Рахаева Юлия Александровна: другие произведения.

Curatio

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Амарго и норт. Честный охотник за головами и племянник шерифа, заправлявшего всей преступной деятельностью Айланорте. Они были врагами. Их встреча была случайной. Но им суждено было стать друзьями.


Curatio

I

Anamnesis

  
   Кейлин сидела на полу посреди гостиной и пересаживала кактус. Её руки, одетые в перчатки, всё равно уже были исколоты, подол юбки испачкан в земле. Снующий вокруг большой пушистый чёрный кот уронил бутылку с водой и, испугавшись содеянного, побежал прочь, развозя грязь по всему дому.
   - Отлично, - проговорила Кейлин, забыв, что перчатка в земле и убирая со лба мешавшую чёлку. - Теперь ещё и полы мыть.
   Кейлин уже почти было расправилась с кактусом, когда до неё донеслись звуки выстрелов. То, что это были именно выстрелы из револьверов, девушка знала наверняка: ей приходилось слышать их раньше и тогда они были ближе, чем сейчас. Больно кольнуло в висках, а сердце толкнулось в грудь изнутри, будто желая напомнить о себе. Воспоминания были лишними, и Кейлин не хотела видеть тех картинок, которые настойчиво предлагал ей мозг ярким калейдоскопом. Сделав глубокий вдох, она подошла к окну и посмотрела в сторону кладбища - звуки доносились оттуда. Два человека, кажется, пристрелили третьего и собирались закопать его прямо на месте. Можно было возвращаться к кактусу, грязному полу и нашкодившему коту, но Кейлин ясно ощутила, что тот третий был жив. Порой она ненавидела себя за эти так не вовремя появлявшиеся способности. Но те двое намеревались похоронить человека заживо. Кейлин неприлично выругалась и уже полезла в ящик стола за револьвером, но потом, усмехнувшись, решила, что оружие не понадобится, и направилась к выходу.
  
   Росс понимал, чем всё закончится, когда Смит и Стив (его не переставляло забавлять такое сочетание имён) предложили прогуляться до кладбища. Но отступать он не любил. Бежать тоже. Нет, погибать не входило в его планы, он искренне верил в то, что сможет выжить, хотя предательство этой сладкой парочки всё больше походило на конец. Росс знал, что сможет выстрелить первым, но понимал, что убьёт только одного, в то время как второй прикончит его. Нет, всё не могло закончиться так быстро. Это было бы глупо. Росс машинально поддерживал дурацкую болтовню братьев и даже успел отметить для себя, что они рассказывали о какой-то ведьме, будто бы живущей за кладбищем. Росс никогда не верил в подобное, хотя и знал, что в его роду были жрецы. Он даже помнил из рассказов бабушки, что где-то на месте кладбища раньше возвышался храм амаргов Солнечной росы, племени, из которого происходили его предки. Но завершать жизнь здесь сейчас Россу очень не хотелось. Ему надоело слушать Смита, который снова говорил что-то про ведьму, и он, улыбнувшись, проговорил:
   - За сколько же вас купил шериф?
   - С чего ты взял, что он купил нас? - возразил Стив, пальцы его потянулись к рукояти револьвера.
   - Так это была благотворительность? - усмехнулся Росс, не сводя глаз с его руки.
   - Ты всё равно этого уже не узнаешь, - воскликнул Смит, доставая оружие. Росс среагировал мгновенно, выстрелив в Смита первым. Тот упал навзничь. Росс ожидал выстрела от Стива и повернулся в его сторону, тот действительно уже достал револьвер и был готов к нападению, Росс не успевал за ним, Стив спустил курок, но вышла осечка. Рассмеявшись, Росс проговорил:
   - Что ж ты не подготовился к моему убийству?
   Он хотел добавить ещё что-то, но внезапный выстрел в спину не дал ему этого сделать. Упав на землю, Росс ощутил, как горячая волна боли разливается по его спине, спускаясь куда-то вбок, прожигая его насквозь. Он хотел подняться, но у него ничего не получилось. Боль словно распространилась по всему телу, проникая даже в голову. Росс попытался поднять глаза, чтобы понять, кто же стрелял в него. К его удивлению, им оказался Смит.
   - Я же убил тебя, - прошептал Росс и закашлялся. Боль пронзила его тело ещё сильнее, в глазах потемнело. Сквозь нарастающий гул в ушах Росс услышал, что эти двое собираются выкопать ему могилу и похоронить его. У них даже были припрятаны лопаты. "Но как же он не умер?" - эта мысль не давала покоя Россу, хотя это было глупо - думать о Смите, когда сам на пороге смерти.
   Что произошло дальше, было совсем странным. Эти двое кого-то испугались. Это было слышно по их голосам. Росс снова попытался поднять голову, но ничего не увидел. Перед глазами стояла серая пелена, застилающая всё вокруг. Росс сжал кулаками землю, обрадовался, что руки его ещё слушались.
   - Не уверена, что смогу донести тебя, - услышал он вдруг женский голос. Так вот кого испугались братья. Неужели это была кладбищенская ведьма? - До моего дома близко. Тебе придётся идти самому. Сейчас я вернусь и перевяжу тебе рану. А потом ты пойдёшь.
   Это было удивительно и странно. Росс в очередной раз попытался что-то увидеть, но ему удалось разглядеть лишь грязный подол платья. Женщина, девушка, ведьма... кто она там была... ушла. Росс не знал, сколько ещё сможет продержаться в таком полубессознательном состоянии. Боль словно перетекала по его телу, проникая во все уголки, отзываясь в ударах сердца. Росс потерялся во времени и не мог определить, сколько уже лежал на земле, когда вернулся грязный подол платья, а за ним и женский голос:
   - Будет больно.
   В другой ситуации Росс бы рассмеялся. Как будто сейчас ему больно не было! Но оказалось, что это было только начало, потому что когда обладательница грязного подола перевернула его и начала снимать с него прилипшую к телу рубашку, Росс застонал. Боль стала такой резкой и яркой, что у него на какое-то время внезапно прояснилось сознание, и он увидел ту, что предстала перед ним. Росс решил, что это действительно была ведьма: чёрные, как смоль, волосы спадали на её лицо, которое было испачкано в земле, также как и её руки и платье, на шее блестел какой-то медальон, напоминавший своим силуэтом кошку. Когда руки девушки, а ведьма оказалась довольно молодой, добрались до раны, которая, как только сейчас понял Росс, была сквозной, он понял, что отключается.
   Очнулся Росс от резкого едкого запаха и понял, что исходил он от какой-то склянки, которую ведьма пихала ему прямо в нос.
   - Больше не теряй сознание, - каким-то приказным тоном проговорила она. - У тебя будет ещё такая возможность, но в доме. А сейчас давай вставать.
   - Знаешь, я не очень сейчас способен руководить своим сознанием, - ответил Росс.
   - Учись, - сказала девушка и начала медленно подниматься с земли вместе с опиравшемся на неё Россом. Что уж такого было в той склянке, но это придало ему сил. Росс смог встать и даже сделать несколько шагов. Потом боль, пульсируя в районе живота, словно ударила его по коленям, заставив их согнуться.
   - Стоять, - проговорила девушка и снова поднесла к лицу Росс дурно пахнущую склянку. Ей пришлось это сделать ещё пару раз, прежде чем они вошли в дом. Росс даже сделал попытку оглядеться по сторонам, но нет, силы окончательно покинули его тело, и последнее, что он помнил, было ощущение чего-то мягкого и сладко пахнущего.
  
   Кейлин глубоко вздохнула и села на кровать рядом с раненым. Повязка уже промокла насквозь, и её надо было менять. А потом нужно было всё-таки вымыть пол и переодеться. Хотя, конечно, её чумазый вид очень вовремя смог заменить револьвер, заставив двух взрослых мужчин бежать с кладбища. Усмехнувшись, Кейлин достала свежий бинт и начала перевязку. Мужчина застонал, и она поняла, что он снова может очнуться. Столько боли за один раз - это слишком мучительно. Кейлин достала из шкафчика шприц и пузырёк с морфием и отправила раненого в продолжительный глубокий сон. Закончив перевязку, она первый раз по-настоящему рассмотрела мужчину. Ему было лет тридцать, не больше, и он, скорее всего, было амарго, как и сама Кейлин. Сейчас его глаза были закрыты, но она помнила, что они были карими, почти чёрными. Спутавшиеся мокрые от пота тёмные волосы прилипли к его лбу. На щеках и верхней губе была недельная щетина, и эта небритость добавляла его лицу мужественности и даже привлекательности. У мужчины была хорошая фигура, руки были сильными, кожа - чуть более смуглой, чем у нортов. На указательном пальце левой руки красовался золотой перстень с чёрной вставкой. Кейлин догадалась, что это был агат.
   Судя по одежде и этому перстню, мужчина был не из бедных, поэтому вполне потом мог оплатить её услуги. Кейлин потратила на него кучу чистых бинтов и дорогой морфий. Лекарство, каким она обработала рану, было из трав, которые Кейлин собирала сама, поэтому не стоило денег.
   Поймав себя на мысли, что любуется раненым, Кейлин решила, что самое время вернуться к уборке. Вылезший из очередного укрытия чёрный кот подошёл к кровати и, поднявшись на задние лапки, понюхал руку мужчины.
   - Какое-то время он здесь побудет, Ти, - сказала Кейлин коту. Тот, очевидно приняв решение хозяйки, направился к своей миске.
   Завершив уборку и переодевшись, Кейлин снова взглянула на раненого. Она боялась, что его начнёт лихорадить, но, к счастью, этого не случилось. И вдруг Кейлин вспомнила. Она видела его раньше. Вернее, не его самого, а его портрет. У входа на кладбище к дереву был прибит плакат "Разыскивается". И вот на нём-то и был нарисован мужчина, сейчас лежавший в её постели. Этот факт нисколько не напугал Кейлин, а скорее вызвал её любопытство. Она вышла из дома и направилась к тому самому дереву, чтобы убедиться в своей правоте и заодно узнать имя своего гостя. Портрет был хоть и довольно схематичным, но узнаваемым. Раненого мужчину звали Росс. Как у всех амаргов, фамилии у него не было, что всегда вносило путаницу в документы нортов, которым требовались и имя, и фамилия. Иногда они даже сами их сочиняли, либо заставляли придумывать амаргов. Но имя Росс было всё-таки странным для амарга - Кейлин никогда такое раньше не встречала.
  
   Когда Росс открыл глаза, он не сразу понял, где находится. Первым, что он увидел, был потолок цвета бледной охры. Почти такой же был в доме его родителей. Росс попробовал повернуть голову и обнаружил, что каждое его движение отдаёт сильной болью в животе и спине. Но, вспомнив произошедшее, он почувствовал заметное облегчение. Да, боль по-прежнему была сильной, но не всепоглощающей. Всё-таки повернув голову вправо, Росс увидел окно, а перед ним резной столик и два деревянных стула. На одном из стульев лежал сиреневый плед, на втором, свернувшись клубочком, спал большой чёрный кот. За окном виднелось кладбище амаргов. Повернув голову в другую сторону, Росс обнаружил высокий платяной шкаф на ножках. Под ним в пыли лежала какая-то коробка. Снова взглянув на кота, Росс позвал его:
   - Эй, ксс, где твоя хозяйка?
   Кот зашевелил ушами, потом приоткрыл один глаз, покосился им на Росса и снова задремал.
   - Доброе утро, вернее, уже день, - раздался знакомый женский голос, и в комнату вошла хозяйка дома.
   - Кто ты? - спросил Росс.
   - Кейлин.
   - Ты ведьма?
   - Зачем же так? - рассмеялась девушка. - Я знахарка.
   - Спасибо, - проговорил Росс.
   - На здоровье. Как рана? Болит?
   - Болит. Почему ты живёшь на кладбище?
   - Не на кладбище, а за кладбищем. Здесь тихо и спокойно. К тому же, раньше здесь был храм.
   - Я слышал. Мои предки служили в нём.
   - А за что тебя сейчас разыскивает шериф, Росс? - спросила Кейлин с улыбкой.
   - Я убил его племянника на дуэли. Хочешь сдать меня?
   Росс смотрел на девушку, пытаясь прочитать мысли по её глазам. Ему показалась, что при упоминании о племяннике шерифа она изменилась в лице.
   - Если бы я хотела тебя сдать, - ответила Кейлин, - уже сдала бы. Но я буду иметь это в виду, сумма там немаленькая.
   - Ты не знаешь, почему он не умер? - Росс задал вопрос, который давно его мучил, и сообразил, что его спасительница вряд ли понимает, о чём он.
   - Кто не умер? - логично переспросила Кейлин.
   - Смит. Один из тех, кто хотел закопать меня. Я выстрелил в него. Попал в грудь. Пусть он мог и не умереть, но спокойно встать, чтобы потом убить меня, это просто невозможно.
   - У одного из тех, кто убежал при виде меня, на груди под расстёгнутой рубашкой была металлическая пластина. Может, и у второго тоже. Они, наверное, готовились к встрече с быстрым стрелком.
   - Я даже не подумал об этом, - усмехнулся Росс. - Надо же.
   - Ты хороший стрелок?
   - Да. Это у меня в крови. Мой отец, мой дед - все они прекрасно стреляли. Быстро и метко. Они всегда были лучшими в Тиере.
   - Ты живёшь в Тиере? - спросила Кейлин.
   - И в Тиере, и в городе. Где-то между.
   - И чем занимаешься?
   - Походит на допрос.
   Россу нравился и даже льстил интерес этой девушки. Как и сама девушка. Если бы он встретил её где-то в городском трактире, он бы обязательно подошёл к ней. С возможно не самыми пристойными мыслями и предложениями. Хотя представить Кейлин в трактире у Росса не получалось. Скорее в Тиере. На празднике. Или в лесу. У озера, на закате. Россу даже показалось, что из Кейлин могла бы выйти неплохая охотница. Хотя женщины Тиеры редко промышляли охотой.
   - Если это такая страшная тайна, можешь не говорить, - сказала Кейлин.
   - Нет, это не тайна, - ответил Росс. - Я охотник за людьми.
   - Что это значит?
   - Ко мне обращаются за помощью. Помощники судьи в Тиере, сыщики в городе. У меня неплохо получается искать людей, которых они найти по каким-то причинам не могут.
   - А теперь тебя самого разыскивают.
   - Увы.
   - Те двое, что хотели тебя убить, кто они были?
   - Что-то вроде помощников. В одном деле. Они были хороши, как две собачки, которые выполняют твои приказы. Но, к сожалению, нашёлся тот, кто предложил им кость побольше.
   - Что же ты теперь планируешь делать? - спросила Кейлин.
   - Не знаю. Можно, конечно, покрасить волосы в белый, - рассмеялся Росс. - Стану я тогда похож на норта?
   - Не станешь, - улыбнулась девушка.
   - Мне придётся скрываться. Наверное. Или как-то разобраться с шерифом.
   - Разобраться с шерифом, - повторила Кейлин. - Сильно сказано. Мне как человеку со стороны ты можешь показаться страшным преступником. Убил племянника шерифа, а теперь хочешь добраться и до него самого.
   - Может, я такой и есть? - проговорил Росс, глядя прямо на девушку.
   - Время покажет, - усмехнулась она.
  
   Кейлин взглянула на часы - уже совсем скоро она должна была быть в городе у своей постоянной клиентки.
   - Я приготовила тебе бульон, - сказала она. - Тебе надо сейчас его выпить, потом я перевяжу тебе рану, и мне нужно будет уйти.
   - Куда - это секрет? - поинтересовался Росс.
   - На работу, - ответила Кейлин.
   Потом, когда она перевязывала Росса, Кейлин то и дело ловила себя на мысли, что это не обычный пациент. Сколько раз она прикасалась к людям как лекарь, и никогда это не было чем-то особенным. Кейлин выполняла свою работу, делала то, что умела делать лучше всего. Она знала, что под её руками раны заживают быстрее и не гноятся, что дети выживают от болотной лихорадки, а старики могут ходить дольше, чем могли бы. Кейлин привыкла к этому чуть ли не с детства. Никогда прикосновения к коже человека, которого она лечила, не вызывали у неё эмоций. Эмоции приходили после. Радости и спокойствия, от того, что человек поправлялся. Сейчас же было то, что никогда не пересекалось с её умением. Хотя Кейлин врала самой себе. Что-то подобное уже было, и Росс так некстати ей напомнил об этом. Племянник шерифа. Филипп. Одно его имя ломало жизнь Кейлин надвое. Теперь он был убит. Человеком, который сейчас лежал в её постели.
   Пожелав Россу не скучать, Кейлин взяла сумку и направилась к выходу. За домом располагалась небольшая конюшня, в которой жила только одна лошадь. Чёрную красавицу по имени Луара Кейлин подарил один старый охотник из Тиеры, когда она буквально спасла ему жизнь после его встречи с ягуаром. Кейлин направлялась в город, но мысли её оставались дома с Россом. Она привыкла считать, что ничего не бывает случайным, значит и появление в её жизни этого человека что-то значило. Подъезжая к дому своей клиентки, Кейлин почувствовала неприятную боль в груди. Сердце словно предупреждало её о чём-то. Спешившись, Кейлин привязала лошадь и постучала в дверь. Открывший слуга узнал знахарку и с вежливой улыбкой впустил её в дом, разрешив подняться в комнату госпожи. Сабрина Маунт обращалась за помощью к Кейлин уже далеко не впервые и каждый раз щедро одаривала знахарку. Она была не молодой, но привлекательной женщиной, а её имя имело вес в обществе Айланорте, как и имя её мужа - одного из министров. Сабрина встретила Кейлин сидя в кресле. Её тёмно-каштановые волосы были убраны в высокую причёску, на лице, как всегда, был яркий макияж.
   - Здравствуй, дорогая, - проговорила Сабрина.
   - Добрый день, - ответила Кейлин. - Как ваши дела?
   - Как ты могла догадаться, у меня закончился твой отвар.
   - Я принесла новую порцию, - и с этими словами девушка протянула Сабрине бутылочку, хранившуюся в сумке.
   - Благодарю, - улыбнулась госпожа Маунт. - У меня к тебе есть ещё одна просьба. Вернее, это даже не просьба, а предложение. Ты можешь получить очень богатого пациента, если, конечно, умудришься спасти его жизнь.
   - И кто же это?
   - Племянник шерифа, Филипп Эскот.
   Второй раз за день это имя, да ещё в таком контексте. Кейлин понадобилось всё её самообладание, чтобы не показать свою истинную реакцию.
   - Я слышала, его убили, - проговорила Кейлин.
   - Я тоже слышала, - усмехнулась Сабрина. - Просто шериф очень хочет поймать того, кто это сделал, и поскорее обвинить его в убийстве. Филипп жив, но находится без сознания уже довольное долгое время. Вокруг него бегают лучшие врачи, но ни один не может пообещать ничего хорошего. Я знакома с женой шерифа и как-то упомянула, что у меня есть прекрасная знахарка из амаргов. Так что скажешь?
   - Мне надо осмотреть его, тогда я смогу сделать какие-то выводы, - ответила Кейлин.
   - Тогда направляйся к нему прямо сейчас. Я напишу письмо для Эскотов.
   Выходя из дома министра, Кейлин с трудом справлялась с учащённым сердцебиением. Достав из сумки баночку с нюхательной солью, она поднесла её к лицу, вдохнула едкий аммиачный запах. Всё действительно было неслучайно, и сердце не зря предупреждало её.
  
