, дежурно улыбнувшись, пропустил галааса в сектор, где располагались апартаменты чирсульского посла.
   Застыв на мгновение, Ку-Ург-Рут привел мысли в порядок, скосил пару глаз вправо и сфокусировал взгляд на двух помощниках посла. Один из них -- вроде бы второй секретарь, а второй -- просто атташе, хотя Ку-Ург-Рут не был уверен на сто процентов. Ему, галаасу, было очень трудно отличать одного чирсула от другого.
   Сотрудники чирсульской дипмиссии о чем-то разговаривали в углу зала, хотя и не так, как делали это сами галаасы и подавляющее большинство других рас. Между двумя меняющими форму серыми сгустками проскакивали время от времени голубоватые молнии разрядов. Галаасский посол кивнул им головой и уверенно двинулся дальше, непосредственно к кабинету главы дипмиссии этой странной магической расы. Двое беседовавших даже не обратили на него особого внимания, но это и понятно: в последнее время Ку-Ург-Рут был здесь частым гостем и не нуждался в провожатых.
   Он бесшумно пересек зал и весьма бесцеремонно для дипломатического этикета постучал в серую, сделанную из минерала, дверь кабинета. По ее ободку пробежала голубоватая волна огоньков, и створка стала медленно отходить влево, исчезая в толстой стене.
   -- Приветствую тебя, Наа-Рор-Аан, -- поздоровался галаас, остановившись посредине огромного помещения. Чирсулы любили большие пространства. В здании посольства они добивались их наличия весьма просто -- разрушали перегородки соседних кабинетов и делали из трех-четырех один. Лучше меньше, но больше...
   Галаас мысленно улыбнулся этому нелогичному утверждению и обозначил легкий поклон. По отношению к чирсулу данный жест был бессмысленным, но чтобы не путаться в сотнях вариантов приветствий, в Союзе было принято, что каждая раса пользуется своим. За исключением, разумеется, совсем уж экзотических и диких. Например, кушкуры, здороваясь друг с другом, отрывают одну из голов собеседника и съедают ее. Причем на месте оторванной у них практически сразу вырастает новая, но какое дело другим расам до этого? У них на месте оторванной головы уже ничего не вырастет.
   -- Приветствую тебя, Ку-Ург-Рут, -- подключившись к мембранофону, ответил посол чирсулов и слегка изменил форму. Что именно она обозначала, галаас не помнил, хотя и постоянно наблюдал за чирсулами, анализировал их речь и формы, пытался понять, как они связаны друг с другом, и связаны ли вообще? -- Что-то случилось?
   -- Небольшой инцидент в шестой галактике, касающийся доставок на ваши заводы нашей новой разработки. Мы думали, что вы хорошо контролируете этот сектор.
   Галаас замолк, понимая, что последняя фраза слегка прямолинейна, но плести тонкие дипломатические речи сейчас ему не хотелось. И так вместо: "Конечно, случилось! Да еще как случилось!" -- он сказал всего лишь: "Небольшой инцидент"...
   -- Нельзя контролировать каждую точку пространства, -- не обратив внимания на прямолинейность собеседника, проговорил чирсул. -- Вы сами знаете это, симметричный Ку-Ург-Рут. Я почувствовал ваше напряжение. Расслабьтесь. Мы с вами -- негласные союзники, и потому ваша открытость в речах только на пользу нашим отношениям. Так что там случилось, мой симметричный друг?
   Галаас мысленно улыбнулся. Симметричность у чирсулов была признаком благородного происхождения, и такое обращение означало -- высокородный Ку-Ург-Рут, что немного не соответствовало действительности. Его родители уж точно не принадлежали к благородным галаасским семьям, и ему пришлось пройти долгий и тяжелый путь, чтобы стоять вот так на равных с представителем дипмиссии другой расы. Нет, без всей этой арагновой дипломатии галаасы и так считали себя не только равными другим, но и ставили намного выше...
   -- Несколько наших грузовых судов, шедших под прикрытием боевого звена фрегатов типа "Рангонг", были атакованы штурмовиками галактических цептеров... -- начал Ку-Ург-Рут, и вздрогнул от неожиданности, когда чирсул, не сдержав эмоций, перебил его.
   -- Не может быть! -- прохрипел мембранофон. -- Только не говорите, что они разбили звено и захватили груз!