   Росс не мог больше уснуть, хотел в туалет и просто не знал, куда себя деть. Он несколько раз посчитал до ста и обратно, вспомнил весь вчерашний день, потом вдруг осознал, что боль его больше не мучает. То есть ему по-прежнему было больно, но Росс привык этому ощущению, как будто оно всегда было с ним, и боль больше не мешала. "То ли мне просто повезло, - подумал Росс, - и пуля вообще ничего не задела, то ли эта девушка действительно ведьма". Он представил Кейлин, вспомнив её облик до мельчайших подробностей, от жгучей волнистой чёлки до складок на платье. У неё были необыкновенные глаза. Большие, чуть миндалевидные, цвета горячей горькой воды. Подумав о горькой воде, Росс почувствовал огромное желание попробовать её из рук Кейлин. Она должна был уметь её готовить, как любая амарга.
   Росс совсем потерял счёт времени, когда услышал стук копыт за окном. Он был уверен, что эта была та же лошадь, которую он слышал, когда ушла Кейлин. Значит, она вернулась.
   - Как дела? - спросила вошедшая Кейлин.
   - Прекрасно провёл время, - ответил Росс. - Побеседовал с твоим котом о преимуществах жизни за городом. Вот только ты не называла его имени, поэтому я мог быть несколько невежлив.
   - Его зовут Тибальт.
   - Странное имя для кота.
   - Как раз нет. Ты не читал эпос о хитром лисе? Там как раз был драчливый кот с таким именем.
   - Не читал.
   - Послушай, я зашла буквально на несколько минут. Мне надо забрать кое-какие вещи и лекарства. У меня появился новый пациент, и я должна возвращаться к нему, - сказала Кейлин. - Поэтому вот, - с этими словами она принесла с кухни кувшин с каким-то напитком, а также чашу с овощами и хлебом и поставила рядом с кроватью. Затем Кейлин снова вышла из комнаты и вернулась с медицинской уткой в руках. - Прости, что забыла об этом раньше. Я редко выполняю роль сиделки. Ну, пожалуй, всё. Мне пора.
   - Спасибо, - улыбнулся Росс. - Можно ещё одну просьбу?
   - Да?
   - Твой кот, конечно, превосходный собеседник, но не могла бы ты оставить мне какую-нибудь книгу?
   - Какую? У меня много книг.
   - Есть легенды, сказки?
   - Есть, - рассмеялась Кейлин. - Сейчас принесу.
   Она вернулась с книгой и лампой в руках.
   - Скоро стемнеет, - сказала Кейлин, поставив лампу рядом с кроватью. - Тут рядом спички. Только всё же постарайся поменьше двигаться, иначе у тебя откроется кровотечение.
   - Слушаюсь, - ответил Росс.
   Кейлин направилась к выходу, но вдруг остановилась в дверях комнаты и, обернувшись, проговорила:
   - Я тут слышала... в городе... Филипп Эскот, говорят, выжил.
   - Выжил? - удивился Росс.
   - Расстроен?
   - Да нет. Просто тогда выходит, что я не убийца. И надпись на плакате "живым или мёртвым" не очень справедлива по отношению ко мне.
   - Боюсь, что совсем не справедлива, - сказал Кейлин. - Не скучай.
   Она ушла. У Росса в голове остались её слова. Филипп Эскот выжил. Росс впервые увидел его около года назад. В одном из трактиров. Росс в одиночестве сидел за своим любимым столиком в углу со стаканом текилы, когда в дверях появилась весёлая компания из трёх парней. Они громко говорили, смеялись и отпускали скабрёзные шутки в адрес окружающих. Всем присутствующим это было крайне неприятно, но никто даже не пытался сделать им замечание и уж тем более попросить выйти. Росса они сильно раздражали, потому что они были слишком громкими и мешали думать. Особенно один. С длинными ухоженными волосами и одетый в фиолетовый костюм с иголочки. Росс тогда спросил у бармена, кто этот выпендрёжник, и получил ответ, что это племянник самого шерифа. Потом Филипп каким-то чудесным образом постоянно оказывался связанным чуть ли не со всеми нортами и даже амаргами, которых приходилось разыскивать Россу. Но прямых улик против него самого не было никогда. Всё было будто бы совсем случайно.
   Однажды они снова встретились в том же самом трактире. Филипп сам подсел за стол к Россу, широко улыбнулся и проговорил:
   - Ну, что, Росс, кого ищем на этот раз?
   - Думаю, что, как всегда, одного из твоих приятелей, - ответил Росс.
   - Хочешь, совет?
   - И какой же?
   - Не будь таким любопытным.
   - Это кто кого обвиняет в любопытстве? Не я подошёл к тебе с расспросами.
   - Но именно ты любитель совать свой нос не в свои дела.
   - Работа такая, - усмехнулся Росс.
   - Хочешь сделку? - предложил Филипп.
   - Смотря, в чём она заключается. Может, и хочу.
   - Я буду сдавать тебе людей. Ты в свою очередь будешь сдавать их сыщикам и помощникам судей в Тиере. Получать деньги.
   - А тебе что с этого будет?
   - Ты не будешь трогать тех, кого я посчитаю неприкосновенными.
   - Допустим. Только я всё-таки привык получать деньги за честно выполненную работу. У меня есть имя, которое знают. Поэтому те люди, которых ты собрался мне сдавать, должны быть преступниками. И я буду это проверять.
   - Договорились, - и Филипп протянул Россу руку. Тот ответил на рукопожатие.
   Росс действительно смог найти нескольких людей с помощью Филиппа. Но не так давно он получил новое задание: нужно было найти человека, который нелегально вывозил из Аймары золото. Росс довольно быстро вышел на его след, но ему стало интересно, куда уходит вывозимое золото, поэтому вместо того, что схватить преступника, Росс проследил за ним. Человек из Аймары вывел его на Филиппа. Росс стал свидетелем их встречи в парке прямо перед губернаторским дворцом. Наглости Эскоту было не занимать. Росс решил быть не менее наглым и подошёл к ним.
   - Кого я вижу! - рассмеялся Филипп. - Мой друг Росс.
   - И тебе привет, - ответил тот. - Отгадай, почему я к вам подошёл?
   - Ха. А ты отгадай, что ты получишь в ответ? Его нельзя. Ясно?
   - Я мог бы схватить его ещё вчера. Что бы ты тогда сделал?
   Мужчина, стоявший рядом с Филиппом, непонимающе смотрел на них обоих.
   - Сид, уходи, - сказал ему Эскот.
   - Да пожалуйста, - усмехнулся Росс. - Я найду его снова.
   - Тогда мне придётся убить его раньше, - ответил Филипп. - А мне этого не хотелось бы. Или, может, ты убьёшь его? Хотя и этого мне тоже очень не хочется. Мне просто нужен этот человек. Оставь его.
   - Не могу. Не выполнить такую простую работу - это глупо.
   - Что ж ты такой упёртый?
   - Какой есть.
   - После всего, что между нами было? После того, сколько раз я тебе помог? - снова рассмеялся Филипп.
   - Ты хочешь, чтобы я пришёл к нанявшему меня человеку и сказал, что не справился? Увы, не получится.
   - Тогда мне придётся тебя убить, Росс.
   - Боюсь, что у тебя не выйдет. Или ты собрался трусливо нанять убийцу?
   - Нет уж. Трусом я не был. Я сам тебя убью.
   - Где и когда?
   - Сегодня в семь вечера перед нашим любимым трактиром. Чтобы я потом смог выпить за упокой твоей души.
   - Ты дурак, Эскот, честное слово. Я убью тебя.
   - Посмотрим.
   Росс не знал, как хорошо умел стрелять Филипп, но был полностью уверен в своих силах. Росс не сомневался, что Филипп приведёт дюжину свидетелей, среди которых найдутся и те, кто в случае чего даже скажут правду, поэтому он не думал о том, что собрался убивать самого племянника шерифа. Росс был на площади перед трактиром без пяти семь. Филипп в компании приятелей стоял в дверях с бутылкой вина в руке.
   - Ты точно дурак, - проговорил Росс. - Ещё и пьёшь. Или ты передумал? Если передумал, то я только за.
   - Передумать может только трус! - ответил Филипп, выбрасывая бутылку. Упав на булыжную мостовую, она разбилась, остатки красного вина растеклись по камням. Филипп подошёл к Россу, поправляя пояс, на котором висел револьвер.
   - Точно не передумаешь? - крикнул кто-то из его приятелей. - Это же Росс.
   - Да пошёл ты, - бросил Филипп и двинулся от Росса, отсчитывая шаги. Тот молча ждал. Он действительно не хотел того, что происходило. Это было глупо. Расстреливать парня, который, скорее всего, был неважнецким стрелком, да ещё и нетрезвым. Но и промахнуться на глазах у толпы Росс тоже не мог. Филипп развернулся к Россу.
   - Ну, что? - крикнул Эскот. - Готов?
   - Как видишь, - ответил Росс. Этот парень просто играл со смертью. Это было очевидно. Ему не хватало острых ощущений. К сожалению, такие игры иногда плохо заканчиваются. Росс стоял совершенно спокойно. Его дыхание было размеренным. Взгляд устремлён на правую руку Филиппа. Росс принял условия игры. Филипп успел только схватиться за рукоять револьвера, когда Росс выстрелил. Эскот упал навзничь, вскинув руки. Приятели бросились к нему. "Убит!" - крикнул кто-то.
   - Дурак, - проговорил Росс, убирая револьвер.
   Уже утром он узнал, что его теперь разыскивают за награду.
  
   Вернувшись в дом шерифа, где сейчас находился Филипп, Кейлин старалась не вспоминать. Воспоминания - это было то, что мешало, не давало спокойно дышать. Первый раз осмотрев Филиппа, она сказал его тёте, что почти уверена, что её племянник выживет. Рана была умело обработана лекарем губернатора, но Филипп потерял много крови, и его мучила лихорадка. Кейлин уже сталкивалась с такими случаями и точно знала, когда человек способен выжить. Она не знала как, но она это чувствовала. Филипп должен был выжить. Снова войдя в комнату к больному, Кейлин попросила всех уйти. На какое-то мгновение ей стало смешно. Второй умирающий мужчина за сутки нуждался в её помощи. И по какому-то невероятному совпадению это был человек, с которым её связывало не простое знакомство.
   Кейлин встретила Филиппа, когда ещё жила в Тиере. Уже тогда она была знахаркой, за услугами которой обращались не только амарги, но и норты из города. Кейлин увидела Филиппа покупающим горькую воду у её соседки. Норты не так часто приходили в Тиеру, большинство брезговало, предпочитая покупать ороскуро у торговцев в городе, а этот пришёл сам. Было в нём что-то необычное. Он был красив, но какой-то не мужской красотой. Кейлин подумалось, что будь он актёром, он запросто справился бы с ролью как ангела, так и демона. Увидев знахарку, Филипп улыбнулся и подмигнул ей. Кейлин это нисколько не смутило, она рассмеялась в ответ.
   - Как ваше имя, о прекрасная незнакомка? - заговорил Филипп, подойдя к ней.
   - Кейлин. А ваше, незнакомец?
   - Филипп Эскот.
   С этого мгновения Кейлин была очарована этим нортом. Она попала под его обаяние и не сопротивлялась этому, потому что находила это интересным. Ей просто нравилось встречаться с ним, нравилось слышать его звонкий смех, нравилось, как он нежно брал её за руку, как прикасался губами, как шептал милые непристойности, как обнимал и снова смеялся.
   А однажды поздно вечером он пришёл в её дом сам не свой. Попросил выпить, а потом проговорил:
   - Нужна твоя помощь.
   - Конечно, - ответила Кейлин. - Что случилось?
   - У тебя есть яд?
   - Есть, а зачем тебе?
   - Понимаешь, у меня есть лошадь. Конь. Уже много лет. Я люблю его, он мой лучший друг. И вот... он болен. Он уже стар, и конюх говорит, что он не жилец. Но он будет мучиться. Долго. Я не могу этого вынести. Не могу видеть его мучений. Знаю, что мне надо его пристрелить, а я не могу. Рука не поднимается, понимаешь? Дай мне яд. Так будет проще. Так будет лучше. Это я смогу...
   Кейлин обняла Филиппа, погладила по густым тёмным волосам. Ей даже показалось, что он плакал. Она дала ему яд. И только потом узнала, для кого он предназначался на самом деле. Был отравлен один из лучших сыщиков Айланорте. И Кейлин никогда не узнала бы этого, если бы её не позвали к умирающему. Только увидев его лицо, она поняла, что это был за яд и кто его приготовил.
   Теперь Филипп лежал перед ней с мертвенно бледным лицом, его спутавшееся волосы разметались по подушке, на лбу выступила испарина. Выстрел Росса должен был его убить, парню просто повезло. А теперь ему везло вдвойне, потому что Кейлин точно знала, как ему помочь.
  
   Росс был увлечён чтением, когда вернулась Кейлин. Ему показалось, что она выглядела бледнее обычного и была словно чем-то встревожена.
   - Как дела? - с лёгкой улыбкой спросила Кейлин.
   - Превосходно, - ответил Росс, отложив книгу. - Прочитал про твоего кота. Как твой пациент?
   - Будет жить. Вернусь к нему завтра.
   - Ты выглядишь уставшей.
   - Почти ничего не ела весь день. Сейчас приготовлю горькую воду. Будешь?
   - С удовольствием.
   Росс даже подумал, что Кейлин прочитала его мысли. Он всё больше убеждался в том, что в этой девушке было что-то от ведьмы, и это привлекало его всё больше. Росс жалел, что прикован к постели и не мог вести себя с этой девушкой так, как бы ему хотелось. Но с другой стороны, ему льстили её внимание и забота, как и эта возможность находиться с ней под одной крышей.
   Подав Россу чашку с горячей горькой водой, Кейлин проговорила:
   - Только не вздумай её хвалить.
   - И не собирался, - усмехнулся Росс. Кейлин с улыбкой опустилась на один из стульев у окна. - Но она действительно очень вкусная, - сделав глоток, добавил Росс. - Кто тебя учил её готовить?
   - Моя бабушка, - ответила Кейлин. - Кстати однажды в Тиере мою горькую воду уже хвалил мужчина. Я отказала ему.
   - Ты жила в Тиере?
   - Конечно. Или ты думаешь, что я всю жизнь провела здесь?
   - Не думаю. Но как ты попала сюда?
   - Я убила человека, - проговорила Кейлин.
   - Я почти удивлён, - ответил Росс. - И этот поступок побудил тебя оставить Тиеру и уединиться здесь?
   - Не совсем так. Человека убил яд, приготовленный мной. И на самом деле я не знала, что он предназначался для человека. Я давала его своему... - Кейлин осеклась, - человеку, которого я считала другом. Он просил яд для лошади, а оказалось, что ему необходимо было устранить человека. И я не должна была знать об этом, но, увы, я узнала. А он как ни в чём не бывало заявился ко мне в Тиеру. Не знаю, что на меня тогда нашло. Мы так ругались, что я толкнула лампу и не заметила этого. Мы вышли на улицу, и свидетелем нашей ссоры стали многие соседи. Он ушёл, а в моём доме начался пожар. Я начала выносить вещи, а огонь успел переметнуться на соседний дом. Когда всё потушили, оказалось, что я лишена крова. Соседи тоже сильно пострадали. К счастью, никто не погиб. После всего, что произошло, я приняла решение покинуть Тиеру. И не жалею об этом.
   - Ты невольно стала соучастницей убийства, - проговорил Росс. - Ты не была виновна. Более того, ты могла сдать этого человека сыщикам, если конечно, он не был тебе настолько дорог, что...
   - Я не могла сдать его сыщикам, - ответила Кейлин. - Он слишком высокопоставленное лицо в этом городе.
   - Кого же он убил этим ядом? Давно это было?
   - Достаточно давно. Смерть от яда была воспринята как от сердечного удара, а я не стала возражать.
   - Сердце? - переспросил Росс, вспоминая события двухлетней давности. - Стейн? Сыщик?
   - Да, - кивнула Кейлин.
   - И ты знаешь имя его убийцы.
   - Да. И я не хочу его называть. По крайней мере, не сейчас.
   - Я не собираюсь тебя заставлять.
   - Благодарю. Уже поздно. Пора спать.
   - А где ты спишь? - спросил Росс. - Я ведь занял твою кровать.
   - В этом доме есть ещё одна комната, - улыбнулась Кейлин. - Не волнуйся.
  

*****

   В доме шерифа Кейлин встретила радостная госпожа Эскот.
   - Племянник пришёл в себя, - проговорила она. - Всё благодаря вам.
   - Рада слышать, - ответила Кейлин.
   - Я провожу вас к нему.
   Впустив Кейлин в комнату к Филиппу, супруга шерифа удалилась.
   - Ты? - удивлённо спросил Эскот. Он был по-прежнему бледен, но всё же выглядел намного лучше.
   - Я, - ответила Кейлин, подходя к нему.
   - Как меня могли тебе доверить? Ты же могла убить меня.
   - Я не специализируюсь на убийствах, в отличие от тебя. Я обычно спасаю людей.
   - Что ж... спасибо.
   - Мне надо осмотреть тебя.
   - Буду счастлив, - улыбнулся Филипп. - Неужели это ты обрабатывала мою рану и именно благодаря тебе я выжил?
   - Да, благодаря мне. И ещё собственному везению. Небесам было угодно, что с твоей раной можно было выжить. Хотя выстрел был и метким.
   - Тебе не интересно, кто это меня так?
   - Нисколько. Лежи и не двигайся.
   - Когда мне приказывает такая женщина, я не могу не подчиниться, - снова улыбнулся Филипп.
   - Ты мне должен. Понимаешь это?
   - Конечно. Я привык платить по счетам. Что я могу для тебя сделать? Ведь, я так понимаю, денег тебе уже дали.
   - Дали. Речь не о них, - сказала Кейлин. - Дуэль был честной?
   - Честной.
   - Никто не хотел убивать тебя, так?
   - Так.
   - Твой дядя, однако, считает по-другому. И портрет Росса красуется на плакатах с надписью "Разыскивается живым или мёртвым". Справедливо ли это?
   - Ого, - усмехнулся Филипп. - Ты знакома с Россом?
   - Да. Его пытались похоронить заживо на моих глазах.
   - Не похоронили?
   - Нет.
   - Ладно. Я скажу дяде, чтобы он приказал снять эти плакаты. Довольна?
   - Довольна.
   - Ну как моя рана? Я буду жить? - спросил Филипп.
   - Будешь, - ответила Кейлин. - Если, конечно, опять не полезешь в драку с заведомо сильным противником.
   - Он назвал меня трусом, я не мог этого стерпеть.
   - Меня не волнует, из-за чего вы решили стреляться.
   - То есть он тебе не рассказывал?
   - Нет.
   - Но ты сама сделала вывод, что дуэль была честной?
   - Росс не из тех, кто будет просто убивать, - сказала Кейлин.
   - Это верно. Я не держу на него зла, - губы Филиппа в очередной раз расплылись в улыбке. - Но, да будет тебе известно, Росс останется в опасности даже после приказа моего дяди. Потому что перед тем, как чуть меня не прикончить, он засунул свой нос туда, куда не следует. Я кстати предупреждал его. По-хорошему.
   - Росс связался с тобой. Это уже не может принести ничего хорошего.
   Кейлин поймала себя на мысли, что больше не попадает под обаяние Филиппа. Нет, он не стал ей противен, несмотря на всё случившееся. Он даже где-то был по-прежнему ей симпатичен. Но это было словно не с ней. Будто не касалось её лично. Это было немного странно, но Кейлин это нравилось.
   - Когда ты поговоришь с дядей? - спросила она перед уходом.
   - Сегодня же, - ответил Филипп. - Обещаю.
   - Спасибо, - сказала Кейлин и направилась к выходу.
   - Рад, что ты меня не убила, - услышала она, закрывая дверь.
  
   Россу не нравилось бездействие, не нравилось незаконченное дело, не нравилась его беспомощность, но не мог пожаловаться - он был доволен, что видел глаза Кейлин, её тонкую талию, чувствовал её прикосновения к своей коже.
   Вернувшись из города, она подошла к Россу и с улыбкой проговорила:
   - Раны надо зашить.
   - Уверен, что ты хорошая швея, - ответил Росс.
   - Сейчас проверишь. Но будет больно.
   - Не первый раз. Ты же видела шрам у меня на плече.
   - Видела, - кивнула Кейлин. - Нож?
   - Нож, - ответил Росс.
   - В драке?
   - Обижаешь. В бою. Это был настоящий бой на ножах по всем правилам.
   - Если по всем правилам, то причина должна была быть либо месть, либо женщина?
   - Женщина.
   - И что твой соперник?
   - Не выжил. Бой был насмерть.
   - А женщина? - спросила Кейлин.
   - Насколько я знаю, вышла замуж и родила уже двоих детей, - улыбнулся Росс.
   Ему показалось, что разговор о какой-то другой женщине вызвал в Кейлин ревность. Может, Росс просто этого очень желал. Он хотел ещё что-то сказать, но в этот момент Кейлин воткнула в него иглу. От неожиданности Росс почти взвыл.
   - Я предупреждала, - усмехнулась Кейлин.
   - Да я не жалуюсь, - ответил Росс, сжимая пальцами простынь.
   - А у меня для тебя хорошие новости, - сказала Кейлин, не отрываясь от работы.
   - И какие же? - стараясь казаться как можно беззаботнее, поинтересовался Росс.
   - Плакаты с твоим портретом должны снять. Шериф отменит свой приказ.
   - С чего вдруг?
   - Его племянник обещал попросить об этом. Думаю, что он сдержит слово.
   - Его племянник? Филипп? Какое ты имеешь к нему отношение?
   - Он мне должен.
   - Давно?
   - Это я буквально спасла ему жизнь после вашей дуэли.
   - То есть это к нему ты ходишь каждый день? - спросил Росс.
   - Да, - ответила Кейлин.
   - Я бы засмеялся, если бы мог сейчас.
   - Лучше не смейся, а то зашью что-нибудь не то.
   - И что же, Филипп решил выполнить просьбу неизвестной знахарки? - не унимался Росс.
   - Мы были знакомы, - спокойно ответила Кейлин.
   Россу пришла в голову мысль, пугающая своей простотой.
   - Ты про него мне рассказывала, да? - спросил он.
   - Да, - кивнула Кейлин.
   - Он убил Стейна. Из-за него ты ушла из Тиеры, - Росс злился, хотя сам током не мог объяснить себе на что.
   - Тебе не кажется, что всё к лучшему? - голос Кейлин казался раздражённым. - Ты его не убил, он выжил, ты больше не убийца племянника шерифа. Плакаты снимут. Ты сможешь вернуться к своей работе.
   - Боюсь, что моя работа теперь будет идти очень сильно вразрез с интересами Филиппа.
   - Это не моё дело. Я не знаю, что у вас там произошло, и уверена, что ты не мальчик, разберёшься.
   - Ты любила его? - спросил Росс, осознавая, что на самом деле больше всего его волновало именно это.
   - А вот это не твоё дело, - ответила Кейлин. - Знаешь, могу тебя обрадовать. Скоро ты сможешь встать и уйти отсюда.
   - Рад слышать, - тихо ответил Росс.
  
  

II

Abscessus

  
   Кейлин не было дома, когда Росс впервые зашёл в её комнату. Он сам не знал, что ожидал там увидеть. В комнате было довольно темно, свет с трудом пробивался через задёрнутые занавески. Шкафы, полки с книгами, столик с кучей каких-то склянок и кресло. Никакой кровати. Кейлин всё это время спала в кресле. В комнате пахло травами и ещё чем-то приторным. Россу даже показалось, что в воздухе повисла какая-то дымка. Позади него вдруг что-то зашуршало, Росс невольно вздрогнул. Обернувшись, он увидел кота с мышью в зубах. Сверкнув глазами, зверь забежал в комнату и скрылся под одним из шкафов. Россу почему-то стало не по себе, он вышел из дома и вдохнул свежий утренний воздух. Он был счастлив снова стоять на ногах и иметь возможность самостоятельно передвигаться. Вчера он попробовал сесть на лошадь, но понял, что это была плохая идея. Боль отозвалась во всём теле. Росс решил, что пока будет передвигаться пешком, пусть это и займёт у него больше времени. А ещё неплохо было бы арендовать повозку. Задавшись этой целью, он направился в Тиеру, благо до неё было ближе, чем до города.
   - Ты всё-таки жив! - с такими словами Росса встретил один из помощников судьи Моки.
   - Как видишь, - улыбнулся в ответ Росс.
   - Возвращаешься к работе?
   - Есть одно незаконченное дело.
   - Солнца в дорогу! Нужна моя помощь?
   - Да. Мне нужна повозка с лошадью. Мне пока трудно ездить верхом.
   - Сейчас сделаем, - ответил Моки. - Скажи, а где ты скрывался всё это время? Я был у тебя дома и здесь, и в Тиере, мне сказали, что ты там не появлялся.
   - Зачем же мне было там появляться, если я красовался на каждом столбе? - усмехнулся Росс. - А потом я был вообще не в состоянии где-то появляться.
   - Тяжёлое ранение?
   - Среднее. Чтобы удовлетворить твоё любопытство, отвечу, что я был у женщины.
   - Ясно, - широко улыбнулся Моки.
   Вскоре Росс въехал в город. Он хотел встретиться с сыщиком, от которого получил последнее задание. Дорога во дворец правосудия проходила мимо дома шерифа. Росс остановил лошадь и зачем-то поднял глаза на окна второго этажа. К его удивлению, одно из окон вдруг раскрылось, и из него выглянул Филипп.
   - Росс! - радостно крикнул он. Тот аж закашлялся. Чему мог радоваться Эскот, было ему не понять. - Я сейчас спущусь! - снова крикнул Филипп и скрылся за занавесками.
   Росс сначала хотел выйти из повозки, но передумал и остался сидеть, держа в руках вожжи. Филипп, одетый в длинный бархатный халат, появился на пороге, подошёл к повозке, забрался в неё и сел рядом с Россом.
   - Знаешь, я так рад, что я жив, - проговорил Филипп.
   - Поздравляю, - ответил Росс.
   - Ты ведь тоже был ранен?
   - Был.
   - Дядя нанял тех, кто пытался убить тебя, да?
   - Скорее всего, я не знаю.
   - А где они сейчас?
   - Этого я тоже не знаю. Пока.
   - Как их зовут? - спросил Филипп.
   - Зачем тебе? - поинтересовался Росс.
   - Я их найду.
   - И что?
   - Сдам сыщикам.
   - Я сам могу их найти и сдать сыщикам.
   - Ну, как хочешь, - улыбнулся Филипп. - Ты, наверное, по-прежнему хочешь закончить то дело с золотом из Аймары?
   - Ты догадлив.
   - Слушай, я и тебе говорил, и Кейлин говорил, и ещё раз тебе скажу. Не лезь. Правда. Ты же понимаешь, что цепочка заканчивается не на мне? Всё намного выше. Не я руковожу преступлениями в этом городе, а мой дядя.
   - Меня это бесит, - сказал Росс.
   - Но что ты можешь изменить?
   - Губернатор ведь ничего не знает, так?
   - Росс, ты не дойдёшь до губернатора, понимаешь ты это? Тебя прирежут или застрелят уже на дороге к нему, даже в самом губернаторском дворце. Да ещё скажут, что ты сам упал на нож. Или сам застрелился, когда оружие чистил. И все поверят. У тебя нет шансов.
   - Стейна тебе приказал убить твой дядя, так? - спросил Росс.
   - Да, но постой... Откуда ты знаешь? - удивился Филипп. - Неужели тебе Кейлин рассказала?
   - Рассказала.
   - Надо же... Вы с ней... да?
   - Я не собираюсь с тобой это обсуждать. Стейна приказал убить твой дядя, нелегальным вывозом золота заправляет дядя. А кто придумал сдавать мне людей?
   - Я придумал, - ответил Филипп.
   - Зачем?
   - Ну, хорошая же была задумка, согласись.
   Росс внимательно смотрел на Филиппа и пытался понять, что у того на уме. Он видел, что что-то изменилось, что-то было не так. После дуэли Филипп был другим. Нет, это был всё тот же смешливый богатенький парень, но он больше не хотел игр со смертью. Росс это почувствовал.
   - Ты ведь не любишь своего дядю, - сказал он.
   - С какого ты об этом? - Филипп насупился.
   - Не любишь. И он тебя тоже, так?
   - Меня тётя любит. Она мне как старшая сестра.
   - Сдай дядю губернатору, - сказал Росс.
   - Что? - глаза Филиппа расширились.
   - Ты единственный, кто может это сделать.
   - То есть ты не шутишь?
   - Нисколько. Ты можешь спокойно добиться аудиенции у губернатора. И у тебя есть все доказательства. Ты можешь назвать все имена.
   - Нет, я не могу, ты что...
   - Можешь, - Росс чувствовал, что нашёл уязвимое место Филиппа, и верил, что сможет его переубедить. Он даже сделал предположение и, очень боясь ошибиться, всё-таки рискнул. - Ты боишься дяди? - спросил он.
   - Да никого я не боюсь! - отмахнулся от него Филипп. Но Росс понял, что угадал.
   - Сдай его и ты будешь свободен, - сказал он. - Разве ты сам не хочешь этого?
   - Он убьёт меня, - проговорил Филипп, опуская глаза. - Сразу же. Как только сдам.
   - Я этого не допущу. Я обещаю, - ответил Росс. - Даю слово. Веришь?
   - Ты не всемогущий.
   - А вдруг ты ошибаешься? - улыбнулся Росс. - Я не дам ему убить тебя.
   - Мне надо подумать.
   - Конечно.
   - Я сам найду тебя.
   - Хорошо.
   - Тода до встречи.
   - До встречи, - и Росс протянул Филиппу руку. Пожав её, тот спрыгнул с повозки, вскрикнул от боли, схватился за грудь, выругался, но потом обернулся на Росса, улыбнулся и проговорил:
   - Солнца в дорогу, мой друг амарго!
  
   Кейлин забралась с ногами на кровать и обняла подушку. Она не могла понять, что с ней происходило. Неужели она скучала по Россу? Когда она слышала шаги за окном, ей казалось, что он, но она каждый раз ошибалась. Кейлин вспоминала его чёрные волосы, его глаза с густыми ресницами, словно подведённые сурьмой, его сильные смуглые руки, созданные для того, чтобы не только искусно стрелять или драться, но и для того, чтобы сжимать в своих объятьях. Кейлин закрыла глаза. Да, она скучала по нему.
   Раздавшийся стук копыт за окном заставил её подбежать к окну. К своему удивлению, она увидели Филиппа, который, привязав лошадь к дереву, шёл к её дому. Уже через секунду он стучал в её дверь.
   - Что ты здесь делаешь? - открыв, спросила Кейлин.
   - Ищу Росса, - ответил Филипп.
   - У меня? Почему у меня?
   - А где? Он точно сюда придёт, я уверен.
   - Ты уверен?
   - У тебя есть не вопросительные предложения?
   - Зачем тебе Росс? - спросила Кейлин и рассмеялась.
   - Ему надо передать кое-что, - тоже рассмеявшись, ответил Филипп.
   - И что же?
   - Что я согласен на его предложение. И вот не надо сейчас спрашивать, что за предложение. Пусть Росс сам тебе рассказывает.
   - Ну, если он всё-таки придёт, я ему передам.
   - Придёт.
   - Но скажи, почему ты думаешь, что он придёт?
   - Ты действительно не понимаешь? - усмехнулся Филипп.
   - Понимаю, - ответила Кейлин. - Я хочу это услышать не только в своём мозгу, но ещё от кого-то. Я хочу знать, что это не мои фантазии.
   - Когда Росс произносит или слышит твоё имя, у него меняется выражение глаз. Ясно? Мне пора, - и Филипп развернулся прочь от двери.
   - Подожди, - остановила его Кейлин.
   - Что ещё?
   - Спасибо.
   Не ответив, Филипп направился к лошади. Кейлин никогда не думала, что слова Филиппа Эскота могу вызвать у неё такой прилив счастья. Охваченная этими ощущениями, она осмотрелась и решила, что давно не делала уборку.
   Росс застал её стоящей на стуле, протирающей пыль на шкафу и при этом напевающей какую-то красивую мелодию.
   - Прости, что без стука, - сказал Росс. - Но у тебя было не заперто.
   От неожиданности Кейлин закачалась на стуле и схватилась за дверцу шкафа, чтобы не упасть. Росс подбежал к ней и, обняв за талию, помог спуститься на пол.
   - Я забыла запереть дверь, - проговорила Кейлин, всё ещё находясь в объятьях Росса.
   - А если бы это был не я? - улыбнулся Росс. - А бандит?
   - У меня есть револьвер.
   - Под юбкой?
   - Не твоё дело, - Кейлин оттолкнула Росса и рассмеялась.
   - Хочешь, я признаюсь, почему я пришёл? - спросил Росс.
   - Хочу.
   - Хотел тебя увидеть.
   - Теперь видишь. Что дальше?
   - Дальше я много чего хочу, но постараюсь держать себя в руках.
   Сердце Кейлин забилось часто-часто, ей стало жарко, и она сама испугалась своих чувств и желаний. Решив, что надо успокоиться, Кейлин проговорила:
   - Филипп приходил.
   - Сюда? - удивился Росс.
   - Да, тебя искал.
   - Ах, меня...
   - Тебя. И просил передать, что он согласен.
   - Я ждал этого, - улыбнулся Росс.
   - Что это было за предложение? - спросила Кейлин. - Филипп не сказал мне.
   - Ты знаешь, кто главный преступник в городе?
   - Нет. Хотя после знакомства с Филиппом....
   - Его дядя. Шериф. И вот я предложил Филиппу его сдать. Сдать губернатору.
   - Ему нельзя доверять, Росс.
   - Я знаю. Но это шанс. Я не могу его упустить.
   - Будь острожен. Пожалуйста. Я не хочу больше зашивать твои раны.
   - Постараюсь. Но если у меня не будет больше ранений, то как мне найти повод, чтобы приходить к тебе?
   - Приходи без повода, - улыбнулась Кейлин.
   Росс сделал шаг к ней, она не отступила назад. Сердце снова забилось слишком сильно. Росс обнял её.
   - Тогда я обязательно приду, - проговорил он.
   - Буду ждать, - ответила Кейлин, встречаясь своими глазами с его. Росс поцеловал её. Мягко, нежно. Кейлин ответила на его поцелуй, и через мгновение они целовались так, что не хватало воздуха, кружилась голова и замирало сердце.
   - Мне надо идти, - наконец, проговорил Росс.
   - Иди, - ответила Кейлин. - Я буду тебя ждать.
   Росс снова поцеловал её и направился к выходу.
  
   Филипп сидела за столом в трактире с кем-то из своих друзей и заливисто смеялся. Но увидев вошедшего Росса, как-то изменился в лице и, очевидно, послал своего приятеля подальше, потому что тот действительно ушёл. Росс сел на стул напротив.
   - Значит, ты был у Кейлин, - сказал Филипп.
   - Это была проверка такая? - усмехнулся Росс.
   - Да нет. Я был уверен, что ты к ней придёшь.
   - Я рад, что ты согласился.
   - А я нет. Нисколько не рад. Меня трясёт от страха, если честно. А я трусом никогда не был, ты это знаешь. Я не понимаю, почему согласился.
   - Может, потому что твой дядя всю жизнь использовал тебя?
   - Давай закажем выпить, - слегка побледнев, предложил Филипп.
   - Заказывай.
   - Эй, красотка! - Филипп помахал официантке. - Принеси сюда бутылку текилы.
   - И как ты потом домой пойдёшь? - усмехнулся Росс. - После такого количества.
   - Ты обещал меня защищать. Можешь уже начинать. Я же тебе нужен?
   - Нужен.
   - Ну, вот и славно.
   Официантка поставила на стол бутылку текилы и два стакана.
   - Может, ещё что-то закажете? - предложила она.
   - Я вообще есть не хочу, - сказал Филипп.
   - Две отбивных принесите, - попросил Росс.
   - Сию минуту, - улыбнулась официантка и убежала на кухню.
   - Мне лень тебя нести домой, - сказал Росс, - так что будешь есть.
   - Ты мне уже приказываешь? - поднял на него глаза Филипп.
   - Ещё нет, - ответил Росс, разливая текилу. - Давай за то, чтобы мы оба выжили.
   - Отличный тост, хоть и пугающий. Ну, так что мне делать теперь? - осушив стакан, спросил Филипп.
   - Добиться аудиенции у губернатора. Ты ведь сможешь?
   - Смогу. Меня дядя за это и держит. Договариваться умею. Язык с детства хорошо подвешен.
   - Тогда договаривайся. И пойдём к нему вместе. Буду твоим защитником.
   - Мне трудно представить, что будет потом, - проговорил Филипп, подперев щеку кулаком.
   - А ты не думай о потом. Ну, или думай, что потом будешь свободен, - ответил Росс, снова наполняя стаканы.
   - Ты её любишь? - вдруг спросил Филипп.
   - Не думал, что буду обсуждать это с тобой, - усмехнулся Росс и, подняв стакан, добавил: - За Кейлин, которая спасла нас обоих!
   - За неё, - кивнул Эскот. - Но ты не ответил на мой вопрос.
   - Не хочу разбрасываться такими словами. И я ей скажу об этом, а не тебе.
   - Значит, любишь, - вздохнул Филипп.
   - А ты любил её? - спросил Росс.
   Официантка принесла две тарелки с горячим и с милой улыбкой удалилась.
   - Не любил, - ответил Эскот.
   - Просто воспользовался?
   - Ты разбрасываешься словами. Она мне нравилась. Да, я всё делал специально, чтобы достать хороший яд. Но она мне нравилась. А любовь - это... Налей ещё.
   - Любовь - это то, что заставляет нас что-то делать, - сказал Росс, снова взяв в руки бутылку. - Она бывает разная. К женщине, к удовольствиям, к деньгам, к власти, к друзьям. Но именно из-за неё мы срываемся с места и суём голову в петлю.
   - Думаешь, это можно назвать любовью? - горько усмехнулся Филипп. - Если человек упивается властью и готов что угодно сделать, только бы не потерять это сладкое ощущение. Это тоже любовь?
   - В каком-то роде да. Мы используем то же самое слово. Хотя я понимаю, о чём ты.
   - Не думаю, что ты понимаешь. Ты слишком честный.
   - Думаешь, мне не приходилось обманывать? Готов поспорить, что обманывал не меньше твоего.
   - У нас были разные цели, Росс. Ты обманывал, чтобы выполнить свою работу, ведь так? А ты у нас ловец преступников.
   - В таком случае, ты обманывал, чтобы выжить. Я прав?
   - Не лезь в мою голову, не надо, - поёжившись, проговорил Филипп.
   - Ешь. Мясо очень вкусное.
   - Спасибо. Я завтра пойду во дворец к губернатору и попытаюсь договориться об аудиенции.
   - Сначала попытайся сегодня дойти до дома, а завтра утром проснуться, - усмехнулся Росс.
   - Ты меня проводишь. Так что я не беспокоюсь, - улыбнулся Филипп.
  
   Кейлин вернулась от пациентки и обнаружила Филиппа сидящим на порожках её дома.
   - Привет, - проговорил он, поднимая на неё глаза. - Я надеялся, что Росс придёт первым.
   - Я не знаю, придёт ли он, но я надеюсь. Можешь пройти в дом и подождать его.
   - Придёт. Мы договорились.
   - Вы договорились о встрече в моём доме? - удивилась Кейлин.
   - Лучше, чтобы нас поменьше видели вдвоём. К тебе ведь мало кто ходит. Росс сказал тебе, да?
   - Да, проходи, - и Кейлин открыла дверь. Выбежавший ей навстречу Тибальт остановился при виде Филиппа.
   - Какой здоровый у тебя кот, - улыбнулся Эскот, наклоняясь, чтобы погладить животное.
   - Он не любит этого, - предупредила Кейлин, а кот между тем уже ударил лапой по руке Филиппа.
   - Ай, - Эскот отдёрнул руку и, лизнув царапину, рассмеялся.
   - Хочешь что-нибудь? - предложила Кейлин. - Чай, например?
   - Не хочу.
   - Тогда просто сиди и жди.
   - Может, ты просто передашь Россу, что аудиенция завтра в полдень, а я пойду?
   - Нет уж, жди, если вы договорились. А я пойду переоденусь. Весь день сегодня пробегала.
   С этими словами Кейлин направилась в комнату. В тот момент, когда она, стоя в одном нижнем белье, собиралась надеть платье, в дверь заглянул Филипп.
   - Как не стыдно, - проговорила Кейлин, заметив его.
   - Мне там скучно, - ответил Филипп. - И твой кот на меня всё время смотрит.
   - Ну ладно, тогда помоги зашнуровать корсет.
   - С удовольствием.
   Надев платье, Кейлин подошла к Филиппу и повернулась к нему спиной.
   - Знаешь, расшнуровывал я чаще, чем обратное, - проговорил он, и Кейлин услышала улыбку на его губах.
   - Амарги вообще редко носят корсеты, - раздался сзади голос Росса.
   - Я слишком часто бываю в городе, - обернувшись, ответила Кейлин, почувствовав, что краснеет.
   - Ей идёт, - сказал Филипп, закончив со шнурками.
   - Знаю, что идёт, - ответил Росс. - Давно ждёшь?
   - Нет, но уже успел пострадать от лап её страшного кота.
   - Я вас оставлю, - проговорила Кейлин, собираясь выйти.
   - Останься, - сказал Росс, взяв её за руку. - Нам надо, чтобы кто-то знал. Филипп, ты согласен?
   - Угу, - кивнул тот.
   - Ты договорился?
   - Да. Завтра в полдень. Я был просто неотразим.
   - Не сомневаюсь, - усмехнулся Росс.
   - Так я пойду? - сказал Филипп.
   - Иди. Завтра встретимся в парке перед дворцом.
   - До завтра тогда. И не скучайте без меня.
   - Я не знаю, стоит ли мне что-то объяснять, - сказал Кейлин, когда Филипп ушёл.
   - Не стоит, - ответил Росс.
   - Тогда я и не буду. Потому что сама не хочу.
   - Красиво зашнуровал, - сказал Росс, поворачивая Кейлин спиной.
   - Верю на слово.
   Она почувствовала, что шнуровка ослабла. А затем руки Росса легли на её обнажённые плечи. Спустились ниже, стягивая платье. Сердце словно пропустило удар. Кейлин сделала шаг, ногой отбросив упавшее платье в сторону. Росс развернул её лицом к себе. Кейлин прочитала в его взгляде такую страсть, что ей даже на мгновение стало не по себе. Он поцеловал её. Жадно, пылко. Прижимая к себе. Кейлин почувствовала, как его желание передаётся ей и разрастается в её теле горячим жаром, проникая во все уголки. Росс толкнул её к кровати. Кейлин откинулась на подушки, не в силах оторвать взгляда от Росса. Он казался ей каким-то необыкновенно красивым. Его глаза сейчас казались совсем чёрными. Его кожа была приятнее бархата, а его губы - вкуснее и жарче горячей горькой воды. Его шёпот был слаще пения птиц, а его стоны прекраснее самой красивой музыки. Теперь даже закрыв глаза, она видела его. Кейлин потеряла счёт времени. Она не заметила, как за окном стемнело, как на смену солнцу пришли луна и звёзды, как под окном завёл свою песню сверчок.
   - Я люблю тебя, - проговорил Росс, целуя её в уголок губ.
   - Я люблю тебя, - эхом ответила Кейлин.
  