   -- Успокойтесь, мы уничтожили почти все их штурмовики, -- сказав это, галаас почувствовал себя уверенно. Ответственность за произошедшее снова ложилась на чирсулов, так как галаасские пилоты сделали все, что могли, и защитили важный и, что самое главное -- секретный груз. Ни один представитель другой расы не знал об этом караване, которому пришлось попрыгать по коридорам, чтобы отцепиться от возможного хвоста, организованного ВАДом. У проклятых вархарнов везде есть завербованные, расчетных частиц на это они не жалеют. -- После боя, разумеется, подчистили эфир, до семидесяти процентов волн от их болтовни во время боя рассеяны: это хороший показатель. Шанс, что уцелевшие достигнут цептеровских постов -- небольшой.
   -- А если все же достигнут, и те узнают, как погибли их штурмовики?
   -- У нас есть переговоры, которые вели пилоты одного из их звеньев, когда попали в сумеречный поток. Мы с избытком распространили их в том секторе.
   -- Не думаю, что цептеры поверят. Они не так глупы.
   -- Не хочу повторяться, но мы надеялись на то, что вы контролируете этот путь. Тем более что такой груз...
   -- Мы не можем контролировать какие бы то ни было пути открыто, -- решил оправдать ошибку своей расы чирсульский посол. -- Это вызовет ненужные вопросы у Совета Союза двенадцати галактик и еще больше -- у вархарнов. Но я передам Имперскому Кругу, чтобы они как-то решили эту проблему. Если цептеры захватят агрегаты для нашего симбиотического оружия, то все вопросы отпадут сами собой, и Совет вынесет решение о проверке наших производств в шестой галактике...
   -- Если цептеры захватят эти агрегаты, то начнется война, -- перебил его Ку-Ург-Рут. Излишняя дипломатичность сейчас была ни к чему. Нужно говорить прямо. Оружие, построенное на симбиозе магии и технологии двух рас, входящих в Великую четверку... вархарны не идиоты. Они не станут ждать, когда мы завершим его испытания. Они обрушат армады своих флотов на заговорщиков, не медля ни микроцикла.
   -- Вы правы, -- после непродолжительной паузы согласился чирсул. -- Нам нужно соблюдать максимальную осторожность, вот только как?.. Вы, симметричный Ку-Ург-Рут, сказали, что ваши фрегаты уничтожили почти все их штурмовики. Не могли бы вы развить эту мысль?
   -- Один из штурмовиков успел уйти в Нуль-пространство. Координаты выхода, как понимаете, отследить мы не смогли, да это было и бессмысленно. По отчетам наших пилотов, Н-пушки штурмовика имели сильные повреждения, как, в общем-то, и весь корабль, и вряд ли он мог выполнить полностью контролируемый Н-бросок. Сейчас он может находиться где угодно, -- галаас предупредительно вскинул лапу, увидев, что чирсул принял напряженную форму, -- но думаю, здесь проблем не будет. По словам пилотов, при тех повреждениях, что имел штурмовик, он просто развалится при выходе из Н-пространства.
   -- Будем на это надеяться, -- посол чирсулов стал более округлым, а значит, расслабился. Это Ку-Ург-Рут знал точно. Чем спокойнее и безмятежнее чувствовали себя чирсулы, тем ближе к идеальной сфере стремилась их форма. -- А почему они напали? Может так быть, что они все знали?
   -- Вряд ли, -- Ку-Ург-Рут покрутил головой. -- Там произошло, как обычно. Неожиданно появившийся патруль, приказ остановиться и дать доступ в отсеки грузовых кораблей... Сами понимаете, что сделать этого мы не могли, и сразу вступили в бой.
   -- Ваши пилоты поступили верно, -- согласился чирсульский посол. -- А как вы так быстро узнали о случившемся?
   -- Один из фрегатов сразу же вернулся через Н-пространство в Водоворот К'анги. Все просто. Надеюсь, дальнейший путь нашего каравана пройдет без приключений. Симметричный Наа-Рор-Аан, а как обстоят дела с разработкой вирусных пакетов для Н-коридоров? Мне кажется, сейчас самое время предоставить нам, как вашим искренним союзникам, хоть какие-то отчеты. И дело совершенно не в софинансировании нами этого проекта, а в нашем общем будущем. Без новых разработок нам не справиться с военной мощью Союза.
   Повисла долгая пауза. Галаас скосил четыре глаза на небольшую абсолютно черную площадку в углу кабинета, на которой, как знал Ку-Ург-Рут, чирсулы делают замысловатую и только им понятную гимнастику. Панель лежала на полу под одним из огромных окон и, скорее всего, неплохо поглощала проникающий в это помещение свет. А дарил этот свет Нальвии, главной планете Союза двенадцати галактик, заурядный желтый карлик. В мозгу Ку-Ург-Рута ясно нарисовалась мечта любого представителя его народа -- вот она, величественная звезда Ан-Тар-Мера, прекрасный голубой гигант, вокруг которого несется в черном пространстве его родина -- планета Ку-Ран-Луна. Да, однажды она станет центром этого арагнова Союза, а не какая-то мерзкая безликая Нальвия.