   Росс был в парке перед губернаторским дворцом за пятнадцать минут до полудня. Он сам не очень понимал почему, но он верил Филиппу и был уверен в том, что тот его не предаст. Не сейчас. Филипп уже ждал его в парке и нервно прохаживался между деревьями.
   - Готов? - подойдя к нему, проговорил Росс.
   - Нет, - с улыбкой ответил Филипп. - Но идём.
   - Удачи, - сказал Росс, протягивая ему руку.
   - Да, удачи, - кивнул Эскот, отвечая на рукопожатие. Росс почувствовал, что Филипп дрожал.
   У входа во дворец их остановил вооружённый до зубов охранник.
   - Не узнаёшь меня, что ли? - широко улыбнувшись, спросил Филипп. - Моя фамилия Эскот. И мне назначено на двенадцать.
   Охранник сверился с каким-то списком и строго спросил, указывая на Росса:
   - А это кто?
   - А это со мной, - ответил Филипп.
   - У него оружие. К губернатору с оружием нельзя.
   Росс молча снял с пояса револьвер и протянул его охраннику. Тот отошёл в сторону, пропуская их во дворец. Поднявшись на второй этаж по большой мраморной лестнице, Филипп повёл Росса по длинному коридору, устланному красной ковровой дорожкой. Дойдя до высоких, украшенных золотым орнаментом белых дверей, Филипп остановился.
   - Мой последний шанс передумать, - сказал он. Понимая, что просто не может сейчас всё потерять, Росс проговорил:
   - Фил, отступать некуда. Ты сам это понимаешь. Уже поздно. И ты сам этого хочешь.
   Эскот вздрогнул при звуке своего имени. Мгновение помедлив, он толкнул тяжёлые двери, за которыми оказалась приёмная. За большим столом, который Россу показался мраморным, как и лестница, сидела красивая блондинка с высокой грудью и пухлыми яркими алыми губами. Возле следующей пары белых позолоченных дверей стояли два охранника, мало чем отличавшихся от того на входе.
   - Добрый день, солнце, - проговорил Филипп, подходя к блондинке. Росс в ожидании остался стоять у входа.
   - Добрый, господин Эскот, - "солнце" расплылась в улыбке. - А это и есть тот ваш друг, о котором вы рассказывали? - блондинка осмотрела Росса буквально с ног до головы. Не привыкший смущаться, Росс почувствовал, что ему неловко чуть ли не первый раз в жизни.
   - Именно он, - ответил Филипп, хватая Росса за руку и подтаскивая его к столу. - Ну как?
   - Прелестно, - сказала блондинка. - Сейчас доложу о вас губернатору.
   Встав, она, виляя бёдрами, прошла мимо охранников.
   - Что ты про меня рассказывал? - спросил Росс, когда девушка скрылась за дверьми.
   - Описал ей, какой ты красивый и мужественный, - ответил Филипп. - Это только кажется, что она просто секретарша. На самом деле, она тот ещё первый министр.
   Блондинка вернулась и с какой-то приторно-сладкой улыбкой проговорила:
   - Губернатор Каст ждёт вас.
   Росс никогда не встречался с губернатором лично, видел его всего пару раз во время его публичных выступлений перед народом с балкона его дворца, и сейчас Росс волновался. Причём за всё сразу. Он волновался, потому что был удостоен аудиенции губернатора. Волновался за Филиппа, потому что физически ощущал его страх. Волновался, что вся эта его затея не удастся, если губернатор не поверит им или, что ещё хуже, если губернатор знал о делах шерифа. Но Росс почему-то верил в то, что Айланорте в кой-то веке повезло с губернатором. Что Виктор Каст не будет закрывать глаза на преступления шерифа Стефана Эскота.
   Губернатор встретил их, сидя за столом, который показался Россу ещё более массивным, чем тот, что был в приёмной. Стол также был украшен золотом, как и двери, кресла и стены. Первый губернатор Айланорте Фердинанд Монрой, отстроивший этот дворец, очень любил солнечный металл. Виктор Каст был сорокалетним мужчиной с лицом типичного норта. Росс именно так определял для себя подобную внешность: светлые короткие зачёсанные назад волосы, бледный цвет кожи, серые глаза, широкий лоб и массивный волевой подбородок.
   - Филипп, я был очень удивлён, - с улыбкой проговорил губернатор. - С чего тебе просить моей аудиенции?
   - Важное дело, - слегка поклонившись, ответил Эскот.
   - Садитесь, - губернатор указал на два кресла перед его столом. - Представь мне своего друга, - добавил он, когда его гости сели.
   - Это Росс, - просто сказал Филипп.
   - Слышал это имя, - проговорил губернатор. - Или это фамилия?
   - Я амарго, у нас нет фамилий, - заговорил Росс.
   - Ах да, - снова улыбнулся Каст. - Всё время забываю. Но я знаю, кто ты. Охотник за людьми. Так, кажется, тебя называют.
   - Да, - ответил Росс.
   - И тебя недавно обвиняли в убийстве...
   - Меня, - не дал губернатору договорить Филипп. - Но, как видите, это оказалось преждевременным.
   - Что ж, - рассмеялся Каст. - Так я вас слушаю.
   - Росс, - проговорил Филипп, словно хватаясь за соломинку, - начни ты.
   - Вы упомянули мою профессию, - начал Росс. - Я действительно охотник за людьми. Ищу и нахожу преступников. Не так давно я вышел на след человека, который занимался нелегальным вывозом золота из Аймары.
   Губернатор знающе кивнул.
   - И этот человек, - продолжал Росс, - вывел меня на тех, кто заправляет этим здесь, в городе. Так я столкнулся с Филиппом. Надо сказать, уже не первый раз. Филипп и раньше помогал мне в поисках людей. С его помощью я смог сдать властям не одного преступника.
   Росс увидел, как расширились глаза Филиппа от услышанного. Он явно не ожидал, что Росс будет так его выгораживать.
   - И вот снова благодаря Филиппу, - говорил Росс, - я узнал, кто на самом деле заправляет вывозом золота. Филипп, я думаю, ты сам расскажешь губернатору.
   - Это мой дядя, шериф, - сказал Эскот, его голос еле заметно дрогнул.
   - Что? - переспросил губернатор.
   - За многими преступлениями в этот городе стоит шериф, - проговорил Филипп.
   - Ты понимаешь, насколько сильны твои обвинения?
   - Да, губернатор. Я могу назвать всю цепочку имён, и станет ясно, каким образом золото уплывает из Аймары в частные руки. Более того, я могу предоставить сыщикам всю необходимую информацию для поимки этих людей. А ещё должен буду назвать имена тех сыщиков, к которым ни в коем случае нельзя обращаться, потому что они куплены шерифом.
   - Мне трудно в это поверить, - ответил губернатор. - Если бы я не знал тебя... Несмотря на твой легкомысленный и весёлый нрав, я всегда понимал, что ты не так прост. И мне хочется думать, что ты говоришь правду. Какой бы она горькой не оказалась. Твое же имя, Росс, у меня давно на слуху, и знаю тебя как благородного человека.
   - Вы совершите ошибку, если не поверите нам, - сказал Росс.
   - Кому же из сыщиков я могу доверять? - спросил губернатор.
   - Николсону, - ответил Филипп. - Дядя его ненавидит.
   - Я прикажу послать за ним. А вы оставайтесь здесь. Разговор будет долгий.
   С этими словами губернатор встал и вышел в приёмную. Росс посмотрел на Филиппа - он был бледный, как полотно. Росс взял его за руку, сжал. Филипп вздрогнул, взглянул на него.
   - Всё хорошо, - почти прошептал Росс. - Я с тобой. И я горжусь тобой.
  
   Когда они остановились возле дома шерифа, Филипп проговорил:
   - Я не пойду туда. Я не хочу туда идти.
   - Но ты же сам понимаешь, что это необходимо, - ответил Росс.
   - Мне плевать. Я не хочу к нему возвращаться.
   - Шериф уже знает о нашем визите к губернатору. Если ты спрячешься сейчас, то всё провалится. А тебе придётся прятаться всю жизнь. Тебе нужно вернуться и сделать всё так, как мы договорились. Слышишь? - Росс взял Филиппа за плечи и посмотрел ему в глаза. Он видел, что Эскот готов подчиниться.
   - Давай повторю ещё раз, - обречённо ответил Филипп.
   - Давай, - кивнул Росс, не отпуская его.
   - После того, что произошло на кладбище, ты понял, что тебе дорога твоя жизнь, и ты не хочешь повторения. Ты решил внемлить моему совету, пошёл к Бенсону, сыщику, который тебя нанял, и заявил о своём провале. Бенсон доложил Николсону, а тот, в свою очередь, губернатору, потому что Каст давно хочет узнать о том, что творится в Аймаре. Каст пожелал лично поговорить с тобой, а ты взял с собой меня, чтобы иметь надёжную защиту в лице племянника высокопоставленного лица. Я назвал губернатору пару левых имён, снял все подозрения как с тебя, так и приближённых шерифа. Каст поверил.
   - Всё правильно, - кивнул Росс и, обнимая Филиппа, добавил: - Удачи тебе. Солнца в дорогу.
   - Ты обещал, что со мной ничего не случится, - проговорил Эскот.
   - А разве с тобой что-то случилось? - улыбнулся Росс.
   - Вопрос времени. Я правда не хочу туда идти.
   - Я знаю. Но если ты сейчас заставишь дядю поверить тебе, то потом всё будет только так, как хочешь ты. Ты сможешь его убедить. Ты же сам говорил, что можешь уговорить любого.
   - Любого. Дядя не любой. Он меня с детства знает.
   - А ты знаешь его. Вы на равных.
   - Нет, мы не на равных, в том-то всё и дело. Но я пойду. Я всё понимаю.
   Филипп пошёл к дому. У входа он обернулся и с привычной улыбкой проговорил:
   - Передавай привет Кейлин! Можешь даже поцеловать её от меня.
   Рассмеявшись, Филипп скрылся за дверьми.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

III

Hysteria

   На приглашении, которое Росс получил на днях, золочёными буквами было написано: "Господин Губернатор приглашает вас на бал-маскарад, который состоится по традиции в последний четверг месяца в его дворце. Будем рады видеть Вас и Вашу даму". Кейлин стояла перед зеркалом, когда вошедший Росс с улыбкой спросил:
   - Моя дама готова?
   - Готова, - ответила Кейлин. На ней было надето шикарное бирюзовое платье, волосы были уложены в причёску, украшенную серебряной диадемой. В руках Кейлин держала маску кошки.
   - Ты лучшая, - проговорил Росс. Сам он был одет в белый костюм, а маска же напротив, была чёрной. Кейлин шутила, что это была маска Тибальта, её кота.
   Они прибыли во дворец одновременно со многими другими гостями. Когда Росс и Кейлин надели маски, в них уже трудно было узнать амаргов. Длинные рукава скрывали смуглую кожу, а такие наряды никогда не встретишь ни на одном из праздников в Тиере. Когда пара вошла в бальный зал, Кейлин заметила, что Росс оглядывается и словно высматривает кого-то в толпе ярких платьев и масок.
   - Ты ищешь Филиппа? - спросила она.
   - И его тоже, - ответил Росс. - Шериф должен прибыть.
   На бал все приходили без оружия. По приказу губернатора револьверы оставались только у его личной охраны и людей Николсона, которых никто не видел.
   Гости заметно оживились. Кейлин обернулась на голоса и увидела, что в зал вошёл шериф с семьёй. Она видела Стефана Эскота только мельком, один раз, её всегда встречала его жена Марисса, она же и расплачивалась с Кейлин за её работу. Шериф был высоким мужчиной лет сорока, чья походка и чей взгляд словно говорили о том, что он хозяин. Хозяин везде. Дома, на улице и даже во дворце губернатора. Кейлин готова была поспорить, что кто-то из его далёких предков был амаргом, потому что, по её мнению, у нортов просто не бывает такого золотистого оттенка кожи и такого магнетизма в глазах, который не могла скрыть даже маска шамана на его лице. Возможно, когда-то он даже был брюнетом, но сейчас это невозможно было узнать, потому что его голова была побрита наголо, что добавляло его внешности нечто пугающее.
   Следом за шерифом в зал вошли его супруга и племянник. Марисса Эскот выглядела как всегда обворожительно и спокойно. Её длинные светлые волосы были убраны в высокую причёску, кремовое платье волнами спадало по её стройной фигуре. На её лице была золотая маска, закрывающая только глаза. Филипп улыбался. Как всегда. Он был в белом, как и Росс, только маска была арлекина.
   На балюстраде второго этажа появился губернатор с супругой и приветственно помахал рукой гостям. Тёмный костюм стройнил его чуть полноватую фигуру, а маска медведя вовсе не пугала, а придавала некий шарм. Бал начался.
   Заиграла музыка, мужчины стали приглашать дам на танец. Росс последовал их примеру.
   - Где ты научился танцевать? - спросила Кейлин, несколько удивлённая, что амарго хорошо знал танцы нортов.
   - Научила одна знакомая, - усмехнулся Росс. - Давно.
   Краем глаза Кейлин увидела, что Филипп тоже танцевал с какой-то девушкой. Он шептал ей что-то на ухо, от чего она задорно смеялась. Шериф танцевал с женой. Вокруг царила атмосфера веселья и беззаботности. Но только Кейлин чувствовала напряжение в руках Росса, которые обнимали её. Кейлин будто кожей ощущала нечто, повисшее в воздухе. Словно это была натянутая до передела струна, которая вот-вот порвётся, или это был первый порыв ветра перед грозой с ливнем и градом, со сжигающей всё вокруг молнией.
   Мало кто заметил появившихся в зале вооружённых людей под началом Николсона. Все были слишком увлечены танцами и друг другом. Росс остановился.
   - Давай отойдём в сторону, - сказал он. Вдвоём с Кейлин они подошли к колонне второго этажа и встали под балюстраду. - Началось, - проговорил Росс.
   Заметив их с Кейлин, Филипп поцеловал руку своей партнёрше и направился к ним.
   - А если он сбежит? - проговорил он, снимая маску.
   - Не сбежит, - ответил Росс, хотя ещё утром он делился с Кейлин точно такими же опасениями.
   Николсон в сопровождении нескольких человек подошёл к шерифу. Музыканты не переставали играть. Пары по-прежнему танцевали. Кейлин показалось, что Филипп не дышал.
   - Видишь, - проговорил Росс, когда шериф удалился из зала в компании Николсона и других. - Его арестовали.
   - Вижу, - ответил Филипп. - И не верю.
   - Думаю, мы можем уходить, - сказал Росс. - Я не хочу здесь оставаться, терпеть не могу подобные мероприятия.
   - Тогда пойдём, - согласилась Кейлин.
   - Я с вами, - проговорил Филипп. - Я вроде и люблю такие балы, но лучше уйду. Только...- Эскот замялся.
   - Что? - спросил Росс.
   - Я не буду возвращаться в дом дяди. А больше мне некуда.
   - У меня в городе есть небольшая квартира, - сказал Росс. - Я дам тебе ключ, и мы тебя проводим. Можешь жить там, сколько потребуется.
   - Спасибо, - улыбнулся Филипп.
  
   Росс не мог уснуть. И дело было вовсе не в кладбище за окном, к которому он привык. Не в коте, который вёл исключительно ночной образ жизни. Росса мучили какие-то странные предчувствия. Стараясь не потревожить спящую рядом Кейлин, он тихо встал с постели, надел штаны и босиком вышел из дома. Опустился на порожки перед дверью, поднял глаза к небу - оно было почти чёрным. Перед входом на кладбище одиноко горел фонарь - единственный источник света, кроме луны, которая была совсем ещё юной. Вдруг Росс услышал приближающийся стук копыт. Кому ночью понадобилось приезжать на кладбище? Росс встал и прислушался: кто-то действительно ехал сюда. Вскоре Росс увидел всадника, и, к его удивлению, им оказался Филипп. Спешившись, тот подбежал к Россу. Бледный и запыхавшийся он проговорил:
   - Дядя сбежал.
   - Как это случилось? - спросил Росс.
   - Не знаю. Пришёл сыщик, не помню его имени, он тебя искал. Он сказал, что шериф бежал. Я обещал тебе передать. И что теперь делать? Знаешь, тебя он просто убьёт, а меня... лучше бы убил.
   Филипп опустился на порожки и закрыл лицо руками. Росс сел рядом с ним, обнял за плечи.
   - Никто никого не убьёт, - проговорил он. - Слышишь?
   - Что случилось? - спросила подошедшая Кейлин. Из одежды на ней было только одеяло, в которое она закуталась.
   - Шериф сбежал, - ответил Росс.
   - Нам надо уходить, - сказала Кейлин.
   - Куда?
   - В горы. Я знаю, что там есть заброшенное поселение жрецов. И я даже смогу привести вас туда. Или, Росс, ты хочешь сам ловить шерифа?
   - Может, и хочу, но я понимаю, насколько это глупо. Значит, уходим прямо сейчас. Филипп, ты слышишь? Вставай, поможешь собраться.
   - Я плохо соображаю, простите, - ответил Эскот, поднимая голову.
   - Пойдём, я дам тебе кое-что выпить, - предложила Кейлин. - Тебе поможет.
   Филипп с благодарностью кивнул и, встав, пошёл за Кейлин. Росс бросил взгляд на луну. Он никогда не был мистиком, но с того дня, как он впервые оказался в этом доме, он начал верить в сверхъестественное.
   Одевшись, Росс предоставил Кейлин решать, какие вещи им нужны будут в дороге, а сам планировал позаботиться об оружии. Он старался не думать о том, что их жизни сейчас подвергались опасности, он почему-то верил в то, что шерифа найдут, и будто бы знал наверняка, что если сосредоточиться только на том, что было здесь и сейчас, то они смогут выжить.
   - Надо заехать в Тиеру вам за одеждой, - сказала Кейлин, когда они втроём покидали дом. - Неизвестно, насколько это затянется.
   - А как мы узнаем, что всё закончилось? - спросил Филипп. После того, как он выпил настойку, которую дала ему Кейлин, он выглядел намного бодрее.
   - Надо будет сообщить о нашем местопребывании одному человеку, - сказал Росс. - Только одному. И я знаю кому. Это один из помощников судьи, Моки. Я ему доверяю. Он придёт за нами или пошлёт человека. И ещё мне кажется, что нам всем не стоит появляться в Тиере. Я схожу к Моки один. Одежду возьму у себя.
  
   Кейлин и Филипп остались с лошадьми у входа в Тиеру, куда направился Росс. Эскот изо всех сил старался походить на себя прежнего, но Кейлин видела, что он играл.
   - Я никогда не был раньше в горах, - сказал он.
   - Я была и не раз, - ответила Кейлин.
   - Вы, амарги, должны чувствовать там себя как дома.
   - Так и есть. По крайней мере, в лесу. В горах чуть посложнее.
   - Почему?
   - Опасностей больше.
   - Каких?
   - Ты шутишь или действительно не знаешь?
   - Не знаю.
   - Ядовитые насекомые, лягушки, змеи, - ответила Кейлин.
   - Брр, - Филипп поморщился. - А больше пойти некуда?
   - На юге живут плантаторы, ты собрался у них прятаться? На север, через каньон, тоже не выход. Ты хотя бы в Аймаре бывал?
   - В поселении да.
   - Нам нужно будет обойти поселение через реку и сразу подниматься в горы.
   - И ты знаешь дорогу?
   - Знаю. Я ходила в горы за корой цинхоны не так давно.
   - Что это?
   - Лекарство от болотной лихорадки.
   - Мы успеем добраться до того места, про которое ты говорила, до следующей ночи? - снова спросил Филипп.
   - Если нам ничего не помешает, то да, - ответила Кейлин.
   - Слушай, я буду делать вид, что мне не страшно, а ты не выдавай меня, хорошо? - с улыбкой попросил Эскот.
   - Хорошо, - согласилась Кейлин.
   Вернулся Росс, и все трое двинулись в сторону Аймары. Какое-то время они ехали молча, и Кейлин показалось, что для Филиппа это было мучительно. Наконец, он не выдержал и заговорил:
   - Росс, как ты стал охотником за людьми?
   - Я хотел стать сыщиком, - ответил тот. - Но амаргов на эту работу не берут. Учиться тоже. Тогда сначала я предложил одному из помощников судьи свою помощь, а когда у меня получилось выполнить его просьбу, меня уже нанял другой. Очень скоро про меня узнали в городе, и тогда ко мне стали обращаться и сыщики.
   - А ты не хотел стать помощником судьи в Тиере? - спросила Кейлин.
   - Может, и хотел, но меня бы никто им не сделал, - усмехнулся Росс.
   - Почему?
   - Потому что для этого надо иметь нормальные отношения с главным судьёй.
   - Что вы с ним не поделили?
   - Помнишь, я говорил тебе, как получил шрам на плече?
   - Мне не говорил, - вмешался Филипп.
   - В бою на ножах, - сказал Росс. - Бой на смерть.
   - Я про такое только в книгах читал, - проговорил Филипп.
   - Так вот я убил своего соперника, - продолжал Росс. - Это был сын главного судьи. К сожалению. Бой был честный, меня никто ни в чём не обвинял. Но главный судья меня как-то невзлюбил после этого, что логично. С тех пор я, собственно, стараюсь меньше времени проводить в Тиере.
   - Я помню этот случай, - сказала Кейлин. - Это же было лет десять назад. Так это был ты...
   - Я, - кивнул Росс.
   - Но того, кто убил сына судьи, звали иначе. Я запомнила.
   - Я думал, ты и так понимала, что Росс - это прозвище. Нет ведь такого имени.
   - Как нет? - удивился Филипп.
   - Амарги таких имён детям не дают, - объяснила Кейлин.
   - И как же тебя зовут? - спросил Эскот.
   - Зачем тебе?
   - Ну, Росс! Я же умру от любопытства!
   - Хорошо, - с неохотой ответил тот. - Моё настоящее имя Линуш.
   - Как мило, - улыбнулась Кейлин.
   - Имя как имя, - сказал Филипп. - У вас много похожих.
   - Каждое имя что-то значит, - сказала Кейлин.
   - И что значит Линуш?
   - Не надо, - попросил Росс.
   - Так нечестно, - возмутился Филипп. - Вы оба знаете, а я - нет!
   - Дай слово, что не будешь издеваться, - сказал Росс.
   - Издеваться? Я? Да что ты.
   - Слово.
   - Ну не буду, не буду.
   - Линуш значит котёнок, - со вздохом проговорил Росс. Филипп закрыл рот рукой. Кейлин видела, как вздрагивали от смеха его плечи.
   - Доволен? - спросил Росс.
   - Угу, - выдавил из себя Филипп.
   - Между прочим, - сказал Росс, - ваши имена тоже имеют значение.
   - Ну да, я знаю, - согласился Эскот.
   - И что значит твоё, ты в курсе?
   - Любящий лошадей, - ответил Филипп. Росс захохотал и, ударив лошадь по бокам, поехал вперёд. - Дурак, - пробурчал Эскот. - Кейлин, а твоё имя? Надеюсь, ничего такого, что ты не захочешь говорить?
   - Дикая кошка, - ответила она. - Всё просто.
   - Красиво, - сказал Филипп. - Он котёнок, ну пусть кот, ты кошка. Бывает же.
   Кейлин улыбнулась.
   Через какое-то время Филипп вдруг закричал:
   - Стойте!
   - Что случилось? - спросил Росс.
   - Это же дорога от Тиеры к Аймаре?
   - Да.
   - Здесь на днях человека убили.
   - Не слышал.
   - Конечно, не слышал. Это скрыли. Потому что тот, кого убили, был тот ещё... Но убили-то его здесь. Тут кто-то живёт.
   - Никто здесь не живёт, - возразила Кейлин. - Я тут ездила не раз.
   - Днём? - спросил Филипп.
   - Конечно.
   - А убили ночью.
   - Тот, кто его убил, не обязательно должен здесь жить, - сказал Росс.
   - У меня другая информация. Когда на нас сейчас нападут, вы оба поймёте, что я был прав. Это же не я придумал, я это от дяди знаю.
   - Всё равно мы будем здесь ехать. Мы все трое вооружены. Я прекрасно стреляю, - проговорил Росс.
   - А я в темноте не вижу, куда стрелять, - сказал Филипп. - На слух я не умею.
   - Зато я умею, - спокойно ответил Росс.
   - Я нормально вижу в темноте, - добавила Кейлин.
   - Успокойся, Фил, - проговорил Росс.
   - Я спокоен, - тихо ответил тот. - Просто предупредил.
  