   -- Что я могу вам сказать по этому поводу? -- неожиданно, да еще и вопросом начал чирсульский посол, и галаас едва сдержался, чтобы не вскинуть обе передние лапы. Нет, показывать раздражение пока не стоит. Пусть этот желеобразный говорит.
   -- Как вы понимаете, это далеко не простая задача, -- медленно продолжил чирсул, и его форма стала более вытянутой и рельефной. -- Это сложнее... Я бы даже сказал -- невероятно сложнее, чем создание симбиотического оружия. Досконально в том, как устроены и как работают Н-коридоры, разбираются только вархарны, и делиться этой информацией они не торопятся. Я так полагаю, вы хотите спросить и про расчетные частицы?
   Ку-Ург-Рут сохранил спокойствие, хотя и не ожидал такого прямого вопроса. Да, разумеется, он хотел спросить и про расчетные частицы. А почему нет?! Вот уже тридцать шесть циклов чирсулы занимаются этим, и кроме обещаний, ничего больше у них не выходит. А обещания-то очень заманчивые! Создать наконец-то расчетную частицу с определенными характеристиками, полностью схожую с той, что создали тысячу четыреста циклов назад вархарны, и которую так никто до сих пор не смог подделать. Экономика Союза построена на единой расчетной единице, и разрушить ее можно, только если суметь сделать такую же частицу. И не только разрушить экономику, но и, по большому счету -- выиграть войну. Пока вархарны полностью контролируют выпуск расчетных частиц -- они непобедимы. Нужно им -- и они создали несколько триллионов новых, на которые покупают ресурсы, разработки, нанимают и вербуют любого, кто им приглянулся, покупают и подкупают, содержат на границах целые флотилии союзников...
   -- Сейчас это не важно, Наа-Рор-Аан, -- выдавил из себя галаас, хотя внутри все просто кипело от любопытства и... опасения. А что, если чирсулы, создав такую частицу, просто не сообщат им? Что, если они решат тогда, что никакие союзники им больше не нужны? Ведь уже сейчас они, правда, посоветовавшись, решили не привлекать на нашу сторону номов...
   -- Я тоже так считаю, -- без эмоций прохрипел мембранофон. -- Тем более что особых подвижек, скажу вам честно, симметричный Ку-Ург-Рут, пока нет. Меня больше заинтересовала ваша новость, и теперь она не выходит из моего мозгового центра. И еще: помните, мы пришли к выводу, что номы будут для нас плохими союзниками?
   -- Разумеется, -- машинально ответил галаас, потому что мысли именно об этом сейчас крутились в его голове.
   Мембранофон, а точнее, чирсул с его помощью хмыкнул. Его форма стала еще более вытянутой и какой-то ребристой.
   -- А буквально в начале этого микроцикла я получил не очень приятную новость. Хотя, сказать откровенно, другой я и не ожидал, -- сказал он, и галаас немного напрягся.
   -- Вы о чем? -- уставившись всеми глазами на чирсульского посла, спросил он.
   -- Я о том, что номы и сами отказались стать нашими союзниками. Впрочем, как и все другие магические расы; и я их понимаю. С давних пор в Союзе двенадцати галактик заправляют вархарны, и не секрет, что они всячески мешают другим технологическим расам развиваться. Не в открытую, конечно, нет. Но отрицать их влияние на развитие этих рас глупо. Одна только утечка лучших мозгов Союза на исследовательские базы вархарнов чего стоит. А теперь представьте, как размышляют слабые магические расы. Они думают -- вот придут к власти чирсулы, или галаасы, или те же номы, и станут ограничивать наше развитие, а то и просто уничтожат, чтобы заранее обезопаситься от будущей угрозы...
   -- Какая там угроза? -- усмехнулся Ку-Ург-Рут. -- Вы считаете, что кто-то из них когда-нибудь сможет достичь нашего уровня? Чушь! Даже если это произойдет, то очень нескоро, а если мы захватим власть -- то и вовсе никогда. Вы знаете, Наа-Рор-Аан, а я склонен считать, что так и нужно. Если мы придем к власти, то ограничим их развитие, а тех, кто посмеет ослушаться -- уничтожим. Единственные, кто смог бы нам сейчас помешать -- это родонтины. Но они, слава Великой Сети, вымерли...
   -- Они не вымерли, -- мягко задребезжал мембранофон. -- Они исчезли. А это, согласитесь, немного разные вещи...
  
  

Оценка: 5.27*38  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"