   С рассветом путники подъехали к берегу реки Шингу. Здесь им пришлось оставить лошадей и идти пешком. У каждого была увесистая сумка с вещами, ноги увязали в густом песке. Филипп пару раз спотыкался и падал. Росс понятия не имел, где искать брод, но верил в то, что Кейлин знает дорогу. Сам он побывал в горах всего однажды, много лет назад, и воспоминания были не из приятных, потому что он попал под сильнейший ливень. Спускаясь по скользкому глинистому склону, Росс тогда не удержался, покатился вниз и оказался прямо в реке, которая после ливня превратилась в бурлящий поток. Он не помнил, как выбрался на берег, потому что очнулся, когда светило яркое солнце, а его одежда и волосы почти высохли. С тех пор Росс настороженно относился и к горам, и к ливням.
   - Мы пришли, - наконец, проговорила Кейлин. - Брод здесь.
   - Там глубоко? - поинтересовался Филипп.
   - Нет, примерно по колено, - ответила Кейлин. - Лучше разуться. Солнце, конечно, быстро всё высушит, но там, куда мы идём, какое-то время будет не очень солнечно. Да и течение здесь довольно сильное. Обувь может просто унести.
   - Тихо! - вдруг проговорил Росс. Все замерли. Прислушавшись, Росс понял, что не ошибся. Совсем близко в кустах находился человек с оружием в руках. Росс не видел его, а стрелять вслепую не хотелось. Один промах и следующий выстрел будет за тем человеком. Росс решил идти ва-банк.
   - Эй! - крикнул он в сторону кустов, доставая револьвер. - Я тебя прекрасно вижу! Лучше выходи!
   Это сработало, потому что скрывавшийся зашевелился, раскрыв себя. Росс даже увидел направленный на них револьвер и выстрелил, целясь чуть выше оружия. Человек вскрикнул, роняя револьвер. Но в этот самый момент раздался второй выстрел. Стреляли из лука с другого берега реки. Следом за выстрелом раздался крик Филиппа. Думать было некогда. Росс обернулся на стрелявшего - попасть в него из револьвера с такого расстояния было непросто, и Росс пошёл ему навстречу по реке. Человек снова прицелился из лука, но выстрел Росса его опередил. Мужчина упал, выронив оружие. Позади раздался ещё один выстрел. Это стреляла Кейлин в того, кто всё ещё находился в кустах. Филипп полулежал на песке, держась за стрелу, которая торчала из его плеча. Росс подбежал к нему.
   - Фил, ты как? - спросил он, присев рядом с ним.
   - Ты обещал, что со мной ничего не случится, - проговорил Филипп.
   - Я имел в виду, что тебя не убьют. Тебя не убили.
   - Ты издеваешься? Это ужасно больно.
   - Не настолько, - сказал Росс.
   - Тебе вообще повезло, - проговорила Кейлин.
   - Да? - обиженно протянул Филипп.
   - Да, стрела могла быть отравлена.
   - Что?!
   - Не переживай. Если бы это был яд, ты бы уже умер.
   - Ты меня сейчас так утешила...
   - Не дёргайся. Стрелу надо вынуть, рану промыть, обработать и перевязать. Всё, как обычно.
   - И что потом?
   - Всё будет хорошо, - ответила Кейлин. - Главное, чтобы сепсис не начался, а то мало ли из какого места тот стрелок достал этот наконечник.
   - Я просто счастлив, - проговорил Филипп и заорал от боли, вцепившись в руку всё ещё сидевшего рядом Росса, потому что Кейлин вынула стрелу.
   - Помоги мне, - попросила Кейлин Росса. - Держи его.
   - Как его держать, если он сам в меня вцепился?
   - Держи, я тебе говорю. Сейчас будет больно.
   - По-моему, ему уже больно.
   - Будет ещё больнее, - с этими словами Кейлин достала из сумки необходимые вещи, расстегнула прилипшую к телу рубашку Филиппа и начала обрабатывать рану. Росс понял, почему она попросила его помочь. Филипп дёргался в его руках, что сильно мешало бы Кейлин, если бы Росс не держал его мёртвой хваткой.
   - Когда вы без сознания, с вами намного проще, - вывела Кейлин, закончив с перевязкой. Росс отпустил Филиппа, но тот так и остался сидеть, опираясь на него.
   - Он идти-то сможет? - спросил Росс.
   - С твоей помощью, да, - ответила Кейлин. - Рана не страшная, и боль скоро стихнет. Как ты думаешь, кто были эти люди?
   - Не знаю, - задумался Росс. - Может, это про них он говорил. Но это точно не слежка.
   - Я предупреждал, - тяжело дыша, проговорил Филипп. - А вы мне не верили.
   - Ты начал возмущаться, - улыбнулся Росс, - значит, всё хорошо.
   Убрав бинты и медикаменты обратно в сумку, Кейлин направилась к кустам, сжимая в руке револьвер.
   - Осторожно, - сказал ей Росс.
   - Я просто хочу убедиться, - ответила Кейлин. - Что он мёртв, - добавила она через паузу.
   - Не знаешь его? - спросил Росс.
   - Нет. Но он амарго.
   - Может, он из тех, кого изгнали? - предположил Росс.
   - У вас изгоняют? - спросил Филипп.
   - Да, за преступления, - ответила вернувшаяся Кейлин. - Нам надо идти, - сказала она. - Мало ли, что ещё произойдёт, а я не хочу остаться ночью без крова.
   Росс встал, помогая подняться Филиппу, затем повесил на своё плечо вторую сумку, и они вошли в реку. Кейлин шла за ними, неся в руке свои полусапожки. На другом берегу Росс усадил Филиппа на песок, сбросил обе сумки и сел рядом, чувствуя усталость. Сказывалась бессонная ночь, большая часть которой прошла в дороге. Неподалёку лежал убитый им стрелок из лука. Тоже амарго. Кейлин подошла к нему и, осмотрев, вернулась к Россу и Филиппу. Эскот молчал, что было ему явно не свойственно.
   - Фил, ты жив? - спросил Росс.
   - Угу, - ответил тот. - Только в глазах почему-то темнеет.
   Росс бросил взгляд на Кейлин, та быстро достала из сумки какую-то склянку и поднесла к лицу Филиппа. Он вздрогнул и поморщился.
   - Хотите есть? - спросила Кейлин.
   - Нет, - хором ответили Росс и Филипп.
   - А придётся, - возразила Кейлин. - Иначе вы не дойдёте. Да и я тоже.
   С этими словами Кейлин извлекла из уже казавшейся Россу бездонной сумки завёрнутые в полотенце бутерброды и подала мужчинам. Росс понятия не имел, когда она успела их приготовить. В сумке оказалась и бутыль с водой. После этого завтрака-обеда они двинулись дальше.
   Росс заметил, что они были далеко не первопроходцами на этой тропе. Он даже предположил, что те двое амаргов, которые лежали теперь по обе стороны реки, возможно, пользовались тем жилищем, куда их вела Кейлин, и надеялся, что амаргов действительно было только двое. Густой кустарник был уже прорублен, а высокая трава примята. Росс мысленно благодарил тех двоих, потому что идти ему было всё тяжелее. Две лямки тяжёлых сумок натирали плечо даже через ткань одежды. Рядом слышалось сбивчивое дыхание Филиппа, идущего рядом и хватающегося за него, периодически буквально стягивая с него рубашку. Начинали ныть раны, и боль становилась всё сильнее. Росс иногда оглядывался на Кейлин, думая о том, что она тоже устала и что она слабее.
   - Привал, - наконец, выдохнула Кейлин, когда они оказались на крохотной поляне, окружённой высокими деревьями, чья крона заслоняла собой небо.
   Росс опустился на землю вместе с Филиппом. Тот слабо застонал.
   - По-моему, ему хуже, - проговорил Росс.
   - Вижу, - ответила Кейлин. - Лихорадка, и так некстати.
   - Что делать?
   - Ничего. Надо дойти до хижины, а там я снова обработаю рану и приготовлю отвар.
   - Он дойдёт?
   - У него нет выхода.
   - Я всё слышу, - тихо проговорил Филипп. - Кейлин, ты можешь дать мне ещё понюхать то, что ты давала?
   - Конечно, - кивнула та, снова доставая из сумки склянку. Видя, что Филипп приходит в себя, она поднесла пузырёк к своему лицу.
   - Тебе плохо? - обеспокоенно спросил Росс.
   - Нормально, - улыбнулась Кейлин. - Это скорее от волнения. Тебе не нужно? - она протянула ему пузырёк.
   - Пока нет, - ответил Росс.
   Когда они двинулись дальше, Росс вскоре потерял счёт времени, хотя понимал, что уже наступал вечер. Пусть неба почти не было видно, но лучи солнца, иногда проникавшие сквозь широкую листву, больше не казались горячими и вскоре вообще пропали. Когда он уже хотел спросить у Кейлин, далеко ли ещё до хижины, перед ними вдруг оказалась разрушенная изгородь. За ней - три постройки. Два полуразвалившихся деревянных дома и один, казавшийся довольно прочным, каменный. Росс облегчённо выдохнул. Пришли.
   Росс внёс Филиппа, который был почти без сознания, в дом и уложил на циновку. Сам опустился рядом и снял с плеча сумки.
   - Будешь мне помогать, - проговорила Кейлин, оглядываясь по сторонам. - Потому что я устала и уже не в состоянии со всем справиться.
   Хижина представляла собой всего одну, но очень большую комнату. Очевидно, когда-то здесь были перегородки, которые не сохранились до сегодняшнего дня. Возле одной из стен лежал колчан со стрелами. Скорее всего, именно одной из таких и был ранен Филипп. Росс порадовался, что дом всё-таки оказался пуст.
   - Они жили здесь, - сказала Кейлин, подойдя к очагу и потрогав угли.
   - Да, - кивнул Росс, чувствуя, что силы готовы окончательно его покинуть. - Дай ту штуку, - попросил он. Кейлин не стала переспрашивать - видимо, на его лице всё было написано. Вдохнув едкий запах, Росс помотал головой. В его теле появились хоть какие-то намёки на бодрость.
   - Говори, что делать, - сказал он.
   - Возьми у меня воду, вымой руки, потом снимай с него рубашку и начинай развязывать, - почти приказным тоном произнесла Кейлин, доставая из сумки лекарства. Росс подчинился.
   - Не надо, - вдруг слабым голосом попросил Филипп, когда Росс дотронулся до бинтов, - не надо, пожалуйста.
   Росс понимал, что Филипп был без сознания и бредил. Россу стало не по себе, мурашки побежали по его коже.
   - Нет, не надо, - снова умоляюще повторял Эскот. - Я не виноват, это не я...
   Кейлин молча обработала рану, а Филипп не переставал молить кого-то о пощаде.
   - Перевязать сможешь? - спросила она Росса. Тот кивнул. - Я доделаю отвар.
   К тому времени Кейлин уже разожгла огонь, вскипятила оставшуюся воду, и вскоре хижину наполнил аромат каких-то трав. Слегка остудив, Кейлин перелила получившуюся жидкость в бутылку и вернулась к Филиппу.
   - Надо привести его в чувства, - сказала она. Попробовав поднести к его лицу всю ту же склянку, Кейлин убедилась в том, что это бесполезно. Тогда, взглянув на Росса, она проговорила:
   - Ударь его.
   - Что? - не понял тот.
   - Ударь его, - повторила Кейлин. - По лицу.
   - Ты уверена?
   - Надо заставить его выпить отвар. Лучше, чтобы он был в сознании. Давай.
   Ударить человека для Росса никогда не было какой-то проблемой, но ударить в драке. Сейчас перед ним лежал совершенно беспомощный юноша, который ещё несколько минут назад стонал от боли. Но Росс ударил. Филипп снова застонал. Росс ударил ещё раз, чуть сильнее, и Эскот открыл глаза. Удивленно посмотрел на Росса и проговорил:
   - А, это ты.
   - Я, а кого ты ожидал увидеть? - спросил Росс с улыбкой.
   - Никого, - ответил Филипп. - Я был без сознания?
   - Да.
   - Долго?
   - Достаточно.
   - Я что-нибудь говорил?
   - Почти ничего.
   - Я не называл никого... по имени? - не переставал задавать вопросы Эскот.
   - Нет, - ответил Росс.
   - Хорошо, - вздохнул Филипп.
   - Вот, выпей, - и Кейлин протянула ему бутылку.
   - Это им здесь так воняет? - поморщился Эскот.
   - Им, - усмехнулась Кейлин. - Пей.
  
   Выглянув из хижины, Кейлин проговорила:
   - Пока ещё не окончательно стемнело, надо набрать воды. Насколько я помню, с другой стороны есть небольшой родник. Там течёт ручей, который впадает в Шингу.
   - Давай я схожу, - предложил Росс.
   - Хорошо, - согласилась Кейлин. - Только будь осторожен.
   - Здесь кто-то жил? - спросил Филипп, когда Росс скрылся за дверью.
   - Когда-то очень много лет назад здесь жили жрецы, ушедшие из Тиеры после войны с нортами, и их потомки, - ответила Кейлин. - Но, то ли их род прервался, то ли они просто вернулись к амаргам. А сейчас, скорее всего, здесь жили те двое, что напали на нас.
   - Здесь нет кровати.
   - Есть пара подушек.
   И в доказательство Кейлин взяла одну и положила Филиппу под голову.
   - Спасибо, - ответил тот.
   Кейлин села рядом, спиной опираясь на стену. Усталость давила на плечи и отдавала болью в затылок. По стенам хижины плясали тени от огня, горевшего в очаге. Кейлин закрыла глаза.
   - Далеко этот родник? - через какое-то время спросил Филипп.
   - Нет, - ответила Кейлин.
   - Ты точно знаешь?
   - Да, я была здесь когда-то.
   - Тогда почему Росс ещё не вернулся?
   - Сейчас вернётся, - сказала Кейлин, хотя тоже начала волноваться.
   - А если с ним что-то случилось? - не унимался Филипп. - Вдруг тех убийц было трое? Или, может, там кто-то из этих ядовитых тварей, про которых ты говорила?
   - Прекрати панику.
   - Надо пойти проверить.
   - Росс не ребёнок, я ему доверяю.
   - Ты не можешь просто выйти и посмотреть?
   - А что это изменит? - Кейлин старалась отвечать как можно спокойнее, но её начинало трясти.
   - Вдруг ему нужна помощь?
   В это мгновение за стенами хижины раздался выстрел. Филипп испуганно посмотрел на Кейлин. Та схватила револьвер и выбежала из дома. Неподалёку в свете заходящего солнца она увидела силуэт Росса. Он убирал за пояс револьвер.
   - Это ты стрелял? - крикнула Кейлин.
   - Я, - ответил Росс. - В змею. Кажется, ядовитую. Мы с ней не понравились друг другу.
   - С тобой всё в порядке?
   - В полном, - ответил Росс, показывая сумку с бутылками, наполненными водой.
   - Я испугалась, - проговорила Кейлин.
   - Всё хорошо, - улыбнулся Росс и, подойдя к ней, обнял её. Кейлин прижалась к нему всем телом, почувствовала его тепло, и ей даже показалось, что её усталость прошла. Росс погладил её волосы, взял её лицо в свои ладони и прикоснулся своими губами к её. Кейлин ответила на его поцелуй, закрывая глаза и пусть совсем ненадолго, но забывая обо всём, что произошло с ними.
   Где-то совсем близко послышался глухой удар. Словно что-то упало.
   - Филипп, - прервав поцелуй, проговорила Кейлин. Вдвоём с Россом они вбежали в дом и обнаружили Филиппа, без сознания лежащим на полу у дверей.
   - Он хотел выйти, - сказала Кейлин. - Я дура.
   - Что случилось? - спросил Росс, поставив на пол сумку и помогая перевернуть Филиппа.
   - Он волновался за тебя. А потом этот выстрел. Я вышла и не возвращалась. Дура! Перенеси его обратно на циновку.
   Росс послушался. Филиппа снова лихорадило.
   - Ему станет лучше? - спросил Росс.
   - Станет, - ответила Кейлин. - Просто эта ночь будет для него тяжёлой.
   Смочив в воде кусок тряпицы, она накапала на него немного настойки из трав, протерла мокрое от пота лицо Филиппа и оставила тряпицу у него на лбу в качестве компресса.
   - Нам надо попробовать поспать, - проговорила Кейлин. - День был долгий и трудный.
  
   Росс проснулся от стонов Филиппа. Встал, подошёл к нему, сел рядом. Убрал сползшую на подушку влажную тряпицу.
   - Ты? - открыв глаза, проговорил Филипп. - Ненавижу тебя.
   - Фил, ты бредишь.
   - Я? Нет. Это из-за тебя. Всё из-за тебя. Уже второе ранение из-за тебя. Ты стрелял в меня, ты хотел меня убить. А потом ты заставил меня ввязаться в эту вашу затею. И вот, чем это закончилось? Ненавижу тебя.
   - А что, если бы всё оставалось, как раньше, было бы лучше? - спросил Росс. Филипп не отвечал. Росс давно догадался, но не был уверен на все сто. Решил, что время проверить свои догадки пришло.
   - Неужели было бы лучше, если бы твой дядя продолжал издеваться над тобой? Избивать тебя? - проговорил Росс. Ему показалось, что в глазах Филиппа сверкнули искры. Но Эскот промолчал. - Твои раны заживут, зарубцуются, Фил, - продолжал Росс.
   - Эти - да, - тихо сказал Филипп. - Те, что оставил он, - не думаю.
   - Сколько лет ты живёшь у них?
   - Мне было десять, когда моя мама умерла. Двенадцать, когда отец спился и... тоже умер. Тогда Марисса и Стефан забрали меня к себе. У них не было и до сих пор нет своих детей. Марисса меня очень любит. И я ей благодарен. А он... он любит причинять боль.
   - Он сейчас далеко, Фил. Он тебя не тронет.
   - Правильно, зачем он, когда тут есть ты, - усмехнулся Филипп.
   - Ты же знаешь, что я не хотел тебя убивать, - покачал головой Росс.
   - Знаю. Что я там говорил? Что ненавижу тебя? Я не ненавижу. Иди спи.
   - Прости меня за то, что втянул во всё это. Но так лучше для тебя, Фил.
   - Я знаю, Линуш, - почти улыбнулся Филипп.
  
   Утром Кейлин нашла неподалёку от дома заросший огород, в котором каким-то чудом продолжали зреть овощи. Вернувшись в хижину, она принялась за готовку. Росс, подойдя к ней, шёпотом хотел рассказать о ночном разговоре с Филиппом, который пока спал, но Кейлин ответила, что всё слышала, но не хотела вмешиваться. Теперь она точно понимала, что вся злость, которую она испытывала по отношению к Филиппу когда-то, улетучилась.
   Когда Эскот проснулся, ему было намного лучше: лихорадка прошла, и боль в плече уже не беспокоила так сильно. Росс отдал Филиппу одну из своих рубашек, которая была ему велика в плечах, но зато свободно надевалась поверх бинтов.
   - Как вы думаете, мы надолго здесь? - спросил Филипп.
   - Надеюсь, что нет, - ответил Росс. - Не может же твой дядя быть настолько неуловимым.
   - Может, - грустно усмехнулся Эскот. - Он купил и запугал слишком много людей. Некоторые ему по-настоящему верны. Но давайте не будем о нём. Росс, расскажи что-нибудь о себе. Что мы ещё не знаем? А то Линуш меня очень порадовал.
   - Кто-то давал слово, - наигранно недовольно ответил Росс.
   - Так разве я издеваюсь? - улыбнулся Филипп. - Скажи, ты вырос в Тиере?
   - Да.
   - Вопрос подразумевал рассказ о том, с кем и как.
   - Как все, - отмахнулся от Эскота Росс.
   - Но ты так стреляешь... Как никто.
   - Это врождённое.
   - Так не бывает.
   - Бывает. Мой отец был лучшим, мой дед был лучшим, мой прадед... Меня научили этому в детстве.
   - Как звали твоего отца? - поинтересовалась Кейлин.
   - Шенди, - ответил Росс. - Родовое имя. Обычно передаётся от деда к внуку. Я должен назвать так сына, если у меня будут дети.
   - Это древний род, я знаю о нём, - сказала Кейлин. - Кто-то из твоих предков был среди основателей Тиеры.
   - А кто были твои родители, Кейлин? - в ответ спросил Росс.
   - Отца я не знаю, бабушка ничего не говорила про него. Она сама меня воспитывала, потому что мама умерла, давая мне жизнь. Бабушка была искусной знахаркой, а вот дочь спасти не смогла. Сколько её помню, она не могла это забыть. Но всё, что я знаю и умею, это благодаря ей. Хотя многие говорили, что у меня дар.
   - У тебя действительно дар, - сказал Росс.
   - Да, - подтвердил Филипп. - Мне тоже кажется, что это дар.
   - Спасибо, - улыбнулась Кейлин.
   - Рядом с хижиной кто-то есть, - вдруг проговорил Росс.
   - Кто? - испуганно спросил Филипп.
   - Не знаю, но там кто-то ходит, - с этими словами Росс подошёл к единственному окну хижины. - Ягуар, - выглянув, сказал он.
   У Кейлин похолодело внутри, но она быстро вязала себя в руки. Ягуары не нападают на людей, если их не провоцировать. Кейлин взглянула на Филиппа: тот сидел с выражением "заберите меня отсюда" на лице.
   - Он не зайдёт в дом, - подойдя к нему, проговорила Кейлин.
   - А мы выйдем? - спросил Филипп.
   - Неужели ты думаешь, что ягуар будет теперь тут жить? - усмехнулся Росс. - Он скоро уйдёт.
   - Куда?
   - По своим делам, - рассмеялся Росс, отходя от окна.
   Вдруг раздался выстрел. Кейлин вздрогнула.
   - Это же не ягуар стрелял, - проговорил Филипп.
   - Думаю, что не он, - сказал Росс, возвращаясь к окну и доставая револьвер. - И он убит, - добавил он.
   - Кем? - спросила Кейлин.
   - Сюда какой-то идёт человек, - ответил Росс. - Очевидно им.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

IV

Dolor

   Кейлин открыла глаза. Лучи солнца проникали через щели между досками в стенах и крыше. Значит, день ещё не закончился. Кейлин попыталась встать, но у неё закружилась голова. Сильно ныл затылок. "Сотрясение мозга", - вывела Кейлин. А потом она вспомнила. Всё.
   Как вооруженные люди ворвались в хижину. Как Росс успел убить троих. Как её вытолкали из дома и бросили на землю к чьим-то ногам. И как она увидела улыбку шерифа.
   - Так, значит, ты возвращаешь мёртвых с того света? - проговорил он. - Это полезное умение. Уведите её. И пусть какое-то время её совсем не будет.
   После этого последовал глухой удар по затылку. И темнота.
   Кейлин поняла, что находится в одном из старых деревянных домов. Наверняка под охраной. Где были Росс и Филипп, она не знала. Ей было страшно подумать, что могло с ними произойти. Кейлин осмотрелась. Обломки досок, остатки каких-то предметов, грязь, пыль и паутина. За стенами слышались мужские голоса. Кейлин прислушалась.
   - Думаешь, догонит? - спрашивал один.
   - Кто его знает. Амарги тут как дома, не то, что мы, - отвечал другой.
   - И долго он продержится раненый и без оружия?
   - Если доберётся до своих, то выкарабкается.
   - Но шерифу он и не нужен особо, как я понял.
   - Вроде да.
   Сердце Кейлин забилось часто-часто. Неужели они говорили про Росса? Иначе быть просто не могло. Ему удалось бежать.
   Вдруг покосившаяся входная дверь распахнулась. Кейлин машинально схватилась за первую попавшуюся доску. Два высоких плечистых норта втолкнули кого-то в дом и захлопнули дверь, от чего стены дрогнули. Это кто-то со стоном упал на пол.
   - Филипп! - узнала его Кейлин и бросилась к нему. Перевернула его на спину и ужаснулась. На щеке сбоку красовался огромный синяк с кровоподтёками, губа была разбита, на шее были видны следы удушения. Рубашка была порвана, через рваную ткань виднелись синяки на груди и боках. Кейлин положила его голову себе на колени, убрала со лба спутавшиеся волосы. Филипп открыл глаза.
   - Росс бежал, - проговорила Кейлин. - Он вернётся с людьми и спасёт нас.
   - Мне плевать, - тихо ответил Филипп и закашлялся.
   - Ты что? Фил, мы выживем, понимаешь? Шериф не хочет нас убивать. Мы нужны ему.
   - А ты зачем? - как-то странно усмехнулся Эскот.
   - Из-за моих способностей лечить людей.
   - А я всё рассказал ему... что он хотел, - проговорил Филипп, не переставая странно улыбаться. - И про тебя рассказал, и про Росса. Он всё теперь про вас знает. Я бы и больше рассказал, но сам уже ничего не знал.
   - Мне кажется, у тебя сломаны рёбра, - сказала Кейлин, пропуская мимо ушей последние слова Эскота. - Тебе лучше лежать и не двигаться.
   - Мне всё равно, - прошептал Филипп, закрывая глаза.
   Дверь снова распахнулась, и вошедший шериф бросил на пол сумку Кейлин.
   - Держи свои снадобья, - сказал он. - И приведи его в порядок.
   При звуках его голоса Филипп дёрнулся.
   - У него сломаны рёбра, это так просто не исправишь, - ответила Кейлин.
   - А ты постарайся, - усмехнулся шериф.
   - Здесь темно. Мне нужна хотя бы лампа. И ещё чистая вода.
   - Всё будет.
  
   Росс остановился, только когда увидел реку. Он буквально упал в воду, жадно припадая к живительной влаге. Ему было плевать, сколько крови он потерял от ранения, которое, к счастью, пришлось в руку и не задело кость. Порвав рубашку, Росс кое-как затянул рану и снова побежал. У него заканчивались силы, но он не сдавался. Росс понял, что шериф не собирался убивать ни Кейлин, ни Филиппа. Это значило, что был шанс их спасти. Его главным желанием было не уходить, остаться там, с ними, не бросать их, но Росс знал, что это глупо. Так бы он не помог им, а только сам погиб. Теперь у него была только одна цель - добежать, дойти, доползти до Тиеры и позвать на помощь.
   Когда Росс увидел одну из оставленных ими лошадей, то чуть не заплакал от счастья. Животное отозвалось на зов, и Росс поехал в Тиеру, экономя время и силы. Время. Он его не считал. Росс видел, что темнеет, но, может, то темнело в его глазах. Добравшись до Тиеры, он из последних сил повис на двери дома Моки.
   - Небеса, что с тобой случилось? - в ужасе воскликнул тот.
   - Позови какую-нибудь знахарку, которая поможет мне, и я всё расскажу, - ответил Росс, чувствуя, что теряет сознание.
   Очнувшись, Росс увидел рядом с собой обеспокоенное лицо Моки. Они никогда не были друзьями, но Росс доверял ему. Моки был одним из самых молодых помощников судьи, ему было всего двадцать пять, но его ум, сноровка и меткость давали фору многим опытным амаргам. Моки не был красавцем, но его доброе обаятельное лицо заставляло смотреть влюблёнными глазами не одну невесту Тиеры, хотя все знали, что помощник судьи с детства любит только одну девушку - свою соседку Тиану, которая отвечала ему взаимностью.
   - Рассказывай, - проговорил Моки.
   - Сначала скажи, кто ещё знал, куда мы ушли с Кейлин и Филиппом?
   - Я никому не говорил.
   - А есть вероятность, что наш разговор тогда могли подслушать?
   - Вероятность есть, но я понятия не имею, кто это мог быть. Посреди ночи. Если только кто-то видел, как ты приехал...
   - Может, так и было, - сказал Росс. - Боюсь, что в Тиере есть кто-то, кто работает на шерифа.
   - Вас обнаружили?
   - Да. Там сейчас шериф и куча его людей.
   -А знаешь, что в городе? - спросил Моки.
   - Нет.
   - Там почти война. Норты поделились на тех, кто за шерифа, и на тех, кто за губернатора.
   - Надо поднимать амаргов, - сказал Росс.
   - За губернатора?
   - Да. А ещё нужны люди, чтобы пойти со мной за Кейлин и Филиппом.
   - Много людей, ведь так?
   - Так.
   - И где ты их возьмёшь? - спросил Моки. - У губернатора?
   - Пока я до него доберусь... Нет... - ответил Росс. - Ему не до меня. И уж точно не до Кейлин с Филиппом. Мне нужны амарги.
   - Но это всё может решать только главный судья.
   - Я знаю. Мне придётся идти к нему.
   - Если он захочет тебя слушать...
   - Я заставлю его.
  
   По тому, как сквозь щели в стенах пробивалось солнце, Кейлин догадалась, что наступило утро. Ей удалось немного поспать, хотя её состояние больше напоминало забытьё. Ещё ночью, видя, как ему больно, Кейлин предложила Филиппу морфий, который она брала с собой в горы на крайний случай, но тот отказался. И сейчас Кейлин проснулась от его стонов.
   - Ты не передумал на счёт морфия? - спросила Кейлин.
   - Нет, - покачал головой Филипп. - Я же ведь усну тогда.
   - В этом и смысл. Ты не будешь чувствовать боли во сне.
   - Это смотря что мне приснится, - усмехнулся Филипп. - Хотя дело не в этом. Я не хочу, чтобы он пришёл и застал меня спящим.
   - Думаешь, он ещё придёт за тобой?
   - Я не думаю, я знаю. А ты, правда, веришь, что Росс вернётся за нами?
   - Я не верю, я знаю.
   - Где он найдёт людей?
   - Не знаю где, но найдёт.
   - У вас же в Тиере за такие вопросы отвечает главный судья? - спросил Филипп.
   - Да, - ответила Кейлин.
   - Так Росс же убил его сына, - усмехнулся Эскот.
   - Но в городе ищут шерифа, - возразила Кейлин. - А Росс приведёт их к нему.
   - Ну, если только, - вздохнул Филипп.
   За стеной послышались шаги, а затем распахнулась дверь.
   - Надо поговорить, племянничек, - проговорил вошедший шериф. Филипп вздрогнул и, как показалось Кейлин, даже попытался отползти подальше к стене.
   - Выйти к вам он не сможет, - сказала Кейлин.
   - Тогда поговорим здесь, - усмехнулся шериф. - А ты оставь нас на минутку.
   - Пусть она останется, - попросил Филипп, вцепившись в её руку.
   - Нет, наша беседа слишком конфиденциальна, - ответил Стефан Эскот. - Выведите её, - обернувшись, сказал он кому-то из своих людей. Вошедший норт схватил Кейлин за руку и силой вытащил из дома. Оказавшись снаружи, она увидела, что дом охраняли три норта, ещё человек десять находились рядом с каменной хижиной. Сколько ещё было внутри, Кейлин не знала. Все они были вооружены револьверами и кинжалами, у некоторых на плечах висели ружья. Кейлин прислушалась к тому, что происходило в доме. Ей показалось, что она слышала голос шерифа, но она не могла разобрать ни слова из того, что он говорил. Вскоре он вышел из дома и, усмехнувшись, взглядом показал своим людям, чтобы те снова отвели Кейлин внутрь.
   Филипп лежал у стены, там же, где она его оставила. Ей показалось, что он был ещё бледнее обычного.
   - Ты как? - спросила Кейлин, сев рядом. - Что ему было от тебя нужно?
   - Ничего, - тихо ответил Филипп. - В городе война, - как-то безразлично добавил он.
   - Что? - не поняла Кейлин.
   - Война, - повторил Эскот. - Часть нортов за губернатора, часть за дядю.
   - Это шериф тебе сказал?
   - Да. К нему только что вернулся его человек из города. У Росса не так много шансов не нарваться на тех, кто за дядю. Если он не прорвётся к губернатору, то он не придёт за нами. Его просто убьют. Если придёт, всё равно убьют. Если придёт с амаргами, это тоже ничего не изменит.
   - Прекрати, - проговорила Кейлин. - Росс придёт. И его не убьют.
   В дом заглянул один из нортов.
   - Эй ты, знахарка! - крикнул он. - Выходи! С вещами!
   - Зачем?
   - Шериф приказал.
   - Не сопротивляйся, - сказал Филипп. - Тебе же хуже будет.
   Кейлин взяла сумку и последовала за нортом, который привёл её в хижину. Внутри кроме шерифа, было ещё шестеро. Один лежал на полу, бледный, мокрый и держался за руку.
   - Что с ним? - спросила Кейлин.
   - Его укусила какая-то тварь, - ответил шериф. - Посмотри, можно с ним что-то сделать или проще пристрелить?
   Кейлин подошла к больному. Осмотрела руку. Две крохотные ранки.
   - Давно? - спросила она.
   - Да буквально только что, - ответил стоявший рядом норт.
   - Выживет, - сказала Кейлин, доставая из сумки противозмеиную сыворотку. Она брала её с собой в горы не для какого-то норта, а для Росса, Филиппа или себя, и сейчас она даже отдавала себе отчёт в том, что могла бы обмануть всех, сказав, что укус смертелен. Но этот бледный испуганный парень в полубессознательном состоянии действительно нуждался в её помощи. Для шерифа он был просто мясом, которое тот готов был в любой момент пустить в расход.
   - Как тебя зовут? - спросила его Кейлин.
   - Мартин, - еле слышно ответил норт. - Спасибо тебе.
  
   Росс был у дома главного судьи уже рано утром. Он знал, что тот, возможно, вообще не захочет говорить с ним, но Росс был настроен решительно. Угумэзи позволил ему войти и даже предложил сесть.
   - Что же тебя привело ко мне, Линуш? - спросил он. Угумэзи был высоким широкоплечим седовласым мужчиной с орлиным профилем и цепким взглядом. Свой пост главного судьи он занимал уже много лет, за эти годы он снискал уважение не только амаргов, но и многих нортов.
   - Ты слышал о том, что происходит в городе? - ответил Росс вопросом на вопрос.
   - Слухи доходили.
   - Шериф - плохой человек.
   - Но он на своём месте.
   - Ты не знаешь его.
   - А ты знаешь?
   - Да. Он преступник. Он должен сидеть в тюрьме, а не руководить сыском.
   - Это дело губернатора, не моё, - проговорил Угумэзи.
   - Даже сейчас? - спросил Росс. - Когда за тобой выбор: чью сторону принять?
   - Я не собираюсь принимать ничью сторону. Моя забота - амарги. Нас это не касается.
   - А если я тебе скажу, что в плену у шерифа одна из нас?
   - Кто же?
   - Кейлин.
   - Она покинула Тиеру.
   - И перестала быть амаргой? - возмутился Росс. - Спросите у жителей Тиеры, скольких она спасла?
   - Тебя она тоже спасла? - поинтересовался Угумэзи.
   - И меня.
   - Чего ты хочешь?
   - Если ты не думаешь поддерживать губернатора, это твоё дело. Но дай мне амаргов, чтобы я мог пойти и вызволить Кейлин из рук шерифа.
   - И сколько тебе надо?
   - Сколько ты можешь дать?
   - Пятерых.
   - Против двадцати?
   - Каждому по четыре. Неплохая математика, - усмехнулся Угумэзи.
   - Ты хочешь послать их на смерть? - спросил Росс.
   - Бери десятерых. Плюс ты. Итого пятнадцать. Всё сходится. И знай, я это делаю только ради Кейлин. Она спасла сына моего брата.
   - Спасибо. А что ты планируешь делать?
   - Ждать, - ответил Угумэзи.
   Выйдя от главного судьи, Росс встретил ожидавшего его Моки.
   - Ну как? - спросил тот.
   - Согласился дать мне десятерых, - ответил Росс.
   - Я пойду с тобой.
   - Нет. Ты нужен мне здесь. Я никому не доверяю, как тебе. Выполни мою просьбу.
   - Какую?
   - Всеми правдами и неправдами найди в городе сыщика по фамилии Николсон и передай ему всё, что я тебе рассказал. Сделаешь?
   - Должен, - кивнул Моки.
   - Ну а сначала помоги мне собрать людей, - попросил Росс.
   - Многие захотят пойти с тобой за Кейлин, ты не беспокойся. Слишком многим людям она успела помочь.
   - Лучше им не знать, что я иду не только за ней, - усмехнулся Росс.
   - А ты доверяешь этому Филиппу? - спросил Моки.
   - Хороший вопрос. Скорее да, чем нет. Знаешь, ведь это я его во всё втянул. Я вывел его на то, чтобы он сам захотел сдать своего дядю. Убедил его, что так для него будет лучше. И вот, что из этого вышло. Я чувствую свою вину перед ним. Он доверился мне, а я его, можно сказать, подвёл.
   - Он предал дядю. Предавший раз предаст снова.
   - Я это допускаю, - вздохнул Росс, - но верю в лучшее.
  
   Кейлин поняла, что ничего не ела со вчерашнего дня, когда вошедший в дом норт бросил на грязный пол кусок хлеба и два початка кукурузы. Разломав хлеб, она протянула половинку Филиппу.
   - Я не хочу есть, - сказал тот.
   - Ешь через не хочу, - ответила Кейлин.
   - Ты всё ещё ждёшь Росса?
   - Жду. А ты разве нет?
   Филипп почему-то усмехнулся и промолчал.
   - Ты ведь убила того человека, который хотел стрелять в нас у реки? - вдруг спросил он через какое-то время.
   - Да, - ответила Кейлин.
   - Как ты себя чувствуешь после этого?
   - Я спасла нам всем жизнь. Пусть ценой выстрела по живому человеку. Но если он выстрелил первым, кто-то из нас мог быть уже мёртв. Поэтому меня не мучают угрызения совести. Почему ты спрашиваешь? Ты же убивал. И думаю, что не раз.
   - Я ни разу не убивал. Я везунчик, - снова усмехнулся Филипп.
   - Как это ни разу? - не поняла Кейлин. - А Стейн? Он умер от яда, который я приготовила.
   - Не я ему его дал.
   - А кто?
   - Какая разница? Не я.
   - Неужели до этого тебе не приходилось стрелять?
   - Приходилось. Я даже ранил пару раз... Но я знал, что это были несерьёзные ранения. И вообще я не меткий стрелок. Да и не угрожали мне раньше так, чтобы спровоцировать на убийство. По крайней мере на то, чтобы я сам... Все же знали, чей я родственник. Боюсь, что я не смогу убить.
   - Может, тебе и не придётся? К чему ты это? - спросила Кейлин.
   - Просто подумалось, - ответил Филипп.
   - Странные у тебя мысли.
   - В нашей ситуации вполне логичные. Слушай, я не могу больше лежать. Помоги мне подняться.
   - Уверен?
   - Кроме пары рёбер у меня ведь ничего не сломано.
   - Верно.
   - Тогда помоги.
   Кейлин обняла Филиппа за талию и медленно поднялась на ноги вместе с ним. Филипп одной рукой держался за её плечи, пальцами оставляя вмятины на коже даже сквозь ткань одежды, а второй, казалось, пытался поддерживать собственное равновесие, как делают канатоходцы. Сделав несколько шагов, они остановились.
   - Стоишь? - спросила Кейлин.
   - Кажется, да, - ответил Филипп, и на его лице появилось некое подобие улыбки.
  
   Росс не знал, мог ли он доверять каждому из десяти амаргов, откликнувшихся на его зов, но у него не было выбора. Среди них было три помощника судьи, которых он знал лично, когда-то помогал им искать людей. Ещё один был его соседом в Тиере, об остальных шести Росс почти ничего не знал. Самому юному их них едва исполнилось девятнадцать, а самый опытный был старше Росса лет на десять. Кто-то горел желанием рассказать Россу, как Кейлин спасла жизнь ему или его ребёнку, кто-то говорил, что всегда недолюбливал шерифа, а кто-то вообще хотел за что-то поквитаться с нортами. Вооружённые револьверами, ружьями и кинжалами, они двинулись к Медным горам.
   В то время как один из охотников заканчивал свой рассказ о том, как Кейлин вылечила его сестру чуть ли одним взмахом руки, к Россу подъехал помощник судьи по имени Гил и проговорил:
   - У меня есть предложение. Думаю, ты одобришь.
   - Какое же? - спросил Росс.
   - Надо отправить кого-то вперёд. Одного или двоих.
   - Я сам об этом думал.
   - Так я могу поехать.
   - Один?
   - Давай возьму Таниша, он хоть юный, но ловкий, я знаю его.
   - Отправляйтесь, - кивнул Росс. - Солнца в дорогу.
   У Росса не было причин не доверять Гилу, но он ловил себя на мысли, что до конца не доверяет ни одному из своих спутников. Росс помнил, что в Тиере был предатель, тот, кто выдал шерифу их местонахождение. И сейчас Росс был уверен, что этот предатель был среди десяти. Росс попытался представить себя на его месте. Что бы он сделал? Поехал бы предупредить шерифа? Так просто решить, что это был Гил, не рискуя ошибиться... Всё могло быть совсем не так, и Росс не был уверен, что знает, как лучше поступить. Если Гил и был предателем, то впереди их ждала либо засада, либо заброшенная стоянка. Второе пугало Росса сильнее. Он не мог предугадать действий шерифа, но надеялся, что тот не захочет всё оставить, как есть, и не сбежит.
   На горы опустился вечер, когда Росс с отрядом подошли совсем близко к хижинам. Гил вернулся один.
   - Что с Танишем? - спросил Росс.
   - Боюсь, что он хотел предать нас, - ответил Гил.
   - Ты уверен?
   - Да. Завидев одного из нортов, он подал ему условный сигнал. Норт узнал этот сигнал и направился в нашу сторону. Я убил Таниша, Росс. Может, я поступил опрометчиво, но времени на раздумья у меня не было.
   - Скажи, что ты видел?
   - Как я понял, Кейлин держат в деревянной развалюхе слева. Там с ней ещё один пленник. Не знаю кто. У входа в этот дом дежурят двое. Все остальные держатся ближе к каменной хижине. В ней, я думаю, скрывается шериф.
   - Спасибо, Гил.
   - Ты считаешь, я правильно поступил?
   - Конечно, - кивнул Росс, похлопав Гила по плечу. Таниш не мог быть предателем, в этом Росс сейчас был уверен. Слишком юный со слишком восторженным взглядом. Получалось, что первая догадка Росса была верной. Это был Гил. И теперь шериф знал, кто и в каком количестве идёт к нему. Росс и десять амаргов минус Таниш и минус Гил. Восемь амаргов во главе с Россом. Против нортов, превышающих их по числу вдвое. И если раньше их козырем могла стать неожиданность, то теперь они были раскрыты. Росс оглядел взглядом мужчин, которые шли с ним. Любой из них мог погибнуть. А то и все они.
   - Амарги, - обратился к ним Росс, - отступать поздно. Но я хочу, чтобы вы знали, там, куда мы направляемся, нас ждёт засада. Нас ждут.
   - С чего ты взял? - спросил один из помощников судьи.
   - С того, что среди нас есть предатель.
   - Я же убил его! - воскликнул Гил.
   - А если я предполагаю, что это не он?
   - Предполагаешь? - рука Гила потянулась к револьверу.
   - Я выстрелю первым, и ты это знаешь, - проговорил Росс.
   - Гил? Предатель? Один из нас? - в ужасе проговорил всё тот же помощник судьи.
   - Докажи нам обратное, - сказал Росс, глядя на Гила. - Докажи, что не ты подслушал мой разговор с Моки, что не ты выдал место, где мы скрывались, шерифу. Что не ты сейчас попросился пойти вперёд, чтобы увидеться с Эскотом.
   Гил молчал.
   - Хотя бы попытайся, - добавил Росс. Гил схватился за револьвер. Росс выстрелил. - Вы все видели, что он сам только что подписал свой приговор, - проговорил Росс, глядя на упавшего замертво Гила.
   - И что теперь? - спросил один из амаргов.
   - Теперь наш приход не станет для них неожиданностью, - ответил Росс. - Но они ждут, что мы придём по этой тропе. А я знаю, что если обойти гору с востока, то там будет ещё одна тропа. Я сам уходил по ней, когда на нас напали, эта тропа ведёт к роднику там, недалеко от поселения. Я расскажу вам, как пройти туда.
   - А ты?
   - Я пойду здесь. Я отвлеку их внимание на себя, а вы нападёте на них сзади. Это будет для них неожиданностью, потому что они будут думать, что вы следуете за мной.
   - Ты пойдёшь один?
   - Да. Возьму револьвер Гила. Главное - не упустить время. Ваш удар должен быть сразу за моим. Я не готов сегодня умереть.
  
  
   Выстрел. Один, второй. Кейлин замерла в ожидании. Филипп испуганно смотрел на неё.
   - Это Росс? - дрожащим голосом спросил он. Выстрелы прозвучали прямо за стенами дома.
   - Это Росс? - снова спросил Филипп. Кейлин словно боялась спугнуть словами надежду. Она смотрела на вход, не в силах двинуться с места. Дверь с громким стуком распахнулась, и в дом ворвался Росс. Бросившись к Кейлин, он обнял её, прижал к себе с такой силой, что ей показалось, будто она может задохнуться. Обняв его в ответ, Кейлин целовала его лицо, губы, чувствуя, как слёзы катятся по её щекам.
   - Вы живы, - наконец проговорил Росс.
   - Ты всё-таки пришёл, - тихо сказал Филипп.
   - Ты в порядке? - спросил его Росс.
   - По сравнению с теми, кто охранял нас, со мной всё хорошо, - улыбнулся Эскот.
   - Мне нужно вернуться к моим людям. Вот держите, - с этими словами Росс протянул Кейлин и Филиппу по револьверу. - Это ваших охранников. На всякий случай. Я скоро вернусь.
   Росс поцеловал Кейлин и выбежал из дома.
   - Я же говорила, - прошептала Кейлин, опустившись на пол рядом с Филиппом. - Я же говорила. Я верила. Я знала.
   Она чувствовала, что её трясёт. У Кейлин не было сил волноваться за то, что происходило сейчас за стенами дома. Она почему-то твёрдо знала, что скоро всё закончится, вернётся Росс, обнимет её и скажет, что всё позади. Кейлин была в этом уверена так же ясно и чётко, как когда она говорила больному, что тот выживет.
   Филипп положил револьвер на пол рядом с собой. Затем снова взял его в руки. Как-то странно посмотрел на него и опять отложил в сторону.
   - Фил? - позвала его Кейлин. - Ты как?
   - Не знаю, - ответил тот.
   - Всё почти закончилось.
   - Я хочу знать, что его убили.
   - Шерифа?
   - Да. Не арестовали, а именно убили. Потому что он снова сбежит. И пока его не убьют, я... - Филипп замолчал.
   Кейлин обняла его, погладила по голове. Ей показалось, что он всхлипывал.
   Росс вернулся очень скоро. Он выглядел уставшим и немного потерянным. Опустившись на пол рядом с Кейлин, он обнял её.
   - Всё закончилось? - с надеждой спросила она.
   - Не совсем, - ответил Росс. - Хотя, конечно, да, закончилось. Большинство людей шерифа убиты, часть ранены.
   - А он? - спросил Филипп.
   - Ему удалось скрыться с одним или двумя нортами.
   - Нет, - Филипп уронил голову на руки.
   - Как это произошло? - поинтересовалась Кейлин.
   - Он просто сбежал. Он ведь был готов к тому, что произойдёт.
   - Как готов?
   - Среди нас был предатель. Гил. Он предупредил шерифа.
   - Гил? - переспросил Филипп, поднимая голову. - Помощник судьи?
   - Да. Ты знал его?
   - Видел пару раз. Не удивлён, что дядя купил его. Что с ним сейчас?
   - Убит, - ответил Росс.
   - Ты сам уже не видел дядю?
   - Нет, он ушёл с другой стороны склона, почти нарвавшись на моих людей. Они ждали моего сигнала и не могли броситься в погоню за кем-то вдалеке. И они не знали, кто это был. А шериф мог ведь предупредить своих о приближающейся опасности, - усмехнулся Росс. - Но он этого не сделал. Бежал, спасая свою шкуру. Думаю, что теперь он затаится. Те, кто был за него в городе, узнают о его бегстве, и война прекратится.
   - Если бы я знал, где он скрывается, я бы сказал, - вдруг проговорил Филипп. - Но я не знаю.
   - Я понимаю, - ответил Росс. - И я верю тебе. Послушай, Кейлин, нужна твоя помощь.
   - Раненым?
   - Да. Амарги тоже пострадали.
   - Сейчас, - кивнула Кейлин, взяв сумку. Она направилась к выходу, и Росс последовал за ней, но Филипп остановил его.
   - Росс, - позвал он. Тот обернулся. - Забери у меня револьвер. Он мне больше не нужен.
   - Как это не нужен? - удивился Росс.
   - Просто не нужен. Всё ведь закончилось.
   - Каждый второй ходит с револьвером, Фил. Ты шутишь? Я не собираюсь забирать твоё оружие.
   С этими словами Росс ушёл.
  
  

V

Animus

  
   Расплатившись с посыльным, Росс вернулся на кухню, где за столом сидел Филипп и рассеянно размешивал ложечкой сахар в чае. Росс видел, что с ним что-то происходит, даже пару раз пытался вывести на откровенный разговор, но ничего не получалось: Филипп закрывался в себе, как улитка в домике, и вытащить его оттуда не представлялось возможным. С тех пор, как они вернулись из Медных гор, прошла почти неделя. Филипп не выходил из городской квартиры Росса, ссылаясь на боли и слабость, обещая обязательно расплатиться за всё, как только сможет дойти до банка. Но Росс чувствовал, что Филипп боится. Эскот не верил в то, что его дядя затаится и не осмелится появиться в городе, и вздрагивал от каждого хлопка на улице. Особенно странно было наблюдать подобное поведение у человека, который отличался весёлым нравом и любил риск.
   - Через час мне надо быть у Николсона, - проговорил Росс. - Он хочет поручить мне что-то.
   - Угу, - кивнул Филипп.
   - Ты хоть слышал, что я сказал?
   - Что? - поднял глаза Эскот.
   - Не слышал. Я говорю, что скоро поеду к Николсону. У меня новая работа.
   - Ясно.
   - Тебе что-нибудь нужно?
   - Торт.
   - Что? - не понял Росс.
   - Торт, - повторил Филипп. - Я хочу торт. С взбитыми сливками.
   - Ты ещё скажи, что я должен сам его испечь.
   - Ты не умеешь, - усмехнулся Эскот.
   - Не факт, - ответил Росс.
   - Умеешь?
   - Нет.
   Они оба рассмеялись.
   - Слушай, - сказал Филипп. - У меня ведь есть чековая книжка. Была, по крайней мере. Она лежит в моей комнате в доме шерифа. В трюмо. Ты же можешь её забрать, и тогда я перестану сидеть на твоей шее. У меня довольно приличное состояние. Было. Я не всё ещё успел промотать.
   - Хорошо, - ответил Росс. - Я попробую сходить в дом шерифа. А вот торт не обещаю. Особенно с взбитыми сливками.
   Уходя из квартиры, Росс привычно услышал, как Филипп закрывает дверь на оба замка и щеколду.
   Стычки между нортами на улицах города ещё случались, но происходили всё реже. Сторонников шерифа заметно поубавилось даже среди тех, кто когда-то работал на него. Сыщик Лесли Николсон, которого с бывшим шерифом объединяла взаимная ненависть, теперь претендовал на его место, снискав уважение и доверие губернатора. Коренастый плечистый коротко стриженый шатен, Николсон обладал умением заставить себя слушать и, что важно, верить себе, несмотря на, возможно, излишнюю прямолинейность.
   Встретив Росса в дверях кабинета, Николсон пожал ему руку и указал на кресло напротив своего стола.
   - Сколько у вас было невыполненных заданий? - Николсон перешёл прямо к делу.
   - Всего? Два, - ответил Росс. - Последний случай вы знаете.
   - А первый?
   - Тогда помощник судьи, нанявший меня, сам справился с поиском быстрее меня.
   - У вас хорошая репутация. Говорит сама за себя. А ваше имя бежит впереди вас. При этом вы первый амарго, с которым я работаю. Может, это называется предрассудками, но я никогда не стремился дружить с вашим народом. Это лирическое отступление. Просто, чтобы вы были в курсе.
   - Хорошо, - с улыбкой кивнул Росс.
   - Речь пойдёт о бывшем шерифе.
   - Вы что, хотите, чтобы я его нашёл?
   - Это, конечно, было бы идеально. Мы ищем его, как вы понимаете. Сыск не сидит на месте. Допросы его людей даже под пытками всё равно дают крайне мало. Да, его люди рассказывают обо всех его преступлениях, но предположить, где он скрывается, не может никто. Проблема в том, что его жена тоже пропала. Из дома, окружённого сыщиками. К чему я всё это говорю. Вы же прячете у себя Филиппа Эскота, так?
   - Я его не прячу, - ответил Росс. - Он мой друг, он живёт в моей квартире.
   - Хорошо. Скажите, кто лучше, чем он, знает Стефана Эскота из всех оставшихся в городе?
   - Боюсь, что никто.
   - Так узнайте у него всё, что можно и что нельзя. Тем более, раз он ваш друг. Наверняка он расскажет и как его тётя могла испариться из дома.
   - Всё может быть.
   - Тогда действуйте. Вы же понимаете, что бывший шериф должен быть найден живым или мёртвым. Я надеюсь на вас.
   - Постараюсь оправдать ваше доверие.
   - Оплата вашего труда будет соответствующей.
   - Благодарю.
   - Вперёд!
   Выйдя из дворца правосудия, Росс направился к дому шерифа. Он по-прежнему охранялся сыщиками на случай, если кто-то из людей шерифа надумает пробраться туда.
   - День добрый, - сказал Росс, подойдя к стоявшим у входа нортам. - Мне бы хотелось пройти в дом.
   - Ну, допустим, я знаю, что твоё имя Росс, - ответил один из охранников. - И это вроде как позволяет тебе войти. Но ключ всё равно есть только у нашего начальника, а прибудет он сюда лишь вечером.
   - У меня свой, - усмехнулся Росс, доставая из кармана ключ, который дал ему Филипп.
   Войдя в дом, Росс осмотрелся, поднялся на второй этаж и, вспомнив расположение окна, из которого когда-то с ним заговорил Филипп, рассчитал, что дверь в его комнату была именно вот эта - с ручкой в форме собачьей головы. Росс зашёл внутрь. Последний раз хозяин комнаты был здесь, когда собирался на губернаторский бал. На кровати лежали повседневные брюки и рубашка Филиппа, на стуле рядом висел бархатный халат, на полу валялась ещё одна рубашка вместе с ремнём. Росс подошёл к трюмо, открыл первый ящик, в котором обнаружил золотые часы на цепочке. Во втором ящике нашлась искомая чековая книжка. Росс из любопытства попробовал открыть третий ящик, но тот не поддался. В нем, очевидно, находилось что-то личное. С одной стороны, Росс не хотел совать свой нос в чужую жизнь, но с другой, подумал, что этот ящик могут захотеть отпереть сыщики, а это вряд ли понравится Филиппу. Россу не раз приходилось взламывать замки. Он приобрёл этот умение в самом начале своей работы. С ящиком трюмо Росс справился меньше, чем за минуту. В нём оказалась слегка потрёпанная тетрадь. Взглянув на первую страницу, Росс догадался, что это было что-то наподобие дневника, и, поборов желание посмотреть, что дальше, закрыл её. Отыскав в шкафу сумку, Росс положил туда несколько рубашек, брюк и прочих деталей одежды, сверху бросил тетрадку и направился к выходу.
   Прежде чем возвращаться к Филиппу, Росс хотел зайти к Кейлин.
  
   Тибальт настороженно поднял уши, затем прыгнул на подоконник и внимательно посмотрел в сторону кладбища.
   - Кто там, Ти? - спросила Кейлин кота, отрываясь от приготовления лекарства. Кот не ответил, продолжая смотреть в окно. Кейлин подошла к нему и увидела, что к её дому направлялся какой-то мужчина. Это вполне мог быть новый клиент, но Кейлин на всякий случай достала револьвер. Последние дни её не покидало чувство, что за ней следят. Кейлин списывала это на волнение и усталость от всего пережитого, но ощущение какого-то непонятного страха не давало ей покоя. Мужчина-норт действительно оказался новым клиентом. Он рассказал Кейлин, что у него болеет брат, и попросил завтра приехать к ним в дом, чтобы осмотреть его. Норт даже оставил щедрый аванс, что делали далеко не все. Записав адрес, Кейлин проводила мужчину и вернулась к лекарствам. Кот, успокоившись, свернулся калачиком на стуле.
   Когда приехал Росс, Кейлин знала, что это он, уже по стуку копыт его лошади. Она с улыбкой встретила его у двери и, обняв, прошептала, что соскучилась.
   - Я тоже, - ответил Росс, целуя её.
   Позже, когда Росс одевался, Кейлин спросила:
   - Так ты не останешься?
   - Мне предстоит серьёзный разговор с Филиппом, - ответил Росс.
   - Ты меня пугаешь.
   - Николсон считает, что я могу выведать у Филиппа нужную информацию для поимки шерифа.
   - А Фил всё в том же состоянии?
   - Да. Разговор будет тяжёлый. Но я тоже думаю, что Филипп может что-то знать.
   - Ты не видел, как он выглядел сразу после общения с дядей там, в горах. Это было страшно. Даже мне было страшно.
   - Тем более надо найти шерифа и избавить Филиппа от преследующих его кошмаров.
   - Его мучают кошмары? - спросил Кейлин.
   - Похоже, да, - ответил Росс. - Он кричал во сне. И снова молил кого-то о пощаде. Я даже знаю кого.
   - Я боюсь представить ваш разговор.
   - Лучше пожелай удачи.
   - Солнца в дорогу.
   - Спасибо. И будь осторожна.
  
   Филипп открыл дверь, только когда Росс крикнул ему, что это был он.
   - Торта не было? - наигранно грустно спросил Филипп.
   - Вот тебе вместо торта, - ответил Росс, протягивая сумку с вещами.
   - Спасибо, - улыбнулся Эскот. - Как ты это достал? - спросил он, обнаружив тетрадку.
   - Взломал замок. И я не читал.
   - Да там ничего интересного для тебя.
   - Тем более. Хочешь выпить?
   - А ты не пойдёшь к Кейлин?
   - Я уже был у неё. Так хочешь или нет?
   - То есть ты ночевать здесь собрался?
   - Да, а тебя это не устраивает?
   - Наоборот. И да, я хочу выпить.
   Росс прошёл на кухню, достал из бара бутылку текилы и поставил на стол. Сел и жестом пригласил Филиппа присоединиться. Тот бросил сумку с вещами в комнату, достал стаканы и сел напротив.
   - В честь чего пьём? - спросил Филипп, когда Росс разлил текилу.
   - Давай за мою новую работу.
   - Что за работа?
   - Доставить твоего дядю губернатору. Живым или мёртвым.
   Филипп изменился в лице и залпом осушил содержимое стакана.
   - Мне нужна твоя помощь, Фил, - проговорил Росс.
   - Только не то, о чём я подумал, - мотая головой, ответил Филипп.
   - А что ты подумал?
   - Что на живца.
   - Нет. Этого бы я делать не стал.
   - Что тогда?
   - Информация. Любая. Ты знаешь его лучше всех.
   - Ещё Марисса знает. Как она кстати?
   - Она исчезла. Из охраняемого дома. Может, ты подскажешь как? - спросил Росс.
   - Он здесь, - дрожащим голосом ответил Филипп. - Это значит он здесь.
   - Там есть какой-то потайной ход?
   - Есть. О нём никто не знает. Даже Марисса не знала. Дом изначально был так построен ещё в прошлом столетии. Но это была тайна. Дядя узнал. Мне он рассказал, потому что я выполнял его поручение и должен был вернуться в дом незамеченным. Получается, что дядя возвращался за Мариссой. Он был в городе.
   - Вот видишь, сколько ты знаешь, - проговорил Росс. - Ты действительно можешь помочь.
   - Но я не знаю, что рассказывать, - возразил Филипп. - Не приходит мне в голову, где он может скрываться.
   - Куда ведёт потайной ход?
   - На заброшенную швейную мануфактуру через улицу. Если не знаешь, не догадаешься. Вход сейчас закрыт железной дверью. Ржавой. Вообще все думают, что это помещение никому не нужно, но на самом деле оно выкуплено дядей. Под другим именем.
   - И ключ есть только у него?
   - Да. И он приходил. И он знает, что ты жив, - проговорил Филипп.
   - А я не должен быть жив? - удивился Росс.
   - Он хочет твоей смерти.
   - У нас это взаимно. Что он говорил тебе там, в горах?
   - Почему ты спрашиваешь? - Филипп взял бутылку и наполнил свой стакан.
   - У него же были какие-то планы. Он мог что-то упомянуть.
   - Пока избивал меня? - Эскот усмехнулся и снова осушил стакан.
   - Фил, это осталось в прошлом, - проговорил Росс, накрыв его ладонь своей.
   - Это не прошлое, Росс, это моё грёбаное настоящее! - ответил Филипп, вырвав руку.
   - Его здесь нет.
   - Ты и прошлый раз говорил, что со мной ничего не случится! Ты обещал! Но где ты был, когда он сбежал первый раз? Где ты был, когда он сбежал второй раз? Где ты был, когда два мужика держали меня, а он душил и смеялся? Когда он бил меня ногами? Когда требовал поднять меня, потому что я сам не мог уже стоять, и снова бил наотмашь? Когда засовывал мне в рот дуло револьвера, а я молил о том, чтобы он выстрелил? Тебя там не было. Не было.
   - Прекрати истерику, - сказал Росс, вставая.
   - Что? - Филипп поднял на него глаза. - Ты будешь мне приказывать? Ты тоже?
   Встав, Эскот схватил со стола нож.
   - У меня сейчас только два выхода, - проговорил он. - Убить либо тебя, либо себя. А поскольку я трус и не могу себя убить, я попытаюсь убить тебя, а ты прикончишь меня.
   - Ты спятил, - ответил Росс.
   - Много лет назад, - сказал Филипп, замахиваясь на него ножом.
   - Идиот, - проговорил Росс, перехватывая его руку и заламывая её за спину. Филипп выронил нож. Росс отпустил его. Эскот опустился на пол, прислонившись к ножке стола, и закрыл лицо руками.
   - Он приказал убить меня? - спросил Росс, сев рядом.
   - Да, - тихо ответил Филипп.
   - Ещё тогда, в горах?
   - Да.
   - Но ты не убил. А у тебя была масса возможностей.
   - Ты мой друг. Я люблю тебя. Поэтому я не могу тебя убить, - сказал Филипп.
   - Значит, я не зря доверял тебя. И буду доверять, - улыбнулся Росс.
  
   Придя по указанному адресу, Кейлин постучала в дверь. Ей открыл тот же самый норт, что вчера приходил к ней. Как-то настороженно посмотрев по сторонам, он впустил Кейлин в дом. Войдя, она увидела, что её ожидал молодой человек, лицо которого показалось ей очень знакомым.
   - Здравствуй, Кейлин, - проговорил он, подходя к ней. - Я Мартин, ты помнишь меня?
   И Кейлин вспомнила. Это был тот самый парень, которого она спасла после укуса змеи в горах.
   - Помню, - ответила она. - Тебе нужна моя помощь?
   - Нет, на этот раз тебе нужна моя, - сказал Мартин. - Я был одним из тех, с кем бежал шериф. Я знаю, где он скрывается. И я отведу тебя туда. Но только тебя одну. Потом, когда мы расстанемся, можешь поступать с этой информацией, как пожелаешь. Согласна?
   Это вполне могло быть ловушкой, и Кейлин это знала. Хотя зачем было прибегать к таким уловкам, если все знали, где её найти? Кейлин помнила взгляд Мартина, когда она сделала ему укол противозмеиной сыворотки. Нет, сейчас этот человек просто не мог врать. Только не ради человека, который готов был пристрелить его, лишь бы Мартин не доставлял ему беспокойств.
   - Согласна, - ответила Кейлин.
   - Тогда идём, - сказал Мартин.
   Они вышли из дома и направились вниз по улице.
   - Как твоя рука? - поинтересовалась Кейлин.
   - Почти не беспокоит, - ответил Мартин. - Скажи, а как тот парень... он выжил?
   - Какой? - уточнила Кейлин, хотя она догадывалась, что речь шла о Филиппе.
   - Которого шериф избивал.
   - Выжил, - ответила Кейлин.
   - Хорошо. Потому что я бы никогда по своей воде не стал участвовать в подобной расправе.
   - А ты участвовал?
   - Пришлось.
   - Почему ты вообще стал работать на шерифа?
   - Потому что он взял меня на работу. Я не знал, чем всё это обернётся. Увязать ещё глубже я не хочу. Мы почти пришли.
   С этими словами Мартин показал на здание, которое когда-то было одной из швейных мануфактур. Забитые окна, тяжёлая, покрытая ржавчиной дверь, обшарпанные стены и разбитый булыжник на дороге у входа.
   - Здесь? - спросила Кейлин.
   - Да. Но больше я ничего говорить не буду. Теперь поступай, как знаешь.
   - Спасибо тебе.
   Кейлин хотела поскорее сообщить об этом Россу, но не знала, где он сейчас. Она решила пойти в его городскую квартиру и рассказать обо всём Филиппу.
  
   Росс вышел из кондитерской с большой картонной коробкой, внутри которой был торт с взбитыми сливками. Он собирался отнести его домой, а потом направиться по одному из тех адресов, что ночью удалось вспомнить Филиппу. Поднявшись на второй этаж, где располагалась его квартира, Росс с ужасом обнаружил, что дверь была выломана и еле держалась на петлях.
   - Фил? - позвал Росс, уже будучи уверенным, что ему никто не ответит. Войдя в квартиру, он почти не обнаружил следов борьбы. Револьвер Филиппа валялся на полу. Все патроны были на месте. Дверь не могли выломать за одно мгновение. Филипп слышал это, он знал, что за ним пришли. Росс смотрела по сторонам в поисках чего-то конкретного, хотя он не знал толком, что ищет. Росс вспомнил, что Филипп убрал ту самую тетрадку, которую он принёс ему вчера, под подушку. Достав её, Росс обнаружил вырванный из неё лист и вложенный вместо первой страницы. Филипп написал это сегодня. Для него.
   "Не знаю, сколько их, но кажется, что много. И он среди них. Я слышал его голос. Через окно уходить бессмысленно, там стоят его люди. Я мог бы застрелиться, но ты знаешь, я не смогу. Они ломают дверь. Я тут много думал. Он ведь очень наглый. Очень самоуверенный. До сегодняшнего дня ему это было на руку. Но раз он беспрепятственно прошёл в дом один раз... Почему мы решили, что он приходил только один раз? Да он разгуливает под носом у губернатора и сыщиков и посмеивается!
   Не хочу прощаться, Линуш. Может, ещё увидимся.
   Фил".
   Росс почувствовал, что теряет самообладание. Комок подступил к горлу. Он не мог допустить повторения того, что случилось в горах, просто не мог. Прошло слишком мало времени, а значит, далеко уйти они не могли. Шериф разгуливал под носом у сыщиков. Неужели? Подняв револьвер Филиппа, Росс вышел из квартиры, оставив коробку с тортом на полу. Конечно, надо было идти к Николсону, докладывать о случившемся, потом брать с собой сыщиков, но Росс не мог позволить себе медлить ни минуты. Он направился прямиком к заброшенной мануфактуре. Это было какое-то внутренне, где-то звериное чутьё, но Росс был уверен, что шериф скрывался именно там. Россу будто раскрыли глаза, и он увидел чёткую картинку.
   Ржавая дверь в заброшенное здание только на первый взгляд казалась нетронутой. Присмотревшись внимательнее, Росс увидел свежие царапины от ключей. Достав из кармана брюк отмычку, Росс умело справился с замком. Держа в руке револьвер, он открыл дверь. В помещении было темно и сыро. Росс вошёл внутрь. Прислушался. Тишина. Помимо запаха гнили и сырости, Росс уловил аромат мужского парфюма. Совсем недавно здесь были люди. Глаза постепенно привыкали к темноте. Осмотревшись, Росс увидел пару старых швейных машинок, перевёрнутые столы и стулья, полусгнившую лестницу, ведущую на второй этаж, и железную дверь. Росс подошёл к ней, дёрнул за ручку. К его удивлению, дверь оказалась не заперта. За ней Росс обнаружил лестницу вниз. Спустившись по каменным ступенькам, он увидел коридор и пошёл по нему. По пути он пытался сообразить, под какой частью улицы находился, и понимал, что это был тот самый тайный ход к дому шерифа. Выходило, что Стефан Эскот всё это время жил под охраной ничего не подозревающих сыщиков. А в случае проникновения в дом он как ни в чём не бывало скрывался через тайный ход.
   Росс добрался до следующей лестницы. На этот раз ведущей наверх. Дом не мог кишеть людьми шерифа, иначе их присутствие там стало бы слишком заметным. Значит, если они и были в доме, то их было мало. Росс поднялся по ступеням и толкнул дверь. Она оказалась задней стенкой шкафа, стоявшего на кухне. Осторожно прикрыв дверцу за собой, Росс прислушался. Смутно различимые мужские голоса слышались со второго этажа. Росс вышел из кухни, прошёл через столовую и оказался в холле первого этажа. Там было пусто. Росс понимал, что в открытую подниматься наверх было слишком рискованно. Секунду подумав, он прошёл дальше, туда, где, как он предположил, жили слуги. За их комнатами обнаружилась вторая лестница на второй этаж. Росс начал медленно подниматься наверх. Голоса раздавались в противоположной от него стороне. Росс выглянул в коридор. Никого. Пройдя чуть вперёд, он оказался у знакомой двери с ручкой в форме собачьей головы. Крепко сжимая в руке револьвер, Росс зашёл в комнату. На кровати лежал Филипп, его руки были привязаны к столбикам у изголовья. Рот был заклеен пластырем. При виде вошедшего Росса его глаза широко распахнулись с какой-то восторженной радостью, смешанной с отчаянием. Росс подошёл к нему, резким движением отодрал пластырь и начал развязывать руки.
   - Ты пришёл, - выдохнул Филипп. - Ты догадался.
   - Ты мой друг. Я люблю тебя. Я не мог не придти, - ответил Росс.
   - Спасибо, - проговорил Филипп, потирая следы от верёвки на запястьях.
   - Сколько их?
   - Я не знаю. Когда они пришли за мной, то под окном стояло двое и ещё двое вломились вместе с... ним. Но все ли они здесь, этого я сказать не могу. Я даже не гарантирую, что он не ушёл.
   - Выбор у меня небольшой, Фил. Уйти я всё равно не могу. Это было бы слишком. Если твой дядя здесь, я не могу его упустить. Снова. Сейчас или никогда. Вот, держи, - и Росс протянул Филиппу его револьвер. - Жди меня здесь.
   - Нет, я пойду с тобой.
   - Посмотри на себя. Ты бледный, как полотно. Я сказал, жди здесь.
   - А у тебя есть ещё патроны?
   - Думаешь, что шести мне не хватит? - усмехнулся Росс. - Я не буду стрелять мимо, Фил.
   - Я знаю, что ты не промахнёшься, но...
   - Но что?
   - Я не переживу этого ещё раз.
   - Тебе и не придётся.
   Росс похлопал Филиппа по плечу и вышел из комнаты. Направился дальше по коридору, туда, где слышал голоса, которые теперь стихли. Росс думал о том, сколько там могло быть людей. Конечно, благоразумнее было выйти и позвать на помощь сыщиков, которые стояли у входа. Росс даже решил, что это был тот самый случай, когда благоразумие не помешает, и подошёл к лестнице. Но в этот самый момент дверь одной и комнат раскрылась, и из неё вышел мужчина. Его глаза полезли на лоб от удивления, а рука потянулась к оружию.
   - Не смей, - спокойно проговорил Росс, направляя на него револьвер. Норт замер. - Где шериф? - спросил Росс. Мужчина взглядом показал на комнату. - Сколько там человек? - продолжал Росс.
   - Я один, - ответил вышедший шериф. В руке его был револьвер. - А ты трус, - сказал он норту и выстрелил в него.
   - Охранники слышали выстрел, - проговорил Росс.
   - Но ключа-то у них нет, - усмехнулся шериф. - Знаешь, это интересно - встретиться с тобой лично.
   - Если ты так хотел этой встречи, зачем было приказывать убить меня?
   - Но Филипп же всё равно этого не сделал. Послушай, Росс, я знаю, что сейчас ты хочешь выстрелить. И можешь это сделать. Но я предлагаю тебе дуэль. И ты будешь трусом, если откажешься и просто выстрелишь.
   - А кто об этом узнает?
   - Филипп, - улыбнулся шериф.
   - Да он мечтает, чтобы я убил тебя.
   - Я был лучшего мнения о тебе. Кстати, ты знаешь, где сейчас Кейлин?
   - Что? - Росс не ожидал этого вопроса.
   - Волнуешься? - продолжал улыбаться шериф. - А Кейлин между тем у моих людей. И если ты откажешься от дуэли и убьёшь меня сейчас, ты не узнаешь, где она. Более того, если меня не станет, мои люди убьют её. Таков был мой приказ. Поэтому соглашайся на дуэль.
   - Хорошо.
   - Согласен?
   - Согласен.
   - Дай слово.
   - Даю слово.
   - Тогда у меня есть одно условие, - сказал шериф.
   - Какое? - спросил Росс.
   - Мы оставляем один револьвер. С одним патроном в барабане. И стреляем друг в друга по очереди. Пусть небеса решают за нас.
   - Но если я убью тебя, как я узнаю, где Кейлин, и где гарантии, что с ней всё в порядке?
   - Гарантий никаких, потому что я сам не знаю, где Кейлин. Я это придумал. И сейчас ты мне не веришь, - рассмеялся шериф. - Ты верил мне, когда я врал, и не веришь, когда я говорю правду. Если сейчас откажешься от дуэли, то нарушишь слово.
   - Не откажусь, - ответил Росс.
   - Я тебе верю, - сказал шериф и бросил свой револьвер на пол. - Доставай патроны из своего.
   Росс боролся с желанием выстрелить. Он почти ненавидел себя за данное слово. Но он всё же опустошил револьвер, оставив один патрон. Прокрутил барабан несколько раз.
   - Кто стреляет первым? - спросил Росс.
   - Ты, - ответил шериф.
   Росс нажал спусковой крючок. Осечка.
   - Давай, - шериф протянул руку. Росс отдал ему револьвер. В тот момент, когда шериф направил на него оружие, Росс думал только об одном: что Филипп не мог быть таким трусом, каким иногда казался. Конечно, в это порой беспомощное существо его превратил дядя, и Филипп не был в этом виноват, но всё же он не был трусом. Росс твёрдо верил в то, что Филипп обладал таким мужеством, какого не было у многих.
   Раздался выстрел. На лице шерифа замерла гримаса боли и удивления. На его рубашке расплылось красное пятно. Он упал замертво. Росс обернулся. Филипп был ещё бледнее обычного. В дрожащей руке он сжимал револьвер.
   - Я ждал тебя, - проговорил Росс с улыбкой.
   - Ты же сказал мне сидеть там, - как-то по-детски обиженно ответил Филипп.
   - Сказал.
   Росс подошёл к Филиппу и забрал револьвер. Обнял, почувствовал, что тот дрожит.
   - Он мёртв? - тихо спросил Филипп.
   - Да, - ответил Росс.
  
   Вбежав в холл дома шерифа вслед за сыщиками, Кейлин увидела Росса и Филиппа, сидевших на верхних ступеньках лестницы. Рядом лежали два трупа, в одном из которых Кейлин узнала шерифа. Встретившись взглядом с Россом, она улыбнулась. Он спустился к ней по ступенькам и привлёк к себе, крепко обнимая. Суетившиеся вокруг сыщики во главе с Николсоном пытались о чём-то спросить, но Кейлин видела, что Россу нет до них никакого дела.
   - Кто убил шерифа? - наконец, спросил Николсон.
   - Росс, - ответил Филипп, пристально глядя на амарга.
   - Да, я убил, - кивнул тот.
   - Вам обоим надо будет пойти со мной во дворец правосудия, - сказал Николсон. - Дать показания. А тебе, Росс, ещё и получить причитающееся вознаграждение.
   - С удовольствием, - ответил тот.
   - Тогда пойдёмте, а мои ребята сами тут закончат.
   Кейлин направилась за Николсоном, как только увидела выломанную дверь в квартиру Росса. Она рассказала ему всё, что узнала от Мартина, и привела его вместе с сыщиками к заброшенной мануфактуре.
   - Не я убил шерифа, - тихо проговори Росс, когда они выходили из дома.
   - Фил? - спросила Кейлин.
   - Да, - кивнул Росс.
   - Может, теперь он освободится...
   - Надеюсь на это. Ему нелегко пришлось.
   - Для выздоровления иногда требуется хирургическая операция, - проговорила Кейлин.
  
  

Эпилог

Sanatio

   Кейлин почесала Тибальта за ушком, кот довольно заурчал. Затем он схватил в зубы мышь, которую только что принёс хозяйке, и выбежал с добычей из дома. Кейлин подошла к зеркалу. Она не представляла, как следовало выглядеть на приёме у губернатора, а Филипп, вместо того чтобы посоветовать ей что-либо, сказал, что с её внешностью ей можно вообще не одеваться, а Росс его поддержал, но добавил, что в таком случае он не выпустил бы её из дома. Сейчас на Кейлин было сиреневое платье и сапожки в тон. Волосы она решила просто заколоть сзади. Запястья украшали тонкие браслеты.
   Выйдя из дома, Кейлин увидела Росса, прогуливающегося по кладбищу. Его, казалось, не очень заботила предстоящая встреча с губернатором, потому что он не изменил своему повседневному гардеробу, состоявшему из тёмных брюк и светлой рубашки. На поясе, как всегда, висел револьвер. Подойдя к нему, Кейлин увидела, что Росс рассматривает одно из надгробий.
   - Кто это? - поинтересовалась Кейлин.
   - Мой отец, - ответил Росс.
   - Он давно умер?
   - Мне было пятнадцать.
   - Как это случилось?
   - Он погиб на дуэли. Что, ты хочешь спросить, как это могло произойти, если он был лучшим?
   - Я ничего не говорила.
   - Наверняка подумала. Он действительно был лучшим. Но один ... человек начал распространять грязные слухи о моей матери. Будто бы она изменила отцу. И отец вызвал его на дуэль. Знаешь, то, как он любил мою мать, было сродни безумию. Он действительно сходил по ней с ума все годы, что знал её. Мама пришла посмотреть на поединок. Я тоже там был и ждал, что сейчас мой отец храбро расправится с обидчиком. Но он почему-то позволил себя убить. На глазах у всех. Я тогда ничего не понял. Только когда моя мать после положенного года траура снова вышла замуж, я начал догадываться. Слухи не были слухами, и отец предпочёл умереть, чем жить опозоренным. Другой бы, может, захотел отомстить своей жене и её любовнику, а отец не стал. Он просто ушёл.
   - А твоя мама жива? - спросила Кейлин.
   - Жива, - ответил Росс. - Только я почти не общаюсь с ней.
   - Как? Почему?
   - Посылаю ей деньги каждый месяц. И подарки по праздникам. Она всё ещё с тем человеком. Мы не смогли ужиться. Совсем. Я постоянно уходил из дома. А после случая с сыном главного судьи я и в Тиере-то не такой частый гость.
   - Ты не смог её простить?
   - Смог. Давно простил. Давай не будем больше об этом. Нам пора к губернатору.
   Филипп, одетый в дорогой чёрный костюм, встретил их у входа во дворец. Широко улыбнувшись, он по очереди обнял Кейлин и Росса и проговорил:
   - Вам не понравится то, что я скажу.
   - Что такое? - спросил Росс.
   - Давайте выдадим Кейлин за мою девушку.
   - Почему?
   - Не почему, а зачем. Помнишь блондинку-секретаршу?
   - Помню, - кивнул Росс.
   - Ну, вот ей не понравится, если она увидит тебя с такой красивой женщиной, - ответил Филипп.
   - А на балу она нас не видела?
   - Нет. Её не было на балу. Я точно знаю.
   - Всё равно я не хочу этого делать.
   - Мне кто-нибудь объяснит, в чём дело? - вмешалась Кейлин.
   - У губернатора есть секретарь, - сказал Филипп. - Мадлен. Женщина с большим влиянием. И она запала на Росса. Не думаю, что мы бы с вами хотели, чтобы она возненавидела Кейлин. А поверьте мне, именно эти чувства она будет испытывать с той самой секунды, как узнает, чья ты девушка.
   - И что с того? - спросила Кейлин.
   - Не надо тебе такого врага. Пока можно этого избежать.
   - А тебя она, значит, ревновать не будет? - поинтересовался Росс.
   - Я не в её вкусе, - усмехнулся Филипп.
   - Хорошо, я согласен, - сказал Росс. - Ради Кейлин.
   - Допустим, - проговорила она. - А эта Мадлен ничего не может сделать Россу?
   - Если честно, то может, - ответил Филипп. - Но давайте верить в лучшее. Так, я уже отметился у охраны. Росс, сдай оружие.
   - А ты пришёл без револьвера? - спросил Росс.
   - Без, - улыбнулся Филипп. - Ты же знаешь, что я плохо стреляю. Зачем он мне вообще? Эти двое со мной, - сказал он, подойдя к охраннику. Росс отдал свой револьвер, и они вошли во дворец.
   Белая мраморная лестница привела их на второй этаж, где Филипп свернул в коридор, устланный мягкой алой ковровой дорожкой. Они шли мимо стен, украшенных лепниной и картинами древних мастеров, и остановились у высоких позолоченных дверей.
   - Надеюсь, никто не возражает? - проговорил Филипп и взял Кейлин за руку. Росс только вздохнул. Они зашли в приёмную. Кейлин увидела ту самую Мадлен, сидевшую за красивым столом. Яркая блондинка с сильно накрашенными губами. Рядом у дверей в кабинет губернатора стояли охранники.
   - Добрый день, - улыбнулся блондинке Филипп. - А вот и мы. Нам назначено на час.
   - Добрый, - ответила Мадлен, обнажая ряд белоснежных зубов. - Очень рада снова вас видеть, Росс.
   - Взаимно, - ответил тот.
   - А вы, должно быть, Кейлин? - предположила Мадлен.
   - Да, - кивнула она. Филипп отпустил её руку и обнял за талию.
   - Минуту, - проговорила секретарша и скрылась за дверьми.
   - Прошлый раз ты называл её солнышком, - усмехнулся Росс.
   - Прошлый раз я не был с девушкой, - ответил Филипп. - А что, кто-то ревнует?
   - Не я, - проговорила Кейлин.
   Вернулась Мадлен и, оставив одну из дверей открытой, с улыбкой сказала:
   - Прошу вас.
   Губернатор встал из-за своего стола, чтобы поприветствовать гостей, что, как подумала Кейлин, должно быть большой честью. Каст пожал руки Россу и Филиппу, а её руку он поцеловал, что для Кейлин вообще было удивительно.
   - Садитесь, - проговорил губернатор, указывая на кресла перед своим столом. - Очень рад видеть вас у себя целыми и невредимыми.
   Насчёт невредимых Каст явно преувеличивал, подумала Кейлин.
   - Благодарим, - ответил Росс за всех.
   - На самом деле, это я хочу вас поблагодарить, - сказал губернатор. - За вашу помощь в поимки целой преступной банды во главе с человеком, которому я имел неосторожность доверять. Знайте, что я никогда этого не забуду, и что вы всегда можете рассчитывать на мою поддержку.
   С этими словами губернатор достал из стола клинок и протянул его Россу.
   - Это небольшое вознаграждение от меня, - сказал он. - Этот кинжал принадлежал одному из лучших воинов, служивших моему предшественнику. Надеюсь, что он послужит тебе на благо и процветание Айланорте.
   - Благодарю вас, - ответил Росс, принимая награду. - Это большая честь для меня. Постараюсь оправдать ваше доверие.
   - Филипп, - продолжал губернатор, - ты поступил как честный и мужественный человек. Вот это, - и Каст взял со стола бумаги и протянул их ему, - документы на дом Стефана Эскота. Теперь он твой. Можешь делать с ним, что захочешь. Можешь жить в нём, можешь продать. Дело твоё.
   - Спасибо, - ответил Филипп, взяв бумаги. Кейлин видела, что его рука дрогнула. - Могу я спросить?
   - Да, конечно.
   - А Марисса? Она ни в чём не виновата. Она была такой же жертвой дяди, как и... Просто жертвой.
   - Я не виню её, - ответил губернатор. - Я встречался с ней лично. Она выказала желание уехать на юг к какой-то вашей дальней родственнице.
   - Спасибо ещё раз, - сказал Филипп.
   - Теперь ты, Кейлин, - снова заговорил губернатор, - от многих я слышал о твоём даре врачевания. Но ты также и очень смелая девушка. И очень красивая, как я вижу. Надеюсь, что ты не откажешься принять мой подарок, - и Каст протянул Кейлин бархатную коробочку, открыв которую, она обнаружила изящную золотую подвеску, украшенную драгоценными камнями.
   - Благодарю вас, - проговорила Кейлин, тронутая таким дорогим подарком.
   - Также у меня к вам троим есть серьёзное предложение, - сказал губернатор. - Даже два. Кейлин, я не случайно вспомнил о твоих способностях. Я знаю, что ты поставила на ноги Филиппа, который был смертельно ранен. Было бы глупо упускать такую возможность, поэтому я предлагаю тебе должность придворного лекаря.
   - Но я лечу не совсем так, как учат доктора-норты, - возразила Кейлин. - Многим из них не понравилось бы то, что я делаю. Некоторые и вовсе считают меня ведьмой.
   - Мне важен результат, - ответил губернатор. - И пусть теперь кто-нибудь посмеет назвать тебя ведьмой. Так ты принимаешь моё предложение?
   - Принимаю, - улыбнулась Кейлин.
   - И моё второе предложение, - сказал Каст. - Как вы, наверное, уже слышали, пост шерифа теперь занимает Лесли Николсон. А тебе, Росс, я бы хотел предложить работать лично на него и выполнять особые поручения. И если бы Филипп помогал тебе в этой работе, я тоже бы не возражал. Как вам такое предложение?
   - Я не против работать на Николсона, - ответил Росс.
   - Я тоже, - сказал Филипп. - Но только нужен ли я Россу в таком качестве?
   - Нужен, - улыбнулся Росс.
  
   Филипп остановился у теперь принадлежавшего ему дома, поднял глаза наверх. Россу казалось, что он словно боится зайти внутрь.
   - Ты решил, что будешь делать? - спросила Кейлин.
   - Не знаю, - ответил Филипп. - С одной стороны, это очень хороший дом. А с другой, с ним связано слишком много воспоминаний.
   - Но ты мог бы переделать его, - предложила Кейлин. - Сделать ремонт. Устроить всё по-своему.
   - Она права, - согласился Росс. - Подумай над этим.
   - Хорошо, - кивнул Филипп. - Попробую. Давайте зайдём.
   Достав ключ, он открыл дверь и, сделав глубокий вдох, вошёл в дом. После ухода сыщиков здесь было натоптано, мебель передвинута, а в воздухе словно не хватало кислорода. Росс был уверен, что у лестницы на втором этаже на полу осталось не смытое пятно крови. Филипп осмотрелся по сторонам, как будто он впервые видел эти стены, этот камин, этот кожаный диван. Подойдя к лестнице, он начал медленно подниматься наверх. Росс схватил его за руку, пытаясь не дать ему увидеть кровь, но это не помогло. Филипп остановился, не моргая, глядя на бурые пятна.
   - Ещё надо будет нанять прислугу, - проговорил он спустя какое-то время. - Хотя бы одного человека. Чтобы убрал это всё.
   - Так ты решил оставить дом? - спросил Росс.
   - Решил. Кейлин, разожги камин, пожалуйста, - попросил Филипп.
   Когда поленья начали потрескивать, а в холле почувствовался запах, напоминавший о ночной прохладе, Эскот подошёл к камину, достал из внутреннего кармана пиджака свёрнутую трубочкой тетрадку, в которой Росс узнал то, что посчитал дневником, и бросил в огонь. Языки пламени охватили бумагу, словно пожирая её. Филипп смотрел на огонь, и Россу показалось, будто Эскот сейчас наблюдал за тем, как сгорает его прошлое.
   - Знаете, - заговорил Филипп, - у него... то есть у моего дяди хорошие запасы вина. Может, стоит отметить?
   - Я только за, - ответил Росс.
   - Я тоже, - улыбнулась Кейлин.
   - Когда я был ребёнком, - сказал Филипп, - я однажды упал и сломал ногу. И долго не мог ходить. Был прикован к постели и умирал от скуки. И вот когда я, наконец, выздоровел и снова смог ходить, я подумал, что это был самый счастливый день в моей жизни. У меня сейчас ощущение, что я снова могу ходить. Как тогда. Будто этот день и есть самый счастливый. И я, наконец, выздоровел.
  
   Сентябрь 2013

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"